Война сша вьетнам годы: Война во Вьетнаме 1964-1975 годов

Содержание

30 апреля во Вьетнаме — День победы и воссоединения

Во Вьетнаме 30 апреля отмечается День победы во Вьетнамской войне. Ровно 45 лет назад коммунисты подняли флаг над Дворцом Независимости в Сайгоне (ныне Хошимин). В этот день традиционно проходят военные парады, праздничные мероприятия, чествование ветеранов. И если для вьетнамцев 30 апреля стало символом победы в борьбе за независимость, то для американцев Вьетнамская война ассоциируется с бессмысленностью боевых действий.

Ровно 45 лет назад война во Вьетнаме завершилась победой северовьетнамских войск. 30 апреля 1975 года коммунисты подняли знамя над Дворцом Независимости в Сайгоне. Главный итог длившейся десять лет войны случился через год после этого, 2 июля 1976 года, когда Северный и Южный Вьетнам слились в единое государство — Социалистическую Республику Вьетнам.

Для американцев, которые ввели свои войска для борьбы с коммунистическим подпольем, вьетнамская война остается одной из самых мрачных страниц национальной истории.

Лига за независимость Вьетнама (Вьетминь) во главе с Хо Ши Мином впервые пришла к власти еще в 1945 году, после капитуляции оккупировавшей страну Японии. Власти Франции не согласились с созданием нового государства в их бывшей колонии и начали войну, которая привела к разделу Вьетнама в 1954 году по «корейской» схеме.

С конца 1950-х в стране началась война между правительством и коммунистическим подпольем — Вьетконгом. Опасаясь усиления социалистов и осознавая шаткость режима Южного Вьетнама, США стали активно помогать его руководству.

Вашингтон начал с финансовой поддержки с подачи президента Джона Кеннеди. Вскоре конгресс США разрешил Линдону Джонсону, главе государства, прямое использование военной силы во Вьетнаме.

Сам Джонсон сосредоточил свои усилия на переизбрании — предвыборную кампанию 1964 года он вел как «кандидат мира». Однако после взрыва в отеле «Бринкс» в Сайгоне, где проживали американские офицеры, Джонсон принял решение об ответных мерах против Северного Вьетнама.

Наконец, в 1965 году США ввели в Южный Вьетнам порядка 200 тыс. солдат, и, тем самым, начали одну из самых кровопролитных войн второй половины ХХ века.

Белый дом, впрочем, рассчитывал завершить военные действия достаточно быстро. Согласно выкладкам военных, американская армия должна была справиться с основным комплексом задач уже в 1967 году.

Однако дело у американцев пошло значительно медленнее и тяжелее, чем ожидалось. Во многом это связывали с недостаточной подготовкой войск: миссия каждого военного в стране не могла продлиться дольше года, из-за чего происходила постоянная ротация состава, а срок подготовки солдат был урезан. Позже СМИ писали об этом так:

«Мы не были во Вьетнаме 10 лет, а были там 10 раз по году».

Вопреки ожиданиям, вместо того, чтобы выполнить основные цели к 1967 году, в 1968 году число американских солдат во Вьетнаме достигло 540 тыс. человек. Росли и жертвы: еженедельно в стране гибло по несколько сотен американских солдат.

Вместе с тем, в США росли антивоенные настроения, причем еще с конца 1965 года. 27 ноября в Вашингтоне прошел митинг, собравший 30 тыс. протестующих, однако в тот же день президент Джонсон анонсировал увеличение американского контингента в странах Индокитая до 400 тыс. военных.

Против войны выступили Боб Дилан, Мартин Лютер Кинг, Бенджамин Спок. Публично заявил об отказе призываться в армию боксер Мохаммед Али. Из-за этого он получил пять лет тюрьмы (приговор, впрочем, был отменен).

Философы Бертран Рассел и Жан-Поль Сартр провели в Стокгольме и датском Роскилле две сессии неофициального трибунала, который признал власти США виновными в бомбардировках сугубо гражданских целей, использовании запрещенных вооружений и геноциде населения Вьетнама.

В результате Линдон Джонсон потерял популярность, и в ходе выборов 1969 года победу одержал Ричард Никсон, продвигавший стратегию «вьетнамизации» — постепенной замены американских военных в зоне конфликта армией Южного Вьетнама. Однако и его стратегия вызывала неоднозначную реакцию в американском обществе, многие были уверены в необходимости срочного вывода войск.

Антивоенные настроения крепли по мере поступления информации о ходе войны из СМИ.

Одним из символов войны во Вьетнаме стало массовое убийство мирных жителей в деревенской общине Сонгми. Американская рота высадилась в деревне, и, не обнаружив ни одного вьетконговца, начала расстреливать крестьян. Военные убили около 500 мирных жителей, а многих женщин подвергли групповым изнасилованиям.

В 1970 году по США прокатилась волна студенческих протестов, ставших ответом на гибель четырех молодых людей при подавлении несанкционированного антивоенного митинга. Это также подтолкнуло администрацию Никсона к мирным переговорам на условиях «почетного» выхода из войны.

Вьетнамская кампания закончилась для Вашингтона проигрышем: после падения Сайгона в 1975 году проамериканский юг страны окончательно покорился коммунистам, а военные США покинули страну.

Для Соединенных Штатов Вьетнамская война стала первым масштабным конфликтом, не принесшим позитивных геополитических результатов. Одним из главных ее итогов стал критический настрой американского общества к идее военного вторжения — война во Вьетнаме заставила американцев осознать абсолютную бессмысленность конфликта.

Жертвами конфликта стали около 60 тыс. американских солдат и, по разным подсчетам, от 800 тыс. до 3 млн вьетнамцев. Война оставила болезненный след в сознании народов двух стран, надолго поселив вражду между ними.

Дипломатические отношения между сторонами были восстановлены лишь в 1995 году, за год до этого с Вьетнама были сняты экономические санкции. В ноябре 2000 года Вьетнам посетил президент США Билл Клинтон — это был первый визит президента США в страну с 1969 года. Новое поколение вьетнамцев, не заставших войну, встречали Клинтона почестями и ликованием.

Во время выступления в Ханойском государственном университете Клинтон заявил, что страны должны встать на путь примирения, а на смену болезненному прошлому должно прийти мирное и процветающее будущее в двусторонних отношениях.

Министр иностранных дел Вьетнама заявил, что его страна ждет увеличения и ускорения американской помощи для преодоления последствий войны. Помимо многих тысяч мин, до сих пор калечащих мирное население, след оставил и сильнодействующий химический препарат, «Агент оранж», который американцы обильно распыляли над вьетнамскими джунглями.

«Агент оранж» вызывал опадание листвы и, по замыслу командования, должен был помочь в борьбе с партизанскими отрядами Вьетконга. В общей сложности около 14% территории Вьетнама было подвергнуто воздействию этого вещества. Однако спустя много лет после того как последние американские войска в спешке покинули Сайгон (ныне Хо Ши Мин), «Агент оранж» вызывал врожденные дефекты у детей.

В 2015 году вьетнамская ассоциация жертв «Агент Оранж» рассказала Reuters, что от воздействия вещества пострадали больше 4,8 млн вьетнамцев, и больше трех миллионов из них страдают от смертельных заболеваний.

Сегодня Вьетнам отмечает День Победы. Центром празднования в этот день становится Хошимин (Сайгон). Город, как правило, украшают флагами, по всей стране проводят традиционные праздничные мероприятия, чествуют ветеранов.

И если для американцев Вьетнамская война стала символом бессмысленности военных действий, то во Вьетнаме 30 апреля отмечается как день, провозгласивший эру независимости и воссоединения.

«Мы проиграли, и так я чувствовал себя еще долго. Мне было стыдно, что мы оставили таких людей позади себя. Я сделал все, что мог, поэтому я доволен своим выступлением, но, как нация, я думаю, что мы могли бы добиться большего. И я надеюсь, что мы можем извлечь из этого уроки», — цитировал Fox News слова ветерана морской пехоты США Кевина Малони в ходе предыдущего юбилейного празднования Дня Победы во Вьетнаме.

«Это самый счастливый день во Вьетнаме. Потому что нам пришлось потратить 30 лет, чтобы обрести мир. Вьетнам желает мира больше, чем любая другая страна в мире», — опубликовал в тот же день USA Today слова генерал-майора Нгуен Нгок Доана, который сражался в битве за Суан Лок — последнем крупном сражении Вьетнамской войны.

Вьетнамская война

Общепринятое название «Вьетнамская война» или «война во Вьетнаме» — это Вторая Индокитайская война, главными воюющими сторонами в которой были Демократическая Республика Вьетнам и США.
Для справки: Первая Индокитайская война — война Франции за сохранение своих колоний в Индокитае в 1946—1954 г.г.

Вьетнамская война началась примерно в 1961 году и окончилась 30 апреля 1975 года. В самом Вьетнаме эта война называется Освободительной, а иногда и Американской войной. Часто Вьетнамская война рассматривается как пик «холодной войны» между советским блоком и Китаем, с одной стороны, и США с некоторыми их союзниками — с другой. В Америке война во Вьетнаме считается самым темным пятном в ее истории. В истории Вьетнама эта война является, пожалуй, самой героической и трагической страницей.
Вьетнамская война являлась одновременно гражданской войной между различными политическими силами Вьетнама и вооруженной борьбой против американской оккупации.

Начало Вьетнамской войны

После 1955 года Франция как колониальная держава уходит из Вьетнама. Половина страны севернее 17-й параллели, или Демократическая Республика Вьетнам, контролируется компартией Вьетнама, южная половина, или Республика Вьетнам — Соединенными Штатами Америки, которые управляют ею через марионеточные южновьетнамские правительства.

В 1956 г. в соответствии с Женевскими соглашениями по Вьетнаму в стране должен был проводиться референдум о воссоединении страны, что в дальнейшем предусматривало выборы президента на всей территории Вьетнама. Однако, президент Южного Вьетнама Нго Динь Зьем отказался проводить референдум на Юге. Тогда Хо Ши Мин создает на Юге Национальный Фронт освобождения Южного Вьетнама (НФОЮВ), который начинает партизанскую войну с целью свергнуть Нго Дин Зьема и провести всеобщие выборы. Американцы называли НФОЮВ, а также правительство ДРВ, Вьетконгом. Слово «Вьетконг» имеет китайские корни (вьет конгшан) и переводится как «вьетнамский коммунист». США оказывают помощь Южному Вьетнаму и все более втягиваются в войну. В начале 60-х они вводят в Южный Вьетнам свои контингенты, с каждым годом увеличивая их численность.

2 августа 1964 г. начался новый этап Вьетнамской войны. В этот день эсминец ВМС США «Мэддокс» подошел к побережью Северного Вьетнама и якобы был атакован северовьетнамскими торпедными катерами. До настоящего времени неясно, была атака или нет. Cо стороны американцев не было представлено свидетельств повреждений авианосца от атак вьетнамских катеров.
В качестве ответной меры президент США Л.Джонсон приказал американским военно-воздушным силам нанести удар по военно-морским объектам Северного Вьетнама. Затем подверглись бомбардировкам и другие объекты ДРВ. Таким образом война распространилась на Северный Вьетнам. С этого периода в войну включился СССР в форме оказания ДРВ военно-технической помощи.

Союзниками США во Вьетнамской войне были южновьетнамская армия (ARVN, то есть, Army of Republic of VietNam), контингенты Австралии, Новой Зеландии и Южной Кореи. Самыми жестокими по отношению к местному населению во второй половине 60-х годов оказались некоторые южнокорейские части (например, бригада «Blue Dragon»).

С другой стороны воевали только северовьетнамская армия (ВНА, то есть Вьетнамская Народная Армия) и НФОЮВ. На территории Северного Вьетнама находились военные специалисты союзников Хо Ши Мина — СССР и Китая, которые непосредственно в боях не участвовали, за исключением обороны объектов ДРВ от налетов военной авиации США на начальном этапе войны.

Хроника

Локальные боевые действия между НФОЮВ и армией США происходили каждый день. Крупные боевые операции, в которых было задействовано большое количество личного состава, вооружений и военной техники, были следующие.

В октябре 1965 года армия США предприняла в Южном Вьетнаме крупное наступление против отрядов НФОЮВ. Было задействовано 200 тыс. американских солдат, 500 тыс. солдат южновьетнамской армии, 28 тыс. солдат союзников США. При поддержке 2300 самолетов и вертолетов, 1400 танков и 1200 орудий наступление развивалось от побережья к границе с Лаосом и Камбоджей и от Сайгона к камбоджийской границе. Американцам не удалось разбить основные силы НФОЮВ и удержать территории, захваченные в ходе наступления.
Весной 1966 года началось следующее крупное наступление. В нем участвовало уже 250 тыс. американских солдат. Это наступление также не принесло существенных результатов.
Осеннее наступление 1966 года было было еще более масштабным и проводилось к северу от Сайгона. В нем участвовали 410 тыс. американских, 500 тыс. южновьетнамских и 54 тысячи солдат союзных войск. Их поддерживали 430 самолетов и вертолетов, 2300 крупнокалиберных орудий и 3300 танков и бронетранспортеров. С другой стороны противостояли 160 тыс. бойцов НФОЮВ и 90 тыс. солдат ВНА. Непосредственно в боях участвовало не более 70 тысяч американских солдат и офицеров, так как остальная часть служила в частях тылового обеспечения. Американская армия и ее союзники вытеснили часть сил НФОЮВ на границу с Камбоджей, но большей части Вьетконга удалось избежать разгрома.
Подобные наступления в 1967 году не привели к решительным результатам.
1968 год был переломным во вьетнамской войне. В начале 1968 года НФОЮВ провел кратковременную операцию «Тет», захватив ряд важных объектов. Бои шли даже рядом с посольством США в Сайгоне. Во время проведения этой операции силы НФОЮВ понесли большие потери и в период с 1969 г. по конец 1971 г. перешли к тактике ограниченной партизанской войны. В апреле 1968 г. в связи со значительными потерями американской авиации над Северным Вьетнамом президент США Л.Джонсон отдал приказ о прекращении бомбардировок, кроме 200-мильной зоны на юге ДРВ. Президент Р.Никсон взял курс на «вьетнамизацию» войны, то есть постепенный вывод американских частей и резкое повышение боеспособности южновьетнамской армии.
30 марта 1972 года ВНА при поддержке НФОЮВ начали крупномасштабное наступление, заняв столицу пограничной с Северным Вьетнамом провинции Куангчи. В ответ США возобновили массированные бомбардировки территории Северного Вьетнама. В сентябре 1972 года южновьетнамским войскам удалось вернуть Куангчи. В конце октября бомбардировки Северного Вьетнама были прекращены, однако в декабре возобновились и продолжались двенадцать дней почти до момента подписания Парижских мирных соглашений в январе 1973 года.

Окончание

27 января 1973 г. были подписаны Парижские соглашения о прекращении огня во Вьетнаме. В марте 1973 г. США окончательно вывели свои войска из Южного Вьетнама, за исключением 20 тыс.военных советников. Америка продолжала оказывать южновьетнамскому правительству огромную военную, экономическую и политическую помощь.

Вьетнамский и российский ветераны войны во Вьетнаме

В апреле 1975 г. в результате молниеносной операции «Хо Ши Мин» северовьетнамские войска под командованием легендарного генерала Во Нгуен Запа разгромили оставшуюся без союзников деморализованную южновьетнамскую армию и овладели всем Южным Вьетнамом.

В целом, оценка мировым сообществом действий южновьетнамской армии (ARVN) и армии США в Южном Вьетнаме была резко отрицательной (ARVN превосходила американцев в жестокости). В западных странах, в том числе, США проводились массовые антивоенные демонстрации. Американские средства массовой информации в 70-годы уже были не на стороне своего правительства и часто показывали бессмысленность войны. Многие призывники стремились из-за этого уклониться от службы и направления во Вьетнам.

Протесты общественности в определенной мере повлияли на позицию президента Никсона, решившего выводить войска из Вьетнама, но главным фактором была военно-политическая бесперспективность дальнейшего продолжения войны. Никсон и госсекретарь Киссинджер пришли к выводу, что во вьетнамской войне победить невозможно, но при этом «перевели стрелки» на демократический Конгресс, который формально и принял решение о выводе войск.

Цифры Вьетнамской войны

Общие боевые потери США — 47 378 человек, небоевые — 10 799. Ранено — 153 303, пропало без вести — 2300.
Сбито примерно 5 тыс. самолетов ВВС США.

Потери армии марионеточной Республики Вьетнам (союзника США) — 254 тыс.чел.
Боевые потери Вьетнамской народной армии и партизан Национального фронта освобождения Южного Вьетнама — более 1 млн. 100 тыс.чел.
Потери гражданского населения Вьетнама — более 3 млн.чел.
Взорвано 14 млн. тонн взрывчатых веществ, что в несколько раз больше, чем во время Второй мировой войны на всех театрах боевых действий.
Финансовые затраты США — 350 млрд.долларов (в нынешнем эквиваленте — более 1 трлн. долларов).
Военно-экономическая помощь ДРВ со стороны Китая составила от $14 млрд. до $21 млрд., со стороны СССР — от $8 млрд. до $15 млрд. Была помощь и со стороны восточноевропейских стран, которые в то время входили в советский блок.

