Женитьба ивана 3: § 49. Женитьба Ивана III на Софье Палеолог. Учебник русской истории

Содержание

В лето 1472: Женитьба Ивана III на Софье Палеолог. : clio_historia — LiveJournal

Брак великого князя Ивана III и византийской принцессы Софьи Палеолог также стал событием поистине историческим.

Это был второй брак Ивана Васильевича, первая жена которого скончалась в 1467 году, оставив сына-наследника Ивана Молодого.

Софья же была знатной невестой из Европы: племянница последнего императора Византии, погибшего при взятии турками Константинополя в 1453 году, она много лет прожила в Риме, при папском дворе.

Ей была уготована удивительная, символичная судьба – стать «царицей» будущего Третьего Рима.

После женитьбы на Софье сам Иван стал ощущать себя наследником великой империи и одновременно – всевластным господином своих подданных. Двор московского князя становился всё более пышным, ритуалы и обряды – по-византийски торжественными. На государевой печати появляется двуглавый орел, византийский символ.

Свой стольный град Иван отстраивает заново.

И здесь не обошлось без Софьи: вслед за ней на Русь прибыли итальянские мастера, инженеры, архитекторы.

Свет Ренессанса достиг далекой северной страны. Аристотель Фиораванти в небывало короткие сроки возводит новый, величественный Успенский собор (1475–1479), главный символ Руси.

Невиданным прежде в здешних краях сооружением стала Грановитая палата для парадных государевых приемов. Под руководством фряжских (итальянских) специалистов были построены кирпичные кремлевские стены и башни – тот Кремль, который мы знаем сегодня. Москва превращается в блестящую резиденцию Государя всея Руси…

Иван и Софья прожили вместе больше 30 лет, у них было десять детей.

И конечно, Софья сделала всё, чтобы именно ее сын, Василий, унаследовал отцовский престол. Для этого требовалось убрать с его пути Дмитрия-внука, который после смерти своего отца, Ивана Молодого, был объявлен наследником и соправителем государя. Приближенным Софьи удалось оговорить Дмитрия, он был брошен в тюрьму, где и умер.

Интересуетесь историей? Милости прошу!


почему брак Ивана 3 с Софьей Палеолог стал политическим событием европейского значения?

Оберіть риси, притаманні для православної церкви (4 правильні відповіді): 1.Церкву очолює Папа. 2.Резиденція глави церкви знаходиться в Константинопол … і. 3.Церква може бути прикрашена живописом (картини, фрески на релігійні теми), кам'яними скульптурами. 4.Існує церковне піснопіння, проте заборонена гра на музичних інструментах. 5.В добу Середньовіччя богослужіння здійснювалось національними мовами. 6.Священник має право на одруження (крім єпископів, яких обирають лише серед неодружених). 7.Під час богослужіння дозволяється сидіти всім.

практична робота наш край Дубно на початку ХХ століття​

Прокоментуйте думку історика: «Сталін переміщував населення не для того, щоб сподобатися націоналістам, а щоб побороти націоналізм і посилити свій кон … троль над кордонами»

Объясните, почему огораживания были выгодны владельцам земли, а крестьянам нет.

каким было казахское сословие свободным или зависимым​

Срочно будь ласка! Пам’ятки середньовічної культури ХІV–XV ст. кросворд по темі​

Как Меньшиков стал генералиссимусом? ​

Напишите эссе на тему: чем советский человек отличается от европейского​

Владислав Крапивин (1938-2020)Об автореВладислав Крапивин – российский писатель, журналист, педагог, автор сценариев, стихотворений и произведений для … детей. Лауреат престижных наград и премий. Всего же у него 238 работ.Открытие писательского талантаВладислав Петрович Крапивин родился 14 октября 1938 года в Тюмени, куда его родители переехали из Кирова, спасаясь от репрессий. С ранних лет будущий писатель открыл в себе талант к сочинительству. Он часто рассказывал придуманные истории друзьям во дворе и одноклассникам.После школы Владислав Петрович поступил в Уральский государственный университет имени А. М. Горького на факультет журналистики. Во время учебы он посещал литературный кружок, а также писал статьи для газеты «Вечерний Свердловск». После второго курса проходил практику в газете «Комсомольская правда», где познакомился с публицистом Симоном Соловейчиком.Творческая деятельностьВ 1960 году состоялась первая публикация Крапивина – его рассказ появился на страницах журнала «Уральский следопыт», в котором автор работал некоторое время. Через два года была опубликована книга «Рейс “Ориона”», а вскоре публициста приняли в Союз писателей СССР. На протяжении долгих лет он входил в состав редакционных коллегий журналов «Пионер» и «Уральский следопыт».В 2006 году была учреждена ежегодная Международная детская литературная премия имени В. П. Крапивина. Летом 2011 года в Тюмени открылся музей писателя. Последние годы Владислав Петрович провел в Екатеринбурге, где умер 1 сентября 2020 года и был похоронен на Широкореченском кладбище. Писатель неоднократно становился обладателем государственных наград и литературных премий.Внимание подрастающему поколениюПочти пятьдесят лет Владислав Петрович посвятил творчеству. За это время он написал огромное количество произведений, многие из которых были переведены на зарубежные языки. Вот некоторые из его работ:«Мальчик со шпагой»;«Голубятня на желтой поляне»;«Бронзовый мальчик»;«Острова и капитаны: Хронометр»;«Дети синего фламинго»;«Оруженосец Кашка».Крапивин не только писал для детей, но также интересовался педагогикой. В 1961 году он основал отряд «Каравелла», в который мог вступить любой ребенок или подросток, независимо от возраста. Девизом движения стала фраза: «Я вступлю в бой с любой несправедливостью, подлостью и жестокостью, где бы их ни встретил. Я не стану ждать, когда на защиту правды встанет кто-то раньше меня». Воспитанники изучали морское дело, журналистику, историю флота и обучались фехтованию.

Помогите решить Треугольник Коа плиз срочно надо ​

Иван Великий

«Россия нынешняя образована Иоанном», – писал великий русский историк Николай Карамзин. Иван III был правителем, которого по размаху деятельности можно сравнить только с Петром I…

Иван III, родившийся 22 января 1440 года, правил страной беспрецедентно долго – целых сорок три года, с 1462-го до своей смерти 27 октября 1505 года. Он был последним московским князем и первым государем всея Руси.

Иван III Васильевич. Гравюра из книги «Всеобщая космография» Андре Теве, изданной в Париже в 1575 году (Фото предоставлено М. Золотаревым)

«Собирание Руси»

Детство и отрочество будущего государя всея Руси прошли в тяжелой обстановке междоусобной войны. В 1446 году его отец, московский князь Василий II, был взят в плен и ослеплен своим двоюродным братом Дмитрием Шемякой. После жестокой борьбы Василий II в полной мере восстановил свою власть. Восьмилетний Иван в 1448 году был объявлен соправителем своего слепого отца. Он повсюду сопровождал его, был посвящен во все тайны московского двора, знал людей и механизмы власти.

После кончины отца Иван твердой рукой взял бразды правления. Кнутом и пряником он добился от московской знати беспрекословного повиновения. И результат не заставил себя ждать. Вскоре началась череда его блестящих успехов в деле «собирания Руси».

Присоединяя новые земли, Иван в то же время укреплял монолитность самого Московского государства. Он не стал делиться добытыми землями со своими удельными братьями, хотя этого требовала традиция. Возмущенные братья устраивали заговоры и мятежи. Ответом были репрессии. Самый амбициозный из младших братьев Ивана, князь Андрей Угличский, осенью 1491 года был брошен в темницу, где и умер от голода.

Венцом правления Ивана III стал Судебник 1497 года – первый общерусский свод законов, сменивший пестрые и противоречивые правовые акты отдельных земель и княжеств. Именно в этом Судебнике содержалась знаменитая 57-я статья – «О крестьянском отказе». Она ограничивала свободу перехода крестьян от одного землевладельца к другому, устанавливая для этого только один срок – осенний Юрьев день. Некоторые историки полагают, что отсюда берет свое начало система крепостного права в России, и, соответственно, считают

Ивана III изобретателем той социальной системы (государство – дворяне – крепостные крестьяне), которая просуществовала в стране долгие столетия, принеся ей и много славы, и много позора.

Символом нового могущества Руси, ее уверенной «европеизации» стал обновленный Иваном Московский Кремль. Многие соборы, а также дворцы, стены и башни были построены тогда итальянскими архитекторами во главе с Аристотелем Фиораванти. Над воротами красовались гербы Москвы: старый – святой Георгий Победоносец, убивающий дракона, и новый – двуглавый орел.

Против внешней угрозы

Внешняя политика Ивана III была не менее успешной, чем внутренняя. В 1480 году, после Великого стояния на Угре, была окончательно ликвидирована тягостная зависимость русских земель от татаро-монголов. Хан Большой Орды Ахмат не решился вступить в битву с многочисленным и хорошо вооруженным московским войском и ушел обратно в степь.

В 1487 году московские войска взяли Казань. Казанское ханство наряду с Крымским, Сибирским и Астраханским (Большая Орда) было осколком распавшейся в середине XV века Золотой Орды. Иван сохранил Казанское ханство как особое государство, но посадил на казанский трон своего ставленника, воспитанного в Москве татарского «царевича».

Успехи были достигнуты и на направлении Литвы. Две победоносные войны (1487–1494 и 1500–1503) принесли Ивану III земли Верховских княжеств (в верховьях реки Оки) и Северскую Украину. Благодаря удачным действиям своих войск он отнял у Великого княжества Литовского около трети всей его территории. Это были земли, входившие прежде в состав Киевской Руси. Приняв титул «государь всея Руси», Иван тем самым заявил свои права на эти территории как представитель династии Рюриковичей.

Поддерживая дружеские, союзнические отношения с крымским ханом Менгли-Гиреем, великий князь московский высвободил силы для наступления в Прибалтике. Основной военной структурой там был образованный немецкими рыцарями Ливонский орден. Целью войны Ивана III с Ливонским орденом в 1501–1503 годах, как и войны со Швецией в 1496-м, был не столько захват городов и земель, сколько обретение права для русских купцов свободно (без обязательного посредничества иностранных купцов) торговать на Балтике. Этому намерению государя всея Руси препятствовало созданное немецкими купцами могущественное объединение – Ганзейский союз. Оно держало под контролем всю балтийскую торговлю. За спиной Ганзы стояли правительства балтийских стран. Справиться с этой мощной коалицией оказалось не под силу даже

Ивану III. Решить балтийскую проблему смог только Петр Великий два века спустя.

Осторожность и настойчивость

Внушительный перечень достижений Ивана III отчасти объясняется его исключительным для того времени долголетием. Он скончался в 65 лет – по меркам XVI века это очень солидный возраст.

Великие люди прошлого всегда вызывают интерес не только своими деяниями, но и как яркие личности. По характеру князь был человеком крайне противоречивым. В нем уживались самые противоположные качества.

Трагическая судьба отца учила его осторожности. Обычно он действовал медленно, но с железной настойчивостью. Однако были ему свойственны и горячность, вспыльчивость, любовь к риску. Порой с опасностью для жизни Иван командовал тушением пожаров, вспыхивавших в Москве. Он был любознателен, открыт для общения с иностранцами, имел весьма широкие взгляды в религиозных вопросах. Тонкий ценитель всяческой красоты, великий князь собирал драгоценные камни, и ему нравилось подолгу любоваться ими.

Выглядел Иван III весьма примечательно. Это был человек огромного роста, худощавый, сутулившийся так сильно, что даже получил прозвище Горбатый. С годами он отрастил большую бороду, которая рано поседела. На его губах часто можно было видеть саркастическую усмешку. Пронзительный взгляд его был строгим, а в ярости – устрашающим.

Он достиг небывалых успехов в деле объединения страны, наметил основные задачи ее внутренней и внешней политики на несколько поколений вперед. По достоинству оценивая заслуги Ивана III, современники называли его Иван Великий.

Николай БОРИСОВ, доктор исторических наук

Расширение территории

При Иване III происходит формирование основной государственной территории тогдашней России. Уже в первые годы его правления к Московскому княжеству было присоединено Ярославское. В 1471 году князь совершил поход на Великий Новгород, и новгородское войско было разбито московским в сражении на реке Шелони. Однако на Новгородской земле еще несколько лет сохранялось самоуправление. Окончательно оно было ликвидировано в 1478-м, и с того времени Новгородское государство вошло в состав Московской Руси на правах других административно-территориальных единиц. В 1474 году

Иван III купил у борисоглебской ветви ростовских князей их половину Ростова и Ростовского княжества (первая половина – Сретенская сторона – «к Москве соединися» еще при предшественниках Ивана). В это же время, вероятно, было включено в состав Московского государства и Устюжское княжество.

В 1485 году Иван III подчинил себе Великое княжество Тверское, правитель которого Михаил Борисович бежал в Литву. В результате нескольких походов на северо-восток власть московского государя простерлась также на земли Югры (населенной финно-угорскими народами вогулами и остяками – ханты и манси), в 1489 году была окончательно присоединена Вятская земля, а в начале XVI века, незадолго до смерти Ивана III, весь Пермский край стал частью Московского государства.

