Участники холодной войны список: Хронология холодной войны – Огонек № 27 (5003) от 08.07.2007

Содержание

Хронология холодной войны – Огонек № 27 (5003) от 08.07.2007

ЖЕЛЕЗНЫЙ ЗАНАВЕС
5 марта 1946 года

В 1945 году в Потсдаме три мировых лидера — Рузвельт, Черчилль и Сталин приняли основные решения о будущем разделе мира между странами-победителями. На конференции была заключена сделка: СССР объявляет войну Японии, а союзники признают советское влияние в Восточной Европе. Но все изменилось после изобретения ядерного оружия. Раскол между СССР и его западными союзниками  ознаменовался знаменитой речью Уинстона Черчилля на открытии Вестминстерского колледжа в американском городке Фултон. Именно этот момент  и считается началом холодной войны.

 

ИРАНСКИЙ КРИЗИС
1946 — 1947

Всю Вторую мировую войну Иран был оккупирован силами СССР и Великобритании. В 1946 году СССР согласился вывести свои войска в обмен на создание советско-иранской нефтяной компании. Однако Иран денонсировал договор,  и в марте 1946 года 15 советских танковых бригад вошли на север Ирана (где были созданы Автономная Республика Азербайджан и Курдская Народная Республика).

  В ответ президент США Трумэн послал  к берегам Турции эскадру и ультиматум Сталину с требованием вывода войск. Трумэн угрожал даже применить атомное оружие — именно в те дни  в Пентагоне был создан план ядерной бомбардировки  25 городов СССР.

 

БЛОКАДА БЕРЛИНА
21 июня 1948 — 11 мая 1949

Блокада началась с введения «плана Маршалла» и внезапного прекращения выплаты репараций СССР. В ответ советские войска перекрыли все сообщение  с Западным Берлином, находившимся  в глубине советской оккупационной зоны. Блокада была снята после того, как США доказали свою возможность снабжать город по воздуху. Операция «воздушный мост» стоила жизни 39 британским летчикам  и 31 американскому.

 

КОРЕЙСКАЯ ВОЙНА
1950 — 1953

Военный конфликт между Северной  и Южной Кореей вылился, по сути,  в противостояние СССР и Китая, с одной стороны, и США — с другой. За три года боев  со стороны Южной Кореи погибли около миллиона человек, примерно столько же потеряла и Северная Корея. Потери США составили 54 тысячи солдат и офицеров.

 

ВЕНГЕРСКОЕ ВОССТАНИЕ
1956

Смерть Иосифа Сталина и развенчание культа личности породили брожение  по всему Восточному блоку, одним из самых ярких проявлений которых стали антиправительственные выступления в Венгрии  с 23 октября по 4 ноября 1956 года. Восстание было подавлено Советской Армией,  в ходе боев погибли около 2500 повстанцев. Потери Советской Армии составили  720 военнослужащих. Сегодня, впрочем,  с этими цифрами многие уже не согласны.

 

СУЭЦКИЙ КРИЗИС
1956

Этот кризис был вызван национализацией Египтом Суэцкого канала — главной торговой дороги, по которой нефть поступала  в Европу. В октябре 1956 года англо-французские войска в количестве  65 тысяч солдат (430 танков,  600 самолетов и 520 орудий) совершили интервенцию в Египет. Одновременно армия Израиля, насчитывавшая 100 тысяч солдат (200 танков, 150 самолетов и 600 орудий), заняла Синайский полуостров. В связи  с негативной реакцией как СССР, поддерживающего Египет, так и США, добивавшихся ограничения влияния Великобритании на Ближнем Востоке, интервенция в Египет завершилась.

 

ВЬЕТНАМСКАЯ ВОЙНА
1965 — 1973

Война за независимость Вьетнама продолжалась  с середины 40-х годов,  но в 1965 году в боевые действия вмешались США, направившие во Вьетнам  385 тысяч солдат. За 8 лет войны потери американцев составили 60 тысяч человек, армии коммунистического Вьетнама — 1,1 млн человек убитыми и 600 тысяч ранеными.

 

ПОЛЕТ ПАУЭРСА
1 мая 1960

Самолет-разведчик «У-2» под управлением пилота Фрэнсиса Гэри Пауэрса был сбит ракетой над территорией СССР в районе военных заводов Свердловска, что привело к кризису  в советско-американских отношениях. Пауэрс выпрыгнул  с парашютом, был задержан  и приговорен Верховным судом СССР к 10 годам лишения свободы. В феврале 1962-го его обменяли на советского разведчика Вильяма Фишера  (он же Рудольф Абель).

 

КАРИБСКИЙ КРИЗИС
14 октября — 20 ноября 1962

В 1960 году США начали размещать ядерные ракеты  в Европе и Азии — 60 ракет «Тор» в Великобритании, 30 ракет «Юпитер» в Италии и 15 ракет «Юпитер» в Турции. В ответ СССР принял решение разместить свои ядерные ракеты  (40 пусковых установок для ракет SS-4 и SS-5 плюс 162 атомные бомбы для бомбардировщиков Ил-28)  на Кубе. Президент Кеннеди объявил военно-морскую блокаду вокруг берегов Кубы, что поставило СССР и США  на грань ядерной войны. Противостояние продолжалось 38 дней, затем ракеты были выведены как с Кубы, так и из Турции.

 

ПРАЖСКАЯ ВЕСНА
5 января — 20 августа 1968

Построение «социализма  с человеческим лицом»  в Чехословакии закончилось вводом в страну советских войск и войск стран Организации Варшавского договора.  При вторжении 72 гражданина Чехословакии погибли, сотни ранены, а из страны бежали около 300 тысяч человек.

 

РАЗРЯДКА
1966 — 1979

Ко второй половине 1960-х СССР и США достигли стратегического равновесия, основанного на доктрине гарантированного взаимного уничтожения. Участились инциденты — к примеру, бомбардировщик Б-52 «потерял» над Испанией 4 термоядерные бомбы, что привело к протестам  в Европе. Поэтому страны перешли  к политике мирного сосуществования, заключив договор ОСВ-1 — стороны договорились ограничить количество ракет и пусковых установок на уровне на момент подписания договора.

 

ВОЙНА В АФГАНИСТАНЕ
1979 — 1989

Одной из причин войны стало стремление поддержать сторонников СССР  в Афганистане — в Кремле опасались усиления исламского фундаментализма, вызванного исламской революцией  в Иране, который через афганских таджиков угрожал дестабилизировать Среднюю Азию (что и случилось). В итоге состоялась третья (после Кореи и Вьетнама) необъявленная война СССР и США. За 10 лет боев Советская Армия потеряла 13,8 тысячи человек, афганские моджахеды — 1,2 млн человек.

 

ПАДЕНИЕ БЕРЛИНСКОЙ СТЕНЫ
9 ноября 1989

Это фортификационное сооружение длиной 155 км в течение 28 лет — с 13 августа 1961 года по 9 ноября 1989 года — отделяло Западный Берлин от территории ГДР. При попытке пересечения стены немецкими пограничниками были убиты 1065 человек (более 5 тысяч смогли удачно преодолеть стену). Разрушение стены стало символом окончания холодной войны.

Ялтинская конференция: кто развязал холодную войну? | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

4 февраля 1945 года, 75 лет назад, Франклин Рузвельт (США), Уинстон Черчилль (Великобритания) и Иосиф Сталин (СССР) встретились в Ливадийском дворце в Ялте, чтобы обсудить послевоенное устройство Германии и Европы. К тому моменту крах "третьего рейха" сомнений уже не вызывал - Вторая мировая война вступила в завершающую стадию. Необходимо было провести новые государственные границы на территориях, совсем еще недавно оккупированных нацистской Германией, а ныне освобожденных, и решить, на какие регионы и в каком объеме распространяется влияние того или иного члена антигитлеровской коалиции.

К общему согласию относительно приближающейся безоговорочной капитуляции, демилитаризации и денацификации послевоенной Германии пришли сразу и без особых споров. Но по целому списку других вопросов консенсуса достичь так и не удалось - столь серьезными были разногласия.

Йост Дюльфер

О том, какую роль сыграла Ялтинская конференция в мировой истории, DW побеседовала с немецким историком Йостом Дюльфером (Jost Dülffer).

DW: В Ялте Рузвельту, Черчиллю и Сталину удалось договориться. Но лишь частично. И уже буквально через несколько месяцев мир погрузился в новую войну, на этот раз - в холодную. Что пошло не так?

Йост Дюльфер: Антигитлеровская коалиция и во время войны взаимодействовала далеко не идеально. В Ялте удалось достичь отдельных компромиссов, но уже там разногласия проявились в полной мере. Самым сложным стал "польский вопрос". Советский Союз проигнорировал наличие в Лондоне польского правительства в изгнании и настоял на кабинете, лояльном Москве. Получается, другие союзники должны были это поддерживать только потому, что Союз освободил Польшу от нацистов?

Вопрос о репарациях в пользу Советского Союза стоял также весьма остро. США высказывали предположение, что Германия не потянет всех выплат, поскольку сама находится в плачевном экономическом положении. Кроме того, американцы отказывались делиться с союзниками секретами атомного оружия. Вообще, объединявшие союзников факторы фактически исчерпали себя уже к 1946-47 году.

Слева направо: Уинстон Черчилль (Великобритания), Франклин Рузвельт (США) и Иосиф Сталин (СССР)

Советский Союз освободил Восточную Европу от нацистской Германии и последовательно добивался соблюдения своих интересов на освобожденных территориях. Неспособность понять и признать этот факт и привела в итоге к конфронтации и к холодной войне. Виновны в этом все стороны. Западные союзники не в состоянии были понять позицию Советского Союза, оценить масштабы ущерба, нанесенного этой стране.

- Было ли понятно уже в Ялте, что разделения мира на два лагеря не избежать?

- Ялтинская конференция была одной из многих встреч, посвященных послевоенному мироустройству. Полгода спустя встречи проводились уже на уровне министров иностранных дел - разделение Европы стало свершившимся фактом. А в Ялте еще был шанс... Но конфронтация идеологий - коммунизма и капитализма - привела к тому, что каждая из сторон начала по своему образу и подобию обустраивать свою сферу влияния.

- Если символически подвести итоги, то что дала миру Ялтинская конференция? Какие ее результаты можно оценить как положительные, а какие как отрицательные?

- Пару месяцев спустя появилась Организация Объединенных Наций. В Ялте об этом говорили немного, но приняли решение наделить державы-победительницы правом вето. Это правило сохранилось до сих пор, и оно мешает организации быть более эффективной. Положительным было то, что союзники действительно искали путь к миру и были способны на это, а ведь война все еще продолжалась.

Сегодняшняя ситуация в Европе очень напоминает то время. Путин - в том, что касается проводимой им политики и характера его действий, - продолжает "сталинскую традицию". И это - очень опасная ситуация. Мы думали, что после 1989-90-го годов в Европе не будет больше разделений на сферы влияния. Однако сегодня мы наблюдаем ситуацию, когда Россия, гораздо более скромная по размерам, чем был Советский Союз, фактически наступает на те же грабли. И это не может не внушать опасений. Мы думали, нам удалось преодолеть биполярность в Европе, но мы ошибались.

Йост Дюльфер - доктор наук, историк, автор книги "Ялта, 4 февраля 1945 года. Вторая мировая война и зарождение биполярного мира".

Смотрите также:

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    Этот дворец, построенный в Потсдаме в 1914-1917 годах, напоминает средневековое английское поместье, каким-то образом перенесенное в Германию. По комфортности и оснащению он был самой современной резиденций Гогенцоллернов и стал последним их дворцом. В Бранденбурге представители этого рода начали править в XV веке, в Пруссии - немного позже. Закончили в канун Веймарской республики в 1918 году.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    Резиденция предназначалась для старшего сына императора Германии Вильгельма II - наследного принца Вильгельма и его супруги Цецилии Мекленбург-Шверинской, в честь которой назван. Она участвовала в создании планов и выборе обстановки, а поселилась даже до окончания работ, чтобы родить здесь своего шестого ребенка. Дворец обошелся в 1,5 млн рейхсмарок, что по нынешним деньгам превышает 7 млн евро.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    В июле-августе 1945 года после завершения Второй мировой войны в Европе дворец Цецилиенхоф (Cecilienhof) стал местом проведения Потсдамской конференции, в которой участвовали лидеры держав-победительниц СССР, США и Великобритании - Иосиф Сталин, Гарри Трумэн и Уинстон Черчилль. Последнего в ходе конференции сменил Клемент Эттли, возглавивший лондонское правительство 26 июля.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    Так выглядит сейчас парадный двор Цецилиенхофа. Красная звезда из цветов появилась на клумбе в 1945 году во время подготовки к приезду "большой тройки". Высаженная советскими солдатами, она стала частью истории и сохраняется как особенный экспонат. В помещениях, где проходила конференция, работает музей. Провести встречу здесь предложил маршал Георгий Жуков.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    Эту открытку выпустили к помолвке Вильгельма (1882-1951) и Цецилии (1886-1954) в 1905 году. Тогда она стала кронпринцессой Германской империи, как оказалось - последней в истории. Цецилия была дочерью великого герцога Мекленбург-Шверинского Фридриха Франца III и великой княжны Анастасии Михайловны - внучки Николая I. Вместе с матерью в детстве часто бывала в усадьбе Михайловка под Петербургом.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    Из окон открывается вид на живописное озеро Юнгфернзе. На берегу раскинулся Новый сад, разбитый в 1787 году при Фридрихе Вильгельме II в виде английского пейзажного парка - так сказать в противовес барочному парку Сан-Суси, созданному рядом его предшественником Фридрихом Великим. Так что новая резиденция в стиле английских загородных домов идеально и гармонично вписалась в этот ландшафт.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    Фасад над главным входом украшают гербы с бранденбургским орлом и мекленбургским быком, напоминающие о его первых хозяевах. До строительства Цецилиенхофа супружеская пара летом жила в потсдамском Мраморном дворце, расположенном по соседству здесь же в Новом саду. Он был возведен в 1787-1792 годах для Фридриха Вильгельма II. Зимой они переезжали в берлинский Дворец кронпринцев на Унтер-ден-Линден.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    За строительство отвечал Пауль Шульце-Наумбург. Как пожелал кронпринц, проект он разработал в стиле Тюдоров. Обратите внимание на трубы более чем полусотни каминов, украшенные изразцовыми кирпичами. Архитектору удалось скрыть истинные размеры резиденции, насчитывающей почти 180 помещений. Чтобы создать атмосферу уютного дома, он сгруппировал здание вокруг пяти внутренних дворов.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    Этот снимок сделан в 1906 году в Потсдаме около Мраморного дворца после крещения первого сына в семье германского кронпринца. Его супруга Цецилия в детстве страдала астмой, поэтому много времени проводила на Ривьере. В это же время она полюбила морские путешествия. Позже вместе с мужем посетила Цейлон, Индию и Египет, а свой кабинет во дворце распорядилась оформить в стиле пассажирской каюты.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    В этой комнате во многом сохранилась оригинальная обстановка. Ходила даже легенда, что в подвале якобы находился мотор, чтобы создавать корабельный шум. В любом случае, ради аутентичности мебель - кроме стульев - закрепили, как в настоящей каюте, хотя шторм здесь не грозил. Однако уже на следующий год после завершения строительства судьбу дворца изменила буря Ноябрьской революции 1918 года.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    В результате Вильгельм II отрекся от престола. Дворцы Гогенцоллернов в Германии конфисковали. Однако в 1926 году правительство Веймарской республики вернуло Цецилиенхоф семье кронпринца. Они жили во дворце до конца Второй мировой войны. Затем резиденция перешла государству. В 2019 году наследники Гогенцоллернов потребовали предоставить им здесь жилые помещения. Спор, вероятно, затянется.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    Вместе с другими дворцами и парками Потсдама и Берлина Цецилиенхоф входит в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Здесь, в бывшей резиденции кронпринца, в 1945 году было определено послевоенное устройство Европы, закреплен раздел Германии и приняты многие другие решения. В частности, Сталин заручился поддержкой США и Великобритании в вопросе о переходе СССР прусского города Кёнигсберг.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    Эта фотография Черчилля, Трумэна и Сталина была сделана во время конференции. Считается, что именно Потсдамская конференция стала форумом, с которого началось противостояние между западными державами и Советским Союзом, вылившееся в холодную войну. Здесь же они приняли решение расчленить Германию на автономные западные и восточные оккупационные зоны, что позже приведет к созданию ФРГ и ГДР.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    Однако в Потсдаме за этим же столом, сделанным для конференции на московской фабрике "Люкс", были созданы условия, которые открыли путь для развития Германии как миролюбивого демократического государства - приняты решения о демилитаризации и денацификации. Здесь же переместили западную границу Польши и установили ее по линии Одера и Нейсе, а также определили порядок репараций.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    Заседания "Берлинской конференции трех держав", как она тогда называлась, проходили в Большом зале с высокими 12-метровыми потолками. Такие залы были типичными для английских поместий. На второй этаж ведет роскошная дубовая лестница в стиле барокко. Ее подарил для дворца город Гданьск - то есть Данциг, как назывался в прусский период своей истории. После войны он вновь перешел Польше.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    Приемы и важные встречи проходили в бывшем музыкальном зале - Белом салоне. В Цецилиенхофе президент Трумэн во время одной из личных бесед со Сталиным рассказал об успешном испытании США первой ядерной бомбы. Именно из Потсдама по телефону Трумэн отдал приказ применить это новое оружие в Японии. Здесь же участникам стало известно о числе жертв и масштабах разрушений в Хиросиме и Нагасаки.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    Как видим, помимо туристов в Цецилиенхофе бывают официальные гости. В 2004 году сюда приезжала британская королева Елизавета II. Помимо Большого зала посетители могут осмотреть соседние рабочие помещения трех делегаций. Мебель для конференции пришлось привозить из других дворцов и замков, так как почти всю обстановку в конце войны вывезли отсюда на соседнюю ферму, где она сгорела.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    Обстановку подбирали в соответствии с пожеланиями делегаций. Она осталась на своих местах, как и круглый стол в зале заседаний - кстати, диаметром в три метра. Советским участникам отвели бывший кабинет кронпринца, получивший название Красного салона. Американской - бывший курительный салон Вильгельма. Британская заняла библиотеку. Жили делегации на виллах в районе Бабельсберг.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    Этот стул и дубовый стол в Красном салоне предназначались лично для Сталина. Из других помещений он больше всего любил здесь Белый салон. Всего же для конференции во дворце было отремонтировано и обставлено около 35 залов и комнат, то есть пятая часть помещений. В остальных позже разместили образовательный центр союза женщин ГДР, а в западном крыле в 1960 году открыли валютную гостиницу.

  • Дворец Цецилиенхоф в Потсдаме

    С апреля по октябрь музей открыт со вторника по воскресенье с 10 00 до 17 30. В ноябре-марте закрывается на час раньше. Понедельник - выходной.

    Автор: Максим Нелюбин


Холодная война и железный занавес: откуда взялись эти понятия? | История | DW

Что такое холодная война, известно всем: это глобальное противостояние - политическое, военное и идеологическое - двух систем, двух блоков, во главе которых стояли СССР и США. И началось оно сразу после Второй мировой войны. Биполярный мир с его несовместимыми идеологиями и концепциями характеризовался с западной точки зрения как противостояние свободы и демократии тоталитарной диктатуре, а также рыночной экономики - плановому хозяйству.

В Советском Союзе и его сателлитах говорилось, что речь идет о борьбе социализма, который обеспечивает всестороннее развитие личности под руководством коммунистов, против империализма и капитализма с его безжалостной эксплуатацией трудящихся.

Но как возник термин "холодная война"? И когда он появился?

Мир без мира

Считается, что авторство этого ставшего историческим понятия принадлежит английскому писателю Джорджу Оруэллу, автору знаменитого романа "1984" - антиутопии, в которой блестяще описано тоталитарное государство. Но вот когда именно это понятие вошло в обращение? И когда, собственно, началась холодная война? На этот счет существуют разные мнения.

Впервые выражение "холодная война" появилось в статье Оруэлла "Ты и атомная бомба" 19 октября 1945 года в британском еженедельнике Tribune, который был близок к лейбористской партии. Идея, которую Оруэлл выдвигал в этой статье, казалась тогда спорной: в отличие от многих, он считал, что страшное ядерное оружие, грозящее уничтожением миру, вовсе не будет означать, что люди, осознав эту угрозу, вообще перестанут воевать. "Создание атомной бомбы не повернет историю вспять, а лишь усилит исторические тенденции последних десятилетий", - писал он.

Правда, замечал Оруэлл, ядерное оружие, скорее всего, положит на какое-то время конец большим войнам, но этот мир не станет "настоящим" миром, как мы его себе представляем. "Ужасающей стабильностью" эпоха обязана тому, что обладающие атомной бомбой сверхдержавы будут считать себя непобедимыми и находиться в состоянии "постоянной холодной войны с соседями".

Холодная война началась сразу после "горячей"

Оруэлл оказался проницательным, описав то, что потом назовут "стратегией ядерного сдерживания", которая приведет к глобальной гонке вооружений, но не допустит прямого столкновения США и Советского Союза. Мериться силами сверхдержавы будут на полях сражений в других странах мира: в Корее, Вьетнаме,Анголе, Берлине. ..

Советские и американские танки у Берлинской стены. 27 октября 1961 года

Более того: тогда, когда Джордж Оруэлл писал о холодной войне в будущем, она, собственно, уже началась. В Польше, например, Советский Союз стал сразу устанавливать коммунистическую диктатуру, хотя на Ялтинской конференции глав трех держав было решено провести в стране свободные выборы в сотрудничестве с польским эмигрантским правительством в Лондоне.

После окончания Второй мировой войны советские и британские войска должны были покинуть территорию Ирана (так называемый Южный Азербайджан). Но Сталин не торопился. Он отказался вывести оккупационные войска: уж очень соблазнительно было прибрать к рукам иранскую нефть. В декабре 1945 года была даже провозглашена просоветская Демократическая Республика Азербайджан.

Кроме того, в июле 1945 года Москва предъявила территориальные претензии к Турции и потребовала признать право СССР на создание военно-морской базы, которая должна была бы контролировать Дарданеллы.

Все это было оценено западными союзниками по антигитлеровской коалиции как угроза миру и нарушение договоренностей между победителями во Второй мировой войне. С другой стороны, американцы, британцы и французы предпринимали шаги, которые Москва оценивала как враждебные. Так, например, Берлин, который был изначально разделен на четыре оккупационные зоны, постепенно превращался в Западный, где власть принадлежала западным союзникам, и Восточный, которым управляла советская оккупационная администрация. В 1948 году в Западной Германии провели валютную реформу, которая должна была форсировать создание рыночной экономики. В ответ на это Сталин начал блокаду Берлина. Эскалация противостояния - налицо.

Когда опустился железный занавес?

Еще до этого, 5 марта 1946 года, Уинстон Черчилль выступил в Фултонесо своей знаменитой лекцией, в которой говорил об уже состоявшемся противостоянии между Западом и Востоком и о железном занавесе, которым Москва отгораживает свою зону влияния.  "Это явно не та освобожденная Европа, за которую мы сражались. И не Европа, обладающая необходимыми предпосылками для создания прочного мира, - подчеркивал он, - Компартии... дорвались до власти во всех государствах Восточной Европы и получили неограниченный тоталитарный контроль".

Уинстон Черчилль

Нередко именно эту речь Черчилля, который к тому времени, кстати, уже не был премьер-министром Великобритании и выступал как частное лицо, считают "официальным" началом холодной войны. Но Черчилль лишь констатировал факты, а, кроме того, выражение "холодная война" в его выступлении не прозвучало.

Что касается "железного занавеса", то это понятие тоже придумал не Черчилль. Оно использовалось задолго до него. Во время Первой мировой войны это выражение часто употребляли журналисты, пафосно описывавшие противостояние враждебных сторон. А в 1917 году его использовал русский писатель Василий Розанов, писавший о том, что принесла большевистская революция: "С лязгом, скрипом, визгом опускается над Русской Историей железный занавес". Спустя два года тогдашний французский премьер Клемансо обещал отгородить большевиков от "цивилизованной Европы" железным занавесом. И так далее.

Но вернемся к "холодной войне". Есть более или менее точная дата, когда это понятие было пущено, так сказать, в массовое обращение. 10 марта 1946 Джордж Оруэлл опубликовал еще одну статью в Observer - крупной британской воскресной газете, у которой было гораздо больше читателей, чем у лейбористского журнала. И в ней уже прямо написал о том, что Советский Союз начал вести против Великобритании холодную войну. Очень скоро это выражение подхватили все.

Смотрите также:

  • Реликты холодной войны

    Советский истребитель МиГ

    Гонка вооружений, геополитическая, экономическая и идеологическая конфронтация Востока и Запада продолжались несколько десятилетий. И оставили следы, о которых повествует фотовыставка "Реликты холодной войны" , открывшаяся в Музее современной истории Германии (Haus der Geschichte) в Бонне. На снимке: советский МиГ на бывшей базе советских и потом российских войск в бывшей ГДР.

  • Реликты холодной войны

    Руины советской военно-морской базы в Латвии

    Автор представленных в боннской экспозиции работ - фотограф из Нидерландов, лауреат премий World Press Photo и Street Photography Мартин Рёмерс. Более 10 лет он работал над проектом. Он побывал в постсоветских республиках, в бывших "братских" соцстранах, а также в Западной Европе, и снимал заброшенные военные базы, полигоны, бункеры, другие реликты холодной войны.

  • Реликты холодной войны

    Брошенный танк

    Поразительное сочетание лаконичности с выразительностью и эмоциональной насыщенностью отличает работы Рёмерса. Сюрреалистичные фотографии красноречиво говорят о том, сколь бессмысленны были подрывавшие бюджет и разрушавшие экономику колоссальные расходы на холодную войну. Кому он сегодня нужен - этот ржавеющий советский танк на бывшем полигоне в восточногерманском Альтенграбове?. .

  • Реликты холодной войны

    Советские ракеты в Польше

    Бункеры, военные заводы, полигоны, - все это создавалось по обе стороны "железного занавеса". В свое время факт существования этих объектов как на Востоке, так и на Западе держался в строжйшем секрете, но в 1990-е годы многие из них были выведены из эксплуатации и сегодня представляют интерес разве что для туристов, - как это укрытие для советских ракет в Польше.

  • Реликты холодной войны

    Центр радиошпионажа на "Чертовой горе"

    Этот искусственный холм под названием Тойфельсберг в западной части немецкой столицы - самое высокое место Берлина. Его точная высота - около 122 метров. На вершине - башни с круглыми куполами. Во вемена холодной войны на "Чертовой горе" (так ее название переводится с немецкого) располагалась американская радиолокационная станция, центр радиошпионажа.

  • Реликты холодной войны

    Бывший ангар для британских истребителей в Лаарбрухе

    О бессмысленности холодной войны и ее последствиях просто необходимо напоминать - особенно сейчас, когда ситуация в мире вновь обострилась, считает Мартин Рёмерс.

  • Реликты холодной войны

    База советских подводных лодок в Крыму

    В Балаклавской бухте в Крыму до сих пор находится секретный военный объект времен холодной войны - подземная база подводных лодок. "Объект 825ГТС" должен был помочь защитить советские ядерные подлодки, если будет использовано оружие массового поражения. Предполагалось, что подлодки затем смогут выйти в море и нанести ответный удар. В 1993 году объект был выведен из эксплуатации. Что с ним сейчас?

  • Реликты холодной войны

    Подземная база снабжения бундесвера

    Строя подземные бункеры, Восток и Запад надеялись защититься с их помощью от возможного нападения противника. Сюда должны были эвакуироваться правительственные учеждения, здесь хранились оружие и провиант. Бункеры постоянно находились в состоянии боевой готовности. На фото: бывшая база снабжения бундесвера в западногерманском Лорхе.

  • Реликты холодной войны

    Ядерный центр в Великобритании

    Центр исследований в области ядерных вооружений Орфорд-Несс в Великобритании внешне выглядел не очень внушительно. Его небольшие наземные бетонные сооружения напоминали доты времен Второй мировой войны. Но основные, по последнему слову техники оборудованные объекты находились под землей.

  • Реликты холодной войны

    Убежище для номенклатуры

    А вот так выглядит подземный зал для совещаний в бывшем секретном советском бункере в Латвии. Оборудованный на 9-метровой глубине, он предназначался для республиканской номенклатуры. Во времена холодной войны в бункере было все необходимое, чтобы прожить там несколько месяцев после ядерного удара противника.

    Автор: Наталия Королева


Хроника Холодной войны | Уроки истории XX век

Осенью 1962 года мир находился на грани войны и уничтожения. 38 осенних дней продолжалось обострённое противостояние между СССР и США по поводу размещения советских ракет на Кубе – то, что позже получило название Карибский кризис. В память об этих событиях urokiistorii публикует хронику основных вех Холодной войны.

7 мая 1945 г.

Верховное командование вермахта подписывает безоговорочную капитуляцию. 8 мая она вступает в силу. Вторая мировая война в Европе закончилась. Союзники разделяют Германию на четыре оккупационные зоны.

17 июля 1945 г.
«Большая тройка», Трумэн, Сталин и Черчилль, встречаются на Потсдамской конференции. Они договариваются о том, что немецкие земли восточнее линии Одер – Нейссе отходят Польше и Советскому Союзу. Британцы и американцы формулируют условия капитуляции для Японии. В феврале Рузвель, Сталин и Черчилль заседали в Ялте в Крыму и договорились о разделе власти в Европе после войны.

Август 1945
Американские самолеты сбрасывают две атомные бомбы на японские города Хиросиму и Нагасаки. Вскоре после этого Япония капитулирует. В июле США впервые успешно испытали новое оружие. Советский Союз догнал США в 1949 г., совершив ядерное испытание.

12 марта 1947
Президент США Гарри С.  Трумэн обещает «свободным народам, свобода которых под угрозой», помощь США. Провозгласив доктрину Трумэна, США пытаются сдержать советскую экспансию.

5 июня 1947
Государственный секретарь США Джордж К. Маршалл провозглашает программу восстановления для Европы. СССР отклоняет план Маршалла.

24 июня 1948
После валютной реформы в Тризонии Советский Союз объявляет блокаду Западного Берлина. С помощью воздушного моста британцы и американцы до 30 сентября 1949 г. снабжают западно-берлинцев продуктами.

4 апреля 1949
США, Великобритания, Франция и девять других западных государств основывают Североатлантический пакт (НАТО), в 1955 г. в НАТО вступает Федеративная Республика. В том же году Советский Союз основывает с ГДР и другими восточно-европейскими государствами Варшавский договор.

24 мая 1949
Основание Федеративной республики: В Тризонии вступает в силу Основной закон; в сентябре Конрад Аденауэр становится первым федеральным канцлером.  ГДР образуется 7 октября.

25 июня 1950
Войска Северной Кореи (КНДР) нападают на Юг страны. С китайской и советской помощью Коммунистический Север борется против Юга и войск ООН, возглавляемых США. Война заканчивается в 1953 г., страна остается разделенной.

1953
16 июня рабочие-строители в Восточном Берлине начинают всеобщую забастовку. Протест распространяется на всю ГДР, советские солдаты подавляют восстание. В 1956 г. в Венгрии разражается восстание против коммунистического режима.

1957
СССР запускает первый искусственный спутник Земли на околоземную орбиту. Начинается соперничество в космосе между США и СССР.

27 ноября 1958
Берлинский кризис: Н. С. Хрущев, глава правительства СССР, призывает западные державы вывести их войска из Берлина. Он выдвинул ультиматум, не возымевший каких бы то ни было последствий. Тремя годами позже руководство ГДР пытается урезать права западных держав. Вслед за тем к контрольно-пропускному пункту Чекпойнт Чарли подошли танки обеих сторон.

1 мая 1960
В СССР над Свердловском сбили американский самолёт-разведчик. Инцидент привел к срыву четырехсторонней Парижской конференции по Западному Берлину, которая была намечена на 16 мая 1960.

12 апреля 1961
Советский космонавт Юрий Гагарин впервые в мире совершает полёт в космос.

17 апреля 1961
Вторжение в Залив Свиней (Залив Кочинос): Кубинские эмигранты, поддерживаемые американской секретной службой ЦРУ, предприняли оказавшуюся неудачной попытку захвата социалистической Кубы.

13 августа 1961
Солдаты Национальной народной армии, полицейские и боевые рабочие дружины блокируют в Берлине доступ на Запад. Воздвигается стена, которая отныне разделяет город.

Октябрь 1962
Кубинский кризис: Американские разведчики обнаружили на Кубе советские ракеты средней дальности.  США отреагировали, объявив морскую блокаду. Хрущев прекращает конфронтацию 28 октября и
выводит ракеты с Кубы.

2 августа 1964
Американские эсминцы якобы обстреляны в Тонкинском заливе кораблями Демократической Республики Вьетнам. Вследствие этого сознательного ложного сообщения президент США Линдон Б. Джонсон приказывает в феврале 1965 начать нанесение воздушных ударов по ДРВ:
начало вьетнамской войны, СССР и Китай поддерживают Север. В 1973
США, ДРВ и Республика Вьетнам заключили перемирие. Американские войска покинули страну. Война закончилась в 1975 капитуляцией Юга.

1 октября 1965
В Индонезии организуют путч прозападные военные. Вслед за тем начинается охота на действительных и мнимых коммунистов, которая стоила жизни сотням тысяч людей.

Январь 1968
Начало «Пражской весны»: после избрания коммуниста-реформатора Дубчека Первым секретарем ЦК КПЧ в Чехословакии начинаются реформы.
В ответ на это в августе войска Варшавского договора вступают в страну.

1 июля 1968
Открыт для подписания Договор о нераспространении ядерного оружия.
Он должен был воспрепятствовать распространению этого вида оружия.

1969-1972
Федеральный канцлер Вилли Брандт начинает новую восточную политику. В «Восточных договорах» (договоры ФРГ с СССР, Польшей и Чехословакией, заключенные в 1970-1973 гг.) ФРГ, ГДР и Советский Союз гарантировали друг другу отказ от применения силы. Следует взаимное дипломатическое признание ФРГ и ГДР.

20 июля 1969
Американские астронавты Нил Армстронг и Эдвин Олдрин высадились на Луне.

Ноябрь 1969
США и СССР начинают переговоры по ОСВ (ограничению стратегических вооружений). Договор ограничивает численность систем противоракетной обороны и ракет большой дальности. Десятью годами позже в силу вступил договор ОСВ -II, включавший ракеты средней дальности.

11 сентября 1973
Военные в Чили организуют с помощью ЦРУ путч против социалистического правительства Альенде.

1 августа 1975
Государства-участницы НАТО и Варшавского договора подписывают в Хельсинки Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). Они принимают на себя обязательства урегулировать конфликтные ситуации мирным путем и соблюдать права человека.

12 декабря 1979
Чтобы компенсировать превосходство Советского Союза по ракетам средней дальности, НАТО принимает «двойное решение»: вести переговоры с Москвой о сокращении численности ракет, но в случае неудачи переговоров провести размещение атомного оружия в Европе.

25 декабря 1979
Советские войска входят в Афганистан. ЦРУ поддерживает моджахедов,
которые борются против Советского Союза и десятью годами позже принуждают его к уходу из страны.

19 июля 1980
В Москве начинаются Олимпийские игры. В знак протеста против советского вторжения в Афганистан 62 государства не участвуют в них.

Август 1980
Бастующие рабочие в Польше основывают свободное профсоюзное объединение «Солидарность».  Лех Валенса становится его председателем.

10 октября 1981
300 тыс. человек участвуют в боннском парке Хофгартен в демонстрации против размещения ракет средней дальности в Западной Германии.

1982
СССР и США начинают переговоры по ОСВ. Стороны договариваются об ограничении численности стратегического атомного оружия. Договор подписывается в 1991 г.

1983
Президент США Рональд Рейган, объявляя о программе Стратегической оборонной инициативы (СОИ), начинает создание «ракетного зонтика» космического базирования. Как следствие «двойного решения», НАТО
принимает решение о доворужении.

1985
М. С. Горбачев становится Генеральным секретарем ЦК КПСС. Гласность и
перестройка приводят к открытию СССР в отношении остального мира и
впервые к переговорам по разоружению с США.

9 ноября 1989
Падение Берлинской стены. Несколько более года спустя ФРГ, ГДР и державы-победительницы во Второй мировой войне договариваются в соответствии с формулой «Два плюс четыре» о воссоединении Германии.

Декабрь 1991
Советский Союз прекращает существование. Окончание холодной войны.

При составлении хронологии использовались материалы журнала Die Zeit (№ 3, 2012).

Отступление от соглашений времен холодной войны — Россия в глобальной политике

Как перевернуть страницу в американо-росийских отношениях

Двадцать лет тому назад, когда холодная война близилась к завершению, американский и российский президенты определли свое видение формирующегося мироустройства. Они также выработали принципы и положения фундаментального урегулирования, призванные обеспечить мир между великими державами и расширить либеральный международный порядок. В отличие от предыдущих договоренностей, соглашение о контроле над вооружениями, ставшее краеугольным камнем урегулирования конфликта между Востоком и Западом, не закрепляло силу победителя и слабость побежденного, а основывалось на признании взаимной уязвимости сторон перед оружием нового типа. Выработанное после полувека напряженного антагонизма и соперничества, оно знаменовало собой эпохальный сдвиг в мировой политике.

Сегодня надежды, порожденные тогда, кажутся бесконечно далекими. В последнее десятилетие отношения между Россией и Западом становились все более враждебными и конфликтными. Многие предполагают, что в будущем стороны ожидают не сотрудничество и партнерство, а усиливающееся соперничество и растущее геополитическое противостояние, что, по существу, будет означать возврат в XIX век.

Администрация президента Барака Обамы считает восстановление конструктивных связей с Россией одной из главных внешнеполитических задач и честолюбиво стремится «перезагрузить» отношения, переведя их на более позитивную основу. Эти усилия начались с переговоров в ходе визита Обамы в Москву в июле 2009 г. и уже привели к серьезному сдвигу во внешней политике, когда было решено заменить размещение ракет-перехватчиков системы ПРО шахтного базирования и радары в Восточной Европе на более гибкую систему морского и наземного базирования. Новая политика вызвала хор негодующих голосов, утверждающих, что Соединенные Штаты умиротворяют Россию, жертвуя своими национальными интересами и интересами своих союзников в Восточной Европе и на бывшем советском пространстве. В действительности политика Обамы – шаг вперед в направлении восстановления некоторых самых успешных внешнеполитических методов Америки, достигших расцвета на закате холодной войны при администрации покойного Рональда Рейгана и администрации Джорджа Буша-старшего.

Обама исходит из того, что от отношений с Россией зависит слишком много – даже больше, чем принято считать. Его сторонники понимают, что для достижения целей американской внешней политики (нераспространение ядерного оружия, победа над терроризмом, обеспечение энергобезопасности и изменение климата, а также мирные преобразования в бывшей сфере советского влияния) необходимо наладить сотрудничество с Москвой. Дальнейшее ухудшение отношений не только помешает решению поставленных задач, но и чревато малоприятной перспективой возращения к полномасштабному соперничеству между великими державами.

Россия недостаточно могущественна для того, чтобы доминировать на мировой арене или даже быть полноценным конкурентом США, но она способна стать на пути Америки. Возобновление гонки ядерных вооружений и полномасштабная конкуренция с Россией стали бы шагом назад в смысле обеспечения фундаментальных интересов Вашингтона в области безопасности. Зависимость Соединенных Штатов от России не столь велика, как в годы холодной войны, но она остается существенной в силу уязвимости обеих стран перед угрозой ядерного опустошения.

Прошлое – как далекое, так и недавнее – бросает тень на нынешние усилия по «перезагрузке». Характер новой России и формат ее связей с окружающим миром рождаются в муках под гнетом многовековой антидемократической и нелиберальной внутренней политики и подчас жестко антагонистических отношений с международным сообществом. Если принять во внимание прошлое России и большую часть ее настоящего, американцы могут легко заключить, что Москва и Вашингтон обречены на взаимную неприязнь. Однако думающие так не понимают ключевых моментов мирного завершения холодной войны и вытекающих из него несбывшихся ожиданий России. Но именно это породило новую волну враждебного отношения к Западу, которое необходимо исправить.

Главный фактор заключается в том, что многие россияне небезосновательно полагают, что США, по сути, нарушили основные условия соглашения с постсоветской Россией. Вот почему отношение Москвы к миру в целом и к Соединенным Штатам в частности отравлено желчью, горечью и обидой. Ключ к успеху кроется в сглаживании этих неприятных воспоминаний, связанных с договоренностями, положившими конец холодной войне.

По мнению россиян, Вашингтон посягнул на законные, исторически обоснованные национальные интересы России в области безопасности, оговоренные в соглашениях завершающего периода холодной войны. Россияне выдвигают три основные претензии: два десятилетия расширения НАТО на страны бывшего Варшавского договора и постсоветские регионы, а также перспектива присоединения к альянсу Украины и Грузии; выход США из Договора об ограничении систем противоракетной обороны (Договор по ПРО, подписан в 1972 г. – Ред.) и планы администрации Джорджа Буша-младшего разместить в Восточной Европе ракеты для перехвата баллистических носителей; наконец, усилия Америки, направленные на прокладывание трубопроводов из Каспийского бассейна в обход России. Эти действия усугубляют травмы, нанесенные болезненному самолюбию России, и усиливают ее ностальгию по утраченным статусу и влиянию. Тем временем изъяны российской стороны – в первую очередь склонность премьер-министра Владимира Путина к авторитаризму – подорвали доверие Соединенных Штатов к Москве и помогли оправдать отступление от принципов урегулирования в завершающий период холодной войны.

Но больше всего американо-российский отношения омрачают не расхождения между современными политиками, а тень прошлого. Для успешной «перезагрузки» недостаточно только смотреть вперед и заниматься совместным строительством на фундаменте общих национальных интересов, что пытается делать администрация Обамы. Необходимо также оглянуться в прошлое и залечить раны, нанесенные отступлением от прежних соглашений. Осью договоренностей было сочетание сдержанности со стороны великих держав и построение либерального миропорядка. Принципы примирения, сдержанности и интеграции, лежавшие в основе урегулирования, в свою очередь, были выражением более широкой и давней идеи об умиротворении великих держав и построении либерального порядка по американскому и западному образцу. Следовательно, ключом к «перезагрузке» является возвращение к архитектуре и принципам, закрепленным в период завершения холодной войны и их восстановление.

Cоглашение, положившее конец холодной войне

Думая о том, какую тень бросает недавнее прошлое на американо-российские отношения, важно рассматривать завершение холодной войны в правильной исторической и теоретической перспективе. Холодная война не просто закончилась – она завершилась благодаря компромиссному урегулированию.

Напрашиваются сравнения с другими конфликтами прошлого, которые также закончились благодаря важным компромиссам. В истории современного государства договоренности, достигавшиеся в результате урегулирования серьезных конфликтов, становились фундаментом для построения нового миропорядка, поскольку в такие моменты оговаривались либо изменялись международные правила и устои. Основными компонентами подобного урегулирования служат мирные конференции, всеобъемлющие договоры и послевоенные соглашения о принципах глобального устройства.

В редкие поворотные моменты истории великие державы вынуждены находить компромиссы по основным принципам мирового порядка, когда не только легитимируются итоги войны, но и формулируется общее понимание, а также создаются процедуры разрешения конфликтов. Подобные урегулирования выполняли тем самым «квазиконституциональную» функцию. По сути дела, они создавали основополагающую конструкцию для последующего развития международных отношений. Логика и ожидаемые последствия этих компромиссов отличаются от «обычной» внешней политики и политических стратегий, в которых преобладают краткосрочные, пошаговые и рутинные решения. Однако некоторые современные политики, отстаивающие национальные интересы, склонны считать эти рамочные соглашения чем-то само собой разумеющимся и зачастую не предпринимают шагов, направленных на их защиту и поддержку.

Хотя компромиссные договоренности отличались по степени успешности и характерным особенностям, в течение последних нескольких веков достигнуто несколько удачных компромиссов, которые стали неотъемлемой частью мирового порядка и американского либерального общественного устройства. Они возникли в два этапа, которые частично перекрыли друг друга.

Во время первого, который пришелся на эпоху существования великих европейских держав, успешные урегулирования чаще всего базировались на принципах сдержанности, ассоциирующихся с «сообществом государств». Этот образ мышления остается важной частью современной практики поддержания международного мира и правопорядка. Второй этап был вдохновлен американцами, когда в 1919 г. на Версальской конференции президент США Вудро Вильсон изложил смелый проект либеральной реформы. Хотя американский план не стал краеугольным камнем мирного договора, положившего конец Первой мировой войне, его подхватили и более детально разработали, чтобы использовать для улаживания отношений между странами Запада по окончании Второй мировой войны.

В истории современного государственного строительства в качестве основных вех становления современной системы международных отношений обычно выделяют Вестфальское, Утрехтское, Венское, Версальское и Ялтинское и Потсдамское соглашения. Переломным моментом в практике мирных урегулирований на первом этапе, способствовавшим выработке современной реалистичной модели успеха, стало подписание Венского соглашения, положившего конец французским войнам – революционным и наполеоновским. Историки современной дипломатии характеризуют Венское соглашение как особенно удачное, потому что оно основано на принципе сдержанности великих держав. Оно объединило побежденных французов, признало законные национальные интересы Франции, в том числе в области безопасности, и дало старт дипломатическому процессу для разрешения возникающих проблем на основании общих принципов и общего понимания. Появившийся в результате договоренности о европейском устройстве считаются образцом стабильного мирового порядка.

В отличие от него Версальский мирный договор представлял собой противоречивое сочетание карательных и прогрессивных мер. Он олицетворял британско-французские требования возмездия, накладывал на Берлин весьма обременительные обязательства по возмещению убытков и ассиметричному разоружению и предусматривал частичную оккупацию Германии, а также игнорировал ее законные национальные интересы, касающиеся безопасности. Историки и современные реалисты указывают на эти карательные меры как на основную причину провала Версальского мирного договора. Вместе с тем Версальский мир учредил Лигу Наций, которая, как надеялись ее приверженцы, положит начало совершенно новой, основанной на передовых либеральных принципах системе межгосударственных отношений.

«Зализывание ран», нанесенных Второй мировой войной, проходило гораздо труднее, нежели урегулирование прежних конфликтов. Никаких переговоров с побежденными противниками, Германией и Японией, не велось. В Ялте и Потсдаме друг с другом разговаривали победители, которые, по сути, разделили Европу между собой. Тем временем Соединенные Штаты предприняли всеобъемлющую реконструкцию Германии и Японии, превратив их в либерально-демократические, конституционные государства, участников послевоенного либерального мирового порядка, создававшегося под руководством США. Это урегулирование по-американски отличалось от Венского мира, при котором уважалась внутренняя целостность побежденного режима, но напоминало прогрессивную часть Версальского мирного договора, потому что имело целью вовлечь побежденные страны в систему коллективной безопасности. Последовавший антагонизм между победителями, вылившийся в холодную войну, затмил эти достижения, но они знаменуют собой важный прорыв к либеральному мироустройству.

Можно лучше понять логику примирения участников холодной войны, если сравнить ее с прежними мирными соглашениями. Как и другие вооруженные конфликты в истории, холодная война была закончена благодаря далеко идущему компромиссу, который, как оптимистично надеялись его архитекторы, станет рамочным договором для создания нового глобального порядка. Но компромисс оказался результатом не одного прорыва, а следствием последовательных шагов и событий: крах коммунизма в Восточной Европе, оговоренный вывод советских войск и воссоединение Германии, взаимное ядерное и обычное разоружение и внезапный развал Советского Союза. Все это быстро, мирно и неожиданно. Потенциально взрывоопасные тенденции умело направлялись в безопасное русло с помощью интенсивной дипломатии, а также взаимных компромиссов, достигавшихся в процессе переговоров.

Более чем любые другие мирные соглашения в истории, компромиссное урегулирование, положившее конец холодной войне, опиралось на несколько важных договоров в сфере контроля над вооружениями. Конкуренция в области разработки новых ядерных вооружений была основой соперничества между Соединенными Штатами и СССР, полностью затмив другие разногласия и проблемы. Советско-американское противостояние резко отличалось от прежних конфликтов между великими державами, поскольку две сверхдержавы имели возможность мгновенно уничтожить не только друг друга, но и всю человеческую цивилизацию. Центральным стратегическим вопросом эпохи было управление этими рисками, и со временем, в течение длительного процесса, стороны выработали базовые принципы мирного урегулирования. Поворотный пункт наступил в 1980-х гг., когда ядерная проблематика подтолкнула президента США Рональда Рейгана и советского лидера Михаила Горбачёва к неожиданному сближению. Оно вышло далеко за пределы традиционного сдерживания и военной стратегии, разработанной американским и советским военными ведомствами. Ключевым моментом являлась взаимная уязвимость, а вовсе не превосходящая американская военная мощь – именно понимание этого стало основанием для завершения холодной войны.

Дипломатический стержень урегулирования составляли несколько договоров по контролю над вооружениями. Промежуточный договор о ядерных силах полностью запретил целый класс вооружений, базировавшихся в европейской зоне (Договор о РСМД. – Ред.), по Договору СНВ-1 (1991) предусматривалось значительное сокращение советских и американских стратегических ядерных арсеналов дальнего радиуса действия. Документы опирались на наследие более раннего периода разрядки, и в частности на Договор о ПРО. Драконовские ограничения на размещение оборонительных вооружений служили по общему признанию предпосылкой для последующего сокращения наступательных вооружений. Компромиссные соглашения, положившие конец холодной войне, принимались в расчете на то, что сокращение ядерных вооружений продолжится и будет сопровождаться новыми мерами по контролю и расширением списка организаций по обеспечению безопасности.

Конечно, и прежние договоренности содержали пункты по контролю над вооружениями, но они зачастую были асимметричны по своей природе. Положения, оговаривавшие контроль над вооружениями, закрепляли односторонние преимущества, достигнутые победителем в конце войны. Особенности компромиссного урегулирования заключались в том, что договоренности по контролю над вооружениями были строго симметричными и прозрачными. Это отражало не только приблизительное равенство развернутых обеими сторонами ядерных сил, но также и фундаментальное равенство в уязвимости, которое было главным мотивом изменения отношений.

Противостояние второй половины ХХ столетия также отличалось от прежних конфликтов, заканчивавшихся подписанием мирного договора, тем, что это все же была холодная, а не горячая война. Советский Союз не считал себя побежденной или тем более оккупированной стороной, подвергшейся разрухе. Таким образом, ему были доступны многочисленные возможности для проведения реформ и трансформации. Завершение холодной войны оказалось чем-то средним между примирением великих держав по венскому образцу и построением либерального мирового порядка версальского типа. Интересы Москвы учли в полной мере, и на основании этого уважительного отношения великих держав друг к другу была выстроена новая архитектура международного устройства и сотрудничества. В противоположность Версалю здесь отсутствовал карательный элемент и постсоветская Россия (в отличие от веймарской Германии) не должна была нести бремя возмездия или дипломатической изоляции. В отличие от Лиги Наций, которая исключила Германию из своих рядов, Организация Объединенных Наций после окончания холодной войны по-прежнему играла важную роль для новой России. Российские реформаторы надеялись, что в период после холодной войны ООН обретет второе дыхание, выйдя из состояния паралича, вызванного конфликтом между Востоком и Западом.

ЗАПАДНЫЙ ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК И ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

Доминировавшее в Соединенных Штатах представление о «победе Рейгана в холодной войне» затмило важность самоограничения великой державы, добившейся окончания холодной войны. Согласно этой точке зрения, отстаивание американских идеалов и применение силового подхода, подкрепленного идеологической самоуверенностью Рональда Рейгана и наращиванием военной мощи, а также экономическая слабость, вызванная разгулом коммунизма, вынудили Советский Союз пойти на уступки.

Но эта трактовка слишком проста, поскольку из нее вытекает, что решающим фактором стала самоуверенность, а не самоограничение США. При этом упускается из виду значение того, что Запад продемонстрировал готовность к согласию и сотрудничеству, а также тот факт, что внешняя политика Запада в целом и Соединенных Штатов в частности стала привлекательной для СССР. Американские потенциал и решимость, конечно, останавливали Москву, но существовала и более широкая западная система, которая делала мощь США более сдержанной и менее опасной. Эта либеральная система и активная дипломатия, воплощавшая ее принципы, сделали возможной советскую переориентацию и сокращение Кремлем расходов на оборону.

Российские реформаторы осознавали, что живут в совершенно иной международной обстановке, менее угрожающей безопасности их страны и более миролюбивой по своей сути. На протяжении многих веков Российская империя и Советский Союз сталкивались с угрозой их национальной безопасности со стороны Запада; кульминацией стало нападение Третьего рейха в годы Второй мировой войны. Понятно, что Москва не доверяла внешнему миру и занимала оборонительную позицию, проявляя повышенную бдительность (вплоть до параноидальной) и сидя на горах оружия. В более ранние эпохи Россия, а затем СССР существовали в международной системе, состоявшей из хищных, нелиберальных империй, в мире государств и блоков с низкой степенью взаимодействия и взаимозависимости. В противовес российскому историческому опыту и памяти, относительно умеренная западная система, восторжествовавшая во второй половине XX века, была чем-то совершенно новым. Усиление Соединенных Штатов и послевоенное восстановление Западной Европы в виде интегрированных в мировое сообщество либеральных демократий стали важным водоразделом и указывали на изменение военной обстановки вокруг Советского Союза.

Эта новая реальность сделала возможной переориентацию Кремля. В цепочке событий, свидетельствовавших об окончании холодной войны, главным узловым моментом было решение СССР вывести свои войска с территорий стран Центральной и Восточной Европы. Это решение опиралось на вывод Москвы о том, что Запад не будет эксплуатировать советскую уязвимость, посягать на советскую оборонную мощь и сферу влияния и тем самым не будет угрожать ключевым советским интересам в сфере безопасности. Другими словами, США и их западные союзники сумели донести до Москвы свой сдержанный настрой и убедить ее в том, что от них не исходит никакой угрозы. Запад как бы взял на себя обязательство не извлекать выгоду из того, что Советский Союз свертывает свои военные программы, и не угрожать его фундаментальным интересам.

В более широкой исторической перспективе добровольный вывод советских войск из Германии и из Восточной Европы фактически не имеет аналогов. Германия была в прошлом смертельным врагом СССР, а страны Восточной Европы попали в подчинение Кремля в результате неслыханных жертв, понесенных советским народом в годы Второй мировой войны. Осуществляя это исторически беспрецедентное отступление, Советский Союз демонстрировал тем самым уверенность в том, что НАТО не будет эксплуатировать его уязвимое положение к собственной выгоде.

Эта новая ситуация в сфере безопасности не только была менее угрожающей, но и открывала новые благоприятные возможности. СССР мог сделать больше, нежели просто отказаться от своей враждебности к Западу в разных частях мира. Как часто подчеркивал Горбачёв, его страна готова стать лидером коллективных усилий, направленных на решение глобальных проблем и создание новых международных организаций. Московские реформаторы верили в то, что переориентированный Советский Союз способен изменяться, развиваться и интегрироваться в мировое сообщество, только если закончится холодная война. Мировой порядок не просто стал мягче; он трансформировался и в других отношениях. С формированием после Второй мировой войны западной системы, ведомой Америкой, мироустройстве начало меняться. Появлялось все больше международных организаций, развивались транснациональные сети, расширялась сфера применения рыночных отношений. При всей своей сложности современная западно-ориентированная система привлекала СССР, который тоже хотел присоединиться к ней, чтобы пожинать плоды интеграции и взаимодействия. Отчуждение не просто стало дорогостоящим и ненужным: примирение открывало возможности членства и, быть может, даже лидерства в международных организациях.

Конечно, мирное окончание холодной войны было не просто вопросом международных отношений, а во многом предопределялось ожиданиями внутренней трансформации Советского Союза, а затем России. Всевозможные планы реформ требовали прекращения международного антагонизма и изоляции и, таким образом, зависели от готовности противников Москвы снизить уровень противостояния. Более того, западная государственная система не только обеспечивала подходящий международный контекст для крупномасштабных внутренних преобразований, но и предлагала модели, некоторые из которых российские реформаторы надеялись реализовать в своей стране.

Первоначально Горбачёв и его окружение полагали, что программа построения социализма была серьезно искажена в течение нескольких десятилетий (от Сталина до Брежнева). Они считали социализм фактической реализацией, а не ущемлением демократии и прав человека. Программа перестройки и гласности нацеливалась не на отказ от социализма, а скорее на его реформацию и возвращение к утраченным фундаментальным принципам. Команда Горбачёва с оптимизмом предвкушала, что реформированный и возрожденный социалистический режим будет включать в себя демократические элементы и напоминать передовые социальные демократии Северной Европы. Эта программа казалась правдоподобной, поскольку была связана с верой в то, что современные индустриальные общества в конечном итоге сближаются.

После развала Советского Союза реформаторы во главе с Борисом Ельциным, первым президентом новой России, предпочли другую модель. Теперь их целью была не западная социальная демократия, а конституционное, демократическое и капиталистическое государство. Вторая волна реформаторов предпочла вариант, больше напоминавший англо-американскую неолиберальную парадигму, а не социал-демократическое государство всеобщего благоденствия.

Несмотря на глубокие различия, два плана реформ имели общие особенности. Во-первых, оба были западными. Во-вторых, сторонники каждой рассчитывали на то, что предпочитаемый вариант перестройки советской системы может быть осуществлен сравнительно быстро. Западные наблюдатели и лидеры также очень надеялись на то, что планы будут успешно претворены в жизнь, и эти ожидания играли ключевую роль в западном представлении о новом глобальном порядке и роли в нем Москвы. Таким образом, окончание холодной войны и компромиссное урегулирование конфликта означали коренную перестройку не только международных отношений, но и самой России, которой предстояло стать полноправным участником нового мироустройства.

НАРУШЕНИЕ ПРИНЦИПОВ УРЕГУЛИРОВАНИЯ, ПОЗВОЛИВШИХ ЗАВЕРШИТЬ ХОЛОДНУЮ ВОЙНУ

На протяжении двадцати лет после окончания холодной войны происходило медленное, но верное размывание принципов и архитектуры мирного урегулирования. Вместо нового международного порядка, интеграции и взаимной вежливости взаимоотношения России и Запада характеризуются обидами, разочарованием и несбывшимися надеждами. Тому есть несколько причин. Отчасти, конечно же, дело в крахе внутренних преобразований в Советском Союзе и новой России, в невыполнении смелых планов быстрых реформ и сближения с Западом. Россия по-прежнему больше напоминает СССР и империю, нежели Швецию или Техас.

Но во многом это – следствие американского курса. Внешняя политика США, столь успешная в эпоху окончания холодной войны, начала преследовать цели, противоречащие принципам достигнутых тогда договоренностей. Это стало особенно очевидно при администрациях Билла Клинтона и Джорджа Буша-младшего, когда Соединенные Штаты стремились достичь краткосрочных и вторичных целей, принеся в жертву более фундаментальные интересы. Одна из причин в том, что глобальная американская стратегия во многом определялась внутренними группами интересов. США подорвали также принципы урегулирования, эксплуатируя свое доминирующее положение и не принимая в расчет интересов России. Явное преувеличение американских однополярных привилегий в сочетании с усилением агрессивной неоконсервативной идеологии привело к тому, что Америка в своей внешней политике утратила чувство меры, сдержанность и уважение к интересам других стран. В общей траектории ухудшения отношений с Москвой особенно выделяются три конкретные проблемы: расширение НАТО и соперничество по поводу бывших советских республик, выход из Договора по ПРО и размещение ракет-перехватчиков, а также полемика по поводу нефтепроводов из Каспийского бассейна.

Список американских нарушений, вызывающих недовольство русских, возглавляет расширение НАТО на восток. Членами альянса стали не только бывшие союзники СССР из стран Восточной Европы, но и некоторые республики, бывшие ранее частью советской империи. Если бы Михаил Горбачёв и советское руководство понимали, что союзники по Варшавскому договору и некоторые советские республики вступят в западный военный блок, вряд ли они согласились бы на столь масштабный вывод войск. Русские, независимо от их партийной принадлежности и политических воззрений, считают расширение НАТО серьезным нарушением мирных договоренностей конца холодной войны, поскольку опасаются, что Россия будет со всех сторон окружена натовскими базами, а ее интересы в области безопасности останутся проигнорированными.

Сторонники расширения Североатлантического союза утверждают: четкой договоренности о том, что НАТО не будет расширяться, не существовало. Но это не должно сбивать с толку, так как сама идея расширения альянса на восток являлась просто немыслимой во времена завершения холодной войны. Скорее всего, дипломатический диалог конца холодной войны шел о создании такой архитектуры, при которой Советы (и русские) интегрировались бы в панъевропейские и панатлантические структуры. Стержнем диалога являлись трансформация НАТО из военного союза в политический и вопрос о том, должна ли Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) расшириться, чтобы заменить НАТО либо просто дополнять ее.

Каким образом произошло столь стремительное расширение альянса, о котором не было и речи в процессе урегулирования? Различные группы и разные точки зрения одновременно и противодействовали расширению НАТО, и поддерживали его.

Наиболее видными критиками расширения были историки дипломатических отношений, специалисты по России и приверженцы школы реализма, такие, в частности, как Джордж Кеннан и Джон Льюис Гэддис, которые утверждали, что продвижение Североатлантического блока идет вразрез с принципами сдержанности, положенными в основу мирного завершения холодной войны, и потому может вызвать антагонизм со стороны России. В противовес им многие деятели из Восточной Европы и сторонники жесткой политики считали расширение НАТО привлекательным и благоразумным заслоном на пути неизбежного возрождения российской военной мощи. Популярность харизматичных восточноевропейских лидеров, особенно Леха Валенсы и Вацлава Гавела, в сочетании с мобилизацией этнических восточноевропейских лоббистских группировок внутри Соединенных Штатов оказала мощное давление на политический истеблишмент США, который не мог сопротивляться требованию расширения альянса.

Повестку дня определяла внутренняя американская политика, а не глобальные стратегические соображения. Либеральные интернационалисты также отстаивали идею продвижения альянса в качестве инструмента демократической консолидации. Прием восточноевропейских стран с переходной экономикой в западные организации казался полезным шагом, призванным исключить дестабилизацию обстановки и антидемократические перевороты в этих государствах. Интеграция Восточной Европы и бывших советских анклавов в НАТО и в самом деле рассматривалась как расширение интеграционных принципов, заложенных в фундамент мирного завершения холодной войны. Проблема была не в интеграции, как таковой, а в недостаточности масштаба ее распространения: нужно было включить саму Россию в западные структуры. Но в отличие от смелых мечтаний, свойственных периоду завершения холодной войны, 1990-е гг. отмечены упорным нежеланием приложить серьезные усилия для интеграции России и перестройки западных учреждений с целью ее приема. А тот факт, что расширение НАТО происходило одновременно с первой «горячей» войной альянса против Сербии («младшего славянского брата» России на Балканах), усилил убежденность русских в том, что НАТО, по существу, является антироссийской организацией.

Контроль над ядерными вооружениями – второй серьезный источник недовольства русских, поскольку они рассматривают этот вопрос во взаимосвязи с договоренностями, положившими конец холодной войне. Ослабление режима контроля над ядерными вооружениями началось в 1990-х гг., когда пропал интерес к дальнейшему сокращению вооружений, и достигло кульминации в годы правления Буша-младшего. Администрация Клинтона хоть и была привержена идее контроля над вооружениями, не сделала ее главной внешнеполитической целью и не смогла довести до логичного завершения Договор СНВ-2 (1993) или ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (1996). С приходом в Белый дом администрации Буша-младшего апатия превратилась в деятельное противодействие. Желая кардинальным образом изменить американскую ядерную доктрину, администрация приняла знаковое решение выйти из Договора по ПРО и прекратить все переговоры в этой области.

Существовало несколько причин подобного изменения политического курса. Отчасти политика администрации Буша-младшего была просто следствием давнего отношения консервативных критиков к разрядке и контролю над вооружениями в целом. Если Рональд Рейган решительно порвал со своими правыми союзниками, то Джордж Буш в значительной мере оставался в плену их предвзятых суждений. Подобно призракам из прошлого, чиновники прежних администраций, скептически относившиеся к идее контроля над вооружениями, занимали ключевые посты при Буше и быстро начинали осуществлять свои планы. В то же время почти полное исчезновение антиядерных суждений, которые сами по себе были плодом успешного завершения холодной войны, означало, что противники контроля над вооружениями беспрепятственно действовали на американской политической сцене.

Сыграла роль и неожиданно возникшая и постоянно углублявшаяся в 1990-х гг. пропасть между американской и российской мощью, а также экономическими и организационными возможностями. Архитектура урегулирования являлась двухполюсной, но в 1990-х гг. было очевидно, что, судя по распределению власти и влияния между двумя государствами, мир становится все более однополярным. Ухудшение взаимопонимания после окончания холодной войны было вызвано также тем, что американский военный истеблишмент стремительно развивался, в то время как русские остановились, вследствие чего возник разрыв в возможностях и желании соблюдать условия достигнутого соглашения. Когда американские возможности возросли, а российские уменьшились, вашингтонские стратеги все чаще стали действовать так, будто мнение Москвы их больше не интересует и США могут делать все, что им заблагорассудится.

Согласно американскому видению однополярного мира, особенно в трактовке неоконсерваторов, Соединенные Штаты должны укреплять свою безопасность и безопасность своих союзников, не обращая особого внимания на многостороннее сотрудничество и международные организации. Ответственность России и Америки за состояние дел в мировой политике также была несопоставима. Роль США, и без того немалая, еще больше повысилась в Европе, на Ближнем Востоке, в Южной и Восточной Азии, а интерес к России в то же время снижался; это создавало впечатление, будто Соединенные Штаты могут не обращать особого внимания на озабоченность России.

ПРИТЯЗАНИЯ ЗАПАДА

Еще один неожиданный источник напряженности в отношениях между Россией и Западом – трения из-за получивших независимость республик бывшего СССР. Напряженность возникла также в вопросах прокладки новых маршрутов трубопроводов, прав российских меньшинств, границ, унаследованных от Советского Союза, и демократизации бывших новых независимых государств. Вопросы, связанные с эксплуатацией энергоресурсов в Каспийском бассейне, оказались весьма непростыми.

Внезапное обретение суверенитета более бедными советскими республиками создало в 1990-х гг. нечто вроде геополитического вакуума власти. История российской колонизации народов Средней Азии насчитывала несколько столетий: и Российская империя, и Советский Союз являлись многонациональными государствами с многочисленной русской диаспорой во всех удаленных анклавах. Положение осложнялось наличием в районе Каспийского бассейна существенных неразведанных запасов нефти и газа. На эту нестабильную и непредсказуемую сцену вышли американские и западные нефтегазовые компании, требовавшие концессий на разведку и разработку новых месторождений. СССР был организован как единое и замкнутое экономическое пространство, имевшее немногочисленные связи с внешним миром. В 1990-х гг. США, подстрекаемые энергетическими компаниями, попытались проложить через территории бывших советских республик сеть нефтепроводов в обход России, чтобы избавиться от ее влияния.

Неудивительно, что это породило в Москве опасения, что Соединенные Штаты пытаются взять под контроль те регионы, которые исторически считались сферой влияния России. Еще один источник напряженности связан с дебатами по поводу границ и внутренней политики новых независимых государств. После 1991 г. примерно 25 миллионов этнических русских оказались за пределами российских границ и их положение превратилось в постоянную заботу Москвы. Это давало России возможность оказывать влияние на непрочные государства через своеобразную «пятую колонну» этнических русских, ставших гражданами новых государств. Дополнительные трудности создавал тот факт, что границы новых независимых государств полностью совпадали с границами бывших советских республик, которые, по сути, были административными образованиями внутри СССР.

Самая «горячая точка» – Крымский полуостров. Исторически он был российской территорией с преобладающим русским населением и областью базирования российского Черноморского флота. Крым стал частью Украины по прихоти Никиты Хрущёва, который передал эту территорию Украинской ССР в 1954 г. Наконец, русские заподозрили Запад в посягательстве на их кровные интересы вследствие энергичной деятельности американцев, европейцев и транснациональных групп, стремящихся демократизировать авторитарные режимы, возникшие после распада Советского Союза.

Все эти сложные и трудноразрешимые конфликтные ситуации и обиды тяжелым грузом висели на американо-российских отношениях, разбивая надежды россиян, связанные с мирным завершением холодной войны.

ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКИЕ ПЕРЕМЕНЫ В РОССИИ

Отступление от соглашений, положивших конец холодной войне, также отчасти объясняется незавершенностью процесса перехода к демократии и капитализму внутри самой России. После окончания холодной войны многие предвкушали сравнительно быстрое движение России к либерально-демократическому капитализму. Однако главной особенностью переходного периода стало вопиющее социальное неравенство. Для подавляющего большинства россиян путь от социализма к капитализму был сопряжен с катастрофическим падением заработной платы, снижением уровня жизни, а также уменьшением социальных льгот, поскольку основные активы Советского государства оказались в руках ничтожно малой прослойки населения. Оглядываясь назад, можно сказать, что тяжелое наследие 75-летнего правления коммунизма стало серьезным препятствием на пути развития здорового капитализма.

Но Соединенные Штаты и их западные союзники сыграли важную роль также в тех решениях, которые были приняты в 1990-х гг. и предопределили вектор развития переходной экономики. Во-первых, модель ускоренной трансформации, предложенная западными консультантами, не учитывала проблемы неравенства и справедливого распределения активов. Она сводилась к экспорту неолиберальной, радикальной рыночной идеологии, которая усилилась в США в последние десятилетия XX века. Эта разновидность капитализма с присущими ей сильными и слабыми сторонами не обращает никакого внимания на социальное равенство и главный акцент делает на растущей концентрации богатства. Крайняя олигархическая форма распределения богатства в современной России является в значительной степени следствием такого безразличия.

Глядя на эту безрадостную картину, стоит вспомнить о другой разновидности капитализма, которая была введена американскими оккупационными силами в Германии и Японии после окончания Второй мировой войны в соответствии с так называемым «новым курсом». Преимущество либеральных реформ в Германии и Японии заключалось в том, что они проходили в разгромленных и дискредитированных государствах и этим как раз отличались от переходного периода, начавшегося после распада Советского Союза. Восстановление экономики Германии и Японии тоже осуществлялось в соответствии с принципами западного либерализма, но главное внимание уделялось социально-экономическому равенству и наделению экономическими полномочиями в первую очередь маргинальных групп, таких, например, как профсоюзы, малый бизнес и фермеры. Если бы в России переход происходил на основе демократического капитализма по типу «нового курса», то перспективы российской политической либерализации и стабилизации были бы гораздо радужнее. В Россию экспортировали не успешный либерализм середины XX века, а радикальную и извращенную разновидность либерализма конца столетия, главными бенефициарами которой были элита и богатое меньшинство.

УРОКИ ГЛОБАЛЬНОЙ ЛИБЕРАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ

События эпохи окончания холодной войны содержат важные уроки относительно реализации Америкой глобальной стратегии и ее плана построения либерального мирового порядка. Неизменной проблемой американского внешнеполитического курса является необходимость совмещения либеральной повестки дня с политикой великой державы. Признание этой дилеммы указывает на глубокие трения и конфликты, которые требуют индивидуальных подходов и решений. В качестве отправной точки важно подумать о более глубоких проблемах построения либерального порядка в мире с учетом взаимоотношений великих держав. Важно отметить, что отход Вашингтона от принципов мирного урегулирования конфликта между Востоком и Западом отчасти объясняется непоследовательной и не всегда уместной политикой либеральных преобразований. Расширение НАТО, несмотря на сложные проблемы в отношениях с Россией, сыграло стабилизирующую роль в Восточной Европы и продолжает олицетворять либеральные принципы интеграции. Точно так же безразличие американцев к исторически обоснованным интересам России в ее «ближнем зарубежье» воплощает либеральные принципы антиимпериализма, хотя и провоцирует враждебность со стороны Москвы.

Либеральная генеральная стратегия неизбежно возникает в контексте великодержавной политики. Хотя конечной целью либерализации политики является ее замена расширяющейся и углубляющейся демократической отчетностью, капиталистическим процветанием и международным институциональным сотрудничеством, примирение между великими державами должно предшествовать формированию либерального мирового порядка. Как это ни парадоксально, построение ничем не ограниченной либеральной системы ухудшает условия, необходимые для ее же реализации. Это означает потребность в «более возвышенном» либерализме или более «стратегически мыслящем» либерализме, в котором стремление к созданию либерального мирового порядка умеряется надлежащим уважением к исторически обоснованным интересам и устремлениям других великих держав. Иначе можно спровоцировать националистическую истерию.

В случае с Россией либеральная повестка дня, проявляющаяся в расширении НАТО на восток и насаждении демократии, совершенно не учитывала, как это повлияет на российские исторические великодержавные интересы и устремления. В конечном итоге процесс демократизации внутри России замедляется посягательством Америки на российские интересы и отступлением от соглашений времен холодной войны. Подобно тому как Гитлер пришел к власти, эксплуатируя недовольство немцев кабальными условиями Версальского мирного договора, так и авторитаризм в России усиливается недовольством россиян политикой США.

Вторая причина трудности проведения либеральной политики в мире вытекает из традиционно пренебрежительного отношения американцев к историческому наследию. Администрация Обамы хочет «перезагрузить» отношения с Москвой, но сама метафора «перезагрузки» обнаруживает утрату американцами исторической памяти. Главная отличительная особенность американцев – это вера в то, что мир может, по словам Томаса Пейна, «быть переделан». Ориентация на прошлое – важное условие привлекательности либеральной и современной повестки дня, поскольку она предполагает возможность уйти от «мертвой руки» истории. Самонадеянность американцев как нельзя лучше отражена в метафоре «перезагрузки», которая говорит о том, что лидеры США считают вполне возможным и желательным в ответ на возникающие трудности просто начать все с чистого листа, опираясь исключительно на настоящие и будущие интересы.

Эта точка зрения недооценивает степень влияния прошлого – воспоминаний, обид, горьких ассоциаций и т. д. – на настоящее. Соединенным Штатам нужно осуществить не только «перезагрузку», но и «обратную перемотку». Для этого потребуется по-новому проанализировать наследие недавнего прошлого, которое так сильно омрачает американо-российские отношения.

И последний урок, касающийся реализации либеральной стратегии в мире, – необходимость определить верный баланс между разрешением международных конфликтов и внутренней политикой. Отступление от принципов, на основе которых была мирно завершена холодная война, служит хорошей иллюстрацией того, как новая архитектура международных отношений может быть подорвана рутинной внешней политикой, проводимой под влиянием внутриполитических лоббистов.

В моменты мировых кризисов и больших возможностей американские лидеры успешно претворяли в жизнь стратегические инициативы, которые отражали как реальность великодержавной политики, так и традиционные либеральные принципы. Именно это делали американцы на завершающем этапе холодной войны, когда администрация Джорджа Буша-старшего пусть и не сразу, но блестяще справилась с брошенным ей вызовом выработать системное мирное соглашение с Советским Союзом. К несчастью, в 1990-х гг., когда внимание американских политиков переключилось на другие проблемы, внешняя политика Америки в отношении России и бывшего СССР отошла от этих рамочных соглашений и договоренностей. Курс Вашингтона стал формироваться «негибкими» реалистами и неоконсерваторами, а также внутренними группами, преследующими собственные интересы, – в частности, корпорациями с участием зарубежного капитала и этническими общинами. Этот опыт указывает на неизменный и фундаментальный конфликт в либеральном обществе: с одной стороны, конституционные принципы и структуры американского истеблишмента отражают фундаментальные либеральные идеи, но, с другой стороны, они могут быть подорваны и размыты вследствие давления со стороны гражданского общества и лоббистских групп, которые руководствуются конъюнктурными соображениями.

Проблема встает особенно остро, когда речь заходит о системных международных договоренностях, определяющих архитектуру мирового сообщества и всегда гораздо меньше кодифицированных и узаконенных, чем большинство внутренних конституций и уставов. Принципы межгосударственного конституционального урегулирования особенно хрупки перед лицом нарастающего давления и групповых интересов, поскольку они во многом зависят от решений, принимаемых национальной военно-политической элитой, и лишь частично закреплены в формальных договорах. Если говорить об окончании холодной войны, то статус достигнутого урегулирования внутри американской политической системы был с самого начала ослаблен повсеместными разговорами о том, что победа достигнута благодаря силовому давлению. Такая трактовка полностью противоречит принципам урегулирования, которые можно охарактеризовать как «взаимную сдержанность в силу взаимной уязвимости». Общий урок состоит в том, что США должны найти способ более глубокой институционализации межгосударственных соглашений, соблюдающихся более последовательно. Только поступая так, Соединенные Штаты смогут сделать договоренности соразмерными их важности в мире усиливающейся взаимозависимости.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРИНЦИПОВ БОЛЬШОГО КОМПРОМИССА

Проект возвращения соглашений времен холодной войны и их логики на передний план американской внешней политики жизненно важен для реализации фундаментальных интересов США. Это будет означать возврат к некоторым самым успешным внешнеполитическим и дипломатическим традициям. Курс администрации Барака Обамы – это не столько разрыв с прошлым, сколько попытка восстановить и возродить давнишнюю и успешную глобальную стратегическую ориентацию Америки. Однако, учитывая, что администрация Обамы занимает Белый дом менее года, она еще не зашла достаточно далеко в своем отказе от ключевых моментов внешнеполитической линии Джорджа Буша-младшего и возвращении к потрясающе успешным методам администрации покойного Рональда Рейгана и администрации Джорджа Буша-старшего. В свое время эти администрации добились поразительных успехов отчасти благодаря беспрецедентной открытости и перестройке в Советском Союзе и России, которые создали возможности для дипломатии, направленной на преодоление противоречий и урегулирование конфликтов. Но успехи объяснялись еще и тем, что американская сторона делала акцент на общей уязвимости перед лицом ядерных вооружений, которая легла в основу глобальной американской стратегии.

Воспользовавшись открывшимися возможностями и попытавшись решить эту ключевую проблему, Рейган и Буш-старший взяли на вооружение набор дипломатических приемов и средств, сочетавших традиционные принципы примирения между великими державами с принципами построения либерального миропорядка. Этот дипломатический комплект по-прежнему содержит в себе наиболее эффективные инструменты и лучшую «дорожную карту» для достижения успеха.

Администрация Обамы, порвав с идей администрации Джорджа Буша-младшего об однополярном мире, гегемонии, превосходстве, откровенном пренебрежении большинством международных договоров, восстанавливает методами многостороннего урегулирования и институционального строительства два столпа, на которых зиждилась успешная американская международная стратегия в течение прошлого столетия.

Первый столп, учитывающий наиболее успешный опыт урегулирования крупных конфликтов в практике европейских государственных систем, – это акцент на принципах сдержанности и примирения. Второй в большей степени связан с недавней американской практикой и более либерален по своей природе. В прошлом веке либеральный интернационализм, будучи неотъемлемой частью американской глобальной стратегии добился наиболее впечатляющих свершений. Опираясь на исторические принципы дипломатии компромиссного урегулирования, направленной на достижение мира между великими державами, либеральная программа задается целью узаконить трансграничные связи, чтобы ограничить самоуправство государств и создать предпосылки для сотрудничества и взаимопомощи. Либеральный международный подход все еще находится в стадии развития, и его способность решать проблемы современности будет зависеть от способности политиков демонстрировать изобретательность и находчивость, которые до сих пор позволяли либеральным принципам торжествовать в мире.

Будет непросто восстановить атмосферу доверия, которая была характерна для эпохи окончания холодной войны, и наладить отношения с Россией. Для осуществления этих планов американцам нужно сделать усилие и отказаться от недавно приобретенных привычек и мышления, которые трудно характеризовать иначе как устаревшие и контрпродуктивные. Во-первых, американцам придется отказаться от идеи однополярного мира и собственного превосходства. Им необходимо перестать расценивать любую уступку России как ее «умиротворение». И им следует отказаться от предвзятой трактовки окончания холодной войны как «победы через принуждение силой». Глобальная стратегия Америки должна быть приведена в соответствие с ее фундаментальными, долговременными интересами, которые всегда следует учитывать в первую очередь при проведении внешнеполитического курса. США не должны допускать впредь, чтобы «яйца курицу учили», и идти на поводу у узких этнических, корпоративных и бюрократических групп, представляющих могущественные лобби внутри Соединенных Штатов. Самое главное – американцам необходимо развивать такое мышление, которое ставит во главу угла международной политики взаимозависимость и взаимную уязвимость.

СССР и окончание холодной войны Текст научной статьи по специальности «История и археология»

8. Materialy 3 Mezhdunarodnogo foruma istorikov-kavkazovedov [3rd Proc. Int. Forum in Caucasian-Historians (Rostov-on-Don, 17 November, 2015) ]. Ed. by. V.V. Chernous. Rostov-on-Don, Fond nauki i obrazovaniya, 2015, 274 p.

9. Rozov N.S. Voprosy filosofii, 1999, no. 2, pp. 3-23.

10. D'yakonov I.M. Puti istorii [The Ways of history]. Moscow, Nauka, 1994, 288 p.

11. Tetuyev A.I., Chechenov I.M. Osnovnyye voprosy vul'garizatsii i fal'sifikatsii istorii karachayevtsev i balkartsev [Key questions vulgarization and falsification of history Karachay and Balkar]. In: Materialy mezhdunarodnogo foruma istorikov-kavkazovedov [Proc. Int. Forum in Caucasian-Historians (Rostov-on-Don, 14-15 October, 2013)], Ed. by. V.V. Chernous. Rostov-on-Don, MART, 2013, 244 p., pp. 129-140.

12. Tkhagapsoyev Kh.G. Filosofiya nauki, 2011, pp. 10-25.

13. Stepin V.S. Teoreticheskoye znaniye [Theoretical knowledge]. Moscow, Progress-Traditsiya, 744 p.

14. Chernous V.V. Eticheskiy kodeks kavkazoveda: obosnovaniye proyekta [Code of Ethics Caucasianist: study of the project]. In: Materialy Mezhdunarodnogo foruma istorikov-kavkazovedov ([Proc. Int. Forum in Caucasian-Historians (Rostov-on-Don, 14-15 October, 2013)]. Ed. by. V.V. Chernous. Rostov-on-Don, MART, 2013, 244 p., pp. 15-20; Eticheskiy kodeks kavkazoveda [Code of Ethics Caucasianist]. In: Materialy Mezhdunarodnogo foruma istorikov-kavkazovedov ([Proc. Int. Forum in Caucasian-Historians (Rostov-on-Don, 14-15 October, 2013)]. Ed. by. V.V. Chernous. Rostov-on-Don, MART, 2013, 244 p., pp. 203-207.

15. Kramarova E.N. Metsenatstvo na Yuge Rossii: forma realizatsii sotsial'noy otvetstvennosti biznesa [Patronage in the South of Russia: a form of implementation of corporate social responsibility]. Rostov-on-Don, Fond nauki i obrazovaniya, 2015, 156 p., p. 13.

2 марта 2016 г.

УДК 94(47).084.9

СССР И ОКОНЧАНИЕ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

И.М. Узнародов

DOI 10.18522/2072-0181-2016-85-1-27-37

Йвадцатый век вошел в историю как век трех мировых войн. Третья - холодная - к счастью таких потерь и разрушений, как две предыдущие войны. Однако и она оставила после себя глубокий след, и прежде всего - тревожную память, которая и сегодня не дает нам покоя.

В ноябре 2015 г. исполнилось двадцать пять лет формальному окончанию холодной войны - подписанию участниками Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе "Парижской хартии для новой Европы". Однако резкое ухудшение отношений между Россией и странами Запада в связи с кризисом на Украине заставило задуматься о том, а действительно ли закончилась холодная война, и не принималось ли желаемое за действительное? Вновь стало актуальным все,

Узнародов Игорь Миронович - доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой зарубежной истории и международных отношений Института истории и международных отношений Южного федерального университета, 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 105, т. 8(863)2184046; e-mail: [email protected]

что связано с окончанием холодной войны и ее уроками.

В начале 1990-х годов после крушения социалистической системы и распада Советского Союза в мировой историографии (включая российскую) ощутимо усилилось внимание к истории холодной войны. В распоряжении ученых оказались новые архивные материалы. Наметился отход от старых идеологизированных схем и стереотипов в исследованиях. Началось создание новой истории холодной войны, отличительными чертами которой стали междисциплинарность, мульти-архивность и интернационализм [1]. Результатом этих изменений было значительное число опубликованных, как в России, так и на Западе, работ, посвященных не исследованным ранее сюжетам холодной войны.**

Igor Uznarodov - Southern Federal University, 105, Bolshaya Sadovaya Street, Rostov-on-Don, 344006, tel. +7(863)2184046, e-mail: [email protected]

В 90-е годы расширились возможности российских историков сотрудничать с коллегами из США и европейских стран. Это сотрудничество осуществлялось как на индивидуальной основе, так и в рамках международных проектов, прежде всего проекта по изучению истории холодной войны, осуществлявшегося Центром Вудро Вильсона в Вашингтоне. Таким образом, работа российских историков по проблематике холодной войны протекала в обстановке широкого международного взаимодействия.

Важную роль в изучении проблем холодной войны в России сыграла образовавшаяся в 1995 г. на базе Института всеобщей истории РАН исследовательская группа под руководством директора института академика А.О. Чу-барьяна, в которую вошли Н.И. Егорова, М.М. Наринский, А.М. Филитов, В.Л. Мальков, И.В. Гайдук, М.Л. Коробочкин, В.В. Поздняков. В дальнейшем там создали Центр по изучению холодной войны, которым сегодня продолжает руководить Н.И. Егорова.

Российские ученые существенно переосмыслили роль советской и американской дипломатии в происхождении холодной войны, пришли к более конкретным представлениям о взаимовлиянии внутренней и внешней политики Советского Союза, о роли военно-промышленного комплекса и новых программ вооружений, о значении ядерного оружия. К несомненным достижениям следует также отнести изучение сталинского периода холодной войны. Современная отечественная историография отличается взвешенным и разносторонним подходом, а возникновение холодной войны все чаще рассматривается как сложный и противоречивый процесс взаимодействия двух систем, в который свой вклад внесли обе стороны, хотя конкретное соотношение этих вкладов остается еще предметом дискуссий [2].

Несмотря на очевидные достижения российских историков в изучении холодной войны, многое еще предстоит сделать, поскольку они отстают от своих западных коллег и по количеству фундаментальных трудов, и по охвату проблем, и по глубине анализа. Среди задач, которые ждут исследователей, следует также назвать проведение серьезного анализа сложного и многопланового процесса, который привел к окончанию холодной войны. В данной статье предпринимается попытка рассмотреть завершающие события

этого процесса, роль СССР, а также политические последствия завершения холодной войны.

После Второй мировой войны существенно изменилось соотношение сил на международной арене - на смену европоцентристскому миру пришел мир биполярный. Соединенные Штаты Америки, которые не вели боевых действий на своей территории, избежали военных разрушений и крупных людских потерь, значительно обогнали другие страны в экономическом и военном отношении и превратились в сверхдержаву и лидера капиталистического мира.

Второй сверхдержавой стал Советский Союз, внесший решающий вклад в разгром гитлеровской Германии. Несмотря на колоссальные жертвы и разрушения, СССР к концу войны обладал огромным промышленным и военным потенциалом. Он контролировал страны Центральной и Восточной Европы, а также пользовался поддержкой Китая -страны с самым многочисленным населением в мире. Его поддерживали коммунисты, люди левых взглядов в разных странах, верившие в справедливое и светлое будущее.

Обе сверхдержавы возглавили соответственно два мира, две альтернативы общественного развития, сохранившиеся после войны: социал-реформистский капитализм и революционный социализм (коммунизм). Так образовались два главных полюса притяжения сил на планете.

Глобальную конфронтацию между возглавляемыми Советским Союзом и США блоками стали называть холодной войной, поскольку она носила идеологический характер. Причем во время холодной войны распространение определенного образа жизни, мировидения, установление соответствующего режима - социалистического или капиталистического - подкреплялось военной мощью соперничавших сверхдержав и военно-политических блоков.

Идеологическое противостояние неизбежно вело к идеологизации внешней политики и международных отношений, что в свою очередь сопровождалось избыточной подозрительностью, недоверием и враждебностью, пропагандистским и психологическим воздействием на население. В результате холодная война отличалась не только напряженными отношениями и острым соперничеством двух миров, но и выраженным желанием довести дело до полной победы одного из них.

В то же время следует отметить, что даже в условиях холодной войны в противостоянии двух сверхдержав имели место и периоды потепления. Начавшийся на рубеже 60-70-х годов процесс разрядки международной напряженности активно развивался, а его кульминацией стал созыв Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). В ходе его работы в Хельсинки 1 августа 1975 г. главы 33 европейских государств, США и Канады подписали Заключительный акт, в котором содержалось международно-правовое признание политических и территориальных изменений в Европе, произошедших в послевоенный период, а также провозглашались поддержка мирного урегулирования спорных вопросов и уважение основных прав и свобод граждан [3].

Во второй половине 80-х годов после смены руководства в СССР настало время новых усилий снизить уровень напряженности и оздоровить международный политический климат. М.С. Горбачев выступил с концепцией "нового мышления", предполагавшей "социалистический плюрализм" и "приоритет общечеловеческих ценностей над классовыми". При этом он рассматривал внешнюю политику не просто как способ добиться передышки для проведения реформ у себя в стране, но и как средство, которое поможет этим переменам осуществиться. Ему хотелось открыть Советский Союз внешнему миру и тем самым преодолеть сталинское наследие, выражавшееся прежде всего в противостоянии странам Запада. Вскоре "новое мышление" стало синонимом кардинальной переоценки всей официальной идеологии.

Конечно, Горбачев возлагал большие надежды на снижение международной напряженности, которое могло бы принести облегчение перенапряженному бюджету - "мирные дивиденды" за счет уменьшения военных расходов, получения западных кредитов и помощи западных компаний в реконструкции советской промышленности. При существовавших проблемах в экономике и финансах даже самым ортодоксальным членам Политбюро ЦК КПСС было ясно, что международная разрядка, сокращение внешних обязательств и уменьшение расходов на оборону являются насущной необходимостью [4, гл. 10].

И, действительно, начавшиеся переговоры между руководителями СССР и США обозначили тенденции к кардинальным измене-

ниям в системе международных отношений. С 1987 г. идеологическое и военно-политическое противостояние США и СССР начало быстро терять остроту, и за последующие два-три года конфронтация практически сошла на нет.

Следует подчеркнуть, что решающей предпосылкой для прекращения холодной войны стало изменение общественно-политической обстановки в Советском Союзе в годы перестройки. Профессор Лондонской школы экономики и политологии В. Зубок в своей основательно документированной книге прямо говорит о западничестве Горбачева, который не испытывал ни грана ксенофобии или враждебности к Западу, западной жизни и культуре. Наглядным примером западничества последнего Генерального секретаря ЦК КПСС может служить идея "общеевропейского дома", а приверженность общеевропейским ценностям легла в основу его убеждений и многих действий. Однако совершенно очевидно, что пылкие прозападные настроения Горбачева не совпадали со сдержанным прагматизмом большинства его западных коллег. По мнению Зубока, политика американцев и западноевропейцев по отношению к Советскому Союзу основывалась не на неких идеях, мессианских планах и личной порядочности, а на геополитических, экономических и военных интересах их государств [4, гл. 10].

М.С. Горбачев использовал всю имевшуюся в его распоряжении власть для осуществления своего замысла. В этом генсека активно поддержала большая часть советской интеллигенции, ставшая проводником идеи восстановления сотрудничества с Западом как лидером интеллектуального и экономического прогресса. Будущее страны связывалось прежде всего с прекращением конфронтации в Европе, откуда в Россию пришли культура, письменность, наука и т.д. Пропаганда западного образа жизни имела в период перестройки необычайный успех и способствовала утверждению антиизоляционистского курса советского руководства и вытекавшего из него намерения осуществить вестернизацию Советского Союза. К сожалению, тогда в нашей стране возобладали весьма примитивные представления о западном обществе и том, что мы без особых проблем войдем в семью западных народов.

Перемены в СССР не могли не отразиться на его союзниках - государствах Цен-

тральной и Восточной Европы, чье население и раньше обнаруживало повышенный интерес к своим западным соседям. В условиях углубления проблем в Совете экономической взаимопомощи в социалистических странах нарастали прозападные настроения и ожидания, связанные со сменой власти.

С момента окончания Второй мировой войны эти страны являлись главным приоритетом советской внешней политики, были идеологическими, политическими и военными союзниками. Однако с приходом к власти Горбачева политика СССР начала меняться и по сути дела привела к ослаблению связей с социалистическими государствами [5].

Московское руководство провозгласило равноправные отношения, уважение суверенитета и независимости каждой страны, взаимовыгодное сотрудничество во всех сферах. Признание этих принципов означало одновременно полную ответственность каждой партии за положение в своей стране. Отныне они должны были полагаться на себя и строить свою жизнь так, как считают нужным. Такую политику, проводимую в годы перестройки в отношении восточноевропейских государств, назвали "доктриной Горбачева", которая считалась противоположностью так называемой "доктрины Брежнева". М.Ф. Полынов справедливо отмечает, что советскому руководству не удалось выработать правильную стратегию по отношению к своим восточноевропейским союзникам. К тому же, зачастую, она носила и вовсе деструктивный характер, не отвечавший объективным интересам Советского Союза. По сути дела, все свелось к утрате влияния СССР в социалистических государствах, а затем - к его уходу из региона [6].

Осенью 1989 г. по Центральной и Восточной Европе прошла волна смены власти, когда в течение нескольких месяцев перестали существовать просоветские коммунистические режимы. Везде, кроме Румынии, революции прошли мирно, за что их назвали "бархатными". Советские войска, дислоцированные в Венгрии, ГДР, Польше и ЧССР, не участвовали в этих событиях и находились на своих базах, что подтверждало наличие новых подходов московского руководства к взаимоотношениям с союзниками.

Любопытное свидетельство происходившего содержится в биографии В.В. Путина, опубликованной в Германии. Ее автор -

Б. Райтшустер - рассказал о том, как в начале декабря 1989 г. в Дрездене толпа штурмовала штаб-квартиру тайной полиции ГДР. Тогда же возникла угроза и резиденции КГБ, находившейся неподалеку. Как вспоминал находившийся у здания КГБ З. Даннат, охрана сразу же побежала от ворот внутрь, а вскоре навстречу демонстрантам вышел офицер. По словам Данната, он был взволнован и сказал собравшимся: "Не пытайтесь проникнуть на эту территорию силой. Мои товарищи вооружены, и у них есть право применять оружие в случае крайней необходимости". Его слова заставили активистов отступить. Однако сотрудник КГБ понимал, насколько опасной оставалась ситуация.

Позднее он рассказал, как звонил за помощью в стоявшую поблизости танковую часть советских войск. Полученный ответ его потряс. "Ничего не можем сделать без распоряжения из Москвы, - прозвучало на другом конце провода. - А Москва молчит". Фразу "Москва молчит" этот человек запомнил на всю оставшуюся жизнь. А теперь, как подчеркивает Райтшустер, он сам стал "Москвой". Имя этого человека - Владимир Путин [7].

Воспользовавшись предоставленным им правом самим решать свою судьбу, новые власти восточноевропейских стран провели радикальную переоценку своих политических и экономических интересов. Они поставили вопрос о выводе советских войск со своих территорий, осудили советское вмешательство в их внутренние дела в прошлом, отвергли претензии на советское политическое лидерство, взяли курс на максимально быстрое включение национальных экономик в мировое хозяйство, прежде всего, в западноевропейские интеграционные процессы. Так началась ликвидация советского блока.

На Мальте 2-3 декабря того же года состоялась встреча лидеров СССР и США. О содержании переговоров до сих пор известно недостаточно, но после их окончания М.С. Горбачев и президент США Дж. Буш-старший вышли к журналистам и заявили, что холодная война окончена. Стороны признали необратимость начавшихся перемен и, хотя это не нашло отражения в официальных документах, данная идея получила их одобрение и соответствующую поддержку. В дальнейшем и Горбачев, и Буш настаивали на том, что главным результатом встречи

стало окончание холодной войны, хотя это и не совсем соответствовало действительности. Тем не менее, переговоры на Мальте привели к улучшению советско-американских отношений и заметному снижению уровня противостояния в холодной войне. К тому же лидеры двух сверхдержав стали согласовывать свои позиции по важнейшим вопросам мировой политики [8].

Однако трудно не заметить, что ослабление конфронтации в значительной мере произошло из-за уступчивости советского лидера. Особенностью переговоров было то, что Горбачев много обещал, а Буш кивал и соглашался, но ничего не обещал в свою очередь. Давление Запада на Советский Союз стало снижаться, но это было связано не с его миролюбивым отношением к нашей стране, а с тем, что общий ход событий в СССР устраивал западные страны.

В конце 1989 г. популярный советский политический еженедельник "Новое время" опубликовал интервью с председателем КГБ В.А. Крючковым. Отвечая на вопрос редакции об окончании холодной войны, он сказал: "Очень хотелось бы ответить, что холодная война полностью и окончательно канула в прошлое. Какие-то основания так считать есть, если под этим термином иметь в виду острую форму политической конфронтации. Если же исходить из того, что конец холодной войны означает царство полного доверия между Востоком и Западом, то этого пока еще нет". Далее им названы причины сложившейся ситуации: Запад не всегда адекватно реагирует на открытую политику СССР, его стремление к миру; продолжаются попытки военно-промышленного комплекса и крайне правых сил, не приемлющих все, что связано с социализмом, дискредитировать советскую внутреннюю и внешнюю политику, развернуть гонку вооружений в новых формах; продолжается вмешательство западных спецслужб во внутренние дела Советского Союза [9].

После мальтийской встречи события разворачивались все более стремительно. Получив заверения от Горбачева, что СССР не будет вмешиваться в дела стран Центральной и Восточной Европы, Буш-старший и его союзники начали открыто и тайно поощрять оппозиционные и антисоветские силы в разрушении социалистических режимов в этих странах.

Следующей вехой на пути к окончанию холодной войны стали переговоры об объединении Германии, которые начались вскоре после падения Берлинской стены. Американские и западногерманские руководители не были уверены в том, что СССР согласится уйти из Восточной Германии. Обе стороны осознавали, что две Германии чрезвычайно важны как для Организации Североатлантического договора (НАТО), так и для Организации Варшавского договора. И им издавна было известно, что власть над единой Германией обеспечивает доминирующее положение в Европе.

Интересно, что бывший советский посол в США А.Ф. Добрынин утверждал позднее, что еще на Мальте Горбачев проигнорировал директиву Политбюро ЦК КПСС, согласно которой объединение Германии допускалось только "когда оба блока - НАТО и Варшавский договор - будут распущены или объединены по взаимному согласию" [10].

Рассекреченные документы, в том числе, стенограммы Государственного департамента США позволяют сегодня представить, как тогда велись переговоры. Представители администрации Буша-старшего и ее союзники изо всех сил старались убедить советских руководителей, что порядок в Европе после холодной войны будет взаимоприемлемым, поскольку Советский Союз отступит, а НАТО останется на месте. И государственный секретарь США Дж. Бейкер, и министр иностранных дел ФРГ Г.-Д. Геншер дали обещания М.С. Горбачеву и Э.А. Шеварднадзе, что юрисдикция и силы НАТО не будут продвигаться на восток после объединения Германии. Более того, Вашингтон в течение всего 1990 года подтверждал, что Москву никто не будет изолировать, и что Вашингтон не станет безраздельно господствовать. Чтобы успокоить страхи советской стороны западные лидеры выдвинули ряд инициатив. Среди них было обещание расширить Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, ограничить военное присутствие на европейском континенте, а также преобразовать НАТО, сделав ее в большей мере политической организацией. Советским лидерам такие предложения показались настоящим подарком, потому что, как сказал Шеварднадзе, "они стремились получить определенные гарантии безопасности на фоне событий, разворачивавшихся не только в Германии,

но и в Восточной Европе". Поэтому сегодня у руководителей России есть все основания утверждать, что Соединенные Штаты и их союзники не выполнили своих обещаний [11]. К сожалению, в ходе переговоров не заключили никаких письменных договоренностей о будущем присутствии НАТО на востоке, что позволяет некоторым западным авторам и дипломатам отрицать нарушение данных обещаний.

Переговоры об объединении Германии выявили нерешительность Горбачева. Канцлер Г. Коль, в отличие от постоянно запаздывавшего президента СССР, действовал быстро и решительно. При поддержке администрации Буша-старшего Коль взял курс на полное поглощение распадавшегося восточногерманского государства. 3 октября 1990 г. объединение Германии завершилось. На появившиеся "новые земли" распространили действие конституции ФРГ 1949 года.

Благодаря скоординированным действиям, которые стали, по словам двух молодых членов администрации Буша-старшего, "образцовым примером международной дипломатии", США и ФРГ достигли желаемого результата: объединенная Германия стала частью НАТО. При этом СССР не получил никаких твердых гарантий насчет будущего системы европейской безопасности и о том, какая роль в ней будет отведена Восточной Европе в целом и Москве в частности [4, гл. 10].

19-21 ноября того же года в Париже произошло главное событие завершающего этапа холодной войны - встреча глав государств и правительств - участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. В подписанной руководителями делегаций "Парижской хартии для новой Европы" говорилось об окончании эры конфронтации и раскола Европы, о начале новой эпохи демократии, мира и единства, эпохи процветания через экономическую свободу и социальную справедливость, провозглашалась равная безопасность для всех стран европейского континента на основе дружественных отношений между ними. "С прекращением раскола Европы, - отмечалось в Хартии, - мы будем стремиться придать новое качество нашим отношениям в сфере безопасности при полном уважении сохраняющейся за каждым свободы

выбора в этой области. Безопасность неделима и безопасность каждого государства-участника неразрывно связана с безопасностью всех остальных. Поэтому мы обязуемся сотрудничать в деле укрепления доверия и безопасности между нами и в содействии контролю над вооружениями и разоружению" [12].

Тогда же руководители 22 государств Организации Варшавского договора и НАТО заявили в совместной декларации, что в новую эпоху, которая открывается в европейских отношениях, они больше не являются противниками, будут строить новые отношения партнерства и протягивают друг другу руку дружбы. Ими был подписан и Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), основной целью которого являлось установление безопасного баланса в Европе за счет сокращения основных вооружений обычных вооруженных сил, т. е. боевых танков, бронированных машин, артиллерийских систем, боевых самолетов и ударных вертолетов. Для каждого из участников устанавливались максимальные уровни ограничиваемых договором вооружений и техники. Вооружения и техника сверх этих уровней подлежали сокращению.

Таким образом, именно на парижской встрече СБСЕ, была подведена черта под холодной войной. Также важно подчеркнуть, что тогда никто не говорил об одержанной победе. И ни у кого не возникло мысли считать Советский Союз проигравшей стороной.

Весьма показательно в этом плане мнение Дж. Мэтлока - посла США в СССР во времена М.С. Горбачева. В интервью немецкой ежедневной газете "Тагесцай-тунг" он сказал: "Нам не следует забывать, что окончание холодной войны не было победой Запада. Мы вели переговоры об окончании холодной войны, и сделали это на таких условиях, которые были выгодны в том числе и Советскому Союзу. Мы все выиграли". Далее американский дипломат напомнил, что холодная война закончилась до развала СССР. "Коммунизм и коммунистический контроль Советского Союза" на самом деле разрушил М. Горбачев, а не давление со стороны Запада [13].

Социально-политическое объединение в Центральной и Восточной Европе, которое называлось "социалистическим содружеством"

и на протяжении нескольких десятков лет являлось важнейшей составляющей биполярной системы, окончательно исчезло с международной арены в 1991 г. 27 июня был подписан протокол о роспуске Совета экономической взаимопомощи, а 1 июля - протокол о прекращении действия Организации Варшавского договора. Вслед за этим страны Восточной Европы ускорили процесс пересмотра двусторонних политических договоров с СССР и начали формировать новую систему своих внешнеполитических приоритетов, которая теперь предполагала интеграцию в Совет Европы, Европейский Союз, НАТО.

С распадом СССР (декабрь 1991 г.) окончательно исчезла и идеолого-политическая ось двухполюсного миропорядка, потеряли смысл прежние конфронтационные понятия. Известный российский политик Л. Гозман в интервью немецкому изданию "Дойче велле" обратил внимание на то, что в начале 90-х годов перед Россией открылась перспектива интеграции с демократическими странами, и именно под флагом этой идеи в ней шла "антикоммунистическая революция". "В Москве в дни путча в августе 1991 года, -вспоминал Гозман, - я видел самодельный плакат, на котором Белый дом американский и Белый дом российский протягивают друг другу руки, и тогда все были к этому готовы" [14].

Хотя холодная война завершилась в результате взаимодействия обоих противостоявших друг другу блоков, главный вклад в ее окончание был сделан Советским Союзом. Трудно не согласиться с А.И. Уткиным в том, что именно наша страна пошла на "неимоверные по своей жертвенности шаги" ради того, чтобы сломать барьеры, отделявшие ее от Запада. В период между 1988 и 1993 годами западные страны не услышали от России "нет" ни по одному значимому вопросу международной жизни. Готовность новой России к сотрудничеству с Западом стала едва ли не абсолютной. Какие бы объяснения не выдвигал позднее западный мир, по мнению Уткина, практически неоспоримым фактом является то, что "российская элита сделала свой выбор по собственному (не)разумению, а не под давлением неких неумолимых объективных обстоятельств". Произошло добровольное принятие почти всем российским обществом,

от левых до правых, идеи сближения с Западом и его авангардом - Соединенными Штатами. Такое решение основывалось на желании "завершить дело Петра", стать частью мирового авангарда, непосредственно участвовать в информационно-технологической революции, поднять жизненный уровень, осуществить планетарную свободу передвижения, заглянуть за горизонты постиндустриального общества [15].

Окончание холодной войны породило иллюзию начала нового этапа в истории, когда не будет острого идеологического конфликта между главными державами, и логика принципов капиталистической рыночной экономики будет принята повсеместно. Нормы международного поведения, сформулированные западными демократиями, казались неоспоримыми, а перспективы сотрудничества при распределении всеобщих благ и в решении глобальных и региональных вызовов значительно расширились. Наряду с демонтажем Ялтинско-Потсдамской системы послевоенного устройства, началось формирование нового мирового порядка.

В то же время конец холодной войны породил вопрос об итогах столь острого соперничества. Реалии выглядят следующим образом. Произошел передел сфер геополитического влияния. Россия потеряла контроль над странами Центральной и Юго-Восточной Европы, а ее войска покинули их территории. Россия сохранила ракетно-ядерное оружие, но ее оборонная мощь и экономический потенциал существенно ослабли. Это позволяет сделать вывод о том, что цена прекращения холодной войны для нашей страны оказалась очень высокой.

К сожалению, лидеры Соединенных Штатов и их союзников не смогли прочувствовать все нюансы произошедшего и повели себя как настоящие победители. Когда Р. Рейгана спросили о величайшем достижении его президентства, он ответил, что выиграл холодную войну. В том же духе высказывался и Дж. Буш-старший, подчеркивая, что "советский коммунизм не смог соревноваться на равных с системой свободного предпринимательства" [16, с. 426-427].

А.М. Филитов обратил внимание на то, что тезис "Запад выиграл, Восток проиграл" был изначально широко представлен на стра-

ницах западной прессы, причем в большинстве случаев речь шла о "политизированной риторике". Потом подключились и ученые, пытавшиеся использовать более серьезные аргументы [17]. Так появилась официальная интерпретация итогов холодной войны: именно политика Рейгана-Буша привела к крушению коммунизма.

Однако у подобного объяснения окончания холодной войны нашлось немало противников из числа политиков, ученых и экспертов, прежде всего в самой Америке. Согласно А.И. Уткину, все они считали недоказанным вывод о том, что именно действия американской администрации подтолкнули Советский Союз к радикальным переменам. Не известно, сколько еще потребовалось бы сил и ресурсов для выявления победителя, если бы руководители СССР, сами не подписали ему смертный приговор [16, с. 426-442]. "Большинство серьезных историков и политологов, - отмечает В. Зубок, - констатировали, что советская сверхдержава погибла от внутреннего кризиса, в результате действий или бездействия собственного руководства, под влиянием революционных идей, событий и обстоятельств" [4, с. 437].

Последним по времени свидетельством такого подхода стала книга гарвардского ученого украинского происхождения С. Пло-хия "Последняя империя: заключительные дни Советского Союза", увидевшая свет в 2014 г. Автор сумел найти новые интересные материалы в архивах Киева, Москвы и Соединенных Штатов, которые свидетельствуют о значительно более сложной и не до конца понятой истории. Он приводит новые данные, свидетельствующие о том, что в 1991 г. Б.Н. Ельцин хотел создать "славянский" союз России и Украины, отдельный от остального Советского Союза. Однако именно требования независимости на Украине и ее отказ от пребывания в каком-либо союзе привели к развалу СССР. Современная история Украины могла бы сложиться по-другому, если бы в тот момент Л.М. Кравчук уступил российскому давлению.

С. Плохий считает заявление президента Дж. Буша-старшего в январе 1992 г. о "победе" Америки в холодной войне опасным мифотворчеством и развеивает этот миф с помощью записей телефонных разговоров, хранящихся в президентской библиотеке Буша. Они показывают, что президент, отнюдь

не желая возвращения на мировую арену "империи зла", очень хотел сохранить СССР и настоятельно призывал лидеров советских республик отказаться от требований относительно независимости. Только когда развал Советского Союза стал уже свершившимся фактом, Буш неохотно с этим согласился.

Общий вывод серьезно аргументированной книги С. Плохия заключается в том, что СССР разрушили советские граждане, используя для этого "народную власть" и демократию, а не внешние силы и не применение насилия [18].

Весьма подробно и основательно дискуссия среди российских ученых по данному вопросу рассмотрена в монографии Т.А. Ша-клеиной [19]. Признавая достигнутое странами Запада преимущество в экономическом соревновании с СССР, автор исследования подчеркивает, что исчезновение Советского Союза все же стало не столько победой Запада, сколько результатом внутренних причин и борьбы за власть политических элит. Ша-клеина отмечает, что, несмотря на различия в оценках итогов холодной войны и причин распада СССР, большинство российских ученых обращало внимание на факт добровольности в действиях СССР внутри и вовне. Именно наша страна в конце 1980-х годов в одностороннем порядке закончила холодную войну с Западом.

Тем не менее, руководители Соединенных Штатов настаивали на своей победе и решили извлечь из этого максимально возможные выгоды. Данное обстоятельство и определило на годы вперед особенности формирования нового мирового порядка. Действуя на правах победителя в холодной войне, американское руководство заявило о своих претензиях на глобальное лидерство и строительство такого порядка, который бы соответствовал историческим основам существования и деятельности американского государства. Помимо этого, было объявлено о намерении исправить совершенные ошибки (загладить "вину" перед странами Центральной и Восточной Европы) и "вычеркнуть" почти полвека биполярности, как "временное отклонение" в мировом и американском развитии. Такой подход оправдывал стремление США разрушить почти все, что было сделано против их воли или уже не соответствовало их планам [19, с. 383-384].

Известный американский историк С. Коэн, более двадцати лет пишущий об ошибочной политике Вашингтона в отношении постсоветской России, снова высказался об этом в 2014 г. в статье, напечатанной в еженедельном журнале "Нэйшн". Он подчеркнул, что с начала 90-х годов прошлого века все американские президенты, а также Конгресс США обращались с новой Россией как с побежденной страной. Такое отношение по принципу "победитель получает все" нашло свое главное отражение в расширении НАТО, которое сопровождалось отсутствием взаимности в переговорном процессе и планами создать всеобъемлющую систему противоракетной обороны. По мнению Коэна, НАТО вторгалась в традиционные сферы национальной безопасности России, а сама исключала ее из системы европейской безопасности. Это означало, что Соединенные Штаты могли расширять сферу своего влияния как им заблагорассудится, вплоть до российских границ, а Россия не имела права на сохранение своей сферы влияния совсем [20].

Совсем нехарактерную для американского политического истеблишмента точку зрения выразил 5 апреля 2015 г. в интервью телеканалу Си-Эн-Эн бывший госсекретарь США Дж. Бейкер, возглавлявший внешнеполитическое ведомство с 1989 по 1992 год. Сожалея об обострении отношений между Вашингтоном и Москвой, он обратил внимание на то, что у Соединенных Штатов была возможность избежать такого развития событий. По его мнению, после холодной войны и распада СССР следовало придумать путь, который дал бы возможность России вступить в НАТО, являвшуюся одновременно и политической организацией, и альянсом в сфере безопасности. Вести себя с Россией надо было так же, как с Германией и Японией после Второй мировой войны, т.е. дать ей шанс стать частью международного сообщества, включить в команду. "Однако этого не случилось", - посетовал Бейкер [21].

После окончания холодной войны стала очевидной активизация Запада во всех регионах мира с целью продвижения, а зачастую, навязывания там своих ценностей. Вместо создания новых институтов, отражающих произошедшие изменения, был сделан другой выбор, а именно: превращение международ-

ных структур, существовавших в рамках победившего западного блока, в универсальные.

Исчезновение Советского Союза превратило США в единственную сверхдержаву, что породило в умах американских лидеров иллюзии относительно возможности построения однополярного мирового порядка во главе с Соединенными Штатами. Казалось, сбываются слова Г. Трумэна о возложенном на американский народ бремени ответственности за дальнейшее руководство миром [22].

Уже вскоре после вступления в должность в январе 1993 г. одной из главных целей своей администрации президент У. Клинтон назвал обеспечение лидирующих позиций США на мировой арене. Этот курс получил подтверждение в "Доктрине Клинтона", согласно которой США являлись лидером свободного мира в защите свободы и демократии, брали на себя глобальную ответственность за безопасность в мире [23].

Исчезновение биполярного мира поначалу породило радужное восприятие перспектив развития мирового сообщества. Но реальность оказалась иной. На поверхность вышли проблемы и конфликты, ранее маскируемые напряжением холодной войны.

В 90-е годы жесткость международных структур предыдущих десятилетий сменилась их подвижностью, определенность уступила место неопределенности. Границы между регионами и сообществами стали более прозрачными, а международные отношения дают возможность множества вариантов выбора. Большинство стран могут принимать внешнеполитические решения, исходя из своих реальных национальных интересов, а не руководствуясь своей принадлежностью к тому или иному блоку.

Итак, холодная война действительно закончилась двадцать пять лет назад. Это подтверждает и демонтаж Восточного блока, и окончание глобального идеологического противостояния. Хотя окончание холодной войны - результат взаимодействия обеих сторон, решающую роль здесь сыграла смена руководства в СССР и новая политика М.С. Горбачева. Если бы не это, не известно, сколько еще времени продолжалась бы холодная война.

Важное значение для завершения холодной войны имела встреча руководителей Соединенных Штатов и Советского Союза

на Мальте в декабре 1989 г., когда была достигнута принципиальная договоренность о прекращении противостояния Запада и Востока. Однако документально конец противостояния оформили в ноябре 1990 г. подписанием "Парижской хартии для новой Европы". Тогда никто не говорил о победе в холодной войне и о поражении Советского Союза.

Прекращение существования СССР не было связано напрямую с борьбой Запада и Востока и стало прежде всего результатом внутреннего развития событий и борьбы за власть между разными группами партийной элиты.

Россия заплатила слишком большую цену за прекращение холодной войны, а США извлекли из этого максимальную выгоду, создав миф о победе над СССР. Политика Запада в отношении постсоветской России не только не отражала реальный вклад сторон в прекращение холодной войны, но и свидетельствовала об отношении к России как к побежденной стране.

ЛИТЕРАТУРА

1. Егорова Н.И. Новая история "холодной войны" в современных зарубежных исследованиях // Новая и новейшая история. 2009. № 4. С. 116.

2. См.: Чубарьян А.О. Новая история "холодной войны" // Новая и новейшая история. 1997. № 6. С. 3-22; Гайдук И.В. К вопросу о создании "новой истории" холодной войны // Сталинское десятилетие холодной войны: факты и гипотезы. М.: Наука, 1999. С. 213-222; Зубок В.М., Печатнов В.О. Отечественная историография "холодной войны": некоторые итоги десятилетия // Отечественная история. 2003. № 4. С. 143-150; Косов А.П. Российская историография о роли США в развязывании "холодной войны" // Белорусский журнал международного права и международных отношений. 2004. № 3. С. 54-59; Быстрова И.В. Современная отечественная историография холодной войны // Новый исторический вестник. 2004. № 10. [Электронный ресурс]. URL: http://cyberleninka.ru/ artide/n/sovremennaya-otechestvennaya-istoriografiya-holodnoy-voyny#ixzz3Tcg3JJZO; "Круглый стол" в ИВИ РАН: Феномен "холодной войны" в международных отношениях XX века: итоги и перспективы исследования // Новая и новейшая история. 2006. № 6. С. 73-100; Егорова Н.И. Новая история "холодной войны" в современных зарубежных исследованиях // Новая и новейшая история. 2009. № 4. С. 116-129.

3. См. подробнее: Загорский А.В. Хельсинский процесс. М.: Права человека, 2005. 448 с.

4. См.: Зубок В. Неудавшаяся империя: Советский Союз в холодной войне от Сталина до Горбачева.

М.: Российская политическая энциклопедия (РОС-СПЭН), 2011. 671 с.

5. См., например: Шахназаров Г. Цена свободы. Реформация Горбачева глазами его помощника. М.: Зевс, 1993. С. 127; Черняев А.С. Шесть лет с Горбачевым. По дневниковым записям. М.: Издательская группа "Прогресс" - "Культура", 1993. С. 81-82.

6. Полынов М.Ф. "Доктрина Горбачева" и уход СССР из Восточной Европы // Новейшая история России. 2011. № 2. С. 107-108.

7. Информационный портал BBC [Электронный ресурс]. URL:

http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2015/03/150327_ putins_germany_shock

8. См. подробнее: Яковлев А.Н. Сумерки. М.: Материк, 2005. 672 с.; Полынов М.Ф. Закрытая встреча с большими последствиями. Переговоры М.С. Горбачева и Дж. Буша на Мальте в 1989 году // Общество. Среда. Развитие (Terra Humana). 2011. № 3. С. 40-44.

9. Сайт Радио Свобода [Электронный ресурс]. URL: http://www.svoboda.org/content/article/26764365.html

10. Добрынин А.Ф. Сугубо доверительно. По -сол в Вашингтоне при шести президентах США (1962-1986 гг.). М.: Международные отношения, 1996. C. 681-682.

11. См.: сайт Foreign Affairs [Электронный ресурс]. URL: http://www.foreignaffairs.com/ artides/142310/joshua-r-itzkowitz-shifrinson/put-it-in-writing; сайт ИноСМИ.га [Электронный ресурс]. URL: http://inosmi.ru/world/20141002/223391386. html#ixzz3F1Cg1svd

12. Парижская хартия для новой Европы // Сайт Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. [Электронный ресурс]. URL: http://www. osce.org/ru/mc/39520

13. Сайт "ИноСМИ.га". [Электронный ресурс]. URL: http://inosmi.ru/world/20140910/222889704.html

14. Сайт "ИноСМИ.га". [Электронный ресурс]. URL: http://inosmi.ru/russia/20140705/221461285. html#ixzz36cjwHxI3

15. См.: Уткин А.И. Мировая холодная война. М.: Эксмо, Алгоритм, 2005. 574 с.

16. Уткин А.И. Россия и Запад: история цивилизаций. М.: Гардарики, 2000. 574 с.

17. Филитов А.М. "Холодная война": историографические дискуссии на Западе. М.: Наука, 1991. 2000. С. 195-199.

18. См.: Plokhy S. The Last Empire. The final days of the Soviet Union. L.: Oneworld Publications, 2014. 512 p.

19. Шаклеина Т.А. Россия и США в новом мировом порядке. Дискуссии в политико-академических сообществах России и США (1991-2002). М.: Институт США и Канады РАН, 2002. 445 с. С. 152-166.

20. Сайт The Nation [Электронный ресурс]. URL: http://www.thenation.com/article/179119/cold-war-again-whos-responsible

21. Сайт Российской газеты [Электронный ресурс]. URL: http://www.rg.ru/2015/04/06/nato-site.html

22. История США: В 4 т. Т. 4. М.: Наука, 1987. 744 с. С. 72.

23. См. подробнее: Шаклеина Т.А. "Доктрина Клинтона" и будущее американской внешней политики // США. Экономика, политика, идеология. 1997. № 10. С. 17-32.

REFERENCES

1. Egorova N. I. Novaya i noveyshaya istoriya, 2009, no. 4, p. 116.

2. Chubar'yan A.O. Novaya i noveyshaya istoriya, 1997, no. 6, p. 3-22; Gayduk I.V. K voprosu o sozdanii "novoy istorii" kholodnoy voyny [To the question about creating a new history of the cold war]. In: Stalinskoe desyatiletie kholodnoy voyny: fakty i gipotezy. [Stalin's Decade of the Cold War: facts and hypotheses]. Moscow, Nauka, 1999, pp. 213-222; Zubok V.M., Pechatnov V.O. Otechestvennaya istoriya, 2003, no. 4, pp. 143-150; Kosov A.P. Belorusskiy zhurnal mezhdunarodnogo prava i mezhdunarodnykh otnosheniy, 2004, no. 3, pp. 54-59; Bystrova I.V. Novyy istoricheskiy vestnik, 2004, no. 10, available at:

http://cyberleninka.ru/article/n/sovremennaya-otechestvennaya-istoriografiya-holodnoy-voyny#ixzz3Tcg3JJZO; "Kruglyy stol" v IVI RAN: Fenomen "kholodnoy voyny" v mezhdunarodnykh otnosheniyakh XX veka: itogi i perspektivy issledovaniya ["Round table" in EVIE RAS: the Phenomenon of "cold war" in international relations of the XX century: results and prospects of research]. In: Novaya i noveyshaya istoriya [New and newest history], 2006, no. 6, pp. 73-100; Egorova N.I. Novaya i noveyshaya istoriya, 2009, no. 4, p2. 116-129.

3. Zagorskiy A.V. Khel'sinskiy protsess. [The Helsinki Process]. Moscow, Prava cheloveka, 2005, 448 p.

4. Zubok V. Neudavshayasya imperiya: Sovetskiy Soyuz v kholodnoy voyne ot Stalina do Gorbacheva. [A Failed Empire: the Soviet Union in the Cold War from Stalin to Gorbachev]. Moscow, Rossiyskaya politicheskaya entsiklopediya (ROSSPEN), 2011, 671 p.

5. Shakhnazarov G. Tsena svobody. Reformatsiya Gorbacheva glazami ego pomoshchnika. [The Price of freedom. Gorbachev's reformation through the eyes of his assistant]. Moscow, Zevs, 1993, 626 p.; Chernyaev A. S. Shest' let s Gorbachevym. Po dnevnikovym zapisyam. [Six Years with Gorbachev. According to Diary Records]. Moscow, "Progress"-"Kul'tura", 1993, 264 p.

6. Polynov M.F. Noveyshaya istoriya Rossii, 2011, no. 2, p. 107-108.

7. BBC. Russian Service. Available at: http://www.bbc. co.uk/russian/russia/2015/03/150327_putins_germany_ shock

8. Yakovlev A.N. Sumerki. [Twilight]. Moscow, Materik, 2005, 672 p.; Polynov M.F. Obshchestvo. Sreda. Razvitie (Terra Humana), 2011, no. 3, p. 40-44.

9. Radio Svoboda. Available at: http://www.svoboda. org/content/article/26764365.html

10. Dobrynin A.F. Sugubo doveritel'no. Posol v Vashingtone pri shesti prezidentakh SShA (19621986 gg.). [Strictly Confidentially. Ambassador in Washington under Six U.S. presidents (1962-1986)]. Moscow, Mezhdunarodnye otnosheniya, 1996, 688 p.

11. Foreign Affairs. Available at: http://www. foreignaffairs.com/articles/142310/joshua-r-itzkowitz-shifrinson/put-it-in-writing; InoSMI.ru, available at: http://inosmi.ru/world/20141002/223391386. html#ixzz3F1Cg1svd 12. Organizatsiya po bezopasnosti i sotrudnichestvu v Evrope. (Organization for Security and Cooperation in Europe), available at: http://www.osce.org/ru/mc/39520 (accessed 10 September 2014).

13. InoSMI.ru. (International Mass Media), available at: http://inosmi.ru/world/20140910/222889704.html

14. InoSMI.ru. (International Mass Media), available at: http://inosmi.ru/russia/20140705/221461285. html#ixzz36cjwHxI3

15. Utkin A.I. Mirovaya kholodnaya voyna. [The World Cold War]. M.: Eksmo, Algoritm, 2005. 736 p.

16. Utkin A.I. Rossiya i Zapad: istoriya tsivilizatsiy. [Russia and the West: History of Civilisations]. Moscow, Gardariki Publ., 2000, 574 p., pp. 426-427.

17. Filitov A. M. "Kholodnaya voyna": istoriograficheskie diskussii na Zapade. [The Cold War: a Historiographical Debate in the West]. Moscow, Nauka, 1991, 200 p., pp. 195-199.

18. Plokhy S. The Last Empire. The final days of the Soviet Union. Leningrad, Oneworld Publications, 2014, 512 p.; Spectator, available at: http://www. spectator.co.uk/books/books-feature/9257561/the-last-empire-by-serhii-plokhy-review/

19. Shakleina T.A. Rossiya i SShA v novom mirovom poryadke. Diskussii v politiko-akademicheskikh soobshchestvakh Rossii i SShA (1991-2002). [Russia and the USA in the New World Order. Debates in the Political and Academic Сommunities of Russia and the USA (1991-2002)]. Moscow, Institut SShA i Kanady RAS, 2002, 445 p., pp. 152-166.

20. The Nation, available at: http://www.thenation. com/article/179119/cold-war-again-whos-responsible

21. Russian Gazette, available at: http://www. rg.ru/2015/04/06/nato-site.html

22. Istoriya SShA [History of the USA]. Vol. 4. Moscow, Nauka, 1987, 744 p., p. 72.

28. Shakleina T.A. SShA. Ekonomika, politika, ideologiya, 1997, no. 10, p. 17-32.

12 октября 2015 г.

О "деле Навального" и холодной войне на грани ледяной

Россия опять оказалась в контексте, привычном для силовиков-консерваторов

Фото Reuters

Москва расширяет черный список граждан Евросоюза, которым запрещен въезд в Россию. Таков ответ властей РФ на европейские санкции из-за «дела Алексея Навального». Российский МИД вручил «вербальные ноты» послам ФРГ, Франции и Швеции. Соответствующее уведомление было направлено и в представительство ЕС в Москве. В Европе заявляют, что инцидент с Навальным – дело международного масштаба, нарушение международного права, а Россия обязана расследовать «использование боевого отравляющего вещества на ее территории против ее гражданина». Российские власти отвечают, что готовы начать расследования, но не получили из Берлина ни биоматериалов, ни даже официального заключения о том, что произошло с Навальным.

Сам Навальный утверждает, что его отравили по приказу высшего руководства РФ. Он успел опубликовать не только расследование об исполнителях, но и запись телефонного разговора, как он утверждает, с одним из отравителей. Президент России Владимир Путин во время большой пресс-конференции заявил, что Навальный (Путин предпочитает называть его «блогером» или «пациентом берлинской клиники») занимается легализацией материалов американских спецслужб. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков высказал мнение, что у Навального «мания преследования и величия».

В ФСБ опубликованные материалы назвали «спланированной провокацией». «Использование способа подмены номера абонента – известный прием иностранных спецслужб, ранее не раз апробированный в антироссийских акциях, позволяющий исключить возможность установки реальных участников разговора», – говорится в комментарии ФСБ.

Как бы то ни было, атмосфера холодной войны (уже даже на грани ледяной), в которой из-за «дела Навального» оказываются Россия и Запад, вполне понятна, естественна для консерваторов из силового блока. Российская повестка после выборов 2018 года стала заметно смещаться в сторону внутренних социально-экономических проблем. И это совсем не тот контекст, в котором силовики привыкли осуществлять и, главное, удерживать свою власть.

Темы сверхсовременного оружия, происков западных разведок, враждебного окружения России стали не то чтобы совсем уходить из публичных выступлений главного лица, но явно обрели второстепенное значение. Скандал вокруг Навального позволил восстановить баланс. Путин на пресс-конференции много говорил и про Госдеп, и про расширение НАТО, и про «белую и пушистую» Россию, и про то, как быстро ракеты долетают до цели.

За два с половиной года сменился даже формат контраргументации российских властей. После инцидента с Сергеем Скрипалем в 2018 году двух «якобы агентов» приглашали в эфир RT, они рассказывали про путешествие в Солсбери и знаменитый шпиль собора. Сейчас в условиях явного конфликта с Западом месседж властей РФ адресован преимущественно внутренней, лояльной аудитории, разделяющей картину мира силовиков: есть мы, а есть они, и им нельзя верить, что бы они ни выкладывали. Предполагается, что электорат действующей власти не запросит проверки опубликованных Навальным данных и не захочет узнать, действительно ли перечисленные им в расследовании граждане работают в ФСБ, получают особые задания. Да и любая спецоперация в таком контексте может восприниматься как вполне оправданная.

Едва ли случайно Роскомнадзор сообщил на днях, что YouTube – лидер по распространению фейковых новостей в 2020 году. Едва ли случаен недавний медийный вброс о том, что Навального могут привлечь к ответственности за призывы к свержению власти. В условиях ледяной войны силовикам очень легко добиться права на введение любых запретов, поскольку между их интересами и интересами страны ставится знак равенства. Это-то они могут. Это вообще единственное, что они могут. 

Фактов и информации о холодной войне

Между 1946 и 1991 годами Соединенные Штаты, Советский Союз и их союзники были втянуты в длительный напряженный конфликт, известный как холодная война. Хотя стороны технически находились в состоянии мира, этот период характеризовался агрессивной гонкой вооружений, войнами через посредников и идеологическими стремлениями к мировому господству.

Истоки «холодной войны»

Термин «холодная война» существует с 1930-х годов, когда он использовался для описания все более напряженных отношений между европейскими странами.В 1945 году, вскоре после того, как Соединенные Штаты применили атомную бомбу в Хиросиме и Нагасаки, писатель Джордж Оруэлл использовал этот термин в эссе, в котором исследовал значение атомной бомбы для международных отношений. Бомба была такой угрозой, что она, вероятно, положила бы конец крупномасштабным войнам, писал Оруэлл, создав «государство, которое одновременно было непобедимым и постоянно находилось в состоянии« холодной войны »со своими соседями».

Предсказание Оруэлла о «мире, а не мире» сбылось в течение нескольких месяцев. Намереваясь сохранить власть после Второй мировой войны, США.С. и СССР смотрели друг на друга с подозрением и торопились создавать и укреплять союзников. «Холодная война» вскоре приобрела популярность благодаря известному журналисту Вальтеру Липпманну, который исследовал ее значение, поскольку мир быстро выбрал сторону в идеологической борьбе между капитализмом и коммунизмом.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

После 1950-х годов США и СССР были глубоко вовлечены в космическую гонку, добавив еще одну арену к соревнованию холодной войны, чтобы быть наиболее подготовленными в военном отношении.Слева космонавт ставит эксперимент на Луне. Справа - первый спутник Советского Союза.

Фотография НАСА (слева) и фотография Марка Тиссена, коллекция изображений Nat Geo (справа)

Идеология и военная мощь стали приобретать все большее значение для обеих стран после 1947 года, когда президент Гарри Трумэн попросил у Конгресса средства для поддержки борьбы Турции и Греции. экономики в попытке сдержать советское влияние. Доктрина Трумэна, как ее называли, была первым залпом в многолетней политике сдерживания, в которой У.С. поддерживал и вмешивался в некоммунистические государства.

Гонка вооружений

Поскольку идеологический «железный занавес» отрезал Советский Союз и его государства-сателлиты от остальной Европы, США и СССР вступили в гонку вооружений, вкладывая триллионы долларов в накопление ядерных арсеналов и стремясь к исследовать космос. К 1962 году противоракетная оборона обеих стран была направлена ​​друг против друга. В том году кубинский ракетный кризис приблизил обе страны к реальному конфликту, чем любое другое событие холодной войны.

Фактический конфликт между Соединенными Штатами и Советским Союзом ознаменовался множественными войнами через посредников. Корейская война, война во Вьетнаме и ряд других вооруженных конфликтов, во время которых обе стороны либо финансировали одну сторону войны, либо сражались напрямую против коммунистических или капиталистических сил, все они считаются прокси холодной войны. Обе стороны также финансировали революции, мятежи и политические убийства в Центральной Америке, Африке, Азии и на Ближнем Востоке.

Хотя холодная война закончилась распадом советского блока в 1980-х годах и распадом Советского Союза в 1991 году, она по-прежнему влияет на современную геополитику.Как последняя оставшаяся сверхдержава, США сохраняют широкие союзы, инвестиции в крупное вооружение и международные военные форпосты. НАТО, союз между США и странами Западной Европы, созданный при посредничестве в начале холодной войны, по-прежнему обладает политической властью. Сегодня усиление напряженности между Россией и Западом называют второй холодной войной.

США вступают в корейский конфликт

В 1948 году Корейский полуостров был разделен между правительством, поддерживаемым Советским Союзом, на севере и правительством, поддерживаемым США, на юге.Война началась вдоль 38-й параллели 25 июня 1950 года. В этот день северокорейские войска скоординировали атаку в нескольких стратегических точках вдоль параллели и двинулись на юг, в сторону Сеула. Совет Безопасности ООН отреагировал на нападение, приняв резолюцию, в которой вторжение осуждалось как «нарушение мира». Узнать больше ...

Связанные первичные источники

Ссылки ведут на DocsTeach, онлайн-инструмент для обучения с использованием документов из Национального архива.

Учебная деятельность

Дополнительная справочная информация

Хотя окончание Второй мировой войны принесло мир и процветание большинству американцев, оно также привело к усилению напряженности между Советским Союзом и Соединенными Штатами. Опасаясь того, что Советский Союз намеревался «экспортировать» коммунизм в другие страны, Америка сосредоточила свою внешнюю политику на «сдерживании» коммунизма как внутри страны, так и за рубежом.Хотя формулировка Доктрины Трумэна, Плана Маршалла и Берлинского воздушного транспорта предполагала, что Соединенные Штаты были особенно озабочены распространением коммунизма в Европе, политика сдерживания Америки распространилась и на Азию. Действительно, Азия оказалась местом первой крупной битвы, развязанной во имя сдерживания: Корейской войны.

Разделение Кореи на две половины произошло в конце Второй мировой войны. Соединенные Штаты и Советский Союз договорились временно разделить Корею и наблюдать за выводом японских войск.В августе 1945 года Советский Союз оккупировал Корею, которая находилась под контролем Японии с 1910 года. Соединенные Штаты быстро двинули свои войска в южную Корею. Японские войска сдались русским на севере и американцам на юге.

Советско-американское соглашение временно разделило Корею по 38-й параллели, широтной линии, разделявшей страну пополам; это позволило избежать долгосрочного решения относительно будущего Кореи. Однако эта линия стала более жесткой после 1946 года, когда Ким Ир Сен организовал коммунистическое правительство на севере - в Народно-Демократической Республике.Вскоре после этого националистический изгнанник Сингман Ри вернулся в Корею и создал на юге конкурирующее правительство - Республику Корея (РК). Каждое правительство надеялось воссоединить страну под своим правлением.

25 июня 1950 года северокорейские войска скоординировали наступление в нескольких стратегических точках вдоль 38-й параллели и двинулись на юг в сторону Сеула. Совет Безопасности ООН 9 голосами против проголосовал за принятие резолюции, осуждающей вторжение как «нарушение мира». В Совете Безопасности не было советского делегата, поскольку за шесть месяцев до этого Советский Союз уехал в знак протеста против отказа ООН принять делегата из Китая.

Президент Гарри С. Трумэн быстро направил американские силы на совместные военные действия Организации Объединенных Наций и назначил генерала Дугласа Макартура командующим силами ООН. Пятнадцать других стран также отправили войска под командованием ООН. Трумэн не требовал от Конгресса официального объявления войны; официально присутствие Америки в Корее было не более чем «полицейской акцией».

Однако вступление США в конфликт сигнализировало об изменении политики в отношении Кореи.Хотя Соединенные Штаты поддержали правительство Сынгмана Ри, они начали вывод своих войск из Южной Кореи в 1948 году. Еще в январе 1950 года госсекретарь Дин Ачесон намекал, что Корейский полуостров находится за пределами исключительно важного «оборонительного периметра». "Соединенных Штатов, заявление, которое некоторые сочли означающим, что Соединенные Штаты не будут защищать РК от коммунистического нападения.

Решение о вмешательстве в Корее, однако, было вызвано напряженной атмосферой, которая характеризовала политику «холодной войны».Накануне вторжения Северной Кореи Трумэн встревожил ряд событий. Советский Союз взорвал атомную бомбу в 1949 году, положив конец монополии Соединенных Штатов на это оружие. В Европе советское вмешательство в Грецию и Турцию привело к появлению Доктрины Трумэна и Плана Маршалла, которые направляли помощь истерзанной войной Европе в надежде предотвратить политические победы коммунистов. В начале 1950 года президент Трумэн поручил Совету национальной безопасности (СНБ) провести анализ советского и американского военного потенциала.В своем отчете, известном как «NSC 68», Совет рекомендовал резко увеличить военное финансирование, чтобы помочь сдержать Советы.

События

в Азии также способствовали усилению чувства незащищенности. В 1949 году в Китае произошла революция, которая привела к власти Мао Цзэдуна и его коммунистическую партию. Националисты во главе с Чан Кайши отступили на остров Формоза (Тайвань), продолжая войну с материковым Китаем. Мао быстро стал союзником Советского Союза и подписал договор с Советским Союзом в 1950 году.Администрация Трумэна столкнулась с критикой республиканцев, заявивших, что он «потерял» Китай. Они критиковали его за недостаточную помощь китайским националистам. Предложение госсекретаря Дина Ачесона о признании администрацией коммунистического правительства Китая лишь дало им больше боеприпасов для их атак.

Администрация Трумэна также столкнулась с внутренней критикой своей приверженности антикоммунизму у себя дома. Сенатор-республиканец Джозеф Маккарти из Висконсина недавно начал свою печально известную охоту на коммунистов в США.С. Правительство. Хотя Маккарти только начинал, недавние судебные процессы над Элджером Хиссом и другими за шпионаж заставили администрацию Трумэна опасаться своих антикоммунистических взглядов. Трумэн и его советники оказались под растущим внутренним давлением с целью не показаться «мягкими» по отношению к коммунизму за рубежом.

Таким образом, когда северокорейские войска вторглись на юг, администрация Трумэна воспользовалась возможностью защитить некоммунистическое правительство от вторжения коммунистических войск.Решив не «потерять» другую страну из-за коммунизма, и заинтересованная в укреплении своей антикоммунистической репутации, администрация Трумэна обнаружила, что защищает нацию, находящуюся вдали от территории США. Однако ответ Трумэна был не просто реакцией на внутреннее давление. Вторжение в Южную Корею заставило Трумэна искренне опасаться, что Советский Союз и Китай намереваются расширить сферу коммунизма по всей Азии.

Президент Трумэн опубликовал заявление 27 июня 1950 года, иллюстрирующее его озабоченность коммунистической агрессией и экспансией.Он утверждал, что «коммунизм вышел за рамки использования подрывной деятельности для завоевания независимых стран и теперь будет использовать вооруженное вторжение и войну». Заявление Трумэна предполагает, что он считал нападение Северной Кореи частью более крупного плана коммунистического Китая и, в более широком смысле, Советского Союза. Президент считал, что ситуация в Корее аналогична ситуации в Греции в 1947 году. Он сообщил своим советникам, что, по его мнению, вторжение «совершенно очевидно было инспирировано Советским Союзом». Это дало Америке моральный долг действовать.«Если мы не вступим в бой сейчас», - заметил Трумэн своим подчиненным, «неизвестно, что они будут делать».

Его беспокойство по поводу будущего антикоммунистических правительств в Азии отражено в его публичном заявлении. Трумэн пообещал защитить Формозу (Тайвань) от нападения и поддержать французские войска в Индокитае, конфликт, который в конечном итоге перерос во Вьетнамскую войну. Однако Трумэн не хотел спровоцировать полномасштабную войну с Советами. Обвиняя в своем заявлении «коммунизм», а не Советский Союз, как позже объяснил Дин Ачесон, администрация стремилась предоставить Советам «изящный выход», а не спровоцировать открытую конфронтацию с Россией.

Заявление

Трумэна также отразило новый военный приказ. Хотя Соединенные Штаты взяли на себя инициативу в действиях Кореи, они сделали это под эгидой Организации Объединенных Наций. Трумэн ясно дал понять, что его действия подпадают под меры, рекомендованные Организацией Объединенных Наций, и напомнил «всем членам Организации Объединенных Наций» «тщательно обдумать последствия этой последней агрессии в Корее» и что Америка «будет продолжать придерживаться этого правила. закона ".

Заявление Трумэна было передано репортерам.В тот же день Трумэн присутствовал на заседании Организации Объединенных Наций и предложил резолюцию, призывающую все страны-члены ООН оказать помощь Южной Корее. Изначально встреча была запланирована на утро, но была отложена, чтобы принять участие в ней одного из ее членов. Госсекретарь Дин Ачесон позже заметил, что Советский Союз любил указывать на то, что, поскольку встреча в ООН состоялась после заявления президента, Трумэн не мог правдиво утверждать, что на его решение о выделении войск повлияло желание Организации Объединенных Наций.Позже в тот же день на своем заседании Организация Объединенных Наций приняла его резолюцию, хотя горстка несогласных стран воздержалась.

Материалы, созданные Национальным управлением архивов и документации, находятся в открытом доступе.

12 лучших книг по истории холодной войны

В ХХ веке Соединенные Штаты участвовали в нескольких войнах, но одна из самых продолжительных войн не велась ни на одном поле боя: холодная война.Холодная война началась в 1947 году и определялась открытым соперничеством между США и Советским Союзом и его союзниками. Название произошло из статьи, написанной автором Джорджем Оруэллом во время Второй мировой войны о двух мировых державах. Это была война, которая велась на политическом, экономическом и пропагандистском фронтах, что привело к антикоммунистическим подозрениям, таким как те, которые были представлены сенатором Джозефом Маккарти и Red Scare, а также к международным инцидентам, таким как Залив Свиней. Холодная война продолжалась почти пять десятилетий и закончилась распадом Советского Союза в 1991 году.

Поскольку холодная война была такой долгой и в ней было много игроков и событий, о ней написано множество увлекательных книг. Вот 10 лучших книг по истории холодной войны для взрослых. Эти рассказы о шпионаже и интригах подробно описывают период подозрений и опасений не так уж далеко в прошлом и включают правдивые истории, которые читаются как бестселлеры шпионских романов.

Соотечественники

Соотечественники - это всесторонний взгляд на исход российских граждан, начавшийся в конце XIX века, и на то, как Россия воспользовалась этим, превратив некоторых эмигрантов, в том числе Леона Термена, изобретателя терменвокса, в шпионов для Москва.В нем также рассматриваются подозрения и преследования, с которыми русские за границей сталкиваются во всем мире.

Выше и дальше

Above and Beyond - это напряженная правдивая история храбрости двух пилотов U-2, Руди Андерсона и Чака Молтсби, которые рисковали своей жизнью, выполняя секретные миссии во время кубинского ракетного кризиса под руководством президента Кеннеди.

Холодная война

Одд Арне Вестад представляет тщательное недавнее исследование холодной войны от начала до конца, подробно описывая не только участие Соединенных Штатов и России, но и влияние, которое оно оказало на весь земной шар.

1983 г.

Это глубокое погружение объясняет 1983 год, один из самых опасных лет холодной войны. Это было, когда президент Рейган выдвинул стратегическую оборонную инициативу «Звездные войны» для защиты Соединенных Штатов от ракет, что встревожило советского лидера Юрия Андропова, который, в свою очередь, усилил советскую ядерную оборону.

Без минуты до полуночи

Одним из самых известных событий холодной войны стал кубинский ракетный кризис 1962 года.Майкл Доббс дает захватывающий отчет о том, насколько близко Соединенные Штаты и Россия подошли к ядерной войне из-за размещения советских ракет на Кубе.

Конец холодной войны: 1985-1991 гг.

Роберт Сервис рассказывает о начале конца холодной войны. После десятилетий напряженности и надвигающейся угрозы ядерного уничтожения США и Россия достигли мирного урегулирования, во многом благодаря избранию Михаила Горбачева лидером Советского Союза в 1985 году.

Мост шпионов

Мост шпионов - одна из самых удивительных и драматических реальных историй времен холодной войны. Речь идет о легендарном первом обмене пленными между Востоком и Западом на берлинском мосту Глинике и контрольно-пропускном пункте Чарли с участием агента КГБ, американского пилота U-2 и молодого американского аспиранта.

Московские правила

Московские правила - это реальная шпионская история, рассказанная самими шпионами! Антонио Мендес и его будущая жена Джонна были оперативниками ЦРУ, шпионившими за Москвой в 1970-х годах.Разработанная ими тактика помогла офицерам ЦРУ перехитрить КГБ.

Утес слепого

Утес слепого человека описывает использование подводных лодок во время холодной войны. Их использовали для слежки за Россией, прослушивая подводные телефонные кабели и используя другие подслушивающие устройства. В книге также обсуждаются смелые миссии, потерянные подводные лодки и время, когда Говарда Хьюза завербовали для кражи советской подводной лодки.

Шпион и предатель

Бен Макинтайр заработал репутацию рассказчика о диких приключениях во время войны, и это одно из его лучших. Шпион и предатель рассказывает об Олеге Гордиевском, сыне двух агентов КГБ, который тайно работал на МИ-6 и помог Западу попасть в КГБ.

Либерти Харди - старший редактор и ведущий редактор Book Riot в большом штате Мэн, где она читает 500-600 книг в год и живет со своими тремя кошками, которых не было в живых во время холодной войны.

Фонд конституционных прав

Пятьдесят стран, собравшиеся в Сан-Франциско в июне 1945 года, единогласно одобрили Устав ООН. В преамбуле устава излагается самая важная цель всемирной организации: «Мы, народы Объединенных Наций, полны решимости спасти поколения людей, которые еще не пришли от ужасов войны». После утверждения устава делегаты спонтанно поднялись со своих мест и аплодировали.

Насколько хорошо Организация Объединенных Наций поддерживает мир? Заслуживает ли он сегодня нашего одобрения? Или нам нужно полагаться на разные организации, чтобы сохранить мир в современном мире?

Совет Безопасности

Согласно Уставу ООН Совет Безопасности наделен полномочиями «предпринимать такие действия с воздуха, моря или суши, которые могут быть необходимы для поддержания или восстановления международного мира и безопасности». Сегодня Совет Безопасности состоит из 15 стран, включая пять союзных держав военного времени.«Большая пятерка» - постоянные члены Совета, каждый с правом вето. Это означает, что, проголосовав «против», любая из этих стран может помешать Совету Безопасности действовать. Остальные 10 мест в Совете Безопасности по очереди заполняют другие члены ООН, но не имеют права вето.

С практической точки зрения, «большая пятерка» должна согласиться (или, по крайней мере, не пользоваться правом вето), прежде чем Организация Объединенных Наций сможет действовать против угроз миру и безопасности во всем мире. В 1945 году предполагалось, что пять главных союзников в войне будут продолжать работать вместе в Совете Безопасности для обеспечения мира.Однако это предположение оказалось неверным. По мере развития холодной войны большинство стран мира оказались разделенными на два лагеря: западные державы, возглавляемые Соединенными Штатами; и коммунистические державы во главе с Советским Союзом. Большинство стран, не присоединившихся ни к одному из этих лагерей, находились в странах третьего мира, развивающихся странах Африки и Азии.

Пределы холодной войны

Организация Объединенных Наций быстро превратилась в поле битвы холодной войны между коммунистическими и некоммунистическими странами.Поскольку и Соединенные Штаты, и Советский Союз имели право вето, Совет Безопасности не мог действовать без их совместного разрешения. Это ограничивало миротворческие усилия ООН ситуациями, когда национальные интересы сверхдержав не вступали в конфликт. Так было в 1948 году, когда между арабами и евреями вспыхнули столкновения после того, как Организация Объединенных Наций создала государство Израиль. Ральф Банч, американец, работавший дипломатом ООН, договорился о прекращении огня, что включало отправку первых миротворцев ООН для разъединения враждующих сторон.

Однако однажды Совет безопасности действовал против советских интересов. После того, как коммунистическая Северная Корея напала на Южную Корею в июне 1950 года, Совет Безопасности предоставил президенту Трумэну полномочия направить американские войска для защиты Южной Кореи. Произошло это по счастливой случайности. Советский Союз бойкотировал Совет Безопасности, потому что постоянное место, занимаемое Китаем, было тогда занято антикоммунистическим правительством Тайваня, а не коммунистическим правительством материковой части страны. В результате Советский Союз не воспользовался правом вето.Хотя около 15 стран-членов ООН участвовали вместе с США в Корейской войне (1950–1953 гг.), Американские войска вели большую часть боевых действий.

В другом случае Соединенные Штаты и Советский Союз объединились, чтобы противостоять двум западным державам - Франции и Великобритании. В июле 1956 года египетский лидер Гамаль Абдель Насер захватил Суэцкий канал. Хотя канал проходил через египетскую территорию, он принадлежал в основном британцам и французам. Чтобы вернуть канал, Великобритания, Франция и Израиль вторглись в Египет.Большая часть мира выступила против повторного взятия канала. Соединенные Штаты и Советский Союз, в редком случае единства холодной войны, проголосовали за резолюцию Совета Безопасности, призывающую к немедленному выводу британских, французских и израильских войск. Но Великобритания и Франция наложили вето на эту резолюцию.

Затем Соединенные Штаты предприняли необычный шаг, представив Генеральной Ассамблее резолюцию о выходе, где каждый член ООН имел один голос и ни одна страна не имела права вето. Решение принято подавляющим большинством голосов.Вооруженные миротворческие силы ООН, «голубые каски» (каски миротворцев имеют тот же цвет, что и флаг ООН), были собраны вместе с войсками, предоставленными рядом стран-членов ООН. Столкнувшись с такой массированной международной оппозицией, британцы, французы и израильтяне вывели свои войска из канала.

Из-за ограничений, накладываемых холодной войной на действия ООН, всемирная организация играла незначительную роль в некоторых из самых опасных угроз миру во всем мире. Совет Безопасности не предпринял никаких действий в 1962 году, когда произошел кубинский ракетный кризис.Совет Безопасности также оставался в тупике во время войны во Вьетнаме.

Новое большинство в странах третьего мира

В 1945 году Соединенные Штаты предполагали, что Организация Объединенных Наций разделит их интересы и что члены ООН последуют примеру Америки. Это предположение было поколеблено холодной войной. Но Соединенным Штатам все же удалось получить важные голоса в Генеральной Ассамблее. Например, в течение многих лет Генеральная Ассамблея голосовала за то, чтобы коммунистический материковый Китай не попадал в Организацию Объединенных Наций.Однако в 1971 году ситуация изменилась. Несмотря на усилия США, большинство членов ООН проголосовали за замену антикоммунистического Тайваня коммунистическим Китаем как в Генеральной Ассамблее, так и в Совете Безопасности.

К этому времени количество членов ООН увеличилось более чем вдвое. Большинство новых стран-членов были бывшими колониями. Они все чаще выступали против Соединенных Штатов и их союзников. Хотя Соединенные Штаты все еще обладали правом вето в Совете Безопасности, Генеральная Ассамблея последовательно голосовала против американской позиции.Многие послы из новых стран третьего мира буквально танцевали в проходах Генеральной Ассамблеи, когда американцы, выступающие против посадки коммунистического Китая, потерпели поражение.

Поскольку Генеральная Ассамблея контролировала бюджет ООН, новые программы и агентства, нацеленные на помощь экономике бедных стран третьего мира, значительно увеличили расходы. В области прав человека Организация Объединенных Наций постоянно атаковала апартеид в Южной Африке, контролируемой белыми, но игнорировала эпизоды геноцида в нескольких черных африканских странах.

В то время большинство в Генеральной Ассамблее обычно было на стороне арабских интересов в отношении Израиля, давнего союзника США. В 1975 году Генеральная Ассамблея приняла резолюцию, осуждающую сионизм (движение за еврейскую нацию) как «форму расизма». Стэнли Мейслер, автор недавней истории Организации Объединенных Наций, пришел к выводу, что «Ничто в истории ООН так не уменьшило организацию в глазах американцев, как голосование за сионистскую резолюцию». [В 1991 году после войны в Персидском заливе Генеральная Ассамблея проголосовала за отмену этой резолюции.]

К тому времени, когда в начале 1980-х Рональд Рейган стал президентом, некоторые американские критики Организации Объединенных Наций обвиняли эту всемирную организацию в антиамериканских, антизападных и антисвободных предприятиях. Критики также утверждали, что Организация Объединенных Наций страдает от коррупции, неконтролируемых расходов и раздутой бюрократии. Во время президентства Рейгана Соединенные Штаты начали сокращать и откладывать свои ежегодные выплаты в Организацию Объединенных Наций, чтобы заставить организацию изменить свой образ действий.[Сегодня Соединенные Штаты задолжали Организации Объединенных Наций 1,5 миллиарда долларов в счет погашения ее регулярного бюджета и бюджета операций по поддержанию мира.]

Миротворчество после холодной войны

В 1989 году коммунистический мир начал рушиться. Пала Берлинская стена. Вскоре коммунистические правительства начали свергаться: Восточной Германии, Чехословакии, Румынии, Польши и Венгрии. Наконец, в 1991 году Советский Союз распался. Россия заняла место Советского Союза в Совете Безопасности. Спустя 45 лет закончилась холодная война.

После нескольких лет паралича холодной войны казалось, что Совет Безопасности теперь может действовать решительно. Когда Ирак вторгся в Кувейт в августе 1990 года, Совет Безопасности принял дюжину решительных резолюций против нарушения мира Саддамом Хусейном. Они включали ультиматум Ираку: либо вывести свои войска, либо столкнуться с подавляющими многонациональными вооруженными силами, санкционированными Организацией Объединенных Наций и возглавляемыми Соединенными Штатами. Соединенные Штаты и Советский Союз проголосовали за эту ключевую резолюцию вместе с Великобританией и Францией.Пятый постоянный член Совета Безопасности с правом вето, Китай, воздержался при голосовании.

Вскоре после быстрой победы в войне в Персидском заливе президент Буш заявил, что возникает «новый мировой порядок», «в котором Организация Объединенных Наций, вырвавшаяся из тупика холодной войны, готова осуществить историческое видение своих основателей». Но этот оптимизм вскоре был ослаблен миротворческими операциями ООН в Сомали и Боснии.

При поддержке Совета Безопасности в конце 1992 года президент Буш приказал ввести американские войска в Сомали.Президент Буш видел цель этой миссии в обеспечении безопасной доставки продовольствия и гуманитарной помощи голодающему сомалийскому народу, терроризируемому столкнувшимися вооруженными группировками. Но генеральный секретарь ООН Бутрос Бутрос-Гали настаивал на том, что американские и другие войска, отправленные в Сомали под властью ООН, должны были разоружить воюющие группировки.

После того, как 24 пакистанских миротворца были убиты в засаде в 1993 году, Совет Безопасности санкционировал розыск сомалийского военного лидера, виновного в этом.Произошли еще более жестокие инциденты, в том числе один, в котором были убиты 18 американских солдат. Это побудило президента Клинтона отдать приказ о выводе американских войск из Сомали, что подорвало миротворческую миссию ООН.

В 1992 году миротворцы ООН (не включая войска США) были отправлены для защиты гражданских автоколонн с продовольствием в разгар жестокой гражданской войны в Боснии. Эти «голубые каски», уполномоченные только защищать себя, были бессильны остановить насилие, направленное против гражданского населения.Миротворчество ООН в этой гражданской войне вскоре оказалось совершенно неэффективным. Наконец, Соединенные Штаты и их союзники по НАТО помогли заключить мирный договор, в соответствии с которым американские войска и солдат из 30 других стран должны были наблюдать за его выполнением.

ООН также решила вмешаться в Косово, регион, который в настоящее время переживает непростой мир после многих лет конфликта. После распада Югославской Федерации в 1992 году Балканы были рассадником пограничных войн, гражданских беспорядков и так называемых «этнических чисток» мусульман.В Косово Освободительная армия Косово, поддерживаемая в основном албанцами, восстала против сербского правления, в результате чего страна погрузилась в жестокую гражданскую войну в 1998 году. 10 июня 1999 года Совет Безопасности Организации Объединенных Наций принял резолюцию, разрешающую Миссии Организации Объединенных Наций по делам временной администрации в Косово (МООНК) действовать в качестве переходной администрации для региона. Чтобы подготовить почву для самоуправления, на всей территории Косово ведется регистрация актов гражданского состояния, а муниципальные выборы запланированы на вторую половину 2000 года.Все три косовско-албанские политические партии поддержали миссию ООН в Косово и заявили о своей поддержке многопартийной демократии на территории.

Еще в 1945 году основатели ООН считали Совет Безопасности механизмом предотвращения и прекращения агрессивных войн, в которых страны нападают на другие страны. В конце концов, именно так прошла Вторая мировая война. Но сегодня большинство угроз миру связаны с гражданскими войнами, этническими конфликтами и грубыми нарушениями прав человека внутри стран.У Организации Объединенных Наций нет постоянной армии для подавления этого нарушения международного мира и безопасности. Миссии ООН по поддержанию мира Голубого каска эффективны ровно настолько, насколько эффективны обязательства тех стран, которые предоставляют войска. Сегодня около 70 000 миротворцев ООН находятся примерно в 15 регионах мира.

Некоторые утверждают, что миротворчество ООН должно ограничиваться разделением армий и мониторингом мирных соглашений после прекращения боевых действий. За последние полвека большая часть из почти 40 U.Такую форму приобрели Н. миротворческие миссии. Такие миссии были эффективны в таких местах, как Камбоджа и Сальвадор, где когда-то бушевали гражданские конфликты. Но должен ли мир стоять в стороне, пока враждующие группировки истребляют друг друга, а дети умирают от артиллерийских снарядов и голода?

С самого начала целью Организации Объединенных Наций было поддержание мира. Его эффективности сначала помешала холодная война. Его будущее зависит от поддержки стран-членов, особенно Соединенных Штатов.Неизвестно, насколько или насколько мало Соединенные Штаты будут поддерживать миротворческую деятельность ООН в будущем. Но, по словам Аббы Эбана, бывшего министра иностранных дел Израиля и дипломата ООН, «ничего не может случиться без американцев. Все может случиться с ними».

Для обсуждения и написания

  1. Как холодная война повлияла на роль Организации Объединенных Наций как миротворца во всем мире?
  2. Как большинство стран третьего мира в Генеральной Ассамблее изменило Организацию Объединенных Наций?
  3. Вы думаете, что У.N. миротворческие миссии должны следить за миром только после прекращения боевых действий, или они также должны вмешиваться, чтобы принудительно положить конец гражданским конфликтам?
  4. Считаете ли вы, что постоянная армия «голубого каски» под контролем Совета Безопасности должна быть создана для обеспечения мира во всем мире? Почему или почему нет?
  5. Как вы думаете, Организация Объединенных Наций - эффективная организация? Почему или почему нет?

Дополнительная информация

Домашняя страница Организации Объединенных Наций: Официальная домашняя страница штаб-квартиры Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке.

Система организаций Организации Объединенных Наций: на этом веб-сайте перечислены все организации Организации Объединенных Наций (ООН) с их сокращениями и городами, где расположены штаб-квартиры, а также другая полезная информация.

А С Т И В И Т И

Кто входит в Совет Безопасности?

В 1945 году в конце Второй мировой войны пять союзников по войне - Соединенные Штаты, Советский Союз, Китай, Франция и Великобритания - были избраны постоянными членами Совета Безопасности.Каждая из этих «великих держав» имеет право вето. Как вы думаете, какие страны мира входят в Совет Безопасности сегодня, более 50 лет спустя? Представьте, что ваш класс - Генеральная Ассамблея ООН, и вы собираетесь проголосовать за то, какие страны заслуживают быть членами Совета Безопасности, состоящего из пяти человек.

  1. Каждый студент должен провести исследование в одной из следующих стран: Бразилия, Китай, Египет, Франция, Германия, Великобритания, Индия, Россия, Южная Африка. Студенты должны написать убедительное эссе из трех абзацев о том, почему их страна заслуживает членства в Совете Безопасности.
  2. После того, как сочинения будут написаны, сформируйте группы по странам и обсудите лучшие аргументы. Выберите представителя, который представит аргументы.
  3. Представители должны представить аргументы. Все студенты могут задавать вопросы.
  4. Проголосуйте, какая из девяти стран должна войти в состав Совета Безопасности США.

Новой холодной войны не будет

В течение последних нескольких десятилетий китайские ученые, эксперты и дипломаты часто ложно обвиняли Соединенные Штаты в «менталитете холодной войны» по отношению к Китаю.Обычно они выдвигают эти обвинения, когда Вашингтон усиливает позиции вооруженных сил США в Азии или укрепляет военный потенциал своих союзников и партнеров в Восточной Азии.

Это правда, что в эпоху после холодной войны Соединенные Штаты и их союзники и партнеры в Азиатско-Тихоокеанском регионе участвовали в стратегическом соревновании в военной сфере с Китаем, который модернизировал свои силы и увеличивал их мощь. возможности проецирования. До сих пор Соединенные Штаты успешно удерживали материковый Китай от разрешения своих многочисленных споров о суверенитете в Восточно-Китайском море, Южно-Китайском море и через Тайваньский пролив с помощью силы.Верно и то, что Соединенные Штаты и их ближайшие союзники запретили продажу оружия и пытались ограничить передачу некоторых военных технологий Китаю.

До недавнего времени это было пределом возможности аналогии с холодной войной. Сдерживание Советского Союза и его союзников в 1950-е и 1960-е гг. В рамках холодной войны было комплексным усилием, выходящим за рамки военной сферы. Эти усилия были направлены на ограничение экономических контактов с этими странами и нанесение вреда их экономике у себя дома, в то же время подрывая их дипломатию за рубежом.Напротив, с начала эпохи реформ в Китае в 1978 году ни один субъект, кроме самого китайского народа, не сделал больше для содействия широкому экономическому развитию Китая, чем Соединенные Штаты. Открытые рынки США для китайского экспорта, крупномасштабные инвестиции США в китайскую промышленность и сотни тысяч китайских студентов в американских университетах - все это было необходимо для быстрого роста Китая и технологической модернизации. Более того, Соединенные Штаты попросили Китай играть более активную роль в международной дипломатии или, как выразился бывший заместитель госсекретаря Роберт Зеллик, использовать свой вес в качестве «ответственной заинтересованной стороны» на международной арене.Китай отвечал на приглашение только урывками, но мольба Зеллика опровергает представление о том, что Вашингтон десятилетиями пытался помешать Пекину получить большее международное влияние.

Теперь все может измениться, поскольку политические круги Вашингтона становятся все более воинственными. Особенно после того, как президент Дональд Трамп вступил в должность в 2017 году, многие американские комментаторы предсказывают новую холодную войну между США и Китаем. Они приводят в качестве доказательства не только усиливающееся военное соперничество в Индо-Тихоокеанском регионе (что на самом деле не ново), но и более новые явления: U.Южнокитайская торговая война и призывы к широкомасштабной экономической развязке; Внесение Вашингтоном Huawei и многих других китайских компаний и учреждений в так называемый список субъектов экспортного контроля Министерства торговли и список Управления по контролю за иностранными активами Министерства финансов, что в совокупности не позволяет компаниям и учреждениям США вести бизнес с этими китайскими организациями без лицензия; Стратегия национальной безопасности от декабря 2017 года, объединяющая Китай и Россию в качестве противников; и резкое описание администрацией Трампа международной экономической политики Китая как «хищнической».«COVID-19 вряд ли помог двусторонним отношениям. Вместо того, чтобы сотрудничать для решения общей проблемы, Соединенные Штаты и Китай боролись за то, кто виноват в пандемии и какая политическая система более способна на нее отреагировать.

Во второй половине 2020 года в различных выступлениях, правительственных документах, статьях и твитах администрация Трампа фактически объявила Китаю холодную войну. В нем утверждалось, что поведение Китая было направлено на свержение существующего либерального международного порядка и замену его гегемонией Китая.Представители администрации Трампа изображали Китай как реальную угрозу Соединенным Штатам и основным свободам, которые Вашингтон традиционно защищал. Они утверждали, что, как и в случае с Советским Союзом, единственное надежное долгосрочное решение для Соединенных Штатов - это возглавить глобальный альянс государств-единомышленников, чтобы ослабить Китай за границей и способствовать фундаментальным политическим изменениям внутри Китая.

Критики такой политики могут сказать, что Соединенные Штаты создают самоисполняющееся пророчество: объявляя холодную войну, Вашингтон без надобности ее создает.Но ничего похожего на американо-советскую и американо-китайскую холодную войну 1950-х и 1960-х годов не предвидится, независимо от того, какие стратегии принимают сами Соединенные Штаты. Холодная война представляла собой сложный комплекс взаимоотношений, в котором участвовали многие страны. Ни одна держава, какой бы могущественной она ни была, не может в одиночку развязать холодную войну.

НЕ ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

Стратегическое соперничество США и Китая, которое является реальным и несет в себе опасность, лишено трех основных и взаимосвязанных элементов холодной войны Соединенных Штатов с Советским Союзом и его союзниками: Соединенные Штаты и Китай не вовлечены в глобальную идеологическую борьбу за сердца и умы третьих лиц; сегодняшний в высшей степени глобализированный мир не может быть легко разделен на резко отделенные экономические блоки; Соединенные Штаты и Китай не возглавляют противоборствующие системы альянсов, подобные тем, которые вели кровавые прокси-войны в середине двадцатого века в Корее и Вьетнаме и создавали ядерные кризисы в таких местах, как Берлин и Куба.Без любого из этих трех факторов советско-американская холодная война была бы гораздо менее жестокой и опасной, чем она была на самом деле. Поэтому, хотя подъем Китая несет в себе реальные проблемы для Соединенных Штатов, их союзников и партнеров, эту угрозу не следует истолковывать неправильно. Голоса, призывающие к стратегии сдерживания холодной войны в отношении Китая, неправильно понимают природу китайского вызова и поэтому предписывают ответные меры, которые только ослабят Соединенные Штаты.

Если Вашингтон в одностороннем порядке примет анахроничную позицию «холодной войны» по отношению к Китаю, Соединенные Штаты оттолкнут союзников, которые слишком экономически зависят от Китая, чтобы проводить полностью враждебную политику.Хотя эти союзники разделяют многие законные опасения Вашингтона по поводу политики Пекина, большинство союзников и партнеров США не рассматривают Китай как экзистенциальную угрозу выживанию их собственных режимов. Если президент Джо Байден сохранит что-то вроде позиции администрации Трампа в отношении Китая в период холодной войны, Соединенные Штаты только ослабят себя, подорвав самое большое конкурентное преимущество, которое Соединенные Штаты имеют над Китаем: альянсы и партнерские отношения в области безопасности с более чем 60 странами, многие из которых являются самые технологически развитые государства мира.Сравните это с галереей партнеров Китая: на ум приходят Северная Корея, Иран, Пакистан, Судан и Зимбабве.

Кто-то может возразить, что реальная разница между холодной войной и современным американо-китайским стратегическим соперничеством заключается в ограниченной глобальной мощи Китая по сравнению с возможностями Советского Союза в 1950-х и 1960-х годах. Превосходство Соединенных Штатов над Китаем по общенациональной мощи во всем мире все еще остается значительным. Однако это может дать американцам лишь ограниченный комфорт.Еще в 2001 году я утверждал, что Китай создает серьезные асимметричные принудительные угрозы силам США и базам США в Восточной Азии, регионе геостратегического значения. Китай намного сильнее в регионе, чем был тогда, и уже намного сильнее любого союзника США в Азии.

Ни одна держава, какой бы могущественной она ни была, не может в одиночку развязать холодную войну.

Морские споры между Китаем и Японией, Тайванем и несколькими государствами Юго-Восточной Азии (включая U.Южный союзник Филиппин) представляют наибольший риск вовлечения США и Китая в прямой конфликт. К счастью, как недавно утверждал Ойстейн Тунсьо, кризисы и даже конфликты из-за таких морских споров, хотя и опасные, должны быть намного более управляемыми, чем обычный американо-советский конфликт на суше в Центральной Европе во время холодной войны. Государства не могут легко захватить и сохранить контроль над морской территорией. Более того, за важным исключением Тайваня, спорные острова, скалы и рифы возле Китая не являются заманчивыми целями для вторжения.

Помимо различия сил и географического положения, три других фактора делают современное американо-китайское стратегическое соперничество менее опасным, чем американо-советская холодная война. Если бы Соединенные Штаты и Китай были ведущими противостоящими и экономически независимыми блоками альянсов, основанными на принципиально противоположных идеологиях, стратегическое соперничество США и Китая быстро перешло бы на сушу и могло бы легко распространиться из Восточной Азии во все уголки земного шара. Даже если бы Китай был не в состоянии проецировать свою собственную военную мощь, чтобы бросить вызов Соединенным Штатам в отдаленных уголках мира, он мог бы поставлять, обучать и поддерживать идеологически совместимых пропекинских прокси, которые затем могли бы атаковать США.С. союзники и партнеры в тех регионах. Другими словами, нынешнее региональное соперничество США и Китая в Восточной Азии может стать глобальным. Это было бы больше похоже на холодную войну, поскольку локальные конфликты между американскими и китайскими марионетками будут поддерживаться американским и китайским ядерным оружием и обычными ударными вооружениями большой дальности.

К счастью, это все еще из области политической научной фантастики. Существует мало свидетельств того, что Китай пытается распространить идеологию по всему миру или что его отношения с другими странами основаны на идеологической лакмусовой бумажке.Некоторые наблюдатели многое сделали из заявления президента Си Цзиньпина на 19-м съезде партии в ноябре 2017 года, когда он утверждал, что путь Китая может быть альтернативой так называемому Вашингтонскому консенсусу. «Путь, теория, система и культура социализма с китайскими особенностями продолжали развиваться, прокладывая новый путь модернизации для других развивающихся стран. Он предлагает новый вариант для других стран и наций, которые хотят ускорить свое развитие при сохранении своей независимости », - сказал Си.Его заявление, похоже, направлено больше на оправдание формы правления и экономической политики Коммунистической партии Китая (КПК), чем на призыв к экспорту «китайской модели» за границу.

Последующие заявления Си после съезда партии подтверждают эту интерпретацию. В диалоге с мировыми политическими партиями, состоявшемся в декабре 2017 года в Пекине, приняли участие представители 300 политических партий из 120 стран. На Диалоге Си отрицал, что Китай экспортирует идеологическую модель, заявив: «Мы не« импортируем ( shuru ) »иностранные модели и не« экспортируем ( shuchu ) »китайскую модель; мы не можем требовать от других стран воспроизвести ( фучжи ) китайский образ действий.«Этот диалог стал бы отличной возможностью для Си проповедовать китайскую модель. Фактически, КПК в эпоху реформ постоянно добавляла термин «с китайскими особенностями» к своему описанию пекинского бренда так называемого социализма, который опирается на рыночные цены для роста и страдает от гораздо более высокого неравенства, чем большинство откровенно капиталистических государств. включая США. Трудно экспортировать модель, если ее сторонники говорят, что она требует глубоких корней в истории и культуре Китая.

ИЗМЕНЕНИЕ СЕРДЦА И РАЗУМА?

Пекин авторитарный и часто пугающе репрессивный у себя дома, он строит массовые лагеря «перевоспитания» в Синьцзяне и подавляет тибетцев, диссидентских политических голосов, журналистов и правозащитников. Однако в отличие от России, которая активно пытается подорвать демократию в Восточной Европе и за ее пределами, Китай, похоже, безразличен к внутренним структурам других стран. Вместо этого Пекин, похоже, гораздо больше озабочен позицией этих стран по отношению к правлению КПК у себя дома, спорами о суверенитете Китая и экономическим сотрудничеством с Китаем, в этом порядке важности.Отчет RAND искусно опровергает объединение администрацией Трампа России и Китая: «Россия - мошенник, а не ровня; Китай - ровесник, а не мошенник ». Бывший китайский дипломат, работающий в России, Ши Цзе так резюмировал разницу между Москвой и Пекином: «Китай и Россия имеют разные отношения. Россия хочет нарушить нынешний международный порядок ... Россия считает себя жертвой нынешней международной системы, в которой ее экономика и общество не развиваются. Но Китай выигрывает от нынешней международной системы.Мы хотим улучшить и изменить его, а не сломать ».

Однако, как и Москва, Пекин применяет нелиберальные методы влияния на общественное мнение во всем мире. Лаура Розенбергер, высококвалифицированный правительственный чиновник США, заявила на этих страницах, что Пекин применил Интернет-атаки в русском стиле, чтобы подорвать веру в демократию. Ее статья посвящена примерам кампаний по дезинформации в Гонконге, но ее уроки почти наверняка применимы и к Тайваню. Однако поведение Китая в этих регионах, которое он объявляет своим собственным, не похоже на политику Пекина за рубежом.Операции влияния Китая в зарубежных странах, таких как Австралия, Новая Зеландия и даже США, также приводились в качестве примеров идеологического ревизионизма. Хотя это вызывает беспокойство, они в корне отличаются от атак на демократию в Гонконге и Тайване. Во время кризиса COVID-19 пекинские дипломаты и представители средств массовой информации набросились на иностранные правительства и комментаторов, которые критиковали первоначальное отношение Китая к кризису и осуждали отсутствие прозрачности и свободы слова.То же самое относится к иностранной критике репрессий Пекина в отношении уйгуров в Синьцзяне или подавления инакомыслия со стороны китайских интеллектуалов, юристов, журналистов и активистов-правозащитников. Но вместо того, чтобы пытаться подорвать либеральные демократии этих стран, Пекин сосредоточил свои усилия на изменении отношения и политики этих стран к правлению КПК и предотвращении поддержки правительствами других участников во многих спорах Пекина о суверенитете, в том числе в Тайваньском проливе.

Отчет Института Гувера Стэнфордского университета, возможно, является наиболее яркой критикой попыток Китая повлиять на зарубежные страны.Однако даже в этом отчете утверждается, что цели Пекина в значительной степени направлены на защиту правления КПК от внешней критики, а не на экспорт авторитарной модели Китая за границу. Подход Китая не нацелен на сами иностранные демократии и далек от поддержки Мао или Сталиным коммунистической революции за рубежом.

Попытки Пекина получить влияние по-прежнему являются серьезной проблемой для свободных обществ, даже если они не являются основой новой холодной войны. Используя деньги для влияния на выборы и освещение в СМИ и оказывая давление на академиков и студентов, чтобы те заняли приемлемые для Пекина позиции по упомянутым выше темам, КПК наносит вред важным институтам в свободных обществах, даже если она не подрывает основы либеральной демократии в целом. .Этот вред потенциально достаточно серьезен, чтобы гарантировать бдительность не только правительств, но и академических лидеров и журналистов.

Подход Китая сильно отличается от поддержки Мао или Сталиным коммунистической революции за рубежом.

Элизабет Эконом отмечает, что местные органы власти Китая проводят для иностранцев курсы эффективности государственного управления. Некоторые из учеников - ученые и эксперты, а другие - правительственные чиновники из соседних государств. Китай также проводит занятия по управлению и экономическому развитию в авторитарных условиях, например, в Камбодже и Судане.Эта практика может быть ближе всего к авторитарному евангелизму КПК. Но было бы гораздо более тревожно и, вероятно, создать среду холодной войны, если бы Китай обучал проавторитарные партии и группы в других демократических странах тому, как захватить авторитарный контроль над своими государствами и разрушить демократию. Это было бы напоминать поддержку коммунистами советских и китайских международных коммунистических организаций в начале холодной войны. Текущие китайские образовательные программы, похоже, в первую очередь направлены на публичную дипломатию, демонстрирующую миру, что китайская модель управления работает и является законной, несмотря на критику со стороны Соединенных Штатов и других демократических стран по поводу отсутствия в Китае гражданских свобод и демократических выборов.

До прихода к власти Трампа внешняя политика США была более идеологической, чем у Китая. Эта тенденция, вероятно, вернется с приходом администрации Байдена. Соединенные Штаты поддержали демократизацию и прореформенные «цветные революции» в Северной Африке, на Ближнем Востоке, в Центральной Европе и Центральной Азии. Однако Трамп в значительной степени отказался от этой традиционной двухпартийной формы идеологического ревизионизма под лозунгом «Америка прежде всего». Трамп также отказался от либеральных институциональных реформ, таких как Транстихоокеанское партнерство, и даже выступил против существующих многосторонних экономических соглашений, заключенных Соединенными Штатами, таких как Всемирная торговая организация.Наконец, казалось, что Трампу комфортно иметь дело с иностранными диктаторами, и он был склонен критиковать либеральные демократии с такой же вероятностью, как и авторитарные государства. Таким образом, президентство Трампа еще больше оттолкнуло Соединенные Штаты и Китай от идеологической холодной войны 1950-х и 1960-х годов. Китай не экспортировал свою идеологию, как в эпоху Мао, а Соединенные Штаты больше не экспортировали свою идеологию в эпоху Трампа.

Наиболее близким к идеологически мотивированным усилиям администрации Трампа в Восточной Азии была кампания «Свободный и открытый Индо-Тихоокеанский регион» с участием четырех ведущих региональных демократий: США, Японии, Австралии и Индии.Этот так называемый четырехугольный алмаз безопасности был детищем премьер-министра Японии Синдзо Абэ и гипотетически мог создать своего рода географическую и политическую дугу вокруг Китая. Сотрудничество четырех стран в области безопасности улучшается, но все еще далеко от многостороннего альянса в стиле «холодной войны», особенно с учетом включения традиционно неприсоединившейся Индии и сильных экономических связей всех членов «четверки» с самим Китаем. Другие важные демократические союзники США в Азии, включая Южную Корею и Филиппины, похоже, не хотят иметь ничего общего с многосторонними усилиями по обеспечению безопасности, направленными на Китай, особенно идеологическими.Более того, фактические или потенциальные региональные партнеры США, такие как Таиланд после переворота и коммунистический Вьетнам, не имеют права на идеологически ориентированный альянс и не хотят выбирать между США и Китаем.

ЗАВЕРШЕНИЕ СОБСТВЕННЫХ ЦЕЛЕЙ

Подход Байдена к Китаю уходит своими корнями в восстановление испорченных отношений с союзниками и партнерами США. Многие из этих субъектов разделяют обеспокоенность США по поводу агрессивного поведения Китая за рубежом и его несправедливой экономической практики у себя дома.Сосредоточение внимания администрации Байдена на создании коалиции является разумным, но было бы ошибкой пытаться строить союзы и партнерства исключительно на общей идеологии или заставлять союзников и партнеров выбирать между Соединенными Штатами и Китаем.

Китайские эксперты уверены, что Пекин может предотвратить формирование окружающего альянса времен холодной войны в Индо-Тихоокеанском регионе. Они указывают на то, что Китай, а не Соединенные Штаты, является крупнейшим экономическим партнером для многих из самых важных союзников Соединенных Штатов в Азиатско-Тихоокеанском регионе, включая Японию, Южную Корею и Австралию.Ян Цземянь, брат высшего дипломата Китая Ян Цзечи, утверждает, что холодная война нарушит транснациональную производственную цепочку и будет слишком дорого обходиться союзникам США в Европе и Азии, которые ведут переговоры с Китаем независимо от Соединенных Штатов.

Несмотря на напряженность из-за споров о суверенитете в Южно-Китайском море, десять государств-членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) также экономически зависят от Китая. Китайские аналитики признают, что эти государства - плохие кандидаты на должность U.С. во главе с антикитайской коалицией. Эксперты также отмечают подозрительность друг к другу в Японии и Южной Корее. Эта напряженность усугубляется горькой историей японского империализма в Восточной Азии, а также тем, как современные политические деятели манипулировали, скрывали и воскрешали эти исторические воспоминания для получения политического преимущества на выборах.

В Пекине, май 2012 г.

Шеннон Стэплтон / Reuters

Администрация Трампа создала два новых источника трений с союзниками: торговые споры, инициированные Соединенными Штатами против их давних союзников - Японии, Кореи и Европейского Союза; и особенно спорные и часто публичные споры относительно разделения бремени внутри U.С. союзы. В случае Японии тарифы США на Китай и Японию в 2018 году привели к значительному потеплению японо-китайских отношений. Тарифы США на Японию нанесли ущерб интересам Токио, как и выход администрации Трампа из Транстихоокеанского партнерства. Однако менее широко признано то, что японские компании, как и американские, пострадали от тарифов США в отношении Китая, потому что многие японские и американские фирмы заканчивают производство в Китае или продают детали в цепочки поставок, конечной точкой которых является Китай, и США в качестве основного целевого рынка.В октябре 2018 года Абэ стал первым премьер-министром Японии, посетившим Китай за несколько лет. В целом дипломатические и экономические отношения между двумя самыми могущественными странами Азии, похоже, потеплели. То, что относится к Японии, относится и к Корее, где после начала американо-китайского торгового конфликта наблюдалось падение экспорта полупроводников, ключевой корейской отрасли.

Команда Байдена признает, что союзы и партнерства - самая сильная сторона США в конкуренции с Китаем.Было бы разумно избежать собственных целей администрации Трампа по ослаблению этих отношений, и это должно оказаться относительно легким. Однако со стороны Вашингтона было бы ошибкой предполагать, что партнеры и союзники США хотят встать на сторону Соединенных Штатов против Китая по многим вопросам или что они могут помочь Вашингтону замедлить экономический рост Китая или ограничить международное влияние Китая в качестве возглавляемой США страны. Система альянсов действовала по отношению к Советскому Союзу во время холодной войны.

Было бы ошибкой поставить U по центру.С. союзническая политика или многосторонняя дипломатия по идеологической борьбе с Пекином. Многие важные потенциальные партнеры США, такие как Вьетнам или Таиланд, не являются единомышленниками, и многие либеральные государства, которые являются потенциальными партнерами США, такие как Индия и Южная Корея, не хотят строить свое стратегическое сотрудничество с США на основе подход к Пекину с нулевой суммой. То же самое можно сказать и о многих государствах Европейского Союза. ЕС разделяет ряд опасений США по поводу жесткой дипломатии и напористости Китая в десятилетие после финансового кризиса 2008 года.ЕС находится в процессе разработки способов лучшей защиты государств-членов от кражи интеллектуальной собственности и шпионажа. В мартовском документе по безопасности от 2019 года Европейская комиссия даже назвала Китай «системным соперником, продвигающим альтернативные формы управления». Но в том же стратегическом документе Европейской комиссии подчеркивается необходимость сотрудничества и экономической интеграции с Пекином и даже «стратегического партнерства». А в конце декабря 2020 года ЕС заключил широкий двусторонний инвестиционный договор, который должен еще больше связать европейские экономики с Китаем в будущем.Вряд ли это холодная война.

ПРЕДЕЛЫ КИТАЙСКОГО ВЛИЯНИЯ

Перспектива создания альянса времен холодной войны по ту сторону разрыва между США и Китаем еще слабее. Китай поддерживает формальные союзнические отношения только с Северной Кореей и прочное партнерство в области безопасности с Пакистаном. Китай поддерживает особенно тесные отношения с некоторыми членами АСЕАН, особенно с Лаосом и Камбоджей. Тем не менее, эти отношения в основном мешали АСЕАН занять единую позицию против Китая в спорах по Южно-Китайскому морю.Они не укрепили способность Китая проецировать силу за границу или противостоять системе альянсов под руководством США в Восточной Азии. Одним из возможных исключений является Камбоджа, где Китай получил особые портовые права, которые могут способствовать постоянному присутствию там китайских военно-морских сил. Однако даже там камбоджийский постколониальный национализм выступил против такого исхода.

Благодаря крупной китайской инициативе «Один пояс, один путь» (BRI), запущенной в 2013 году, Пекин, вероятно, установит особые отношения с большим количеством азиатских и африканских государств, и глобальное влияние Пекина соответственно возрастет.Но эти особые отношения с гораздо большей вероятностью будут служить Пекину, не давая таким странам проводить политику, противоречащую интересам Китая, а не побуждая эти страны присоединиться к союзническим усилиям, чтобы нанести ущерб интересам США и их союзников. Эта реальность все еще может создавать проблемы для дипломатических усилий Соединенных Штатов и их союзников. Например, Греция, член НАТО, заблокировала жалобу ЕС на нарушение прав человека в отношении Китая после того, как китайский судоходный гигант COSCO вложил значительные средства в греческий порт Пирей в рамках BRI.Тем не менее, даже здесь Пекин, похоже, использовал свои особые отношения для защиты своей политической системы у себя дома, а не для превращения Греции в наступательную платформу против интересов безопасности НАТО.

С точки зрения Соединенных Штатов, наиболее важные отношения Китая в сфере безопасности связаны с Россией, еще одной великой державой, располагающей значительными военными средствами. Эти отношения сотрудничества включают совместные военные учения, продажу оружия и дипломатическое сотрудничество в Организации Объединенных Наций с целью заблокировать У.С. и союзнические усилия по оказанию давления или свержению лидеров, таких как президент Сирии Башар аль-Асад. Но китайско-российские отношения не достигают уровня настоящего союза. Трудно представить себе прямое участие Китая в борьбе России с Грузией или Украиной или в любом будущем конфликте в Прибалтике. Точно так же трудно представить, что российские вооруженные силы будут напрямую участвовать в конфликте через Тайваньский пролив или в других морских спорах в Восточной Азии. Фактически, Россия продает сложные системы вооружений Вьетнаму и Индии, соперникам в конфликтах за суверенитет Китая.

Самая сильная сила для сближения России и Китая - это их общее неприятие предыдущих администраций США, стремящихся к смене режима и так называемым цветным революциям в регионах, где правят репрессивные режимы. Китай не пытался подорвать демократию так, как это делает Россия, но он часто присоединяется к Москве на международных форумах, чтобы противостоять усилиям Соединенных Штатов и других либеральных демократий по оказанию давления на страны в связи с недостатками внутреннего управления и гуманитарными преступлениями.Китайско-российское сотрудничество по таким вопросам было наиболее сильным в Сирии, поскольку оба государства наложили вето на несколько проектов резолюций, критикующих режим Асада, и в Венесуэле, где Соединенные Штаты призвали к свержению режима президента Николаса Мадуро.

Китай действительно известен своими инвестициями в ресурсы и инфраструктуру в наиболее демократически неблагополучных частях мира. Не менее важно, что Китай экспортирует свои технологии наблюдения (такие как камеры с высоким разрешением и программное обеспечение для распознавания лиц) для получения прибыли, потенциально поддерживая некоторые из самых репрессивных правительств мира.Эта практика вызовет серьезную озабоченность, особенно если Соединенные Штаты откажутся от принципа «Америка прежде всего» и вернутся к своей традиционной позиции по укреплению демократии за рубежом при администрации Байдена. Тем не менее, Китай продает такое оборудование любому желающему покупателю, независимо от типа режима, поэтому было бы преувеличением сказать, что эта экспортная политика предназначена для распространения авторитаризма и подрыва демократии. Китай также ведет значительно больше деловых операций с развитыми экономиками мира, в том числе со многими либеральными демократиями, которые являются союзниками США или присоединились к ним в Азии и Европе.Фактически, согласно статистическому ежегоднику Китая за 2016 год, Соединенные Штаты и семь их союзников составляют восемь из десяти ведущих торговых партнеров Китая. Учитывая, что легитимность КПК внутри страны требует экономических показателей, Пекину было бы безрассудно отчуждать передовые либеральные демократии, которые поставляют ценные ресурсы для китайских производителей, помогают Китаю в его технологическом развитии и обеспечивают конечные рынки для промышленных товаров, производимых в Китае. Хотя Пекин и Россия продолжат сопротивляться У.С. пытается поддержать цветные революции, только Россия, которая гораздо менее интегрирована в глобальные производственные цепочки, скорее всего, поддержит распространение нелиберальных форм правления за рубежом.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Глобализация, взаимозависимость и транснациональное производство - это, конечно, улицы с двусторонним движением, и многие развитые экономики с либеральной идеологией зависят от Китая в своем экономическом благополучии. Китай является крупнейшим торговым партнером важных союзников США, а также главной целью их прямых иностранных инвестиций.И хотя многие из этих игроков нервничают по поводу того, что Китай отвернется от более обнадеживающей и умеренной внешней политики в области безопасности и экономики после финансового кризиса 2008 года, они все же не разделяют все более частое изображение Вашингтоном Китая как серьезной идеологической угрозы или угрозы безопасности. Вот почему призывы к отделению китайской экономики в стиле холодной войны не только нереалистичны, но и неразумны. Сеть Соединенных Штатов, состоящая из более чем 60 глобальных союзников и партнеров по безопасности, включает многие из самых передовых высокотехнологичных экономик мира, включая Австралию, Францию, Германию, Израиль, Японию, Сингапур, Южную Корею и Соединенное Королевство.Эта сеть безопасности, возглавляемая США, - это то, что дает Соединенным Штатам проекцию силы, необходимую для того, чтобы стать поистине глобальной сверхдержавой. Отсутствие в Китае подобной сети сильно ограничивает его прогнозируемую мощность. Многие партнеры США, вероятно, встали бы на сторону Соединенных Штатов, если бы растущий Китай стал агрессивным и экспансионистским.

Китайская элита почти наверняка знает об этом. Это одна из многих причин того, что растущий Китай остается относительно сдержанным. Китай не участвовал в перестрелках с 1988 года и не участвовал в полномасштабных войнах с 1979 года.Сдерживание работает и, вероятно, продолжит работать при правильном наборе военных и дипломатических условий. В отсутствие неожиданного поворота Китая к агрессивным военным авантюрам ни один союзник США не подписал бы проводимую США политику сдерживания времен холодной войны в отношении Китая. У самой администрации Трампа не было полного консенсуса в отношении целей политических инициатив, таких как торговая война между США и Китаем. Был ли план создать рычаги для дальнейшего открытия китайской экономики и тем самым более глубокой американо-китайской интеграции? U.Союзники S., которые сталкиваются с закрытием рынка, государственными субсидиями и международными нарушениями прав собственности, могут приветствовать этот план. Но если бы американские тарифы и другие ограничения были просто предназначены для замедления экономического роста Китая, что гораздо больше похоже на стратегию холодной войны, то Соединенные Штаты быстро потеряли бы поддержку союзников.

Однако при администрации Трампа сформировался консенсус, что в некоторых высокотехнологичных областях, таких как связь 5G, Соединенным Штатам и их союзникам было бы лучше отказаться от глубокой интеграции с некоторыми китайскими провайдерами, такими как Huawei.Здесь у администрации Трампа была сильная внутренняя поддержка обеих сторон в отношении политики, которая не позволила бы Соединенным Штатам и их ключевым партнерам по безопасности полагаться на китайские системы. Более того, гонка за установление исходных стандартов для 5G во всем мире имеет огромное значение для будущих бизнес-транзакций, следующего поколения отраслей, построенных на искусственном интеллекте (ИИ), и разработки будущих автоматизированных систем вооружений.

До прихода Трампа к власти Соединенные Штаты, возможно, вели более идеологически подогреваемую внешнюю политику, чем Китай.

В этих ограниченных, но важных секторах экономики конкуренция с Китаем в долгосрочной перспективе может выглядеть как американо-китайская холодная война с нулевой суммой. Арена высоких технологий может напоминать военную арену, поскольку в 1989 году было введено эмбарго на поставки оружия, когда Соединенные Штаты пытались сделать все возможное, чтобы ограничить прогресс Китая в области 5G и ИИ. Но даже двусторонняя борьба между Китаем и США за 5G демонстрирует низкую вероятность того, что мир разделится на четко разделенные экономические блоки.Несмотря на то, что большинство друзей и союзников в США понимают риски безопасности, связанные с тем, что такая китайская фирма, как Huawei, глубоко внедрена в их коммуникационную инфраструктуру, Соединенные Штаты изо всех сил пытались привлечь к себе таких близких союзников, как Великобритания и Германия, чтобы полностью отказаться от покупки Huawei. продукты и услуги. Способность Соединенных Штатов убедить государства-единомышленники исключить китайскую продукцию быстро уменьшилась бы, если бы усилия США расширились от бойкота узкого набора соответствующих телекоммуникационных технологий, явно связанных с национальной безопасностью, до бойкота гораздо более широкого набора технологий.Любая попытка просто навредить экономике Китая или побудить других отделить свою экономику от экономики Китая в двадцать первом веке потерпит неудачу.

Аналогичную поучительную историю можно было бы рассказать о том, что правительство США рассматривает почти всю внешнеэкономическую деятельность Китая, включая инвестиции в инфраструктуру, как «хищническую», как говорится в сводке Стратегии национальной обороны 2018 года. Такое решительное осуждение звучит пусто в Восточной Азии, Центральной Азии и Южной Азии, где Всемирный банк выявил более значительные потребности в инфраструктуре, чем может быть удовлетворена даже масштабная Инициатива «Один пояс, один путь».Вместо того, чтобы жаловаться на китайские займы, Соединенным Штатам и их союзникам следует конкурировать с Китаем в экономической дипломатии. Администрация Трампа поступила мудро, создав и обеспечив финансирование Конгресса (посредством Закона BUILD) для Международной корпорации финансирования развития с оборотом 60 миллиардов долларов. Однако, изображая американские деньги хорошими, а все китайские деньги хищными, Соединенные Штаты рискуют плохо конкурировать с Китаем на этой арене. Большинство стран по-прежнему будут приветствовать китайские инвестиции и обширные ноу-хау в строительстве инфраструктуры и не оценят, что Соединенные Штаты навешивают на них ярлык обманщика.

