Украинский король даниил: Украинский король Даниил — Мастерок.жж.рф — LiveJournal

Содержание

Украинский король Даниил — Мастерок.жж.рф — LiveJournal

Читая про современные украинские вооруженные силы с удивлением обнаружил вот такую информацию. Один из упоминающихся в заметке офицеров отслужил «в 24-й отдельной механизированной бригаде имени короля Даниила на должности командира орудия.»

Имени короля Даниила? Интересно, ничего не слышал об этой исторической фигуре. Давайте узнаем подробнее…

На Украине его конечно же называют «национальным героем Украины, проводником «западной цивилизации»».

Однако есть и другое мнение. Даниил проявлял полнейшее легкомыслие в политике: зачем-то вмешивался в польские междоусобицы, водил войско на чужбину сражаться за чужие интересы. А когда черниговские князья с тучами половцев разбили его наголову и овладели Киевом, его самого никто не поддержал. Когда же в его земли вторглись монголо-татары, Галицкий и вовсе бежал в Венгрию, цепляясь за надежду создать коалицию с чужеземцам. Но князя с его идеями попросту прогнали!».

Крайне неоднозначным, несвоевременным считают историки и переход Даниила под власть Папы. К слову, он происходил примерно в то же время, когда такие же предложения озвучивались и другому князю — Александру Невскому.

Уже отразив натиск шведов и немцев, тот четко представлял истинную подоплеку римской дипломатии: подставить Русь, стравить ее с Ордой, а то, что останется от нашей страны — прибрать к рукам

Невский ответил отказом, а вот Даниил согласился и даже втянулся в политику Папы: вместе с Венгрией и Польшей влез в войну против папских врагов. За что дрались и погибали в ту пору русские воины, осталось неясным…

Прогнозы Александра Невского о том, к каким последствиям приведет так называемый альянс с Западом против Орды, в полной мере оправдались.

Галиция и Волынь стали красноречивым примером этого. Поначалу они считали себя в выигрыше, а Папа даже прислал Даниилу королевскую корону. Однако, когда литовцы взялись «потрошить» города княжества, Папа не оказал реальной помощи. Позже Даниил пытался выстраивать какую-то прозападную политику, ездил в Венгрию, Польшу. Взаимопонимания он там так и не нашел. Таким образом, Даниила Галицкого и впрямь можно считать одним из основоположников «украинской» политики. Она ориентировалась на Запад, но привела лишь к отделению, обособлению и чужеземному порабощению западных окраин Руси.

Заслуги Даниила Галицкого, которого современные украинские политики возводят в статус «первого из патриотов», на самом деле более чем сомнительны. Виктор Бобер, эксперт Фонда стратегической культуры, обращает внимание, что после долгих метаний между Сараем (ставкой хана) и западными столицами князь по наущению Папы попытался было развязать войну против Золотой Орды.

Авантюра эта закончилась в 1259 году позорной капитуляцией. А чтобы новоявленному королю и впредь неповадно было, хан Бурундай принудил его сравнять с землей свои же крепости: Данилов, Львов, Кременец, Луцк, Владимир, — пишут историки.

Как следствие, через 90 лет тогдашние «адвокаты Украины» Польша и Литва, по сути, без единого выстрела разделили беззащитное Галицко-Волынское княжество между собой.

Литва позже прихватила и Киев, разоренный благодаря Даниилу татарами, а Польша через 250 лет позарились и на душу народа, навязав галицким русинам католическую унию (условия которой, кстати, обсуждал с Папой Иннокентием IV еще Даниил).

Что же касается коронования Даниила Папой, о чем сегодня говорят как о безоговорочном признании Галиции и Волыни Западом, то оно в ту пору имело очевидную цель: оторвать богатое и сильное княжество от единого славянского этнографического массива, православной византийской церкви и насадить свою католическую веру.

Результатом его политики стали долгие века латинского рабства Юго-Западной Руси. Не прошло и ста лет после смерти Даниила, как вся его вотчина — Галицко-Волынская земля — была расхватана соседями: уграми, поляками, литовцами. Латинское рабство в отдельных частях Руси не изжито до наших дней.

[источники]источники
https://tvzvezda.ru/news/vstrane_i_mire/content/201706100954-l0nr.htm
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8%D0%BB_%D0%A0%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87_%D0%93%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9

А вот тут я спрашивал вас, За что почитают и героизируют Дмитрия Донского?

Князь и король Даниил Галицкий.

История Украины. Научно-популярные очерки

Князь и король Даниил Галицкий

Смертью Романа воспользовались галицкие боярские группировки, не допустившие к власти вдову Романа и его малолетних сыновей Даниила и Василька. Как только княжичи подросли, они начали с боярством длительную и упорную борьбу за престол Волыни, а позже и Галичины.

Могущество крупных бояр в Галицкой земле объясняется не только разнообразием источников их прибылей (развитое сельское хозяйство, солеварные промыслы, торговля), но и тем, что в борьбе за утверждение своих династий на Прикарпатье Мстиславичи должны были привлекать на свою сторону местную боярскую верхушку. Для этого был один путь — пожалование им должностей и, главным образом, имений, ставших основой укрепления боярских родов. Однако нередко самые крупные бояре считали более выгодным для себя иностранное покровительство. Они исходили из того, что правителям-иноплеменникам будет труднее, нежели своим, добиться поддержки большинства населения, и это побудит их предоставлять привилегии боярам, как главной своей опоре.

К тому же боярам не могло не импонировать законодательное ограничение королевской власти и гарантирование прав феодалов Венгрии по Золотой булле короля Андрея I.

Корона короля Даниила Романовича Галицкого, присланная ему папой Иннокентием IV для коронации в Дорогичине. Позднее переделана на митру митрополита. Рисунок худ. Л. Скрутко

Вовлечение иностранных покровителей — венгров, а позже и поляков — во внутренние конфликты боярства с князьями способствовало укреплению позиций бояр и в то же время обусловило невиданное в других княжествах обострение их борьбы с княжеской властью. Особенно кровавым стал конфликт княжеской власти с боярами при кратком правлении в Галиче трех сыновей Игоря Святославича, внуков по матери Ярослава Осмомысла. Бояре сами пригласили их, надеясь, что князья из Северской земли станут послушным орудием в их руках. Когда же Игоревичи начали проводить самостоятельную политику, разгорелась борьба не на жизнь, а на смерть. Игоревичи устроили расправу над боярами и «убили их было числом 500, а остальные разбежались».

В 1211 г. бояре, пригласив на помощь венгерское войско, захватили двух Игоревичей и «повесили их для мести». Через два года предводитель боярства Владислав Кормильчич осмелился сесть на княжеском престоле. Это был единственный на Руси случай узурпации княжеского титула человеком, не принадлежавшим к династии Рюриковичей.

В 1214 г. с помощью части бояр венгры, вступившие в союз с Краковским княжеством, захватили Галич и провозгласили «королем Королевства Галицкого» пятилетнего венгерского королевича Калмана (Коломана), которого сочетали браком с двухлетней польской княжной Саломеей. От венгерской власти, бывшей, по существу, военной оккупацией, освободил галичан новгородский князь Мстислав, который вместе с Даниилом Романовичем (женатым на его дочери) успешно отразил наступление венгерских и польских войск. Однако вскоре Мстислав передал княжение не Даниилу, а младшему венгерскому королевичу Андрею, женатому на его второй дочери. В конце концов, после упорных усилий Даниилу удалось укрепиться на Волыни, и оттуда он повел наступление на Галицкую землю.

В 1230 г. Даниил Романович вытеснил венгров из Галича, но удержаться в городе на этот раз не смог. Это повторилось в 1233 г. Новый венгерский король Бела IV поддержал княжение в Галиче ставленника бояр черниговского князя Ростислава Михайловича. Поскольку политически беспринципные боярские группировки шли на сговор с венгерскими королями, борьба Даниила и Василько Романовичей против бояр за объединение галицко-волынских земель обрела характер освободительной войны за государственную независимость. Романовичи опирались на широкие круги населения и на часть бояр — тех, которые рассчитывали на покровительство князей. Их поддержали местичи — городские купцы и ремесленники, в том числе иностранные поселенцы в некоторых крупных городах (армяне, немцы и др.): они были сторонниками не боярского своеволия, а крепкой княжеской власти. Только позже, когда государство ослабло, городские колонии католиков начали ориентироваться на своих единоверцев — иностранных агрессоров. Для победы Романовичей существенное значение имела и позиция крестьян-общинников, входивших в княжье пешее войско.

Усиление боярства не сулило смердам ничего хорошего, а надежды на «доброго князя» уже в это время были распространены в народе. Союз княжеской власти, боярства, служившего этой власти, и городской верхушки был направлен на установление такого варианта государственного строя, который больше соответствовал потребностям экономического и культурного развития, чем боярская олигархия.

Князь стремился создать центральный аппарат управления из верных себе бояр. В нем самой влиятельной фигурой, своеобразным заместителем князя в военных, административных и судебных делах стал дворский. Эта должность соответствовала западноевропейскому палатину. Совершенствуя государственный аппарат, стремясь к специализации его звеньев, князья опирались и на опыт других стран. Так, некоторые должности при дворе Даниила Романовича были введены но аналогии с Византией (печатник) и западными соседями (стольник, седельничий).

После длительной борьбы Даниилу Галицкому удалось преодолеть сопротивление тех группировок галицких и перемышльских бояр, которые ориентировались на поддержку Венгерского королевства. В 1237–1238 гг. Даниил окончательно укрепился в Галиче. Волынь он оставил младшему брату Васильку, который во всех важных делах действовал совместно с Даниилом.

Галич. Памятник королю Даниилу Романовичу Галицкому. Скульптор А. Пилев. 1998 г.

Даниил в 1238 г. разгромил тевтонских рыцарей Добжинского ордена, захвативших город Дороги чин над Бугом, при этом он взял в плен магистра ордена Бруно. Как говорится в летописи, Даниил перед боем провозгласил: «Не подобает держать пашу отчину крыжевникам (крестоносцам)». Накануне нашествия Батыя Даниил укрепился в Киеве и поручил управление в этом городе тысяцкому Дмитрию — опытному и храброму воеводе, которому и пришлось руководить обороной города.

Столицей княжества Даниил Романович избрал свою новую резиденцию город Холм, где построил оборонительные сооружения, церкви, заложил красивый парк. Летописец подчеркивает планомерный, целенаправленный характер градостроительной деятельности Даниила и его брата Василька Романовича.

По их приказу были сооружены города-замки Данилов, Кремьянец (Кременец), Угровеск (Угровск) и др. В свои города Даниил приглашал «седляр, и лучников, и тульников, и кузнецов по железу и меди и серебру, и жизнь заполнила дворы вокруг града, поля и села». Эти слова в летописи приводятся при описании строительства в Холме, но они относятся и к другим сооружавшимся городам.

Строительство Романовичами укрепленных градов было очень своевременным. Преодолев упорное сопротивление по линии укреплений вдоль Верхнего Тетерева, Горыни и Случи, Батый в начале 1240 г. двинулся на Волынь. Как утверждает летописец, хан монголо-татар, увидев, что не сможет взять Кремьянец и Данилов, отошел от них. Очевидно, упорная оборона этих мощных крепостей была одной из причин того, что орда решила, не задерживаясь, двинуться на главный город Волыни — Владимир. Борьба за владимирский детинец была кровавой. Дружинники и вооруженные местичи сражались до конца, до последнего воина. Бастионами сопротивления стали каменные церкви, которые после отхода орды были завалены трупами.

Так же самоотверженно, как свидетельствуют археологические источники, защищались Звенигород, другие города и замки. Даниил, который в то время возвращался из Венгрии, остановился на ночлег в Синеводском монастыре (Прикарпатье) в современном Сколевском районе Львовской области; здесь он узнал о нашествии и был вынужден возвратиться в Венгрию, «поскольку мало с ним было дружины».

Вероятно, путь орды проходил из Прикарпатья на Верецкий и через Буковину на Роднянский перевалы. Когда в Венгрии стало известно о приближении орд Батыя, был послан палатин Григорий с поручением перекрыть карнатские «ворота». Однако он сдал их без сопротивления. Не задерживаясь в Карпатах, войска Батыя двинулись в Венгрию и где объединились с другой частью орды, возвращавшейся из Южной Польши и Чехии. По сравнению с восточными княжествами Галицко-Волынская земля пострадала намного меньше. Монгольское нашествие прокатилось через нее словно смерч. Опустошения, особенно в городах на пути орды, были огромными.

Но как только монгольское войско откатилось на восток, Галицко-Волынское княжество, сохранившее государственные структуры, смогло готовиться к дальнейшей борьбе с завоевателями. Люди стали не только отстраивать разрушенные города, но и сооружать новые. В частности, были возобновлены укрепления Холма, в конце 40-х гг. построен Львов, который назвали в честь старшего сына Даниила Льва (город впервые упомянут в летописи при описании событий 1256 г.). Одновременно пришлось воевать с непокорными боярами, делавшими ставку на Ростислава Михайловича черниговского и его союзников.

В 1245 г. войско Даниила Галицкого одержало блестящую победу в битве с войском венгерского короля и его союзниками вблизи города Ярослава на Сане. Ярославская битва, в которой Даниил подтвердил свою славу храброго воина и способного полководца, надолго остановила агрессию венгерского королевства к северу от Карпат. Около 1250 г. между Даниилом и венгерским королем Белой IV наладились дружественные отношения, которые были закреплены браком сына Даниила Льва с дочерью Белы Констанцией.

Однако попытка организовать достаточно сильный союз против ордынцев не удалась. Не имея возможности успешно противостоять более многочисленным силам Золотой Орды, Даниил был вынужден поехать на переговоры к хану Батыю в его новооснованную столицу Сарай-Бату (вблизи устья Волги). Хан принял Даниила с почестями, но современники понимали, что это поездка означала признание зависимости от Орды. Дальнейшая деятельность Даниила свидетельствует, что он пошел на это, чтобы получить передышку и иметь возможность собирать силы для решающей борьбы. Именно с этой целью были сооружены укрепленные грады, которые должны были стать опорой «против безбожных татар». Постепенно и осторожно Даниил опять начинает искать союзников для отпора могущественному врагу. В 1254–1255 гг. войска Даниила, его брата Василька и сына Льва завоевали поддавшиеся татарам Болоховские города в окрестностях рек Случи и Тетерева, а отряды хана Куремсы, перешедшие в контрнаступление, были оттеснены в их кочевья. Однако после прихода в 1258 г.

огромного войска Бурундая Даниил и Василько были вынуждены разобрать укрепления крупнейших крепостей в доказательство того, что они «мирники». Только столичный Холм не подчинился и сохранил свои мощные укрепления.

Даниил проводил активную внешнюю политику. После смерти последнего австрийского герцога из династии Бабенбергов Фридриха II сын Даниила Роман женился на его племяннице Гертруде и с помощью венгерского короля попытался овладеть герцогским престолом Австрии. Эта попытка была неудачной (в результате длительной борьбы с 1282 г. в Австрийском герцогстве надолго укрепилась династия Габсбургов).

Международному авторитету Даниила способствовала коронация его присланной папой Иннокентием IV короной и принятие титула короля. Местом коронации он избрал Дорогичин на Подляшье, чтобы подчеркнуть свои права на город, возле которого он в свое время одержал победу над рыцарями. Западноевропейские хроники называли Галицко-Волынское княжество королевством еще задолго до дорогичинской коронации, а это значит, что, присылая Даниилу корону, папа учитывал реальные факты. Но папа не смог предоставить конкретную военную помощь против орды, поэтому взаимоотношения Даниила с Римом не завершились стойким союзом. В то же время коронация подтвердила ориентацию Даниила на связи со странами Западной и Центральной Европы. В контексте этой ориентации развивались и его взаимоотношения с польскими князьями.

Князь Лев Даниилович. Худ. Л. Долинский. Конец XVIII в.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

мифы и реалии — Ликбез

Одна из самых известных и одновременно наиболее знаковых фигур отечественной средневековой истории – князь, а с 1253 г. – король Руси Даниил Романович (родился накануне 11 декабря 1200 г. или 1201 г. – умер ранней весной 1264 г.). По сравнению со всеми другими представителями разветвленной династии Рюриковичей, на страницах летописания этот персонаж представлен лучше остальных. Довольно пространно его жизнь и деятельность приведены и в источниках иностранных государств. Соответственно, таким пристальным вниманием ученых ни один из представителей руськой династии не имел чести довольствоваться. В этом и заключается своеобразное «счастье короля Данила», как любят шутить историки.

Однако отсюда и немало не переосмысленных, не изученных на должном уровне аспектов его биографии: историческая память о первом короле Руси, мифы и легенды с ним связанные, частично сконструированы и в кабинетах академических историков и, как следствие, – в общественном сознании.

Церковь святого Пантелеймона в Галиче (XII в.). Вероятное место крещения Даниила Романовича

Одним из таких исторических мифов о Данииле Романовиче является его неисторический «псевдоним» Галицкий, известный с начала XIX в., впрочем, совсем не подтвержденный источниками. За всю свою жизнь (полные 63 года) общее время его проживания, пребывания и управления Галичем составляет около 12,5 лет. Он шесть раз в буквальном смысле овладевал городом силой, немало урона нанеся хозяйственной жизни его окраин, в конце концов, так и не сумев наладить отношения с местными элитами. После действительно Галицких Владимирка Володаревича, Ярослава Владимировича (названного в «Слове о полку Игореве» Осмомыслом), Владимира Ярославича, Романа Мстиславича и Мстислава Мстиславича, не совсем справедливо названного Удатным, ни один другой князь так на страницах летописей записан не был.

Таким же мифом, не подтвержденным источниками, является название государства, которое князь создал и возглавлял – Галицко-Волынское. В литературе до сих пор распространен именно такой вариант. А ведь, земли, подвластные Даниилу Романовичу, а тем более – его потомкам, включали не только исторические Галицкую и Волынскую земли, но и Киев, территории современной Беларуси, Польши, части украинского Закарпатья и др. Бесспорно – это было государство Романовичей, по аналогии, например, с очень пестрыми в этническом смысле владениями Пястов. Ведь в XII–XIII вв. ни историческая Мазовия, ни Силезия или Западное Поморье «Польшей» не были, но при этом на местных престолах сидели именно Пясты.

Печать аббата Оппизо из Меццаны, священника короновавшего Даниила Романовича в городе Дрогичин в конце декабря 1253 г.

До конца ХХ – начала XXI вв. не без отрицаний обходились обсуждения касательно коронации Даниила Романовича и его королевского титула. Впрочем, последние исследования украинских и зарубежных коллег окончательно сняли все сомнения, а также публикации современных этому событию независимых по содержанию источников, имеющих отношение к окружению одного из инициаторов этой коронации – папы Иннокентия IV, в частности его исповедника – Николо да Кальви. Так называемая Галицко-Волынская летопись, ряд венгерских и польских нарративов и актов подтверждают: после 1253 г. руський князь стал королем, а его земли стали называться королевством Руси (Regnum Russiae).

