За что был казнен сократ: Сократ. За что казнили Сократа

Содержание

Смерть Сократа — Русская историческая библиотека

Причины ненависти к Сократу демократии Афин

Демократы, вновь взявшие власть в Афинах после свержения Тридцати тиранов, хотели поддержать традиционные религиозные верования и привычные народу моральные нормы. Сократ же ещё со времён нападения на него Аристофана в комедии «Облака» не вполне справедливо считался главой софистов, учение которых породило по всей Греции гибельную безнравственность. Заменяя прежние правы и религию произвольными прихотями, оно ставило на место закона личную выгоду, внушало стремления к тирании, как самому завидному счастью, создало чуждую всяких убеждений риторику, приискивавшую хитрые технические средства оправдывать какие угодно мысли, гордившуюся тем, что умеет доставлять победу неправому делу. И действительно, из школы Сократа вышли самые горячие противники демократии, руководители аристократических заговоров Критий, Терамен, Алкивиад и Пифодор, архонт-эпоним, именем которого отмечался год беззаконий, год владычества Тридцати.

А теперь ещё один ученик Сократа, знаменитый Ксенофонт, служил в том войске наемников, которое привел персидскому царевичу Киру Младшему спартанский военачальник.

 

Сократ. Краткая биография. Иллюстрированная аудиокнига

 

Воспитатель таких учеников должен был казаться восстановленной демократии опасным учителем. Ей естественно было придти к мысли, что надо искоренить зло подавлением софистического преподавания. Демократы решили показать на Сократе пример, который напугал бы других. Тут не было заботы разбирать, подходят ли к нему те обвинения, какие были взводимы на всю новую софистическую философию. Он пал жертвою демократической реакции. Сократ был осужден на смерть не за свои политические убеждения, потому он что никогда не выказывал вражды к демократии, ни ослушания ей; и не по личной злобе он был избран жертвою, а только потому, что нужно было нанести удар приверженцам новых религиозных идей, и удар этот должен был быть тяжелым; а он был конечно тем тяжелее, чем выше стоял человек, на которого был направлен.

Притом, в учении Сократа был элемент, действительно противоположный понятиям всего древнего мира. Сократ говорил, что человек должен не подчиняться безусловно законам, обычаям и понятиям своего государства, а следовать своим собственным мыслям, руководиться в своей политической деятельности собственными понятиями. В особенности опасно должно было казаться это основателям новой афинской демократии. Она не могла допустить, чтобы человек имел право уклоняться от своих гражданских обязанностей; не могла допустить учения, которое настаивало, что власть должна принадлежать только знающим философскую истину и что замещение должностей по жребию бросаемому всеми гражданами (как делалось в Афинах) – нелепость. Демократия не могла допустить, чтобы гражданин повиновался, как публично говорил о себе Сократ, своему внутреннему голосу (демону) более, чем афинскому правительству. Все эти причины и повели к смерти Сократа.

 

Суд над Сократом

Ремесло доносчиков находилось тогда в большом развитии; потому легко было найти материалы для обвинения. Руководимый вышеперечисленными мотивами Анит, один из вождей демократической партии, группировавшихся около Тразибула, и вместе с Анитом поэт Мелет и оратор Ликон внесли в восстановленный народный суд (гелиэю) обвинение против Сократа. В нём утверждалось, что деятельность Сократа опасна государству, что он внушает молодым людям вредные правила, учит их презирать нравственность и законы и стремится ввести вместо государственной религии почитание новых богов.

Анит, понесший при тирании Тридцати большие имущественные потери и старавшийся теперь исправить свои расстроенные денежные дела торговлей кожами, имел кроме политических мотивов и личную вражду против Сократа за то, что Сократ внушил его сыну отвращение к занятию отцовским промыслом. Мелет и Ликон, вероятно, принадлежали к числу людей, которых прежде оскорблял Сократ своею иронией, и, быть может, хотели теперь отомстить ему за обиды. Из «Воспоминаний о Сократе», написанных в защиту своего учителя Ксенофонтом через несколько лет после его смерти, мы видим, что обвинители приводили ряд мыслей, взятых из бесед Сократа, в доказательство, что он подрывал в молодых людях уважение к родителям, любовь к родным, выставлял смешным замещение должностей по жребию, доказывал превосходство аристократов над простолюдинами и так далее. Та часть обвинения, что он презирает народных греческих богов и вводит новых, выглядела обоснованной: Сократ отвергал антропоморфные элементы эллинской мифологии, и говорил о своем «демоне» в таких выражениях, из которых следовало, что он ставит самого себя безусловным судьею истины.

 

Речь Сократа на суде

Несмотря на тяжесть этих обвинений и на невыгодное для Сократа настроение гелиастов, он едва ли был бы осужден на смерть, если бы сам не раздражил против себя судей той речью, которой оправдывал себя. Очевидно, он сам хотел быть осужден на смерть, хотел избавить себя ею от предстоявших ему немощей и страданий старости: ему было тогда уже почти 70 лет. Сознавая честность и благородство своей жизни, Сократ не готовился к защите, и вместо того, чтобы опровергать доводы обвинителей или, как обыкновенно делалось, упрашивать суд жалобными мольбами, привести туда детей и родных для смягчения судей. Сократ произносил свою речь на суде гордым тоном уверенности в своей правоте, с бесстрашием выставлял свою деятельность безупречной, говорил, что он исполнял повеление дельфийского оракула, вменившего ему в обязанность исследование истины, пробуждение сознания о ней в себе и в других.

В своей речи он утверждал, что заслужил признательность афинского народа, что если будет оправдан, то будет продолжать свою прежнюю деятельность, возложенную на него божеством; говорил судьям, что защищает себя не для своей, а для их пользы, потому что, осудив его, они сделали бы великий вред афинскому народу и тяжко согрешили бы пред богами. – Эта судебная речь, суть которой сохранена Платоном в «Апологии Сократа», была достойным завершением его благородной деятельности, наилучшим памятником ему.

Но и по тону, и по содержанию речь Сократа должна была произвести чрезвычайно дурное впечатление на судей, многие из которых видели в нем аристофановского развратителя молодёжи, другие ненавидели учителя и друга Крития и Алкивиада, некоторые имели против него личную вражду. Сократ стоял перед судьями не как обвиненный, а как повелитель; вместо того, чтобы защищать себя, он давал им наставления. При таких обстоятельствах, удивительно не то, что он был осужден, а то, что перевес на стороне обвинения был так незначителен, составлял всего пять или шесть голосов.

«Сократ легко мог бы приобрести себе оправдание, если бы захотел льстить судьям или упрашивать их», – говорит Ксенофонт. Итак, приговор, объявившей его виновным, соответствовал его собственному желанию. Это видно и из того, как Сократ поступил после судебного голосования, признавшего его виновным. По афинским законам, признанный виновным имел право предлагать, чтобы наказание, которому он должен подвергнуться по закону, было заменено другим, менее тяжелым. Но Сократ воспользовался этим правом так, что его слова должны были увеличить раздражение судей. В своей новой речи, уже после приговора, он говорил:

«Итак, я должен сказать вам, какого наказания заслуживаю я, по моему мнению. По моему убеждению, я своею усердною и бескорыстною заботою сделать граждан мудрыми и добродетельными, оказал такую пользу афинскому государству, что заслуживаю получить пожизненное право обедать на государственный счет в Пританее, как победители на олимпийских играх и другие люди, заслуживающие признательность, государства. Да, я не могу признать, что я сделал что-нибудь дурное. И было бы неразумно, – продолжал Сократ, – если б я попросил себе изгнания или заключения в тюрьму – то есть, несомненно, бедствия, – вместо смерти, о которой я не знаю, бедствие она, или благо. Если б я был богат, то я предложил бы подвергнуть меня денежному штрафу; это не было бы бедствие. Но всех денег у меня только одна мина серебра; и я предлагаю взять с меня мину. Вот, впрочем, Платон и другие мои друзья говорят мне, чтоб я повысил цифру до тридцати мин, и хотят взять на себя поручительство. Потому я предлагаю, чтобы на меня был наложен штраф в тридцать мин, и подчиняюсь вашему приговору».

Называть себя заслужившим обеда в Пританее, самой высокой почести, какая могла быть получена афинским гражданином, – это должно было в устах осужденного казаться судьям насмешкою над судом, и они осудили Сократа на смерть, по предложению Мелета. Мудрец принял этот приговор с величайшим спокойствием: голос его демона молчал, не отклонял его от намерения умереть; потому Сократ полагал, что смерть не бедствие для него.

Смерть Сократа. Художник Ж. Л. Давид, 1787

 

Как умер Сократ

Обыкновенно смертные приговоры исполнялись немедленно. Но исполнение приговора над Сократом было отсрочено на тридцать дней, потому что перед тем временем, как он был произнесен, священный корабль отплыл с посольством на Делосский праздник, и по древнему обычаю не должно было до его возвращения осквернять город исполнением смертных приговоров. Сократ провел эти дни перед смертью в темнице. Его держали в оковах; но его друзьям и ученикам было дозволено посещать его, и он перед смертью по-прежнему вел свои наставнические беседы с ними. Некоторые из его друзей, – главным в этом деле был богатый гражданин Критон, – хотели, подкупив смотрителя тюрьмы, доставить узнику возможность бежать. Но как ни убеждали они Сократа спастись, он решительно отверг их просьбу. Сократ считал, что бегство было бы несогласно с его учением, опозорило бы его.

Когда прошло время отсрочки, он, беседуя с друзьями о бессмертии души, выпил кубок яда, и умер с невозмутимым, светлым спокойствием. Существенное содержание возвышенной предсмертной беседы Сократа изложено в диалоге Платона «Федон». – Умирая, он сказал друзьям: «Мы все обязаны принести петуха в жертву благодарности богу Асклепию за мое исцеление: прошу вас, исполните это». Смысл этих предсмертных слов Сократа толкуют по-разному.

Смерть Сократа. Художник Ж. Б. Реньо, 1785

 

Так угас ярый свет, озаривший современникам и потомству пути, ведущие человека к истинному, не призрачному счастью. Как солнце под тропиками, Сократ до заката сохранил весь блеск своего величия; он умер в полной силе своего гения, с невозмутимым благородством души, как герой после победы, как мученик, запечатлевший своею смертью истину своего учения. Смерть была легка для Сократа, при блаженном его сознании, что он постоянно заботился совершенствовать себя и своих друзей.

 

За что в демократических Афинах был казнен Сократ? За что свободолюбивые греки казнили Сократа

* «Тогда Критон кивнул рабу, стоявшему неподалеку. Раб удалился, и его не было довольно долго; потом он вернулся, а вместе с ним вошел человек, который держал в руке чашу со стёртым ядом, чтобы поднести Сократу. Увидев этого человека, Сократ сказал: «Вот и прекрасно, любезный. Ты со всем этим знаком — что же мне надо делать?» «Да ничего», — отвечал тот, — «просто выпей и ходи до тех пор, пока не появится тяжесть в ногах, а тогда ляг. Оно подействует само». С этими словами он протянул Сократу чашу. И Сократ взял её с полным спокойствием, Эхекрат, — не дрожал, не побледнел, не изменился в лице; но, по всегдашней своей привычке, взглянул на того чуть исподлобья и спросил: «Как, по-твоему, этим напитком можно сделать возлияние кому-нибудь из богов или нет?» «Мы стираем ровно столько, Сократ, сколько надо выпить». «Понимаю», — сказал Сократ. — «Но молиться богам и можно и нужно — о том, чтобы переселение из этого мира в иной было удачным. Об этом я и молю, и да будет так». Договорив эти слова, он поднёс чашу к губам и выпил до дна — спокойно и легко» (Платон. «Федон»).

Пейрон. Смерть Сократа (Омаха, Небраска, Джослиновский художественный музей)

Умение хорошо жить и хорошо умереть — это одна и та же наука.

Эпикур

Антонио Канова. Смерть Сократа (конец XVIII в., Поссаньо, Гипсотека Кановиана)

Сократ был приговорен к смертной казни по официальному обвинению за «введение новых божеств и за развращение молодежи в новом духе», то есть за то, что мы сейчас называем инакомыслием. В процессе над философом приняло участие около 600 судей. За смертную казнь проголосовали 300 человек, против 250. Сократ должен был выпить «государственный яд» — цикуту (Conium maculatum, болиголов пятнистый). Ядовитым началом в нем является алкалоид конин. Этот яд вызывает паралич окончаний двигательных нервов, очевидно, мало затрагивающий полушария головного мозга. Смерть наступает из-за судорог, приводящих к удушью. Некоторые специалисты, правда, считают, что цикутой называли не болиголов, а вех ядовитый (Cicuta Virosa), в котором содержится ядовитый алкалоид цикутотоксин. Впрочем, сути дела это не меняет.

Антонио Канова. Сократ, защищающийся в суде (конец XVIII в., Поссаньо, Гипсотека Кановиана)

По некоторым причинам казнь Сократа была отложена на 30 дней. Друзья уговаривали философа бежать, но он отказался.

Канова . Сократ, отсылающий жену и детей (конец XVIII в., Поссаньо, Гипсотека Кановиана)

Как повествует ученик и друг Сократа Платон, последний день философа прошел в просветленных беседах о бессмертии души. Причем Сократ так оживленно обсуждал эту проблему с Федоном, Симмием, Кебетом, Критоном и Аполлодором, что тюремный прислужник несколько раз просил собеседников успокоиться: оживленный разговор, дескать, горячит, а всего, что горячит, Сократу следует избегать, иначе положенная порция яда не подействует и ему придется пить отраву дважды и даже трижды.

Собственно говоря, весь месяц со дня вынесения приговора до дня казни был для Сократа сплошным монологом в диалогах о сущности смерти. Зачин был дан на суде, когда после вынесения приговора Сократ сказал: «. ..Похоже, в самом деле, что все произошло к моему благу, и быть этого не может, чтобы мы правильно понимали дело, полагая, что смерть есть зло…

Умереть, говоря по правде, значит одно из двух: или перестать быть чем бы то ни было, так что умерший не испытывает никакого ощущения от чего бы то ни было, или же это есть для души какой-то переход, переселение ее отсюда в другое место… И если бы это было отсутствием всякого ощущения, все равно что сон, когда спят так, что даже ничего не видят во сне, то смерть была бы удивительным приобретением. Мне думается, в самом деле, что если бы кто-нибудь должен был взять ту ночь, в которую он спал так, что даже не видел сна, сравнить эту ночь с остальными ночами и днями своей жизни и, подумавши, сказать, сколько дней и ночей прожил он в своей жизни лучше и приятнее, чем ту ночь, то, я думаю, не только всякий простой человек, но и сам Великий царь нашел бы, что сосчитать такие дни и ночи сравнительно с остальными ничего не стоит. Так если смерть такова, я со своей стороны назову ее приобретением, потому что таким-то образом выходит, что вся жизнь ничем не лучше одной ночи».

Накануне казни-самоубийства Сократ признался своим друзьям в том, что он полон радостной надежды,- ведь умерших, как гласят старинные предания, ждет некое будущее. Сократ твердо надеялся, что за свою справедливую жизнь он после смерти попадет в общество мудрых богов и знаменитых людей. Смерть и то, что за ней последует, представляют собой награду за муки жизни. Как надлежащая подготовка к смерти, жизнь — трудное и мучительное дело.

«Те, кто подлинно предан философии,- говорил Сократ,- заняты, по сути вещей, только одним — умиранием и смертью. Люди, как правило, это не замечают, но если это все же так, было бы, разумеется, нелепо всю жизнь стремиться к одной цели, а потом, когда она оказывается рядом, негодовать на то, в чем так долго и с таким рвением упражнялся».

Сократовская версия жизни в ожидании смерти была не безразличием к жизни, но, скорее, сознательной установкой на ее достойное проведение и завершение. Ясно поэтому, как трудно приходилось его противникам, которые, столкнувшись с ним, видели, что обычные аргументы силы и приемы устрашения не действуют на их оппонента. Его готовность к смерти, придававшая невиданную прочность и стойкость его позиции, не могла не сбить с толку всех тех, с кем он сталкивался в опасных стычках по поводу полисных (городских, в смысле: государственных) и божественных дел. И смертный приговор, так логично завершивший жизненный путь Сократа, был в значительной мере желанным и спровоцированным им самим исходом. Смерть Сократа придала его словам и делам, всему, что с ним связано, ту монолитную гармоничную целостность, которая уже не подвержена коррозии времени…

Сократовский случай преступления позволяет проследить трудные перипетии истины, которая входит в мир как преступница, чтобы затем стать законодательницей. То, что в исторической ретроспективе очевидно для нас, было — в перспективе — видео и понятно самому Сократу: мудрость, несправедливо осужденная в его лице на смерть, еще станет судьей над несправедливостью. И, услышав от кого-то фразу: «Афиняне осудили тебя, Сократ, к смерти», — он спокойно ответил: «А их к смерти осудила природа».

Свой последний день философ провел так же спокойно, как и предшествующие. На закате, оставив друзей, Сократ удалился на предсмертное омовение. Согласно орфико-пифагорейским представлениям, омовений это имело ритуальный смысл и символизировало очищение тела от грехов земной жизни. Совершив омовение, Сократ вернулся к друзьям и родным. Наступил момент прощания. Родные получили от философа последние наставления, после чего он попросил их вернуться домой. Друзья остались с Сократом до конца. Когда принесли цикуту в кубке, философ спросил у тюремного служителя: — Ну, милый друг, что мне следует делать? Служитель сказал, что содержимое кубка надо испить, затем ходить, пока не возникнет чувства тяжести в бедрах. После этого нужно лечь. Мысленно совершив воздаяние богам за удачное переселение души в иной мир, Сократ спокойно и легко выпил чашу до дна. Друзья его заплакали, но Сократ попросил их успокоиться, напомнив, что умирать должно в благоговейном молчании.

Он походил немного, как велел служитель, а когда отяжелели ноги, лег на тюремный топчан на спину и закутался. Тюремщик время от времени подходил к философу и трогал его ноги. Он сильно сжал стопу Сократа и спросил, чувствует ли тот боль? Сократ ответил отрицательно. Надавливая на ногу все выше и выше, служитель добрался до бедер. Он показал друзьям Сократа, что тело его холодеет и цепенеет, и сказал, что смерть наступит, когда яд дойдет до сердца. Внезапно Сократ откинул одеяние и сказал, обращаясь к одному из друзей: «Критон, мы должны Акслепию петуха. Так отдайте же, не забудьте». Это были последние слова философа. Критон спросил, не хочет ли он сказать еще что- нибудь, но Сократ промолчал, а вскоре тело его вздрогнуло в последний раз.

Критон, закрывающий глаза Сократа (фрагмент)

Любопытный комментарий к последним словам греческого мыслителя принадлежит Ницше: «Я восхищаюсь храбростью и мудростью Сократа во всем, что он делал, говорил — и не говорил. Этот насмешливый и влюбленный афинский урод и крысолов, заставлявший трепетать и заливаться слезами заносчивых юношей, был не только мудрейшим болтуном из когда-либо живших: он был столь же велик в молчании. Я хотел бы, чтобы он и в последнее мгновение жизни был молчаливый,- возможно, он принадлежал бы тогда к еще более высокому порядку умов. Было ли то смертью или ядом, благочестием или злобой — что-то такое развязало ему в это мгновение язык, и он сказал: «О, Критон, я должен Асклепию петуха».

Это смешное и страшное последнее слово значит для имеющего уши: «О, Критон, жизнь-это болезнь!» Возможно ли! Такой человек, как он, проживший неким солдатом весело и на глазах у всех,- был пессимист! Он только сделал жизни хорошую мину и всю жизнь скрывал свое последнее суждение, свое сокровеннейшее чувство! Сократ, Сократ страдал от жизни! И он отомстил еще ей за это — тем таинственным, ужасным, благочестивым и кощунственным словом!»

Сен-Кантен. Смерть Сократа (1762, Париж, Школа изящных искусств)

Пейрон. Смерть Сократа (1787, Копенгаген, Государственный художественный музей)

Сократ (Socrates) (470 — 399 до н.э.)
Афинский философ, сын камнереза (ваятеля) Софрониска и повивальной бабки Фенареты. Отличался большой кротостью в обыденной жизни и необычайным мужеством в борьбе за истину своих убеждений. В молодые годы служил в армии. На Олимпийских играх принимал участие в кулачных боях. Сам ничего не писал, учил обыкновенно на улицах и площадях. Считал, что философия не должна быть оторвана от человеческой жизни. Прямота суждений и обличение своих современников создали ему много врагов, обвинивших его в развращении юношества и в отрицании государственной религии. В конце жизни был привлечен к суду за «введение новых божеств и развращение юношества». Главным обвинителем Сократа был богатый и влиятельный демократ Анит. Речь перед судом сохранил Платон. Приговоренный к смерти, Сократ мужественно выпил чашу с ядом, отказавшись от бегства, предлагавшегося ему друзьями. Судить о нем можно по диалогам Платона и Ксенофонта. Выражение «платоническая любовь» относится к эпизоду из «Пира» Платона, когда Алкивиад рассказывает о своих невинных отношениях с Сократом.

Афоризмы, цитаты

Люди дурные живут для того, чтобы есть и пить, люди добродетельные едят и пьют для того, чтобы жить.

Мы живем не для того, чтобы есть, а едим для того, чтобы жить.

Я знаю только то, что я ничего не знаю.

Заговори, чтобы я тебя увидел.

Есть только одно благо — знание и только одно зло — невежество.

Когда слово не бьет, то и палка не поможет.

У солнца есть один недостаток: оно не может видеть самого себя.

Женишься или не женишься — все равно раскаешься.

Пьянство не рождает пороков: оно их обнаруживает.

Голод — лучшая приправа к пище.

Женись, несмотря ни на что. Если попадется хорошая жена — станешь исключением, если плохая — философом.

Одно из двух: смерть есть полное уничтожение и исчезновение сознания или же, согласно преданию, смерть только перемена и переселение души из одного места в другое. Если смерть есть полное уничтожение сознания и подобна глубокому сну без сновидений, то смерть — несомненное благо, потому что пускай каждый вспомнит проведенную им ночь в таком сне без сновидений и пусть сравнит с этой ночью те другие ночи и дни со всеми их страхами, тревогами и неудовлетворенными желаниями, которые он испытывал и наяву и в сновидениях, и я уверен, что всякий не много найдет дней и ночей счастливее ночи без сновидений. Так что если смерть — такой сон, то я, по крайней мере, считаю ее благом. Если же смерть есть переход из этого мира в другой и если правда то, что говорят, будто бы там находятся все прежде нас умершие мудрые и святые люди, то разве может быть благо больше того, чтобы жить там с этими существами? Я желал бы умереть не раз, а сто раз, только бы попасть в это место. Так что и вам, судьи, и всем людям, я думаю, следует не бояться смерти и помнить одно: для доброго человека нет никакого зла ни в жизни, ни в смерти. Из речи Сократа на суде

«Энциклопедия Смерти. Хроники Харона»

Часть 2: Словарь избранных Смертей

Умение хорошо жить и хорошо умереть — это одна и та же наука.

Эпикур

Сократ был приговорен к смертной казни по официальному обвинению за «введение новых божеств и за развращение молодежи в новом духе», то есть за то, что мы сейчас называем инакомыслием. В процессе над философом приняло участие около 600 судей. За смертную казнь проголосовали 300 человек, против 250. Сократ должен был выпить «государственный яд» — цикуту (Conium maculatum, болиголов пятнистый). Ядовитым началом в нем является алкалоид конин. Этот яд вызывает паралич окончаний двигательных нервов, очевидно, мало затрагивающий полушария головного мозга. Смерть наступает из-за судорог, приводящих к удушью. Некоторые специалисты, правда, считают, что цикутой называли не болиголов, а вех ядовитый (Cicuta Virosa), в котором содержится ядовитый алкалоид цикутотоксин. Впрочем, сути дела это не меняет.

По некоторым причинам казнь Сократа была отложена на 30 дней. Друзья уговаривали философа бежать, но он отказался.

Как повествует ученик и друг Сократа Платон, последний день философа прошел в просветленных беседах о бессмертии души. Причем Сократ так оживленно обсуждал эту проблему с Федоном, Симмием, Кебетом, Критоном и Аполлодором, что тюремный прислужник несколько раз просил собеседников успокоиться: оживленный разговор, дескать, горячит, а всего, что горячит, Сократу следует избегать, иначе положенная порция яда не подействует и ему придется пить отраву дважды и даже трижды.

Собственно говоря, весь месяц со дня вынесения приговора до дня казни был для Сократа сплошным монологом в диалогах о сущности смерти. Зачин был дан на суде, когда после вынесения приговора Сократ сказал: «…Похоже, в самом деле, что все произошло к моему благу, и быть этого не может, чтобы мы правильно понимали дело, полагая, что смерть есть зло…

Умереть, говоря по правде, значит одно из двух: или перестать быть чем бы то ни было, так что умерший не испытывает никакого ощущения от чего бы то ни было, или же это есть для души какой-то переход, переселение ее отсюда в другое место… И если бы это было отсутствием всякого ощущения, все равно что сон, когда спят так, что даже ничего не видят во сне, то смерть была бы удивительным приобретением. Мне думается, в самом деле, что если бы кто-нибудь должен был взять ту ночь, в которую он спал так, что даже не видел сна, сравнить эту ночь с остальными ночами и днями своей жизни и, подумавши, сказать, сколько дней и ночей прожил он в своей жизни лучше и приятнее, чем ту ночь, то, я думаю, не только всякий простой человек, но и сам Великий царь нашел бы, что сосчитать такие дни и ночи сравнительно с остальными ничего не стоит. Так если смерть такова, я со своей стороны назову ее приобретением, потому что таким-то образом выходит, что вся жизнь ничем не лучше одной ночи».

Накануне казни-самоубийства Сократ признался своим друзьям в том, что он полон радостной надежды,- ведь умерших, как гласят старинные предания, ждет некое будущее. Сократ твердо надеялся, что за свою справедливую жизнь он после смерти попадет в общество мудрых богов и знаменитых людей. Смерть и то, что за ней последует, представляют собой награду за муки жизни. Как надлежащая подготовка к смерти, жизнь — трудное и мучительное дело.

«Те, кто подлинно предан философии,- говорил Сократ,- заняты, по сути вещей, только одним — умиранием и смертью. Люди, как правило, это не замечают, но если это все же так, было бы, разумеется, нелепо всю жизнь стремиться к одной цели, а потом, когда она оказывается рядом, негодовать на то, в чем так долго и с таким рвением упражнялся».

Комментируя идеи великого грека, исследователь античной философии В. Нерсесянц пишет: «Подобные суждения Сократа опираются на величественное и очень глубокое, по его оценке, сокровенное учение пифагорейцев, гласившее, что «мы, люди, находимся как бы под стражей и не следует ни избавляться от нее своими силами, ни бежать». Смысл пифагорейского учения о таинстве жизни и смерти состоит, в частности, в том, что тело — темница души (эта идея принадлежит Филолаю) и что освобождение души от оков тела наступает лишь со смертью.

Поэтому смерть — освобождение, однако самому произвольно лишать себя жизни нечестиво, поскольку люди — часть божественного достояния, и боги сами укажут человеку, когда и как угодна им его смерть. Закрывая таким образом лазейку для самоубийства как произвольного пути к освобождению, пифагорейское учение придает жизни напряженный и драматический смысл ожидания смерти и подготовки к ней.

Рассуждая в духе пифагорейского учения, Сократ считал, что он заслужил свою смерть, поскольку боги, без воли которых ничего не происходит, допустили его осуждение. Все это бросает дополнительный свет на непримиримую позицию Сократа, на его постоянную готовность ценой жизни отстоять справедливость, как он ее понимал. Подлинный философ должен провести земную жизнь не как попало, а в напряженной заботе о дарованной ему бессмертной душе.

Сократовская версия жизни в ожидании смерти была не безразличием к жизни, но, скорее, сознательной установкой на ее достойное проведение и завершение. Ясно поэтому, как трудно приходилось его противникам, которые, столкнувшись с ним, видели, что обычные аргументы силы и приемы устрашения не действуют на их оппонента. Его готовность к смерти, придававшая невиданную прочность и стойкость его позиции, не могла не сбить с толку всех тех, с кем он сталкивался в опасных стычках по поводу полисных (городских, в смысле: государственных) и божественных дел. И смертный приговор, так логично завершивший жизненный путь Сократа, был в значительной мере желанным и спровоцированным им самим исходом. Смерть Сократа придала его словам и делам, всему, что с ним связано, ту монолитную гармоничную целостность, которая уже не подвержена коррозии времени. ..

Сократовский случай преступления позволяет проследить трудные перипетии истины, которая входит в мир как преступница, чтобы затем стать законодательницей. То, что в исторической ретроспективе очевидно для нас, было — в перспективе — видео и понятно самому Сократу: мудрость, несправедливо осужденная в его лице на смерть, еще станет судьей над несправедливостью. И, услышав от кого-то фразу: «Афиняне осудили тебя, Сократ, к смерти», — он спокойно ответил: «А их к смерти осудила природа».

Свой последний день философ провел так же спокойно, как и предшествующие. На закате, оставив друзей, Сократ удалился на предсмертное омовение. Согласно орфико-пифагорейским представлениям, омовений это имело ритуальный смысл и символизировало очищение тела от грехов земной жизни. Совершив омовение, Сократ вернулся к друзьям и родным. Наступил момент прощания. Родные получили от философа последние наставления, после чего он попросил их вернуться домой. Друзья остались с Сократом до конца. Когда принесли цикуту в кубке, философ спросил у тюремного служителя: — Ну, милый друг, что мне следует делать? Служитель сказал, что содержимое кубка надо испить, затем ходить, пока не возникнет чувства тяжести в бедрах. После этого нужно лечь. Мысленно совершив воздаяние богам за удачное переселение души в иной мир, Сократ спокойно и легко выпил чашу до дна. Друзья его заплакали, но Сократ попросил их успокоиться, напомнив, что умирать должно в благоговейном молчании.

Он походил немного, как велел служитель, а когда отяжелели ноги, лег на тюремный топчан на спину и закутался. Тюремщик время от времени подходил к философу и трогал его ноги. Он сильно сжал стопу Сократа и спросил, чувствует ли тот боль? Сократ ответил отрицательно. Надавливая на ногу все выше и выше, служитель добрался до бедер. Он показал друзьям Сократа, что тело его холодеет и цепенеет, и сказал, что смерть наступит, когда яд дойдет до сердца. Внезапно Сократ откинул одеяние и сказал, обращаясь к одному из друзей: «Критон, мы должны Акслепию петуха. Так отдайте же, не забудьте». Это были последние слова философа. Критон спросил, не хочет ли он сказать еще что- нибудь, но Сократ промолчал, а вскоре тело его вздрогнуло в последний раз.

Любопытный комментарий к последним словам греческого мыслителя принадлежит Ницше: «Я восхищаюсь храбростью и мудростью Сократа во всем, что он делал, говорил — и не говорил. Этот насмешливый и влюбленный афинский урод и крысолов, заставлявший трепетать и заливаться слезами заносчивых юношей, был не только мудрейшим болтуном из когда-либо живших: он был столь же велик в молчании. Я хотел бы, чтобы он и в последнее мгновение жизни был молчаливый,- возможно, он принадлежал бы тогда к еще более высокому порядку умов. Было ли то смертью или ядом, благочестием или злобой — что-то такое развязало ему в это мгновение язык, и он сказал: «О, Критон, я должен Асклепию петуха».

Это смешное и страшное последнее слово значит для имеющего уши: «О, Критон, жизнь-это болезнь!» Возможно ли! Такой человек, как он, проживший неким солдатом весело и на глазах у всех,- был пессимист! Он только сделал жизни хорошую мину и всю жизнь скрывал свое последнее суждение, свое сокровеннейшее чувство! Сократ, Сократ страдал от жизни! И он отомстил еще ей за это — тем таинственным, ужасным, благочестивым и кощунственным словом!»

На одном конкурсе сочинений о Сократе победила 12-летняя девочка, написавшая самое короткое: «Сократ ходил среди людей и говорил им правду. За это его убили». Лучше, пожалуй, и не скажешь в двух словах об этом босоногом старце, которого дельфийский оракул назвал «самым мудрым из смертных».

Родился он в 469 г. до н.э. в Афинах и умер там же в 399 г. до н.э., выпив по приговору суда чашу сока ядовитого растения цикуты. Отец его, небогатый ваятель-каменотес, не мог дать ему приличного образования, и откуда Сократ набрался своих обширных знаний, восхищавших современников, неизвестно.

Известно, что зимой и летом он ходил в одной одежде, хуже чем у иных рабов, часто босиком. Но популярность его была такова, что в 404 г. до н.э. правительство 30-и тиранов позвало его к себе на службу, однако он, рискуя жизнью, отказался наотрез. Он порицал все формы правления: аристократию, плутократию, тиранию и демократию, – как одинаково лицемерные и несправедливые. Но считал, что произвол одного все же лучше произвола многих – и что гражданин обязан соблюдать любые, даже самые плохие законы его родины.

В молодости он отличился в трех военных походах, вынес с поля боя раненого товарища.

Вошла в предание, как образец сварливости, его жена Ксантиппа, союз с которой поэт Мандельштам изобразил так:

Встречает пьяного Сократа

Крылатой руганью жена.

Возможно, он впрямь часто приходил домой навеселе, так как больше всего любил, болтаясь битый день по городу, задавать всем, кому не лень вступить с ним в беседу, свои знаменитые вопросы. Ну, а беседа и у древних греков была спутницей застолий и вина. За всю жизнь он не написал ни строки, отпечатавшись, как Христос, в пересказах его речей его учениками – главное Платоном и Ксенофонтом.

Сократ считается основоположником диалектики и первым, кто глубоко вскопал вопрос о сущностях – общих понятиях для разных вещей. Например что есть само по себе «прекрасное», «дурное», «полезное» и так далее. Впрочем он сам, мастер образной и цепкой речи, никак не формулировал свою философскую задачу. Но как влекомый некой путеводной целью странник запытывал всех простодушными внешне, но исподволь коварными, даже исполненными подчас язвительной иронии вопросами.

Чем надменней и самоуверенней был собеседник, тем беспощадней обставлял его Сократ – и, загнав в тупик, еще как бы спохватывался: да это я сам такой дурень, что совсем сбил с толку человека!

Но за этим вроде смешным делом крылся обессмертивший Сократа метод, который он сравнивал с хлопотами повивальной бабки, помогающей роженице. А целью этих хлопот было выуживание из хаоса противоречий и недомыслий того, что Сократ ставил выше всего в жизни – истины.

Но какую великую истину он извлек на свет? Да никакой – кроме единственной, которую не уставал повторять: что знает только то, что ничего не знает. И этим-то лишь отличается от невеж, которые тоже ничего не знают, но думают, что все знают.

За что же тогда он так почитался уже при жизни – а посмертно был возведен чуть не в родоначальники науки философии? Формально – за его диалектический метод, позже оформленный в учение о «единстве и борьбе противоположностей».

А в сути – за воплощенный им образ мыслителя, имеющего смелость выйти за пределы всего ведомого, дабы постичь силой ума загадочный, бездонный мир – прежде всего мир человека. Его неистовая страсть непредвзято и дотошно судить обо всем на свете не обходила ни самые простые с виду, «детские» вопросы – ни самые парадоксальные и даже запретные: о сущности богов и власти. Он, может, первым из всех мыслителей возвел в систему такой взгляд, что истина – не некий богоданный абсолют, а совокупность противоречивых и даже взаимоисключающих на первый взгляд сторон.

Вот он, к примеру, начав с самого тривиального, пытается установить сущность такого понятия как мужество: «Мужество ли, – спрашивает он собеседника, – не оставлять поле боя первым?» – «Конечно». – «А бежать от врага – трусость?» – «Разумеется». – «А если воин бежал с хитростью и с ее помощью победил врага?» Тут собеседник уже несколько смущается: как это он мог упустить такой подвох? И дальше от вопроса к вопросу, словно раздевая лист за листом кочан капусты, отсеивая всякое ложное или даже неточное суждение, Сократ стремится к сердцевине – и к чему приходит? Чаще всего никакого однозначного ответа в результате нет. Но мощный ум настойчивого босяка как бы продрал нас сквозь все противоречия предмета, заразил ощущением, что это продирание через наружную листву и есть путь к истине. Надо лишь, как бы внушает постоянно он, бесстрашно, не мигая смотреть в глаза правде – или мраку, при неимении достаточного света.

Как у иных есть абсолютный музыкальный слух, у него был абсолютный слух на всякую неправду. И его утверждение о собственном незнании не было скорей всего ни нарочитым парадоксом, ни кокетством тайного всезнайки. Похоже, он имел в душе какой-то неизреченный образ истины, понимая, что в современном ему мире нет возможности ее изречь. Потому главным образом неутомимо отметал прочь все неистинное, а в его беседах отрицаний куда больше, чем утверждений, и первые звучат куда убедительный вторых.

Отсюда же, видимо, происходят и два его самые загадочные для современников признания, за которые он и заплатил в итоге головой. Одно – что с каких-то пор в нем поселился некий внутренний голос, называемый им «демоном», который никогда не говорил, что надо делать, но говорил, чего делать не надо. Ну а второе – уже самое крамольное. Рассматривая проявления огромного числа тогдашних богов, он заподозрил, что они действуют не абы как, но за ними стоит некий безымянный архибог, и управляющий их действиями.

Но при всем этом он строго держался и неких положительных начал. Все то же, вероятно, внутреннее чувство, ломавшее все шаблоны отвлеченного суждения, заставляло его возводить гражданскую добродетель в высшее человеческое качество. И удивительно перекликаясь вновь с Христом, он за 4 века до Христа изрек одну из главных установок будущего богочеловека – что для всякого гораздо лучше терпеть зло, чем творить его. Но попутно впал в какое-то безумное для мудреца младенчество – сочтя, что если люди поймут, в чем добро, только ему и будут следовать!

Гражданский долг он стойко исполнял не только на войне. Сограждане запомнили его принципиальность на посту притана – члена совета Пританея, учреждения, отправлявшего властные и обрядовые функции. В Пританее еще угощали изысканным обедом за казенный счет отличившихся в пользу отечества героев – например победителей на Олимпийских играх. И когда некто был осужден на казнь, несправедливо по мнению Сократа, он один из всех 50-и коллег-пританов громко выступил против.

Но даже современному ребенку уже, наверное, ясно, что такому правдоборцу с его неукротимым словом и умом, рано или поздно должно было не поздоровиться. Для аристократов он был вызывающим простолюдином, беспощадно побивавшим в публичных спорах их купленную за большие деньги образованность. Для демократов – распугивающим их улов и срывающим их продувные вывески разоблачителем. Кто-то даже сравнил его с электрическим скатом, который своим ударом лишает языка любого спорщика. Еще кого-то пугал его великий критицизм и полная отвязанность суждений…

Но так как даже 30 тиранов не решились в открытую преследовать его за отказ служить им, сменившие их демократы завели против него тайную интригу. Считается, что руку к ней приложили и софисты, которых он высмеивал за бесцельную словесную эквилибристику. Но на них тогда возникла мода, они давали знатным юношам дорогостоящие уроки – а Сократ, учивший всех бесплатно, еще и подрывал их бизнес.

Плохую роль в его судьбе сыграл и знаменитый комедиограф Аристофан. Принадлежа к консервативной партии аграриев, он не делал различия между Сократом и софистами: и тот, и те были для него лишь вольнодумцами, попиравшими святую старину. В комедии «Облака» он вывел Сократа как раз в образе софиста, который сидит как сыч в своей «думальне» и учит молодежь не платить налоги и плевать на старших.

В итоге «группа товарищей» из демократов во главе с неким Анитом привлекла Сократа к суду по сфабрикованному, как называется сейчас, обвинению. Ему вменялось развращение юношества, отрицание отеческих богов и введение нового божества – «расстрельная» тогда статья. Правда, в гордившихся своей просвещенностью Афинах она практически не применялась – да и суд над Сократом мыслился скорей как бутафорский, с целью лишь окоротить его, но не лишать жизни. Но старина Сократ, военный ветеран, не поклонившийся и былым 30-и тиранам, не дал выставить себя в шутовской роли.

Когда ему дали слово, он, обычно весьма скромный в самооценках, в корне изменил своему правилу и сказал примерно следующее. Все, что говорилось здесь против меня – вранье. И хоть всем известно, что я могу затмить любого красноречием, сегодня к нему не прибегну и скажу одну правду. А она в том, что если есть в Афинах безупречный гражданин – это Сократ, герой трех войн, слуга отечества и истины, не развратитель, а воспитатель лучших мужей, чьи имена все знают. И если хотите по обычаю услышать, чего я сам считаю достойным за мои деяния – это обед в Пританее. Тем паче что он мне нужней, чем победителям олимпиад: они не нуждаются в пропитании, а я нуждаюсь.

После столь дерзкой отповеди судьи, ожидавшие просьбы о замене смертной казни изгнанием или хотя бы примирительного покаяния, взбеленились от ярости. И вопреки их первоначальному замыслу приговорили Сократа к смерти.

Это был беспримерный приговор: в Афинах никого еще не осуждали так строго всего за выразительное слово. И когда первая ярость судей стихла, они решили одну свою подлость выправить другой – передав друзьям Сократа, что если он захочет бежать из-под стражи, препятствий этому не будет. Этой подробности скверного дела посвящен щемящий сердце диалог Платона «Критон». Критона, ученика Сократа, подослали склонить его учителя к побегу, на что богатые сограждане даже сделали свою складчину. Но Сократ, не бегавший и от врага, на доводы Критона, что достойнейший из афинян не должен быть казнен, ответил так.

Всю свою жизнь я проповедовал законопослушание и могу ли теперь позволить людям говорить, что это было только лицемерием, которое вскрылось, едва дело коснулось моей жизни? Разве моим детям будет лучше, если я сгину с бесчестьем на чужбине? Я уже стар, все равно скоро умирать, так лучше умру с честью! Предчувствие мне говорит, что моих судей покарает рок, а мое имя будет в славе.

Еще широко разошлась в Афинах и в веках такая деталь. Другой ученик Сократа, Аполлодор, придя простится с учителем, горько сокрушился: «Особенно тяжело мне, Сократ, оттого что ты осужден несправедливо!» На что Сократ ответил: «А разве тебе было бы легче, если бы меня осудили справедливо?»

Последним его желанием было самому обмыться перед смертью, чтобы потом не пришлось возиться с ним другим. Он выпил, как заздравный кубок, чашу с ядом, лег и умер. Афиняне, до самого конца не верившие в казнь Сократа, пришли задним числом в такой гнев против его обвинителей, что те в страхе бежали из Афин – подтвердив тем предсмертное пророчество философа…

Показательно, что христианство, довольно плохо относившееся к античному языческому миру, выделило из него Сократа как предвестника Христа – за догадку о том архибоге. И в ранних христианских храмах Сократ даже изображался на иконах.

Но за что все же, если отрешиться от деталей, был убит этот гремучий праведник? Я думаю, лучше всего на это ответил он же сам его диалектическим посылом. Такие личности, служившие посмертно славе их народов, при жизни именно их совершенством входили в конфликт с властью, сложенной так или иначе из несовершенного большинства. И потому на таких светочей как Сократ, Христос, Джордано Бруно, протопоп Аввакум всегда находились такие казнители как афинский суд, синедрион, святая инквизиция, РПЦ. Причем последние казнили осужденных ими уже именем казненного Христа.

Диалектика Сократа, ушедшая за рамки его времени, пожалуй, объясняет и такой необъяснимый ныне парадокс. Жестокий сталинский режим породил у нас именно культ личности – когда могучих личностей было невообразимое сейчас число. Композиторы Прокофьев и Шостакович, писатели Шолохов, Булгаков и Пастернак, конструкторы Туполев, Яковлев, Ильюшин, Лавочкин; ученые Капица, Ландау, Курчатов – и этот список можно бесконечно продолжать. По нынешней метафизической трактовке все они произошли «вопреки» – но почему-то в наше «свободное» и благое время не происходит ничего подобного. Не пахнет ничем подобным свершениям той «плохой» поры, и последние обломки того великого «вопреки»-авиастроения – Ту-204 и Ил-96 – угроблены благодаря текущему «благодаря».

То есть наша «свобода» парадоксальным, но уловленным еще Сократом образом обернулась афинским судом, синедрионом и инквизицией вместе взятыми. В зародыше убила этим круговым зажимом весь творческий позыв, еще раз доказав сократовский посыл: что вид снаружи может быть полной противоположностью сокрытой под ним сути.

При тирании Сократ выжил, а при демократах был казнен – и всей своей жизнью и смертью дал нам на 24 века вперед повод задуматься о выведенных им на личной шкуре парадоксах бытия!

Казнь Сократа


Отношение к философам в нашем мире всегда было неоднозначным. С одной стороны, в силу самой этимологии этого слова признавалось, что эти люди — носители земной мудрости. С другой же — молчаливо подразумевалось, что не всякая мудрость нужна народу. И вердикт В. И. Ленина, отправившего в ссылку за границу ведущих российских философов, не был единственным в числе подобных актов государственных особ. Многие римские кесари, раздосадованные чрезмерным обилием в стране этаких «мудрецов», проводили самые настоящие «чистки», изгоняя философов за пределы «матери городов», но не рискуя, однако, повторить пример Афин, где впервые был казнен философ.

Ведя речь о Сократе (470/469-399 до н. э.), трудно удержаться от разговора о сущности сократической философии. Однако постараемся насколько возможно удержаться от этого в рамках нашего скромного труда.

Нам, жителям современного урбанистического мира, трудно понять, что же такого привлекательного (и тем более ненавистного).

Что было в этом внешне некрасивом, даже отталкивающей внешности пожилом человеке, обуреваемом всеми мирскими пороками, злой женой, бедностью и лишениями? Что привлекало к нему молодежь? Что отвратило от него родной город и, наконец, каким образом его смерть стала настоящим триумфом его философии? «Я знаю только то, что ничего не знаю», — вот излюбленное выражение, кредо собственной позиции Сократа. Это значит, что «как бы далеко я ни продвинулся в одиссеях мысли, я не успокаиваюсь на достигнутом, не обманываю себя иллюзией, что поймал жар-птицу истины».

Но не будем забывать, что Сократа сопровождала не только восторженная молодежь, но и взгляды, полные ненависти. Особенно возненавидели Сократа те из софистов, которые искусство доказывать правое и неправое сделали своей профессией. Кто покушается на самодовольство темных и пустых людей, тот сначала человек беспокойный, потом нестерпимый и, наконец, преступник, заслуживающий смерти. Первым полушутливым, полусерьезным обвинением против Сократа явилась постановка в 423 году комедии Аристофана «Облака», в которой Сократ изображается мастером «кривых речей». В один из дней 399 года до н. э. жители Афин читали выставленный для всеобщего обсуждения текст: «Это обвинение написал и клятвенно засвидетельствовал Мелет, сын Мелета, пифеец, против Сократа, сына Софраникса из дома Алопеки Сократ обвиняется в том, что он не признает богов, которых признает город, и вводит других, новых богов. Обвиняется он и в развращении молодежи. Требуемое наказание — смерть».

Мошенники мысли не простили Сократу его иронии, слишком разорительной для них. В речах Сократа на суде, с большой художественной силой переданных Платоном, поражает то, что он сам сознательно и решительно отрицал все пути к спасению, сам шел навстречу смертному приговору. В его рассуждениях подспудно бьется мысль: раз уж, афиняне, вы дошли до такого позора, что судите мудрейшего из эллинов, то испейте чашу позора до дна. Не меня, Сократа, судите вы, а самих себя, не мне выносите приговор, а себе, на вас ложится несмываемое клеймо. Лишая жизни мудрого и благородного человека, общество себя лишает мудрости и благородства, себя лишает стимулирующей силы, ищущей, критической, беспокоящей мысли. И вот меня, человека медлительного и старого (Сократу было тогда 70 лет), догнала та, что настигает не так стремительно, — смерть, а моих обвинителей, людей сильных и проворных, — та, что бежит быстрее, — испорченность. Я ухожу отсюда, приговоренныйвами к смерти, а мои обвинители уходят, уличенные правдою в злодействе и несправедливости.

У порога смерти Сократ пророчествовал, что тотчас после его гибели постигнет афинян кара более тяжелая, чем та, которой его покарали. Юный ученик Сократа — Платон, присутствовавший на судебном процессе, испытал настолько сильное нравственное потрясение, что тяжело заболел. «Как жить дальше в обществе, которое карает за мудрость?» — этот вопрос встал перед Платоном во всей своей драматичности и породил другой вопрос: «Каким должно быть общество, построенное в полном соответствии с мудростью?» Так родилась первая философская утопия о «справедливом» (для своего времени) общественном строе. Сократ был приговорен к смертной казни по официальному обвинению «за введение новых божеств и за развращение молодежи в новом духе», — то есть за то, что мы сейчас называем инакомыслием. В процессе над философом приняли участие более 500 судей. За смертную казнь проголосовали 300 человек, против 200. Сократ должен был выпить «государственный яд» — цикуту. Этот яд вызывает паралич окончаний двигательных нервов, очевидно, мало затрагивая полушария головного мозга. Смерть наступает от судорог, приводящих к удушью.

По некоторым причинам казнь Сократа была отложена на 30 дней. Друзья уговаривали философа бежать, но он отказался.

Платон в диалоге «Федон» оставил нам описание смерти Сократа: «Последний день Сократа прошел в просветленных беседах о бессмертии души. Причем Сократ так оживленно обсуждал эту проблему, что тюремный прислужник несколько раз просил собеседников успокоиться: оживленный разговор, дескать, горячит, а всего, что горячит, Сократу следует избегать, иначе положенная порция яда не подействует и ему придется пить отраву дважды и даже трижды. Подобные напоминания лишь актуализировали тему беседы.

Сократ признался своим друзьям в том, что он полон радостной надежды, — ведь умерших, как гласят старинные предания, ждет потустороннее будущее. Сократ твердо надеялся, что за свою справедливую жизнь он после смерти попадет в общество мудрых богов и знаменитых людей. Смерть и то, что за ней последует, представляют собой награду за муки жизни. Как надлежащая подготовка к смерти, жизнь — трудное и мучительное дело. „Те, кто подлинно предан философии, — говорил Сократ, — заняты, по сути вещей, только одним — умиранием и смертью».

Люди, как правило, это не замечают, но, если это все же так, было бы, разумеется, нелепо всю жизнь стремиться к одной цели, а потом, когда она оказывается рядом, негодовать на то, в чем так долго и с таким рвением упражнялся» (Платон, Федон, 64). Рассуждая в духе пифагорейского учения, Сократ считал, что он заслужил свою смерть, поскольку боги, без воли которых ничего не происходит, допустили его осуждение. Это позволяет понять непримиримость позиции Сократа, его постоянную готовность ценой жизни отстоять справедливость, как он ее понимал. Подлинный философ должен провести земную жизнь не как-попало, а в напряженной заботе о дарованной ему бессмертной душе. Сократовский случай преступления позволяет проследить трудные перепетии истины, которая входит в мир как преступница, чтобы затем стать законодательницей. То, что в исторической ретроспективе очевидно для нас, было — в перспективе — видно и понятно самому Сократу: мудрость, несправедливо осужденная в его лице на смерть, еще станет судьей над несправедливостью. И, услышав от кого-то фразу: «Афиняне осудили тебя, Сократ, к смерти», — он спокойно ответил: «А их к смерти осудила природа». Последний день Сократа клонился к закату. Настало время последних дел. Оставив друзей, Сократ удалился на омовение перед смертью. Согласно орфическим и пифагорейским представлениям, подобное омовение имело ритуальный смысл и символизировало очищение тела от грехов земной жизни. После омовения Сократ попрощался с родными, дал им наставления и велел возвращаться домой.

Когда принесли цикуту в кубке, Сократ спросил у тюремного служителя: «Ну, милый друг, что мне следует делать?»

Служитель сказал, что содержимое кубка надо испить, затем ходить, пока не возникнет чувства тяжести в бедрах. После этого нужно лечь. Мысленно совершив возлияние богам за удачное переселение души в иной мир, Сократ спокойно и легко выпил чашу до дна.

Друзья его заплакали, но Сократ попросил их успокоиться, напомнив, что умирать должно в благоговейном молчании.

Он походил немного, как велел служитель, а когда отяжелели ноги, лег на тюремный топчан на спину и закутался. Тюремщик время от времени подходил к философу и трогал его ноги. Он сильно сжал стопу Сократа и спросил, чувствует ли тот боль? Сократ ответил отрицательно. Надавливая на ногу все выше и выше, служитель добрался до бедер. Он показал друзьям Сократа, что тело его холодеет и цепенеет, и сказал, что смерть наступит, когда яд дойдет до сердца.

Внезапно Сократ откинул одеяние и сказал, обращаясь к одному из друзей: «Критон, мы должны Акслепию петуха. Так отдайте же, не забудьте» (Платон, Федон, 118). Это были последние слова философа. Критон спросил, не хочет ли он сказать еще что-нибудь, но Сократ промолчал, а вскоре тело его вздрогнуло в последний раз. Пророчество Сократа сбылось: позор пал на головы его судей, и прежде всего на головы обвинителей. Они, так же как тиран, судивший Зенона Элейского, были побиты каменьями и, как сообщает Плутарх, повесились, так как не вынесли презрения афинян, лишивших их «огня и воды».

СОКРАТ (470/469-399 до н.э.) — древнегреческий философ. Сократ был приговорен к смертной казни по официальному обвинению за «введение новых божеств и за развращение молодежи в новом духе», — то есть за то, что мы сейчас называем инакомыслием.

В процессе над философом приняла участие более 500 судей, за смертную казнь проголосовали 300 человек, против 250. Сократ должен был выпить «государственный яд» — цикуту (Conium maculatum, болиголов пятнистый). Ядовитым началом в нем является алкалоид кониин (C8h27N). Этот яд вызывает паралич окончаний двигательных нервов, очевидно, мало затрагивающий полушария головного мозга. Смерть наступает из-за судорог, приводящих к удушью. Некоторые специалисты, правда, считают, что цикутой называли не болиголов, а вех ядовитый (Cicuta virosa), в котором содержится ядовитый алкалоид цикутотоксин. Впрочем, сути дела это не меняет.

По некоторым причинам казнь Сократа была отложена на 30 дней. Друзья уговаривали философа бежать, но он отказался.

Друг Сократа, Платон, оставил нам описание смерти Сократа. “Последний день Сократа прошел, судя по платоновскому «Федону», в просветленных беседах о бессмертии души. Причем Сократ так оживленно обсуждал эту проблему с Федоном, Симмием, Кебетом, Критоном И Аполлодором, что тюремный прислужник несколько раз просил собеседников успокоиться: оживленный разговор, дескать, горячит, а всего, что горячит, Сократу следует избегать, иначе положенная порция яда не подействует и ему придется пить отраву дважды и даже трижды. Подобные напоминания лишь актуализировали тему беседы.

Сократ признался своим друзьям в том, что он полон радостной надежды, — ведь умерших, как гласят старинные предания, ждет некое будущее. Сократ твердо надеялся, что за свою справедливую жизнь он после смерти попадет в общество мудрых богов и знаменитых людей. Смерть и то, что за ней последует, представляют собой награду за муки жизни. Как надлежащая подготовка к смерти, жизнь — трудное и мучительное дело. ”Те, кто подлинно предан философии, — говорил Сократ, — заняты, по сути вещей, только одним — умиранием и смертью. Люди, как правило, это не замечают, но если это все же так, было бы, разумеется, нелепо всю жизнь стремиться к одной цели, а потом, когда она оказывается рядом, негодовать на то, в чем так долго и с таким рвением упражнялся”.

Подобные суждения Сократа опираются на величественное и очень глубокое, по его оценке, сокровенное учение пифагорейцев, гласившее, что “мы, люди, находимся как бы под стражей и не следует ни избавляться от нее своими силами, ни бежать”. Смысл пифагорейского учения о таинстве жизни и смерти состоит, в частности, в том, что тело — темница души и что освобождение души от оков тела наступает лишь со смертью. Поэтому смерть — освобождение, однако самому произвольно лишать себя жизни нечестиво, поскольку люди — часть божественного достояния, и боги сами укажут человеку, когда и как угодна им его смерть. Закрывая таким образом лазейку для самоубийства как произвольного пути к освобождению, пифагорейское учение придает жизни напряженный и драматический смысл ожидания смерти и подготовки к ней.

Рассуждая в духе пифагорейского учения, Сократ считал, что он заслужил свою смерть, поскольку боги, без воли которых ничего не происходит, допустили его осуждение. Все это бросает дополнительный свет на непримиримую позицию Сократа, на его постоянную готовность ценой жизни отстоять справедливость, как он ее понимал. Подлинный философ должен провести земную жизнь не как попало, а в напряженной заботе о дарованной ему бессмертной душе.

Сократовская версия жизни в ожидании смерти была не безразличием к жизни, но, скорее, сознательной установкой на ее достойное проведение и завершение. Ясно поэтому, как трудно приходилось его противникам, которые, столкнувшись с ним, видели, что обычные аргументы силы и приемы устрашения не действуют на их оппонента. Его готовность к смерти, придававшая невиданную прочность и стойкость его позиции, не могла не сбить с толку всех тех, с кем он сталкивался в опасных стычках по поводу полисных (городских, в смысле: государственных) и божественных дел. И смертный приговор, так логично завершивший жизненный путь Сократа, был в значительной мере желанным и спровоцированным им самим исходом. Смерть Сократа придала его словам и делам, всему, что с ним связано, ту монолитную, гармоничную целостность, которая уже не подвержена коррозии времени…

Сократовский случай преступления позволяет проследить трудные перипетии истины, которая входит в мир как преступница, чтобы затем стать законодательницей. То, что в исторической ретроспективе очевидно для нас, было — в перспективе — видно и понятно самому Сократу: мудрость, несправедливо осужденная в его лице на смерть, еще станет судьей над несправедливостью. И, услышав от кого-то фразу: «Афиняне осудили тебя, Сократ, к смерти», — он спокойно ответил: «А их к смерти осудила природа».

Последний день Сократа клонился к закату. Настало время последних дел. Оставив друзей, Сократ удалился на омовение перед смертью. Согласно орфическим и пифагорейским представлениям, подобное омовение имело ритуальный смысл и символизировало очищение тела от грехов земной жизни.

После омовения Сократ попрощался с родными, дал им наставления и велел возвращаться домой».

Когда принесли цикуту в кубке, Сократ спросил у тюремного служителя:

— Ну, милый друг, что мне следует делать?

Служитель сказал, что содержимое кубка надо испить, затем ходить, пока не возникнет чувства тяжести в бедрах. После этого нужно лечь.

Мысленно совершив возлияние богам за удачное переселение души в иной мир. Сократ спокойно и легко выпил чашу до дна. Друзья его заплакали, но Сократ попросил их успокоиться, напомнив, что умирать должно в благоговейном молчании.

Он походил немного, как велел служитель, а когда отяжелели ноги, лег на тюремный топчан на спину и закутался. Тюремщик время от времени подходил к философу и трогал его ноги. Он сильно сжал стопу Сократа и спросил, чувствует ли тот боль? Сократ ответил отрицательно. Надавливая на ногу все выше и выше, служитель добрался до бедер. Он показал друзьям Сократа, что тело его холодеет и цепенеет и сказал, что смерть наступит, когда яд дойдет до сердца. Внезапно Сократ откинул одеяние и сказал, обращаясь к одному из друзей: «Критон, мы должны Асклепию петуха. Так отдайте же, не забудьте». Это были последние слова философа. Критон спросил, не хочет ли он сказать еще что-нибудь, но Сократ промолчал, а вскоре тело его вздрогнуло в последний раз.

Асклепий — бог врачевания; поэтому последние слова Сократа можно трактовать двояко: либо он имел в виду отблагодарить божество жертвоприношением птицы за выздоровление своей души (т. е. за освобождение ее от тела), либо это была горькая ирония.

Обвинение. За что казнили Сократа? За что был осужден сократ кратко

Тренинг 2 (Сдала на 5)

Аристотель все формы государства разделил на правильные и неправильные. К правильным относится:
Аристократия

Первый в мировой истории парламент возник в:
1215 г.

Что такое норманнская теория?
Концепция о зарубежном характере появления государства на Руси

Основоположником социал-реформизма является:
И. Кант

Название теорию французского учёного Л. Дюги?
«Идеология солидарности»

Кто заложил основы системного анализа и структурного функционализма?
Т. Парсонс

Основной политологический труд Г. Гегеля называется:
«Философия права»

Первым марксистом в России был:
В. Г. Плеханов

Учение Фомы Аквинского стало официальной доктриной:
Католицизма

Кого можно назвать одним из «отцов» прикладной политологии?
Ч. Мерриама

Видный деятель либерального движения в России?
Б. Чичерин

Первым с требованием реформации церкви выступил:
М. Лютер

Кто выдвинул теорию «Москва – третий Рим»?
монах Филофей

Одним из направлений в народничестве было:
Заговорщическое

Родоначальниками либерализма являются:
Т. Гоббс и Дж. Локк

Какую организацию возглавлял П. И. Пестель?
Южное общество декабристов

Кто вошел в историю, как создатель российской психологической теории права?
Л. И. Петражицкий

Какой из мыслителей был приговорен к смертной казни, но из уважения к закону отказался от побега, который мог спасти ему жизнь?
Сократ

Культура либерализма стала предметом исследований для:
Р. Рорти

Назовите революционера, скомпрометировавшего себя убийством товарища:
С. Г. Нечаев

Добавлено через 13 минут
Тренинг 3 (Сдала на 4, 2 ошибки)

Что такое «легитимность»?
Законность власти, правомерность ее действий, справедливость требований, предъявляемых субъекта к объекту власти, соответствие основополагающим целям общества и общепринятым идеалам и ценностям.

Земли как субъекты федерации существуют в:
Канаде

Дайте определение раннефеодальному типу монархии.
Форма правления, для которой характерно становление феодальной собственности, когда феодалы группировались вокруг королевской власти.

Для юридической теории происхождения государства характерно представление, что:
Государство – правовое закрепление отношений власти и человека

Первый в истории референдум был проведен в:
Швейцарии

Какой мыслитель предполагал, что государство есть форма превосходства богатых над бедными, победителей над побежденными?
Т. Мор

«Кто гражданин в демократическом государстве, тот часто не считается за гражданина в олигархическом». Эти слова принадлежат:
Аристотелю

Кто из современных исследователей рассматривал политическую систему как кибернетическую модель, включающую «вход», «выход», блок принятия решений?
Д. Истон

Какой мыслитель считал, что истоки власти находятся в сознании и подсознании людей?
З. Фрейд

Какая трактовка происхождения власти говорит о том, что власть – это способность достижения целей?
Телеологическая

Какой теории происхождения государства не существует?
Политическая

Что не относится к мотивам подчинения?
Духовность власти

Какая внутренняя функция государства отвечает за развитие общества и внутриобщественных отношений?
Политическая

В дословном переводе термин «республика» означает:
Общенародные дела

Классическим примером полупрезидентской республики является:
Франция

Самым нестабильным государственным образованием является:
Конфедерация

Какая функция политической системы использует обеспечение общественного признания политики и власти?
Регулятивная

Одной из исторических форм власти являлась:
Анонимная.

Как называется власть, возникшая в результате разделения труда и сконцентрированная в руках правящего лица?
Индивидуализированная

Какой тип легитимности власти прививает исполнителям мессианскую идею?
Харизматическая.

Синонимом понятия «плебисцит» выступает:
Референдум

Анархистские трактовки власти связывают с именем:
М.А. Бакунина.

Назовите крупнейшую информационную утечку в начале XXI в.
Деятельность WikiLeaks.

При каком государственном деятеле был упущен шанс эволюции российского государства к ограниченной монархии?
Анна Иоанновна.

Сократ, желал изменить нравы и обычаи, он обличал зло, обман, незаслуженные привилегии, тем самым он вызвал ненависть у современников и должен за это поплатиться. Афиняне считали справедливыми законы и обычаи своего города, а чужие законы — ложными. Софисты утверждали, что нет вообще никакой общечеловеческой справедливости, а есть лишь право сильного и хитрого. Сократ же учил, что право, истина, справедливость — одни и те же для всех — и идут от внутреннего голоса, который звучит в душе каждого в ответственные минуты.

Сократа обвинили в безбожии, неблагочестии, хотя он был глубоко верующим человеком.

В ожидании смерти Сократ после суда провел в тюрьме долгих 30 дней. Дело в том, что еще накануне суда на остров Делос отплыл корабль с феорией, священным посольством. Наступили дни делосского праздника Аполлона. Смертные казни в Афинах в такие праздники приостанавливались до возвращения феории обратно.

В тюрьме Сократ пребывал в обычном для него светлом и бодром настроении. Его навещали родные и друзья. И до самого заката солнца последнего тюремного дня Сократа продолжались беседы — о жизни и смерти, добродетелях и пороках, законах и полисе, богах и бессмертии души.

Отсрочка казни дала Сократу возможность еще раз продумать смысл того божественного призвания, которое определило его жизненный путь и занятия.

В тюрьме Сократа часто навещал его старый друг Критон, который «ублаготворил», тюремного сторожа и добился его расположения. Накануне возвращения священного посольства с Делоса Критон стал настойчиво склонять Сократа к побегу из тюрьмы. Детали побега были уже продуманы его организаторами, друзьями Сократа. «Да и не так много требуют денег те, кто берется спасти тебя и вывести отсюда», — уговаривал Сократа его друг. Кроме самого Критона, дать деньги для побега пожелали Симмий и Кебет, да и другие сторонники Сократа. Конечно, признался Критон, организаторам побега приходится считаться с известным риском. На них, видимо, донесут, но друзья Сократа твердо решили спасти его.

Желая уговорить Сократа, Критон сослался на несправедливость приговора, напомнил об ответственности перед семьей и малолетними детьми, остающимися в нужде и без поддержки. Побег же будет успешным, и Сократ найдет приют у преданных друзей в Фессалии.

Привел Критон и такой довод. Отказ Сократа от побега, бросит тень и на его друзей. Большинство станет говорить, что друзья отшатнулись от Сократа в трудный час, пожалели денег и усилий для его спасения.

С предложением и доводами Критона Сократ не согласился. Бегство из тюрьмы было для него совершенно неприемлемо. Это было бы, по его мнению, бесчестным и преступным поступком, несправедливостью и злом. Хотя, большинство и в состоянии убить нас, заметил Сократ, однако, в вопросе о добродетельном, справедливом и прекрасном, следует руководствоваться не мнением большинства, а мнением людей разумных и самой истиной. «…Согласно или несогласно с этим большинство, пострадаем ли мы от этого больше или меньше, чем теперь, все равно, — считал Сократ, — несправедливый поступок есть зло и позор совершающего его, и притом во всех случаях».

Цель, даже высокая и справедливая, не оправдывает, по мнению Сократа, низких и преступных средств. И он считал недопустимым отвечать несправедливостью и злом на чужую несправедливость и зло. Сократ не раз высказывал ту мысль, что лучше претерпеть чужую несправедливость, чем самому творить ее. Воздавать злом за зло — несправедливо, полагал Сократ, расходясь в оценке этого ключевого этического момента с мнением большинства своих современников.

Критику мотивов бегства из тюрьмы Сократ в дальнейшем ведет от имени Законов, как если бы последние собственной персоной явились в тюремную камеру, чтобы своим авторитетом и личным вмешательством предотвратить замышляемое преступление. «Тогда посмотри вот как, — говорит Сократ Критону, — если бы, чуть только собрались мы отсюда удрать — или как бы мы это там ни назвали, — вдруг пришли Законы и само Государство и, заступив нам дорогу, спросили: ”Скажи-ка, Сократ, что это ты задумал? Не замыслил ли ты поступком, который собираешься совершить, погубить, насколько это от тебя зависит, нас, Законы, и все Государство? Или, по-твоему, еще может стоять целым и невредимым то государство, в котором судебные приговоры не имеют никакой силы, но по воле частных лиц становятся недействительными и отменяются?»»

Законы ставят Сократа перед альтернативой: если он погибнет в соответствии с приговором, он кончит свою жизнь, обиженный людьми, а не Законами; если же он убежит из тюрьмы, позорно воздав обидой за обиду и злом за зло, то нарушит свои обязанности гражданина перед Государством и Законами и причинит им ущерб. Такое преступление навлечет на него гнев не только земных, но и божественных законов.

Существенным мотивом против побега из тюрьмы был полисный патриотизм Сократа, его глубокая и искренняя привязанность к родному городу. У 70-летнего философа было достаточно времени уяснить свои взаимоотношения с Афинами. Вся долгая предшествующая жизнь его, если не считать участия в трех военных походах и одну отлучку из города во время праздника Посейдона на Истме, прошла в Афинах. Не все в афинской политике нравилось Сократу. Но все его критические выпады против афинских порядков и ссылки на Спарту и Крит как примеры благоустроенных государств неизменно оставались в границах и горизонте его полисного патриотизма. Преданность родному полису и его законам была для Сократа высшей этической нормой взаимоотношений гражданина и полиса в целом. Эта преданность ярко отображена в диалоге между человеком и государством по Сократу. По достижению совершеннолетия каждый человек имеет право выбирать государство для жизни. Критерия для избрания: законы, которые ему наиболее близки. Но, может сложиться такая ситуация, когда законы данного государства гражданина уже не будут устраивать. Вопрос Сократа: Должен ли он в этом случае уйти в другое государство? Сократ отвечает: Нет, менять государство недостойно, некрасиво. Гражданин обязан участвовать в народных собраниях, предлагать новые законы, приводить в их пользу разумные обоснования, он должен убеждать государство. Если не получится убедить, то нужно подчиняться тем законам, которые существуют. Плохой закон — есть закон.

Обвинители Сократа использовали стойкую молву о его спартанских настроениях, выдавая их за проявление враждебности к афинскому полису, его устоям и нравам. Это было злостной и нечистоплотной игрой на патриотических чувствах афинского демоса. Если какие-то черты спартанского пли критского государственного строя и нравились Сократу, из этого вовсе не следовало, будто он предпочитает эти полисы своему родному. Его реформаторская критичность была нацелена на разумное и справедливое, как он понимал, ведение государственных дел, а не на причинение ущерба Афинам. Жизнь и особенно смерть Сократа не оставляют сомнений на этот счет.

Последний день Сократа прошел в просветленных беседах о бессмертии души. Сократ признался своим друзьям в том, что он полон радостной надежды, — ведь умерших, как гласят старинные предания, ждет некое будущее. Сократ твердо надеялся, что за свою справедливую жизнь он после смерти попадет в общество мудрых богов и знаменитых людей. Смерть и то, что за ней последует, представляют собой награду за муки жизни. Как надлежащая подготовка к смерти жизнь — трудное и мучительное дело. «Те, кто подлинно предан философии, — говорил Сократ, — заняты, по сути вещей, только одним — умиранием и смертью. Люди, как правило, этого не замечают, но если это все же так, было бы, разумеется, нелепо всю жизнь стремиться к одной цели, а потом, когда она оказывается рядом, негодовать на то, в чем так долго и с таким рвением упражнялся!»

Подобные суждения Сократа опираются на величественное и очень глубокое, по его оценке, сокровенное учение пифагорейцев, гласившее, что «мы, люди, находимся как бы под стражей, не следует ни избавляться от нее своими силами, ни бежать». Смысл пифагорейского учения о таинстве жизни и смерти состоит, в частности, в том, что тело — темница души и что освобождение души от оков тела наступает лишь со смертью. Поэтому смерть — освобождение, однако самому произвольно лишать себя жизни нечестиво, поскольку люди — часть божественного достояния, и боги сами укажут человеку, когда и как угодна им его смерть. Закрывая, таким образом, лазейку для самоубийства как произвольного пути к освобождению, пифагорейское учение придает жизни напряженный и драматический смысл ожидания смерти и подготовки к ней.

Рассуждая в духе пифагорейского учения, Сократ считал, что он заслужил свою смерть, поскольку боги, без воли которых ничего не происходит, допустили его осуждение. Все это бросает дополнительный свет на непримиримую позицию Сократа, на его постоянную готовность ценой жизни отстоять справедливость, как он ее понимал. Подлинный философ должен провести земную жизнь не как попало, а в напряженной заботе.

Сократовская версия жизни в ожидании смерти была не безразличием к жизни, но, скорее, сознательной установкой на ее достойное проведение и завершение. Ясно поэтому, как трудно приходилось его противникам, которые, столкнувшись с ним, видели, что обычные аргументы силы и приемы устрашения не действуют на их оппонента. Его готовность к смерти, придававшая невиданную прочность и стойкость его позиции, не могла не сбить с толку всех тех, с кем он сталкивался в опасных стычках по поводу полисных и божественных дел. И смертный приговор, так логично завершивший жизненный путь Сократа, был в значительной мере желанным и спровоцированным им самим исходом. Смерть Сократа придала его словам и делам, всему, что с ним связано, ту монолитную и гармоничную цельность, которая уже не подвержена коррозии времени. Сократ, кончивший свою жизнь по-другому, был бы другим Сократом — не тем, кто вошел в историю и заметен в ней отовсюду.

Смертный приговор Сократу как преступнику осудил в глазах афинян и представленную им истину как преступницу. Смысл сократовской масштабности жизни, учения и смерти состоит в том, что происшедшее с ним в новом свете обнажило внутреннее напряжение и тайную связь между истиной и преступлением, позволило увидеть осуждение философской истины не как простую судебную ошибку или недоразумение, но как принцип в ситуации столкновения индивида и полиса. То, что очевидно для нас, было видно и понятно и самому Сократу: мудрость, несправедливо осужденная в его лице на смерть, еще станет судьей над несправедливостью. И, услышав от кого-то фразу: «Афиняне осудили тебя, Сократ, к смерти», — он спокойно ответил: «А их к смерти осудила природа».

«Избегнуть смерти нетрудно, а вот что гораздо труднее — это избегнуть испорченности: она настигает стремительнее смерти».

Заключение

В данном реферате я попытался раскрытьосновные гносеологические и этические проблемы философии Сократа. Влияние идей Сократа-та на развитие античной философской мысли.

найти ответ на вопрос о смирении Сократа с приговором, вынесенным ему на суде.

В центре философии Сократа – изучение человека, души и добродетели.

Сократ провозгласил: добродетель есть знание. Но не всякое знание, а лишь знание добра и зла, ведет к правильным, добродетельным поступкам. На этом основании он пришел к выводу о том, что никто не зол по своей воле, а лишь по неведению. Этические парадоксы Сократа положили начало непрекращающейся, и по сей день, дискуссии об отношениях знания и добродетели.

Сократу, говорившему о невозможности окончательных знаний о чем-либо, в равной степени было известно как то, что человек способен приобретать знания и умножать их, так и то, что знания и «искусство» сами по себе — великая сила. Однако он был уверен в том, что эта сила может быть использована и во благо, и во вред человеку. Согласно его учению, если человек не сделал главным вопросом своего бытия вопрос о самопознании, альтернативу добра и зла при сознательном предпочтении добра, всякие иные знания — не сделают человека счастливым. Более того, они могут сделать его несчастным.

Неудивительно поэтому, что учение Сократа о самопознании находится в тесной связи с теми дискуссиями, которые ведут в последнее время не только в философских и научных кругах, но и среди широких кругов интеллигенции как в нашей стране, так и во всем мире вокруг проблем «человек — наука — техника», «наука — этика — гуманизм».

Список литературы

1. Канке В.А. Философия: Учебное пособие для студентов высших и средних специальных учебных заведений.- М.: Логос, 2001.-с.25

2. Канке В.А. Философия: Учебное пособие для студентов высших и средних специальных учебных заведений.- М.: Логос, 2001.-с.26

3. Кессиди Ф.Х. Сократ. М. «Мысль», 1988. (серия «Мыслители прошлого»).

4. Избранные диалоги Платона. Под общ. ред. В. Асмуса и А. Егунова-М: Художественная литература, 1965, с. 50

5. Избранные диалоги Платона. Под общ. ред. В. Асмуса и А. Егунова-М: Художественная литература, 1965,с.62

6. Избранные диалоги Платона. Под общ. ред. В. Асмуса и А. Егунова-М: Художественная литература, 1965,с.70

6. Избранные диалоги Платона. Под общ. ред. В. Асмуса и А. Егунова-М: Художественная литература, 1965,с.71

До своего осуждения Сократ (469-399 до н.э.) — выдающийся древнегреческий философ — дважды был в ситуации, когда его мужественные поступки по велению совести грозили ему смертью. «Я доказал не словами, а делом, что мне смерть, попросту гово&ря, нипочем, а вот воздерживаться от всего несправедливого и нечестивого — это для меня все», — говорил Сократ на суде.
Официальное обвинение Сократа состояло из трех пунктов. Первый — «повинен в отрицании богов, признанных городом» (надо сказать, что в присяге, которую восемнадцатилетние юно&ши давали при приеме в афинские граждане, были слова: «Я буду чтить отеческие святыни»). Второй пункт — во «введении новых божественных существ». Обвинители Сократа имели в виду его внутренний голос. Из двух пунктов вытекал третий — «совраще&ние молодежи».
Эти обвинения нельзя назвать справедливыми, несмотря на их оправданность с позиций господствующей отрасли культуры — мифологии. Сократ ни в чем не провинился перед родным горо&дом. Он был патриотом афинского полиса и хотел лишь заменить одну отрасль культуры другой. Он был мучеником за философию, и философия после его казни победила, как позже распятие Хри&ста привело к победе религии над философией.
Сократ умер не только за конкретную идею, но за идею как таковую, и с его идей-понятий начинается философия. Сократ поплатился жизнью за превращение богов в понятия, мифологи&ческой истины в философскую.
Это первое философское жертвоприношение не выходило за рамки общекультурной схемы жертвоприношений: сами рамки раз&двинулись и вышли за пределы мифологии. Но есть и важное от&личие. На стадии философии культура поднялась до понимания жертвы как самопожертвования. Случилось это в «осевое время» (термин немецкого философа К.Ясперса), основными характе&ристиками которого были становление личности, резкое, скачко&образное развитие самосознания под влиянием тенденции рацио&нализации.
Сократ не только был готов умереть, но и в какой-то степени стремился к этому. Ницше недалек от истины, полагая, что при&говора «к смерти, а не к изгнанию… по-видимому, добился сам Сократ». Апофеоз философии — в словах Сократа, что только для истинного философа смерть означает конец мукам и начало веч&ной блаженной жизни. Это и есть, по Сократу, достижение до- ступного смертному человеку бессмертия. За такие обещания фи&лософия стала на пять веков в Греции и Риме главной отраслью культуры.
Особо следует сказать о сократовской иронии, которая могла привлекать к нему людей, но в какой-то степени послужила при&чиной его осуждения, когда в последнем слове он предложил вместо наказания устроить ему бесплатный обед в Пританее, после чего за казнь было подано больше голосов, чем до этого. Можно сказать, что Сократ подтолкнул сограждан к такому ре&шению.
Единственная просьба, с которой Сократ обратился к судьям, касалась детей: «Если, афиняне, вам будет казаться, что мои сы&новья, повзрослев, станут заботиться о деньгах или еще о чем- нибудь больше, чем о добродетели, воздайте им за это, донимая их тем же, чем я вас донимал».
Сократ мог бежать из тюрьмы, но не захотел этого сделать. Он отвечал, что всю жизнь подчинялся законам Афин и до конца останется этому верен. В назначенный час он выпил чашу с ядом.
В добровольной, по сути, смерти Сократа проявилось его по&нимание законов как не подлежащих нарушению, поскольку они приняты всеми. Сократ рассуждал, что если он следовал законам, когда они защищали его, то должен исполнять их и когда они наказывают его. Если закон плох, его надо менять, но, пока он существует в таком виде, ему надо подчиняться. Здесь проявилось понимание Сократом государства как «республики», т.е. общего достояния.
Всегда босой, в старом плаще, Сократ шагнул с улиц и пло&щадей Афин в историю культуры.
Как случилось, что в небольшом городе, в котором насчиты&валось около 20 тыс. граждан, родились Сократ, Платон, и к ним стекались сотни учеников со всей Греции, а философия росла наподобие снежного кома? Отправной точкой стала казнь Сокра&та. Платон стал Платоном, каким мы его знаем, наблюдая за осуж&дением и смертью Сократа (его первый знаменитый диалог — «Апология Сократа»), а дальше начался процесс, который, то за&тухая, то снова воспламеняясь, продолжается по сию пору.
Сократ — «одна из поворотных точек и осей так называемой всемирной истории». Если бы вся пробужденная Сократом сумма сил была обращена не на познание, а на эгоистические цели ин&дивида, то тогда, по Ницше, произошла бы всеобщая губитель&ная борьба народов.
Сократ создал определенное мировоззрение и собственными жизнью и смертью подтвердил верность своим взглядам. И если поверим современному философу Г. Марселю, что истина есть то, за что человек может умереть, то Сократ истину нашел. Сам Со&крат самокритично сказал в своей речи, что дельфийский ора&кул, признавший его мудрейшим из всех людей, воспользовался его именем ради примера, все равно как если бы он сказал: «Из вас, люди, всего мудрее тот, кто, подобно Сократу, знает, что ничего поистине не стоит его мудрость»». Но мудрость Сократа стоила торжества философии. «Страстный философский порыв Со&крата к полям блаженным на том свете обернулся духовным бес&смертием на этом свете».

Приветствую постоянных и новых читателей! В статье «Сократ: краткая биография и философия, видео» о жизни древнегреческого философа, одного из важнейших символов западной философской традиции. Годы жизни 469 — 399 до н. э.

Сократ: краткая биография и философия

С помощью вопросов и допросов этот философ создал новую ветвь философии, которая до сих пор была ограничена теориями природы, касающуюся морали и нравственного воспитания. Этот новый «жанр» в философской науке называется «этикой» (от этос: характеристика личности и индивидуальность).

Для Сократа моральное развитие было важнейшей человеческой задачей. Для него философия была не просто кучей учений и догм, а образом жизни. Живя по своим философским принципам, он не успел жить «для себя», отказываясь брать деньги за свое учение.

Афины

Будущий философ родился в Афинах, в Алопеке. Его отец, Софрониск, был скульптором, а его мать Фенарета, акушеркой. Молодой мыслитель имел близкие отношения с философом Анаксагором. Но его философия была под влиянием его понимания лишь постольку, поскольку Сократ не учитывает влияния богов в человеческой жизни.

Сократ. Годы жизни 469 — 399 до н. э.

Он считает, что человек это тот, кто делает свою жизнь. Сократ занимался скульптурой в юности и был приглашен Фидиасом на строительство трех благотворительных организаций Акрополя, который в то время строился снова после разрушения.

Это время впечатляющего культурного, интеллектуального и политического подъема в Афинах, который процветал под властью Перикла, великого стратега и защитника развития полисов.

Философ Сократ живет с чувством принадлежности Афинам и афинскому народу. Он проводит свою жизнь в постоянном контакте с полисом и людьми в нем.

Интересно, что его жену — Ксантиппу часто называют злой женщиной, но имея в виду, что муж не зарабатывал деньги (он никогда не брал деньги за свои разговоры), ни способствовал материальному благополучию своей семьи, неудивительно, что его супруга Ксантиппа часто злилась!

Софисты

В те далекие времена в Афинах действовали софисты, так называемые «учителя философии». Для которых не было абсолютной истины, все субъективно, и любая ситуация могла быть доказана так же успешно, как и противоположность.

Эта релятивизация истины не устраивала философа, который твердо верил в свое невежество и попытки софистов превратить любую ложь в истину и исказить любую истину.

У Сократа были частые споры с ними (что в итоге закончилось его смертью), в которых он применял так называемое «маэвистское искусство». Метод Сократа — своего рода «вспомогание при рождении правды».

«Я знаю, что ничего не знаю»

В соответствии со своей максимой: «Я знаю, что ничего не знаю» («scio me nihil scire» или «scio me nescire»), он задает вопросы, ответы на которые приводят к новым вопросам и диалектически достигают ситуаций, которые нельзя отрицать.

Таким образом, он стремится показать собеседнику, как истина, которой он придерживался перед началом диалога. может отличаться от подлинной. Он хотел показать, что истина может родиться диалектически, пройдя все ситуации, которые могут привести или не привести к ней.

В конце жизни, Сократ был слишком озлоблен политическими событиями и управлением Афин, которые находятся в руках олигархов после смерти Перикла (скончался во время эпидемии чумы) и Алкивиада (племянник Перикла убит заговорщиками во Фракии).

Но он не останавливается, чтобы бродить по улицам своего родного полиса и разговаривать со своими друзьями и всеми, кто встречается.

Обвинения и смерть Сократа

Из-за большого влияния, которое он оказывает на молодых людей и их различий с мнением правящей элиты, Сократ становится неудобной фигурой, которая может подорвать авторитет правителей, и против него они подают иск, в котором он обвиняется в извращении молодежи и введения новых богов.

Его близость к молодым людям интерпретируется как позор. А новые боги — это интерпретации Сократовского «Даймонион», который, по его словам, всегда мешает ему, когда он собирается ошибаться. Это «даймонион» Сократа — его совесть , что останавливает его от аморальных и неправильных поступков.

Сам мыслитель всегда утверждал, что тот, кто делает зло, не знает, что хорошо, то есть, если кто-то знает, что хорошо, он будет следовать этому и не совершит ошибок. Сократ не может доказать свою невиновность в этом процессе и обречен на смерть отравлением.

Жак Луи Давид «Смерть Сократа». 1787. Метрополитен-музей, Нью-Йорк, США

Несмотря на попытки своих друзей заставить его переехать с другой полис (и они организуют его побег!), он остается тверд в своем убеждении, что, если он это сделает, то предаст всю свою жизнь. Потому что это будет означать отказ от всего, что он сказал, он верил в безусловную правду. Сократ умирает, выпивая чашу яда цикуты (болиголов с добавками).

Он не оставил письменных работ, он предпочел этому разговор. У нас есть свидетельства только его современников и последователей. Платон рассказал о нем в своих «Диалогах», где Сократ — главный герой. Ксенофант тоже упоминает мыслителя, Аристофан пишет в комедии «Облака», где Сократ рассматривается как типичный софист.

Печальная история о смерти Сократа напоминает финал жизни римского философа Сенеки.

Подборка видео по теме «Сократ: краткая биография и философия»

Смотрите на сайте.

Дамы-Господа

На одном конкурсе сочинений о Сократе победила 12-летняя девочка, написавшая самое короткое: «Сократ ходил среди людей и говорил им правду. За это его убили». Лучше, пожалуй, и не скажешь в двух словах об этом босоногом старце, которого дельфийский оракул назвал «самым мудрым из смертных».

Родился он в 469 г. до н.э. в Афинах и умер там же в 399 г. до н.э., выпив по приговору суда чашу сока ядовитого растения цикуты. Отец его, небогатый ваятель-каменотес, не мог дать ему приличного образования, и откуда Сократ набрался своих обширных знаний, восхищавших современников, неизвестно.

Известно, что зимой и летом он ходил в одной одежде, хуже чем у иных рабов, часто босиком. Но популярность его была такова, что в 404 г. до н.э. правительство 30-и тиранов позвало его к себе на службу, однако он, рискуя жизнью, отказался наотрез. Он порицал все формы правления: аристократию, плутократию, тиранию и демократию, — как одинаково лицемерные и несправедливые. Но считал, что произвол одного все же лучше произвола многих — и что гражданин обязан соблюдать любые, даже самые плохие законы его родины.

В молодости он отличился в трех военных походах, вынес с поля боя раненого товарища.

Вошла в предание, как образец сварливости, его жена Ксантиппа, союз с которой поэт Мандельштам изобразил так:

Встречает пьяного Сократа

Крылатой руганью жена.

Возможно, он впрямь часто приходил домой навеселе, так как больше всего любил, болтаясь битый день по городу, задавать всем, кому не лень вступить с ним в беседу, свои знаменитые вопросы. Ну, а беседа и у древних греков была спутницей застолий и вина. За всю жизнь он не написал ни строки, отпечатавшись, как Христос, в пересказах его речей его учениками — главное Платоном и Ксенофонтом.

Сократ считается основоположником диалектики и первым, кто глубоко вскопал вопрос о сущностях — общих понятиях для разных вещей. Например что есть само по себе «прекрасное», «дурное», «полезное» и так далее. Впрочем он сам, мастер образной и цепкой речи, никак не формулировал свою философскую задачу. Но как влекомый некой путеводной целью странник запытывал всех простодушными внешне, но исподволь коварными, даже исполненными подчас язвительной иронии вопросами.

Чем надменней и самоуверенней был собеседник, тем беспощадней обставлял его Сократ — и, загнав в тупик, еще как бы спохватывался: да это я сам такой дурень, что совсем сбил с толку человека!

Но за этим вроде смешным делом крылся обессмертивший Сократа метод, который он сравнивал с хлопотами повивальной бабки, помогающей роженице. А целью этих хлопот было выуживание из хаоса противоречий и недомыслий того, что Сократ ставил выше всего в жизни — истины.

Но какую великую истину он извлек на свет? Да никакой — кроме единственной, которую не уставал повторять: что знает только то, что ничего не знает. И этим-то лишь отличается от невеж, которые тоже ничего не знают, но думают, что все знают.

За что же тогда он так почитался уже при жизни — а посмертно был возведен чуть не в родоначальники науки философии? Формально — за его диалектический метод, позже оформленный в учение о «единстве и борьбе противоположностей».

А в сути — за воплощенный им образ мыслителя, имеющего смелость выйти за пределы всего ведомого, дабы постичь силой ума загадочный, бездонный мир — прежде всего мир человека. Его неистовая страсть непредвзято и дотошно судить обо всем на свете не обходила ни самые простые с виду, «детские» вопросы — ни самые парадоксальные и даже запретные: о сущности богов и власти. Он, может, первым из всех мыслителей возвел в систему такой взгляд, что истина — не некий богоданный абсолют, а совокупность противоречивых и даже взаимоисключающих на первый взгляд сторон.

Вот он, к примеру, начав с самого тривиального, пытается установить сущность такого понятия как мужество: «Мужество ли, — спрашивает он собеседника, — не оставлять поле боя первым?» — «Конечно». — «А бежать от врага — трусость?» — «Разумеется». — «А если воин бежал с хитростью и с ее помощью победил врага?» Тут собеседник уже несколько смущается: как это он мог упустить такой подвох? И дальше от вопроса к вопросу, словно раздевая лист за листом кочан капусты, отсеивая всякое ложное или даже неточное суждение, Сократ стремится к сердцевине — и к чему приходит? Чаще всего никакого однозначного ответа в результате нет. Но мощный ум настойчивого босяка как бы продрал нас сквозь все противоречия предмета, заразил ощущением, что это продирание через наружную листву и есть путь к истине. Надо лишь, как бы внушает постоянно он, бесстрашно, не мигая смотреть в глаза правде — или мраку, при неимении достаточного света.

Как у иных есть абсолютный музыкальный слух, у него был абсолютный слух на всякую неправду. И его утверждение о собственном незнании не было скорей всего ни нарочитым парадоксом, ни кокетством тайного всезнайки. Похоже, он имел в душе какой-то неизреченный образ истины, понимая, что в современном ему мире нет возможности ее изречь. Потому главным образом неутомимо отметал прочь все неистинное, а в его беседах отрицаний куда больше, чем утверждений, и первые звучат куда убедительный вторых.

Отсюда же, видимо, происходят и два его самые загадочные для современников признания, за которые он и заплатил в итоге головой. Одно — что с каких-то пор в нем поселился некий внутренний голос, называемый им «демоном», который никогда не говорил, что надо делать, но говорил, чего делать не надо. Ну а второе — уже самое крамольное. Рассматривая проявления огромного числа тогдашних богов, он заподозрил, что они действуют не абы как, но за ними стоит некий безымянный архибог, и управляющий их действиями.

Но при всем этом он строго держался и неких положительных начал. Все то же, вероятно, внутреннее чувство, ломавшее все шаблоны отвлеченного суждения, заставляло его возводить гражданскую добродетель в высшее человеческое качество. И удивительно перекликаясь вновь с Христом, он за 4 века до Христа изрек одну из главных установок будущего богочеловека — что для всякого гораздо лучше терпеть зло, чем творить его. Но попутно впал в какое-то безумное для мудреца младенчество — сочтя, что если люди поймут, в чем добро, только ему и будут следовать!

Гражданский долг он стойко исполнял не только на войне. Сограждане запомнили его принципиальность на посту притана — члена совета Пританея, учреждения, отправлявшего властные и обрядовые функции. В Пританее еще угощали изысканным обедом за казенный счет отличившихся в пользу отечества героев — например победителей на Олимпийских играх. И когда некто был осужден на казнь, несправедливо по мнению Сократа, он один из всех 50-и коллег-пританов громко выступил против.

Но даже современному ребенку уже, наверное, ясно, что такому правдоборцу с его неукротимым словом и умом, рано или поздно должно было не поздоровиться. Для аристократов он был вызывающим простолюдином, беспощадно побивавшим в публичных спорах их купленную за большие деньги образованность. Для демократов — распугивающим их улов и срывающим их продувные вывески разоблачителем. Кто-то даже сравнил его с электрическим скатом, который своим ударом лишает языка любого спорщика. Еще кого-то пугал его великий критицизм и полная отвязанность суждений…

Но так как даже 30 тиранов не решились в открытую преследовать его за отказ служить им, сменившие их демократы завели против него тайную интригу. Считается, что руку к ней приложили и софисты, которых он высмеивал за бесцельную словесную эквилибристику. Но на них тогда возникла мода, они давали знатным юношам дорогостоящие уроки — а Сократ, учивший всех бесплатно, еще и подрывал их бизнес.

Плохую роль в его судьбе сыграл и знаменитый комедиограф Аристофан. Принадлежа к консервативной партии аграриев, он не делал различия между Сократом и софистами: и тот, и те были для него лишь вольнодумцами, попиравшими святую старину. В комедии «Облака» он вывел Сократа как раз в образе софиста, который сидит как сыч в своей «думальне» и учит молодежь не платить налоги и плевать на старших.

В итоге «группа товарищей» из демократов во главе с неким Анитом привлекла Сократа к суду по сфабрикованному, как называется сейчас, обвинению. Ему вменялось развращение юношества , отрицание отеческих богов и введение нового божества — «расстрельная» тогда статья. Правда, в гордившихся своей просвещенностью Афинах она практически не применялась — да и суд над Сократом мыслился скорей как бутафорский, с целью лишь окоротить его, но не лишать жизни. Но старина Сократ, военный ветеран, не поклонившийся и былым 30-и тиранам, не дал выставить себя в шутовской роли.

Когда ему дали слово, он, обычно весьма скромный в самооценках, в корне изменил своему правилу и сказал примерно следующее. Все, что говорилось здесь против меня — вранье. И хоть всем известно, что я могу затмить любого красноречием, сегодня к нему не прибегну и скажу одну правду. А она в том, что если есть в Афинах безупречный гражданин — это Сократ, герой трех войн, слуга отечества и истины, не развратитель, а воспитатель лучших мужей, чьи имена все знают. И если хотите по обычаю услышать, чего я сам считаю достойным за мои деяния — это обед в Пританее. Тем паче что он мне нужней, чем победителям олимпиад: они не нуждаются в пропитании, а я нуждаюсь.

После столь дерзкой отповеди судьи, ожидавшие просьбы о замене смертной казни изгнанием или хотя бы примирительного покаяния, взбеленились от ярости. И вопреки их первоначальному замыслу приговорили Сократа к смерти.

Это был беспримерный приговор: в Афинах никого еще не осуждали так строго всего за выразительное слово. И когда первая ярость судей стихла, они решили одну свою подлость выправить другой — передав друзьям Сократа, что если он захочет бежать из-под стражи, препятствий этому не будет. Этой подробности скверного дела посвящен щемящий сердце диалог Платона «Критон». Критона, ученика Сократа, подослали склонить его учителя к побегу, на что богатые сограждане даже сделали свою складчину. Но Сократ, не бегавший и от врага, на доводы Критона, что достойнейший из афинян не должен быть казнен, ответил так.

Всю свою жизнь я проповедовал законопослушание и могу ли теперь позволить людям говорить, что это было только лицемерием, которое вскрылось, едва дело коснулось моей жизни? Разве моим детям будет лучше, если я сгину с бесчестьем на чужбине? Я уже стар, все равно скоро умирать, так лучше умру с честью! Предчувствие мне говорит, что моих судей покарает рок, а мое имя будет в славе.

Еще широко разошлась в Афинах и в веках такая деталь. Другой ученик Сократа, Аполлодор, придя простится с учителем, горько сокрушился: «Особенно тяжело мне, Сократ, оттого что ты осужден несправедливо!» На что Сократ ответил: «А разве тебе было бы легче, если бы меня осудили справедливо?»

Последним его желанием было самому обмыться перед смертью, чтобы потом не пришлось возиться с ним другим. Он выпил, как заздравный кубок, чашу с ядом, лег и умер. Афиняне, до самого конца не верившие в казнь Сократа, пришли задним числом в такой гнев против его обвинителей, что те в страхе бежали из Афин — подтвердив тем предсмертное пророчество философа…

Показательно, что христианство, довольно плохо относившееся к античному языческому миру, выделило из него Сократа как предвестника Христа — за догадку о том архибоге. И в ранних христианских храмах Сократ даже изображался на иконах.

Но за что все же, если отрешиться от деталей, был убит этот гремучий праведник? Я думаю, лучше всего на это ответил он же сам его диалектическим посылом. Такие личности, служившие посмертно славе их народов, при жизни именно их совершенством входили в конфликт с властью, сложенной так или иначе из несовершенного большинства. И потому на таких светочей как Сократ, Христос, Джордано Бруно, протопоп Аввакум всегда находились такие казнители как афинский суд, синедрион, святая инквизиция, РПЦ. Причем последние казнили осужденных ими уже именем казненного Христа.

Диалектика Сократа, ушедшая за рамки его времени, пожалуй, объясняет и такой необъяснимый ныне парадокс. Жестокий сталинский режим породил у нас именно культ личности — когда могучих личностей было невообразимое сейчас число. Композиторы Прокофьев и Шостакович, писатели Шолохов, Булгаков и Пастернак, конструкторы Туполев, Яковлев, Ильюшин, Лавочкин; ученые Капица, Ландау, Курчатов — и этот список можно бесконечно продолжать. По нынешней метафизической трактовке все они произошли «вопреки» — но почему-то в наше «свободное» и благое время не происходит ничего подобного. Не пахнет ничем подобным свершениям той «плохой» поры, и последние обломки того великого «вопреки»-авиастроения — Ту-204 и Ил-96 — угроблены благодаря текущему «благодаря».

То есть наша «свобода» парадоксальным, но уловленным еще Сократом образом обернулась афинским судом, синедрионом и инквизицией вместе взятыми. В зародыше убила этим круговым зажимом весь творческий позыв, еще раз доказав сократовский посыл: что вид снаружи может быть полной противоположностью сокрытой под ним сути.

При тирании Сократ выжил, а при демократах был казнен — и всей своей жизнью и смертью дал нам на 24 века вперед повод задуматься о выведенных им на личной шкуре парадоксах бытия!

Сократ
Σωκράτης

Портрет Сократа работы Лисиппа , хранящийся в Лувре
Дата рождения:
Место рождения:
Дата смерти:
Место смерти:
Школа/традиция:
Основные интересы:
Оказавшие влияние:
Испытавшие влияние:

«Собеседники Сократа искали его общества не с тем, чтобы сделаться ораторами…, но чтобы стать благородными людьми и хорошо исполнять свои обязанности по отношению к семье, слугам (слугами были рабы), родным, друзьям, Отечеству, согражданам» (Ксенофонт , «Воспоминания о Сократе»).

Сократ считал, что благородные люди смогут управлять государством без участия философов, но, защищая истину, часто вынужден был принимать активное участие в общественной жизни Афин. Участвовал в Пелопоннесской войне — сражался под Потидеей , при Делии , при Амфиполе . Защищал от несправедливого суда демоса осуждённых на смерть стратегов , в том числе, сына своих друзей Перикла и Аспазии . Был наставником афинского политика и полководца Алкивиада , спас его жизнь в бою, но отказался принять в благодарность любовь Алкивиада, поскольку считал телесную любовь лишь следствием неспособности сдерживать порывы низменной стороны человеческой души .

После установления в результате деятельности Алкивиада диктатуры, Сократ осуждал тиранов и саботировал мероприятия диктатуры. После свержения диктатуры граждане, обозлённые тем, что, когда афинское войско бросило раненого главнокомандующего и разбежалось, Сократ спас жизнь Алкивиада (если бы Алкивиад погиб, он не смог бы вредить Афинам), в 399 г. до н. э. предъявили Сократу обвинение в том, что «он не чтит богов, которых чтит город, а вводит новые божества, и повинен в том, что развращает юношество ». Как свободный афинский гражданин, Сократ не был подвергнут казни палачом, а сам принял яд .

Суд над Сократом

Судебный процесс над Сократом описан в двух произведениях Ксенофонта и Платона со сходным названием Апология Сократа (греч. Ἀπολογία Σωκράτους ). «Апология » (др.-греч. ἀπολογία ) соответствует словам «Защита», «Защитительная речь». В произведениях Платона (см. Апология (Платон)) и Ксенофонта «Защита Сократа на суде » содержится защитительная речь Сократа на суде и описываются обстоятельства суда над ним.

На суде Сократ вместо принятого в то время обращения к милосердию судей, которое он объявляет унижающим достоинство и подсудимого, и суда, говорит о словах дельфийской пифии Херефонту о том, «что нет человека более независимого, справедливого и разумного, чем Сократ». Действительно, когда он с одной большой дубинкой разогнал спартанскую фалангу, собиравшуюся забросать копьями раненого Алкивиада, ни один вражеский воин не захотел сомнительной славы убийства или хотя бы ранения пожилого мудреца, а сограждане его собираются приговорить к смерти. Сократ также отвергает обвинения в богохульстве и развращении молодёжи.

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В данной статье рассматриваются культурно-исторические и социальные аспекты педерастии как сексуальных отношений между взрослым мужчиной и мальчиком или юношей. Влечение взрослого к детям как медицинская патология рассматривается в статье Педофилия , противоправные действия сексуального характера в отношении детей — в статье Сексуальные преступления против несовершеннолетних , сексуальные отношения между лицами одного пола — в статье Гомосексуальность .

Этимология и история словоупотребления в русском языке

Слово «педерастия» происходит от корней παις (по-гречески «мальчик» и вообще «ребёнок», что содержательно примерно соответствует современному понятию «несовершеннолетний» — совершеннолетие в Элладе наступало с 18 лет) и ἐραστής (любовник). В новоевропейский обиход слово paederastia (из греческого παιδεραστεια ) вошло в XVI веке, будучи заимствовано из диалога Платона «Пир» для обозначения сексуальной связи между зрелым мужчиной с одной стороны и подростком или юношей с другой. Но поскольку педерастия, или «греческая любовь», была наиболее распространённая и единственно нашедшая отражение в культуре форма мужских гомосексуальных отношений, к XIX веку частично в Европе, а особенно в России термин приобрёл значение мужской гомосексуальности вообще. Так, «Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона » прямо отождествляет педерастию с мужеложством , а «Большая советская энциклопедия » даёт следующее определение: «в узком смысле — мужеложство с мальчиками, в более широком — мужской гомосексуализм»; при этом второй смысл был в XIX—XX веках основным, а первый зачастую и вовсе не упоминается словарями.

В наше время в качестве сексологического термина слово вернуло себе изначальное лексическое значение и смысл и преимущественно понимается в смысле анального коитуса между взрослым мужчиной и мальчиком. Однако в массовом словоупотреблении оно используется как уничижительное обозначение мужской гомосексуальности вообще. Слово «педераст» и особенно его искажённые формы используются как бранные и считаются в сильной степени оскорбительными.

Из греческих прозаических произведений, касающихся темы педерастии, наиболее известен «Пир » Платона; к нему по теме примыкает и одноимённый диалог Ксенофонта . У Ксенофонта Сократ между прочим говорит:

«Похищение Ганимеда» . Скульптура Леохара

При том, что в обоих диалогах Сократ отстаивает преимущество духовной любви к мальчикам перед телесной, древнегреческая литература показывает, что атмосфера была буквально пропитана направленной на мальчиков и юношей сексуальностью, выражением которой, в конечном счёте, была и «платоническая», точнее сократическая, любовь. Вот например какой бытовой сценкой начинается один из диалогов Платона — «Соперники»:

(Хотя здесь употреблено слово «юноши», явно имеются в виду подростки-школьники).

Писал педерастические эпиграммы и Платон:

Душу свою на губах я почувствовал, друга целуя:
Бедная, верно, пришла, чтоб перелиться в него.

Платон Лирика.

Педерастические отношения воспринимались греками как высшие, по сравнению с отношениями между мужчиной и женщиной, так как только в них видели интеллектуальное и духовное начало, тогда же как отношения с женщиной воспринимались как отношения чисто телесные. Наиболее ярко эта идея представлена у Платона:

В науке неоднократно подчеркивалось, что длительный период истории сексуальных практик в древней Греции неверно анализировать через оппозицию гомо/гетеросексуальной активности . Более важно (хотя и не единственно возможно) противопоставление активного и пассивного начал (которое Фрейд называл второй прегенитальной фазой ), где активным субъектом («влюбленным») является взрослый полноправный член гражданской общины, а в роли пассивного субъекта («возлюбленного») может выступать женщина, юноша или чужеземец. В целом асимметричные (как по возрасту партнёров, так и по наличию влечения) отношения на протяжении всей истории Древней Греции заметно преобладали над симметричными, хотя отнюдь не исключали таковых. Лишь с формированием в греческой философии понятия личности (на протяжении V—IV веков до н. э.) среди философов начинает обсуждаться проблема характера любовного влечения индивида В других обществах, и прежде всего в классических Афинах , в отношении к таким связям существовало известное противоречие. С одной стороны, ценности и эстетика любви к юношам широко принимались и практиковались; с другой же стороны, пассивная, «женская» роль в половом акте считалась позорной и недостойной свободного гражданина. В Афинах существовал закон, лишавший гражданской чести (то есть значительной доли гражданских, прежде всего политических, прав) того, кто «отдавал свое тело в разврат». Понятно, что граница между осуждаемым «развратом» и идеализируемой «любовью» была (как впрочем и в наше время) достаточно субъективной. Её проводили по наличию корыстных мотивов; впоследствии философы выдвинули концепцию «платонической любви».

Такой моральной проблемы не видели в отношении неграждан и тем более рабов: существовала мужская проституция и мужские публичные дома.

Постепенное распространение ценностей сперва римской, а затем христианской морали ведет к принципиальной переоценке в общественном сознании отношения к различным формам любви.

«Сократ, уводящий Алквиада с ложа женщины», картина Ж. Б. Рагно, 1791

Рассказывали, что Сократу приснился сон: с жертвенника Эроту в Академии взлетел птенец лебедя и уселся ему на колени, а затем оперился и устремился к небу . С этим лебедем Сократ сравнивал своего лучшего ученика ЦИКУТЫ ВЫПИЛ СТРАШНЫЙ ЯД.

ЛЮБОМУ ПРЕЛЕСТИ РАЗВРАТА

МИНУТЫ ЖИЗНИ СОКРАТЯТ.

Россия напала на Украину!

Россия напала на Украину!

Мы, украинцы, надеемся, что вы уже знаете об этом. Ради ваших детей и какой-либо надежды на свет в конце этого ада –  пожалуйста, дочитайте наше письмо .

Всем нам, украинцам, россиянам и всему миру правительство России врало последние два месяца. Нам говорили, что войска на границе “проходят учения”, что “Россия никого не собирается захватывать”, “их уже отводят”, а мирное население Украины “просто смотрит пропаганду”. Мы очень хотели верить вам.

Но в ночь на 24-ое февраля Россия напала на Украину, и все самые худшие предсказания  стали нашей реальностью .

Киев, ул. Кошица 7а. 25.02.2022

 Это не 1941, это сегодня. Это сейчас. 
Больше 5 000 русских солдат убито в не своей и никому не нужной войне
Более 300 мирных украинских жителей погибли
Более 2 000 мирных людей ранено

Под Киевом горит нефтебаза – утро 27 февраля, 2022.

Нам искренне больно от ваших постов в соцсетях о том, что это “все сняли заранее” и “нарисовали”, но мы, к сожалению, вас понимаем.

Неделю назад никто из нас не поверил бы, что такое может произойти в 2022.

Метро Киева, Украина — с 25 февраля по сей день

Мы вряд ли найдем хоть одного человека на Земле, которому станет от нее лучше. Три тысячи ваших солдат, чьих-то детей, уже погибли за эти три дня. Мы не хотим этих смертей, но не можем не оборонять свою страну.

И мы все еще хотим верить, что вам так же жутко от этого безумия, которое остановило всю нашу жизнь.

Нам очень нужен ваш голос и смелость, потому что сейчас эту войну можете остановить только вы. Это страшно, но единственное, что будет иметь значение после – кто остался человеком.

ул. Лобановского 6а, Киев, Украина. 26.02.2022

Это дом в центре Киева, а не фото 11-го сентября. Еще неделю назад здесь была кофейня, отделение почты и курсы английского, и люди в этом доме жили свою обычную жизнь, как живете ее вы.

P.S. К сожалению, это не “фотошоп от Пентагона”, как вам говорят. И да, в этих квартирах находились люди.

«Это не война, а только спец. операция.»

Это война.

Война – это вооруженный конфликт, цель которого – навязать свою волю: свергнуть правительство, заставить никогда не вступить в НАТО, отобрать часть территории, и другие. Обо всем этом открыто заявляет Владимир Путин в каждом своем обращении.

«Россия хочет только защитить ЛНР и ДНР.»

Это не так.

Все это время идет обстрел городов во всех областях Украины, вторые сутки украинские военные борются за Киев.

На карте Украины вы легко увидите, что Львов, Ивано-Франковск или Луцк – это больше 1,000 км от ЛНР и ДНР. Это другой конец страны. 25 февраля, 2022 – места попадания ракет

25 февраля, 2022 – места попадания ракет «Мирных жителей это не коснется.»

Уже коснулось.

Касается каждого из нас, каждую секунду. С ночи четверга никто из украинцев не может спать, потому что вокруг сирены и взрывы. Тысячи семей должны были бросить свои родные города.
Снаряды попадают в наши жилые дома.

Больше 1,200 мирных людей ранены или погибли. Среди них много детей.
Под обстрелы уже попадали в детские садики и больницы.
Мы вынуждены ночевать на станциях метро, боясь обвалов наших домов.
Наши жены рожают здесь детей. Наши питомцы пугаются взрывов.

«У российских войск нет потерь.»

Ваши соотечественники гибнут тысячами.

Нет более мотивированной армии чем та, что сражается за свою землю.
Мы на своей земле, и мы даем жесткий отпор каждому, кто приходит к нам с оружием.

«В Украине – геноцид русскоязычного народа, а Россия его спасает.»

Большинство из тех, кто сейчас пишет вам это письмо, всю жизнь говорят на русском, живя в Украине.

Говорят в семье, с друзьями и на работе. Нас никогда и никак не притесняли.

Единственное, из-за чего мы хотим перестать говорить на русском сейчас – это то, что на русском лжецы в вашем правительстве приказали разрушить и захватить нашу любимую страну.

«Украина во власти нацистов и их нужно уничтожить.»

Сейчас у власти президент, за которого проголосовало три четверти населения Украины на свободных выборах в 2019 году. Как у любой власти, у нас есть оппозиция. Но мы не избавляемся от неугодных, убивая их или пришивая им уголовные дела.

У нас нет места диктатуре, и мы показали это всему миру в 2013 году. Мы не боимся говорить вслух, и нам точно не нужна ваша помощь в этом вопросе.

Украинские семьи потеряли больше 1,377,000 родных, борясь с нацизмом во время Второй мировой. Мы никогда не выберем нацизм, фашизм или национализм, как наш путь. И нам не верится, что вы сами можете всерьез так думать.

«Украинцы это заслужили.»

Мы у себя дома, на своей земле.

Украина никогда за всю историю не нападала на Россию и не хотела вам зла. Ваши войска напали на наши мирные города. Если вы действительно считаете, что для этого есть оправдание – нам жаль.

Мы не хотим ни минуты этой войны и ни одной бессмысленной смерти. Но мы не отдадим вам наш дом и не простим молчания, с которым вы смотрите на этот ночной кошмар.

Искренне ваш, Народ Украины

Суд над Сократом — atsinis — LiveJournal


Давид Жак-Луи. Смерть Сократа (1787, Нью-Йорк, Музей «Метрополитен»)

Сократ, знаменитый афинский мудрец и чудак, выдающийся греческий философ. Выдающийся настолько, что всю античную греческую философию так и делят — на «до Сократа» и «после Сократа». Именно Сократ, насколько нам известно, первым применил диалектический метод — термин «диалектика» происходит от слова «диалог», именно диалог у Сократа — главный метод поиска истины. Сократ никогда не записывал свои мысли, всё — только в живом диалоге. Поэтому всё, что мы о нем знаем, дошло до нас в виде записей его учеников. Но диалоги Сократа — не чистая софистика, переливание мысли из пустого в псевдополное.

Правда, первым диалектиком его назвать не вполне верно — первым диалектиком правильнее считать другого греческого философа, Гераклита, именно он — автор первой диалектической картины мира («Всё течет, все меняется», «Всё состоит из огня», «Война» — отец всего и т. д.).

Жил он бедно, ходил в грубом плаще, ел что попало. Объяснял: «Я ем, чтобы жить, а остальные живут, чтобы есть». И еще: «Говорят, боги ни в чем не нуждаются; так вот, чем меньше человеку надо, тем больше он похож на бога». Гуляя по рынку, он приговаривал: «Как приятно, что есть столько вещей, без которых можно обойтись!»

Ему присылали подарки — он отказывался. Жена его Ксантиппа злилась и бранилась — он объяснял: «Если бы мы брали все, что дают, нам бы ничего не давали, даже если бы мы просили». Ксантиппа попрекала его бедностью: «Что скажут люди?» Он отвечал: «Если люди разумные, то им все равно; если неразумные, то нам все равно». Ксантиппа жаловалась, что ей не в чем выйти посмотреть на праздничное шествие. Он отвечал: «Видно, ты не так хочешь на людей посмотреть, как себя показать?» Она ругалась — он улыбался; она окатывала его водой — он отряхивался и говорил: «У моей Ксантиппы всегда так: сперва гром, потом дождь».

Мудрецом Сократа объявил сам дельфийский оракул. Был задан вопрос: «Кто из эллинов самый мудрый?» Оракул ответил: «Мудр Софокл, мудрей Еврипид, а мудрее всех Сократ». Но Сократ отказался признать себя мудрецом: «Я то знаю, что я ничего не знаю». Богам он так и молился, словно не знал о чем: «Пошлите мне все хорошее для меня, хотя бы я и не просил о том, и не посылайте дурного, хотя бы я и просил о том!»

Свой метод диалектических споров Сократ отточил настолько, что его просто боялись, «И многие, доведенные до отчаяния [разговором с] Сократом, больше не желали иметь с ним дела». Вопросы Сократ задавал под стать — «что такое справедливость?» и всё в таком духе, попробуй ответь. Хотя древние греки мудрость уважали и любили (философия это по-гречески и есть «любомудрие»), эту неоднозначность, критичность мышления Сократа афинские граждане невзлюбили. Там присутствовал, конечно, и политический аспект — но то дело для Греции скорее привычное. В 399 г. до н. э. предъявили Сократу обвинение в том, что «он не чтит богов, которых чтит город, а вводит новые божества, и повинен в том, что развращает юношество».

«Занимательная Греция» нашего выдающегося филолога М.Л. Гаспарова — одна из моих самых любимых книг, читал раз 6-7, не выходя в реальный мир, рекомендую всем. Действительно, занимательно, увлекательно и одновременно — очень со, после прочтения складывается очень цельная картина жизни и истории античной Греции. У Гаспарова есть и книжка про Рим — «Капиталийская волчица», но она, на мой взгляд, не такая интересная. Чувствуется, что про Грецию Михаил Леонович писал с истинным удовольствием — оно и понятно, греческая культура действительно гораздо разнообразнее и богаче культуры Римской.

История суда над Сократом — в каком-то смысла для древней Греции беспрецедентна. Бывало, что с философами судились, бывало, что и изгоняли — но на смерть осудили только одного, Сократа. В книге М.Л Гаспарова этот процесс описан очень ярко и интересно (всё — по дошедшим до нас историческим материалам, судебный процесс над Сократом описан в двух произведениях Ксенофонта и Платона со сходным названием Апология Сократа (греч. Ἀπολογία Σωκράτους)).

Суд над Сократом
(из книги М.Д Гаспарова «Занимательная Греция»)

В Афинах заседает суд. В Афинах любят судиться, за это над афинянами давно все подшучивают. Но этот суд — особенный, и народ вокруг толпится гуще обычного. Судят философа Сократа — за то же, за что судили тридцать лет назад Анаксагора и двенадцать лет назад Протагора. Его обвиняют в том, что он портит нравы юношества и вместо общепризнанных богов поклоняется каким то новым.

Сократу семьдесят лет. Седой и босой, он сидит перед судьями и с улыбкой слушает, что говорят один за другим три обвинителя: Мелет, Анит и Ликон. А говорят они сурово, и народ вокруг шумит недоброжелательно. Ведь всего пять лет, как кончилась тяжелая война со Спартой, всего четыре года, как удалось сбросить власть «тридцати тиранов», государство с трудом приводит себя в порядок. Как это случилось, что при отцах и дедах Афины были сильнее всех в Элладе, а теперь оказались на краю гибели? Может быть, в этом виноваты такие, как Сократ?

— Сократ — враг народа, — говорят одни. — Наша демократия стоит на том, чтобы всякий гражданин имел доступ к власти: всюду, где можно, мы выбираем начальников по жребию, чтобы все были равны. А Сократ говорит, будто это смешно — так же смешно, как выбирать кормчего на корабле по жребию, а не по знаниям и опыту. А у кого из граждан есть досуг, чтобы приобрести в политике знания и опыт? Только у богатых и знатных. Вот они и трутся около Сократа, слушают его уроки, а потом губят государство. Когда была война, нас чуть не погубил честолюбец Алкивиад; когда кончилась война, нас чуть не погубил жестокий Критий; а оба они были учениками Сократа.

— Сократ — друг народа, — говорят другие. — И Алкивиад, и Критий были хорошими гражданами, пока слушали Сократа, и стали опасными, лишь когда отбились от него. Разве «тридцать тиранов» любили Сократа? Нет, они тоже боялись его и тоже уверяли, будто он портит нравы юношества. Тайных уроков он не давал, жил у всех на виду, разговаривал со всеми запросто. Да, он всегда говорил: «Государством должны управлять только люди хорошие», — но он никогда не добавлял, как это любят знатные: «Нельзя научиться быть хорошим, можно только быть хорошим от рождения». Он как раз и учил людей быть хорошими, будь ты богач или бедняк, лишь бы сам хотел учиться. А что это трудно — его ли вина?

— Сократ — чудак и насмешник, — соглашаются и те и другие. — Он задает вопросы и не дает ответов; сколько ни отвечай, а все чувствуешь себя в тупике. Другие философы говорят: «думай то то!», а он: «думай так то!» Додумаешься до чего нибудь, скажешь ему, а он переспросит раз, и видишь: нужно дальше думать. А нельзя же без конца думать, надо когда то и дело делать. Начнешь, недодумав, а он улыбается: «не взыщи, коли плохо получится». Понятно, что так ни дома, ни государства не наладишь. Интересно с ним, но неспокойно. Обвинители говорят: «Казнить его смертью»; это, конечно, слишком, а проучить его надо, чтобы жить не мешал.

Но вот обвинители кончили, и Сократ встает говорить защитительную речь. Все прислушиваются.
«Граждане афиняне, — говорит Сократ, — против меня выдвинуты два обвинения, но оба они такие надуманные, что о них трудно говорить серьезно. Наверное, дело не в них, а в чем то другом.
Говорят, будто я не признаю государственных богов. Но ведь во всех обрядах и жертвоприношениях я всегда участвовал вместе со всеми, и каждый это видел. Говорят, будто я поклоняюсь новым богам, — это про то, что у меня есть внутренний голос, которого я слушаюсь. Но ведь верите же вы, что дельфийская пифия слышит голос бога и что гадателям боги дают знамения и полетом птиц, и жертвенным огнем; почему же вы не верите, что и мне боги могут что то говорить?

Говорят, будто я порчу нравы юношества. Но как? Учу изнеженности, жадности, тщеславию? Но я сам ведь не изнежен, не жаден, не тщеславен. Учу неповиновению властям? Нет, я говорю: „Если законы вам не нравятся, введите новые, а пока не ввели, повинуйтесь этим“. Учу неповиновению родителям? Нет, я говорю родителям: „Вы ведь доверяете учить ваших детей тому, кто лучше знает грамоту; почему же вы не доверяете их тому, кто лучше знает добродетель?“


Антонио Канова. Сократ, защищающийся в суде (конец XVIII в., Поссаньо, Гипсотека Кановиана)

Нет, афиняне, меня здесь привлекают к суду по другой причине, и я даже догадываюсь, по какой. Помните, когда то дельфийский оракул сказал странную вещь: „Сократ — мудрее всех меж эллинов“. Я очень удивился: я то знал, что этого быть не может, — ведь я ничего не знаю. Но раз так сказал оракул, надо слушаться, и я пошел по людям учиться уму разуму: и к политикам, и к поэтам, и к гончарам, и к плотникам. И что же оказалось? Каждый в своем ремесле знал, конечно, больше, чем я, но о таких вещах, как добродетель, справедливость, красота, благоразумие, дружба, знал ничуть не больше, чем я. Однако же каждый считал себя знающим решительно во всем и очень обижался, когда мои расспросы ставили его в тупик. Тут то я и понял, что хотел сказать оракул: я знаю хотя бы то, что я ничего не знаю, — а они и этого не знают; вот потому я и мудрее, чем они.

С тех самых пор я и хожу по людям с разговорами и расспросами: ведь оракула надо слушаться. И многие меня за это ненавидят: неприятно ведь убеждаться, что ты чего то не знаешь, да еще столь важного. Эти люди и выдумали обвинение, будто я учу юношей чему то нехорошему. А я вовсе ничему не учу, потому что сам ничего не знаю; и ничего не утверждаю, а только задаю вопросы и себе и другим; и, задумываясь над такими вопросами, никак нельзя стать дурным человеком, а хорошим можно. Потому я и думаю, что совсем я не виноват».

Судьи голосуют. Как видно, они тоже не принимают всерьез обвинений Мелета и Анита — правда, они признают Сократа виновным, но лишь малым перевесом голосов. Теперь надо проголосовать за меру наказания. Закона на такие случаи нет: обвинитель должен предложить свою меру наказания, обвиняемый — свою, а суд — выбрать. Обвинители свою уже предложили: смертную казнь. Пусть Сократ со своей стороны предложит достаточный штраф, и наверняка он этим и отделается. Но Сократ говорит:

— Граждане афиняне, как же я могу предлагать себе наказание, если я считаю, что я ни в чем не виноват? Я даже думаю, что я полезен государству тем, что разговорами своими не даю вашим умам впасть в спячку и тревожу их, как овод тревожит зажиревшего коня. Поэтому я бы назначил себе не наказание, а награду — ну, например, обед за казенный счет, потому что я ведь человек бедный. А то какой же штраф могу я заплатить, если всего добра у меня и на пять мин не наберется? Пожалуй, одну мину как нибудь заплачу, да еще, может быть, друзья добавят.
Это уже похоже на издевательство. Народ шумит, судьи голосуют и назначают Сократу смертную казнь. Приговоренному предоставляется последнее слово. Он говорит:

— Я ведь, граждане, старый человек, и смерти мне бояться не пристало. Что приносит людям смерть, я не знаю. Если загробного мира нет, то она избавит меня от тяжкой дряхлости, и это хорошо; если есть, то я смогу за гробом встретиться с великими мужами древности и обратиться со своими расспросами к ним, и это будет еще лучше. Поэтому давайте разойдемся: я — чтобы умереть, вы — чтобы жить, а что из этого лучше, нам неизвестно.
Его казнили не сразу: был праздничный месяц, и все казни откладывались. Друзья предлагали ему бежать из тюрьмы; он сказал: «Зачем? Чтобы нарушить закон и вправду заслужить наказание? И куда? Разве есть такое место, где не умирают?» Ему сказали: «Но ведь больно смотреть, как ты страдаешь незаслуженно!» Он ответил: «А вы бы хотели, чтобы заслуженно?» Его спросили: «Как тебя похоронить?» Он ответил: «Плохо же вы меня слушали, если так говорите: хоронить вы будете не меня, а мое мертвое тело».


Антонио Канова. Сократ, принимающий чашу с цикутой (конец XVIII в., Поссаньо, Гипсотека Кановиана)

Казнили в Афинах ядом. Сократу подали чашу — он выпил ее до дна. Друзья заплакали — он сказал: «Тише, тише: умирать надо по хорошему!» Тело его стало холодеть, он лег. Когда холод подступил к сердцу, он сказал: «Принесите жертву богу выздоровления». Это были его последние слова.

*    *    *

То есть казнить Сократа должны были чуть не через месяц после вынесения афинянами несправедливого по своей сути приговора. Его обвинителями выступили главные афинские демократы, своего рода «общественно-политическая элита» — гражданственный поэт Мелет, тираноборец Анит, демократический оратор Ликон. Судили они его от имени великих афинских правителей — Перикла, Фемистокла. Судили, понятно, по сфабрикованному обвинению — но уж очень достал упрямый, строптивый философ. Сократ не оспаривает такой суд, суд людей. Великий спорщик Сократ не любил пустого красноречия — он решил защищать себя сам, говоря, как вы видите, самые простые слова, и — выйгравший столько споров! — этот процесс проиграл. Друзья предлагали ему бежать — но Сократ наотрез отказался. Почему? Потому что Сократ не мог поставить себя выше закона, даже если этот закон не верен или не справедливо применен, это противоречило тому, что он сам говорил и чему учил. Для Сократа Закон  — выше, важнее Сократа.

Сам закон не стал дурен, просто его применили недобросовестные люди. Если Сократ убежит, то нарушит закон так же, как нарушили закон его обвинители, как говорится — «закон что дышло». Но своим поступком Сократ в который раз утвердил требования, свою этику – разумность и соблюдение законов. Бежать для него — даже хуже, чем смерть. Обвинители думают, что они могут стать выше Сократа, осудив его на смерть — Сократ же стал выше них, не поправ закон, не унижая себя, а наоборот — подавая пример соблюдения закона, не отказываясь от своих убеждений, от своей сущности.


В.С. Нерсесянц. Сократ : Споры о спорщике

140
СПОРЫ О СПОРЩИКЕ

Трагический финал Сократа придал всей его жизни, его словам и делам, учению и личности уникальную цельность и завершенность, неувядаемую привлекательность. Конец, как говорится,— делу венец. Насильственная смерть обрамила все сократовское особым ореолом неподдельности и высокой правды. Она оказалась одной из тех сократовских загадок, интерес к которым пережил античность, средневековье, новое время и сохранился до наших дней. Казнь Сократа, подведя итог прошлому, стала исходным пунктом его духовного шествия сквозь века.
Смерть Сократа всколыхнула афинян и приковала к нему их внимание. Вспоминали пророчество сирийского мага, предсказавшего Сократу насильственную смерть. Обсуждали и сократовские слова о возмездии, которое постигнет его обвинителей. Вскоре после сократовской казни, сообщает Диоген Лаэртский, афиняне, раскаявшись в содеянном и считая себя введенными злоумышленно в заблуждение, приговорили Мелета к смерти, а остальных обвинителей — к изгнанию. Сократу же была сооружена Лизиппом бронзовая статуя, которая выставлялась в афинском музее Помпейон.
И воодушевленный этой идеей праведного возмездия, Диоген Лаэртский много веков спустя посвятил памяти Сократа следующую эпиграмму, приводимую в его книге о знаменитых философах:
Пей на Олимпе нектар, о Сократ! Боги всемудрые мудрым тебя объявили, Твои ж афиняне, тебе протянувшие яд, Сами устами твоими его и испили.
О наказании врагов Сократа сообщают и другие древние авторы. Так, по Диодору, обвинители Сократа были казнены без суда. По сведениям Плутарха, они повесились, презираемые афинянами и лишенные ими «огня н воды». По версии ритора Фемистия (IV в. н. э.), Анит был побит камнями.
Возможно, все эти сведения о раскаянии и возмездии во многом преувеличены и являются последующей исторической данью прозревших потомков трагической судьбе Сократа. Но, зная склонность его соотечественников к пе-

141

ресмотру содеянных ими под горячую руку несправедливостей, легко допустить их раскаяние и в данном случае — тем более, что дело было, как говорится, сделано, а раскаяние — не только целительная процедура очищения от вины и ответственности перед казненным, но и форма причащения к его нараставшей славе. Живой Сократ был тягостен и невыносим для современников, но, уйдя из жизни, он возвысился над той суетной игрой страстей и мнений, которой всегда нужны безмолвные кумиры.
Уже вскоре после казни Сократа устные споры о нем стали дополняться все разраставшейся литературной полемикой. Значительную активность в этом направлении развили ученики и последователи Сократа, которые в модном тогда жанре «апологии» отстаивали его взгляды и позицию, правоту его дела. С подобными «апологиями Сократа» выступили Платон, Ксенофонт и Лисий, а в дальнейшем также и стоик Теон из Антиохии, платоник Теодект из ликийской Фаселиды, Деметрий Фалерский (IV—III вв. до н. э.). Этот жанр пользовался в древности большой популярностью. И даже много веков спустя ритор Либаний (IV в. н. э.) разрабатывал свою версию защитительной речи Сократа на суде в духе традиций данного жанра.
Антисократовское направление противопоставило «апологиям» сократиков жанр «обвинения», «обвинительных речей». Так, в первое послесократовское десятилетие эту литературную форму использовал афинский ритор и писатель Поликрат.
Судя по сохранившимся источникам и сведениям, уже в античных спорах о Сократе успех сопутствовал его приверженцам, сократикам, которые явно превосходили своих идейных противников талантом, числом и организованностью.
Каждая из соперничавших между собой сократических школ — платоники, киники во главе с Антисфеном, киренаики-гедонисты во главе с Аристиппом, мегарики во главе с Эвклидом, элидская школа во главе с Федоном и др. — внесла свою лепту в общее для всех сократиков дело духовной реабилитации учителя в качестве образцового человека и философа.
Особо выдающуюся роль для всемирно-исторических судеб духовного наследия Сократа сыграла школа Платона. Организованная им в 387 г. до н. э. в зеленом пригоро-

142

де Афин знаменитая Академия просуществовала около тысячи лет, до 529 г. н. э., когда была закрыта императором Юстинианом. От платоновской Академии влияние Сократа тянется в Лицей Аристотеля, к перипатетикам. Л мировой платонизм и аристотелизм стали ведущими течениями философской мысли на протяжении всего последующего духовного развития.
Через киников и киренаиков влияние Сократа с известными модификациями и трансформациями сказалось на эпикурейцах, стоиках и скептиках — первоначально греческих, а затем и римских. Характеризуя эпикуреизм, стоицизм и скептицизм как «форму, в которой Греция перекочевала в Рим», К. Маркс в своей докторской диссертации писал: «Наконец, разве это случайность, что указанные системы признают действительностью истинной науки тот образ, который, в лице семи мудрецов, знаменует мифологическое начало греческой философии и который, словно в фокусе, воплотился в Сократе, этом демиурге философии, я имею в виду образ мудреца…» *
Совместными усилиями сократиков «мудрость Сократа» стала общепризнанным фактом, хотя каждый из его последователей по-своему понимал и трактовал ее. Общим для всех них были отстаивание — с различной, правда, интенсивностью — принципа независимости истинного «мудреца» от внешних обстоятельств, акцент на внутреннем спокойствии духа и свободе от окружающей общественно-политической жизни с ее суетными интригами и борьбой за кажущиеся блага. Рисуя портрет такого «мудреца», обычно апеллировали к сократовской иронической манере отношения к жизни и окружающим, восхищались стойкостью его духа на суде, его жертвой жизнью во имя истины и т. п.
Мотив сократовской иронии широко использовался уже Платоном, оставившим потомкам бессмертный облик Сократа — стража истины, вечно борющегося за правое дело и ради него легко и радостно идущего на смерть. А, скажем, для римского стоика Эпиктета позиция Сократа на суде является выразительным примером отношения к жизни как к игре, игре в мяч. «Следовательно,— говорил он,— и Сократ мог играть в мяч. Каким же образом? Он мог играть в мяч в зале суда. Но что за мяч был у него тогда под руками? Жизнь, свобода, изгнание, яд, утрата жены, дети,

* Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 40, с. 157—158.
143

обреченные на сиротство. Вот что было под рукою, чем он играл. Но тем не менее он играл и бросал мяч, как то следует» *.
В качестве «игрока» трактовал Сократа и Плотин, основатель школы неоплатонизма. Правда, он уподоблял игре лишь внешнюю сторону жизни, но не внутреннюю ее духовность. «Если, следовательно, Сократ играет,— заметил Плотин,— то он играет все же лишь внешним Сократом» **.
Для христианства, испытавшего значительное влияние неоплатонизма и стоицизма, в целом характерна тенденция к религиозной героизации Сократа в качестве хотя и языческого, но все же близкого по духу мученика веры. Так, Августин Блаженный (354—430 гг.) в сочинении «О граде божием» отмечает близость к христианской философии сократовской мудрости и сократовской тяги к вечной истине. Еще выше престиж Сократа котировался у представителей греческой ветви патристики (философии «отцов церкви»), склонной к частым параллелям между Сократом и Христом.
Но для христианских авторов, при всем их пиетете к Сократу, он как язычник оставался отверженным и лишенным божьей благодати. Показательно в этом плане отношение к нему Данте, который поместил Сократа вместо с другими великими и добродетельными язычниками-нехристианами (Аристотелем, Платоном, Демокритом, Гераклитом, Диогеном, Фалесом, Анаксагором, Зеноном, Эмпедоклом, Орфеем, Сенекой, Птолемеем и др.), несмотря на свое восхищение ими, все же в аду, хотя и в круге первом. О тех, что находятся в этом лучшем месте католического ада, в Лимбе, провожатый Данте Вергилий замечает:

«Что ж ты но спросишь,— молвил мой вожатый,—
Какие духи здесь нашли приют?
Знай, прежде чем продолжить путь начатый,
Что эти не грешили; не спасут
Одни заслуги, если нет крещенья,
Которым к вере истинной идут;
Кто жил до христианского ученья,
Тот бога чтил не так, как мы должны.

* Цит. по кн.: Т. Гомперц. Жизнепонимание греческих философов и идеал внутренней свободы. СПб., 1912, с. 90.

** Там же.
144

Таков и я. За эти упущенья,
Не за иное, мы осуждены,
И здесь, по приговору высшей воли,
Мы жаждем и надежды лишены».
(«Божественная комедия». Ад, IV, 31—40).

С освобождением европейской мысли от догм христианской теологии интерес к Сократу заметно усилился. Для просветителей Сократ — их античный предшественник и соратник, герой разума и великий святой из мирового философского календаря.
В центре сократовской морально-философской проблематики оказывается И. Кант в своих поисках пути к вечному миру, нуждающемуся в согласии политики с моралью. По существу, идет старый сократовский спор о претензиях философии на политику. Но времена иные, и соответственно скромнее и умереннее требования Канта. «Нельзя ожидать,—пишет он,—чтобы короли философствовали или философы сделались королями. Да этого не следует и желать, так как обладание властью неизбежно искажает свободное суждение разума. Но короли или самодержавные (самоуправляющиеся по законам равенства) народы должны не допустить, чтобы исчез или умолк класс философов, и дать им возможность выступать публично. Это необходимо и тем и другим для внесения ясности в их деятельность» *. Если в первой части приведенного суждения кенигсбергский философ явно спорит против излюбленных мотивов своего афинского коллеги, то во второй части их позиции идентичны, и без преувеличения можно сказать, что вся кантовская концепция моральной политики продумана с оглядкой на поучительный провал сократовской попытки.
Большой интерес к философии и жизненной судьбе Сократа проявлял Гегель. Сократ, по его оценке, «представляет собой не только в высшей степени важную фигуру в истории философии и, может быть, самую интересную в древней философии, а также и всемирно-историческую личность. Ибо главный поворотный пункт духа, обращение его к самому себе, воплотился в нем в форме философской мысли» **. После Сократа, отмечал Гегель, дух внутрен-

* Кант И. К вечному миру,— В кн.: Трактаты о вечном мире. М. Изд-во социально-экономической литературы, 1963 с 173—174.

** Гегель. Соч., т. X, с. 34.
145

него убеждения стал принципом человеческого действования. Еще и сейчас, подчеркивал Гегель, продолжает сказываться влияние Сократа в области философии, религии, науки и права. Критикуя интерпретацию сократовской иронии немецким романтиком Фридрихом фон Шлегелем, он писал, что в иронии Сократа есть момент субъективности, но нет приписываемого ей субъективного произвола, характерного для нового времени.
Интересна гегелевская трактовка обвинения и осуждения Сократа. Обвинительная жалоба против Сократа, по его мнению, была совершенно правильной, поскольку-сократовский принцип индивидуального самосознания колебал нравственные устои и законы афинского полиса. Нападки Сократа на афинскую религию и воспитание юношества были гибельны для афинского духа и афинского государства.
Правомерен был, с точки зрения Гегеля, и смертный приговор Сократу, который был вынесен ему не за прошлые проступки, а за непризнание власти народа на суде, за нежелание определить себе надлежащее наказание. Проявив моральную самостоятельность, Сократ своим поведением на суде по сути дела отвергал суверенитет народа, судебному приговору противопоставил свое внутреннее убеждение и объявил себя оправданным перед судом своей совести. Тем самым Сократ проявил себя как герой, сознательно высказавший новый принцип духа — абсолютное право индивидуального сознания на внутреннее решение. Но субъективному сократовскому принципу противостоял объективный принцип греческого мира. Поэтому афинский народ не только имел право, но и был обязан осудить по закону сократовский принцип, который представлял собой преступление. Следовательно, судьба Сократа но случайна, она необходимым образом обусловлена его принципом: герои во всемирной истории, выступая с новым принципом, с необходимостью оказываются насильственными нарушителями уже существующих принципов и законов, за что и подвергаются наказанию. Но в наказании уничтожается не сам новый принцип, а лишь его носитель, индивид. «Великий человек,— замечает Гегель в связи с виной Сократа, — хочет быть виновным и принимает на себя великую коллизию. Так Христос пожертвовал своей индивидуальностью, но созданное им дело осталось» *.

* Гегель. Соч., т. X, с. 86.
146

Если бы Сократ был осужден без вины, его судьба была бы лишь печальной. Но она трагична, поскольку в сократовском деле столкнулись две правомерные нравственные силы — принцип субъективной свободы и объективный полисный порядок. Трагедия Сократа была одновременно и трагедией Афин, трагедией Греции, потому что сократовское преступление — это не ординарный проступок индивида, но симптом саморазложения нравственной целостности полиса, преступление, совершаемое народным духом против самого себя.
Гибельный для духа и судеб афинского полиса, сократовский принцип верховенства субъективного внутреннего сознания стал, по характеристике Гегеля, всеобщим принципом всей последующей философии и истории. С этим связано и то, что послесократовские философы отошли от государственных дел, погрузились в проблемы внутреннего мира и заняли враждебную к афинскому полису позицию.
Подход Гегеля к Сократу — заметное явление в мировой литературе по данной теме. Его влияние испытали в той или иной мере многие авторы XIX и XX вв., обращавшиеся к этому вопросу.
Под ощутимым влиянием гегелевской концепции истории философии находится, например, оценка воззрений Сократа, данная Л. Фейербахом. «Сократ,—писал Л. Фейербах,—действительно явился тем мыслителем, который в хаотической путанице софистики отделил истинное от неистинного, свет от темноты» *.
Блестящая характеристика жизни и творчества Сократа содержится в произведениях А. И. Герцена. Сократ, по оценке Герцена, «нанес существующему порядку в Греции тяжелейший удар»; «он осмелился поставить истину выше Афин, разум — выше узкой национальности» **. Касаясь трагической судьбы Сократа, Герцен отмечал, что Сократ судился как гражданин, имевший огромное влияние на своих соотечественников и отрицавший неприкосновенную основу афинской жизни. Его столкновение с афинским полисом было неизбежно.
В иной, чем Гегель, Фейербах и Герцен, перспективе и с иных позиций о «неразрешимом конфликте» между Сократом и греческой государственностью писал Фр. Ниц-

* Фейербах Л. История философии, т. 2. М., «Мысль» 1974, с. 18.

** Герцен А, И. Соч., т, 2. М., 1955, с. 172, 173.
147

ше, один из самых ярых антисократиков во всей долгой истории споров об афинском философе. Для имморалистской концепции Ницше сократовская мораль, как, впрочем, мораль вообще, есть воля к отрицанию жизни, воля к смерти. Рационализм Сократа враждебен тому инстинктивному, мистико-иррациональному, трагическому началу жизни, которое Ницше именовал дионисийским и отстаивал его в противопоставлении рациональному аполлоновскому началу.
Все современное ему общество Ницше неприязненно характеризует как «сообщество критических сократовцев», а современную культуру — как сократовскую, или александрийскую. Гитлеровский тоталитаризм, претендовавший на духовное родство с Ницше и практическую реализацию его антидемократических и иррационалистических представлений, оказался действительной трагедией для европейской культуры, для миллионов людей в самой Германии и во всем мире. Трагическая вакханалия развязанных национал-социализмом инстинктов насилия и разрушения, вражда к разуму, агрессивное отрицание принципа индивидуальной свободы, моральных и культурных ценностей убедительно показали, что человеку «сократовского типа» пришел конец, что ему нет места в рамках подобного режима.
Как первый мученик научного исследования, просветитель и реформатор характеризуется Сократ Т. Гомперцом, известным немецким историком философии конца XIX— начала XX в. По поводу осуждения Сократа Т. Гомперц писал: «Вынести справедливый приговор об этом столкновении благородного народа с одним из благороднейших его сынов — дело щекотливое» *. Т. Гомперц полемизирует против распространенных представлений, будто Сократ, представ перед судом, добивался во что бы то ни стало смертного приговора; нет, замечает он, Сократ хотел жить, но продолжая заниматься прежним любимым делом. Обращая внимание на критический смысл сократовских выступлений, Т. Гомперц считает удивительным то обстоятельство, что афиняне так долго терпели антиполисные выпады Сократа и не осудили его раньше. В деле Сократа сыграли свою роль предрассудки афинян и ненависть к нему ряда его сограждан, но главной причиной его осужде-

* Гомперц Т. Греческие мыслители, т. II. СПб., 1913, с. 68.
148

ния был действительный конфликт философа с устоями родного полиса. И в понимании характера и существа этого конфликта Т. Гомперц следует за гегелевской трактовкой судьбы Сократа как трагедии: праву полиса самоутверждаться и противодействовать разрушительным тенденциям противостояло право личности открывать новые пути вопреки обычаю и велениям власти.
Подобная оценка осуждения Сократа была подвергнута критике Р. Пельманом, Э. Целлером и рядом других исследователей. С их точки зрения, казнь Сократа нельзя рассматривать как правомерную оборону полиса против пагубных последствий сократовского выступления. «С правовой и моральной точки зрения,— писал Э. Целлер,— казнь Сократа есть юридическое убийство, а с точки зрения исторической — грубый анахронизм»*.
Как неоправданное мероприятие «реакционной демократии» характеризует обвинение и осуждение Сократа Г. Каффка.
Конфликт сократовской этики, утверждавшей «автономию воли» и индивидуальную «самозаконную свободу», с афинской политикой в качестве основной причины уголовного преследования Сократа выделял П. И. Новгородцев, известный русский юрист начала XX в.
Своеобразна всемирно-историческая роль Сократа в трактовке известного западногерманского философа К. Ясперса, одного из ведущих представителей экзистенциализма XX в. Время возникновения философской веры, становления философии и мировых религий в Индии, Китае, Персии, Палестине, Древней Греции (около VIII—II вв. до н. э.) Ясперс определяет как «осевое время», сделавшее возможным — в результате борьбы логоса против мифа и одухотворения человеческого бытия — саму нашу историю, общую для всего человечества. Одним из великих деятелей этого «осевого времени» и является Сократ, которого Ясперс называет наряду с Буддой, Конфуцием и Христом, «авторитетным человеком» общечеловеческой истории. Своей жизненной и философской позицией, своей «экзистенцией» Сократ рационализировал и просветил человеческое бытие с его хрупкостью, бессмысленностью и абсурдом, продемонстрировав тем самым авторитетный пример обращения с «пограничными ситуациями», их «прожива-

* Целлер Э. Очерк истории греческой философии. М., 1913, с. 103.
149

ния», когда перед человеком, освободившимся от мифа, встают «последние вопросы». И сократовский скептицизм, по Ясперсу, не обессмысливает жизнь, а, напротив, осмысливает ее.
По поводу осуждения Сократа Ясперс говорит, что при надлежащей защите он мог бы легко спастись. Но он заносчиво насмехался над судьями. Не захотел он избежать казни и возможным побегом. Он не проявил никакой готовности соблюдать неписаные правила общежития. Сократ, этот «мученик философии», сам выхлопотал свою смерть, он ее хотел; это было «не юридическое убийство, а юридическое самоубийство» *.
В поисках экзистенциальных корней метафизики к Сократу обращается западногерманский историк философии Г. Кун. Жизнь, а еще более смерть Сократа представляют собой, по характеристике Куна, процесс, обнаруживающий и обосновывающий всякую метафизику. Сократ всегда современен, поскольку его вопросы безответны во все времена. Оценивая преданность Сократа родному полису и законам как границу его свободы, Кун пишет, что своей смертью он сделал людей свободными от полиса — для нового уединения и новых форм общности. Поэтому Сократа можно назвать «последним гражданином». Его незаконное осуждение и гибель вызваны тем, что Афины его времени не могли уже вынести «истинного гражданина». Платон в этом смысле действует уже не как истинный гражданин Афин, а как «подлинный грек».
Иную интерпретацию сократовского дела дает Б. Рассел, разделяющий старое сомнение в подлинности платоновской и ксенофонтовской информации о Сократе. Рассел в этой связи соглашается с Бернетом, заметившим, что защита Сократа Ксенофонтом чересчур успешна: если бы он был действительно таким, каков в описании Ксенофонта, его бы никогда не приговорили к смерти. Еще больше сомневается Рассел в достоверности платоновского Сократа. «Его Сократ,— пишет он об этом,— является последовательным и исключительно интересным характером, какого не смогло бы выдумать большинство людей; но я считаю, что Платон мог бы выдумать его. Сделал ли он это на самом деле — это, конечно, другой вопрос» **.

* Jaspers К. Die grossen Philosophen, Вd. I. München, 1957, S. 114.

** Рассел Б. История западной философии. М., 1959, с. 103.
150

Заметное внимание различным аспектам сократовской темы — жизни и учению Сократа, его месту в истории философии и культуры — уделялось в советской литературе *. И это не просто академическая дань уважения общечеловеческому авторитету античного мыслителя, но и неподдельный интерес к его любопытной и привлекательной личности, к его продолжающемуся и в наши дни духовному влиянию.
Каждое время, обращаясь к Сократу, по-своему толкуя и споря о нем, по сути дела, занимается не прошлым, а своей современностью, не чем-то себе чуждым, а собственным делом — самоуяснением. И во всякой новой встрече «Сократ оказывается не таинственным, а ясным и светлым, не пророком, а общительным человеком» **.
Сократовские беседы, легко преодолев сопротивление вот уже двух с половиной тысячелетий, продолжают свое старое колдовство. Они увлекают, очаровывают, озадачивают и заставляют задуматься. А без этого нет ни человека, ни философии.

* Причем, важно отметить, что в советской литературе примерно двух последних десятилетий отвергнуты характерные для предшествующего периода представления о «реакционности» Сократа, справедливости вынесенного ему смертного приговора и т. п. Весьма поучительно в этой связи сопоставить работы 30—50-х годов (см.: Сережников В. Сократ.— Труды Московского института истории, философии и литературы. Философский факультет, т. I. М., 1937, с. 1—22; История философии, т. I. М., 1940, с. 137; Краткий философский словарь. М., Госполитиздат, 1954, с. 541; История философии, т. I. М., 1957, с. 104—105; История политических учений. М., Госюриздат, 1960, с. 63—66) с работами 60— 70-х годов (см. упомянутые произведения Ф. X. Кессиди, И. Д. Рожанского, а также: Асмус В. Платон. М., «Мысль», 1969, с. 12—14, 182—183; Он же. Сократ.— В кн.: История античной диалектики. М., «Мысль», 1972, с. 142—166; Лосев А. Ф. Жизненный и творческий путь Платона.— В кн.: Платон. Соч., т. I. М., «Мысль», 1968, с. 15—27; Он же. История античной эстетики. Софисты, Сократ, Платон. М., «Искусство», 1969, с. 51—82; Толстых В. И. Сократ и мы.— «Вопросы философии», 1976, № 12; История политических учений, ч. I. М., «Высшая школа», 1971, с. 47—48, автор раздела — Л. С. Мамут).

** Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 40, с. 57.

Подготовлено по изданию:

Владик Сумбатович Нерсесянц
СОКРАТ. ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА», Серия «Научные биографии», Москва, 1977.
© Издательство «Наука», 1977

КТО УБИЛ СОКРАТА — Философское сообщество ЖЖ — LiveJournal

Столица Греции названа в честь богини Афины. Согласно легенде, первый царь Кекроп должен был решить, кто будет покровителем города — Афина или Посейдон. Посейдон ударил своим трезубцем, и тотчас из земли забил источник. После же удара Афины из земли выросло маленькое оливковое дерево. Кекроп был впечатлён подарком Афины и выбрал её в качестве покровителя города.

Афины прославились не только Академией Платона и Ликеем Аристотеля, не только законодательством Солона, заложившего основы демократии, но и тем, что в Афинах при демократическом режиме был осуждён на смерть и казнён величайший философ древности Сократ.

Нынешние Афины – современный мегаполис, в котором живёт почти треть населения страны (около четырёх миллионов человек). В Афинах есть современное метро (очень похожее на парижское), ультрасовременный трамвай. Собак здесь не убивают; они гуляют, где хотят.
Никакое видео не способно передать захватывающей красоты ночных Афин, и в особенности подсвеченного Акрополя.
Особая достопримечательность – почётный караул у здания Парламента. Традиционная одежда гвардейцев: юбочки, чулки, помпоны на туфлях – всё это символы национальной истории, и в частности четырёхсотлетней турецкой оккупации, о чём свидетельствуют четыреста складок на юбках.

Для меня история Афин связана прежде всего с личностью Сократа. Памятник философу стоит у здания Академии наук.

Впервые подробно я узнал о Сократе в 18 лет, когда служил на подводной лодке Северного флота и прочитал книгу «С чего начинается личность». Позже посмотрел пьесу Эдварда Радзинского «Беседы с Сократом». Ну а потом стал читать книги по философии и, конечно, «Диалоги» Платона.
Сократ стал для меня примером настоящего философа, для которого философствовать означает жить сообразно своим убеждениям.

Сокра́т родился около 469 г. до н. э. в Афинах. Он был сыном каменотёса (скульптора) Софрониска и повитухи Фенареты. Благодаря отцу получил разностороннее образование. Принимал активное участие в общественной жизни Афин. Участвовал в Пелопоннесской войне. Проявил мужество и спас молодого юношу Алкивиада, ставшего впоследствии его другом и учеником.

Сократ одним из первых направил внимание философов на безусловное значение человеческой личности. Сократ был не софистом, а диалектиком, то есть мастером выяснять суть предмета посредством вопросов и ответов в непринуждённой беседе (греч. dialegomai – беседую).

В отличие от софистов, для которых главное было одержать верх в споре благодаря умению вести спор, Сократ заявил, что хотя люди мыслят по-разному и обладают различными мнениями, должна существовать неоспоримая, единственная объективная истина.

Когда однажды друг Сократа Херефон посетил оракула в Дельфах, чтобы узнать у Аполлона ответ на вопрос: «Кто мудрее Сократа?» пифия ответила: «На свете нет человека мудрее Сократа»!

А Сократ говорил: «Я знаю лишь то, что ничего не знаю…»
Многим известна эта фраза, однако мало кто помнит её продолжение: «Я знаю лишь то, что ничего не знаю, но другие не знают даже этого».
Сократ единственный, кто был готов к признанию собственного невежества.

Многознание не есть мудрость. А быть мудрым по Сократу означает постигнуть суть вещей.
Сократ пришел к выводу, что его убеждение в собственном незнании и делает его мудрейшим, поскольку другие люди не знают даже этого.

Платон сравнивал Сократа с оводом, который своим жалом заставляет лошадь двигаться. Так и Сократ своими вопросами будоражил афинян, заставляя их задуматься над своими взглядами.
Вначале он задавал вроде бы простые вопросы, и собеседник давал легкие ответы. Однако дальнейшие вопросы философа заставляли опровергать свои же выводы. Таким образом, Сократ приводил собеседника к опровержению своих же собственных первоначальных убеждений.
Молодёжь восторгалась Сократом, но многие считавшие себя умными афиняне старались держаться от него подальше.
«Всякий, кто в здравом уме, всегда стремится быть подле того, кто лучше его самого», – говорил Сократ.

Он верил, что его призвание – помочь человеку самому открыть истину в своей душе через диалог с ним. Этот метод называл повивальным. Через беседу Сократ побуждал человека к самостоятельному поиску ответов на возникающие у него вопросы. «Знание на самом деле не что иное, как припоминание».

В Y веке до нашей эры в Афинах была установлена демократическая форма правления, что способствовало свободному публичному обмену мнениями.
Сократ без устали критиковал афинских правителей, доходя даже до призыва к спартанцам покорить Афины, чтобы разрушить сложившуюся коррумпированную политическую систему.
И хотя Сократ никогда не боролся с властью и за власть, однако никогда не поступался своими принципами и всегда говорил правду, чем вызывал неприязнь правителей.
Подчас за свои философские беседы он получал тумаков. Однажды, получив пинок, Сократ и это стерпел, а когда кто-то подивился, он ответил: «Если бы меня лягнул осел, разве стал бы я подавать на него в суд?»

Сократ жил в постоянной нужде. «Чем меньше человеку нужно, тем ближе он к богам».
Он не заботился о содержании семьи. «Нужно есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть».
Сократ всегда расхаживал по городу босиком, в одной накидке. Часто, глядя на множество выставленных на продажу вещей, он говорил себе: «Как много есть на свете вещей, без которых я могу обойтись».

Порой Сократ впадал в транс. В эти минуты он говорил, что слышит свой внутренний голос, который называл «даймоном» и командам которого подчинялся.
Может быть, «даймон» это совесть? или голос Бога в человеке? или «даймон» это ангел-хранитель?

В каждой душе есть доброе начало, как у каждой души есть демон-покровитель. Сократ слышал голос своего «даймона», предостерегавший его или его друзей не совершать те или иные поступки. Именно за это подозрительное с точки зрения государственной религии учение он был обвинен в неблагочестии.

В 399 г. до н. э., когда Сократу исполнилось 70 лет, ему было предъявлено обвинение, что «он не чтит богов, которых чтит город, а вводит новые божества, и повинен в том, что развращает юношество».

Мы не знаем, осудили Сократа за то, что он приставал ко всем с вопросами, или за реальные сексуальные домогательства. Известно, что философов того времени отличали пристрастия к сексу с юношами. В диалоге «Пир» Платона под любовью подразумевается именно мужская гомосексуальная любовь. Хотя лично я склоняюсь к мнению, что Сократа осудили за его инакомыслие.

Сократ разъяснял предназначение человека в обществе, его обязанности, почитание богов, необходимость образования, то есть практическую ориентацию человека в жизни, руководствующегося совестью, справедливостью и гражданским долгом.
Обличение богатства, гордости, честолюбия вызывало гнев и даже ненависть к Сократу. Аристофан в комедии «Облака» высмеял Сократа как главу некой подозрительной школы софистов «мыслильни», обманщика и выдумщика, изобретателя некой новой религии и новых богов.

Для меня важнейшим в личности Сократа является его тяга к справедливости и стремление познать самого себя. «Единственное, чем всякий честный человек должен руководиться в своих поступках, – это справедливо или несправедливо то, что он делает, и есть ли это деяние доброго или злого человека».

Сократ считал, что счастье достигается путём самосовершенствования, а не накопления материальных богатств. «Невозможно жить лучше, чем проводя жизнь в стремлении стать совершеннее». «Совершенство человека – это состояние души».

Сократ не создал ни одного философского текста. Он ничего не записывал, полагая, что это ухудшает память. Он не брал платы со своих учеников – не торговал своей мудростью.

Когда я работал в школе, на уроках права я рассказывал о Сократе, о его философии, жизненной позиции и о его смерти. Я уже знал, какая участь ждёт меня за это, и потому организовал с детьми постановку «Суд над Сократом».

В своей личной жизни я придерживался совета Сократа: «Женитесь обязательно: если вам попадётся хорошая жена, вы будете счастливы; если плохая – станете философом».

Перед каждым стоит выбор: жить как все или оставаться самим собой. Выбор Сократа известен.
Знаменитую дельфийскую максиму «Познай самого себя» Сократ понимал как призыв к моральному самосовершенствованию и в этом видел истинное религиозное благочестие.

Сократ исходил из того, что всё зло от невежества. Если знание и добро тождественны, то, познавая себя, мы должны делаться лучше. А если кто-то поступает плохо, значит он еще не знает того, как надо поступать на самом деле, и после того, как его душа будет очищена от ложных предрассудков, в ней проявится природная любовь к добру.
Тот, кто хочет понять, что такое любовь, должен наполнить любовью всю свою жизнь.

Чем должен заниматься философ, как не воспитанием людей, то есть передачей той истины, которую постиг сам?
Добродетель есть высшее знание, и потому задача философа, как человека, обладающего знанием, научать добродетели других людей.
«Когда ты говоришь неправильно, это не только само по себе скверно, но и душе причиняет зло».

На мой взгляд, задача философа состоит прежде всего в том, чтобы постичь истину и измениться самому, и лишь потом помогать тем, кто хочет познать, чтобы измениться.
«Кто хочет сдвинуть мир, пусть сдвинет себя!» – учил Сократ.

Когда рассуждают о прелестях демократии, забывают, что именно афинская демократия убила Сократа. Не при олигархическом режиме «четырёхсот», не при режиме «тридцати тиранов» – Сократ был осуждён на смерть при самом что ни на есть демократическом режиме.
Уже тогдашние «политтехнологи» научились использовать все достоинства демократии для избавления от своих политических противников.

«Демократия – худшая форма правления, – говорил Уинстон Черчилль, – до тех пор, пока вы не сравните её с остальными».

Сегодня, когда обсуждается вопрос о реформе политической системы, забывают, что все эти системы описал Платон две с половиной тысячи лет назад в диалоге «Государство»: олигархия сменяется демократией, демократия приводит к тирании, а тирания сменяется олигархией.

В какую сторону совершенствовать нашу демократию: в сторону народовластия или в сторону тирании?
«Реальное народовластие», как и тоталитарную тиранию, мы видели в недавние советские времени.
В России авторитаризм всегда прикрывался демагогическим флёром, вроде известной теории графа Уварова «самодержавие, православие, народность».

В России никогда не жили по писаным законам, поскольку всегда была пропасть между принятым законом и реальной действительностью.
По Конституции природные богатства принадлежат народу, а фактически – олигархам.
Власти постоянно нарушают ими самими установленные правила.

Власть обращается к народу, лишь когда не знает что делать.
В идеале общество не должно зависеть от личности правителя, но на самом деле зависит!

Куда же развиваться нашей политической системе? В какую сторону? В сторону французской «монархической» партии, или в сторону японской «доминирующей» партии?

Дело не в преимуществах той или иной политической системы, а при какой власти народу живётся лучше. Если при монархе в Швеции люди живут хорошо, а при демократии в Африке нищенствуют, то кому нужна такая демократия?

Демократия не цель, а средство – средство обеспечить народу свободу, чтобы он жил так, как он хочет.
Проблемы политического устройства интересуют лишь философствующих интеллектуалов. Народу важно, чтобы зарплаты были большие, а цены низкие. Какая политическая система ему это обеспечит, ту он и выберет. Гитлер сумел за несколько лет существенно поднять уровень жизни, потому немцы и выбрали фашизм. По тем же основаниям итальянцы выбрали Муссолини.
И дело не в вождизме, а в том, кому народ верит.

Я могу поверить, что всякий правитель хочет своему народу блага. Вот только представления о благе различаются. Олигархи хотят одного, простые люди другого. Интересы не всегда совпадают, а чаще не совпадают. Для того и нужна политика, чтобы урегулировать конфликты интересов.
Но политики живут в своём мире, а народ в своём, и миры эти не пересекаются.

Две с половиной тысячи лет назад политики, используя технологии демократического правления, обвинили Сократа в развращении молодёжи. И хотя в античной Греции любовь между мужчиной средних лет и юношей не считалась чем-то предосудительным, я не верю в гомосексуализм Сократа, ведь у него была жена Ксантиппа и трое сыновей.
Обвинения в развращении молодёжи излюбленное оружие тех, кто хочет расправиться со своими противниками. Подобного рода угрозы в свой адрес пришлось услышать и мне, когда я работал в школе. Я описал это в романе-быль «Странник»(мистерия).

Дело Сократа разбиралось в суде присяжных численностью 500 человек +1. За оправдание был подан 221 голос, а «против» 280 голосов.
После вынесения смертного приговора, друг Сократа Аполлодор, плача, сказал: «Мне особенно тяжело, Сократ, что ты приговорён к смертной казни несправедливо». На что Сократ ответил: «А тебе приятнее было бы видеть, что я приговорён справедливо?»

Сократ не единственный, кого приговорили к смерти за инакомыслие. Чуть раньше философа Анаксагора осудили за философское вольнодумство. Судьи внесли предложение «считать государственными преступниками тех, кто не почитает богов по установленному обычаю или объясняет научным образом небесные явления».

Суд предоставил Сократу право самому избрать свою участь. Тот ответил, что вместо наказания правительство должно отблагодарить его как благодетеля Афин и бесплатно кормить обедами до конца жизни. Такое вызывающее поведение Сократа, на мой взгляд, объяснялось желанием умереть, нежели видеть, как продажные политики позорили Афины. Возможно, желанием достойно умереть вызван и отказ от побега из тюрьмы, который предлагали Сократу его друзья и ученики.

Сократ несколько дней жил в тюрьме и спокойно ожидал смерти. «Поскольку мы не знаем что такое смерть, бояться её нелогично», – говорил он.
В тюрьме Сократа навещали друзья и ученики. Он им говорил: «Мне уже пора идти отсюда, мне – чтобы умереть, вам – чтобы жить, а что из того лучше, никому не ведомо, кроме бога».
Когда друзья и ученики предлагали Сократу освободить его из тюрьмы, он отказался, заявив: «Закон суров, но это закон».

СМЕРТЬ СОКРАТА

На мой взгляд, для Сократа смерть была избавлением от тяжёлой жизненной борьбы с несправедливостью. «Лучше мужественно умереть, чем жить в позоре».

Я думаю, Сократ прекрасно понимал, что достойно умереть не менее важно, чем достойно прожить. Для философа нет лучшей смерти, чем умереть за свои убеждения. «Те, кто подлинно предан философии, заняты, по сути вещей, только одним – умиранием и смертью».

Как свободный афинский гражданин, Сократ не был подвергнут казни, а сам принял яд. «Я полон радостной надежды, что умерших ждёт некое будущее и что оно, как гласят и старинные предания, неизмеримо лучше для добрых, чем для дурных».

Содеянное добро и зло всегда возвращаются, подчас непредсказуемым образом. Вскоре после смерти Сократа, афиняне опомнились, изгнали его обвинителей и воздвигли Сократу бронзовую статую.

Оракул в Дельфах оказался прав: «На свете нет человека мудрее Сократа».

Пускай страдание и муку нам жизнь готова приподнесть. Боль растворяет жизни скуку желаньем быть тем, что ты есть. Любить людей всех без оглядки и молча жертвовать собой, и помогать другим без взятки, и твари сострадать любой. Рождаться, жертвовать собою и смерть приняв, родится вновь, и в Бесконечность отправляя всё что творит твоя любовь. Вселенная — любви творенье, желания круговорот, Творца улыбка умиленья, мечты непонятой полет. Так будем жить без страха смерти, без сожаления потерь. Отбросив жажду мелкой мести. Любя сегодня и теперь!» из моего романа-быль «Странник»(мистерия)

P.S. Смотрите и читайте мои заметки с видеороликами о путешествии по Греции: «Как танцуют греки», Древние Афины сегодня», «Из Греции с любовью», «У оракула в Дельфах», «Чудо света – Метеоры», «Святая гора Афон», «Апостол в Салониках», «Сократ мне друг», «Мистерии древней Греции», «Легенда о 300 спартанцах», «Лечебный театр Эпидавр» и другие.

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература

Когда Сократ был вынужден совершить самоубийство из-за разногласий во взглядах

ДЖАКАРТА. 15 февраля 399 г. до н.э. известный философ Сократ был приговорен к смертной казни в Афинах, Греция. Сократ был приговорен к смертной казни за совершение невероятного преступления: отказ признавать богов, признанных государством, введение новых богов и развращение нравов молодежи.

Суд проходил открыто в Афинах, на нем присутствовали три прокурора, присяжные и большое количество зрителей.В течение трех часов прокуроры предъявляли свои обвинения, и в течение трех часов Сократ защищался.

В конце каждого присяжного попросили положить маленький жетон в одну из двух банок: одну с пометкой «виновен», а другую «невиновен». Жюри, состоящее из 500 членов, признало Сократа виновным с 280 голосами и 220 голосами за невиновность.

После вынесения обвинительного вердикта присяжных просят решить, какой приговор будет уместным. Прокурор Сократ поддержал вынесение смертного приговора.После недолгих размышлений Сократ предложил заплатить штраф, но его сочли слишком маленьким.

Если Сократ предложит изгнание из Афин, его жизнь может быть спасена, но, в конце концов, присяжные все равно вынесут решение приговорить Сократа к смертной казни. Согласно афинскому закону того времени, смертная казнь назначалась за употребление чаши болиголова, растения, яд которого был настолько смертельным, что Сократ позже покончил жизнь самоубийством.

«Мы должны молиться богам, чтобы наше пребывание на земле было счастливым и после смерти», — сказал он, прежде чем выпить смертельную смесь.

Еще одна причина, которая привела Сократа на суд, состоит в том, что он немного темен и не может иметь ничего общего с религией. Однако философия и учение Сократа, считавшиеся антидемократическими, рассматривались как угроза афинским правителям.

Афины только что вышли из периода большой нестабильности, когда повстанческая организация под названием «Тридцать тиранов» свергла демократическое правительство и установила жестокий режим террора. Организация изгоняет и казнит тысячи невиновных граждан и стремится установить олигархическое правление.

Лидер Тридцати Тиранов, Критий, был последователем Сократа и, следовательно, вполне мог казнить Сократа. Смерть Сократа описана в сочинении Платона под названием «Федон». «Федон» — один из самых популярных средневековых диалогов. Сократ отказывается от просьбы Критона о побеге из тюрьмы.

Мертвый

«После того как он выпил яд, ему (Сократу) было приказано ходить, пока его ноги не онемели. После того, как он лег, человек положил руку на тело Сократа и на мгновение осмотрел его ногу, затем ущипнул его нога тяжело и спросил, если он чувствует это.Сократ сказал «нет», и после этого онемение охватило его бедра и остальную часть верхней части тела. »

«Его лицо показало нам, что Сократ был холодным и жестким. И снова человек прикоснулся к нему и сказал, что когда он достигнет его сердца, Сократ умрет. Холод теперь достиг области вокруг паха и открыл его лицо, которое было закрыто. Это последние слова Сократа. ; Критон, мы должны Асклепию курицу. Пожалуйста, не забудьте заплатить долг, »

Асклепий был греческим богом исцеления болезней, и, возможно, последние слова Сократа означали, что смерть была для него лекарством.Сократ и его последователи, такие как Платон и Ксенофонт, расширили цели философии от попыток понять внешний мир до попыток наблюдать свои внутренние ценности.

Его страсть к кропотливым определениям и вопросам вдохновила развитие формальной логики и систематической этики со времен Аристотеля через Ренессанс и в современную эпоху. Более того, жизнь Сократа является примером тягот и важности жизни (а при необходимости и смерти) согласно хорошо изученным убеждениям человека.

В своей автобиографии 1791 года Бенджамин Франклин свел эту мысль к одной строчке: «Смирение шляпы, подражание Иисусу и Сократу».


Версии на английском, китайском, японском, арабском, французском и испанском языках создаются системой автоматически. Таким образом, в переводе все еще могут быть неточности, пожалуйста, всегда указывайте индонезийский как наш основной язык. (система, поддерживаемая DigitalSiber.идентификатор)

Как демократия убила Сократа. Недостатки Древних Афин самые большие… | Даниэль Чой

Недостатки древних Афин величайшее изобретение

«Смерть Сократа» Жака-Луи Давида (History.com)

В 399 г. до н.э. Сократ, один из самых известных основоположников греческой философии, был казнен за преступления по развращению афинской молодежи.Это решение было принято судом из 500 граждан, которые подавляющим большинством голосов 340–160 проголосовали за казнь Сократа. Он был казнен, выпив из стакана яд, как показано на картине выше. Обвинения, выдвинутые против него, во многом основывались на ложном утверждении. Однако присяжные из 500 граждан почти тираническим образом признали его виновным в преступлении, в котором Сократ не был виновен.

В большей части свободного мира демократия является высоко ценимой политической системой, которую многие считают почти идеальной.Однако в Древних Афинах, где впервые зародилась демократия, мы стали свидетелями тиранической казни одного из величайших философов всех времен. Возможно, неиронично, что Сократ, всегда критически относившийся к демократии, пал ее жертвой.

Может ли быть ошибка в системе?

Не секрет, что Сократ очень критически относился к демократии. Он классно описал демократию как систему, в которой многие необразованные избиратели принимают решения, к которым они не приспособлены.Подобно плывущему кораблю, решения о том, куда пойдет корабль, должны принимать люди, хорошо разбирающиеся в парусном спорте, а не только те, у кого есть право голоса. Сократ искренне верил, что в демократии должны участвовать только те, кто обладает знаниями, образованием и рациональным мышлением.

Афины были на грани, когда Сократ проповедовал свою философию. После успешной защиты Греции от персидских вторжений, Афин и Спарты, две сверхдержавы Греции сошлись лицом к лицу в 27-летней войне под названием Пелопоннесская война.Когда Афины проиграли войну, Спарта поставила афинян, верных Спарте, в качестве тиранов, чтобы править Афинами, заменив демократию олигархией.

Сократ процветал при спартанской олигархии, потому что двое его последователей были олигархами, правившими в Афинах. Сократ был поляризующей фигурой в Афинах; его хвалили за его философию и ненавидели за его агрессивный стиль ведения дебатов, когда он постоянно задавал вопросы своему оппоненту, пока не нашел изъян в их логике.

Столы перевернулись для Сократа в 403 г. до н.э.C. когда граждане вытеснили олигархов и восстановили демократию. Сократ потерял большую часть своей политической поддержки и стал уязвимым для политических преследований. В 399 г. до н. э. Сократ был арестован и ложно обвинен в совращении молодежи. Для афинских демагогов Сократ и его метод постоянных расспросов представляли угрозу, а его связи с бывшими спартанскими олигархами не способствовали настроению.

Сократ не был против демократии; однако, когда необразованные люди, не продумавшие рационально свои голоса, получают возможность изменить траекторию развития нации, демократия рушится.Это то, о чем мы, как общество, должны думать. Одним из недостатков демократии, которого Сократ боялся больше всего, были демагоги, которые были людьми, которые пользовались отсутствием образования и рационального мышления масс и добивались власти сладкими разговорами. На протяжении всей истории человечества многие демагоги брали власть и несли катастрофы народам. Многие любят рассматривать демократию как идеальную политическую систему. Однако, чтобы сохранить демократию и позволить ей нормально функционировать, мы должны прислушиваться к Сократу и стараться не совершать тех же ошибок, что и Афины.

Суд над Сократом: свобода слова на суде

Фон

Суд над Сократом произошел после, пожалуй, самого катастрофического и бурного периода в истории греческого города-государства Афины. В 404 г. до н.э. Афины потерпели поражение от своего соперника греческого города-государства Спарты в Пелопоннесской войне. Афинская демократия была заменена проспартанской олигархией, которая терроризировала и казнила сотни афинских граждан, прежде чем была свергнута, и демократия была восстановлена.Примерно в то же время Афины также пережили опустошительную чуму. В результате всех этих потрясений погибла значительная часть афинского населения, произошли огромные религиозные потрясения.

Пояснение

Афинская религия была в высшей степени ритуальна и состояла из множества публичных праздников, церемоний и жертвоприношений. Важнейшей функцией религии было обеспечение благосклонности богов к городу. Афиняне верят, что неспособность умилостивить богов с помощью обычных процедур приведет к бедствию.Это заставило многих афинян заподозрить религиозные беспорядки как причину их великого несчастья.

Сократ

Сократ был выдающимся, но неоднозначным афинским философом, который оказал глубокое влияние на историю западной философской мысли своей жизнью, методами, убеждениями и наследием, которое продолжили его ученики, в первую очередь Платон.

В 399 г. до н. э. Сократ предстал перед судом за нечестие. Он был осужден судом присяжных афинских граждан и впоследствии приговорен к смертной казни.

Испытание

Сократа обвинили в нечестии, очень широком религиозном обвинении, в котором, по сути, утверждалось, что Сократ отверг традиционные афинские религиозные обычаи. Нечестие было очень серьезным обвинением в Афинах, потому что афиняне думали, что один человек, оскорбивший богов, может навлечь на себя гнев богов на весь город. Это было особенно актуально после катастрофы, которую Афины пережили за несколько лет до суда. На самом деле, в том же году, что и суд над Сократом, было множество других громких религиозных процессов.

Прокурор привел три причины, чтобы продемонстрировать нечестие Сократа. Он утверждал, что Сократ не признал богов города, представил новых божеств и развратил молодежь. Первое обвинение проистекало из неортодоксальных верований Сократа в богов, а второе относилось к внутреннему голосу, который, как утверждал Сократ, был его личным божественным наставником, что резко контрастировало с чрезвычайно публичным характером афинской религии. Третье обвинение было напрямую связано с Пелопоннесской войной и ее последствиями, поскольку Сократ был связан с двумя самыми печально известными и вероломными афинянами того времени: Алкивиадом, который был обвинен в многочисленных религиозных преступлениях и предал Афины, присоединившись к Спарте, и Критий, ведущий член спартанской олигархии, убивший сотни афинян.Подразумевалось, что Сократ, который, как известно, критически относился к демократии, распространял среди своих последователей подрывные убеждения, которые способствовали их роли в войне. Кроме того, некоторые члены круга Сократа имели антидемократические взгляды, совершали религиозные преступления или активно участвовали в олигархии. Со своей стороны, Сократ утверждал, что он был набожным человеком, который уважал богов, искал добродетели и служил Афинам, побуждая к моральным размышлениям. Однако ему не удалось убедить присяжных в том, что он не представляет угрозы для демократических институтов Афин.

После речей обвинения, Сократа и некоторых его сторонников жюри из 501 гражданина узко проголосовало за то, чтобы осудить Сократа за нечестие. Поскольку за нечестие не было установленного наказания, следующим шагом обвинения и защиты было предложить наказание, которое каждая из них считала адекватным. Затем жюри выбрало между ними двумя. Обвинение предложило смертную казнь. Затем, вместо того, чтобы предложить разумную альтернативу, Сократ предложил, чтобы ему давали бесплатное питание до конца его жизни и праздновали как победившего олимпийского спортсмена, потому что, по его мнению, он действительно заслуживал этого.В конце концов он предложил ему заплатить небольшой штраф, а затем более крупный штраф по просьбе некоторых из его учеников, но было слишком поздно. Присяжные проголосовали за то, чтобы приговорить его к смертной казни, и Сократ умер, выпив яд.

Ну и что

Суд над Сократом долгое время считался пятном на послужном списке афинской демократии и порицался за явное пренебрежение свободой слова. В конце концов, Сократа осудили и казнили не за что-либо ощутимое, что он сделал, и не только за то, во что он верил, а скорее за то, что он разделял свои убеждения из-за предполагаемого негативного влияния, которое это имело на судьбу Афин.По сути, афиняне были на взводе, потому что их демократия была хрупкой. Они видели в своей череде несчастий наказание богов за религиозные проступки, а Сократа, учителя и соратника нескольких предателей, они видели в угрозе демократии.

Суд над Сократом поднимает ряд важных вопросов. Правильно ли Сократ был осужден за нечестие или он стал жертвой вины по ассоциации? Какие представления афиняне имели о свободе слова и свободе вероисповедания? Является ли процесс Сократа примером тирании большинства, посредством которой подавляется индивидуальное инакомыслие? Благодаря этим и другим вопросам «Процесс над Сократом» дает ценную возможность поразмышлять о принципах, нюансах и уязвимостях демократии.

Был ли суд над Сократом и последующая смертная казнь законными?

«Смерть Сократа» Жака-Луи Давида (1787 г.). Греческий философ Сократ, приговоренный к смерти за нечестие в 399 г. до н.э., получил сильнодействующий настой болиголова.

На протяжении веков многие историки представляли суд над Сократом как пародию на то время, утверждая, что афинский философ был вынужден столкнуться с обвинениями, придуманными его согражданами из-за невежества.

На процессе 399 г. до н.э. Сократ был обвинен по двум обвинениям: asebeia (нечестие) против пантеона Афин и развращение молодежи города-государства; обвинители ссылались на два нечестивых деяния Сократа: «непризнание богов, которых признает город» и «введение новых божеств».

Смертный приговор Сократу был юридическим следствием того, что он задавал своим ученикам политико-философские вопросы, что привело к двум обвинениям в моральном разложении и нечестии.

На суде большинство присяжных заседателей-мужчин, выбранных по жребию, проголосовали за то, чтобы признать его виновным по двум пунктам обвинения; затем, в соответствии с обычной юридической практикой, проголосовал за определение его наказания и согласился на смертный приговор, который должен быть приведен в исполнение Сократом, выпитым ядовитым напитком болиголова.

Историки традиционно утверждали, что Сократ нажил много врагов, открыто критикуя видных политиков. Суд дал им возможность избавиться от него.
Афинский философ стал козлом отпущения за серию бедствий, постигших Афины, включая чуму и военное поражение.

Сократ: «мудрейший и справедливейший из всех людей»

Суд над Сократом и его смерть вдохновили писателей, художников и философов вновь обратиться к этому вопросу.Для одних казнь человека, которого Платон называл «самым мудрым и справедливым из всех людей», продемонстрировала недостатки демократии и народного правления, для других действия афинян были оправданной защитой недавно восстановленной демократии.

В рамках «Нового процесса над Сократом» в 2012 году международная коллегия из десяти судей провела имитацию повторного судебного процесса над Сократом, чтобы решить вопрос о выдвинутых против него обвинениях.

Пятеро судей признали себя виновными, а пять судей признали невиновными.Ограничившись фактами дела против Сократа, судьи не рассматривали ни одного приговора, но судьи, признавшие философа виновным, сказали, что смертную казнь для него они бы не рассматривали

В более позднем исследовании профессора Кембриджского университета Пола Картледжа утверждается, что суд был юридически справедливым, и Сократ действительно был виновен в соответствии с предъявленными ему обвинениями.

«Всем известно, что греки изобрели демократию, но это была не та республика, которую мы знаем сегодня. В результате история была неверно истолкована», — говорит профессор.

«Обвинения, с которыми столкнулся Сократ, могут показаться нам смешными, но в Древних Афинах они, казалось, служили общему благу», — добавляет он.

Профессор Картледж утверждает, что некоторые люди интерпретировали те события как знак неудовольствия богов. Они утверждали, что Сократ оскорбил богов, потому что философ ставил под сомнение авторитет нескольких божеств.

Картледж считает, что обвинения в нечестии против Сократа были не только справедливыми — учитывая верования того времени — но и относились к общему благу.

Исследование приходит к выводу, что Сократ, по сути, стал причиной собственной смерти. Согласно афинской правовой системе, подсудимый мог предложить свой собственный приговор.

Вначале Сократ шутил, говоря, что вместо этого его следовало бы наградить. В конце концов он предложил небольшой штраф, но присяжные не сочли его шутку смешной и вынесли смертный приговор.

Философия Сократа, дело жизни и безвременная смерть | Почему Сократ важен? — Видео и стенограмма урока

Жизнь Сократа | Ранние годы

Сократ родился недалеко от Афин в 469 или 470 г. до н.э.Его отец был скульптором, а мать – акушеркой. Хотя это трудно определить точно, некоторые ученые описали призвание Сократа как каменщика. Ясно, что он служил гоплитом , или бронированным пехотинцем в афинской армии во время Пелопоннесской войны; он отличился в битвах при Делии и Потидее. Некоторые ученые утверждают, что именно военные подвиги Сократа впервые привлекли к нему внимание его собратьев-афинян.

Как писал Платон в своей «Апологии », Сократ позднее описывал свою роль в афинском обществе как овода, протыкающего дыры в раздутом эго и идеях афинян, претендовавших на мудрость и влияние.

История Сократа | Через призму Аристофана, Ксенофонта и Платона

Аристофан, Платон и Ксенофонт определенно были современниками, хотя Платон никогда не упоминает Ксенофонта в своих различных диалогах, а Ксенофонт упоминает Платона только один раз мимоходом в своих памятных записях. Платон написал о Сократе только после его смерти в 399 г. до н. э., в то время как Аристофан, известный афинский поэт-комик и драматург, нападал на Сократа в своих комедиях, когда философ был еще жив.

Эти три автора дают нам наиболее полные знания о жизни, мышлении и общественной деятельности Сократа, а Платон является источником большей части наших знаний. Но, как заявил философ Эрик Фогелин, «Сократ, сформировавший Платона, был Сократом, каким его видел Платон», — предостережение, относящееся также к Аристофану и Ксенофонту. Из-за этих индивидуальных точек зрения их оценки сильно расходятся.

Аристофан

В «Облака» , комической пьесе Аристофана об интеллектуальной моде в Афинах, написанной в 423 г. до н.э., Сократ является директором «Мыслительного».Аристофан представляет Сократа как человека, выпускающего цинично неуважительных учеников, высмеивающих афинские традиционные ценности. Аристофан помещает Сократа в корзину, парящую вокруг, а его голова витает в облаках над остальными актерами пьесы. В веселой форме Аристофан заставляет Сократа учить своих учеников тому, что вызывает звук, издаваемый комаром, как далеко может прыгнуть блоха, как избежать честного долга и как спорить о чем угодно.

Кьеркегор считал, что изображение Сократа Аристофаном может быть наиболее точным в том смысле, как афиняне смотрели на философа.Однако Платон сообщает, что на суде Сократ назвал своих обвинителей «совершенно лживыми», объединив поэта-комика с другими нападавшими, которые остались анонимными. Даже в то время ясно, что противоречивые изображения Сократа были безудержными.

Сократ в корзине, изображенный Аристофаном в «Облаках»

Платон

Платон — самый известный ученик Сократа. Он написал 35 диалогов, большинство из них о Сократе, и присутствовал на суде над Сократом, о котором писал в «Апологии ». Все сократовские диалоги Платона были написаны после казни Сократа. Обстоятельства казни продемонстрировали Платону полную неспособность афинского общества соответствовать своим культурным и этическим ценностям. Цель Платона состояла в том, чтобы представить Сократа как единственного истинного государственного деятеля в Афинах и как философа — буквально «любителя мудрости», единственной целью которого было исследовать себя, чтобы обнаружить «правильное поведение в жизни».

Ксенофонт.

Ксенофонт, который был примерно того же возраста, что и Платон, тоже был учеником Сократа.Хотя он наиболее известен как историк, он записал несколько сократовских диалогов и, подобно Платону, написал отчет о своем суде. Он изображал Сократа учителем добродетели, обычным религиозным мыслителем и раздавателем ценных и практических советов. Целью Ксенофонта было показать, что Сократ не представлял угрозы для афинского общества и что его несправедливо обвинили, судили и осудили.

Что такое Философия Сократа?

Философия — от греческого philosophia — означает любовь к мудрости.Как философ Сократ не утверждал никаких доктрин и не поддерживал никаких теорий. У него не было того, что сегодня мы называем жизненной философией. Сократ заявил, что единственная причина, по которой его можно было считать мудрым, заключалась в том, что он знал, что он невежествен, в то время как другие, хотя и такие же невежды, как и он, считали себя мудрыми. Если бы можно было сказать, что у Сократа была философия, это означало бы подвергнуть сомнению каждое мнение, чтобы увидеть, соответствует ли оно свету разума.

В диалогах Платона Сократ ведет дискуссии об идеях бога, добра и зла, красоты, справедливости и добродетели.Но он всегда задает вопросы, заставляя людей проверять, что они думают.

Например, в Республике , диалоге Платона, посвященном справедливости и несправедливости, братья Платона Адеймантус и Главкон пытаются определить, что такое хороший поступок. Является ли он законным? Это то, что более сильному может просто сойти с рук? Сократ побуждает этих двух мужчин защищать свои определения или изменять их. Сам Сократ не предлагает ответов или решений. Если люди действуют для достижения чего-то, что они считают хорошим, почему эти действия иногда заканчиваются плохими последствиями? В конце концов, группа приходит к выводу, что часть души, которая желает, подавляет часть, которая является рациональной, что приводит к ошибочному заключению, что объект желания является «хорошим».

Аристотель, ученик Платона, разработал сократовский вопрос о «слабости воли» в своей «Никомаховой этике». Он заявил, что хотя все люди начинают желать делать добро, они все же совершают злые поступки, думая, что делают что-то хорошее. Итак, злые действия, по Аристотелю, являются результатом незнания цели или метода действия. Этот этический вопрос с тех пор стал одним из самых определяющих соображений в западной философии и ясно демонстрирует непреходящее влияние Сократа на философскую мысль.

Метод Сократа

Метод Сократа — это название серии вопросов и ответов, которая доминирует в изображениях Сократа, особенно в диалогах Платона. В свою защиту на суде Сократ объясняет, что он был сбит с толку Оракулом в Дельфах, заявившим, что Сократ был самым мудрым в Афинах, поскольку он знал, что это не так. Поэтому он начал расспрашивать тех ведущих деятелей Афин, которые либо заявляли, либо считались обладающими знаниями о том, что хорошо, что прекрасно и что справедливо.Все сократовские диалоги Платона являются примерами этого метода вопрошания, который стремился отличить знание от простого мнения.

Цель сократовского метода заключалась не в том, чтобы Сократ давал ответы, поскольку он никогда не утверждал, что знает истину. Вместо этого цель состояла в том, чтобы задавать вопросы, чтобы через диалог привести партнера к более глубокому пониманию его убеждений или достичь логического конца цепочки вопросов. Во-первых, определение дается в ответ на вопрос. Дальнейшие вопросы, связанные с ответом, ведут либо к признанию ошибки, более глубокому пониманию, либо к новой постановке вопроса, что ведет к дальнейшим вопросам.Немецкий философ Гегель позже описал этот метод как тезис, антитезис и, наконец, синтез.

Как умер Сократ?

Сократ был признан виновным в 399 г. до н. э. в развращении афинской молодежи, нечестии и введении новых, якобы ложных богов. Он был приговорен к казни и умер от употребления болиголова, ядовитого сорняка, похожего на дикую морковь. Смерть наступает от прерывания проведения нервных импульсов к мышцам.

За что Сократа казнили? | Судебный процесс

Сократ был казнен афинской демократией.Его судили в дикастерии , народном суде в составе 501 присяжных. Единственным критерием для членства было быть гражданином Афин мужского пола старше тридцати лет. Мелет, Анит и Ликон обвинили Сократа в нечестии, введении новых богов в Афины и развращении афинской молодежи. Они требовали смертной казни.

Сократ был признан виновным большинством голосов. По словам Платона, Сократ произнес три речи перед дикастерией года. В первой речи он представил свою защиту против обвинений.После установления вины афинская правовая традиция давала обвиняемому возможность предложить альтернативное наказание. В случаях, когда приговором была смертная казнь, обвиняемый много раз предлагал такой приговор, как изгнание из Афин. Во второй своей речи Сократ спросил присяжных, как они ожидали, что он предложит изгнание, а не смерть, поскольку он был взращен Афинами, сражался за Афины, и все, что ему было дорого, было в Афинах. Затем Сократ предложил, чтобы Афины выплатили ему пенсию, чтобы он продолжал делать то же самое, что в первую очередь привело его к суду.

Вместо этого суд проголосовал за его казнь. Его третья речь содержала мысль о том, что история будет помнить Сократа гораздо больше, чем суд.

Смерть Сократа

После суда Сократ был заключен в тюрьму. Диалоги Платона Критон и Федон описывают дни между вынесением приговора и моментом, когда приговор должен был быть приведен в исполнение. У Платона было несколько богатых друзей, которые намеревались помочь Сократу бежать, и один из них, Критон, приехал в Афины с конкретной целью подкупить тюремных охранников, чтобы позволить Сократу бежать.Сократ отказался, сказав своим преданным последователям, что он сделает посмешищем всю свою жизнь, если убежит от последствий того, как он прожил эту жизнь. Итак, в окружении своих друзей Сократ охотно выпил болиголов и умер.

Смерть Сократа, Жан-Люк Давид (1787)

Чем важен Сократ?

Сократ не писал книг. Он не был известным политиком или генералом. Тем не менее из-за того, как он прожил свою жизнь и как он решил принять свою смерть, он вдохновил Платона на написание его диалогов, которые воплотили метод Сократа, отличающий реальное знание от простого мнения и веры в художественную реальность.

Сочинения Платона о Сократе являются основой западной философии, поскольку они представляют собой размышления о том, как вопросы Сократа углублялись в концепции, касающиеся людей во все времена и во всех местах. Как началась Вселенная? Почему все так, как есть? Какова цель нашего существования? Откуда мы знаем, что хорошо? Как мы реализуем справедливость? Вопросы вечны и для Сократа важнее ответов. Для него поиск истины через диалог с другими любителями мудрости является сутью самой жизни.

Краткое содержание урока

Сократ был философом из древних Афин, который считается одним из отцов-основателей западной философии. Влияние его идей и его методов достигло всех областей мысли на протяжении всей истории.

  • Аристофан, Платон и Ксенофонт — современные источники о Сократе. Наиболее значительным является Платон.
  • Практика Сократа по преподаванию и обучению посредством серии дискуссий, основанных на вопросах, теперь известна как метод Сократа.
  • Афинская демократия судила Сократа за нечестие против религии города и развращение афинской молодежи.
  • Сократа помнят и почитают за его методы исследования и упор на изучение идей больше, чем тех, кто судил и осуждал его.

Суд и казнь Сократа | Джошуа Хехе | Философский камень

Древняя трагедия, которая все еще формирует общество

Более 2400 лет назад на родине демократии не было свободы слова, но один человек верил, что она должна быть.Он даже погиб, отстаивая свои права, в том числе право на свободу вероисповедания, что означает и свободу верить во что угодно, и свободу от необходимости верить во что угодно одновременно. К несчастью для Сократа, его собратья-афиняне были крайне консервативны и презирали его прогрессивное подстрекательство. Самое главное, что нужно понять, это то, что Сократ ненавидел суеверия и знал, что воля неосведомленного населения опасна, поэтому призывал всех анализировать все на благо общества.Единственный в своем роде философ даже указал, как и почему это может служить серьезным изъяном в фундаментальной политике демократии в любой стране и в любой момент истории. Более того, поскольку никто никогда не говорил правду властям так, как Сократ, самопровозглашенный «Афинский овод» приводил в ярость людей, стоящих у власти, и они не остановятся ни перед чем, чтобы свергнуть его.

В 416 г. до н.э. афиняне отправились на Сицилию, чтобы помочь сицилийцам сразиться с их врагом, который был союзником спартанцев, заклятым врагом афинян.Однако они потерпели сокрушительное поражение, потеряв более 50 000 человек, которые либо стали жертвами, либо попали в плен. Затем персы финансировали спартанцев, и Афины были вынуждены сдаться в 404 г. до н.э. Что еще хуже, поскольку афиняне все еще не оправились от тщетной морской кампании и населения, которое также страдало от болезней, они искали, кого обвинить в падении своей империи. Поэтому они обратились к Сократу, который был стойким критиком афинского общества и откровенным скептиком их превосходства.Он стал врагом общества номер один в их когда-то великом городе-государстве, и они ничего не хотели, кроме как наказать его за то, что он поставил под сомнение их образ жизни. Поскольку он осмелился таким образом бросить вызов цивилизации, они использовали его как козла отпущения. Это задало тон западному миру, который и по сей день остается крайне консервативным. В конце концов, Сократ призывал людей быть гораздо более прогрессивными, что его ученик Платон очень близко принял к сердцу, передав свои знания Аристотелю, который затем обучал Александра Македонского, тем самым породив эллинизм в древнем мире.

В начале 4-го века до н.э. Сократ предстал перед судом за моральное разложение и нечестие, поэтому пятьсот присяжных заседателей-мужчин, выбранных по жребию, проголосовали за то, чтобы осудить его по двум пунктам обвинения. Затем, в соответствии с общепринятой юридической практикой, они проголосовали за определение его наказания и согласились на смертный приговор. Сократ был признан виновным как в развращении умов молодежи, так и в неверии в официальный пантеон Афин. Конечно, Сократ верил не в Афину, покровительницу Афин, а скорее в своего личного духовного наставника.Проблема заключалась в том, что люди не были хорошо осведомлены о Сократе, поэтому они думали, что он мог быть колдуном. Что еще хуже, большинство афинян представляли себе пародию на Сократа, знакомую им по пьесе Аристофана. Кроме того, в его нарочито грязной, растрепанной внешности видели отражение его характера, а он всего лишь критиковал этику и эстетику афинских условностей. Кроме того, не помогло то, что он не был классически красив. На самом деле он был очень некрасивым, непропорционально сложенным мужчиной.Это также повлияло на общественное мнение о Сократе во время самого значительного судебного процесса в истории человечества, тем самым сделав присяжных предубежденными против него. В мире, управляемом сплетнями, он был признан виновным 280 голосами против 220, а затем приговорен к смертной казни 340 голосами против 160.

Согласно Дельфийскому оракулу, Сократ был мудрейшим человеком на свете жить. Проблема заключалась в том, что притворство невежества, которое он использовал для деконструкции идей своих сограждан, было слишком сильным для них.В конце концов смелость его убеждений лишила афинян их убеждений, и это стоило ему жизни. Конечно, единственное, в чем действительно был виновен Сократ, так это в том, что он просто пошел против статус-кво. Что еще более важно, это было именно то, о чем предупреждал их Сократ относительно хрупкости демократии и опасностей, когда неосведомленное население может управлять всем. Вот почему он постоянно призывал людей быть более критичными, дискутируя со всеми, кого встречал в их великом мегаполисе.Тем не менее, в качестве наказания за якобы чудовищные преступления, совершенные Сократом, он был приговорен к смертной казни. Итак, в возрасте 70 лет, думая, что совершение несправедливости гораздо более вредно для души, чем страдание от несправедливости, Сократ стал мучеником за ненасильственную социальную справедливость после того, как добровольно выпил смертельную смесь, содержащую ядовитый болиголов. Этим и многим другим Сократ по-прежнему призывает нас никогда не быть легкомысленными, в каких бы обстоятельствах мы ни оказались.

Несмотря на мучительную боль, которую испытал Сократ, когда паралич распространился на его ноги, а затем и на грудь, он мог оставаться спокойным все время, пока умирал. В самом деле, когда Федон и другие его друзья расплакались, Сократ сказал им: « Успокойтесь и будьте храбры. » Согласно Платону, которого на самом деле даже не было там, когда это произошло, последними словами Сократа были: « Критон, мы должны Асклепию петуха. Пожалуйста, не забудьте оплатить долг.». Предположительно, это должно было быть ироничным, учитывая, что Асклепий был богом врачевания, а Сократ был известен своей собственной разновидностью иронии, которая с тех пор стала стандартной практикой среди критических мыслителей. В соответствии с этим Сократ довольно эзотерически комментировал тот факт, что ему дали яд, чтобы сократить продолжительность его жизни, тогда как ему следовало дать лекарство, чтобы продлить ее, чувствуя, что он заслуживает приспособления, а не осуждения. Он даже просил, чтобы ему до конца жизни давали бесплатное питание, чтобы оплатить всю работу, которую он проделал для их общества в качестве софиста.Таким образом, попросив Критона сделать подношение такому божеству, Сократ нанес последний удар своим соотечественникам и их верованиям, а также тому, что они делали с ним за его.

Меньше чем через пятьдесят лет после того, как Восток почтил своего философа-самоаналитика Будду, Запад казнил своего философа-самоаналитика Сократа. Это навсегда изменило все, постоянно повышая статус интеллекта и возвещая ренессанс разума в двух разных направлениях. В соответствии с этим Сократ ненавидел суеверия, поэтому делал все возможное, чтобы избавить общество от иррациональности, в том числе добивался бессмертия.Вскоре Афины стали убежищем для ученых. В рамках этого Сократ учил Платона, который затем учил Аристотеля, который учил Теофраста, который учил Стратона, и так далее и тому подобное, что привело к каждой школе высшего образования. Все началось с лекций, которые Сократ читал в доме Симона Сапожника, несмотря на то, что при этом не носил обуви. Как бы то ни было, в конце концов, дело в том, что Сократ провел свое время на пенсии, задавая вопросы и высмеивая почти все вокруг и внутри себя, вплоть до своего последнего вздоха в 399 г. до н. э., когда Федон, наконец, протянул руку и закрыл глаза Сократа.Таким образом, печально известный афинский Овод стал знаменитым крестным отцом философии, породив совершенно новую породу древнегреческих героев, заслуживающих нового рода почестей. Какой странно подходящий конец жизни, так хорошо прожитой.

Высокомерие Сократа стало убедительным доводом в пользу его смерти | The Independent

Печально известный процесс над древнегреческим философом Сократом уже давно считается одним из первых, наиболее драматических случаев судебной ошибки, закончившейся смертной казнью отца-основателя западной мысли.

Сократа обвинили в «нечестии» и «развращении молодежи» в 399 г. до н.э. – обвинения, по мнению многих историков, были выдуманы его предубежденными согражданами – и от него потребовали совершить собственную казнь, съев болиголов. Но теперь профессор Кембриджского университета утверждает, что суд над Сократом был юридически справедливым и что он виновен в соответствии с предъявленными ему обвинениями. Более того, профессор Пол Картледж считает, что Сократ на самом деле вызвал свою смерть.

В своей новой книге «Древнегреческая политическая мысль на практике», опубликованной сегодня, профессор Картледж говорит, что, хотя политики и историки использовали судебный процесс, чтобы предположить, что демократия иногда может опуститься до власти толпы, это не был один из таких примеров.«Все знают, что греки изобрели демократию, но это была не демократия в том виде, в каком мы ее знаем, и в результате мы неверно истолковали историю», — сказал он. «Обвинения, с которыми столкнулся Сократ, кажутся нам смешными, но в древних Афинах они искренне считались служащими общему благу».

В своей книге профессор Картледж подвергает сомнению традиционные аргументы в пользу того, что Сократ стал жертвой политической борьбы. Историки, находившиеся под влиянием древних писателей, в том числе Платона, утверждали, что открытая критика Сократом видных афинских политиков нажила ему много врагов, которые затем возложили на него обвинения в нечестии и коррупции, чтобы заставить его замолчать.Другой историк считает, что учение Сократа вызвало политический мятеж, и на суде он стал примером для тех, кто стремился подавить диссидентов в афинском обществе.

Профессор Картледж сказал, что Сократ сомневался в авторитете многих признанных богов и утверждал, что им руководит его внутренний «даймонон» — термин, который он, возможно, имел в виду для обозначения «интуиции», но который также может быть истолкован как темный, сверхъестественное влияние, которое возмутило бы обычных верующих.

Обвинение в «нечестии» вполне приемлемо в демократическом государстве, глубоко благоговеющем перед своими богами, сказал профессор Картледж.Обвинения были выдвинуты прокурорами-любителями перед присяжными из 501 обычного гражданина с «хорошей репутацией», которые действовали от имени того, что они считали общественным интересом. Если бы обвинение могло доказать, что подсудимый несет ответственность за создание угрозы общественному благу, он, скорее всего, был бы признан виновным.

Автор также считает, что Сократ сам вызвал свою смерть. По афинской системе на такого рода судебном процессе подсудимый мог предложить собственное наказание. Вместо того, чтобы серьезно отнестись к этой возможности, Сократ сначала пошутил, что его следует наградить, и в конце концов предложил слишком маленький штраф.

Неудивительно, что его присяжные не увидели смешного и вынесли смертный приговор. Вместо того, чтобы бежать, Сократ принял приговор, заявив, что «он был обязан городу, по законам которого он был воспитан, чтобы соблюдать эти законы в точности».

Профессор Картледж сказал: «Нельзя отрицать его храбрость, и его можно даже считать интеллектуальным героем. Но представление о том, что сам Сократ не был виновен, а казнен по воле толпы, ошибочно. в глазах афинян, были очищены и подтверждены.»

Профессор Энджи Хоббс, философ из Уорикского университета, сказала, что до недавнего времени официальные обвинения рассматривались как дымовая завеса для того, чего на самом деле хотели демократы, мести за связь Сократа с конкурирующей олигархической партией.

Но она добавила : «Считаете ли вы, что это был справедливый случай или нет, что он был настоящим нарушителем спокойствия, остается открытым. Сократ раздражал важных и влиятельных людей. Он был резким и бестактным. В то время философы считались опасными, и он был не единственным, кто попал в беду.Афиняне, вероятно, были правы, когда были немного обеспокоены тем, что он задумал, заставляя молодежь думать самостоятельно.

Она согласилась с тем, что Сократу «не нужно было умирать» и что он сильно мешал судам не выносить смертный приговор. Когда тюремные охранники дали понять, что позволят ему «сбежать», он отказался.

«Сократ хотел быть своего рода мучеником за философию», — продолжил профессор Хоббс. «Согласно Платону, он произносит невероятно высокомерную речь в суде, говоря: «Не наказывая меня, они должны быть так благодарны за то, как я помог им очистить их души, они должны давать мне бесплатную еду до конца моей жизни». ‘.

Профессор Мэри Берд, классик из Кембриджского университета, добавила: «Мы вложили в него [Сократа], заново изобрели его как маяк благородного свободомыслия, отстаивающего то, во что он верил (и право верить этому ) даже до смерти, благодаря Платону, конечно, во многом. Но, по афинским меркам, это был честный полицейский». его ученики, особенно в диалогах Платона.

Его наиболее значительным вкладом в западную мысль является сократовский метод дебатов или метод Эленха, диалектический метод постановки вопросов, проверки и, в конечном счете, улучшения гипотезы. Задавая ряд вопросов, этот метод стремился показать противоречия в убеждениях тех, кто их задал, и систематически продвигаться к гипотезе, свободной от противоречий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.