Точно так же Вашингтон утверждает, что Китай практикует дипломатию «долговой ловушки», создавая неприемлемые уровни долга в целевых странах. Однако это утверждение, вероятно, останется без внимания в Азии. Единственным серьезным примером прямого обмена долга на капитал была 99-летняя аренда китайцами шри-ланкийского порта Хамбантота. Это остается скорее исключением, чем правилом. Даже в этом случае сомнительно, что первоначальные усилия Пекина были в первую очередь направлены на создание долгового кризиса, которым можно было бы воспользоваться позже.Более того, если кто-то не желает финансировать новые проекты за счет прямых грантов, а не займов - а ни государства ЕС, ни Соединенные Штаты, похоже, не хотят этого делать - любые новые проекты повлекут за собой увеличение общего долга целевой страны, независимо от источник новых займов. А поскольку рыночные стимулы сами по себе не привлекают европейские и американские банки к инвестированию в азиатскую инфраструктуру, Китай часто является единственной игрой в городе. Ближайший азиатский союзник Соединенных Штатов, Япония, понимает эту реальность лучше, чем Соединенные Штаты.Япония не только увеличила свою собственную инфраструктуру и инвестиции в Азии, но также выразила готовность сотрудничать с усилиями Китая в области BRI в таких местах, как Индия.

ЧТО СМОТРЕТЬ

Жизненно важное положение Китая в глобальной производственной цепочке и отсутствие борьбы за идеологическое превосходство между авторитаризмом и либеральной демократией означают, что начало новой холодной войны маловероятно. Чтобы произвести что-то вроде американо-советской холодной войны, необходимо изменить два фактора.Если бы Китай начал сознательную кампанию по укреплению авторитаризма и подрыву демократий во всем мире, то союзники США и Китая быстро начали бы сталкиваться друг с другом. Если бы Пекин обменял части глобальной производственной цепочки на китайских, а не на иностранных производителей и меньше полагался бы на глобальные рынки, то Китай мог бы с большей готовностью согласиться с ценой идеологической борьбы. Такой результат также может произойти, если страны, помимо Китая, остро отреагируют на уроки пандемии COVID-19 и станут жертвами антиглобалистского национализма, который обращает вспять глобальные экономические тенденции, связывающие Китай и любую другую крупную экономику с транснациональной производственной цепочкой.

Соединенным Штатам и их многочисленным международным партнерам также следует изучить результаты недавней так называемой экономической модели двойного обращения Пекина. По крайней мере на словах, этот подход направлен на то, чтобы отдать предпочтение внутреннему потреблению и производству по сравнению с международными связями, хотя он явно оставляет значительные возможности и для последних. В другом направлении идет недавнее расширение финансового сектора Китая для инвестиционных банков США и двустороннее инвестиционное соглашение между КНР и ЕС в декабре 2020 года.

Если политики и ученые обеспокоены новой холодной войной, им следует изучить интеграцию Китая с сильно глобализированной экономикой и отрыв от нее. Им также следует изучить развитие внешней политики Китая в отношении международных конфликтов и гражданских войн, в которых либеральные политические силы противопоставляются авторитарным. Пока Китай не выйдет из своего недавнего прошлого по обоим пунктам, американо-китайская холодная война не произойдет.

Загрузка ...
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

Прокси-войны Во время холодной войны: Африка

После Второй мировой войны напряженность между коммунистическими и демократическими формами правления обострила отношения между Советским Союзом и Соединенными Штатами и стала идеологической основой холодной войны. Эта напряженность несколько раз почти выливалась в конфликт, особенно когда в конце 1950-х - начале 1960-х годов быстро продвигались распространение и испытания ядерного оружия. Обе страны сочли важным расширить свои сферы влияния, в основном за счет продвижения лидерства в «третьем мире», которое сочувствовало бы их причинам.Однако, возможно, более важной была способность иметь дружественные правительства, которые можно было бы использовать в качестве союзников для ведения обычных войн или обеспечения баз для размещения ядерных боеголовок в случае ядерной войны. Используя как дипломатическую, так и военную мощь, Соединенные Штаты и Советский Союз пытались вырезать области, которые можно было бы использовать в качестве плацдарма друг против друга.

Африканский континент, особенно его южная и центральная части, оказался плодородной почвой для такого рода вмешательств.Колониальные державы в регионе, такие как Англия, Португалия, Германия и Бельгия, начали приходить в упадок из-за огромных затрат, связанных со Второй мировой войной. Поскольку многие колонии вели борьбу за независимость, Соединенные Штаты, Советский Союз и Китай пытались заполнить вакуум власти деньгами и оружием. В результате могут произойти стычки и полномасштабные войны, так как две сверхдержавы будут вести прокси-войны, в результате которых погибнет много или

человека. Отголоски этих конфликтов еще больше дестабилизируют регион на долгие годы, что приведет к новым войнам, случаям геноцида и серьезной дисфункциональной экономике, шрамы от которых все еще можно увидеть сегодня.Несмотря на то, что войны через посредников происходили по всему миру - от Центральной и Южной Америки до некоторых частей Азии, в этой статье основное внимание уделяется войнам через посредников, которые происходили в центральной, восточной и южной частях Африки.

Кризис Конго (1960-1965)

Кризис Конго был периодом социальных, политических и военных потрясений во вновь образованной Республике Конго-Леопольдвиль (современная Демократическая Республика Конго, ранее Заир). Конго было бельгийской территорией с 1880-х годов.Сначала он находился в частной собственности короля Леопольда II (справа) и назывался Свободным государством Конго, а затем был переименован в Бельгийское Конго после того, как он был захвачен бельгийским правительством. При бельгийском правлении жизнь конголезцев была ужасной, миллионы умирали от голода, болезней и плохих условий труда.

Сопротивление началось в 1950-х годах и завершилось провозглашением независимости в июне 1960 года. Формально отделившаяся от Бельгии Республика Конго-Леопольдвиль получила задание сформировать правительство и подавить региональные и племенные распри изнутри.Эти проблемы усугублялись плохой экономикой и годами дестабилизации. Конголезское силовое трио Патрис Лумумба, Джозеф Каса-Вубу и Жозеф-Дезире Мобуту (позже переименованное в Мобуту Сесе Секо) практически сразу столкнулось с проблемами. Сектантское насилие и беззаконие вспыхнули в течение первых нескольких недель независимости, в основном между несколькими племенными группами, борющимися за власть. В результате были убиты десятки европейских граждан, в результате чего бельгийское правительство отправило войска обратно в Конго для сопровождения бельгийских граждан обратно в Европу.

При Лумумбе (слева), который стал первым премьер-министром, власть была консолидирована и централизована в столице Леопольдвиле. Правительство приобретало все более националистический и коммунистический тон, подавляя оппозиционные партии и сажая их лидеров в тюрьмы. Это привело к отделению провинции Катанга под руководством Моиса Чомбе. Чомбе был относительно прозападным лидером и заманчивым союзником США, которые все больше беспокоились о событиях в Конго.Советский Союз тоже увидел возможность в Лумумбе, и была создана почва для прокси-войны, которая продлится пять лет. Главной заботой обеих стран было не благополучие конголезского народа или даже не финансовая выгода. Скорее, обе страны были обеспокоены тем, что богатые урановые рудники в южных районах Конго перейдут под контроль друг друга. Хотя и Соединенные Штаты, и Советский Союз имели свои собственные урановые месторождения, уран, расположенный в Конго, был чрезвычайно ценным, учитывая его высокое качество.Фактически, большая часть урана, использованного в атомной бомбе «Маленький мальчик», была добыта на конголезских шахтах.

После того, как Лумумба отказался от помощи Запада в борьбе с повстанческими группировками на юге Конго, он обратился к Советам, которые предоставили ему оружие и военных советников. Это решение встревожило официальных лиц в Соединенных Штатах, которые теперь полагали, что подающая надежды нация официально станет коммунистической. Это обеспечит Москву важнейшими месторождениями урана, в то же время лишив Соединенные Штаты их самых процветающих заграничных рудников.

В ходе государственного переворота военные советники США помогли Мобуту (справа) и бельгийским оперативникам свергнуть Лумумбу. [1] Затем Лумумба был арестован и доставлен в Катангу, где он и несколько других его сторонников были казнены без суда и следствия. Соединенные Штаты предоставили дополнительную помощь Мобуту, который будет править страной железной рукой до 1997 года.

Кризис в Конго позволил взглянуть на внешнюю политику Советского Союза и Соединенных Штатов на африканском континенте на следующие тридцать лет.Ни одна из сторон не желала напрямую взаимодействовать друг с другом с помощью военной силы, но обе были готовы послать помощь, оружие и советников для поддержки своих режимов. Конголезский конфликт и более поздние прокси-войны были сосредоточены на физических ресурсах, но также велись из-за политической идеологии, экономики и географической стратегии.

Огаденская война (1977-1978)

Огаденская война представляла собой восьмимесячное военное столкновение между Временным военным правительством Социалистической Эфиопии (Дерг) и Сомалийской Демократической Республикой при поддержке Фронта освобождения Западного Сомали (WSLF) ).Конфликт имел свои корни в территориальном разделе после окончания Второй мировой войны и обретения Сомали независимости от Италии и Великобритании в 1960 году. Огаденская война была важна в контексте холодной войны не потому, что имел место прямой конфликт между Советским Союзом и США. поддержанные силы. Скорее, отсутствие американского вмешательства со стороны сомалийского режима и общественные последствия нерешительности президента Джимми Картера противостоять коммунистической агрессии привели к постепенному ослаблению разрядки между Соединенными Штатами и Советским Союзом.

Раздел Африканского Рога привел к тому, что многие этнические сомалийцы оказались в соседних странах Эфиопии, Кении, Джибути и Эритрее. Хауд, ценный пастбищный район кочевых сообществ, находился в Огадене. Юридически являясь частью Эфиопии, Огаден был домом для большинства сомалийского населения. Первоначально сомалийцам была предоставлена ​​автономия под британским колониальным правлением, но это право было отменено, когда британские левые и Эфиопия потребовали суверенитета над регионом. Почти сразу же был сформирован WSLF, который начал партизанскую войну против эфиопских войск.

Менее чем через десять лет после того, как Сомали была объявлена ​​суверенным государством, в Сомали произошел военный переворот, в результате которого к власти пришел генерал Мохамед Сиад Барре. Объявив себя президентом, Барре учредил Высший революционный совет, коммунистическую хунту, которая распустила Верховный суд и приостановила действие Конституции. Советское финансирование Сомали, начавшееся в 1963 году, неуклонно увеличивалось. Целью советской помощи было в конечном итоге создание военно-морской базы в Бербере; это позволило бы Советам получить прямой доступ к Аденскому заливу и Красному морю, что, в свою очередь, облегчило бы морскую торговлю с богатыми нефтью арабскими странами на севере.

Эфиопия, к западу от Сомали, была одной из немногих африканских стран, которые никогда не подвергались колонизации (она была оккупирована фашистской Италией в 1936-1941 годах). После конца династии Соломоновых островов, когда император Хайле Селассие был свергнут и заменен марксистско-ленинским Дергом, Эфиопия на несколько лет погрузилась в политический хаос. Общая стабильность вернулась, когда Менгисту Хайле Мариам взял полный контроль над Дерг в 1977 году.

Увидев возможность вернуть Огаден и укрепить поддержку своего недавно сформированного правительства, Барре (внизу справа) присоединился к силам ВСФЛ и вторгся в Огаден в июле 1977 г.За один месяц силы Барре захватили 60-70% Огадена и, казалось, были готовы к военной победе. На тот момент обе стороны все еще поддерживались Советским Союзом и использовали советские средства и оружие для борьбы друг с другом. Однако Советский Союз решил перенести основную поддержку из Сомали в Эфиопию. Оружие, деньги, 1500 советских советников и 15000 кубинских солдат прибыли в сельскую местность Эфиопии в попытке остановить сомалийское наступление, что они и сделали.

Барре немедленно осудил Советский Союз и разорвал отношения со всеми коммунистическими странами, кроме Китая и Румынии.Затем он удалил всех советских дипломатов в стране, пытаясь заручиться поддержкой Запада. По словам Барре, Соединенным Штатам необходимо «выполнить свою моральную ответственность перед Сомали» не только на словах [2]. Хотя Соединенные Штаты перешли в денежную поддержку Сомали, вторжение в Огаден было осуждено американским руководством как провокационное, и никакие наземные силы или советники не были привлечены к Барре [3].

Президент Картер считал, что проблему следует решать на региональном уровне, а не на международном уровне.Пока еще свежи воспоминания о Вьетнаме, он не хотел чрезмерно увлекаться далеким конфликтом и не хотел нарушать тонко сбалансированную разрядку, существовавшую после Кубинского ракетного кризиса. Картер неоднократно просил советских официальных лиц, таких как министр иностранных дел Андрей Громыко, выйти из конфликта и позволить разрешить его дипломатическим путем. Однако его желания мы так и не выполнили, и кубинские и советские войска отбросили Сомалийскую национальную армию обратно через Огаден.

Война в Огадене закончилась разгромом, и к марту 1978 года все сомалийские силы были выведены с территории Эфиопии.Война вызвала трудности в обеих странах, и каждая из них пережила жестокие гражданские войны (в Сомали продолжается и по сей день). В контексте холодной войны конфликт в Огадене казался победой коммунистического дела. Американская общественность, а также некоторые члены Конгресса и собственный кабинет Картера не согласились с действиями (или их отсутствием), которые он предпринял, чтобы помочь сомалийцам. Многие аналитики полагают, что консервативная волна на президентских выборах 1980 года во многом была вызвана внешнеполитическими неудачами президента Картера, одна из которых, по крайней мере, по мнению общественности, произошла в Огадене.[4]

Советы воодушевились своим успехом и попытались оккупировать Афганистан в 1980 году. В результате разрядка окончилась, и Соединенные Штаты и Советский Союз вступили во вторую фазу холодной войны.

Гражданская война в Анголе (1975-2002)

Гражданская война в Анголе - это продолжительный конфликт в юго-западной африканской стране, который распространился на несколько соседних стран, включая Демократическую Республику Конго и Намибию. Конфликт велся по этническим и политическим мотивам, но включал иностранное вмешательство со стороны США, Советского Союза, Китая, Кубы и Южной Африки.Это лучший пример настоящей прокси-войны времен холодной войны на африканском континенте, и ее первые годы в конечном итоге будут определять внешнюю политику южной части Африки для последующих конфликтов.

Война началась после вывода португальских войск после Войны за независимость Анголы. 1974-1975 годы стали известны как ангольский кризис, поскольку вакуум власти, созданный во вновь образованной стране, уступил место борьбе между несколькими военными и политическими группировками. Существовали три партии: Народное движение за освобождение Анголы (МПЛА), которое было марксистским по своей природе и поддерживалось Советским Союзом и Кубой; Национальный фронт освобождения Анголы (FNLA), который поддерживался Соединенными Штатами; и Национальный союз за полную независимость Анголы (УНИТА), который вышел из состава ФНЛА и которому Китай помог противодействовать советской помощи МПЛА.МПЛА возглавлял Агостиньо Нето, ФНЛА - Холден Роберто, а УНИТА - Жонас Савимби.

К середине 1975 года МПЛА вынудило ФНЛА и УНИТА, которые вскоре после подписания договора о союзничестве друг с другом, повернуть на юг к границе Анголы и Юго-Западной Африки (современная Намибия). Правительство апартеида Южной Африки, надеясь ограничить левую активность в регионе, одобрило использование сухопутных войск для поддержки отступающих сил ФНЛА и УНИТА и предотвращения возможного разгрома. После непродолжительного наступления в рамках недавно сформированной коалиции Советский Союз и Куба удвоили защиту правительства МПЛА.Советы увеличили свою экономическую помощь, в то время как кубинцы первоначально направили в регион около 15 000 сухопутных войск, число которых за год выросло почти до 36 000. В ответ Соединенные Штаты продолжили оказание собственной помощи силам УНИТА и ФНЛА, а также заявили о своей поддержке южноафриканских маневров. Война теперь велась напрямую между капиталистическими и коммунистическими странами, а также поддерживалась двумя сверхдержавами мира.

Интервенция Соединенных Штатов в Анголе во многом определялась несколькими факторами.Во-первых, как и во Вьетнаме, американские лидеры, такие как госсекретарь Генри Киссинджер, считали, что коммунистический переворот в Анголе приведет к «эффекту домино» в остальной части юга Африки. Эта вера была усилена политическими и экономическими потрясениями в соседних странах Родезии (Зимбабве), Заире и Юго-Западной Африке. Если Ангола падет, опасались, что Советы, Куба и, в меньшей степени, Китай почувствуют себя достаточно смелыми, чтобы вдохновить на революцию, которая была панафриканской и коммунистической по своей природе, а не национально-ориентированной и ориентированной на капитализм, на всем африканском континенте. .

Во-вторых, на шельфе северной половины страны находятся огромные нефтяные месторождения. Ни Соединенные Штаты, ни Советский Союз не хотели, чтобы такие резервы попали в руки друг друга. Ангольская нефть потенциально может принести пользу обеим странам с экономической точки зрения, а также может помочь сократить расходы на военные операции на континенте, если они возникнут в будущем.

В-третьих, ЦРУ опасалось, что Советский Союз пытается создать военную базу в Анголе. Такое беспокойство было основано на исторических свидетельствах . Советы поддержали переворот 1977 года под руководством бывшего министра внутренних дел Анголы Нито Алвеса. Алвес представлял себе глобально интегрированное коммунистическое государство Анголы, тесно связанное с Советским Союзом. Он несколько раз безуспешно пытался просить Нето, председателя МПЛА, построить военные объекты для Советов в Анголе, относительно близко к Западному полушарию. Хотя Алвес был в конечном итоге казнен Нето после переворота Нитиста (имя, данное последователям Алвеса), американские официальные лица знали, что Ангольская война представляла реальную угрозу его интересам по всей Африке.

К 1976 году FLNA распалась, поскольку Соединенные Штаты переключились на поддержку сил УНИТА. Напряженность между МПЛА и УНИТА и, следовательно, между Советским Союзом и Соединенными Штатами, соответственно, нарастала в середине 1980-х годов. С 1987 по 1988 год Гражданская война в Анголе завершилась битвой при Куито-Куанавале. МПЛА напрямую поддерживалось кубинскими солдатами и косвенно советскими советниками и вооружением, в то время как УНИТА напрямую поддерживался силами обороны ЮАР и косвенно американскими деньгами и оружием.Обе стороны заявили о победе после семимесячной перестрелки. В конечном итоге из-за экономических ограничений и растущего числа жертв руководство МПЛА и УНИТА начало мирные переговоры.

Гражданская война в Анголе имела решающее значение, потому что она наиболее ярко представляла собой столкновение идеологий между капитализмом и коммунизмом на африканском континенте. Для американских интересов это было наиболее важно, потому что советские военные объекты не были размещены на западном побережье Африки. Гражданская война также дестабилизировала юг Африки, вызвав крупные кризисы с беженцами, рост межэтнической напряженности и недовольство, основанное на прежних политических пристрастиях.Сочетание этих факторов привело к конфликтам в соседних странах, вызвав еще несколько гражданских войн и завершившихся Второй войной в Конго 1998 года, также известной как Мировая война в Африке.

Война на границе с Южной Африкой / Война за независимость Намибии (1966–1990)

Война на границе с Южной Африкой, также известная как Война за независимость Намибии, была продолжительной битвой между правительствами нескольких стран и партизанскими движениями. По сути, война была битвой за независимость Юго-Западной Африки (ныне известной как Намибия) от Южной Африки, находящейся под британским влиянием.Большая часть боевых действий происходила недалеко от границы между Анголой и Намибией. Из-за этого Пограничная война стала неразрывно связанной с Гражданской войной в Анголе; часто эти два аспекта сливались в одну битву, основанную на идеологических линиях холодной войны.

Основными воюющими сторонами в войне было правительство ЮАР в лице Сил обороны ЮАР (SADF) при поддержке УНИТА, FLNA и американского оружия против Народной организации Юго-Западной Африки (SWAPO) при поддержке МПЛА, кубинские военные и советские советники.

Юго-Западная Африка изначально была колонией Германской империи. В рамках битвы за Африку Германия оккупировала эту территорию в 1884 году. Под властью Германии народ Юго-Западной Африки столкнулся с жестоким режимом, который, начиная с 1904 года, осуществил несколько крупных массовых убийств (часто считающихся геноцидом) народов гереро и намаква

После Первой мировой войны Германия была вынуждена отказаться от своих колониальных владений, и Юго-Западная Африка стала административным районом под опекой Южной Африки.С начала 1920-х до середины 1960-х годов ЮАР несколько раз пыталась полностью аннексировать территорию Юго-Западной Африки, но каждый раз терпела неудачу. Однако влияние Южной Африки на Юго-Западную Африку, особенно при правительстве апартеида, продолжало расти и отчуждать народ Юго-Западной Африки.

Партизанская война началась в 1966 году, когда небольшие отряды поддерживаемых СВАПО повстанцев, получивших название Народно-освободительная армия Намибии (ПЛАН), основали базовые лагеря в зарослях северной Намибии.Несколько их рейдов были отражены в течение следующих двух лет, но из-за боевых действий Генеральная Ассамблея ООН отозвала мандат Южной Африки в этом районе. Все больше САДФ и южноафриканской полиции устремились в Юго-Западную Африку, чтобы умиротворить регион, что усилило антиюжноафриканские настроения. К 1970 году поддерживаемые СВАПО ополчения появились на большей части территории страны и начали жесткую партизанскую кампанию, сосредоточенную вокруг минной войны.

К середине 1970-х годов ограниченные стычки в зарослях превратились в полномасштабные военные операции, проводимые при поддержке союзников по Западному и Восточному блокам.Ангола стала независимой после революции гвоздик в 1974 году, и страна погрузилась в гражданскую войну. Границы между Анголой и Юго-Западной Африкой практически перестали существовать, и в пределах Анголы были созданы многочисленные военные лагеря СВАПО. МПЛА одержало верх в Анголе, предложив стратегического союзника СВАПО, так же склоняясь к коммунистам.

Министр обороны ЮАР П.В. Бота считал, что Юго-Западная Африка служила эффективным буферным государством между коммунизмом и Южной Африкой.Однако, если Юго-Западная Африка падет, Южная Африка станет следующей логической областью для проникновения коммунизма - действительно, многие черные южноафриканцы сочувствовали коммунизму, который обещал процветание для всех по сравнению с жесткой и расистской инфраструктурой апартеида, которая гарантировала угнетение черных.

Соединенные Штаты тоже рассматривали Южную Африку как последний оплот дружественного капиталисту правительства на юге Африки. Соединенные Штаты смогли предложить лишь ограниченную помощь Южной Африке, поскольку полноценное спонсорство расистского режима было бы непопулярно среди демократических обществ во всем мире.

Используя тайные военные операции и постоянные поставки ресурсов, Соединенные Штаты пытались укрепить SADF в достаточной степени, чтобы сохранить власть над Юго-Западной Африкой. Наиболее эффективным способом сохранения контроля САДФ над Юго-Западной Африкой было продвижение сил СВАПО в Анголу, а затем продолжение атаки там. Именно это и сделали несколько громких миссий, в том числе операция «Саванна», операция «Протея» и операция «Аскари». В большинстве случаев САДФ смогли сокрушить объединенные силы СВАПО, МПЛА и кубинских боевиков при поддержке советских советников из-за превосходящего вооружения, предоставленного САДФ Соединенными Штатами.

Однако война продолжалась и в 1980-е годы, и с каждой эскалацией со стороны САДФ кубинцы и Советы удваивали силы в защите территории СВАПО и МПЛА. Хотя южноафриканские войска причинили гораздо больше потерь, чем получили, внутренняя поддержка конфликта ослабла, поскольку конца не было видно. Американская поддержка тоже пошла на убыль, и начались переговоры между советскими и американскими советниками о прекращении огня. Переговоры продолжались до конца 1980-х годов, и в Трехстороннем соглашении 1988 года было объявлено официальное прекращение огня.В нем оговаривалось, что кубинские войска будут выведены с африканского континента, силы САДФ покинут Юго-Западную Африку, а открытые выборы будут проведены в Юго-Западной Африке.

Намибия получила и подтвердила свою независимость в 1990 году. В контексте холодной войны наследие южноафриканской пограничной войны стало примером напряженности между Соединенными Штатами и Советским Союзом. Однако действия обеих стран показали, как общественное мнение может влиять на государственную политику с течением времени. Когда началась война, напряженность между двумя странами была высокой, но на протяжении двадцатичетырехлетнего конфликта то ослабляла, то нарастала.К началу 1990-х годов и США, и Советский Союз увидели уменьшение поддержки у себя дома - особенно в Советском Союзе, где экономика разваливалась по швам - для дорогостоящей борьбы за границей.

Наследие

Эти прокси-войны на африканском континенте представляют собой лишь небольшую часть глобального масштаба «холодной войны». Идеологическая война между коммунизмом и капитализмом унесла миллионы жизней и стоила неисчислимых сумм денег. К сожалению, для большинства африканских стран, вовлеченных в эти конфликты, их внутренние проблемы были второстепенными для США и СССР.Из-за этих конфликтов многие страны в центральной, восточной и южной частях Африки были дестабилизированы экономически, политически и социально. Распространенные проблемы, порождаемые этими конфликтами, сохраняются по сей день и демонстрируют болезненное наследие холодной войны.


[1] Крис Холлингтон, Волки, шакалы и лисицы: Убийцы, изменившие историю (Нью-Йорк: Thomas Dunne Books, 2007), 50–65.

[2] Анон, «Сомали утверждает, что два города были атакованы эфиопскими самолетами» Washington Post , 29 декабря 1977b.

[3] Сайрус Вэнс , «Трудный выбор: критические годы во внешней политике Америки» (Нью-Йорк: Саймон и

Шустер, 1983), 83.

[4] Джерел Росати , Взлет и падение Америки прежде всего Внешняя политика времен холодной войны. В книге Джимми Картера: Зарубежные

Политика и постпрезидентские годы, под ред. Герберт Розенбаум и Алексей Угринский (Вестпорт, Коннектикут:

Гринвуд, 1994).

Ресурсов для основных кризисов холодной войны - основных кризисов холодной войны

Полковник Гамаль Абдель Насер, один из участников конференции неприсоединившихся африканских и азиатских стран, состоявшейся в Бандунге в 1955 году, стремился к объединению арабский мир вокруг Египта, президентом которого он стал в июне 1956 года.Чтобы стимулировать экономическую и сельскохозяйственную трансформацию страны, он планировал строительство огромной плотины в Асуане, но Соединенные Штаты, несмотря на то, что рассматривали Насера ​​как предпочтительную альтернативу коммунизму, отказались внести свой вклад в огромные затраты на строительство. Итак, 26 июля 1956 года Насер объявил о своем намерении национализировать компанию Суэцкого канала. Большинство акционеров этого жизненно важного международного водного пути составляли французы и британцы, и срок их концессии истекал не раньше 1968 года.По мнению Насера, доходы от эксплуатации канала были необходимы, чтобы позволить Египту финансировать строительство Асуанской плотины.

Франция, возмущенная помощью, оказанной Египтом алжирским повстанцам, и Великобритания, которая хотела сохранить свой контроль над стратегически важным Суэцким проходом, решили начать совместную военную атаку с целью восстановления контроля над администрацией канала. . Их поддерживал в военном отношении Израиль - государство, которое с момента своего создания в 1948 году ощущало прямую угрозу со стороны любого намёка на арабский экспансионизм или подкрепление.29 октября 1956 года израильские войска заняли Синайский полуостров, жизненно важный район для защиты еврейского государства. Неделю спустя англо-французские войска высадились в Порт-Саиде. Операция была полностью успешной - египетская армия потерпела поражение за несколько дней, хотя Насер приказал потопить около сорока кораблей, чтобы полностью заблокировать Суэцкий канал.

Однако мировые державы совершенно не оценили действия Франции и Великобритании.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *