Литература 15 века – Русская литература 14-15 веков

Содержание

Русская литература 14-15 веков

В то время как в Италии процветала культура и литература Высокого Возрождения, а на севере Европы, в Германии и Голландии подошел к апогею Северный Ренессанс, в России уровень развития искусства и литературы был очень низким.

В 14-15 веках Русские княжества только начали стряхивать со своих плеч тлен долгого и мучительного татаро-монгольского ига. Неудивительно, что литература этого времени немногим отличается от летописей Темных веков.

Ранняя русская литература

Средневековая литература русских княжеств в основном состоит из летописей, значительная часть которых анонимны, и жизнеописаний святых. Устная народная литература средневековой России состояла из былин и песен. Литература 14-15 веков, соответственно, состоит из устного творчества, летописей и житий. Во второй половине 15-го века появился интерес к зарубежным сказаниям и мирскому творчеству.

Устное творчество (или фольклор) – это коллективное народное творчество, передающееся из уст в уста. Фольклор передает традиции и мировосприятие народа, создавая уникальные образы и речевые обороты. Среди основных жанров русского народного творчества особое влияние на дальнейшее развитие литературы оказали былины, сказки и исторические песни.

Жанры устного народного творчества

В отличие от письменной литературы, которая была однообразна и практически полностью секуляризирована, устная литература 14-15 веков на Руси пестрела разнообразием форм и жанров. До наших дней дошли произведения, принадлежащие к ритуальным песнопениям, былинному эпосу, сказкам, и конечно, широко известные пословицы, поговорки, потешные и колыбельные песни.

Былины – самобытный жанр русского устного народного творчества, своеобразный вариант героического эпоса, в котором отражаются реальные исторические свершения и люди. Былины зачастую дополнены элементами вымысла и гиперболизируют силу героев.

Сказки – вымышленные истории или былины, пересказанные простым языком и фокусирующиеся на одном действии или подвиге, насыщенные мифическими персонажами и волшебством.

Исторические песни – жанр устного народного творчества, оформившийся в 14-м веке и представляющий собой переосмысленную былину. Воспеваются важные исторические события и личности, связанные с ними.

Письменная литература

Литература 14-15 веков обладала уникальной формой – все произведения, включая массивные летописи, переписывались монахами от руки. Книг было немного, и они практически не были распространены вне церкви.

Кроме сложности копирования работ, литература 14-15 веков на Руси практически не сталкивалась с понятием авторского права – любой монах, переписывающий работу, мог добавить или изъять ту часть, которую на тот момент считал необходимым. Таким образом, не существует ни одного произведения, написанного до середины 16-го века, которое было бы одинаковым в двух экземплярах.

Многие лингвисты и литературоведы подозревают, что некоторые летописи являются продуктом коллективного творчества. Основанием тому служит языковое и стилистическое несоответствие внутри одной и той же работы. Это касается не только летописей, но и жизнеописаний святых.

Жанровое постоянство и эмоциональная насыщенность

Литература России 14-15 веков, и даже вплоть до 17-18 веков, развивалась очень консервативно. Литературные традиции и условности требовали написания работ в определенном жанре. Поэтому стилистические и жанровые характеристики произведений менялись не резко, а плавно, словно вытекая один из другого. Именно так сухая и строгая церковная литература стала эмоциональной и приближенной к народу.

Пагубное влияние татаро-монгольского ига до глубины души потрясло как простого крестьянина или ремесленника, так и ученого, набожного монаха. В едином плаче, общей скорби и вечной непокорности родилась новая русская литература 14-15 веков, объединившая в себе сухую манеру изложения летописей, богатый язык житий, а также образы и народность устного творчества.

Наследие ранней литературы

Как и христианство, письменность и литература пришли в русские княжества извне, вероятно, поэтому первые летописи и жития так похожи на Византийские и так разительно отличаются от устного народного творчества. В то время как язык летописей сух и сложен, народные песни, сказки и былины, несмотря на просторечие, пестрят яркими образами и с легкостью запоминаются.

Многие академики и критики, особенно славянофилы и приверженцы их идей, считают, что русская литература нового времени, в том числе золотой ее век, обязана своей самобытностью не столько уникальности русской души, сколько странному, неожиданному сочетанию сухого изложения фактов, глубокой набожности и богатой образности древней литературы. То, что в 11-м веке было несочетаемо, как небо и земля, в 14-15 веках стало перемешиваться.

Ранняя литература является источником того самого русского духа. Национальные идеи, народность и самобытная мораль, все то, что отличает сегодня русскую литературу, пришло из самых первых веков ее существования. Именно литература 14-15 веков проложила дорогу для великолепных сказок Пушкина, невероятных повестей Гоголя и поэм Лермонтова, которые, в свою очередь, оказали формирующее влияние на будущее русской культуры.

fb.ru

Литература 14-15 веков на Руси [Русская]

Повести о татаро-монгольском иге

Каждое крупное военное стол­кновение с завоевателями, начиная от Батыева нашествия и кончая неудавшимся походом на Русь хана Ахмата в 1480 г., служило те­мой для повести, которая обычно помещалась под соответствующим годом в летописи. Наибольшими литературными достоинствами отли­чаются «Повесть о разорении Рязани Батыем», «Повесть о Шевкале» (тверское восстание 1327 г.), «Повесть о битве на реке Пьяне» (1377), «Повесть о битве на реке Воже» (1378), «Повесть о нашествии Тохта­мыша» (1382) и «Повесть о нашествии Едигея» (1408). На страницах этих произведений показаны страшные картины уничтожения горо­дов, гибели многих тысяч мирных жителей. Вместе с тем представле­на и героическая борьба народа против иноземных завоевателей.

Памятники Куликовского цикла

Куликовская битва вызвала широкий отклик во всех слоях русского общества. Ей были посвя­щены три крупных литературных произведения: «Летописная по­весть о Куликовской битве», «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище». Каждое из них по-своему освещает это великое противо­стояние.

Летописная по­весть о Куликовской битве

«Летописная повесть…» представляет собой простой и лаконичный рассказ о событиях.

Задонщина

«Задонщина» — это героическая по­эма. Её неизвестный автор (возможно, старец Софроний Рязанец) взял за основу «Слово о полку Игореве», но заменил его действу­ющих лиц участниками событий 1380 г. Использование древних образцов было обычным явлением той эпохи. Оно не воспринима­лось как плагиат, а, напротив, служило признаком литературного мастерства. К тому же, при всей вторичности текста «Задонщины», в нём можно найти немало оригинальных художественных образов.

Сказание о Мамаевом побоище

Самое крупное по объёму произведение о Куликовской битве — «Сказание о Мамаевом побоище». Оно включает в себя фольклор­ные мотивы и уникальные подробности событий. Однако некоторые историки считают, что «Сказание…» было создано лишь в начале XVI в. и потому достоверность его сведений вызывает сомнение.

В период монголо-татарского ига усиливается религиозность лю­дей, появляется много подвижников, готовых пострадать за веру.

