Застойные явления в социально политической жизни страны: Советская экономика в эпоху Леонида Брежнева

Содержание

Советская экономика в эпоху Леонида Брежнева

Сущность реформ сводилась к комплексу мер, направленных на усиление экономических рычагов, на увеличение самостоятельности предприятий и организаций, на обновление методов централизованного планирования.

Косыгинская реформа 1965 года делала ставку и на сельское хозяйство. Примерный Устав колхозов от ноября 1969 года давал коллективным хозяйствам значительную самостоятельность, вводились элементы хозрасчета. За колхозниками оставалось право содержания личного подсобного хозяйства, приусадебного участка и домашнего скота и птицы. В этот период были провозглашены широкомасштабные программы мелиорации и строительства ирригационных каналов, стабилизации эксплуатации целинных земель и особый план возрождения нечерноземных земель центра России.

Коренные экономические реформы не затрагивали социальную и политическую систему общества и не ставили под сомнение механизм партийного руководства.

В первые постреформенные годы (1966-1970) среднегодовые темпы прироста национального дохода выросли в среднем на 1,1% по сравнению с предыдущей пятилеткой, а прирост валовой продукции сельского хозяйства в те же годы увеличился на 1,7 %.

В этот период валовой общественный продукт вырос более чем на 350%. В стране производилось продукции в 4 раза больше, чем за предыдущие четыре пятилетки. Выпуск промышленной продукции увеличился на 485%, а сельскохозяйственной — на 171%.

К 1968 году экономическая реформа Косыгина забуксовала, а вскоре и вовсе сошла на нет в силу отсутствия политических преобразований. В 1970-1971 годах началось обсуждение новой экономической реформы. Предложенную концепцию могли начать реализовывать в 1972-1973 годы, но в 1973 году произошел скачок цен на нефть на мировом рынке, и все экономические реформы были отложены.

Еще одна попытка оживления советской экономики была осуществлена в 1979 году. Тогда было принято постановление ЦК КПСС «О совершенствовании планирования и усилении воздействия хозяйственного механизма на повышение эффективности производства и качества работ». Однако оно не оказало существенного воздействия на происходившее в экономике. За 1970-е годы структура экономики существенно изменилась, она стала абсолютно зависимой от нефтяных доходов, с одной стороны, и поставок продовольствия, ширпотреба и машиностроения из развитых стран, с другой.

В промышленности в 1970-е годы акцент переносится на освоение и развитие территориально производственных комплексов (ТПК). Ускоренными темпами развивалась энергетика СССР. В строй были введены новые мощности уже действующих АЭС, построено несколько новых атомных станций. За десятую пятилетку выработка электроэнергии атомными электростанциями увеличилась в 3,6 раза.

Единая энергетическая система объединила каскады гидроэлектростанций на Днепре, Волге, Каме, Ангаре и Енисее. В энергетике, как и в топливно сырьевом комплексе, была сделана ставка на экстенсивный путь развития. Доля топливно сырьевого экспорта из СССР поднялась за 1960-1985 годы с 16,2 до 54,4%.

Сложная ситуация сложилась в сельском хозяйстве, которое становилось все более дотационным. Эффективность сельского хозяйства неуклонно падала, и правительство шло на увеличение импорта. В 1979-1984 годах в страну ввозилось около 40 млн тонн продовольствия ежегодно.

В конце 1970-х — начале 1980 годов в развитии народного хозяйства СССР стала обнаруживаться тенденция к заметному снижению темпов роста национального дохода. Если в 8-й пятилетке его среднегодовой прирост составлял 7,8 % и в 9-й — 5,7 %, то в 10-й он снизился до 4,3 %, а в 11-й составил около 3,6 %.

Тем не менее, реформы 1960-1970 годов оказали положительное воздействие на развитие народного хозяйства СССР. В 1980 году Советский Союз занимал первое место в Европе и второе место в мире по объемам производства промышленности и сельского хозяйства. Если в 1960 году объем промышленной продукции СССР по сравнению с США составлял 55%, то в 1980 году — уже более 80%.

В социальном плане за 18 брежневских лет реальные доходы населения выросли более чем в 1,5 раза. Население России увеличилось на 12 млн человек. При Брежневе было введено в эксплуатацию 1,6 млрд кв. метров жилой площади, благодаря чему бесплатным жильем было обеспечено 162 млн человек. При этом квартплата в среднем не превышала 3% семейного дохода. Доступность жилья, медицинского обслуживания и высшего образования были беспрецедентными.

По данным опроса Фонда «Общественное мнение», проведенного в 2006 году, 61% опрошенных считают годы правления Леонида Брежнева благополучным временем для страны, и только 17% — неблагополучным.

Среди тех, кому от 36 до 54 лет, позитивную оценку той эпохе дали 75% респондентов, среди тех, кто старше — 74% (негативную — соответственно 14% и 18%). Молодые респонденты (до 35 лет), естественно, гораздо чаще затруднялись дать оценку временам Брежнева, но и они гораздо чаще признавали их благополучными, нежели неблагополучными (35% и 20% соответственно).

Материал подготовлен на основе информации открытых источников.

Эпоха застоя Брежнева — кратко.

История России кратко

Период застоя (эпоха застоя) – период в развитии Советского Союза, который характеризуется относительной стабильностью всех сфер жизни, отсутствием серьезных политических и экономических потрясений и ростом благосостояния граждан.

Под эпохой застоя обычно понимают период между приходом к власти Л.И. Брежнева в середине 1960-х годов и началом перестройки в начале 1980-х. В среднем, условно можно обозначить годы периода застоя с 1964 по 1986.

Понятие периода застоя

Термин «застой» впервые был введен в оборот в политическом докладе М. С. Горбачев на 27 Съезде ЦК КПСС, когда он в своей речи отметил, что в развитии Советского Союза и жизни граждан начали проступать некие застойные явления. С тех пор этот термин стал широко использоваться политиками, экономистами и историками.

Следует отметить, что однозначной трактовки термин не имеет, так как под застоем понимают, как положительные, так и негативные явления. С одной стороны, именно в эти двадцать лет, по мнению историков, СССР достиг своего наивысшего развития – строилось огромное количество больших и мелких городов, активно развивалась военная промышленность, Советский Союз начал осваивать космос и выбился в лидеры в этой сфере; также страна достигла значительных успехов в спорте, культурной сфере и самых разных отраслях, включая социальную сферу – уровень благосостояния граждан существенно возрос, появилась уверенность в завтрашнем дне. Стабильность – вот главный термин, который описывает тот период.

Однако у понятия «застой» есть и другое значение. Экономика страны в этот период фактически прекратила свое развитие. По удачному стечению обстоятельств произошел так называемый «нефтяной бум» и цены на черное золото выросли, что позволило руководству страны получать прибыль просто от продажи нефти. В то же время экономика сама по себе не развивалась и требовала реформ, однако из-за общего благосостояния на это обращали меньше внимания, чем требовало. Из-за этого многие называют период застоя – «затишьем перед бурей».

Таким образом, с одной стороны, в это время СССР достигло свое наивысшего рассвета, обеспечил гражданам стабильность и вышел в число мировых держав, а с другой стороны заложил не самый хороший фундамент для экономического развития страны в будущем – в период перестройки.

Характеристика периода застоя

Консервация политического режима. За практически двадцать лет периода застоя изменений в административно-управленческом аппарате практически не произошло. Это было следствием того, что во времена Хрущева реформы и перестановки в партии происходили слишком часто, поэтому обозначенный Брежневым курс на стабильность был воспринят буквально и с радостью. В результате не только не произошла реорганизация политической структуры страны, все должности в партии стали почти пожизненными. Это привело к тому, что средний возраст руководителей страны был 60-70 лет, за что СССР называли страной с самыми старыми руководителями. Подобная ситуация привела еще и к тому, что значительно усилился контроль партии над всеми сферами жизни, многие государственные предприятия, даже самые мелкие, полностью подчинялись решению партии. В этот же период возросла внешнеполитическая и внутриполитическая роль КГБ.

Рост важности военной промышленности. В эпоху застоя СССР находился в состоянии холодной войны с США, поэтому было крайне важно наращивать свою военную мощь. Резко возросло число военных предприятий, стало в огромных количествах производиться оружие, в том числе ядерное и ракетное. Велись разработки новейших боевых систем и промышленность снова, как в годы войны, была направлена на военную сферу.

Прекращение развития экономики и упадок аграрной сферы. Экономика остановилась в своем развитии практически полностью и требовала срочных реформ, однако попытки провести их не увенчались успехом. Не в самом лучшем состоянии находилось народное хозяйство – это было связано с аграрной реформой, которая вводила известные всем «поездки на картошку», когда студентов отправляли на сбор урожая. Это практически лишило работы крестьян, кроме того, процент испорченного урожая при сборе стал неуклонно расти. Многие колхозы и совхозы приносили лишь убытки, народ стал постепенно переезжать в крупные города, а в стране нарастал дефицит продовольствия, что очень сильно стало заметно уже после ухода Брежнева. Особенно сильно такая ситуация в экономике затронула регионы СССР, такие как Украина, Казахстан и другие, которые жили сельским хозяйством и добывающей промышленностью.

Социальная жизнь. Несмотря на все негативные явления, рост благосостояния граждан продолжался. Очень многие жители городов имели возможность улучшить свои жилищные условия, многие теперь могли купить хороший автомобиль и другие качественные и дорогие вещи. Вместе с этим росло и число бедных, однако это было не так заметно благодаря низким ценам на продовольственные продукты. В целом, жизнь обычного гражданина была хорошей, обеспеченной и стабильной, что было важнее всего. Жители СССР верили в светлое будущее и были полностью уверены в завтрашнем дне, так как все двадцать лет экономика, обеспеченная нефтью, поддерживала хороший уровень жизни по сравнению с послевоенным периодом.

Значение и итоги периода застоя

К сожалению, несмотря на то, что в эти годы страна жила очень размеренно и стабильно, в экономике происходили процессы, которые не могли не ударить по жизни СССР в дальнейшем. С падением цены на нефть обнажились все застойные явления и стало ясно, что за период стабильности экономика превратилась в отстающую и уже не могла поддерживать государство только своими силами. Началась тяжелая эпоха перестройки.

В политической жизни стали появляться симптомы застоя

Не секрет, – заявил президент Дмитрий Медведев в своем блоге 23 ноября, – что с определенного периода в нашей политической жизни стали появляться симптомы застоя, возникла угроза превращения стабильности в фактор стагна­ции». Вряд ли перед записью видеообращения он перечитывал старые газеты, но его риторика даже стилистически совпала со словами генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева на XXVII съезде партии: «В течение ряда лет, и не только в силу объективных факторов, но и причин прежде всего субъективного порядка, практические действия партийных и государственных орга­нов отставали от требований времени, самой жизни… Проблемы в развитии страны нарастали быстрее, чем решались. В жизни общества начали проступать застойные явления». И это показывает, что 25 лет спустя Россия столкнулась с той же проблемой, что и СССР за пять лет до краха.

Значит ли это, что в стране близится новая перестройка? С подобными выводами не следует спешить, но некоторые параллели в ситуациях «в партии и государстве» середины 1980-х и конца 2000-х гг. заслуживают внимания. К моменту избрания Горбачева генсеком из 15 советских министров 11 были назначены на свои посты до 1965 г., из них трое – в конце 1950-х; из 14 секретарей ЦК союзных компартий 12 занимали свои должности более 17 лет (из них один – 42-й год), и только двое – по 13; средний срок нахождения во власти областных секретарей составлял 16 лет. Незадолго до появления во главе партии Михаила Сергеевича на протяжении менее чем трех лет скончались три руководителя государства, но состав правительства и руководства страны остался неизменным.

К моменту появления в Кремле Дмитрия Анатольевича положе­ние было похожим. Три смены премьеров почти никак не отразились на составе правительства, более половины губернаторов возглавляли свои регионы по 10 лет и более, а самые влиятельные из них – по 16–17 лет (чемпионом был глава Дагестана – 21 год). И Горбачев, и Медведев в первые два-три года пребывания на посту сущест­венно проредили этот бурелом. Оба они пришли в политику со стремлением модернизировать экономику (в первом случае это, правда, называлось «ускорением»). И в том и в другом случае первоначально не предполагалось покушаться на основы системы, задачей ставилось придание ей «нового дыхания» (хотя в 1980-е вышло иначе). Оба лидера отметились курсом на сближение с Западом и договорами по разоружению, оба в той или иной мере заговорили о необходимости борьбы с алкоголизмом, оба на втором году своего руководства страной от безысходности создали комиссии соответственно по экономической реформе и модернизации, оба взяли курс на десталинизацию страны и восстановление исторической истины. И эти шаги были сделаны ими обоими – с разной резкостью и результатами – по единственной причине: все они были естественной реакцией на застой в высшей бюрократической страте.

Однако сегодняшняя Россия – не СССР 1980-х. Во-первых, население в гораздо ме­ньшей степени хочет перемен, а значительная часть граждан, пережив последствия перестройки и рыночных реформ, их попросту боится (это подтверждает, в частности, последний опрос «Левада-центра», показавший, что 61% граждан считают происходящее в стране либо «стабилизацией», либо «торможением и застоем», но автора этого курса – Владимира Путина поддерживают до 70% опрошенных). Во-вторых, интеллигенция, на которую опирался Горбачев, сегодня серьезно дискредитирована сотрудничеством с властью, гораздо менее амбициозна, а ее молодое поколение исключительно прагматично. В-третьих, давно прошли времена, когда страну потрясало дело торговой сети «Океан»; нынешние правящие товарищи, хоть вышли не из океана, а из «Озера», не столько политически руководят страной, сколько являются коллективным собственником ее богатств и ресурсов – и поэтому можно отодвинуть от власти их отдельных представителей, за чье наследство тут же начнется борьба, но не доминирующую элиту целиком. И в-четвер­тых, нельзя не принимать в расчет, что, когда Горбачев начинал бороться с последствиями советского застоя, его инициатор уже три года лежал у Кремлевской стены, а сегодня идеолог застоя российского образца воистину живее всех живых.

Признание застоя – еще не новая перестройка. Да и Медведев, если хочет войти в историю, не должен сыграть роль нового Горбачева, запустив очередной распад системы. Этот распад случится и без него: страна, которая целиком зависит от глобальной энергетической конъюнктуры и не производит самых значимых для функционирования современной экономики товаров, не жилец. Государство, которое не видит для себя иной задачи, кроме как ограничивать инициативы граждан и ставить их под контроль, не может существовать долго. Проблема заключается в том, что необходим следующий шаг – нужно не только констатировать застой и бороться за перестройку, но и вырабатывать программу развития страны на грядущие десятилетия, делать то, чего не сделали боровшиеся за власть – и победившие в этой борьбе – демократы 1990-х. Тот, кто говорит сейчас о застое, должен быть готов сыграть не роль Горбачева с похожим концом, а роль Ельцина с новым началом. Должен быть готов собрать вокруг себя некоррумпированных специалистов, действительно желающих видеть Россию модернизированной. Поступиться частью суверенитета ради реальной интеграции в евроатлантические структуры. Быть уверенным в том, что сможет бороться с коррупцией и привилегиями не на словах, а на деле. И разумеется, он должен, как в свое время Ельцин, быть политиком, а не менеджером. И только тогда можно будет сказать, что процесс преодоления нового российского застоя действительно пошел.

Серия «Старый Свет — новые времена»

Серия коллективных монографических исследований стран и регионов Европы выходит в свет с 2007 г. в сотрудничестве с Институтом Европы РАН. Задача серии изучение многоплановых перемен, происшедших в Европе за последнюю четверть века. Эти изменения важны для России, поскольку касаются наших самых близких и самых значимых соседей и имеют немалое прямое влияние на развитие России. Уже первые три книги серии (2007) вызвали значительный общественный и научный интерес, подтвержденный последующими изданиями (две книги в 2008 г.), что в свою очередь побудило Институт и Издательство к расширению рамок серии, в которой планируется подготовить более десятка крупных монографий.

2019 год

Серия книг, серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена
  • Под ред.: Ал.А. Громыко и В.П. Фёдорова 

Вышел в свет фундаментальный труд Института Европы РАН «Европа между трёх океанов» под общей редакцией Ал.А. Громыко и В.П. Фёдорова. Монография издана издательством «Нестор-история» и представляет собой 20-й том серии « Старый Свет – Новые времена».

«Европа между трёх океанов».

Работа посвящена научному осмыслению происходящей в последние годы трансформации большого европейского пространства, его взаимодействия с другими регионами мира. Важное место в исследовании занимают как интеграционные, так и дезинтеграционные процессы на континенте. Рассмотрены проблемы, которые вынуждены решать страны Старого Света: межгосударственные противоречия, кризисные и застойные тенденции в экономике, фактор новых технологий, социальная напряжённость, трудности в государственном и надгосударственном управлении, международная миграция. Большое внимание уделено политическим реалиям в Европе. Освещены состояние партийно-политического ландшафта, вопросы экстремизма, религиозные аспекты европейской действительности. Подробно рассмотрена тема европейской безопасности с учетом поисков выхода из тупиков. В работе сочетаются страновой и региональный подходы, что позволяет дать комплексную картину состояния и перспектив развития Европы.

2015 год

Серия книг, серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ В ПОИСКЕ ГЛОБАЛЬНОЙ РОЛИ: политика, экономика, безопасность
Под общей редакцией Ал. А. Громыко и М.Г. Носова

Руководитель научного проекта: д.полит.н. Ал.А. Громыко

Научные рецензенты:

гл.н.с. Института социологии РАН, д.и.н., проф. А.А. Галкин, чл.-корр. РАН, зам. директора ИМЭМО РАН, д.э.н. А.В. Кузнецов

Редакционная коллегия монографии: чл.-корр. РАН М.Г. Носов (ответственный редактор), акад. РАН В.В. Журкин, к.э.н. Н.В. Говорова

Ответственный редактор монографии: чл.-корр. РАН М.Г. Носов

Авторский коллектив: к.полит.н. Л.О. Бабынина, д.э.н. Ю.А. Борко, к.э.н. Р.Г. Герасимова, к.э.н. Н.В. Говорова, акад. РАН В.В. Журкин, к.и.н. П.Е. Кандель, к.и.н. А.А. Канунников, к.и.н. В.А. Кузнецов, к.и.н. О.С. Кулькова, к.и.н. В.И. Мироненко, чл.-корр. РАН М.Г. Носов, к.и.н. Е.П. Тимошенкова, к.и.н. П.В. Шлыков, к.и.н. И.Н. Щербак, д.и.н. А.А. Язькова.

Предлагаемая Вашему вниманию работа посвящена внешней по­литике Европейского союза, ее политическим, военным и экономиче­ским аспектам. Если ключевая роль Евросоюза в мировой экономике безусловна и неоспорима, то оценка его внешнеполитических и воен­ных возможностей до сих пор остается намного более сдержанной. Со­храняет свою справедливость тезис о том, что возможности Европей­ского союза в сфере политического и военного управления пока еще несопоставимы с его влиянием на мировую экономику. Сложившаяся ситуация определяется рядом причин. Итоги Второй мировой войны для Европы, как и для Японии, стали мощной антивоенной привив­кой и принесли понимание того, что возможность экономить на воен­ных расходах хорошо способствует экономическому развитию. США охотно и не без выгоды для себя стали гарантами безопасности За­падной Европы, а европейская внешняя политика де-факто на долгие годы оказалась прерогативой политики Вашингтона. Создание НАТО с доминирующей ролью США укрепило сложившуюся ситуацию, где в условиях холодной войны с СССР Америка играла главную роль ан­тагониста Москвы.