Еще одним мифом является выдающаяся храбрость, смелость князя, увековеченная в научной и художественной литературе, фильмах. Однако, по источникам, из более чем 50 военных кампаний возглавляемых либо организованных Даниилом Романовичем, или в которых он принимал пассивное участие, в около десяти случаях под страхом смерти князь покидал поле боя, бежал либо не являлся на битву (делегируя вместо себя младшего брата Василька или одного из уполномоченных военачальников), как это всегда было против монголов.

Он, бесспорно, был незаурядным воином в очень хороших кондициях, умело владел различными видами оружия. Обвинить его в трусости мы не можем, но тут, скорее всего, имел место инстинкт самосохранения, унаследованный, пожалуй, еще с детских лет, когда в течение почти десяти лет Даниил должен был укрываться от вражеских преследований.

Этот инстинкт позволял ему иногда объективно оценивать ситуацию на поле боя или даже накануне. Часто обстоятельства не оставляли ему иного выхода, кроме как принять злой рок. Его слезы страха впервые засвидетельствованы летописцем после получения «чести татарской» и возвращения от хана Бату весной 1246 г. во время очень сентиментальной встречи с братом Васильком. Однако каждый раз он упрямо старался обернуть все неблагоприятные обстоятельства в свою пользу. Очевидно, что в его личности политик всегда побеждал воина, но его политические достижения, в конце концов, подтверждают «небезосновательность» его некоторых «не слишком доблестных» поступков.

Не менее мифологизированным видится образ князя-«пацифиста», который терпеливо сносит обиды врагов, и является глубоко религиозным человеком. Но после тщательного анализа источников перед нами предстает несколько иной человек. За свою жизнь, несмотря на заложение целого ряда храмов в построенной для себя столице – городе Холме, Даниил Романович совершил не более 2–3 паломничеств в выдающиеся христианские центры хотя бы своих земель. Как и часть его современников, он, видимо, не чурался братоубийства (как это, очевидно произошло в случае с его соперником, двоюродным братом, князем Белза – Александром Всеволодовичем), «крепкого» словца (при переговорах с венгерским принцем, галицким князем Андреем через реку Велю в марте 1233 г. ) или захвата вражеского города в большой христианский праздник (в случае с Черторыйском, взятым с воскресенья на понедельник Пасхи 26–27 марта 1228 г.). Кодекс рыцарской чести, который, на первый взгляд, должен был быть ему присущ, особенно после воспитания в детском возрасте при венгерском королевском дворе, князь неоднократно нарушает, например, заключая после вроде бы дипломатической встречи неугодных бояр в темницу (Доброслав Суддич, Григорий Василькович – в 1241 г.), или казнив на поле боя взятых в плен знатных по происхождению соперников (венгерский бан Филя – 17 или 18 августа 1245 г.).

Король Руси был дважды женат. Первая его супруга – дочь князя Мстислава Мстиславича Анна. Вторая – неизвестная по имени дочь литовского князя Довспрунка, брата будущего литовского короля Миндовга. Хотя Даниил Романович, в силу своей военной и дипломатической активности, редко виделся со своей семьей, от обоих браков у него родилось более 10 детей, части имен которых мы не знаем, ведь они умерли в детском возрасте. Среди известных истории – сыновья Ираклий, Лев, Роман, Шварно, Мстислав (возможно даже два сына с таким именем), а также дочери – Анастасия, София (?) и несколько других, неизвестных по именам.

Базилика Рождества Пресвятой Богородицы в городе Холме. Место захоронения короля Даниила в 1264 г.

География Данииловой деятельности впечатляет. Наиболее восточным местом его пребывания была столица хана Бату – Сарай в низовьях Волги, куда князь прибыл в конце 1245 – начале 1246 гг. Самое западное – местность Крессенбрунн, в окрестностях которой 12 июля 1260 г. руський король на стороне своего венгерского свата Белы IV принял участие в битве против войск чешского правителя Пшемысла Оттокара II. Наиболее северным местом боевых действий Даниила Романовича были территории ятвягов (между современными Польшей и Литвой далеко к северу от Бреста) в 1255–1256 гг. Время продолжительности отдельных военных кампаний князя достигало года и более. Километраж, который он иногда преодолевал, не раз превышал 1000 км в одну сторону. Выносливость князя подтверждена способностью, например, непрерывно конно преследовать врага четыре дня и три ночи, как это было весной 1234 г. в погоне за Александром Всеволодовичем.

Испортит ли эта информация наши, часто идеализированные представления о первом короле Руси? Возможно, – у кого-то, кто склонен видеть среди наших государей прошлого только «иконописные образы». Однако понимание реалий жизни и биографии позволит лучше оценить его достижения как политика и те усилия, которые он приложил для достижения своих политических целей. И поэтому достойное место в отечественной истории, сознаемся, займет именно живой, а не выдуманный Даниил Романович.

Формула раскола: князь Даниил Галицкий как исток украинского предательства

Его называют национальным героем Украины, проводником «западной цивилизации». Кем же был на самом деле князь Даниил Галицкий, которого историки Незалежной активно возводят нынче в статус первого истинно «украинского» властителя и единственного пророка и светоча?


Король-пораженец

 

На Украине сегодня, похоже, очередной дефицит — дефицит подлинно народных героев, тех, на кого могло бы равняться общество, с кого брать пример. Один из моих собеседников рассказал свежую историю о том, как в одном из сел на Харьковщине после нынешней реализации масштабной кампании по «декоммунизации» и сноса памятника Ленину на опустевший постамент оказалось попросту не кого ставить. Местные власти предложили монумент Мазепе, но тут поднялся ропот сельчан, знакомых по курсу истории с поступками этого «деятеля». В итоге постамент так и остался пустовать…


Не менее неоднозначная личность для истории, чем упомянутый гетман-перебежчик, – князь Даниил Галицкий, которого стараниями современных украинских историков делают сейчас чуть ли не зачинателем всей истории «древней Украины». Особо преуспел в возвеличивании этой персоны кандидат исторических наук из Тернопольского экономического университета Микола Лазарович, ставший даже соавтором ряда учебных пособий по украинской истории. Согласно его версии, Даниил, ни много ни мало, остановил монголо-татарское нашествие, восстановил внутреннее единство земель, наладил успешное сотрудничество с Западом. Последнее обстоятельство особенно выделяется в исторических разработках, ибо тем самым проводится параллель – раз наши предки это делали, значит, и нам этот путь предопределен.


 

«Украинское государство фактически сохраняло в тот период независимость во внутренней и внешней политике», — пишет Микола Лазарович, правда, признавая при этом, что и ярлык на княжение Даниил получал от Орды, и венгерским и польским правителям он кланялся. Не удалась у князя, как признает тот же Лазарович, и затея с «внешнеполитическими» браками. Сыновья и дочери Даниила, заключившие брачные узы с представителями западных династий, так и остались для них чужими. Даже отношения с Папой Римским не увенчались у князя особым успехом, хотя он пошел на немыслимое — согласился передать свои владения под церковную юрисдикцию Рима. Папа был признан верховным пастырем русских церквей, и это, как пишет Микола Лазарович, «подняло авторитет украинского государства среди европейских народов».


Однако надежды, что католическая Европа поможет в борьбе с Ордой, не оправдалась. Князь в итоге потерпел поражение, его земли были опустошены, а идея создания антиордынской коалиции так и осталась идеей. Тем не менее, как хвалебно заключает историк Лазарович, «заслуга Даниила состояла прежде всего в том, что он сумел в условиях сложного внешнего окружения, монголо-татарского нашествия превратить Галицко-Волынское княжество, а затем и королевство, в прочную основу общеукраинского государства, с которым считались на Западе и на Востоке».


Заграница нам не поможет


Российский писатель и публицист, автор множества работ по истории России, член Союза писателей РФ Валерий Шамбаров отмечает: князь Даниил был и впрямь личностью незаурядной. Но какой мерой измерять его вклад в историю?

«Даниил проявлял полнейшее легкомыслие в политике: зачем-то вмешивался в польские междоусобицы, водил войско на чужбину сражаться за чужие интересы, — подчеркивает историк. — А когда черниговские князья с тучами половцев разбили его наголову и овладели Киевом, его самого никто не поддержал. Когда же в его земли вторглись монголо-татары, Галицкий и вовсе бежал в Венгрию, цепляясь за надежду создать коалицию с чужеземцам.


Но князя с его идеями попросту прогнали!».

Кстати, то нашествие ордынцев на княжеские владения дорого обошлось его народу: в летописях описано, как после ухода ханова войска Даниил Галицкий и его брат Василько не смогли въехать ни в Брест, ни во Владимир-Волынский из-за смрада множества трупов…

Крайне неоднозначным, несвоевременным считают историки и переход Даниила под власть Папы. К слову, он происходил примерно в то же время, когда такие же предложения озвучивались и другому князю — Александру Невскому.

«Уже отразив натиск шведов и немцев, тот четко представлял истинную подоплеку римской дипломатии: подставить Русь, стравить ее с Ордой, а то, что останется от нашей страны — прибрать к рукам, — отмечает Валерий Шамбаров. — Невский ответил отказом, а вот Даниил согласился и даже втянулся в политику Папы: вместе с Венгрией и Польшей влез в войну против папских врагов. За что дрались и погибали в ту пору русские воины, осталось неясным…».


При этом, как отмечает историк, прогнозы Александра Невского о том, к каким последствиям приведет так называемый альянс с Западом против Орды, в полной мере оправдались.

«Галиция и Волынь стали красноречивым примером этого, — говорит он. — Поначалу они считали себя в выигрыше, а Папа даже прислал Даниилу королевскую корону. Однако, когда литовцы взялись «потрошить» города княжества, Папа не оказал реальной помощи. Позже Даниил пытался выстраивать какую-то прозападную политику, ездил в Венгрию, Польшу. Взаимопонимания он там так и не нашел. Таким образом, Даниила Галицкого и впрямь можно считать одним из основоположников «украинской» политики. Она ориентировалась на Запад, но привела лишь к отделению, обособлению и чужеземному порабощению западных окраин Руси».


Подмена понятий


Заслуги Даниила Галицкого, которого современные украинские политики возводят в статус «первого из патриотов», на самом деле более чем сомнительны. Виктор Бобер, эксперт Фонда стратегической культуры, обращает внимание, что после долгих метаний между Сараем (ставкой хана) и западными столицами князь по наущению Папы попытался было развязать войну против Золотой Орды.

«Авантюра эта закончилась в 1259 году позорной капитуляцией. А чтобы новоявленному королю и впредь неповадно было, хан Бурундай принудил его сравнять с землей свои же крепости: Данилов, Львов, Кременец, Луцк, Владимир, — пишет историк. — Как следствие, через 90 лет тогдашние «адвокаты Украины» Польша и Литва, по сути, без единого выстрела разделили беззащитное Галицко-Волынское княжество между собой.

Литва позже прихватила и Киев, разоренный благодаря Даниилу татарами, а Польша через 250 лет позарились и на душу народа, навязав галицким русинам католическую унию (условия которой, кстати, обсуждал с Папой Иннокентием IV еще Даниил). Закономерно, что в XXI веке именно манкуртизированные выходцы из Галиции вновь навязали Малой Руси «европейские гарантии безопасности». И как тогда Папа не создал обещанную Даниилу «антитатарскую» коалицию, так и нынешние «князья Западного мира» не дали для той же АТО ни единого несчастного «Джавеллина».
 

Харьковский журналист Георгий Геращенко объясняет нынешнее чересчур пристальное внимание украинского истеблишмента к личности Даниила Галицкого так: Галицко-Волынское княжество, которое в свое время возглавлял этот правитель, почти полностью совпадает с границами Западной Украины, нынешней законодательницы политического курса Незалежной на отрицание всего русского.

«Каждый «просветитель» пытается рассказать об исключительности «Галицко-Волынской державы»», а самого древнего князя с его «славой» и «заслугами» причислить к украинцам, — отмечает автор. — Кстати, в те времена ни о каких украинцах никто и слыхом не слыхивал. Украинский народ и язык полностью сложились только в период с XIV до середины XVII веков в условиях искусственной изоляции и в результате двухвекового польско-литовского владычества над захваченными русскими княжествами. Само же Галицкое княжество выросло на землях славянских племен: белых хорватов, тиверцев, уличей».

Но как так получилось, что русский князь Даниил Романович Галицкий в одночасье стал «украинским государственным деятелем»? Как считает Георгий Геращенко, ничего удивительного в этом нет, ибо в современных учебниках по истории Украины весь тот древнеславянский период без всяких оснований назван… древнеукраинским!

«Нам еще долго будут доказывать придуманное величие очередными шароварами и чубами, лишь бы только не признавать правду истории, а в который раз переписывать ее заново, в угоду очередной политической конъюнктуре», — горько признает журналист из Харькова.

Выбор истории

Кстати, говорить и об уникальности Галицко-Волынского княжества, называть его «державой», тоже не совсем верно. Историки обращают внимание: после распада Киевской Руси в середине XII века образовались полтора десятка таких же сильных суверенных княжеств-государств, равных западноевропейским королевствам. Княжествами они были по форме правления, а по сути — государствами.
 

Что же касается коронования Даниила Папой, о чем сегодня говорят как о безоговорочном признании Галиции и Волыни Западом, то оно в ту пору имело очевидную цель: оторвать богатое и сильное княжество от единого славянского этнографического массива, православной византийской церкви и насадить свою католическую веру. Доцент кафедры философии и социологии Башкирского государственного университета, кандидат философских наук Рустем Вахитов обращает внимание на оценку личности и роли Даниила Галицкого, сделанную выдающимся историком Георгием Вернадским:

«Результатом его политики стали долгие века латинского рабства Юго-Западной Руси. Не прошло и ста лет после смерти Даниила, как вся его вотчина — Галицко-Волынская земля — была расхватана соседями: уграми, поляками, литовцами. Латинское рабство в отдельных частях Руси не изжито до наших дней».


«Даниил Галицкий сделал в свое время выбор, вступив в политический союз с Западом и открыв перспективу для «окатоличивания» западнорусских земель, — отмечает Рустем Вахитов. — Результатом этого стали не просто разгром этой части Руси, но и утрата ее населением своей этнокультурной идентичности. Перестав быть православными, эти люди перестали считать себя и русскими. И не только в самоощущении, но фактически превратившись в другой народ — западных украинцев, которые имеют другой язык, другую культуру и прочно отделяют себя от русских. На примере Галицко-Волынского княжества мы можем видеть, что произошло бы с Северо-Восточной Русью, если бы Александр Невский сделал тот же выбор, что и Даниил. Не было бы никакой просвещенной, европейской России, не было бы русских как цивилизованного народа, взросшего на идеалах свободы, прогресса и гражданственности. Не было бы вообще русских, как таковых. Был бы другой народ — католический либо протестантский, но точно с другим языком. И с другой историей».

Даниил Романович Галицкий — Сто великих полководцев России. Проект «Сто великих полководцев. Герой дня»

Даниил

Романович Галицкий

1201 — 1264

Сражения и победы

Князь Галицкий, Волынский, Великий князь киевский, выдающийся политический деятель, дипломат и полководец Древней Руси, первый русский король. 

В 15 лет Даниил впервые сам командовал своей дружиной, и в домонгольский период военные победы, дипломатическая гибкость и благородство Даниила Романовича снискали ему заслуженную славу. Воевал в Европе. Пытался объединить Русь и помощью папы Римского организовать крестовый поход против татаро-монголов.

Историк С.М. Соловьев среди князей середины XIII в. выделял двух самых талантливых политиков и полководцев. Это были Александр Ярославич (Невский) и Даниил Романович Галицкий. При этом не было тогда на Руси политиков более различающихся по геополитическому видению ситуации и по личным качествам, нежели Даниил и Александр. Соловьев полагал, что долгосрочные последствия линии Александра оказались более весомыми для Российской истории, в сравнении с яркими во всех отношениях военно-государственными усилиями Даниила. В отношении истории России это, безусловно, так, однако современные украинские и белорусские историки оспаривают этот вывод применительно к истории Южной и Западной Руси XIII-XV вв. 

Целью нашего очерка не является выяснение данной проблемы. Мы ставил своей задачей лишь рассказ о жизни, государственных и военных предприятиях князя Даниила Романовича.

Происхождение Даниила и особенности политической истории Галицко-Волынской Руси

Даниил принадлежал к старшей ветви Мономаховичей, которая шла от Мстислава Владимировича Великого, преемника Владимира Мономаха на киевском великокняжеском столе в 1125-1132 гг. Отец Даниила — Роман Мстиславич, правнук Мстислава Великого, являлся князем Волынским. Он впервые в русский истории сумел объединить в одно государство богатые и развитые земли русского Юго-Запада — княжества Волынское и Галицкое. Так родилось Великое Галицко-Волынское княжество, которое в дальнейшем в истории домонгольской Руси конкурировало по значимости в разделенном на 12 независимых государств Русском пространстве с Великим Владимиро-Суздальским княжеством и Господином Великим Новгородом.

Но если Новгород никогда не пытался объединять вокруг себя политически раздробленные русские земли, то Владимиро-Суздальское и Галицко-Волынское княжества стремились к этой цели. Галицко-Волынский князь Роман (1199-1205) преуспел в этом направлении. Он дважды овладевал Киевом — в 1201 и 1204 гг., и, как предполагают историки, вынашивал мысль о централизаторской реформе политического строя Руси.

Кн. Даниил Романович захватывает княжеский стол в Киеве. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (РНБ. F. IV. 225. Л. 360)

Роман предполагал выстроить четкую иерархию русских князей и их уделов, усилив главенство Киева, как центрального города Руси.   Великий князь киевский должен был, по его мысли, выбираться на съезде наиболее видных и сильных удельных князей. Правители мелких и слабых княжеств на съезд не допускались. После выбора великого киевского князя все остальные князья — и великие удельные, и младшие должны были учитывать его мнение во всех внешнеполитических делах, отношениях между русскими княжествами и отчасти в вопросах внутренней политики. План этот напоминал устройство Священной Римской империи германской нации в XIII-XVI вв.

Краковский князь Лешек Белый. Художник Матейко

Однако отец Даниила не сумел реализовать свои замыслы. Как все волынские и галицкие князья, Роман Мстиславич, связанный родственными узами с польской династией Пястов, часто принимал участие во внутрипольских раздорах. Будучи сначала союзником, а потом противником своих юных польских кузенов Лешека Белого и его младшего брата Конрада Мазовецкого Роман был убит в битве на реке Висле у города Завихоста. На момент смерти князю Роману было 55 лет, однако его дети-наследники от второго брака находились в почти младенческом возрасте: старшему Даниилу исполнилось 4 года, а младшему Васильке – 2.