В 1487 году великий князь предпринял большой поход на Казань. После осады город сдался, и на казанский престол был посажен покорный Москве хан, а над самим ханством был установлен русский протекторат (что отразилось в титульном наименовании Ивана III «Болгарский»). Наконец, в результате двух войн с Литвой в состав Московской Руси вошли территории Верховских княжеств и около трети земель самого Великого княжества Литовского (70 волостей), включая Чернигов, Новгород-Северский, Гомель и Брянск.

Таким образом, по объему территориальных приобретений Иван III явился одним из наиболее успешных правителей нашей страны. Именно со времени его правления мы можем говорить о существовании единого Русского государства как такового – России.

При Иване III произошли кардинальные изменения в великокняжеском титуле. Во-первых, появилось принципиально новое титулование, отражающее новый статус князя, – «государь всея Руси». Во-вторых, сформировалась новая структура титула, состоящего из нескольких частей (в том числе теперь он включал указание на божественное происхождение власти государя всея Руси и великого князя). И в-третьих, происходило постепенное увеличение территориальной (или объектной) части титула в процессе расширения территории государства.

Титул Ивана III в заключительный период его правления получил такой вид: «Божиею милостию государь всеа Русии и великий князь Володимерский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверский, и Югорский, и Вятский, и Пермский, и Болгарский, и иных».

Брак с Софьей Палеолог

Выдающимся событием династического, политического и культурного характера стала вторая женитьба Ивана III – на представительнице византийской императорской династии Палеологов.

Палеологи были последним правящим родом в Византийской империи. Император Константин XI погиб в 1453 году при взятии Константинополя турецкой армией. Его брат Фома был наместником на греческом Пелопоннесе (деспотом Мореи), но и он вскоре утратил эти владения. Наследниками императорского престола уже несуществующего государства стали затем дети Фомы – прежде всего его старший сын Андрей. Семья перебралась в Италию. Там, при папском дворе, воспитывалась сестра Андрея принцесса Зоя Палеолог. Она-то и стала супругой Ивана III.

Переговоры о браке длились три года и сопровождались даже привозом в Москву портрета невесты. Наконец в 1472 году Зоя сама приехала на Русь и вышла замуж за великого князя, став великой княгиней Софьей Фоминичной.

Софья Палеолог отличалась властолюбием и весьма сильным и твердым характером. Однако ее влияние на русскую культуру и русскую жизнь нельзя не признать благотворным. Во многом благодаря этому браку московский двор установил прочные связи с Италией, результатом чего стал великолепный ансамбль Московского Кремля, построенный итальянскими архитекторами по образцу североитальянских (преимущественно миланских) крепостей. Впрочем, важнее всего то, что женитьба на родственнице византийских императоров придавала совершенно новый статус великому князю и в конечном итоге позволила ему претендовать на царский титул, подобный титулу византийских василевсов (которых на Руси именовали царями). Москва становилась наследницей Византии, что со всей полнотой затем вылилось в создание знаменитой концепции «Москва – Третий Рим».

Софья Палеолог | Государственное управление в России в портретах

Со­фья Па­лео­лог (Зоя Па­лео­лог) (?–1503), пле­мян­ни­ца по­след­не­го ви­зан­тий­ско­го им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на XI, же­на (с 1472 г.) ве­ли­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Ива­на III; брак его с Со­фьей Па­лео­лог спо­соб­ство­вал про­воз­гла­ше­нию Рус­ско­го го­су­дар­ства пре­ем­ни­ком Ви­зан­тии. Со­фья Па­лео­лог, Зоя Па­лео­лог (умер­ла 7.4.1503), пле­мян­ни­ца по­след­не­го ви­зан­тий­ско­го им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на XI Па­лео­ло­га, с но­яб­ря 1472 г. же­на ве­ли­ко­го кня­зя Ива­на III Ва­си­лье­ви­ча.

Имя Со­фьи она по­лу­чи­ла в Рос­сии. Брак с Со­фьей Па­лео­лог Иван III ис­поль­зо­вал для укреп­ле­ния пре­сти­жа Ру­си в меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ни­ях и ав­то­ри­те­та ве­ли­ко­кня­же­ской вла­сти внут­ри стра­ны.  Со­фья Па­лео­лог (?–1503), же­на (с 1472 г.) ве­ли­ко­го кня­зя Ива­на III, пле­мян­ни­ца по­след­не­го ви­зан­тий­ско­го им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на XI Па­лео­ло­га.

При­бы­ла в Моск­ву 12 но­яб­ря 1472 г.; в тот же день в Успен­ском со­бо­ре со­сто­я­лось её вен­ча­ние с Ива­ном III. Брак с Со­фьей Па­лео­лог спо­соб­ство­вал укреп­ле­нию пре­сти­жа Рус­ско­го го­су­дар­ства в меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ни­ях и ав­то­ри­те­та ве­ли­ко­кня­же­ской вла­сти внут­ри стра­ны.

Для Со­фьи Па­лео­лог в Москве бы­ли по­стро­е­ны осо­бые хо­ро­мы и двор, сго­рев­шие в 1493 г. При Со­фье Па­лео­лог ве­ли­ко­кня­же­ский двор от­ли­чал­ся осо­бой пыш­но­стью. Из Ита­лии в Моск­ву бы­ли при­гла­ше­ны зод­чие для укра­ше­ния двор­ца и сто­ли­цы. Бы­ли воз­ве­де­ны сте­ны и баш­ни Крем­ля, Успен­ский и Бла­го­ве­щен­ский со­бо­ры, Гра­но­ви­тая па­ла­та, Те­ремной дво­рец. Со­фья Па­лео­лог при­вез­ла в Моск­ву бо­га­тую биб­лио­те­ку.

Ди­на­сти­че­ско­му бра­ку Ива­на III с Со­фьей Па­лео­лог обя­зан сво­им по­яв­ле­ни­ем чин вен­ча­ния на цар­ство. С при­ез­дом Со­фьи Па­лео­лог свя­зы­ва­ют по­яв­ле­ние в со­ста­ве ди­на­сти­че­ских ре­га­лий тро­на из сло­но­вой ко­сти, на спин­ке ко­то­ро­го бы­ло по­ме­ще­но изоб­ра­же­ние еди­но­ро­га, став­ше­го од­ной из са­мых рас­про­стра­нён­ных эм­блем рус­ской го­судар­ствен­ной вла­сти. Око­ло 1490 г. впер­вые по­яви­лось изоб­ра­же­ние вен­це­нос­но­го дву­гла­во­го ор­ла на па­рад­ном пор­та­ле Гра­но­ви­той па­ла­ты.

Ви­зан­тий­ская кон­цеп­ция са­краль­но­сти им­пе­ра­тор­ской вла­сти пря­мо по­вли­я­ла на вве­де­ние Ива­ном III «бо­го­сло­вия» («Бо­жьей ми­ло­стью») в ти­ту­ле и в пре­ам­бу­ле го­судар­ствен­ных гра­мот. Со­фья Фо­ми­нич­на Па­лео­лог (урож­ден­ная Зоя) (1443/1449–1503) – вто­рая же­на ве­ли­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Ива­на III Ва­си­лье­ви­ча, дочь пра­ви­те­ля (дес­по­та) Мо­реи (Пе­ло­пон­не­са) Фо­мы Па­лео­ло­га, пле­мян­ни­ца по­след­не­го ви­зан­тий­ско­го им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на XI, по­гиб­ше­го при взя­тии Кон­стан­ти­но­по­ля тур­ка­ми в 1453 г.

Ро­ди­лась меж­ду 1443 и 1449 гг. на Пе­ло­пон­не­се. По­сле 1453 г. Фо­ма Мо­рей­ский пе­ре­се­лил­ся с се­мьей в Рим. Там Со­фья по­лу­чи­ла непло­хое по то­му вре­ме­ни вос­пи­та­ние при дво­ре про­све­щен­но­го па­пы Сикс­та IV (из­вест­но­го сво­им по­кро­ви­тель­ством Ми­ке­лан­дже­ло, ко­то­ро­му он за­ка­зал рос­пись ка­пел­лы его име­ни при пап­ских по­ко­ях).

Идея бра­ка под­рос­шей Зои с ов­до­вев­шим пра­ви­те­лем Мос­ков­ско­го цар­ства Ива­ном III, в 1467 г. по­хо­ро­нив­шим свою первую же­ну Ма­рию Бо­ри­сов­ну, дочь кня­зя твер­ско­го, так­же при­над­ле­жа­ла пап­ской ку­рии. Глав­ной це­лью бра­ка бы­ло во­вле­че­ние Ру­си в об­ще­ев­ро­пей­ский кре­сто­вый по­ход про­тив Тур­ции.

К Зое неудач­но сва­та­лись фран­цуз­ский и ми­лан­ский гер­цо­ги, ко­то­рым хо­те­лось по­род­нить­ся со знат­ной се­мьей Па­лео­ло­гов, но став­ка ку­рии бы­ла уже ори­ен­ти­ро­ва­на на Моск­ву. По­слан­ный в 1467 г. Рос­сию пап­ский ле­гат, пред­ло­жив­ший за­клю­че­ние бра­ка, был при­нят с по­че­стя­ми. Укреп­ляв­ший ве­ли­ко­кня­же­скую власть Иван III рас­счи­ты­вал, что род­ство с ви­зан­тий­ским до­мом по­мо­жет Мос­ко­вии по­вы­сить меж­ду­на­род­ный пре­стиж, за­мет­но по­шат­нув­ший­ся за два сто­ле­тия ор­дын­ско­го ига, и спо­соб­ство­вать по­вы­ше­нию ав­то­ри­те­та ве­ли­ко­кня­же­ской вла­сти внут­ри стра­ны.

По­сол Ива­на III – Иван Фря­зин, по­слан­ный вме­сте с ле­га­том в Рим, дабы «неве­сту ви­де­ти», со­об­щил, что Зоя невы­со­ка ро­стом, пол­ная, с кра­си­вы­ми боль­ши­ми гла­за­ми и с необык­но­вен­ной бе­лиз­ны ко­жей (чи­сто­та ко­жи как при­знак здо­ро­вья вы­со­ко це­ни­лась в Мос­ко­вии). С со­бой из Ри­ма Фря­зин при­вез порт­рет неве­сты в ви­де пар­су­ны, изоб­ра­же­ния ре­аль­но­го ли­ца как свя­то­го (ле­то­пи­сец со­об­ща­ет, что Зоя бы­ла «на иконе пи­са­на»). Мно­гие совре­мен­ни­ки го­во­ри­ли так­же об остром уме мо­ло­дой жен­щи­ны.

В мар­те 1472 г. вто­рое по­соль­ство к па­пе за­вер­ши­лось при­ез­дом Зои в Моск­ву. Вме­сте с ней в Рос­сию при­е­ха­ло ее при­да­ное, вклю­чав­шее (по­ми­мо мно­же­ства ма­те­ри­аль­ных цен­но­стей и укра­ше­ний) огром­ную «биб­лио­те­ку» – гре­че­ские «пер­га­ме­ны», ла­тин­ские хро­но­гра­фы, древ­не­ев­рей­ские ма­ну­скрип­ты, во­шед­шие поз­же, по всей ви­ди­мо­сти, в биб­лио­те­ку Ива­на Гроз­но­го.

Мно­же­ство по­во­зок с при­да­ным со­про­вож­дал пап­ский ле­гат Ан­то­ний, об­ла­чен­ный в крас­ное кар­ди­наль­ское пла­тье и вез­ший че­ты­рех­ко­неч­ный ка­то­ли­че­ский крест как знак на­деж­ды на об­ра­ще­ние рус­ско­го кня­зя в ка­то­ли­че­ство. Крест у Ан­то­ния при въез­де в Моск­ву ото­бра­ли по при­ка­зу мит­ро­по­ли­та Филип­па, не одоб­ряв­ше­го этот брак.

12 но­яб­ря 1472 г., при­няв пра­во­сла­вие под име­нем Со­фии, Зоя бы­ла об­вен­ча­на с Ива­ном III. При этом же­на «ока­то­ли­чи­ла» му­жа, а муж «опра­во­сла­вил» же­ну, что бы­ло вос­при­ня­то совре­мен­ни­ка­ми как по­бе­да пра­во­слав­ной ве­ры над «ла­тын­ством».

18 ап­ре­ля 1474 г. Со­фья ро­ди­ла первую (быст­ро умер­шую) дочь Ан­ну, за­тем еще од­ну дочь (так­же умер­шую столь быст­ро, что ее не успе­ли окре­стить).

