Театр во времена шекспира: Что представлял собой театр во времена Шекспира? | доклад, реферат, сочинение, сообщение, отзыв, статья, анализ, характеристика, тест, ГДЗ, книга, пересказ, литература

Содержание

Что представлял собой театр во времена Шекспира? | доклад, реферат, сочинение, сообщение, отзыв, статья, анализ, характеристика, тест, ГДЗ, книга, пересказ, литература

Во-первых, он от­личался особенным расположением и устройством сцены, которая напоминала либо трапецию, либо овал и выдавалась глубоко в партер. Это создавало иллю­зию площадного действа, во время которого актёры, со всех сторон окружённые зрителями, выступали на обычных повозках. Такой эффект усиливало и отсутс­твие привычного для современного зрителя театрального занавеса. На самой же сцене, как правило, находились люки, из которых время от времени появлялись актёры, исполняющие роли призраков или других фантастических существ. Деко­рации практически отсутствовали, но обязательным элементом оформления сце­ны был балкон, на котором происходили самые разнообразные действия (вспом­ните сцену на балконе из изученной вами в 8 классе трагедии «Ромео и Джульетта»).

Во-вторых, для шекспировского театра была характерна особая исполнительская манера.

Актёры часто импровизировали, отвечали на шутки зрителей. Большое вни­мание уделялось постановке голоса, зву­чание которого должно было напоминать музыку. Чтобы снять напряжение зрителей после сцен большого драматического на­кала, на подмостки выходили шуты.

Как и в эпоху античности, женские роли в театре времён Шекспира исполняли ис­ключительно юноши.

Труппа, актёром которой был Шекспир, построила для своих вы­ступлений большое здание театра, вошедшее в историю под названием «Глобус». Его украшала вывеска со словами, ставшими афоризмом: «Весь мир лице­действует». Спектакли этой труппы пользовались большим ус­пехом, её актёров приглашали играть при дворе королей, и в 1603 году она была удостоена почётного звания «Королевские слуги». Во многом это стало возможным благодаря её талант­ливому драматургу, с 1599 года ставшему также и совладель­цем театра. «Почти без помощи декораций, опираясь лишь на силу воображения, которое Шекспир пробуждал в зрителях, он мог заставить их увидеть в пустом пространстве сцены це­лую вселенную — далёкие и близкие страны, от Италии до Бермудских островов, прошлое и настоящее человечества — от Древнего Рима до Англии XVI в.

».

Театральная деятельность позволила Шекспиру накопить деньги и купить недвижимость в Лондоне и родном Стрэтфорде, куда он вернулся на постоянное проживание прибли­зительно в 1613 году. Именно в этом городке было суждено найти своё последнее пристанище великому поэту, чей гений настолько потряс мир, что до сих пор заставляет его лучшие умы думать над вопросом: «А был ли Шекспир?». Ведь не со­хранилось не только никаких рукописей, но даже строки, на­писанной его рукой. Наиболее весомым поводом для сомнений стало странное завещание, обнаруженное спустя полтора века после смерти поэта. Оно не содержало ни одного факта, ука­зывающего на то, что его автор имел какое-либо отношение к литературе. В результате анализа этого документа у мно­гих учёных сложилось впечатление, что его составил самый обычный горожанин. Такие предположения были подкрепле­ны и другими свидетельствами, например, о необразованности Шекспира. Это и способствовало возникновению так называ­емого 

«шекспировского вопроса», сущность которого состоит в сомнении: был ли уроженец Стрэтфорда-на-Эйвоне Вильям Шекспир автором изданных под его именем произведений? Материал с сайта //iEssay. ru

Исследователи, отвечающие на этот вопрос отрицательно, называют более 30 претендентов на высокое право считаться создателем непревзойдённых литературных шедевров. Чаще других встречаются имена таких известных англичан, как королева Елизавета I, мыслитель Фрэнсис Бэкон, драматург Кристофер Марло, графы Дерби, Оксфорд и Рэтленд. Россий­ский литературовед И. Шайтанов отмечает: «Каждый год по­является новая сенсация. Однако сегодня можно сказать, что горожанин из Стрэтфорда-на-Эйвоне и лондонский актёр Ви­льям Шекспир (хотя его жизнь действительно овеяна тайна­ми) остаётся наиболее вероятным претендентом, намного пре­восходящим остальных. А его пьесы, к счастью, дошедшие до наших дней, неизмеримо увлекательнее любых детективных догадок по поводу их авторства».

На этой странице материал по темам:
  • театр во времена шекспира
  • театр во время шекспира
  • что представлял собой театр во времена шекспира
  • что представляет собой театр шекспира
  • театр шекспира краткое описание

Английский театр эпохи Шекспира — Русская историческая библиотека

Вместе с развитием в Англии драматической поэзии улучшалась и сценическая постановка пьес.

Великое значение драм Шекспира вызывает интерес к устройству театра в его время. Знание сценической обстановки необходимо для понимания драм Шекспира, как драмы Софокла и Еврипида становятся понятны только при знании устройства греческого театра. Английская драма подобно греческой произошла из религиозных спектаклей. Католическая церковь допускала в мистериях и моралях комический элемент; реформация не терпела его. Англия приняла кальвинизм в смягченной форме, данной ему правительством. Король и аристократия, по понятиям которых были установлены учреждения англиканской церкви, не имели ничего против театра, даже покровительствовали ему; благодаря их готовности расходовать деньги на спектакли прежние труппы любителей заменились трупами профессиональных артистов. Певчие королевской капеллы давали спектакли при дворе Елизаветы. Под покровительством вельмож сформировались другие труппы актеров, дававших спектакли в больших городах и в сельских дворцах аристократов; некоторые труппы получали право называться королевскими; они давали спектакли в гостиницах, утверждая, что это разрешается им по привилегии их титула.
Около актеров собирались в гостиницах люди беспорядочной жизни; они составляли значительную часть публики, особенно в лондонских театрах. Лондон уже и тогда превосходил все города Европы многолюдством и богатством; в нем были тысячи холостых людей, не имевших недостатка ни в досуге, ни в деньгах на развлечения. Ремесленники, работники верфей и фабрик наполняли двор, на котором стояла сцена английского театра той эпохи. Публика еще более бедного класса занимала галерею; это были матросы, слуги, уличные женщины.

Театр был местом собрания всех классов английского общества. Для простого народа было в Лондоне много плохих театров. Но кроме них было несколько других для высших классов, там, в первом ряду партера, впереди актеров, свободных от игры в тот вечер, поэтов и критиков сидели знатные покровители драматического искусства, большею частью молодые неженатые вельможи, приезжавшие смотреть на сцене то, что занимало их в жизни: военные подвиги, любовные приключения, придворные интриги.

Эти молодые вельможи не интересовались пьесами из истории реформации, которые любило среднее сословие. Они дружили с актерами, не забывая в их кругу своего превосходства над ними по общественному положению. Были такие покровители и у Шекспира. Они держали себя дерзко не только с актерами, которых удостаивали своего приятельства, но и с театральной публикой. Для многих из них ставились кресла на самой сцене и между кулисами; некоторые не сидели там на креслах, а лежали на разостланных для них коврах. Публика курила, пила пиво, ела яблоки, грызла орехи, а в антрактах играла в карты, развлекалась и волокитством. На нижней из двух галерей театра Глобус сидели те женщины лёгкого поведения, которые были на содержании у богатых и знатных людей; эти дамы держали себя очень бесцеремонно. Позади них садились и некоторые жены фабрикантов, купцов, но закрыв лица масками. Вообще посещать театр считалось неприличным для честных женщин. Актрис не было, женские роли играли юноши-подростки. Необходимо знать это, чтобы понимать, почему у Шекспира даже героини драм часто употребляют неприличные выражения; да и многие черты содержания его драм объясняются отсутствием скромных женщин.
Для знатной публики он выводит на сцену государей, государынь, знатных господ и дам, говорящих изящным языком; а для массы публики вставлены в его драмы грубые комические сцены. Люди среднего сословия – бургомистры, учители, ученые, священники, врачи – выводятся у Шекспира обыкновенно только в комических сценах, служат предметами шуток для знатных действующих лиц.

Уильям Шекспир

 

Среднее сословие тогда чуждалось театра, было даже неприязненно ему, эти солидные, зажиточные горожане, преданные реформации, расположенные к суровому пуританскому взгляду на жизнь, отцы героев Долгого Парламента и республиканцев, не посещали театра и оставлены без внимания Шекспиром. А между тем этот класс общества был самый важный в политической жизни Англии и самый почтенный; его энергия подготовляла великую будущность английской нации. Он состоял из торговцев и промышленников, священников, людей занимавших второстепенные административные и судебные должности, из землевладельцев, не принадлежавших к аристократии, из богатых фермеров; он уже начинал приобретать преобладание в общественных делах. В 1580-х годах люди пуританского направления уже составляли большинство в палате общин; управление городскими делами уже принадлежало им. В числе действующих лиц тогдашних драм почти вовсе нет этих людей и вообще мало людей безупречной нравственности.

Они были неприязненны театру, требовали стеснения его свободы, даже совершенного запрета спектаклей. В правление первых Стюартов, любивших театр едва ли даже не больше, чем Тюдоры, он был постоянным предметом спора между королями и средним сословием; ссоры из-за него создавали как будто подготовку к политической борьбе. Во времена Елизаветы неприязнь массы солидных людей среднего сословия к театру была так велика, что, несмотря на покровительство королевы, Лестера, Саутгемптона, Пемброка, Ротленда, сословие английских актеров находилось в пренебрежении: честное общество отделяло его от себя непреодолимой преградой. Это подтверждается многими местами сонетов Шекспира. Законы того времени ставят актеров на одну линию с фокусниками, канатными плясунами, бродягами.

Те права, какие хотело давать им правительство, оно покупало для них тяжелой борьбой с господствующими, предубеждением. Елизавета в начале своего царствования запретила публичные спектакли; позднее, когда она полюбила аллегорические представления, а, по мнению некоторых, и драмы Шекспира, она все-таки вынуждена была подвергать театр стеснительным мерам в угождение ропоту против него. Епископы были уступчивы к пристрастию королевы, но сельские священники постоянно проповедовали против нечестивой любви к театру. Еще упорнее их восставали против театра лорд-мэр и ольдермэны лондонского Сити, действовавшие не по личному желанно, а по требованию граждан, подававших им просьбы и адресы. Они закрыли театры, возникавшие в Сити; труппы актеров вынуждены были перенести свои спектакли в предместья. Им запрещено было и там играть по воскресеньям, велено начинать спектакли в три часа пополудни. Таким образом, театр могли посещать только люди, не имевшие занятий, а трудящаяся часть населения была лишена возможности предаваться суетному развлечению, и воскресный день был избавлен от осквернения греховным удовольствием. Эти стеснительные меры были проявлением пуританского воззрения на жизнь, постоянно распространявшегося в среднем сословии и при Карле I достигшего такой силы, что спектакли были совершенно воспрещены.

Городской совет лондонского Сити восставал не только против того, что было дурно в тогдашних драмах и комедиях, но против самого театра, называл спектакли служением дьяволу. Когда в Лондоне стали строиться постоянные театры, городской совет подверг тех актеров, которые не находились на службе пэров, наказаниям, назначенным для бродяг. В 1572 г. он отказал графу Суссексу в разрешении построить театр, а в 1573 г. заставил труппу графа Лестера удалиться из Сити. Она стала давать спектакли за пределами Сити, устроила театр в бывшем монастыре доминиканцев или, как они назывались в Англии, Черных Монахов, Black Friars (он после уничтожения монашества во время Реформации служил складом машин). В этом театре играл Ричард Бёрбедж; в нем играл сначала и Шекспир. Дела Блэкфрайерского театра шли блистательно наперекор вражде пуритан. В 1589 г. труппа, игравшая в нем, получила разрешение называться королевской; в 1594 г. она построила другой театр Глобус (на юге от Лондонского моста). Кроме этой труппы, находившейся под покровительством Лестера, была труппа лорда-адмирала; спектаклями её управляли Филипп Генсло (Henslowe) и Эдуард Эллен (Alleyn). Их спектакли в театрах, открытых для публики, считались репетициями для спектаклей во дворце королевы, и под этим предлогом были изъяты от запрещения. Из-за беспорядков, произведенных в 1579 г. труппой лорда-адмирала, тайный совет велел сломать театры; но это распоряжение было сделано только для формы и осталось без исполнения; тайный совет защищал театры от вражды городского совета.

