Ах мой батюшка да извозчики то на что – а ка­ко­ва была го­ло­уш­ка!Прав­дин. Что ж такое?Ско­ти­нин. Да с ним на роду вот что слу­чи­лось. Вер­хом на бор­зом ино­ход­це раз­бе­жал­ся он хмель­ной в ка­мен­ны во­ро­та. Мужик был рос­лый, во­ро­та низки, забыл на­кло­нить­ся. Как хва­тит себя лбом о при­то­ло­ку, индо при­гну­ло дядю к по­хвям по­ты­ли­цею , и бод­рый конь вынес его из ворот к крыль­цу на­вз­ничь. Я хотел бы знать, есть ли на свете уче­ный лоб, ко­то­рый бы от та­ко­го ту­ма­ка не раз­ва­лил­ся; а дядя, веч­ная ему па­мять, про­трез­вясь, спро­сил толь­ко, целы ли во­ро­та?Милон. Вы, гос­по­дин Ско­ти­нин, сами при­зна­е­те себя не­уче­ным че­ло­ве­ком; од­на­ко, я думаю, в этом слу­чае и ваш лоб был бы не креп­че уче­но­го.Ста­ро­дум (Ми­ло­ну). Об за­клад не бейся. Я думаю, что Ско­ти­ни­ны все родом креп­ко­ло­бы.Д.И. Фонвизин. «Недоросль»

Содержание

Вольтер и Фонвизин о географии и извозчике

Прежде всего родители наняли для юного маркиза воспитателя; воспитатель, мужчина весьма представительной внешности и совершенный невежда, не мог ничему научить своего подопечного. Отец хотел, чтобы сын изучил латынь, мать этого не хотела. Рассудить их они просили некоего сочинителя, прославившегося к тому времени своими приятными произведениями. Пригласили его к обеду. Хозяин дома начал с того, что обратился к гостю со словами:

– Сударь, поскольку вы знаете латынь и бываете при дворе…

– Что вы, сударь, какая латынь! Да я ни звука не знаю по-латыни, – отвечал остроумец. – Как известно, на родном языке говоришь гораздо лучше, если остаешься верен ему и не обременяешь себя знанием иностранного. Взгляните на наших дам, у них ум гораздо приятнее чем у мужчин, их письма во сто раз изящнее, и этим превосходством, сравнительно с нами, они обязаны именно тому, что не знают латыни.

– Вот видите? Говорила же я! – подхватила хозяйка. – Я хочу, чтобы мой сын стал человеком остроумным, чтобы он преуспевал в свете. Теперь вам ясно, что, знай он латынь, он совсем пропал бы. Скажите на милость, разве оперы и комедии представляют на латинском языке? Разве в суде выступают на латинском языке? Разве на латинском языке объясняются в любви?

Хозяин, обезоруженный этими доводами, признал свою несостоятельность, и было решено, что молодому маркизу не стоит тратить время на Цицерона, Горация и Вергилия. Но что же он станет изучать? Ведь надо же ему что-то знать. Не познакомить ли его чуточку с географией?

– А на что она ему? – возразил воспитатель. – Когда маркиз пожелает отправиться в свои поместья, неужели почтари не найдут дороги? Будьте покойны, не заблудятся. Для путешествий нет нужды в буссоли, и из Парижа в Овернь люди отлично добираются, не ведая, на какой они широте.

(Вольтер «Жанно и Колен» 1764)

Г-жа Простакова (Правдину). Как, батюшка, назвал ты науку-то?

Правдин. География.

Г-жа Простакова (Митрофану). Слышишь, еоргафия.

Митрофан. Да что такое! Господи боже мой! Пристали с ножом к горлу.

Г-жа Простакова (Правдину). И ведомо, батюшка. Да скажи ему, сделай милость, какая это наука-то, он ее и расскажет.

Правдин. Описание земли.

Г-жа Простакова (Стародуму). А к чему бы это служило на первый случай?

Стародум. На первый случай сгодилось бы и к тому, что ежели б случилось ехать, так знаешь, куда едешь.

Г-жа Простакова. Ах, мой батюшка! Да извозчики-то на что ж? Это их дело. Это-таки и наука-то не дворянская. Дворянин только скажи: повези меня туда, свезут, куда изволишь.

(Фонвизин «Недоросль» 1782)

grraen.livejournal.com

Денис Фонвизин — Недоросль — стр 13

Те же, г-жа Простакова, Простаков, Митрофан и Еремеевна.

Г-жа Простакова (входя). Всё ль с тобою, друг мой?

Простаков. Ну, да уж не заботься.

Г-жа Простакова (Стародуму). Хорошо ли отдохнуть изволил, батюшка? Мы все в четвертой комнате на цыпочках ходили, чтоб тебя не обеспокоить; не смели в дверь заглянуть; послышим, ан уж ты давно и сюда вытти изволил. Не взыщи, батюшка…

Стародум. О сударыня, мне очень было бы досадно, ежели б вы сюда пожаловали ране.

Скотинин. Ты, сестра, как на смех, все за мною по пятам. Я пришел сюда за своею нуждою.

Г-жа Простакова. А я так за своею. (Стародуму.) Позволь же, мой батюшка, потрудить вас теперь общею нашею просьбою. (Мужу и сыну.) Кланяйтесь.

Стародум. Какою, сударыня?

Г-жа Простакова. Во-первых, прошу милости всех садиться.

Все садятся, кроме Митрофана и Еремеевны.

Г-жа Простакова. Вот в чем дело, батюшка. За молитвы родителей наших, – нам, грешным, где б и умолить, – даровал нам господь Митрофанушку. Мы все делали, чтоб он у нас стал таков, как изволишь его видеть. Не угодно ль, мой батюшка, взять на себя труд и посмотреть, как он у нас выучен?

Стародум. О сударыня! До моих ушей уже дошло, что он теперь только и отучиться изволил. Я слышал об его учителях и вижу наперед, какому грамотею ему быть надобно, учася у Кутейкина, и какому математику, учася у Цыфиркина. (К Правдину.) Любопытен бы я был послушать, чему немец-то его выучил.

Г-жа Простакова, Простаков (вместе):

– Всем наукам, батюшка.

– Всему, мой отец. Митрофан. Всему, чему изволишь.

Правдин(Митрофану). Чему ж бы, например?

Митрофан (подает ему книгу). Вот, грамматике.

Правдин(взяв книгу). Вижу. Это грамматика. Что ж вы в ней знаете?

Митрофан. Много. Существительна да прилагательна…

Правдин. Дверь, например, какое имя: существительное или прилагательное?

Митрофан. Дверь, котора дверь?

Правдин. Котора дверь! Вот эта.

Митрофан. Эта? Прилагательна.

Правдин. Почему же?

Митрофан. Потому что она приложена к своему месту. Вон у чулана шеста неделя дверь стоит еще не навешена: так та покамест существительна.

Стародум. Так поэтому у тебя слово дурак прилагательное, потому что оно прилагается к глупому человеку?

Митрофан. И ведомо.

Г-жа Простакова. Что, каково, мой батюшка?

Митрофан. Каково, мой отец?

Правдин. Нельзя лучше. В грамматике он силен.

Милон. Я думаю, не меньше и в истории.

Г-жа Простакова. То, мой батюшка, он еще сызмала к историям охотник.

Скотинин. Митрофан по мне. Я сам без того глаз не сведу, чтоб выборный не рассказывал мне историй. Мастер, собачий сын, откуда что берется!

Г-жа Простакова. Однако все-таки не придет против Адама Адамыча.

Правдин (Митрофану). А далеко ли вы в истории?

Митрофан. Далеко ль? Какова история. В иной залетишь за тридевять земель, за тридесято царство.

Правдин. А! так этой-то истории учит вас Вральман?

Стародум. Вральман? Имя что-то знакомое.

Митрофан. Нет, наш Адам Адамыч истории не рассказывает; он, что я же, сам охотник слушать.

Г-жа Простакова. Они оба заставляют себе рассказывать истории скотницу Хавронью.

Правдин. Да не у ней ли оба вы учились и географии?

Г-жа Простакова (сыну). Слышишь, друг мой сердечный? Это что за наука?

Простаков (тихо матери). А я почем знаю.

Г-жа Простакова (тихо Митрофану). Не упрямься, душенька. Теперь-то себя и показать.

Митрофан(тихо матери). Да я не возьму в толк, о чем спрашивают.

Г-жа Простакова (Правдину). Как, батюшка, назвал ты науку-то?

Правдин. География.

Г-жа Простакова (Митрофану). Слышишь, еоргафия.

Митрофан. Да что такое! Господи боже мой! Пристали с ножом к горлу.

Г-жа Простакова (Правдину). И ведомо, батюшка. Да скажи ему, сделай милость, какая это наука-то, он ее и расскажет.

Правдин. Описание земли.

Г-жа Простакова (Стародуму). А к чему бы это служило на первый случай?

Стародум. На первый случай сгодилось бы и к тому, что ежели б случилось ехать, так знаешь, куда едешь.

Г-жа Простакова. Ах, мой батюшка! Да извозчики-то на что ж? Это их дело. Это таки и наука-то не дворянская. Дворянин только скажи: повези меня туда, – свезут, куда изволишь. Мне поверь, батюшка, что, конечно, то вздор, чего не знает Митрофанушка.

Стародум. О, конечно, сударыня. В человеческом невежестве весьма утешительно считать все то за вздор, чего не знаешь.

Г-жа Простакова. Без наук люди живут и жили. Покойник батюшка воеводою был пятнадцать лет, а с тем и скончаться изволил, что не умел грамоте, а умел достаточек нажить и сохранить. Челобитчиков принимал всегда, бывало, сидя на железном сундуке. После всякого сундук отворит и что-нибудь положит. То-то эконом был! Жизни не жалел, чтоб из сундука ничего не вынуть. Перед другим не похвалюсь, от вас не потаю: покойник-свет, лежа на сундуке с деньгами, умер, так сказать, с голоду. А! каково это?

Стародум. Препохвально. Надобно быть Скотинину, чтоб вкусить такую блаженную кончину.

Скотинин. Да коль доказывать, что ученье вздор, так возьмем дядю Вавилу Фалелеича. О грамоте никто от него и не слыхивал, ни он ни от кого слышать не хотел: а какова была голоушка!

Правдин. Что ж такое?

Скотинин. Да с ним на роду вот что случилось. Верхом на борзом иноходце разбежался он хмельной в каменны ворота. Мужик был рослый, ворота низки, забыл наклониться. Как хватит себя лбом о притолоку, индо пригнуло дядю к похвям потылицею, и бодрый конь вынес его из ворот к крыльцу навзничь. Я хотел бы знать, есть ли на свете ученый лоб, который бы от такого тумака не развалился; а дядя, вечная ему память, протрезвись, спросил только, целы ли ворота?

Милон. Вы, господин Скотинин, сами признаете себя неученым человеком; однако, я думаю, в этом случае и ваш лоб был бы не крепче ученого.

Стародум(Милону). Об заклад не бейся. Я думаю, что Скотинины все родом крепколобы.

Г-жа Простакова. Батюшка мой! Да что за радость и выучиться? Мы это видим своими глазами и в нашем краю. Кто посмышленее, того свои же братья тотчас выберут еще в какую-нибудь должность.

Стародум. А кто посмышленее, тот и не откажет быть полезным своим согражданам.

Г-жа Простакова. Бог вас знает, как вы нынче судите. У нас, бывало, всякий того и смотрит, что на покой. (Правдину.) Ты сам, батюшка, других посмышленее, так сколько трудисся! Вот и теперь, сюда шедши, я видела, что к тебе несут какой-то пакет.

Правдин. Ко мне пакет? И мне никто этого не скажет! (Вставая.) Я прошу извинить меня, что вас оставлю. Может быть, есть ко мне какие-нибудь повеления от наместника.

Стародум (встает и все встают). Поди, мой друг; однако я с тобою не прощаюсь.

Правдин. Я еще увижусь с вами. Вы завтре едете поутру?

Стародум. Часов в семь.

Правдин отходит.

Милон. А я завтре же, проводя вас, поведу мою команду. Теперь пойду сделать к тому распоряжение.

Милон отходит, прощаясь с Софьею взорами.

ЯВЛЕНИЕ IX

profilib.org

«Да извозчики-то на что ж?»

«Да извозчики-то на что ж?» — Кошка без тени

[Свежие записи][Архив][Друзья][Личная информация]

05:00 pm

[Ссылка]

«Да извозчики-то на что ж?»
Со всех сторон слышу, что очаровательная Псаки сказала, что «в случае вторжения Белоруссии на территорию Украины 6-й флот США будет немедленно переброшен к берегам Белоруссии».

С одной стороны мне до конца в такое не верится — ну нельзя же так дичать. С другой… Какой сюжет о переселение душ! Литературных.

Прошлое воплощение
Г-жа Простакова . (Правдину)Как, батюшка, назвал ты науку-то?
Правдин. География.
Г-жа Простакова (Митрофану). Слышишь, еоргафия.
Митрофан. Да что такое! Господи боже мой! Пристали с ножом к горлу.
Г-жа Простакова (Правдину). И ведомо, батюшка. Да скажи ему, сделай милость, какая это наука-то, он ее и расскажет.
Правдин. Описание земли.
Г-жа Простакова (Стародуму). А к чему бы это служило на первый случай?
Стародум. На первый случай сгодилось бы и к тому, что ежели б случилось ехать, так знаешь, куда едешь.
Г-жа Простакова. Ах, мой батюшка! Да извозчики-то на что ж? Это их дело. Это-таки и наука-то не дворянская. Дворянин только скажи: повези меня туда, свезут, куда изволишь. Мне поверь, батюшка, что, конечно, то вздор, чего не знает Митрофанушка.
Стародум. О, конечно, сударыня. В человеческом невежестве весьма утешительно считать все то за вздор, чего не знаешь.

Актуальное воплощение:
Г-жа Псакина. Ах, мой батюшка! Да военные-то на что ж? Это их дело. Это-таки и наука-то не президентская. Президент только скажи: поплыви туда, сплывут аль слетают, куда изволишь, и разбомбят, кого скажешь Мне поверь, батюшка, что, конечно, то вздор, чего не знает президентушка.
Стародум. О, конечно, сударыня. В человеческом невежестве весьма утешительно считать все то за вздор, чего не знаешь.

Tags: Классика и современность, Нам пишут из Янины, Напоминают мне оне…, Ничего себе!, ЫП!, бредятина, ходит песенка по кругу

 

"Да извозчики-то на что ж?"

(Link)

Ну, честно-то говоря, Стародум и сам не знает, на что нужна география — он даёт откровенно глупый ответ, и Простакова вполне правомерно его на этом ловит.
Другой вопрос, что умного ответа она бы и не поняла.

…Хотя, может быть, и поняла бы. Ответ: «вот пойдёт твой сын войной на Берлин, так надо бы знать, где тот Берлин находится» — ей, пожалуй, и был бы понятен, только б она возопила, что «Не пущу Митрофанушку на Берлин!!» Но факт, что Стародума на осмысленный ответ не хватило.

Edited at 2014-05-25 13:41 (UTC)

Согласен. Вообще, нередко бывает так, что человек ратующий за необходимость образования (неважно, в какой-то области или в целом) не в состоянии объяснить, зачем это надо, и вопрос переводится чуть ли не в разряд религиозных — кощунство считать, что образование может быть не нужно.

А тут главное не необходимость образования (религии, физического развития, раздельного питания, любви к родине или семье ), а то, вокруг чего вертится мир ратующего. Та же г-жа Простакова вряд ли сможет внятно (для других, объяснить, для чего нужно дворянство. Я, мне лет пять или шесть было, на всю жизнь запомнила, как верующая женщина пыталась объяснить ребенку (мне), почему герой оперы не мог пойти на сделку с дьяволом, когда от нее сплошная польза. Пожалуй, напишу я как-нибудь об этом отдельно.

Та же г-жа Простакова вряд ли сможет внятно (для других, объяснить, для чего нужно дворянство. — Дык. Невозможно ж вслух сказать, что оно нужно, чтоб ей сладко есть и мягко спать. Но Стародум-то по замыслу не эгоист.
Я, мне лет пять или шесть было, на всю жизнь запомнила, как верующая женщина пыталась объяснить ребенку (мне), почему герой оперы не мог пойти на сделку с дьяволом, когда от нее сплошная польза. Пожалуй, напишу я как-нибудь об этом отдельно. — напишите, будет интересно.
Хотя и тут есть свои нюансы: довод «дьявол всегда обманет и обернёт сделку тебе и твоим близким во вред» — по идее, доступен и шестилетнему.

А шестилетний спрашивает, почему обманет,ведь он по сюжету («Роберт Дьявол») еще и папа героя. И ничего плохого про него, кроме того, что он дьявол, не сказано. А ребенок из семьи, где понятие «зло» отдельно, а «дьявол» — отдельно. И для ребенка он в одном ряду с эллинскми и скандинавскими богами.

Edited at 2014-05-25 15:00 (UTC)

Ну, будь я верующим, я бы попытался объяснить ребёнку, что зло не само по себе бывает, что кто-то его творит — и вот это дьявол и есть. А что это в данной опере не сказано прямо — так только потому, что она старая, бэби, из тех времён, когда люди были образованее и знали больше, чем в наше с тобой время. С тех пор они очень многому научились, узнали радио, электричество и всё такое полезное — но самое гдавное забыли. Вот представь себе, что Роберт всё это знает, что я тебе объясняю, и в это верит — и ты его поймёшь.
Собственно, объяснения агностика были бы практически такими же — с минимальным переключением акцентов.

Хотя, с другой стороны, это должен быть вопрос второй.
Вот как объяснить шестилетнему, что Фауст подлец, потому что бросил Маргариту — этого я совсем не понимаю.Это задача куда сложнее.

Так собственно в этом и дело. Если у одного человека мир вертится вокруг одного, а у другого — вокруг другого, то, чтобы они друг друга поняли, надо, чтобы хотя бы один из них этот факт «различия миров» осознал и перешёл бы на язык, понятный собеседнику. Ну, если, конечно, он хочет, чтобы собеседник добровольно изменил своё поведение.

Угу!

Попытался найти подтверждение, что она действительно так сказала, и не смог. Источники ведут к непонятно чьему твиттеру.
Фраза об отправке шестого флота к берегам Беларуси впервые появилась в рунете в пародии, которая появилась после победы сборной России над сборной США на ЧМ по хоккею (больше недели назад).

Edited at 2014-05-25 13:35 (UTC)

Я тоже не нашла, потому и не верю. С другой стороны дамой уже ляпнуто достаточно, чтобы принцип «этого не может быть потому что этого не может быть никогда» не сработал. Но в качестве импульса для воображения оно весело.

Ну, Рейган-то точно путал Боливию с Бразилией.

gata-sin-sombra.livejournal.com

а какова была голоушка! Правдин. Что ж такое? Скотинин. Да с ним на роду вот что случилось. Верхом на борзом иноходце разбежался он хмельной в каменны ворота. Мужик был рослый, ворота низки, забыл наклониться. Как хватит себя лбом о притолоку, индо пригнуло дядю к похвям потылицею, и бодрый конь вынес его из ворот к крыльцу навзничь. Я хотел бы знать, есть ли на свете ученый лоб, который бы от такого тумака не развалился; а дядя, вечная ему память, протрезвясь, спросил только, целы ли во-рота? Милон. Вы, господин Скотинин, сами признаете себя неученым человеком; однако, я думаю, в этом случае и ваш лоб был бы не крепче ученого. Стародум (Милону). Об заклад не бейся. Я думаю, что Скотинины все родом крепколобы.

В чем заключается комизм ‘экзамена’, устроенного для Митрофана?Правдин (Митрофану). А далеко ли вы в истории? Митрофан. Далеко ль? Какова история. В иной залетишь за тридевять земель, за тридесято царство. Правдин. А! так этой-то истории учит вас Вральман? Стародум. Вральман? Имя что-то знакомое. Митрофан. Нет, наш Адам Адамыч истории не рассказывает; он, что я же, сам охотник слушать. Г-жа Простакова. Они оба заставляют себе рассказывать истории скотницу Хавронью. Правдин. Да не у ней ли оба вы учились и географии? Г-жа Простакова (сыну). Слышишь, друг мой сердечный? Это что за наука? Митрофан (тихо матери). А я почем знаю. Г-жа Простакова (тихо Митрофану). Не упрямься, душенька. Теперь-то себя и показать. Митрофан (тихо матери). Да я не возьму в толк, о чем спрашивают. Г-жа Простакова (Правдину ). Как, батюшка, назвал ты науку-то? Правдин. География. Г-жа Простакова (Митрофану). Слышишь, еоргафия. Митрофан. Да что такое! Господи боже мой! Пристали с ножом к горлу. Г-жа Простакова (Правдину ). И ведомо, батюшка. Да скажи ему, сделай милость, какая это наука-то, он ее и расскажет, Правдин. Описание земли. Г-жа Простакова (Стародуму). А к чему бы это служило на первый случай? Стародум. На первый случай сгодилось бы и к тому, что ежели б случилось ехать, так знаешь, куда едешь. Г-жа Простакова. Ах, мой батюшка! Да извозчики-то на что ж? Это их дело. Это таки и наука-то не дворянская. Дворянин только скажи: повези меня туда, — свезут, куда изволишь. Мне поверь, батюшка, что, конечно, то вздор, чего не знает Митрофанушка. Стародум. О, конечно, сударыня. В человеческом невежестве весьма утешительно считать все то за вздор, чего не знаешь. Г-жа Простакова. Без наук люди живут и жили. Покойник батюшка воеводою был пятнадцать лет, а с тем и скончаться изволил, что не умел грамоте, а умел достаточек нажить и сохранить. Челобитчиков принимал всегда, бывало, сидя на железном сундуке. После всякого сундук отворит и что-нибудь положит. То-то эконом был! Жизни не жалел, чтоб из сундука ничего не вынуть. Перед другим не похвалюсь, от вас не потаю: покойник-свет, лежа на сундуке с деньгами, умер, так сказать, с голоду. А! каково это?? Стародум. Препохвально. Надобно быть Скотинину, чтоб вкусить такую блаженную кончину. Скотинин. Да коль доказывать, что ученье вздор, так возьмем дядю Вавилу Фалелеича, О грамоте никто от него и не слыхивал, ни он ни от кого слышать не хотел: а какова была голоушка! Правдин. Что ж такое? Скотинин. Да с ним на роду вот что случилось. Верхом на борзом иноходце разбежался он хмельной в каменны ворота. Мужик был рослый, ворота низки, забыл наклониться. Как хватит себя лбом о притолоку, индо пригнуло дядю к похвям потылицею, и бодрый конь вынес его из ворот к крыльцу навзничь. Я хотел бы знать, есть ли на свете ученый лоб, который бы от такого тумака не развалился; а дядя, вечная ему память, протрезвясь, спросил только, целы ли во-рота? Милон. Вы, господин Скотинин, сами признаете себя неученым человеком; однако, я думаю, в этом случае и ваш лоб был бы не крепче ученого. Стародум (Милону). Об заклад не бейся. Я думаю, что Скотинины все родом крепколобы.

neznaika.info

а какова была голоушка!Правдин. Что ж такое?Скотинин. Да с ним на роду вот что случилось. Верхом на борзом иноходце разбежался он хмельной в каменны ворота. Мужик был рослый, ворота низки, забыл наклониться. Как хватит себя лбом о притолоку, индо пригнуло дядю к похвям потылицею, и бодрый конь вынес его из ворот к крыльцу навзничь. Я хотел бы знать, есть ли на свете ученый лоб, который бы от такого тумака не развалился; а дядя, вечная ему память, протрезвясь, спросил только, целы ли во-рота?Милон. Вы, господин Скотинин, сами признаете себя неученым человеком; однако, я думаю, в этом случае и ваш лоб был бы не крепче ученого.Стародум (Милону). Об заклад не бейся. Я думаю, что Скотинины все родом крепколобы.

В чем заключается комизм «экзамена», устроенного для Митрофана?«Недоросль» Д.И. ФонвизинПравдин (Митрофану). А далеко ли вы в истории?Митрофан. Далеко ль? Какова история. В иной залетишь за тридевять земель, за тридесято царство.Правдин. А! так этой-то истории учит вас Вральман?Стародум. Вральман? Имя что-то знакомое.Митрофан. Нет, наш Адам Адамыч истории не рассказывает; он, что я же, сам охотник слушать.Г-жа Простакова. Они оба заставляют себе рассказывать истории скотницу Хавронью.Правдин. Да не у ней ли оба вы учились и географии?Г-жа Простакова (сыну). Слышишь, друг мой сердечный? Это что за наука?Митрофан (тихо матери). А я почем знаю.Г-жа Простакова (тихо Митрофану). Не упрямься, душенька. Теперь-то себя и показать.Митрофан (тихо матери). Да я не возьму в толк, о чем спрашивают.Г-жа Простакова (Правдину ). Как, батюшка, назвал ты науку-то?Правдин. География.Г-жа Простакова (Митрофану). Слышишь, еоргафия.Митрофан. Да что такое! Господи боже мой! Пристали с ножом к горлу.Г-жа Простакова (Правдину ). И ведомо, батюшка. Да скажи ему, сделай милость, какая это наука-то, он ее и расскажет,Правдин. Описание земли.Г-жа Простакова (Стародуму). А к чему бы это служило на первый случай?Стародум. На первый случай сгодилось бы и к тому, что ежели б случилось ехать, так знаешь, куда едешь.Г-жа Простакова. Ах, мой батюшка! Да извозчики-то на что ж? Это их дело. Это таки и наука-то не дворянская. Дворянин только скажи: повези меня туда, — свезут, куда изволишь. Мне поверь, батюшка, что, конечно, то вздор, чего не знает Митрофанушка.Стародум. О, конечно, сударыня. В человеческом невежестве весьма утешительно считать все то за вздор, чего не знаешь.Г-жа Простакова. Без наук люди живут и жили. Покойник батюшка воеводою был пятнадцать лет, а с тем и скончаться изволил, что не умел грамоте, а умел достаточек нажить и сохранить. Челобитчиков принимал всегда, бывало, сидя на железном сундуке. После всякого сундук отворит и что-нибудь положит. То-то эконом был! Жизни не жалел, чтоб из сундука ничего не вынуть. Перед другим не похвалюсь, от вас не потаю: покойник-свет, лежа на сундуке с деньгами, умер, так сказать, с голоду. А! каково это??Стародум. Препохвально. Надобно быть Скотинину, чтоб вкусить такую блаженную кончину.Скотинин. Да коль доказывать, что ученье вздор, так возьмем дядю Вавилу Фалелеича, О гра-моте никто от него и не слыхивал, ни он ни от кого слышать не хотел: а какова была голоушка!Правдин. Что ж такое?Скотинин. Да с ним на роду вот что случилось. Верхом на борзом иноходце разбежался он хмельной в каменны ворота. Мужик был рослый, ворота низки, забыл наклониться. Как хватит себя лбом о притолоку, индо пригнуло дядю к похвям потылицею, и бодрый конь вынес его из ворот к крыльцу навзничь. Я хотел бы знать, есть ли на свете ученый лоб, который бы от такого тумака не развалился; а дядя, вечная ему память, протрезвясь, спросил только, целы ли во-рота?Милон. Вы, господин Скотинин, сами признаете себя неученым человеком; однако, я думаю, в этом случае и ваш лоб был бы не крепче ученого.Стародум (Милону). Об заклад не бейся. Я думаю, что Скотинины все родом крепколобы.

neznaika.info

а какова была голоушка!Правдин. Что ж такое?Скотинин. Да с ним на роду вот что случилось. Верхом на борзом иноходце разбежался он хмельной в каменны ворота. Мужик был рослый, ворота низки, забыл наклониться. Как хватит себя лбом о притолоку, индо пригнуло дядю к похвям потылицею, и бодрый конь вынес его из ворот к крыльцу навзничь. Я хотел бы знать, есть ли на свете ученый лоб, который бы от такого тумака не развалился; а дядя, вечная ему память, протрезвясь, спросил только, целы ли во-рота?Милон. Вы, господин Скотинин, сами признаете себя неученым человеком; однако, я думаю, в этом случае и ваш лоб был бы не крепче ученого.Стародум (Милону). Об заклад не бейся. Я думаю, что Скотинины все родом крепколобы.

В каких произведениях русской классики отображено столкновение невежества и просвещенности и в чем эти произведения можно сопоставить с пьесой Д.И. Фонвизина?«Недоросль» Д.И. ФонвизинПравдин (Митрофану). А далеко ли вы в истории?Митрофан. Далеко ль? Какова история. В иной залетишь за тридевять земель, за тридесято царство.Правдин. А! так этой-то истории учит вас Вральман?Стародум. Вральман? Имя что-то знакомое.Митрофан. Нет, наш Адам Адамыч истории не рассказывает; он, что я же, сам охотник слушать.Г-жа Простакова. Они оба заставляют себе рассказывать истории скотницу Хавронью.Правдин. Да не у ней ли оба вы учились и географии?Г-жа Простакова (сыну). Слышишь, друг мой сердечный? Это что за наука?Митрофан (тихо матери). А я почем знаю.Г-жа Простакова (тихо Митрофану). Не упрямься, душенька. Теперь-то себя и показать.Митрофан (тихо матери). Да я не возьму в толк, о чем спрашивают.Г-жа Простакова (Правдину ). Как, батюшка, назвал ты науку-то?Правдин. География.Г-жа Простакова (Митрофану). Слышишь, еоргафия.Митрофан. Да что такое! Господи боже мой! Пристали с ножом к горлу.Г-жа Простакова (Правдину ). И ведомо, батюшка. Да скажи ему, сделай милость, какая это наука-то, он ее и расскажет,Правдин. Описание земли.Г-жа Простакова (Стародуму). А к чему бы это служило на первый случай?Стародум. На первый случай сгодилось бы и к тому, что ежели б случилось ехать, так знаешь, куда едешь.Г-жа Простакова. Ах, мой батюшка! Да извозчики-то на что ж? Это их дело. Это таки и наука-то не дворянская. Дворянин только скажи: повези меня туда, — свезут, куда изволишь. Мне поверь, батюшка, что, конечно, то вздор, чего не знает Митрофанушка.Стародум. О, конечно, сударыня. В человеческом невежестве весьма утешительно считать все то за вздор, чего не знаешь.Г-жа Простакова. Без наук люди живут и жили. Покойник батюшка воеводою был пятнадцать лет, а с тем и скончаться изволил, что не умел грамоте, а умел достаточек нажить и сохранить. Челобитчиков принимал всегда, бывало, сидя на железном сундуке. После всякого сундук отворит и что-нибудь положит. То-то эконом был! Жизни не жалел, чтоб из сундука ничего не вынуть. Перед другим не похвалюсь, от вас не потаю: покойник-свет, лежа на сундуке с деньгами, умер, так сказать, с голоду. А! каково это??Стародум. Препохвально. Надобно быть Скотинину, чтоб вкусить такую блаженную кончину.Скотинин. Да коль доказывать, что ученье вздор, так возьмем дядю Вавилу Фалелеича, О гра-моте никто от него и не слыхивал, ни он ни от кого слышать не хотел: а какова была голоушка!Правдин. Что ж такое?Скотинин. Да с ним на роду вот что случилось. Верхом на борзом иноходце разбежался он хмельной в каменны ворота. Мужик был рослый, ворота низки, забыл наклониться. Как хватит себя лбом о притолоку, индо пригнуло дядю к похвям потылицею, и бодрый конь вынес его из ворот к крыльцу навзничь. Я хотел бы знать, есть ли на свете ученый лоб, который бы от такого тумака не развалился; а дядя, вечная ему память, протрезвясь, спросил только, целы ли во-рота?Милон. Вы, господин Скотинин, сами признаете себя неученым человеком; однако, я думаю, в этом случае и ваш лоб был бы не крепче ученого.Стародум (Милону). Об заклад не бейся. Я думаю, что Скотинины все родом крепколобы.

neznaika.info

а какова была голоушка!Правдин. Что ж такое?Скотинин. Да с ним на роду вот что случилось. Верхом на борзом иноходце разбежался он хмельной в каменны ворота. Мужик был рослый, ворота низки, забыл наклониться. Как хватит себя лбом о притолоку, индо пригнуло дядю к похвям потылицею , и бодрый конь вынес его из ворот к крыльцу навзничь. Я хотел бы знать, есть ли на свете ученый лоб, который бы от такого тумака не развалился; а дядя, вечная ему память, протрезвясь, спросил только, целы ли ворота?Милон. Вы, господин Скотинин, сами признаете себя неученым человеком; однако, я думаю, в этом случае и ваш лоб был бы не крепче ученого.Стародум (Милону). Об заклад не бейся. Я думаю, что Скотинины все родом крепколобы. Д. И. Фонвизин «Недоросль»

В чем заключается комизм «экзамена», устроенного для Митрофана?Правдин (Митрофану). А далеко ли вы в истории?Митрофан. Далеко ль? Какова история. В иной залетишь за тридевять земель, за тридесято царство.Правдин. А! так этой-то истории учит вас Вральман?Стародум. Вральман? Имя что-то знакомое.Митрофан. Нет, наш Адам Адамыч истории не рассказывает; он, что я же, сам охотник слушать.Г-жа Простакова. Они оба заставляют себе рассказывать истории скотницу Хавронью.Правдин. Да не у ней ли оба вы учились и географии?Г-жа Простакова (сыну). Слышишь, друг мой сердечный? Это что за наука?Митрофан (тихо матери). А я почем знаю.Г-жа Простакова (тихо Митрофану). Не упрямься, душенька. Теперь-то себя и показать.Митрофан (тихо матери). Да я не возьму в толк, о чем спрашивают.Г-жа Простакова (Правдину). Как, батюшка, назвал ты науку-то?Правдин. География.Г-жа Простакова (Митрофану). Слышишь, еоргафия.Митрофан. Да что такое! Господи боже мой! Пристали с ножом к горлу.Г-жа Простакова (Правдину). И ведомо, батюшка. Да скажи ему, сделай милость, какая это наука-то, он ее и расскажет,Правдин. Описание земли.Г-жа Простакова (Стародуму). А к чему бы это служило на первый случай?Стародум. На первый случай сгодилось бы и к тому, что ежели б случилось ехать, так знаешь, куда едешь.Г-жа Простакова. Ах, мой батюшка! Да извозчики-то на что ж? Это их дело. Это таки и наука-то не дворянская. Дворянин только скажи: повези меня туда, — свезут, куда изволишь. Мне поверь, батюшка, что, конечно, то вздор, чего не знает Митрофанушка.Стародум. О, конечно, сударыня. В человеческом невежестве весьма утешительно считать все то за вздор, чего не знаешь.Г-жа Простакова. Без наук люди живут и жили. Покойник батюшка воеводою был пятнадцать лет, а с тем и скончаться изволил, что не умел грамоте, а умел достаточек нажить и сохранить. Челобитчиков принимал всегда, бывало, сидя на железном сундуке. После всякого сундук отворит и что-нибудь положит. То-то эконом был! Жизни не жалел, чтоб из сундука ничего не вынуть. Перед другим не похвалюсь, от вас не потаю: покойник-свет, лежа на сундуке с деньгами, умер, так сказать, с голоду. А! каково это? Стародум. Препохвально. Надобно быть Скотинину, чтоб вкусить такую блаженную кончину.Скотинин. Да коль доказывать, что ученье вздор, так возьмем дядю Вавилу Фалелеича, О грамоте никто от него и не слыхивал, ни он ни от кого слышать не хотел: а какова была голоушка!Правдин. Что ж такое?Скотинин. Да с ним на роду вот что случилось. Верхом на борзом иноходце разбежался он хмельной в каменны ворота. Мужик был рослый, ворота низки, забыл наклониться. Как хватит себя лбом о притолоку, индо пригнуло дядю к похвям потылицею , и бодрый конь вынес его из ворот к крыльцу навзничь. Я хотел бы знать, есть ли на свете ученый лоб, который бы от такого тумака не развалился; а дядя, вечная ему память, протрезвясь, спросил только, целы ли ворота?Милон. Вы, господин Скотинин, сами признаете себя неученым человеком; однако, я думаю, в этом случае и ваш лоб был бы не крепче ученого.Стародум (Милону). Об заклад не бейся. Я думаю, что Скотинины все родом крепколобы. Д. И. Фонвизин «Недоросль»

neznaika.info

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о