Разо­ча­ро­ва­ния в се­мей­ной жиз­ни ком­пен­си­ро­ва­лись ак­тив­но­стью во вне­до­маш­них де­лах. Муж со­ве­то­вал­ся с ней в при­ня­тии го­судар­ствен­ных ре­ше­ний (в 1474 г. им бы­ла вы­куп­ле­на по­ло­ви­на Ро­стов­ско­го кня­же­ства, за­клю­чен дру­же­ствен­ный со­юз с крым­ским ха­ном Менгли-Ги­ре­ем).

Ба­рон Гер­бер­штейн, два ра­за при­ез­жав­ший в Моск­ву по­слом гер­ман­ско­го им­пе­ра­то­ра при Ва­си­лии II, на­слу­шав­шись бо­яр­ских тол­ков, на­пи­сал о Со­фье в сво­их за­пис­ках, что это бы­ла жен­щи­на необы­чай­но хит­рая, имев­шая боль­шое вли­я­ние на кня­зя.

Со­фья де­я­тель­но участ­во­ва­ла в ди­пло­ма­ти­че­ских при­е­мах (ве­не­ци­ан­ский по­слан­ник Кан­та­ри­ни от­ме­тил, что при­ем, ор­га­ни­зо­ван­ный ею, про­шел «весь­ма ве­ли­ча­во и лас­ко­во»).

Со­глас­но ле­ген­де, при­ве­ден­ной не толь­ко рус­ски­ми ле­то­пи­ся­ми, но и ан­глий­ским по­этом Джо­ном Ми­л­то­ном, в 1477 г. Со­фья смог­ла пе­ре­хит­рить та­тар­ско­го ха­на, объ­явив, что име­ла знак свы­ше о стро­и­тель­стве хра­ма свя­то­му Ни­ко­лаю на том ме­сте в Крем­ле, где сто­ял дом хан­ских на­мест­ни­ков, кон­тро­ли­ро­вав­ших сбо­ры яса­ка и дей­ствия Крем­ля. Этот рас­сказ пред­став­ля­ет Со­фью ре­ши­тель­ной на­ту­рой («вы­ста­ви­ла их из Крем­ля, дом снес­ла, хо­тя храм не по­стро­и­ла»).

В 1478 г. Русь фак­ти­че­ски пре­кра­ти­ла вы­пла­ту да­ни Ор­де; до пол­но­го свер­же­ния ига оста­ва­лось два го­да. 25 мар­та 1479 г. Со­фья ро­ди­ла сы­на, бу­ду­ще­го кня­зя Ва­си­лия III Ива­но­ви­ча. В 1480 г., опять-та­ки по «со­ве­ту» су­пру­ги, Иван III вы­ехал с опол­чен­ца­ми к ре­ке Уг­ре (под Ка­лу­гой), где сто­я­ло к вой­ско та­тар­ско­го ха­на Ах­ма­та. «Сто­я­ние на Уг­ре» бит­вой не за­вер­ши­лось. На­чав­ши­е­ся мо­ро­зы и от­сут­ствие про­до­воль­ствия за­ста­ви­ли ха­на с вой­ском уй­ти. Эти со­бы­тия по­ло­жи­ли ко­нец ор­дын­ско­му игу.

Глав­ное пре­пят­ствие на пу­ти уси­ле­ния ве­ли­ко­кня­же­ской вла­сти рух­ну­ло и, опи­ра­ясь, на свою ди­на­сти­че­скую связь с «пра­во­слав­ным Ри­мом» (Кон­стан­ти­но­по­лем) через же­ну Со­фью, Иван III про­воз­гла­сил се­бя пре­ем­ни­ком дер­жав­ных прав ви­зан­тий­ских им­пе­ра­то­ров. Мос­ков­ский герб с Ге­ор­ги­ем По­бе­до­нос­цем был объ­еди­нен с дву­гла­вым ор­лом – древним гер­бом Ви­зан­тии. Этим под­чер­ки­ва­лось, что Москва – на­след­ни­ца Ви­зан­тий­ской им­пе­рии, Иван III – «царь все­го пра­во­сла­вия», Рус­ская Цер­ковь – пре­ем­ни­ца гре­че­ской. Под вли­я­ни­ем Со­фьи це­ре­мо­ни­ал ве­ли­ко­кня­же­ско­го дво­ра при­об­рел неви­дан­ную ра­нее пыш­ность, схо­жую с ви­зан­тий­ско-рим­ской.

В 1483 г. ав­то­ри­тет Со­фьи по­шат­нул­ся: она неосмот­ри­тель­но по­да­ри­ла при­над­ле­жав­шее ра­нее Ма­рии Бо­ри­совне, пер­вой жене Ива­на III, дра­го­цен­ное ро­до­вое оже­ре­лье («са­же­нье») сво­ей пле­мян­ни­це, жене ве­рей­ско­го кня­зя Ва­си­лия Ми­хай­ло­ви­ча. Муж же пред­на­зна­чал до­ро­гой по­да­рок невест­ке Елене Сте­па­новне Во­ло­шан­ке, жене сво­е­го сы­на Ива­на Мо­ло­до­го от пер­во­го бра­ка.

В воз­ник­шем кон­флик­те Иван III тре­бо­вал воз­вра­та оже­ре­лья в каз­ну, но Ва­си­лий Ми­хай­ло­вич пред­по­чел сбе­жать вме­сте с оже­ре­льем в Лит­ву. Вос­поль­зо­вав­шись этим, мос­ков­ская бо­яр­ская вер­хуш­ка, недо­воль­ная успеш­но­стью цен­тра­ли­за­тор­ской по­ли­ти­ки кня­зя, вы­сту­пи­ла про­тив Со­фьи, счи­тая имен­но ее идей­ной вдох­но­ви­тель­ни­цей но­во­вве­де­ний Ива­на, ущем­ляв­ших ин­те­ре­сы его де­тей от пер­во­го бра­ка. Со­фья на­ча­ла упор­ную борь­бу за обос­но­ва­ние пра­ва на мос­ков­ский пре­стол за сво­им сы­ном Ва­си­ли­ем.

Ко­гда сы­ну бы­ло 8 лет, она да­же сде­ла­ла по­пыт­ку ор­га­ни­зо­вать за­го­вор про­тив му­жа (1497 г.), но тот был рас­крыт, а са­ма Со­фья под­верг­лась осуж­де­нию по по­до­зре­нию в вол­шеб­стве и свя­зи с «ба­бой-кол­ду­ньей» (1498 г.) и вме­сте с сы­ном Ва­си­ли­ем под­верг­лась опа­ле.  Но судь­ба бы­ла ми­ло­сти­ва к этой неуем­ной за­щит­ни­це прав сво­е­го ро­да (за го­ды сво­е­го 30-лет­не­го бра­ка Со­фья ро­ди­ла 5 сы­но­вей и 4 до­че­ри).

Смерть стар­ше­го сы­на Ива­на III, Ива­на Мо­ло­до­го, за­ста­ви­ла су­пру­га Со­фьи сме­нить гнев на ми­лость и вер­нуть со­слан­ных в Моск­ву. На ра­до­стях Со­фья за­ка­за­ла цер­ков­ную пе­ле­ну со сво­им име­нем («Ца­рев­на ца­рь­го­род­ская, ве­ли­кая кня­ги­ня мос­ков­ская Со­фья ве­ли­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го»).

По­чув­ство­вав се­бя вновь хо­зяй­кой в сто­ли­це, Со­фья су­ме­ла при­влечь в Моск­ву вра­чей, де­я­те­лей куль­ту­ры и осо­бен­но ар­хи­тек­то­ров; в Москве на­ча­лось ак­тив­ное ка­мен­ное стро­и­тель­ство.

При­бив­шие с ро­ди­ны Со­фьи и по ее рас­по­ря­же­нию ар­хи­тек­то­ры Ари­сто­тель Фьо­ра­ван­ти, Мар­ко Руф­фо, Але­виз Фря­зин, Ан­то­нио и Пет­ро Со­ла­ри воз­ве­ли в Крем­ле Гра­но­ви­тую па­ла­ту, Успен­ский и Бла­го­ве­щен­ский со­бо­ры на Со­бор­ной пло­ща­ди Крем­ля; за­вер­ши­лось стро­и­тель­ство Ар­хан­гель­ско­го со­бо­ра.

Вли­я­ние Со­фьи на му­жа воз­рас­та­ло. Бо­ярин Бер­сень уко­риз­нен­но ска­зал то­гда, по сло­вам ле­то­пис­ца: «Го­су­дарь наш, за­пер­шись, у кро­ва­ти вся­кие де­ла де­ла­ет».

По сло­вам В.О. Клю­чев­ско­го, Со­фье «нель­зя от­ка­зать во вли­я­нии на де­ко­ра­тив­ную об­ста­нов­ку и за­ку­лис­ную жизнь Мос­ков­ско­го дво­ра, на при­двор­ные ин­три­ги и лич­ные от­но­ше­ния; но на по­ли­ти­че­ские де­ла она мог­ла дей­ство­вать толь­ко вну­ше­ни­я­ми, вто­рив­ши­ми тай­ным или смут­ным по­мыс­лам са­мо­го Ива­на».

Со­фья умер­ла 7 ав­гу­ста 1503 г. в Москве, рань­ше Ива­на III на два го­да, до­бив­шись мно­гих по­че­стей. Ее по­греб­ли в мос­ков­ском Воз­не­сен­ском де­ви­чьем мо­на­сты­ре Крем­ля.

В де­каб­ре 1994 г. в свя­зи с пе­ре­не­се­ни­ем остан­ков кня­же­ских и цар­ских жён в под­валь­ную па­ла­ту Ар­хан­гель­ско­го со­бо­ра, по хо­ро­шо со­хра­нив­ше­му­ся че­ре­пу Со­фьи уче­ни­ком М.М. Ге­ра­си­мо­ва С.А. Ни­ки­ти­ным был вос­ста­нов­лен ее скульп­тур­ный порт­рет.

Су­ще­ству­ют раз­лич­ные вер­сии от­но­си­тель­но ро­ли Со­фии Па­лео­лог в ис­то­рии Рос­сий­ско­го го­су­дарства. Из За­пад­ной Ев­ро­пы бы­ли вы­зва­ны ху­дож­ни­ки и зод­чие для укра­ше­ния двор­ца и сто­ли­цы. Воз­дви­га­лись но­вые хра­мы, но­вые двор­цы. Ита­лья­нец Аль­бер­ти (Ари­сто­тель) Фио­ра­вен­ти по­стро­ил со­бо­ры Успен­ский и Бла­го­ве­щен­ский. Москва укра­си­лась Гра­но­ви­той па­ла­той, баш­ня­ми кремлев­ски­ми, двор­цом Те­рем­ным, вы­стро­ен, на­ко­нец, был и Ар­хан­гель­ский со­бор.   Вве­ла ра­ди же­нить­бы сво­е­го сы­на Ва­си­лия III ви­зан­тий­ский обы­чай — смотр невест.

Дети Со­фии Па­лео­лог
  1. Еле­на (или Ан­на) (1474), умер­ла во мла­ден­че­стве
  2. Еле­на (1475), умер­ла во мла­ден­че­стве
  3. Фе­о­до­сия (1475— ?).
  4. Еле­на Ива­нов­на (19 мая 1476—1513) — су­пру­га ве­ли­ко­го кня­зя Ли­тов­ско­го и ко­ро­ля Поль­ши Алек­сандра Ягел­ло­на.
  5. Ве­ли­кий князь мос­ков­ский Ва­си­лий III (25 мар­та 1479 — 3 де­каб­ря 1533)
  6. Юрий Ива­но­вич (23 мар­та 1480—1536) — князь дмит­ров­ский.
  7. Дмит­рий Жил­ка (6 ок­тяб­ря 1481—14 фев­ра­ля 1521) — князь уг­лиц­кий.
  8. Ев­до­кия (фев­раль 1483/ок. 1492—1513) — с 25 ян­ва­ря 1506 го­да су­пру­га та­тар­ско­го ца­ре­ви­ча Ху­дай-Ку­ла (Ку­дай­ку­ла), в кре­ще­нии Пет­ра Иб­ра­ги­мо­ви­ча.
  9. Еле­на (8 ап­ре­ля 1484-?) 10. Фе­о­до­сия (29 мая 1485—12 фев­ра­ля 1505) — c 1500 го­да, су­пру­га кня­зя и мос­ков­ско­го во­е­во­ды Ва­си­лия Да­ни­ло­ви­ча Холм­ско­го.
  10. Си­ме­он Ива­но­вич (21 мар­та 1487—26 июня 1518) — князь Ка­луж­ский
  11.  Ан­дрей Ста­риц­кий (5 ав­гу­ста 1490—11 де­каб­ря 1537) — князь ста­риц­кий

К се­ре­дине XVII ве­ка всё её потом­ство угас­ло. Оста­ёт­ся неиз­вест­ной лишь судь­ба воз­мож­но­го потом­ства её пра­пра­внуч­ки Ана­ста­сии Мсти­слав­ской и Си­мео­на Бек­бу­ла­то­ви­ча.