Житие Михаила Черниговского

Церковь хранила память своих героев, причисляла их к лику святых. Одним из первых святых этого периода стал князь Михаил Всеволодович Черниговский, казнённый в Орде в 1246 г. за отказ по­клониться местным святыням. Современники и потомки прославляли князя Михаила как мученика за веру. Во второй половине XIII в. не­известным автором было составлено «Житие Михаила Черниговского».

Повесть о Михаиле Тверском

Другой жертвой татар стал князь Михаил Ярославич Тверской, каз­нённый в Орде в 1318 г. Его гибель стала результатом острой поли­тической борьбы. Однако в народе его также считали героем, который отдал жизнь за веру и «за други своя». «Повесть о Михаиле Тверском» по жанру близка к житию.

Житие Александра Невского

Третьим святым князем той эпохи стал Александр Невский. В нём видели мужественного защитника не толь­ко русских земель, но и русской православной веры. Кончина князя по пути из Орды на Русь также понималась как месть хана отважному правителю. «Житие Александра Невского», в котором наряду с благо­честивыми рассуждениями можно найти и красочные описания воен­ных побед Александра, стало украшением древнерусской литературы.

Житие митрополита Петра и Алексия

Помимо князей-мучеников, к лику святых причисляли и выдающих­ся церковных деятелей того времени. Московские князья добились общерусского прославления «своих» митрополитов — Петра и Алек­сея. Соответственно были написаны «Житие митрополита Петра» и «Житие митрополита Алексия». Автором первого был выдающийся книжник конца XIV в. митрополит Киприан, болгарин по происхож­дению. Второе житие принадлежит перу агиографа середины XV в. Пахомия Серба, также выходца из Византии, но славянина по крови.

Житие Сергия Радонежского и Стефана Пермского

Лучшим русским писателем конца XIV — начала XV в. был монах Троице-Сергиева монастыря Епифаний Премудрый. Он напи­сал «Житие Сергия Радонежского» и «Житие Стефана Пермского». Оба эти произведения отличаются сложным, причудливым стилем, который современники называли «плетением словес».

Похвальные слова

Особым литературным жанром было по­хвальное слово выдающемуся князю. Это своего рода панегирик, в котором перечисляются заслуги правителя перед народом и церко­вью. В отличие от жития здесь содержится больше сведений о лич­ности героя, о его политике и даже о домашних делах.

Слово о житии великого князя Дмитрия Ивановича

Сохранилось обширное «Слово о житии великого князя Дмитрия Ивановича», написанное неизвестным автором (вероятно, Епифанием Прему­дрым) вскоре после кончины победителя Мамая.

Инока Фомы слово похвальное

Другой литератур­ный памятник этого типа — «Инока Фомы слово похвальное...». В нём прославляются деяния тверского князя

Бориса Александро­вича (1425-1461), одного из самых могущественных правителей тогдашней Руси. Отличительная особенность этой похвалы состоит в том, что она написана ещё при жизни князя. Это придаёт пове­ствованию большую историческую достоверность. Материал с сайта http://wikiwhat.ru

Рассказы о путешествиях (хождения)

Во все времена люди, посетившие далёкие страны, любили рассказывать об увиденном и услышан­ном. Эти рассказы часто записывались либо самими путешествен­никами, либо кем-то из их слушателей. Такого рода произведения в Древней Руси назывались хождениями. Чаще всего описывали свои путешествия благочестивые паломники. Известно, например, «Хождение» Стефана Новгородца в Царьград (середина XIV в.). Иногда путешествие предпринималось по какой-нибудь церковно­политической надобности. Так возникло «Хождение» митрополита Пимена в Царьград (конец XIV в.) и «Хождение» на Флорентий­ский собор неизвестного автора (середина XV в.). Но несомненно, самым знаменитым произведением данного жанра является «Хож­дение за три моря» тверского купца

Афанасия Никитина, посетив­шего далёкую Индию.

Московские летописи XIV столетия почти не со­хранились до наших дней. Все они погибли во время Тохтамышева нашествия в августе 1382 г. В начале XV в. московское летописа­ние оживает благодаря стараниям митрополита Киприана. Именно его считают инициатором создания общерусского летописного свода 1408 г. (Троицкая летопись). Однако в период феодальной войны второй четверти XV века летописное дело вновь приходит в упадок.

Подлинный расцвет московского летописания происходит в эпо­ху Ивана III. Огромное историческое значение происходящих событий заставляет многих взяться за перо, чтобы оставить потомкам правди­вый рассказ о своём времени. Наряду с придворным московским ле­тописанием, прославлявшим дела «государя всея Руси», создаются и «неофициальные» летописи. Их авторы могли позволить себе больше откровенности в оценках событий. Так, независимую летопись созда­ли монахи Кирилло-Белозерского монастыря. Одновременно с ними вёл свою летопись и один из клириков московского Успенского собора, откровенно писавший о жестокости и коварстве Ивана III. Очень сме­ло по отношению к власти высказывался и летописец, работавший под покровительством ростовского архиепископа Вассиана.

Картинки (фото, рисунки)

  • Апостол. Рукописная книга начала XV в. из Москвы
На этой странице материал по темам:
  • Летописи в xiv-xv веках

  • Реферат по истории митрополит алексий 14-15 веков

  • Русские писатели и поэты 15 века

  • Яркие произведения руси в 15 веке

  • Фольклор руси 14-15 веков

Вопросы к этой статье:
  • Какие новые явления возникли в литературе XIV-XV вв. на Руси?

  • Как характеризует жителей Руси тот факт, что были созданы жития Михаила Черниговского, Михаила Тверского, Александра Невского, но не было написано житие Ивана Калиты?

wikiwhat.ru

Русская литература 14-15 веков

В то время как в Италии процветала культура и литература Высокого Возрождения, а на севере Европы, в Германии и Голландии подошел к апогею Северный Ренессанс, в России уровень развития искусства и литературы был очень низким.

В 14-15 веках Русские княжества только начали стряхивать со своих плеч тлен долгого и мучительного татаро-монгольского ига. Неудивительно, что литература этого времени немногим отличается от летописей Темных веков.

Ранняя русская литература

Средневековая литература русских княжеств в основном состоит из летописей, значительная часть которых анонимны, и жизнеописаний святых. Устная народная литература средневековой России состояла из былин и песен. Литература 14-15 веков, соответственно, состоит из устного творчества, летописей и житий. Во второй половине 15-го века появился интерес к зарубежным сказаниям и мирскому творчеству.

Устное творчество (или фольклор) – это коллективное народное творчество, передающееся из уст в уста. Фольклор передает традиции и мировосприятие народа, создавая уникальные образы и речевые обороты. Среди основных жанров русского народного творчества особое влияние на дальнейшее развитие литературы оказали былины, сказки и исторические песни.