Вдова Романа княгиня Анна не сумела удержаться в качестве регента при юных княжичах. Сама Анна, по версии историка А.В. Майорова, являлась дочерью византийского императора Исаака II Ангела. Правда, это мнение оспаривается. Н.И. Костомаров считал мать Даниила Галицкого сестрой Андраша II, короля Венгрии; а Н.Ф. Котляр полагал, что Анна происходила из знатного волынского боярского рода (Котляр Н.Ф. Даниил, князь Галицкий. СПб., 2008).

Внутренняя политическая жизнь Волынской и особенно Галицкой Руси всегда напоминала вулкан. Здесь имелось очень богатое и сильное боярство, которому принадлежало большая часть сельской населенной земли. Другая часть являлась вотчиной князей. Свободных крестьян-общинников почти не осталось. Боярство являлось противовесом княжеской власти и было разделено на множество группировок, которые соперничали друг с другом. Эти группировки могли ориентироваться на различных претендентов на княжеские столы, кто-то поддерживал великого князя. Самостоятельной социально-политической силой являлись развитые торгово-ремесленные центры — города Волыни и Галиции. Великие князья часто находили поддержку у горожан, а также опирались на свои многочисленные дружины, которые состояли из мелких и средних вотчинников. Во внутренние дела Галиции и Волыни могли вмешиваться русские князья из других уделов, а кроме того и зарубежные силы — венгры с поляками. Неудивительно, что вдова Романа Мстиславича с детьми оказалась игрушкой в руках различных, часто меняющихся ролями политических сил.

Начало пути: посреди политической «вакханалии»

Сразу после известия о гибели Романа Мстиславича жители Галиции и Волыни признали наследником 4-летнего Даниила Романовича. Причем в Галиче это было обсуждено на вече, где тон задавали знатные бояре. Опекуном и регентом Даниила стал волынский боярин Мирослав (что и послужило основой предположения о кровном родстве княгини Анны и боярина Мирослава).

Однако противники погибшего Романа сразу подняли голову. Отец его первой супруги, в 1203 г. насильно постриженный им с женой и дочерью в монахи, бывший киевский князь Рюрик Ростиславович сбросил ризу и вновь овладел Киевом. В союзе с черниговскими князьями Игорем Святославичем Новгород-Северским и его детьми, а также с половцами он двинулся на Галицко-Волынскую землю. Княгиня Анна обратилась за помощью к побратиму своего супруга венгерскому королю Андрашу (Андрею) II. Узнав о приближении венгерских рыцарей, половцы ушли восвояси, а Рюрик с союзниками был вынужден ретироваться. Но как только мадьярские силы оставили Галич, Рюрик с черниговцами, смолянами и берендеями вновь появились в Галиции.

Часть галицких бояр решила, что маленький Даниил — не лучший правитель для их земли. Король Андраш II, к которому опять взывала Анна, был занят внутренней смутой и не прислал помощь. Галич охватило восстание. Анна с детьми бежала на Волынь. В Галиче верховодил видный галицкий боярин Владислав из рода Кормиличей. Он некогда был изгнан князем Романом из Галича и нашел приют в Новгороде Северском у упомянутого выше князя Игоря Святославича. Связь героя «Слова о полку Игореве» князя Игоря Святославича с галичанами объяснялась его вторым браком. Его женой являлась Ярославна, дочь знаменитого галицкого князя Ярослава Осмомысла (1153-1187)[1]. Владислав Кормилич, изгнанный в свое время отцом Даниила из Галича, одно время нашел пристанище у Игоря и Ярославны в Новгороде Северском. Теперь боярин Владислав предложил прекратить войну с Рюриком Киевским и его союзниками. Он считал, что галицкий престол нужно передать сыновьям Игоря Новгород-Северского, двое из которых приходились внуками Ярославу Осмомыслу. На том и порешили.

Владимир Волынский. Реконструкция

Но в итоге на галицком престоле оказался не сын Ярославны и не внук Осмомысла, а старший из Игоревечей — Владимир (сын Игоря от первого брака). С династической точки зрения это было очень сомнительное решение, и сам Владислав Кормилич перешел в «оппозицию» к новому галицкому князю. Первому Сыну Ярославны достался Звенигород в Галиции, а для второго Святослава Игоревича решили отвоевать Волынь, где, как мы видели, сидел маленький Даниил. Князь Новгород-Северский Игорь Святославич послал сказать во Владимир-на Волыне: «Выдайте нам Романовичей и примите князем Святослава, а то города вашего на свете не будет».

Несчастная княгиня Анна с детьми и «дядькой» Мирославом решилась бежать за границу. С сыном Васильком она нашла прибежище у краковского князя Лешека Белого, который выделил Васильку стол в Бресте, а свергнутый с галицкого и волынского престолов его брат Даниил был отправлен к Андрашу II. (Это решение Лешеко и навело Костомарова на мысль о том, что Анна являлась дочерью венгерского короля, и он, как дед Даниила, должен был бороться за права свергнутого внука. Однако Андраш II предпочел договориться с Игоревичами, что скорее говорит против родства венгерского короля и матери Даниила).

Галицко-Волынское княжество в начале XIII в.

Все эти перестановки не принесли мира на Галицко-Волынскую землю. Вскоре галицкие бояре решили, что у Игоревичей слишком «тяжелая рука». Игоревичи нещадно казнили бояр — своих политических оппонентов. К тому же сами Игоревичи перессорились друг с другом. Начались междоусобицы, куда были втянуты соседи — венгры с поляками. Из Владимира-на-Волыни был изгнан Святослав Игоревич, а на его место сел кузен Даниила — Александр Всеволодович, племянник Романа Мстиславича и тесть Лешки. Галич начал переходить из рук в руки, и городское вече с боярами решило вернуть Даниила. По совету боярина Владислава, Игоревичи были повешены на воротах Галича. Редкий случай расправы над князьями в Древней Руси! А 10-летний князь Даниил Романович в 1211 г. вторично въехал в Галич. Но князь-отрок своим бессилием только усугубил галицкие распри. Часть бояр составила заговор с целью убийства Даниила, Однако другие успели предупредить князя и тот вовремя бежал к матери в Белз.
Н.В. Неврев. Роман Галицкий принимает послов папы Иннокентия III. 1875 г. Национальный художественный музей Республики Беларусь

В Галиче началась полная государственная «вакханалия». На престол даже сел не Рюрикович и не отпрыск королевских династий, а русский боярин Владислав. Это единственный случай в древнерусской истории! Но и с ним не сжились галичане. Краковский князь Лешек Белый сверг Владислава, и боярин окончил свои дни в темнице. По соглашению галицкой аристократии с венгерским королем Андрашом II и краковским князем Лешеком Галич в 1214 г. отдали сыну венгерского короля: 5-летнему Коломану Андреевичу (Андрашевичу). Коломана обручили с 3-летней польской княжной Саломеей, дочерью Лешека. Это решение одобрил папа Римский Иннокентий III.

А что же Даниил Романович из волынских Мономаховичей? Надо отдать должное Лешеку Белому. В 1214-1215 гг. он озаботился тем, чтобы вернуть своему русскому двоюродному племяннику Даниилу родовой удел его отца — Волынское княжество. Сидевший там двоюродный брат Даниила Александр Всеволодович, сын младшего брата Романа Мстиславича — Всеволода Мстиславича, был изгнан.

Мстислав Удалой (слева) на памятнике 1000-летие России

Тем временем раздоры и иностранное вмешательство в них утомили уже самих галичан. Горожане и большая часть боярства склонилась к мысли, что следует призвать к себе на княжение сильного и авторитетного русского князя. Их выбор пал на Мстислава Мстиславича Удалого (Удатного). Он относился к смоленской ветви потомков Мстислава Великого, происходя от его сына Ростислава. Мстислав Удалой с согласия Лешека Белого прогнал королевича Коломана. А за волынского князя Даниила Романовича выдал свою дочь Анну, что означало восстановление союза Галиции и Волыни и не пришлось по вкусу Лешеку Белому. Вскоре Мстислав и его юный зять Даниил уже воевали с объединенным польско-венгерским войском.

В этой войне 15-летний Даниил впервые сам командовал своей дружиной, сразу проявив талант военачальника и храброго воина. Даниил заслужил авторитет самостоятельного князя, внушающего доверие союзникам и опасения противникам. Даниилу удалось закрепить за собой ряд городов — Берестье, Угровеск, Верещин, Столпье, Комов и польско-волынское пограничье. В 1216 г., когда Мстислав Удалой по призыву новгородского вече отбыл в Великий Новгород, краковский князь был вынужден признать все приобретения Даниила.

Правда, на вновь освободившийся галицкий стол Даниилу сразу сесть не пришлось. В результате переговоров в Галич вернулся венгерский королевич Коломан Андреевич. Но уже в 1219 г. галичане, уставшие от венгров, поляков и собственных разногласий, опять позвали Мстислава Удалого. Чтобы избежать войны с венграми, Мстислав заручился поддержкой Лешека Белого, а также выдал в 1221 г. свою дочь замуж за другого венгерского королевича Андрея Андреевича, что вводило последнего в круг возможных наследников Галича после смерти Мстислава Удалого.

Битва на Калке: первый,
ударивший по монголо-татарам

А между тем на востоке от Руси происходили события, без преувеличения, вселенского значения. С 1206 по 1223 г. в результате завоеваний монголов, ведомых Чингисханом, возникла огромная Монгольская империя. Ее границы тянулись от дальневосточного поморья до рубежей Ирана и Половецкой Степи. Под властью Чингисхана помимо Монгольской степи находилась значительная часть Северного Китая, Сибирь, государства Средней Азии, включая сильнейшее из них — Хорезм.

Вдогонку за наследником хорезмийского престола Джелал-ад-Дином, намеревавшимся получить помощь в Иране, Чингисхан послал 40-тысячную рать. Ее вели Джелме-нойон (Джебе) и Субедей-Богатур, два знаменитых полководца Чингисхана. Как нож сквозь масло прошло их войско через иранские и закавказские земли. Степняки не знали поражений, шли, неся разрушение и захватывая богатую добычу. Обойдя горными тропами неприступный Дербент, монголо-татары[2] проникли на Северный Кавказ. Здесь их встретило разноплеменное войско, готовое дать отпор. Предки осетин — ясы и касоги (адыги) договорились о помощи с кочевниками половцами. Однако Субедей-богатур пошел на хитрость. Взывая к степной солидарности и тюркскому родству, он отколол кыпчаков от их северокавказских союзников. Половцы, нагруженные дарами монголо-татар, откочевали в родные степи. Ясы и касоги были разбиты, а часть их, раздосадованная предательством половцев, влилась в войско Субедея и Джебе. Чуть позже, как снег на голову, обрушились они на ничего не подозревавших кыпчаков. Половцы потерпели жестокое поражение.

Один из влиятельнейших половецких вождей хан Котян обратился за помощью к своему зятю великому галицкому князю Мстиславу Удалому. «Сегодня нас разбили, — констатировал он, — а завтра вас разобьют…» Мстислав счел такой поворот событий возможным и призвал всех старших и младших южно-русских князей поучаствовать в походе против неведомых прежде татар. Напрасно послы Джебе и Субедея говорили: «Мы воюем не с вами, а с врагами вашими половцами…» Послов умертвили, и большое русское войско под предводительством трех великих южнорусских князей — Мстислава Галицкого, Мстислава Черниговского и Мстислава Киевского выступило в путь.

Волынский князь Даниил шел с полками Мстислава Удалого, ему был поручен авангард, состоявший из его конной дружины и всадников Котяна. Воины Мстислава Удалого первыми наткнулись на передовые разъезды монголов и легко обратили их в бегство. Необычный вид завоевателей (странных безбородых мужчин в войлочных одеждах  и в слабых кожаных доспехах, вооруженных маленькими луками и саблями вместо привычных на Руси мечей, сидевших на низкорослых лохматых лошадках) произвел на русских дружинников ошибочное впечатление. «Это не воины, — поговаривали они, — а мужики какие-то…» Лишь один воевода усомнился и на совете возразил: «Если они столько стран прошли, значит, они воины хорошие…»

Калка. Художник П.В. Рыженко

Решающая битва состоялась в глубине половецких владений на берегу реки Калки. Три старших Мстислава мало доверяли друг другу, прежде в русских междоусобиях они были соперниками. Ни единого командования, ни единого плана действий три Мстислава не выработали. Великий киевский князь вообще решил стоять в укрепленном лагере на одном берегу Калки, а Мстислав Черниговский и Мстислав Удалой с Даниилом Волынским решили переправиться на другой, где находилась конница противника — монголы сражались только конными.

По обычаю, кто начинал битву («ходил на переде»), тому и доставалась большая часть военной добычи. Мстислав Удалой и Даниил Романович решили начать дело первыми, не предупреждая о том Мстислава Черниговского. Они даже приказали обмотать тряпками копыта коней, чтобы те топотом не разбудили черниговцев. Ранним утром 31 мая 1223 г. воины Мстислава Галицкого и Даниила Волынского начали переправу через реку. Конная дружина Даниила и половцы Котяна переплыли Калку на конях и в полном вооружении. Остальные воины разделись и переправляли доспехи и оружие на плотах. Когда все они вышли на вражеский берег, встрепенулись и черниговцы. Победу и добычу хотели у них похитить! Мстислав Черниговский приказал также спешно форсировать Калку. Видя это, Мстислав Удалой, один из опытнейших и прославленных русских военачальников XIII в., отдал легкомысленный приказ. Он велел Даниилу не дожидаться, пока он выстроит все свои полки, а атаковать монголо-татар с ходу.

Ведя своих дружинников и половцев, юный Даниил врезался в неприятельские ряды. Монгольский авангард был смят, а может быть, выполняя обманный маневр по приказу Субедея и Джебе, обратился в ложное отступление — часто применявшийся монголо-татарами прием. Монгольские всадники поскакали прочь, увлекая за собой  людей Даниила. В итоге русско-половецкий авангард оказался выведенным прямо на основную лаву степной конницы. Тысячи смертоносных стрел встретило русских и половцев, а потом на них обрушились силы, которые превосходили их в несколько раз. В пылу схватки Даниил даже не заметил, что был тяжело ранен копьем в грудь. А между тем его конница была обращена в бегство. Масса несущихся в панике всадников ударила в полки Мстислава Удалого, которые еще не успели завершить построение. Преследующие авангард монголо-татары смяли их окончательно и обрушились на выбирающихся из реки черниговцев. Разгром русских был колоссальный. Лишь десятый воин из черниговского, галицкого и волынского полков вернулся на родину. Сумел уйти восвояси и раненый князь Даниил Романович.

Еще более печальной оказалась судьба Мстислава Киевского и его людей. На следующий день коварный Субедей-богатур, вступив в переговоры о пропуске киевлян на Русь, с помощью предательства неких славянских промысловиков – бродников, ворвался в русский лагерь, порубил почти всех его защитников, захватил в плен великого князя и бывших с ним младших князей. В отместку за гибель своих послов, монгольские полководцы приказали положить всех пленников и раненых на землю, а сверху придавили их деревянным помостом, на котором под стоны умирающих снизу людей и пировали до вечера, праздную победу.

В дальнейшем, разорив беззащитное южнорусское пограничье, степная орда вторглась в пределы Волжской Булгарии, где, наконец, потерпела поражение. После этого Субедей и Джебе увели своих всадников к Чингисхану в Среднюю Азию, и целых 13 лет о монголах ничего не слышали на Руси.

Даниил в 1224-1240 гг.: в хитросплетениях южнорусской политики

Выздоровев после ранения, Даниил Романович принялся расширять свои владения. Он был очень дружен со своим братом Васильком, который во всем следовал за Даниилом.

Авторитет же и силы Мстислава Удалого на Юго-Западе Руси после поражения на Калке были подорваны. В конце жизни Мстислав все ощутимее чувствовал строптивость галицкой аристократии. Многие бояре были не прочь заменить этого «смоленского Ростиславича» на сына Романа, первого общего для Галиции и Волыни князя. Отношения Мстислава Удалого с его зятем Даниилом Волынским испортились. Мстислав Удалой несколько раз организовывал вместе с киевским князем Владимиром Рюриковичем и ханом Котяном коалиции против Даниила в поддержку его кузена Александра Всеволодовича, лишенного некогда Волынского стола и осевшего в Белзе. Желая привлечь на свою сторону венгров, Мстислав объявил своим наследником в Галиче мужа своей второй дочери — венгерского королевича Андрея (1227).

Однако в середине 1220-х гг. князь Даниил Романович уже постиг все нюансы дипломатического искусства в хитросплетениях южнорусской политики. Он заключил союз с прежним своим покровителем краковским князем  Лешеком Белым, и, будучи уже опытным военачальником, сам бесстрашно атаковал всех своих противников. Он отвоевал Луцкое княжество, а у западнорусского пинского князя Ростислава отнял Чарторыйск. Сидевшие в Чарторыйске Ростиславичи оказались в плену у Даниила (1227).

Ростислав Пинский, Владимир Киевский, ряд чернигово-северских князей и половецкий хан Котян двинулись против Даниила и осадили в 1228 г. его укрепленный город Каменец. Даниил успешно отбивался, а к тому же убедил Котяна выйти из войны. Одновременно Даниил договорился о союзе с прежним противником, своим двоюродным братом Александром Белзским, а также с поляками. Вместе с союзниками Даниил напал на Киевщину, что заставило его врагов покинуть волынские пределы. При этом Даниил не мстил своим противникам, проявив редкое по тем временам среди русских князей великодушие.

Тем временем в Малой Польше созрел заговор против краковского князя Лешека, и он пал от рук убийц в 1227 г. Даниил Волынский счел своим долгом оказать помощь младшему брату Лешека Конраду Мазовецкому. Волынские полки вторглись в пределы Великой Польши и взяли в осаду город Калиш. Этот поход оказался не только победоносным, но и прибыльным для волынян. За снятие осады с Калиша Даниил получил тысячу гривен серебра.

Военные победы, дипломатическая гибкость и благородство Даниила Романовича снискали ему заслуженную славу. Кроме того, он был известен, как покровитель ремесленников, купцов, ученых людей. Даниил построил на Волыни не один новый город, укрепив его прочными Руси каменными замками и украсив соборами. К таковым относятся новые города Холм, Львов, Угровеск и Данилов, а также обновленные Дорогичин и Каменец. С точки зрения древнерусского человека, зафиксированной в летописях, князь Даниил Романович относился к категории правителей, близких к общему для Древней Руси идеалу князя. Такой славы удостаивались немногие. Среди князей второй половины XI — начала XIII вв. можно назвать Владимира Мономаха и его потомков: правнука Мстислава Ростиславича Храброго с его сыном Мстиславом Мстиславичем Удалым и, как мы уже отмечали, Даниила Романовича.