 ISBN 978-5-98163-065-1 (ИЕ РАН) ISBN 978-5-7777-0597-6 («Весь Мир»)

Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) Проект
№ 15-07-16004

© Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Европы Российской академии наук, 2015

© Издательство «Весь Мир», оформление, 2015

 

Серия книг, серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Аграрная Европа в ХХI веке АГРАРНАЯ ЕВРОПА В XXI ВЕКЕ
под общей редакцией академика РАН Э. Н. Крылатых Редакционная коллегия серии Института Европы РАН:

акад. РАН Н.П. Шмелев (председатель)

к.э.н. В.Б. Белов, д.полит.н. Ал.А. Громыко, акад. РАН В.В. Журкин, д.и.н. В.В. Каргалова, чл.-корр. РАН М.Г. Носов, д.и.н. Ю.И. Рубинский, чл.-корр. РАН В.П. Федоров, д.и.н. В.Я. Швейцер, д.и.н. А.А. Язькова ISBN 978-5-98163-046-0     © ИЕРАН, 2015                                                               ISBN 978-5-98856-213-9         © Издательство «Летний сад», оформление, 2015

Исследование АГРАРНОЙ ЕВРОПЫ проводилось в период возрастающей нестабильности всей мировой экономики, обострения проблем продовольственной безопасности во многих регионах, социальных потрясений. Вместе с тем это же время отмечено серьезными достижениями в научных исследованиях, селекции и семеноводстве, племенном деле, в биотехнологии. Продолжался процесс совершенствования аграрной политики в ЕС, в России и других государствах Европы. Все более актуальной становится разаработка методологии исследований экономических, организационных и социальных аспектов достижения устойчивой продовольственной безопасности, проведения комплексных исследований факторов и изменений продовольственного снабжения населения стран Европы. Для разработки стратегии социально-экономического развития агропродовольственной сферы (АПС) и обеспечения продовольственной безопасности необходимы прогнозные расчеты с использованием современных методов и моделей долгосрочного прогнозирования.

В данном исследовании применен междисциплинарный подход, который включает изучение экономических, социальных, агроэкологических процессов, а также инновационных институциональных и информационных факторов развития Аграрной Европы в условиях глобализации и межстрановой интеграции. Особое внимание уделено оценке реальных достижений и возможных рисков на пути к устойчивой продовольственной безопасности России и других государств Европы, к формированию аграрной политики в масштабах отдельных государств и их объединений.

Актуальность исследования аграрной Европы сопряжена с нарастающей конкуренцией ее государств на мировых продовольственных рынках. Регулирование торговли по правилам ВТО не дает ожидаемых результатов, не снижает уровень монополизации транснациональными корпорациями многих отраслевых и региональных продуктовых рынков. Обостряются проблемы обеспечения продовольственной независимости государств, что, в свою очередь, повышает роль рационального протекционизма внутреннего продовольственного рынка.

2014 год

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Большая Европа. Идеи, реальность, перспективы

Большая Европа. Идеи, реальность, перспективы под общ. ред. Ал. А. Громыко и В. П. Фёдорова 2014 г. М.: Издательство «Весь Мир» ISBN 978-5-7777-0643-0 60×90 1/16 Переплет 704 с. Серия: Старый Свет – новые времена

Основное содержание монографии, подготовленной авторским коллективом в составе научных сотрудников Института Европы РАН и нескольких других исследовательских центров России, посвящено рассмотрению всех ключевых аспектов межгосударственных и наднациональных отношений на Европейском континенте в условиях продолжающихся интеграционных процессов. Книга состоит из трех разделов: «Европа в мировой истории», «Современная Европа» и «Будущее Большой Европы» и содержит предложения о наиболее целесообразных путях и способах разрешения не только данных, но и новых противоречий между отдельными европейскими странами и их объединениями. Издание отличают высокая актуальность и широта тематического охвата. Всесторонне осмыслены исторические, политические, экономические, идеологические и культурные аспекты исследуемого комплекса вопросов.

Авторы исследования приходят к выводу, что при всех трудностях и даже откатах на пути к укреплению отношений России с другими странами Европы и Европейским Союзом сохраняется объективная потребность в становлении единого пространства Большой Европы, необходимость сближения России и ее соседей.

 

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Португалия: путь от революции…  
Под ред. В.Л. Верникова 2014 г. М.: Издательство «Весь Мир» ISBN 978-5-7777-0585-3 60х90 1/16 Переплет 368 с. Серия: Старый Свет – новые времена

Сорок лет назад группа прогрессивно настроенных военных захватила власть в стране, совершив революцию, вошедшую в историю как «революция гвоздик». После нескольких десятилетий диктатуры страна обрела свободу. А вскоре предоставила ее и своим бывшим колониям, с которыми вела длительные войны. Начался особый «португальский транзит» – короткий и противоречивый этап послереволюционных преобразований, закрепивших демократический характер государства. Частая смена правительств, несмотря на членство страны в ЕС и щедрые субсидии, не позволила добиться устойчивого экономического роста. Мировой финансовый кризис еще больше ухудшил ее финансовое положение, обрушил рынок труда, заставил сократить социальные расходы. О жизни и проблемах современной Португалии, о духовном состоянии общества в монографии рассказано «двумя перьями» – российскими и португальскими учеными, что делает картину объемной и глубокой.
Монография – первое в России системное аналитическое исследование современной Португалии после «революции гвоздик».

2013 год

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Европейская культура: XXI век/
под ред. Е.В.Водопьяновой. — М., СПб.: Нестор-История, 2013. — 480 с. (серия Старый Свет-новые времена)

Книга представляет собой междисциплинарное исследование европейской культуры прошедшего десятилетия. Оно основано на понимании того, что порожденная компьютерной основой и интернет-пространством современная культура становится в значительной степени цифровой по форме и средствам воплощения, будучи одновременно сетевой в организационном и коммуникационном аспектах. Авторы исследования утверждают, что европейская культура становится принципиально иной по отношению к уходящей эпохе индустриального социума, магистральная линия ее нынешнего развития –движение от высокой миссии к развлечению и коммерциализации. При этом в ряде случаев практика европейского культурного строительства противостоит заокеанским стратегиям, демонстрируя собственное видение и локальные цели, но иногда и развивается в русле общемировых тенденций, задаваемых глобализацией. Книга адресована представителям широкого спектра гуманитарных наук, а также всем, кто интересуется проблемами современной европейской культуры и содержит не только аналитическую, но и справочную информацию.

2012 год

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Европейский Союз в XXI веке: время испытаний

Под ред. О.Ю. Потемкиной 2012г. М.: Издательство «Весь Мир»  ISBN 978-5-7777-0547-1 60х90 1/16  Переплет 656 с.  Серия: Старый Свет – новые времена

Книга продолжает серию монографий Института Европы РАН, объединенных общим названием «Старый Свет — новые времена», и предлагает читателю академический взгляд на современное состояние дел в Европейском Союзе. Перед авторами стояла задача провести комплексный анализ итогов развития ЕС за первое десятилетие XXI века, показать его достижения, внутренние и внешние проблемы, выявить новые тенденции развития ЕС и оценить его перспективы. В книге показано, что вызовы и проблемы в развитии Евросоюза представляют безусловный интерес и имеют большое значение для России, как в контексте многоплановых двусторонних отношений, так и с точки зрения набирающих силу интеграционных процессов на постсоветском пространстве. В качестве авторов монографии выступили ведущие ученые Института Европы и ИМЭМО РАН, а также специалисты из МГУ имени М.В. Ломоносова и МГИМО(У) МИД России и ряда региональных университетов.  Книга адресована научной и университетской аудитории, экспертному сообществу, а также тем читателям, кого интересует глубокий анализ положения в современном мире, Европе и России.

2011 год

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: На перекрестке Средиземноморья: «Итальянский сапог» перед вызовами XXI века

Под ред. Т.В. Зоновой 2011 г. М.: Издательство «Весь Мир»  ISBN 978-5-7777-0519-8   60х90 1/16  Переплет 456 с. Серия: Старый Свет – новые времена

В этой коллективной монографии объединили свои усилия крупнейшие российские ученые, занимающиеся проблемами современной Италии и Ватикана. Ряд глав написан итальянскими авторами. В книге глубоко проанализировано кардинальное изменение в политической системе Италии произошедшее в начале 1990-х гг., дан обстоятельный обзор политической борьбы в стране по важнейшим аспектам внешней и внутренней политики, в том числе по проблеме европейской интеграции. Отдельно рассмотрены вопросы осмысления политической жизни Италии в работах итальянских и зарубежных политологов, исследовано развитие дипломатической службы Италии. Особое место в главах, посвященных развитию экономики и внешней торговли Италии, уделено российско-итальянским связям, использованию итальянского опыта по созданию промышленно-инновационных кластеров в условиях России. Заслуживают внимания главы, посвященные российско-итальянским культурным связям и имиджу России в глазах итальянцев.

В монографии дан обширный очерк роли Ватикана в современном мире, взаимоотношений Ватикана и России, Ватикана и Русской православной церкви.

Рецензия Светланы Гавриловой на книгу » На перекрёстке Средиземноморья: «Итальянский сапог» перед вызовами XXI века» из серии коллективных монографии Старый Свет- новые времена. (Журнал Международная жизнь, март 2012. С.102-109)

 

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Безопасность Европы 

Под ред. В.В. Журкина  2011 г. М.: Издательство «Весь Мир» ISBN 978-5-7777-0509-9  60х90 1/16  Переплет  752 с. Серия: Старый Свет – новые времена

Книга представляет собой результат исследования многопланового комплекса проблем безопасности Европы, места и роли России в системе европейской безопасности, проведенного в Институте Европы РАН под руководством академика РАН В. В. Журкина. В этой фундаментальной монографии подробно рассмотрена сама структура системы безопасности Европы, её генезис, происходящие в ней изменения, достижения, неудачи и перспективы процесса совершенствования европейской безопасности. Авторы — авторитетные специалисты в области изучения проблем безопасности — ученые и дипломаты в своем анализе учитывали как инерционные тенденции, протянувшиеся из прошлого, так и новые явления, факторы, идеи, инициативы, зарождающиеся в настоящее время. Особое внимание в книге уделено проблеме соотношения военных и невоенных аспектов безопасности, отмечен постепенный рост роли последних. В их числе — экономическая безопасность как первостепенная, но не единственная составная часть совокупности проблем, именуемых в последние годы «мягкими» в отличие от «жёстких» военных и военно-политических. Спектр «мягких» угроз безопасности достаточно широк и продолжает увеличиваться за счет новых социальных, гуманитарных, экологических и иных сходных проблем.

Книга предназначена тем, кто имеет прямое отношение к вопросам выработки и проведения политики в области безопасности, а также независимым экспертам, обозревателям, ученым, преподавателям и студентам, изучающим международные отношения.

 

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Социальная Европа в ХХI веке

Под ред. М.В. Каргаловой  2011 г. М.: Издательство «Весь Мир»  ISBN 978-5-7777-0474-0 60х90 1/16 Переплет  528 с.  Серия: Старый Свет – новые времена

В этой книге глубоко и всесторонне рассматриваются проблемы социального измерения современной Европы, анализируется социальная политика отдельных европейских стран и Европейского Союза в целом. Особое внимание авторы уделяют содержанию и воплощению на практике Европейской социальной модели (ЕСМ), по мнению большинства европейцев, являющейся лучшей в мире, даже по сравнению с успешной американской моделью.

ЕСМ отражает особое отношение к человеку и защите его политических, демократических и социальных прав. Европейская социальная модель явилась одновременно плодом завоеваний массовых организаций трудящихся и превентивной политики предпринимателей и государств. Большинство населения воспользовалось социальными достижениями, предусмотренными Европейской социальной моделью. На западе континента удалось создать многочисленный средний класс, к которому причисляют себя сегодня две трети граждан стран Европейского Союза. ЕСМ продолжает оставаться неким социальным идеалом, образцом, к которому следует стремиться, опираясь на идею, воплотившую в себе традиционные ценности европейской цивилизации и совокупность конечных целей общественного развития.

В книге отчетливо показано, что следование этому идеалу в условиях текущего финансового и социально-экономического кризиса является непростым делом. В то же время авторы подчеркивают, что органичное дополнение экономической интеграции интеграцией социальной во многом определяет способность ЕС справиться с текущим кризисом и, более того, оказывает решающее влияние на перспективы развития Европейского Союза.

 

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Россия в многообразии цивилизаций

Россия в многообразии цивилизаций  Под ред. Н.П. Шмелёва 2011 г. М.: Издательство «Весь Мир»  ISBN 978-5-7777-0487-0 60х90 1/16  Переплет  896 с. Серия: Старый Свет – новые времена

В книге рассмотрено значение для России процессов, происходящих в мире под воздействием глобализации, и новых форм контактов между цивилизациями. В её основу положены анализ реальных мирохозяйственных сдвигов, изучение новейшей литературы и социологических опросов, оценка позиций ведущих игроков на международной арене.

Авторы книги исходят из того, что быстро меняющийся внешний мир и цивилизационная специфика России требуют переосмысления и уточнения ею всей экономической и внешнеполитической стратегии страны. Это касается различных векторов российской внутренней и внешней политики.

В целом есть все основания считать, что России уже удалось пройти часть пути от катастрофических последствий разрушительной политики 90-х годов к некоторой нормализации. Однако основные задачи, стоящие перед страной, всё ещё не решены. Это в большей или меньшей степени ощущается в разных сферах жизни. России ещё предстоит создать современную инновационно ориентированную экономику, отладить систему социального обеспечения, пройти сложный путь развития полнокровной демократии, создания действенного гражданского общества, установить безусловный приоритет прав человека и гражданских свобод, обеспечить достойный современного человека уровень жизни и социальной защищённости. Если она ставит перед собой задачу сохранения и дальнейшего освоения страны в нынешних её географических границах — она обречена на высокую самодостаточность и саморазвитие, оставаясь одним из ведущих мировых центров силы. Это тем более важно, что наметившееся усиление напряжённости в системе международных отношений создаёт для неё дополнительные угрозы.

Издание рассчитано на читателей, интересующихся ситуацией в России и проблемами международной политики.

2010 год

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Вишеградская Европа: откуда и куда? Два десятилетия по пути реформ в Венгрии, Польше, Словакии и Чехии

Вишеградская Европа: откуда и куда? Два десятилетия по пути реформ в Венгрии, Польше, Словакии и Чехии Под ред. Л.Н. Шишелиной   2010 г. М.: Издательство «Весь Мир»  ISBN 978-5-7777-0485-6   60х90 1/16  Переплет 568 с. Серия: Старый Свет – новые времена

Общность судеб стран Центрально-Восточной Европы – Венгрии, Чехии, Словакии и Польши — не впервые в истории подталкивает их к попыткам совместного решения общих проблем. Два десятилетия назад была создана Вишеградская группа — неформальное объединение четырех стран региона в интересах координации действий на пути интеграции в Европейский Союз. Авторы коллективной монографии, подготовленной в Институте Европы РАН в рамках большого проекта «Старый Свет — новые времена», глубоко исследуют политические и социально-экономические аспекты развития стран Вишеградской Европы, анализируют плюсы и минусы участия стран в европейских интеграционных процессах. Особое внимание в книге обращено на развитие взаимоотношений стран региона с Россией.

Книга рекомендуется всем, кто так или иначе интересуется современным положением стран региона Центрально-Восточной Европы.

2009 год

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Германия. Вызовы XXI века

Германия. Вызовы XXI века  Под ред. В.Б. Белова  2009 г. М.: Издательство «Весь Мир»  ISBN 978-5-7777-0467-2  60х90 1/16  Переплет  792 с. Серия: Старый Свет – новые времена

Последние четверть века были для ФРГ временем постоянных перемен. Произошло объединение Западной и Восточной Германии, новым качеством наполнился процесс европейской интеграции, страна оказалась перед вызовами глобализации, все больше влияющей на политическое и экономическое развитие страны.

Данная монография, вышедшая в серии Института Европы РАН «Старый Свет — новые времена», создана коллективом признанных германистов. Она, знакомит с особенностями внутриполитического ландшафта Германии, с процессом формирования пятипартийной системы, с современной внешней политикой страны, анализирует попытки немецкого государства модернизировать устоявшуюся социально-экономическую модель, в том числе на рынке труда, в сфере финансов и НИОКР. В исследовании раскрыты особенности российско-германских отношений и показаны цивилизационно-культурные аспекты жизни в ФРГ.

Книга предназначена для академической и университетской аудитории, экспертного сообщества, будет полезна всем, кто интересуется проблемами современной Германии.

 

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Государства Альпийского региона и страны Бенилюкс в меняющейся Европе

Государства Альпийского региона и страны Бенилюкс в меняющейся Европе  Под ред. В.Я. Швейцера  2009 г. М.: Издательство «Весь Мир»  ISBN 978-5-7777-0455-9   60х90 1/16  Переплет   544 с.   Серия: Старый Свет – новые времена

В монографии рассматривается комплекс проблем, характерных для государств Альпийского региона (Австрия, Швейцария, Лихтенштейн) и стран Бенилюкс (Бельгия, Нидерланды, Люксембург). Подробно проанализированы особенности их административного устройства, конституционных норм, системы законодательной и исполнительной власти. Важное место в книге уделено развитию партийно-политической системы названных государств, деятельности правительств и парламентов, общественных организаций и массовых движений. Отдельно исследуются экономические проблемы, эволюция хозяйственного механизма и социальной сферы. Значительное внимание уделено взаимоотношениям вышеуказанных стран с Евросоюзом, различные аспекты их внешнеполитической практики.

2008 год

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Северная Европа. Регион нового развития

Северная Европа. Регион нового развития  Под ред. Ю.С. Дерябина, Н.М. Антюшиной  2008 г. М.: Издательство «Весь Мир»  ISBN 978-5-7777-0392-7   60х90 1/16    Переплет  512 с. Серия: Старый Свет – новые времена

Монография посвящена «традиционным» северным странам — Дании, Исландии, Норвегии, Финляндии, Швеции, которые в настоящее время являются мировыми лидерами по ряду показателей социального и экономического развития. В книге подробно проанализированы особенности североевропейской модели государства всеобщего благосостояния, рассматриваются процессы формирования информационного общества, переход на инновационное и устойчивое развитие, вопросы демократии и гражданского общества, проблемы военно-стратегической безопасности и участие региона в европейской интеграции и глобализации. В монографии подчеркивается значение североевропейского региона для внешней и оборонной политики России как стратегически важной зоны с точки зрения обеспечения национальной безопасности. Авторский коллектив представлен ведущими российскими специалистами в области изучения Скандинавских стран и Финляндии.

2007 год

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Великобритания: эпоха реформ

Великобритания: эпоха реформ  Под ред. Ал.А. Громыко  2007 г. М.: Издательство «Весь Мир»  ISBN 978-5-7777-0389-7 60×90 1/16   Переплет   536 с.   Серия: Старый Свет – новые времена

За последние два с половиной десятилетия Великобритания прошла через сложный процесс модернизации, во всех сферах ее жизни произошли важные изменения, порой кардинальные. Настоящая коллективная монография, открывающая страновую серию Института Европы РАН, знакомит с переменами в партийно-политической системе страны, с новыми веяниями в экономике, рассказывает о последних событиях в ее внешней и оборонной политике, о состоянии британской монархии, об отношении между церквами и о положении женщин в обществе. Авторский коллектив включает как признанных российских англоведов, так и молодых специалистов.

 

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Франция. В поисках новых путей

Под редакцией Ю. И. Рубинского 2007 г. М.: Издательство «Весь Мир» ISBN 978-5-7777-0407-8 60×90 1/16 Переплет 624 с. Серия: Старый Свет – новые времена

В книге рассматриваются проблемы экономики, состояния общества, внутренней и внешней политики современной Франции. Отход от прежней модели социально-экономического развития, характерной для первых послевоенных десятилетий, сделал неизбежным постепенный переход к новой, сочетающей либерализацию экономики с сохранением значительной роли государства и модернизированной системы соцобеспечения. Авторы книги пишут о вызовах, с которыми столкнулась Франция в новом глобализированном мире, и той специфике, которая выделяет ее среди других европейских государств.

 

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Юго-Восточная Европа в эпоху кардинальных перемен

Юго-Восточная Европа в эпоху кардинальных перемен  Под ред. А.А. Язьковой 2007 г. М.: Издательство «Весь Мир» ISBN 5-7777-0353-8, 978-5-7777-0353-8 60×90 1/16 Переплет 352 с. Серия: Старый Свет – новые времена

Книга, подготовленная Институтом Европы РАН, посвящена Юго-Восточной Европе — важному и на протяжении длительного времени наиболее проблемному европейскому региону, из которого постоянно исходили угрозы международных кризисов и конфликтов. В монографии дан анализ внутренней и внешней политики государств Юго-Восточной Европы последних пятнадцати лет, определены место и роль региона в современной Европе и мире, рассмотрены цивилизационно-культурные и исторические особенности развития. Специальные разделы посвящены анализу системных преобразований стран Юго-Восточной Европы и их отношениям с Россией. Особое место в книге занимает оценка перспектив решения проблем региона в контексте сотрудничества с ОБСЕ, ЕС и НАТО. Монография опубликована в рамках серии «Старый Свет — новые времена».

 

Серия коллективных монографий: Старый Свет – новые времена

Монография: Испания. Анфас и профиль

Испания. Анфас и профильПод ред. В.Л. Верникова 2007 г. М.: Издательство «Весь Мир» ISBN 978-5-7777-0384-2 60×90 1/16 Переплет 480 с. Серия: Старый Свет – новые времена

Чуть больше трех десятилетий назад Испания навсегда распрощалась со своим долгим диктаторским прошлым и начала переход к новой жизни в условиях демократии. Переходный период, или как его еще называют «испанский транзит», длился довольно долго. Особенно заметные перемены начались в стране с приходом к власти в 1982 г. правительства Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) во главе с Фелипе Гонсалесом, продолжались они и в последующие годы. Настоящая коллективная монография страновой серии Института Европы РАН — это результат аналитического исследования наиболее заметных достижений, ошибок и явлений правительств ИСРП и Народной партии в экономической и внешней политике, партийном строительстве, социальной и культурной жизни страны за последние два с половиной десятилетия. Авторский коллектив составляют признанные российские специалисты-испанисты и молодые ученые.

 

2. Противоречия и трудности политического и социально-экономического развития Казахстана в 70-е — начале 80-х гг. — bibliotekar.kz

 Тема XI. КАЗАХСТАН В 1971—1985 года

 

2. Противоречия и трудности политического и социально-экономического развития Казахстана в 70-е — начале 80-х гг.

 

 

Общественно-политическая жизнь Казахстана в 70 — 80-е годы проходила и развивалась в системе централизованного государства СССР, в условиях командно-административной системы. Централизованные партийно-государственные структуры игнорировали интересы национального развития. В республике преобладал ведомственный, бюрократическо-усредненный подход во всем — от размещения производительных сил до проблем языка, культуры.

 

В политической системе Казахстана ведущая роль принадлежала Компартии Казахстана. В принятой Конституции Казахской ССР в 1978 г., точно как в союзной Конституции, в статье 6 была зафиксирована ведущая роль КПСС. Институты демократических организаций таких, как Советы, профсоюзы, комсомол, трудовые коллективы и другие, носили чисто декларативный характер. А зафиксированные права и обязанности граждан Казахстана носили формальный характер. Не работал институт судебной, законодательной и исполнительной власти. И все-таки в развитии общественно-политической и экономической жизни Казахстана были и свои тенденции и особенности. В современной изданной официальной исторической, как учебной, так и научной литературе, многие процессы, происходившие в эти годы в Казахстане, еще не полностью раскрыты. Следует выделить главную особенность, что в эти годы Казахская ССР. была выведена из зоны критики. Почему это случилось? Полного ответа на этот вопрос пока в научной литературе нет.

 

 Высшим руководством Республика Казахстан объявляется лабораторией дружбы и согласия народов всех наций и народностей. А как же было в реальной действительности:

 

1. Все застойные явления, которые складывались в СССР, проникали уже в Казахстан.

 

2. Застойные явления в Казахстане не столько коснулись экономики, сколько общественно-политической жизни.

 

3. Особенно это проявилось в подборе и расстановке кадров. Подбор осуществлялся не по деловым качествам, а по клановой системе: т. е. по родовому, жузовому принципу. Постоянно подсчитывалось, сколько представителей в высшем руководстве республики от юга, севера, востока, запада. Была введена строгая регламентация по вертикали, т. е. сверху донизу. Если первый казах, то второй русский, и наоборот. Все эти родственные и клановые подходы породили взяточничество, коррупцию, которая проникла даже в сферу вузов.

 

 4. Особенно осложнились межнациональные отношения. Деформации и ошибки в политике не могли не сказаться и на национальных отношениях. Повсеместная абсолютизаций значения интернационализма фактически приводила к отрицанию национальных интересов, пренебрежительному отношению к национальным традициям и национальной психологии. Республика не имела возможности регулировать демографическую, миграционную и языковую политику, участвовать в распределении трудовых ресурсов.

 

В 1979 г. для Казахстана стало неожиданным решение Политбюро ЦК КПСС о создании на части территории Целиноградской, Павлодарской, Карагандинской, Кокчетавской областей немецкой автономии со столицей в г. Ерементау, Безусловно, это известие вызвало резкий протест населения Казахстана, особенно его молодежи и конкретно северного региона. По признанию Д. А. Кунаева, о создании автономии внес предложение на Политбюро Председатель КГБ СССР Ю. В. Андропов. Под лозунгом «Дружбы народов» и «Создание исторической общности—советский народ» был нанесен ущерб казахской духовности. Было принято несколько решений в республике «об улучшении изучения русского языка», в то же время не было принято ни одного решения по казахскому языку. И, естественно, в этот период практически закрылись национальные казахские школы. В вузах и техникумах преподавание осуществлялось в основном на русском языке. Командно-административная, партийная система в угоду центру пошла еще дальше.

 

В 1975 г. вышла книга Олжаса Сулейменова «Аз и Я». Но вскоре она была изъята из продажи, библиотек, запретили ее новые издания. Суть в следующем: Олжас Сулейменов в своем исследовании показал, что «Слово о полку Игореве» (ХПв.) появилось на принципе двух энтическиХ миров — славянского и тюркского, и в нем ярко отразились реалии двух соседних культур. Партократии это показалось кощунством. В ряде выступлений книга прямо определялась как националистическая, пантюркистская, антирусская. Поэта обвинили в переоценке и преувеличении роли тюрков в истории.

 

Всячески власти пресекали проявление свободомыслия среди ученых казахов. Так, в 1976 г. запрещено было издание книги «Познание мира традиционным казахским искусством», подготовленной авторским коллективом и Институтом философии. Идейно-вредной была признана книга антрополога О. Исмагулова «Этническая генгеография. Казахстана». Автора обвинили в ошибках методологического характера в односторонней трактовке родоплеменных факторов в связи с современностью. Позже все эти обвинения были сняты. Или еще один пример посягательства на национальную казахскую культуру. Ильяс Есенберлин написал историческую трилогию «Кочевники». В ней воссоздается история казахского народа с XV до середины XIX века. Показаны процесс объединения казахских племен после распада империи Тимура, борьба с иноземными завоевателями и дается историческое обоснование добровольного присоединения Казахстана к России. Отдел ЦК Компартии Казахстана по идеологическим вопросам ему чуть было не присвоил ярлык националиста. Справедливость восторжествовала. Впоследствии (1986 г.), ему была присуждена Государственная премия Казахской ССР.

 

Хотя Казахстан и находился в зоне повышенного интереса центра, в республике развились застойные явления и был создан тип торможения дальнейшего развития Казахстана по союзному принципу.

 

Следует отметить что экономика Казахстана в 70-е — первой половине 80-х годов развивалась на экстенсивной основе при игнорировании экономических стимулов. Но в целом по Казахстану нельзя отрицать определенного нарастания экономического потенциала. И все же экономика развивалась противоречиво. Во-первых, в эти годы продолжалось бурное развитие черной металлургии: строились Соколовско-Сарбайский и Лисаковский горнообогатительные комбинаты. Было завершено строительство всего комплекса Карагандинского металлургического комбината. Вступили в строй и на полную мощность стали работать Ермаковский и Актюбинский ферросплавные заводы. Начали давать продукцию Павлодарский тракторный, Целиноградский сельхозмашиностроения и другие заводы. Высокими темпами развивалась добыча угля в Карагандинском и Экибастузском угольных бассейнах: при 28 млн. тонн в 1955 г. она достигла 132 млн. тонн в 1986 г. Выработка электроэнергии за эти же годы возросла с 14.5 млн. кВт часов до 85 млн. кВт часов. Вдвое возрос общий объем добычи газа и нефти на Мангышлаке.

 

Во-вторых, однобокая структура промышленности как направляющая сырьевая база окончательно закрепилась в 70-е годы. Доля добывающих отраслей промышленности Казахстана в начале 80-х годов была в 1,7 раза выше, чем по СССР Более половины экономического потенциала республики находилось в ведении союзных министерств. Выкачивая природные национальные богатства республики, центральные ведомства почти не вкладывали средств в республиканский бюджет, совершенно не принимали участия в охране окружающей среды.

 

В-третьих, многолетняя ориентация на развитие сырьевых отраслей в форме гигантских предприятий привела к тому, что не получили развития наукоемкие производства, был низкий уровень обрабатывающей и перерабатывающей промышленности, слабо развивалось производство товаров народного потребления. Около 60% потребляемых продовольственных товаров завозилось. В экономике республики появились все те же деформации которые были характерны для народного хозяйства СССР в целом. По Казахстану это можно проследить по данным таблицы:

 

Ветераны следствия — Следственного комитета Российской Федерации по городу Москве

23-е февраля (по новому стилю) 1916 года в нашей стране считается днём создания Российской армии и военно-морского флота. В этом году российский народ, а также многие наши соотечественники, по различным причинам проживающие за рубежом, с гордостью и благодарностью будут отмечать этот государственный праздник в 99-й раз. Ни у кого не может вызывать сомнений её решающая роль в том, что Россия сохранила и развивает свою независимость и устойчивую государственность благодаря её силе, сплочённости, дисциплине и всесторонней поддержки со стороны руководства и всего народа нашей Родины.

Гражданская война, Великая Отечественная война, многочисленные военные операции по защите нерушимости нашего конституционного строя, предотвращению неоднократных посягательств со стороны различного рода недругов и провокаторов в течение всего 20-го и теперь уже с самого начала 21-го столетия. Та доблесть и самоотверженность, с которой наши вооруженные силы всегда стоят на страже интересов страны вызывает чувство глубочайшего уважения и признательности в адрес защитников нашего отечества. 

В разные периоды нашей истории на их долю приходились различные испытания не только со стороны внешнего врага. Застойные явления во внутренней экономике 70-80-х годов прошлого века могли в значительной степени поколебать не только обороноспособность, но и моральный дух военнослужащих от рядового до командного состава. Но армия выстояла, осталась боеспособной! Ещё более суровая проверка на прочность ждала её в конце 80-х и особенно в 90-е годы. Не только экономический, но, что ещё страшнее, политический кризис, распад Варшавского договора, потеря традиционных, казавшихся всегда такими надёжными, союзников, соблазнённых натовской коврижкой и предавших общие интересы, а затем ожесточившихся против нашей страны уже за то, что этот десерт оказался не таким сладким, как им казалось поначалу, но уже попавших на крючок, спрятанный в нем. Неожиданным и тяжёлым ударом оказался раскол Советского Союза и выход из него союзных республик, бывших до того момента братскими, а не просто союзными. Политические и идеологические разброд и шатания в руководстве и во всей политической и экономической структуре, развал технической базы и отсутствие маломальски приемлемого финансирования вооружённых сил, коррупция в их рядах — всё это могло привести к полной деморализации армии, к её разложению и развалу.

Но и в этом страшном испытании она устояла! Устояла, вышла из этого тупика тёмных и «лихих» времён. Сохранила свою боеспособность и моральный дух.  

Перестройка. Эпоха «застоя» и проблемы советской экономики

Одна из главных проблем, которая появляется в то время, — это нехватка товаров народного потребления.

🛍 В период «застоя» возникает проблема дефицита. Благодаря социальным реформам уровень материального благосостояния растет. Деньги у граждан есть, а вот производство товаров народного потребления отстает от запросов населения и его покупательных способностей.

💰 Все это могло бы привести к инфляции, но из-за плановой советской экономики этого не происходит. Инфляция сдерживается жестким государственным регулированием цен.

🌍 Возникает необходимость в импорте товаров массового спроса. СССР импортирует продукцию легкой промышленности — в основном, из стран социалистического лагеря. Помимо СССР в этот лагерь входят страны, объединенные в экономический блок (Совет экономической взаимопомощи, или СЭВ) и военный блок (Организация Варшавского договора, или ОВД). СССР закупает в Чехословакии, Румынии, Югославии, Венгрии и ГДР одежду, мебель, магнитофоны, некоторые продукты и т.д.

🇫🇮 Закупаются товары и в западных странах. Один из главных партнеров и во многом посредник СССР в торговле с капиталистическим миром — это Финляндия.

☝️ Чтобы все это покупать, нужно что-то экспортировать. Во время Арабо-израильской войны 1973 года западные страны поддерживают Израиль. В ответ арабские страны резко повышают цены на нефть, и начинается мировой энергетический кризис. В СССР как раз разведаны запасы тюменской нефти (на них мы во многом живем до сих пор), и Союз становится одним из ведущих игроков на мировом рынке продажи нефтепродуктов.

🤔 За счет нефтяных денег финансируется покупка товаров народного потребления. Зависимость от импорта не является принципиальной для СССР. Энергетика, военная промышленность, станкостроение — этими экономическими отраслями, которые определяют экономический суверенитет страны, Союз обеспечивает себя сам.

🚘 Советская автомобильная промышленность тоже развивается. Но потребителям автомобилей не хватает, поэтому руководство решает закупить в Италии у одного из крупнейших европейских концернов («Фиат») целый завод. Требуется получить сравнительно дешевый автомобиль в массовом количестве. В результате появляются «Жигули» (ВАЗ — аббревиатура нового Волжского автомобильного завода). У историков до сих пор нет однозначного мнения по поводу покупки завода. Многие считают, что это затормозило развитие традиционного советского автомобилестроения.

😞 Проблему дефицита импорт полностью ликвидировать не может, а плановой экономике не удается рассчитать потребности населения.

🌾 Следующая проблема связана с развитием сельского хозяйства. Еще в 1965 году собирается пленум ЦК КПСС, который проводит реформу управления колхозами. Ослабляется контроль над ними, колхозники получают больше возможностей заниматься приусадебным хозяйством, увеличиваются размеры этих хозяйств и капиталовложения в колхозы. Но при этом сохраняется слабая заинтересованность в труде в колхозе. К тому же, велика разница между бедными и богатыми колхозами (последних много в Белоруссии благодаря политике местного руководителя Петра Мироновича Машерова).

🥔 Возникает целый ряд проблем с управлением. Пример — «битвы за урожай», когда рабочих рук для сбора урожая не хватает, а часть продукции сгнивает на сборных пунктах и хранилищах, потому что логистика не налажена. Причина не в плохой работе рядовых трудящихся, а в том, что планы не отражают реальность. Приходится решать проблемы чрезвычайными мерами — например, на уборку сельхоз продукции отправляют студентов или военных (это называлось ездить «на картошку»).

🧮 В 76–80-х годах 13,5% собранного урожая потеряно при хранении и транспортировке. В 79–84 годах увеличивают импорт зерновых: у Канады и США приобретают 40 млн тонн в год. В 1982 году, при участии Горбачева, который отвечает в ЦК в том числе за сельское хозяйство, установлен курс на создание продовольственного изобилия за 10 лет, усиление интеграции аграрного комплекса с промышленностью и развитие личных хозяйств. Но программа носит декларативный характер — написано красиво, а средств на исполнение нет.

Новый вызов рыночным демократиям

Введение

На Западе торжество 1990-х сменилось глубокой тревогой. Детали, конечно, отличаются от страны к стране. Но за этими различиями скрывается общий страх, что эпоха подходит к концу.

Политика и институты, созданные дальновидными государственными деятелями после Второй мировой войны, позволили Европе и Японии подняться из пепла войны, принять демократию и обеспечить величайший период свободы, всеобщего процветания и мира в человеческом обществе. история.Но дальнейшая эффективность этих институтов вызывает сомнения. Великая рецессия разрушила самодовольные предположения по обе стороны Атлантики. Два десятилетия экономической стагнации, усугубляемой демографическим спадом, заставили Японию задуматься о своем будущем. (Программа экономического обновления премьер-министра Абэ представляет собой последний бросок костей для Страны восходящего солнца.) В то же время поразительный подъем Китая и столь же поразительный успех Сингапура предлагают альтернативные модели государственного капитализма, отделенные от демократического управления.В результате Запад стал неуверенным в своем будущем.

На первый взгляд, такое настроение отражает экономическую ситуацию, а не более общие опасения по поводу либеральной демократии. Без сомнения, экономика является важной частью этой истории. Но то, что экономическое благополучие занимает центральное место в нашей политике, отражает давние предположения о целях нашей политики. Если экономический рост и благополучие находятся под угрозой, то и наши политические договоренности тоже.

Со времен Аристотеля мы знаем, что стабильная конституционная демократия опирается на многочисленный, уверенный в себе средний класс в экономическом порядке, не раздираемом крайностями богатства и бедности. Для Аристотеля эти условия были делом случая. В современности они стали целями экономической и социальной политики.
То, что я буду называть либерально-демократической сделкой, определило эпоху после окончания Второй мировой войны. Условия этой сделки ясны: работая с элитной бюрократией, всенародно избранные правительства обеспечат экономический рост с неуклонным сокращением бедности, повышением уровня жизни для всех, расширением физической и экономической безопасности и, что не менее важно, здравоохранением, которое увеличивает продолжительность жизни и здоровье. работает над мечтой Декарта о победе над смертью с помощью науки.

Для некоторых либеральная демократия может быть внутренним благом, самоцелью. Однако для большинства это средство к мирной, просторной, постоянно развивающейся жизни. Это дерево известно своими плодами. Если он перестанет давать ожидаемый урожай сезон за сезоном, все ставки будут сняты. В течение значительного периода после Второй мировой войны сделка сохранялась, и общественная поддержка либеральной демократии и ее лидеров оставалась высокой. Совсем недавно сделка была поставлена ​​под сомнение, а общественная поддержка и доверие ослабли.