Источник: http://ros-istor.ru/node/353

Третий Рим — Москва, а четвертому не бывать

До конца XV века отношения московского великого князя с удельными князьями регулировались договорами. Великий князь оставался первым среди равных — «государям всем государь». Однако осознание принципа самодержавной государственности шло неуклонно. Московия как государство родилось из вотчины и, как писал В.О. Ключевский, во всех представителях династии Калитичей борется восточник и государь, самовластный хозяин и носитель верховной государственной власти.

Термин «самодержавие вошел в оборот в конце XV века. Титул «самодержец» — перевод византийского императорского титула «autokrator», означал самостоятельного государя, не подчиненного никакой внешней власти. С 1478 года Иван III начал титуловаться как «государь всея Руси». В сношениях с соседними землями и государствами московские властители стали называться царями (от римского «цезарь»).

С падение Византии (1453 год) московский князь стал главой крупнейшего в мире православного государства. Женитьба Ивана III на племяннице византийского императора Софье (Зое) Палеолог (1472 год) укрепила историческую преемственность России от Византии. Русским гербом византийский двуглавый орел. При московском дворе утвердился сложный и строгий церемониал по образцам византийского двора. Изменился облик государя: в руках символы власти — скипетр и держава, на голове — «шапка Мономаха» — выкованная из золота тюбетейка, опушенная мехом и увенчанная уже в Москве крестом. Предполагалось, что она была подарена Ивану Калите ханом Узбеком. Официальная же московская легенда начала XVI веке свидетельствовала, что якобы византийская корона, перешедшая к Владимиру Мономаху от его деда, византийского императора Константина Мономаха как знак царского достоинства. Более того, Рюрика, основателя великокняжеской династии, тогда считали потомком императора Августа.

Своеобразным символом могущества и силы сложившегося вокруг Москвы государства стал Кремль: на месте прежних деревянных хором были построены Успенский, Благовещенский , Архангельский соборы, Грановитая палата.

В начале XVI века в России оформилась идея о Москве как «третьем Риме». Ее выдвинул игумен Псковского Елеазарова монастыря Филофей в посланиях к Василию III. Филофей считал, что в истории христианства последовательно существовало три великих центра. Первый Рим пал из-за ересей, «второй Рим» (Византия) — из-за уний с католичеством (1439 год), «третий Рим» — Москва, а четвертому не бывать. Утверждение о Москве — «третьем Риме» призвано было служить возвеличиванию московских государей и одновременно утверждению исключительного значения религий и православной церкви.Подчеркивалась мессианская роль России, ее особая ответственность за судьбу христианского мира.

Господствующее место в политической идеологии России заняла мысль о воплощенной в государстве всеобщей правде, о том, что христианской правде — православию — здесь покровительствовал Бог. Таким образом, власть московских князей получила освященный Богом авторитет. На предложение германского императора пожаловать ему королевский титул Иван III ответил: «Мы, Божьей милостью, государи в своей земле изначала, а постановление имеем от Бога».

Иван III скончался в октябре 1505 года. Престол принял его сын от брака с Софьей Палеолог Василий III (1479-1533). В духовной грамоте (завещании) сыну Иван III существенно ограничил власть удельных князей: они не имели права рассматривать уголовные дела, чеканить монету, устанавливать связь с иностранными государствами. Младшие сыновья Ивана III дали присягу во всем повиноваться своему старшему брату и, что особенно существенно, — в случае смерти Василия подчиняться его старшему сыну. Таким образом, Василий III унаследовал фактически самодержавную власть. Его называют «последним собирателем земли Русской». при нем все русские земли были воссоединены в границах Московского государства.

После смерти Василия III в 1533 году усилились притязания родственников на власть. Едва достигнув зрелости, его сын Иван IV в 1547 году впервые венчался на царство. Слово «царь», добавленное к титулу «государь и великий князь московский», делало Ивана IV равным римскому кесарю (цезарю), ставило выше королей и ордынских ханов. Устами митрополита во время венчания была высказана государственная политическая программа: укреплять правду в союзе с церковью, усиливать мощь православной Руси.

В середине XVI века на аристократию и дворянство была возложена обязанность служить государю. Юрисдикция феодалов в собственных владениях ограничивалась, все важные уголовные дела переходили к подсудности государственного суда. Власть русского монарха считалась выше светских законов, не ограничивалась нормами права. Монарх был верховным исполнителем законодательных, военных, дипломатических, судебных и иных функций.

Таким образом, на основе объединения удельных княжеских владений под властью великих московских князей, владевших обширнейшей вотчинной, возникло Российское централизованное государство. Началось создание единого законодательства и аппарата управления.

влияние жены Ивана III на историю России

Второй брак Московского князя Ивана III имел огромное значение не только для него, но и для всего государства. Именно женитьба на племяннице византийского императора позволила Москве называться Третьим Римом. Брак поднял престиж России, заложил фундамент для провозглашения страны царством. Рассмотрим подробнее, как изменилось государство с приездом Софьи Палеолог.

Детство и юность княжеской невесты

Турки взяли Царьград 29 мая 1453 года. Отважно защищая свою родину, погиб последний византийский император Константин XI Палеолог. Больше повезло Фоме, младшему брату императора. Он сбежал с семьей на Корфу, а затем в Рим. Там его приняли благосклонно, ведь Палеолог привез с собой огромное количество христианских святынь. За это Фома получил дом и денежную поддержку от папы.

В 1465 году мужчина скончался. Опекунству над его тремя детьми взял Ватикан, а конкретно – кардинал Виссарион Никейский. Он был ревностным католиком, поэтому воспитывал младшую дочь Палеолога Зою в европейских традициях того времени. Он постоянно повторял, что только следование принципам католицизма сделает девушку счастливой, принесет ей всевозможные блага.

Точный год рождения Зои неизвестен. Историки предполагают, что она родилась на Пелопоннесе между 1443 и 1449 годом. По меркам тех времен даже 20-летние девушки считались уже немолодыми. Поэтому в 1469 году опекун Зои обеспокоился поиском для нее подходящей пары. Предложение сочетаться браком с дочерью правителя Морейского получил Московский князь.

Посол кардинала акцентировал внимание, что видная невеста уже отказала европейским правителям. Причина – нежелание выходить замуж за католика. Имя Зоя дипломатично заменили на более православное – Софья. То есть, все делалось для того, чтобы Иван III заинтересовался девушкой. Князь принял предложение и отправил посла свататься.

Приезд Софьи Палеолог в Россию

В ноябре посол вернулся в Москву. С собой он привез портрет невесты. Для России это было невиданное чудо, поскольку в то время рисовали лишь иконы. Даже летописец написал: «царевну на иконе написали». София была хороша собой, с выразительными глазами, матовой кожей, что считалось признаком отменного здоровья.

Сватовство затягивалось, поскольку против брака выступал Московский митрополит Филипп. Священнослужитель опасался распространения влияния католической церкви на русской земле. И не зря, ведь у опекунов Палеолог действительно были мысли подчинить себе Московское царство. Поэтому Ватикан так настаивал на браке Софьи и Ивана III.

И все же в январе 1472 года князь отправил послов за невестой. В июне Софья вместе с папским легатом Антонием и свитой отправилась в путь. Впереди процессии по католической традиции несли латинский крест. Это не понравилось русскому народу. Более того, митрополит Филипп поставил условие Ивану III – либо он, либо латинский крест. Князь немедленно выслал бояр навстречу процессии и приказал убрать католические атрибуты.

Свадьба Софьи Палеолог и Ивана III

Судя по поведению девушки, ревностной католичкой она была только в Риме. Она не защищала легата и латинский крест. Более того, приехав в Псков, сразу же посетила храм, где приложилась к православным иконам. По приказу Софьи даже легату пришлось зайти в церковь и поклониться образу Богоматери. Псковичи были тронуты таким поступком княжеской невесты. Полностью их сердца девушка растопила, когда пообещала защищать простой народ перед своим великим мужем.

Этот брак не предполагал ни принятие Флорентийской унии, ни борьбу России с Турцией за «наследство» Византийской империи. Сама Софья не ставила своей целью популяризовать католицизм на Руси. Она сразу же перешла в православье. Некоторые исследователи склоняются к мысли, что в детстве Палеолог воспитывали афонские старцы, и она была православной, просто скрывала это перед римскими опекунами.

Как бы там ни было, но 12 ноября 1472 года Софья и Иван III сочетались браком. Венчание прошло в Кремле во временной деревянной церкви. Это произвело удручающее впечатление на невесту, ведь она привыкла к роскоши, красоте. Русские порядки ей не понравились, поэтому Палеолог постепенно начала внедрять свои правила.

Изменения в Московском княжестве при Софье Палеолог

Новой жене Ивана III многое не нравилось в России. Не такой она представляла могущественную страну. Главные претензии Софьи:

  • необходимость уплачивать дань хану;
  • чрезмерная вольность бояр в общении с государем;
  • небезопасность столицы – все сооружения, даже княжеские хоромы деревянные;
  • запущенный вид каменных храмов;
  • ненадежность крепостных стен, состоящих сплошь из латок.

Палеолог привезла с собой богатое приданное, но с ужасом обнаружила, что спрятать его негде. Ведь пожар в любой момент мог все уничтожить. На 70 подводах девушка перевезла библиотеку. Впоследствии Софья спрятала древние манускрипты на цокольном этаже каменной церкви Рождества Богородицы на Сенях. Свою казну новоиспеченная княжна положила в подвал кремлевской церкви Рождества Иоанна Предтечи.

Софья Палеолог привезла драгоценный подарок своему мужу – «костяной трон». Деревянная основа была полностью покрыта ценными пластинами из кости моржа и слона. Этот трон сохранился до наших времен, и считается самым древним в кремлевском собрании. Также Софья привезла православные иконы. Главная из них – «Благодатное небо».

Но самое главное, Палеолог передала Ивану III герб византийского двуглавого орла. Он символизировал единство духовной и светской жизни, объединение Европы и Азии. Орел стал новым символом царской власти. Московский князь очень гордился родством с византийскими правителями. По его приказу в Архангельском соборе был изображен первый представитель династии Палеолог Михаил III. С этого времени Москва позиционировала себя как преемница Византийской империи.

День в истории: брак дочери Штефана Великого с сыном великого московского князя Ивана III : ru_royalty — LiveJournal

Немного с опозданием, но хотелось бы вспомнить одну страницу из истории.

12 января 1483 года состоялся брак между принцессой Еленой, дочерью Штефана III Великого, господаря Молдавии, с Иваном Молодым, старшим сыном и наследником великого московского князя Ивана Васильевича III. Их помолвка состоялась в Сучаве. После свадьбы принцесса Елена больше никогда не возвращалась на родину и не встречалась со своим отцом. Иван Иванович Молодой своей супруге приходился троюродным братом (оба были правнуками Василия I Дмитриевича).

Свадьба Ивана Молодого с молдавской принцессой. Этот брак должен был укрепить молдавско-московские отношения.

Иван Иванович Молодой (15 февраля 1458 — 7 марта 1490) — удельный князь Тверской, сын и наследник великого князя Московского Ивана III Васильевича и его первой жены Марии Борисовны, дочери великого князя тверского Бориса Александровича и сестры правящего в Твери Михаила Борисовича. Как племянник Михаила Борисовича, у которого не было сыновей, претендовал на наследование Великого княжества Тверского.


Иван Молодой, сын и наследник великого князя Московского Ивана III Васильевича.


Иван III Васильевич, великий князь Московский.

Елена - известная после брака как Елена Стефанова или Елена Волошанка - (род. 1464-1466 - 18 января 1505, Москва) была принцессой молдавского происхождения, дочерью Штефана III Великого и киевской княжны Евдокии Олельковны.


Принцесса Елена, дочь Штефана III Великого


Штефан III Великий, 17-й правитель Молдавского княжества, который правил 47 лет и считается одним из самых видных правителей Молдавского княжества.



Мать принцессы Елены, Евдокия Олельковна, была второй супругой Штефана III Великого и сестрой киевского князя Семёна Олельковича (сын князя киевского Олелько Владимировича и Анастасии Васильевны Московской).

У принцессы Елены с Иваном Молодым был только один ребенок, Дмитрий Иванович Внук, родившийся в 1583 году, который с 1498 по 1502 год был формальным соправителем деда. В русскоязычной Википедии говорится, что у них родился ещё сын Иван (15 февраля 1485[5] — ?), умер во младенчестве.


Дмитрий Иванович Внук

В 1483 году Иван III по случаю рождения внука Дмитрия хотел одарить Елену "саженьем"(жемчужным приданым), принадлежавшим его покойной первой жене Марии Борисовне. Оказалось, что его вторая жена Софья Палеолог подарила "сажение" своей племяннице Марии Андреевне Палеолог. Разгневанный великий князь не постеснялся отнять подаренное Софией у её племянницы, бывшей замужем за князем Верейским Василием Михайловичем, что стало причиной бегства Верейского князя в Литву.


Софья Палеолог

Елена Стефановна, в отличие от Софьи Палеолог, была любима и популярна на Руси, особенно среди простых людей. Иван Молодой и Елена Стефановна являются прототипами Ивана-царевича и Василисы Прекрасной из русских народных сказок.