Венгерский король Бела IV. Миниатюра XIII в.

После смерти Мстислава Удалого (1228) в Галич было вошел королевич Андрей. Однако, Даниил Романович, возвращавшийся тогда из польского похода, тут же получил от одной из галицких боярских группировок предложение сесть на «отчий стол». Князь не стал пренебрегать такой возможностью. Город он взял «измором», т.е. долгой осадой, но не учинил расправы со своими противниками, постарался придать на вече своему вокняжению вид «всенародного избрания». Венгерского королевича Андрея он «с честью», как пишет летописец, отправил на родину. Последнее не помогло избежать похода на Галич старшего брата изгнанного Андрея — Белы IV, соправителя своего отца короля Андраша II. Однако Бела не сумел взять Галич. В ходе осады Галича венгерское войско охватила эпидемия. Бесконечные проливные дожди осложнили отступление мадьяр, чем воспользовался Даниил. Он организовал преследование венгерских полков, отчего те понесли большие потери.

На следующий год венгры под руководством королевича Андрея, подстрекаемого галицким боярином Судиславом Кормиличем, повторили вторжение. Даниил, которого на этот раз отказалась поддержать старшая галицкая дружина, вынужден был бежать в Киев. Он расположил в свою сторону великого князя Владимира Рюриковича. В самом Галиче многие были против королевича Андрея и венгров, так что, когда Даниил получил помощь от киевского князя и от своего кузена Александра Белзского, у него были значительные шансы вернуть себе Галич. Даниил осадил с союзниками Галич. В ходе осады королевич Андрей умер, и галичане приняли князем Даниил Романовича. Вступив в Галич, Даниил опять не предпринял суровых расправ над своими политическими противниками, попытавшись найти с ними компромисс.

Смыслом внутренней политики Даниила Романовича на Юго-Западе Руси являлось воссоздание единого Галицко-Волынского княжества и укрепление в нем центральной великокняжеской власти. Объективно только это могло ввести Галицко-Волынскую землю в число наиболее значимых государственных образований Руси и прекратить как внутренние междоусобицы, так и вмешательство в галицкие дела различных внешних сил: русских князей, венгерских и польских монархов. С другой стороны объединенное Галицко-Волынское княжество при условии внутренней стабильности, само могло диктовать свою волю другим русским землям и ближайшим иностранным соседям, что соответствовало интересам и галицко-волынской аристократии, и всему населению Юго-Западной Руси. Естественно, что это понимали русские, польские и венгерские соседи Галицко-Волынской Руси и в их интересах было не допустить подобного оборота событий.

«Князь Галицкой Даниил и ляхи. 1234 г.». Литография. Ок. 1836 г. (РГБ)

Нападение во все времена слыло лучшей формой обороны, поэтому Даниил в 1234 г. решил вмешаться в междоусобие южнорусских князей. Михаил Черниговский и князь Изяслав из северской ветви Рюриковичей воевали против великого киевского князя Владимира Рюриковича. Владимир Киевский, как мы видели, оказал в свое время помощь Даниилу, и Даниил Романович счел своим долгом поддержать Владимира Рюриковича. Даниил Волынский поначалу успешно выступил против Михаила Черниговского.

Однако при возвращении дружины Даниила из черниговского похода, на него у Торческа напали половцы, союзники Михаила Черниговского. Войско Даниила было разбито. Галичане не прощали своим князьям поражений. Галицкие бояре из числа противников Даниила тут же совершили политический переворот. Великим князем Галицким в 1235 г. был провозглашен Михаил Черниговский, а в Киеве на какое-то время утвердился его союзник Изяслав. Желая расширить круг своих союзников, волынский князь Даниил Романович в 1235 г. ездил в Венгрию и присутствовал на коронации Белы IV в Фехерваре. Добрые отношения с Венгрией нужны были князю, чтобы получить Галич, а возможно и Киев. После смерти Владимира Рюриковича в 1236 г. Даниил сам стал претендовать на Киев. Между тем Киев в 1238 г. занял Михаил Черниговский,  а Галич перешел к его сыну Ростиславу. Даниилу нужна была не столько военная помощь мадьяр, сколько их невмешательство в галицко-волынские дела, что и было обеспечено. В 1239 г. Даниил Романович сумел выгнать Ростислава из Галича. При подходе войск Даниила к Галичу бояре сами отправили князя Ростислава к отцу и отворили ворота Даниилу. Последний не провел репрессий в Галиче против сторонников черниговских князей, но решил сделать своей резиденцией новый построенный им самим город – Холм.

Вскоре в руках Даниила оказался и Киев. Обладая Волынским княжеством, где теперь сидел его верный вассал и брат Василько, а также Галицией и Киевщиной, великий князь Даниил Романович превратился в одного из самых могущественных русских правителей. Теперь он мог попытаться вернуться к той политике усиления центральной власти, которую вели в свое время Владимир Мономах с Мстиславом Великим, и о которой мечтал в начале XIII в. его отец Роман.

Однако начавшееся татаро-монгольское нашествие перечеркнуло эти планы.

Объединить Русь, победить Орду

Бату-хан. Рисунок XIII в.

Бату-хан (прозванный на Руси Батыем),  внук «сотрясателя вселенной» Чингисхана, привел свои многочисленные и разноплеменные войска к русским границам. Правой рукой Батыя являлся его воспитатель, известный на Руси по битве на Калке Субедей-богатур. В 1236 г. была покорена Волжская Булгария. В декабре 1237-1238 гг. Батый разгромил силы Великого княжества Рязанского и Великого княжества Владимиро-Суздальского. Монголо-татары взяли в январе-апреле 1238 г. в северо-восточных русских землях 14 городов, включая новгородский пригород Торжок, но, испугавшись надвигающейся весенней распутицы, которая сделала бы для их конницы непроходимыми русские леса и болота, не дойдя до Великого Новгорода 100 км, повернули назад. Не желая идти уже опустошенными территориями, Батый прошел по пограничью Смоленского и Черниговского княжеств. Неожиданно для хана стойкое сопротивление оказал черниговский городок Козельск. Здесь полегло до 4 тыс. воинов Батыя, за что они и прозвали Козельск «злым городом». Уничтожив город и его жителей, Бытый отошел в Поволжские степи. Здесь летом и осенью 1238 г. он победил и присоединил к себе половцев. Лишь старый хан Котян не покорился и увел несколько тысяч своих людей в Венгрию.

Эти несчастья Северо-Восточной Руси и ее восточных соседей не привели к прекращению ни междоусобиц на Юге Руси, ни даже к прекращению участия в них северо-восточных князей. Так брат великого князя Владимиро-Суздальского Юрия —  Ярослав Всеволодович (отец Александра Невского) как-то случайно «заскочил» в Киев. Но смерть великого князя Владимиро-Суздальского Юрия в битве на р. Сити 4 апреля 1238 г., открыла Ярославу путь на владимирский великокняжеский стол, и он вернулся восвояси.

Конечно, удельный князь переяславль-залесский Ярослав Всеволодович был случайным претендентом на Киев. А смертельную борьбу за «матерь городам русским» вели мономахович великий галицко-волынский князь Даниил Романович и представитель более старшей, по родовому счету, ветви Рюриковичей, потомок Святослава II (третьего сына Ярослава Мудрого) великий чернигово-северский князь Михаил Всеволодович.

Оба князя попеременно владели Киевом. В 1239 г. городом завладел Даниил. В преддверии Батыева похода на Южную и Юго-Западную Русь и Даниил, и Михаил отбыли в Польшу и Венгрию в надежде, что через династические браки своих сыновей они сумеют добиться военного союза с ближайшими зарубежными соседями Руси и вместе с ними выступят против монголов. Михаил успешно женил своего сына на дочери венгерского короля. Сватовство сына Даниила Галицкого Льва к другой дочери венгерского короля затянулось (брак был осуществлен лишь в конце 1240-х гг.) Что же касается военного союза против Батыя, то здесь оба великих князя не преуспели.

Хан Батый «пытает» боярина Дмитра о кн. Данииле Романовиче, бежавшем в Венгрию. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (РНБ. F.IV.225.Л. 367 об)

Тем временем Батый в 1239 г. завоевал Чернигово-Северскую и Переяславскую земли. Двоюродный брат Батыя хан Мунке (Менгу-хан) подошел к Киеву. Очарованный его красотой, Мунке предложил киевлянам сдаться на выгодных условиях. Даниил Галицкий оставил в Киеве своего боярина тысяцкого Дмитра. Киевляне не приняли предложение Мунке и убили послов. Мунке не имел приказа джихангира (главнокомандующего) Бату-хана о штурме города и отошел. Но злая доля не миновала Киев. В сентябре 1240 г. он был осажден главными силами Батыя, а в декабре пал в ходе штурма. Большая часть защитников города и оставшегося в нем населения была перебита. Воеводу Дмитра, захваченного в плен, Бату-хан пощадил «за храбрость его» и приблизил к себе.

В 1241 г. Батый уже воевал в Галицко-Волынской земле. Пал Владимир-на-Волыни, Галич, Каменец, Ладыжин-на-Буге и ряд других городов. Но были и такие юго-западные города, которые Батый не взял (к примеру, неприступный Кременец с каменным замком) или которые обошел. В отличие от Владимиро-Суздальского княжества значительная часть военных ресурсов Галицко-Волынского княжества сохранилась и после Батыева нашествия на Южную и Юго-Западную Русь в 1239-1241 гг. В 1241 г. двумя потоками через Волынь и Галицию полчища Батыя ушли в Венгрию и Польшу. По версии русских летописей, это было сделано по совету пленного воеводы Дмитра, который таким образом желал помочь своей земле. Западная Русь (Полоцкая, Минская, Пинская и прочие земли) вообще не была затронута походами Батыя на Русь 1237-1241 гг.


Татарское нашествие в Венгрии

Поход Батыя 1241-1242 гг. в страны Центральной Европы: в Польшу и Венгрию, в Моравию и Силезию, в Сербию, его вторжение в восточные австрийские области и на побережье Адриатического моря, все это принесло джихангиру победы, огромную военную добычу и неисчислимый полон. Однако степной властелин быстро понял, что отдаленные от степных кочевий лесистые и гористые страны Центральной Европы непригодны для расселения кочевников, как собственно и Русь. Но Северо-Восточные, Южные и Юго-Западные области Руси еще можно было удерживать в вассальной зависимости, пользуясь близостью к их границам поволжских и причерноморских степей. Последнего нельзя было сказать о Польше и Венгрии и, как показало время, Западной Руси. Она так и осталась «белой», т.е. независимой, не платившей дани монголо-татарам. В 1242 г. Батый, узнав о смерти своего дяди монгольского императора Угедея, заспешил в Каракорум на курултай Чингизидов. Курултай должен был выбрать нового монгольского императора. Монгольские войска навсегда покинули центрально-европейские области.

В это время Даниил Галицкий с семьей находился в польском городе Вышгороде у мазовецкого князя Болеслава. В 1242 г. Даниил вернулся в свое княжество и занялся его восстановлением. Великий князь заново отстроил пострадавшие города, воссоздал их крепости, наполнил жителями. Даниил заботился о привлечении в свою землю беженцев из других княжеств.

Древнерусские летописи, австрийские, венгерские и польские хроники отмечали любовь простых жителей Галиции и Волыни к своему правителю. В тоже время все исторические источники подчеркивают сложные и противоречивые отношения князя с галицкой аристократией. Даниил Романович постоянно был вынужден искать точки соприкосновения со своими боярами, пресекать ссоры боярских кланов, своеволие отдельных бояр. Покровительство Даниила горожанам (купцам и ремесленникам) сделало последних надежными политическими союзниками великого князя. Щедрость и уважение князя к своей дружине обеспечивали ее верность, что также способствовала прочности его позиций. Опираясь на города и дружину, Даниилу удавалось находить нужную «середину»  в социальной политике.

Памятник Даниилу Галицкому.
г. Львов

Относительная стабильность внутренней политической обстановки позволила Даниилу успешно отразить поход бологовских князей, присягнувших Батыю. Победой в 1245 г. Даниила закончилась и его продолжительная борьба с черниговскими князьями. Ростислав, сын великого князя Черниговского Михаила и зять венгерского короля Белы IV, при  помощи венгерских рыцарей пытался взять Галич. Под Ярославлем Галицким Даниил Романович разгромил своих противников. На Юге Руси он опять стал самым могущественным князем.

Это могущество было необходимо Даниилу, ибо он не собирался признавать над собой верховную власть Золотой Орды, государства Батыя, чьи владения включали в себя часть Хорезма, Сибирь, Предуралье, Волжскую Булгарию, всю бывшую Половецкую степь от Волги до Дуная и Крым. Непокорный Батыю галицко-волынский князь собирался освободить от ордынской зависимости и те русские земли, которые были принуждены ее признать. Для этой цели он искал союзников в русских землях и за их пределами.

Задача эта была невероятно трудна. На Западе Европы и в центральноевропейских странах, подвергшихся монгольской агрессии в 1241-1242 гг. полагали, что лучше не дразнить нового могущественного соседа. На Руси, где единого государства давно не существовало, и каждый русский  князь в центре внимания держал суверенитет своего княжества, действия Даниила воспринимались как попытка вмешаться во внутренние дела и принизить самостоятельность той или иной земли в пользу Галиции и Волыни. К несчастью для Руси, ко времени Батыева нашествия политическая раздробленность полностью соответствовала уровню социально-экономического развития всех русских земель. Более того, она способствовала их экономическому прогрессу и культурному процветанию, а потому у современников Даниила — у княжеско-боярской элиты и у простых горожан и селян — совершенно не было осознания необходимости государственного единства.

Батыево нашествие и страшные поражения от татар трактовались, как Божье наказание за грехи. Можно ли ему противиться? Кроме того военный потенциал Золотой Орды и стоящей за ее спиной всей Монгольской империи был настолько могуч, что даже военно-политическое единство Руси, возникни такое, не гарантировало успеха, в то время как новое опустошение от войны было неизбежным. Огромная военная мощь Батыя, продемонстрированная им в русских походах 1237-1238  и 1239-1241 гг., настроила большинство князей и бояр, разоренных Батыем уделов, на поиск консенсуса с завоевателем. Золотая Орда Батыя была лишь частью обширной Монгольской империи, а ее властитель, по данным папского легата Плано Карпини имел под рукой до 600  тыс. конных воинов, умевших обращаться с китайскими стенобитными машинами, таранами и пороками (катапультами), перед которыми были бесполезны стены русских деревянных городов. Вассальная зависимость от золотоордынского хана, выражавшаяся в утверждении им князей на их престолах ханскими ярлыками и выплата дани (ордынского выхода) всеми сословиями кроме духовенства, представлялась им вполне приемлемым вариантом. Кочевники не стали расселяться на Руси из-за непригодности для их хозяйства и образа жизни местных природно-климатических условий.

Почтовая марка Украины

Завоеватели, будучи язычниками, между тем в силу особенностей монгольских верований уважительно относились ко всем религиям, включая православие. Сын Батыя Сартак сам исповедывал христианство, очевидно, арианского толка.  Сопротивление грозило неминуемой карательной ратью, рассуждали северо-восточные князья, эта рать принесет новые поражения, смерти и унижения. К такому выводу пришел в 1243 г. великий князь Владимиро-Суздальский Ярослав Всеволодович, поехав к Батыю и получив от него ярлык «на всю Русь». Такого подхода после смерти Ярослава и своей поездки в Сарай-Бату (резиденцию Батыя) и в столицу монгольской империи Каракорум придерживался до конца жизни и его старший сын Александр Ярославич, позже в XIV-XVI вв. более известный под прозванием Невский. Аналогично мыслил великий черниговский князь Михаил со своими детьми,  и еще многие-многие другие князья Северо-Восточной и Южной Руси.  Из многих зол, они пытались выбрать меньшее. Так что, на наш взгляд, мужественная и достойная уважения позиция Даниила в отношении монголо-татар, была обречена, скорее всего, на поражение из-за сочетания объективных и субъективных факторов его времени.

Среди русских князей союзником Даниила Романовича стал лишь младший брат Александра Невского — Андрей Ярославич. Он полагал, что ордынскую зависимость можно сбросить. После смерти в Каракаруме  отца Александра и Андрея — великого князя Владимиро-Суздальского Ярослава Всеволодовича, регент императорского престола ханша Туракина (вдова императора Угедея[3]), не очень хорошо разбиравшаяся в устройстве Руси, дала Александру Ярославичу, как старшему брату, более старший ярлык — на великое княжение Киевское, а Андрей Ярославич получил великое княжение Владимирское. Между тем, Киевская земля к 1246 г. представляла собой сплошные руины. К тому же к середине XIII в. владимиро-суздальские князья воспринимались там, как чужие. Александр Ярославич был оскорблен таким поворотом дел. Он не поехал в Киев и затаил обиду на младшего  брата, вассалом которого он, Александр, как наследник отцовского Переяславль-Залессского удела, теперь оказался. Военно-политический союз великого князя Владимирского Андрея и великого князя Галицко-Волынского Даниила был оформлен династическим браком Андрея и дочери Даниила Романовича.  

Несостоявшийся крестовый поход

Даниил продолжал переговоры о военном союзе против Золотой Орды с Венгрией и нашел понимание в данном вопросе у Святого престола. Папа Римский Инокентий IV в 1246 г. обещал объявить крестовый поход против монголов. Он обещал также Даниилу даровать королевскую корону, если он обязуется распространить на Руси католичество. Последнее обстоятельство поссорило Даниила с перебравшимся в его княжество после разгрома Киева главой русской православной церкви — митрополитом Кириллом. Вскоре он уехал во Владимир на Клязьме, сделав этот город главной церковной столицей православной Руси.

Серебрянная монета
выпуска 1998 г. (Украина)

Для реализации анти-ордынских планов Даниила требовалась серьезная подготовка и время. Между тем Батый в 1250 г. стал угрожать Галицко-Волынскому княжеству новым вторжением. Чтобы предотвратить его, Даниил Романович решил съездить в ставку Батыя и временно признать свою зависимость от хана. Батый вел на Руси тонкую дипломатическую игру. Он уже разобрался в сложностях управления разрозненными русскими землями, осознал, что без князей-вассалов, которых стоит натравливать друг на друга, удержать различные русские княжества и получать с них дань будет трудно. Зная вражду Михаила Черниговского и Даниила Галицкого из-за Киева, Батый решил отдать ярлык на Киев Даниилу. Приехавшего в Орду Михаила ждал суровый прием. За отказ поклониться изображению Чингисхана и пройти между «очистительными огнями» (что было воспринято православным Михаилом, как принуждение к языческому обряду) черниговский князь был зверски убит.

Даниила же Галицкого в Сарай-Бату встретили с почетом. Хан усадил его подле себя и, видя отвращение Даниила к кумысу, как к ритуальному языческому напитку монголов, приказал поднести ему чашу с вином. Даниил признал верховенство Батыя над своим княжеством и обещал выплачивать дань. Известие об этом было тяжело воспринято на родине князя.

Между тем Даниил не собирался сдаваться и пытался укрепить связи с европейскими странами, видя в них потенциальных союзников для борьбы с Ордой. В 1252 г. он женил своего сына Романа на Гертруде, дочери короля Белы. Невеста была уже в летах, т.к. в первом браке состояла с маркграфом Баденским, умершим к этому времени. Гертруда являлась наследницей Австрийского герцогства, и брак с ней открывал Роману Даниловичу путь к австрийскому престолу. Русские дружины Даниила и Романа вместе с венграми предприняли поход в чешские земли и окрестности Вены против Оттокара, стремившегося также к контролю над австрийским троном. Впрочем, стать австрийским герцогом Роману Даниловичу не пришлось.

Также Даниил то воевал, то пытался наладить союз с Литвой, молодым государством, образование которого ускорила угроза со стороны немецких крестоносцев, захвативших земли эстов и предков современных латышей. При первом великом литовском князе Миндовге наметилось объединение Литвы и западнорусских княжеств на почве совместной борьбы с крестоносцами и противостояния возможному нашествию на западнорусские земли Золотой Орды. 

Однако, пока Даниил выстраивал свою политику в Европе и в Орде, случилось несчастье с его северо-восточным русским союзником Андреем Ярославичем. В 1252 г. насилия баскаков спровоцировали восстание во Владимире, Суздале и некоторых других городах Великого княжения Владимирского. Великий князь Андрей встал на сторону своих восставших подданных. Его брат Александр очутился в это время в Орде, где в отсутствие Батыя управлял Сартак, подружившийся с Александром еще в ходе первого визита русского князя в Золотую Орду. Ордынская рать во главе с царевичем Неврюем и в сопровождении Александра, получившего от Сартака ярлык на Великое княжение Владимирское, двинулась на подавление мятежников. Владимиро-Суздальские ополченцы,  которых вывел ей навстречу Андрей Ярославич, были быстро разгромлены, а сам князь Андрей вынужден был бежать через Новгород «за море» в Швецию. Города, принявшие участие в восстании, подверглись опустошению, а те, которые были не причастны к нему, совершенно не пострадали. Великим князем Владимирским с 1253 г. и до своей смерти в 1263 г. стал Александр Ярославич. Он, как мы уже говорили, ратовал за нахождение компромисса с Золотой Ордой. С братом своим Андреем Александр вскоре помирился. Андрей вернулся и получил в удел Суздаль. Как удельный князь, он являлся вассалом своего старшего брата великого князя Владимирского. Военно-политический союз Андрея с Даниилом Галицким, который ничем не сумел помочь своему зятю против Неврюевой рати, перестал существовать. 

Коронация Даниила

Тем временем Иннокентий IV дважды призвал европейских христиан к крестовому походу на монголов, однако это начинание папы Римского не имело успеха. В утешение Даниил получил в 1255 г. от папы корону и стал первым русским королем. Коронование провел в Дрогичине папский легат, однако Даниил Романович не перешел в католичество и не стал обращать в него своих людей.

С 1255 г. Даниил Романович своими силами начал воевать с ордынцами. Ему противостояли расположенные в Южной Руси тумены темника Куремсы. Борьба шла с переменным успехом, пока новый ордынский властитель младший брат Батыя хан Берке[4] не сменил Куремсу на темника Бурундая. Последний пришел в Южную Русь с огромным войском. Он обещал не воевать Галицко-Волынскую землю, если великий князь Даниил сам сроет укрепления городов. Даниил не был уверен в успехе  в случае столкновения с Бурундаем и выполнил условия ордынского воеводы.

Последним военным предприятием Даниила Галицкого оказалась война с Литвой. Воодушевленные ослаблением юго-западных русских городов литовцы вторглись на Волынь. Даниил разгромил их в поле  и выгнал за пределы своих границ.

В 1264 г., находясь в своей резиденции в Холме, великий князь Даниил Романович разболелся и вскоре скончался. Его похоронили в холмской церкви Богородицы, построенной, как и весь город Холм, на средства и по приказу самого Даниила.

Благородный образ Даниила, князя и полководца, сохранили не только русские летописи. Как сильного правителя описывают Даниила Романовича также венгерские и австрийские хроники, из польских источников — повествования Длугоша, Стрыйковского и Кадлубека, из литовских —  летопись Быховца.

ЧЕРНИКОВА Т.В., к.и.н., доцент МГИМО (У)

Литература


 [1] Ярослав Осмомысл происходил из ветви Рюриковичей, известной, как Ростиславичи. Эта ветвь шла от Ростислава Владимировича старшего внука Ярослава Мудрого. Отец Ростислава – Владимир, старший сын Ярослава Мудрого, долгое время считался наследником отца, сидел в Новгороде Великом. К несчастью для его потомков он скончался в 1051 г. еще при жизни Ярослава Мудрого, что обусловило выпадение его сына Ростислава «из очереди» на занятие великокняжеского престола в Киеве. По завещанию Ярослава Мудрого от 1054 г. киевский великокняжеский престол могли занимать только те князья, отцы которых тоже были великими киевскими князьями. 

[2] Монголо-татары – научный термин для обозначения соотечественников Чингисхана, а часто и всех его подданных. Вслед за китайцами современники называли все монгольские племена «татарами» по названию ближайшего к Китаю тюрско-монгольскому племени «татар». По иронии судьбы все мужчины этого племени («кто был выше оси тележного колеса») были уничтожены Чингисханом в отместку за отравление в свое время отца Чингисхана.

[3] Угедей являлся третьим сыном Чингисхана и именно его Чингисхан сделал своим наследником. Старший сын Чингисхана отец Батыя Джучи умер еще при жизни Чингисхана. После смерти Угедея курултай Чингизидов утвердил на престоле его сына от Туракины Гуюка. Гуюк был политическим соперником Батыя и вскоре был, очевидно, отравлен, как и его мать. При поддержке Батыя императорский трон отошел к хану Мунке, двоюродному брату и другу Батыя. 

[4] Батый скончался в 1255 г. Ему наследовал Сартак, а после его скорой смерти Улагчи, сын Сартака. Но и Улагчи вскоре умер, видимо, как и его отец, не без помощи Берке.

ALUMNI-MGIMO / PUBLIC BLOG / Украинский король Даниил

Читая про современные украинские вооруженные силы с удивлением обнаружил вот такую информацию. Один из упоминающихся в заметке офицеров отслужил «в 24-й отдельной механизированной бригаде имени короля Даниила на должности командира орудия.»

Имени короля Даниила? Интересно, ничего не слышал об этой исторической фигуре. Давайте узнаем подробнее…

На Украине его конечно же называют «национальным героем Украины, проводником «западной цивилизации»».

Однако есть и другое мнение. Даниил проявлял полнейшее легкомыслие в политике: зачем-то вмешивался в польские междоусобицы, водил войско на чужбину сражаться за чужие интересы. А когда черниговские князья с тучами половцев разбили его наголову и овладели Киевом, его самого никто не поддержал. Когда же в его земли вторглись монголо-татары, Галицкий и вовсе бежал в Венгрию, цепляясь за надежду создать коалицию с чужеземцам. Но князя с его идеями попросту прогнали!».

Крайне неоднозначным, несвоевременным считают историки и переход Даниила под власть Папы. К слову, он происходил примерно в то же время, когда такие же предложения озвучивались и другому князю — Александру Невскому.

Уже отразив натиск шведов и немцев, тот четко представлял истинную подоплеку римской дипломатии: подставить Русь, стравить ее с Ордой, а то, что останется от нашей страны — прибрать к рукам

Невский ответил отказом, а вот Даниил согласился и даже втянулся в политику Папы: вместе с Венгрией и Польшей влез в войну против папских врагов. За что дрались и погибали в ту пору русские воины, осталось неясным…

Прогнозы Александра Невского о том, к каким последствиям приведет так называемый альянс с Западом против Орды, в полной мере оправдались.

Галиция и Волынь стали красноречивым примером этого. Поначалу они считали себя в выигрыше, а Папа даже прислал Даниилу королевскую корону. Однако, когда литовцы взялись «потрошить» города княжества, Папа не оказал реальной помощи. Позже Даниил пытался выстраивать какую-то прозападную политику, ездил в Венгрию, Польшу. Взаимопонимания он там так и не нашел. Таким образом, Даниила Галицкого и впрямь можно считать одним из основоположников «украинской» политики. Она ориентировалась на Запад, но привела лишь к отделению, обособлению и чужеземному порабощению западных окраин Руси.

Заслуги Даниила Галицкого, которого современные украинские политики возводят в статус «первого из патриотов», на самом деле более чем сомнительны. Виктор Бобер, эксперт Фонда стратегической культуры, обращает внимание, что после долгих метаний между Сараем (ставкой хана) и западными столицами князь по наущению Папы попытался было развязать войну против Золотой Орды.

Авантюра эта закончилась в 1259 году позорной капитуляцией. А чтобы новоявленному королю и впредь неповадно было, хан Бурундай принудил его сравнять с землей свои же крепости: Данилов, Львов, Кременец, Луцк, Владимир, — пишут историки.

Как следствие, через 90 лет тогдашние «адвокаты Украины» Польша и Литва, по сути, без единого выстрела разделили беззащитное Галицко-Волынское княжество между собой.

Литва позже прихватила и Киев, разоренный благодаря Даниилу татарами, а Польша через 250 лет позарились и на душу народа, навязав галицким русинам католическую унию (условия которой, кстати, обсуждал с Папой Иннокентием IV еще Даниил).

Что же касается коронования Даниила Папой, о чем сегодня говорят как о безоговорочном признании Галиции и Волыни Западом, то оно в ту пору имело очевидную цель: оторвать богатое и сильное княжество от единого славянского этнографического массива, православной византийской церкви и насадить свою католическую веру.

Результатом его политики стали долгие века латинского рабства Юго-Западной Руси. Не прошло и ста лет после смерти Даниила, как вся его вотчина — Галицко-Волынская земля — была расхватана соседями: уграми, поляками, литовцами. Латинское рабство в отдельных частях Руси не изжито до наших дней.

источники
https://tvzvezda.ru/news/vstrane_i_mire/content/201706100954-l0nr.htm
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8%D0%BB_%D0%A0%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87_%D0%93%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9

А вот тут я спрашивал вас, За что почитают и героизируют Дмитрия Донского?

Читать полностью

Король Даниил Галицкий | Бунтовский

Монгольский удар обескровил Русь, но жизнь продолжалась. Продолжалась и политика. В раздробленной на десятки княжеств и уделов Руси выделились два центра силы, персонифицированные в личностях двух князей: Ярослава Всеволодовича, контролировавшего наиболее значимые города Северо-востока Руси, и Даниила Романовича, правившего Галицией и Волынью.

Князь Ярослав одним из первых признал свою зависимость от монгольского государства, лично прибыл к Батыю в 1243 году и получил от хана ярлык на Великое княжение. Затем у него было всего несколько мирных лет, чтобы восстановить Владимирское княжество, но уже в 1246 году Ярославу пришлось снова ехать на поклон к азиатам. Сначала в Сарай, а затем и в далекий Каракорум. Там он принимал участие в коронации нового великого хана — Гуюка. Однажды Ярослава позвали на пир к Туракине, матери великого хана, после которого князь странным образом заболел и спустя неделю умер. Тело князя посинело, из-за чего родился слух, что он был отравлен. Так ли это, сегодня сказать со стопроцентной уверенностью нельзя, но, возможно, эти слухи близки к действительности. Ведь Ярослав был вассалом Батыя, который, в свою очередь был врагом Гуюка. Так что, возможно, убрав Ярослава, ханша тем самым стремилась ослабить соперника своего сына. Затем по воле Гуюка Русь была разделена между старшими сыновьями Ярослава: Александром Невским, которому достался разоренный Киев и титул Великого князя, и Андреем, получившим наиболее значимый город Владимир.

Это решение, прежде всего, было направлено против Батыя, так как тем самым Гуюк бесцеремонно вмешивался во внутренние дела Улуса Джучи. Если бы Батый возмутился, то он бы был объявлен изменником со всеми вытекающими последствиями. Если бы согласился, то тем самым вынужден был бы признать своё подчинение. Кроме того, на Руси снова было несколько равных по силе князей, что могло привести к очередной междоусобице. Что в принципе и получилось. На некоторое время на основных землях Руси снова не было общепризнанного лидера, и лишь со временем это место займет Александр Невский.

На Западе Руси[1] ситуация была несколько иной. Тут бесспорно доминировал князь Даниил – один из немногих исторических деятелей, пользующихся уважением и у русских, и у украинских историков. Его высоко оценивали и при советской власти, и до нее, и после. Он изображен на памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде, а его конная статуя украшает Львов. Фигурировал этот князь и в рейтинге «великие украинцы», который проводил ведущий общеукраинский телеканал «Интер». И надо признать, что такую популярность Даниил Романович получил вполне заслуженно, хотя справедливости ради отметим, он сам очень бы удивился, узнав, что является украинцем, пусть даже и великим. Он, как и его подданные, был русским, и тогда никто и не подозревал, что из юго-западных русских возникнет особый украинский народ.

Даниил приходился правнуком великому Владимиру Мономаху и внуком польскому королю Болеславу Кривоусому и, похоже, в полной мере унаследовал от своих грозных предков таланты полководца и правителя. Впрочем, сама жизнь с раннего детства учила князя мужеству, стойкости и твердости. Его отец Роман Мстиславич всю жизнь боролся за место под солнцем. Он сменил несколько мест жительства, воевал на Руси, в Венгрии и в Польше, и в конце концов объединил под своей властью Галицкое и Волынское[2] княжества[3], правда, при этом пользовался такими методами, что Иван Грозный и Сталин кажутся добрейшими людьми и искренними пацифистами. За свои методы работы с оппозиционными боярами Роман Мстиславич удостоился эпитета «буйный» в «Слове о полку Игореве» и титула князь-потрошитель, которым его припечатал современный украинский историк Олесь Бузина.

Не удивительно, что когда Роман погиб, его семье и сподвижникам пришлось спешно спасаться бегством от своих бывших подданных. Княжеским сыновьям Даниилу и Василию (Данил и Василько) в тот момент было от роду всего четыре и два года соответственно. Вдова увезла сыновей к родне в польский город Санок, где братья могли спокойно подрасти и выучиться вдали от начавшейся в Галиции смуты и междоусобицы

Тут нужно пояснить, почему город Галич и окружавшие его земли были столь лакомым куском, что из-за них весь тринадцатый век шла непрекращающаяся война между русскими, польскими и венгерскими правителями. Как и всегда, разгадка в деньгах, а, точнее, в контроле над проходившим через Галицию оживленным Днестровским торговым путем, связывавшим центральную Европу с Черным морем. Именно удобное положение транзитной территории между Русью, Польшей, Венгрией и степными кочевниками привели к бурному развитию края. К концу двенадцатого века эти земли были богаче и населеннее, чем древняя русская метрополия – Киевщина. Благодаря этому, тут было, как нигде на Руси, сильно боярство – сословие крупных землевладельцев, которое стремилось ослабить власть князя, а в идеале вообще подчинить его себе.

Действуя в союзе с поляками, Волынский князь Роман Мстиславич в 1199 году сумел захватить Галич и присоединить его к своей Волыни. Начало складываться достаточно мощное объединение, которое со временем могло бы стать полноценным государством, но объединенное княжество просуществовало всего шесть лет, а после гибели Романа распалось.

На княжение в Галицию местные бояре позвали трех сыновей Новгород-Северского князя Игоря,[4] имевших права на это княжество, так как приходились внуками последнего законного Галицкого князя. В итоге, Владимир Игоревич сел на трон в Галиче, Святослав Игоревич – во Владимире-Волынском, а Роман Игоревич – в Звенигороде. Вскоре братья рассорились и начали воевать друг с другом, окрестные князья стали вмешиваться и захватывать себе владения… В итоге на несколько десятилетий Галиция и Волынь станут полем постоянной войны, в которую с азартом включится рано повзрослевший Даниил. Потихоньку он, где силой оружия, где благодаря дипломатии, собрал воедино практически все Волынское княжество. С Галицким княжеством, где к тому времени правил лихой и воинственный князь Мстислав Удатный, Даниил установил союзные отношения, взяв в жены дочь Удатного.

В 1223 году Даниил с дружиной участвовал в злополучном для русских сражении на Калке. Вместе с полками своего нового родственника Мстислава Удатного он шел в авангарде русской армии. Вместе они и бежали с поля боя.

Разгром на Калке коренным образом изменил баланс сил на Руси и передел владений. В этой общей кутерьме Даниил начал войну против Мстислава, надеясь захватить Галич. Как всегда, поискать добычу на чужом пожаре слетелись соседи. Даниилу помогали поляки, Мстиславу – венгры и половцы.

По большому счету, для Даниила война была безрезультатной, но он не собирался отступать, полагая, что в конечном итоге его упорство будет вознаграждено. Наконец в 1228 году Мстислав Удатный умер, завещав Галицкое княжество венгерскому принцу Андрею. Дальше в Галиции – настоящая чехарда и Галич, как переходящее красное знамя, пошел по рукам. Сначала там верховодят венгры, затем Даниил выбивает их и начинает править, против него выступает князь Белзский Александр, едва управились с ним, как снова венгры вторгаются в Галицию и в 1231 году захватывают Галич. Через два года Даниил отбивает город и тут же ввязывается в войну между Смоленском и Черниговом. В итоге князь Михаил Черниговский устраивает поход на восток и в 1235 году выгоняет Даниила из Галича. Вернулся на любимое место наш неугомонный вояка только спустя четыре года, когда остальным русским князьям стало не до Галича из-за вторгшихся с востока монголов. Мне эта борьба Даниила Романовича за Галич очень напоминает поведение белки из «Ледникового периода». Только та схватит орех, как он ускользает, и опять начинается приключение на свою голову. Так и волынский князь потратил лучшие годы жизни на захват вечно ускользавшего из рук Галича.

Наконец он основательно укрепился в Галиции и воссоздал Галицко-Волынское княжество. Более того, воспользовавшись тем, что самые сильные русские правители были разбиты Батыем, Даниил сумел захватить еще и оставшийся бесхозным Киев, тем самым став хозяином земель от Днепра и до Польской границы. Казалось бы заветная мечта достигнута, живи и радуйся… И, как назло, в это время нашествие Батыя докатилось до Волыни.

Сражаться с монголами Даниил Романович не захотел и отправился куда подальше от опасности. В конце концов не впервой ему было бегать. Вместо себя в Киеве за главного князь оставил своего воеводу Дмитра, ободрив того добрым словом и дав в подмогу небольшой отряд. Пока монголы штурмовали Матерь городов русских и разоряли страну, Даниил с сыном находился в Венгрии, а когда азиаты дошли и туда, бежал в Польшу.

Вернулся домой князь лишь после того, как Батый со своими грозными туменами ушел на Волгу. Галиция была основательно разорена, так что Даниилу пришлось заниматься восстановлением народного хозяйства, усмирять бояр и простой люд, не довольный его поведением, да еще и воевать на всех фронтах. На Даниила всерьез ополчился князь Ростислав, сын Михаила Черниговского, которого поддерживали венгры, поляки и часть русских князей. Четыре года шли постоянные войны, пока в битве на реке Сане 17 августа 1245 года не была поставлена точка в этом противостоянии.

Объединенные чернигово-польско-галицко[5]-венгерские силы под командованием Ростислава осадили город Ярославль.[6] На выручку осажденным двинулись Даниил и его брат Василько с галицкой, волынской дружинами и наемниками-половцами.

Произошло сражение, в котором победил Даниил, хотя это было не легко. Каждый полководец разделил свои силы на три отряда-полка. Даниил в центре поставил ополчение и дружины своих бояр, на правом фланге стоял полк Василька, а на левом – самый сильный княжеский полк – личная дружина самого Даниила Романовича. Ростислав со своими лучшими воинами стал в центре, против Василька двинулись поляки, а против Даниила – венгры. Первым атаковал Ростислав, обрушившийся на центр галицких позиций. Его воины превосходили своих соперников в мастерстве и численности, поэтому Галицкий полк стал под напором постепенно отступать. В этот момент Даниил лично повел свою дружину в атаку, прорвался к венгерскому полководцу Фильнию и нанес ему удар копьем. Но эта атака едва не стоила Даниилу головы, венгры чуть не взяли его в плен. Вражеские воины уже схватили князя, но он вырвался. Отступив, он перегруппировал силы и снова атаковал, на этот раз успешно. Венгры бежали, оставив победителям свое знамя, которое Даниил разорвал на две части. После этого Даниил ударил во фланг и тыл дружине Ростислава, которая не выдержала и обратилась в бегство.

Ростислав Михайлович спасся и больше не пытался захватить Галич, хотя до конца своей жизни использовал титул князя Галицкого. После разгрома под Ярославом Ростислав ушел в Венгрию, где стал вассалом короля Белы IV и правил сначала округом Славония, а затем Мачва[7]. Потом некоторое время побыл королем Болгарии, но не сумел найти понимание с местной знатью и оставил трон. На Русь он так и не вернулся.

***

После этой битвы права Даниила на Галицкое княжество никто больше не оспаривал. Поляки и венгры отступили, оставив все ранее занятые территории, наиболее оппозиционные бояре сложили головы, а прочие, даже если и не любили князя, то предпочитали помалкивать.

Опасаясь удара в спину от бояр, Даниил сделал ставку на заинтересованных в укреплении княжеской власти горожан и зависимых от него мелких и средних феодалов. Чтобы увеличить свою силу, в дополнение к дружине создал отряды пехоты, набранной из числа крестьян и вооруженных за счет князя. Одновременно он начал широкомасштабное строительство. Возрождались и древние города, и строились новые. Например, Львов и Холм были заложены именно по его приказу. Возникла сеть небольших пограничных крепостей.

И тут в княжескую резиденцию приезжают послы от Батыя и, улыбаясь, интересуются: «А что это у вас тут делается? Работаете? Так, хорошо! А почему дань не платите? Непорядок!» В общем, все, как в нынешнее время. Только создал человек свое дело, только-только все наладил, как являются налоговые инспекторы…

До сих пор формально Даниил был абсолютно самостоятельным правителем и Орде не подчинялся. В бою он не был разбит, потому как сбежал, сам он на поклон к хану не ездил, а монголам, строящим мировую империю, долгое время было не до него – мол, не мешает и ладно. Но теперь, когда Даниил оперился, а Батый непосредственно занялся установлением порядка на завоеванных территориях, они должны были столкнуться. Правда, столкнуться – это слишком громко сказано. Уж слишком разные весовые категории были у этих правителей. При желании Батый мог играючи превратить Галицию, заодно со всеми окрестными княжествами, в безлюдную пустыню.

Памятник Даниилу Галицкому во Львове. фото автора

Памятник Даниилу Галицкому во Львове. фото автора

Выбор у князя был небольшой: подчиниться или начать войну и быть уничтоженным. Даниил выбрал первый вариант и отправился в Сарай выражать свою покорность. Батый принял князя ласково и милостиво утвердил за Даниилом права на Галицию и Волынь. Впрочем, сам князь был не в восторге от своей новой роли монгольского вассала. Недаром летописная запись о поездке князя заканчивается словами: «О, злее зла честь татарская!».

Впрочем, были в новом положении и плюсы. Теперь он был не захудалым князем, которого не раз громили и изгоняли более сильные соседи. Отныне он стал вассалом самого великого владыки Евразии, что резко добавило уважения со стороны польского и венгерского королей. Последний даже согласился породниться с Даниилом, отдав за его сына свою дочь. А ведь раньше и слышать не хотел о подобном, хотя сваты из Галиции давно обивали пороги королевского замка. В итоге, дети Данила взяли себе самых завидных жен восточной Европы. Старший сын Лев стал мужем венгерской принцессы, а средний Роман женился на наследнице австрийского герцогства, младший Иоанн-Шварн – на дочери великого князя Литовского Миндовга.

И все же зависимость от Орды тяготила Даниила, и он искал возможности её скинуть. Понимая, что сам он не справится, князь искал союзников. На Руси он заключил союз с Андреем Ярославичем, младшим братом Александра Невского и на тот момент князем Владимиро-Суздальским. В 1252 году по воле князей восставший люд перебил монгольских сборщиков дани. Началась война. Андрею, как более значимому князю, досталось по первое число – против него двинулась ордынская армия под командованием Неврюя, которая разгромила княжескую дружину, затем разграбила и сожгла город Переяславль и много более мелких городков и сел. Андрей бежал сначала в Новгород, а потом в Швецию. С большой добычей, в том числе и пленными, ордынцы вернулись в степь. Это было первое после нашествия Батыя появление в Северо-Восточной Руси крупных ордынских сил. В русских летописях это разорение получило название «Неврюева рать»

Даниилу повезло больше. Против него действовал беклярбек Курумиши (в русском произношении Куремса), орда которого кочевала к югу от волынских границ. У Куремсы банально не хватало сил, чтобы расправиться с Галицким, а помощи от центральной власти он не получал. Поэтому Даниил Галицкий сумел не только отбить первое наступление степняков, но и сам перешел к активным действиям, захватив в 1254 году подчинявшиеся Орде болховские земли и, по словам летописца, разрушил «все городы, седящие за татары».

Когда Андрей Ярославич был разбит и никто другой из русских правителей воевать с Ордой больше не собирался, Даниил стал искать новых союзников и обратил свой взгляд на Запад. В Польше и Венгрии он был практически своим человеком, но для остальной Европы оставался чужим в силу различия в вероисповедании. Раньше ни один русский князь не менял своей веры, но теперь Даниил стал подумывать о принятии католичества в обмен на помощь Папы Римского[8]. В мечтах князя уже рисовался крестовый поход европейского рыцарства против Золотой Орды, а ради этого можно было многим пожертвовать. В результате переговоров Даниил согласился принять от Папы Иннокентия IV королевскую корону. Этим шагом он признавал главенство Ватикана, но менять веру не спешил, ожидая, чтобы европейцы выполнили свои обещания. Папа, действительно, объявил крестовый поход, но вскоре он умер, и никто из западных владык не захотел воевать против далеких монголов. Так что помощи от католиков князь Галицкий не дождался и продолжал сражаться в одиночестве.

Почти семь лет шла война между Куремсой и Даниилом и, если верить летописям, князь неоднократно «держаше рать с Куремсою и николе же не боялся Куремсе». В общем, дрались, как минимум, на равных, а то и с преимуществом русской стороны. Правда, это было возможно лишь по двум причинам. Во-первых, из-за общей слабости противника, чья орда состояла не из монголов, а, в основном, из числа покоренных кипчаков. Во-вторых, центральная власть не вмешивалась в разборки между двумя вассалами Батыя, какими являлись и Даниил, и Куремса. Впрочем, нужно было иметь немалую смелость, чтобы пойти даже на такое противостояние с кочевниками. Впрочем, учитывая, что из всех русских княжеств его земли были самыми дальними от основных монгольских становищ, Даниил мог позволить себе определенную дерзость. Тем более, что последние годы жизни Батый больше внимания уделял своим восточным и южным границам. Ну, а после смерти Батыя начался период фактического безвластья: хан Сартак, едва вступив на трон, скончался, затем на два года ханом стал малолетний Улагчи, за которого правили регенты. Только в 1257 году у власти в Улусе Джучи стал истинный вождь – брат Батыя Берке. Хороший полководец и опытный политик, он начал быстро и решительно наводить порядок в своем улусе. Понятное дело, не забыл он и о слишком своевольном Данииле. Был назначен новый наместник западной части улуса, и на место Куремсы отправился темник Бурундай — полководец с поистине выдающимся послужным списком.

Едва прибыв на место назначения, суровый ветеран рявкнул так, что Даниил поспешил срочно засвидетельствовать свое почтение. Правда, не лично, опасаясь, что из-за всего совершенного против орды вполне может стать короче на голову.

В ответ Бурундай передал Даниилу: «Иду войной на Литву. Если ты со мной мирен, присоединяйся!» И что было делать Даниилу? С одной стороны, только породнился с литовским князем, с другой, монголы по пути в Литву могут и в Галицию завернуть с дружески-карательным визитом. Чем кончаются такие посещения для недостаточно лояльных князей уже было известно, благодаря Неврюевой рати. В общем, сам Даниил не пошел в поход, но отправил брата с дружиной. Повоевали удачно, но когда стали делить добычу, Бурундай просто отобрал у русских все понравившееся себе.

А затем монгол поставил князю еще одно условие: уничтожить укрепления галицко-волынских городов. Скрипя зубами, пришлось Даниилу пойти и на это. Столько сил и средств ушло на создание этих укреплений, но воля хана важнее безопасности, поэтому Даниил выполнил и это требование. Отныне он был послушным вассалом и больше не пытался противиться Орде. По первому требованию он выставлял вспомогательные русские отряды для Бурундая, когда тот ходил походами на Литву и Польшу.

Умер король Даниил в собственной постели в городе Холм в 1264 году. Наследовал ему сын Лев. Еще почти полсотни лет Галицко-Волынским королевством правили потомки Даниила, которые сначала были вассалами Орды, а потом Великого княжества Литовского.

На современной Украине националисты поднимают Даниила Романовича на щит, противопоставляя его Александру Невскому. По мнению украинских националистов, король Даниил был истинным европейцем, а Галицко-Волынское княжество было единственным законным наследником Киевской Руси и первым украинским государством. Буквально вчера на тематическом сообществе «Украина – Россия»[9] очередной свидомый[10] патриот написал следующее. Орфографию и пунктуацию сохраняю авторскую:

«Гал.Волын. княжество(занимало территорию от Гродно до Белгорода, нынешней Одес.обл.) Даниил Галицкий не бы данником(как Залесье) Золотой Орды а только мирником (должен поставлять людей против врагов Орды)

он же первым начал разбивать татар именно Данило Галицкий — он освободил 14 крупных городов Руси и разбил 70-тыс войско хана Куремсы в 1255-56 году, чуть не взял Киев

а вот Невский резал носы и уши у своих соплеменников чтобы заплатить дань Орде

Даниила Галицкого действительно помазал папа римский т.к вместо Византии тогда была Латинская Империя

также Данило Галицкий не одну победу одержал над крестоносцами, в отличии от того же Невского

о Ледовом побоище историки вообще узнали после фильма Эйзенштейна, который ему заказал лучший друг физкультурников товарищ Сталин

а в 15 веке карта выглядела вот так (Вообще-то Даниил жил в тринадцатом веке, но автору видимо все равно, и он поставил карту Великого Княжества Литовского 15 века, когда никакого Галицко-волынского княжества уже давно не существовало, а его земли были поделены между Литвой и Польшей – прим С. Б.) http://www.ljplus.ru/img4/a/n/andreistp/VKL_Vitovt.jpg справа вверху занюханная деревня Масква (Каким образом Москва имеет отношение к Даниилу Галицкому никому не понятно, но автору главное лишний раз пнуть «москалей» )

кстати именно в ВКЛ а не в Московии государственным языком был руський. а законы были основанны на «Руськой правде» Ярослава Мудрого ничего этого в Московии и близко никогда не было. Москвия вообще появилась когда Русь прекратила свое существование»

Почти в каждой строчке написаны, мягко говоря, не соответствующие действительности данные, а, проще говоря, откровенный бред, но зато с какой энергией автор кидается нести нам свет истинных знаний! Впрочем, по таким потокам сознания можно дать характеристику людям, которые много лет подряд строят независимую Украину. Мне периодически приходится сталкиваться с такими персонажами в реальной жизни, после чего мое мнение об украинских националистах падает все ниже и ниже.

Кстати, оцените пассаж «Даниил Галицкий не бы данником (как Залесье) Золотой Орды а только мирником (должен поставлять людей против врагов Орды). То есть, по мнению украинского националиста, отдавать соотечественников в чужеземную армию, т.е. на смерть за чужие интересы – это достоинство, а сберечь их жизни, пожертвовав деньгами, как это делал Александр Невский, наоборот, недопустимо. Вот откуда растут ноги у стремления определенной части украинцев войти в НАТО. Пусть наши хлопцы воюют (и гибнут) по всему миру, но зато денежки потекут рекой.

Впрочем, мы немного отклонились от темы, обсуждая ход свидомой мысли, так что вернемся в тринадцатый век и раз уж заговорили об Александре Невском как антиподе Даниила, то давайте посмотрим на этого князя.

[1] ныне это Западная Украина плюс часть Молдовы и Беларуси

[2] Вообще-то княжество еще с десятого века называлось не Волынским, а Владимирским по своему стольному городу Владимиру-Волынскому, но чтобы не путать его с Великим княжеством Владимирским, которое располагалось в Центральной и Северо-восточной России, будем называть его Волынским.

[3] При этом, если на владение Волынским княжеством у Романа в силу происхождения были юридические права, то Галич был захвачен и покорен исключительно грубой силой

[4] Того самого – главного героя «Слова о полку…»

[5] Ростислава поддерживала определенная часть галицкого боярства, так что галичане дрались по обе стороны фронта.

[6] Город Ярослав на реке Сан сейчас территория Польши.

[7] Современная Сербия

[8] Еще его отец, князь Роман, мог стать первым королем Галицким. Папа Римский предлагал ему королевскую корону при условии, что Роман примет католичество. Однако князь тогда отказался.

[9] http://community.livejournal.com/ukraine_russia/6831603.html?view=211693811#t211693811

[10] Свидомый, укр. – свiдомий. Изначально в переводе на литературный русский язык это слово означало сознательный. «Свидомый громадянын» — «сознательный гражданин». В современное время это слово превратилось в термин для обозначения украинских националистов, пытающихся доказать отличие Украины от России, а украинцев от русских.

Дэниел Кинг: Ukraine Youth

БЛОГ АРТБУК

ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ

ДАТА 22.03.2022

‘(Ничего, кроме) Цветы’ НОВОЕ от Karma Books, Нью-Йорк

6

Arcana представляет Ричарда Мизраха, подписывающего «Notations»

Музейный магазин месяца: Магазин LACMA

ДАТА 19.03.2022

Возбуждение ‘Барбара Крюгер: Думая о тебе.Я имею в виду себя. Я имею в виду тебя» открывается в LACMA на этой неделе!

ДАТА 19.03.2022

Музейный магазин месяца: Магазин LACMA

ДАТА 19.03.2022

Музейный магазин месяца: LACMA Store

ДАТА 16.03.2022

9000 Месяц истории для женщин : наука, дух, разум и материя «Хильмы аф Клинт: Картины будущего»

ДАТА 14. 03.2022

Brookline Booksmith представляет Марка Людвига на тему «Наша воля к жизни: Терезнская музыкальная критика Виктора Ульмана»

ДАТА 13 марта 2022 г.

«Даррел Эллис» исследует «красивую и часто трагическую зрелищность повседневной жизни»

ДАТА 12 марта 2022 г.

Новый выпуск на этой неделе

ДАТА 09.03.2022

Восприятие и узнавание трансформируются в «Элсворт Келли: открытки»

ДАТА 09.03.2022

Художники и фотографы

ДАТА 08.03.2022

Отпразднуйте Международный женский день с 1975 года по настоящее время!

ДАТА 08.03.2022

New York Studio School представляет Лизу Юскавадж и Джарретта Эрнеста на Джесси Мерри «Фрида Кало: Ее Вселенная» выходит на этой неделе!

ДАТА 03.03.2022

Страстное коллекционирование и насыщенная жизнь в «Отборе: искусство, архитектура и дизайн из коллекции Ронни Сассуна» предварительные экземпляры «Carnival Strippers Revisited»

ДАТА 02. 03.2022

Центр биографии Леона Леви представляет Николь Рудик и Дэна Наделя о Ники де Сен-Фалль

ДАТА 01.03.2022

2022

ДАТА 01.03.2022

Без проволочек, «Фейт Рингголд: политика / власть» — НОВОЕ от Weiss Publications!

ДАТА 27.02.2022

Громкий, тихий, сияющий, безмятежный: «Деван Симояма: Вся Ярость» /2022

Музейный магазин месяца: BMA Shop

ДАТА 26.02.2022

AfriCOBRA is Black History

ДАТА 26.02.2022

Музейный магазин месяца: BMA Shop

D

4/4 /2022

Как понять, что происходит в Украине?

ДАТА 22.02.2022

Помните веселье? Он возвращается с «Everyday Play»

ДАТА 21.02.2022

Отметьте День президента с «Фотографиями Авраама Линкольна»

ДАТА 20.02.2022

Непревзойденный «Доменико Ньоли»

/7 ДАТА 18/2022

«Живопись — это высшая художественная литература: сочинения Джесси Мюрри, 1980–1993» снова в наличии на Sobersove!

ДАТА 17 февраля 2022

192 Books представляет Николь Рудик и Рут Франклин на тему «То, что сейчас известно, было только воображаемым: (авто)биография Ники де Сен-Фалль»

ДАТА 15 февраля 2022

Оповещение о горячей книге! Николь Рудик «(Авто)биография» Ники де Сен-Фалль уже вышла из Siglio месяца: Миннеаполисский институт искусств

ДАТА 15. 02.2022

Музейный магазин месяца: Миннеаполисский институт искусств

ДАТА 14.02.2022

На каждой странице валентинка в ‘Love, Icebox: Letters from Джон Кейдж – Мерсу Каннингэму

ДАТА 14 февраля 2022

Как я люблю тебя?

ДАТА 12.02.2022

«Кто такая королева?» Адама Пендлтона.

ДАТА 10.02.2022

Провокация «Софи Калле: Отель» выбрана критиками!

ДАТА 09.02.2022

Поздравляем с 90-летием Герхарда Рихтера, родившегося в OTD в 1932 году!

ДАТА 09.02.2022

С 90-летием, Герхард Рихтер!

ДАТА 07.02.2022

Великолепные 400-страничные «Афро-атлантические истории» выбраны персоналом для Месяца истории чернокожихДжонс в музее Гуггенхайма!

ДАТА 04.02.2022

Fotografiska New York представляет фотографа Мела Д. Коула в разговоре с Колтрейном Кертисом по случаю запуска «Американского протеста» , неизгладимый рекорд американского протеста, 20202021

ДАТА 01. 02.2022

Присоединиться к артбуку | Д.А.П. на Shoppe Object Independent Home & Gift Show, 2022!

ДАТА 01.02.2022

Отпразднуйте историю чернокожих с этими подборками персонала 2022 года!

ДАТА 01.02.2022

Отпразднуйте историю чернокожих вместе с W.Э.Б. Замечательная инфографика рубежа веков Дюбуа

ДАТА 30 января 2022

Luminous ‘Helen Pashgian: Spheres & Lenses’ — новинка от Radius Books

ДАТА 28 января 2022

Типография Баухауза Захватывающие события спустя 100 лет


ГАЛЕРЕЯ ИЗОБРАЖЕНИЙ

КОРИ РЕЙНОЛДС | ДАТА 02.06.2015

Избранное изображение воспроизведено из

Ukraine Youth , увлекательной новой коллекции фотографий Дэниела Кинга, сделанных в Киеве летом 2013 года. Снятые примерно во время печально известных «антифашистских» демонстраций в этом городе, которые были встречены бронетехникой и привлекли большое международное внимание, фотографии Кинга вместо этого сосредоточены на группе подростков, живущих рядом с беспорядками, вовлеченных и все же находящихся вне его, поскольку они плавают в своих собственных внутренний мир. То, что запечатлел Кинг, по словам Vogue Ребекки Бенгал, «было не совсем активизмом, но юношеским духом, который в равной степени воплощает свободу и бунт, романтизм и беспечное хладнокровие — почти случайное выражение стиля на фоне ландшафта постсоветской архитектуры.»

DAMIANI
Hbk, 9 x 12 дюймов / 96 стр. / с иллюстрациями.

Закрыть

Мы используем файлы cookie, чтобы улучшить ваш опыт покупок. Продолжая использовать веб-сайт, вы соглашаетесь с нашей политикой в ​​отношении файлов cookie. Узнать больше

Украина Молодежь.

Между днями 90 243

€ 29,00

Снимки вошли в «Молодежь Украины. «Между днями» изображают демонстрации, которые начались в мае в Киеве, когда Дэниел Кинг запечатлел решающий момент для страны и ее подрастающей молодежи. Внезапное и почти незаметное пробуждение взрослой жизни у сфотографированных им подростков совпало с движением подпольного восстания в городе.Недели были потрачены на документирование архитектуры города и остатков коммунистической эпохи. Он встречал подростков на улицах, а затем встречал их у озер или за напитками в общественных парках, все время устанавливая связи, которые в конечном итоге привели к тому, что они стали жить в одном доме. Он раскрыл модели их совместной повседневной жизни, которая странным образом не изменилась из-за политических событий, происходящих всего в паре кварталов от мест их собраний. Через них он испытал состояние сознания, универсальное для каждого подростка, — способность преодолевать физическое, блокировать жизненный шум и глубоко погружаться в эмоции изменяющегося разума и тела. Пустые здания, заброшенные каналы и заброшенные детские площадки реальны, но абстрактно отражают это настроение. Своими изображениями города, его ландшафта и молодых людей, живущих в нем, Дэниел Кинг подарил нам нечто мощное, чего мы не видели в новостях: каково это было вырасти в Украине для поколения, живущего своей жизнью. последние мгновения беспечности.

АВТОРСКОЕ ПРАВО, 2014 г., РЕДАКТИРОВАНИЕ DAMIANI. АВТОРСКОЕ ОПИСАНИЕ: BRG

.

документирование молодежного землетрясения в Украине — iD

Однажды поздно вечером в августе 2013 года в парке в центре Киева 20-летний украинец по имени Дмитрий сделал бруклинскому фотографу Дэну Кингу татуировку в виде палки и тычка при свете солнца. iPhone.Глядя на него сейчас, вы почти можете сказать, что это вомбат, но это помогает, если вы представляете, что вы наполовину выпили бутылку советской водки.

Кинг поехал в Украину незадолго до того, как политическая ситуация между Россией и Украиной взорвалась осенью 2013 года, чтобы задокументировать последние моменты затишья. Он поехал один (там он встретил местного переводчика) и остановился в дешевой гостинице, потом в квартире прямо на Майдане Незалежности, где через три месяца студенческие антиправительственные демонстрации должны были стать настоящим началом кризиса.Его фотографии столичных подростков, которых он встречал в парках, возле вокзалов и в местном Макдональдсе, передают странное, пронизанное тревогой чувство свободы, витавшее в воздухе тем летом.

Дмитрий и группа его друзей на обложке новой книги Кинга « Молодежь Украины », которая выходит в следующем месяце через Damiani.

Вы решили поехать в Украину, потому что знали, что политическая ситуация вот-вот взорвется?
Это не была политическая книга, но я видел знаки в средствах массовой информации.Я просто подумал, что это очаровательная страна — можно было сказать, что она собиралась скатиться либо к матушке-России, либо к ЕС. Все болели за ЕС. Но когда Россия впервые узнала о переговорах Украины с ЕС, они отключили подачу природного газа в страну на целую неделю. Эти фотографии — снимок тихого периода в истории Украины, который больше не повторится.

Почему вы захотели фотографировать именно молодежь?
Дети действительно будущее страны и им никто не поможет.Большинство их родителей работают на заводах, и после 91 года [когда Украина получила независимость] они не зарабатывают и не имеют навыков. Эти дети не могут пойти к своим родителям и спросить: «Как нам начать революцию?»

Как вы познакомились?
Все это было уличным литьем. Когда я впервые приехал, я не знал, что Киев — мировая столица секс-туризма. Так что уличный кастинг был очень тяжелым. Первые несколько дней мы говорили: «Приходите на кастинг в нашу студию, это для арт-проекта», и все просто говорили нам отвали.Затем мы попросили девушку переводчика помочь нам, и дело пошло как снежный ком.

Сколько лет было большинству детей и чем они занимались?
В основном им было от 15 до 22 лет. Было лето, так что они просто дурачились. Однажды ночью некоторые из них отвезли меня в маленький городок под Донецком, где сейчас творится всякое безумие. Это было довольно дико; мы сняли дом советского блока за 50 евро у беззубой старушки и просто тусовались. Речь шла о том, чтобы познакомиться с детьми, завоевать их доверие, хорошо провести время и узнать об их культуре.

Как вы думаете, в чем был их интерес?
У меня не было опубликовано ни одной книги, так что это было скорее проявлением уважения. И просто было чем заняться.

Что вас больше всего удивило в детях, которых вы встретили?
Насколько они похожи. Какие они умные. И насколько они связаны со своей страной и своим правительством. А также их бессилие.

Как вы думаете, они более политически осведомлены, чем молодые люди в США?
Да, 100 процентов.

Это потому, что есть более очевидные политические проблемы? Или им просто больше интересно?
Я думаю, это потому, что они выросли на этом. Они видели последствия советской эпохи и ее темную сторону. Парень, который сделал мне татуировку, работает один день в неделю графическим дизайнером и зарабатывает за этот день больше, чем его отец, работая полный рабочий день за месяц. Его отец работал на заводе, выполняя одну черную работу — когда коммунизм закончится, а это была вся твоя жизнь, это типа: «Какие у тебя навыки?» Но эти дети чувствуют некую свободу.Они хотят быть частью ЕС, они хотят большего для своей страны.

Вы поддерживали с ними связь?
Да, в Instagram это очень просто. Одна девушка побрила голову после того, как я ушел, во время демонстраций. Думаю, одна из пар, с которыми я встречалась, распалась. Я очень много общаюсь с продюсером Евгением. Поскольку я был там один, я подружился с этими людьми. Это не было похоже на то, чтобы появиться с командой и помощниками, которые могут показаться эксплуататорскими. Они стали друзьями.

Что они сказали вам о ситуации сейчас?
В то время, я думаю, они действительно не хотели обременять меня этими вещами. Но после того, как я уехал, они были напуганы до чертиков. Первые несколько месяцев после этого я спрашивал: «Как дела?» и они говорили: «Все в порядке, все в порядке». Затем, через шесть месяцев, они подумали: «Как, черт возьми, мне выбраться отсюда?» Но они не могут приехать в Америку или куда-нибудь в Европу. Когда военные начали призывать людей, а некоторых из их друзей отправляли на восточную границу, я увидел, как ситуация изменилась с «это круто» на страх.

Что они хотят делать?
Они все хотят уйти. Но они не могут, поэтому они просто извлекают из этого максимум пользы. Когда я был там, мне понравилось в проекте то, что это было время не процветания, а спокойствия, когда можно было беззаботно. Теперь они все пытаются принять трудные решения.

danielking.com

Кредиты


Текст Элис Ньюэлл-Хэнсон
Фотография Дэниел Кинг

Дэниел Кинг о фотографировании красоты каждого

Фотограф размышляет о состоянии современной Украины в работах, которые элегантно сочетают искусство, моду и политика

10Украинская молодежь: между днями

«Хотя я снимаю моду, и мне очень повезло, что я занимаюсь этими изображениями, моя настоящая страсть и вся моя личная работа связаны с реальными людьми. Мне интересно погружаться в миры людей, особенно молодежи, снимать маленьких детей и их мечты. Моя работа заключается в том, чтобы показать сходство между молодыми людьми во всем мире. Конечно, в этом есть некоторые политические аспекты, но на самом деле речь идет об общей красоте каждого.

Я поехал на Украину, в Киев, как раз перед тем, как в 2013 году действительно начались политические изменения. Там что-то происходило, восстание началось, но оно не освещалось в СМИ в полной мере.Я слежу за новостями, а не только за новостями, которые вам сообщают по телевидению и в газетах. Я видел, что страна находится на переломном этапе. Я знал, что что-то грядет, и хотел задокументировать это спокойное время в их истории до того, как оно действительно начнется.

Украинская молодежь: Между днями. Фото Дэниела Кинга

Дети, которых я фотографировал, их родители из СССР и были частью режима, но за ними будущее. Грядут перемены, и они это знали. Они хотели быть частью этого, но они были предоставлены сами себе. Они не могут просить помощи у своих родителей, потому что их родители являются частью режима. Книга не посвящена восстанию, Украина! демонстрации или война; это тихий переходный период между советской эпохой и рассветом нового мира в Восточной Европе, время в истории, которое невозможно воссоздать. Я хотел запечатлеть детей, родившихся после 1991 года, которые переживали это.

Когда вы сидите в своем офисе и придумываете идею, легко использовать политику в качестве отправной точки — показывать людям, что на самом деле происходит в мире, это, конечно, важно.Но моя работа не о политическом аспекте этого; речь идет о передаче чувства близости. Речь идет о том, чтобы проникнуть внутрь сообщества и показать, что между людьми во всем мире существует общее чувство эмоций, независимо от того, в какой ситуации они живут. Или через которую они проходят».

Дэниел Кинг () покинул Австралию и переехал в Испанию, затем в Лондон, а затем в Нью-Йорк, работая ассистентом. знаменитому модному имиджмейкеру Стивену Кляйну.После работы с Кляйном Кинг продолжил работу с другой фотографической легендой, вернувшись в Великобританию, направившись в Корнуолл, где работал фотограф Дэвид Симс. Частично вдохновленный собственным творчеством Симса, Кинг усовершенствовал свой подход и разработал стилизованное документальное видение. Фотографии, которые он сделал для Ukraine Youth , являются прекрасным примером того, что прекрасно скомпоновано, но определено как настоящее, что редко можно увидеть в современном цифровом мире. Это не модели; это уличные дети, с которыми у него сложились отношения и дружба.

Молодежь Украины: между днями Дэниела Кинга опубликован Damiani.

Украинская молодежь: Между днями. Фото Дэниела Кинга

Клобушар рассказывает о «душераздирающих» сценах украинских беженцев, спасающихся от войны кризис, вызванный вторжением России в Украину.

В воскресенье она провела время вдоль границы Польши с Украиной, всего в 15 милях от места ракетного удара России по военному учебному центру в украинском городе Яворов, в результате которого погибли десятки человек.

«Это душераздирающе… Украинские беженцы текут, текут через границу, многие из них стали свидетелями бомбардировок своего города, разрушений больниц и убитых детей», — сказал Клобушар в телефонном интервью MPR News.

Клобушар сказала, что ее впечатлила решимость украинцев и щедрость поляков.

«Я думаю, что жители Миннесоты — в первую очередь люди украинского происхождения — следят за каждым моментом этого.И я просто хочу, чтобы они знали, как встречать своих людей прямо и в центре, насколько они все более и более смелые, как мы слышали», — сказала она.

Клобучар сказал, что сенаторы получили секретный брифинг от американских и польских военных руководителей, которые рассказали об усилиях по укреплению противовоздушной обороны Украины.

«Наша работа заключалась в том, чтобы сообщить в Вашингтон с поля боя и с передовой о том, что им нужно, и о наших гуманитарных работниках… о том, что им нужно для гуманитарной части этого», — сказал Клобушар.

Вернувшись в Миннеаполис, то, что стало еженедельной демонстрацией поддержки Украины, приняло форму марша от украинско-американского общественного центра до торгового центра Nicollet в центре города.

«Я здесь, потому что не могу сейчас быть в Украине», — сказал Евгений Атмор, который родился в Украине и в детстве переехал в США. Мы можем только сказать, что то, что делает Путин, неправильно».

Некоторые участники марша призвали США к более активному военному вмешательству в Украине, даже если это означает разжигание более широкой войны.

Вы делаете новости MPR возможными. Индивидуальные пожертвования стоят за ясностью освещения наших репортеров по всему штату, историями, которые нас связывают, и разговорами, которые дают точки зрения. Помогите сделать так, чтобы MPR оставался ресурсом, объединяющим жителей Миннесоты.

Пожертвуйте сегодня. Подарок в размере 17 долларов имеет значение.

Настоящая глобальная тьма | Христианство сегодня

Война ужасна. Моя жена и ее семья находились в ее родной стране Конго-Браззавиль (Республика Конго) в течение 18 месяцев, и общественно-политические силы, унесшие там десятки тысяч жизней, можно назвать иначе как злыми. Война у Великих озер, унесшая миллионы жизней в соседней Конго-Киншасе (Демократическая Республика Конго), увеличивает зло до новых масштабов. Мрак Третьего рейха Адольфа Гитлера затмевает понимание.

Сейчас, в 2022 году, война в Украине снова выдвигает жестокое зло на передний план и угрожает изменить наше глобальное будущее так, как мы можем только представить.

Человеческий эгоизм и жадность относятся к числу грехов, порождающих войны: «Откуда войны и откуда у вас распри? Не от ваших ли страстей воюют члены ваши?» (Иакова 4:1, НАБ).Однако в совокупности масштабы человеческих страданий от рук других также, по-видимому, предполагают измерение космического зла, которое бросает вызов даже нашему признанию человеческой испорченности.

На то есть причины. Книга Даниила говорит не только о череде мировых империй, но и о духовных силах, стоящих за ними. Ангельский князь Персии откладывал ответ на молитвы Даниила, пока не вмешался Михаил, князь Израиля; последует ангельский князь империи Александра (Дан. 10:13, 20–21; 12:1).Бог суверенно отвел время в истории для различных ангелов и их империй, но его ангельские и человеческие слуги должны продолжать работать для достижения Его целей, пока Он не заставит их восторжествовать.

В греческом переводе Второзакония упоминается, что Бог поставил ангелов над различными народами, и иудейская мысль все больше признавала таких небесных правителей и властей — то, что позднее раввины называли ангелами над народами. Эти существа обычно враждебно относились к Божьему народу, но в конце концов Бог отдал царство своему настойчивому народу.

Поскольку наш царь Иисус уже пришел, сатана побежден. Возвышение Иисуса соответствует небесной победе ангела Михаила над драконом (Откр. 12:7–8).

Объясняя эту историю, ученые часто ссылаются на аналогию Второй мировой войны между Днем Д и Днем Победы. В день «Д» успех вторжения в Нормандию решил исход войны, и поражение нацистского режима и его союзников было лишь вопросом времени. Тем не менее, до Дня Победы — окончательной капитуляции держав Оси — сражения продолжались, а потери росли.

Точно так же все враги, включая последнего, саму смерть, будут повержены, когда вернется Иисус (Пс. 110:1; 1 Кор. 15:25–26), но до тех пор Его слугам предстоит непрекращающаяся битва.

В Послании к Ефесянам Павел подчеркивает, что Иисус уже восседает над небесными правителями и властями (Еф. 1:20–22), и мы духовно восседаем с Ним (1:22–23; 2:6). В письме, в котором сильно подчеркивается единство между евреями и язычниками в теле Христа, это восхождение на престол над ангелами народов и империй означает, что наше единство во Христе больше, чем все этнические и национальные разделения, разжигаемые такими ангелами.Верующие больше не подчиняются князю мира сего (Еф. 2:1–3).

Статуя архангела Михаила на площади Независимости, Киев, Украина.

Для Павла эта победа над разделениями имеет разветвления духовной войны, даже для межличностных аспектов нашей жизни. В Ефесянам 4, например, отказать дьяволу в возможности означает быть честным и контролировать свой гнев (ст. 25–27). В Послании к Ефесянам 6:10–20 это означает взять в руки защитную броню истины, веры и праведности, а также оружие для вторжения на враждебную территорию: миссию Евангелия.

Иногда я видел братьев и сестер, пытающихся участвовать в духовной войне, упрекая и повелевая небесным правителям. Однако эта деятельность неправильно понимает нашу роль. Мы восседаем на престоле со Христом, и да, когда-нибудь мы будем судить ангелов, но мы не можем путать День Д с Днем Победы. Писание прямо предостерегает от поношения ангельских властей (2 Пет. 2:10), указывая на то, что даже их собратья-ангелы могут противостоять им только с божественного разрешения (2 Пет. 2:11; Иуды 9).

Попытка свергнуть небесные силы отличается от изгнания демонов из тех, кого они поражают на земле.Мы сухопутные войска, а не ВВС. Это не означает, что мы не играем жизненно важную роль в духовной войне космического уровня. Это просто означает, что наш современный вкус к мгновенным результатам не будет удовлетворен.

В Книге Даниила Божий ответ был незамедлительным (Дан. 10:12). Но Даниил продолжал молиться в течение трех недель, прежде чем получил свой ответ (10:2–3). Бог показал ему, что империи будут подниматься и падать, но будущее не принадлежит им.

Книга Откровения предлагает ту же картину: Сатана стоит за зверем мировой империи, Вавилоном Великим.Но будущее принадлежит не Вавилону-блуднице, а Новому Иерусалиму-невесте.

Библия напоминает нам, что не все духовные силы плохие. Бог действует даже в современном мире, и Писание заставляет нас ожидать, что молитвы могут изменить ситуацию во времена войн и конфликтов.

Прежде чем Иакову пришлось противостоять вооруженному отряду своего брата Исава, он всю ночь боролся с ангелом. Хотя более поздние раввины думали, что это был ангел-хранитель Эдома, это был сам Господь (Ос.12:3–5). Но раввины были правы, по крайней мере, в том, что победа в духовной битве сначала имела значение для неизбежного земного конфликта.

Тот же урок появляется, когда воздетые руки Моисея определили битву с амаликитянами (Исх. 17:11–13). Наши земные действия имеют небесные последствия. (См. Ефесянам 6:12 в контексте 6:10-20 и вероятное значение Луки 10:17-18.)

Действительно, на космическом уровне силы Бога легко превосходят враждебные силы. Ученик Елисея усвоил этот урок, когда Бог открыл ему глаза и увидел гору, полную огненных колесниц (4 Царств 6:16–17).В этом случае Господь чудесным образом ослепил целую армию, чтобы разрешить мирное решение вместо дорогостоящей человеческой битвы (6:18–23).

В другой истории о войне Бог даровал Давиду победу в битве, как только он услышал, что небесные воинства Господни идут на него (2 Цар. 5:24; 1 Паралипоменон 14:15). Иисус Навин также одержал победу после встречи с военачальником Господним (Иис. Нав. 5:13–15).

Другими словами, Бог слышит нас, когда мы молимся. В Книге Даниила высокомерные народы кажутся не более чем пешками в большом плане Бога для истории. Напротив, ангел возвещает, что Даниил, муж молитвы, дорог Богу (Дан. 10:11).

Вот почему эта общая тема так важна: окончательный исход уже решен, но тем временем земные сражения продолжаются, а отдельные жизни остаются на волоске. Молитвы праведника важнее пред Богом, чем планы надменных сил на небе или на земле.

Признаюсь, если бы не моя вера в Священное Писание, во времена массовых страданий эти утверждения казались бы мне довольно пустыми.Но поскольку я верю Библии, я набираюсь смелости смотреть в будущее. Точно так же вера моей жены во Христа и Божье Слово питала ее надежду и позволяла ей выжить перед лицом войны в Конго.

В нынешней войне на Украине и других конфликтах по всему миру мы еще не видим всех врагов Иисуса зримо под его ногами, и потери остаются высокими. Но превознесение Иисуса над ангелами, властями и силами (1 Пет. 3:22) уже решило окончательный исход космической войны веков.Мы можем покоиться в этой истине.

Крейг Кинер — профессор библейских исследований в теологической семинарии Эсбери. Он является автором книги «Христобиография: воспоминания, история и достоверность евангелий».

[ Эта статья также доступна на испанский, португальский, 简体中文 и 繁體中文. ]

Украина готовится к полномасштабному конфликту- ПОЛИТИКА

Алексей Данилов, секретарь Совета национальной безопасности и обороны, во время интервью Associated Press в Киеве, Украина, в понедельник, 1 января.31. | Ефрем Лукацкий/AP Photo

Пожалуй, самая важная строчка дня исходит от ОЛЕКСИЯ ДАНИЛОВА , главы Совета национальной безопасности и обороны Украины: «Наша армия готова».

Заявление Данилова приходит , когда его страна готовится к возможному полномасштабному конфликту с Россией. Вот последние:

— Сегодня «дополнительные российские войска фактически перешли границу в Донбасс», сообщает CNN.По имеющейся у меня информации, Путин перебрасывает дополнительные силы и танки на оккупированные территории Донбасса», — заявил премьер-министр Латвии АРТУРС КРШЯНИС КАРИНШ . «По словам высокопоставленного американского чиновника, знакомого с последними разведданными, Россия развернула от одной до двух так называемых батальонных тактических групп, основного боевого порядка России, каждая из которых насчитывает в среднем около 800 военнослужащих».

— Украинские официальные лица скоро объявят «30-дневное чрезвычайное положение и [мобилизуют] военных резервистов» на фоне продолжающейся военной эскалации президента России ВЛАДИМИРА ПУТИНА , сообщает NYT.

— «Украина сообщает об еще одной широкомасштабной кибератаке , когда пострадали государственные веб-сайты и банки», — сообщает Reuters.

— «Россия начала эвакуацию своего посольства в Киеве, , и Украина призвала своих граждан покинуть Россию в среду, поскольку регион готовился к дальнейшей конфронтации после того, как президент Владимир Путин получил разрешение на применение военной силы за пределами своей страны, и Запад ответил с санкциями», — сообщают в Киеве корреспонденты «АП» Даша Литвинова, Юрий Карманов и Джим Хайнц.

— В телеобращении в среду Путин обвинил ситуацию в «военной деятельности блока НАТО» и добавил: «Повторю: интересы России, безопасность наших граждан абсолютны».

— В результате значительного изменения политики, , администрация Байдена, как ожидается, откажется от отказа от требований национальной безопасности в отношении «Северного потока — 2», чтобы ввести санкции в отношении компании, стоящей за проектом — «фактически похоронный звон», — сказал чиновник Наташе CNN. Бертран, Кевин Липтак и Фил Маттингли.

— Но пока Украина ощутила на себе самые значительные экономические последствия вторжения. «Поскольку российские войска окружили большую часть страны, крупный и малый украинский бизнес больше не планирует будущее — они едва могут предвидеть, что будет происходить каждую неделю», — пишет Лори Хиннант из AP.

— у Дэна Ламота из WaPo есть сводка всех действий, предпринимаемых военными США в ответ на ситуацию.

— ЕС разработал планы по «санкциям» министра обороны России СЕРГЕЯ ШОЙГУ и Агентства интернет-исследований страны, по словам дипломатов, часть первой волны мер, которые, по словам правительств в Вашингтоне, Брюсселе и Лондоне, будут скоординированы пакет более полных санкций в случае эскалации военной напряженности Россией в Украине», — сообщают Лоуренс Норман и Эван Гершкович из WSJ….

Фишер измеряет температуру американской общественности, поскольку мир наблюдает «возвращение к своего рода агрессии — одной стране, стремящейся захватить другую — которая, по мнению многих американских политиков и избирателей, устарела.

«Перспектива наземной войны и жестокого нападения на суверенную нацию на краю европейского альянса Америки вызывает беспокойство по поводу того, не слишком ли резко Соединенные Штаты повернули в сторону Азии и Ближнего Востока в последние десятилетия; остаются ли исторические связи Америки с Европой достаточно прочными, чтобы защищать интересы США сейчас; и не слишком ли сильно американские стратеги сосредоточились на новых формах ведения войны, которые доминировали в недавних международных столкновениях, включая кибервойну, атаки беспилотников и целенаправленные убийства.

— Конфликт знаменует собой «первую крупную стычку нового порядка в международной политике, когда три крупные державы борются за позиции таким образом, что это угрожает первенству Америки», — пишет Майкл Гордон из WSJ, указывая на зарождающийся союз между Россией и Китай, который «оставляет США бороться сразу с двумя противниками в географически разрозненных частях мира, где у Америки есть близкие партнеры и глубокие экономические и политические интересы. Администрация Байдена сейчас сталкивается с важными решениями о том, следует ли пересмотреть свои приоритеты, увеличить военные расходы, потребовать от союзников большего вклада, разместить дополнительные силы за границей и разработать более разнообразные источники энергии, чтобы уменьшить зависимость Европы от Москвы.”

Добрый день, среда.

Сообщение от PhRMA:

ICYMI: Большинство американцев отвергают так называемые правительственные «переговоры», как только узнают, что они могут ограничить доступ и выбор и затормозить инновации новых методов лечения и лечения. Опрос также показывает, что большинство считает расходы на медицинское страхование необоснованными и приоритетными для политиков, которые должны решить сегодня.

КОНГРЕСС

ПЛАН ОТДЕЛЕНИЯ СОТУ — Респ. RASHIDA TLAIB (D-Mich.) представит официальный ответ на обращение Байдена к Конгрессу во вторник вечером, демонстрируя «глубокие разногласия внутри Демократической партии, которые ознаменовали президентство Байдена», — пишет Холли Оттербейн. «В речи, произнесенной от имени левой группы «Партия рабочих семей»… Тлаиб похвалит законопроект Байдена о стимулировании экономики и докажет, что либералы агрессивно продвигают его повестку дня, согласно краткому изложению ее замечаний, опубликованному эксклюзивно для POLITICO.Она также планирует утверждать, что республиканцы и горстка непримиримых демократов заблокировали прогресс в снижении стоимости жилья, здравоохранения и отпускаемых по рецепту лекарств».

ДЛЯ ВАШЕГО РАДАРА — «Руководители Судебного комитета Сената требуют от Генерального прокурора МЕРРИКА ГАРЛАНДА принять немедленные меры по реформированию осажденного Федерального бюро тюрем в ответ на расследования Ассошиэйтед Пресс, которые выявили широко распространенные там проблемы, серьезные нарушения, связанные с сотрудников исправительных учреждений и безудержное сексуальное насилие в женской тюрьме в Калифорнии», — сообщают Майкл Бальзамо и Майкл Сисак из AP.

ПАНДЕМИЯ

МЕНЯЮЩАЯСЯ НАСТРОЙКА О VAX-ПАСПОРТАХ — В нескольких красных штатах произошел резкий поворот: после отказа от так называемых «прививочных паспортов» из-за опасений, что они ограничивают свободу, многие штаты, склоняющиеся к Республиканской партии сейчас обдумывают эту идею, сообщает Бен Леонард. «Эта технология набирает обороты как минимум в пяти штатах — Аризоне, Миссисипи, Южной Каролине, Оклахоме и Юте — несмотря на запреты «паспортов вакцин» или губернаторов, выступающих против них.Штаты рассматривают паспорта, которые часто содержат сканируемый черно-белый квадрат кода, как способ облегчить поездки в места, где требуется подтверждение вакцинации, и предоставить жителям более легкий доступ к своим записям в более гибком цифровом формате».

ALL POITICS

ONE TO WATCH — «Генеральная прокуратура Северной Каролины заявляет, что конституционный запрет на повстанцев, стремящихся к федеральным постам, может быть применен к представителю Республиканской партии MADISON CAWTHORN , если совет штата решит, что он помогал или поощрял Ян.6 сентября 2021 года, нападение на Капитолий», — сообщает Кайл Чейни.

ПРАВАЯ РУКА ДЕСАНТИСА — Патрисия Маццеи из NYT рассказала о ДЖОЗЕФЕ ЛАДАПО , докторе, который должен быть утвержден в качестве следующего главного хирурга Флориды и который стал «партнером в борьбе с тем, что доктор Ладапо называет политикой». «страха» с губернатором Флориды RON DESANTIS . «Для губернатора-республиканца, чье дерзкое неприятие общепринятой точки зрения в области общественного здравоохранения помогло разжечь очевидные президентские амбиции, назначение доктора С.Ладапо сигнализирует о решимости г-на ДеСантиса продолжать бороться с пандемией, которая уже унесла жизни 68 000 человек во Флориде — на этот раз, как может заявить губернатор, с медицинским одобрением».

DISINFO DIGEST — «Сыты по горло Google, теоретики заговора обращаются к DuckDuckGo», Стюарт Томпсон из NYT: «Объятия некоторых консервативных влиятельных лиц и теоретиков заговора являются частью более широких усилий, направленных на то, чтобы отвлечь людей от больших технологий. ».

Сообщение от PhRMA:

ICYMI: Большинство американцев отвергают так называемые правительственные «переговоры», когда узнают, что они могут ограничить доступ и выбор и затормозить инновации новых методов лечения и лечения.

АМЕРИКА И МИР

FIRST IN PLAYBOOK — Государственный департамент обратился к дипломатам свергнутого правительства Афганистана с просьбой закрыть свои посольства и консульства в США в начале февраля, предоставив им 30 дней на свертывание операций, согласно до АБДУЛ ХАДИ НЕДЖРАБИ , который был заместителем главы миссии посольства Афганистана в Вашингтоне, округ Колумбия

Это проблема , Неджраби сказал нашему Дэниелу Липпману, отчасти потому, что десятки тысяч афганцев бежали в США .S. с тех пор, как талибы вернули себе власть в августе прошлого года, и им нужны консульские услуги, такие как свидетельства о рождении или паспорта, к которым они не смогут получить доступ, если оставшиеся дипломаты страны уедут.

Неджраби сказал, что посольство попросило Государственный департамент разрешить им продолжить работу и выплатить компенсацию афганским дипломатам в изгнании, чтобы они «не стали бездомными». Их банковские счета в США были заморожены на несколько месяцев, в результате чего свергнутые дипломаты оказались в затруднительном финансовом положении.Неджраби сказал, что посольство направило письма в Государственный департамент в ноябре, декабре и январе с просьбой к штату поговорить с казначейством и предоставить им доступ примерно к 1,5 миллионам долларов, которые у них есть на замороженных счетах. В середине февраля NYT сообщила, что «США. чиновники безуспешно пытались заверить Ситибанк, что он не будет наказан, если афганские средства будут разблокированы».

На вопрос о комментарии представитель Государственного департамента сказал: «Мы ведем консультации с миссиями относительно их статуса, учитывая финансовые трудности, с которыми они сталкиваются, но на данный момент статус афганской миссии или ее персонала не изменился. время.»

КЛИМАТИЧЕСКИЕ ФАЙЛЫ — Новый доклад звучит как знакомое и ужасное предупреждение для всего мира. «Согласно докладу ООН, опубликованному в среду, потепление на планете и изменения в моделях землепользования означают, что в ближайшие десятилетия на большей части земного шара будет выжигать больше лесных пожаров, вызывая всплески нездорового задымления и другие проблемы, с которыми правительства не готовы столкнуться». Об этом пишет Мэтью Браун из AP. «В западной части США, северной Сибири, центральной Индии и восточной Австралии уже наблюдается больше пожаров, и вероятность катастрофических лесных пожаров во всем мире может увеличиться на треть к 2050 году и более чем на 50% на рубеже веков, говорится в отчете. от Программы ООН по окружающей среде.Районы, которые когда-то считались безопасными от крупных пожаров, не будут защищены, включая Арктику, где, как говорится в отчете, «весьма вероятно, что произойдет значительное увеличение числа пожаров»».

ЗА ПОКАЗОМ

НОВЫЕ ЗАПРЕТЫ НА 15-НЕДЕЛЬНЫЕ АБОРТЫ — Несколько штатов, контролируемых Республиканской партией, «могут запретить аборты после 15 недель беременности уже на этой неделе, приняв законопроекты, основанные на законе штата Миссисипи, который Верховный суд может вскоре считаться конституционным.Но те же самые штаты не вводят ограничений, как в Техасе, который запрещает все аборты через шесть недель», — сообщают Элис Миранда Оллштейн и Меган Мессерли. «Этот подход вызвал трещины в консервативном движении: некоторые призывают к большей осторожности, в то время как другие требуют, чтобы штаты быстро последовали за Техасом или пошли еще дальше.

«Законодатели в Аризоне, Флориде, Западной Вирджинии и нескольких других штатах, продвигающие 15-недельные запреты, говорят, что они принимают то, что они считают политически и юридически более безопасным подходом, даже если это означает подавляющее большинство абортов в их штатах. еще может состояться.Их стратегия подчеркивает уверенность консерваторов в том, что Верховный суд вынесет решение в их пользу и ограничит или отменит дело Роу против Уэйда в конце этого года, а также опасения многих, что закон Техаса может быть в конечном итоге отменен из-за шквала продолжающихся судебных исков».

PLAYBOOKERS

ПРИБЛИЖАЮЩИЕСЯ АТТРАКЦИИ — Клуб Gridiron объявил, что губернатор Республиканской партии Нью-Гэмпшира Крис Сунуну и член Джейми Раскин (D-Md.) будут выступающими на своих вечеринках на соответствующих вечеринках. 135-й ежегодный весенний ужин 2 апреля.

IN MEMORIAM — » Шерри Джонс , продюсер-документалист, лауреат премии «Эмми», которая объединила репортажные расследования с драматическими визуальными эффектами, создав телевизионные фильмы, посвященные международным отношениям, американской политике и вопросам национальной безопасности, включая кубинский ракетный кризис и пытки в ЦРУ. Программа утверждена после 11 сентября, скончался 14 февраля в больнице в Вашингтоне. Ей было 73 года». ( Полный некролог Харрисона Смита из WaPo )

MEDIAWATCH — Бхаскар Сункара был назначен президентом The Nation.Он является основателем и издателем Jacobin. ( Объявление )

ПЕРЕХОДЫ — Авиде Муссавиан присоединяется к USCIS в качестве старшего советника директора. Ранее она была директором по федеральной защите в Национальном центре иммиграционного права. … Джейсон Прессберг и Грейс Хасс-Хилл присоединяются к Brady PAC. Прессберг в настоящее время является исполнительным директором, а ранее был региональным директором AIPAC в регионе Вашингтон, округ Колумбия, и Балтимор.Хасс-Хилл теперь является менеджером PAC и выпускником кампании Терри Маколиффа. … Ноя Кинг теперь работает цифровым стратегом в Woolf Strategy. Совсем недавно она работала в AmeriCorp и является выпускником Do Big Things. …

… Дэвид Ашер, Томас ДиНанно и Джерри МакГинн присоединяются к оперативной команде округа Колумбия Menlo Micro. Ашер будет директором по развитию федерального бизнеса и в настоящее время является старшим научным сотрудником Хадсоновского института. ДиНанно будет старшим советником по национальной безопасности и выпускником комитета Палаты представителей по разведке.Макгинн будет стратегическим советником по операциям правительства США и исполнительным директором Центра государственных контрактов в Школе бизнеса Университета Джорджа Мейсона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.