Сделка подвергается сомнению извне: конкуренция со стороны развивающихся экономик за пределами Европы и Северной Америки — некоторые из которых встроены в демократические институты, а другие нет — уменьшила способность развитых экономик поддерживать высокие уровни роста и занятости. В 18 странах, входящих в еврозону, рост остается вялым, а безработица в августе 2014 года составляла 11,5 процента, а недавние события вызвали опасения по поводу тройной рецессии.

Сделка оспаривается и изнутри.Два напряжения таятся в его сердце. Во-первых, если зайти слишком далеко, благие намерения в отношении социальных гарантий могут привести к подрыву роста и усугублению стагнации. Например, в странах, в которых увольнять рабочих сложно, молодые люди практически не могут найти работу. Безработица в этой когорте выросла до уровня эпохи депрессии — более 50 процентов в Греции и Испании, 43 процента в Италии и 23,5 процента в еврозоне в целом. Длительная безработица среди молодых людей оказывает долгосрочное воздействие на их производительность и заработок.А молодые люди без занятий, особенно с высшим образованием и растущими ожиданиями, являются классическим источником политической нестабильности.

В соответствии со своими традициями экономическая политика Японии направлена ​​на поддержание социальной стабильности. Субсидии и протекционистские барьеры защищают интересы сельских жителей. Банки держат безнадежные кредиты в своих книгах, блокируя капитал и поддерживая неэффективные, убыточные предприятия. Результатом является слабый спрос, медленный рост и подрывающая доверие дефляция.Еще неизвестно, будет ли достаточно реформ Абэ, чтобы разорвать этот порочный круг.

Во всяком случае, на первый взгляд в Соединенных Штатах дела обстоят несколько лучше, чем в Европе или Японии. После глубокого спада в середине 2009 года возобновился скромный рост, после кризиса было создано 8 миллионов новых рабочих мест, а безработица снизилась почти на четыре процентных пункта.

Но Соединенные Штаты являются примером второго противоречия в либерально-демократической сделке: когда большинство рабочих не смогут воспользоваться плодами экономического роста, государственному сектору будет трудно опереться на волну неэгалитаризма.За пять лет, прошедших после официального окончания Великой рецессии, заработная плата лишь поспевает за инфляцией, в то время как доходы семьи и домохозяйства едва сдвинулись с места после рецессии и остаются намного ниже своего докризисного пика. Доля национального дохода, идущая на заработную плату, находится на самом низком уровне почти за полвека, и предприятия нашли способы увеличить производство, не нанимая дополнительных рабочих, по крайней мере, в Соединенных Штатах. Большинство работников, которые нашли новую работу, зарабатывают меньше, чем до рецессии, а число людей, работающих неполный рабочий день, которые хотят работать полный рабочий день, остается очень высоким.Относительно небольшое количество создаваемых в настоящее время рабочих мест предлагают средний доход: большинство из них относится к сфере услуг с более низкой оплатой труда, а большинство остальных относится к высококвалифицированным профессиям, требующим повышения квалификации. Эти тенденции сулят плохое будущее среднему классу; многие родители теперь сомневаются, что их дети будут пользоваться теми же возможностями, что и они.

Люди отражаются на графике, показывающем курс доллара США и японской иены в Токио, 3 июля 2013 года. REUTERS/Issei Kato

Экономический рост и его перипетии

Существуют четыре основных необходимых условия для экономического роста в современной рыночной экономике: частные инвестиции, государственные инвестиции, инновации и квалифицированная и растущая рабочая сила.

Частные инвестиции требуют адекватного пула капитала, доступного для этой цели. Это может показаться тривиальным, даже тавтологическим, но это не так. Если правительства испытывают большие дефициты и должны брать кредиты, чтобы заполнить дефицит, это может поглотить капитал, который в противном случае был бы доступен для частного сектора. Даже при наличии достаточного частного капитала инвесторы могут колебаться в отношении долгосрочных обязательств, если контекст, в том числе экономическая политика, непредсказуем. Таким образом, страны, которые постоянно имеют большие дефициты и не могут прийти к соглашению о том, как их сократить, могут ослабить ключевое условие экономического роста.Поскольку они должны реагировать на общественное мнение, а меры, необходимые для сокращения бюджетного дефицита, непопулярны, демократиям может быть труднее проводить такую ​​политику, чем авторитарным режимам.

На протяжении всей истории человечества правительства мобилизовали ресурсы для государственных инвестиций . Базовая экономическая теория объясняет, почему это так: некоторые виды инвестиций — общественные блага — приносят общие выгоды, которые частные инвесторы не могут адекватно получить для себя.Классические примеры включают инфраструктуру и научные исследования. Без общественных благ торговля становится более сложной, а рост замедляется.

Хотя в теории государственные инвестиции оправданы, на практике они часто идут не так, как надо. Правительства часто используют общественные проекты для предоставления выгод ключевым группам независимо от того, оправдывают ли расходы общественное благо (вспомните пресловутый «мост в никуда»). И наоборот, поскольку государственные инвестиции конкурируют с другими государственными программами, они могут проиграть в борьбе за ресурсы.По мере того, как расходы в Соединенных Штатах на такие программы, как Medicare, Medicaid и Social Security, резко возросли, а преференции превратили налоговый кодекс в пчелиные соты, доля экономики, направляемая на государственные инвестиции, снизилась — до уровня, по мнению многих аналитиков, будет препятствовать экономическому росту. По мере того, как наша система дорог, мостов, железных дорог и портов устаревает и перегружается, движение товаров замедляется, а стоимость их перевозки возрастает.

Многие факторы определяют темпы инноваций .Государственные и частные инвестиции важны, но не менее важна готовность общества принять последствия инноваций. Новые продукты могут сделать старые продукты устаревшими, снизив спрос и лишив людей работы. Новые процессы могут сократить количество рабочих, необходимых для производства продукции, требуемой рынком. Инновации обычно стимулируют то, что Йозеф Шумпетер назвал «созидательным разрушением». Но в то время как общество в целом может извлечь выгоду из этого процесса, не зная об этом, отдельные лица и группы, которым грозит проигрыш, остро осознают, что происходит, и будут мобилизоваться, чтобы противостоять этому.

Авторитарные режимы могут преодолеть это сопротивление. В демократиях активные и мобилизованные меньшинства, которые боятся потерь, часто добиваются своего, особенно когда выгоды, достающиеся большинству, носят размытый характер. Чем более чувствительными становятся демократии к таким меньшинствам, тем выше социальные издержки с течением времени. Меньшинства справедливо заявляют, что они несут на себе все бремя процессов, приносящих пользу обществу в целом, и что справедливость требует компенсации за перенесенные ими разрушения.Дальновидные правительства предусмотрят такую ​​компенсацию. Однако слишком часто претензии тех, кто вытащил короткую соломинку, игнорируются, что вызывает недовольство и сопротивление, которые могут замедлить темпы инноваций.

Рабочая сила может способствовать росту двумя способами: размером и навыками. Страны с растущей рабочей силой (за счет высокого уровня рождаемости, высокого уровня иммиграции или того и другого) имеют преимущество перед теми, у кого этого нет. Сочетание низкой рождаемости и ограничительной иммиграционной политики Японии будет препятствовать росту, пока он будет продолжаться.Как и в случае с Японией, низкий уровень рождаемости в большей части Европы в конечном итоге приведет к сокращению населения и рабочей силы, если иммиграция не компенсирует эти потери. Однако экономические спады часто усиливают антииммигрантские настроения, и именно это происходит сегодня в Европе. Многие коренные рабочие видят в иммигрантах конкурентов за долю уменьшающегося пирога. В краткосрочной перспективе они могут быть правы, особенно в секторах, требующих лишь скромных навыков и более низкой заработной платы. Однако в долгосрочной перспективе иммиграция способствует росту экономики, что приносит широкие выгоды. Здесь, как и везде, чем более чутко реагируют правительства на насущные общественные интересы, тем труднее становится проводить политику, способствующую долгосрочному общественному благу.

Навыки, которые работники привносят в свою работу, в основном связаны с образованием и обучением. Первое является важнейшей государственной инвестицией: страны, которые вложили значительные средства в высококачественные системы начального и среднего образования, добились быстрого роста ВВП и дохода на душу населения. Когда-то Соединенные Штаты лидировали в мире в этой области, но за последние два десятилетия ряд стран вырвались вперед.За тот же период согласованные усилия по реформированию государственного образования в США принесли лишь скромные успехи в академической успеваемости и количестве выпускников. Причины этих неутешительных результатов включают экономическое неравенство, ветхую систему федерализма, более слабые семейные структуры и культуру, которая уделяет меньше внимания начальному и среднему образованию, чем многие другие.

Некоторое обучение происходит на работе. Но есть пределы: поскольку компании опасаются, что квалифицированные работники уйдут к своим конкурентам в поисках лучших возможностей, они неохотно делают инвестиции, прибыль от которых может достаться другим.Таким образом, профессиональная подготовка является в значительной степени общественным благом, которого на рынке будет не хватать, поэтому государственный сектор должен вмешаться. Но обучение, оторванное от требований рабочего места, непродуктивно. Наиболее эффективные системы основаны на партнерстве, в котором частный сектор помогает формировать содержание обучения, в то время как правительство обеспечивает соблюдение стандартов и обеспечивает основную часть финансирования.

Часто думают, что основным эффектом технологии на рабочем месте является замена труда капиталом.Это часть истории, но она также увеличивает спрос на высококвалифицированных работников и сокращает количество вакансий для людей с более низкой квалификацией. Квалифицированная рабочая сила не только повышает производительность и рост; это также повышает заработную плату и уровень жизни. Вот почему для рыночной экономики 21 века так важно правильно организовать обучение.

Люди держат плакаты во время марша профсоюзных активистов в Лансинге, штат Мичиган, 1 июня 2009 года. REUTERS/Mark Blinch

От роста к всеобщему процветанию

Хотя энергичный экономический рост необходим для всеобщего процветания, этого недостаточно.Мы думали иначе в течение трех десятилетий после Второй мировой войны, потому что мы упускали из виду особые обстоятельства, которые переводили рост в расширяющийся средний класс.

Война разрушила экономику Европы и Японии, оставив Соединенным Штатам превосходящее положение, не имеющее себе равных в современной истории. На внутреннее производство приходилось почти все товары и услуги, потребляемые в этот период, а на потребление — почти все доходы, поступающие в корпоративную казну.В этой квазизакрытой экономике труд, капитал и правительство могут объединяться, чтобы формировать заработную плату и цены. Президент Джон Ф. Кеннеди мог заставить сталелитейные компании отказаться от того, что правительство считало дестабилизирующим повышением цен, а влиятельные профсоюзы могли торговаться в масштабах всей отрасли, чтобы повысить заработную плату и льготы. У американских потребителей не было другого выбора, кроме как согласиться с ценами, вытекающими из этого квазикорпоративного процесса, рост реальной заработной платы сделал его приемлемым, а рост производительности помог предотвратить спираль заработной платы и цен.

Медленный крах этих послевоенных экономических механизмов часто рассказывают. Достаточно сказать, что по мере восстановления экономики союзников и противников Америки во Второй мировой войне фирмы США столкнулись с растущей конкуренцией, сначала со стороны основных потребительских товаров, которые можно было производить за границей с меньшими затратами с использованием дешевой рабочей силы, а затем со стороны товаров, находящихся выше по уровню дохода. цепочка значений. Эта новая задача изменила правила игры для американских производителей, которые столкнулись с новыми стимулами для ограничения затрат. В ответ они разместили производственные мощности в юрисдикциях с более низкой заработной платой, дома, а затем за границей, а также заменив человеческий труд технологиями, повышающими производительность.Эти шаги привели к уменьшению размера и влияния крупных профсоюзов частного сектора. Распад СССР и появление Китая и Индии интегрировали в глобальную экономику 2 миллиарда новых рабочих, что еще больше усилило давление.

По мере того как американские фирмы становились все более глобальными, они получали большую долю своих доходов от потребителей за пределами Соединенных Штатов и стали меньше заботиться о своих отношениях с американскими городами и сообществами, в которых располагались их штаб-квартиры.Когда в 1953 году Чарльз Уилсон, генеральный директор General General Motors и кандидат, выдвинутый президентом Эйзенхауэром на пост министра обороны, предстал перед сенатским комитетом по вооруженным силам на слушаниях по его утверждению, он объяснил свое прошлое поведение часто неверно цитируемой фразой: «В течение многих лет я думал, что хорошо ибо страна была хороша для General Motors, и наоборот». Нет причин сомневаться в его искренности, и есть много свидетельств в пользу обнаруженной им связи.

Спустя полвека отношения между корпоративными интересами и национальными интересами стали гораздо более тонкими.Взаимодействие глобализации и технологических изменений коренным образом изменило баланс между трудом и капиталом, запустив медленное размывание послевоенного среднего класса. Как показали экономисты по вопросам труда, то, что раньше было колоколообразной кривой занятости, сместилось в сторону более раздвоенной модели, с высококвалифицированными работниками на одном конце и низкооплачиваемыми работниками розничной торговли, продуктов питания и бытовых услуг на другом. Рабочих мест, требующих навыков среднего уровня и предлагающих среднюю компенсацию, стало относительно меньше.Великая рецессия и ее последствия ускорили это «опустошение» рабочей силы США.

Тем временем знаменитый 1 процент вырвался из стаи. Разрыв между вознаграждением руководителей корпораций и заработной платой их работников увеличился во много раз, а бурный рост финансового сектора породил новую группу упаковщиков, трейдеров и менеджеров, обладающих почти невообразимым богатством. (Реклама в воскресном журнале New York Times дает некоторое представление о том, как новый класс сверхбогатых тратит это богатство.) Все это время семьи среднего класса топтались на месте, и многие родители опасаются, что их детям будет хуже.

Мужчина подписывает огромную копию Конституции США в лагере движения «Захвати округ Колумбия» в Вашингтоне, округ Колумбия, 10 октября 2011 года. Reuters/Юрий Грипас.

Что делать?

В этих обстоятельствах нет оснований ожидать, что плоды роста будут широко распространены или что средний класс восстановится. Хотя подготовленные и образованные работники добиваются большего успеха по сравнению с менее подготовленными, образование и обучение больше не гарантируют повышения уровня жизни.(С учетом инфляции средний годовой заработок работников с БА не увеличился за последние три десятилетия.) В этих обстоятельствах у государственной политики нет другого выбора, кроме как противостоять экономическому ветру. Вот три начальных шага.

Начнем с того, что вторая половина 1990-х годов была последним периодом, когда все экономические группы сверху донизу развивались вместе примерно с одинаковой скоростью. Неслучайно в этот период рынок труда достиг, а затем и поддержал полную занятость, улучшив позиции рабочих на переговорах и вернув ранее игнорировавшихся лиц на рынок труда.Эта история предполагает, что мы должны принять полную занятость в качестве высокоприоритетной цели экономической политики и приветствовать повышение заработной платы, которое она вызовет. Поскольку предприятиям будет трудно повышать цены, более высокая заработная плата, скорее всего, будет получена за счет прибыли, которая сейчас составляет рекордную долю национального дохода. Это может оказаться проблематичным, если предприятиям не хватает капитала для инвестиций. Но сейчас дело обстоит наоборот, по крайней мере, для крупных фирм, которые накапливают огромные запасы нераспределенной прибыли, которая томится в стороне или используется для финансирования слияний и выкупа акций.

Во-вторых, мы должны использовать налоговый кодекс, чтобы восстановить взаимосвязь между повышением заработной платы и ростом производительности. Прибыль фирм, которые делят выгоды от повышения производительности со своими работниками, должна облагаться налогом по более низким ставкам, чем фирмы, руководители и акционеры которых присваивают прибыль, игнорируя свою рабочую силу.

Баланс между заработной платой и прибылью влияет как на рост, так и на распределение. В долгосрочной перспективе рабочие не могут покупать больше, чем им платят.По мере замедления роста заработной платы в последние десятилетия семьи среднего класса взяли на себя дополнительные долги, отчасти за счет использования собственного капитала, который они накопили за счет роста цен на жилье. Когда пузырь на рынке жилья лопнул, эти семьи испытали экономический шок, который привел многих к банкротству и вынудил весь средний класс сократить долги и жить на заработанный доход. Поскольку после окончания Великой рецессии доходы домохозяйств и семей стагнировали, восстановление было самым слабым за весь послевоенный период.Только повышение заработной платы может привести к более энергичному росту. И если рыночные механизмы не смогут обеспечить такой рост, должна вмешаться государственная политика.

В-третьих, нет причин, по которым налоговый кодекс должен давать дополнительные преимущества богатым, к которым рынок и так относится очень хорошо. Мы должны принять сильную презумпцию против положений налогового кодекса, которые относятся к некоторым источникам дохода более благоприятно, чем к заработной плате. Налоговые расходы, которые несоразмерно выгодны инвесторам с высокими доходами, должны быть отменены или, по крайней мере, перенаправлены на средний класс.Трудно понять, почему к победителю пари о будущей стоимости существующего капитала или долга следует относиться лучше, чем к обычному наемному работнику. К приросту капитала следует относиться преимущественно только в том случае, если он является результатом операций, увеличивающих совокупный продуктивно вложенный капитал.

Президент США Барак Обама выступает на мероприятии, посвященном продлению действия налоговых льгот эпохи Буша для семей среднего класса в Общественном колледже Кирквуда в Сидар-Рапидс, штат Айова, 10 июля 2012 г. REUTERS/Jason Reed

Экономика и культура в рыночных демократиях

Резюмируя: либерально-демократическая сделка послевоенных лет основывалась на предпосылке, что избранные правительства могут управлять рыночной экономикой для обеспечения всеобщего процветания.

Сделка держалась в течение первых трех десятилетий после Второй мировой войны, но в течение следующих трех десятилетий пошла на убыль, поскольку стандартная формула успеха — рост, частные и государственные инвестиции, инновации, образованная и обученная рабочая сила — потеряла большую часть своей эффективности. В 1920-х и 1930-х годах крах рыночной экономики и демократических политических институтов укрепил доверие к тоталитарному управлению и централизованному планированию. Сегодня, после того как Великая рецессия подорвала «Вашингтонский консенсус», авторитарный государственный капитализм в китайском стиле становится все более привлекательным для развивающихся стран, ищущих пути развития.(Ходит шутка, что идеология КНР — «рыночно-ленинизм». )

Но чтобы наслоить сложность на сложность, потребовалось нечто большее, чем глобализация, технологические изменения и все более выгодное положение богатых, чтобы нарушить послевоенную сделку. Сработал и другой процесс: когда рыночная экономика взаимодействует с демократической политикой, общественные требования могут замедлить рост во имя других товаров. Например, безопасность является основным человеческим желанием, но инновации почти всегда разрушительны, поэтому люди ищут защиты от незащищенности, которую они создают.То, что начинается как защита от обратной стороны инноваций, может в конечном итоге препятствовать самому процессу инноваций. Жесткие правила, вынуждающие работодателей удерживать работников, в которых они больше не нуждаются, могут вообще отбить у них охоту нанимать на работу, вынуждая новых участников рабочей силы нести на себе всю тяжесть перемен. И, давая работодателям стимулы отдавать предпочтение временным работникам, которых можно уволить по желанию, эти правила могут в конечном итоге привести к усилению незащищенности для всех.

Социальное страхование является еще одним источником безопасности в условиях рыночной экономики.В прошлом столетии либеральные демократии разработали программы, предусматривающие надбавку к доходу в периоды безработицы, обеспечение потока доходов после выхода на пенсию и защиту от экономических последствий болезни. Но в стареющих обществах сохранение обещанного финансирования этих программ может происходить за счет государственных инвестиций, необходимых для долгосрочного экономического роста.

Даже при значительных государственных расходах для поддержания экономической жизнеспособности необходим высокий уровень частного потребления.Мало кто сопротивляется этому, да и зачем? Потребление может приносить удобство и удовольствие. Это порождает еще одну напряженность: стремление к комфортной жизни является одной из сил, подавляющих рождаемость в развитых странах с рыночной экономикой. А когда население стагнирует, рост замедляется.

В преимущественно сельских обществах 18-го и начала 19-го веков дети были чистым экономическим активом. Еще будучи очень молодыми, они начали работать на земле вместе со своими родителями, внося свой вклад в доход семьи.Сегодня дети обходятся дорого, и лишь немногие подростки могут вносить значительный экономический вклад в свои семьи, даже если они имеют право работать по закону. За два столетия воспитание детей превратилось из частного блага в общественное: хотя оно и приносит эмоциональное вознаграждение, с чисто экономической точки зрения оно приносит пользу обществу в целом, а не родителям, которые несут большую часть финансового бремени. В отсутствие массовых государственных субсидий можно предсказать, что меньшее количество взрослых захотят рожать детей за счет свобод и удобств, которыми они могут наслаждаться как потребители в современном обществе.

В сущности, задача, стоящая перед современными демократиями, состоит в том, чтобы установить рабочий баланс между прошлым, настоящим и будущим. Мы должны сделать все возможное, чтобы выполнить данные нами обещания, будь то тем, кто покупает государственный долг, или тем, кто полагается на установленные программы обеспечения безопасности в старости. Мы должны обеспечить достаточные буферы против экономических потрясений, чтобы общественное недовольство не переросло в социальные беспорядки. Но при этом мы должны убедиться, что осталось достаточно для инвестиций и внедрения инноваций, без которых будущее будет хуже, а не лучше, чем настоящее.

При этом при одновременном укреплении среднего класса богатые должны нести больше бремени финансирования этих программ и получать от них меньшие выгоды. Трудно понять, почему социальное обеспечение финансируется за счет регрессивного налога или почему американцы с более высокими доходами не финансируют полную стоимость своих льгот Medicare за счет рыночных взносов.
Но для этого потребуется и другое — отсрочка удовлетворения не во имя моральных ограничений, а во имя светлого будущего.

Отсрочка вознаграждения — непростая задача в демократической политике. В «Горгии» Сократ сравнивает политика, советующего сдержанность, врачу, предписывающему диету и физические упражнения. Режим доктора может быть полезен для пациента в долгосрочной перспективе, но здесь и сейчас врач проиграет все соревнования по популярности кондитеру. Так и в политике: те, кто потворствуют, всегда будут иметь преимущество перед теми, кто призывает к отложенному потреблению во имя будущего улучшения.

Сдержанность часто может быть оправдана как путь к лучшему будущему для тех, кого просят сдерживать себя. Но возникает вопрос, окажется ли правильно понятая апелляция к личным интересам достаточно мощной при отсутствии чувства ответственности за будущие поколения. В Преамбуле Конституции США провозглашается, что основной целью союза является обеспечение благ свободы для нашего потомства, а не только для нас самих. Эдмунд Берк классно определил общество как партнерство «не только между теми, кто живет, но и между теми, кто живет, теми, кто умер, и теми, кто должен родиться.Думаю, в этом Берк был прав. Но что еще более важно, трудно поверить, что дальновидная политика будет принята и эффективна, если демократические народы не поверят в ее истинность. Без ощутимой связи с потомством демократии обречены на потерю равновесия. «В конце концов мы все умрем» может показаться разумным кредо для человека, который жил и умер бездетным. Но для общества в целом это формула медленного самоубийства.

Протестующий кричит на полицейских во время митинга против мер жесткой экономии в городе Салоники 6 сентября 2014 года.REUTERS/Alkis Konstantinidis

Что происходит, когда рост замедляется: моральные и политические ставки

Распределение экономических излишков является повседневным делом нормальной политики в либеральных демократиях. Хотя этот процесс никогда не бывает свободен от конфликтов, он обычно ведет к компромиссу. Политическая жизнь сильно отличается, когда рост останавливается и проблемой становится распределение потерь в условиях игры с нулевой или отрицательной суммой. Человеческий опыт подсказывает (и поведенческая экономика подтверждает), что боль от потери превышает удовольствие от приобретения.В то время как неспособность улучшить свое благополучие разочаровывает, потеря того, чем вы наслаждались, порождает горечь и гнев. Патологии, которые мы видим сегодня, являются следствием этих настроений.

Сначала идет политика обвинения: если что-то пошло не так, кто-то (другой) должен нести ответственность — богатые злоумышленники, коррумпированные правительственные чиновники, иммигранты, даже иностранные заговорщики. Всегда существует достаточно примеров, чтобы придать этим обвинениям оттенок правдоподобия. Но поиск козлов отпущения отвлекает внимание от глубинных проблем и препятствует выработке эффективных решений; тем более, что все мы в той или иной мере ответственны за бедственное положение нашей страны.

Политика обвинения дает благодатную почву для демагогов, умеющих играть на надеждах и страхах людей. Их сообщение обычно представляет собой некоторую форму популизма: люди добродетельны; элиты коррумпированы; следует отложить в сторону тонкости экспертов и положиться на здравый смысл простых граждан. И какими бы глубокими ни были наши проблемы, мы должны отвергать все предложения, призывающие к жертвам.

Демагоги часто начинают с работы внутри политической системы. Но слишком часто они и их последователи начинают рассматривать демократические институты как часть проблемы, а не как средство ее решения. В трудные времена различные социальные и экономические группы в современных государствах борются друг с другом, каждая из которых стремится минимизировать свои потери за счет других. Избранные правительства отражают эти разногласия, что мешает им действовать эффективно. Выжидание и колебание являются повесткой дня, что еще больше разжигает общественное недовольство.

Одним из последствий этого является рост числа экстремистских партий, тенденция, наиболее заметная сегодня в Греции.Крайне левые и крайне правые усилились, в то время как давно доминировавшие левоцентристские и правоцентристские партии понесли огромные потери. Конечно, в этом есть некоторая грубая справедливость; авторитетные партии руководили десятилетием безрассудства и лжи, которое должно было плохо закончиться. Но ни одна из экстремистских группировок не предлагает пути вперед, а крайне правая партия «Золотая заря» — беззастенчивый возврат к фашистским движениям, процветавшим до Второй мировой войны.

В Европе 1930-х годов эти явления привели к презрению к парламентской демократии и готовности рассматривать недемократические альтернативы.Видные интеллектуалы превозносили фашизм, коммунизм и нацизм не в последнюю очередь за их смелость. Либеральная демократия сегодня намного крепче, чем в период между двумя мировыми войнами. Тем не менее, нетрудно обнаружить растущее восхищение способностью Китая мобилизовать ресурсы для преобразующих государственных инвестиций. Китайское правительство может строить целые города быстрее, чем правительство США проводит необходимые исследования воздействия на окружающую среду.

В отличие от тоталитарных идеологий 20-го века, китайская модель не имеет корней в западной культуре и не имеет большого резонанса в качестве замены либеральной демократии, по крайней мере, в странах с устоявшейся системой.(Возможно, развивающийся мир более открыт для этого.) Но на Западе вместо альтернативных моделей политики мы наблюдаем рост предполагаемых альтернатив политике. Этот импульс принимает различные формы: технократы, а не карьерные политики, управляют программами экономических реформ; растущий авторитет таких институтов, как центральные банки, которые должны быть изолированы от народного давления; и даже социальные движения, такие как Occupy, которые намеренно отказываются взаимодействовать с установленными институтами и стремятся создать неиерархические сети в качестве альтернативы нормальной политике.

Ни одно из этих усилий не может уклониться от непреложных императивов политики. Их значение заключается в зарождающихся надеждах, которые они кодируют, а не в конкретных решениях, которые они предлагают. Они помогают нам интерпретировать патологии современных либеральных демократий. Но, в конце концов, единственная альтернатива плохой политике — лучшая политика.

Демонстранты движения «Захвати Уолл-Стрит» участвуют в митинге в парке Первомая в Нью-Йорке, 1 мая 2012 года. REUTERS/Keith Bedford.

Заключение: пересмотр связи между экономическим ростом и либеральной демократией

Можно утверждать, как это делают некоторые защитники окружающей среды и традиционные консерваторы, что все эти трудности можно проследить до либерально-демократического обещания, что популярные правительства могут управлять рыночной экономикой, чтобы дать волю бесконечному материальному прогрессу. Как только это станет общепринятым критерием успеха, периоды экономического кризиса обязательно ослабят общественную поддержку не только рынков, но и самой либеральной демократии.

В этом есть доля правды. Но это не полезная истина, потому что нет возможности повернуть назад. Едва ли я первый, кто заметил, что в основе того, что мы называем современностью, лежит легитимация самого человеческого стремления к безопасному и удобному существованию. Поскольку природа предлагает в лучшем случае сырье для такой жизни, осознание этого желания требует неустанного приложения усилий и изобретательности на службе материального улучшения.Как заметил Аристотель в «Политике» , такому стремлению в принципе нет предела: «желание жизни безгранично, [люди] также желают в неограниченном количестве того, что способствует жизни».

Только концепции хорошей жизни могут в принципе ограничить безграничное материальное стремление, и только профессии, сформированные такими концепциями, могут сделать ограничения действенными на практике. Воины, которые ценят мужество и верность, меньше заботятся о материальном приобретении; таковы ученые, ищущие истину, и благочестивые люди, ищущие Бога.

Но демократиям трудно определить моральные пределы — не только современным демократиям, всем демократиям. Существует неотъемлемая связь между демократией и свободой, а также между свободой и разнообразием. Платон сказал в «Республике», что при демократии можно свободно говорить и «делать все, что угодно». Результатом является большое разнообразие человеческих характеров и образов жизни, «как плащ, расшитый всевозможными украшениями». Социальные нормы необходимы для обеспечения мирного сосуществования различных образов жизни, но эти нормы не те, которые необходимы для ограничения желания.Демократия заключается в выражении желания, а не в сдерживании его.

Если Платон прав, то либерально-демократическая сделка, как я ее определил, есть не что иное, как современные средства для реализации присущей самой демократии направленности. Отказ от сделки не приведет к более жесткой «устойчивой» демократии. Это будет означать конец демократии и ее замену системами правления, которые неизбежно станут еще хуже. В конце концов, у нас нет иного выбора, кроме как сделать все возможное из сделки — сделать все возможное, чтобы восстановить общественную поддержку средств, наиболее способствующих в долгосрочной перспективе достижению целей, к которым они стремятся.Но без общества, которое чувствует ответственность за будущее — перед потомками — наши усилия обречены на провал.

Таким образом, в современных условиях экономический рост представляет собой нечто большее, чем материальная цель; это также моральное предприятие. Поскольку я не могу улучшить формулировку этого утверждения, предложенную экономистом Бенджамином Фридманом, в заключение я процитирую отрывок из его авторитетной книги «Моральные последствия экономического роста ».

«Ценность повышения уровня жизни заключается не только в конкретных улучшениях, которые он приносит в образ жизни людей, но и в том, как он формирует социальный, политический и, в конечном счете, моральный характер людей. Экономический рост — означающий повышение уровня жизни для явного большинства граждан — чаще всего способствует расширению возможностей, терпимости к разнообразию, социальной мобильности, приверженности справедливости и приверженности демократии. . . . Даже общества, которые уже добились больших успехов именно в этих измерениях, например, большинство сегодняшних западных демократий, с большей вероятностью добьются еще большего прогресса, когда их уровень жизни повысится. Но когда жизненный уровень стагнирует или снижается, большинство обществ не достигают ни одной из этих целей, а во многих случаях просто регрессируют.

Вот почему, как настаивает Фридман, центральный вопрос, стоящий сейчас перед Соединенными Штатами, заключается в том, достигнет ли следующее поколение всеобщего процветания или, скорее, испытает стагнацию уровня жизни. Широкое процветание — это и масло, смазывающее правительственную машину, и клей, скрепляющий наше общество. Экономический застой означает продолжение тупиковой политики с нулевой суммой и отказ от духа щедрости, который может поддерживать только народ, уверенный в своем будущем.

Наконец-то наши лидеры должны отвернуться от второстепенных дрязг и заняться одним вопросом, который больше, чем любой другой, будет определять перспективы нашей страны. Ставки не могли быть выше, и мы ждали достаточно долго.

Уильям А. Галстон занимает кафедру Эзры К. Зилха в Программе исследований в области управления Института Брукингса, где он является старшим научным сотрудником.


Для дальнейшего чтения

Спасение Горацио Алджера: равенство, возможности и американская мечта
Август 2014 г., Ричард Ривз

Сверхдержавы не уходят на пенсию: что наша уставшая страна все еще должна миру
Май 2014 г., Роберт Каган

Общее благо: теоретическое содержание, практическая полезность
Апрель 2013 г., Уильям Галстон

Моральные последствия экономического роста
2005, Бенджамин Фридман

Может ли политическая стабильность повредить экономическому росту?


Стандартное определение политической нестабильности — это склонность правительства к краху из-за конфликтов или безудержной конкуренции между различными политическими партиями. Кроме того, смена правительства увеличивает вероятность последующих изменений. Политическая нестабильность имеет тенденцию быть устойчивой.
 
Экономический рост и политическая стабильность тесно взаимосвязаны. С одной стороны, неопределенность, связанная с нестабильной политической обстановкой, может снизить инвестиции и темпы экономического развития. С другой стороны, плохие экономические показатели могут привести к краху правительства и политическим волнениям. Однако политическая стабильность может быть достигнута за счет подавления или наличия политической партии, которой не нужно конкурировать за переизбрание.В этих случаях политическая стабильность — палка о двух концах. Хотя мирная обстановка, которую может предложить политическая стабильность, является желательной, она легко может стать питательной средой для безнаказанного кумовства. Такова дилемма, с которой приходится сталкиваться многим странам с хрупким политическим порядком.
 
Политическая стабильность ни в коем случае не является нормой в истории человечества. Демократические режимы, как и все политические режимы, хрупки. Независимо от политических режимов, если стране не нужно беспокоиться о конфликтах и ​​радикальной смене режимов, люди могут сосредоточиться на работе, сбережениях и инвестициях.Недавняя эмпирическая литература по коррупции выявила длинный список переменных, которые в значительной степени коррелируют с коррупцией. Среди факторов, снижающих коррупцию, можно назвать многолетние традиции демократии и политической стабильности. Однако в современном мире есть много стран, в которых один из этих двух устойчивых факторов, определяющих коррупцию, сочетается с противоположностью другого: политически стабильные автократии или новообразованные и нестабильные демократии.

Некоторые считают политическую стабильность условием, которое не только препятствует любым формам перемен, но и деморализует общественность.Инновации и изобретательность отходят на второй план. Многие стремятся к переменам во всех сферах жизни — политике, бизнесе, культуре — чтобы иметь более светлое будущее благодаря лучшим возможностям. Конечно, изменения всегда рискованны. И все же это необходимо. Политическая стабильность может принимать форму самодовольства и стагнации, не допускающих конкуренции. Принципы конкуренции применимы не только к бизнесу. Конкуренцию можно применять во всем — в политических системах, образовании, бизнесе, инновациях и даже в искусстве.Политическая стабильность в данном случае означает отсутствие реальной конкуренции за правящую элиту. «Политически стабильная» система устанавливает строгие барьеры для личных свобод. Точно так же урезаются и другие свободы, такие как свобода печати, свобода вероисповедания, доступ к Интернету и политическое инакомыслие. Это порождает злоупотребление властью и коррупцию.

Вьетнам, например, полностью контролируется правящей партией. Экономика является одной из самых нестабильных в Азии. То, что когда-то считалось многообещающей экономикой, недавно оказалось в бедственном положении.Макроэкономика Вьетнама была относительно стабильной в период 1997-2006 гг. , с низкой инфляцией, 7-9-процентным увеличением общего объема производства в год и умеренным уровнем торгового дефицита. Но Вьетнам не смог выдержать негативного воздействия азиатских финансовых потрясений 1997–1998 годов, которые частично ограничили приток ПИИ в его экономику. Начиная с конца 2006 года как государственные, так и частные фирмы начали сталкиваться со структурными проблемами, ростом неэффективности и растратой ресурсов. Устрашающая проблема инфляции повторилась, достигнув пика в годовом исчислении на уровне 23 процентов в том году.

Что касается предложения, оценки межстрановой конкурентоспособности показывают, что Вьетнам отстает по сравнению с сопоставимыми странами. Распространение так называемых рабочих-зомби на государственных предприятиях Вьетнама (ГП) — лишь одно из многих проявлений неэффективности экономики. Экономический рост в прошлом году составил 5,03 процента. ГП составляют 40 процентов ВВП. Многие из них пострадали из-за того, что воспользовались легким кредитом для глупых инвестиций. На протяжении многих лет влиятельные группы интересов внутри правящей Коммунистической партии в значительной степени сопротивлялись призывам к реформированию государственных предприятий.Высокопоставленные партийные чиновники якобы считают их своими личными дойными коровами.

Хотя верно то, что некоторые африканские государства, которым удалось достичь высоких темпов роста, являются стабильными, ряд африканских государств с относительно низкими показателями также имеют удивительно стабильные политические системы. Когда мы говорим о политической стабильности в контексте роста, оставляя в стороне ресурсные пузыри, мы имеем в виду определенный вид стабильности: верховенство закона, сильные институты, а не влиятельные личности, эффективную бюрократию, низкий уровень коррупции и инвестиции, способствующие развитию бизнеса. климат.На самом деле мы имеем в виду, что стабильное управление имеет решающее значение для роста. Это, по общему признанию, академическое различие важно признать. Управление выходит далеко за рамки политики.
 
Когда политическая стабильность достигается за счет того, что одна партия или коалиция партий находятся у власти в течение длительного времени, это может в конечном итоге нанести ущерб. Экономика может преуспеть с точки зрения привлечения прямых иностранных инвестиций, потому что стабильность означает предсказуемую политическую среду. Однако другие аспекты общества могут пострадать из-за самоуспокоенности, отсутствия конкуренции и непрозрачности.В конечном итоге из-за этого страдает экономика. Следовательно, стабильное правительство не обязательно ведет к более высокому экономическому росту. Индия является еще одним примером. Показатели Индии на экономическом фронте в первые 30 лет после обретения независимости, которые олицетворяли политическую стабильность, продемонстрировали уровень экономического роста от 3 до 3,5 процентов, что является самым низким показателем за последние шестьдесят лет. Напротив, за последние 20 лет, когда в Индии было четыре премьер-министра, темпы промышленного роста подскочили до двузначных цифр, чего раньше не было.
 
Итог : Не все формы политической стабильности одинаково благоприятны для развития; многое зависит от того, в какой степени стабильность трансформируется в эффективное управление.

