Итоги кампании 1915 – definition of Восточный_фронт_Первой_мировой_войны and synonyms of Восточный_фронт_Первой_мировой_войны (Russian)

Итоги кампании 1915 года — История России

Французские солдаты на передовой линии в районе Эпаржа (Около Вердена). Фотография 1915 года.

Основной чертой стратегической обстановки на рубеже 1915 и 1916 гг. являлось возрастание военно-технической мощи Антанты. Франция и Англия благодаря перенесению центра тяжести военных действий на русский фронт получили некоторую передышку, накопили силы и средства для длительной борьбы на западноевропейском театре. К началу 1916 г. они уже имели перевес над Германией в 75—80 дивизий и в значительной мере ликвидировали свое отставание в
области артиллерийского вооружения. Английская и французская армии располагали тяжелой артиллерией новых образцов, большими запасами снарядов и хорошо организованным военным производством.

Руководители стран Антанты признали необходимым искать решения войны в согласованных наступательных операциях на главных театрах, не распыляя усилии на второстепенные. Были уточнены сроки наступательных операций:, на восточноевропейском театре военных действий — 15 нюня, на западноевропейском — 1 июля. Оттяжка наступления была существенным пороком этого плана, она давала возможность германской коалиции снова захватить инициативу в свои руки.


Положение германского командования при разработке плана кампании 1916 г. было весьма затруднительным. О ведении решительных операций сразу на обоих фронтах нельзя было думать; силы были недостаточны и для того, чтобы вести наступление на нескольких участках одного фронта. В своем докладе кайзеру Вильгельму в конце декабря 1915 г. начальник генерального штаба Фалькенгайн признал, что для наступления на Украину силы «во всех отношениях недостаточны», удар на Петроград «не сулит решительного результата», а движение на Москву «ведет нас в область безбрежного». «Ни для одного из этих предприятий,— писал Фалькенгайн,— мы не располагаем достаточными силами. Поэтому Россия как объект наступлений исключается». Нанести поражение главному врагу — Англии — не представлялось возможным ввиду ее островного положения и превосходства английского флота. Оставалась Франция. Фалькенгайн считал, что «Франция в своем напряжении дошла до пределов едва уже выносимого» и что задачу разгрома Франции можно осуществить, если заставить ее истощать свои силы в борьбе за такой объект, «для защиты которого французское командование будет вынуждено пожертвовать последним человеком». Таким объектом был избран Верден.

Удар по Верденскому выступу в случае успеха расстраивал всю систему обороны на правом крыле французского фронта и открывал перед германскими армиями путь к Парижу с востока. Верденский район мог явиться удобной исходной базой для наступления французской армии на север вдоль Мааса. Германское командование знало, что у Антанты имеется такой план, и рассчитывало взятием Вердена затруднить его.

На итальянском фронте австро-венгерское командование решило нанести мощный удар в Трентино.

www.history-at-russia.ru

Результаты кампании 1915 года. Первая Мировая Война

Военные действия 1915 года

Кампания 1915 года обнаружила действительные размеры Мировой войны и обозначила дальнейшие этапы для ее завершения. Четко выявилась решимость Великобритании сломить военное и морское могущество Германии как опаснейшего соперника по владычеству на морях. Борьба с Германией, начатая в области политики еще за несколько лет до вооруженного столкновения, была поведена в плане и объеме экономического ее удушения, как самого надежного способа поставить ее на колени.

В силу экономического положения Германия должна была вести короткую решительную войну по шлиффеновскому плану операций. Но он не удался, Англия искусно воспользовалась этим и построила план действий Антанты на медленном изматывании германской энергии. Кампания 1915 года развертывает борьбу обеих коалиций на столкновении этих противоположных стремлений. Германия продолжает попытки нанести решительный удар и попутно раздвинуть железное кольцо, которое все теснее зажимает ее.

По внешности военные достижения Германии в 1915 году огромны: Восточный фронт — русская армия окончательно оттеснена от своих границ в болота Полесья (за реку Стоход) и парализована по крайней мере до поздней весны будущего года; Галиция освобождена; Польша и часть Литвы очищены от русских; Австро-Венгрия спасена от конечного разгрома; Сербия уничтожена; Болгария вошла в Центральный союз; Румыния отказалась от присоединения к Антанте; полная неудача Дарданелльской экспедиции и рискованное положение англо-французских войск у Салоник.

Все эти лавры германского оружия в 1915 году могли обнадеживать конечной победой Центральные державы. Даже военное выступление Италии дает возможность союзнику — Австрии — дешевыми успехами восстановить свой военный престиж. Предпринятая беспощадная подводная война, хотя вскоре и затихшая, обнаружила в германских руках грозное средство ущемления жизненных интересов Англии.

Но особенно могли казаться обильными для Германии результаты победы на востоке, далеко перешедшие за пределы лишь поражения русской армии. Внутри России вырвалось наружу всеобщее недовольство существовавшим режимом, выказавшим полную неспособность справиться со снабжением фронта и с устранением продовольственных затруднений в самой стране. Самодержавие серьезно заколебалось, и в частых переменах некоторых министров можно было только видеть слепоту и бессильное упрямство верховной власти игнорировать грозные предвестники надвигавшейся революции.

Под напором внутреннего недовольства в стране был открыт отдушник для проявления «общественной самодеятельности» в помощь правительству по снабжению фронта. 7 июня 1915 года было образовано Особое совещание по обеспечению действующей армии предметами снабжения с участием депутатов Государственной Думы и представителей промышленников. В то же время возникли военно-промышленные комитеты с целью объединения и регулирования деятельности промышленности для нужд войны.

Общее число таких комитетов дошло до 200. К 1917 году результаты этой активности буржуазии, конечно, значительно облегчили работу военного ведомства, но вместе с тем эта деятельность подготавливала переход власти от разлагавшегося царизма в руки буржуазных партий. Германия была уже вполне уверена в русской революции, и такая уверенность служила одним из поводов замыслить к 1916 году удар по Франции на Верден.

Но, наряду с перечисленными большими достижениями центральной коалиции в 1915 году, от пытливого глаза не могли укрыться некоторые надломы внутри этого победоносного пока союза. Самой серьезной опасностью, не ощущаемой еще явственно в народных глубинах Германии и Австро-Венгрии, была перспектива длительной войны, на которую делала ставку Антанта. Подводная война всколыхнула общественное мнение Америки и в самой Англии ловко была использована Ллойд-Джорджем для проведения закона о всеобщей воинской повинности, в итоге которого Великобритания могла выставить в конце концов до 5000 тысяч бойцов.

Между тем если официальная Германия еще дышала лозунгом «победить или умереть», то все ее союзники являлись коченевшими привесками, которые нужно было непрерывно оживлять материальной поддержкой во всех видах, так как иначе они обращались в мертвый балласт. Германия, сама уже ощущавшая к концу 1915 года крайний недостаток во многих жизненных ресурсах борьбы, должна была еще делиться ими с Австрией, Турцией, Болгарией.

Осознание командными верхами Германии этого истинного, не показного своего положения подтверждается тем, что дважды в 1915 году ее правительство зондировало почву для заключения сепаратного мира с Россией. Фалькенгайн два раза возбуждал вопрос об этом мире перед имперским канцлером. При второй попытке в июле 1915 года Бетман-Гольвег охотно пошел навстречу и предпринял некоторые дипломатические шаги, которые встретили отпор со стороны России, и Германия, как пишет Фалькенгайн, сочла более соответственным «временно совершенно разрушить мосты к Востоку».

Германское население окончательно было переведено на голодные пайки и ощущало полный недостаток в самых необходимых продуктах народного питания, не устранимый никакими суррогатами пищи. Эти лишения угнетающе действовали на народную психику, особенно при начавшейся выясняться долгосрочности войны.

Германский флот — это выражение «германского будущего на морях» — был накрепко заперт в «морском треугольнике» (Гельголандская бухта) и после робкой попытки проявить активность в январе 1915 года у Доггер-Банки обрек себя на полную бездеятельность. Взамен германское главное командование начало предпринимать налеты цеппелинами на Париж и Лондон. По эти налеты относились к случайным средствам устрашения мирного населения столиц и после принятия мер воздушной обороны не могли дать крупных результатов.

В снабжении техническими средствами борьбы, особенно снарядами тяжелой артиллерии, к концу 1915 года, с быстрым развитием военной промышленности, Антанта уже сравнялась с Германией, а в дальнейшем стала даже превосходить ее.

На рубеже 1915 и 1916 годов Англия и Франция приобрели гораздо больше уверенности в окончательной своей победе, нежели годом раньше, причем предстоящее выпадение из союза России заменялось подготовкой вступления в союз Соединенных Штатов, к чему уже направлялись усилия Великобритании.

Наконец, результаты кампании 1915 года на Русском фронте вплотную поставили вопрос о положении России. Не было больше сомнений, что существовавший в ней режим ведет страну к окончательному поражению, причем Антанта стремилась поскорее выжать всю пользу для себя, пока русская армия еще не сдала. Соотношение сил Центрального союза на Русском и Французском фронтах в начале войны и к концу 1915 года было таково:

Войска Центрального союза:

В начале войны:

— против России — 42 пехотных и 13 кавалерийских дивизий;

— против Франции — 80 пехотных и 10 кавказских дивизий.

К сентябрю 1915 года:

— против России —116 пехотных и 24 кавалерийских дивизии;

— против Франции — все то же количество войск — 90 пехотных и 1 кавалерийская дивизия.

Если в начале войны Россия оттягивала на себя только 31 процент всех враждебных сил, то через год Россия притянула к себе более 50 процентов сил противника.

В 1915 году Русский театр был главным театром Мировой войны и обеспечил Франции и Англии передышку, которая была широко ими использована для достижения конечной победы над Германией. Кампания 1915 года ярко выявила служебную роль царизма для англо-французского капитала. Кампания 1915 года на Русском театре выявила также, что Россия и экономически и политически не может приспособиться к размаху и характеру войны. С начала войны русская армия потеряла почти все свои кадры (3400 тысяч человек, из них 312 600 убитыми и 1548 тысяч пленными и без вести пропавшими; 45 000 офицеров и врачей, из них 6147убитыми и 12 782 пленными и ранеными). В дальнейшем русская армия не могла оправиться настолько, чтобы вести успешно войну с Германией.


Материал создан: 03.01.2016


комментарии к статье



iamruss.ru

Результаты кампании 1915 г. — Первая мировая война


Кампания 1915 г. обнаружила действительные размеры мировой войны и обозначила дальнейшие этапы для ее завершения. Четко выявилась решимость Великобритании сломить военное и морское могущество Германии как опаснейшего соперника по владычеству на морях. Борьба с Германией, начатая в области политики еще за несколько лет до вооруженного столкновения, была поведена в плане и объеме экономического ее удушения, как самого надежного способа поставить ее на колени. В силу экономического положения Германия должна была вести короткую решительную войну по шлиффеновскому плану операций. Но он не удался, Англия искусно воспользовалась этим и построила план действий Антанты на медленном изматывании германской энергии. Кампания 1915 г. развертывает борьбу обеих коалиций на столкновении этих противоположных стремлений. Германия продолжает попытки нанести решительный удар и попутно раздвинуть железное кольцо, которое все теснее зажимает ее. По внешности военные достижения Германии в 1915 г. огромны: Восточный фронт — русская армия окончательно оттеснена от своих границ в болота Полесья (за р. Стоход) и парализована по крайней мере до поздней весны будущего года; Галиция освобождена; Польша и часть Литвы очищены от русских; Австро-Венгрия спасена от конечного разгрома; Сербия уничтожена; Болгария вошла в Центральный союз; Румыния отказалась от присоединения к Антанте; полная неудача Дарданелльской экспедиции и рискованное положение англо-французских войск у Салоник. Все эти лавры германского оружия в 1915 г. могли обнадеживать конечной победой Центральные державы. Даже военное выступление Италии дает возможность союзнику — Австрии — дешевыми успехами восстановить свой военный престиж. Предпринятая беспощадная подводная война, хотя вскоре и затихшая, обнаружила в германских руках грозное средство ущемления жизненных интересов Англии.


 



 


Лодзинская операция


 


 


Но особенно могли казаться обильными для Германии результаты победы на востоке, далеко перешедшие за пределы лишь поражения русской армии. Внутри России вырвалось наружу всеобщее недовольство существовавшим режимом, выказавшим полную неспособность справиться со снабжением фронта и с устранением продовольственных затруднений в самой стране. Самодержавие серьезно заколебалось, и в частых переменах некоторых министров можно было только видеть слепоту и бессильное упрямство верховной власти игнорировать грозные предвестники надвигавшейся революции. Под напором внутреннего недовольства в стране был открыт отдушник для проявления «общественной самодеятельности» в помощь правительству по снабжению фронта. 7 июня 1915 г. было образовано Особое совещание по обеспечению действующей армии предметами снабжения с участием депутатов Государственной думы и представителей промышленников. В то же время возникли военно-промышленные комитеты с целью объединения и регулирования деятельности промышленности для нужд войны[1]. Общее число таких комитетов дошло до 200. К 1917 г. результаты этой активности буржуазии, конечно, значительно облегчили работу военного ведомства, но вместе с тем эта деятельность подготавливала переход власти от разлагавшегося царизма в руки буржуазных партий. Германия была уже вполне уверена в русской революции, и такая уверенность служила одним из поводов замыслить к 1916 г. удар по Франции на Верден.


 


Но наряду с перечисленными большими достижениями центральной коалиции в 1915 г., от пытливого глаза не могли укрыться некоторые надломы внутри этого победоносного пока союза. Самой серьезной опасностью, не ощущаемой еще явственно в народных глубинах Германии и Австро-Венгрии, была перспектива длительной войны, на которую делала ставку Антанта. Подводная война всколыхнула общественное мнение Америки и в самой Англии ловко была использована Ллойд-Джорджем для проведения закона о всеобщей воинской повинности, в итоге которого Великобритания могла выставить в конце концов до 5000 тыс. бойцов. Между тем если официальная Германия еще дышала лозунгом «победить или умереть», то все ее союзники являлись коченевшими привесками, которые нужно было непрерывно оживлять материальной поддержкой во всех видах, так как иначе они обращались в мертвый балласт. Германия, сама уже ощущавшая к концу 1915 г. крайний недостаток во многих жизненных ресурсах борьбы, должна была еще делиться ими с Австрией, Турцией, Болгарией.


 


Осознание командными верхами Германии этого истинного, не показного своего положения подтверждается тем, что дважды в 1915 г. ее правительство зондировало почву для заключения сепаратного мира с Россией. Фалькенгайн два раза возбуждал вопрос об этом мире перед имперским канцлером. При второй попытке в июле 1915 г. Бетман-Гольвег охотно пошел навстречу и предпринял некоторые дипломатические шаги, которые встретили отпор со стороны России, и Германия, как пишет Фалькенгайн, сочла более соответственным «временно совершенно разрушить мосты к Востоку».


 


Германское население окончательно было переведено на голодные пайки и ощущало полный недостаток в самых необходимых продуктах народного питания, не устранимый никакими суррогатами пищи. Эти лишения угнетающе действовали на народную психику, особенно при начавшейся выясняться долгосрочности войны.


 


Германский флот — это выражение «германского будущего на морях» — был накрепко заперт в «морском треугольнике» (Гельголандская бухта) и после робкой попытки проявить активность в январе 1915 г. у Доггер-Банки обрек себя на полную бездеятельность. Взамен германское главное командование начало предпринимать налеты цеппелинами на Париж и Лондон. Но эти налеты относились к случайным средствам устрашения мирного населения столиц и после принятия мер воздушной обороны не могли дать крупных результатов. В снабжении техническими средствами борьбы, особенно снарядами тяжелой артиллерии, к концу 1915 г., с быстрым развитием военной промышленности, Антанта уже сравнялась с Германией, а в дальнейшем стала даже превосходить ее.


 


На рубеже 1915 и 1916 гг. Англия и Франция приобрели гораздо больше уверенности в окончательной своей победе, нежели годом раньше, причем предстоящее выпадение из союза России заменялось подготовкой вступления в союз Соединенных Штатов, к чему уже направлялись усилия Великобритании. Наконец, результаты кампании 1915 г. на Русском фронте вплотную поставили вопрос о положении России. Не было больше сомнений, что существовавший в ней режим ведет страну к окончательному поражению, причем Антанта стремилась поскорее выжать всю пользу для себя, пока русская армия еще не сдала. Соотношение сил Центрального союза на Русском и Французском фронтах в начале войны и к концу 1915 г. было таково:


 


Войска Центрального союза:




      1) В начале войны:

      а) против России — 42 пех. и 13 кав. дивизий;

      б) против Франции — 80 пех. и 10 кав. дивизий.




      2) К сентябрю 1915 г.:


      а) против России — 116 пех. и 24 кав. дивизии;

      б) против Франции — все то же количество войск — 90 пех. и 1 кав. дивизия.


 


Если в начале войны Россия оттягивала на себя только 31% всех враждебных сил, то через год Россия притянула к себе более 50% сил противника.


 


В 1915 г. Русский театр был главным театром мировой войны и обеспечил Франции и Англии передышку, которая была широко ими использована для достижения конечной победы над Германией. Кампания 1915 г. ярко выявила служебную роль царизма для англо-французского капитала. Кампания 1915 г. на Русском театре выявила также, что Россия и экономически и политически не может приспособиться к размаху и характеру войны. С начала войны русская армия потеряла почти все свои кадры (3400 тыс. человек, из них 312 600 убитыми и 1548 тыс. пленными и без вести пропавшими; 45 тыс. офицеров и врачей, из них 6147 убитыми и 12 782 пленными и ранеными). В дальнейшем русская армия не могла оправиться настолько, чтобы вести успешно войну с Германией.


 


 



 


[1] 10 августа 1915 г. по инициативе Государственной думы и военно-промышленных комитетов образовано Особое совещание по обороне, пополненное представителями законодательных учреждений и общественных организаций. Положение о них было утверждено только 27 августа 1915 г. Объединения мелкой и средней промышленности не входили в круг ведения военно-промышленных комитетов и не пользовались их поддержкой.

xn—-7sbbfcoy5atdmf5qh.xn--p1ai

Результаты кампании 1915 г.

Результаты кампании 1915 г.

  Кампания 1915 г. обнаружила действительные размеры мировой войны и обозначила дальнейшие этапы для ее завершения. Четко выявилась решимость Великобритании сломить военное и морское могущество Германии как опаснейшего соперника по владычеству на морях. Борьба с Германией, начатая в области политики еще за несколько лет до вооруженного столкновения, была поведена в плане и объеме экономического ее удушения, как самого надежного способа поставить ее на колени. В силу экономического положения Германия должна была вести короткую решительную войну по шлиффеновскому плану операций. Но он не удался, Англия искусно воспользовалась этим и построила план действий Антанты на медленном изматывании германской энергии. Кампания 1915 г. развертывает борьбу обеих коалиций на столкновении этих противоположных стремлений. Германия продолжает попытки нанести решительный удар и попутно раздвинуть железное кольцо, которое все теснее зажимает ее. По внешности военные достижения Германии в 1915 г. огромны: Восточный фронт — русская армия окончательно оттеснена от своих границ в болота Полесья (за р. Стоход) и парализована по крайней мере до поздней весны будущего года; Галиция освобождена; Польша и часть Литвы очищены от русских; Австро-Венгрия спасена от конечного разгрома; Сербия уничтожена; Болгария вошла в Центральный союз; Румыния отказалась от присоединения к Антанте; полная неудача Дарданелльской экспедиции и рискованное положение англо-французских войск у Салоник. Все эти лавры германского оружия в 1915 г. могли обнадеживать конечной победой Центральные державы. Даже военное выступление Италии дает возможность союзнику — Австрии — дешевыми успехами восстановить свой военный престиж. Предпринятая беспощадная подводная война, хотя вскоре и затихшая, обнаружила в германских руках грозное средство ущемления жизненных интересов Англии.

  Но особенно могли казаться обильными для Германии результаты победы на востоке, далеко перешедшие за пределы лишь поражения русской армии. Внутри России вырвалось наружу всеобщее недовольство существовавшим режимом, выказавшим полную неспособность справиться со снабжением фронта и с устранением продовольственных затруднений в самой стране. Самодержавие серьезно заколебалось, и в частых переменах некоторых министров можно было только видеть слепоту и бессильное упрямство верховной власти игнорировать грозные предвестники надвигавшейся революции. Под напором внутреннего недовольства в стране был открыт отдушник для проявления «общественной самодеятельности» в помощь правительству по снабжению фронта. 7 июня 1915 г. было образовано Особое совещание по обеспечению действующей армии предметами снабжения с участием депутатов Государственной думы и представителей промышленников. В то же время возникли военно-промышленные комитеты с целью объединения и регулирования деятельности промышленности для нужд войны1. Общее число таких комитетов дошло до 200. К 1917 г. результаты этой активности буржуазии, конечно, значительно облегчили работу военного ведомства, но вместе с тем эта деятельность подготавливала переход власти от разлагавшегося царизма в руки буржуазных партий. Германия была уже вполне уверена в русской революции, и такая уверенность служила одним из поводов замыслить к 1916 г. удар по Франции на Верден.

  Но наряду с перечисленными большими достижениями центральной коалиции в 1915 г., от пытливого глаза не могли укрыться некоторые надломы внутри этого победоносного пока союза. Самой серьезной опасностью, не ощущаемой еще явственно в народных глубинах Германии и Австро-Венгрии, была перспектива длительной войны, на которую делала ставку Антанта. Подводная война всколыхнула общественное мнение Америки и в самой Англии ловко была использована Ллойд-Джорджем для проведения закона о всеобщей воинской повинности, в итоге которого Великобритания могла выставить в конце концов до 5000 тыс. бойцов. Между тем если официальная Германия еще дышала лозунгом «победить или умереть», то все ее союзники являлись коченевшими привесками, которые нужно было непрерывно оживлять материальной поддержкой во всех видах, так как иначе они обращались в мертвый балласт. Германия, сама уже ощущавшая к концу 1915 г. крайний недостаток во многих жизненных ресурсах борьбы, должна была еще делиться ими с Австрией, Турцией, Болгарией.

  Осознание командными верхами Германии этого истинного, не показного своего положения подтверждается тем, что дважды в 1915 г. ее правительство зондировало почву для заключения сепаратного мира с Россией. Фалькенгайн два раза возбуждал вопрос об этом мире перед имперским канцлером. При второй попытке в июле 1915 г. Бетман-Гольвег охотно пошел навстречу и предпринял некоторые дипломатические шаги, которые встретили отпор со стороны России, и Германия, как пишет Фалькенгайн, сочла более соответственным «временно совершенно разрушить мосты к Востоку».

  Германское население окончательно было переведено на голодные пайки и ощущало полный недостаток в самых необходимых продуктах народного питания, не устранимый никакими суррогатами пищи. Эти лишения угнетающе действовали на народную психику, особенно при начавшейся выясняться долгосрочности войны.

  Германский флот — это выражение «германского будущего на морях» — был накрепко заперт в «морском треугольнике» (Гельголандская бухта) и после робкой попытки проявить активность в январе 1915 г. у Доггер-Банки обрек себя на полную бездеятельность. Взамен германское главное командование начало предпринимать налеты цеппелинами на Париж и Лондон. Но эти налеты относились к случайным средствам устрашения мирного населения столиц и после принятия мер воздушной обороны не могли дать крупных результатов. В снабжении техническими средствами борьбы, особенно снарядами тяжелой артиллерии, к концу 1915 г., с быстрым развитием военной промышленности, Антанта уже сравнялась с Германией, а в дальнейшем стала даже превосходить ее.

  На рубеже 1915 и 1916 гг. Англия и Франция приобрели гораздо больше уверенности в окончательной своей победе, нежели годом раньше, причем предстоящее выпадение из союза России заменялось подготовкой вступления в союз Соединенных Штатов, к чему уже направлялись усилия Великобритании. Наконец, результаты кампании 1915 г. на Русском фронте вплотную поставили вопрос о положении России. Не было больше сомнений, что существовавший в ней режим ведет страну к окончательному поражению, причем Антанта стремилась поскорее выжать всю пользу для себя, пока русская армия еще не сдала. Соотношение сил Центрального союза на Русском и Французском фронтах в начале войны и к концу 1915 г. было таково:

  Войска Центрального союза:

1) В начале войны:

а) против России — 42 пех. и 13 кав. дивизий;

б) против Франции — 80 пех. и 10 кав. дивизий.

2) К сентябрю 1915 г.:

а) против России — 116 пех. и 24 кав. дивизии;

б) против Франции — все то же количество войск — 90 пех. и 1 кав. дивизия.

  Если в начале войны Россия оттягивала на себя только 31% всех враждебных сил, то через год Россия притянула к себе более 50% сил противника.

  В 1915 г. Русский театр был главным театром мировой войны и обеспечил Франции и Англии передышку, которая была широко ими использована для достижения конечной победы над Германией. Кампания 1915 г. ярко выявила служебную роль царизма для англо-французского капитала. Кампания 1915 г. на Русском театре выявила также, что Россия и экономически и политически не может приспособиться к размаху и характеру войны. С начала войны русская армия потеряла почти все свои кадры (3400 тыс. человек, из них 312 600 убитыми и 1548 тыс. пленными и без вести пропавшими; 45 тыс. офицеров и врачей, из них 6147 убитыми и 12 782 пленными и ранеными). В дальнейшем русская армия не могла оправиться настолько, чтобы вести успешно войну с Германией.

      

      

www.othist.ru

Владимир Рохмистров — Авиация великой войны

Германии вновь не удалось вывести из войны Россию, и, несмотря на столь явные успехи и вытеснение русских войск из Галиции, она фактически потеряла в кампании целый год, в который ее противники, наоборот, смогли накопить хорошие технические и материальные ресурсы.

Немаловажное значение в сохранении русскими армии и фронта сыграла русская авиация. Наряду с воздушной разведкой, позволившей неоднократно избежать фланговых обходов и разгрома отдельных соединений, русская авиация в кампании 1915 г. эффективно выполняла и ряд других задач. Она прикрывала свои войска и важные объекты от австро-германского воздушного флота. Основным способом боевых действий в воздухе являлось барражирование. Производились штурмовые действия. Особенно эффективно работала бомбардировочная эскадра воздушных кораблей «Илья Муромец». Она систематически совершала налеты на железнодорожные узлы и станции, базы, склады и аэродромы противника. Например, на железнодорожной станции Тауэркальн была полностью уничтожена продовольственная база германских войск, а на станции Митава – склады горючего, а также разрушено полотно железной дороги. Первая эскадра «ИМ» составила сердце русских бомбардировочных сил в Первую мировую войну. За 10 месяцев этого года «Муромцы» совершили 100 боевых вылетов.

За весь 1915 г. русская авиация произвела в общей сложности 9993 самолетовылета.

Западноевропейский театр

Англичане и французы предприняли наступательные операции в Шампани (16.02–10.03 и 25.09-6.10], в Вевре (30.03-6.04] и в Артуа (9.05–16.06 и 25.09–13.10], а германцы у Ипра (22.04]. Французы рассчитывали достигнуть успеха применением мощной (от 40 до 70 орудий на 1 км фронта] и длительной (от 3 до 6 дней] артиллерийской подготовки, а германцы и англичане – при помощи газовой атаки. Однако ни одной из сторон не удалось прорвать оборону противника. Операции, повлекшие тяжелые потери, закончились весьма ограниченными тактическими результатами и сколько-нибудь значительного влияния на ход войны не оказали. Не удалось Германии и в этом году, уничтожив армию Сербии, создать прямое сообщение через Балканы с Турцией из-за создания союзными державами Салоникского фронта, угрожавшего германским коммуникациям с фланга.

Одной из существенных причин неудачного исхода операций англичан и французов являлось пренебрежение противовоздушной маскировкой. Германская авиация регулярно вскрывала все подготовки англичан и французов к наступлению.

Второй причиной неудач англичан и французов явилась плохая постановка воздушной разведки и корректирования артиллерийского огня. Например, в Шампаньской операции французы имели 200 самолетов, но практически не использовали их. Оборона противника не вскрывалась. В результате, наступление французских войск захлебнулось, напоровшись на вторую линию обороны, о которой они даже не подозревали. Также не проверялись воздушной разведкой результаты артиллерийской подготовки, из-за чего многие огневые точки германской обороны не были подавлены, и французы понесли тяжелые потери.

В подводной войне Германии не удалось достигнуть своей цели, в то время как при осуществлении подводной блокады немцы потеряли в 1915 г. 19 подводных лодок.

В Дарданелльской операции применение авиации вообще было исключительно ограничено. Указания целей для обстрела их флотом давались начальником десанта, который устанавливал связь с флотом при помощи базисных сигнальных и расположенных на флангах семафорных или флажковых станций. Эти станции переговаривались только с теми судами, которые назначались для обстрела данного района.

Вообще в Дарданелльской операции авиация употреблялась в основном лишь для разведки и отчасти для корректирования артиллерийской стрельбы флота, причем, как в первом, так и во втором случае в крайне ограниченном размере. Применение авиации для торпедирования судов противника было весьма эффективным, но использовалось всего дважды и не принесло особо значимых для хода военных действий результатов.

Что касается воздушной войны вообще, то здесь необходимо сказать следующее.

Соотношение сил в воздухе изменилось, прежде всего, после того, как германской авиапромышленностью летом 1915 г. был разработан специальный самолет «Фоккер Е I» – первый специальный самолет с германской стороны, обладающий, благодаря синхронному вооружению более, подходящими авиатехническими свойствами для действий против самолетов противника. Снабженный 80-сильным мотором, он летал со скоростью 130 км/час и поднимался на высоту 3000 м. Тем не менее сначала этот самолет поставлялся исключительно для воздушной разведки. Это не должно казаться странным, потому что для непосредственных боевых действий разведка является гораздо более важной функцией авиации, чем истребление самолетов противника. Истребление же самолетов противника, по сути, является задачей второстепенной, призванной обеспечить свободную работу разведчиков. Поначалу казалось, что хорошо вооруженный и маневренный самолет сможет сам себя защитить при осуществлении разведывательных задач. Однако вскоре выяснилось, что необходимость отбиваться от воздушного противника сводит почти на нет собственно разведдеятельность пилотов. Произошло то, чего и боялись русские военные в начале войны; увлечение борьбой в воздухе стало отрицательно сказываться на самой главной работе авиации.

В результате каждый полевой авиаотряд в Германии был поначалу снабжен одним самолетом специально предназначенным только для целей борьбы с воздушным противником. И на исходе этого года германские воздушные силы завоевали воздушное превосходство. На стороне Антанты вскоре начались разговоры о «Fokkergeissel» (фоккер-биче], препятствовавшем дальней разведке французских и британских сил. Чтобы сломить германское превосходство в воздухе, в британских и французских воздушных силах, стали понемногу создавать защитные боевые формирования.

Людендорф: «Воздушные боевые силы… приобрели такое распространение, что оказалось необходимым подчинить их особому авиационному командованию, которое, в свою очередь, было подчинено начальнику генерального штаба. Первым командующим воздушными боевыми силами был генерал фон Гепнер. Испытанный начальник штаба армии и строевик, он по мере своих сил содействовал развитию этого оружия будущего. Начальником его штаба был полковник Томсен, до того самостоятельно руководивший воздушным флотом. Несмотря на усилия генерального штаба мы вступили в войну недостаточно подготовленными к борьбе в воздухе. Огромной творческой энергии полковника Томсена и действовавшего в тылу подполковника Зигерта Германия и германская армия обязаны успешным развитием во время войны воздушного флота. Теперь главное значение представлялось увеличению числа летчиков-истребителей и снабжению их хорошими боевыми аппаратами. При этом другие виды военной авиации также не были позабыты. Много внимания уделялось и бомбардировочной авиации.

Дирижабль был исключен из числа боевых средств армии. Он представлял собой слишком удобную мишень. Морское ведомство еще сохранило его. Оружие для стрельбы с аэропланов было усовершенствовано и увеличено в числе.

Также была широко организована противоаэропланная оборона фронта».

Что касается получившей особенное значение в этом году бомбардировочной авиации, то, несмотря на кажущийся эффект таких нападений, она все же имела небольшое влияние.

В совокупности каждое из этих нападений, благодаря еще относительному несовершенству самолетов, не оправдало возложенных на них надежд. Гораздо большего значения достигли они, воздействуя на непосредственный тыл фронта. На английской стороне к концу 1915 г. победило предложение бригадного генерала Гуго Тренчарда, предложившего систематическую бомбовую войну против оперативных линий противника, не позволяющую ему планировать фронт и налаживать соответствующее материальное обеспечение.

С немецкой стороны В АО и «Отделение голубиной почты в Меце» в конце 1915 г. были расформированы; из них создали 6 военных эскадр OHL (Каголь). Однако они попрежнему все еще предназначались для многоцелевого применения, а не только для бомбардировочной деятельности, и считались элитными подразделениями, аккумулировавшими лучшие воздушные силы.

В конце года была создана первая истребительная эскадрилья во главе с лучшим германским летчиком Белке. Таким образом, к началу следующего года авиация начала готовиться всерьез к переключению с земных целей на воздушные.

Большие потери среди летного состава заставляли руководство воюющих держав все более расширять подготовку и обучение новых военных летчиков.

Гатчинская и Севастопольская школы были расширены. Об интенсивности учебных полетов говорит тот факт, что в Севастопольской школе летчиков с 1 июля 1914 г. но 3 февраля 1915 г. курсанты налетали 1436 часов. Однако выпуск летчиков в России хотя и увеличивался из месяца в месяц, все еще оставался недостаточным. В январе 1915 г. было подготовлено 3 военных летчика, в мае – 32, в осенне-зимние месяцы в среднем выпускалось по 12–15 человек. К концу года все школы выпустили 190 военных летчиков, в том числе обучено было 45 офицеров, переучено – 35. Кроме того, был подготовлен 81 «охотник» [100] .

В разведке возникли новые трудности.

В ответ на аэрофотосъемку развилась новая отрасль военного дела – маскировка. Военные объекты стали маскироваться тщательнее, устраивались ложные артиллерийские позиции, ходы сообщений, целые ложные укрепленные районы и города.

Это, в свою очередь, потребовало подготовки профессиональных дешифровщиков фотоснимков. Была создана военная аэрофотограмметрическая служба, ставшая неотъемлемой частью воздушной разведки.

profilib.org

Первая мировая война: кампания 1915 года

Н. Самокиш «Убитый конь»

Кампания 1915 г. была тяжёлой для русской армии. Сотни тысяч солдат и офицеров были убиты, ранены и взяты в плен. Русская армия оставила Галицию, Буковину, Польшу, часть Прибалтики, Белоруссии.

Западный фронт

Начало 1915 г. было отмечено значительным уменьшением интенсивности боевых действий на Западном фронте. Германия усиленно готовилась к боям против России. В первые четыре месяца нового года на фронте было почти полное затишье, боевые действия велись только в исторической области Франции Артуа и юго-восточнее Вердена.

Д. Ричардс «Вторая битва при Ипре, 22 апреля по май 1915»

Немцы предприняли контрудар против английских войск на севере фронта, во Фландрии у г. Ипра. На Ипрском выступе произошло три крупных сражения, во время которых немцы в 1915 г. впервые в истории применили химическое оружие – хлор. А в 1917 г. здесь впервые в качестве оружия был применён горчичный газ, известный сейчас как иприт.

Пострадало 15 тыс. человек, из которых 5 тыс. умерли. После ипрской газовой атаки обе стороны быстро разработали противогазы различных конструкций.

Мененские ворота. Автор проекта – Р. Блумфилд

Мененские ворота (1927) – триумфальная арка, памятник в бельгийском городе Ипр, посвященный памяти солдат и офицеров войск Антанты, погибших в сражениях Первой мировой войны возле этого города и тела которых не были найдены. Памятник построен на средства правительства Великобритании.

На монументе выбиты имена 54 тысяч погибших в этих местах в ходе Первой мировой войны. В общей сложности вокруг города насчитывается не менее ста сорока военных кладбищ и мемориалов.

За весь 1915 г. фронт практически не был прорван, если не считать передвижения линии фронта на 10 км. Но при этом с обеих сторон отмечались огромные жертвы.

Тогда Германии решила все усилия направить на Восточный фронт, на борьбу с Россией.

В то же время военные действия начала 1915 г. показали, что такое ведение войны создаёт неподъёмную нагрузку на экономики воюющих стран: мобилизовывали миллионы людей, не хватало вооружений и боеприпасов. Довоенные запасы быстро исчерпались, поэтому воюющие страны начали спешно перестраивать свои экономики под военные нужды. Война стала превращаться в сражение экономик. Активизировались разработки новой военной техники – все эти действия были в ущерб мирному существованию людей.

Использование авиации

В начале войны авиация применялась в основном только для воздушной разведки, но через некоторое время она стала использоваться и как боевое оружие.

Пётр Николаевич Нестеров

Первым использовал самолёт в бою русский лётчик Пётр Нестеров. 8 сентября 1914 г. он сбил самолет противника, используя таран, при этом сам погиб. Нестеров установил в хвостовой части аэроплана «нож-пилку» для разрушения оболочки дирижабля, а для поражения воздушного винта самолёта противника пристроил длинный трос с грузом на конце в виде «кошки».

Через семь месяцев после гибели П. Нестерова, в марте 1915 г., его воздушный таран применил поручик А. А. Казаков. Он благополучно приземлился после атаки.

www.rosimperija.info

3. Военные кампании 1915 – 1916 гг.

Руководители
Германии и Австро-Венгрии решили в 1915
г. «нанести поражение России еще в
течение этого лета». Против России было
брошено более половины всех вооруженных
сил этих держав, а с юга – Османской
империи. В феврале-марте
1915 г.
немецким
войскам в ожесточенных боях удалось
вытеснить
российские армии из Восточной Пруссии
.
В мае австро-венгерские войска прорвали
фронт в районе Горлицы.
Немцы двинулись в наступление севернее
Варшавы и в августе взяли этот город.
Российские войска, остро нуждавшиеся
в вооружении и боеприпасах, понесли
ряд тяжелых поражений.

В
это время на Западном фронте германские
войска отражали натиск англо-французских
дивизий в Шампани,
Артуа и Фландрии
.
Их активные действия ограничились
атакой севернее реки Ипр, где в апреле-мае
ими было впервые применено химическое
оружие — газ, получивший название иприта.
Это было преступное нарушение Гаагской
конвенции. А успех немцев был лишь
тактическим.

К
осени вооруженные силы Австро-Венгрии
и Германии захватили
всю Польшу, часть Прибалтики
,
но дальше про­двигаться уже не смогли.
Заставить Россию просить мира не удалось.

Одновременно
с наступлением на Востоке руководство
Гер­мании в 1915 г. попыталось блокадой
поставить на колени Великобританию.
Оно не хотело рисковать основными силами
флота, а крейсера не могли добиться
серьезного успеха. Поэтому в феврале
была начата неограниченная подводная
война сравнительно новым оружием —
подводными лодками. Они топили все
идущие в Великобританию пароходы даже
нейтральных стран. До января 1916 г. было
уничтожено более 700 кораблей с их
командами и пассажирами.

После
потопления в
мае 1915 г. океанского парохода Луизитания,
на котором погибли граждане разных
стран, США
и
другие нейтральные государства
категорически потребовали от Германии
немедленного прекращения неограниченной
подводной войны. Германское командование
было вынуждено отдать приказ не топить
пассажирские корабли без предупреж­дения.
Но подводная война продолжалась.

Великобритания
же увеличила и ускорила строительство
своих судов и разработала эффективные
средства борьбы про­тив подводных
лодок, тем самым преодолев нависшую над
ней опасность. Поставить Великобританию
на колени германско­му командованию
не удалось.

В
1915 г. обострилась дипломатическая борьба
вокруг Италии, правящие круги которой
в 1914 г. отказались вступить в войну на
стороне австро-германского блока. Они
учитывали как пацифистские настроения
населения, так и то, что полуостров
слишком уязвим для мощного флота Антанты.
Кроме того, Австро-Венгрия никак не
желала ни удовлетворять пре­тензии
Италии на свои территории с итальянским
населением, ни согласиться на расширение
ее влияния на Балканах. Правительство
Германии при поддержке Ватикана
настойчиво пыталось склонить Италию
на свою сторону и ради этого убеждало
руководителей Австро-Венгрии сделать
Италии значительные уступки. Но
правительства Антанты за чужой счет
легко пообещали Италии больше и подкрепили
обещания кредитом. Поэтому колебания
правящих кругов Италии закончились в
пользу Антанты: в мае 1915 г. они объявили
войну Австро-Венгрии, а в августе
следующего года – Германии.

Войска
Италии пытались наступать на позиции
Авст­ро-Венгрии на реке Изонцо, но
безуспешно, однако Средизем­ное море
для австро-германского блока было
закрыто.

Руководителям
этого блока удалось взять реванш на
Балка­нах. Обещав правительству
Болгарии части территорий Сер­бии,
Греции, Румынии и даже Турции, они в
сентябре доби­лись вступления Болгарии
в блок с Германией и Османской империей.
Так был создан Четверной
союз
Германии,
Авст­ро-Венгрии, Османской империи и
Болгарии. При поддержке болгарских
войск австро-германские войска заняли,
наконец, Сербию, заставив отойти
героически оборонявшие ее войска. Между
Берлином, Веной и Стамбулом через Балканы
была ус­тановлена прямая связь.

Но
под сильным нажимом Антанты Греция дала
согласие на высадку в стране
англо-французских и сербских войск,
со­здавших против сил Четверного
союза на Балканах Салоник­ский
фронт
.

В
поисках пути к победе германское
командование в 1916 г. попыталось истощить
силы Франции. Оно сосредоточи­ло 12
дивизий и огромное количество артиллерии,
чтобы ата­ковать ими узкий участок
фронта — 10 км у Вердена. Это было направление
на Париж, и немцы справедливо полагали,
что здесь французы будут биться до
последнего.

Наступление
21 февраля началось артиллерийской
подго­товкой невиданной мощности.
Но сопротивление французов было упорным.
За неделю ожесточенных боев немцам
удалось захватить лишь несколько
разрушенных укреплений. Французский
главнокомандующий Жоффр
приказал
солдатам: «Стоять насмерть!» ­и
непрерывно направлял подкрепления.

Немецкое
командование бросало в бой свои резервы.
«Верденская
мясорубка» (21 февраля — 18 декабря 1916
г.)
как
называли это сражение солдаты, продолжалась
без перерыва до начала июля. Продвижение
германских войск оказалось незначительным,
их силы исто­щались и целей своих
германское командование не достигло.
Французы потеряли 350 тыс. человек, немцы
— 600 тыс. человек.

Нажим
на Верден был ослаблен наступлениями
российских войск на Восточном фронте
в марте и летом 1916 г. В июне в результате
мощного
прорыва войск Юго-Западного фронта
России под командованием
А.
Брусилова (
июнь-июль
1916 г.
)
и
их
продвижения на 60-100 км положение там, с
точки зрения германского командования,
стало «исключительно серьезным. Туда
был переброшен ряд немецких дивизий с
Западного фронта. Несмотря на это, войска
Брусилова заняли часть Галиции и
Буковину, вошли в Карпаты. Их дальнейшему
продвижению помешали растянутость
коммуникаций и нехватка боепри­пасов,
а также Двинско-нарочская
операция

русских войск на севере.

Неудача
немцев под Верденом и успехи Брусиловского
наступления положили конец длительным
колебаниям правя­щих кругов Румынии.
Как ни убеждали их раньше дипломаты
Антанты выступить против Четверного
союза, предоставляя кредиты и обещая
австро-венгерские территории с румынским
населением, Румыния объявила войну
Австро-Венгрии только в августе 1916 г.
Однако ее армия не выдержала натиска
противника, который вскоре оккупировал
почти всю страну, и России пришлось
направить туда свои войска.

В
июле англо-французское командование
организовало крупное наступление
на реке Сомме
.
Однако германские вой­ска не позволили
прорвать свой фронт и упорно сопротивля­лись.
Ожесточенное и кровопролитное сражение
на Сомме то­же превратилось в «битву
на истощение» и затянулось до кон­ца
осени. В сентябре англичане впервые
применили здесь танки, но серьезного
успеха так и не добились. Был ослаблен
лишь нажим немцев на Верден.

Итоги
кампаний 1915 – 1916 гг
.
Кровопролитнейшие бои под Верде­ном
и на Сомме, на Восточном и Кавказском
фронтах и подводная война не дали пока
решающего перевеса ни одной из сторон.
Германская армия не потерпела ни одного
поражения, но резервы ее были исчерпаны.
Австро-Вен­грия могла держаться только
благодаря поддержке Германии. Захват
Румынии упрочил положение немецкой
армии на Балка­нах, но Македонский
фронт стабилизировался, союзная армия
в Македонии крепла, набирала силы и
ждала своего часа. Усилия немцев прорвать
морскую блокаду не увенчались ус­пехом,
англичане продолжали господствовать
на море. Союз­ное командование создало
эффективную систему экономической
войны, нейтралов кнутом и пряником
побуждали свертывать всякую торговлю
с Германией. Немецкая военная экономика
задыхалась без цветных металлов, каучука,
топлива, продоволь­ствия.

Растратив
в 1916 г. свои резервы, Германия так и не
добилась перелома в войне в свою пользу.
Для Антанты 1916 год был в отношении
резервов очень тяжелым, но к концу года
кризис был в целом преодолен — наладилось
не только правильное обучение войск и
их закаливание в боях, но и производство
вооружений. Становившееся все более
реальным вступление в войну Соединен­ных
Штатов должно было окончательно решить
вопрос о перспек­тивах затяжной войны.

studfiles.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о