Жанры устного народного творчества

В отличие от письменной литературы, которая была однообразна и практически полностью секуляризирована, устная литература 14-15 веков на Руси пестрела разнообразием форм и жанров. До наших дней дошли произведения, принадлежащие к ритуальным песнопениям, былинному эпосу, сказкам, и конечно, широко известные пословицы, поговорки, потешные и колыбельные песни.

Былины – самобытный жанр русского устного народного творчества, своеобразный вариант героического эпоса, в котором отражаются реальные исторические свершения и люди. Былины зачастую дополнены элементами вымысла и гиперболизируют силу героев.

Сказки – вымышленные истории или былины, пересказанные простым языком и фокусирующиеся на одном действии или подвиге, насыщенные мифическими персонажами и волшебством.

Исторические песни – жанр устного народного творчества, оформившийся в 14-м веке и представляющий собой переосмысленную былину. Воспеваются важные исторические события и личности, связанные с ними.

Письменная литература

Литература 14-15 веков обладала уникальной формой – все произведения, включая массивные летописи, переписывались монахами от руки. Книг было немного, и они практически не были распространены вне церкви.

Кроме сложности копирования работ, литература 14-15 веков на Руси практически не сталкивалась с понятием авторского права – любой монах, переписывающий работу, мог добавить или изъять ту часть, которую на тот момент считал необходимым. Таким образом, не существует ни одного произведения, написанного до середины 16-го века, которое было бы одинаковым в двух экземплярах.

Многие лингвисты и литературоведы подозревают, что некоторые летописи являются продуктом коллективного творчества. Основанием тому служит языковое и стилистическое несоответствие внутри одной и той же работы. Это касается не только летописей, но и жизнеописаний святых.

Жанровое постоянство и эмоциональная насыщенность

Литература России 14-15 веков, и даже вплоть до 17-18 веков, развивалась очень консервативно. Литературные традиции и условности требовали написания работ в определенном жанре. Поэтому стилистические и жанровые характеристики произведений менялись не резко, а плавно, словно вытекая один из другого. Именно так сухая и строгая церковная литература стала эмоциональной и приближенной к народу.

Пагубное влияние татаро-монгольского ига до глубины души потрясло как простого крестьянина или ремесленника, так и ученого, набожного монаха. В едином плаче, общей скорби и вечной непокорности родилась новая русская литература 14-15 веков, объединившая в себе сухую манеру изложения летописей, богатый язык житий, а также образы и народность устного творчества.

Наследие ранней литературы

Как и христианство, письменность и литература пришли в русские княжества извне, вероятно, поэтому первые летописи и жития так похожи на Византийские и так разительно отличаются от устного народного творчества. В то время как язык летописей сух и сложен, народные песни, сказки и былины, несмотря на просторечие, пестрят яркими образами и с легкостью запоминаются.

Многие академики и критики, особенно славянофилы и приверженцы их идей, считают, что русская литература нового времени, в том числе золотой ее век, обязана своей самобытностью не столько уникальности русской души, сколько странному, неожиданному сочетанию сухого изложения фактов, глубокой набожности и богатой образности древней литературы. То, что в 11-м веке было несочетаемо, как небо и земля, в 14-15 веках стало перемешиваться.

Ранняя литература является источником того самого русского духа. Национальные идеи, народность и самобытная мораль, все то, что отличает сегодня русскую литературу, пришло из самых первых веков ее существования. Именно литература 14-15 веков проложила дорогу для великолепных сказок Пушкина, невероятных повестей Гоголя и поэм Лермонтова, которые, в свою очередь, оказали формирующее влияние на будущее русской культуры.

autogear.ru

литература 14-15 века на руси

1) Борьба против татаро-монгольского нашествия и ордынского ига стала ведущей темой произведений устного народного творчества. Среди них особо выделяется Сказание о битве на Калке, О рязанском богатыре Евпатии Коловрате, О Куликовской битве. Слагались былины о татаро-монгольском нашествии, в котором сказатели обращались к образам древнерусских богатырей вокруг старого князя Владимира Красное Солнышко. В ХIV-ХV вв. заканчивается складывание былинного эпоса. Борьба с агрессией немцев и шведов нашли отражение в сказаниях о Невской битве и Ледовом побоище. Новгородские былины о Василии Буслаеве и Садко отражали богатство и мощь независимого вольного города. 2) В этот период сложился новый жанр устного народного творчества – исторические песни, где в отличие от былин герои, события были конкретными, взятыми из реальной действительности. В исторических песнях отражался подвиг людей пытавшихся остановить орду Батыя и о борьбе с игом. В песне об Авдотье Рязаночке, говорилось о простой горемыке, проявившей большое мужество, когда она уводила из полона - (плена) жителей Рязани. Надежда на скорое падение ордынского ига была выражена в песне «о Щелхане» посвященной восстанию Твери. Во времена монгольского нашествия погибло множество книг, но традиции письменности и книгописания были сохранены. По-прежнему продолжала распространяться грамотность и письменность. Об этом свидетельствуют археологические раскопки в Новгороде, где были обнаружены берестяные грамоты. Уникальной находкой являются берестяные учебные тетрадки новгородского мальчика Онцифира. В 14-15 вв. на Руси существовали специальные училища для детей, в которых работали учителя - книжники. Сведения об этом содержаться в описании жизни русских святых. В этот период продолжает активно развиваться книжное дело. Крупнейшими центрами становятся монастыри, где были книгописные мастерские и библиотеки. Особенно известны были Троицко-Сергеевский монастырь, Кирило-Белозерский и Соловецкий монастыри. Так же мастерские существовали и при княжеских дворах. Книги, как правило, создавались на заказ и очень редко на продажу. В 14-15 вв. на смену дорогому пергаменту и бересте пришла бумага, ввозимая из Европейских стран (Италия, Франция) . Изменилась и графика письма. Уставное письмо сменилось полууставным. А в деловых бумагах утвердилась скоропись. 3) Русская литература 14-15 вв. унаследовала публичность древнерусской литературы. 4)По-прежнему развивалась летопись, но теперь она во многом носила местный характер. С возвышением Москвы объединение русских земель вокруг нее привело к тому, что московское летописание начинает приобретать общегосударственный характер. Первым общерусским летописным сводом стала Троицкая летопись, созданная в Москве в начале 15 века, одним из самых знаменитых летописных сводов стал Московский свод 1479 года. Все московские летописи были проникнуты мыслью о необходимости объединения русских земель и сильной великокняжеской власти. 5) Центральной темой литературы была борьба русского народа против захватчиков. Следствием этого было появление воинской повести. Для этого жара было характерно то, что в основе лежали конкретные события, а персонажи реально существовали. Одним из выдающихся памятников этого жанра является повесть о разорении Рязани Батыем, где осуждались княжеские распри, как главная причина поражения Под влиянием победы на Куликовском поле возникли произведения Куликовского цикла. Проникнутые мыслью о единстве русских земель, как залог победы над ордой. «Сказания о мамаевом побоище» самое объемное произведение, и «Задонщина» , которая тесно связана со «Словом о полку Игореве» . Главная идея «Задонщины» - распри ведут к поражению, единство между князьями залог победы над врагом 6) Большое развитие в это время получила житейская литература. 7)Не прервалось культурное общение Руси со многими народами Европы и Азии. Сочинения новгородца Стефана и смолянина Игнатия, побывавших в Констанополе, а также «Хождение за 3 моря» Афанасия Никитина-1466 г.