Один из образов этих сказочных героев:)

После смерти своего мужа в 1490 году, Елена был назначена со-регентом царем Иваном III, между 1498-1502.
4 февраля 1498 года Дмитрий был венчан на великое княжение своим дедом Иваном III, несмотря на то, что у Ивана III были младшие сыновья — в соответствии с принципом примогенитуры.

Московское боярство и придворные были разделены на две группы, одна из которых (в частности семья Ивана Юрьевича Патрикеева, князь Семен Ряполовский и др.) поддерживала Дмитрия и его мать княгиню Елену Стефановну, другая — княжича Василия и его мать — супругу Ивана III — Софью Палеолог. В 1497 году был раскрыт так называемый заговор Владимира Гусева, участникам которого приписывали намерение убить княжича. Противостояние закончилось опалой Василия и Софьи. Примечательно, что венчание на царство Дмитрия впервые было подробно описано летописцами, со всеми любопытными обстоятельствами. Однако, в дальнейшем "партия", поддерживающая княжича Василия и великую княгиню Софью Палеолог, взяла верх, и часть сторонников Дмитрия и Елены Стефановны была казнена, Патрикеевы пострижены в монахи.

Иван III назвал Василия государем, великим князем Новгорода и Пскова, но какое-то время Дмитрий ещё именовался великим князем Владимирским и Московским.

В 1502 году, после того как Иван III передал права наследования своему сыну Василию, Дмитрий с матерью Еленой Стефановной попали в окончательную опалу, были заключены под стражу, и их имена было запрещено упоминать при богослужениях.

Уже при Василии III в 1505 году Дмитрий был окован в "железа", в тесном заключении. Скончался в 1509 году, похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля. Елена также умерла в январе 1505 года от "необходимой смерти" (она была убита).

История с принцессой Еленой и её дворцовые интриги существенно не повлияли на благоприятный тон дипломатических отношений между Молдавским княжеством и Великим княжеством Московским.

Источники: http://www.istoria.md/articol/823/Olena__Elena_Volo%C5%9Fanca_,_fiica_lui_%C5%9Etefan_cel_Mare_al_Moldovei
Wikipedia, Facebook

Восемь жен царя Ивана Грозного, ни одна из которых не встретила счастливого конца

Царь Иван Грозный, человек, значительно увеличивший мощь и престиж России, был известен своей мстительностью, жестокостью и параноиком. Он был первым русским монархом, принявшим Царь Всея Руси в качестве своего титула.

Он вступил на престол в возрасте 16 лет, в 1547 году, и его почти четыре десятилетия правления ознаменовались усилиями по расширению территорий России. Хотя были потери из-за проигранной Ливонской войны (1558-1583 гг.) И образования Речи Посполитой (1569 г.), прервавшей связь России с Балтийским морем, Иваново Россия простиралась к югу от Москвы в сторону Каспийского моря, и на востоке до просторов Сербии.

Семейная жизнь Ивана, однако, была наполнена больше потерями, чем приобретениями. Он становился отцом восемь раз, но его отцовство не складывалось. Многих своих детей он потерял в младенчестве, а один из них даже был убит собственноручно - эпизод, изображенный на знаменитой картине Ильи Репина: «Иван Грозный и его сын Иван».

Иван Грозный и его сын Иван, картина Ильи Репина, 1885.

Иногда с супругами было напряженно и неприятно. Отравление, утопление, отправка в женский монастырь или ссылка - вот некоторые из вещей, которые должны были произойти, будь вы одной из восьми цариц Ивана Грозного.

Из восьми женщин, на которых женился Иван, только первые три были признаны церковью его законными женами, только первую жену он по-настоящему любил, и по крайней мере две из семи «замен» могли быть сфабрикованными.

Анастасия Романова на памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде. Фото Дар Ветер, CC BY-SA 3.0

Первой женой Ивана была Анастасия Романовна, с которой он вступил в союз вскоре после коронации. Они оставались вместе до смерти Анастасии 13 лет спустя, летом 1560 года.К этому моменту у царя и царицы было шестеро детей, четверо из которых умерли в очень раннем возрасте.

Ходят слухи, что Иван выбрал Анастасию Романовну из 1500 потенциальных невест, которых привезли к нему дворяне со всех концов России. Его взбалмошный и непостоянный характер успокаивался и успокаивался в присутствии царицы Анастасии. Ее смерть вызвала у Ивана первые вспышки паранойи.

Он обвинил русских бояр, предположив, что они отравили его жену. Он предположительно предположил, что дворяне пытались его отравить, но случайной жертвой стала его жена.

Исторический рисунок Анастасии Романовой в смешанной технике, созданный художником / историком Джорджем С. Стюартом и сфотографированный Петером д'Априсом. Питер д'Априкс CC BY-SA 3.0

Неприязнь Ивана к боярам в конце концов достигла точки кипения после смерти царицы, и он приказал истязать и казнить несколько человек. Вот так он и получил прозвище Ужасный.

Современные исследования показали, что Анастасия действительно могла стать жертвой отравления ртутью.Следы элемента были обнаружены в высокой концентрации в волосах царицы.

Судебно-медицинская реконструкция лица Ивана IV, выполненная Михаилом Герасимовым. Фото Шакко - CC BY-SA 3.0

Неизвестно, действительно ли Иван любил последующих жен. Его второй женой была Мария Темрюковна, дочь мусульманского князя. Русские предания говорят нам, что на смертном одре Анастасия сказала Ивану не жениться на язычке, что считалось бы Марией Темрюковной. Однако царя привлекла необычайная красота Марии.

Царица Мария не принесла особой радости русскому царскому дому. Ее не любили и не уважали из-за ее характера. Она не смогла быть хорошей мачехой для двух оставшихся в живых сыновей Ивана и никогда по-настоящему не вписывалась в царский дом. За восемь лет совместной жизни Мария родила Ивану сына, который умер всего через несколько месяцев после рождения.

Перстень Марии Темрюковны.

Смерть Темрюковны в 1569 году снова подозревается в отравлении. Некоторые говорят, что преступление совершил сам Иван.Однако, как если бы это был повторный эпилог своего первого брака, царь снова использовал длинный список людей, чтобы истязать и казнить, только теперь за смерть своей второй жены.

8 слов, которые вы НИКОГДА не услышите, королевская семья говорит

Затем последовали двухлетние поиски третьей жены Ивана - это был последний брак, благословленный церковью. Квест привела к 19-летней Марфе Васильевне Собакиной, девушке, выросшей в купеческой семье. Но ее время в качестве царицы было намного короче, чем поиски ее.Через несколько дней после свадьбы Марфа Васильевна Собакина заболела. Иван вошел в новый цикл паранойи. Некоторые предполагают, что она была отравлена ​​зельем плодородия.

Марфа Собакина, судебно-медицинская реконструкция лица С. А. Никитина. Фото Сергея Никитина CC BY-SA 3.0

Через год страдающий русский царь женился на своей четвертой супруге, в 1572 году. Ее звали Анна Алексеевна Колтовская. Как выяснилось, четвертая царица Ивана была бесплодной, и ее отправили в женский монастырь.Теперь путь был открыт для пятой жены Ивана - Анны Васильчиковой.

Подробностей о Васильчиковой мало, но, зная Ивана, наверняка возникла какая-то проблема, так как эта жена тоже была отправлена ​​в монастырь. Брак закончился в 1576 году.

Могила царицы Анны Колтовской (инокини Дарьи).

В то время как бывшая супруга Ивана Анна Алексеевна Колтовская достигла долголетия в женском монастыре - одна из двух жен Ивана Грозного, переживших его, - Анна Васильчикова столкнулась со смертью вскоре после того, как ее вывели из царского дома.Есть предположение, что она была убита по приказу Ивана.

А потом идет Василиса Мелентьева, шестая и легендарная жена Ивана Грозного. Мелентьева могла быть выдуманной историей XIX века. Легенда гласит, что его шестая жена прибыла вдовой в царский дом в 1579 году. Она стала новой спутницей Ивана, но она также нашла любовный интерес в другом человеке, князе Девлетеве.

Царь Иван IV восхищается своей шестой женой Василисой Мелентьевой, картина Григория Седова, 1875 год.

Иван узнал, что жена ему изменяет, и, разумеется, отправил ее ... в женский монастырь. Но до этого она якобы стала свидетельницей мучительной казни, которую назначили ее возлюбленному. В некоторых версиях этой истории говорится, что Василиса Мелентьева на самом деле могла быть одной из наложниц Ивана.

Василиса Мелентьева, портрет Николая Неврева 1886 года.

Мария Долгорукая - имя седьмой жены Ивана, но она также может быть вымышленной. Иван якобы женился на Долгорукой, дальнем потомке Юрия Долгорукого, князя, которому приписывают основание города Москвы, в 1580 году.Она была поймана на неверности и наказана утоплением.

И каким-то образом осталась последняя жена Ивана, Мария Нагая. Царь умер в 1584 году, через три года после их союза, в результате которого родился их сын Дмитрий. После смерти царя Мария Нагая была изгнана из дворца. Ее сын Дмитрий был убит в 1591 году.

Смерть Ивана IV по К. Маковскому (1888

После этого бывшую царицу отправили в монастырь. Она умерла через 24 года после смерти царя Ивана в 1608 году.Достаточно времени, чтобы принять участие в другой королевской драме: она узнала по крайней мере одного из четырех «фальшивых Дмитриев», которые пытались претендовать на трон, как самозванца.

Прочтите еще одну историю: Нападение одного из посетителей Русского музея на картину, вызванную водкой, подчеркивает полемику по поводу роли Ивана Грозного в гибели его сына

Наконец, есть по крайней мере одна женщина, которая мудро избавила себя от неприятностей, гарантированных каждому, кто станет женой Ивана Грозного.Говорят, что русский царь сделал предложение королеве Елизавете I, но знаменитый обладатель английского престола отказался. Мы можем только вообразить ход истории, если бы такое объединение имело место.

Смерть Ивана Ильича Главы 3-4 Резюме и анализ

Глава третья:

Резюме:

Приличный и подвижный курс жизни Ивана Ильича нарушился в 1880 году, когда Ивана Ильича обошли для повышения. Благоволенного человека зовут Хаппе, и Иван Ильич ссорится с ним и его начальством.В результате чувства угасают, и Ивана Ильича снова и снова пропускают в будущем, когда откроются другие позиции. Из-за того, что он живет не по средствам, его зарплата недостаточна, и, чтобы сэкономить этим летом, он едет с семьей к жене своего брата в деревню. Без работы Иван Ильич впадает в депрессию. Он решает поехать в Петербург и устроить кучу бюрократов, пока не получит должность с годовой зарплатой в пять тысяч рублей. Долгосрочные карьерные планы и выбор должности откладываются, пока зарплата достаточно высока.Его небольшой поиск увенчался успехом благодаря некоторой удаче: кадровые изменения в Министерстве юстиции привели к известности некоторых друзей Ивана Ильича и помогли ему получить хорошую должность с желаемой зарплатой. Он возвращается в деревню счастливым, и они с женой лучше ладят.

Он уезжает в Петербург раньше всей семьи и находит отличный дом. Он с головой уходит в украшения. Однажды, накидывая занавески, он поскользнулся и ударился о бок. Боль скоро проходит.

Семья осваивается в новой жизни, заводит друзей с правильными людьми, и Иван Ильич достойно выполняет свою работу. Он живет так, как он считает, что жизнь должна быть прожита: «легко, приятно и прилично» (133). Распорядок жизни нарушается лишь изредка, как, например, в случае, когда Иван Ильич заказывает слишком много сладостей для вечеринки, а они с женой спорят по поводу счета. Его главное удовольствие в жизни - играть в карты. Если он не умеет играть в карты, он работает. Времяпрепровождение с женой ему не нравится.Молодой следователь Петрищев начинает ухаживать за Лизой, дочерью Ивана Ильича.

Анализ:

После некоторого разочарования Иван Ильич ищет новую должность, учитывая только зарплату. Иван Ильич не рассматривает работу в правительстве как предоставление жизненно важных услуг или положительное влияние на жизнь других людей. Он только хочет набить свои карманы, и всю оставшуюся жизнь его карьера будет определяться только этим соображением.

Он бросается украшать, снова придавая значение неважному.После того, как дом завершен и новый распорядок укоренился, Иван Ильич крайне привередлив в доме: «Каждое пятно на скатерти или обивке, каждая оборванная веревка на оконной шторке раздражали его. Он потратил на это столько хлопот. устроить все так, чтобы каждое его нарушение огорчало его »(133). Озабоченность неважным здесь не единственная причина. Готовый дом тоже говорит о застое: «Когда уже нечего было обустроить, он стал довольно унылым, чего-то не хватало.. . »(133).

Затем Иван Ильич и его семья бросаются в свою пустую социальную жизнь. Они ужасные снобы среднего класса, хотя Толстой всегда косвенно указывает на этот факт. Что касается своих« убогих друзей », Головины единодушны в своих взглядах. политика исключения: «Вскоре эти убогие друзья перестали навязываться друг другу, и в кругу Головиных остались только лучшие люди» (135). Головины принимают крайне поверхностную систему ценностей для оценки достоинства людей. Все они - вкус, а мозгов нет. .

Что касается карьеры и своей общественной жизни, Иван Ильич ценит неправильные вещи. Эти неуместные приоритеты разделяются всей семьей и проявляются в браке Ивана Ильича. Толстой упоминает особенно жестокую ссору между Иваном Ильичем и его женой, в которой они спорят из-за заказанных им лишних пирожных. Во время драки Иван Ильич делает «гневные намеки на развод» (134). Какой это замечательный брак, когда о разводе говорят из-за выпечки!

Глава четвертая:

Краткое описание:

Боль в левом боку Ивана Ильича усиливается, и теперь у него хронический неприятный привкус во рту.Боль нарастает, Иван Ильич становится более раздражительным, а легкая нормальная жизнь, которую ведет семья, нарушается. Он вступает в ссоры со своей женой, которая начинает желать, чтобы он умер; но она знает, что если он это сделает, она потеряет его зарплату, и ее зависимость раздражает ее. После тяжелой драки он извиняется, говоря о своей болезни, и Прасковья Федоровна велит ему сходить к врачу.

Врач относится к Ивану Ильичу с тем же самомнением и беспристрастностью, которые Иван Ильич отточил в своей работе.Врач, кажется, склоняется к проблеме, связанной с аппендиксом, и, хотя его диагноз носит жаргонный характер, Иван Ильич воспринимает это как плохое. Со временем Иван Ильич понимает, что ему становится хуже. Иван Ильич ходит к множеству врачей, и в каждом случае диагноз и рецепт разные.

Окружающие, кажется, не слишком озабочены его болезнью. Жену и дочь Ивана Ильича больше всего раздражают его раздражительность и депрессия, как будто болезнь - это его вина.Прасковья Федоровна всегда жалуется на то, что ее муж не выполняет своих предписаний. На работе другие, кажется, ждут, пока место Ивана Ильича освободится. Коллеги дразнят его, как будто его болезнь вызывает смех.

Однажды ночью, играя в карты, Иван Ильич ощущает вкус во рту и боль. Отвлеченный этими вещами и тем, как к нему относятся другие, Иван Ильич пропускает легкую игру. Его партнер, Михаил Михайлович, расстроен, а Иван Ильич - нет, «и было ужасно осознавать, почему ему все равно» (142).Его друзья видят, что он страдает, но он настаивает на игре. Несмотря на усилия, мрак Ивана Ильича окутывает всех его друзей. После их ухода Иван Ильич успевает подумать: «... его жизнь была отравлена ​​и он отравлял жизни других ...». (142). Тем не менее, он должен продолжать жить и работать в изоляции, «на краю пропасти, без никого, кто понимал бы его и не жалел» (142).

Анализ:

Глава четвертая знаменует разрыв Ивана Ильича с приятной и благопристойной жизнью, которой он дорожит.Это перерыв, который несчастный человек должен сделать в одиночку, так как никто не хочет тратить на него сочувствие. Изоляция - ключевая тема. Новое понимание отделяет Ивана Ильича от его прежнего мира. Теперь он вынужден размышлять о том, о чем никто не хочет думать, и само его присутствие угрожает напомнить им об этом.

Дело в смерти, и, поскольку это болезнь Ивана Ильича, другие, похоже, не слишком обеспокоены. Иван Ильич удивлен, увидев, что врач обращается с ним так же, как Иван Ильич в своей работе.На протяжении всего романа люди упрощают жизнь других, снисходительны к ним и считают их не более чем частью рутины. Доктора, похоже, не тронет тот факт, что он имеет дело с самой жизнью Ивана Ильича, точно так же, как Иван Ильич, похоже, не осознает, как его решения по делу влияют на жизнь реальных людей. Как и Иван Ильич, доктор, кажется, погружен в веселье и чувство собственной важности, присущее маске на рабочем месте. Его приоритеты и мыслительные процессы кажутся искаженными.

Иван Ильич понимает, что стал врагом того, что прежде ценил больше всего: веселой жизни, в соответствии со стандартами приличия, без беспокойств и лишних раздумий.В карточной игре он понимает, что испортил вечер своим друзьям. Он видит в Шварце «то, чем он сам был десять лет назад» (142), и правильно понимает, что теперь он «яд», вещь, которая делает невозможным жизнь бойко.

Смерть Ивана Ильича Краткое содержание

Смерть Ивана Ильича Краткое содержание

История начинается в петербургских судах, где трое друзей и коллег человека по имени Иван Ильич узнают из газеты, что Иван умер.Похоже, никого это не сильно задело, но один из них, Петр Иванович, идет той ночью на поминки в доме Ивана из чувства долга.

Там Питер находит своего друга Шварца, который хочет оставить унылую службу и провести вечер, занимаясь чем-то более веселым: игрой в бридж. Петр Иванович также болтает с Прасковьей Федоровной, вдовой Ивана, которая устраивает эффектное (но довольно неубедительное) выражение слез, а затем тут же спрашивает Петра, как она может доить смерть Ивана за все пенсионные деньги, которых она стоит.Что касается самого Петра, то смерть человека, столь похожего на него, сильно нервничает. После доблестных усилий, чтобы похороны Ивана ни в малейшей степени не повлияли на него, он спешно уходит на игру в бридж.

Теперь, когда «пролог» закончен, рассказчик переходит к рассказу истории Ивана. Иван, умерший всего в сорок пять лет, вел жизнь «простейшую и обыденную, а потому и ужасную» (2.1).

Рассказчик затем проводит нас по детству и школе Ивана.Молодой Иван симпатичный парень: умный, добродушный, уравновешенный, общительный, остроумный. У него есть несколько скандальных дебошей, но не слишком много. После учебы в юридической школе он медленно продвигается по карьерной лестнице в качестве юридического работника, переезжая из провинции в провинцию примерно каждые несколько лет. В одном из своих провинциальных постов он знакомится с девушкой по имени Прасковья Федоровна, на которой женится, хотя и не очень любит ее.

Иван довольно успешен в работе (наслаждается чувством власти, которое дает ему юридическая работа), и популярен в обществе.Брак у него поначалу тоже приятный, но когда Прасковья Федоровна становится капризной и тяжелой во время первой беременности, Иван не может с этим справиться. В результате он возвращается к своей работе и играм в бридж, которые кажутся его настоящей страстью в жизни. Его брак никогда не восстановится, но Ивана это особо не волнует. Несмотря на женитьбу, Иван находит жизнь довольно приятной. По крайней мере, Прасковья Федоровна обеспечивает ему дочь (Лизу) и маленького сына (Васю).

В возрасте около 40 лет Иван ужасно расстроен, когда его упустили из-за ожидаемого повышения.Это худшее из того, что когда-либо случалось с ним . После непродолжительной депрессии он отправляется в Санкт-Петербург в одиночку, чтобы найти работу с более высокой зарплатой, что и делает. Он также находит новую квартиру и новую страсть к оформлению интерьера; он сделает его домом своей мечты. Но однажды, работая над оконными шторами, Иван упал с лестницы и сильно ударился о бок. Он ничего не делает с этим и даже отшучивается, но через некоторое время начинает замечать стойкую боль в боку и неприятный привкус во рту.

Несчастный случай с отделкой оборачивается смертным приговором. Через некоторое время после того, как семья Ивана приехала к нему в Санкт-Петербург, боль в боку усилилась, настроение ухудшилось. Он ходит к разным врачам, но они ставят ему разные диагнозы, и никто не хочет сказать ему, серьезно ли его состояние. Поначалу Иван надеется, что выздоровеет, и с нетерпением принимает таблетки, но врачи, похоже, не действуют.Медленно, но верно ему становится все хуже и хуже.

Постепенно Иван понимает, что он на самом деле умрет, но не может полностью осознать это. Его страх и боль, причиняемая ему болезнью, лишают его возможности наслаждаться работой (или мостом, если на то пошло), и он обнаруживает, что не может думать ни о чем, кроме своей собственной неминуемой смерти. В конце концов, болезнь вынуждает его оставаться дома и получать особую помощь.

Никто из окружающих его - в первую очередь его жена и дочь - кажется, не понимает и не заботится о том, через что он проходит.Все они живут своей обычной жизнью и пытаются представить, что его болезнь - мимолетное явление. Ивану это кажется совершенно «фальшивым», и он начинает их всех ненавидеть. Только Герасим, один из слуг, готов признать, что Иван умирает, и выказывает ему искреннее сострадание. Иван начинает стараться проводить с Герасимом как можно больше времени.

Однажды ночью Иван особенно замучился. Он не может продолжать жить таким, какой он есть, но боится смерти. Размышляя над своей жизнью, он также с удивлением обнаруживает, что почти ни одна ее часть не была по-настоящему счастливой, кроме, может быть, его детства.Как жизнь могла быть такой бессмысленной и ужасной? Тогда ему приходит в голову, что, возможно, он прожил свою жизнь неправильно. Но Иван не может поверить, что это может быть правдой - он думает, что все сделал правильно - и отвергает эту идею.

По прошествии нескольких недель, когда Иван приближается к смерти, он все время возвращается к этой мысли и все время отвергает ее. Слишком больно думать, что это может быть правдой. Тем временем его физическая боль усиливается. Сочетание душевных и телесных агоний становится настолько ужасным, что три дня Иван только кричит и бьется без перерыва.

В самый последний день своей жизни Иван внезапно видит свет вокруг себя. Это происходит в тот же момент, когда его сын Вася целует ему руку. Его крики и удары прекращаются, и он без сопротивления принимает, что его жизнь была неудачной. Но он также чувствует, что еще может выкупить его. Иван открывает глаза и видит вокруг себя семью. Впервые он не чувствует ненависти, а только печали из-за того, что он заставил их так сильно страдать. Он понимает, что все, что он может сделать сейчас, чтобы положить конец их страданиям и своим собственным, - это умереть.Внезапно его страх смерти полностью исчез. Итак, от радости Иван умирает.

Образцы литературных эссе «Смерть Ивана Ильича»

Сравнение: «Роза для Эмили» и «Смерть Ивана Ильича»

Уильям Фолкнер родился на юге Америки, бросил школу в десятом классе и опубликовал свою более популярные произведения в период с 1954 по 1962 год. Достаточно интересно, что Лев Толстой родился в знатной русской семье, его официальное звание было графом, поступил в Казанский университет в шестнадцать лет и написал свои самые популярные произведения между 1865 и 1876 годами.Действительно, на первый взгляд кажется, что между этими двумя людьми очень мало общего, но все же между рассказами «Роза для Эмили» и «Смерть Ивана Иллиха» существует такое поразительное сходство с точки зрения повествования, характера и темы, что это почти как если бы рассказы были написаны, чтобы дополнять друг друга.

Возможно, наиболее явное сходство между «Розой для Эмили» и «Смертью Ивана Ильича» проявляется в первых нескольких абзацах обоих рассказов, а именно в смерти главных героев.Само по себе это вряд ли может быть захватывающим, но факт в том, что в каждой истории смерть главного героя была кульминацией, но оба автора решили раскрыть это с самого начала, эффективно давая своим историям предопределенный конец. Возможно, было даже проще связать истории в хронологическом порядке событий или более художественно привлекательно начать с ранних жизней персонажей, переключиться на их смерть, а затем связать промежуточные события, которые могли способствовать их трагическому концу.Тем не менее, обе истории следуют почти одинаковому формату: начало с событий сразу после смерти персонажей, а затем почти эпизодические прелюдии к смерти (хотя Фолкнер немного склеивает свой рассказ, чтобы произвести свой финальный эффект).

Более интересное сходство заключается в самих главных героях. Во-первых, хотя ни одна из работ не содержит подробных сведений о детстве персонажей, Фолкнер и Толстой совершенно ясно дают понять, что хотя Эмили и Иван, возможно, не пережили, возможно, идеальное детство, они определенно не были несчастными детьми.Иван был «la phenix de la famille» (Раздел II), и Фолкнер неявно заявляет, что Эмили было дано все, что ей было нужно, что она была красивой женщиной и привлекала множество поклонников.

Кроме того, обе истории исследуют тему персонажа, пытающегося соответствовать норме. Толстой изо всех сил старается объяснить, насколько «самой обыкновенной (… и потому самой ужасной)» [Раздел II] была жизнь Ивана. Фолкнер также исследует эту концепцию обычной жизни, поскольку, хотя он дает нам тревожное представление о том, насколько болезненной была на самом деле жизнь Эмили, он обязательно указывает, что с точки зрения горожан в Эмили не было ничего особенного, кроме ее высокомерия.На самом деле, насколько они были обеспокоены, Грирсоны только «держались слишком высоко для того, кем они были на самом деле» (Раздел II), что, мягко говоря, сильно недооценивало проблему.

Кроме того, оба автора стараются сделать этих двух персонажей весьма могущественными в глазах публики. В разделе II «Иван» прямо сказано, что «осознание своей силы, способность погубить любого, кого он хотел погубить, важность, даже внешнее достоинство его вступления в суд или встреч с подчиненными, его успех с начальство и начальство, и, прежде всего, его мастерское ведение дел, которое он сознавал, - все это доставляло ему удовольствие и наполняло его жизнь… ». Точно так же в« Розе для Эмили »нам представлена ​​Эмили, которая полностью осознает ее сила, заставляет аптекаря дрожать, когда он осмеливается подвергнуть сомнению ее мотивы покупки яда и смог победить налоговый департамент «… так же, как она победила их отцов тридцатью годами ранее в отношении запаха» (Раздел II)

Эмили и Иван также обладают почти идентичным отношением к изменениям вокруг них, и по мере развития историй они все более неохотно принимают свои повседневные реалии.Действительно, Эмили кажется застрявшей во времени, неспособной признать смерть отца и неспособной понять, что дни, когда ее семья требовала уважения горожан, прошли. (Раздел II: «Мы вспомнили всех молодых людей, которых прогнал ее отец, и мы знали, что, когда ничего не останется, ей придется цепляться за то, что ее ограбило, как это будут делать люди».) неспособный принять реальность своей надвигающейся смерти и даже до конца отрицал собственное осознание того, что он не использовал большую часть своей жизни.Он отменяет логику Кизеветтера, убеждая себя, что «Кай действительно был смертным». и это было правильным для него умереть; а для меня, маленького Ваня, Ивана Ильича, со всеми мыслями и переживаниями, это совсем другое дело. Не может быть, чтобы я умер. Это было бы слишком ужасно ». (Раздел VI)

И это еще не все. Подумайте, когда Иван Ильич был явно неспособен выполнять свои служебные обязанности (… его коллеги и подчиненные с удивлением и огорчением увидели, что он… запутался и совершал ошибки.ему… удастся каким-то образом довести встречу до конца и вернуться домой с печальным сознанием… »Раздел VI) он стал инвалидом, и все же он продолжал, пока это не стало абсолютно невозможным. Иван унаследовал по большей части описание своего отца, который был «чиновником, который… сделал спортивную карьеру, которая выводит людей на должности, с которых… нельзя увольнять» (II 1243). Здесь Толстой говорит, что, хотя он и не может знали об этом, Иван стал во многом отпечатком своего отца.

Часть II «Розы для Эмили» содержит отрывок: «Мы долго думали о них как о картине: мисс Эмили - стройная фигура в белом на заднем плане, ее отец - оседланный силуэт на переднем плане, спиной к ней и сжимающий руки. хлыст, двое из них обрамлены задней распахнутой входной дверью »

Этот отрывок объясняет, насколько сильно отец Эмили оказал влияние на ее жизнь, так что ранее в истории, когда Фолкнер описывает Эмили как« упавший памятник »(Раздел I ) он предполагает нечто большее, чем тот факт, что Эмили была настолько сильным объектом внимания города, но что, удерживая себя в изоляции и отказываясь выйти замуж за Гомера Бэррона из-за чувства «благородства, которое ее отец» укоренил в ней, она в ее жизни была безупречной данью уважения ее отцу.Таким образом, и Фолкнер, и Толстой, хотя и не останавливаются на этом, признают важную роль родителей в жизни Ивана и Эмили и, в конечном итоге, в их смерти.

Причем оба рассказа затрагивают тему оторванности человека от общества. В «Розе для Эмили» Эмили физически отделяет себя от остального мира и сдается в ветхий дом, в котором она умерла, в то время как Иван, хотя и оставался дома рядом со своей семьей на смертном одре, погрузился в «черное». дыра »(Раздел XII:« Он чувствовал, что его агония была вызвана тем, что его толкнули в эту черную дыру, и все еще он не мог попасть прямо в нее), заключил себя в «черную границу» (раздел I), которая разделяла его от всех вокруг него.

Более того, и Фолкнер, и Толстой исследуют желание главных героев жить своей жизнью, так сказать, по доверенности. В случае с Иваном он выполняет ту роль, которую ожидают от прекрасного молодого человека в обществе - от игры в вино с товарищами до женитьбы на Прасковье. (Раздел II: «Сказать, что Иван Ильич женился, потому что полюбил Прасковью Федоровну и обнаружил, что она сочувствует его взглядам на жизнь, было бы так же неверно, чтобы сказать, что он женился, потому что его круг общения одобрил этот брак.Точно так же Эмили, хотя и влюблена в Бэррона, отказывается выйти за него замуж из-за благородной семейной репутации, которую она считает своим долгом поддерживать. Вместо этого она («подняла голову достаточно высоко») делает то, что ее кузены считают правильным, и она считает, что ее отец ожидал этого.

Если пойти дальше, то оба магазина одинаково пессимистично относятся к любви как к источнику страданий и браку как к источнику отчаяния. Иван слишком часто заявляет - хотя бы самому себе - о своей все возрастающей ненависти к Прасковье.С самого начала он «мог быть вдохновлен на более блестящий матч (Раздел II)», а позже нам говорят, что «Супружество - во всяком случае с Прасковьей Федоровной -… часто нарушало и комфорт, и приличия». Фолкнер занимает лишь немного иную позицию, поскольку, хотя у нас нет оснований полагать, что между Эмили и Гомером существовало что-то, кроме искренней любви, именно эта любовь становится непосредственной причиной смерти Гомера, как если бы оба автора предполагали эта любовь на самом деле всего лишь идеал, недостижимый в реальной жизни.

И, наконец, возможно, наиболее значительным сходством является то, что Толстой использовал обыкновенного слугу как единственного источника утешения для Ивана в его последние дни, и то, как Фолкнер использовал негра, который всю свою жизнь посвятил Эмили. Мелочь, правда, но если учесть, что тогда Толстой мог запросто использовать любого персонажа - Петра Ивановича? - чтобы исполнить роль Герасима в том, чтобы утешить Ивана на его смертном одре, Толстой решил представить и использовать характер крепостного рабочего, а Фолкнер решил использовать негра вместо любого из других горожан, начинаешь подозревать, что за этими действиями стоит скрытый мотив.

Рассмотрим также описание Герасима (который появляется в рассказе не более чем на пяти страницах), которое появляется в разделе VII: «Герасим… с твердой легкой поступью, от его тяжелых ботинок приятно пахнет смолой и свежим зимним воздухом… рукава его рубашки с принтом заправлены на его сильные обнаженные молодые руки ... сдерживая радость жизни, которая сияла с его лица ... »Теперь сравните это с описанием Прасковьи, которое появляется во втором разделе:« Она происходила из хорошей семьи и была неплохо выглядит ».Рассмотрим также частично запоминающийся абзац в «Эмили», в котором Фолкнер пишет: «И так она умерла. Заболела в доме, наполненном пылью и тенью, и только неуверенный негр поджидал ее. Мы даже не знали, что она больна, мы давно отказались от попыток получить какую-либо информацию от негра. Он ни с кем не разговаривал, вероятно, даже с ней, потому что его голос стал резким и ржавым, как будто от неиспользования ». Как будто Толстой и Фолкнер как можно громче указывают нам на то, что здесь что-то есть. мы должны видеть.

Но что это? Почему существует так много общего между этими двумя рассказами авторов, родившихся в разных социальных структурах, в разных странах и в разные эпохи? Конечно, кто-то может возразить, что и Толстой, и Фолкнер хотели бы дать нам некоторую информацию о детстве / ранней жизни наших двух персонажей, хотя бы для того, чтобы дать ощущение реализма и избежать того, чтобы персонажи существовали для но те несколько минут, что длится рассказ.Можно даже утверждать, что на действия каждого мужчины и каждой женщины так или иначе влияют события его или ее детства, поэтому, говоря о том, насколько Иван и Эмили стали похожими на своих родителей, Толстой и Фолкнер просто повторяют хорошо сказанное. -известный факт. А как же Герасим и негр? Толстой и Фолкнер действительно говорят нам, что здесь есть чему поучиться.

Нет сомнений в том, что Иван и Эмили - две очень уникальные истории. Тем не менее, при сопоставлении образуется интересный образ.В одной истории нам представлена ​​женщина, которая на самом деле никогда не контролировала свою жизнь и, оставшись одна, уединилась в мрачной изоляции, умирая в одиночестве и несчастье. Другой - это жизнь человека, чья жизнь контролировалась указами общества, который отступил в ментальную черную дыру, но, увидев красоту жизни в обычном слуге, которому поручено заботиться о нем в его последние дни, умирает, если не с чувство внутреннего покоя, без тяжелого сердца.

Я считаю, что Фолкнер и Толстой, каждый по-своему, пытаются преподать нам двойной урок.Первая часть - это совет, что мы должны жить своей жизнью, не в соответствии с чьими-то диктовками, а в меру наших возможностей; и вторая часть, предупреждение о том, что жить одному - значит вообще не жить.

Вопросы для обсуждения для Ивана Ильича

Вопросы для обсуждения для Ивана Ильича

Вопросы для обсуждения Ивану Ильичу

1. Толстой употребляет слова «приличие» и «приличие». довольно часто. Найдите в тексте конкретные примеры этих слов.Что означают эти слова имею ввиду и зачем они используются?

2. Почему Иван женится? Какие слова лучше всего описали бы его брак жизнь?

3. Как характеризуется Прасковья Федоровна? Который заявления / действия / мысли помогают нам понять ее? Она симпатичная?

4. Толстой пишет: «Жизнь Ивана Ильича была простейшей и самый обычный и, следовательно, самый ужасный ». Что означает это утверждение? Толстой говорит, что «обычной» жизнью жить не стоит? Что такое "обычная" жизнь? Что может быть «необычной» жизнью?

5.Почему / как заболел Иван?

6. Как Иван относится к тем, с кем контактирует в своей карьере? судить?

7. Почему Толстой начинает рассказ со смерти Ивана и работает в обратном направлении вместо того, чтобы писать историю в хронологическом порядке?

8 .. Каковы настроения Петра Ивановича, Праскойвы Федоровны, Шварц, а Герасим на болезнь и смерть Ивана? Каково значение этих второстепенные персонажи?

9.Объясните отрывок из «Логики» Кизеветтера в начале главы. VI. Насколько это значимо по отношению к развитию Ивана?

10. Почему Ивану Ильичу так трудно принять свою болезнь и смерть?

11. Какие этапы проходит Иван на пути к принятию? Идентифицировать где они, кажется, появляются в тексте.

12. Толстой в определенных местах описывает «внутренний голос» Ивана. Какие это внутренний голос и насколько он важен?

13.Иван статичный или динамичный персонаж? Меняются ли его взгляды или ценности по ходу рассказа? Если да, укажите отрывки, подтверждающие его. Делает Иван узнал что-нибудь о жизни в целом или о своей жизни в частности раньше он умирает? Если да, то приведите пример.

14. Момент смерти Ивана - победа или поражение? Например, он заявляет: «Смерть закончилась. Ее больше нет». Это положительный момент или отрицательное заявление?

Иван-дурак

Жил-был царь, у которого было трое сыновей.Когда пришло время сыновьям жениться, царь позвал их в свои покои. Надеясь избежать каких-либо ссор по поводу того, за кого им жениться, он сказал: «Стреляй стрелой как можно дальше. Где стрела упадет, там ты найдешь свою невесту».

Сыновья с луками и стрелами в руках направились в дворцовый сад. Старший сын, сделав первый выстрел, прицелился в деревенскую площадь. Его стрела попала в стену дома адвоката; дочь адвоката должна была быть его невестой.Затем последовал средний сын, который нацелился на сельскую местность. Его стрела упала на крышу садовника; его судьбой было жениться на дочери садовника. Наконец, младший сын, которого звали Иван-дурак, вытащил лук и с громким криком пустил стрелу в солнце. Но никто не мог видеть, где он приземлился.

Иван странствовал по земле в поисках своей стрелы. Наконец он нашел его посреди кишащего блохами болота. На нем сидела большая зеленая лягушка.

«Верни мне мою стрелу», - сказал Иван.

«Выходи за меня замуж», - ответила лягушка.

«Что? Я не могу жениться на лягушке», - заявил Иван.

«Но ты должен», - прохрипела лягушка. «Это твоя судьба».

Иван-дурак очень расстроился. Но он знал, что она права. Взяв лягушку, он отнес ее обратно во дворец.

На следующей неделе царь устроил одну большую свадьбу для всех трех своих сыновей. Сияясь от гордости, старший сын прошел по проходу со своей невестой - высокой красивой девушкой. Затем шел средний сын, шагавший под руку с улыбающейся розовощекой девушкой.Иван-дурак шел в хвосте процессии, опустив голову, а его невеста-лягушка прыгала рядом с ним.

Вскоре после церемонии царь снова созвал трех своих сыновей. «Только один из вас может унаследовать эту землю, - сказал он, - поэтому я разработал тест. Пусть каждая из ваших жен сшьет мне рубашку к завтрашнему утру. Тот, кто выйдет замуж за лучшую швею, станет следующим царем».

В ту ночь у Ивана не было аппетита к обеду. Его жена, лягушка, спросила: «Что тебя беспокоит, мой муж?»

Иван-дурак ответил: «Отец просит, чтобы ты сшил ему рубашку к завтрашнему утру.«

« Спи, Иван, и не беспокойся », - ответила лягушка-жена.« Утро мудрее вечера ».

Вздохнув, Иван заполз в постель. Тем временем жена-лягушка выскочила в сад. В свете луны она сняла с себя лягушачью шкуру и стала ослепительной, как солнце, принцессой. Взявшись в ладоши, она кружилась и пела,

«Матери и няни, собирайтесь!
Сшейте мне рубашку, которой царь никогда не видел ».

Утром Иван проснулся и обнаружил возле своей кровати сверкающую ткань.Это была рубашка из золотистого шелка, украшенная изумрудами и бриллиантами. Не теряя времени, Иван схватил рубашку и помчался в покои отца. Когда он приехал, его старшие братья демонстрировали рубашки, сшитые их женами. Дочь юриста сшила рубашку из льняной ткани, а дочь садовника - из хлопка. Царь с благодарным кивком принял рубашки. Затем Иван передал отцу рубашку жены-лягушки. Царь сошел со своего трона, чтобы рассмотреть его поближе.

«Никогда раньше я не видел такой красивой рубашки», - воскликнул он.

«Унаследуют ли тогда Иван-дурак и лягушка вашу корону?» - спросил старший брат, приподняв бровь с притворной искренностью. Два старших брата хорошо знали, что их отец не хотел видеть дурака царем и лягушку царицей.

Царь оторвался от шелковой рубашки и пришел в себя. «Это только первое испытание, мои сыновья», - сказал он. «Пусть ваши жены испекут мне на завтрак буханку хлеба завтра. Тот, кто выйдет замуж за лучшего пекаря, станет следующим царем.«

Жена-лягушка нашла Ивана в саду, уставившегося на полуденное солнце.« Что вас беспокоит? »- спросила она.

« Мой отец просит вас испечь буханку хлеба завтра утром », - сказал Иван.

» Не грусти, Иван, - сказала лягушка, - и не беспокойся. Утро мудрее вечера ».

Тем временем дочь юриста подошла к дочери садовника и сказала:« Я подозреваю, что жена-лягушка - не обычная лягушка ».

Согласившись, дочь садовника предложила:« Давайте шпионим за ней, пока она печет. хлеб сегодня вечером.Может быть, мы раскроем ее секрет ».

Позже тем же вечером, когда жена-лягушка собиралась снять кожу и снова трансформироваться, она заметила дочь юриста, прячущуюся за шкафом, и дочь купца под столом. Жена-лягушка, будучи умной, бросила растение в горшке в тесто и месила его, подпрыгивая вверх и вниз. Обе жены взглянули друг на друга и понимающе кивнули. Грязь с растения в горшке, как они решили, была секретным ингредиентом, который мог превратите простой белый хлеб в прекрасный деликатес.Когда лягушка повернулась спиной, они выскользнули из кухонной двери.

Наконец-то одна, жена-лягушка вышла на лунный свет и снова сняла с себя кожу. Хлопая в ладоши, она крутилась и пела:

«Мамы и няни, собирайтесь!
Испеките мне буханку хлеба, подобного которой царь никогда не ел!»

На рассвете следующего дня Иван проснулся от восхитительного аромата. Выскочив из постели, он проследил за запахом на кухню. На подоконнике охлаждался самый восхитительный хлеб, который он когда-либо видел.Сопротивляясь искушению откусить, он завернул хлеб в ткань и поспешил в покои отца.

Когда прибыл Иван-дурак, царь только что откусил кусок хлеба, который испекла дочь юриста. Все замолчали, царь начал жевать.

«На вкус как грязь!» - воскликнул царь, выплевывая хлеб. Царь прополоскал рот водой, затем взял кусок хлеба, испеченный дочерью садовника.

«Эти женщины пытаются меня убить!» - закричал он, тоже подавившись ее хлебом.Когда отец успокоился, Иван-дурак предложил ему откусить от жены-лягушки хлеба.

«Да ведь это самый вкусный хлеб, который я когда-либо ел!» - заявил он.

«Унаследуют ли Иван-дурак и лягушка твой венец, отец?» - спросил средний брат.

Но царь не мог перестать есть хлеб жены-лягушки. С набитым ртом он сказал: «Необходимо последнее испытание. Сегодня у нас будет пир. Я хочу посмотреть, какая жена танцует лучше всего и ведет себя, как подобает благородной царице.Кто бы ни женился на женщине, которая ведет себя с величайшим стилем и грацией, унаследует мое царство.

Когда Иван-дурак выходил из царских покоев, его старшие братья следовали за ним, насмехаясь над ним. как устроить нам танец с вашей очаровательной невестой сегодня вечером? »

Когда Иван пришел домой, жена-лягушка могла ясно видеть разочарование на лице своего мужа.« Что тебя беспокоит? »- спросила она.

« Мой отец просит тебя, чтобы ты. побывать на празднике сегодня вечером... и ... "Он не мог сказать ей, как его отец будет судить победителя этого теста.

Но жена-лягушка спокойно сказала:" Не беспокойся, Иван. Иди на пир один, и я пойду за тобой. Когда вы слышите громкий шум, не бойтесь. Скажи всем, что идет твоя жена ».

Иван-дурак неохотно пошел на пир. Но когда он поприветствовал своих старших братьев, они начали пародировать танцующую лягушку, к большому удовольствию своих жен. Вдруг раздался громкий шум. с земли внизу.Весь дворец содрогнулся.

«Это моя жена», - сказал Иван, пытаясь успокоить гостей.

На царский двор прибыла золотая карета, запряженная шестью лошадьми. Прекрасная принцесса вышла из кареты и взяла Ивана под руку.

«Твоя любовь спасла меня», - сказала княгиня Ивану, который никогда прежде не видел лица столь прекрасного, как то, которое он теперь видел. «Злая ведьма околдовала меня в момент моего рождения», - продолжила она. "Заклинание могло быть разрушено только в том случае, если мужчина мог любить меня, как лягушку."

Старшие братья Ивана прекратили свои выходки и ошеломленно уставились на жену Ивана. Их жены тоже таращились на княжну. Но когда они заняли свои места за большим банкетным столом, дочь садовника сказала дочери юриста: "Еще есть время. Если мы будем подражать каждому ее шагу, царь может объявить галстук ».

Заметив их лукавые улыбки, принцесса подняла бокал вина перед двумя женами и отпила глоток. Затем она налила остаток себе в левый рукав. она взяла куриные кости со своей тарелки и положила их в правый рукав.Жены, пристально следившие за каждым движением принцессы, тут же набивали рукава вином и куриными костями.

После того, как все поели, царь дал знак оркестру сыграть вальс. Княгиня взяла Ивана за руку, и они вместе заскользили по полу. Когда вальс закончился, все гости радостно аплодировали. Никогда еще они не видели, чтобы пара танцевала с такой нежностью и грацией. Хотя они приветствовали еще один вальс, принцесса покачала головой и скромно сделала реверанс.Затем она ловко замахала руками, выпустив из рукава двух голубей. Голуби заняли свое место на правом и левом плече царя.

Так вот, старшие братья и их жены вальсировали на одном этаже, но никто их не заметил. Все были слишком увлечены Иваном и его царевной. Но когда Иван и принцесса вышли с танцпола, в центре внимания оказались дочь юриста и дочь садовника. Эти двое торжественно замахали руками на царя. Но вино из рукавов забрызгало царю лицо, а куриные кости попали ему в голову.

«Хватит», - громко крикнул он. «Хватит! Я слишком стар для дальнейших испытаний!» Затем он подозвал к себе Ивана и его жену и, сняв корону, возложил ее на голову Ивана. Царь поднял бокал вина в тосте. «Двум моим старшим сыновьям и их женам, - сказал он, - я оставляю два участка болота в трех днях пути от этого королевства». Затем он прошептал двум своим сыновьям: «Если вы навещаете меня, умоляю вас, не приводите своих жен».

«И моему младшему сыну Ивану и его прекрасной жене я покидаю свою землю.Желаю тебе долгой жизни и процветания ».

Верный словам отца, в королевстве царили мир и процветание. И с годами мало кто мог вспомнить, что царь Иван когда-то был дураком и что его прекрасная царица была родился лягушкой.

Розанн Де Роса - Волонтер Корпуса мира: Россия (1996-1998)

Смерть Ивана Ильича Лев Толстой

О том, как прожить жизнь, за которую стоит умереть

Мы хотим представить, что умирает означает однажды заснуть мирно и без боли, оглядываясь назад на довольную и счастливую жизнь.Но что, если все обстоит наоборот?

Портрет Льва Толстого

Иван Ильич - обычный, но очень успешный человек с социальным статусом. Но затем он травмируется и узнает, что его состояние неизлечимо. Столкнувшись со своим диагнозом, Иван пытается бороться со своим ухудшающимся положением, пока боль не становится настолько сильной, что он вынужден т без боли, оглядываясь на довольную и счастливую жизнь.Но что, если все обстоит наоборот?

Портрет Льва Толстого

Иван Ильич - обычный, но очень успешный человек с социальным статусом. Но затем он травмируется и узнает, что его состояние неизлечимо. Столкнувшись со своим диагнозом, Иван пытается бороться с ухудшением своего положения, пока боль не становится настолько сильной, что он вынужден перестать работать и проводить оставшиеся дни в постели в зависимости от других. Во время долгого и мучительного процесса умирания Иван твердо придерживается мысли, что он не заслуживает страданий, потому что прожил свою жизнь правильно, поэтому его боль и смерть должны быть бессмысленными.Он начинает сомневаться, действительно ли он прожил хорошую жизнь, и четко разделяет искусственную жизнь, характеризующуюся личными интересами, и подлинную жизнь, отмеченную состраданием и симпатией, прежде чем он умирает.

Иван Ильич

Иван живет своей жизнью по чужим велениям. Вместо того, чтобы полагаться на собственный разум и здравый смысл в управлении своей нравственной жизнью, он принимает убеждения и ценности аристократического общества и людей с высоким социальным положением. Он считает, что если он подражает их образу жизни, его собственная жизнь адаптируется, и он найдет смысл и наполнение.Иван становится одержимым стандартами высшего класса и становится все более нетерпимым ко всему, что угрожает его собственному комфорту и материализму. Он сводит свои личные отношения к поверхностным встречам и находит только боль, изоляцию и неудовлетворенность вместо смысла и удовлетворения. Когда он сталкивается с перспективой своей смерти, он вынужден противостоять своей изоляции, что вызывает серьезные экзистенциальные размышления. Болезнь Ивана открывает ему истинную сущность жизни, и он понимает, что нужно жить с состраданием и любовью.

Искусственная жизнь

Граф Лев Николаевич Толстой в молодости

В романе говорится, что существует два типа жизней; искусственная жизнь и подлинная жизнь. Искусственная жизнь отмечена поверхностными отношениями, эгоизмом и материализмом и неспособна дать ответы на важные жизненные вопросы. Это просто обман, который скрывает истинный смысл жизни и оставляет человека в ужасе и одиночестве в момент смерти. С другой стороны, подлинная жизнь отмечена жалостью и состраданием.Он видит других как отдельных существ с уникальными мыслями, чувствами и желаниями и развивает ценные отношения, которые преодолевают изоляцию и позволяют истинный контакт. Он создает узы и готовит кого-то к моменту смерти.

Духовность

Толстой описывает конфликт между духовной и физической жизнью. Изначально Иван лишен духовности и испытывает мучительную боль, глубокое несчастье и абсолютный ужас. Но когда его грядущая смерть заставляет его противостоять своей изоляции и растет к пониманию, он заменяет физическое духовным и выходит за пределы своих страданий.

Неизбежность смерти

Смерть Льва Толстого в 1910 году

Когда меняется отношение Ивана к жизни и смерти, его эмоции переходят от испуга и ужаса к радости. Социальная среда Ивана характеризуется избеганием смерти, основанным на заблуждении, призванным защищать людей от неприятных реалий. Следовательно, это приводит к пустоте, ужасу и неудовлетворенности. С другой стороны, принятие смерти и признание непредсказуемости жизни дает мир и даже радость в момент смерти.Более всего, роман можно рассматривать как урок, чтобы понять смысл смерти, живя правильно.

«Утро или ночь, пятница или воскресенье - не имело значения, все было одинаково: грызущая, мучительная, непрекращающаяся боль; осознание того, что жизнь безвозвратно уходит, но еще не ушла; эта ужасная, отвратительная смерть, единственная реальность, безжалостно приближающаяся к нему; и та же бесконечная ложь ».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *