Все ссылки пушкина по порядку: Ссылки Пушкина, все 🤓 [Есть ответ]

Содержание

Даты и произведения — Александр Сергеевич Пушкин на Пресне



Содержание


ДЕТСКИЕ ГОДЫ
1809-1811. Пушкин сочинил на французском языке пьеску «Похититель» в подражание Мольеру.
ЛИЦЕЙ
1814. 4 июля в журнале «Вестник Европы» №13 появляется первое стихотворение Пушкина «К другу стихотворцу».
1814. Написаны стихи: «К сестре», «Воспоминания в Царском селе».
1815. Написаны стихи «К живописцу», «Роза», Тень Фонвизина».
1816. Пушкин принят в «Арзамас» — общество передовой литературной молодежи.
Написаны стихи: «Певец». «К Жуковскому»,
1817 Начало работы над поэмой «Руслан и Людмила».
ПЕТЕРБУРГ.
1817 Написана ода «Вольность» – одна из важных причин ссылки Пушкина на юг. «Дельвигу», «Именины».
1818. Написаны стихи: «Жуковскому», «К Чаадаеву»
1819 Вступление Пушкина в члены общества «Зеленая лампа».
Написаны стихи: «Деревня», «Царское село»
1820. Окончена поэма «Руслан и Людмила»
ЮЖНАЯ ССЫЛКА.
1821.февраль. Окончена в Каменке поэма «Кавказский пленник», написаны стихи: «Муза», «Чаадаеву», и др.

1821-1822. Работа над поэмой «Братья-разбойники»
1822. Написаны: «Баратынскому», «Узник». И др.
1823 .Начата работа над романом «Евгений Онегин».
1823 Окончена поэма «Бахчисарайский фонтан», написаны: «Демон», «Ночь».
МИХАЙЛОВСКОЕ.
1824. 10 октября. Окончена поэма «Цыганы», написаны стихи «Давыдову», «На Воронцова».
1825.15 февраля. Выход в свет в Петербурге первой главы «Евгения Онегина», окончена трагедия «Борис Годунов», написана поэма «Граф Нулин», выход в свет книги «Стихотворения Александра Пушкина», «Андрей Шенье», «Зимний вечер».
ПОСЛЕ ССЫЛКИ.
1826. Написаны стихи: «Пророк». «Зимняя дорога», «К Баратынскому».
1827. П. отправляет стихи «Во глубине сибирских руд». Написано «Арион»,
«Стансы», «19 октября 1827» и др.
1828. Написаны стихи «Анчар», «Поэт и толпа» и др.
1829. Написаны стихи: «Е.Ушаковой», «На холмах Грузии», «Я вас любил», «Кавказ»,.
1830 . 6 мая. Помолвка Пушкина с Н.Н. Гончаровой.
1830. Окончены «Гробовщик», «Сказка о попе и работнике его Балде», «станционный смотритель», «Барышня-крестьянка», «Выстрел», «Домик в Коломне», «Метель», «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери», «Каменный гость», «Пир во время чумы». – Болдино.
1831 18 февраля. Венчание Пушкина в церкви Большое Вознесение на Малой Никитской ул.
ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ
1831. Написана «Сказка о царе Салтане», «Клеветникам России».
1832Начата повесть «Дубровский».1832-1833 Первоначальные наброски повести «Пиковая дама».
1833Начата повесть «Капитанская дочка», в феврале заканчивает «Дубровского» , 23 марта вышел в свет в Петербурге роман «Евгений Онегин».

1833 . 22 мая. Окончена черновая редакция «Истории Пугачева», «Сказка о рыбаке и рыбке», поэма «Анджело», поэма «Медный всадник», «История Пугачева», «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях».
1834. Выход в свет повести «Пиковая дама» в СПб.
1835. Написаны стихи: «Туча», «Вновь я посетил».
1836. Закончена повесть «Капитанская дочка», стихи: «Я памятник себе воздвиг».

1837. 27 января Дуэль Пушкина с Дантесом.
29 января в 2 часа 45 минут Пушкин скончался.

Патография Пушкина

„Это состояние души можно назвать юродством поэта. Оно замечается в Пушкине до самой женитьбы, а, может быть еще позднее».

П. И. Бартенев. Пушкин в Южной России.

В то время, как на Западе патографическая литература все более разростается и большинство величайших мастеров слова (по крайней мере Германии) освещены так или иначе патографически, у нас в России в этом отношении сделано очень и очень мало. А один из величайших мастеров слова —А. С. Пушкин до сих пор патографически совершенно не освещен. Давно уже пора к этому приступить.

Автору этой работы, хотя и не представляется сейчас возможным разработать полной патографии Пушкина (считая это делом будущего), но положить вехи к такой работе в виде указаний на некоторые патографические материалы для выяснения психической конституции Пушкина представляется возможным хотя бы на основании тех скудных данных, которые имеются у нас, не претендуя на большее. Словом, мы здесь хотим только наметить ту канву, на которой может быть построена патография Пушкина.

Прежде всего отметим те наследственные данные, из которых сложилась личность поэта. Как известно, родоначальником Пушкиных был прусский выходец Радши, выехавший в Россию при Александре Невском. Самое имя Пушкиных пошло от потомка Радши в шестом поколении — Григория Пушки.

Изучая родословную Пушкина мы можем отметить, с одной стороны, целый ряд душевнобольных и резко патологических типов, с другой—лиц творческих одаренных, поэтов и писателей.

Прадед поэта по отцу, Александр Петрович Пушкин, умер весьма молодым, в припадке сумашествия зарезав свою жену, находившуюся в родах; сын его, Лев Александрович, представлял собой ярко патологическую личность: пылкий и жестокий, он из ревности замучил свою жену, заключив ее в домашнюю тюрьму, где она умерла на соломе.

От отца своего поэт унаследовал, с одной стороны, одаренность, поэтический талант, с другой—много психопатических черт. Сергей Львович был известен во всей аристократической Москве своими каламбурами, остротами и стихами; стихотворство было его страстью. Отец поэта был раздражителен и очень тяжел в домашней жизни; нрава был непостоянного, мелочного, попеременното мотал деньгами, то бывал неимоверно скуп. Барон Корф считает Сергея Львовича человеком пустым, бестолковым и безмолвным рабом своей жены. Увлекшись религией в пожилом возрасте, он вступил в массонскую ложу. Кроме отца, мы встречаем в семье Пушкина еще несколько лиц, поэтически одаренных: Василий Львович (дядя поэта) пользовался славой хорошего стихотворца; также был известен своими стихами младший брат поэта—Лев Сергеевич Пушкин. Лев Сергеевич отличался своими „странностями» и чудачествами.

Мать поэта происходила из рода Ганнибалов, родоначальником которого был известный Абрам Петрович Ганнибал, африканский негр, подаренный Петру Великому турецким султаном. Как у родоначальника, так и у всех потомков Ганнибала мы можем отметить резко выраженные психопатические черты характера: Абрам Петрович был очень сварлив и неуживчив и постоянно ссорился со своими сослуживцами; будучи необузданно ревнив, он отличался в семейной жизни своеволием и скупостью. Сын его (Петр) был алкоголик, другой сын (Осип), умерший от „невоздержанной жизни», отличался „пылкой страстью» и „легкомыслием», вследствие чего брак его с дочерью Алексея Федоровича Пушкина был „несчастным» и окончился разводом.

Как мы видим, мать Пушкина, Надежда Осиповна Ганнибал и отец поэта были в родстве. Надежда Осиповна была женщиной вспыльчивой, эксцентричной, взбалмошной и рассеянной до крайности. Все эти черты характера поэт унаследовал от матери, как мы увидим ниже.

Таким образом из этих (правда, скудных) данных мы видим, что Пушкин был отягчен как по материнской, так и по отцовской линии. Литературную же одаренность он получил по отцовской линии.

Переходя к анализу личности поэта с психопатологической стороны, мы должны заранее сказать, что не собираемся сейчас дать исчерпывающий патографический анализ личности поэта. Мы отметим лишь некоторые выпуклые и ярко бросающиеся в глаза моменты в патопсихической структуре личности Пушкина.

Самым характерным и ярким, что в его личности бросается в глаза, даже и не специалистам, так это—резкая неустойчивость его психики, имеющая ярко выраженную цикличность смены настроений, далеко выходящая за пределы нормальной ритмичности настроений обыкновенных здоровых людей. Если мы обратимся к материалам, иллюстрирующим доподлинную (а не искусственно панегирическую) биографию Пушкина, то все течение его психической жизни в ее сменах настроений пришлось бы графически изобразить в виде волнистой кривой с крутыми колебаниями и подъемами то вниз, то вверх. Эти колебания будут соответствовать колебаниям его бурной психики то в форме резкого возбуждения, то в форме депрессии. Эта волнообразность, правда, будет протекать с известной периодичностью, но не будет иметь той строгой ритмичности подъемов и спусков, свойственных тем чистым формам маниакально-депрессивных состояний, где регулярно и ритмично депрессия сменяет возбуждение. У Пушкина, скорей, та часть кривой, которая бы характеризовала подъемы возбуждения, будет преобладать и доминировать над той частью кривой, которая должна характеризовать депрессии. Это—первая особенность, которую бы можно было отметить.

Вторая особенность, которую мы бы могли констатировать, —это то, что в последний период его жизни депрессивные приступы стали учащаться и даже, пожалуй, удлиняться. Эта психическая неустойчивость и цикличность психики резко бросалась в глаза даже всем тем из его современников, которые далеки были до каких-либо психиатрических оценок его настроений. „Случалось удивляться переходам в нем»,—

пишет И. И. Пущин, товарищ Пушкина, в своих заметках о Пушкине.

Правда, современники его и даже его близкие люди, не понимая конституцию психики поэта, часто ложно истолковывали эти резкие смены настроения, приписывая их той или иной мнимой причине, якобы зависящей от его воли и желаний. Так, брат его, Лев Сергеевич, говорит1 : „Должен заметить, что редко можно встретить человека, который бы объяснялся так вяло и несносно, как Пушкин, когда предмет разговора не занимал его, но он становился блестяще красноречивым, когда дело шло о чем-нибудь близком его душе. Тогда он являлся поэтом и гораздо более вдохновенным, чем во всех своих сочинениях».

Точно также А. М. Керн2 о Пушкине говорит так:

„Трудно было с ним сблизиться. Он был очень неровен в обращении: то шумно весел, то дерзок, то нескончаемо любезен, то томительно скучен, и нельзя было угадать, в каком он будет расположении духа через минуту. Вообще же надо сказать, что он не умел скрывать своих чувств, выражал их всегда искренно и был неописанно хорош, когда что-либо приятно вдохновляло его. Когда же он решался быть любезным, то ничто не могло сравниться с блеском, остротою и увлекательностью его речи».

Конечно, дело тут не в том, что Пушкин “вяло и несносно” держал себя и был “томительно скучен”, потому что “предмет разговора не занимал его”, также и не потому он “становился блестяще красноречивыми, что дело шло о чем-нибудь близком его душе и не потому, что он “решался быть любезным”, а дело тут в том, в какой фазе маниакально-депрессивного состояния находился Пушкин в данный момент — в депрессивной или в маниакальной. И верно подметила А. М. Керн в Пушкине: что “он не умел скрывать свои чувств, выражал их всегда искренно”, так как он не мог их скрывать в силу конституциональных особенностей маниакально—депрессивного состояния, а не потому, что хотел или “решался быть любезным” или “томительно скучным”.

Теперь перейдем к иллюстрации тех моментов из биографии Пушкина, которые характеризуют вышеупомянутую кривую в ее подъемах и спусках. Причем оговариваемся, что ниже приводимые иллюстрации для этой цели являются далеко не исчерпывающим материалом для демонстрирования такой кривой. Эти материалы могут служить лишь канвой для попытки построения такой кривой, и этим могла бы быть охарактеризована маниакально-депрессивная психическая конституция Пушкина, а еще вернее было бы сказать—маниакально-депрессивный компонент психической конституции Пушкина, так как, по нашему мнению, в сложную психику Пушкина должны входить еще и другие компоненты, помимо маниакально-депрессивного3 . Уже с самого раннего детства и юношества замечается эта циклическая смена кривой, которая то вверх (возбуждение), то вниз (депрессия) сменяет одна другую. Так, в раннем детстве—до 7 лет—поэт был толстым, неповоротливым, угрюмым и сосредоточенным ребенком, предпочитавшим уединение всем играм и шалостям. Вдруг в возрасте 7 лет в Пушкине произошла резкая перемена: он стал резвым и шаловливым; родители пришли в ужас от внезапно проявившейся необузданности. Испытав все меры к его “укрощению”, они успокоились на мысли, что ненормальность природы их сына ничем исправить нельзя.

На 8-ом году Пушкин стал сочинять комедии и эпиграммы, 12-ти лет поэт поступил в Лицей. Здесь он поразил всех товарищей ранним развитием, раздражительностью и необузданностью; опять-таки здесь отмечается, что характер его был неровный: то расшалится без удержу, то вдруг задумается и долго сидит неподвижно. “Видишь его поглощенным не по летам в думы и чтение”, и тут же он внезапно оставляет занятия, входит в какай-то припадок бешенства из-за каких-тo пустяков: из-за того, что другой перебежал его или одним ударом уронил все кегли.“Пушкин с самого начала пребывания в Лицее был раздражительнее всех и потому не возбуждал общей симпатии”,— рассказывал Пущин в своих воспоминаниях.

Учился Пушкин очень небрежно и только благодаря хорошей памяти смог сдать хорошо большинство экзаменов; он не любил математики и немецкого языка. Поэт окончил лицей в 18 лет. По описанию его друзей он был среднего роста, широкоплечий, худощавый, имел темные курчавые волосы, светло-голубые глаза, высокий лоб, смуглое небольшое лицо и толстые губы. Во всех его движениях видна была робость; он был очень неровен в обращении: то шумливо весел, то .грустен, то робок, то дерзок. С этого периода, т. е. с 1817 года по 1820 год, он живет в Петербурге, где поступает на службу. Этот период характеризуется резкими приступами возбуждения, повышенного тонуса всех жизненых отправлений, далеко выходящего за пределы нормального повышения психического тонуса, свойственного юношам такого возраста. Здесь характерны данные воспоминания современников о Пушкине этого периода. Приведем воспоминания барона Корфа, относящиеся к тому времени: “Пушкин был вспыльчив до бешенства, вечно рассеянный, погруженный в мечтания, с необузданными страстями.4 Характерная черта души поэта полная неуравновешенность, готовность отдаться впечатлениям, способность глубоко, но мимолетно их переживать”. И, действительно, в Петербурге он предается вихрю развлечений и разврата; дни и ночи он проводит в оргиях и вакханалиях, предаваясь разгулу и разврату, низводивших его не раз на край могилы; о его бесконечных дуэлях, странностях и выходках говорил весь Петербург. Отдыхает он и предается серьезному литературному творчеству только тогда, когда бывает болен венерическими болезнями.

Для характеристики приведем отрывки писем современников:

Тургенев пишет Вяземскому 18.IX.1818 г.: „Сверчек (название Пушкина как члена Арзамаса) прыгает по бульвару и по б…,но при всем беспутном образе жизни его он кончает четвертую песнь поэмы. Если еще два или три, так дело в шляпе. Первая… болезнь была и первой кормилицей его поэмы» (Остафьевск. Архив, ч. I, стр. 174).

„Старое пристало к новому и пришлось ему опять за поэму приниматься—радуется Вяземский—Венера пригвоздила его к постели» (Там же, стр. 191).

„Пушкин простудился, дожидаясь у дверей Б…, которая не пускала его в дождь к себе для того, чтобы не заразить его своей болезнью. Какая борьба великодушия любви и разврата». (Тургенев в письме от 1819 г. Там же стр. 253).

В одной из черновых тетрадей Пушкин кается в своих грехах и их последствиях таким образом

„Я стражду 8 дней

С лекарствами в желудке

С Меркурием в крови

С раскаяньем в рассудке».

В петербургский период (после окончания Лицея) психическое состояние Пушкина как нельзя ярче характеризуется как состояние резкого возбуждения. Возбуждение этого периода превосходит по интенсивности и, пожалуй, по деятельности все до сих пор бывшие приступы возбуждения юношеского периода. Этот период прерывается вскоре резкой депрессией.

В 1819 г. наступил приступ резкой меланхолии: в письмах к друзьям он говорит о полной апатии, об омертвелости духа, о недоступности каким бы то ни было впечатлениям; он пишет об утрате поэтического вдохновения:

“И ты, моя задумчивая лира,

Найдешь ли вновь утраченные звуки”.

Был ли этот приступ депрессии за этот петербургский период единственным или были еще такие приступы—мы не знаем, но вскоре наступает снова фаза возбуждения. Возбуждение настолько резкое, что Пушкин сталкивается всюду с окружающим из его среды. В связи с его скандальным и вызывающим поведением (связанным, несомненно, с его патологически возбужденной психикой) Пушкин высылается административно из Петербурга (возбудивши против себя тогдашнюю бюрократию) в распоряжение генерала Инзова, в Екатеринослав.

К этому времени приблизительно у Пушкина наступает новый более длительный период депрессии. За это время Пушкин не подавал о себе никаких вестей близким и друзьям до половины сентября месяца. Пушкин, обычно любивший делиться своими впечатлениями, вдруг чуть ли полгода не пишет. Что с ним случилось? Об этом мы можем судить по письму к брату Л. С. Пушкину, написанному в сентябре 1820 г:

„Милый брат, я виноват перед твоей дружбой, постараюсь изгладить вину мою длинным письмом и подробными рассказами. Начинаю с яиц Леды. Приехав в Екатеринослав я соскучился, поехал кататься по Днепру, выкупался и схватил горячку по обыкновению5 . Генерал Раевский, который ехал на Кавказ с сыном и двумя дочерьми, нашел меня в жидовской хате, в бреду без лекаря, за кружкой оледенелого лимонада. Сын его (ты знаешь нашу тесную связь и важные услуги для меня вечно не забытые) предложил мне путешествие к Кавказским водам; лекарь, который с ним ехал, обещал меня в дороге не уморить. Инзов благословил меня в счастливый путь. Я лег в коляску больной, через неделю вылечился. Два месяца жил на Кавказе; воды были мне очень нужны и чрезвычайно помогли, особенно серные горячие…”.

В другом письме к барону Дельвигу от 1824 г., описывая это свое путешествие на юг, он между прочим пишет:

„В Бахчисарай приехал я больной”. Описывая далее развалины дворца и фонтана и проч., он тут же замечает:

«… но не тем в то время сердце полно было- лихорадка меня мучила…”.

Итак эту “горячку” или “лихорадку”, о которой говорит Пушкин, он „схватил по обыкновению», как он выражается в письме к брату. Мы знаем, что до этого в Петербурге он никакой такой лихорадкой, как мы бы могли думать о периодических приступах малярии или какой-либо другой инфекционной болезни и которая бы его трепала „по обыкновению» (значит периодически), он не страдал. Мы знаем, наоборот, что до высылки из Питера он был в сильно возбужденном нервном состоянии—вел разгульный образ жизни, натворил величайшие безумства, и поведение его вообще указывает, что он находился в ненормальном и сильно возбужденном состоянии, соответствующем маниакальному или гипоманиакальному. Поведение его настолько ненормально, что заставляет тогдашнюю администрацию выслать его из Петербурга.

По-видимому, это возбуждение сменяется, ко времени высылки депрессивным приступом, сменившимся затем возбуждениями, называемыми Пушкиным „горячкой» или „лихорадкой». Депрессивный приступ этот, сопровождаемый глубоким упадком телесных и духовных сил, и затем возбуждением, по-видимому, он переживает не впервые, ибо он сам отмечает, что он наступил у него „по обыковению».

В эту же пору депрессии творчество Пушкина замирает и становится вдруг ему недоступно. Замечается резкий упадок творческих сил как никогда (такие приступы отсутствия творчества у Пушкина были неоднократно). Им овладевает то нравственное омертвение, когда психический тонус понижается настолько, что на южное великолепие картин природы он глядит со странным равнодушием, которому сам впоследствии удивляется. За четыре месяца этого периода (май—август 1820 г.) написаны им только две коротенькие элегии, носящие имя „Дориды» и незаконченный отрывок „Мне бой знаком, люблю я звук мечей», да еще эпиграммы на Аракчеева.

Также во время пребывания на Кавказе в этот период написан лишь эпилог к “Руслану и Людмиле”, и здесь об упадке его творческих сил он делает сам горькое признание:

“На скате каменных стремнин

Питаюсь чувствами немыми

И чудной прелестью картин

Природы дикой и угрюмой;

Душа как прежде, каждый час

Полна томительною думой,

Но огонь поэзии угас.

Ищу напрасно впечатлений.

Она прошла пора стихов,

Пора любви, веселых снов

Пора сердечных вдохновений.

Восторгов каждый день протек

И скрылась от меня на век

Богиня тихих песнопений…».

Позже когда он стал выздоравливать:

„И ты, моя задумчивая лира,

Найдешь ли вновь утраченные звуки» (“Желание”, 1821).

И, наконец, в первой песне „Евгения Онегина» возобновляется:

“Адриатические волны.

О, Брента. Нет, увижу вас

И вдохновенья снова полный

Услышу Ваш волшебный глас”.

Напрасно хотят авторы приписать этому упадку творчества как причину затаенную какую-то любовь.

Те же черты необузданности, приступов возбуждения мы встречаем в период изгнания, в Кишиневе и Одессе. Бартенев так описывает период жизни в Кишиневе: “у Пушкина отмечаются частые вспышки неудержимого гнева, которые находили на него по поводу ничтожнейших случаев в жизни. Резко обозначалось противоречие между его повседневной жизнью и художественным служением; в нем было два Пушкина: Пушкин—человек, Пушкин—поэт». Начальник его в Кишиневе получал безконечное число жалоб на „шалости и проказы» Пушкина; драки, дуэли и т. п похождения служили темой постоянных толков.

Этот период наиболее выраженный в патологическом отношении. Пребывание в Кишиневе отличается скандальной хроникой его жизни, и недаром биографы этот период обозначают как период сатанизма.

Анненков (“Вестник Европы”, 1873—74. „О Пушкине по новым документам») по поводу кишиневского периода, касаясь найденной тетради с изображением чертей и „всяких гадостей,» говорит: „Надо быть в патологическом состоянии. чтобы подолгу останавливаться на производстве этого цикла» и относит эти произведения прямо к душевной болезни Пушкина. В свое время это мнение Анненкова вызвало резкое недовольство и протест среди поклонников Пушкина. Некоторые же из петербургских журналистов в то время также были того мнения, что многие эскизы Пушкина изобличают такую „дикую изобретательность, такое горячечное свирепое состояние фантазии», что приобретают уже значение симптома душевной болезни. Другие же готовы были считать даже некоторые проявления его психики как симптомы душевной болезни. Вообще, кишиневский период характеризуется сильными приступами возбуждения, которые сопровождаются цинизмом, граничащим с парнографией, авантюризмом, скандалами, драками, дуэлями из за любовных приключений.

Вот несколько любовных скандалов: Пушкин был в связи с женой помещика Инглези. Муж, узнав, запер ее в чулан, а Пушкина вызвал на дуэль. За этот скандал Пушкин был посажен его начальником Инзовым на 10 дней на гауптвахту. Жены кишиневских нотабелей Мариола Рали и Аника Сандулаки, по-видимому, были тоже в числе возлюбленных Пушкина. Можно думать, что у него была связь с Мариолой Баят, молодой супругой члена Верховного Совета Годараки Баята, но связь эта скоро прервалась. Красивая Мариола затаила злобу на Пушкина и преследовала его разными обидными намеками так, что он в конце концов вызвал на дуэль, а потом ударил по лицу ее мужа-почтенного и уже пожилого боярина. Это дело повлекло для Пушкина новое заточение под арестом (Цит, по Губеру. Дон-Жуанский список, стр. 69)

Приступы возбуждения кишиневского периода можно считать как один из наиболее сильных приступов возбуждения. Кроме того, в этот период возбуждения (а, может быть, и несколько раньше) примешивается и новый психотический компонент в развитии его психики, отчего маниакально-депрессивные состояния с этого времени получают несколько иную окраску, другой колорит, а потому кишиневский период надо еще считать и переломным в развитии его психики. Этот новый психотический компонент есть шизоидный компонент.

Тот „сатанизм», о котором говорят различные литературные критики и литературные историки, точно так же, как и „байронизм», начавшиеся именно в эту эпоху жизни Пушкина (или несколько раньше)—есть именно результат развернувшегося в психике Пушкина шизоидного начала. Это шизоидное начало, развиваясь на фоне маниакально-депрессивных состояний, в дальнейшем изменит ту более правильную смену возбуждения и депрессии, которая была характерна для первого периода жизни Пушкина—периода ссылок и репрессий.

В дальнейшем характер маниакально-депрессивных состояний, благодаря шизоидному компоненту, меняется. Приступы возбуждения развиваются не так ярко и резко, зато приступы депрессии делаются как будто длительнее и чаще. Тут, конечно, необходимы более детальные исследования, чтоб эти моменты более определенно осветить, что в дальнейшем и должно быть сделано. Здесь мы пока только это намечаем.

Краткий одесский период также характеризуется аналогичными состояниями его психики, что и в предыдущих: возбужденное состояние, ажитация, повышенный сексуализм и связанное с этим агрессивное поведение, с авантюризмом и скандальными выходками. Этим вызывается и его новая высылка из Одессы.

Из Одессы поэт был выслан в село Михайловское, где он прожил несколько лет. В 1825 г. отмечается снова резкое угнетенное настроение, тоска, резиньяция и разорванность со своими. „Я не могу больше работать»,—пишет сам Пушкин,—„здесь на берегу реки я хотел бы построить себе хижину и сделаться отшельником». Вообще, как уже выше было сказано, в эту эпоху жизни и в последующие годы бросаются в глаза менее приступы возбуждения, более приступы депрессии.

В 1827 г. он стал избегать людей. В обществе бывал редко, а если и бывал, то или скучающим, или придирчивым, озлобленным и неприятным. По свидетельству А. П. Керн, Пушкин в эту зиму часто бывает мрачным рассеянным и апатичным. В нем проявляется недовольство самим собой и другими. Под влиянием какой то безотчетной тоски Пушкин то едет в Москву, то в Петербург. К концу года это состояние временно проходит, но вскоре он опять начинает „хандрить». В это время он пишет:

„Дар напрасный, дар случайный,

Жизнь, зачем ты нам дана?

Цели нет передо мною,

Сердце пусто, праздней ум,

И томит меня тоскою

Однозвучный жизни шум».

И эта тоска все более его пожирала, несмотря на растущую славу поэта.

Наблюдатель6 , видевший Пушкина в Москве в начале 1827 г., очень тонко подметил и моменты тяжелых приступов депрессии.

„Судя по всему, что я здесь слышал и видел, Пушкин здесь на розах. Его знает весь город, все им интересуются, отличнейшая молодежь собирается к нему, как древле к великому ларуэту собирались все, имевшие хоть немного здравого смысла в голове. Со всем тем Пушкин скучает. Так он мне сам сказал… Пушкин очень переменился наружностью: страшные черные бакенбарды придали лицу его какое-то чертовское выражение, впрочем он все тот же— так же жив, скор и по-прежнему в одну минуту переходит от веселого смеха к задумчивости и размышлению».

Из последующей эпохи его жизни к его вечно возбужденному состоянию примешивается возрастающее чувство ревности, пожиравшее его и ухудшавшее его самочувствие все сильнее и сильнее, несмотря на то, что приступы возбуждения как будто и ослабли. Таково было его состояние во время женитьбы и в последующей брачной жизни. Здесь ревность уже превращается в нечто бредовое, шизоидные элементы сказываются все более и более. Тоска, скука, замкнутость настолько начинают доминировать, что в 1835 г. стали замечать сильное изменение характера Пушкина: Он стал желчным, обозленным, подозрительным; все окружающие кажутся ему врагами; в каждом слове ему чудится намек или оскорбление. В 1837 году все стали замечать, что Пушкин сделался прямо каким-то ненормальным. По-видимому, в одном из депрессивных состояний он добивался той роковой дуэли, во время которой смертельная рана подсекла его жизнь.

В связи с приступами маниакально-депрессивного состояния у Пушкина мы должны связать другую яркую особенность его психики, а именно: его резко патологическую сексуальность, выражавшуюся в чрезмерной похотливости, сексуальном цинизме и извращений половых влечений. О своей патологической сексуальности сам Пушкин в одном послании к Ф. Ф. Юрьеву так описывает себя:

„А я, повеса вечно праздный,

Потомок негров безобразный,

Взрощенный в дикой простоте,

Любви не ведая страданий,

Я нравлюсь юной красоте

Бесстыдным бешенством желаний». (Цит. по Губеру: „Дон-Жуанский список Пушкина», Петроград, 1923г.).

„Бешенство желания» носило прямо резко патологический характер похотливости, о чем ярко свидетельствуют его современники. Лицейский товарищ поэта, Комовский (статьи и материалы Грота, изд. 2-е, „Пушкин его лицейские товарищи и наставники»), характеризует его таким образом:

„Пушкин любил приносить жертвы Бахусу и, вернее, волочился за хорошенькими актрисами гр. Толстого, причем проявлялись в нем вся пылкость и сладострастие африканской природы. Пушкин был до того женолюбив, что, будучи еще 15 или 16 лет, от одного прикосновения к руке танцующей во время лицейских балов взор его пылал, и он пылал, и он пыхтел, сопел, как ретивый конь среди молодого табуна».

Другой его лицейский товарищ, знавший его хорошо, барон М. А. Корф, так говорит о нем (цит. там же): „В лицее он превосходил всех чувственностью, а после в свете предался распутствам всех родов, проводя дни и ночи в непрерывной цепи вакханалий и оргий. Должно дивиться как здоровье и талант его выдержали такой образ жизни, с которым естественно сопрягались и частые гнусные болезни, низводившие его часто на край могилы. Пушкин не был создан ни для света, ни для общественных обязанностей, ни даже, думаю, для высшей любви или истинной дружбы. У него господствовали только две стихии: удовлетворение чувственным страстям и поэзия; и в обоих он ушел далеко. В нем не было ни внешней, ни внутренней религии, ни высших нравственных чувств, и он полагал даже какое-то хвастовство в отдаленном цинизме по этой части. Злые насмешки часто в самых отвратительных картинах над всеми религиозными верованиями и обрядами, над уважением к родителям, над родственными привязанностями, над всеми отношениями общественными и семейными—это было ему нипочем, и я не сомневаюсь, что для едкого слова он иногда говорил более и хуже, нежели в самом деле думал и чувствовал. Вечно без копейки, вечно в долгах, иногда почти без порядочного фрака, с беспрестанными историями, частыми дуэлями, в близком знакомстве со всеми трактирщиками, непотребными домами и прелестницами петербургскими, Пушкин представлял тип самого грязного разврата».

И, действительно, цинизм, утонченный разврат, стратегия сластолюбца—соблазнителя заполняли другую часть содержания жизни Пушкина и, что замечательно, когда он заболевал венерической болезнью, друзья его радовались: наконец-то он, прикованный, напишет в уединении большое произведение.

При встречах с женщинами Пушкин мгновенно загорался, стремительно и бурно налетала на него любовь, и также скоро угасала в нем. „Натали (говорит он про свою жену) — моя сто тринадцатая любовь«, —признавался он княгине Вяземской.

«Более или менее я был влюблен во всех хорошеньких женщин, которых знал (говорит он в другом месте). Все они изрядно надо мной посмеялись, все, за одним единственным исключением, кокетничали со мной».

Из этого надо делать вывод, что и к серьезной и глубокой любви Пушкин не был способен, и что здесь, как и везде, вся его натура, была поверхностна в отношении любви. Ему нужно было легкое отношение к женщинам. Если же женщина была ему недоступна в смысле физического обладания, то он буквально готов был сойти с ума, и нарастающее чувство обычно протекало как тяжелая болезнь, сопровождаемая бурными пароксизмами.

Еще более замечательно, что даже известная содержательница публичного дома в Петербурге, Софья Астафьевна, жаловалась полиции на „безнравственность» Пушкина, который „развращает ее овечек».

Отсюда понятно будет, почему в тогдашних светских и бюрократических кругах общества, где бывал Пушкин, его боялись как развратника настолько,что в резузьтате правительству приходилось ссылать его куда-нибудь в ссылку. Его высылали в Одессу, Кишинев. Здесь его поведение принимало тот же характер, и его высылали в другое место и т. д.

О том, как боялись цинизма и развратного поведения Пушкина, характеризует и следующий отрывок из дневника соседа по имению А. Н. Вульфа: „Я видел Пушкина, который хочет ехать с матерью в Малинники. Мне это весьма неприятно, ибо оттого пострадает доброе имя сестры и матери, а сестре, и других ради причин, это вредно» („Пушкин и его современники», выпуск XXI, стр. 19).

Как все патологические эротоманы, Пушкин был фетишист: образ женской ноги всего ярче зажигал его эротическую фантазию. Это общеизвестно, об этом свидетельствуют многочисленные стихи и рисунки, набросанные в черновых его рукописях. Один ученый и пушкинианец—проф. Сумцов—написал специальную работу о женской ножке в поэзии Пушкина.

Если о фетишизме Пушкина ученый мог написать работу, то тем более можно написать целую книгу о патологической ревности Пушкина, которая могла принимать у него фантастические размеры и которая всегда была злокачественным осложнением патологической сексуальности Пушкина. Ревность Пушкина поедом ела его в продолжении всей его жизни, по всякому ничтожному поводу, и приняла грандиозные размеры во время женитьбы Пушкина.

Сестра Пушкина, Ольга Сергеевна Павлищева, в одном письме так характеризовала страдания брата в начале 30-х годов:

„Брат говорил мне, что иногда чувствует себя самым несчастным существом, существом, близким к сумасшествию, когда видит свою жену разговаривающей и танцующей на балах с красивыми молодыми людьми: уже одно прикосновение чужих мужских рук к ее руке причиняет ему приливы крови к голове, и тогда на него находит мысль, не дающая ему покоя, что жена его, оставаясь ему верной, может изменять мысленно… Александр мне сказал о возможности не физического предпочтения его, которое по благочестию и благородству Наташи предполагать в ней просто грешно, но о возможности предпочтения мысленно других перед ним». (Из семейной хроники „Воспоминания о Пушкине». А. Павлищева, стр. 298).

Вообще вся семейная драма Пушкина, приведшая его к роковому концу, разыгралась на почве этой патологической ревности. Пушкин, видя в женщине предмет чувственного обожания, в то же самое время если не вполне ненавидел женщину то, по крайней мере, ее очень и очень низко ставил: он считает ее существом низшего порядка, лживым, злым, коварным и душевно грубым.

В эстетическую чуткость женщины он совершенно не верил, он говорил: “Природа, одарив их тонким умом и чувствительностью, самою раздражительною, едва ли не отказала им в чувстве изящного. Поэзия скользит по слуху их, не досягая души; они бесчувственны к ее гармонии» (цит. “Дон-Жуанский список”, стр. 29).

Тут напрашивается невольно один вопрос: как Пушкин, певший столько дифирамб женской ножке, любви, автор страстных элегий, комплиментов, признаний, пестрящих в букете его творчества, в то же самое время дает такой отзыв о женщине и высказывает такое отношение к ней?

Здесь больше всего сказывается патологическая сексуальность Пушкина, которая служила ему лишь объектом возбуждения в самом грубом смысле для его творчества, как водка для алкоголика, который, презирая в душе эту водку, не может от нее отстать.

Это отношение к женщине в одну из трезвых своих минут Пушкин высказал в следующем стихотворении:

“Стон лиры верной не коснется

Их легкой ветреной души;

Нечисто их воображенье,

Не понимают нас они,

И признак Бога, вдохновенье,

Для них и чуждо и смешно.

Когда на память мне невольно

Придет внушенный ими стих,

Я содрагаюсь, сразу больно

Мне, стыдно идолов моих.

К чему, несчастный, я стремился?

Пред кем унизил гордый ум?

Кого восторго,в чистых дум

Боготворить не устыдился?”

Так раскаивается и стыдится Пушкин за свою патетическую эротоманию, как алкоголик в минуту трезвости, ибо у трезвого Пушкина женский вопрос решается просто в следующем его четверостишии:

„Умна восточная система

И прав обычай стариков:

Оне родились для гарема

Иль для неволи теремов».

Тем более надо бы добавить к этому четверостишью, что для мученика патологической ревности эта восточная система является единственной гарантией, при которой он мог быть покоен.

Итак, мы отметили в жизни Пушкина его главные и наиболее выпуклые из циклических смен периодов возбуждения с периодами депрессии. Первую резкую перемену в характере Пушкина мы отметили в возрасте 7 лет: угрюмый, сосредоточенный в себе до этого возраста, он вдруг сделался резвым и шаловливым, чем привел в ужас своих родителей. В то же время, т. е. на 8-м году, он стал сочинять комедии и эпиграммы. Затем в возрасте 12 лет, когда он был уже лицеистом, отмечается также периодическая смена настроения и неустойчивость психическая: то необузданно-раздражителен до приступов бешенства из-за пустяков или шумно и неестественно весел, то чересчур грустен, тосклив и депрессивен.

Далее, по окончании Лицея, в петербургский период, т. е. в промежуток 1819—20 гг., этот размах возбуждения все более и более возрастает. Здесь в связи с крайней степенью возбуждения связывается самый разнузданный разгул, разврат, цинический и извращенный сексуализм, аггресивное поведение и столкновения с своей средой. Этому сильному размаху возбуждения, следует сильный приступ депрессии в 1820 г. который длится полгода. Вместе с этим — творческая бесплодность. Затем новый приступ возбуждения дает кишиневский период, где кривая возбуждения достигает предела. Разгул, разврат, драки, скандалы, аггресивность, дуэли, повышенный и извращенный сексуализм и прочее характеризуют также этот период.

С этого момента начинают развертываться новые элементы шизоидного характера, бывшие до сих пор не так развитыми. Все ярче и ярче проявляется „сатанизм» и „байронизм» как результат развертывающего шизоидного начала.

В 1825 г. снова появляется резко угнетенное настроение: тоска и разорванность со светом. С каждым годом приступы меланхолии делаются чаще и чаще, но и в то же время теряют тот характер чисто эмоциональных депрессий, а, скорей, принимают характер шизоидной скуки и замкнутости.

В 1827 г. он стал избегать людей, в обществе бывает редко. В состоянии резкой тоски и меланхолии он переезжает из одного города в другой. Возбуждения не имеют того характера, свойственного периоду ссылок. Женитьба не улучшила состояние поэта; в 1835 г. характер его резче меняется, он стал подозрителен и желчен. Вскоре все стали замечать, что Пушкин сделался каким то ненормальным.

Все эти приступы периодических возбуждений с периодическими депрессиями, как мы уже отметили выше, нельзя характеризовать как чистые формы маниакально-депрессивных состояний, ибо здесь примешивается целый ряд моментов в психике Пушкина, заслоняющих или, вернее, изменяющих картину чистой формы маниакально-депрессивного состояния настолько, что невольно можно думать о другой диагностике. Помимо шизоидного компонента (уже выше отмеченного), разыгривающегося на фоне маниакально-депрессивных состояний, необходимо отметить еще возможный и другой элемент. Это — аффект-эпилептический компонент, имеющийся в психике Пушкина, дающий чрезвычайную аффективную вспыльчивость и агрессивность, ревность и чрезвычайно резкие смены настроения в очень короткий промежуток времени. Это тем более необходимо подчеркнуть, когда мы вспоминаем необузданную также аффект-эпилептическую психику его африканских предков по линии матери.

Что касается шизоидного компонента в психике Пушкина, благодаря развитию которого кишеневский период (а, может быть, еще раньше—кавказский период) получает значение поворотного пункта в развитии его психики, то он должен быть изучен в дальнейшем особенно тщательно, ибо, как уже было отмечено, этот шизоидный компонент влияет на дальнейшее течение и характер маниакально-депрессивного компонента; эмоционально-волевая острота маниакально депрессивных состояний теряет постепенно резкость, как бы притупляется. Возбуждение теряет свой чистый характер, спадает, делается реже. Депрессия, хотя и делается все чаще и чаще, даже удлиняется, зато теряет свою чисто меланхолическо-эмоциональную окраску чистых депрессий. Шизоидный элемент эту эмоциональную меланхолию превращает все более и более в шизоидную скуку, вялость, тоску, апатическую „деревянность» и безразличие. Извращается жизненный тонус, развивается желчность, возрастает ревность принимающая характер бредового состояния; точно так же растет подозрительность и принимает также характер бредовой идеи. По-видимому, если бы не случайная смерть поэта, этот шизоидный компонент всецело завладел бы психикой Пушкина, ибо такова была тенденция этого шизокд-ного компонента в последние годы его жизни.

Конечно, все эти вопросы должны быть еще более детально освещены. Здесь, как мы уже сказали, мы намечали только канву для такой будущей работы, где также должен еще быть освещен вопрос о влиянии на творчество всех этих патологических моментов.

ЛИТЕРАТУРА:

А.С. Пушкин. Родословная Пушкиных и Ганнибалов.

А.С. Пушкин. Моя родословная.

Анненков. Пушкин в Александровскую эпоху.

Анненский. Пушкин и Царское село.

Бартенев. Пушкин в Южной России.

Векстерн. Пушкин.

А.Вульф. Пушкин и его современники.

Гершензон. Образцы прошлого.

Губер. Дон-Жуанский список Пушкина.

Заозерский. Пушкин в воспоминаниях современников.

Лернер. Труды и дни Пушкина.

Лицейская тетрадь Пушкина.

Майков. Биографические материалы о Пушкине.

Модзалевский. Новые материалы о дуэли и смерти Пушкина.

Пущин. Записки о Пушкине.

Сборник Пушкинского дома.

Сиповский. Пушкин, его жизнь и творчество.

Стоюнин. Пушкин.

Кречмер. Строение тела и характер,

Рыбаков. Душевные болезни.

Родился великий русский поэт и писатель Александр Сергеевич Пушкин

Значение Пушкина неизмеримо велико. Через него разлилось литературное образование на десятки тысяч людей… Он первый возвёл у нас литературу в достоинство национального дела… Он был первым поэтом, который стал в глазах всей русской публики на то высокое место, какое должен занимать в своей стране великий писатель.

Н. Г. Чернышевский

26 мая (6 июня) 1799 г. в Москве, в Немецкой слободе родился великий русский поэт, прозаик, драматург, публицист, критик, основоположник новой русской литературы Александр Сергеевич Пушкин.

Отец Александра Сергеевича, Сергей Львович, принадлежал к старинному дворянскому роду; мать, Надежда Осиповна, урождённая Ганнибал, была внучкой Абрама Петровича Ганнибала — «арапа Петра Великого».

Первоначальное образование Александр Пушкин получил дома. В 1811 г. он поступил в Царскосельский лицей — привилегированное учебное заведение, готовившее по специальной программе государственных чиновников из дворянских детей. В стенах лицея на будущего поэта обратили внимание Г. Р. Державин, Н. М. Карамзин, К. Н. Батюшков, В. А. Жуковский.

Уже в 1814 г. в московском журнале «Вестник Европы» было опубликовано первое стихотворение Пушкина «К другу стихотворцу», а в 1815 г. журнал «Российский Музеум» опубликовал в общей сложности 18 стихотворений юного поэта.

В 1817 г. после окончания лицея Александр Сергеевич переехал в Петербург и был зачислен на службу в Коллегию иностранных дел. Крупнейшим поэтическим произведением Пушкина стала поэма «Руслан и Людмила», опубликованная в 1820 г. и вызвавшая яростные споры. Политические стихи Пушкина («Вольность», «К Чаадаеву», «Деревня»), ходившие в рукописных списках, навлекли на него недовольство Александра I и в мае 1820 г., под видом служебного перемещения, поэта выслали из столицы. Пушкин совершил поездку на Кавказ, затем путешествовал по Крыму, жил в Кишинёве и Одессе, где встречался с будущими декабристами В. Ф. Раевским, П. И. Пестелем, М. Ф. Орловым и др. Во время «южной» ссылки им были написаны романтические поэмы «Кавказский пленник», «Братья-разбойники», «Бахчисарайский фонтан» и множество стихотворений; в 1823 г. он начал работу над романом в стихах «Евгений Онегин».

В июле 1824 г. из-за сложных отношений с графом Воронцовым, под началом которого поэт состоял в Одессе, Пушкин был удалён из города, уволен с государственной службы и выслан в родовое псковское имение Михайловское «под надзор местного начальства». В «северной» ссылке Александр Сергеевич продолжал работу над «Евгением Онегиным», писал «Бориса Годунова», стихотворения. В Михайловском застало его известие о восстании декабристов и об их казни.

8 сентября 1826 г. по высочайшему повелению Пушкин был доставлен в Москву на аудиенцию к Николаю I. Император вернул поэта из ссылки и взял на себя цензуру его сочинений.

В 1830 г. Пушкин, давно мечтавший о семейном очаге, сделал предложение юной московской красавице Наталье Николаевне Гончаровой. Перед женитьбой он, по имущественным делам, уехал в нижегородское имение Болдино, где вынужден был задержаться из-за угрозы эпидемии холеры. За три месяца «Болдинской осени» (с 3 сентября по 30 ноября) поэтом было создано около 50 произведений разных жанров и завершён «Евгений Онегин».

5 (17) декабря 1830 г. Пушкин вернулся в Москву, и 18 февраля (2 марта) 1831 г. в церкви Вознесения Господня состоялось его венчание с Н. Н. Гончаровой. В мае 1831 г. Пушкины переехали в Царское Село.

В это время обострился интерес Пушкина к истории России, к деятельности Петра I, к проблеме места и роли отдельного человека в истории страны. Александр Сергеевич много работал в архивах, собирая материал к «Истории Петра», «Истории Пугачёва», писал произведения на исторические темы («Заметки по русской истории XVIII в.», «Полтава», «Арап Петра Великого»).

В ноябре 1836 г. Пушкин и некоторые его знакомые получили по почте анонимный пасквиль, оскорбительный для чести жены Пушкина и его самого. Обдуманная и коварная светская интрига привела к дуэли между поэтом и поклонником его жены, французским эмигрантом Ж. Дантесом.

27 января (8 февраля) 1837 г. в предместье Петербурга, на Чёрной речке, Пушкин был тяжело ранен и 29 января (10 февраля) 1837 г. скончался. Похоронили поэта на кладбище Святогорского монастыря недалеко от села Михайловское.

6 (18) июня 1880 г. во время Пушкинского праздника, посвящённого дню рождению поэта, на Тверском бульваре был открыт первый в России памятник А. С. Пушкину работы скульптора А. М. Опекушина. В 1950 г. памятник был перенесён на площадь, названную именем поэта.

Пушкинский день России отмечается в нашей стране ежегодно с 1998 г. на основании указа Президента Российской Федерации от 21 мая 1997 г. «О 200-летии со дня рождения А. С. Пушкина и установлении Пушкинского дня России».

Лит.: Александр Сергеевич Пушкин. Биографический очерк, характеристика личности и литературной деятельности поэта. Варшава, 1899; Архангельский А. С. А. С. Пушкин в его произведениях и письмах. Казань, 1887; Вересаев В. В. Пушкин в жизни. СПб., 2007; Данзас К. К. Последние дни жизни и кончина Александра Сергеевича Пушкина. СПб., 1863; Дуэль Пушкина с Дантесом-Геккереном. Подлинное военно-судное дело 1837 г. СПб., 1900; Кузьминский К. С. А. С. Пушкин, его публицистическая и журнальная деятельность. М., 1901; Лотман Ю. М. Пушкин: статьи и заметки. М., 2008; Майков Л. Н. Пушкин. Биографические материалы и историко-литературные очерки. СПб., 1899; Незеленов А. И. Собрание сочинений. А. С. Пушкин в его поэзии. СПб., 1903. Т. 1; Павлищев Л. Н. Из семейной хроники. Воспоминания об А. С. Пушкине. М., 1890; Павлищев Л. Н. Кончина Александра Сергеевича Пушкина. СПб., 1899; Покровский Н. Н. А. С. Пушкин в его значении художественном, историческом и общественном. М., 1905; Пущин И. И. Записки о Пушкине. СПб., 1907; Рассадин  И. П. Очерк жизни Александра Сергеевича Пушкина. М., 1880; Скабичевский А. М. А. С. Пушкин. Его жизнь и литературная деятельность. СПб., 1891; Смирнов А. И. Три речи об А. С. Пушкине. Варшава, 1899; Соловьев В. С. Судьба Пушкина. СПб., 1898; Современник. Литературный журнал, издаваемый Александром Пушкиным. СПб., 1836. Т. 1; Т. 2; Фаресов А. И. Александр Сергеевич Пушкин и чествование его памяти. СПб., 1899; Чернышевский Н. Г. Александр Сергеевич Пушкин. Его жизнь и сочинения. СПб., 1856; Шляпкин И. А. К биографии А. С. Пушкина. Т. 1, 1899; Т. 2, 1885; Якушкин В. Е. О Пушкине. Статьи и заметки. М., 1899.

См. также в Президентской библиотеке:

А. С. Пушкин (17991837) : цифровая коллекция

Творчество Пушкина в годы южной и михайловской ссылок

Творчество Пушкина в годы южной и михайловской ссылок.

План

  1. В южной ссылке. Пушкин и декабристы.
  2. Романтические поэмы.
  3. От романтизма к реализму.
  4. Пушкин в Михайловском. «Цыганы».

1. В южной ссылке. Пушкин и декабристы.

Путешествие на Кавказ и в Крым оставило глубокий след в творчестве Пушкина. В эту пору он знакомится с поэзией Байрона, влияние которой способствовало развитию передового романтизма в творчестве русского поэта. По дороге в Гурзуф (Крым) Пушкин написал элегию «Погасло дневное светило…», открывающую ро­мантический период в его поэзии.

Если правительство, отправляя Пушкина из Петербурга, стре­милось оторвать его от вольнолюбивых кругов и настроений, то оно достигло противоположной цели. Возвратившись из путе­шествия с Раевскими, Пушкин попадает в Кишинев, в обстановку, знакомую поэту по Петербургу. В Кишиневе он встречается с арзамасцем генералом М.Ф. Орловым, знакомится с К.А. Охотниковым, членами «Союза благоденствия». В ноябре 1820 г. Пушкин был приглашен родственниками Раевских, Давыдовыми, погостить в их имении Каменка Киевской губернии. Здесь он встречает де­кабриста И.Д. Якушкина и других членов тайного общества, съе­хавшихся к В.Л. Давыдову, одному из его участников. В беседах обсуждались волнения в Семеновском полку, революционные собы­тия в Испании, Италии. «Время мое протекает между аристократи­ческими обедами и демагогическими спорами», — писал Пуш­кин из Каменки Н.И. Гнедичу 4 декабря 1820 г. Чувствуя, что он присутствует на собрании членов тайного политического общества, о существовании которого подозревал еще в Петербурге, поэт был очень взволнован. Ему хотелось стать его участником, о чем он говорил своему другу Пущину в Петербурге. В своих воспомина­ниях Якушкин, рассказывая о встрече в Каменке членов тайного общества, сообщает об одной беседе, в которой Пушкин «с жаром доказывал всю пользу, какую бы могло принести тайное общество России. Когда же спор по этому поводу свелся к шутке, поэт со слезами на глазах воскликнул: «Я никогда не был так несчастлив, как теперь, я уже видел жизнь мою облагороженною и высокую цель перед собой, и все это была только злая шутка…». В эту мину­ту он был точно прекрасен», — заключает Якушкин. Декабристы не вовлекали Пушкина в члены общества, не совсем доверяя его пылкой натуре, а главное, боясь за судьбу гениального поэта, но они широко использовали в своей пропагандистской деятельности его свободолюбивую поэзию.

В ссылке Пушкин много читает, увлекаясь вопросами филосо­фии, политики, истории. В послании «Чаадаеву» из Кишинева поэт писал:

В уединении мой своенравный гений

Познал и тихий труд, и жажду размышлений.

Рекомендуемые файлы

Владею днем моим; с порядком дружен ум;

Учусь удерживать вниманье долгих дум;

Ищу вознаградить в объятиях свободы

Мятежной младостью утраченные годы

И в просвещении стать с веком наравне.

В начале апреля 1821 г. Пушкин встречается с декабристом П.И. Пестелем. «Мы с ним имели разговор метафизический, политический, нравственный и проч., — записывает поэт в дневни­ке. — Он один из самых оригинальных умов, которых я знаю…». Знакомство Пушкина с Пестелем имело несомненное влияние на развитие политического радикализма поэта. Пушкин часто посещает дом декабриста М.Ф. Орлова, где бывал Пестель и где встречались все кишиневские вольнодумцы. «Мы очень часто видим Пушкина, который приходит спорить с мужем о всевоз­можных предметах», — сообщает брату жена Орлова (Е.Н. Раев­ская) в ноябре 1821 г. Среди других тем занимает Пушкина воп­рос о возможности вечного мира между народами. По словам Е.Н. Раевской, поэт был «…убежден, что правительства, совер­шенствуясь, постепенно водворят вечный и всеобщий мир» и при­дет время, когда виновников войны люди «будут считать лишь нарушителями общественного спокойствия». Тогда же Пушкин, размышляя о возможности «вечного мира» между народами, за­писал: «Не может быть, чтобы людям со временем не стала ясна смешная жестокость войны, так же, как им стало ясно рабство, королевская власть и т. п. Они убедятся, что наше предназначе­ние — есть, пить и быть свободными».

Летом 1821 г. Пушкин сблизился с В.Ф. Раевским. Под влия­нием бесед с ним поэт задумывает политическую трагедию, а за­тем начинает поэму «Вадим» на излюбленную в декабристской поэзии тему о древнерусской вольности. Заключение Раевского в крепость, его стихотворные послания оттуда друзьям глубоко вол­новали поэта.

К концу лета 1822 г. относятся заметки Пушкина по русской истории XVIII в., в которых разоблачается реакционно-крепост­нический характер политики Екатерины П. «… Политическая наша свобода неразлучна с освобождением крестьян, желание лучшего соединяет все состояния противу общего зла», — пи­сал Пушкин. К древнерусским преданиям обращается поэт в «Пес­ни о вещем Олеге» (1822), все глубже проникая в дух русской народности.

В начале южной ссылки поэзия Пушкина отразила подъем ре­волюционных настроений в среде декабристов. Стихи и письма кишиневского периода полны откликов и намеков, связанных с освободительным движением на Западе и политическими собы­тиями начала 20-х годов.

Смерть Наполеона в заточении в 1821 г. вызывает Пушкина на размышления («Наполеон») о судьбах свободы в Европе, о том, как подавил ее император, «смиритель свободы», сам прежде взнесенный ею. За это Наполеон поплатился изгнанием. Отсюда кон­цовка стихотворения: «И миру вечную свободу // Из мрака ссыл­ки завещал». В освобождении Европы от наполеоновского владычества поэт видит «высокий жребий» русского народа, ко­торый сам должен быть свободным.

Страстные порывы к свободе охватывали поэта. Он сравнивает свою судьбу изгнанника с судьбой римского поэта Овидия, со­сланного Августом («К Овидию»). Перед ним возникает образ уз­ника, которого зовет на свободу «орел молодой» («Узник»).

Сильно взволновало Пушкина греческое восстание весной 1821 г. С одним из главных его руководителей, Александром Ипсиланти, поэт встречался в Кишиневе. Сообщая о настроениях гре­ков, находившихся на юге России, Пушкин пишет в марте 1821 г.: «Восторг умов дошел до высочайшей степени, все мысли (гре­ков) устремлены к одному предмету — к независимости древнего отечества». Поэт переживает «прекрасные мину­ты надежды и свободы», отразившиеся в замечательных стихах о павшем герое («Гречанка верная! не плачь, — он пал героем»). Он сам мечтает принять участие в войне против Турции за нацио­нальную свободу Греции («Война»). Образы греческих вольно­любивых патриотов волнуют творческое воображение поэта. Он задумывает поэму о греческом национально-освободительном дви­жении. Впоследствии на материале своих записок и устных рас­сказов он писал повесть «Кирджали».

В южной ссылке проявились и атеистические настроения Пуш­кина. В 1821 г. он создает «нечестивую» поэму «Гавриилиада», в которой осмеивает евангельский миф о непорочном зачатии. Че­рез несколько лет «Гавриилиада», ставшая известной властям, на­влекла большие неприятности на Пушкина. Он неоднократно от­казывался от авторства. Вольнолюбивые настроения Пушкина от­разились в его южных романтических поэмах.

2. Романтические поэмы.

В южной ссылке Пушкин заканчивает начатую наКавказе поэму «Кавказский пленник» (1820—1821). Он стремился воссоздать в ней характер мо­лодого человека своего времени, уставшего от жизни, разочаро­ванного, презирающего свет, стремящегося обрести в общении с природой утраченную младость. «Я в нем хотел изобразить это равнодушие к жизни и к ее наслаждениям, эту преждевременную старость души, которые сделались отличительными чертами мо­лодежи 19-го века», — указывал Пушкин. Герой поэмы — «отступник света». Жизни светского общества, полного пороков, он противопоставляет свободу, прославление которой составляет пафос поэмы. Пленник — друг природы, сторонник идеи о том,что естественное состояние человека — это его свобода и незави­симость. Вольнолюбивая идея «Кавказского пленника» выражена также и в образе черкешенки. Ее образ — воплощение любви и самопожертвования. Черкешенка жертвует собой во имя свободы любимого. Она предпочитает расстаться с пленником и погибнуть, чем видеть его в цепях.

В отличие от романтических поэм Байрона и от произведений Жуковского, «Кавказский пленник» лишен нарочитой экзотич­ности, элементов таинственности в развитии сюжета. Герой поэ­мы взят из действительности. Сам Пушкин ценил в ней изображе­ние горских нравов, по существу, мало связанное с сюжетом по­эмы. Когда через несколько лет во время путешествия в Арзрум Пушкин нашел где-то список «Кавказского пленника», он заме­тил: «Все это слабо, молодо, неполно, но многое угадано и выра­жено верно». В поэме еще нет глубокого психологичес­кого проникновения поэта в облик человека своего времени. Пуш­кин почувствовал, что его замыслу противоречит избранная им форма романтической поэмы, свободного лирического повество­вания. «Характер главного лица … — замечает он в одном из чер­новиков, — приличен более роману, нежели поэме!». Од­нако на читателей «Кавказский пленник» произвел неописуемое впе­чатление и вольнолюбивым пафосом, и новизной красок и стиля.

Сюжет второй романтической поэмы Пушкина — «Братья-раз­бойники» (1821—1822) — был прямо связан с действительным про­исшествием — побегом двух разбойников из кишиневской тюрь­мы. Для создания необходимого колорита Пушкин использует мотивы разбойничьих песен, вводит народно-бытовое просторе­чие. Поэма осталась незавершенной.

Самым значительным произведением романтического периода является поэма «Бахчисарайский фонтан» (1822—1823), навеян­ная крымскими впечатлениями Пушкина. Сюжетом поэмы послу­жило местное предание о любви хана к пленнице-христианке и ее драматической гибели. Романтическая драма возникает из столк­новения людей, выросших на почве двух различных цивилиза­ций: христианской — образ Марии (Потоцкой) и мусульманской, воплощенной в образе крымского деспота хана Гирея. «Романти­ческая тема в творчестве Пушкина получила два различных ас­пекта. С одной стороны, она приобрела героический характер в трактовке волевого образа человека, прошедшего через испыта­ния страстей… С другой стороны, лирические переживания оду­шевлялись идеей просветления, освобождения от «мучительных страстей»: это была область интимно-личных чувств, и в противо­положность мужественным образам, в которых воплощалась романтическая тема в героическом ее понимании, интимное истол­кование вело к созданию женственных образов». В этом ключе и написан «Бахчисарайский фонтан».

Пушкин хотел показать в поэме воздействие гуманной христи­анской цивилизации, воплощенной в любви, на варвара. Еще Бе­линский отметил, что замысел поэта по своему содержанию был поистине грандиозным, но для романтической поэмы он оказался слишком сложным. Драма хана Гирея и двух соперниц передана при помощи традиционных для романтизма приемов изображе­ния исключительных страстей, мелодраматических эффектов и того, что Пушкин сам называл тайной занимательности.

«Бахчисарайский фонтан» поразил читателя своим лиризмом, драматическим сюжетом, роскошью красок, элегическим образом фонтана, поэтическим изображением крымской природы, гиб­костью и музыкальностью стиха. Своей поэмой Пушкин разру­шал все привычные литературные представления, выступая под­линным новатором в искусстве слова.

Успех поэм, особенно «Кавказского пленника», был огромен. По словам Белинского, «эти поэмы читались всею грамотною Россиею; они ходили в тетрадках, переписывались девушками, охотницами до стишков, учениками на школьных скамейках, украдкою от учителя, сидельцами за прилавками магазинов и лавок. И это делалось не только в столицах, но даже и в уездных захолустьях». Поэмы Пуш­кина учили пониманию того, что такое истинная поэзия. «Кавказ­ский пленник» вызвал многочисленные подражания.

По признанию самого поэта, южные поэмы «отзываются чте­нием Байрона». Протестующая и свободолюбивая поэзия Байро­на, антифеодальная политическая направленность его романтиз­ма импонировали настроениям и взглядам ссыльного Пушкина. Однако трудно найти двух поэтов, столь противоположных по сво­ей натуре, а следовательно, и по пафосу своей поэзии, как Байрон и Пушкин, указывал еще Белинский. Пессимистический пафос байронизма противоречил оптимистическому мировоззрению Пушкина. Характерный для Байрона скептицизм, индивидуализм и бегство от действительности оказались чужды Пушкину, всегда ощущавшему живую связь с современной ему жизнью. Для Пуш­кина оказался неприемлемым и, как он выразился, «односторон­ний взгляд на мир и природу человеческую», свойственный анг­лийскому поэту. Об основном различии Байрона и Пушкина пра­вильно сказал Герцен: Пушкину «были ведомы все страдания цивилизованного человека, но он обладал верой в будущее, которой человек Запада уже лишился. Байрон, великая свободная лич­ность, человек, уединяющийся в своей независимости, все бо­лее замыкающийся в своей гордости, в своей надменной скеп­тической философии, становится все более мрачным и непри­миримым. Он не видел перед собой никакого близьсого будуще­го…». Великий русский поэт верил в будущее человечества, в вы­сокий жребий России.

3. От романтизма к реализму.

Пушкин внимательно следил за развитием русской литературы и за литературными спорами в Петер­бурге. Южные поэмы Пушкина способствовали окончательному разгрому отживающего классицизма. Но, будучи на стороне противников классицизма, поэт многое не одобряет и в творческом опыте современных ему романтиков. Пушкин крити­кует чрезмерное увлечение молодых поэтов романтической элеги­ей. «… Не мешало бы нашим поэтам иметь сумму идей гораздо позначительней, чем у них обыкновенно водится. С воспоминани­ями о протекшей юности литература наша далеко вперед не про­двинется», — замечает он в подготовлявшейся им в 1822 г. критической статье. Пушкин борется за высокое идейное содер­жание русской литературы: «… Просвещение века требует важных предметов размышления для пищи умов, которые уже не могут довольствоваться блестящими играми воображения и гармонии…». Некоторых литераторов Пушкин осуждает за подража­ние иноземным писателям. «Пора ему иметь собственное вообра­женье и крепостные вымыслы», — пишет он Вяземскому о Жуковском. Критически отозвался Пушкин и о романтической прозе Бестужева. Борясь за национальную самобытность русской литературы и осуждая распространенное тогда подражание фран­цузской поэзии, «робкой и жеманной», Пушкин с воодушевлени­ем пишет: «Есть у нас свой язык, смелее! — обычаи, история, пес­ни, сказки». В ходе полемики Пушкин отстаивал «истинный ро­мантизм», который, по его мнению, состоит в следовании истине жизни. По существу, пушкинский истинный романтизм был сино­нимом реализма. Поэт вел борьбу за усиление общественной роли русской литературы, выступал против пренебрежительного отноше­ния к ней со стороны царского правительства и цензуры. В 1823 г. он пишет Вяземскому: «… пора дать вес своему мнению и заставить правительство уважать нашим голосом — презрение к русским писателям нестерпимо…». Вместе с тем на профессию пи­сателя Пушкин начинает смотреть как на моральную и даже материальную опору независимости своей и независимости литерату­ры вообще («Разговор книгопродавца с поэтом»). И в дальней­шем Пушкин вел непримиримую борьбу с самодержавием и его приспешниками за независимость литературы, против холопских традиций меценатства и придворной поэзии.

С начала 1823 г. стала спадать волна революционного и нацио­нально-освободительного движения в Западной Европе. Револю­ционные восстания в Италии, Испании были разгромлены. Все больше усиливалась общеевропейская реакция, во главе которой стояло русское самодержавие. Реакционные европейские прави­тельства, объединившиеся в Священный союз, ставили своей целью подавление всякого передового движения в Европе.

Пушкин остро переживал трагическую судьбу освободитель­ного движения на Западе. Он по-прежнему призывает «грозу, сим­вол свободы», но его лирика 1823 г. и первой половины 1824 г. («Свободы сеятель пустынный», «Демон» и др.) полна мотивов разочарования и грусти. С другой стороны, Пушкин обращается к «музе пламенной сатиры» и обрушивает ее яростный бич и на «безумцев», сказавших, что «нет свободы», и на им поверившие народы, которых не пробудил «чести клич». В работе над «Евге­нием Онегиным» поэт «захлебывается желчью», изображая пус­той и холодный свет. Он пишет эпиграммы на Воронцова, кото­рый пугал петербургских чиновников тем, что поэт может содейст­вовать распространению в Одессе «сумасбродных и опасных идей». Врагам Пушкина помог случай. В руки правительства попало пе­рехваченное полицией письмо, в котором Пушкин отрицал бес­смертие души и одобрял атеизм как систему, «… более всего прав­доподобную». Безбожие считалось государственным пре­ступлением. Александр I приказал уволить поэта со службы и отправить в новую ссылку — в глухую деревню Псковской губер­нии, под надзор полиции и церкви. Заключительным откликом жизни на юге явилось стихотворение «К морю», в котором поэт прощался с морской стихией, представлявшейся ему символом свободы, прощался с югом, романтическим этапом своей жизни.

В созданном Пушкиным образе моря нет мечтательной отвле­ченности, которая присуща стихотворению «Море» Жуковского. Конкретными деталями поэт передает «гордую красу моря», «и блеск, и шум, и говор волн». Стихотворение поражает своим тон­чайшим мастерством, в частности, «словесно-фонетической инст­рументовкой». «Уже в первых его строфах не только видишь «вол­ны голубые», блеск «гордой красы» южного моря, но и слышишь всплески его волн в выразительных, повторяющихся как рефрен звуках «ш», «щ» и «ч» («прощай», «блещешь», «прощальный час», «шум», «услышал» и т. д.), сочетающихся с заунывно-протяжными гласными «у» и «о»:

Прощай, свободная стихия!

В последний раз передо мной

Ты катишь волны голубые

И блещешь гордою красой.

Как друга ропот заунывный,

Как зов его в прощальный час,

Твой грустный шум, твой шум призывный

Услышал я в последний раз.

Перекличка рокочущих «р» и шипящих «ш» напоминает шум моря, однотонный, приглушаемый аккомпанементом гласных «у» и «о», выразительно передающих этот «заунывный» ропот моря.

Эта звуковая тональность проходит через все стихотворение словно отголосок морского прибоя, неизменно напоминая о его присутствии». Вслед за Жуковским Пушкин добивается мело­дичности, музыкального звучания своих стихов, достигая полного и органического слияния содержания и формы. В годы южной ссылки поэтическое мастерство Пушкина становится все совер­шеннее.

4. Пушкин в Михайловском. «Цыганы».

Жизнь Пушкина в Михайловском, естественно, не быть богата внешними событиями. Но именно в эту пору гений поэта достигает своей полной зрелости и могучей силы.

Последним произведением Пушкина романтического периода была поэма «Цыганы». Она была начата еще в Одессе в январе 1824 г., а закончена в Михайловском осенью того же года.

«Цыганы» развивают тему «Кавказского пленника». Обе поэ­мы сближает их главный герой. Подобно кавказскому пленнику, Алеко бежит из «неволи душных городов», где «просят денег да цепей», где «главы пред идолами клонят», «любви стыдятся, мыс­ли гонят, торгуют волею своей». Герой поэмы разочарован в свет­ской жизни, не удовлетворен ею. Он — «отступник света», ему кажется, что счастье он найдет в простой, патриархальной обста­новке, среди свободного народа, не подчиняющегося чуждым ему законам.

Образом Алеко Пушкин защищает свободу личности. Вместе с тем Алеко как романтический герой подвергается и критическому осмыслению. История его любви, вспыхнувшее в нем чувство ревности, убийство цыганки характеризуют героя поэмы как челове­ка эгоистического, который искал свободы от цепей, а сам пытал­ся надеть цепи неволи на другого человека: «Ты для себя лишь хочешь воли», — говорит ему старый цыган, воплощаю­щий народную мудрость. Пушкин уже перестает связывать идею свободы с романтическим героем, который оказывается сам внут­ренне несвободным, отравленным индивидуалистической психо­логией.

Настроения и искания Алеко — отголосок романтической не­удовлетворенности действительностью. Их своеобразие — в рус­соистском отрицании просвещения, цивилизации, которая не при­несла людям счастья. Но Пушкин полемизирует с Руссо, роман­тиком Шатобрианом, проводя в поэме мысль о том, что для чело­века, воспитанного «в неволе душных городов», невозможна пат­риархальная жизнь на лоне природы, он не может отказаться от того, что воспитано в нем цивилизацией. Это была очень важная идея поэмы. Пушкин ставил человека в определенную зависимость от воспитания, от самой объективной действительности. Роман­тическая свобода воли сталкивается с некоей закономерностью, против которой человек бессилен, ибо он как личность социально и исторически обусловлен. В свою очередь с утратой свободы не может примириться и Земфира, воспитанная на воле. Пушкин от­мечает, однако, иллюзорность и цыганской воли: «Но счастья нет и между вами, // Природы бедные сыны». И жизнь ста­рика цыгана, и судьба Земфиры сложились трагично.

Цыганы — «дети смиренной вольницы», Алеко воплощает в себе индивидуалистическое бунтарство. Идея различия культур и их противоречивости, воплощенная в «Бахчисарайском фонтане», проводится и в «Цыганах», но в более углубленной форме.

В поэме «Цыганы» намечается переход Пушкина к реализму: характеристика героев становится более полнокровной, более диф­ференцированной, связывается с общественной средой. Описани­ем местных нравов Пушкин мог быть доволен также в большей степени, чем в «Кавказском пленнике». В поэме более разработан сюжет и меньшую роль играет лирическая стихия. Драматизм со­четается в «Цыганах» с эпической повествовательностью. Пуш­кинский слог крепнет. «Я ничего не знаю совершеннее по слогу твоих «Цыган»», — писал поэту Жуковский.

Поэма «Цыганы» означала постепенное преодоление Пушки­ным субъективизма романтиков, романтической идеализации жиз­ни. Однако сильные стороны прогрессивного романтизма — про тест против отрицательных сторон действительности, порывы к  будущему, принцип свободы творчества, психологизм, лирический пафос — Пушкин сохранил в своем дальнейшем творческом развитии. Эти особенности романтизма органически вошли в ху­дожественный реализм Пушкина.

Литература:

Вам также может быть полезна лекция «6 Самооценка».

Пушкин А.С. Собрание сочинений (любое издание).

Благой Д.Д. Творческий путь Пушкина(1826-1837) М.,1968.

Грехнев В.А. Этюды о лирике А.С. Пушкина. Нижний Новгород, 1991.

Городецкий Б.П. Лирика Пушкина. Л., 1998.

Сквозников В.Д. Лирика Пушкина. М., 1975.

Фомичев А.С. Поэзия Пушкина: творческая эволюция. Л., 1986.


Биография Пушкина. Южная ссылка (Пушкин А. С.) 📕

Едва Пушкин приехал в Екатеринослав, как простудился, купаясь в Днепре, и заболел. В это время через Екатеринослав проезжал, направляясь в Крым, генерал Раевский с младшим сыном и двумя дочерьми. С сыном генерала Н. Н. Раевским Пушкин дружил. По просьбе Раевских Инзов отпустил с ними поэта, нуждавшегося в лечении.

В обществе Раевских Пушкин поехал сначала на Кавказ. Два месяца он лечился на Минеральных Водах (в нынешнем Пятигорске), а затем переехал в Крым, где три недели провел в Гурзуфе.

Пушкина поразила природа Кавказа и Крыма, романтично

им воспринятая. А семья Раевских оказалась для него ближе и роднее, чем собственная его семья. Говоря об этом времени в письме к брату, Пушкин писал уже из Кишинева: «Суди, был ли я счастлив: свободная беспечная жизнь в кругу милого семейства; жизнь, которую я так люблю и которой никогда не наслаждался — счастливое, полуденное небо; прелестный край; природа, удовлетворяющая воображение, — горы, сады, море; друг мой, любимая моя надежда — увидеть опять полуденный берег и семейство Раевских». На Кавказе он сдружился со старшим сыном генерала Раевского А. Н. Раевским. В Гурзуфе он вместе с Н. Н. Раевским-сыном

переводил английского поэта Байрона, вольнолюбивая поэзия которого привлекала к нему умы и сердца свободолюбивых людей в России и на Западе.

Беседы на политические темы, чтение Байрона, богатые впечатления южной природы Кавказа и Крыма, настроения политического изгнанника — все это волновало поэтическую натуру Пушкина и требовало воплощения в художественных произведениях. Уже в Гурзуфе, кроме небольших стихотворений, Пушкин начал писать поэму нового типа «Кавказский пленник», отразившую волновавшие его тогда мысли и настроения. В начале сентября Пушкин уехал из Крыма, посетив по дороге из Гурзуфа Бахчисарай, который дал ему тему для новой поэмы — «Бахчисарайский фонтан».

За время отпуска Пушкина генерал Инзов будучи назначен наместником Бессарабии, переехал со своей канцелярией в Кишинев. Сюда и прибыл Пушкин 21 сентября 1820 года.

В Кишиневе Пушкин прожил почти три года (до июля 1823 г.). Несмотря на то что Пушкин немало времени проводил на балах, в театре и в посещениях своих многочисленных знакомых, он много работал; читал, внимательно следил по журналам и газетам за событиями в России и за границей, писал поэмы и стихотворения. В послании «Чаадаеву» в 1821 году Пушкин так пишет о своих занятиях в Кишиневе:

В уединении мой своенравный гений Познал и тихий труд, и жажду размышлений. Владею днем моим, с порядком дружен ум; Учусь удерживать вниманье долгих дум; Ищу вознаградить в объятиях свободы Мятежной младостью утраченные годы И в просвещении стать с веком наравне.

В Кишиневе среди друзей Пушкина было немало лиц, связанных с южными тайными политическими организациями. Таков был, например, майор Вл. Ф. Раевский, арестованный в 1822 году за революционную пропаганду среди солдат. Умный и образованный поэт, Вл. Ф. Раевский вел продолжительные беседы с Пушкиным на политические и литературные темы.

Неоднократно Пушкин бывал в Каменке, имении Давыдовых в Киевской губернии, где встречался со многими деятелями южного революционного общества. Весной и осенью 1821 года в Кишиневе и Тульчине он встречался и беседовал с П. И. Пестелем, главой этого общества. Революционные взгляды поэта крепнут. Особенно непримиримо Пушкин относится к двум основным язвам России того времени: самодержавию и крепостному праву.

В Кишиневе Пушкин заканчивает поэмы «Кавказский пленник» и «Братья-разбойники», работает над поэмой «Бахчисарайский фонтан». В мае 1823 года он приступает к роману «Евгений Онегин».

Поэмы были восторженно встречены и создали Пушкину широчайшую известность. По словам Белинского, «эти поэмы читались всей грамотной Россией; они ходили в тетрадках, переписывались девушками — охотницами до стихов, учениками на школьных скамейках, украдкою от учителя, сидельцами за прилавками магазинов и лавок. И это делалось не только в столицах, но даже и в уездных захолустьях». В истории творчества Пушкина поэмы «Кавказский пленник», «Братья-разбойники», «Бахчисарайский фонтан» были настоящей школой для поэта. Работая над ними, Пушкин учился создавать образы-характеры, строить большие произведения с занимательным действием, рисовать природу и быт, нравы, обычаи разных племен. Большую роль сыграли эти поэмы и в переходе поэта от романтизма к реализму.

В 1822 году вышла в свет первая из написанных на юге поэм — «Кавказский пленник». По выражению Белинского, «грандиозный образ Кавказа с его воинственными жителями в первый раз был воспроизведен русской поэзией. С тех пор, с легкой руки Пушкина, Кавказ сделался для русских заветною страною не только широкой, раздольной воли, но и неисчерпаемой поэзии, страною кипучей жизни и смелых мечтаний!»

Белинский указывал, что картины природы в поэме поражают своей художественностью и верностью изображения. Белинского восхищает реализм картин быта, обычаев и нравов горцев. Он высоко расценивал и образ героя, которому «поэма обязана своим успехом не меньше, если не больше, чем ярким картинам Кавказа. Пленник — это герой того времени… Молодые люди особенно были восхищены им, потому что каждый видел в нем, более или менее, свое собственное отражение. Разочарование… апатия 1 души… эта жажда деятельности, проявляющаяся в совершенном бездействии и апатической лени, словом, эта старость прежде юности, эта дряхлость прежде силы, все это — черты героев нашего времени со времен Пушкина. Но не Пушкин родил или выдумал их: он только первый указал на них…»

Пушкин писал из Кишинева В. П. Горчакову: «Я в нем (в образе пленника) хотел изобразить это равнодушие к жизни и к ее наслаждениям, эту преждевременную старость души, которые сделались отличительными чертами молодежи 19-го века». В своем герое Пушкин отметил разочарованность в жизни и вместе с тем стремление к свободе, странный протест против жизни и нравов аристократического общества.

Жить в Кишиневе, особенно после ареста Вл. Ф. Раевского, поэту стало тяжело. Пушкин благодаря помощи друзей в июле 1823 года перебрался на службу в Одессу — чиновником канцелярии генерал-губернатора М. С. Воронцова.

Несмотря на то, что Пушкин и в Одессе завел обширные знакомства, много читал и работал над своими произведениями, чувство тоски овладевало им все сильнее. Его тяготило положение ссыльного. Пушкин все яснее сознавал, что литература — его основная и любимая профессия. Он жил на литературный заработок, мечтал бросить службу и целиком отдать себя литературе, основать свой журнал.

Усугубляли его тяжелое настроение и взаимоотношения с Воронцовым. Надменный и высокомерный вельможа, Воронцов видел в Пушкине только чиновника, человека неблагонадежного в политическом отношении. Он не ценил Пушкина как поэта. Гордый и независимый, сознававший себя народным поэтом, Пушкин не мог сносить оскорбительного отношения к нему Воронцова. Отношения еще более обострились, когда Воронцову стала известна меткая и острая эпиграмма на него Пушкина:

Полу-милорд, полу-купец, Полу-мудрец, полу-невежда, Полу-подлец, но есть надежда, Что будет полным наконец.

Воронцов решил освободиться от Пушкина, удалив его из Одессы. Он написал министру иностранных дел, что Пушкин оказывает вредное в политическом отношении влияние на общество, особенно на «восторженных поклонников его поэзии». Желая оскорбить и унизить Пушкина, Воронцов командирует его на борьбу с саранчой. Своей цели он достиг. Пушкин воспринял эту командировку как оскорбление и, вернувшись, подал прошение об отставке. Положение Пушкина к этому времени еще более ухудшилось потому, что полицией было перехвачено письмо поэта к одному из друзей, в котором он объявлял себя атеистом, то есть отрицал существование бога и бессмертие души. В то время это рассматривалось правительством как преступление. Участь Пушкина была предрешена.

Осенью 1824 года министр Нессельроде известил Воронцова о решении по делу Пушкина. Царь приказал уволить Пушкина со службы за «недостойное его поведение» и выслать его в Михайловское «под надзор местных властей».

.

Пушкинские горы. Часть 1: Сельцо Михайловское

 

В Псковской области есть удивительное место — Пушкинские горы. Его называют по-разному — Пушкиногорье, Святые горы, Святогорье… Навсегда эти места связаны с именем Александра Сергеевича Пушкина. Но обо всем по-порядку.

♦ По теме: Пушкинские горы за три дня: что посмотреть, экскурсии, гостиницы

История Михайловского

Уже в VI-IX веках были заселены территории вдоль рек Сороти, Луговки, Великой. В X-XI веках здесь были построены крепости Велье, Воронич, Врев, защищавшие торговые пути между Европой и Русью. Здесь, на берегах реки Сороть выросли усадьбы Петровское, Михайловское, Тригорское. Чуть в стороне — Святогорский Свято-Успенский монастырь, где похоронен великий поэт и его предки.

Михайловское — родовое имение Ганнибалов. Его история начинается в 1742 году, когда императрица Елизавета Петровна пожаловала эти земли «арапу Петра Великого», прадеду Пушкина, Абраму Михайловичу Ганнибалу. Тогда эти земли назывались Михайловская губа. После его смерти в 1781 г. земли разделили между тремя сыновьями арапа. Осип Абрамович Ганнибал, дед поэта, получил во владение сельцо Михайловское. В 1806 году оно перешло к Марии Алексеевне Ганнибал, бабушке Пушкина. С 1816 по 1836 год Михайловским владела мать поэта — Надежда Осиповна Пушкина.

Вот уголок, где для меня
Безмолвно протекали
Часы печальных дум иль снов отрадных,
Часы трудов свободно вдохновенных.

Пушкин в Михайловском

Пушкин приезжал сюда несколько раз: в июне 1817 года после окончания Царскосельского лицея, затем в 1819 г. Здесь он провел два года своей ссылки — с 1824 по 1826 года. Он был осужден за то, что «у заезжего англичанина брал уроки афеизма» (т.е. атеизма). Возможно, эта ссылка покажется кому-то и не очень строгой. Но представьте себе, молодой, горячий человек, только-только начинающий жизнь, оказывается в сельской глуши, в 400 км от Санкт-Петербурга, в 550 км от Москвы.

Именно здесь он пишет многие свои знаменитые произведения, оттачивает слог. Здесь же он знакомится с народной жизнью, работает в библиотеке Святогорского монастыря, общается со святыми отцами. Здесь Пушкин становится не только поэтом, но и историком, этнографом. После ссылки он приезжал сюда в 1826, 1827, в 1835 годах. В апреле 1836 года он привез хоронить сюда свою мать. После ее смерти имение перешло ее детям — Александру, Льву и Ольге.

Александр Сергеевич планировал выкупить имение, но в 1837 году он погиб… Он был похоронен неподалеку, в Святогорском монастыре — по повелению императора Николая I «хоронить подалее от обеих столиц».

Сельцо Михайловское. Литография П.Александрова по рис. И.Иванова, 1838 г., единственное сохранившееся изображение усадьбы пушкинского времени

Опека выкупила имение у брата и сестры поэта. Сюда дважды, в 1841 и 1842 годах приезжала Наталья Николаевна, вдова. Затем, почти 20 лет имение пустовало и постепенно разрушалось. В 1866 году владельцем Михайловского стал младший сын поэта, Григорий Александрович. Поскольку старый дом совсем обветшал, он продал его на своз и на старом фундаменте построил новый. В 1899 г., в год празднования столетия со дня рождения Пушкина, Михайловское было выкуплено и поступило в государственную собственность. Здесь была устроена Колония для престарелых литераторов, в июне 1911 года открылся первый Пушкинский музей.

Бурный ХХ век не пощадил Михайловского. В феврале 1918 года Михайловское и соседние усадьбы были сожжены. 17 марта 1922 году постановлением Совета народных комиссаров Михайловское, Тригорское и могила Пушкина были объявлены заповедными. На старых фундаментах на основе архивных документов, старинных картин и литографий были восстановлены постройки.

В годы Великой отечественной войны Пушкиногорье было оккупировано немцами. Усадебные постройки были снова сожжены, в том числе и домик няни поэта — Арины Родионовны, единственный, который сохранялся с пушкинских времен, серьезно пострадал парк. После победы под руководством С.С.Гейченко началось восстановление усадьбы. В ходе археологических изысканий были обнаружены старинные предметы, пережившие пожары, что-то привезли из других музеев. И сейчас Михайловское красиво как никогда.

Фотографии Михайловского

У входа в усадьбу вас встречает небольшой пруд с островом Уединения посередине:

Пруд в МихайловскомМостик

Здание бывшего льнохранилища было построено при сыне поэта, Григории Александровиче, в 1870-е годы. Сейчас здесь выставочный зал.

Здание бывшего льнохранилищаМостикЗдание бывшего льнохранилища

Перейдя через мостик, мы оказываемся у необычного зеленого дома. В окнах — коллекция самоваров, на стенах — забавные коряги и изделия из дерево. На стене мемориальная доска. Этому человеку Михайловское обязано своим восстановлением после войны. Не будь Семёна Степановича Гейченко, не было бы, наверное, и Михайловского, и заповедника «Пушкинские горы».

Мемориальная доска на стене дома С.С.ГейченкоДом, где жил директор заповедника С.С.Гейченко

Рядом с домом — дуб. Тот самый, что «у Лукоморья»:

Тот самый дуб у Лукоморья

За деревьями виднеется постройка из камня. Судя по всему, она тоже построена в 1870-е годы, когда усадьбой владел сын поэта, Григорий Александрович Пушкин:

Постройки

Вдоль дороги, ведущей к усадебному дому — цветник. За забором виднеется фундамент — все, что осталось от конюшни и каретника:

Цветник

Пройдя еще немного, вы оказываетесь среди усадебных построек. По левую руку — деревянные ворота, за которыми тянется подъездная еловая аллея:

Ворота

Перед ней — здание Колонии для престарелых литераторов, построенное в 1911 г. по проекту архитектора В.А.Щуко. Изначально зданий было два, однако одно из них было разрушено в годы войны. Интересно, что помимо литераторов здесь жили и учителя, подорвавшие свое здоровье в педагогической работе. Сейчас в этом здании открыта экспозиция «Судьба сельца Михайловского. 1899-1949 г.».

Колония для престарелых литераторов

Перед главным домом — огромный дерновый круг, на котором высажены 26 лип. Они были посажены в начале ХХ века, когда в усадьбе открылся первый пушкинский музей. В центре растет огромный вяз, посаженный Григорием Александровичем Пушкиным. За пышной листвой почти и не видны постройки усадьбы.

Усадебная постройка

Неподалеку, на деревянном постаменте и деревянном лафете — пушка-мортирка, отлитая в 1771 г. Из нее стреляли по случаю праздников и торжеств. Среди крестьян ходила шутка: «Как же так: у Пушкиных — и без пушки».

Пушка-мортирка

А вот, наконец, и усадебный дом:

Усадебный дом и дерновый круг перед нимГлавный дом

И высокое крыльцо:

Крыльцо

К сожалению, когда я была в Пушкинских горах, фотографировать внутри помещений было нельзя (сейчас можно). Сам дом небольшой. Он был построен в конце XVIII века, и к тому времени, как Пушкин поселился в Михайловском, уже обветшал.

Дом деревянного строения на каменном фундаменте, крыт и обшит тесом длиною 8, а шириною 6 сажен. К нему подъездов с крыльцами 2. Балкон один…». М.И.Осипова, соседка Пушкина из Тригорского, так описывала обстановку дома: «Вся мебель, какая была в домике при Пушкине, была Ганнибаловская. Пушкин ничего себе нового не заводил. Самый дом был довольно стар… Вся обстановка комнаток Михайловского была очень скромна…

— Опись от 1838 года

К сожалению, время не пощадило того самого пушкинского дома. От него остался лишь фундамент, а то, что мы видим сейчас, было восстановлено по старинным чертежам и рисункам после войны.

По обе стороны от дома — два флигеля. Один — это банька, где в летние месяцы жила няня Арина Родионовна (зимой она жила в доме). Другой флигель — кухня с помещением, где жила семья кухарки.

«Домик няни»

От дома открывается красивый вид в сторону Савкиной горки — древнего городища, где когда-то Пушкин мечтал приобрести участок.

Вид в сторону Савкиной горки

Внизу за деревьями поблескивает река Сороть и озеро Кучане (Петровское).

ЗаборВид на озеро Кучане

У излучины речки — ветряная мельница, тоже восстановленная:

Мельница

В огороде неподалеку от усадебного дома — связки льна. Когда-то на Псковской земле разводили лен.

Снопы льна

Обойдя усадебный дом, оказываешься на высоком пригорке, с которого открывается широкий вид на Сороть и Кучане. На противоположной стороне озера, там, где выделяются деревья, белеет беседка. Это — Петровское, имение Абрама Петровича Ганнибала, перешедшее затем к его сыну Петру Абрамовичу, двоюродному деду поэта.

Река Сороть и озеро Кучане

Вниз от усадебного дома к реке и заливным лугам спускается лестница:

Усадебный домУсадебный дом

Остановимся пока на этом. Впереди нас ждет прогулка к мельнице и по парку…

В статье использованы материалы книги «Весь пушкинский заповедник. Путеводитель», 2012.

Часы работы:  с 9.00 до 17.00 (01.12 — 31.03 и 1.05 — 14.11), кроме понедельника и последнего вторника каждого месяца.

© Сайт «Дорогами Срединного Пути», 2009-2021. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены.

 

Вестник Ленинградского государственного университета имени А. С. Пушкина

К публикации в журнале «Вестник Ленинградского государственного университета имени А. С. Пушкина» принимаются статьи, отражающие широкий спектр проблем современного научного знания в области философии, педагогики, психологии.

Рекомендуемый алгоритм работы с рукописью статьи

  1. Определите тип публикации:
    • оригинальная статья / Article – развернутый формат представления результатов логически завершенного научного исследования; – 8–10 стр., 5–8 рисунков, не менее 15 ссылок;
    • обзорная статья / Review – критическое обобщение какой-то исследовательской темы; от 10 и более страниц, от 5 и более рисунков, от 50 ссылок;
    • краткое сообщение / Short Communication – краткий формат представления отдельных результатов логически завершенного научного исследования; – не более 2500 слов, не более 2-х рисунков или таблиц, минимум 8 ссылок.
  2. Определите шифр УДК: https://teacode.com/online/udc/
  3. DOI присваивается редакцией после принятия статьи к публикации.
  4. Оформите статью по шаблону, учитывая следующие рекомендации:
    • Заголовок статьи призван кратко (максимум 10–12 слов) и точно отражать содержание статьи и полученные научные результаты.
    • Аннотация должна быть структурирована по формату IMRAD в соответствии с текстом статьи. Рекомендуемый объем не менее 250 слов. Недопустимо копировать в аннотацию фрагменты соответствующих разделов статьи за исключением рубрики «Материалы и методы».
    • Ключевые слова. Не более 10 слов, точно отражающих содержание статьи. Не рекомендуется использовать объемные словосочетания, за исключением общепринятых терминов.
    • Благодарности. В разделе целесообразно упомянуть людей и организации, которые оказали автору финансовую и иную поддержку в процессе подготовки статьи, в том числе рецензентов.
    • Введение. Рекомендуемый объем 1–2 страницы. Содержит формулировку научной проблемы, обоснование ее актуальности и новизны, значение для развития соответствующей отрасли знания. Введение целесообразно завершить формулировкой цели, задач и гипотезы исследования.
    • Обзор литературы. Рекомендуемый объем 1–2 страницы. Содержит обзор основных актуальных источников, на которые опирается автор. Целесообразно рассмотреть не менее 20 публикаций, треть из которых – зарубежные, индексируемые международными реферативными базами данных.
    • Материалы и методы. Рекомендуемый объем 1–2 страницы. Содержит описание методики исследования, ее объекта и последовательности.
    • Результаты. Рекомендуемый объем 4–5 страниц. Содержит систематизированное изложение основных результатов исследования с целью доказательства гипотезы, в том числе необходимый иллюстративный материал (рисунки, таблицы).

Нумерация рисунков в рамках статьи сквозная, подрисуночная подпись начинается со слова «Рис.» и цифры, соответствующей номеру рисунка в порядке встречаемости в тексте. Если рисунок один, слово пишется без сокращения, цифра после нее не ставится.

Таблицы используются для наглядного представления числового материала. Таблица должна иметь ширину 16 см и не менее трех граф. Таблицы нумеруются по сквозному принципу в порядке упоминания в тексте арабскими цифрами, название таблицы должно следовать после номера на следующей строке. Если таблица одна, то после слова «Таблица» номер не ставится.

  • Обсуждение и выводы. 1–2 страницы. Содержит формулировку результатов исследования, выводов и рекомендаций по дальнейшему осмыслению темы.
  • Список литературы. Содержит не менее 20 источников по теме исследования. ВСЕ источники должны быть процитированы в тексте. НЕ допускается помещение в список литературы интернет-ресурсов, нормативных правовых актов, учебных изданий, диссертаций и авторефератов диссертаций, источников, недоступных широкой научной общественности (ссылки на указанные материалы допустимы в формате постраничных сносок). Список оформляется по ГОСТ Р 7.0.5–2008 с учетом следующих положений:
    1. алфавитный порядок источников, упоминаемых в тексте статьи;
    2. внутритекстовые ссылки имеют вид типа

[3, c. 46] для ссылки на конкретную страницу источника в списке литературы

[5; с. 192–193] для ссылки на конкретный интервал в рамках источника в списке литературы;

[8] для ссылки на источник в списке литературы в целом;

[1; 6–8] для ссылки на ряд источников в целом в списке литературы.

Источники различных типов необходимо описывать следующим образом

Статья в журнале

Зайцев И.А. Применение современных педагогических технологий в образовательном процессе // Вестник Российской академии образования. – 2018. – Т. 26. – № 4(56). – С. 227–229.

Володарская И.Ю., Панченко О.А. Философские основы современного научного знания // Вопросы философии. – 2019. – № 3(172). – С. 10–15.

Статья в сборнике трудов конференции

Филиппов А.Ю. Высшее образование в условиях цифровизации // Тренды современного образования: материалы междунар. науч. конф., Москва, 27–29 сент. 2019. – М.: МГУ, 2019. – С. 26–32.

Статья в сборнике статей

Макарова С.М. Методика преподавания английского языка в мультиязычной школе // Вопросы обучения: вчера, сегодня, завтра: сб. науч. ст. – Томск: ТГУ, 2015. – С. 87–94.

Воропаев Д.Ю. Аксиология модернизации: моногр. – Воронеж: Слово, 2014. – 568 с.

Ссылки на интернет-ресурсы, нормативные правовые акты, учебные издания, диссертации и авторефераты диссертаций оформляются в виде постраничных сносок с нумерацией на каждой странице согласно ГОСТ Р 7.0.5–2008 исходя из следующих рекомендаций

Интернет-ресурсы

Статистический отчет за 2018 г. [Электронный ресурс]. URL: https://otchetnost.2018.ru (дата обращения: 11.11.2019)

Нормативные правовые акты

Об образовании в Российской Федерации: федер. закон № 273-ФЗ от 29 дек. 2012 г.

Учебные издания

Пасечник С.В. логика: учеб. М.: Просвещение, 2006. 256 с.

Диссертация и автореферат диссертации

Иванов И.А. Психологическое развитие школьников 13–14 лет: дис. … канд. психол. наук. Курск, 2004. 189 с.

Иванов И.А. Психологическое развитие школьников 13–14 лет: автореф. дис. … канд. психол. наук. Курск, 2004. 19 с.

Обязательно указывать вид издания (монография, учебное пособие, сборник научных трудов и т.п.)

  • Информация об авторе. Необходимо указать Фамилию, имя, отчество, ученую степень, ученое звание, полное название организации без указания организационно-правовой формы, город, страну, идентификатор ORCID (можно получить здесь: https://orcid.org/), e-mail.

5. Убедитесь, что на английском языке представлены следующие метаданные: заголовок, сведения об авторах, аннотация, ключевые слова. References должны быть представлены в латинице. Необходимо учитывать, что

  • при переводе указанных сведений недопустимо использовать машинный перевод;
  • сведения должны соответствовать тексту на русском языке.
  • для оформления Referenсes целесообразно использовать автоматические системы транслитерации, например, http://translit-online.ru/ используя две основные формулы

Для статей

Familia, I. O. (Year) Trasliteraciya zagolovka stat’i [Translation of the headline of the artile]. Trasliteraciya nazvaniya istochnika – Translation of the headline of the source. Volume. Issue. pp. (In Russian).

Для книг

Familia, I.O. (Year) Transliteraciya nazvaniya knigi [Translation of the headline of the book]. Place: Izdatel’stvo. (In Russian).

Примеры представления в References источников различных типов

Статья в журнале

Zajcev, I.A. (2018) Primenenie sovremennyh pedagogicheskih tekhnologij v obrazovatel’nom processe [Applying modern pedagogical technologies in educational process]. Vestnik Rossijskoj akademii obrazovaniya – Bulletin of the Russian Academy of Education. Vol. 26. 4(56). pp. 227–229. (In Russian).

Статья в сборнике трудов конференции

Filippov, A. Yu. (2019) Vysshee obrazovanie v usloviyah cifrovizacii [Higher education in digitalization]. Trendy sovremennogo obrazovaniya [Trends of modern education]. Proceedings of the International Conference. Moscow, 27–29 Sept. 2019. Moscow: MSU. pp. 26–32. (In Russian).

Статья в сборнике статей

Makarova, S.M. Metodika prepodavaniya anglijskogo yazyka v mul’tiyazychnoj shkole [Methods of teaching English in a multilingual school]. Voprosy obucheniya: vchera, segodnya, zavtra [Training questions: yesterday, today, tomorrow]. Tomsk: TSU. pp. 87–94. (In Russian).

Монография

Voropaev, D. Yu. (2014). Aksiologiya modernizacii [Modernization axiology]. Voronezh: Slovo. (In Russian).

 

Финансовые условия: плата за оказание услуг по научному рецензированию составляет 1200 р. 00 к. Возмещение издательских расходов: 800 р. за одну страницу (1800 знаков с пробелами). Оплата производится на расчетный счет организации по квитанции, направляемой научным редактором после принятия статьи к публикации (получения положительной рецензии). 

Шаблон статьи представлен внизу страницы.

Статья и заявка, оформленные в соответствии с предъявляемыми требованиями, направляются в электронном виде на e-mail научного редактора по профилю статьи:

09.00.00 Философские науки

Научный редактор: Смирнов Михаил Юрьевич, доктор социологических наук, профессор

Тел. 8(812)451-98-43

e-mail: vestnik_ph@lengu.ru

13.00.00 Педагогические науки

Кобрина Лариса Михайловна, доктор педагогических наук, профессор

Научные редакторы: Коновалова Людмила Викторовна, Овчинникова Татьяна Сергеевна

Ответственный секретарь: Морозова Марина Ивановна

e-mail: vestnikpedagogics@lengu.ru

19.00.00 Психологические науки

Научный редактор: Маклаков Анатолий Геннадьевич, доктор психологических наук, профессор

Ответственный секретарь: Яхудина Елена Николаевна, кандидат психологических наук, доцент

Моб. тел.: +7 (911) 984-94-32

e-mail: vestnikpsychology@lengu.ru

ПРИ ОТПРАВКЕ файлу присваивается имя типа «Иванов_статья», заявке «Иванов_заявка».

Редакция оставляет за собой право проверки поступающих материалов средствами программной среды «Антиплагиат» для выявления неправомерных заимствований. Процент оригинальности текста с учетом цитирования из белых источников – 85 %.

В случае несоблюдения указанных требований редакционная коллегия не рассматривает рукопись.

FAQ — Пушкинская Хлебная

Что такое глютен?

Все, что мы предлагаем, на 100% не содержит глютена. Печенье, пирожные, бутерброды, все. Мы поставляем все наши ингредиенты, маркированные как «не содержащие глютен», от производителя.

Что такое безмолочные продукты?

Вся наша выпечка на 100% не содержит молочных продуктов. Но небольшой подвох. Хотя наши бутерброды не содержат молочных продуктов, в качестве опции мы предлагаем молочный сыр. Так что, если вы закажете бутерброд без каких-либо опций или модификаций, он, естественно, не будет содержать молочных продуктов.Вы можете добавить молочный сыр, если хотите. У нас есть отдельные подносы / посуда / процедуры приготовления, когда на очереди появляется бутерброд с молочными продуктами. В итоге, из-за варианта с молочным сыром мы не на 100% свободны от молочных продуктов.

Но я веган!

Красиво! Ежедневно около 50% нашей выпечки обычно веганские. Единственная разница в том, что некоторые из наших продуктов содержат яйца, так что избегайте их. Мы используем миндальное молоко вместо молочного, и все наши сахара естественно веганские.

Вы, ребята, лепите пирожные?

Тебе лучше поверить! Вот ссылка на раздел тортов на нашем сайте. Если вы хотите разместить заказ, не стесняйтесь позвонить нам или войти. Любой из наших сотрудников может помочь вам с оформлением заказа. Мы не принимаем заказы по электронной почте. Посетите нашу страницу торта для получения дополнительной информации.

Вы, ребята, делаете торты на заказ?

Итак, вот дело с «кастомом». Мы на 100% натуральные, это означает, что мы не используем искусственные красители, помадку и т. Д.Так что, чтобы получить идеальный торт в поисках Немо или принцессу, который вы ищете… это не от нас. Вместо этого наши торты имеют более естественный и деревенский вид с натуральными пастельными красками.

А как насчет дегустации тортов?

Дегустации тортов не проводятся. Вместо этого мы предлагаем вам прийти в удобное для вас время и попробовать наши кексы, так как они по вкусу не отличаются от наших свадебных тортов. Если вы попробуете что-то, что вам нравится, и хотите разместить заказ, вы можете сделать это тогда или позвонить нам позже, чтобы разместить свой заказ.

Ребята, вы принимаете заказы?

Совершенно верно! Будь то 50 бутербродов или 4 печенья, мы вам поможем. Позвоните нам. 916-376-7752

Все заказы должны быть размещены как минимум за 48 часов. Мы часто бронируем за несколько дней. Отмена заказа менее чем за 48 часов не подлежит возврату.

Ребята, вы доставляете?

К сожалению, доставка не осуществляется.

Где вы находитесь?

1820 29 ул.Sacramento Ca. 95816 рядом с Sacramento Food Co-Op, зажатым между Temple Coffee и Revolution Wine.

Есть еще ресторан?

Ага! Учитывая успех нашей пекарни, мы решили открыть ресторан! Конечно, он на 100% без глютена! 1813 Capitol Ave, Сакраменто www.pushkinskitchen.com

Что такое пончики?

У нас также есть мороженое и пончики Babes по адресу 2417 J St, Midtown

.

Бутерброды?

Ознакомьтесь с нашим сэндвич-меню здесь.Если вы спешите, позвоните нам за 10 минут, и мы приготовим для вас бутерброд.

Так у меня аллергия на все? Что я могу иметь?

Хорошо, поэтому, конечно, вам не нужно беспокоиться о глютене и молочных продуктах. Если у вас аллергия на орехи, мы используем миндальное молоко в миндальном всем. Мы предлагаем несколько печенья без орехов (шоколадная крошка, морщинка, грязевой пирог), и на этом все. Если вам нужно отказаться от сои, это довольно просто. Единственная соя, которая у нас есть, — это соевый лецитин в шоколадной крошке и крошке.Вам просто нужно избегать всего, что связано с шоколадной стружкой или растопленным шоколадом (ганашем), чтобы получить продукт без сои. Мы не используем консерванты или искусственные ингредиенты.

Информация о пищевой ценности

К сожалению, мы не предоставляем информацию о пищевой ценности наших продуктов.

Специальные диеты

К сожалению, мы не придерживаемся каких-либо специальных диет, кроме безглютеновых, безмолочных и / или веганских. Мы не предлагаем ничего без сахара или с низким содержанием калорий.

Можно ваши рецепты?

Может у нас твоя социальная? … Шучу. А если серьезно, нас об этом часто спрашивают, и мы не раздаем наши священные рецепты. Мы держим их запертыми в подземном хранилище.

Сделайте пожертвование на распродажу в нашем общественном гараже, пожалуйста?

https://pushkinsbakery.com/pages/donation-requests

Политика возврата

Для возврата всех заказов требуется уведомление об отмене за 48 часов. Все сделано под заказ.Так что отмена в последнюю минуту — это довольно тяжело для нас. Если товар не забрали, то мы держим его в течение 48 часов. После этого их выбрасывают. Если вы недовольны своей покупкой, можете вернуть ее. Если мы обнаружим, что допустили ошибку с продуктом, мы будем рады либо вернуть вам деньги, либо сделать вам новый продукт. Все запросы на возврат средств необходимо подавать в течение 48 часов с момента получения заказа.

Это мне не помогло, черт возьми!

info @ pushkinsbakery.com

Свидание Пушкина со смертью |

Убитые на дуэлях в девятнадцатом веке выдающиеся дары приносят мрачный урожай. В список вошли Александр Гамильтон, самый выдающийся из конституционалистов, Джон Скотт, публицист, редактор, поборник романтизма, Эварист Галуа, основоположник теории групп и алгебраической топологии (убит в 21 год), Майкл Лермонтов, лирик и мастер повествования Фердинанд. Лассаль, самый соблазнительный из утопических социалистов. Самым выдающимся из них, чья смерть стала непоправимой расточительностью, был Александр Пушкин.

Больно осознавать, что те из нас, кто не знает русского языка, навсегда исключены из настоящего доступа к гению Пушкина, который неразрывно переплетен с магией звука, каденции и коннотации в русском языке и, следовательно, непереводим. Как и в случае с Расином, метаморфическое владение родным языком Пушкиным настолько глубоко использовало его гениальность, что превратило его в беспомощность перевода (это надменный тезис Набокова в своем «антипереводе» «Евгения Онегина»).

Тем не менее, даже в более или менее бледной форме, как в нечетком, но преследующем зимнем свете Санкт-Петербурга, прослеживается явный размах достижений Пушкина. Можно собрать кое-что из тех измерений, которые для многих россиян ставят Пушкина рядом с Шекспиром. Разнообразие формальных изобретений, пожалуй, уникально в литературе. Стихи Пушкина простираются от горькой сатиры до чистого лиризма, от предельной лаконичности до тонкой щедрости стихотворения-романа, от рассказов несравненной компактности и напряженности до новелл, исторический размах которых готовит Толстого.Если Борис Годунов творчески зависит от Макбета, драматические миниатюры Пушкина, такие как завораживающие Моцарт и Сальери, обладают непреходящей оригинальностью. Ничего из того, что его рука коснулась, будь то частные письма или поспешные записи, совершенно не освещено стилем, иронией и прозрением личности, одновременно вне всякой общей досягаемости, но все же глубоко близко (эта шекспировская двуличность).

Пушкин — после него Гоголь — создал непреходящее чудо русской литературы. Его представление о поэте как о более или менее тайном, эзоповом голосе совести при деспотизме, как главном свидетеле отчаяния и надежд на невероятную судьбу русской истории, информирует Пастернака и Бродского, как и Достоевского.

В этот 200-летний юбилейный год со дня рождения Пушкина его непостоянное присутствие, его внутренняя хватка над русским языком и национальной идентичностью не утратили своей почти демонической настойчивости. Его смерть не потеряла своей остроте.

События, приведшие к дуэли с бароном Жоржем Д’Антезом 27 января 1837 года, тщательно расследованы. Биографии и монографии Пушкина — второстепенная отрасль. Казалось крайне маловероятным, что оставалось открыть для себя что-то новое, не говоря уже о значительном.Но это именно такое открытие, о котором свидетельствует превосходный отчет профессора Серены Витале (превосходно переведенный с итальянского Энн Гольдштейн и Джоном Ротшильдом). Получив беспрецедентный доступ к архивам одной из вовлеченных семей, барона де Геккерена, наделенный научными открытиями и историческим воображением, Витале расшифровал жестокую сложность, последствия которой для нас все еще существуют.

Если окончательная, абсолютная уверенность в авторстве непристойных и анонимных писем, спровоцировавших катастрофу, неуловима, реконструкция Витале почти решает вопрос.Благодаря ее работе мы теперь, вероятно, знаем о последних месяцах жизни и смерти Пушкина больше, чем все, кроме крошечной горстки его врагов.

Социальный фон нарисован мастерски. Зная о величии Пушкина, но глубоко не доверяя его анархическим, либертарианским порывам, царь Николай назначил себя личным цензором и ангелом-хранителем поэта. Последовали явка в суд, нелепая форма и неотвратимая слежка. Медовая ловушка раздражала Пушкина. В самом центре парила его жена, ослепительная незрелая Наталья Гончарова.С самого начала проблемного брака Пушкина гудели злые сплетни. Неужели мятежный поэт был избавлен от ссылки и был приставлен к императорскому двору, чтобы деспот мог иметь Наталью под рукой? Несомненным является тот факт, что поклонники теснились к молодой женщине в круговороте общества, в котором сочетались самые жесткие, самые иерархические условности с эротикой оранжереи.

Среди самых усердных преследователей был Д’Антез. Беженец из побежденных правых роялистов во Франции, бабник, денди и виртуоз сплетен, Д’Антез попал под защиту голландского посла при дворе Санкт-Петербурга барона Геккерен-Беверверда.Именно его семейный архив подтверждает самое радикальное предложение Витале. Письма между послом и его протеже, которые, к отвращению Пушкина, были приняты социально замкнутой и местной конной гвардией, представляют собой весьма увлекательное и тревожное чтение. Тон одновременно обыденный и пылкий, замаскированный и интимный. Витале выдвигает гипотезу о гомоэротической связи. Флирт Д’Антеса с Натальей и ее сестрой Екатериной, возможно, в некоторой степени был тактикой отвлечения внимания.Но так или иначе, последствия оказались ужасающими. В ноябре 1836 года были распространены анонимные письма, в которых издевались «господин Александр Пушкин, коадъютант Великого магистра Ордена рогоносцев».

Уродливые нити анонимности вернули, в разъяренном восприятии Пушкина, к кругу семьи Карамазиных и к Геккерену, ныне приемному отцу Д’Антеса. Стремясь избежать катастрофы, Д’Антез стал мужем Екатерины 10 января 1837 года. Но было уже слишком поздно. Пушкин бросил вызов послу, зная, что по причине возраста и протокола Д’Антез будет сражаться вместо него.

Хроника развязки Витале — классика напряжения. Благородное жилище было рядом. Но в душе Пушкина одолевала дикая болезнь. Он должен убить Д’Антеса, чтобы вернуть себе чувство собственного достоинства и душевное равновесие.

За 48 часов до дуэли Пушкин посетил Эрмитажную галерею, спел детские стишки внучке поэта Крылова, увидел Д’Антеса и его невестку через комнату на вечеринке, поразил друзей, как « веселые и полные жизни »и отправились на блестящий бал графини Разумовской.Обмен выстрелами произошел в заснеженном поле у ​​замерзшей Невы.

Пушкин ранил ненавистного противника, но пуля последнего попала Пушкину в живот. Через два дня поэт скончался от невыносимой боли. Анонимное письмо (был ли князь Долгоруков его ядовитым источником?) Сделало свое дело.

Эпилог почти сюрреалистический. Д’Антез, ныне барон Жорж де Геккерен, умер в ноябре 1895 года в окружении детей, внуков и правнуков. Он был знакомой, довольной фигурой в парижском бомонде.

Его воспоминания об инциденте на Неве были вежливо смутными. Все, что он раскрывал близким, было печальным фактом, что он не обладал Натальей Пушкиной, которая была его «единственной любовью». Брак с ее сестрой был тщетным мирным предложением. Но поэты, après tout, неудобные клиенты.

Виньетка — уместная кодировка увлекательной книги.

Краткая жизнь Пушкина

Родился 6 июня 1799 года, умер 10 февраля 1837 года.
1820 Опубликована эпическая поэма «Руслан и Людмила» в стиле Ариосто и Вольтера.
1820 Изгнан из Санкт-Петербурга за революционную политическую деятельность.
1823-24 Далее сослан в Одессу.
1826 Новый царь Николай разрешает Пушкину вернуться в Москву.
1826 Связан с восстанием декабристов, но избежал наказания Николаем.
1831 Борис Годунов, историческая трагедия. Завершает Моцарт и Сальери.
1833 Евгений Онегин, панорама
русской жизни. 1834 Пиковая дама, «маленькая трагедия».
1836 Капитанская дочка, роман.
1837 Погиб на дуэли.

С чего начать читать Александра Пушкина?

Любые стихотворения могут показаться устрашающими тем, кто желает окунуться в бескрайние и глубокие воды поэзии. Так много нервозности и страха, и снова и снова задаются одни и те же вопросы: с чего мне начать? Я пойму это? Что я должен чувствовать? Это вне меня?

Несмотря на то, что я ненасытный и разносторонний читатель, поэзия все равно замораживает меня.Поэтому до недавнего времени я никогда не пытался читать Александра Пушкина.

Это была ошибка. Поэзия Александра Пушкина лирична, красиво проста, ярка и бесконечно эмоциональна. Им могут пользоваться все читатели, независимо от их поэтического образования.

И теперь есть одна окончательная книга стихов Александра Пушкина, одна книга, которую вам нужно прочитать, чтобы полностью оценить стихи Александра Пушкина: Александр Пушкин Избранные стихи , переведенные с полной властью и величием Антонием Вудом.

Александр Пушкин Избранные стихи

Пушкин писал в период, который считается золотым веком русской поэзии (примерно 1800-1830), и с тех пор его произведения в целом считаются самой вершиной русских поэтических достижений.

Он полностью и полностью любим. И, приближаясь к произведениям столь уважаемого человека, бывает сложно понять, с чего начать.

Когда Penguin Classics анонсировала новый сборник стихов Пушкина в Александр Пушкин Избранные стихи , я ухватился за шанс заполучить его и открыть для себя волшебство Пушкина.

В том, чтобы взять новую публикацию, а не копаться в старой библиотеке работ, есть что-то чистое: это упрощает вещи, заставляет их чувствовать себя сияющими и новыми.

И именно этот сборник, переведенный Энтони Вудом, делает Пушкина не только захватывающим и красивым, но и излагает его стихи так, как будто это живописная прогулка по жизни и творчеству гениального художника.

Эта коллекция связана в хронологическом порядке. Он начинается с длинного и увлекательного вступления, в котором рассказывается история жизни Пушкина, излагается исторический и политический контекст его жизни и почему он писал, а также подробно исследуются его стили письма.

Пушкин написал, так как в этот сборник вошли лирические стихи, поэмы-повествования, сказки. Они собраны здесь в таком порядке, и в каждом разделе представлена ​​широкая подборка его величайших работ.

Лирические стихи Александра Пушкина

В разделе «Лирические стихи» этой книги лирические стихи Александра Пушкина представлены в хронологическом порядке, начиная с его самых ранних работ в возрасте пятнадцати лет и заканчивая его последними произведениями в бурные последние годы его жизни (Пушкин умер, не дожив до 40 лет).

Раздел еще более разделен на определенные периоды его жизни, каждый из которых придает вес и контекст его сочинениям. Знание о том, что он все еще был студентом, писателем в изгнании или женатым мужчиной, добавляет долгожданную ясность и контекст для читателей, пытающихся понять, о чем он писал и почему он писал то, что делал.

Это одна из причин, почему Избранные произведения Александра Пушкина — такое идеальное введение для читателей, которые ищут, с чего начать читать Александра Пушкина: оно дает так много контекста и подробностей о его жизни, и этот контекст проходит через эту хронологическую коллекцию его стихов.

Какое бы стихотворение вы ни читали, вы знаете, где он был и в каком состоянии находился. Вы можете вернуться к биографическому вступлению, чтобы напомнить себе о его ситуации и обосноваться в каждом стихотворении. Это делает процесс заползания в голову Пушкина легким и приятным.

Прочтите Mor e: Красные призраки: Русские готические сказки в переводе

Сказочные стихи Александра Пушкина

Помимо лирических стихов, Пушкин писал также поэмы-повествования.Я бы сказал, что это его самые впечатляющие работы — по крайней мере, в том, что входит в эту внушительную коллекцию. Это рассказы, сжатые в рифмованное и ритмичное повествование.

Они описательные, завораживающие и захватывающие. Они полностью завораживают читателя, вводя его в медитативное состояние, когда он читает эти ясные и пронзительные истории, рассказанные с лирической элегантностью. По крайней мере, это был мой опыт общения с ними.

Самая известная повествовательная поэма Александра Пушкина — Медный всадник. Петербургская сказка .Это последнее стихотворение в этом разделе, в котором рассказывается история Петра Великого. Он включает, как и все повествовательные стихи и сказки, вступительную записку переводчика Энтони Вуда, дающую контекст и детали повествования.

Каждая из этих вводных заметок занимает около страницы и добавляет так много желанного фона и перспективы каждому стихотворению.

Это было особенно приятно с Медный всадник , так как я позорно мало знаю о Петре Великом, в честь которого назван Петербург.

В предисловии я не только объяснил мне жизнь правителя, но и изложил собственное отношение Пушкина к этому человеку, помог мне проникнуть в пушкинскую голову перед тем, как погрузиться в повествовательную поэму. Чтение «Медный всадник» сам по себе был одним из самых приятных моментов чтения, которые я когда-либо испытывал.

Это захватывающее стихотворение, написанное и переведенное с такой яркостью и элегантностью. Он кусает, успокаивает, убаюкивает и вдохновляет. Я не могу выразить, насколько я обожал читать это стихотворение.

Подробнее: С чего начать читать Харуки Мураками?

Пушкин в переводе

Все это, этот замечательный опыт чтения лирических стихов, повествовательных стихов и сказок Пушкина, стал возможным благодаря сверхчеловеческим переводам Энтони Вуда. Я не знаю русского и не знаю, насколько он изменился и изменился за века.

Я не знаю, стареет ли он так же, как английский, или остается чистым, как исландский и мандаринский, но здесь Вуд сумел привнести в свои переводы современные тонкости, которые предлагают ясность и резкость, при этом сохраняя романтическую атмосферу. чувство поэтической красоты.

Перевод стихов — непростая задача, и я очень уважаю это умение. Каждое стихотворение на английском языке следует тем же схемам рифм и ритмическим правилам, что и в оригинальном русском языке, что дает нам уверенность в том, что ни одна из магий чтения Александра Пушкина не была потеряна при переводе.

Я провел единственный теплый и голубой апрельский день в саду, читая Избранные стихотворения Александра Пушкина , и этот день я никогда не забуду. Он меня увлекал, воспитывал, согревал и успокаивал.Он поприветствовал меня в мире Александра Пушкина, и я очень благодарен Энтони Вуду за это.

Если вы чешете затылок и не знаете, с чего начать читать Александра Пушкина, возьмите Александр Пушкин Избранные стихотворения . Это развеет все ваши страхи и опасения по поводу изучения библиотеки одного из самых любимых поэтов мира.

Способ, которым эта книга была организована и структурирована, а также сила перевода Вуда создают незабываемые впечатления от чтения Пушкина.

Майкл Дирда — The Washington Post

КНОПКА ПУШКИНА

Серена Витале

Перевод с итальянского

Энн Голдштейн и Джон Ротшильд

Фаррар Страус Жиру. 355 с. $ 30

Для любителей интеллектуальных приключений «Пушкинская пуговица» завораживает. На 300 страницах Серена Витале, итальянский профессор русского языка, создает пуантилистское повествование, византийскую мозаику из писем и дневников, газетных отчетов и дипломатических депеш, пытаясь разгадать тайны смерти великого поэта Александра Пушкина.В 1837 году, когда ему было всего 37 лет, Пушкин на пике своих возможностей вызвал своего нового зятя Жоржа Дантеса на дуэль в Черной речке. В мгновение ока все было кончено — ничего не осталось, кроме «тусклого света позднего северного солнца, протянутой руки, человека, падающего в снег». Для россиян это остается величайшей потерей в истории их национальной литературы — славянским эквивалентом трагически ранней смерти Китса и Леопарди.

Что случилось? «Приманкой, на которую смерть заманила Пушкина в свой темный мир, был красивый молодой человек, веселый и гениальный, экспансивный и беззаботный, истинный поборник игры в жизнь.Высокий, хорошо сложенный, с волнистыми светлыми волосами, усами, тонкими чертами лица, голубыми глазами, Жорж Дантес оставил в Петербурге след разбитых сердец. . . Он умел очаровывать и очаровывать. Упорный и рьяный флирт, он предпочитал нацеливаться на замужних женщин ».

Увы, автору« Евгения Онегина и Капитанской дочки! »Жена Пушкина, Наталья Николаевна Гончарова Пушкина, считалась самой красивой женщиной столицы,« одной из самых красивых женщин столицы ». чье очарование не оставило равнодушным даже царя.«Можно ли ожидать, что смелый молодой француз — теперь офицер русской конной гвардии — проигнорирует такой великолепный приз? Вскоре петербургское общество сплетнило о том, что молодой Дантес бледно слоняется в компании госпожи Пушкин.

С этого момента дела стали … сложными, но разве они стали прелюбодейными? Флирт, шалость, извечный язык взглядов и вздохов — все это, конечно, произошло. И Пушкин стал холодным, надменным, убийственным. В конце концов, он обладал аристократическим духом XVIII века и ценил честь и самоуважение выше самой жизни.Более того, «самый умный человек в России» (по словам царя) сам был байроническим авантюристом, соблазнявшим женщин и участвовавшим в дуэлях на заре из-за них. Он знал игру. Проходили дни, ходили слухи, и однажды утром пришли анонимные письма.

Разным друзьям поэта было отправлено все же десять писем. «Верховные главнокомандующие и рыцари Светлейшего Ордена рогоносцев … единогласно назначили г-на Александра Пушкина коадъютером Великого Магистра Ордена Рогоносцев и историографом Ордена.«Некоторые из писем были уничтожены получателями, но по крайней мере три были отправлены Пушкину, который немедленно бросил вызов Дантесу.

» В анналах дуэлей в России не упоминается ни одного случая, когда за анонимные письма требовалось удовлетворение. , но вряд ли это было первое нарушение Пушкиным обряда и обычая. Удивительный элемент заключается в другом: дуэль с Дантесом серьезно скомпрометирует жену Пушкина. . . Поклоннику Натальи Николаевны приписывают обиды куда более серьезные, чем чрезмерно усердные ухаживания.Но Пушкин. . . как-то не заметил этого. Вместо этого преобладали гнев и боль, желание избежать теперь невыносимой ситуации, острое чувство собственной чести, возмущение. Они возобладали и в процессе развеяли любые требования благоразумия или здравого смысла ».

Ловко нагнетая напряженность, Витале замедляет свой рассказ как раз на этом этапе, чтобы задуматься, кто мог написать эти оскорбительные послания. Может быть, это был богатый голландский посол? Барон Якоб фон Геккерен, который недавно усыновил Дантеса своим «сыном» — для многих это явный признак безрассудной гомосексуальной привязанности? Или это могла быть ревнивая или отвергнутая женщина? Или старый враг вроде почти сатанинского Петр Долгоруков — «приземистое, неправильной формы тело, неправильные черты лица, уклончивый взгляд, прикрытый толстыми очками, ядовитый язык, чутье на коварство, увлечение сплетнями, интригами, аферистами»? глубокий поэт Анна Ахматова, Витале заставляет догадываться.

После долгих отчаянных переговоров друзья Пушкина и Дантеса предотвращают дуэль — главным образом, настаивая на том, что француз всегда был влюблен в старшую сестру Натальи Екатерину. Чтобы успокоить слухи, их свадьба объявляется, состоится. Но Пушкин по-прежнему отказывается разговаривать со своим новым зятем и не пускать его в свой дом. Со временем его мысли гноятся, и он понимает — или воображает, — что барон Геккерен был не чем иным, как «отцовским сутенером», почти наверняка руководившим Дантесом в любовной кампании против добродетели его жены.И действительно ли была снята осада? Поэт пишет еще одно письмо, и судьба на этот раз не отступает.

Здесь Витале представляет почти фотографический крупный план дуэли в снегу по колено, за которым следует рассказ о последних мучительных 36 часах Пушкина. Зная, что случай безнадежен, врачи мягко спросили своего пациента, хочет ли он попрощаться с кем-нибудь из своих близких. Пушкин взглянул на книги в своей частной библиотеке — одной из лучших во всей России — и пробормотал: «Прощайте, друзья.«Он умер в окружении своей семьи, уверенный, что сам царь позаботится о его жене и детях.

Таков главный план этой восхитительно занимательной книги, в которой каждая страница соблазняет загадкой, отступлением, загадкой. Так, например, название Витале указывает на формальный придворный пиджак Пушкина с его странно отсутствующей пуговицей, что, возможно, свидетельствует о его свободолюбивой независимости, но также напоминает нам о том, что когда поэт стрелял в тот зимний полдень, он сам Выстрел был отражен военной пуговицей на куртке Дантеса.(Или это было? В прошлом некоторые ученые утверждали, что мерзкий француз носил под одеждой бронежилет XIX века.) На других страницах Витале вызывает изощренную насмешку петербургских аристократов, исследует неоднозначные отношения барона Геккерена и Дантес, обсуждает параллели между роковой дуэлью и дуэлью в «Евгении Онегине» («литература предвосхищает — не следует, не подражает — жизни»), часто напоминает нам знаменитого африканского прадеда поэта и отмечает, что Пушкин в последние месяцы жизни уже казался наполовину влюбленным в легкую смерть.Витале также переносит ее уцелевшие персонажи драматических произведений в более позднюю жизнь, завершая их мелодраматическим выходом — письмом Дантесу в 1840-х годах загадочной женщиной, которая, возможно, была Натальей.

Итак, книга этого рецензента «рокового типа»: научное произведение живое, соблазнительное, оригинальное. Но, увы, не совсем идеально: Витале, очевидно, исследователь крекерджеков, но ее проза иногда может стать мягкой из-за романтических клише и риторических переоценок. Возможно, такие штучки звучат для итальянского вполне приемлемо.Тем не менее, у «Пушкинской кнопки» есть еще много чего, что большинство читателей простят любое количество стилистических изъянов. И вот, в конце, только начало типично яркого описания Витале ее обреченного героя:

«Все в Пушкине было странным, необычным. вьющиеся в неевропейском стиле волосы, слегка припухшие губы, «широкие и очень красные», курносый профиль, жемчужно-белые зубы, смуглая кожа, так ярко выделявшая его ясные серые глаза голубыми пятнышками.Толстые бакенбарды, соединенные полосой пуха на подбородке. Очень длинные ногти, похожие на когти. Низкий и худой, он двигался быстро, нервно и нервно. Когда в юности он исполнял пируэт в вальсе или мазурке, провинциальные дамы принимали его за иностранца, демона или масона. Климат его души внезапно изменился: от облаков мрачной меланхолии до ярких ясных небес детской шумной радости. Одна минута импульсивно веселая, другая темная, как море перед бурей, одну минуту робкая, а в следующую — дерзкая, добрая и утонченная, а затем хмурая и неприятная.Его изменения настроения были мгновенными и непредсказуемыми. . . . Были времена, когда кровь так сильно приливала к его голове, что ему приходилось спешить, чтобы облить ее холодной водой. Хотя он был быстрым в гневе, он был невозмутим перед лицом риска и смерти. В дуэлях он был как лед ».

Электронный адрес Майкла Дирды: dirdam@washpost.com.

ЗАГЛАВЛЕНИЕ: Александр Пушкин, автор О.А. Кипренский

Статья Fidelio — Schiller Institute

Госпожа Хельга Зепп Ларуш — основатель международного института Шиллера. В ее статье, а также в статье Е.С. Лебедева, В. Кожинова, впервые появилась в первом квартале 1999 года в выпуске Ibykus Magazine , родственного немецкоязычного издания FIDELIO. Эта статья была переведена с немецкого Риком Сандерсом.

Если бы каждый мужчина и женщина смотрели на интеллектуальную историю других народов с тем же любовным взором, которым патриот смотрит на свою страну, у нас больше не должно быть войн.Ибо тогда мы должны увидеть, что каждый великий поэт и мыслитель, создавший универсально обоснованные идеи и новые красоты языка, имеет гораздо большее отношение к идентичности нации, чем к длинному списку ее правителей, ее правительственных министров или ее парламентариев. . Естественно, этот агапический способ видения требует всестороннего знания других культур, которые, будучи постигнутыми, перестают быть чужеродными.

Итак, мы, немцы, увидели бы себя любимыми ради Шиллера, Лессинга, Гете, Гейне или Мерике; и русские должны гордиться тем, что, когда мир думает о России, он думает о Пушкине, Тургеневе, Гоголе или Гончарове.

Прежде всего, в такое время, как это, когда ужасающие события на Балканах напоминают две Мировые войны, когда большинство людей думает, что в России все делается не из любви к правде, а из совершенно других интересов — такое время, как это, очень полезно вспоминать Александра Пушкина (который не совсем случайно является любимым поэтом (бывшего) премьер-министра Примакова.

200-летие со дня рождения Пушкина — хороший повод для этого.

Пушкин оказал самое большое влияние на русскую национальную культуру в целом; его любили и по-новому понимали каждое последующее поколение; и, наверное, никто так не обогатил русский язык, как он. Гоголь писал о нем: «Пушкин был для всех поэтов своего времени, как поэтический огонь, сорванный с небес, от которого, как свечи, вспыхивали другие одаренные поэты». Причина этого не является загадкой: все его творчество говорит от самого сердца русского народа, который был низведен до крепостного права антинациональной олигархической правящей элитой.

В России Пушкин стал «Поэтом свободы» точно так же, как Шиллер в Германии. Оба поэта удивительно близки не только в идеях, но и в их практических связях друг с другом, а также в истории влияния, которое они оказали на свои народы. Оба были неизбежно против любых форм деспотизма, несмотря на самые тяжелые личные ситуации; и ни один из них не позволил себе, даже перед лицом самых неблагоприятных переживаний, ускользнуть от гуманизма, от оптимистического представления о человеке.

Есть определенная ирония в том, что и Шиллер, и Пушкин были исключены из элитных школ своего времени; Шиллер из ненавистной Карлшуле графа Ойгена фон Вюртемберга и Пушкин из лицея в Царском Селе, где в то время самые одаренные ученики и другие представители «лучших семей» обучались для службы в абсолютистской системе. Но Шиллер только что написал свое «в тирании» в знак протеста против произвола олигархии, с которым он столкнулся на собственном опыте.Этот протест воспламенил не только свободолюбивых настроений в Германии, но и пленил студента в Царском Селе.

Завод Шиллера в России

То, что поэзия и драмы Шиллера переводились на русский язык часто с очень небольшой задержкой во времени, отчасти объясняется тем фактом, что некоторые из однокурсников Шиллера в Карлшуле были русскими молодыми людьми, которых послала туда царица Екатерина II и которые, таким образом, смогли непосредственно прочувствовать первые поэтические произведения Шиллера.

Так, например, у графа Шереметьева, который учился в одной школе с Шиллером с 1775 по 1777 год, было Kabale und Liebe ( Love and Intrigue ), переведенное студентом Соколовым, и поставил пьесу. в театре МГУ. Лишь несколько лет спустя Die Räuber ( The Robbers ) был переведен на русский язык, и с тех пор, как правило, русский первый спектакль всегда обязательно ставился сразу после немецкого.

Шиллер никогда не бывал в России, хотя явно думал об этом после бегства из Швабена. Он писал своему сокурснику Фридриху Якоби: «Возможно, в Берлине я изменю свои планы и, благодаря поддержке важных людей, поеду в Петербург». Хотя этим планам не суждено было осуществиться, Шиллер должен был стать, как никто другой иностранец, «русским» поэтом.

Первое исполнение акта I «Дон Карлос», на немецком языке, состоялось почти одновременно в Лейпциге и в сентябре 1787 года в Русском придворном театре в Гатчине, где только что успел съездить друг Шиллера Максимилиан фон Клингер. стать адъютантом наследника престола.Позже Клингер стал куратором Дерптского университета и оказал значительное влияние на образование российской молодежи. Профессор Иоганн Георг Шварц преподавал в Московском университете, где еще с 1782 года призывал своих студентов читать русские переводы произведений Шиллера; в то время как профессор Иоганн Баптист Чад, который был коллегой Шиллера в Йене, работал в университете в Харькове и сыграл важную роль в прославлении Шиллера на юге России.

В марте 1788 года знаменитый Н.М. Карамзин пробыл в Париже около четырех месяцев и подружился с Вильгельмом фон Вольцогеном, который, в свою очередь, находился в тесном контакте с Шиллером, и вместе они читали выпуски журнала Шиллера Талия. В 1791 году Карамзин впервые упомянул Шиллера в своих « письмах путешественника». Вильгельм фон Вольцоген, позже ставший зятем Шиллера, возглавил переговоры при Веймарском дворе по поводу брака между наследницей герцогского престола Веймарской и графиней Марией Павловной, сестрой царя Александра I.Фон Вольцоген привез на суд Санкт-Петербурга работы Шиллера, в том числе «Мессинская невеста», «Дон Карлос», «Турандот», «Посвящение искусству» и Валленштейн. Однако из-за сцены «отцеубийства» и с учетом таинственных обстоятельств убийства царя Павла I в 1801 году Шиллер счел Вильгельм Телль неподходящим.

Оценка фон Вольцогеном литературной глубины царской семьи была, однако, менее чем благоприятной, хотя чтения произведений Шиллера проводились каждый вечер, на которых часто присутствовали многочисленные члены царской семьи.Фон Вольцоген написал Шиллеру 27 сентября 1803 года:

«Ваш Дон Карлос был хорошо принят, а также Невеста Мессины . Я воспользуюсь этим, насколько смогу, даже если я не думаю, что это принесет пользу, потому что почти каждый день я могут слышать, как они говорят, какая это жертва, если им нужно что-то отдать, и как они проклинают задачи, которые заставят их это сделать. Вдобавок они не понимают ничего, кроме посредственного.Здесь важно то, что является твердым средним классом, и в лучшем случае они могут стоять, уставившись на Великое и Прекрасное, но понять это они не могут ».

Тем не менее, царица Смерть Валленштейна несколько раз прочитала ей несколько раз и была очень высокого мнения о доне Карлосе. Наконец, она послала фон Вольцогеном ценное кольцо Шиллеру в знак уважения, с которым она относилась к его работе.

В контексте этих вещей, связанных с Россией, Шиллер затронул тему Деметрия, для которого он попросил фон Вольцогена прислать ему материал.Эта драма, которая осталась незаконченной из-за безвременной кончины Шиллера, о легитимности власти, о Немезиде, , которая настигает правителя, когда он нарушает естественный закон.

Пушкин родился в Москве 6 июня 1799 г .; Шиллер умер 8 мая 1805 года в Веймаре. В то время он был самым любимым поэтом современности в Германии; его благородный идеал человека оказал огромное влияние на прусских реформаторов, а также на население в целом. Когда солдаты отправились на Освободительную войну 1812-13 годов, они унесли с собой многочисленные стихи Шиллера, потому что они выражали идеалы свободы и человечности, которых они надеялись достичь, выиграв войну.

Именно эта патриотическая война 1812 года оказала такое сильное влияние на тринадцатилетнего Пушкина и переплетается с его первыми поэтическими творениями. В 1815 году, после того как Наполеон уже потерпел поражение, Пушкин прочитал на экзамен оду «Воспоминания в Царском Селе», в которой о Москве в развалинах встречаются следующие строки:

В обители утешения,
Где цвели ароматные сады и рощи,
Где сладко пахло миртом, и трепетали липы,
Теперь там тлеющие угли, пепел, пыль.
И в тихой прекрасной летней ночи
Никаких шумных кутежей туда больше не разлетится,
Лесные поляны темны, на берегу ручья не горят огни;
Все мертвы, теперь все молчит.

Уже в шестнадцать лет Пушкин был мастером парадоксов. Знаменитый поэт Гавриил Державин, который был почетным гостем на экзамене, позже скажет: «Скоро мир увидит нового Державина: Пушкин, который еще учился в школе, превзошел всех остальных писателей.«

В том же стихотворении Пушкин продолжает:

русских в Париже! Факел мести!
О, Галл, опусти теперь свою гордую голову!
Что это я вижу? Русские улыбки с мирным подношением,
Он идет с оливковой ветвью в руке.
Гром битвы все еще слышен вдалеке,
Город Москва скорбит, как степь в полуночном мраке,
Но он не приносит врагу разорения — спасения и благотворного мира на земле.

Патриотизм да, но не мстительный шовинизм; Если подумать о травматических последствиях поджога Москвы и о политике выжженной земли, которая была основой вторжения Наполеона в Россию, то вы можете увидеть здесь всеобъемлющую человечность шестнадцатилетнего подростка, и вы можно описать духовное родство с Шиллером, который писал во фрагменте «Немецкое величие»:

Это не величие Германии
Чтобы найти победу с мечом;
Но проникнуть в царство духа
Чтобы победить предрассудки,
Бороться, как человек, против иллюзий, —
Это того стоит.

Родство душ

В чем суть этого родства душ и близости идей этих двух поэтов? Похоже, что некоторые историки литературы бывшего Советского Союза затруднились ответить на этот вопрос отчасти потому, что им приходилось подчеркивать «независимость» Пушкина, отчасти потому, что они думали, что нашли «противоречия» в мировоззрении Шиллера, и трудности в его отношении к Французской революции.Шиллер с ужасом отвернулся от якобинского террора и решил, что великий момент нашел маленьких людей.

Я, с другой стороны, считаю, что произведения Пушкина, взятые в целом, не оставляют сомнений в том, что Шиллер — его драмы, его стихи и его сочинения — принадлежали культурному климату вокруг Пушкина в такой же степени, как воздух — к дыханию. . Например, Пушкин написал стихотворение к годовщине Царского Села 19 октября 1825 года в память о бывших товарищах, с которыми он теперь был разлучен изгнанием, а многие из которых вскоре после этого в результате восстание декабристов, будут убиты или отправлены в Сибирь:

Иди сюда; и своей волшебной огненной историей возродите наши сердечные традиции; Тогда мы будем говорить о бурных кавказских днях, о Шиллере, о славе и любви.

В Евгений Онегин, У Пушкина молодой поэт Ленский, в ночь перед тем, как его убивает Онегин на дуэли, прочел Шиллера, когда тот не может уснуть.

Еще более разнообразны отношения и резонансы между целым рядом стихотворений и драм. Например, новое стихотворение Пушкина «Чаадаеву», в отличие от всего остального, основано на той же идее, которая лежит в основе «Идеала» Шиллера («Идеал») — даже если Пушкин заканчивает свое стихотворение призывом к революции, и исключает возможность достижения свободы мирными средствами.Та же тема утраченных идеалов молодости будит Ленского в Евгений Онегин незадолго до смерти:

«Ах, куда ты теперь отступил, Куда мои золотые весенние дни? …»

Подобное, новое воплощение поэтической идеи можно увидеть и в пушкинском «Дубровском», в котором тема шиллера « Грабители » переносится в русскую среду как нападение на крепостное право и феодальные отношения. Есть еще одно тематическое родство стихотворения Шиллера «Риттер Тоггенбург» и «Сцены из рыцарских времен» Пушкина, в которых говорится о любви даже перед лицом смерти.

И хотя, конечно, темы Орлеанской девы и Евгения Онегина разные — в пьесе Шиллера речь идет о героическом поступке Жанны по освобождению ее отечества от вторгшихся англичан; сюжет романа Пушкина в стихах — портрет общественной жизни в России и личностное преобразование Евгения Онегина через чувство вины, — тем не менее, тема невинной деревенской девушки, облагороженной до величия, схожа в двух произведениях. .

Когда Жанна принимает свою божественную миссию, она произносит следующие напутственные слова:

Прощайте, горы, возлюбленные мечи , или Элизабет в Дон Карлос.

И даже если шиллер Деметрий сильно отличается от пушкинского Бориса Годунова тем, что отсутствие внутреннего авторитета у героя Деметрия становится очевидным только в тот момент, когда он сам обнаруживает, что он самозванец, тогда как в Годунов, самозванец действует как таковой изначально; Тем не менее, оба поэта работали над одной из центральных тем национальной поэзии России.

Тщательное исследование восприятия Шиллера в России и, в частности, отношения Пушкина к нему, могло бы стать плодотворным полем для исследований, тем более что лишь несколько русских поэтов достаточно хорошо владели немецким языком, чтобы читать Шиллера в оригинале. . Говорят, что Пушкин читал «Идеал» Шиллера и немецкоязычную биографию своего прадеда, абиссинского царя Ибрагима Ганнибала, в оригинале. Но в целом идти по стопам другого поэта — как всегда при переводе с одного языка на другой — представляет собой значительную проблему.Тем не менее, возникающие из-за этого трудности, такие как нечеткость и, возможно, кое-где смещенный акцент, являются второстепенными.

Великие темы классических поэтов, идеи красоты, истины и справедливости, такие концепции, как естественный закон, против которых бессилен даже самый ужасный деспот; такие концепции, как идеал индивидуальной свободы в контексте необходимости, влияние естественной красоты на человеческий дух; эти представления являются составными частями истории идей человечества и реализуются как универсальная история.

Если мы подумаем, например, о влиянии греческих классических трагедий, Эсхила или Софокла на Шекспира или Шиллера, или, например, о том, как все классические композиторы после Моцарта должны были учитывать метод композиции Моцарта, который он представил в квартетах «Гайдна» как новый метод контрапунктной композиции и «дальнейшее развитие» исследований Баха, опубликованных в «Музыкальном приношении», — тогда последовательность будет ясна. Поэзия сама по себе является индивидуальным проявлением суверенного духа поэта, но он имеет дело с одной универсальной идеей, которая может быть развернута и всегда подвергнута переработке. Поэт — если он осмелится взять это имя в честь Шиллера — если он хочет оказать предсказуемое влияние на свою аудиторию, он должен сам, по крайней мере, когда он пишет стихи, быть вознесен до идеального человека и иметь дело с универсально значимыми темами. .

В этом смысле ясно, что Шиллер и немецкая классика были для Пушкина и всех тех, кого он «зажигал», как выразился Гоголь, духовным источником и питательной почвой, позволившими совершить настоящий взрыв поэтического гения. — при посредничестве Пушкина — в России.

Учитель и друг Пушкина, Василий Жуковский, который, среди прочего, был русским учителем императрицы Александры, потомственной прусской принцессы, и который переводил стихи Шиллера и Гете на русский язык, несомненно, сыграл огромную роль в становлении немецкой литературы, наряду с Английский язык — образец новой русской национальной литературы (в которой до этого доминировали французская литература и «Просвещение»). Более того, в качестве лейтенанта Жуковский участвовал в генеральном сборе для защиты Москвы во время войны с Наполеоном и воплощал в себе гуманистические взгляды немецких и русских борцов за свободу.Тот факт, что именно он получил свободу украинского национального поэта Тараса Шевченко от привязанности к земле, открывает новую главу в истории воздействия поэтических идей.

Битва против олигархии

Когда читаешь Пушкина, это должна быть любовь с первого взгляда. Он соединяет воедино лучшие лирические ощущения с душераздирающим сочувствием и самые благородные устремления человечества.Он так же готов думать о масштабах человечества, как и с незлобной иронией о слабостях своих собратьев. Пушкин достоин нашей любви, но и фигура, несомненно, трагическая. Вопрос в том, мог ли он быть кем-то другим в тех обстоятельствах, в которых он оказался.

С ранних лет он был беззаботным ребенком. Его бесстрашные стихи, в которых он нацеливал свой взор на олигархический правящий слой, стали циркулировать во всех свободолюбивых кругах, когда он еще учился в старшей школе.После восстания декабристов сам Пушкин — хотя они никогда не привлекали его к своим планам — едва избежал смертной казни или ссылки в Сибирь; хотя в течение своей жизни ему действительно пришлось провести много лет в ссылке на юг России или в сельскую местность, где он довольно часто был несчастен, что, однако, он смело встречал и породил значительное количество стихов.

Если учесть очевидные ограничения, через которые ему пришлось пройти в последние годы и месяцы своей жизни, вплоть до своей смерти в поединке с Дантесом, вы не сможете избежать смеси гнева и шока.В известном отношении с живым Пушкиным случилось то, что случилось с мертвым Шиллером с Карловарскими указами — полное порицание восстановлением системы Священного союза.

Пушкин избежал участи своих друзей-декабристов только потому, что, прежде всего, царь Александр I, а затем и Николай I постоянно задавали себе вопрос, не было ли уместно привязать к престолу столь любимого в народе поэта. Несмотря на то, что Николай I в какой-то степени был покровителем Пушкина, он все же использовал одно из произведений Пушкина о всеобщем образовании, которое он заказал, как своего рода испытание своей совести, и отверг аргумент Пушкина о том, что только «Просвещение и гений» должны служить. как основа совершенствования населения — как «угроза общественной безопасности».«Если и существовала лакмусовая бумажка, то вот она: страх олигархии перед системой всеобщего образования, направленной на создание гениев.

Это также факт, что так называемый «третий отдел» начальника полиции Бенкендорфа по приказу царя следил за каждым шагом Пушкина; и что большую часть своей жизни Пушкин подвергался постоянным преследованиям. Тем не менее, есть основания полагать, что, когда Пушкин согласился на дуэль с Дантесом, он попал в ловушку антинациональными кругами в российской олигархии вокруг Нессельроде. 2

То, что они устроили такую ​​ловушку, согласовывалось бы с исследовательскими и публикационными задачами, которые царь Николай I дал Пушкину, но также, более того, с возможностью того, что гуманистическое мировоззрение Пушкина может оказать непреходящее влияние на царя. Тезис Шиллера заключался в том, что лучший способ понять универсальную историю — это задавать вопросы о вещах, действующих в настоящем, и таким образом искать ответы на проблемы прошлого. Исходя из этого, становится ясно, что олигархия чаще всего прибегает к убийству как к лекарству, когда они хотят уничтожить потенциал, который может стать опасным для их власти.

Давайте не будем забывать, что Нессельроде, вместе с Каподистрией и Каслри , 3 , принадлежал к наиболее ожесточенным противникам Freiherr vom Stein и Гумбольдтов на Венском конгрессе, который разрушил все надежды борцов за свободу на объединение Германии как конституционное государство, и вместо этого, открытое Священным союзом, наступил самый зловещий период восстановления и реакции. И почему европейская антинационалистическая олигархия, которая в Вене сговорилась против прусских реформаторов и которая в 1819 году Карловарскими указами запретила произведения Шиллера, не увидела в близости Пушкина Николаю I высшую угрозу? Помимо роли, которую салон Нессельроде в Санкт-ПетербургеПетербург сыграл роль в подготовке сцены для роковой дуэли, что также несомненно заслуживает более пристального изучения, так это тот факт, что убийца Пушкина, Дантес, был племянником Луи Наполеона Бонапарта.

Мог ли Пушкин избежать ловушек, которые с нашего расстояния во времени кажутся так отчетливо видимыми? Его склонность сразу же драться на дуэли была хорошо известна. Мог ли он не изменить такое поведение? Не мог ли он, создавший Татьяну, обсудить с женой возможность интриги, подставы? То, что эти вопросы должны остаться без ответа, тем более болезненно, поскольку смерть молодых поэтов только проясняет то, что они могли бы еще дать миру, если бы им был предоставлен более длительный период для своих творений.

Идеалы, великие идеи достоинства человека, свободы, хорошего правительства в соответствии с законом — такие, как мысли таких поэтов, как Шиллер и Пушкин, — это чертежи, по которым в лучших случаях правители и политики создают свою реальность. Чернышевский, впоследствии сосланный в Сибирь за вмешательство в пользу крестьянина, писал в 1857 году: «Сочинения Шиллера сейчас переводятся нами, и это радость — считать Шиллера нашим собственным поэтом, как человеком, принимавшим участие в этом процессе. в нашем собственном духовном развитии.Чувство справедливой благодарности обязывает нас признать, что наше общество обязано этому немцу больше, чем любому из наших лирических поэтов, кроме Пушкина ».

Если мы сегодня, когда западная цивилизация в целом была брошена в экзистенциальный кризис, сделаем мысли Шиллера и Пушкина своими собственными, мы также найдем выход из кризиса.

СНОСКИ

1 ​​. Любимый народный поэт Украины Тарас Шевченко родился в 1814 году в крепостном праве.Он стал пажем своего хозяина Василия Энгельгардта, брата друга Пушкина ИМЕНИ Энгельгардта.

Связь Шевченко с Пушкиным продолжалась на протяжении всей его жизни. Во время литературных вечеров в доме своего хозяина он тайно слушал, как поэт Василий Жуковский декламирует произведения Пушкина и Шиллера. Позже Жуковский сыграл ведущую роль в обеспечении свободы Шевченко от крепостного права.

Первый перевод поэзии Шевченко на немецкий язык появился вместе с поэзией Пушкина в книге « Мысли». Страстные стихи Шевченко о свободе, написанные для того, чтобы вдохновить то, что он называл «братолюбием», или любовью к ближнему, поются и по сей день. Ирен Бодри

2. См. «Тайна смерти Пушкина», стр. XX в этом выпуске.

3 {Vide} P.B. « Маска анархии » Шелли: « Я встретил Убийство по дороге … У него была маска, как у Каслри … »

Статьи по теме

3 стихотворения Пушкина в английском переводе

Произведения Шиллера

Образование Страница

Motivfuhrung in Poetry

Оглавление журнала Fidelio — 1997-2001

Перечень Оглавления 1991-1996 Оглавление Fidelio

Об Институте Шиллера

Ссылки на статьи по России

Министерство культуры Республики Татарстан

1 сентября 2016, четверг

7, 16 сентября.00:00 в Музее Е.А. Боратынского состоится знаменательное событие — межмузейная выставка «Пушкин и Казань: коллекции Казани в музеях России», ставшая результатом многолетнего сотрудничества Национального музея республики. Татарстана и Государственный музей АН Пушкина (Москва), Всероссийский музей А.С. Пушкина (Санкт-Петербург), Музей В.А. Тропинина (Москва) и Библиотеки Казанского федерального университета.

Впервые в одном выставочном пространстве посетителям будут представлены уникальные экспонаты из музейных собраний Казани, Москвы и Санкт-Петербурга.Петербургский, казанский контексты, связанные с жизнью и творчеством Александра Пушкина и имеющие казанское происхождение.

Визит А.С. Пушкин в Казань 5-8 сентября 1833 г. был частью более крупного путешествия, задуманного поэт для сбора материалов для подготовки публикаций исторического произведения «История Пугачева» и написания романа «Капитанская дочка». » Знакомство с местами восстания Пугачева и казанских татар, свидетелями этих трагических событий, культурными связями Казани с Москвой и Санкт-Петербургом.Петербург нашли отражение не только на страницах произведений Пушкина, но и в собраниях столичных музеев.

Среди раритетов — автографы Э.А. Боратынского, прижизненные портреты А.С. Пушкин и Э. Боратынский, казанский поэт-романтик Г. Каменев, казанский губернатор И.А. Боратынский и его жена А.Д.Боратынский (Абамелек), поэт и писатель А.А. Фукс; живопись и графика А.П. Брюллова, П.Ф. Соколова, К. Осокин, К. Барда, И.Е. Вивьен, Л. Крюков.

Самым удивительным образом в Петербурге оказались мебель и предметы из дома казанского купца, свидетеля пугачевского восстания Л.Ф. Крупенникова. Особый интерес представляет загадочный «Казанский» альбом с изображениями К.В. Барда, К. Гампельна, Л. Крюкова, а также редкие издания и рукописи XVIII — XIX веков.

Казань. Путешествие. Эпизод А.С. Пушкин стал значимым событием в истории нашей земли — уже в XIX веке он получает продолжение в развитии межкультурных отношений в создании уникальной выставки, сообщает пресс-служба РТ НМ.

ПЕРЕВОД ПУШКИНА. : languagehat.com

В своей замечательной книге « Путешествия по Сибири » Иэн Фрейзер цитирует Джорджа Кеннана (исследователя девятнадцатого века, а не дипломата двадцатого века): «В письме из Санкт-Петербурга к своим родителям он писал о достопримечательностях города: «Вы можете себе представить, какое впечатление они произвели на меня из пустынных степей Сибири» ». Кеннан продолжает добавлять:« И в этом заключается правда: Санкт-Петербург больше всего похож на себя, не когда вы пришел к нему с Запада, подход, который может привести вас к мысли, что св.Петербург — всего лишь имитация Запада; Чтобы на вас должным образом повлиял Петербург, вы должны приехать с огромного Востока… »Подобное откровение было у меня и в отношении Пушкина. Я начал читать Сказки покойного Ивана Петровича Белкина еще в колледже (думаю, «Станционный смотритель» был тем, кого назначали в классе русского языка), и за годы, прошедшие с тех пор, я прочитал их все, некоторые больше, чем один раз. Конечно, я не думал о них как о «просто подражании Западу»; Я понял, что это были великолепные рассказы, прекрасно рассказанные.Но они не выделялись для меня такими, какими они выделялись сейчас, после месяцев работы над русской прозой конца восемнадцатого и начала девятнадцатого веков: Чулков, Карамзин, Жуковский, Нарежный, Перовский и Загоскин. . Все они хороши в своей разной манере, некоторые сентиментальные, некоторые сатирические, некоторые с довольно изощренным способом рассказывать историю — но все они, по сути, рассказчики, стремящиеся вовлечь читателя в жизнь персонажей и заботиться о том, что с ними происходит. , возможно, по пути давая небольшое моральное наставление.Пушкин ведет совершенно другую игру; он сразу узнается как современный в том смысле, с которым только Лермонтов сможет сравниться на десятилетия вперед, и его рассказы следует сравнивать с рассказами таких писателей, как Набоков и Алиса Манро, а не с рассказами его современников.

Рассказы Белкина не обращают внимания на персонажей или события, а на… фокус повествования? Извините, я не литературный критик и у меня нет развитой системы для обсуждения этих вещей. Уильям Карлос Уильямс назвал стихотворение «машиной, сделанной из слов», и, конечно же, это можно применить ко всей литературе; У Пушкина, как и у любого современного писателя, машины не прячутся, они крутятся у всех на виду, и им надо восхищаться, а не смотреть мимо сюжета и персонажей.В большинстве этих историй сюжет довольно смехотворен, а персонажи картонные — это не то, что интересует Пушкина. Но каждый из них туго затягивает повествовательный узел и заставляет задуматься, как он собирается развязаться; на самом деле, в каком-то смысле они сравнимы с загадками запертых комнат. В первом, «Выстрел», загадочным Сильвио восхищаются все, и он известен как отличный стрелок, но когда его оскорбляют, он бросает вызов всем ожиданиям и требованиям своего общества, не бросая вызов человеку, который его оскорбил; рассказчик избегает его, потому что он считает такое поведение слишком болезненным, чтобы противостоять ему, но перед тем, как покинуть город, Сильвио, который полюбил его, дает ему объяснение.Спустя годы случайная встреча удовлетворительно дополняет историю; мы остались качать головами в печальном веселье. «Метель» представляет банальный сюжет, юную дворянку, влюбленную в неподходящего бедного армейского офицера, но вызывает в воображении титулованную метель, которая, как буря Шекспира или волшебный лес, все выбрасывает из строя и дает странные результаты, которые не являются раскрывается до самого конца рассказа (опять же отделенного от первой половины перерывом в несколько лет).Третий рассказ, «Гробовщик», самый незначительный (и был написан первым), но он был очень забавным и был забавным для меня, в частности, потому что я понял, что его отправной точкой является рассказ Перовского «Лафертовская». Маковница »[Лефортовский продавец мака], которым Пушкин так понравился, что он написал своему брату, что расхаживал, имитируя гордую походку черного кота / жениха, который занимает в нем видное место (и явно был источником булгаковского« Бегемота »). Фактически, теперь я узнаю всех писателей, на которых Пушкин намекает или упоминает своих персонажей, что глубоко удовлетворяет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.