Политические и экономические причины

Со стороны США главной заинтересованной силой в войне были корпорации США, производящие вооружения. Несмотря то, что Вьетнамская война считается локальным конфликтом, в ней было использовано очень много боеприпасов, например, взорвано 14 млн.тонн взрывчатых веществ, что в несколько раз больше чем во время Второй мировой войны на всех театрах боевых действий. За годы Вьетнамской войны прибыли военных корпораций США составили многие миллиарды долларов. Может показаться парадоксальным, но, военные корпорации США, в общем-то, не были заинтересованы в быстрой победе американской армии во Вьетнаме.
Косвенным подтверждением негативной роли крупных корпораций США во всей политике служат высказывания в 2007г. одного из кандидатов в президенты от республиканской партии Рона Пола, который заявил следующее: «Мы идем к фашизму не гитлеровского типа, а к более мягкому — выражающемуся в потере гражданских свобод, когда всем заправляют корпорации и… правительство лежит в одной постели с большим бизнесом».
Простые американцы вначале верили в справедливость участия Америки в войне, считая ее борьбой за демократию. В результате же погибло несколько миллионов вьетнамцев и 57 тыс.американцев, американским напалмом были выжжены миллионы гектаров земли.
Политическая необходимость участия США в войне во Вьетнаме американской администрацией объяснялось общественности своей страны тем, что якобы произойдет «эффект падающего домино» и после завоевания Хо Ши Мином Южного Вьетнама под контроль коммунистов одна за другой перейдут все страны Юго-Восточной Азии. Скорее всего, США планировали «обратное домино». Так, они построили для режима Нго Динь Зьема ядерный реактор в г.Далате для проведения исследовательских работ, сооружали капитальные военные аэродромы, внедряли своих людей в различные политические движения в соседних с Вьетнамом странах.
СССР оказывал ДРВ помощь вооружениями, горючим, военными советниками, особенно в области противовоздушной обороны в связи с тем, что противоборство с Америкой осуществлялось тотально, на всех континентах. Помощь ДРВ оказывал и Китай, опасавшийся усиления США у своих южных границ. Несмотря на то, что СССР и Китай в тот период были почти врагами, Хо Ши Мину удавалось получать помощь от них обоих, проявляя свое политическое искусство. Хо Ши Мин и его окружение самостоятельно разрабатывали стратегию ведения войны. Советские специалисты оказывали помощь лишь на техническом и образовательном уровнях.
Во вьетнамской войне не было явного фронта: южновьетнамцы и США не решались наступать на Северный Вьетнам, так как это вызвало бы направление во Вьетнам китайских военных контингентов, а со стороны СССР — принятие других военных мер против США. ДРВ фронт не был нужен, потому что подконтрольный Северу НФОЮВ фактически окружил города Южного Вьетнама и в один благоприятный момент мог бы ими овладеть. Несмотря на партизанский характер войны в ней применялись все виды вооружений, кроме ядерного. Боевые действия велись на суше, в воздухе и на море. Интенсивно работала военная разведка обеих сторон, проводились диверсионные атаки, высаживался десант. Корабли 7-го флота США контролировали все побережье Вьетнама, минировали фарватеры. Явный фронт тоже существовал, но недолго — в 1975 году, когда армия ДРВ повела наступление на Юг.

Тропа Хо Ши Мина

Тропа Хо Ши Мина — это система большей частью замаскированных узких грунтовых дорог, которая была построена и использовалась Северным Вьетнамом (ДРВ) во время Вьетнамской войны с целью снабжения оружием, продовольствием, горючим отрядов Национального Фронта освобождения Южного Вьетнама. Официально она называлась стратегической дорогой Чыонгшон или шоссе № 559. Тропой Хо Ши Мина ее стали называть как вьетнамцы, так и американцы. Она проходила вначале по Северному Вьетнаму, затем недалеко от 17-й параллели уходила в Лаос, продолжалась на территории Камбоджи (у Хо Ши Мина были сильны позиции в этих странах, так как с 1930 по 1951 г. существовала единая компартия Индокитая, лидером которой он являлся). С территории этих стран уже шло несколько ответвлений на Южный Вьетнам.

Вьетнамский плакат
времен войны

Поправкой Купера-Черча американским сухопутным войскам запрещалось пересекать границу Лаоса и Камбоджу. Несмотря на это, армия и спецслужбы США совершали рейды в Камбоджу и вели так называемую «секретную войну» в Лаосе.

В первое время по Тропе Хо Ши Мина двигался поток носильщиков, доставлявших не только легкое оружие, но и разобранные на части артиллерийские орудия, минометы. Затем появились прирученные местными жителями слоны. Впоследствии грузы стали укреплять и на велосипеды, а затем по ней шли уже автомашины и танки.
К 1965 году Тропа Хо Ши Мина представляла собой систему нескольких параллельных дорог. На ней появлялись все более сложные инженерные сооружения: переправы, мосты, невидимые с самолетов броды. Там, где дорога проходила по безлесым местам, для маскировки высаживали деревья. Была налажена телефонная связь на 6 тысяч абонентов.

НФОЮВ (Вьетконг) не мог бы действовать без снабжения с Севера, которое осуществлялось по Тропе Хо Ши Мина. Понимая это, командование американского контингента во Вьетнаме одной из своих главнейших задач считало уничтожение «Тропы». Над ней круглосуточно летали американские самолеты-разведчики и вертолеты, ни на день не прекращались бомбежки. ВВС США было сделано 800 тысяч самолето-вылетов, сброшено 3 миллиона тонн бомб. Сбрасывались сейсмические датчики, регистрировавшие движение грузовиков по дороге, а также шариковые и осколочные бомбы, магнитные бомбы для поражения движущихся машин. Джунгли, по которым проходила дорога, поливались дефолиантами. Важнейшие перекрестки подвергались атакам десантников 1-й американской воздушно-десантной дивизии и южнокорейской дивизии «Белая лошадь». В атаках участвовали сотни вертолетов. За пять лет ВВС США совершили 2 602 вылетов только затем, чтобы сбросить на облака 47 тысяч 409 контейнеров с йодидом серебра с целью вызвать дожди и затопить «Тропу», а также вызвать подъём рек и уничтожить посевы. Этот проект назывался «Шпинат». Неслучайно в конце 60-х и начале 70-х годов, то есть, в самый разгар войны, отмечалось наибольшее выпадение осадков за весь период наблюдений.
После налетов американских бомбардировщиков на «Тропу» бригады вьетнамских ремонтников (в основном, это были девушки) быстро засыпали воронки.

США потеряли над Тропой Хо Ши Мина 2545 самолетов различных типов(всего же было сбито 5 тыс.самолетов и бесчисленное количество вертолетов). Из-за «Тропы», часть которой проходила по территории Лаоса, досталось и этой стране. Американцы бомбили его территорию очень интенсивно. Кроме того, взлетавшие с крупнейшей в те годы базы ВВС США Кларк-Филд на Филиппинах огромные В-52 по самой своей конструкции не были приспособлены для посадки с полным боекомплектом. В дождливую погоду, когда они не видели целей в Северном Вьетнаме, «летающие крепости» перед посадкой в Таиланде просто избавлялись от бомб над Лаосом, не заботясь о том, куда они упадут. С 1964 по 1972 годы на Лаос было сброшено 2,5 млн. тонн бомб, больше чем на нацистскую Германию во Второй мировой войне.

К началу окончательного наступления на Сайгон к 1975 году было даже завершено строительство нефтепровода на Юг для быстрого обеспечения боевых машин горючим.

С 1961 года действовала секретная судоходная линия, называемая «Тропой Хо Ши Мина на море». По ней на грузовых судах на Юг тоже доставлялось оружие и другая военная техника для партизан. Для ее функционирования был создан отдельный флот, состоящий, преимущественно из судов среднего тоннажа. Кроме перевозки грузов этот флот участвовал в освобождении островов и, даже, для перевозки политзаключенных, которым удавалось сбежать из тюрьмы острова Кондао. Ни номеров, ни названий на бортах судов не было. Некоторые даже маскировались под иностранные суда.

В настоящее время одни части «Тропы Хо Ши Мина» являются туристской достопримечательностью, другие используются для передвижения на авто и мототранспорте, третьи, отдаленные, покрылись джунглями и по ним вновь бродят дикие животные.

Прямые боевые действия между военными США и СССР во Вьетнаме

Во время вьетнамской войны были отдельные эпизоды прямого столкновения между США и СССР, а также гибели гражданских лиц из СССР. Вот некоторые из них, опубликованные в российских СМИ в разное время на основе интервью с непосредственными участниками военных действий.

Первые бои в небе Северного Вьетнама с использованием ракет ПВО «земля-воздух» против самолетов США, осуществлявших бомбардировки без объявления войны, проводили советские военные специалисты.

В 1966 году Пентагон с одобрения президента США и Конгресса разрешил командирам авианосно-ударных групп (АУГ) уничтожать в мирное время советские подводные лодки, обнаруженные в радиусе ста миль. В 1968 году советская атомная подлодка К-10 в Южно-Китайском море у берегов Вьетнама в течение 13 часов незаметно на глубине 50 метров следовала под днищем авианосца «Энтерпрайз» и отрабатывала условные атаки по нему торпедами и крылатыми ракетами, подвергаясь риску уничтожения. «Энтерпрайз» был самым большим авианосцем ВМФ США и с него большего всего осуществлялось вылетов самолетов для бомбардировок Северного Вьетнама. Об этом эпизоде войны подробно писал в апреле 2007 г. корреспондент Н.Черкашин.

В Южно-Китайском море во время войны активно работали корабли радиотехнической разведки Тихоокеанского флота СССР. С ними было два инцидента. В 1969 году в районе южнее Сайгона корабль «Гидрофон» был обстрелян южно-вьетнамскими (союзник США) патрульными катерами. Возник пожар, часть аппаратуры вышла из строя.
В другом эпизоде корабль «Пеленг» был атакован американскими бомбардировщиками. Бомбы сбрасывались по носу и по корме корабля. Жертв и разрушений не было.

2 июня 1967 г. американские самолеты обстреляли в порту Камфа теплоход «Туркестан» Дальневосточного пароходства, который перевозил различные грузы в Северный Вьетнам. Были ранены 7 человек, двое из них скончались.
В результате грамотных действий советских представителей торгового флота во Вьетнаме и работников МИДа американцам была доказана их вина в смерти гражданских лиц. Правительство США назначило семьям погибших моряков пожизненную выплату пособий.
Были случаи повреждения других торговых судов.

Последствия

Самый большой урон в этой войне понесло мирное население Вьетнама, как его южной, так и северной частей. Южный Вьетнам был залит американскими дефолиантами, в северном Вьетнаме в результате многолетних бомбардировок американской авиацией погибло много жителей, была разрушена инфраструктура.

После ухода США из Вьетнама многие американские ветераны впоследствии страдали психическими расстройствами и различного рода заболеваниями, вызванными применением диоксина, содержащегоcя в «agent orange». Американские СМИ писали о повышенном проценте самоубийств среди ветеранов вьетнамской войны по отношению к средним цифрам по США. Но официальные данные на этот счет не публиковались.
Во Вьетнаме воевали представители американской политической элиты: бывший госсекретарь Джон Керри, немало сенаторов в разное время, в том числе, Джон МакКейн, кандидат в президенты Альберт Гор. При этом, вскоре после возвращения из Вьетнама в США, Керри участвовал в антивоенном движении.
Один из бывших президентов, Дж.Буш младший, избежал Вьетнама так как в то время служил в Национальной гвардии. Его оппоненты по избирательным кампаниям изображали это как способ ухода от исполнения долга. Однако, данный факт биографии скорее косвенно сослужил ему хорошую службу. Некоторые американские политологи сделали вывод, что у любого участника войны во Вьетнаме, вне зависимости от его качеств, нет шансов стать президентом — настолько у избирателя закрепился негативный образ этой войны.

За прошедшее со времени окончания войны время по ее мотивам было создано довольно много фильмов, книг и других художественных произведений, большинство — в Америке.

Сегодня, 17 апреля, в ТАСС прошла пресс-конференция, посвященная открытию выставки «Боль твоя в моем сердце, Вьетнам. Помощь советских военных медиков братскому народу» в рамках перекрестного года России и Вьетнама

О сотрудничестве России и Вьетнама в годы войны и мира, а также о петербургской программе мероприятий перекрестного года России и Вьетнама рассказали:
— заместитель председателя Комитета по внешним связям Санкт‑Петербурга Вячеслав Калганов;
— директор Военно-медицинского музея Министерства обороны РФ Анатолий Будко;
— один из руководителей вьетнамского общества в Санкт‑Петербурге Зыонг Ти Киен.

Открытие выставки состоится 18 апреля в 15.00 в Военно-медицинском музее (ул. Введенского канала, д.6).

На выставке посетители смогут узнать малоизвестные для широкой аудитории факты об антигуманных способах ведения войны во Вьетнаме, нарушении норм международного гуманитарного права, применении и последствиях применения отравляющих и токсических средств на мирных жителей и природу страны.

Как рассказал сегодня в ходе пресс-конференции директор Военно-медицинского музея Анатолий Будко, на выставке будут представлены, например, фотографии детей, пораженных напалмом, приведены факты о бомбежке школ и больниц, а также о распылении химикатов над полями, на которых вьетнамцы выращивали продукты.

Также в экспозицию войдут ранее не выставлявшиеся предметы медицинского обеспечения, поставляемые СССР во Вьетнам, лекарства, хирургические наборы, аптечки первой помощи при отравлении ядовитыми веществами, предметы обмундирования и личные вещи вьетнамских воинов и солдат армии США. Почувствовать весь масштаб трагедии войны во Вьетнаме позволят редкие кадры фотохроники.

Выставка разделена на два больших блока: первый представляет войну, преступления против человечества, применение оружия массового поражения против народа Вьетнама и разрушения, а второй блока рассказывает о сотрудничестве и партнерстве, о повседневной жизни Вьетнама, об успехах в медицинской науке, о советско-вьетнамской дружбе и взаимопомощи в условиях войны.

Как рассказал один из руководителей вьетнамской общины в Санкт‑Петербурге тов. Зыонг Ти Киен, эта выставка открыла новые факты даже для него.

От имени Правительства Санкт‑Петербурга гостей поприветствует вице-губернатор Санкт‑Петербурга Анна Митянина. Ожидается также участие представителей Посольства Вьетнама в России.

После официальной церемонии открытия запланирована беседа с ветеранами войны во Вьетнаме, которые поделятся своими воспоминаниями и расскажут о впечатлениях от выставки. В частности, запланировано выступление ветерана войны во Вьетнаме, полковника, кандидата военных наук, профессора Алексея Ивановича Скреблюкова.

Кроме того, выступят военные медики:
— начальник Военно-медицинской академии, члену-корреспондент Российской академии наук, генерал-майор медицинской службы, профессор Александр Яковлевич Фисун;
— руководитель Института экспериментальной медицины, академик Российской академии наук, профессор, генерал-майор медицинской службы Генрих Александрович Софронов;
— полковник медицинской службы, профессор кафедры анестезиологии и реаниматологии Военно-медицинской академии, доктор медицинских наук Анатолий Ильич Левшанков.

Как рассказал сегодня на пресс-конференции заместитель председателя Комитета по внешним связям Санкт‑Петербурга Вячеслав Калганов, данная выставка является частью большого проекта «Духовное наследие Хо Ши Мина. 50 лет спустя», реализуемого городами-побратимами Санкт‑Петербургом и Хошимином по случаю 50-летия со дня смерти вьетнамского лидера Хо Ши Мина. 17-19 мая в рамках этого проекта в Санкт‑Петербурге будут организованы Дни Хошимина. Осенью текущего года в Санкт‑Петербурге будет экспонироваться выставка Музея жертв войны из г.Хошимина.

Видеотрансляцию с пресс-конференции можно посмотреть на сайте ТАСС по ссылке: https://www.tassphoto.com/ru/asset/fullTextSearch/SL/VIDEOPRESS/page/1 (Раздел Видео.Прессцентр, запись № 32797454)

Боль Милай | Статьи | Известия

Ранним утром 16 марта 1968 года вертолеты доставили сотню американских солдат и офицеров в район деревушки Милай-4 на территории, которую в целом контролировали силы коммунистического Южного Вьетнама. Перед десантом была поставлена задача — зачистить селение от вьетконговцев. Вооруженных людей в деревне не оказалось, что, однако, не помешало американцам устроить настоящую бойню, вошедшую в историю как один из самых постыдных для США эпизодов бесславно завершившейся войны во Вьетнаме. О хронологии трагедии, ставшей одним из символов военных преступлений, и ее последствиях — в материале портала iz.ru.

Найти и уничтожить

Операцию в деревне Милай-4 и соседних селениях общины Сонгми на северо-восточном побережье Вьетнама американское военное командование решило провести для «реализации» полученной разведкой информации. Судя по ней, в Милай укрывались хорошо подготовленные бойцы из 48-го батальона Национального фронта освобождения Южного Вьетнама (Вьетконг). Однако оперативные данные оказались недостоверными: войдя в деревню, рота Charlie 1-го батальона 20-го пехотного полка в составе 23-й пехотной дивизии обнаружила там лишь детей, стариков и женщин, варивших рис на завтрак.

Жители деревни Милай перед расстрелом

Фото: Global Look Press

Тут уместно отметить, что практически не обстрелянная рота, переброшенная во Вьетнам в декабре 1967-го, к тому моменту потеряла порядка 40 человек, даже практически не вступая в боестолкновения с противником — в основном при взрыве мин-ловушек. Среди погибших был пользовавшийся авторитетом штаб-сержант Джордж Кокс. Во время поминальной службы по нему командир роты капитан Эрнест Медина пообещал отомстить за смерть товарища. Возможно, именно эта жажда поквитаться с врагом и стала триггером последующих ужасающих событий. Судя по данным позднее показаниям солдат, на вопрос о том, кого они должны зачистить, Медина ответил: «Все они вьетконговцы, так что ступайте и грохните их». После этих слов командира солдаты начали беспорядочный расстрел сельчан, насилуя женщин, собирая крестьян в группы, убивая без разбора, поджигая хижины и другие постройки, уничтожая запасы еды и источники воды.

Один из самых известных авторов журнала The New Yorker, журналист Сеймур Херш, провел расследование бойни в Милай. Опрашивая очевидцев событий, он пообщался, в частности, с одним из солдат роты Charlie Майклом Терри, по словам которого в какой-то момент американцы выстроили 20–30 сельчан перед траншеей и расстреляли. «Они поставили их группой у канавы — прямо как делали нацисты. Потом один из офицеров приказал парню с пулеметом убить всех, но тот просто не смог этого сделать. Он бросил пулемет наземь, а офицер поднял его», — приводил Херш слова Терри.

Американский солдат поджигает дом в деревне Милай

Фото: commons. wikimedia.org

По разным данным, жертвами бойни стали от 347 до 504 безоружных вьетнамцев. Фактически результатом операции стали лишь три обнаруженных единицы оружия. Правда, и карательный отряд понес потери — если можно так выразиться: рядовой первого класса Герберт Картер получил ранение в ногу, перезаряжая пистолет (правда, позднее он утверждал, что умышленно выстрелил в себя, чтобы его эвакуировали с места бойни).   

Поддержка с воздуха

Хью Томпсон-младший

Фото: commons.wikimedia.org

Спасителем оставшихся в живых жителей Милай оказался пилот вертолета-корректировщика старший прапорщик Хью Томпсон-младший, машина которого вместе с еще парой вертолетов должна была при необходимости помочь наземным силам. Заметив творящееся в деревне, Томпсон посадил свой вертолет, попросив обоих стрелков взять на прицел группу солдат во главе с командиром взвода лейтенантом Уильямом Келли — они направлялись к пытавшимся укрыться от разъяренных американцев местным жителям. Пилот заявил лейтенанту, что собирается вывезти гражданских в безопасное место. Сеймур Херш в своем расследовании дает ответ лейтенанта: «Единственное, что поможет им убраться отсюда, — это ручная граната». Томпсон связался с экипажем другого вертолета, попросив помочь в эвакуации мирных жителей. Келли после этой стычки с пилотом отдал по рации несколько указаний своим бойцам, и стрельба в деревне наконец стихла.

Бумага всё стерпит

Хотя бойня в Милай-4, по сути, была удивительным по своей жестокости убийством безоружных людей, на стол командиров легли рапорты об успешно проведенной боевой операции, в ходе которой были ликвидированы более 120 вьетконговцев, при этом от перекрестного огня погибли еще около 20 гражданских. Военная газета Stars and Stripes также сообщила своим читателям об успешном боевом выходе. Из-за жертв среди мирного населения расследование всё же провели — скорее формальное, чем доскональное. После бесед с несколькими побывавшими в Милай-4 солдатами бригадный генерал Джордж Янг направил своему начальству отчет, согласно которому гибель двух десятков гражданских была непреднамеренной.

Преступление без наказания

После такого рапорта история, казалось бы, могла уже навеки упокоиться в папках военных архивов, если бы не один из солдат 11-й бригады. Рон Райденауэр не был в Милай-4, о расправе он узнал от сослуживцев и просто не смог промолчать.

«Отправив письма президенту Ричарду Никсону, в Пентагон, Госдепартамент, комитет начальников штабов и нескольким членам конгресса, Райденауэр также дал интервью журналисту-расследователю Сеймуру Хершу, опубликовавшему статью в ноябре 1969 года», — вспоминает телеканал History.

Траншея, где были расстреляны 170 жителей деревни Милай

Фото: commons.wikimedia.org/Adam63

Рассказ Райденауэра в изложении Херша был опубликован ведущими американскими СМИ и получил международный резонанс. Тут избежать полноценного расследования событий в Милай-4, несмотря на попытки военных замять скандал и скрыть правду, уже не удалось. Результатом расследования Пирса (работой руководил генерал-лейтенант Уильям Пирс) стал опубликованный в марте 1970 года доклад, согласно которому к ответственности предлагалось привлечь не менее 28 солдат и офицеров, участвовавших в сокрытии преступления.

«Обвинения позднее были выдвинуты лишь в отношении 14 человек, включая Келли, капитана Эрнеста Медину и полковника Орана Хендерсона, которым вменялись преступления, связанные с событиями в Милай, — говорится в ретроспективном материале History. — Все они были оправданы, исключением стал Келли. Его признали виновным в предумышленном убийстве из-за приказов провести расстрел, хоть он и уверял, что лишь следовал приказам своего непосредственного командира — капитана Медины».

В марте 1971 года Келли получил пожизненный срок по обвинениям в убийстве 22 невооруженных вьетнамцев. Однако американские патриоты, не способные смириться с таким ударом по репутации военных, устроили масштабную кампанию в его защиту — писали в Белый дом, украшали машины наклейками «Свободу Келли» и т. д. В итоге пожизненный срок лейтенанту скостили до 20 лет, потом — до 10, а в 1974 году его и вовсе освободили, воспользовавшись массой лазеек в судебной системе. Примечательно, что приговор ему был вынесен 31 марта, а уже на следующий день, 1 апреля, будто бы подчеркивая бутафорский, шуточный характер вердикта, по указу президента Ричарда Никсона наказание Келли смягчили: из тюрьмы на базе Форт-Ливенуорт его перевели под домашний арест.   

Без вины виноватый

Кто действительно пострадал, так это старший прапорщик Томпсон (позднее он дослужился до майора). Первое сообщение о творящихся в деревне ужасах он передал по рации, еще находясь в Милай. В тот же день он направил рапорт командиру в составе оперативной группы Barker. Благодаря этому подполковник Фрэнк Баркер отдал приказ прекратить все зачистки в общине Сонгми и дальнейший беспредел удалось предотвратить.  

В 1970 году на следствии он давал показания — по сути, на своих же боевых товарищей. Отношения с сослуживцами после этого уже не могли быть безоблачными, однако Томпсон продолжил службу и вышел в отставку только в 1983 году. Перенесенное во Вьетнаме и последующая травля со стороны «защитников» попавших под следствие военных не прошли даром: их результатом стал посттравматический синдром, алкоголизм и развод с женой. И еще — Солдатская медаль, высшая награда Армии США за храбрость, проявленную без непосредственного участия в боевых действиях. Ее Томпсон получил вместе с двумя членами своего экипажа — стрелками Лоуренсом Колберном и Гленном Андреоттой (последний был награжден посмертно). Томпсон умер в 2006 году, Колберн — спустя 10 лет. Главные фигуранты дела — лейтенант Келли и капитан Медина — живы до сих пор.

Фото: Getty Images/Bettmann

Расправа в Милай — не единственный, хотя и один из самых известных и страшных, пример гибели мирных жителей в ходе Вьетнамской войны. Эпизоды, подобные бойне в Милай, помогали распространению в Америке антивоенных настроений. Выступления пацифистов сыграли не последнюю роль в сокращении масштабов и полном окончании конфликта. Американские военные потери, согласно данным, которые приводила Би-би-си, составили более 58 тыс. человек. Жертв среди гражданского населения Вьетнама — только по официальным данным — было около 2 млн человек.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

Вьетнам | JFK Library

В начале 1960-х годов военное присутствие США во Вьетнаме усилилось, поскольку коррупция и внутренние разногласия угрожали правительству президента Южного Вьетнама Нго Динь Зьема.

После Второй мировой войны французы попытались восстановить колониальный контроль над регионом, известным как Французский Индокитай — сегодня это страны Вьетнама, Камбоджи и Лаоса. После поражения французов Вьетнам был разделен Женевским соглашением 1954 года на коммунистический Северный Вьетнам и некоммунистический Южный Вьетнам.Соединенные Штаты поддержали военное правительство на Юге и решение его лидера Нго Динь Зьема не допустить проведения свободных выборов, которые могли привести к объединению страны под контролем коммунистов. Партизанские силы, поддерживаемые коммунистическим правительством Севера, инициировали серию атак в Южном Вьетнаме, и Женевское соглашение начало рушиться.

Теория домино

Внешняя политика США после Второй мировой войны основывалась на цели сдерживания коммунизма и на положениях так называемой «теории домино» — если одна страна пала перед коммунизмом, то и окружающие страны пали, как костяшки домино.В ответ на эту угрозу в 1955 году была создана Организация Договора о Юго-Восточной Азии (СЕАТО) для предотвращения коммунистической экспансии, а президент Дуайт Д. Эйзенхауэр направил около 700 военнослужащих, а также военную и экономическую помощь правительству Южного Вьетнама. Усилия потерпели неудачу, когда Джон Ф. Кеннеди стал президентом.

Внутренние подразделения

Коррупция, религиозные разногласия и растущие успехи вьетконговских партизан ослабили южновьетнамское правительство Нго Динь Дьема.Дьем был католиком, и публичные протесты против репрессий против буддистов угрожали стабильности его режима. Кеннеди ускорил поток американской помощи и постепенно увеличил количество военных советников США до более чем 16 000 человек. В то же время он настаивал на том, чтобы правительство Зьема навело порядок и провело давно назревшие политические и экономические реформы.

Ситуация не улучшилась. В сентябре 1963 года президент Кеннеди заявил в интервью: «В конечном счете, это их война.Это они должны выиграть или проиграть. Мы можем помочь им, мы можем дать им оборудование, мы можем послать туда наших людей в качестве советников, но они должны победить, народ Вьетнама, против коммунистов… Но я не согласен с теми, кто говорит, что мы следует отозвать. Это было бы большой ошибкой… [Соединенные Штаты] приложили все усилия, чтобы защитить Европу. Теперь Европа вполне безопасна. Мы также должны участвовать — нам это может не нравиться — в защите Азии».

Низвержение Дьема

Через несколько недель, 1 ноября 1963 года, правительство Южного Вьетнама было свергнуто.Переворот получил молчаливое одобрение администрации Кеннеди. Президент Дьем был убит после того, как отказался от американского предложения безопасности, если он согласится уйти в отставку.

В последние недели своей жизни президент Кеннеди боролся с будущим обязательств Соединенных Штатов во Вьетнаме. Увеличил бы он военное вмешательство или договорился бы о выводе военного персонала, до сих пор вызывает горячие споры среди историков и чиновников, служивших в администрациях президента Кеннеди и президента Линдона Б.Джонсон.

Водопад Домино

Военная помощь Соединенных Штатов Вьетнаму увеличилась в 1964 году. К 1965 году президент Джонсон разрешил американским войскам начать военные действия и начал систематические бомбардировки Северного Вьетнама. К 1968 году численность вооруженных сил США превысила 500 000 человек. Во время президентской кампании того года американцы были глубоко разделены ухудшением военно-политической ситуации во Вьетнаме.

В мае 1968 года президент Джонсон объявил, что вскоре в Париже начнутся официальные мирные переговоры. Переговоры зашли в тупик в течение последних восьми месяцев президентства Джонсона, и тупик продолжался в первые годы правления администрации Ричарда Никсона. Наконец, в январе 1973 года соглашение было достигнуто, и президент Никсон приказал прекратить все наступательные действия США против Северного Вьетнама.

В январе 1975 года Северный Вьетнам начал массированное вторжение в Южный Вьетнам. Через несколько месяцев северовьетнамцы захватили столицу Сайгон, а из посольства США эвакуировали последних американцев.Американская война во Вьетнаме закончилась. Погибло более 3 миллионов вьетнамцев и 58 000 американцев.

Дети войны во Вьетнаме | Путешествие

Когда-то многие избегали вьетнамских амеразийцев, теперь они празднуют свое наследие (праздник в Сан-Хосе в 2008 году). На подобном собрании многие плакали, когда им представили амеразийскую семью, только что прибывшую в Соединенные Штаты. Екатерина Карнов

Они выросли как остатки непопулярной войны, охватив два мира, но не принадлежа ни к одному из них. Большинство из них никогда не знали своих отцов. Многие были брошены матерями у ворот детских домов. Некоторые были выброшены в мусорные баки. Одноклассники издевались над ними, колотили их и высмеивали черты, которые придавали им лицо врага — круглые голубые глаза и светлая кожа или смуглая кожа и жесткие вьющиеся волосы, если их отцы-солдаты были афроамериканцами. Им суждено было стать беспризорниками и попрошайками, жить на улицах и в парках городов Южного Вьетнама, одержимые единственной мечтой: попасть в Америку и найти своих отцов.

Но ни Америка, ни Вьетнам не хотели, чтобы дети, известные как амеразийцы, которых вьетнамцы обычно отвергали как «детей праха» — ничтожных, как пылинки, от которых нужно отмахнуться. «Забота об этих несчастных детях и их благополучие… никогда не считались и не считаются сферой ответственности правительства», — говорится в заявлении министерства обороны США от 1970 года. «Нашему обществу не нужны эти плохие элементы», — сказал десятилетие спустя вьетнамский директор отдела социального обеспечения в Хошимине (бывшем Сайгоне). Став взрослыми, некоторые амеразийцы сказали бы, что с самого начала чувствовали себя проклятыми. Когда в начале апреля 1975 года Сайгон был захвачен коммунистическими войсками с севера и распространились слухи о том, что южане, связанные с Соединенными Штатами, могут быть убиты, президент Джеральд Форд объявил о планах эвакуации 2000 сирот, многие из которых были выходцами из Америки. Первый официальный рейс операции «Бэбилифт» разбился на рисовых полях за пределами Сайгона, в результате чего погибли 144 человека, в основном дети. Южновьетнамские солдаты и гражданские лица собрались на этом месте, одни, чтобы помочь, другие, чтобы грабить мертвых.Несмотря на катастрофу, программа эвакуации продолжалась еще три недели.

«Я помню тот рейс, который разбился», — говорит Нгуен Тхи Фуонг Туи. «Мне было около 6, и я играл в мусорке возле приюта. Я помню, как держал монахиню за руку и плакал, когда мы услышали. Мы все как будто родились под темной звездой». Она остановилась, чтобы промокнуть глаза салфеткой. Туи, которую я встретил во время поездки во Вьетнам в марте 2008 года, сказала, что никогда не пыталась найти своих родителей, потому что понятия не имела, с чего начать.Она вспоминает, как ее приемные родители-вьетнамцы спорили из-за нее, а муж кричал: «Зачем тебе амеразийка?» Вскоре ее отправили жить в другую семью.

Туи, похоже, была рада найти кого-то, кто интересуется ее мучениями. За кофе с кока-колой в вестибюле гостиницы она говорила тихим, ровным голосом о насмешках «собаки-полукровки», которые слышала от соседей, о том, что ей отказали в карточке на еду, о том, как она ускользнула из своей деревни до того, как другие встанут в восход солнца, чтобы часами сидеть в одиночестве на пляже и принимать снотворное ночью, чтобы забыть о дне.Волосы у нее были длинные и черные, лицо угловатое и привлекательное. На ней были джинсы и футболка. Она выглядела такой же американкой, как и все, кого я мог встретить на улицах Де-Мойна или Денвера. Как и большинство амеразийцев, оставшихся во Вьетнаме, она была необразованной и неквалифицированной. В 1992 году она встретила другую американскую сироту, Нгуен Ань Туана, который сказал ей: «У нас нет родительской любви. Мы фермеры и бедняки. Мы должны заботиться друг о друге». Они поженились, у них родились две дочери и сын, которому сейчас 11 лет, и которого Туи представляет как образ американского отца, которого она никогда не видела.«Что бы он сказал сегодня, если бы узнал, что у него есть дочь, а теперь и внук, ожидающий его во Вьетнаме?» она спросила.

Никто не знает, сколько амеразийцев родилось — и в конечном итоге осталось во Вьетнаме — во время десятилетней войны, закончившейся в 1975 году. связи с иностранцами остались незарегистрированными. По данным Amerasian Independent Voice of America и Amerasian Fellowship Association, группы защиты интересов, недавно сформированной в Соединенных Штатах, во Вьетнаме осталось не более нескольких сотен амеразийцев; группы хотели бы привезти их всех в Соединенные Штаты.Остальные — около 26 000 мужчин и женщин, которым сейчас от 30 до 40 лет, вместе с 75 000 вьетнамцев, которых они считали родственниками, — начали переселяться в Соединенные Штаты после того, как представитель Коннектикута Стюарт Б. МакКинни назвал их отказ «национальным позором» в 1980 году. и призвал соотечественников взять на себя ответственность за них.

Но не более 3 процентов нашли своих отцов на приемной родине. Хороших рабочих мест было мало. Некоторые амеразийцы были уязвимы к наркотикам, становились членами банд и попадали в тюрьму.Половина из них оставались неграмотными или полуграмотными как на вьетнамском, так и на английском языках и так и не стали гражданами США. Основное вьетнамско-американское население смотрело на них свысока, полагая, что их матери были проститутками, что иногда имело место, хотя многие из детей были плодом длительных любовных отношений, включая браки. Упомяните, что амеразийцы закатывают глаза и повторяют старую поговорку во Вьетнаме: «Дети без отца — как дом без крыши».

Резни, которых опасался президент Форд, так и не произошло, но коммунисты, пришедшие на юг после 1975 года, чтобы управлять воссоединенным Вьетнамом, едва ли были доброжелательными правителями. Многие детские дома были закрыты, а амеразийцы и другие подростки были отправлены на сельские рабочие фермы и в лагеря перевоспитания. Коммунисты конфисковали богатство и собственность и разрушили многие дома тех, кто поддерживал поддерживаемое американцами правительство Южного Вьетнама. Матери амеразийских детей уничтожили или спрятали фотографии, письма и официальные документы, свидетельствующие об их связях с американцами.«Моя мать все сожгла», — говорит Уильям Тран, 38-летний инженер-компьютерщик из Иллинойса. «Она сказала:« У меня не может быть сына по имени Уильям, когда вокруг вьетконговцы». Как будто вся твоя личность была сметена». Тран приехал в Соединенные Штаты в 1990 году после того, как его мать снова вышла замуж, а отчим выгнал его из дома.

Хой Тринь был еще школьником в неспокойные послевоенные годы, когда он и его родители-учителя, оба вьетнамцы, были изгнаны из Сайгона и, присоединившись к исходу двух миллионов южан, были вынуждены перебраться в одну из «новых экономических зон», чтобы стать фермерами. .Он помнит, как насмехался над амеразийцами. Почему? «Тогда мне и в голову не приходило, насколько это жестоко. На самом деле нужно было следовать за толпой, копировать то, как на них смотрело общество в целом. Они выглядели так иначе, чем мы… Они были не из Они были бедны. В основном жили на улице и не ходили в школу, как мы».

Я спросил Трин, как амеразийцы реагировали на столкновения в те дни. «Насколько я помню, — сказал он, — они просто смотрели вниз и уходили».

В конце концов Трин покинул Вьетнам со своей семьей, уехал в Австралию и стал юристом.Когда я впервые встретил его в 1998 году, ему было 28 лет, и он работал в своей спальне в тесной квартире в Маниле, которую он делил с 16 обедневшими американцами и другими вьетнамскими беженцами. Он представлял на безвозмездной основе около 200 амеразийцев и членов их семей, разбросанных по Филиппинам, и вел переговоры о своем будущем с посольством США в Маниле. В течение десятилетия Филиппины были своего рода приютом на полпути, где американцы могли провести шесть месяцев, изучая английский язык и готовясь к своей новой жизни в Соединенных Штатах. Но официальные лица США аннулировали визы этих 200 человек по разным причинам — драки, чрезмерное употребление алкоголя, проблемы со здоровьем, «антиобщественное» поведение. Вьетнам не принял их обратно, а правительство Манилы утверждало, что Филиппины были лишь транзитным центром. Они жили в безгосударственной сумеречной зоне. Но в течение пяти лет Трину удалось переселить большую часть амеразийцев и множество вьетнамских лодочников, оказавшихся в ловушке на Филиппинах, в Соединенные Штаты, Австралию, Канаду и Норвегию.

Когда один из амеразийцев в филиппинском лагере беженцев покончил жизнь самоубийством, Трин усыновила 4-летнего сына этого человека и помогла ему стать гражданином Австралии. «Только когда я поехал на Филиппины, я узнал о проблемах и испытаниях амеразийцев во Вьетнаме», — сказал мне Трин. «Я всегда считал, что что посеешь, то и получишь. Если к нам относиться справедливо и с нежностью, мы вырастем именно такими. Амеразийцы, скорее всего, вырастут не способными думать, рационализировать или действовать, как другие «нормальные» люди. »

После поражения при Дьенбьенфу в 1954 году и вынужденного ухода из Вьетнама после почти столетия колониального господства Франция быстро эвакуировала 25 000 вьетнамских детей французского происхождения и предоставила им гражданство. Для амеразийцев путь к новой жизни будет намного сложнее. Около 500 из них уехали в Соединенные Штаты с одобрения Ханоя в 1982 и 1983 годах, но Ханой и Вашингтон, не имевшие тогда дипломатических отношений, не могли договориться о том, что делать с подавляющим большинством, оставшимся во Вьетнаме.Ханой настаивал на том, что они были американскими гражданами, которые не подвергались дискриминации и, следовательно, не могли быть классифицированы как политические беженцы. Вашингтон, как и Ханой, хотел использовать амеразийцев в качестве рычага для решения более крупных проблем между двумя странами. Только в 1986 году в ходе секретных переговоров, охвативших ряд разногласий, Вашингтон и Ханой провели прямые переговоры о будущем амеразийцев.

Но к тому времени жизни американского фотографа, конгрессмена из Нью-Йорка, группы старшеклассников на Лонг-Айленде и 14-летнего американо-азиатского мальчика по имени Ле Ван Минь неожиданно переплелись, чтобы изменить ход истории.

В октябре 1985 года фотограф Newsday Одри Тирнан, 30 лет, выполнявшая командировку в Хошимин, почувствовала, как ее штанину дернули. «Я думала, что это собака или кошка, — вспоминает она. «Я посмотрел вниз, и там был Мин. Это разбило мне сердце». Минь, с длинными ресницами, карими глазами, несколькими веснушками и красивым европеоидным лицом, двигался всеми четырьмя конечностями, как краб, вероятно, в результате полиомиелита. Мать Мина выгнала его из дома, когда ему было 10 лет, и в конце каждого дня его друг Ти носил раненого мальчика на спине в переулок, где они спали.В тот день в 1985 году Мин посмотрел на Тирнана с намеком на задумчивую улыбку и протянул цветок, который он сделал из алюминиевой обертки в пачке сигарет. Фотография, сделанная Тирнаном, была напечатана в газетах по всему миру.

В следующем году четверо учеников старшей школы Хантингтона на Лонг-Айленде увидели фотографию и решили что-то сделать. Они собрали 27 000 подписей под петицией о доставке Миня в Соединенные Штаты для оказания медицинской помощи. Они обратились за помощью к Тирнану и своему конгрессмену Роберту Мразеку.

«Забавно, не правда ли, что то, что изменило так много жизней, произошло от идеализма некоторых старшеклассников», — говорит Мразек, покинувший Конгресс в 1992 году и сейчас пишущий историческую прозу и документальную литературу. Мразек вспоминает, как говорил студентам, что переезд Миня в Соединенные Штаты маловероятен. Вьетнам и США были врагами и не имели официальных контактов; в этот низкий момент иммиграция полностью прекратилась. Гуманитарные соображения не имели значения. «Я вернулся в Вашингтон, чувствуя себя очень виноватым, — говорит он.«Студенты пришли ко мне, думая, что их конгрессмен может изменить мир, а я, по сути, сказал им, что не могу». Но, спрашивал он себя, можно ли найти кого-нибудь в Государственном департаменте США и кого-нибудь из вьетнамской делегации в Организации Объединенных Наций, готовых сделать исключение? Мразек начал звонить по телефону и писать письма.

Несколько месяцев спустя, в мае 1987 года, он вылетел в Хошимин. Мразек нашел высокопоставленного вьетнамского чиновника, который думал, что помощь Миню может привести к улучшению отношений с Соединенными Штатами, и конгрессмен убедил большинство своих коллег в Палате представителей потребовать помощи с визой Миня.Он мог привести мальчика домой с собой. Едва Мразек ступил на вьетнамскую землю, как за ним последовали дети. Это были амеразийцы. Некоторые называли его «папа». Они потянули его за руку, чтобы направить к закрытой церкви, где они жили. Еще 60 или 70 амеразийцев расположились лагерем во дворе. Припев, который постоянно слышал Мразек, был: «Я хочу отправиться в землю моего отца».

«Меня просто поразило, — говорит Мразек. «Мы говорили не только об одном мальчике. Этих детей было много, и они были болезненным напоминанием вьетнамцам о войне и обо всем, чего она им стоила.Я подумал: «Ну, мы вернем одного». Давайте вернем их всех, хотя бы тех, кто хочет прийти». »

Двести старшеклассников Хантингтона были готовы встретить Миня, Мразека и Тирнана, когда их самолет приземлился в международном аэропорту Кеннеди в Нью-Йорке.

Мразек устроил двух своих соседей из Сентерпорта, штат Нью-Йорк, Джина и Нэнси-Кинни, которые стали приемными родителями Миня. Его возили к ортопедам и неврологам, но его мышцы настолько атрофировались, что «в ногах почти ничего не осталось», — говорит Нэнси.Когда Мину было 16 лет, Кинни отвезли его на Мемориал ветеранов Вьетнама в Вашингтоне, округ Колумбия, толкая его в новой инвалидной коляске и делая паузы, чтобы мальчик мог изучить стену из черного гранита. Минь задался вопросом, был ли его отец среди 58 000 имен, выгравированных на нем.

«Минь прожил с нами 14 месяцев и в конце концов оказался в Сан-Хосе, штат Калифорния, — говорит Нэнси, физиотерапевт. «У нас было много проблем с его воспитанием. Он очень сопротивлялся школе и не хотел вставать по утрам.Он хотел поужинать в полночь, потому что тогда он ел на улице во Вьетнаме». Со временем Минь успокоился и привык к обычному распорядку дня. «Я просто вырос», — вспоминал он. Миню сейчас 37 лет, он распространяет газеты , по-прежнему регулярно разговаривает по телефону с Кинни, называя их мамой и папой.

Тем временем Мразек обратил свое внимание на принятие Закона о возвращении домой в Амеразию, автором и спонсором которого он являлся. В конце концов он обошел обычные процедуры Конгресса и вставил свой трехстраничный иммиграционный законопроект в 1194-страничный законопроект об ассигнованиях, который Конгресс быстро одобрил, а президент Рональд Рейган подписал в декабре 1987 года.Новый закон предусматривал ввоз амеразийцев в Соединенные Штаты в качестве иммигрантов, а не беженцев, и разрешал въезд почти всем, у кого была хоть малейшая черта западной внешности. У амеразийцев, которых так презирали во Вьетнаме, был паспорт — их лица — к новой жизни, и, поскольку они могли взять с собой членов семьи, вьетнамцы, ищущие свободный проход в Америку, осыпали их подарками, деньгами и вниманием. Одним росчерком пера дети праха стали детьми золота.

«Это было дико», — говорит 40-летний Тайлер Чау Причард, который живет в Рочестере, штат Миннесота, и был частью американо-азиатской эмиграции из Вьетнама в 1991 году. «Внезапно все во Вьетнаме полюбили нас. Мы словно гуляли по облакам. Мы были их талонами на питание, и люди предлагали много денег американцам, желающим объявить их матерями, бабушками и дедушками, братьями и сестрами».

На черном рынке стали появляться поддельные свидетельства о браке и свидетельства о рождении. Взятки для чиновников, которые подменяют фотографии и иным образом изменяют документы для «семьи», ходатайствующей о выезде, прошли через министерство иностранных дел.Как только «семьи» добрались до Соединенных Штатов и зарегистрировались в одном из 55 транзитных центров, от Ютики, штат Нью-Йорк, до округа Ориндж, штат Калифорния, новые иммигранты часто бросали своих американо-азиатских благодетелей и уходили сами.

Вскоре неофициальные отчеты начали подробно описывать проблемы психического здоровья в американо-азиатском сообществе. «Мы слышали истории о самоубийствах, глубоко укоренившейся депрессии, неспособности приспособиться к приемным семьям», — говорит Фред Бемак, профессор Университета Джорджа Мейсона, который специализируется на проблемах психического здоровья беженцев и был завербован Национальным институтом психического здоровья. чтобы определить, что пошло не так.«Мы никогда не видели ничего подобного ни с одной группой беженцев».

Многие амеразийцы преуспели на своей новой земле, особенно те, кого вырастили их матери-вьетнамки, те, кто выучил английский язык, и те, кто оказался у любящих приемных или приемных родителей в Соединенных Штатах. Но в ходе опроса 170 вьетнамских амеразийцев по всей стране в 1991–1992 годах Бемак обнаружил, что около 14 процентов пытались покончить жизнь самоубийством; 76% хотели хотя бы изредка вернуться во Вьетнам. Большинство стремились найти своего отца, но только 33 процента знали его имя.

«У амеразийцев была 30-летняя травма, и вы не можете просто исправить это за короткий промежуток времени или отменить то, что случилось с ними во Вьетнаме», — говорит Сэнди Данг, вьетнамский беженец, приехавший в Соединенные Штаты в 1981 году и провела информационно-пропагандистскую программу для азиатской молодежи в Вашингтоне, округ Колумбия. «В основном они были нежелательными детьми. Во Вьетнаме их не принимали как вьетнамцев, а в Америке их не считали американцами. Они искали любовь, но обычно не находили ее. Я думаю, что из всех иммигрантов в Соединенных Штатах амеразийцам было труднее всего найти американскую мечту.»

Но амеразийцы также выжили, их характер закален тяжелыми временами, и они не только выдержали испытания во Вьетнаме и Соединенных Штатах, но и постепенно формируют культурную идентичность, основанную на гордости, а не на унижении, того, что они американцы. Мрачные тени прошлого отступают, даже во Вьетнаме, где исчезла дискриминация амеразийцев. Они учатся использовать американскую политическую систему в своих интересах и лоббировали в Конгрессе принятие законопроекта, который предоставит гражданство всем амеразийцам в Соединенных Штатах.А под эгидой таких групп, как Ассоциация американо-азиатского братства, они проводят по всей стране региональные «праздники» — сидячие обеды с музыкой и речами и ведущими в смокингах, — которые привлекают 500 или 600 «братьев и сестер» и отмечают американо-азиатский праздник. сообщество как уникальное иммигрантское население.

Джимми Миллер, инспектор по качеству Triumph Composite Systems Inc., компании, производящей детали для самолетов Boeing, считает себя одним из счастливчиков.Бабушка в Вунгтау приютила его, а мать отсидела пять лет в лагере перевоспитания за попытку бежать из Вьетнама. Он говорит, что его бабушка наполнила его любовью и наняла «подпольного» учителя, чтобы обучать его английскому языку. «Если бы она этого не сделала, я был бы неграмотным», — говорит Миллер. В возрасте 22 лет, в 1990 году, он приехал в Соединенные Штаты с образованием третьего класса и сдал GED, чтобы получить аттестат об окончании средней школы. Было легко убедить сотрудника консульства США, который брал у него интервью в Хошимине, что он был сыном американца.У него была фотография его отца, сержанта. Майор Джеймс А. Миллер II обменивается свадебными клятвами с матерью Джимми, Ким, которая в то время была им беременна. Он и по сей день носит картину в своем кошельке.

Отец Джимми, Джеймс, уволился из армии США в 1977 году после 30-летней карьеры. В 1994 году он сидел со своей женой Нэнси на качелях на заднем дворе их дома в Северной Каролине, оплакивая потерю своего сына от предыдущего брака Джеймса III, который умер от СПИДа несколькими месяцами ранее, когда зазвонил телефон. .На линии была сестра Джимми, Трин, звонившая из Спокана, и в типично прямой вьетнамской манере, прежде чем даже поздороваться, она спросила: «Вы отец моего брата?» «Прошу прощения?» Джеймс ответил. Она повторила вопрос, сказав, что выследила его с помощью письма с почтовым штемпелем Фейетвилля, которое он написал Ким несколько лет назад. Она дала ему номер телефона Джимми.

Джеймс позвонил своему сыну через десять минут, но неправильно произнес его вьетнамское имя — Нят Тунг, — и Джимми, который четыре года искал своего отца, вежливо сказал звонившему, что ошибся номером, и повесил трубку.Его отец перезвонил. — Твою мать зовут Ким, верно? он сказал. «Твой дядя Марсель? Твоя тетя Фуонг Зунг, знаменитая певица?» Джимми отвечал утвердительно на каждый вопрос. Наступила пауза, пока Джеймс переводил дыхание. «Джимми, — сказал он, — мне нужно тебе кое-что сказать. Я твой отец».

«Я не могу передать вам, как мне было щекотно, когда Джим признался своему собственному ребенку», — говорит Нэнси. «Я никогда в жизни не видела человека более счастливого. Он снял трубку и сказал: «Мой сын Джимми жив!» Нэнси хорошо понимала эмоции, охватившие ее мужа и нового пасынка; она родилась в Германии. вскоре после Второй мировой войны дочь У.С. военнослужащий, которого она никогда не знала, и мать-немка.

В течение следующих двух лет Миллеры несколько раз пересекали страну, чтобы провести недели с Джимми, который, как и многие амеразийцы, взял фамилию своего отца. «Эти амеразийцы просто потрясающие, — сказала Нэнси. «Им приходилось ломать голову за все. Но знаете, единственное, о чем просил этот мальчик? Это была безусловная отцовская любовь. Это все, чего он когда-либо хотел». Джеймс Миллер умер в 1996 году в возрасте 66 лет, когда танцевал с Нэнси на рождественской вечеринке.

Прежде чем вылететь в Сан-Хосе, штат Калифорния, на американо-азиатский банкет, я позвонил бывшему члену Палаты представителей Бобу Мразеку, чтобы спросить, как он относится к Закону о возвращении домой в связи с его 20-летием. Он сказал, что были времена, когда он сомневался в мудрости своих усилий. Он упомянул случаи мошенничества, амеразийцев, не приспособившихся к новой жизни, отцов, отвергших своих сыновей и дочерей. «Эти вещи чертовски угнетали меня, зная, что так часто наши добрые намерения срывались», — сказал он.

Но подождите, сказал я, это старые новости. Я рассказал ему о Джимми Миллере и о Саран Байнум, американке, офис-менеджере актрисы и певицы Куин Латифы и владелице собственного ювелирного бизнеса. (Байнам, которая потеряла свой дом в Новом Орлеане во время урагана Катрина, говорит: «Жизнь прекрасна. Я считаю, что мне повезло, что я жив».) Я рассказал ему о двойнике Тайгера Вудса Кан Оксельсоне, который имеет степень бакалавра в университете. из Сан-Франциско, имеет степень магистра Гарварда и является деканом одной из самых престижных подготовительных школ Лос-Анджелеса, Гарвард-Уэстлейк в Северном Голливуде. И я рассказал ему об амеразийцах, которые отделались пособиями и дают голос когда-то забытым детям далекой войны.

«Ты сделал мой день лучше», — сказал Мразек.

Огромный китайский ресторан в торговом центре Сан-Хосе, где амеразийцы собрались на свой гала-ужин, быстро заполнился. Билеты стоили 40 долларов и 60 долларов, если гость хотел вина и «VIP-место» возле сцены. Пластиковые цветы украшали каждый стол, а на стенах висели золотые драконы. Рядом с американским флагом стоял флаг Южного Вьетнама, страны, которой не существует уже 34 года.Почетный караул из пяти бывших южновьетнамских военнослужащих лихо промаршировал перед залом. Ле Тхо, бывший лейтенант, который провел 11 лет в лагере перевоспитания, обратил на них внимание, когда на корявой записи прозвучали национальные гимны Соединенных Штатов и Южного Вьетнама. Некоторые в зале плакали, когда был представлен почетный гость Тран Нгок Зунг. Зунг, ее муж и шестеро детей прибыли в Соединенные Штаты всего двумя неделями ранее, покинув Вьетнам благодаря Закону о возвращении домой, который остается в силе, но в наши дни подается мало заявлений. Транс были фермерами и не говорили по-английски. Впереди был трудный путь, но Дунг сказал: «Это похоже на сон, которым я живу уже 30 лет». К сцене подошла женщина и сунула ей в руку несколько стодолларовых купюр.

Я спросил некоторых амеразийцев, ждут ли они Ле Ван Миня, живущего неподалёку в доме с двумя спальнями, на гала-вечеринку. Они никогда не слышали о Мине. Я позвонил Минху, сейчас мужчине 37 лет, у него жена из Вьетнама и двое детей, 12 и 4 лет. Среди родственников, которых он привез в США, есть мать, которая выгнала его из дома 27 лет назад.

Минь использует костыли и инвалидную коляску, чтобы передвигаться по дому, и специально оборудованную Toyota 1990 года выпуска, чтобы объезжать районы, где он распространяет газеты. Обычно он встает вскоре после полуночи и не заканчивает свой маршрут до 8 утра. Он говорит, что слишком занят, чтобы заниматься в свободное время, но надеется однажды научиться готовить барбекю. Он мало думает о своей прошлой жизни нищего на улицах Сайгона. Я спросил его, считает ли он, что жизнь встряхнула его изрядно.

«Справедливо? О, абсолютно, да.Я ни на кого не сержусь, — сказал Минь, выживший до мозга костей.

Дэвид Лэмб написал о Сингапуре в сентябрьском выпуске 2007 года.
Кэтрин Карнов, , родилась и выросла в Гонконге, много фотографировала во Вьетнаме.

Примечание редактора: в более ранней версии этой статьи говорилось, что Джимми Миллер прослужил в армии 35 лет. Он прослужил 30 лет. Мы извиняемся за ошибку.

Вьетнамские беженцы бегут за спасательным вертолетом, чтобы эвакуировать их в безопасное место.Беттманн / Корбис Сыновья и дочери вьетнамского конфликта берут свое начало на двух континентах. Джимми Миллер (с двумя своими девочками в Спокане) воссоединился со своим отцом, отставным армейским сержантом. Майор Джеймс Миллер II в Фейетвилле, Северная Каролина. Екатерина Карнов Тысячи детей смешанных родителей, оставшихся после ухода американцев из Вьетнама, выросли сиротами.Нгуен Тхи Фуонг Туи (в гамаке недалеко от Хошимина) знает только то, что ее отец был американским солдатом. Екатерина Карнов Будучи маленьким мальчиком, живущим в городе Хошимин, американец Ле Ван Мин был вынужден ходить, как краб, на всех четырех конечностях, скорее всего, из-за полиомиелита. Фотография Мина, сделанная Одри Тирнан, тронула учеников средней школы Лонг-Айленда, которые стремились привезти Миня в США. С. Минь был привезен в США, где в настоящее время живет с женой и детьми. Екатерина Карнов Отставной полицейский из Далласа Дам Трунг Тао делится историями о беззащитных американо-азиатских подростках, которых ему удалось уберечь от искушений банд и наркотиков на их новой родине. Екатерина Карнов Похоже, что амеразийцы, многие из которых добились успеха в Америке, связывают слабую устойчивость.Саран Байнум — офис-менеджер Queen Latifah. Екатерина Карнов Школьный администратор Канх Оксельсон подрабатывает двойником Тайгера Вудса. Екатерина Карнов Когда-то многие избегали вьетнамских амеразийцев, теперь они празднуют свое наследие (праздник в Сан-Хосе в 2008 году).На подобном собрании многие плакали, когда им представили амеразийскую семью, только что прибывшую в Соединенные Штаты. Екатерина Карнов Азиатско-американская история Иммигранты Военные США

Рекомендуемые видео

Война: Обзор — Войны за Вьетнам

Война во Вьетнаме: Обзор

Война во Вьетнаме 1954–1975 гг. выросла из длительного конфликта между Францией и Вьетнамом, ставшего результатом столетнего французского колониального господства.В июле 1954 года, после многих лет кровопролитных боев, коммунистические силы под командованием генерала Во Нгуен Зиапа нанесли поражение союзным французским войскам в Дьенбьенфу, отдаленном горном форпосте в северо-западной части Вьетнама. Это решающее сражение убедило французов в том, что они больше не могут удерживать свои колонии в Юго-Восточной Азии, и Париж быстро потребовал мира. Когда обе стороны собрались вместе, чтобы обсудить условия мира в Женеве, Швейцария, международные события уже формировали будущее Вьетнама.

Женевские мирные соглашения

Женевские мирные соглашения, подписанные Францией и коммунистическим руководством Вьетнама летом 1954 года, отразили напряжение международной холодной войны. Женевское соглашение, составленное на фоне войны в Корее, которая закончилась всего за год до этого, было неудобным миром для всех сторон. Из-за внешнего давления со стороны Советского Союза и Китайской Народной Республики делегаты Вьетнама на Женевской конференции согласились временно разделить свою страну по семнадцатой параллели.Согласно условиям Женевских соглашений, в 1956 году во Вьетнаме должны были состояться общенациональные выборы для воссоединения страны.

Коммунистические сверхдержавы поддержали это соглашение, потому что они опасались, что провокационный мир, требующий коммунистического контроля над всем Вьетнамом, вызовет гнев Франции и ее могущественного союзника, Соединенных Штатов, и они не хотели рисковать новой конфронтацией с Западом вскоре после Кореи. . Более того, коммунисты считали, что они были хорошо организованы, чтобы захватить Южный Вьетнам только политическими действиями, но это предсказание не сбылось.

США не поддержали соглашения. Госсекретарь Джон Фостер Даллес считал, что политические протоколы соглашений дают слишком большую власть вьетнамским коммунистам, и он не собирался позволять коммунистам без боя брать Южный Вьетнам. С этой целью Даллес и президент Дуайт Д. Эйзенхауэр поддержали ряд многосторонних соглашений, в результате которых была создана Организация Договора о Юго-Восточной Азии (СЕАТО) и создание контрреволюционных сил к югу от семнадцатой параллели, которые должны были противостоять Хо Ши Мину и его последователям в Демократическая Республика Вьетнам (ДРВ), или Северный Вьетнам.

Южный Вьетнам Под руководством Нго Динь Дьема

Договор СЕАТО предусматривал взаимную защиту всех подписавших его сторон, включая вновь созданное и поддерживаемое США государство к югу от семнадцатой параллели, Правительство Республики Вьетнам (ГВН) или Южный Вьетнам. Запланированные общенациональные выборы так и не состоялись. Вместо этого в Южном Вьетнаме были проведены собственные выборы, которые привели к власти в 1956 году стойкого антикоммуниста Нго Динь Зьема. С первых дней своего пребывания в должности Зьем столкнулся с жестким сопротивлением своих противников.Он призвал Соединенные Штаты поддержать его правительство, утверждая, что коммунисты хотят силой захватить Южный Вьетнам. В конце 1957 года с американской помощью Дьем начал превентивный удар по силам, объединившимся против него. Центральное разведывательное управление помогло ему выявить тех, кто стремился свергнуть его правительство, и он арестовал тысячи человек. В 1959 году Дьем принял ряд законов, известных под общим названием Закон 10 / 59 , которые сделали законным содержание в тюрьме подозреваемых коммунистов без предъявления официальных обвинений.

С момента прихода к власти Зьем столкнулся с огромными трудностями. Студенты, интеллектуалы, буддисты и другие присоединились к коммунистам против правления Зьема. Чем больше эти силы нападали на войска Дьема и тайную полицию, тем больше он пытался контролировать их протесты. Президент утверждал, что Южный Вьетнам был миролюбивой демократией и что коммунисты намеревались уничтожить его новую страну.

Администрация Кеннеди разделилась во мнениях относительно того, насколько мирным и демократичным на самом деле был режим Дьема.Некоторые советники Кеннеди считали, что Дием не провел достаточно социальных и экономических реформ, чтобы оставаться жизнеспособным лидером в Южном Вьетнаме. Другие утверждали, что Дием был лучшим из плохой партии. Когда Белый дом собрался, чтобы решить будущее своей политики во Вьетнаме, на самом высоком уровне Коммунистической партии произошли изменения в стратегии.

Уличный парикмахер, Сайгон. Фото: Кеннет Хоффман

С 1956 по 1960 год Коммунистическая партия Вьетнама стремилась воссоединить страну исключительно политическими средствами.Приняв модель политической борьбы Советского Союза, Коммунистическая партия безуспешно пыталась вызвать крах Зьема, оказывая огромное внутреннее политическое давление. Однако после успеха Дьема в борьбе с коммунистическими ячейками на Юге южные коммунисты убедили партию применить более жестокую тактику, чтобы гарантировать падение Дьема. На пятнадцатом партийном пленуме в январе 1959 года Коммунистическая партия наконец одобрила использование революционного насилия для свержения правительства Нго Динь Зьема.В мае 1959 г. и снова в сентябре 1960 г. партия подтвердила свое одобрение революционного насилия и сочетания политической и вооруженной борьбы. Результатом стало создание широкого единого фронта, чтобы помочь мобилизовать южан против сайгонского правительства.

Фронт национального освобождения

Единый фронт имеет давние и исторические корни во Вьетнаме. Используемый в начале века коммунистами для мобилизации антифранцузских сил, единый фронт объединил коммунистов и некоммунистов в зонтичную организацию, преследовавшую ограниченные, но важные цели.20 декабря 1960 года родился новый единый фронт партии — Фронт национального освобождения (НФО). Любой может присоединиться к этому фронту, если он выступает против Нго Динь Дьема. Многие некоммунисты, присоединившиеся к НФЛ, возможно, не осознавали, что партия всегда планировала распустить фронт и ограничить некоммунистическое представительство в едином правительстве.

Характер НФО и его отношения с коммунистами в Ханое вызвали серьезные споры среди ученых, антивоенных активистов и политиков.С момента рождения НФО в 1960 году правительственные чиновники в Вашингтоне утверждали, что Ханой руководил насильственными нападениями НФО на правительство Сайгона. В серии правительственных официальных документов инсайдеры из Вашингтона осудили НФО, заявив, что это всего лишь марионетка Ханоя. НФО, напротив, утверждал, что он автономен и независим от коммунистов и состоит в основном из некоммунистов. Многие антивоенные активисты в США поддержали эти утверждения. Однако Вашингтон продолжал дискредитировать НФО, называя его «Вьетконгом» — уничижительный жаргонный термин, означающий «вьетнамский коммунист».

Декабрь 1961 г. Белая книга

В 1961 году президент Кеннеди отправил команду в Южный Вьетнам, чтобы сообщить о тамошних условиях и оценить будущую потребность в американской помощи. В отчете, ныне известном как «Белая книга за декабрь 1961 года», приводились доводы в пользу увеличения военной, технической и экономической помощи и резкого увеличения числа американских советников, чтобы помочь стабилизировать правительство Зьема и сокрушить ФНО. Пока Кеннеди взвешивал достоинства этих рекомендаций, некоторые из других его советников убеждали президента вообще уйти из Вьетнама, утверждая, что это «тупиковый путь.

В типичной для Кеннеди манере президент выбрал средний путь. Вместо крупномасштабного военного наращивания, как того требовала Белая книга, или немедленного вывода войск, Кеннеди стремился к ограниченному партнерству с Дьемом, в рамках которого Соединенные Штаты увеличили бы свое военное присутствие в Южном Вьетнаме за счет увеличения количества техники и советников, но не посылали бы войска. Эта договоренность с самого начала была проблематичной, и вскоре в сообщениях из Южного Вьетнама указывалось, что ФНО усиливает свой контроль в сельской местности.Чтобы противодействовать успеху NLF, Вашингтон и Сайгон запустили амбициозный план в сельских районах. Новые меры по борьбе с повстанцами, получившие название «Стратегическая программа Гамлета», собрали сельских жителей и разместили их в деревнях, построенных южновьетнамскими крестьянами. Идея заключалась в том, чтобы изолировать НФО от жителей деревни, его опоры. Этот план был основан на британском опыте в Малайе, но условия в Южном Вьетнаме были иными, и он дал ограниченные результаты. Фактически, согласно интервью, проведенным американскими советниками на местах, Стратегическая программа Гамлета оказала негативное влияние на отношения между крестьянами и сайгонским правительством.В прошлом многие сельские вьетнамцы рассматривали Дьема как далекое раздражение, но программа перенесла государственную политику в сельскую местность, и многие сельские жители возмущались тем, что их выгнали с сельскохозяйственных угодий их предков. Кроме того, они возмущались тем, что им приходилось строить деревни самим и за свой счет. Некоторые предположили, что этот план действительно помог вербовать людей в НФО.

Военный переворот

К лету 1963 года благодаря успехам и собственным неудачам НФО стало ясно, что правительство Зьема находится на грани политического краха.Брат Дьема, Нго Динь Нху, совершил набег на буддийские пагоды Южного Вьетнама, утверждая, что они укрывают коммунистов, которые создают политическую нестабильность. Результатом стала массовая демонстрация на улицах Сайгона, вынудившая одного буддийского монаха протестовать против самосожжения. Фотография охваченного пламенем монаха попала в заголовки мировых газет и вызвала немалый ужас в Вашингтоне. К концу сентября протест буддистов привел к таким потрясениям на юге, что некоторые из собственных генералов Зьема в армии Республики Вьетнам (АРВН) обратились в американское посольство в Сайгоне с планами свержения Зьема.С молчаливого одобрения Вашингтона 1 ноября 1963 года Дьем и его брат были схвачены, а затем убиты. Три недели спустя президент Кеннеди был убит на улицах Далласа.

Джерри Хоргрю фотографирует войска АРВН. Фото: Кеннет Хоффман

На момент убийства Кеннеди и Дьема во Вьетнаме находилось шестнадцать тысяч американских военных советников. Администрации Кеннеди удалось вести войну из Вашингтона без крупномасштабного ввода боевых частей.Однако продолжающиеся политические проблемы в Сайгоне убедили нового президента Линдона Бейнса Джонсона в необходимости более агрессивных действий. Возможно, Джонсон по своей натуре был более склонен к военному вмешательству, а может быть, его вынудили события во Вьетнаме. В любом случае, после предполагаемых нападений коммунистов на два американских корабля в Тонкинском заливе, администрация Джонсона выступила за расширение военных полномочий президента.

Тонкинский залив Резолюция

2 августа 1964 года, в ответ на американский и южновьетнамский шпионаж вдоль своего побережья, Северный Вьетнам предпринял локальную и контролируемую атаку на американский корабль, дежуривший в Тонкинском заливе.Второе нападение якобы произошло 4 августа, хотя Во Нгуен Зиап, ведущий военный деятель ДРВ в то время, и министр обороны Джонсона Роберт С. Макнамара в 1997 году пришли к выводу, что второго нападения не было. В любом случае администрация Джонсона использовала предполагаемое нападение 4 августа, чтобы заручиться резолюцией Конгресса, которая наделяла президента широкими военными полномочиями. Резолюция, теперь известная как Резолюция о Тонкинском заливе, была принята как Палатой представителей, так и Сенатом всего двумя голосами против (сенаторы Морс от Орегона и Груенинг от Аляски). За резолюцией последовали ограниченные ответные удары с воздуха по Северному Вьетнаму.

Всю осень и зиму 1964 года администрация Джонсона обсуждала правильную стратегию во Вьетнаме. Объединенный комитет начальников штабов хотел быстро расширить воздушную войну над ДРВ, чтобы помочь стабилизировать новое правительство Сайгона. Гражданские лица в Пентагоне хотели оказывать постепенное давление с помощью ограниченных и выборочных бомбардировок. Только заместитель госсекретаря Джордж Болл не согласился, заявив, что политика Джонсона во Вьетнаме была слишком провокационной для ее ограниченных желаемых результатов.В начале 1965 года NLF атаковал два объекта армии США в Южном Вьетнаме, и в результате Джонсон приказал провести продолжительные бомбардировки Северного Вьетнама, за которые уже давно выступал Объединенный комитет начальников штабов.

Бомбардировки, известные под общим названием «Операция «Раскаты грома», и введение американских боевых частей в марте 1965 года заставили Коммунистическую партию пересмотреть свою собственную военную стратегию. С 1960 г. до конца 1964 г. партия считала, что может одержать военную победу на Юге «за относительно короткий период времени».Этот чрезмерно оптимистичный прогноз был основан на ограниченном сценарии войны в Южном Вьетнаме, который не предусматривал ввод боевых частей США. Однако с новым американским военным обязательством партия перешла к стратегии затяжной войны. Идея заключалась в том, чтобы затянуть Соединенные Штаты в войну, которую они не могли выиграть в военном отношении при приемлемых затратах и ​​рисках, и создать неблагоприятные условия для политической победы. Коммунистическая партия считала, что победит в затяжной войне, потому что у США не было четко определенной стратегии, и, следовательно, страна в конечном итоге устанет от войны и потребует урегулирования путем переговоров.К концу 1965 года более реалистичные прогнозы Ханоя основывались на военном тупике и стратегии затяжной войны.

Война в Америке

Одна из величайших ироний в войне, полной иронии, заключалась в том, что Вашингтон также двинулся в сторону ограниченной войны во Вьетнаме. Администрация Джонсона хотела вести эту войну «хладнокровно». Это означало, что Америка пойдет на войну во Вьетнаме с точностью хирурга, практически не повлияв на внутреннюю культуру. Ограниченная война требовала ограниченной мобилизации ресурсов, материальных и человеческих, и почти не нарушила бы повседневную жизнь в Америке.С началом холодной войны и ростом ядерных вооружений ограниченная война стала иметь смысл для многих стратегов в Вашингтоне и за его пределами. Конечно, эти цели так и не были достигнуты. Война во Вьетнаме действительно оказала серьезное влияние на повседневную жизнь в Америке, и администрация Джонсона была вынуждена каждый день учитывать внутренние последствия своих решений. В конце концов, добровольческой армии просто не хватило для продолжения затяжной войны, и правительство ввело призыв.

Марш протеста в Вашингтоне, округ Колумбия, начало 70-х. Фото: Кеннет Хоффман

По мере того, как число смертей росло, а американские войска продолжали уходить в Юго-Восточную Азию, администрация Джонсона столкнулась со всей тяжестью американских антивоенных настроений. Протесты сначала вспыхнули в кампусах колледжей и в крупных городах, но к 1968 году, казалось, все уголки страны ощутили на себе влияние войны. Возможно, одним из самых известных инцидентов в антивоенном движении был полицейский бунт в Чикаго, когда протестующие подверглись нападению во время Национального съезда Демократической партии 1968 года.Сотни тысяч людей приехали в Чикаго, чтобы выразить протест американской интервенции во Вьетнаме и лидерам Демократической партии, находившимся в то время у власти.

Тетское наступление

К 1968 году дела администрации Джонсона шли все хуже и хуже. В конце января ДРВ и НФО предприняли скоординированные атаки на крупные южные города. Эти атаки, известные на Западе как Тетское наступление, были призваны «сломить агрессивную волю» администрации Джонсона и заставить Вашингтон сесть за стол переговоров.Коммунистическая партия считала, что американский народ устал от войны и что Ханой может унизить Джонсона и навязать ему мир. Большинство заявлений Ханоя о Тетском наступлении оказались неуловимыми. Коммунистические силы понесли огромные потери на юге, а резня тысяч некоммунистов в Хюэ во время Тетского наступления вызвала неприязнь у многих вьетнамцев. Кроме того, несколько ведущих коммунистических генералов с юга считали планы Тетского наступления слишком рискованными, и это создавало напряженность в отношениях между северными и южными коммунистами.Так или иначе, в конце марта 1968 года опальный Линдон Джонсон объявил, что не будет добиваться выдвижения Демократической партией на пост президента, и намекнул, что сядет за стол переговоров с коммунистами, чтобы положить конец войне.

Годы Никсона

Весной 1968 года в Париже Джонсон вовлек северных вьетнамцев в тайные переговоры, и вскоре стало известно, что американцы и лидеры коммунистической партии Вьетнама встречаются, чтобы обсудить прекращение долгой и дорогостоящей войны.Несмотря на прогресс в Париже, Демократическая партия не смогла спасти пост президента от претендента от республиканцев Ричарда Никсона, который утверждал, что у него есть секретный план по прекращению войны.

Секретный план Никсона, как выяснилось, заимствовал стратегический ход из последнего года пребывания Линдона Джонсона у власти. Новый президент продолжил процесс под названием «вьетнамизация» — ужасный термин, подразумевающий, что южновьетнамцы еще не сражались и не умирали в джунглях Юго-Восточной Азии. Эта стратегия вернула американские войска домой, одновременно усилив воздушную войну над Северным Вьетнамом и больше полагаясь на вооруженные силы Южного Вьетнама для наземных атак.В годы правления Никсона война также распространилась на соседние Лаос и Камбоджу, поскольку Белый дом отчаянно пытался искоренить коммунистические убежища и пути снабжения. Интенсивные бомбардировки и интервенция в Камбодже в конце апреля 1970 года вызвали протесты в университетских городках по всей Америке. В штате Кент в штате Огайо четыре студента были убиты национальными гвардейцами, которых вызвали для поддержания порядка в кампусе после нескольких дней антиниксоновских протестов. Волны шока прокатились по стране, когда студенты в штате Джексон в штате Миссисипи были застрелены по политическим мотивам, что побудило одну мать заплакать: «Они убивают наших детей во Вьетнаме и на нашем собственном заднем дворе.

Никсон открывает второй фронт войны. Фото: Кеннет Хоффман

Однако расширенная воздушная война не остановила Коммунистическую партию, и она продолжала выдвигать жесткие требования в Париже, включая отставку правительства Тье. План вьетнамизации Никсона временно успокоил внутренних критиков, но его постоянная зависимость от расширенной воздушной войны для прикрытия отступления американцев разозлила граждан США. К началу осени 1972 года Генри Киссинджер, советник Никсона по национальной безопасности, и представители ДРВ Сюан Туи и Ле Дык Тхо разработали предварительный проект мирного соглашения.Вашингтон и Ханой предполагали, что Южный Вьетнам естественно примет любое соглашение, составленное в Париже, но этого не произошло. В Сайгоне президент Нгуен Ван Тхиеу и вице-президент Нгуен Као Ки отклонили мирный проект Киссинджера-То, потребовав не идти на уступки. НФО также отверг многие положения проекта. Конфликт обострился в декабре 1972 года, когда администрация Никсона провела серию смертоносных бомбардировок крупнейших городов Северного Вьетнама, Ханоя и Хайфона. Эти теракты, теперь известные как «Рождественские взрывы», вызвали немедленное осуждение со стороны международного сообщества. Однако эти атаки коренным образом не изменили параметры проекта мирного соглашения от октября 1972 года, в результате чего один чиновник администрации Никсона заявил, что Соединенные Штаты бомбили Ханой, чтобы они приняли американские уступки за столом переговоров.

Площадка плацдарма недалеко от Камбоджи, 1970 год. Фото: Кеннет Хоффман

Парижское мирное соглашение

В начале января 1973 года Белый дом Никсона убедил режим Тье-Ки в Сайгоне, что они не откажутся от Южного Вьетнама, если он подпишет мирное соглашение.Точно так же Ханой убедил лидеров НФО, что все южные политические заключенные будут освобождены вскоре после подписания мирного соглашения. Таким образом, 23 января был парафирован окончательный проект, положивший конец открытым боевым действиям между Соединенными Штатами и ДРВ. Однако Парижское мирное соглашение не положило конец конфликту во Вьетнаме, поскольку правительство Тье-Ки продолжало сражаться с коммунистическими силами в так называемой «Войне флагов». С марта 1973 г. и до падения Сайгона 30 апреля 1975 г. южновьетнамские силы отчаянно пытались спасти Сайгон от политического и военного краха.Однако конец, наконец, наступил, когда танки ДРВ покатились на юг по национальному шоссе номер один. Утром 30 апреля коммунистические силы захватили президентский дворец в Сайгоне, положив конец войне во Вьетнаме.

Война во Вьетнаме в американском детстве

Для американских детей, выросших исключительно в военное время — то есть холодная война, включающая монолитный коммунизм, превратилась в горячую в джунглях Юго-Восточной Азии — и первыми, кто вырос на телевизионных боях, Вьетнам был преимущественно опосредованным опыт.Уолтер Кронкайт был голосом конфликта, а мрачная ежевечерняя статистика — его самой узнаваемой чертой. Но по мере роста вовлеченности Вьетнам повлиял на многочисленные изменения в жизни детей, сравнимые с влиянием на детство предыдущих конфликтов — главным образом Гражданской войны и Второй мировой войны, интенсивность и продолжительность которых также доминировали в американской культуре. В этой затяжной борьбе, которая с детской точки зрения казалась постоянной, взрослая жизнь становилась все более милитаризованной, оставляя полностью изолированными мало кто из подростков.В период с 1965 по 1973 год подавляющее большинство американских детей интегрировали по крайней мере некоторые элементы войны в свой распорядок дня. Родители, в свою очередь, формировали взгляды своих детей на Вьетнам, в то время как более политизированные матери и отцы подвергали их ожесточенной поляризации, вызванной войной. Боевые действия становились по-настоящему реальными только тогда, когда служба во Вьетнаме вызывала пожилых членов общины или их буквально отправляли домой, когда семьи разделяли трудности, связанные с разлукой с двоюродными братьями, братьями и отцами.

Глядя на войну во Вьетнаме глазами американцев предподросткового возраста, Джоэл П. Родс предлагает более широкие последствия для развития, от социализации до политической и этической неопределенности Вьетнама. Молодежь во время Второй мировой войны четко сохранила во взрослой жизни многие запретительные патриотические послания о правоте США, о том, почему мы сражаемся, о героизме или жертвах. В отличие от Вьетнама, как правило, порождалась детская амбивалентность, но не обязательно в духе ястреба или голубя. Этот уникальный взгляд на Вьетнам продолжает усложнять представления взрослых о милитаризме и войне, в то же время снижая ожидания американского руководства и президента.

Вьетнам до войны | История Сегодня

Фотография озера Хоан Кием, Ханой, начало 20 века. (иначе-изображения)

Большинство читателей за пределами Вьетнама по-прежнему будут ассоциировать эту маленькую прибрежную страну с десятилетней войной, в которой армия Соединенных Штатов увязла в борьбе за то, чтобы коммунистический Северный Вьетнам не захватил его некоммунистическую южную половину. Война во Вьетнаме закончилась унизительным поражением США в 1975 году. Потеря также отмечает французские воспоминания о своей бывшей колонии.Позорное поражение, которое Франция потерпела во время битвы при Дьенбьенфу в 1954 году, когда войска Во Нгуен Зиапа положили конец 80-летнему колониальному правлению, находит отклик во французской политике и по сей день. Во Вьетнаме тема героической победы доминирует в представлении нации о самом себе. Каждый год миллионы школьников и курсантов узнают, что их Вьетнам, протянувшийся буквой «S» от Красной реки на севере до дельты Меконга на юге, обязан своим существованием давней традиции сопротивления иностранному вторжению. .До американцев и французов вьетнамцы вытеснили китайцев и монголов. Хо Ши Мин — лишь один из многих героев, добившихся независимости Вьетнама. Французы и США должны были винить только самих себя в игнорировании уроков истории.

Однако за это повествование, основанное на сопротивлении, приходится платить. Создание прошлого, в котором Вьетнам, с границами и формой, которые мы знаем сегодня, всегда сражался в единстве против иностранных захватчиков в его нынешнем виде, затемняет более сложную и захватывающую историю.

Действительно, длинный S-образный Вьетнам, который мы видим сегодня на картах, не всегда существовал в таком виде. Подобно Соединенным Штатам, России или даже Китаю, Вьетнам является продуктом собственной колониальной экспансии. И, как империи на протяжении всей истории, она началась с небольшой центральной области и расширилась до своей имперской формы. Колыбель вьетнамской цивилизации находится в дельте Красной реки, где примерно в третьем веке до нашей эры возникло независимое централизованное государство Ко-Лоа недалеко от нынешней столицы страны Ханоя.Хотя Ко-Лоа был удивительно динамичным государством для того времени, его независимость была недолгой, поскольку Китайская империя на севере начала направлять свои войска в южные окраины. Со второго века до нашей эры китайцы взяли под свой контроль Красную реку и превратили северный Вьетнам в его самую южную провинцию Цзяочжи. Вьетнам оставался частью Китая на тысячелетие.

Китайское правление может быть суровым. Были моменты ожесточенного вьетнамского сопротивления, в том числе восстания сестер Трунг в первом веке нашей эры.Китайцы послали имперские войска, чтобы сокрушить их. Но многие вьетнамцы также сотрудничали с китайцами, рассматривая их правление как двигатель перемен и модернизации. Действительно, тысячелетнее китайское правление распространило многие аспекты китайской культуры в Цзяочжи. Китайские администраторы ввели новые понятия закона, времени и пространства (юридические кодексы, календари, меры, веса и карты), а также бюрократические методы государственного управления, оружие, бумагу и сопровождающую их систему письма на основе символов. Культура элиты Ред-Ривер изменилась с появлением королевской архитектуры, музыки, искусства и кулинарии в китайском стиле, включая использование палочек для еды.В этот период конфуцианство и буддизм Махаяны стали частью вьетнамской культуры.

С ослаблением Китайской империи при позднем Тане (618–907 гг. Н.э.) вьетнамцы восстановили свою независимость в 10 веке, но снова потеряли ее в начале 15 века, когда династия Мин восстановила империю путем смешения убеждения и силы. Эта вторая колонизация длилась недолго; вьетнамцы восстановили свою независимость в 1427 году. Но и в этом случае выход Вьетнама из состава китайского имперского государства не означал, что колониализм больше не был частью его истории. Она оставалась движущей силой. Подобно американцам, которые покинули Британскую империю в конце 18 века только для того, чтобы создать собственное колониальное государство, продвигаясь на запад к Тихому океану, вьетнамцы решили расширяться. Когда китайцы ушли, они сосредоточились на построении собственной империи, завоевании земель к югу от них с использованием китайского оружия, государственного управления и колониальной идеологии «высшего» конфуцианского толка. По мере того как их армии, администраторы и поселенцы двигались на юг, вьетнамские императоры устанавливали протектораты, продвигали поселения и чередовали «прямые» и «косвенные» методы управления далекими, многоэтническими народами в своей собственной цивилизаторской миссии.Там, где американские колонизаторы завоевали индейские народы и оттеснили конкурирующие европейские империи в Северной Америке, вьетнамцы победили народ тям в центральном Вьетнаме, кхмеров в южной части дельты Меконга и множество невьетнамских народов в окружающих высокогорьях. Придя к власти на рубеже XIX и XIX веков, китайский император Цзяцин даже опасался экспансионистских замыслов вьетнамцев в отношении Южного Китая.

Династия Ле, правившая Вьетнамом с 1428 по 1789 год после ухода династии Мин, многим обязана колониальным столкновениям.Вернув Вьетнам и провозгласив себя императором в 1428 году, Ле Лои и его преемники преобразовали государство в соответствии с конфуцианскими принципами. Этот император увидел шанс добиться успеха там, где его предшественники не смогли установить централизованный контроль над громоздкой страной. Он и его потомки продвигали конфуцианское государственное управление посредством строительства большего количества академий и школ, ускорения программы экзаменов на государственную службу и обнародования свода законов Ле с конфуцианскими характеристиками.

Быстрая колониальная экспансия спровоцировала гражданскую войну и создание вьетнамских государств, соперничающих за контроль над расширяющимся территориальным государством. Хотя страной правила династия Ле, после ухода Китая в 15 веке возникли два Вьетнама; один на севере управляется военным семейством Тринь, а другой расширяется на юг под руководством лордов Нгуен. К 18 веку южный Нгуен управлял де-факто отдельными государствами со своей монархией, администрацией и армией.Несмотря на все усилия, трин не смогли победить повстанческое государство. Гражданская война еще больше обострилась в 1770-х годах, когда братья Тай Сон, оседлав волну крестьянского голода в высокогорьях центрального Вьетнама, изгнали нгуен из их столицы в Хюэ и вытеснили их на базы в джунглях в дельте Меконга. Затем Тай Сон обратили свой взор на север и в конце концов свергли Трин на севере в конце 1780-х годов. Китайцы попытались вмешаться, но безуспешно; Тай Сон тоже изгнал их.

Тем не менее, Нгуен держался на базах в джунглях. Действительно, 30-летняя гражданская война по-настоящему закончилась только тогда, когда семья Нгуен совершила экстраординарное возвращение под руководством Джиа Лонга. Этот динамичный военный вел свою армию вдоль побережья и направил свой флот на север, чтобы разгромить Тайшон и провозгласить империю Вьетнама в 1802 году. Сегодняшний S-подобный Вьетнам восходит к тому году и является продуктом столетий колониальной экспансии и гражданской войны. С 1620-х годов Вьетнам был разделенной землей.В существовании «двух Вьетнамов» во второй половине 20-го века не было ничего предосудительного.

Сын Джиа Лонга, Минь Манг, железной рукой правил этим беспрецедентным единым государством из своей столицы в центральном городе Хюэ. Рациональный до одержимости и умный, как немногие до него, Минь Манг посвятил свое 20-летнее правление созданию современного государства. Безжалостный, он не позволит ничему встать на его пути. Подобно тайским и бирманским правителям, строящим государства на западе, Минь Манг согласился с тем, что централизованная власть, основанная на рациональном бюрократическом контроле, может обеспечить более эффективное управление государством и экономическое развитие. Его административная политика способствовала территориальной интеграции, государственной централизации, экономическому развитию и идеологической гомогенизации. Экзамены на государственную службу были переработаны, чтобы обеспечить прозрачность и бороться с гнусными последствиями кумовства и столетий милитаризма. Действительно, создание гражданского правительства, отвечающего за вооруженные силы, а не наоборот, было приоритетом Минь Манга и было необходимо для создания нового Вьетнама.

С экономической точки зрения, государственные налоги на людей и торговлю обеспечили бы деньги, необходимые для инвестиций в крупные инфраструктурные проекты, покупки иностранного импорта и выплаты заработной платы расширяющейся государственной службе.Более бюрократический контроль, распространяющийся на более низкие уровни, позволил бы мобилизовать большое количество рабочей силы, необходимой для строительства новых дамб, дорог и мостов. При Минь Манге Нгуен построил Мандаринскую дорогу, идущую из Ханоя в Сайгон, чтобы более эффективно перемещать администраторов и войска между севером и югом; французы проложили его в начале 20 века почти по тем же причинам. Император также поддержал усилия по развитию международной торговли. Он расправился с контрабандой риса и опиума и вместо этого способствовал государственной торговле с Сингапуром, Китаем и Западом через одобренных китайских, вьетнамских и европейских торговцев.Нгуен организовал большое китайское торговое сообщество в общины, чтобы лучше контролировать их и облагать налогом.

 Эти экономические и политические реформы предполагают, что правление Минь Манга в начале 19 века заслуживает, пожалуй, большего, чем просто сноски в истории современного Вьетнама. Это не означает, что он добился всего, к чему стремился, а скорее предполагает, что современность во Вьетнаме или где-либо еще, если уж на то пошло, не является феноменом по принципу «все или ничего» и не обязательно должна приходить через западное мировоззрение. колониальная связь.

Также стоит отметить, что создание Минь Мангом Вьетнама положило начало новой волне колониальных завоеваний. В 1830-х годах, произведя революцию в государстве, Минь Манг одновременно расширил ту же территориальную единицу, включив в нее всю современную Камбоджу и части Лаоса. В конце концов вьетнамский император зашел слишком далеко. Когда он попытался разрушить камбоджийскую монархию, он спровоцировал массовое камбоджийское восстание и призвал к военному вмешательству Таиланда. Камбоджа восстановила свою независимость в соответствии с тайским и вьетнамским миром, заключенным совместно.Тем не менее, Вьетнаму не обязательно суждено было остаться «S». В конце концов, тайское вмешательство, а не французское, спасло Камбоджу от вьетнамской колонизации в 1840-х годах.

По мере того, как французы продвигали во Вьетнам свою собственную имперскую власть, они строили свое государство на уже существовавшем вьетнамском. Действительно, французское колониальное государство Индокитай, официально провозглашенное в 1888 году, странным образом отражало границы великого Вьетнама Минь Манга 1830-х годов, включая Камбоджу и большую часть Лаоса.Хотя стремление 20-го века к единству и независимости важно для понимания Вьетнама, оно упускает из виду тот факт, что никогда не было одного Вьетнама, а было несколько удивительно разных. Хотя вьетнамцы страдали от рук французов в течение 80 лет, они не всегда были жертвами иностранной колонизации. Они сами были колонизаторами.

Стандартные отчеты об отношениях Вьетнама с Китаем характеризуют их как безжалостное вьетнамское сопротивление китайской агрессии.Это привлекательный нарратив для националистов во Вьетнаме, которые стремятся воззвать к вечной культуре сопротивления иностранным захватчикам не только во время их борьбы с французами и американцами в середине 20-го века, но и совсем недавно против китайцев во время границы. войне 1980-х и в напряженных разборках в Южно-Китайском море сегодня. Но, как мы видели, этот «антикитайский» нарратив слишком упрощает вещи. Вместо этого мы должны признать, что Вьетнам, подобно Корее и даже Японии, находится в уникальном положении, поскольку он ранее был частью огромной мировой империи, которую китайцы построили со времен Хань, и всегда имел с ней дело. 206 г. до н.э. – 220 г. н.э.).Подобно франкам и германцам, которые одновременно имели дело с Римской империей, вьетнамцы многое заимствовали у китайцев. Так поступали корейцы и японцы в тот или иной момент. Разница, однако, между, скажем, франками и германцами, с одной стороны, и Вьетнамом и Кореей, с другой, заключается в том, что Римская империя распалась в пятом веке нашей эры, тогда как ее китайский аналог все еще с нами. Китайская империя всегда была способна восстановиться и даже расшириться.

Вьетнамцы, как и корейцы, заимствовали у китайцев, чтобы построить свои собственные страны и культуры на периферии имперского Китая, при этом постоянно следя за тем, чтобы китайцы не заставили их вернуться к тому же самому имперскому порядку.Это означало, что вьетнамцам всегда приходилось убеждать себя, что они , а не китайцев, несмотря на то, что они полагались на модели из Китая, все время представляя себя посланниками высшей цивилизации, которую они продвигали на юг через свою собственную колониальную экспансию. Это был уникальный, сложный и увлекательный баланс. Французам и немцам никогда не приходилось беспокоиться о том, что римляне вернутся, чтобы сокрушить их или высмеять их заимствования из римского государственного искусства, мифов, языка или претензий на то, чтобы быть новыми цезарями в постримской Европе (цари, царь, кайзер). .Вьетнамцы делали – постоянно.

В аналогичном положении сегодня находятся

вьетнамских коммунистов. Они в значительной степени заимствовали китайские коммунистические модели и методы, в том числе для военных операций, построения однопартийного государства и, после экономических реформ 1980-х годов, адаптации капиталистической экономики для сохранения того же коммунистического правления. Но вьетнамское коммунистическое руководство делает это, несмотря на то, что китайские коммунисты теперь намерены вывести свою империю далеко за ее континентальные пределы.Исторические отношения Вьетнама с Китаем, коммунистическим или конфуцианским, таковы, что вьетнамские лидеры продолжают полагаться на китайские модели, чтобы сохранить свою власть во Вьетнаме, одновременно противодействуя расширяющейся китайской империи на международном уровне. Балансировать особенно сложно сейчас, когда противники коммунистического правления во Вьетнаме пытаются дискредитировать партию за то, что она следует китайской модели.

Стандартные отчеты о Вьетнаме, особенно написанные авторами, выступавшими против вмешательства США с 1950-х годов, как правило, преуменьшают геополитическое значение страны.Они утверждают, что США вообще не имели права вмешиваться во Вьетнам. Может быть, но это не умаляет того факта, что американцы едва ли не были первыми, кто вторгся во Вьетнам и придавал большое значение его местонахождению. Благодаря своим сухопутным связям с Юго-Восточной Азией и морским выходом к Тихому и Индийскому океанам Вьетнам всегда привлекал интерес более крупных держав. Во втором веке до нашей эры Вьетнам, самая южная провинция Китайской империи, служил воротами для торговли Китая с рынками Индийского океана, простирающимися до Индии и Ближнего Востока.Как мы видели, вьетнамцы добились своей независимости в 939 году, но ненадолго снова уступили ее китайцам в начале 15 века, когда династия Мин повторно колонизировала Вьетнам в рамках более широкой колониальной экспансии, отправившей китайские армады через Индийский океан так далеко, как как Африка и Красное море. Монголы также пытались пройти через Вьетнам, чтобы взять под свой контроль Острова Пряностей в современной Индонезии. Вьетнамцы оттеснили монголов по суше, а японцы и яванцы — по морю.Вьетнамцы восстановили свою независимость, а затем продвинули свою империю на юг, чтобы извлечь выгоду из торговли в Индийском океане.

После вывода китайских военно-морских сил в 1433 году в регион вскоре через Тихий и Индийский океаны проникла новая группа европейских держав: испанские и португальские, за которыми последовали британцы, французы и голландцы. Эти западные империалистические державы проводили все более агрессивную политику в отношении Азии в 19 веке, когда французы колонизировали Вьетнам, а британцы основали Сингапур и захватили Бирму и Малайю.Тем временем американцы пересекли Тихий океан, чтобы отобрать Филиппины у испанцев, а японцы сосредоточили свои колониальные взгляды на Корее и Тайване. Американцы тоже были колонизаторами, и они были частью более крупного колониального наступления на Азию, усилившегося в 19 веке.

Французы осознавали стратегическую важность своей вьетнамской колонии в этом более широком имперском соперничестве в Азии. Первоначально они надеялись, что Меконг обеспечит судоходный путь в Китай для торговых целей.В начале 20 века они закончили строительство глубоководного порта залива Камрань, расположенного у юго-восточного побережья Вьетнама. Российские военные корабли, отправленные из Балтийского моря, чтобы остановить японскую колониальную экспансию в Китай и Корею, собирались там до того, как потерпели поражение от японцев в 1905 году. эмбарго на торговлю с Японией, включая нефть, железо и сталь, поскольку японские имперские войска начали оккупацию Вьетнама в 1940 году.Его опасения по поводу более широкого вторжения японцев в Индийский океан через Вьетнам были вполне обоснованы. В начале 1942 года, напав на Перл-Харбор и оккупировав весь Вьетнам, японцы сосредоточили свои корабли в бухте Камрань, прежде чем атаковать Юго-Восточную Азию и нанести удар до Андаманских и Никобарских островов. Созданный в 1942 году 7-й американский флот помог отбросить Японскую империю до конца войны и по сей день остается защищать послевоенный контроль Америки над Тихим и Индийским океанами.

После коммунистической революции в Китае в 1949 году президенты США от обеих партий (Трумэн, Эйзенхауэр, Кеннеди и Джонсон) были убеждены, что если Вьетнам перейдет к коммунистам, это позволит им доминировать в регионе так же, как до них это делали японцы. Несмотря на свое презрение к французскому колониальному правлению, с 1950 года, когда началась Корейская война, американцы усилили поддержку французов во Вьетнаме, пытаясь сдержать распространение коммунизма. 7-й флот впервые посетил колонию в 1950 году, чтобы заверить Францию ​​в поддержке Америки.Когда французы ушли после Дьенбьенфу, и Вьетнам, как и Корея, был разделен на коммунистический Север во главе с Хо Ши Мином и некоммунистический Юг, американцы приняли эту политику, но неуклонно увеличивали свою поддержку антикоммунистического вьетнамского лидера для Юг, Нго Динь Дьем. Пока этот человек не подорвет более широкую стратегическую цель Америки по сдерживанию евразийского коммунизма, все может продолжаться так же, как и с французами. Но они этого не сделали, и когда драконовская политика Дьема в сельской местности (неудачная земельная реформа, стратегические деревни и репрессии), казалось, сыграла на руку коммунистам, американцы поддержали его свержение в 1963 году.Однако, когда стабильность оставалась неуловимой, президенту Джонсону пришлось либо уйти, либо вмешаться напрямую. Он остановился на втором варианте, направив в 1965 году в страну сухопутные войска, в то время как ВМС США разместили основную часть своих сил в заливе Камрань.

По иронии судьбы, уход американских войск из Вьетнама в апреле 1975 года не уменьшил его геополитического значения для новой группы «великих держав», соперничающих за влияние в коммунистическом мире, — Советов и Китая. Порвав с Советским Союзом к концу 1960-х годов, китайцы опасались, что их коммунистические собратья в Ханое присоединятся к Советам и окружат их с юга (советская армия вторглась в Афганистан в 1979 году). Китайцы поддержали Пол Пота и геноцид красных кхмеров в Камбодже, лидеры которых яростно выступали против Вьетнама и его народа. В свою очередь, вьетнамцы обратились к Советскому Союзу, подписав в 1978 году союз безопасности, который включал аренду залива Камрань, прежде чем свергнуть красных кхмеров позже в том же году. Лидер Китая Дэн Сяопин затем отправился в Соединенные Штаты, пытаясь заручиться поддержкой, чтобы преподать урок Вьетнаму. В начале 1979 года китайцы ввели войска во Вьетнам, что стало первой в истории войной между коммунистическими странами.Обе стороны заявили о своей победе в последующем китайско-вьетнамском конфликте, который закончился уходом Китая из Вьетнама 6 марта 1979 года после объявления их карательной миссии выполненной.

Распад Советского Союза и его европейских сателлитов к 1991 году глубоко изменил геополитические расчеты, но не стратегическое значение Вьетнама. С исчезновением Советов китайцы впервые с тех пор, как в 1433 году отозвали свои армады, начали восстанавливать свое влияние в Индийском океане, захватывая, заявляя права и даже строя острова, отправляя свои корабли через моря. Учитывая, что война между азиатскими коммунистами в конце 1970-х положила конец любому представлению о функционирующем коммунистическом блоке, вьетнамские коммунисты теперь вступили в переговоры с американцами, японцами, европейцами и всеми, кто может помочь им справиться с возрождением китайской мощи. несмотря на то, что они полагались на китайские коммунистические модели экономического обновления и сохранения правления.

Америка разделяет стремление Вьетнама сдержать китайцев. Именно поэтому, как и президенты Клинтон и Буш до него, президент Обама отправился во Вьетнам в 2016 году.Американцам нужен Вьетнам и они нужны вьетнамцам. Вьетнам находится в центре зоны, где контроль США над Индийским океаном со времен Второй мировой войны сталкивается с китайской нацией, которая все больше и больше стремится бросить вызов американской монополии на азиатские воды. Уже начаты переговоры о разрешении американским судам использовать военно-морские объекты залива Камрань.

Кристофер Гоша — профессор истории Квебекского университета в Монреале. Он является автором книги The Penguin History of Modern Vietnam  (Penguin, 2016).

Война во Вьетнаме и Миссисипи

Падение столицы Южного Вьетнама Сайгона коммунистическими войсками в 1975 году ознаменовало конец тридцатилетнего участия Америки во Вьетнамской войне. С конца 1940-х годов Соединенные Штаты пытались сдержать распространение коммунизма в этом регионе, а после 1954 года поддержали разделение страны на коммунистический Северный Вьетнам и некоммунистический Южный Вьетнам. Однако это было осложнено доморощенными коммунистами в Южном Вьетнаме, которые вели гражданскую войну, чтобы добиться объединения с Северным Вьетнамом.

Первое значительное вмешательство США в Юго-Восточную Азию произошло во время правления Гарри Трумэна, когда Соединенные Штаты предоставили военную помощь французским войскам, сражающимся с коммунистами, но именно при президенте Линдоне Б. Джонсоне большое количество американских сухопутных войск было отправлено воевать в Вьетнам.

Война во Вьетнаме коснулась почти всех жителей Миссисипи. Как и во всех американских войнах, жители Миссисипи служили во Вьетнаме с гордостью и честью, и 637 человек вернулись домой под гробом, завешенным флагом, заплатив высшую жертву.Двенадцать жителей Миссисипи до сих пор числятся пропавшими без вести. Двое жителей Миссисипи, Эд В. Фримен (1927–2008) и Рой М. Уит (1947–1967), были награждены Почетной медалью Конгресса за доблесть во Вьетнаме.

Подвиги капитана Фримена в составе Первой кавалерийской дивизии были показаны в фильме 2002 года « Мы были солдатами ». 14 ноября 1965 года Фриман совершил четырнадцать спасательных операций на вертолете под интенсивным огнем противника в долине Иа Дранг, чтобы эвакуировать около тридцати тяжелораненых солдат.Родившийся в округе Грин, штат Миссисипи, Фриман уволился из армии США в 1967 году, поселился в родном штате своей жены Айдахо и летал на вертолетах для Министерства внутренних дел США.

Младший капрал Пшеница из первой дивизии морской пехоты, уроженец Мозеля, штат Миссисипи, погиб в бою 11 августа 1967 года, когда он бросился на мину, приняв на себя удар взрыва и спасая товарищей-морпехов от определенных травм и возможных смерть. В 2003 году ВМС США окрестили корабль предварительного позиционирования USNS LCPL Roy M.Пшеница (Т-АК-3016) в его честь.

Корабли и базы

Государство также предоставило оборудование для военных нужд. Суда с верфей Паскагулы бороздили воды Юго-Восточной Азии. Танкодесантный корабль USS Washoe County (LST-1165), построенный компанией Ingalls Shipbuilding, участвовал в боевых действиях на протяжении всей войны, заслужив многочисленные награды и двенадцать боевых звезд за службу во Вьетнаме. В марте и апреле 1966 года он участвовал в операции «Джекстей», первом совместном военно-морском десантном вторжении США и Южного Вьетнама, направленном на защиту жизненно важного судоходного коридора, ведущего в Сайгон.

База ВВС Кислер в Билокси обучила 743 южновьетнамских пилота на T-28 Trojan, истребителе, использовавшемся ВВС Южного Вьетнама во время войны. В Кэмп-Шелби в 1966 году 199-я бригада легкой пехоты прошла боевую подготовку в таких областях, как подготовка к побегу и уклонению. Когда солдаты покинули Миссисипи, община приветствовала солдат мероприятием в Reed Green Coliseum в Университете Южного Миссисипи.

Также во время войны во Вьетнаме 454-й бомбардировочный авиаполк Стратегического авиационного командования действовал с базы ВВС Колумбус.Бомбардировщики базы В-52 и заправщики КС-135 за время войны во Вьетнаме совершили более ста бомбардировок и не потеряли ни одного самолета.

Авиабаза ВМС Меридиан также принимала многих военнослужащих, которые продолжили службу во Вьетнаме. Действительно, на военно-морской авиабазе Меридиан столовая для рядового состава названа в честь Роя М. Уита.

Протест Миссисипи

Война во Вьетнаме вызвала массовые антивоенные демонстрации по всей территории Соединенных Штатов, включая Миссисипи.Причины протестов жителей Миссисипи были столь же разнообразны, как и жители штата.

Некоторые чернокожие жители Миссисипи считали призывные комиссии, состоящие исключительно из белых, и усилия по вербовке в армию расистски предвзятыми. К середине 1960-х годов афроамериканцы составляли 11 процентов населения Соединенных Штатов, но при этом составляли почти 14 процентов вооруженных сил во Вьетнаме, и в какой-то момент на их долю приходилось 15 процентов потерь. Некоторые белые жители Миссисипи могли уменьшить свои шансы на службу во Вьетнаме, вступив в Национальную гвардию, но такие варианты были открыты для тех, кто имел богатство или политические связи.В какой-то момент из более чем 10 000 членов Национальной гвардии Миссисипи только один был чернокожим.

Более того, Роберт Макнамара, министр обороны, в середине 1960-х представил проект 100 000, чтобы стимулировать призыв на военную службу. Вместо того, чтобы призывать воинские резервные части или отменять отсрочку от призыва для студентов, что могло спровоцировать дальнейшие антивоенные протесты, был создан «Проект 100 000» как коррекционная образовательная программа, предназначенная для ежегодного набора 100 000 бедных и малообразованных новобранцев.В итоге было набрано более 300 000 солдат, 50 процентов из которых служили во Вьетнаме; 37 процентов попали непосредственно в боевую обстановку. Неизвестно, сколько малообеспеченных и малообразованных граждан Миссисипи прошли службу из-за Проекта 100 000.

Другие жители Миссисипи протестовали по дополнительным причинам. Активистка за гражданские права Фанни Лу Хамер из Рулевилля разделяла опасения многих жителей страны и опасалась, что война отвлечет от внутренних проблем, включая движение за гражданские права.В марте 1965 года студенты колледжа Тугалу начали марш по центру города Джексон из штаб-квартиры Демократической партии свободы Миссисипи (MFDP). Позже в том же месяце в общине Сидон округа Лефлор в церкви Ньютон-Чапел было проведено спонсируемое MFDP молитвенное собрание против войны. Церковь была сожжена дотла вскоре после собрания. На промежуточных выборах 1966 года МФДП призвала к прекращению войны во Вьетнаме. Улисс Наннелли из Холли-Спрингс пытался подать иск против призывных комиссий, состоящих исключительно из белых.

Иногда протесты бумерангом приводили к непреднамеренному ущербу. Информационный бюллетень MFDP перепечатал листовку активистов движения за гражданские права МакКомба Джо Мартина и Клинта Хопсона, в которой перечислялись пять причин, по которым чернокожим жителям Миссисипи не следует воевать ни в одной войне за страну, которая не признает их права дома. Гнев мужчин возник из-за смерти Джона Шоу, бывшего активиста Студенческого координационного комитета ненасильственных действий, который был убит во Вьетнаме в июле 1965 года. Информационный бюллетень не одобрил листовку, но ранее публиковал письма против войны.Критики МДДП ухватились за информационный бюллетень, сославшись на непатриотическую лексику. Критика исходила даже от других черных лидеров. В конце концов, МФДП дистанцировалась от листовки, но снова указала на противоречие того, что чернокожие жители Миссисипи борются за границей за свободы, недоступные им дома.

24 февраля 1967 года разгневанная толпа, состоящая из студентов колледжа Тугалу и других протестующих, столкнулась с Макнамарой во время его визита в Джексон. Одна из их вывесок гласила: «Студенты не могут терпеть геноцид Макнамары!» В 1968 и 1969 годах студенты Университета Миссисипи протестовали против обязательного учебного корпуса офицеров запаса, бойкотируя учения и устно оскорбляя тех, кто их посещал.Трех протестующих студентов отправили домой. Также в 1969 году официальные лица Оле Мисс успешно использовали суды, чтобы помешать Эрлу Рейнольдсу, доктору философии, антивоенному активисту-квакеру, выступать в кампусе. Федеральный маршал вручил документы Рейнольдсу во время его презентации в классе 14 марта, остановив его на полуслове.

Политики и война во Вьетнаме

Политики Конгресса штата Миссисипи сыграли ключевую роль в военной политике, связали борьбу с продолжающейся борьбой за гражданские права и впоследствии помогли залечить национальные раны.Взгляды сенатора Джона К. Стенниса, который работал в Сенате США с 1947 по 1989 год и возглавлял сенатский комитет по вооруженным силам с 1969 по 1980 год, со временем изменились. В начале 1950-х Стеннис выразил обеспокоенность администрации Дуайта Эйзенхауэра по поводу того, что он считал бессрочной американской эскалацией. К 1960-м годам, когда участие Америки усилилось, а война затянулась, Стеннис начал разочаровываться в политических ограничениях, наложенных на военную стратегию во Вьетнаме. Он пожаловался на отсутствие политической воли для успешного завершения войны и призвал Соединенные Штаты активизировать усилия и полностью посвятить себя победе.

Сенатор США Джеймс Истленд, представлявший штат Миссисипи с начала 1940-х до 1978 года и много лет возглавлявший влиятельный Судебный комитет, был страстным антикоммунистом. Он приравнивал войну против коммунизма во Вьетнаме к борьбе против движения за гражданские права дома, лидеров которого он называл коммунистами. Он поддерживал закон, направленный против определенных антивоенных демонстрантов. Подобно Стеннису и другим южным сенаторам, он стремился к военной победе во Вьетнаме. Позже он вспоминал разговор с президентом Джонсоном, в котором он критиковал политику президента: «Вот о чем многие из нас, южан, спорили с ним, потому что мы не выдули огонь из Северного Вьетнама.

Конгрессмен Гиллеспи В. «Сонни» Монтгомери, тридцатипятилетний ветеран вооруженных сил из Меридиана, штат Миссисипи, служил в Палате представителей США с 1967 по 1997 год. Во время войны он совершил двенадцать ознакомительных поездок в Южный Вьетнам. После этого он совершил еще четыре поездки на территорию бывшего Северного Вьетнама, пытаясь выяснить судьбу пропавших без вести членов американских вооруженных сил. Монтгомери возглавлял Специальный комитет по американцам, пропавшим без вести в Юго-Восточной Азии, который в конечном итоге определил, что ни один американец не остался в плену в Юго-Восточной Азии.

Миссисипи движется вправо

Война во Вьетнаме подтолкнула Миссисипи к правым политическим взглядам. Многие в штате разозлились на национал-демократическую партию, поскольку войне не было видно конца. Республиканская партия, годами называвшая себя более сильной антикоммунистической партией во внешней политике, добилась успехов в государстве. В то время как другие вопросы также повлияли на голосование, на президентских выборах во время войны во Вьетнаме жители Миссисипи голосовали за кандидата с более агрессивной позицией в отношении конфликта: 87 процентов — за Барри Голдуотера в 1964 году; 63 процента — Джорджу Уоллесу в 1968 году; и 78 процентов Ричарду Никсону в 1972 году. После войны жители Миссисипи тяготели к таким политикам, как Рональд Рейган, который обещал вернуть Соединенным Штатам позиции международной силы после провала Вьетнама. К 2009 году Миссисипи был признан одним из сильнейших республиканских штатов на президентских выборах, путь, который начался с противодействия движению за гражданские права и решительной поддержки военной победы во Вьетнаме.

Памятники ветеранам войны во Вьетнаме

Сегодня по всему штату усеяны памятники жителям Миссисипи, участвовавшим в войне во Вьетнаме.Большинство из них представляют собой простые таблички с перечислением жителей района, участвовавших в войне, которые обычно можно найти на территории зданий судов. Самый большой мемориал ветеранам Вьетнама из Миссисипи расположен на четырех акрах в Оушен-Спрингс. Посвященный в 1997 году мемориал ветеранов Вьетнама из гранита, известняка и бетона в штате Миссисипи возник как идея американцев вьетнамского происхождения.

К началу 1990-х годов около 10 000 американцев вьетнамского происхождения населяли побережье Мексиканского залива Миссисипи, мигрировав в этот район за предыдущее десятилетие. Американцы вьетнамского происхождения, перемещенные в результате войны и ее последствий, хотели выразить свою признательность жителям Миссисипи, которые сражались и погибли за Южный Вьетнам.Мемориал ветеранов Вьетнама в Миссисипи представляет как имена, так и изображения тех из штата, которые служили на войне, в том числе тех, кто до сих пор числится пропавшим без вести. Это достойный памятник мужчинам и женщинам, которые служили во Вьетнаме, и дополняет богатое повествование о жителях Миссисипи и войне во Вьетнаме.

Тоби Г. Бейтс, доктор философии, доцент кафедры истории искусств и наук Университета штата Миссисипи – Меридиан .

Вьетнам · Политическая среда

В ноябре 1963 года убийство Нго Динь Дима, первого президента Южного Вьетнама, поставило под угрозу десятилетние усилия Соединенных Штатов по созданию независимого Южного Вьетнама.Дуайт Эйзенхауэр и Джон Кеннеди во время своего президентства рассматривали Юго-Восточную Азию как область, имеющую важное значение для безопасности США. Поддерживая павшего Кеннеди, президент Джонсон чувствовал себя обязанным продолжать выполнение обязательств Америки перед регионом, и между 1963 и 1965 годами несколько внешнеполитических решений привели к эскалации конфликта. Однако Джонсон также считал себя сторонником крупных социальных реформ. Он беспокоился, что ведение крупномасштабной войны во Вьетнаме поставит под угрозу «Великое общество» — комплексную внутреннюю повестку дня, которой он стремился достичь.Когда в 1964 году началась президентская кампания, президент быстро понял, что балансирование американских интересов внутри страны и за рубежом станет серьезным испытанием для его политических навыков.

2 августа 1964 года северовьетнамские торпедные катера вступили в бой с американским эсминцем USS Maddox в Тонкинском заливе у берегов Вьетнама. Два дня спустя ситуация обострилась; 4 августа и Мэддокс, и USS Turner Joy сообщили об атаках северовьетнамских воинских частей в Персидском заливе. Президент Джонсон охарактеризовал атаки как «неспровоцированные», отдав приказ о нанесении ответных ударов с воздуха. Он обратился с этими отчетами в Конгресс, члены которого быстро отреагировали. Резолюция по Тонкинскому заливу санкционировала военную силу во Вьетнаме и предоставила президенту право принимать «все необходимые меры для отражения любых вооруженных нападений на силы Соединенных Штатов и предотвращения дальнейшей агрессии». Резолюция была немедленно отправлена ​​в Конгресс, где Палата представителей единогласно одобрила ее после всего лишь 45-минутного обсуждения. В Сенате многие почувствовали призыв «сплотиться вокруг флага», но некоторые выразили обеспокоенность по поводу законности резолюции и мудрости «предоставления президенту Соединенных Штатов военных полномочий в отсутствие официального объявления войны.Сенатор Уэйн Морс (D-OR) утверждал, что «история зафиксирует, что [Конгресс] совершил большую ошибку, ниспровергнув и обойдя Конституцию Соединенных Штатов». 1 Сенаторы Эрнест Грюнинг (D-AK), Фрэнк Черч (D-ID) и Альберт Гор-старший (D-TN) разделяли опасения по поводу Вьетнама. Поворотным моментом в дебатах в Сенате стал аргумент сенатора Уильяма Фулбрайта, характеризующий резолюцию как продолжение текущей политики, касающейся именно действий в Тонкинском заливе. В конечном итоге мера была принята со счетом 88–2, и только сенаторы Грюнинг и Морс не согласились.

Военные действия активизировались после переизбрания Джонсона. В течение нескольких месяцев несколько тысяч американских военнослужащих и миллиарды долларов были направлены на конфликт во Вьетнаме в соответствии с резолюцией по Тонкинскому заливу, которая теперь вынуждает Конгресс поддерживать военные операции за счет ассигнований.

В июле 1965 года Джонсон отправил во Вьетнам 50 000 военнослужащих и в частном порядке обязался направить дополнительные войска к концу года.Администрация в значительной степени скрывала свою политику от Конгресса, опасаясь, что дебаты о войне нанесут ущерб Великому обществу, но все же она вызывала критику. Республиканцы Палаты представителей в значительной степени поддерживали твердую политику в Юго-Восточной Азии и вели войну против коммунизма любой ценой. Они критиковали Джонсона за большие расходы на внутренние программы, которые могли быть перенаправлены на оборону, и его «отсутствие откровенности» за то, что он ввел американскую общественность в заблуждение относительно масштабов и направления военных усилий.

Депутаты со всей страны написали в Конгресс послания в поддержку усиления военных действий и сражающихся мужчин; призывы покинуть Вьетнам и безвыходная ситуация; и призывает к суду за государственную измену небольшого, но растущего контингента протестующих против войны.

Вскоре стали возникать разногласия между теми, кто призывал к полномасштабной войне, теми, кто поддерживал ограниченные планы президента Джонсона, и теми, кто опасался, что бессрочные действия перерастут в третью мировую войну.

В последующие годы конфликта многие высказывались по поводу роста стоимости военных операций во Вьетнаме. Число жертв увеличилось, поскольку мирный процесс застопорился. Антивоенные настроения укоренились среди американских университетов и правозащитных организаций.Политики обсуждали внешние и внутренние последствия продолжающихся действий или вывода войск. В конце концов, антивоенное движение, растущее военное и правительственное инакомыслие, а также работа сенатских голубей смогли отделить Соединенные Штаты от Вьетнама.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.