прощение, забота, но не о себе, а любимой - "теплой заступнице мира холодного".

2) В этот период сложился новый жанр устного народного творчества – исторические песни, где в отличие от былин герои, события были конкретными, взятыми из реальной действительности. В исторических песнях отражался подвиг людей пытавшихся остановить орду Батыя и о борьбе с игом. В песне об Авдотье Рязаночке, говорилось о простой горемыке, проявившей большое мужество, когда она уводила из полона - (плена) жителей Рязани. Надежда на скорое падение ордынского ига была выражена в песне «о Щелхане» посвященной восстанию Твери. Во времена монгольского нашествия погибло множество книг, но традиции письменности и книгописания были сохранены. По-прежнему продолжала распространяться грамотность и письменность. Об этом свидетельствуют археологические раскопки в Новгороде, где были обнаружены берестяные грамоты. Уникальной находкой являются берестяные учебные тетрадки новгородского мальчика Онцифира. В 14-15 вв. на Руси существовали специальные училища для детей, в которых работали учителя - книжники. Сведения об этом содержаться в описании жизни русских святых. В этот период продолжает активно развиваться книжное дело. Крупнейшими центрами становятся монастыри, где были книгописные мастерские и библиотеки. Особенно известны были Троицко-Сергеевский монастырь, Кирило-Белозерский и Соловецкий монастыри. Так же мастерские существовали и при княжеских дворах. Книги, как правило, создавались на заказ и очень редко на продажу. В 14-15 вв. на смену дорогому пергаменту и бересте пришла бумага, ввозимая из Европейских стран (Италия, Франция) . Изменилась и графика письма. Уставное письмо сменилось полууставным. А в деловых бумагах утвердилась скоропись.

Центральной темой литературы была борьба русского народа против захватчиков. Следствием этого было появление воинской повести. Для этого жара было характерно то, что в основе лежали конкретные события, а персонажи реально существовали. Одним из выдающихся памятников этого жанра является повесть о разорении Рязани Батыем, где осуждались княжеские распри, как главная причина поражения Под влиянием победы на Куликовском поле возникли произведения Куликовского цикла. Проникнутые мыслью о единстве русских земель, как залог победы над ордой. «Сказания о мамаевом побоище» самое объемное произведение, и «Задонщина» , которая тесно связана со «Словом о полку Игореве» . Главная идея «Задонщины» - распри ведут к поражению, единство между князьями залог победы над врагом 6) Большое развитие в это время получила житейская литература. 7)Не прервалось культурное общение Руси со многими народами Европы и Азии. Сочинения новгородца Стефана и смолянина Игнатия, побывавших в Констанополе, а также «Хождение за 3 моря» Афанасия Никитина-1466 г.

За исключением летописаний и духовной литературы, основная тема - последствия монгольского завоевания и княжеские междоусобицы, о чем говорят названия произведений : "Слово о погибели русской земли","Повесть о разорении Рязани... ", "Слово о полку Игореве". Особняком стоит "Моление Даниила Заточника", больше напоминающее сборник афоризмов.

Слагались былины о татаро-монгольском нашествии, в котором сказатели обращались к образам древнерусских богатырей вокруг старого князя Владимира Красное Солнышко. В ХIV-ХV вв. заканчивается складывание былинного эпоса. Борьба с агрессией немцев и шведов нашли отражение в сказаниях о Невской битве и Ледовом побоище. Новгородские былины о Василии Буслаеве и Садко отражали богатство и мощь независимого вольного города.

Повесть о битве на Калке — летописная повесть, рассказывающая о первом столкновении русских с монголо-татарами. В 1223 г. тридцатитысячный отряд монголо-татар под предводительством Джебе и Субедея вышел через Закавказье в степь и разгромил половцев, которые бежали за Днепр. А не чрвк6пвенренвныы5уып7ыо3ыо7574у

А лучший ответ там выбирать надо?

Литература на Руси в 14-15 веках Борьба против татаро-монгольского нашествия и ордынского ига стала ведущей темой произведений устного народного творчества. Среди них особо выделяется Сказание о битве на Калке, О рязанском богатыре Евпатии Коловрате, О Куликовской битве. Слагались былины о татаро-монгольском нашествии, в котором сказатели обращались к образам древнерусских богатырей вокруг старого князя Владимира Красное Солнышко. В ХIV-ХV вв. заканчивается складывание былинного эпоса. Борьба с агрессией немцев и шведов нашли отражение в сказаниях о Невской битве и Ледовом побоище. Новгородские былины о Василии Буслаеве и Садко отражали богатство и мощь независимого вольного города. В этот период сложился новый жанр устного народного творчества – исторические песни, где в отличие от былин герои, события были конкретными, взятыми из реальной действительности. В исторических песнях отражался подвиг людей пытавшихся остановить орду Батыя и о борьбе с игом. В песне об Авдотье Рязаночке, говорилось о простой горемыке, проявившей большое мужество, когда она уводила из полона - (плена) жителей Рязани. Надежда на скорое падение ордынского ига была выражена в песне «о Щелхане» посвященной восстанию Твери. По-прежнему развивалась летопись, но теперь она во многом носила местный характер. С возвышением Москвы объединение русских земель вокруг нее привело к тому, что московское летописание начинает приобретать общегосударственный характер. Первым общерусским летописным сводом стала Троицкая летопись, созданная в Москве в начале 15 века, одним из самых знаменитых летописных сводов стал Московский свод 1479 года. Все московские летописи были проникнуты мыслью о необходимости объединения русских земель и сильной великокняжеской власти. Под влиянием победы на Куликовском поле возникли произведения Куликовского цикла. Проникнутые мыслью о единстве русских земель, как залог победы над ордой. «Сказания о мамаевом побоище» самое объемное произведение, и «Задонщина» , которая тесно связана со «Словом о полку Игореве» . Главная идея «Задонщины» - распри ведут к поражению, единство между князьями залог победы над врагом