Фото: трафик в Мумбаи, Индия. Симона Д. МакКорти / Всемирный банк

Подготовьте развитые демократии к долгосрочному спаду экономики

  • Галор, О. и Вейл, Д. Н. Население, технологии и рост: от мальтузианского застоя к демографическому переходу и далее. утра. Экон. Ред. 90 , 806–828 (2000).

    Google ученый

  • Показатели мирового развития. Всемирный банк https://databank.worldbank.org/source/world-development-indicators (2020).

  • Розер, М. Демократия. Наш мир в данных https://ourworldindata.org/democracy (2013).

  • Барро, Р. Дж. Демократия и рост. Ж. эконом. Рост 1 , 1–27 (1996).

    Google ученый

  • Асемоглу, Д. и Робинсон, Дж.А. Почему нации терпят неудачу: истоки власти, процветания и бедности (Валюта, 2012).

  • Асемоглу, Д., Найду, С., Рестрепо, П. и Робинсон, Дж. А. Демократия действительно способствует росту. Ж. полит. Экон. 127 , 47–100 (2019).

    Google ученый

  • Фэн Ю.Демократия, политическая стабильность и экономический рост. Бр. Ж. полит. науч. 27 , 391–418 (1997).

    Google ученый

  • Барро, Р. Дж. Детерминанты демократии. Ж. полит. Экон. 107 , S158–S183 (1999).

    Google ученый

  • Кристенсен П., Джиллингем К. и Нордхаус В. Неопределенность в прогнозах долгосрочного экономического роста. Проц. Натл акад. науч. США 115 , 5409–5414 (2018).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Каллис Г., Полсон С., Д’Алиса Г. и Демария Ф. Дело о замедлении роста (Wiley, 2020).

  • Van den Bergh, J.C.J.M. Окружающая среда против роста — критика «замедления роста» и призыв к «росту». Экол. Экон. 70 , 881–890 (2011).

    Google ученый

  • Рейтинг лучших мировых университетов 2021 года. Новости США https://www.usnews.com/education/best-global-universities/rankings (2020).

  • Бенджамин, Д. Дж., Хеффец, О., Кимбалл, М. С. и Шемброт, Н. Помимо счастья и удовлетворения: индексы благополучия на основе заявленных предпочтений. утра. Экон. Ред. 104 , 2698–2735 (2014).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Патнэм, Р.D. Демократии в движении: эволюция социального капитала в современном обществе (Oxford Univ. Press, 2004).

  • Стиглиц, Дж. Э. Цена неравенства: как сегодняшнее разделенное общество угрожает нашему будущему (WW Norton, 2012).

  • Шенккан, Н. и Репуччи, С. Опрос Freedom House за 2018 год: демократия отступает. Ж. Демокр. 30 , 100–114 (2019).

    Google ученый

  • Мунк Ю. Люди против . Демократия: почему наша свобода в опасности и как ее спасти (Harvard Univ. Press, 2018).

  • Хайд, С. Д. Отступление демократии в международной среде. Наука 369 , 1192–1196 (2020).

    КАС пабмед Google ученый

  • Hetherington, M.J. Почему доверие имеет значение: снижение политического доверия и упадок американского либерализма (Princeton Univ.Пресс, 2005).

  • Воллрат, Д. Полностью выращенный (Univ. of Chicago Press, 2020).

  • Гилдинг, стр. Великий переворот: почему климатический кризис приведет к прекращению покупок и рождению нового мира (Bloomsbury, 2011).

  • Джексон, Т. Проблемы после роста: вековая стагнация, неравенство и ограничения роста. Экол. Экон. 156 , 236–246 (2019).

    Google ученый

  • Макс Розер, Х.Р. и Ортис-Оспина, Э. Рост населения мира. Наш мир в данных https://ourworldindata.org/world-population-growth (2019).

  • Vollset, S.E. et al. Сценарии рождаемости, смертности, миграции и населения для 195 стран и территорий с 2017 по 2100 год: прогнозный анализ исследования глобального бремени болезней. Ланцет 396 , 17–23 (2020).

    Google ученый

  • Муто, И., Ода, Т. и Судо, Н. Макроэкономические последствия старения населения в Японии: перспектива модели перекрывающихся поколений. МВФ эконом. 64 , 408–442 (2016).

    Google ученый

  • Ромер, П. М. Истоки эндогенного роста. Ж. эконом.Перспектива. 8 , 3–22 (1994).

    Google ученый

  • Джонс, К.И. Конец экономического роста? Непреднамеренные последствия сокращения численности населения, Технический отчет (Национальное бюро экономических исследований, 2020 г. ).

  • Гордон Р.Дж. Взлет и падение американского роста: уровень жизни в США после гражданской войны (Princeton Univ. Press, 2016).

  • Рейнхарт, К.М., Рейнхарт, В. Р. и Рогофф, К. С. Излишки государственного долга: эпизоды в странах с развитой экономикой с 1800 года. J. Econ. Перспектива. 26 , 69–86 (2012).

    Google ученый

  • Бриньолфссон, Э. и Макафи, А. Гонка против машины: как цифровая революция ускоряет инновации, повышает производительность и необратимо меняет занятость и экономику (Digital Frontier, 2011).

  • Асемоглу Д.& Restrepo, P. Светский застой? Влияние старения на экономический рост в эпоху автоматизации. утра. Экон. 107 , 174–179 (2017).

    Google ученый

  • Бриньолфссон, Э. , Рок, Д. и Сайверсон, К. J-кривая производительности: как нематериальные активы дополняют технологии общего назначения. утра. Экон. Дж. Макроэкон. 13 , 333–372 (2021).

    Google ученый

  • Солоу Р.М. Вклад в теорию экономического роста. QJ Econ. 70 , 65–94 (1956).

    Google ученый

  • Мэнкью, Н. Г., Ромер, Д. и Вейл, Д. Н. Вклад в эмпирику экономического роста. QJ Econ. 107 , 407–437 (1992).

    Google ученый

  • Баумол, В. Дж. Рост производительности, конвергенция и благосостояние: что показывают долгосрочные данные. утра. Экон. Ред. 76 , 1072–1085 (1986).

    Google ученый

  • Тилман Д., Бальцер К., Хилл Дж. и Бефорт Б. Л. Глобальный спрос на продовольствие и устойчивая интенсификация сельского хозяйства. Проц. Натл акад. науч. США 108 , 20260–20264 (2011 г.).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Риахи, К.и другие. Общие социально-экономические пути и их последствия для энергетики, землепользования и выбросов парниковых газов: обзор. Глоб. Окружающая среда. Чанг 42 , 153–168 (2017).

    Google ученый

  • Деллинк Р., Шато Дж., Ланзи Э. и Магне Б. Прогнозы долгосрочного экономического роста в рамках общих социально-экономических траекторий. Глоб. Окружающая среда. Чанг 42 , 200–214 (2017).

    Google ученый

  • Мюллер, У.К., Сток, Дж.Х. & Watson, M.W. Эконометрическая модель международной долгосрочной динамики роста, Технический отчет (Национальное бюро экономических исследований, 2019 г. ).

  • Старц, Р. Следующие сто лет роста и сближения. J. Appl. Экон. 35 , 99–113 (2020).

    Google ученый

  • De Resende, C. Оценка среднесрочных прогнозов роста ВВП МВФ, Справочный документ НОО No.BP/14/01 (МВФ, 2014 г.).

  • Франкель, Дж. Чрезмерный оптимизм в прогнозах официальных бюджетных агентств и его последствия. Оксф. Преподобный Экон. Политика 27 , 536–562 (2011).

    Google ученый

  • Франкель Дж. и Шрегер Дж. Чрезмерно оптимистичные официальные прогнозы и фискальные правила в еврозоне. Rev. World Econ. 149 , 247–272 (2013).

    Google ученый

  • Берджесс, М.Г., Лангендорф, Р.Э., Ипполито, Т. и Пилке-младший, Р. Оптимистически предвзятые прогнозы экономического роста и отрицательно смещенные годовые колебания. Препринт на https://osf.io/preprints/socarxiv/vndqr (2020).

  • Берджесс, М. Г., Ритчи, Дж., Шапланд, Дж. и Пилке, Р. младший Базовые сценарии МГЭИК имеют завышенные прогнозы выбросов CO 2 и экономического роста. Окружающая среда. Рез. лат. 16 , 014016 (2021).

    КАС Google ученый

  • Болдуин Р.и ди Мауро, Б.В. Экономика во времена COVID-19. Книга VoxEU.org (Центр исследований экономической политики, 2020 г.).

  • Тиммерманн, А. Оценка прогнозов мировой экономики. Персонал МВФ. Пап. 54 , 1–33 (2007).

    Google ученый

  • Брикер, Д. и Иббитсон, Дж. Пустая планета: шок от глобального сокращения населения (Hachette, 2019).

  • Берк, М., Сян С. М. и Мигель Э. Глобальное нелинейное влияние температуры на экономическое производство. Природа 527 , 235–239 ​​(2015).

    КАС пабмед Google ученый

  • Вудард, Д. Л., Дэвис, С. Дж. и Рандерсон, Дж. Т. Обратные связи экономического углеродного цикла могут компенсировать дополнительное потепление за счет естественных обратных связей. Проц. Натл акад. науч. США 116 , 759–764 (2019).

    КАС пабмед Google ученый

  • Браун, П.Т., Морено-Крус, Дж. и Калдейра, К. Год безубыточности: концепция для понимания межпоколенческих компромиссов в политике смягчения последствий изменения климата. Окружающая среда. Рез. коммун. 2 , 095002 (2020).

    Google ученый

  • Колстад, К. Д. и Мур, Ф. К. Оценка экономических последствий изменения климата с использованием наблюдений за погодой. Ред. Окружающая среда. Экон. Политика 14 , 1–24 (2020).

    Google ученый

  • Берджесс, С.и Сивертсен, Х. Х. Школы, навыки и обучение: влияние COVID-19 на образование. Vox ЕС https://voxeu.org/article/impact-covid-19-education (2020).

  • Малишевска М., Матту А. и Ван дер Менсбрюгге Д. Потенциальное влияние COVID-19 на ВВП и торговлю: предварительная оценка. Всемирный банк https://openknowledge.worldbank.org/handle/10986/33605 (2020 г.).

  • Ранальд, П. Пандемия COVID-19 замедляет мировую торговлю и обнажает недостатки неолиберальной торговой политики. Дж. Ауст. полит. Экон. 85 , 108–114 (2020).

    Google ученый

  • Джексон, Т. Процветание без роста: основы экономики завтрашнего дня (Taylor & Francis, 2016).

  • Каллис, Г. В защиту уменьшения роста. Экол. Экон. 70 , 873–880 (2011).

    Google ученый

  • Раворт, К. Экономика пончиков: семь способов думать как экономист 21-го века (Chelsea Green, 2017).

  • Каллис Г. Радикальная дематериализация и дерост. Филос. Транс. Р. Соц. А 375 , 20160383 (2017).

    Google ученый

  • Эйрес, Р.У. & Warr, B. Двигатель экономического роста: как энергия и работа способствуют материальному процветанию (Эдвард Элгар, 2010).

  • Фурман Дж.и Саммерс, Л.А. Пересмотр фискальной политики в эпоху низких процентных ставок. Brookings https://www.brookings.edu/wp-content/uploads/2020/11/furman-summers-fiscal-reconsideration-discussion-draft.pdf (2020).

  • Дефицит бюджета (индикатор). ОЭСР https://data.oecd.org/gga/general-government-deficit.htm (2020 г.).

  • Кругман, П. Финансирование против списания долговой нагрузки. Дж. Дев. Экон. 29 , 253–268 (1988).

    Google ученый

  • Коул, Х.Л. и Кехо, Т.Дж. Самореализующиеся долговые кризисы. Ред. Экон. Стад. 67 , 91–116 (2000).

    Google ученый

  • Де Сантис, Р.А. Кризис суверенного долга в зоне евро: безопасное убежище, рейтинговые агентства и распространение лихорадки из Греции, Ирландии и Португалии, рабочий документ ЕЦБ. Европейский центральный банк https://www.ecb.europa.eu/pub/pdf/scpwps/ecbwp1419.pdf (2012 г.).

  • Бланшар, О. Дж. и Ли, Д. Ошибки прогнозирования роста и фискальные мультипликаторы. утра. Экон. 103 , 117–120 (2013).

    Google ученый

  • Бланшар О. Государственный долг и низкие процентные ставки. утра. Экон. Ред. 109 , 1197–1229 (2019).

    Google ученый

  • Общий государственный долг (индикатор). ОЭСР https://data.oecd.org/gga/general-government-debt.htm#indicator-chart (2020).

  • Патинкин, Д. Деньги, проценты и цены: интеграция денежной теории и теории стоимости (Harper & Row, 1965).

  • Болл Л. и Ромер Д. Реальная жесткость и ненейтральность денег. Ред. Экон. Стад. 57 , 183–203 (1990).

    Google ученый

  • Тимуан Э.и Рэй, Л. Р. Современная теория денег 101: ответ критикам, серия рабочих документов. Институт Леви https://www.levyinstitute.org/pubs/wp_778.pdf (2013).

  • Мэнкью, Н. Г. Руководство скептика по современной денежной теории. AEA Пап. проц. 110 , 141–144 (2020).

    Google ученый

  • Уэбб, С.Б. Гиперинфляция и стабилизация в Веймарской Германии (Oxford Univ.Пресс, 1989).

  • Питталуга Г.Б., Сегезза Э. и Морелли П. Политическая экономия гиперинфляции в Венесуэле. Public Choice 186 , 337–350 (2021).

    Google ученый

  • Fabricant, M. & Brier, S. Блюз строгой экономии: борьба за душу государственного высшего образования (JHU Press, 2016).

  • Ли, Д., Ричардс, М. Р. и Винг, К. Экономические спады и привязанность медсестер к федеральной службе. Исцеление. Экон. 28 , 808–814 (2019).

    Google ученый

  • Амуедо-Дорантес, К. и Борра, К. Пенсионные решения во время экономического спада: данные из Испании. BE J. Econ. Анальный. Полис 17 , 20160201 (2017).

    Google ученый

  • Хойнс Х., Миллер Д. Л. и Шаллер Дж. Кто страдает во время рецессии? Дж.Экон. Перспектива. 26 , 27–48 (2012).

    Google ученый

  • Турчин П. и Нефедов С.А. Secular Cycles (Princeton Univ. Press, 2009).

  • Шин, Д. и Алам, М. С. Стратегия бережливого управления и инновации: эффект сдерживания коллективной добровольной текучести кадров и увольнений. Общее качество. Управление Автобус. Отлично. – https://doi.org/10.1080/14783363.2020.1826923 (2020).

    Артикул Google ученый

  • Манакорда, М. и Моретти, Э. Почему большинство итальянских молодых людей живут со своими родителями? Межпоколенческие трансферты и структура домохозяйства. Дж. Евро. Экон. доц. 4 , 800–829 (2006).

    Google ученый

  • Понзеллини, А. М. Баланс между работой и личной жизнью и трудовые отношения в Италии. евро. соц. 8 , 273–294 (2006).

    Google ученый

  • Пасторе Ф. Почему безработица среди молодежи так высока и отличается в разных странах? IZA World Labor https://wol.iza.org/articles/why-is-youth-unemployment-so-high-and- Different-across-countries/long (2018 г. ).

  • Марелли Э. и Вакуленко Э. Безработица среди молодежи в Италии и России: совокупные тенденции и индивидуальные факторы. Экон. Отношение к труду. 27 , 387–405 (2016).

    Google ученый

  • Лайкен-Сегосебе, Д. и Хинц, С. Э. Политика участия родителей: как накопление возможностей и любопытство формируют возможности для получения образования. Пибоди Дж. Образование. 90 , 93–112 (2015).

    Google ученый

  • Ривз Р.В. Хранители мечты: как американский высший средний класс оставляет всех остальных в пыли, почему это проблема и что с этим делать (Brookings Institution Press, 2018).

  • Гутьеррес Г. и Филиппон Т. Снижение конкуренции и инвестиций в США, технический отчет. Национальное бюро экономических исследований https://www. nber.org/papers/w23583 (2017 г.).

  • Патнэм, Р. Д. и Ромни Гаррет, С. Подъем: как Америка объединилась столетие назад и как мы можем сделать это снова (Саймон и Шустер, 2020).

  • Пикетти, Т. Капитал в двадцать первом веке (Harvard Univ. Press, 2014).

  • Круселл П. и Смит А. А. мл. Является ли фундаментальным «второй закон капитализма» Пикетти? Ж. полит. Экон. 123 , 725–748 (2015).

    Google ученый

  • Джексон, Т. и Виктор, П. Противостояние неравенству в новых нормах: базовый доход, замещение факторов и будущее работы, технический отчет, рабочий документ CUSP. Центр понимания устойчивого процветания https://cusp.ac.uk/themes/s2/wp11/ (2018).

  • Розер М. и Ортис-Оспина Э. Неравенство доходов. Наш мир в данных https://ourworldindata. org/income-неравенство (2013).

  • Брейди Д. и Финниган Р. Подрывает ли иммиграция общественную поддержку социальной политики? утра. соц. 79 , 17–42 (2014).

    Google ученый

  • Rueda, D. Сначала еда, потом мораль: предпочтения перераспределения, местнический альтруизм и иммиграция в Западную Европу. Ж. полит. 80 , 225–239 ​​(2018).

    Google ученый

  • Алесина А., Бакир, Р. и Истерли, В. Общественные блага и этнические разделения. QJ Econ. 114 , 1243–1284 (1999).

    Google ученый

  • Алесина А., Девлишаувер А., Истерли В., Курлат С. и Вакзиарг Р. Фракционирование. Ж. эконом. Рост 8 , 155–194 (2003).

    Google ученый

  • Патнэм, Р. Д. E pluribus unum: разнообразие и сообщество в двадцать первом веке: лекция на премию Йохана Скайтта 2006 года. Скан. полит. Стад. 30 , 137–174 (2007).

    Google ученый

  • МакГи, Х. Сумма нас: во что обходится всем расизм и как мы можем вместе процветать (Единый мир, 2021).

  • Дебель, Г. Макроэкономические последствия роста долга домохозяйств. Препринт на https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=786385 (2007 г.).

  • Барба, А. и Пиветти, М. Рост долга домохозяйств: его причины и макроэкономические последствия — долгосрочный анализ. Камб. Дж. Экон. 33 , 113–137 (2009).

    Google ученый

  • Бернардини, М. и Пирсман, Г.Избыток частного долга и мультипликатор государственных расходов: свидетельство для Соединенных Штатов. J. Appl. Экон. 33 , 485–508 (2018).

    Google ученый

  • Хираяма Ю. и Изухара М. Жилье в постростовом обществе: Япония на пороге социального перехода (Routledge, 2018).

  • Ананат, Э. О., Гассман-Пайнс, А., Фрэнсис, Д. В. и Гибсон-Дэвис, К. М. Связь потери работы, неравенства, психического здоровья и образования. Наука 356 , 1127–1128 (2017).

    КАС пабмед Google ученый

  • Курц, С.Дж., Ли, Г. и Вайн, Д.Дж. в Handbook of US Consumer Economics (Haughwout, A., & Mandel, B. eds. ) 193–232 (Academic, 2019).

  • Кейс А. и Дитон А. Рост заболеваемости и смертности в среднем возрасте среди белых неиспаноязычных американцев в 21 веке. Проц. Натл акад.науч. США 112 , 15078–15083 (2015 г.).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Дэвис, Дж. К. К теории революции. утра. соц. 27 , 5–19 (1962).

    Google ученый

  • Твенге, Дж. М. IGen: Почему сегодняшние дети с суперподключением вырастают менее бунтующими, более терпимыми, менее счастливыми — и совершенно не готовыми к взрослой жизни — и что это значит для остальных из нас (Саймон и Шустер, 2017 г.) ).

  • Показатели рождаемости (индикатор). ОЭСР https://data.oecd.org/pop/fertility-rates.htm (2020).

  • Сува, М. и Судзуки, К. Феномен «хикикомори» (социальная изоляция) и социально-культурная ситуация в Японии сегодня. Дж. Психопат. 19 , 191–198 (2013).

    Google ученый

  • Харпер С., Чартерс Т.Дж., Струмпф Э.К., Галеа С. и Нанди А. Экономические спады и смертность от самоубийств в США, 1980–2010 гг.: обсервационное исследование. Междунар. Дж. Эпидемиол. 44 , 956–966 (2015).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Дюркгейм, Э. Самоубийство: исследование по социологии (Рутледж, 1952).

  • Беркман Л. Ф., Гласс Т., Бриссет И. и Симан Т. Э. От социальной интеграции к здоровью: Дюркгейм в новом тысячелетии. Соц. науч. Мед. 51 , 843–857 (2000).

    КАС пабмед Google ученый

  • Пфети, А. и Миотто, П. Социально-экономическое влияние на самоубийство: исследование ситуации в Италии. Арх.Самоубийство Рез. 5 , 141–156 (1999).

    Google ученый

  • Детотто, К. и др. Роль семьи в уровне самоубийств в Италии. Экон. Бык. 31 , 1509–1519 (2011).

    Google ученый

  • Дейзенхаммер, Э. Погода и самоубийство: современный уровень знаний о связи метеорологических факторов с суицидальным поведением. Acta Psychiatr. Сканд. 108 , 402–409 (2003).

    КАС пабмед Google ученый

  • Блау, Дж. Р. и Блау, П.М. Цена неравенства: столичная структура и насильственная преступность. утра. соц. 47 , 114–129 (1982).

    Google ученый

  • AEI-Brookings Working Group on Poverty and Opportunity. Возможности, ответственность и безопасность: согласованный план по сокращению бедности и восстановлению американской мечты. Brookings https://www.brookings.edu/research/opportunity-responsibility-and-security-a-consensus-plan-for-reduction-poverty-and-restoring-the-American-dream/ (2015).

  • Стоет Г. и Гири Д. К. Упрощенный подход к измерению национального гендерного неравенства. PloS ONE 14 , e0205349 (2019).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Уолл, Х. Дж. «Человек-уступка» 2008–2009 гг.: она большая, но не отличная. Рег. Экон . https://www.stlouisfed.org/publications/ Regional-economist/october-2009/the-mancession-of-20082009-its-big-but-its-not-great (2009 г.).

  • Хобейн, Б., Сахин, А. и Сонг, Дж. Гендерный разрыв в уровне безработицы во время рецессии 2007 года. Курс. Вопросы Экон. финанс. 16 , 1–7 (2010).

    Google ученый

  • Алон, Т. М., Дёпке, М., Олмстед-Рамси, Дж. и Тертилт, М. Влияние COVID-19 на гендерное равенство, технический отчет. Национальное бюро экономических исследований https://www.nber.org/papers/w26947 (2020).

  • Эвертссон, М. и Дювандер, А. -З. Отпуск по уходу за ребенком — возможность или ловушка? Влияет ли продолжительность отпуска по семейным обстоятельствам на возможности шведских женщин на рынке труда? евро. соц. 27 , 435–450 (2011).

    Google ученый

  • Бансак, К., Грэм, М. Э. и Зебеди, А. А. Деловые циклы и гендерная диверсификация: анализ гендерного различия на уровне истеблишмента. утра. Экон.Ред. 102 , 561–565 (2012).

    Google ученый

  • Кастрильо, К., Мартин, М.П., ​​Арнал, М. и Серрано, А. в Poverty, Crisis and Resilience (eds Boost, M. et al.) 143–160 (Эдвард Элгар, 2020).

  • Мутц, округ Колумбия Угроза статусу, а не экономические трудности, объясняет президентские выборы 2016 года. Проц. Натл акад. науч. США 115 , E4330–E4339 (2018 г.).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Чавес, К., Кастельянос, Т., Абрамс, М. и Васкес, К. Влияние экономического спада на депрессию и индивидуальное и социальное благополучие: пример Испании (2006–2013 гг.). Соц. Психиатрия Психиатр. Эпидемиол. 53 , 977–986 (2018).

    КАС пабмед Google ученый

  • Сиринг, Э. А. Любишь ближнего своего? Рецессии и межличностное доверие в Латинской Америке. Ж. эконом. Поведение Орган. 94 , 68–79 (2013).

    Google ученый

  • Гурр, Т. Р. О политических последствиях дефицита и экономического спада. Междунар. Стад. Q. 29 , 51–75 (1985).

    Google ученый

  • Мигель Э., Сатьянатх С. и Сергенти Э. Экономические потрясения и гражданские конфликты: метод инструментальных переменных. Ж. полит. Экон. 112 , 725–753 (2004).

    Google ученый

  • Мигель, Э. и Сатьянат, С. Пересмотр экономических потрясений и гражданских конфликтов. утра. Экон. Дж. Заявл. Экон. 3 , 228–232 (2011).

    Google ученый

  • Блаттман, К. и Мигель, Э. Гражданская война. Ж. эконом. лит. 48 , 3–57 (2010).

    Google ученый

  • Бьёрнсков, К. в Оксфордский справочник социального и политического доверия (под ред. Усланера, Э.М.) Ch. 22 (Оксфордский университет, 2018 г. ).

  • Общественное доверие к правительству: 1958–2021 гг. Pew Research https://www.pewresearch.org/politics/2021/05/17/public-trust-in-government-1958-2021/ (2021).

  • Кавачи И., Кеннеди Б. П., Лохнер К. и Протроу-Стит Д. Социальный капитал, неравенство доходов и смертность. утра. J. Public Health 87 , 1491–1498 (1997).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Уинтерс, Дж. А. и Пейдж, Б. И.Олигархия в США? Перспектива. полит. 7 , 731–751 (2009).

    Google ученый

  • Пикетти, Т. Брамин, левый против торговца, правый: растущее неравенство и меняющаяся структура политического конфликта, рабочий документ WID world 7. L’École des Hautes Études en Sciences Sociales http://piketty.pse.ens .fr/files/Piketty2018. pdf (2018 г.).

  • Gilens, M. & Page, B.I.Проверка теорий американской политики: элиты, группы интересов и рядовые граждане. Перспектива. полит. 12 , 564–581 (2014).

    Google ученый

  • Монтальво, Дж. Г. и Рейналь-Квероль, М. Этническая поляризация, потенциальный конфликт и гражданские войны. утра. Экон. Ред. 95 , 796–816 (2005).

    Google ученый

  • Чуа, А. Политические племена: групповой инстинкт и судьба народов (Penguin Books, 2019).

  • Brown, DE Human Universals (McGraw Hill, 1991).

  • Брюэр, М. Б. Идентификация внутри группы и межгрупповой конфликт. Соц. Identity Intergroup Confl. конф. Уменьшить. 3 , 17–41 (2001).

    Google ученый

  • Allport, GW The Nature of Prejudice (Addison-Wesley, 1954).

  • Петтигрю, Т. Ф. Теория межгрупповых контактов. Анну. Преподобный Псих. 49 , 65–85 (1998).

    КАС Google ученый

  • Столле, Д. и Харелл, А.Социальный капитал и этнорасовое разнообразие: научиться доверять иммигрантскому обществу. полит. Стад. 61 , 42–66 (2013).

    Google ученый

  • Сигельман, Л. и Уэлч, С. Новый взгляд на контактную гипотезу: взаимодействие черно-белых и позитивное расовое отношение. Соц. Силы 71 , 781–795 (1993).

    Google ученый

  • Буазоли, Дж., Дункан, Г.Дж., Кремер, М., Леви, Д.М. и Экклс, Дж. Сочувствие или антипатия? Влияние разнообразия. утра. Экон. Ред. 96 , 1890–1905 (2006 г.).

    Google ученый

  • Мерлино, Л. П., Стейнхардт, М. Ф. и Рен-Льюис, Л. Больше, чем просто друзья? Школьные сверстники и взрослые межрасовые отношения. J. Labor Econ. 37 , 663–713 (2019).

    Google ученый

  • Диксон, Дж., Durrheim, K. & Tredoux, C. За пределами оптимальной стратегии контакта: проверка гипотезы контакта на реальность. утра. Психол. 60 , 697–711 (2005).

    ПабМед Google ученый

  • Херрманн, М. Старение населения и экономическое развитие: тревоги и меры политики. Ж. Попул. Старение 5 , 23–46 (2012).

    Google ученый

  • Мастерд, С.и Остендорф, В. Городская сегрегация и государство всеобщего благосостояния: неравенство и изоляция в западных городах (Routledge, 2013).

  • Кумлин С. и Ротштейн Б. Создание и разрушение социального капитала: влияние институтов государства всеобщего благосостояния. Комп. полит. Стад. 38 , 339–365 (2005).

    Google ученый

  • Гамильтон, Д. и Дарити, В. мл. Могут ли «детские облигации» устранить разрыв в расовом богатстве в предполагаемой пострасовой Америке? Ред.Черный полит. Экон. 37 , 207–216 (2010).

    Google ученый

  • Четти, Р. Улучшение равенства возможностей: новый взгляд на большие данные. Контемп. Экон. Политика 39 , 7–41 (2021).

    Google ученый

  • Вестерн, Б. и Розенфельд, Дж. Профсоюзы, нормы и рост неравенства в оплате труда в США. утра. соц. 76 , 513–537 (2011).

    Google ученый

  • Ортис-Оспина Э., Белтекян Д. и Розер М. Торговля и глобализация. Наш мир в данных https://ourworldindata.org/trade-and-globalization (2018).

  • Фаллоуз, Дж. и Фаллоуз, Д. Наши города: 100 000-мильное путешествие в сердце Америки (Vintage, 2018).

  • Маккристал, С. Как год национальной службы может восстановить Америку. The Washington Post (14 ноября 2014 г.).

  • Коллиер, стр. Исход: как миграция меняет наш мир (Oxford Univ. Press, 2013).

  • Бове В. и Элиа Л. Миграция, многообразие и экономический рост. Мировая разработка. 89 , 227–239 (2017).

    Google ученый

  • Кляйн, Э. Почему мы поляризованы (Саймон и Шустер, 2020).

  • Гизо, Л., Сапиенца, П. и Зингалес, Л. Влияет ли культура на экономические результаты? Ж. эконом. Перспектива. 20 , 23–48 (2006).

    Google ученый

  • Шульц, Дж. Ф., Бахрами-Рад, Д., Бошан, Дж. П. и Хенрих, Дж. Церковь, интенсивное родство и глобальные психологические различия. Наука 366 , aau5141 (2019).

    Google ученый

  • Генрих, Дж. Самые странные люди в мире: как Запад стал психологически своеобразным и особенно процветающим (Фаррар, Штраус и Жиру, 2020).

  • Бейкер Дж. О., Марти Г., Браунштейн Р., Уайтхед А.Л. и Юкич Г. Религия в эпоху социального дистанцирования: как COVID-19 открывает новые направления для исследований. Соц. Религия 81 , 357–370 (2020).

    Google ученый

  • Митчелл, Дж. Пробуждение Америки: политика идентичности и другие беды нашего времени (Encounter Books, 2020).

  • Маквортер, Дж. Избранные: угроза прогрессивной Америке со стороны античерных антирасистов. Substack https://johnmcwhorter.substack.com/p/the-elect-neoracists-posing-as-antiracists (2021).

  • Белла, Р. Н. Гражданская религия в Америке. Дедал 96 , 1–21 (1967).

    Google ученый

  • Довидио, Дж. Ф., Каваками, К. и Гертнер, С. Л. в Снижение предубеждений и дискриминации (изд. Оскамп, С.) 137–163 (Лоуренс Эрлбаум, 2000).

  • Ричесон, Дж.А. и Нуссбаум, Р. Дж. Влияние мультикультурализма и дальтонизма на расовые предубеждения. Дж. Экспл. соц. Психол. 40 , 417–423 (2004).

    Google ученый

  • Кругман, стр. Покончим с этой депрессией сейчас! (WW Нортон, 2012 г.).

  • Papanicolas, I., Woskie, L. R. & Jha, A. K. Расходы на здравоохранение в США и других странах с высоким уровнем дохода. JAMA 319 , 1024–1039 (2018).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ламартина С. и Загини А. Увеличение государственных расходов: закон Вагнера в странах ОЭСР. нем. Экон. 12 , 149–164 (2011).

    Google ученый

  • Родрик, Д. Почему более открытые экономики имеют более крупные правительства? Ж. полит. Экон. 106 , 997–1032 (1998).

    Google ученый

  • Саез, Э. и Зукман, Г. Прогрессивное налогообложение имущества. Брукингс https://www.brookings.edu/wp-content/uploads/2020/10/Saez-Zuchman-final-draft.pdf (2019).

  • Хаузер, В. К. От закона Хаузера никуда не деться. The Wall Street Journal (26 ноября 2010 г.).

  • Налог на добавленную стоимость в Дании: руководство для предприятий-нерезидентов. Price Waterhouse Coopers https://www.pwc.dk/da/publikationer/2017/pwc-value-added-tax-in-denmark.pdf (2017).

  • Меткалф, Г. Э. Налог на добавленную стоимость: налог, время которого пришло? Ж. эконом. Перспектива. 9 , 121–140 (1995).

    Google ученый

  • Каллис, Г., Кершнер, К. и Мартинес-Алье, Дж. Экономика уменьшения роста. Экол. Экон. 84 , 172–180 (2012).

    Google ученый

  • Ван ден Берг, Дж. К. Дж. М. и Каллис, Г. Рост, а-рост или замедление роста, чтобы оставаться в планетарных границах? Ж. эконом. Выпуски 46 , 909–920 (2012).

    Google ученый

  • Ортис-Оспина Э. Счастье и удовлетворенность жизнью. Наш мир в данных https://ourworldindata.org/happiness-and-lifesatisfaction (2013).

  • Хеллиуэлл Дж. Ф., Лейард Р. и Сакс Дж. Д. Доклад о мировом счастье за ​​2018 год. Доклад о мировом счастье https://worldhappiness.отчет/ред/2018/ (2018).

  • Хендрикс, М. Увеличивает ли миграция счастье? Это зависит. Институт миграционной политики https://www.migrationpolicy.org/article/does-migration-increase-happiness-it-depends (2018).

  • Джебб, А. Т., Тай, Л., Динер, Э. и Оиши, С. Счастье, доход и поворотные моменты в мире. Нац. Гум. Поведение 2 , 33–38 (2018).

    ПабМед Google ученый

  • Лейард, П.RG & Layard, R. Счастье: уроки новой науки (Пингвин, 2011).

    Google ученый

  • Канеман Д. и Дитон А. Высокий доход улучшает оценку жизни, но не эмоциональное благополучие. Проц. Натл акад. науч. США 107 , 16489–16493 (2010 г.).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Кауфман С.B. Transcend: Новая наука о самоактуализации (JP Tarcher/Perigee Books, 2020).

  • Ян, А. Война с нормальными людьми: правда об исчезновении рабочих мест в Америке и почему универсальный базовый доход — это наше будущее (Hachette, 2018).

  • Коуэн, Т. Великий застой: как Америка съела все низко висящие плоды современной истории, заболела и (в конце концов) почувствует себя лучше: специальный выпуск Penguin от Dutton (Penguin, 2011).

  • Розер М. Экономический рост. Наш мир в данных https://ourworldindata.org/economic-growth (2020).

  • Перспективы развития мировой экономики, апрель 2020 г.: Великая изоляция, Технический отчет (Международный валютный фонд, 2020 г.).

  • Прогноз реального ВВП (индикатор). ОЭСР https://data.oecd.org/gdp/real-gdp-forecast.htm (2020 г.).

  • Бюджетно-экономические данные. США CBO https://www.cbo.gov/data/budget-economic-data (2020 г.).

  • CBO. Оценка прошлых прогнозов дефицита и долга CBO, технический отчет. Конгресс США https://www.cbo.gov/publication/55234 (2019).

  • Аткинсон А.Б., Хаселл Дж., Морелли С. и Розер М. Таблица экономического неравенства. График экономического неравенства https://www.chartbookofeconomicinequality. com/ (2017).

  • МВФ. Долги домашних хозяйств, кредиты и долговые ценные бумаги. МВФ https://www.imf.org/external/datamapper/[email protected]/ (2020).

  • Розер М. Коэффициент фертильности. Наш мир в данных https://ourworldindata.org/fertility-rate (2014).

  • Ханна Ричи, М. Р. и Ортис-Оспина, Э. Самоубийство. Наш мир в данных https://ourworldindata.org/suicide (2015).

  • ОЭСР. Доверьтесь правительству. ОЭСР https://www.oecd.org/gov/trust-in-government.htm (2020)

  • Ортис-Оспина, Э.Доверять. Наш мир в данных https://ourworldindata.org/trust (2016).

  • Политические, социальные и экономические предпосылки и тенденции

    Испания является правовым государством, основанным на социал-демократическом праве, которое отстаивает справедливость, равенство и политический плюрализм как высшие ценности своей правовой системы. Его политическая структура представляет собой парламентскую монархию. Король является главой государства, и существует разделение между законодательной, исполнительной и судебной властью. Конституция 1978 года является высшим законом испанского правопорядка, в статье 27 которого закреплено право на образование и академическую свободу.

    Одной из особенностей территориальной организации государства является децентрализация, которая подразумевает право на автономию, признанную Конституцией автономных сообществ, провинций и муниципалитетов. Государство должно действовать как гарант уместности и справедливости принципа солидарности и экономического баланса между различными районами испанской территории, принимая во внимание обстоятельства изолированности.

    Децентрализация государства привела к серьезной трансформации его территориальной организации, которая в сфере образования включает:

    • распределение образовательных полномочий между Генеральным управлением штата (Министерством образования) и автономными сообществами (Департаментами образования). Процесс передачи государственного управления автономным сообществам, завершившийся в 2000 году
    • органы управления образованием делегируют муниципалитетам осуществление полномочий в областях, которые непосредственно касаются интересов последних и которыми они управляют через муниципальные отделы образования или институты образования.

    Демографический состав Испании характеризуется старением населения. Безработица, которая является одной из других серьезных социальных проблем, особенно затрагивает молодежь и лиц старше 45 лет, что влияет на потерю населения.По миграционным потокам сальдо положительное по данным 2020 года.

    Испания является многоязычной страной, где, помимо испанского в качестве официального языка, в некоторых автономных сообществах есть и другие языки с дополнительным статусом: каталонский, окситанский (аранский), валенсийский, галисийский и баскский.

    Конституция Испании гарантирует идеологическую свободу, а также свободу вероисповедания и религии для всех людей и сообществ. Не должно быть государственной религии.

    В Испании многопартийная демократическая система. В Конгрессе депутатов представлены следующие партии: Социалистическая партия (PSOE), Народная партия (PP), Vox, Unidas-Podemos (Объединенные — мы можем), Ciudadanos (Партия граждан), Más País и до девяти других партий в региональном уровне. Чередование различных правительств и их собственные инициативы в области образовательной политики повлияли на систему образования.

    Экономическая ситуация в Испании пережила длительный период роста, за которым последовала стагнация, а затем спад с 2008 года.В те годы экономическая корректировка была применена ко многим областям, включая образование: государственные расходы на образование были сокращены, а также его вес по отношению к ВВП. Хотя восстановление экономики началось в 2014 г. и расходы на образование выросли в абсолютном выражении, процент расходов на образование по отношению к ВВП в 2018 г. был ниже, чем в 2010 г.

     

    Covid-19 и общественно-политические настроения в Европе

    Джанмарко Даниэле, Андреа Ф. М. Мартинанджели, Франческо Пассарелли, Виллем Сас, Лиза Виндштайгер 01 октября 2020 г.

    Шок, вызванный COVID-19, уникален не только своей серьезностью. Кризис в области здравоохранения, аналогичный последствиям испанского гриппа, усугубился экономическим кризисом, не имеющим себе равных в мирное время. Вмешательства, направленные на сдерживание вспышки, остановили общественную жизнь, а затем призвали общество действовать в порядке самообороны. В этой «новой нормальности» социальные взаимодействия и условия труда могли измениться навсегда.Учитывая эти взаимосвязанные последствия, мы можем задаться вопросом, подтолкнул ли кризис COVID-19 социально-политические подводные течения в новом направлении. Помимо психологического воздействия пандемии (Serafini et al. 2020), повлияло ли это также на отношение общественности? Готовы ли некоторые политические тенденции, интенсивно изучаемые в последнее десятилетие, принять иной оборот?

    Первая тенденция, на которую следует обратить внимание, — это постепенный упадок центристских политических платформ и подъем экстремистских партий, использующих культурную и экономическую незащищенность (Colantone and Stanig 2019a,b, Guiso et al. 2020, Гурьев 2018, Маргалит, 2019). Во-вторых, десятилетнее снижение институционального доверия, вызванное стигматизацией экспертов, СМИ и политических институтов (Algan et al. 2017, Eichengreen 2019). В-третьих, это усиление поддержки расширения государства всеобщего благосостояния, финансируемого за счет налогов, от имени платформ, выступающих против истеблишмента, с целью жесткой экономии и глобализации («экономический популизм», как выразился Родрик, 2019). Наконец, мы наблюдаем переделку ценностей и идентичностей в соответствии с националистическими локусами и превращение в козла отпущения международных организаций, таких как ЕС (Tabellini 2019).

    Опросные эксперименты в четырех странах ЕС

    В новой статье (Daniele et al. 2020) мы исследуем, можно ли рассматривать кризис COVID-19 как критический момент, нарушающий эти четыре тенденции. Мы провели большой исследовательский эксперимент в Италии, Испании, Германии и Нидерландах во время первой волны эпидемии (июнь 2020 г. ). Адаптируя наше исследование к тенденциям, описанным выше, мы выявляем институциональное и социальное доверие, политические предпочтения, идентичность, ценности и спрос на политику и налогообложение.

    Мы приняли схему рандомизированного опроса. Респонденты в нашей группе лечения COVID сначала ответили на набор вопросов, связанных с COVID-19, активировав осознание кризиса, после чего они ответили на полный набор вопросов о результатах. Базовая группа получила два блока вопросов в обратном порядке. Сосредоточение внимания наших респондентов на кризисе COVID-19 позволяет нам выявить влияние эпидемии на социально-политические настроения.

    Мы разделяем влияние различных аспектов кризиса, соответствующим образом разделяя наши вопросы о лечении COVID.Первый раздел охватывает все медицинские, социальные и повседневные аспекты кризиса, включая вопросы о социальном дистанцировании, тестировании и воздействии вируса. Второй фокусируется на экономических проблемах, с вопросами о гарантии занятости, будущих возможностях и последствиях для местной экономики. Третий раздел посвящен восприятию кризиса как конфликта с невидимым врагом, призывающего к единству и солидарности.

    С помощью этих трех разделов мы конструируем три дополнительных состояния COVID в рамках лечения COVID — «здоровье», «здоровье и экономическое состояние» и «здоровье и конфликт» — каждое из которых представлено одной трети группы лечения COVID.Таким образом, мы можем точно определить влияние экономического и конфликтного аспектов кризиса, выходящего за рамки аспекта здоровья, путем сравнения реакции экономических и конфликтных условий с реакцией состояния здоровья. 1  

    Доверие отключено, но не исчерпано

    При сравнении ответов на лечение COVID (объединение состояний COVID) с исходными результатами наши основные результаты в целом схожи во всех странах. Мы обнаружили, что социальное доверие значительно снижается среди респондентов в группе лечения COVID, равно как и доверие к политикам, СМИ и ЕС.Негативное влияние также оказывает более широкое отношение к ЕС на предполагаемые преимущества и эффективность ЕС, а также чувство привязанности к Европе (рис. 1). 2  Напротив, доверие к полиции, экспертам и ученым растет, а доверие к действующей власти остается стабильным. 3

    Рис. 1

    Что касается политики, то мы обнаруживаем снижение поддержки финансирования государства всеобщего благосостояния за счет налогов по всем исследованным категориям государственных расходов — сокращение бедности, здравоохранение, пособия по безработице и пенсии — и это сопровождается более высоким недовольством налоговым бременем.Мы находим свидетельства того, что «популистские» настроения ослабли, как с точки зрения поддержки сильного лидера для преодоления кризиса, так и предпочтения позволить «народу», а не политикам принимать наиболее важные политические решения.

    Разочарование против «сплочения вокруг флага»

    Наше исследование продолжается поиском двух потенциальных уравновешивающих эффектов кризиса COVID-19: эффекта «разочарования» и эффекта «сплочения вокруг флага». Все кризисы, от стихийных бедствий до экономических потрясений, в той или иной степени сокрушат правящие институты. Граждане, возможно, возлагали большие надежды на то, что их правительства и институты справятся с кризисом, будут готовы к нему и должным образом с ним справятся. Разочарование и разочарование в какой-то степени неизбежны и подрывают доверие. Кризис COVID-19 отвечает всем этим требованиям. Вместо этого эффект «сплочения вокруг флага» работает в противоположном направлении. Именно потому, что кризис является чрезвычайным событием, граждане легче объединяются вокруг общего дела и готовы с энтузиазмом подставить свои плечи под любой кризисный ответ, даже с патриотизмом, если угроза касается страны в целом.Опять же, кризис COVID-19 идеально подходит: на самом деле пандемия в основном представлялась как национальная, а не как глобальная борьба.

    Эффект «разочарования» мог бы тогда объяснить снижение доверия к политическому классу и ЕС, поскольку их можно было бы считать неспособными справиться с кризисом. Точно так же «разочарование» может также касаться сограждан, если они будут рассматриваться как (супер)распространители COVID-19. Оба механизма затем могут привести к снижению готовности платить в системе перераспределения (Daniele and Geys, 2015).И наоборот, поскольку национальные правительства и особенно эксперты считались активными (пытающимися) взять на себя основную тяжесть кризиса, доверие к тем, кто «отвечает», получило импульс, а эффект «сплочения вокруг флага» стал усиливающим фактором.

    Это просто экономика?

    Мы используем наши условия «здоровья», «здоровья и экономики» и «здоровья и конфликта», чтобы найти доказательства эффектов «разочарования» и «сплочения вокруг флага». Сосредоточив внимание на строго медицинских аспектах кризиса в нашем первом условии (первая часть рисунка 2), мы обнаружим, что доверие к политикам падает меньше, доверие к правительству становится слегка положительным, а намерения голосовать даже меняются в пользу действующего президента. правительство.Таким образом, эффект «разочарования» в данном случае проявляется меньше, а динамика «сплочения вокруг флага» работает в пользу действующего правительства, но не политики в целом, не говоря уже об институтах ЕС. Точно так же, когда респондентам представляют аспекты кризиса, связанные со здоровьем и конфликтом (вторая часть рисунка 2), доверие к науке и экспертам значительно возрастает. Эти результаты предлагают дополнительные доказательства эффекта «сплочения вокруг флага», основанного на (научном) опыте.Компетентное руководство и реалистичные решения, по-видимому, получают больше поддержки, когда основное внимание уделяется здравоохранению, социальным аспектам кризиса и аспектам национального единства.

    Эта картина кардинально меняется, когда мы обращаем внимание на медицинские и экономические аспекты кризиса (третья часть рисунка 2). Экономическая незащищенность смещает все индикаторы доверия прямо в отрицательную зону. Это также активизирует неодобрение налогового бремени, отмечает более низкую готовность отказаться от личной свободы в обмен на личную и общественную безопасность и (еще больше) подрывает поддержку как популистских, так и правящих партий.Эти результаты указывают на то, что эффект «разочарования» проявляется в полном разгаре, если вспомнить об экономических последствиях кризиса.

    Рисунок 2  Сравнение ответов на выбранные переменные исхода в каждом состоянии COVID с базовыми показателями

    Новый политический раскол?

    Наши результаты, прежде всего, следует интерпретировать как свидетельство шока, заставившего общество поколебаться в существующих тенденциях. Окажется ли это решающим моментом, толкающим наши общества на совершенно разные пути в долгосрочной перспективе, станет ясно только в будущем.Мы могли бы получить более полное представление об этом в последующих волнах нашего эксперимента по опросу. Решающим фактором здесь будет то, как правительства будут управлять восстановлением экономики и/или возможным возрождением вируса. В любом случае будет интересно посмотреть, будет ли поддерживаться и удовлетворяться растущий спрос на компетентных лидеров и политику, который мы обнаруживаем, в будущем, или эффект «разочарования» в конечном итоге выльется в усиление поддержки популистских программ. В этом смысле может открыться новая линия разлома на политической арене, противостоящая возросшей потребности в простых политических решениях последних двух десятилетий сложным, нюансированным и компетентным подходам, которые потребуются в будущем.

    Ссылки

    Алган, Ю., Гуриев С., Папаиоанну Э. и Пассари Э. (2017), «Европейский кризис доверия и рост популизма», Brookings Papers on Economic Activity : 309–400.

    Колантоне, И. и П. Станиг (2019a), «Всплеск экономического национализма в Западной Европе», Journal of Economic Perspectives 33(4): 128–51.

    Колантоне, И. и П. Станиг (2019b), «Гетерогенные факторы гетерогенного популизма», VoxEU.org, 10 декабря.

    Джанмарко, Д., А. Ф. М. Мартинанджели, Ф. Пассарелли, В. Сас и Л. Виндштайгер (2020 г.), «Ветер перемен? Данные экспериментального исследования о шоке, вызванном COVID-19, и социально-политических настроениях в Европе», Covid Economics 44.

    Eichengreen, B (2019), «Два лица популизма», VoxEU.org, 29 октября.

    Гизо, Л., Х. Эррера, М. Морелли и Т. Сонно (2017 г.), «Распространение популизма в странах Запада», VoxEU.org, 14 октября.

    Гуриев, С. (2018), «Экономические факторы популизма», AEA Papers and Proceedings 108: 200–203.

    Маргалит, Ю. (2019), «Политическая реакция на экономические потрясения», Annual Review of Political Science .

    Родрик Д. (2019 г.), «Многие формы популизма», VoxEU.org, 29 октября.

    Серафини, Г., Б. Пармиджани, А. Америо, А. Агулья, Л. Шер и М. Аморе (2020 г.), «Психологическое воздействие COVID-19 на психическое здоровье населения в целом», QJM: Международный медицинский журнал 113(8): 531–537.

    Табеллини, Г. (2019), «Рост популизма», VoxEU.орг, 29 октября.

    Концевые сноски

    1 Экономические и конфликтные условия сами по себе уже могут спровоцировать связанные со здоровьем элементы кризиса. Явная активация измерения здоровья во всех трех условиях позволяет нам принять компонент здоровья как фиксированный и определить дополнительное влияние двух других измерений.

    2 Этот вывод подтверждается нашей поведенческой оценкой результатов, т. е. готовностью тратить время на чтение и консультирование нас по поводу использования проевропейской речи в образовательных целях. Респонденты значительно реже читают текст после ответов на вопросы о COVID-19.

    3 Мы графически представляем только выборку наших результатов для повышения удобочитаемости.

    ОТ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ И ЗАСТАЯ К ДЕМОКРАТИЧЕСКОМУ РАЗВИТИЮ: Очерки социально-политических и экономических перспектив Эфиопии, Асайегн Деста

    «Объем книги под названием От экономической зависимости и застоя к демократическому государству развития: очерки социально-политических и экономических перспектив Эфиопии дает читателям представление об историческом контексте истории, образования и развития Эфиопии.Особенно показательным является акцент на пересечениях между иностранными инвестициями, местными обычаями и другими эфиопскими властными структурами, такими как правительство. Особенно важны главы 9 и 10, в которых рассматривается увеличение инвестиций Китая в Африку. Поскольку Китай также вкладывает значительные средства в Латинскую Америку, понимание его обязательств перед Африкой дает более широкое целостное представление о действиях Китая в этих областях. Эти главы помогут читателю лучше понять сложность внешней политики Китая.

     Наконец, самый ценный вклад этой книги можно найти в главе 14, где Деста предлагает читателю потенциальное экологически устойчивое развитие Эфиопии. Поскольку эти предложения основаны на богатой истории и предыстории, изложенных в книге, их следует серьезно рассматривать как способ улучшить эфиопскую экономику, продвинуться к более демократическому государству и улучшить жизнь миллионов эфиопов, которым еще предстоит пользу от экономического развития, которое произошло в Эфиопии за последние несколько десятилетий.

    — Мэри Б. Марси, доктор философии, президент Доминиканского университета Калифорнии

     

    «Эта книга демонстрирует сложность экономического роста и развития и переплетение отношений между экономикой и политикой. Он представляет собой важную интерпретацию исторической динамики Эфиопии, которая также является уроком для других стран. Более 30 лет назад мы с Мартином Карнуа пытались показать, как внутри государства идет борьба между реформами, направленными на большее участие и равенство результатов, с одной стороны, и политическими и экономическими силами, выступающими за неравенство и социальный контроль. В этой книге делается попытка показать, как эта борьба разыгралась в Эфиопии».

    — Генри М. Левин, доктор философии, профессор экономики и образования Уильяма Хёрда Килпатрика Педагогического колледжа Колумбийского университета

     

    От экономической зависимости и стагнации к демократическому государству развития: очерки научно-политических и экономических перспектив Эфиопии представляет собой всесторонний обзор и анализ исторических корней, развития и последствий взаимодействия политики, экономики и образования в Эфиопии. на протяжении более века.Эта проницательная, проницательная и провокационная книга дает инсайдерскому взгляду на горнило для молодых и старых эфиопов, чтобы они могли читать и обсуждать свое будущее в свете своей истории и опыта. В книге рассказывается о многих случаях, когда основные участники процесса развития подводили борющийся народ Эфиопии, которому они должны были служить. Книга объединяет теорию, исследования, содержит своевременные примеры и обновленные данные и может служить отличным справочником для студентов, специалистов и исследователей в области экономики, образования, политики и развития Эфиопии. Поэтому эта обширная работа обязательна к прочтению студентами, изучающими развитие.

    — Тесфай Теклу, доктор философии, почетный старший научный сотрудник Университета Легион, Аккра, Гана, и адъюнкт-профессор демографии Университета Аддис-Абебы, Эфиопия.

     

    ОБ АВТОРЕ

    Асайегн Деста — почетный профессор экономики бизнеса Сарло в Доминиканском университете Калифорнии. Он также работает на факультете Университета штата Сан-Франциско.Профессор Деста получил докторскую степень в Стэнфордском университете в области международного развития с упором на экономику образования. Он является автором нескольких статей и книг. Награды Фонда Комптона и Фонда Фридмана за инновации входят в число наград, которые профессор Деста получил за свою выдающуюся академическую карьеру.

     

    Категория

    Экономика, исследования развития, история/АФРИКА

    Мнение | Год американского разочарования

    Итак, мы сталкиваемся с призраком мира, где болезнь носит эндемический характер в масштабах, которые не катастрофичны, но и не велики, с всплеском заболеваемости кондиционерами каждое лето и гриппом. Каждую зиму Covid наносит двойной удар: новая норма, которая делает жизнь каждого немного более напряженной, которая скромно, но существенно тормозит экономический рост, поддерживает театральный подход к безопасности в либеральной Америке, в то же время усиливая некоторые из общих антисоциальных тенденций эпохи Covid , насильственные преступления, передозировки наркотиков) долгосрочная черта нашей национальной жизни.

    И на фоне всего этого разочарования пока нет даже явных доказательств возможных социальных преимуществ удаленной работы, надежды на то, что профессиональный класс будет географически разбросан, а наша политическая самосегрегация скромно уменьшится.

    Я хочу верить в эту теорию великого расселения, и очевидно, что некоторые люди бежали из наших мегаполисов с завышенными ценами, чтобы воспитывать своих детей в маленьких городах и сельской роскоши, или просто переехали во Флориду или Техас из Калифорнии или Северо-Востока.Но предварительные данные по миграции до марта 2021 года в основном свидетельствуют об ухудшении состояния неподвижности американцев. Десятилетнее снижение количества людей, собирающих и переезжающих в Соединенных Штатах, само по себе является симптомом нашего общего застоя, но только усугубилось в условиях Covid. Меньше людей покинули города и , меньше людей покинули пригороды по сравнению с допандемическим периодом, что позволяет предположить, что вместо того, чтобы ввести новый географический динамизм, удаленную версию духа фронтира, в основном кризис просто заморозил социальный порядок в более густом янтаре.

    О, и если вы недавно проверяли свои инвестиции в биткойны, вы знаете, что крипто-революция в данный момент тоже не выглядит такой уж горячей.

    Конечно, все это всего лишь снимок, причем особенно мрачный в середине зимы. То, что было неопределенно год назад в отношении жизни после пандемии, сегодня остается весьма условным. Большинство предсказанных технологических новшеств все еще выглядят как возможности. Мы не знаем, где поселится эндемичный Covid, а относительная мягкость Омикрона дает надежду, что его постоянное присутствие будет скорее раздражением, чем открытой раной.Великое рассредоточение, возможно, уже происходит среди элит, в количествах, слишком малых, чтобы существенно повлиять на совокупность, но с благотворными последствиями в течение многих лет и десятилетий для общества в целом. Республиканцы могут получить подавляющее большинство в 2022 и 2024 годах и найти свой собственный путь к успеху в управлении. (Не смейтесь.) И криптовалюту ждет большой скачок вверх; Я чувствую это.

    В общем, на данный момент больше всего надежды на то, что 2021 год запомнится как год несчастливой и частичной стабилизации, когда различные тенденции кризисного года перестали резко ухудшаться.Затем оставшаяся часть 2020-х принесет нам реальное улучшение — более низкий уровень инфляции, снижение уровня убийств и снятие масок, полное возвращение к нормальной жизни для детей, больше браков, детей и движущихся грузовиков, и, наконец, настоящий выход из политического тупика и новая эра изобилия.

    Но факт остается фактом: если бы в начале президентства Байдена вы сделали ставку на декаданс, а не на динамизм, вы бы добились гораздо большего, чем мои инвестиции в биткойны прямо сейчас.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.