culture.ques.ru

литература 14-15 века на руси

литература 14-15 века на руси

  1. 2)
  2. 2) В этот период сложился новый жанр устного народного творчества исторические песни, где в отличие от былин герои, события были конкретными, взятыми из реальной действительности. В исторических песнях отражался подвиг людей пытавшихся остановить орду Батыя и о борьбе с игом. В песне об Авдотье Рязаночке, говорилось о простой горемыке, проявившей большое мужество, когда она уводила из полона - (плена) жителей Рязани. Надежда на скорое падение ордынского ига была выражена в песне о Щелхане посвященной восстанию Твери.
    Во времена монгольского нашествия погибло множество книг, но традиции письменности и книгописания были сохранены. По-прежнему продолжала распространяться грамотность и письменность. Об этом свидетельствуют археологические раскопки в Новгороде, где были обнаружены берестяные грамоты. Уникальной находкой являются берестяные учебные тетрадки новгородского мальчика Онцифира. В 14-15 вв. на Руси существовали специальные училища для детей, в которых работали учителя - книжники. Сведения об этом содержаться в описании жизни русских святых. В этот период продолжает активно развиваться книжное дело. Крупнейшими центрами становятся монастыри, где были книгописные мастерские и библиотеки. Особенно известны были Троицко-Сергеевский монастырь, Кирило-Белозерский и Соловецкий монастыри. Так же мастерские существовали и при княжеских дворах. Книги, как правило, создавались на заказ и очень редко на продажу. В 14-15 вв. на смену дорогому пергаменту и бересте пришла бумага, ввозимая из Европейских стран (Италия, Франция) . Изменилась и графика письма. Уставное письмо сменилось полууставным. А в деловых бумагах утвердилась скоропись.
  3. Слагались былины о татаро-монгольском нашествии, в котором сказатели обращались к образам древнерусских богатырей вокруг старого князя Владимира Красное Солнышко. В ХIV-ХV вв. заканчивается складывание былинного эпоса. Борьба с агрессией немцев и шведов нашли отражение в сказаниях о Невской битве и Ледовом побоище. Новгородские былины о Василии Буслаеве и Садко отражали богатство и мощь независимого вольного города.
  4. прощение, забота, но не о себе, а любимой - "теплой заступнице мира холодного".
  5. За исключением летописаний и духовной литературы, основная тема - последствия монгольского завоевания и княжеские междоусобицы, о чем говорят названия произведений : "Слово о погибели русской земли","Повесть о разорении Рязани... ", "Слово о полку Игореве". Особняком стоит "Моление Даниила Заточника", больше напоминающее сборник афоризмов.
  6. Центральной темой литературы была борьба русского народа против захватчиков. Следствием этого было появление воинской повести. Для этого жара было характерно то, что в основе лежали конкретные события, а персонажи реально существовали. Одним из выдающихся памятников этого жанра является повесть о разорении Рязани Батыем, где осуждались княжеские распри, как главная причина поражения
    Под влиянием победы на Куликовском поле возникли произведения Куликовского цикла. Проникнутые мыслью о единстве русских земель, как залог победы над ордой. Сказания о мамаевом побоище самое объемное произведение, и Задонщина , которая тесно связана со Словом о полку Игореве . Главная идея Задонщины - распри ведут к поражению, единство между князьями залог победы над врагом
    6) Большое развитие в это время получила житейская литература.
    7)Не прервалось культурное общение Руси со многими народами Европы и Азии. Сочинения новгородца Стефана и смолянина Игнатия, побывавших в Констанополе, а также Хождение за 3 моря Афанасия Никитина-1466 г.
  7. 1) Борьба против татаро-монгольского нашествия и ордынского ига стала ведущей темой произведений устного народного творчества. Среди них особо выделяется Сказание о битве на Калке, О рязанском богатыре Евпатии Коловрате, О Куликовской битве.
    Слагались былины о татаро-монгольском нашествии, в котором сказатели обращались к образам древнерусских богатырей вокруг старого князя Владимира Красное Солнышко. В ХIV-ХV вв. заканчивается складывание былинного эпоса. Борьба с агрессией немцев и шведов нашли отражение в сказаниях о Невской битве и Ледовом побоище. Новгородские былины о Василии Буслаеве и Садко отражали богатство и мощь независимого вольного города.

    2) В этот период сложился новый жанр устного народного творчества исторические песни, где в отличие от былин герои, события были конкретными, взятыми из реальной действительности. В исторических песнях отражался подвиг людей пытавшихся остановить орду Батыя и о борьбе с игом. В песне об Авдотье Рязаночке, говорилось о простой горемыке, проявившей большое мужество, когда она уводила из полона - (плена) жителей Рязани. Надежда на скорое падение ордынского ига была выражена в песне о Щелхане посвященной восстанию Твери.
    Во времена монгольского нашествия погибло множество книг, но традиции письменности и книгописания были сохранены. По-прежнему продолжала распространяться грамотность и письменность. Об этом свидетельствуют археологические раскопки в Новгороде, где были обнаружены берестяные грамоты. Уникальной находкой являются берестяные учебные тетрадки новгородского мальчика Онцифира. В 14-15 вв. на Руси существовали специальные училища для детей, в которых работали учителя - книжники. Сведения об этом содержаться в описании жизни русских святых. В этот период продолжает активно развиваться книжное дело. Крупнейшими центрами становятся монастыри, где были книгописные мастерские и библиотеки. Особенно известны были Троицко-Сергеевский монастырь, Кирило-Белозерский и Соловецкий монастыри. Так же мастерские существовали и при княжеских дворах. Книги, как правило, создавались на заказ и очень редко на продажу. В 14-15 вв. на смену дорогому пергаменту и бересте пришла бумага, ввозимая из Европейских стран (Италия, Франция) . Изменилась и графика письма. Уставное письмо сменилось полууставным. А в деловых бумагах утвердилась скоропись.
    3) Русская литература 14-15 вв. унаследовала публичность древнерусской литературы.
    4)По-прежнему развивалась летопись, но теперь она во многом носила местный характер. С возвышением Москвы объединение русских земель вокруг нее привело к тому, что московское летописание начинает приобретать общегосударственный характер. Первым общерусским летописным сводом стала Троицкая летопись, созданная в Москве в начале 15 века, одним из самых знаменитых летописных сводов стал Московский свод 1479 года. Все московские летописи были проникнуты мыслью о необходимости объединения русских земель и сильной великокняжеской власти.
    5) Центральной темой литературы была борьба русского народа против захватчиков. Следствием этого было появление воинской повести. Для этого жара было характерно то, что в основе лежали конкретные события, а персонажи реально существовали. Одним из выдающихся памятников этого жанра является повесть о разорении Рязани Батыем, где осуждались княжеские распри, как главная причина поражения
    Под влиянием победы на Куликовском поле возникли произведения Куликовского цикла. Проникнутые мыслью о единстве русских земель, как залог победы над ордой. Сказания о мамаевом побоище самое объемное произведение, и Задонщина , которая тесно связана со Словом о полку Игореве . Главная идея Задонщины - распри ведут к поражению, единство между князьями залог победы над врагом
    6) Большое развитие в это время получила житейская литература.
    7)Не прервалось культурное общение Руси со многими народами Европы и Азии. Сочинения новгородца Стефана и смолянина Игнатия, побывавших в Констанополе, а также Хождение за 3 моря Афанасия Никитина-1466 г.

4u-pro.ru

литература 14-15 века на руси

1) Борьба против татаро-монгольского нашествия и ордынского ига стала ведущей темой произведений устного народного творчества. Среди них особо выделяется Сказание о битве на Калке, О рязанском богатыре Евпатии Коловрате, О Куликовской битве.
Слагались былины о татаро-монгольском нашествии, в котором сказатели обращались к образам древнерусских богатырей вокруг старого князя Владимира Красное Солнышко. В ХIV-ХV вв. заканчивается складывание былинного эпоса. Борьба с агрессией немцев и шведов нашли отражение в сказаниях о Невской битве и Ледовом побоище. Новгородские былины о Василии Буслаеве и Садко отражали богатство и мощь независимого вольного города.

2) В этот период сложился новый жанр устного народного творчества – исторические песни, где в отличие от былин герои, события были конкретными, взятыми из реальной действительности. В исторических песнях отражался подвиг людей пытавшихся остановить орду Батыя и о борьбе с игом. В песне об Авдотье Рязаночке, говорилось о простой горемыке, проявившей большое мужество, когда она уводила из полона - (плена) жителей Рязани. Надежда на скорое падение ордынского ига была выражена в песне «о Щелхане» посвященной восстанию Твери.
Во времена монгольского нашествия погибло множество книг, но традиции письменности и книгописания были сохранены. По-прежнему продолжала распространяться грамотность и письменность. Об этом свидетельствуют археологические раскопки в Новгороде, где были обнаружены берестяные грамоты. Уникальной находкой являются берестяные учебные тетрадки новгородского мальчика Онцифира. В 14-15 вв. на Руси существовали специальные училища для детей, в которых работали учителя - книжники. Сведения об этом содержаться в описании жизни русских святых. В этот период продолжает активно развиваться книжное дело. Крупнейшими центрами становятся монастыри, где были книгописные мастерские и библиотеки. Особенно известны были Троицко-Сергеевский монастырь, Кирило-Белозерский и Соловецкий монастыри. Так же мастерские существовали и при княжеских дворах. Книги, как правило, создавались на заказ и очень редко на продажу. В 14-15 вв. на смену дорогому пергаменту и бересте пришла бумага, ввозимая из Европейских стран (Италия, Франция) . Изменилась и графика письма. Уставное письмо сменилось полууставным. А в деловых бумагах утвердилась скоропись.
3) Русская литература 14-15 вв. унаследовала публичность древнерусской литературы.
4)По-прежнему развивалась летопись, но теперь она во многом носила местный характер. С возвышением Москвы объединение русских земель вокруг нее привело к тому, что московское летописание начинает приобретать общегосударственный характер. Первым общерусским летописным сводом стала Троицкая летопись, созданная в Москве в начале 15 века, одним из самых знаменитых летописных сводов стал Московский свод 1479 года. Все московские летописи были проникнуты мыслью о необходимости объединения русских земель и сильной великокняжеской власти.
5) Центральной темой литературы была борьба русского народа против захватчиков. Следствием этого было появление воинской повести. Для этого жара было характерно то, что в основе лежали конкретные события, а персонажи реально существовали. Одним из выдающихся памятников этого жанра является повесть о разорении Рязани Батыем, где осуждались княжеские распри, как главная причина поражения
Под влиянием победы на Куликовском поле возникли произведения Куликовского цикла. Проникнутые мыслью о единстве русских земель, как залог победы над ордой. «Сказания о мамаевом побоище» самое объемное произведение, и «Задонщина» , которая тесно связана со «Словом о полку Игореве» . Главная идея «Задонщины» - распри ведут к поражению, единство между князьями залог победы над врагом
6) Большое развитие в это время получила житейская литература.
7)Не прервалось культурное общение Руси со многими народами Европы и Азии. Сочинения новгородца Стефана и смолянина Игнатия, побывавших в Констанополе, а также «Хождение за 3 моря» Афанасия Никитина-1466 г.

otvet.mail.ru

Литература второй половины 15-16 вв. Эпоха исторических размышлений -Русская литература XI

Общая характеристика

Вторая половина XV в. – время больших перемен в Северо-Восточной Руси. Победа московских князей над своими соперниками привела к подчинению Москве многочисленных земель – Ростова и Ярославля, Новгорода и Новгородской земли, Твери, с начала XVI в. – также Пскова и Рязани; в эти же годы были отвоеваны и некоторые из русских земель, находившихся под властью Литвы (Вязьма, Гомель, Чернигов, Смоленск и др.). На месте отдельных феодальных княжеств было образовано единое Русское государство; власть главы этого государства становилась все более неограниченной.

Политические процессы, происходившие в России в XV–XVI вв., несомненно имели глубокие социально-экономические предпосылки. XV век – время великих перемен в судьбе основного населения русского Северо-Востока – крестьянства. В XIV и первой половине XV в. крестьяне, обязанные нести ряд повинностей в пользу землевладельцев, имели вместе с тем право переходить от одного владельца к другому; с середины XV в. это право в отдельных землях начинает ограничиваться, а в конце века общерусский «Судебник» Ивана III вводит специальные условия для такого перехода (выплата «пожилого») и устанавливает для него точный и краткий срок (две недели в период осеннего Юрьева дня). Труднее определить те экономические процессы, которые стояли за этими социальными сдвигами. По всей видимости, стремление землевладельцев к удержанию и закреплению крестьян было связано с расширением производства сельскохозяйственных продуктов, часть которых, очевидно, шла на рынок. С XV в. большинство русских княжеств начинает чеканить собственную монету; иностранцы отмечали бросающийся в глаза рост русских городов в конце века. Городское население, занимавшееся ремеслом и торговлей, естественно, должно было покупать хлеб и другие продукты сельского хозяйства; рост рыночных отношений столь же естественно приводил к укреплению связей между различными городскими и сельскими центрами. Усиление повседневных экономических связей между русскими землями несомненно содействовало укреплению их политического единства, отсутствие которого в XIII–XIV вв. сыграло, как мы знаем, весьма трагическую роль, облегчив монгольское завоевание Руси. Но как далеко зашел в XV–XVI вв. процесс развития рыночных отношений на Руси, какую роль он играл в общей системе народного хозяйства, мы, к сожалению, не знаем: соответствующие материалы (особенно материалы за XV в.) чрезвычайно скудны и не поддаются статистической обработке.

Социальные и политические перемены XV–XVI вв. совпали с глубокими изменениями в русской культуре и литературе этого периода. Конец XV в. – время расцвета гражданского и церковного строительства Древней Руси (в конце XV в. были построены главный храм Московской Руси – Успенский собор и здание Грановитой палаты; ко второй половине XV в. относятся и сохранившиеся до нашего времени новгородские кремлевские стены). Важнейшие перемены происходят в этот период и в русской письменности. Если прежде основным материалом для письма был дорогой пергамен (береста употреблялась, по всей видимости, только для небольших, преимущественно деловых письменных документов), то с XV в. его вытесняет бумага. Бумага была привозным товаром, однако она была все же гораздо дешевле пергамена и получила несравненно более широкое применение. Все известные нам памятники светской литературы Древней Руси, за ничтожными исключениями (два летописных свода XIV в.), дошли в рукописях не старше XV в.; даже произведения, составленные и переведенные в более ранние периоды («Моление Даниила Заточника», хронографическая «Александрия», «Сказание об Индийском царстве», «Повесть об Акире Премудром» и т. д.), известны по спискам XV в. или более позднего времени. XV век – время расцвета русского летописания.

В какой степени социально-политические процессы, происходившие на Руси в XV–XVI вв., могут быть сопоставлены с аналогичными процессами, происходившими в ту же пору по всей Европе? Уничтожение феодальной раздробленности, складывание централизованных государств, усиление монархической власти, опирающейся на рядовое дворянство и горожан, – явления, знакомые многим европейским государствам XV–XVI вв. Перемены эти были связаны с начинающимся кризисом всей социально-экономической системы средневековья, распадением традиционных феодальных институтов и складыванием буржуазных отношений.

Порождением того же кризиса были и новые идеологические явления – ослабление верховного господства церкви во всех областях западной культуры, общеевропейский Ренессанс и Реформация в ряде стран Северо-Западной Европы. Глубочайшие изменения происходили и в западной литературе. Именно в XV–XVI вв. литература как искусство – светская литература – становится значительным и широко распространенным явлением в системе европейской письменности. Средневековый рыцарский эпос, лишь случайно и фрагментарно отраженный в письменных памятниках до XIV в., стал теперь широко записываться; по словам западных исследователей, «если бы не прозаическое переложение XV века, то древняя эпопея погибла бы».[ ] Появляется (в рукописях, а с XV в. – и в печати) массовая «народная книга», перенесшая в письменность сюжеты средневекового сельского и городского фольклора (фацеция, фабльо, шванк). На фольклорных традициях основывалось и творчество ряда писателей европейского Возрождения – Боккаччо, Чосера, Вийона, Ганса Сакса. Роль фольклора в формировании общеевропейской ренессансной культуры, едва ли не более значительная, чем роль античного наследия (имевшего определяющее значение лишь для итальянского Возрождения), не раз отмечалась исследователями.[ ] Столь же характерны для западного Ренессанса секуляризация культуры, ее связь с городской жизнью, развитие представлений о ценности человеческой личности самой по себе, вне ее принадлежности к определенной корпорации, и т. д.

Могут ли аналогичные явления быть обнаружены и в русской жизни XV–XVI вв.? Если существование черт Возрождения в странах Северной (Скандинавия) и Восточной Европы (Венгрия, Польша), примыкающих к России, не вызывает сомнения у большинства исследователей,[ ] то вопрос об элементах Возрождения на Руси далеко еще не разъяснен.

Выше мы уже отмечали черты Предренессанса (Предвозрождения) на Руси в XIV – первой половине XV в. (см. ранее, с. 147). Характерные для Предренессанса мистические построения, самоуглубление, интерес к отдельным психическим состояниям человека обнаруживаются и у русских мыслителей второй половины XV в.: ярким представителем русского «исихазма» был, например, Нил Сорский. Но следующим в культурном развитии этапом за Предвозрождением должно было быть, очевидно, движение в сторону секуляризации культуры, начало Возрождения. В Византии борьба между провозвестниками и противниками надвигающегося Возрождения приняла форму спора между сторонниками светского научного знания – варлаамитами (Варлаам эмигрировал затем в Италию и стал учителем Петрарки) и мистиками – «исихастами», победа которых способствовала тому, что византийская культура так и осталась культурой Предвозрождения.[ ] Важнейшую роль в судьбе византийской культуры сыграло, однако, турецкое завоевание. Развитие элементов Возрождения можно проследить во второй половине XV в. и на Руси. Конечно, это были только отдельные черты, не дающие оснований говорить о «русском Возрождении» XV–XVI вв., но они свидетельствовали уже не о мистических настроениях Предвозрождения, а о некотором ослаблении типично средневекового господства богословия во всех областях умственной деятельности.

XV век – время развития еретических, раннереформационных движений на Руси. Уже в конце XIV в. в Новгороде, а с XV в. и в Пскове получает развитие ересь стригольников, противников церковной иерархии и сторонников «простого строя раннехристианской церкви». В конце XV и начале XVI в. Русская земля была охвачена широким еретическим движением (получившим в научной литературе XVIII–XIX вв. крайне неточное и тенденциозное наименование «ереси жидовствующих»). Подлинные размеры и масштабы этого движения едва ли могут быть установлены с достаточной определенностью, однако противники ереси утверждали, что споры о вере проходили в то время повсеместно – «в домах, на путях и на торжищах», полемическая литература, связанная с ересью, охватывала очень значительный период – от 70-х гг. XV в. до 20-х гг. XVI в. Местом первоначального возникновения ереси были русские города-коммуны – Новгород (откуда и название движения, данное его современниками: «новоявившаяся новгородская ересь») и Псков; затем еретические споры перешли в Москву и другие города. Как и другие ранние реформационные движения, новгородско-московская ересь была реформационно-гуманистическим движением: она соединяла в себе черты незавершенной реформации с живым интересом к светской и даже к нехристианской культуре.

Россия XV в. располагала некоторыми фрагментами античной и средневековой науки. Популярная среди переписчиков «Пчела» приводила высказывания Аристотеля, Демокрита и других философов; в рукописных сборниках переписывалась теория Гиппократа – Галена о четырех стихиях, рассуждение Александра из Афродиссии (комментатора Аристотеля) о развитии человеческого семени; переписывались также сочинения по космографии «О широте и долготе земли», «О стадиях и поприщах» и т. д.

Новгородско-московская ересь ввела в культурный оборот XV–XVI вв. ряд новых памятников науки и светской письменности. «Лаодикийское послание», принадлежавшее перу одного из руководителей московских еретиков Федора Курицына, представляло собой философский (как мы увидим ниже) и вместе с тем грамматический трактат: грамматические сведения «Лаодикийского послания» были весьма интересны и не стояли ни в какой зависимости от известного на Руси сочинения Константина Костеньчского. Интересовались еретики и историей – об этом свидетельствует список крупнейшего хронографического памятника того времени, «Еллинского летописца», сделанного еретиком Иваном Черным. Перечень книг, бывших в распоряжении новгородских еретиков (и составленный их врагом архиепископом Геннадием Новгородским), говорит о большой широте интересов вольнодумцев. Среди книг, которыми пользовались еретики, были, например, «Менандр» – сборник изречений, извлеченных из комедий знаменитого афинского драматурга IV в. до н. э.; любопытно, что та же антология Менандра была напечатана в 1496 г. Альдом Мануцием. «Логика», которую читали новгородские еретики, это, возможно, сборник, состоящий из сочинения по логике еврейского ученого XII – начала XIII в. Моисея Маймонида и философского трактата арабского ученого XI – начала XII в. Аль-Газали (в русской транскрипции – «Авиасафа»). Трактат Аль-Газали был направлен против материалистических учений Фараби и Ибн-Сины (Авиценны), однако взгляды материалистов пересказывались здесь так подробно, что на средневековом Западе этот трактат нередко рассматривался как своеобразная энциклопедия материализма.

Идеи, противостоящие господствующей религиозной идеологии, возникали и у самих русских мыслителей XV в. Важнейшей особенностью новгородско-московской ереси были характерная для всех реформационных движений рационалистическая критика послебиблейского «предания» и стремление вернуться к источникам христианской мысли. Как и все реформаторы позднего средневековья, еретики отрицали институт монастырей и монашество, считая, что он противоречит Библии. С позиций рационализма критиковали еретики и догмат о троице: защитники этого догмата ссылались, между прочим, на иконные изображения троицы; еретики напоминали о том, что согласно богословским авторитетам троица «телесными очами незрима», и потому ее изображения на иконах абсурдны. Аналогичный характер имела критика культа «сотворенных вещей» (икон, креста и т. д.) у новгородских и отрицание монашества – у московских еретиков. Некоторые, наиболее радикальные представители ереси доходили, по-видимому, и до отрицания загробной жизни, т. е. воззрений почти атеистического характера.

Большой интерес для характеристики идеологии еретиков представляет «Лаодикийское послание» Федора Курицына – особенно если принять весьма вероятное предположение о его тесной связи с другим философско-грамматическим трактатом того времени – «Написанием о грамоте». «Лаодикийское послание» начинается с декларативного заявления о «самовластии» души; в «Написании» автор говорит, что бог дал человеку при его создании «самовластна ума, путь откровения изящьству и невежествию», и далее объявляет воплощением «самовластия» грамоту (т. е. образованность, знание): «грамота есть самовластие». В «Лаодикийском послании» мы читаем: «наука преблаженна есть; сею приходим в страх божий – начало добродетели»; в «Написании» это же говорится о «грамоте»: «сим учением человек приходится в страх божий».

Признаки постепенного освобождения от «верховного господства богословия во всех областях умственной деятельности» обнаруживаются в XV в. не только в выступлениях явных вольнодумцев. Черты эти можно обнаружить, например, в сочинении замечательного русского путешественника того времени Афанасия Никитина. Во время своего путешествия в Индию Никитин встречался с представителями многих вер; мусульманские власти в Индии не раз требовали от него перехода в «магометову веру». Никитин мужественно (иногда с риском для жизни и свободы) отвергал эти требования, но положение гонимого иноверца, живущего среди разных религий, не могло не оказать известного влияния на его взгляды. «Магометова вера еще годится», – записал Никитин по-тюркски в своем дневнике, рассказывая об успехах мусульманского султана, и тут же счел необходимым изложить свой взгляд на отношение между разными верами: «А правую веру бог ведает, а правая вера бога единаго знати, имя его призывати на всяком месте чисте чисту». Признавая носителем «правой веры» всякого человека, соблюдающего единобожие и моральную чистоту, Никитин несомненно расходился с господствующей религиозной идеологией тогдашней Руси, требовавшей признания православия единственной «правой верой», но обнаруживал зато неожиданное (и, конечно, никакими влияниями не обусловленное) единомыслие с гуманистами итальянского Возрождения (ср. новеллу Д. Боккаччо о трех перстнях).

Заслуживает внимания также идеология некоторых литературных памятников, сохранившихся в кирилло-белозерских сборниках, составленных выдающимся русским книгописцем конца XV в. Ефросином. Мы будем еще иметь случай поговорить об этом замечательном пропагандисте светской литературы, и в частности об одном из памятников, пользовавшимся его особым вниманием, – «Сказании о Соломоне и Китоврасе». Отметим пока один из вариантов «Соломона и Китовраса», известный только по рукописи Ефросина. В этом варианте читается совершенно неожиданный диалог между царем и захваченным в плен «борзым зверем». «Что есть узорочнее (прекраснее всего, – Я. Л.) во свете сем?» – спрашивает царь. «Всего есть лучши своя воля», – отвечает Китоврас. «Абие крянулся и все переломал и поскочил на свою волю», – заключает рассказчик. А в недалеком соседстве от этого гимна «своей воле», в том же ефросиновском сборнике, помещен другой рассказ – о блаженных «рахманах», к которым приходил Александр Македонский. В рассказе этом (основанном на «Хронике» Амартола, но дополненном) также обнаруживается текст, не известный ни по каким другим памятникам. У счастливых рахманов нет «ни царя, ни купли, ни продажи, ни свару, ни боя, ни зависти, ни велможь, ни татбы, ни разбоя». Перед нами, в сущности, та же тема «своей воли» – счастливого государства, где нет ни царей, ни вельмож, ни тех печально знакомых в XV в. явлений, которые, очевидно, в представлениях русских книжников были неразрывно связаны с властью царей и вельмож. Появление столь неожиданных идеалов в памятниках и письменности конца XV в. свидетельствовало о том, что русская общественная мысль того времени отличалась достаточной самостоятельностью и своеобразием.

Некоторое ослабление безраздельного господства религиозной идеологии в России конца XV – первой половины XVI в. не могло не сказаться и на русском искусстве. Говоря об элементах Возрождения в русском искусстве этого времени, исследователи чаще всего упоминают о строительной деятельности Аристотеля Фиораванти и Марко Руффо в Кремле, о ренессансных мотивах в русском книжном орнаменте. «Множество нитей, связывающих ее с Италией эпохи Возрождения», М. В. Алпатов находит в кремлевской иконе конца XV в. «Апокалипсис». Черты профессионального светского искусства обнаруживаются в ряде памятников художественного ремесла того времени: в бытовых изображениях на рогатине тверского великого князя Бориса Александровича, в подобных же миниатюрных изображениях на монетах XV в. (охотник на медведя, кабана, птицу, палач, автопортрет самого денежника и т. д.). К той же категории памятников, не связанных традициями церковного искусства, относятся и скульптурные работы, выполненные под руководством архитектора и скульптора второй половины XV в., московского купца Василия Ермолина. Искусствоведы уже отмечали памятники ермолинской мастерской (в частности, рельефное изображение всадника над Спасскими воротами) как произведения «новаторского, связанного с реалистическими исканиями» искусства, не получившего дальнейшего развития в XVI в., когда победило «традиционное направление» в русской пластике.

Было бы, конечно, преувеличением, если бы мы стали связывать с элементами Возрождения и реформационно-гуманистическими движениями все основные явления русского искусства (и русской литературы) второй половины XV в. Характерной чертой еретических движений конца XV в. было как раз иконоборчество или, по крайней мере, критическое отношение в целому ряду иконописных сюжетов. И все-таки глубокие идейные сдвиги и «еретическая буря» конца XV в. не прошли бесследно для русской культуры этой эпохи; они оставили свои явственные и значительные следы.

www.myfilology.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о