Об устройстве лондонских театров того времени мы уже говорили. Наше описание относилось в частности к театру Глобус, одному из лучших. До начала 1570-х годов постоянных театров не было в Лондоне; для спектаклей наскоро устраивалась сцена под открытым небом или в зале гостиницы; по окончании ряда представлений эту постройку, сколоченную из досок, ломали. Дворы больших гостиниц лондонского Сити были первыми театрами. Фасы гостиницы, обращенные во двор, имели галереи, служившие помещением для публики, как теперь ярусы лож. Когда начали строить постоянные театры, этим зданиям давалось название «занавес»; называли их и театрами. У каждого театра было, разумеется, и свое особое имя: «Лебедь», «Роза», «Фортуна»… При Елизавете число театров дошло до одиннадцати, при Якове I до семнадцати. Денежные дела их шли хорошо; довольно многие антрепренеры и актеры наживали себе хорошее состояние, даже богатство, как например, Эдуард Эллен (ум. 1626 г.), Ричард Бёрбедж (ум. в том же году) и сам Шекспир. Это было возможно тогда только в таком городе, как Лондон, который превосходил многолюдством и богатством все другие столицы Европы, имел тысячи богатых людей, любивших развлечения. Круг влияния спектаклей в Англии ограничивался Лондоном и собственно только некоторыми классами населения в самом Лондоне.

Шекспировский театр «Глобус». В 1642 был закрыт пуританскими революционерами. В 1997 воссоздан в первозданном виде

Автор изображения — Ester Inbar

 

Время начала спектакля обозначалось, как теперь в ярмарочных театрах тем, что вывешивалось знамя и музыканты трубили. Когда публика сходилась, музыканты, сидевшие на верхнем балконе, снова играли, объявляя этим, что начинается представление; после третьего ритурнеля выступал актер в черном бархатном платье и произносил пролог; в антрактах и по окончании пьесы шуты играли маленькие фарсы и пели. Но собственно конец спектакля составляла молитва актеров за королеву, служившая доказательством их благочестия и верноподданнического чувства. Костюмы были довольно роскошны; актеры тщеславились их богатством; но сценическая обстановка была очень скудна. Доска с надписью обозначала, в каком месте происходит действие. Воображению публики предоставлялось рисовать себе этот пейзаж или эту площадь, этот зал; когда действие переносилось в другое место, выставлялась доска с другою надписью. Таким образом, без всякой перемены вида сцены театральное действие переносилось из одной страны в другую. Этим и объясняется частое перемещение действий в драмах Шекспира: оно не требовало никаких хлопот. Выступ в середине задней стены сцены означал, смотря по надобности, или окно, или башню, балкон, крепостной вал, корабль. Светло-голубые ковры, подвешенные к потолку сцены означали, что действие происходит днем, а для обозначения ночи спускались темные ковры. Только на придворной сцене обстановка была менее скудна; при Якове I на ней уже были подвижные декорации.

Такова была сценическая постановка пьес предшественников и современников Шекспира. Бен Джонсон, порицавший неправильность формы английских драм, хотел ввести в английскую драматическую поэзию классическое единство времени и места действия. Придворная труппа, состоявшая из певчих королевской капеллы, разыгрывала его драмы, написанные по классической теории. Но жизненность имел только репертуар, соответствовавший национальному вкусу; в Блэкфрейерском театре, Глобусе, Фортуне и других частных театрах продолжали появляться новые пьесы национальной формы; их было очень много. Правда, – почти все они были произведения фабричной работы. Автор или часто два сотрудника вместе, даже три, четыре торопливо писали драму, главную привлекательность которой составляло изображение какого-нибудь современного события, интересовавшего публику. Прежние драмы при новой постановке переделывались без внимания к правам автора; впрочем, авторы обыкновенно и не имели никакого права спорить, потому что продавали свои манускрипты в собственность антрепренерам или труппам; так делал и Шекспир. Пьесы вообще писались по заказу, исключительно для той труппы, которая ставила их на сцену. Печатных драм, которые можно было давать на всех театрах, было очень мало. Репертуар состоял почти весь в каждом театре из рукописей, принадлежащих собственно ему; он не печатал их, чтобы не могли воспользоваться ими другие театры. Таким образом, при каждом большом английской театре той эпохи находилось маленькое общество писателей, работавших только для него; главная их задача состояла в том, чтобы у труппы не было недостатка в новых пьесах. Один из сатирических писателей того времени Томас Нэш говорит: «Сочинители таких пьес исполняют свое дело легко: крадут отовсюду, где находят украсть, переводят, переделывают, отдают на сцену небо, землю, словом сказать – все, что попадается им под руки – вчерашние происшествия, старые хроники, сказки, романы». Конкуренция между театрами и драматургами не стеснялась ничем: один хотел перещеголять другого. Молодые вельможи, составлявшие самую внимательную и образованную часть публики, хвалили хорошее, постоянно требовали нового, которое было бы еще лучше. Понятно, что эта конкуренция при всех своих вредных сторонах имела и хорошую; драматическая поэзия, благодаря ей, быстро достигла такого развития, что получил полный простор для своей деятельности гений Шекспира. Понятно, что не могла держаться она на той высоте, на какую он поднял ее, потому что гении, равные ему, рождаются очень редко. Её упадок после него был ускорен переменой хода общественной жизни.

 

IX. ТЕАТРЫ ЭПОХИ ШЕКСПИРА.

СПЕКТАКЛЬ В «ГЛОБУСЕ». Шекспир

IX. ТЕАТРЫ ЭПОХИ ШЕКСПИРА. СПЕКТАКЛЬ В «ГЛОБУСЕ»

В XVI веке по дорогам Англии наряду со сказителями баллад, канатными плясунами, фокусниками и вожаками медведей бродило множество мелких актерских трупп. Бродячие актеры исполняли народные фарсы, отрывки мистерий и моралите, а также те пьесы, которые доходили до них из замкнутого академического круга «школьной драмы». Эти труппы состояли в значительной мере из челяди разорившейся провинциальной знати. С падением натурального хозяйства и ростом значения денег владетелям замков становилось все труднее содержать многочисленную челядь, и они с радостью отпускали часть ее на любой «отхожий промысел».

К актерам нередко примыкали и подмастерья гильдейских цехов, пристрастившиеся к театру под влиянием исполнения мистерий и моралите.

Судьба странствующих полунищих актеров была незавидной. Они подпали под законы, направленные против бродяжничества. Пойманного в первый раз бродягу били плетьми, раскаленным железом клеймили ему левое ухо; пойманного вторично — вешали. Закон делал исключение только для слуг самых знатных лиц, «не ниже барона». Тогда актеры начали выпрашивать у вельмож патенты на право именоваться их «слугами» и носить, согласно обычаю, на плаще, возле левого плеча, герб своего господина. В определенные дни ежегодно они являлись в замок к своему патрону и давали там представления. С тех пор актерские труппы начали именоваться «слугами» какого-нибудь вельможи, что сохранилось и в дни Шекспира («Слуги Лорда-Камергера», «Слуги Лорда-Адмирала», «Слуги графа Пембрука» и т. д.).

С другой стороны, театральные представления, как и празднование первого мая, посвященное памяти Робин Гуда, и другие народные увеселения и игрища подвергались яростным проклятиям пуритан. В дни Шекспира театр также был предметом постоянных доносов и преследований со стороны пуритански настроенного лондонского купечества во главе с лорд-мэром.

В семидесятых годах XVI века крупная труппа актеров, называвшихся «Слугами графа Лестера», осела в Лондоне. Они стали играть здесь во дворах гостиниц, как это делали и во время долголетних своих странствований.

Представьте себе длинный внутренний двор, обнесенный высоким трех- или четырехэтажным зданием. В конце этого двора у стены поставлены бочки, на которые наложены доски. Это и есть сценическая площадка. Ее с трех сторон окружает простонародная толпа. С галереи, которая тянется вдоль стены гостиницы на высоте второго этажа, и из окон гостиницы на спектакль смотрят постояльцы.

Спектакли во дворах лондонских гостиниц имели огромный успех. В 1576 году столяр Джеймс Бербедж, отец трагика Ричарда Бербеджа, построил первый в Лондоне постоянный театр близ предместья Шордитч. Это предместье находилось за пределами городской стены и, следовательно, было вне юрисдикции лорд-мэра и городских советников, что до некоторой степени предохраняло актеров от последствий злостной травли со стороны пуритан. Вскоре возле театра, построенного Джеймсом Бербеджем, возник другой, конкурирующий с ним театр под названием «Куртина». Число театров быстро увеличивалось, и к концу XVI века в Лондоне насчитывалось девять театральных зданий (самым крупным из них был «Глобус», построенный в 1599 году тем же Бербеджем). Ни в одном европейском городе не было тогда такого количества театров. Творчество Шекспира особенно близко связано с театром «Глобус», принадлежавшим к так называемым «публичным», переводя точнее — «общедоступным» театрам.

Театр «Глобус»

По своей архитектуре театр «Глобус» напоминал двор гостиницы. Обширное овальное пространство было обнесено высокой деревянной стеной, которая не давала даровым зрителям возможности проникнуть в театр. Это пространство называлось «двором» и заполнялось зрителями из простонародья, платившими за вход всего одно пенни.[42] Вдоль внутренней стены шли галереи, где сидели более зажиточные горожане, и ложи (называвшиеся «комнатами»), в которых, сверкая золотом и драгоценными каменьями, восседала знать. Прямо в толпу простонародья, заполнявшую «двор», вдавались подмостки сцены, на которых при сером свете лондонского дня шло представление. Некоторые зрители за особую плату получали право сидеть на самой сцене.

Передняя часть сцены (просцениум) находилась под открытым небом; над задней частью был сделан навес, поддержанный двумя столбами, которые в некоторых театрах были раскрашены под мраморные колонны. Фоном сцены служила стена деревянного здания с башней, называвшегося «костюмерным домом». Внутри этого здания одевались и гримировались актеры, хранились костюмы, бутафория и пр. Из здания на сцену вели две двери, между которыми был сделан альков, прикрытый занавесом. Когда, например, в «Ромео и Джульетте» наступала сцена в склепе, Ромео подходил к занавесу и делал вид, что взламывает вход ломом; тогда занавес раздвигался: в алькове, изображавшем в данном случае склеп, лежала мнимо-мертвая Джульетта… В «Фаусте» Марло альков мог изображать кабинет доктора Фауста. В «Гамлете» в этот альков за занавес прятался, вероятно, Полоний, подслушивавший разговор Гамлета с Гертрудой. Над альковом находился балкон (так называемая «верхняя сцена»). Сюда, например, уводил Гамлета призрак его отца, и балкон в эту минуту изображал вершину нависшей над морем скалы.

Декораций в нашем смысле слова не было: дерево в кадке изображало лес, стол с флягами и стаканами — таверну, и т. д. Впрочем, начатки декораций, повидимому, уже имелись, так как в дошедших до нас описях театрального реквизита упоминаются какие-то «раскрашенные холсты». Но настоящим декоратором сцены было воображение зрителей. Недаром к воображению зрителей не раз взывали драматурги. «Когда мы говорим о лошадях, воображайте, что вы их видите», — просит зрителей «хор» в начале исторической хроники Шекспира «Генрих V».

Заметим здесь, между прочим, что, согласно общепринятому одно время представлению, место действия того или иного акта или картины обозначалось дощечкой с надписью. Это представление теперь признано ошибочным. Такие дощечки с надписями были, пови-димому, редкими исключениями. Зато над сценой обычно вешали длинный плакат с названием пьесы.

Скудость или, точнее, отсутствие декораций имело свою положительную сторону. Оно позволяло играть пьесу без рассеивающих внимание зрителей длинных антрактов: действие развивалось беспрерывным и обычно стремительным потоком, и эпизод следовал за эпизодом, как в современном кинематографе. В некоторых случаях, как, например, при исполнении «Гамлета», спектакль, повидимому, шел совершенно без антрактов (текст «Гамлета» был разделен на пять актов лишь в 1676 году, то-есть через шестьдесят лет после смерти Шекспира). Так как текст автора обычно подвергается в ходе репетиций беспощадным купюрам, то даже спектакль большой трагедии продолжался не более двух-трех часов. «Хор» в начале «Ромео и Джульетты» говорит о том, что спектакль будет продолжаться два часа. Спектакли обычно происходили в послеобеденное время, с двух до четырех или пяти часов пополудни.

Скудость декоративного оформления резко выделяла фигуру актера, на которой и было сосредоточено все внимание зрителей. Понятно поэтому, что если декоративное оформление было бедно, то костюмы были богаты: на них шел настоящий бархат, шелк, атлас. Основное богатство театра заключалось в его гардеробе.

Игра некоторых актеров была, повидимому, весьма примитивной. Трагики громко декламировали и жестикулировали руками. Комики всячески смешили публику и, ободренные хохотом зрителей, постоянно несли отсебятину. «Трагик стоит на цыпочках, а комик скачет верхом», — так описывает театр своего времени современник Шекспира Антони Сколокер. Женские роли исполнялись мальчиками и подростками, из которых некоторые, по свидетельству современников, играли с большой грацией и изяществом. Роли комических старух (например, кормилицы в «Ромео и Джульетте») исполнялись взрослыми актерами-комиками.

Основной доход со спектаклей получал хозяин театрального предприятия. Кроме того, часть дохода делилась между пайщиками, к которым принадлежали ведущие работники театра (Шекспир был одним из пайщиков «Глобуса»). Затем шли менее значительные работники театра, владевшие долей пая. Остальные работали в театре по найму.

Среди технического персонала особенное значение имел так называемый «хранитель книг», который не только хранил у себя авторскую рукопись пьесы, отмечал сокращения, вставлял ремарки, но и следил за своевременными входами и выходами актеров, — «вел спектакль», как сказали бы теперь. Большое значение имел также суфлер со своими помощниками: ведь пьеса шла с нескольких репетиций и актеры не всегда твердо знали роли. Через руки «хранителей книг» и суфлеров прошло огромное число пьес, которые были написаны драматургами того времени; из этих пьес до нас дошло не более двадцати процентов. Вполне возможно, что пропали, не дойдя до печатного станка, и некоторые пьесы Шекспира. Ограничимся следующим примером: «Слуги Лорда-Адмирала» сыграли в театре «Роза» за пять месяцев, с 19 июня 1594 года по 19 ноября того же года, семнадцать пьес: десять премьер и семь возобновленных постановок. Из этих семнадцати пьес до нас дошли только четыре, остальные пропали.

Помимо «общедоступных» театров, в Лондоне существовали так называемые «частные», переводя точнее — «закрытые» театры. В последних спектакли происходили в закрытых помещениях при свете свечей. Здесь обычно играли труппы, сплошь состоявшие из мальчиков и подростков. Сюда, благодаря высокой входной плате, ходила только «чистая публика», как тогда говорили. Не шумная народная толпа, а «знатоки изящного» решали здесь судьбу пьесы.

Творчество Шекспира в основном было связано с демократическими «общедоступными» театрами, к которым принадлежал знаменитый «Глобус». Попытаемся вообразить спектакль комедии Шекспира в этом театре.

…Через Темзу на множестве лодок переправлялись горожане Лондона. Был второй час, и скоро должно было начаться представление.

На башне, торчавшей над круглым деревянным зданием театра «Глобус», уже был поднят флаг. Перед входом шумела толпа, желавшая поскорей пробраться в театр, чтобы поместиться поближе к подмосткам. Тут же поблескивала на солнце огромная позолоченная вывеска, изображавшая Геркулеса с земным шаром на плечах, и красовалась надпись на латинском языке: «Totus mundus agit histrionem» — «Весь мир лицедействует».

Внутри обнесенного стеной пространства, напоминавшего своей овальной формой букву О, под открытым небом кричали, толкались, бранились, хохотали «дешевые зрители». Какой-то толстый солдат с красным от полнокровия и гнева лицом, похожий на большого бульдога, ругал пьяного подмастерья и то и дело подносил к самому его носу огромный кулак. Мастеровой в медных очках — вероятно, паяльщик, судя по многочисленным ожогам на руках, — стоял в недоумении, выпучив глаза, и курил трубку, выпуская изо рта огромные клубы дыма. Студент в черной одежде и шапочке школяра — молодой человек с умным, лукавым лицом, — поджав губы, насмешливо рассматривал гордого франта,[43] который шел, нагло раздвигая толпу и покачивая целым лесом страусовых перьев на голове, прямо к сцене. Через толпу дюжих подмастерьев, хохоча и отругиваясь, пробирались торговки яблоками, элем и пудингом, сделанным из бычьей крови с салом. Повсюду сновали женщины в ярких одеждах и с густо накрашенными лицами. В крытой соломой галерее рассаживались степенные зрители с женами. В одной из лож показалась дама в полумаске и с нею двое кавалеров при шпагах и в широких воротниках. Так как тут же среди толпы за небольшой перегородкой находилось отхожее место, то двое служителей театра принялись усиленно курить можжевельником под ложей, в которой сидели знатные господа.

Служители театра готовили сцену к представлению, постилая пол свежим камышом и увешивая фон сцены холстами, раскрашенными под стенные ковры. На краю сцены, на самых подмостках, уже усаживались на низких треножных скамейках привилегированные господа, среди которых находился и щеголь с лесом перьев на голове. Простые зрители, обступавшие с трех сторон подмостки, шумно выражали свое возмущение, так как эти привилегированные господа закрывали от них сцену. Особенно негодовали подмастерья на щеголя. «Эй ты, страус! — кричали ему. — Убирайся в Африку, откуда пришел». Кто-то даже швырнул в него комом грязи. «Животное», — спокойно, сквозь зубы произнес щеголь и продолжал сидеть неподвижно.

В актерской уборной — большой комнате, тускло освещенной длинными узкими окнами, было людно и шумно. Мальчики наряжались в женские платья, надевали башмаки с толстыми пробковыми подошвами и высокими каблуками (чтобы казаться выше ростом). Среди толпы актеров, гордо подняв голову, шагал невысокий полный человек лет тридцати пяти, с усами и бородкой. Это был Ричард Бербедж, хозяин театрального предприятия и первый в труппе актер (из шекспировских ролей Бербедж с особенным успехом играл Ричарда III, Гамлета, Отелло и Лира).

Перед зеркалом стоял высокий, стройный человек в костюме шута — синем, красном, зеленом и желтом — и румянил щеки. На голове у него была шапка в виде петушиного гребня. Возле зеркала лежала его шутовская палица, набалдашником которой служила вырезанная из дерева его же собственная шутовская голова. Это был Роберт Армин,[44] тонкий и изящный актер, заменивший в труппе комика-простака — увальня Вильяма Кемпа. Сегодня в театре шла «Двенадцатая ночь» Шекспира, и Армии играл Феста.

Ударили в гонг. Уселись на свои места музыканты с флейтами и виолами. Публика затихла в ожидании. Многие видели спектакль раньше, так как пьеса уже шла на сцене. В первый раз она была поставлена в одной из юридических академий Лондона в крещенский вечер, 6 января 1601 года, в двенадцатый вечер, считая от рождества: отсюда и пошло ее заглавие. Над сценой висела надпись большими буквами: «Двенадцатая ночь».

На подмостки вышел нарядный актер в красивом костюме из бархата и атласа. Этот костюм за большие деньги был куплен театром у слуги скончавшегося джентльмена. Выйдя на просцениум и покрасовавшись, он глубоко вздохнул, прижал руки к сердцу и прочел первый монолог Орсино о силе любви. Казалось, что сам Орсино удивлен могуществом охватившего его чувства. Затем, когда Орсино, побеседовав со своими приближенными, ушел, раздвинулся занавес, закрывавший альков в глубине сцены, и там появилась героиня пьесы Виола среди потерпевших кораблекрушение матросов. Виолу играл мальчик лет тринадцати, одетый в женское платье. Он был нежен и даже изысканно грациозен в этой роли (само имя Виола значит фиалка). Пьеса рассказывала о постоянстве чувств Виолы, побеждавшем все преграды, создаваемые судьбой на пути к счастью. Виола и матросы ушли, и тут театр огласился громким хохотом: на сцену вышли толстый, пьяный, веселый сэр Тоби Бельч и Мария, которую играл крошечного роста очень подвижной мальчик, похожий на мышку. Сэр Тоби — образ, близкий Фальстафу, — восхищал зрителей своей жизнерадостностью (само имя его смешило публику: Тоби Бельч значит «рыгающий пес»). Маленькая юркая мышка Мария бойко отвечала на шутки и тут же уговаривала распутного рыцаря вести более порядочную жизнь. Восторг публики достиг своего предела, когда на сцену вышел угрюмый, важный и вместе с тем невероятно глупый Мальволио. Все сразу разгадали карикатуру на пуританина. «А, вот ты куда затесался, — кричали ему зрители, — старый знакомый! Не кичись, не ходи павлином, все равно быть тебе в дураках!»

Вообще это была очень экспансивная публика. Виола вызывала всеобщее сочувствие, и в публике то и дело раздавались стоны, когда бедная Виола страдала от любви к Орсино. Послышались даже угрожающие возгласы по адресу холодного сердцем герцога… В театре того времени происходили иногда действительно поразительные события. Когда однажды играли пьесу, в которой изображалось убийство, один из зрителей протиснулся вперед и громко покаялся в совершенных им преступлениях, за что и был тут же схвачен переодетыми сыщиками (которых было немало среди публики).

Гордую, холодную Оливию играл стройный мальчик, часто выступавший в спектакле вместе с исполнителем роли Виолы (это была знаменитая пара мальчиков-актеров). Но пусть в начале комедии Оливия была холодна в своей упрямой гордости, холодность ее и надменность таяли, как воск, при приближении огня всепобеждающей любви. О силе всепобеждающего чувства и говорила зрителям эта комедия. Среди этого веселого, яркого карнавала проходил насмешливый, задумчивый и печальный шут Фест. Красивым своим тенором Роберт Армии пел меланхолические песни Феста:

Поспеши, смерть, поспеши.

Я устал от любовных обид.

Не дыши, моя грудь, не дыши.

Я жестокой подругой убит.[45]

Шутам много позволялось. Но зато и смотрели на них не как на людей. Шут, профессиональный потешник, всегда должен был чувствовать себя одиноким. И Фест пел:

Пусть в последний приют мой земной

Ветви тиса положат.

Разделить мою участь со мной

Самый преданный друг мой не может.

Пьеса заканчивалась общим счастьем. Но когда со сцены ушли влюбленные пары — Орсино и Виола, Себастьян и Оливия, Тоби Бельч и Мария, — на ней остался одинокий Фест. В последней песенке вспомнил он свою бродяжную, загубленную, пропитую жизнь:

Когда еще был я зелен и мал, —

Лей, ливень, всю ночь напролет! —

Любую проделку я шуткой считал,

А дождь себе льет да льет.

Я вырос, ничуть не набравшись ума, —

Лей, ливень, всю ночь напролет! —

На ключ от бродяг запирают дома,

А дождь себе льет да льет.

Хоть годы меня уложили в постель, —

Лей, ливень, всю ночь напролет!

Из старого дурня не выбьете хмель,

А дождь все льет да льет.

И зрителям казалось, что эта тихая грустная песня возвращает их из мира яркого праздничного карнавала к будням повседневной прозы, к этим сумрачным лондонским туманам, тускло освещенным комнатам, узким улицам и низкому, дождливому небу. Но вот уже раздалась веселая музыка, на сцену вышли танцоры и начали — джигу…

Театр является тем инструментом, на котором исполняются произведения драматургов. В эпоху Шекспира это был во многом примитивный инструмент: драматургия того времени обогнала театр. И все же этот инструмент, как и драматургия Шекспира, обладал ценным качеством доходчивости: он был подлинно народным театром своего времени.

Английский театр эпохи Возрождения

Своим расцветом театр английского Возрождения обязан прежде всего Вильяму Шекспиру (1564–1616). Драматургия Шекспира – итог всего предшествующего развития драмы, вершина театральной поэзии мира, перспектива дальнейшего движения театральной истории.

«Трагедия родилась на площади», – писал А. С. Пушкин, имея в виду отдаленные истоки творчества Шекспира – народный театр средневековых мистерий. Традиции площадного театра – широкий охват событий, чередование комедийных и трагических эпизодов, стремительную динамику действия – сохранили предшественники Шекспира драматурги Р. Грин, К. Марло и другие. Они несли на сцену гуманистические и вольнолюбивые идеи, показывали новых героев – обладателей сильной воли и цельного характера.

В первый, «оптимистический» период своего творчества Шекспир писал комедии, овеянные светлыми, радостными настроениями.

Но когда перед проницательным взором поэта открылось «море бедствий», когда неумо­лимый ход истории все острей и острей обнажал противоречия мира, идеальный образ человека в его произведениях сменился другим героем – жаждущим власти и собственности, эгоистом и корыстолюбцем, а порой и преступником. Первым этот трагический поворот времени отметил Шекспир в трагедии «Гамлет». Вспоминая свой еще недавний восторг перед человеком – «чудом природы», Гамлет с горькой иронией называет его «квинтэссенцией праха». Шекспир уже видел, что распались все связи и отношения в государстве, в семье, в идеях и принципах.

Но герои Шекспира не склонились перед миром зла. Вступая в борьбу и падая жертвами своих всесильных противников, герои трагедий Шекспира (Гамлет, Лир или Отелло) даже самой своей гибелью утверждали гуманистические идеалы, веру в человека и его светлую судьбу. Именно в этом бессмертие шекспировских трагедий и правда их современного звучания.

Шекспировский театр «Глобус» был размещен среди других театров – на южном берегу Темзы, за чертой Лондона, так как власти запрещали зрелища в самом городе. Здание театра венчала небольшая вышка, где во время спектакля развевался флаг.

Действие шло под открытым небом – масса народа стояла перед сценой, богатые горожане располагались на галереях, которые тремя ярусами опоясывали круглые стены театра. Сцена делилась на три части: переднюю – просцениум, заднюю, отделенную двумя боковыми колонна­ми и прикрытую соломенным навесом, и верхнюю – в виде балкона над задней сценой. Сцена была украшена коврами и циновками, а сверху подвешивалось полотнище – черное в трагедиях и голубое в комедиях. Место действия обозначалось деталью (дерево ука­зывало, что действие происходит в лесу, а трон – что во дворце).

Состав труппы был невелик – всего 8–12 человек. Порой каждому актеру приходилось исполнять до трех и больше ролей в пьесе. Героинь играли миловидные, хрупкие юноши. Крупнейшими трагическими актерами были Эдуард Аллейн, игравший с особым успехом в пьесах К. Марло, и Ричард Бербедж – лучший исполнитель ролей Гам­лета, Лира, Отелло и Макбета. В комедийных ролях блистали актеры Ричард Тарлтон и Уильям Кэмп.

Во время английской буржуазной революции театральные зрелища были запрещены специальным указом, изданным парламентом в 1642 г., и возобновились в 1660 г., после реставрации монархии в Англии.

Россия напала на Украину!

Россия напала на Украину!

Мы, украинцы, надеемся, что вы уже знаете об этом. Ради ваших детей и какой-либо надежды на свет в конце этого ада –  пожалуйста, дочитайте наше письмо .

Всем нам, украинцам, россиянам и всему миру правительство России врало последние два месяца. Нам говорили, что войска на границе “проходят учения”, что “Россия никого не собирается захватывать”, “их уже отводят”, а мирное население Украины “просто смотрит пропаганду”. Мы очень хотели верить вам.

Но в ночь на 24-ое февраля Россия напала на Украину, и все самые худшие предсказания  стали нашей реальностью .

Киев, ул. Кошица 7а. 25.02.2022

 Это не 1941, это сегодня. Это сейчас. 
Больше 5 000 русских солдат убито в не своей и никому не нужной войне
Более 300 мирных украинских жителей погибли
Более 2 000 мирных людей ранено

Под Киевом горит нефтебаза – утро 27 февраля, 2022.

Нам искренне больно от ваших постов в соцсетях о том, что это “все сняли заранее” и “нарисовали”, но мы, к сожалению, вас понимаем.

Неделю назад никто из нас не поверил бы, что такое может произойти в 2022.

Метро Киева, Украина — с 25 февраля по сей день

Мы вряд ли найдем хоть одного человека на Земле, которому станет от нее лучше. Три тысячи ваших солдат, чьих-то детей, уже погибли за эти три дня. Мы не хотим этих смертей, но не можем не оборонять свою страну.

И мы все еще хотим верить, что вам так же жутко от этого безумия, которое остановило всю нашу жизнь.

Нам очень нужен ваш голос и смелость, потому что сейчас эту войну можете остановить только вы. Это страшно, но единственное, что будет иметь значение после – кто остался человеком.

ул. Лобановского 6а, Киев, Украина. 26.02.2022

Это дом в центре Киева, а не фото 11-го сентября. Еще неделю назад здесь была кофейня, отделение почты и курсы английского, и люди в этом доме жили свою обычную жизнь, как живете ее вы.

P.S. К сожалению, это не “фотошоп от Пентагона”, как вам говорят. И да, в этих квартирах находились люди.

«Это не война, а только спец. операция.»

Это война.

Война – это вооруженный конфликт, цель которого – навязать свою волю: свергнуть правительство, заставить никогда не вступить в НАТО, отобрать часть территории, и другие. Обо всем этом открыто заявляет Владимир Путин в каждом своем обращении.

«Россия хочет только защитить ЛНР и ДНР.»

Это не так.

Все это время идет обстрел городов во всех областях Украины, вторые сутки украинские военные борются за Киев.

На карте Украины вы легко увидите, что Львов, Ивано-Франковск или Луцк – это больше 1,000 км от ЛНР и ДНР. Это другой конец страны. 25 февраля, 2022 – места попадания ракет

25 февраля, 2022 – места попадания ракет «Мирных жителей это не коснется.»

Уже коснулось.

Касается каждого из нас, каждую секунду. С ночи четверга никто из украинцев не может спать, потому что вокруг сирены и взрывы. Тысячи семей должны были бросить свои родные города.
Снаряды попадают в наши жилые дома.

Больше 1,200 мирных людей ранены или погибли. Среди них много детей.
Под обстрелы уже попадали в детские садики и больницы.
Мы вынуждены ночевать на станциях метро, боясь обвалов наших домов.
Наши жены рожают здесь детей. Наши питомцы пугаются взрывов.

«У российских войск нет потерь.»

Ваши соотечественники гибнут тысячами.

Нет более мотивированной армии чем та, что сражается за свою землю.
Мы на своей земле, и мы даем жесткий отпор каждому, кто приходит к нам с оружием.

«В Украине – геноцид русскоязычного народа, а Россия его спасает.»

Большинство из тех, кто сейчас пишет вам это письмо, всю жизнь говорят на русском, живя в Украине.

Говорят в семье, с друзьями и на работе. Нас никогда и никак не притесняли.

Единственное, из-за чего мы хотим перестать говорить на русском сейчас – это то, что на русском лжецы в вашем правительстве приказали разрушить и захватить нашу любимую страну.

«Украина во власти нацистов и их нужно уничтожить.»

Сейчас у власти президент, за которого проголосовало три четверти населения Украины на свободных выборах в 2019 году. Как у любой власти, у нас есть оппозиция. Но мы не избавляемся от неугодных, убивая их или пришивая им уголовные дела.

У нас нет места диктатуре, и мы показали это всему миру в 2013 году. Мы не боимся говорить вслух, и нам точно не нужна ваша помощь в этом вопросе.

Украинские семьи потеряли больше 1,377,000 родных, борясь с нацизмом во время Второй мировой. Мы никогда не выберем нацизм, фашизм или национализм, как наш путь. И нам не верится, что вы сами можете всерьез так думать.

«Украинцы это заслужили.»

Мы у себя дома, на своей земле.

Украина никогда за всю историю не нападала на Россию и не хотела вам зла. Ваши войска напали на наши мирные города. Если вы действительно считаете, что для этого есть оправдание – нам жаль.

Мы не хотим ни минуты этой войны и ни одной бессмысленной смерти. Но мы не отдадим вам наш дом и не простим молчания, с которым вы смотрите на этот ночной кошмар.

Искренне ваш, Народ Украины

Театр Шекспира «Глобус»

Шекспировский театр «Глобус» в Лондоне – одновременно и очень молодой, и очень старый театр. Дело в том, что под этим названием в английской столице еще в конце XVI века был построен театр, ставший в те времена самым известным и популярным в стране. В нем играла актерская труппа, к которой принадлежал и легендарный драматург и писатель Уильям Шекспир. Но театр просуществовал всего 14 лет и был уничтожен пожаром в 1613 году. Пожар произошел прямо во время спектакля в результате осечки театральных пушек: деревянная конструкция сгорела в считанные часы, но, к счастью, никто не пострадал. 

Уже через год на его месте был построен новый «Глобус»: Шекспир к тому времени уехал из Лондона, но постановки были достаточно популярными и собирали немало людей. Злой рок преследовал этот театр: в этот раз он просуществовал несколько десятков лет, пока его не снесли. О театре забыли надолго – возродиться ему было суждено лишь в конце XX века. 

В 1989 году на Парк Стрит были случайно обнаружены остатки старого театра. Американский режиссер Уэнамэйкер узнал о находке и решил восстановить знаменитый шекспировский «Глобус», построить его заново, в точности, как оригинал. Правда, свидетельств об архитектуре здания осталось мало, и только по руинам и сохранившимся описаниям в 200 метрах от первоначального места театра было построено новое здание, своим внешним видом удивительно напоминающее старинный английский театр XVII века.  

Новый «Глобус», открытый в 1997 году, быстро стал популярным. Театр, как и его предшественники, имеет трехъярусный амфитеатр, а сцена выдвинута в середину открытого двора, окруженного сидячими местами. Часть мест – стоячие, сидеть не разрешается. Театр «Глобус» небольшой, вмещает около 1300 человек, тогда как первоначальный шекспировский театр вмещал около 3 тысяч зрителей. По обеим сторонам сцены стоят большие колонны, которые поддерживают крышу – потолок во времена Шекспира назывался «небесами» и был расписан облаками. В нем находилась небольшая потайная дверь, куда артисты исчезали, поднимаясь по веревке. 

Конечно, современный театр не полностью соответствует своему предшественнику, все-таки за несколько столетий появились совершенно иные технологии. Так, современное осветительное оборудование позволяет проводить спектакли по вечерам, тогда как раньше в шекспировском театре постановку можно было посмотреть только днем. 

Шекспировский театр «Глобус» находится на берегу реки Темзы около моста Southwark рядом с Тейт Модерном на южной стороне Лондона. Ближайшая станция метро – Cannon St и Mansion House. В «Глобусе» сегодня ставят в основном пьесы Шекспира, постановки очень популярны, билеты довольно недорогие – около 5 фунтов. Также можно попасть на экскурсию по зданию театра. Спектакли ставятся только в летнее время, с апреля по октябрь, а на экскурсию можно попасть в любое время года.  

Адрес: 21 New Globe Walk Bankside, London SE1 9DT.
Официальный сайт.

В театр, жители Лондона! (история театра для детей)

   Помните, мы говорили об актёрских труппах, которые, погрузив нехитрый скарб в крытую повозку, в свой театр на колесах, ездили из города в город, из страны в страну, пересекая границы государств и рубежи столетий.

   Нет ни одного достоверного портрета Шекспира. Но у портрета, выполненного гравёром М. Дройсхутом, есть одно преимущество: он сделан через семь лет после смерти драматурга.

   Где же мы встретим бродячих актёров ещё раз? Вот они: на угрюмых дорогах старой Дании. Лошадь тащит повозку мимо редких бедных деревушек, вдоль берега моря. Вдали из сырого тумана проступили башни – это замок Эльсинор. И актёры начинают что есть сил трубить в трубы, возвещая о себе.
   Об этом бродячем театре написал Шекспир, великий английский драматург, в трагедии «Гамлет». Гамлет был принцем датским. Он жил в дальних краях, когда узнал, что отец его умер от укуса змеи, и поспешил домой. Датский престол захватил брат покойного короля, Клавдий, женившийся на матери Гамлета, королеве Гертруде.
   Неприютен был старый Эльсинор. Стены и площадки его нависали над пропастью, уходящей в холодное море. В узких башнях зловеще завывал ветер, часовые шептались, что по ночам по замку бродит призрак. Они видели его. Увидел его и Гамлет. Призрак поведал ему, что Клавдий – убийца, что он влил яд в ухо спящему королю. Пусть Гамлет отомстит.
   От горя Гамлет потерял рассудок, а иные думали, что он прикинулся безумным. Как разоблачить ненавистного Клавдия?
   Но вот затрубили вдалеке трубы. Актёры! Бродячий театр! О, как обрадовался им Гамлет! Да они ещё оказались его старыми знакомыми: он видел их в далёком Лондоне.
   – Здравствуйте, мои хорошие. Ба, старый друг! Как ты оброс с тех пор, как мы не виделись!
   Он попросил актёров помочь ему: сыграть пьесу под названием «Мышеловка» и выучить несколько стихов, которые дописал сам.
   Вечером в зале собрался весь двор. При свете факелов актёры начали представление. Сначала они сыграли «всю пьесу без слов, одними жестами (это называется пантомима). На сцене была клумба, изображавшая сад. Вышел актёр в костюме короля, в нарядном плаще и в позолоченной короне. Он заснул на клумбе, тогда появился злодей, влил в ухо спящего сок ядовитых трав, забрал корону и уговорил королеву выйти за него замуж.
   Зрители зашептались, Клавдий нервничал. Актёры разыграли ту же сцену снова, но с текстом, и слова усилили страшное впечатление. Когда же актёр читал стихи:

«Спеши весь яд, который в травах есть,
Над этой жизнью в действие привесть!» –

   король Клавдий не выдержал и вышел из зала. Гамлет не ошибся: никакие силы, ни суд, ни пытки не вынудили бы Клавдия сознаться. Но театр обладал страшной властью над людьми, и даже черная душа убийцы не выдержала испытания театром.
   В тоску и отчаяние впала королева Гертруда. А Гамлет…
   Впрочем, тут мы расстанемся с Гамлетом. Что было с ним дальше, вы можете узнать сами.
   Отправимся в Англию, на родину бродячих актёров, которые добрались до Эльсинора.
   В Англии к театру пристрастились давно, и в средние века англичане гордились своими мистериями, как одним из чудес света. Для мистерий строили большую повозку с балдахином – её называли педжент, – и она разъезжала по площадям города, показывая представление обо всей истории человечества от сотворения мира.
   Мистерии прожили более двухсот лет. В шестнадцатом веке в городе Ковентри да и в других городах на пасху все ещё катали педжент, показывая полсотни актов. Показывали первых людей, которые, по библейской легенде, появились на земле, – Адама, закутанного в шелковый голубой плащ, и Еву, которая прикрывалась рукавом, чтобы скрыть жёсткий мужской подбородок: женские роли играли мужчины. К ним подбирался сам сатана с чёрной мордой, желавший погубить род людской, и протягивал Еве блестящее яблоко, которое таило в себе много бед. Зрители, принимавшие эту историю близко к сердцу, может быть, даже кричали Еве: «Не ешь!» – как теперь кричат самые маленькие дети в ТЮЗе. Очень вероятно, что среди толпы ковентрийских зрителей стоял мальчик, который уже никогда не смог забыть театрального чуда.
   Это мог быть Вильям Шекспир, сын торговца кожами и перчаточника из городишка Стратфорда, что по соседству с Ковентри.
   Ну кто же в Стратфорде мог подумать, что когда-нибудь он прославит город и станет великим драматургом.
   По непроверенным слухам, Вильям Шекспир мало чем отличался от прочих мальчишек: слонялся по окрестным лесам, купался в реке Эйвон, неохотно учил латынь и, случалось, резал парту ножом (в Стратфорде утверждают, что эта парта сохранилась). Со временем он стал хорошим помощником отцу по торговому делу, вырос, женился, у него были две дочки и сын по имени Гамлет. И случилось так, что он бросил всё – семью и хозяйство – и уехал в Лондон. Говорили, что его видели при театре, где он устроился суфлёром.

   Вот таким был театр «Глобус». Художник перерисовал его с карты Лондона времён Шекспира.

   К тому времени в Лондоне вовсю кипела и бурлила театральная жизнь. Давно развалились на свалках последние театральные педженты, актёры собирались в труппы и играли в гостиничных дворах. Незадолго до того, как Шекспир появился в Лондоне, произошло очень важное событие: ещё один взрослый человек с солидной профессией резко поломал свою жизнь и ушел в актёры. Это был плотник Джеймз Бербедж, который своими руками построил первое настоящее здание театра и стал играть там вместе с другими актёрами. Сына своего Ричарда он тоже обучил актёрскому мастерству, с ним-то и подружился Шекспир и поступил актёром в их труппу.
   О Ричарде Бербедже известно, что он был самым замечательным актёром, Шекспир же в великие актёры не вышел. Роли, которые он играл, были малы, и, наверное, нам не нужно жалеть об этом: если бы он стал знаменитым актёром, у него могло не хватить времени и сил писать пьесы. Когда он уже был известным драматургом и написал «Гамлета», он, говорят играл в своей драме лишь призрака. Зато самого Гамлета играл с успехом друг его Бербедж, и, говорят, Шекспир именно для него писал многие главные роли.
   Странные тогда были театры. Театральные здания в те времена не имели крыш: стена отгораживала театральное помещение от улицы, а внутри вдоль этой стены шли галереи в два или три яруса, загнутые так, что всё сооружение напоминало бублик. На галереях сидела публика побогаче, а люди победнее размещались прямо на земле, в «дырке» – от бублика, они стояли и сидели, окружая сцену с трёх сторон.

   Обычно говорят, что пьесы Шекспира шли без всяких декораций, но это не так. Этот трёхэтажный ковчег и был декорацией, и очень интересной и очень таинственной. Сколько тут было окошек, занавесок, дверок – и за каждой могло что-то скрываться: пленная королева, крылатый эльф – озорной дух леса, призрак, чудовище или даже целая далекая страна.
   Вот в верхней будке открывается окошко, вылезает труба, за нею – трубач, трубит во все щеки: «В театр! В театр!» Спектакль начнется в три часа дня. Какие-то люди уже с утра топчутся в партере, а кто устал, прилег на землю: стоять-то долго.
   Театр «Глобус», в котором играет труппа Шекспира, находится а заречном районе. По тогдашним понятиям, это гигантский театр. У входа его красуется изображение Геркулеса, который держит на плечах земной шар.

   Рассмотрите эту картинку – и вам нетрудно будет представить себя в театре «Глобус».

   С утра по Темзе снуют лодки, перевозят зрителей. Зрителей много: лондонец лучше от обеда откажется, да о театр пойдет на весь день. По улице, что ведет к театру, валит народ. А уж что за улица! Булыжники торчат кое-как, словно кочки, гляди в оба, чтобы бесцеремонная толпа не сшибла тебя в сточную канаву.
   Зато люди в Лондоне любят приодеться. Заглянешь в театр – глазам больно, не иначе кто-то выплеснул сюда вёдра разных красок алые блестящие юбки величиною с палатку, синие шёлковые рукава с бархатными вишнёвыми лентами, лифы, расшитые золотой ниткой и жемчугом, белые тугие воротники величиною с колесо, кремовые чулки, вышитые лазурными цветами, короткие шаровары голубого атласа, набитые ватой, а то и опилками. И тут же грязные лохмотья и холщовые рубахи – сущий маскарад. И не только богатые наряжаются так, будто у них нет другого дела, но и лавочник постарается раздобыть зелёный шёлковый плащ, а если жену свою прихватит, то она наденет желтые нежные перчатки, вышитые шелком.
   Знатные господа, возчики, лудильщики, бродяги – тут все смешались, и каждое сословие принесло свои привычки и повадки. Богатым юным щеголям ничего не стоит забраться прямо на сцену, чтобы все могли полюбоваться их нарядом. Простой люд, который топчется внизу, свистит, швыряет в щеголей орехами и злится: ничего из-за них не будет видно. Кричат: «Начинать пора!»
   И вот из-под навеса спускается трон, играет музыка, чтоб не было слышно, как безбожно скрипят блоки. Из-за занавеса на площадку выходит высокий старик в богатой пурпурной одежде с серебром. Легко догадаться, что он король: ведь все знают язык цветов, на котором пурпур – цвет королей. Это король Лир.
   Расталкивая бесцеремонных зрителей, толпящихся на сцене, выходят придворные Лира, одетые с таким великолепием, что павлиньи костюмы щеголей на глазах линяют и меркнут. Выходят три дочери Лира: Гонерилья, Регана и младшая, Корделия. И королевский шут трясёт головой в рогатом колпаке, увешанном бубенчиками.
   В зале весёлое оживление: если есть шут, будет потеха! Король Лир говорит, что устал править страной, ему надоело носить корону и заботы, он решил разделить королевство между тремя дочками. Отчего бы не сделать подарок милым детям? Но пусть они сначала скажут, как любят отца, потешат королевское тщеславие. Старшие разразились длинными льстивыми речами, прикладывая руки к груди. Корделия же громких слов терпеть не могла и отвечала так просто и скромно, что в ярость пришёл король Лир и выгнал её из дому.
   Все уходят, играет музыка, трон уезжает вверх. Когда нужно перенести действие в замок Гонерильи, выносят позолоченную скамью и кто-нибудь из актёров объявляет:
   – В замке Гонерильи.
   Король Лир, решивший, что он будет беззаботно жить у своих дочек по очереди, вернулся с охоты весёлый и довольный. Но шут, чуя неладное, уже советует Лиру обзавестись дурацким колпаком.
   «Ты зовешь меня дураком?» – воскликнул король Лир, не поверив своим ушам.
   И шут ответил печально: «Остальные титулы ты роздал. А это – природный».
   Что ж, Гонерилья выгнала его из дому. Разгневанный Лир и шут уходят в одну дверцу и выходят в другую: это значит, что они проделали большой путь и прибыли к замку Реганы. Но Регана и на порог отца не пустила, и Лир с шутом, оставшись без приюта, без крова, уходят ночью куда глаза глядят.
   В театре очень шумно. Двое юнцов слезли со сцены и стали протискиваться к выходу: не понравилось. В партере их толкают, провожают гоготом, их чуть не сбил с ног продавец пирогов, который охрип, предлагая пироги, и изрядно устал, торгуясь.
   А над сценой, под навесом, уже протянули черную ткань, изображающую ночное небо, и на сцену упала угрюмая тень. Гремят раскаты грома, хлещет дождь – это наверху, в будке, бьют в барабан, трясут лист железа. Король Лир, обезумевший от горя, в изодранной и мокрой одежде, шатаясь, бредет по степи, опирается на плечо старого шута. Он прожил властную, вздорную и капризную жизнь. Он любил себя больше всех, он был ослеплён и ничего не видел. И только сейчас он понял, что вся жизнь его была ошибкой. Ничтожна власть, лживы похвалы, ценно лишь человеческое сердце.
   Всю жизнь он держал шута вместо собаки и при случае стегал плеткой, а шут не бросил его в беде. И Лир укрывает его обрывками своего плаща:

«Мой бедный шут, средь собственного горя
Мне так же краем сердца жаль тебя».

   В театре наступает тишина. Глухо ворчит последний раскат грома, и гром аплодисментов срывается отовсюду. Три тысячи ладоней хлопают что есть силы, полторы тысячи глоток орут:
   – Молодец! Здорово!
   О, теперь они уже досмотрят пьесу до конца, сколько бы она ни шла! А ещё много будет сцен, и много произойдет событий: Корделия примчится спасать отца и у него на руках погибнет, и озверевшие её сестры ещё натворят массу отвратительных и гнусных злодеяний, и много людей погибнет, и погибнет король Лир.
   Пьеса кончилась, зритель доволен, зритель шумит и не сразу расходится. Жаль расходиться сразу.
   Да здравствует король Лир! Да здравствует молодой Бербедж, игравший старого Лира! Да здравствует Шекспир, написавший такую замечательную пьесу!..
   …Впрочем, не так: Шекспира никто не вспоминает. Он стоит за сценой, за занавеской, его никто не видит, но он видит в щёлку их, своих зрителей. Ну, не горе ли писать для такого сброда? Не они ли на масленицу сорвали трагедию и швыряли на сцену гнилые яблоки и прокисшую брюкву до тех пор, пока актёры не переоделись и не сыграли комедию? Легко ли написать пьесу так, чтобы её с волнением смотрел учёный адвокат и безграмотный лудильщик? Нет большего проклятия, чем зависеть от публичных подаяний…
   Но нет и большего счастья, если выпадет такая вот минута, и вся эта пёстрая толпа вдруг станет одним существом, затаившим дыхание. И ради такой редчайшей минуты Вильям Шекспир никогда не бросит своё проклятое ремесло.
   Уж этот зритель! Ему вынесешь на сцену два дерева в кадках, и он верит, что это густой, благоухающий сад, и видит, как Ромео, раздвигая южные заросли, пробирается к балкону своей Джульетты. И театральная стенка для зрителя уже не стенка, но старый итальянский замок, сложенный из тяжёлых каменных плит, и вон на балконе Джульетта в нежно-зелёном платье, ведь всякому понятно, что нежно-зелёный цвет означает юность, чистоту, надежду на счастливую любовь.
   Напрасная надежда: влюблённым не дали стать счастливыми. Они погибли оба, и зрители оплакивали их, глядя на деревянную гробницу, крашенную под мрамор, которую выкатывали на сцену.
   Немного вещей нужно было, чтобы зритель перенёсся в замок, в чащу леса, в тюрьму или на дикий остров посреди океана. Но зато какие это были вещи!
   Картонные сласти, деревянный пирог, клетка, маяк, телёнок, деревянная нога, адская пасть, изрыгающая настоящий огонь, машина для обезглавливания. А также вдоволь было корон – даже корона призрака – и всяческого оружия.
   Но если зритель не претендовал на то, чтобы ему строили замок и обставляли его мебелью, то когда дело доходило до битвы, тут уж он требовал полного правдоподобия. Для битвы в «Ричарде III» запасали три больших пузыря, наполненных красным винным уксусом, похожим на кровь, и с бойни добывали овечьи внутренности, которые разбрасывали по сцене.
   В драмах Шекспира пролито много крови. Такие были времена. Люди любили радости жизни, но ни в грош не ставили человеческую жизнь. Никого не ужасали вопли бродяг, которых пытали страшными пытками в тюремных башнях неподалеку от театра. Сбегались смотреть не только театр, но и травлю медведей, а также казни. Времена были грубые: королева ругалась площадной бранью, за что наказывали служанок. На сцене можно было услышать шутки не только остроумные, но и крайне вульгарные.
   Грубость века, ожесточение сердца вошли в пьесы Шекспира, вы найдете их в Гонерилье и в Регане, жутких выродках – дай им волю, истребят весь род людской своею сатанинской злобой.
   Но Шекспир подарил людям и нежную душу Корделии, а с нею и тонкую поэзию и благородство высокого искусства, и люди, попав под его магическую власть, не могли не становиться лучше.
   Гамлет назвал театр зеркалом, в котором отражаются время и люди, добро и зло. Театр Шекспира был зеркалом не простым, но увеличительным, и, наверное, им можно было бы сжечь неприятельский флот, если навести под луч солнца.
   Герои Шекспира великие люди. Они могли решиться на всё, они бросали вызов самой судьбе. Это могло плохо кончиться и обычно плохо кончалось. Но они чувствовали, что в них проснулись могучие силы, и ничто не могло остановить их. Прошли времена средневековья, когда человек боялся бога, порядка и хозяина.
   Наступали времена людей, которые ничего не боялись. Это были люди эпохи Возрождения.
   Прошло много лет, прежде чем люди спохватились, что Шекспир был гениален и велик. Спохватившись, стали собирать о нём сведения, но было поздно. Всё (или почти всё) было забыто.
   Вильям Шекспир, оставивший человечеству бесценное сокровище, остался таинственным незнакомцем, скрывшимся в тумане веков. Но пьесы его, собранные друзьями Шекспира – актёрами и изданные, остались.
   Вы, наверное, уже встречались с пьесами Шекспира, а если нет, обязательно встретитесь. И когда вы прочтёте и посмотрите в театре его пьесы, в вашей жизни должен наступить самый настоящий праздник. Знайте: это праздник особенный. Он идёт от древнейших времен, от тех самых великих театральных праздников, когда целые народы были охвачены единым горем мистерии и общим весельем карнавала.
   В его трагедиях восстают бурные страсти мистерий, в его комедиях плещется весёлый прибой карнавала.
   Помните, мы говорили, что театр всегда начинался тогда и там, где люди задумывались над смыслом жизни. Когда они не хотели верить, что человек исчезает бесследно, и думали, что с человеком случается то же, что и с зерном, которое погибает, но потом прорастает.

Весенний дождь стучит в окно
В апрельском гуле гроз.
И Джон Ячменное зерно
Сквозь перегной пророс.

   Так пели в Шотландии в старые времена, и так думали простые люди. У Шекспира бурная судьба героев ведёт их к гибели. Но после гибели наступает как бы новое рождение. Лир погиб как король, но возродился как человек. Любовь Ромео и Джульетты была так велика, что жизнь друг без друга теряла смысл, И они погибли, чтобы их любовь жила вечно, ибо пять столетий люди скорбят о них и гордятся ими. Так весной зацветёт любимый розовый куст Джульетты, умерший осенью. Так верили в возврат Диониса древние греки.
   Наверное, ни о ком не написано столько книг, как о Шекспире. Великие учёные изучают его творчество. А в далёкой чешской деревне до сих пор играют драму о злом короле: во времена Шекспира приезжала к чешскому двору английская труппа, сыграла «Ричарда II» и уехала, а в народе пьесу запомнили и до сих пор играют на свой лад.
   Много лет назад один хороший русский писатель ехал на маленьком пароходике по Северной Двине и слышал от матросов рассказ о капитане Рылове, в печальной истории которого узнал судьбу Лира, только здесь историю Лира приспособили к русской жизни, чтобы было понятнее.
   В том бродячем театре, который Шекспир прислал в Эльсинор на помощь Гамлету, можно узнать по некоторым намекам «Глобус», если б он покинул своё помещение и отправился бродить по свету. На самом деле этого не было. «Глобус» актёры не покидали.
   Но так или иначе имя театра оказалось пророческим. Пьесы вышли из «Глобуса» и отправились гулять по земному шару.
   «Мир – театр», – сказал Шекспир. Для его пьес мир и правда стал театром, и нет уголка на белом свете, где бы не играли Шекспира.

   Зрители в истории театра тоже сыграли важную роль. Вот он, прирождённый театрал: он встанет в четыре часа утра, только бы попасть на спектакль. Мы ещё встретимся с ним на спектакле комедии дель арте в Италии и на российской ярмарке перед балаганом Петрушки. И, конечно, он живет сегодня среди нас.

Рисунки И. Галанина.

Театральная культура Англии раннего Нового времени

Театральная культура Англии раннего Нового времени

Мелисса Томас 2009

Задолго до изобретения современных технологий, таких как радио и телевидение, фильмы, системы видеоигр и популярный Интернет, люди елизаветинской эпохи создали сложную систему мероприятий и мероприятий, чтобы развлекаться. «… они были экспрессивны и красноречивы, показны и любвеобильны, не трудолюбивы и не трудолюбивы, но смелы и самоуверенны, подчеркнуто бесстрашны перед смертью, непостоянны и непоследовательны, любя перемены, прежде всего, страстны» (Роуз 353).И одним из главных их увлечений был театр.

Театр был для людей в Англии раннего Нового времени тем же, чем телевидение для нас сегодня. Люди ходили в театр, чтобы их развлекали, и бедные, и богатые в равной степени собирались в театрах во второй половине дня, чтобы посмотреть спектакли. Шекспир был одним из самых популярных драматургов того времени, и часто, если вы собирались пойти посмотреть пьесу, она, скорее всего, была написана им. Генрих IV была одной из самых популярных пьес Шекспира, главным образом потому, что людям того времени нравился персонаж Фальстафа (Вейль 4).

Поход на спектакль в Англии раннего Нового времени означал не только фактическое посещение спектакля, но и оплату денег за вход в театр и общение с наблюдателями и за тем, чтобы за ними наблюдали люди обоих полов и самых разных социальных классов. (Ховард 73). Среди публики Шекспира был широкий спектр социальных и образовательных уровней, тем более что лондонские публичные дома находились недалеко от мест, где строились театры. (Лучший).

Несмотря на то, что почти все ходили на театральные постановки, на самом деле в Лондоне было построено не так много театров.Вместо этого на южном берегу Темзы были построены театры. Это было сделано для того, чтобы избежать строгих правил Лондона того времени. Лондонский Сити не одобрял театр, потому что публичные представления считались рассадником чумы и непристойного поведения (Howard 73). Театр часто служил местом для проституток и их клиентов, и многим не нравился тот факт, что театр позволял смешиваться вместе нескольким различным социальным группам (Howard 75). Кроме того, поскольку театральные представления проходили в середине дня, рабочих забирали с работы, что не одобрялось (Greenblat 32).В театрах не было туалетов, и люди справляли нужду на улице. Сточные воды закапывали в ямы или сбрасывали в Темзу, эта неправильная санитария могла быть причиной вспышек чумы, что было единственным временем, когда тогда в театрах было меньше публики ( елизаветинская эпоха ).

Несмотря на то, что театры переехали из Лондона, чтобы избежать определенных преследований, они все еще подвергались цензуре. Существовало правительственное подразделение под названием «Управление пирушек», задача которого заключалась в том, чтобы убедиться, что в пьесах не представлены политически или социально чувствительные материалы (Greenblat 18).Перед каждым театральным представлением чиновник читал рукопись пьесы, удаляя все материалы, которые они считали оскорбительными (Greenblat 19). Это станет трудным для таких пьес, как Генрих IV или любой другой исторической пьесы, которая в основном была о правительстве.

Театры в Англии раннего Нового времени не были похожи на театры, которые мы имеем сегодня, они были под открытым небом, что означает, что они были очень похожи на наши современные спортивные стадионы (и публика, как правило, действовала как современные спортивные зрители).Спектакли освещались в основном естественным светом и не могли проходить ночью или в плохую погоду (Hodges 43).

Как видно на картинке слева от театра «Глобус», прямоугольная сцена выходит в круглую область, называемую ямой. Когда зрители покупали билеты на спектакль, они могли выбрать, сидеть здесь, в партере, или сидеть на балконах (Олбрайт, 47). Широкую елизаветинскую публику или людей, не принадлежавших к знати, называли землянами. Они платили один пенни, чтобы стоять в театре «Яма земного шара» (Говард, 75).Зрители из высшего сословия платили за то, чтобы сидеть на галереях, часто используя подушки для комфорта. Богатые дворяне могли смотреть пьесу со стула, установленного сбоку от самой сцены «Глобус», поэтому зрителям, смотрящим пьесу, часто приходилось игнорировать тот факт, что прямо на сцене сидит благородный человек ( елизаветинская эпоха ).

Театральные представления проводились днем, так как не было искусственного освещения, это требовало воображения зрителей во время сцен, которые должны были происходить ночью ( Елизаветинская эпоха ).Мужчины и женщины посещали спектакли, но часто состоятельные женщины носили маску, чтобы скрыть свою личность ( Елизаветинская эпоха ). Несмотря на то, что женщины действительно посещали театр, и даже сама королева Елизавета любила театр, на женщин, посещавших театр, часто смотрели свысока. На самом деле, если женщина посещала театр, обычно предполагалось, что она проститутка. Это потому, что театр считался неприличным местом, и большинство людей считало, что женщины должны быть дома со своими детьми (Говард 76).

Поскольку большинство театральных спектаклей часто длились три часа ( Генрих IV было бы где-то около двух с половиной), поведение публики стало очень шумным, зрители не молчали, не приходили вовремя, не оставались на весь спектакль они просто вставали и уходили, когда им этого хотелось. Они присоединялись к происходящему на сцене действию, перебивали актеров и даже иногда попадали на сцену.

Они также разговаривали в скучные моменты и бросали в актеров гниющие овощи, особенно помидоры ( Елизаветинская эпоха ).Спектакль « Генрих IV », вероятно, очень отвлекал в шекспировском театре. Шекспир, должно быть, тоже так думал, переведя свою труппу из театров под открытым небом в 1609 году, чтобы выступать в Блэк-фрайарз, которые были закрытым театром, который должен был производить более утонченную публику ( елизаветинская эра).

Считается, что, хотя театральные зрители из высших слоев общества вели себя лучше, чем земляне, они не были лишены черт плохого поведения.Зрители высшего класса, вероятно, приветствовали персонажей высшего класса в таких пьесах, как «Вестморленд» или «Принц Хэл». И, конечно же, зрители из низшего сословия будут болеть за персонажей из низшего сословия, и если эти два социальных класса когда-либо сошлись в дуэли в пьесе, это было практически столпотворением в театре ( Зрителей ). Зрители также подбадривали хороших парней и освистывали плохих.

Хотя мы немного знаем о поведении театральной публики, мы мало знаем о настоящей елизаветинской сцене, однако, поскольку пьесы того времени были написаны специально для этой сцены, мы можем получить представление, взглянув на ремарки в играть(Олбрайт 38).

Хотя театр кажется рудиментарным по сравнению с нашими сегодняшними театрами, шекспировские пьесы не обошлись без спецэффектов. Спецэффекты были захватывающим дополнением в елизаветинских театрах, будораживших зрителей эффектами дыма, стрельбой из настоящей пушки, фейерверками (для драматических батальных сцен) и захватывающими летающими выходами из такелажа в небесах ( елизаветинская эра ). Сцена также были люки, которые служили могилами или позволяли призракам подниматься из-под земли.

Там была стена, покрытая занавеской, которая отделяла заднюю часть сцены от гримерной актера, эта стена называлась аррас, во II акте, сцена 4 Генрих IV , принц велит Фальстафу спрятаться от шерифа спрятавшись «за аррас», именно здесь спрятался актер. Не все театры были устроены таким образом, были некоторые крытые театры, в которых была яма, заполненная стульями, но поскольку только очень богатые могли позволить себе вход в эти театры, они часто считались частными (Ходжес 55).

Несмотря на то, что театры в шекспировской Англии не использовали декорации, театральные труппы приложили много усилий для разработки своих костюмов с большой тщательностью. Актерская труппа считала свои костюмы самой ценной вещью (Ходжес 54). Однако костюмы стали предметом споров, когда некоторые аристократы посчитали, что актеры могут использовать их для маскировки своего социального статуса за пределами театра (Howard 145). Костюмы также использовались для маскировки пола актеров.Все актеры в театре во времена Шекспира были мужчинами, поэтому юноши играли женские роли, и им нужны были костюмы, которые делали бы их правдоподобными женщинами.

Несмотря на то, что историкам удалось реконструировать внешний вид первоначальных театров, даже построить «Новый глобус» в Лондоне, большая часть информации о том, как ставились пьесы того времени, утеряна, единственное, что дает нам представление о том, как эти были поставлены спектакли — это ремарки, найденные в тексте. Мы мало что знаем об актерах и о том, как они играли роли, за исключением того, что написано в рассказах о пьесах из первых рук (Howard 48).

Пьесы ставились ежедневно, каждый день по новой пьесе; поскольку пьесы менялись ежедневно, им нужен был какой-то способ рекламировать то, что должно было быть показано в тот же день, поэтому в день представления вывешивались флаги, на которых иногда отображалась картинка, рекламирующая следующую пьесу. Цветовое кодирование также использовалось для обозначения типа пьесы: черный флаг означал трагедию, белый — комедию, а красный — историю ( елизаветинская эра ).

Точно так же, как мы мало знаем о театре или о том, как на самом деле ставились пьесы, мы мало знаем о том, когда на самом деле был поставлен Король Генрих IV . Принято считать, что пьеса была написана и поставлена ​​к 1597 году (Агнец 9), документально это не подтверждено. Самая ранняя постановка, в которой мы уверены, состоялась в 1600 году, когда пьеса была поставлена ​​в суде для фламандского посла. Были и другие придворные представления в 1612 и 1625 годах (Агнец 15).Эти выступления существенно отличались бы от представлений, описанных выше. Они проходили в дворянских домах, и в лучшем случае труппу приглашали играть для «королевских особ» около дюжины раз в год (Гурр 25).

Когда они выступали перед судом, была заплачена значительная сумма денег за спецэффекты и декорации, которые не использовались бы в обычных театральных постановках. Но самая большая разница в этих представлениях заключается в том, что они, конечно, были внутри и не так многолюдны, а представители знати вели себя значительно лучше, чем простолюдины, которых можно было найти в театральных домах.Поэтому, когда спектакли проходили при дворе, обычно не было бросания гнилых овощей и криков зрителей (Gurr 27).

Генрих IV , похоже, не был популярен как пьеса при дворе, поэтому, когда его увидели, вероятно, с отвлекающими факторами, описанными ранее. Однако похоже, что отвлекающие факторы не отвлекали театралов того времени; эта пьеса была одной из самых любимых пьес Шекспира (Агнец 17). Пьеса была напечатана в 1598, 1599, 1604, 1608, 1613, 1622, 1623, 1632 и 1639 годах (Агнец 17).Такое огромное количество тиражей означает, что пьеса часто ставилась и имела «коммерческий успех». Так что чаще всего, когда над театром развевался красный флаг, это означало, что вам предстоит представление Генриха IV . Считается, что это потому, что публике нравился характер Фальстафа, скорее всего, они приветствовали его, когда он был на сцене, и обильно смеялись над ним (Агнец 17). На самом деле персонаж настолько понравился публике, что Шекспир поставил его еще в двух пьесах.

Возможно, мы мало что знаем о том, как ставились или исполнялись шекспировские пьесы, или о том, как именно выглядел театр. Мы также не знаем точно, как действовала публика, но благодаря сценариям пьес и историческим журналам мы можем сделать некоторые обоснованные предположения.

Работы цитируются

Олбрайт, Виктор. Шекспировская сцена . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 1926.

.

Алчин Л.К. «История елизаветинской эпохи.» Елизаветинская эпоха . 04 марта 2008 г. Елизаветинская эпоха. 11 ноября 2008 г.      .

Бест, Майкл. «Жизнь и времена Шекспира». Интернет-издания Шекспира . 2005. Университет Виктории: Виктория. 01 ноября 2008 г. .

Гринблатт, Стивен. « мир Шекспира ». Нортон Шекспир. Нью-Йорк: WW Нортон и Ко., 1997.

Гриффинг, Джессика. «Аудитории». 2006. 9 ноября 2008 г. .

Гурр, Эндрю. Шекспировская сцена, 1574-1642: 1574-1642 . Издательство Кембриджского университета, 1992.

.

Ходжес, Уолтер. Восстановленный глобус . Нью-Йорк: Coward McCann Inc.,

.

Ховард, Джин. Сцена и социальная борьба в Англии раннего Нового времени . Нью-Йорк: Рутледж, 1994.

.

Лэмб, Сидней. Полное собрание произведений Шекспира «Король Генрих IV» Клиффа, часть 1 . Фостер-Сити, Калифорния: IDG Books Worldwide, 2000.

Rowse, AL Елизаветинское Возрождение . Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера, 1972.

Вейл, Герберт и Джудит Вейл. Первая часть короля Генриха IV , New Cambridge Shakespeare, 1997.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Шекспир, Театр

Шекспир, Театр

Справочная информация (собрана с нескольких веб-сайтов)

Первый театр был построен в Шордиче, районе Лондона; это был Театр, построенный Джеймсом Бёрбеджем для его труппы «Люди лорда-камергера». труппа, к которой принадлежал Шекспир.В компании было 10 игроков, десять наемников, различные музыканты, рабочие сцены и сборщики гонораров, а также 5 обучающихся мальчиков. То в среднем спектакль длился три часа, и труппа давала представления каждые днем, кроме воскресенья. Во время Великого поста театры были закрыты. Театры также были закрыты во время эпидемий чумы; компании выживали тогда, отправляясь на гастроли в сельской местности с небольшими компаниями. В 1600 году население Лондона составляло 200-250 000. Из них от 18 000 до 24 000 человек ходили на спектакль каждый год. неделю.

Театр «Глобус» открылся в 1599 году, вероятно, представлением Юлия. Цезарь . Он был полон до отказа в 2000 человек, и спектакль был великолепен. успех. Спектакль, вероятно, начался около 14:00. Если вы отправились в «Глобус», чтобы посмотреть Гамлета в исполнении 1600 или 1601 года, вы пошел бы в дневное время, по нескольким причинам. Во-первых, не было электричество в те дни, так что не было никакого безопасного или эффективного способа освещения сцены достаточно, чтобы выступить ночью.Факелы и фонари было бы слишком опасно в деревянном строении, пол которого был покрыт солома; Лондон дважды сгорал дотла, и огонь был вездесущим страх. Еще одной причиной пойти в театр в дневное время будет тот факт, что ходить ночью, особенно женщинам, было небезопасно. в Лондоне не было полиции, а ночные улицы принадлежали преступникам и проститутки. Даже днем ​​женщины никуда не уходили без сопровождения, а в ночь, люди оставались дома, за зарешеченными дверями и окнами, и те, кто мог позволить себе нанять охрану.

«Глобус» располагался на том, что тогда было большим участком пустой земли; рядом с это была яма для травли медведей, а проститутки занимались своим делом снаружи. То театр располагался через реку от Лондона; технически это было вне пределов города. Это было важно, потому что цензоры в городе большой контроль над тем, что было позволено и что не было позволено быть выполнялись, и некоторые городские администрации были очень ограничительными. Быть снаружи городская черта давала Шекспиру больше творческой свободы, хотя ему все же приходилось оставаться на стороне правительства, чтобы избежать тюремного заключения.

Когда Вы пришли в театр, вы заняли свое место. Было три входа в театр: один для тех, кто стоит во Дворе (также известном как Яма: пол перед сценой), заплативший за вход копейки; один для тех, кто в средние галереи, которые платили два пенса, и один для тех, кто в верхних ярусах, кто заплатил три пенса. Во время спектакля разносили еду и напитки. и продано. Если бы вы были из низших классов, необразованны и бедны, вы бы купили самый дешевый билет за 1 копейку и вы бы стояли в «яме».» Те из среднего и высшего классов купили более дорогие места. То чем дальше от ямы можно было быть, тем лучше, потому что яма была шумная, вонючий и часто шумный. Пол ямы был устлан соломой, т.к. те, кто стоял (или садился, или падал) в яму, часто были пьяны, и солома был необходим, чтобы впитать телесные жидкости, которые они изгнали.

При написании своих пьес Шекспиру приходилось учитывать две аудитории: те, что на галерее, и те, что в яме.Те, кто в галереях, быть несколько образованным и заинтересованным в идеях, которые он исследовал. Они бы уметь оценить тонкий юмор и развитие характера. Но те, в яме потребуются действия, секс и фарс. Итак, когда вы читаете пьесы Шекспира, вы замечаете, что после каждого монолога или тихой сцены, где основное внимание уделяется разговор, будет сцена, в которой есть насилие или комедия. Сегодня, если вы идете на субботний утренник, дети в зале становятся беспокойными, если нет действия; они разговаривают, встают и ходят, а иногда даже бросать вещи.Они улюлюкают, если герой целует героиню. это мягкая версия как выглядели люди в яме. Они могли быть способен оценить тонкости монолога Гамлета; но они хотели боя на мечах или хорошего, кровавого убийство. И если слишком много времени проходило без него, они развлекались освистывать или издеваться над людьми на сцене, или бросать гнилые фрукты или яйца в актеры. Таким образом, сделать так, чтобы яма была счастлива, было одной из задач Шекспира (или любого другого человека). драматурга) главные заботы.Одна из вещей, которые ему больше всего нравились в театре Блэкфрайарс, заключалась в том, что он обслуживал более состоятельных и образованных людей. аудитории, и не было ямы.

В кроме того, было принято, чтобы один актер играл несколько второстепенных ролей. Шекспир пришлось это учесть, и сделать так, чтобы у него не было двух персонажей на сцене, которых играл один и тот же актер. И он должен был убедиться было достаточно времени для переодевания между ними: он не мог иметь актера покинуть сцену в костюме служанки и вернуться через несколько секунд в образе солдата.

Труппа Шекспира была самой успешной в свое время, и его пьесы заполнили театры. Это были люди, для которых произнесенное слово имело большую ценность, чем сегодня: они были бы внимательнее, чутче прислушиваться к образцам стиха и рифмы, и осведомлены об образах (словесных картинках). То интервалы между «сценами» Шекспира представляют собой изменения во времени или месте, но не декорации , которые были бы минимальными или отсутствовали бы.Базовый сценическая мебель будет служить множеству целей, но сценические реквизиты и костюмы будут более сложными. и наводит на размышления. Разнообразие жестов и движений с обычными смысловыми коннотациями, но мы не уверены сегодня, как они были выполнены.

Чтобы понять пьесу, мы должны работать усерднее, чем Елизаветинская или якобинская аудитория. Посмотреть спектакль целиком (в театре или на фильма), без перерыва, кроме антракта, может понадобиться нам, чтобы оценить сильное чувство повествования Шекспира диск, и чтобы увидеть, как текст не играть, а (свободный) план производительности .С другой стороны, изучение текста и заметки могут быть необходимы нам, чтобы оценить некоторые отношения, современная публика привела в театр. Такие заметки могут объяснить изображения и выделять закономерности или структуры, которые в противном случае мы не могли бы «слышать». Они могут объяснить семантическое изменение (изменение значения) в словах или фразах, используемых драматургом для передачи важные идеи для своей аудитории. В просмотре Шекспира в исполнении мы вряд ли когда-нибудь насладимся моментом удовольствие от просмотра произведения искусства (например, художественного фильма, мыльной оперы или роман от первого лица), в котором используются условности и целый ряд культурных ссылки, которые мы сразу понимаем.Что удивительно, так много все еще доступен, и это путем адаптации доставки строк и давая некоторые визуальные подсказки, исполнители могут заставить пьесы работать сегодня.

Деление пьесы на пять актов более очевидно для драматурга. (кому это дает представление о том, как будет выглядеть повествовательная структура пьесы в исполнении), чем для публики (хотя современная публика часто знает акт и номера сцен). Для студента (вас) нумерация актов и сцены имеет огромное значение для идентификации данной точки в повествование.Цитируя отрывок, всегда указывайте номер акта и сцены, а номера строк также полезны.

 

Знаете ли вы? 10 фактов о Шекспировском театре «Глобус»

Расположенный в лондонском районе Бэнксайд театр Шекспира «Глобус» реконструирует театр под открытым небом, где драматург написал свое величайшее произведение.

Взгляните на наши 10 драматических фактов о театре Шекспира «Глобус», в том числе…

  • Замечательная история первого театра «Глобус»
  • И как он сгорел
  • Замечательная история нового шекспировского театра «Глобус»
  • И как его пытались уберечь от сожжения, как последний
  • И многое другое

1. Театр Шекспира «Глобус» стоит 400 лет и всего в нескольких метрах от оригинала

Театр Шекспира «Глобус», построенный в 1997 году, является третьим театром «Глобус», построенным на южном берегу Темзы.Первоначальные Globes были расположены всего на улице дальше от реки. Первоначальный театр был построен в 1599 году и сгорел в 1613 году. Он был перестроен годом позже, но превратился в многоквартирные дома в 1644 году после того, как пуританские опасения по поводу сценических постановок привели к тому, что лондонские театры были вынуждены закрыться в 1642 году.

2. Шекспировский театр «Глобус» был перестроен, чтобы максимально походить на оригинальный глобус

Третий глобус — то, что известно как театр Шекспира «Глобус» — был спроектирован так, чтобы быть как можно ближе к глобусам 1 и 3. Много исследований было посвящено форме и планировке первоначальных театров, а также типу дерева и используемым методам строительства. Он сделан из того же дерева — зеленого дуба, — которое использовали бы первые строители, а бревна скреплены между собой деревянными колышками. Разумеется, в конструкцию должны были быть включены современные меры по охране труда и технике безопасности, в том числе облицовка соломенной крыши огнезащитным материалом.

3. Создание оригинального глобуса само по себе было драмой

Оригинальный «Глобус» был построен театральной труппой, в которой играл Шекспир, «Людями лорда-камергера» (позже известной как «Люди короля»).Он был построен с использованием бревен, переработанных из Театра в Шордиче, первого театра, в котором были поставлены произведения Шекспира. Их старый домовладелец, мистер Аллен, не сказал бы «переработанный». Он бы предпочел слово «украденный».

Рассказывают, что мистер Аллен отказался продлить аренду земли, на которой стоял Театр. Итак, компания, включая Шекспира, вооруженная кинжалами и дубинами, пробралась на землю Аллена, пока он отсутствовал на Рождество. Они взяли все основные бревна и сложили их во дворе к северу от Темзы.

4. Шекспир был совладельцем театра

Семья Ричарда Бербеджа, ведущего актера труппы, построила Театр в Шордиче, но не имела денег, чтобы арендовать участок под новый театр. Поэтому они попросили инвестиций у некоторых членов компании. Уильям Шекспир стал владельцем 12,5% акций театра «Глобус», заплатив за свою долю 10 фунтов стерлингов. Теперь им просто нужен был кто-то, кто написал бы несколько чрезвычайно популярных пьес, чтобы они могли получить бездельников на места и вернуть свои инвестиции…

5.

Место назначения всегда было в середине лета

Благодаря своему расположению под открытым небом, The Globe всегда был местом для просмотра спектаклей в хорошую погоду. Еще во времена Шекспира труппа переезжала в помещение, чтобы выступать зимой. То же самое верно и сегодня: зимние спектакли проходят в соседнем театре Сэма Ванамакера. Но туры по Шекспировскому театру «Глобус», которые дают возможность получить представление о театре, каким он был во времена Барда и как он работает сегодня, доступны круглый год.Они бесплатны с London Pass.

6. Шекспир ссылался на земной шар в своей работе

Генрих V упоминает «эту деревянную О» в одноименной пьесе. Просперо говорит о «самом великом земном шаре» в ключевой момент во время Бури . Имеет смысл, что он будет. Во-первых, как дань уважения столь важному для него месту. Кроме того, есть что-то особенно привлекательное в том, что кто-то на сцене обращается к месту, где собрались все игроки и толпа: «Добрый вечер, Гластонбери!»

7.И мог бы перефразировать свой девиз

Говорят — хотя источников мало, — что девизом Globe было Totus mundus agit histrionem , что означает «Весь мир — театр». Нравится : «Весь мир — сцена».

8. Раньше они отмечали жанр

Различные флаги использовались для обозначения того, какая пьеса шла в этот день. Летя высоко над театром, они были хорошим способом рекламировать жанр спектакля или уведомлять потенциальных театралов об отмене в последнюю минуту.Так было во многих елизаветинских театрах. Черные флаги были подняты для трагедий. Красные объявили исторические пьесы. Комедии были отмечены развевающимися белыми флагами. Вот почему они не поставили мое моноспектакль « Трагическая жизнь очень забавного человека, жившего миллиард лет назад ». Не то чтобы это была дымящаяся куча претенциозной чепухи. Речь шла о флагах. Конечно!

9. Они построили его по образцу Колизея в Риме (чуть меньше)

Многие елизаветинские театры были.Многоярусные зоны отдыха окружают сцену. В прошлом они могли вместить до 3000 зрителей, но теперь зрители получают немного больше места для маневра, когда ноги начинают дергаться вокруг четвертого акта.

Те, кто смотрели из «Ямы», стоячей площадки у подножия сцены, были (не очень уважительно) прозваны «земляками». Это были самые дешевые места. Настолько дешево, что они вообще не были сиденьями. Но вы могли смотреть пьесы из ямы всего за копейки. В шекспировском театре «Глобус» — театре, существующем сегодня, — это по-прежнему самое доступное место для просмотра спектакля.В настоящее время вы можете получить билеты всего за пять рупий.

10. Генрих VIII Сожженный театр Шекспира «Глобус»

Вау! Вы нажали на это! Немного кликбейта, связанного с историей. АХАХАХА ПОЛУЧИЛОСЬ! Хорошо, извините, этот сайт так не работает. Дело было не в том, что Генрих VIII сжег шекспировский театр «Глобус». Он сделал много ужасных вещей в свое время. Но он умер почти за 20 лет до рождения Шекспира.

29 июня 1613 года во время представления шекспировского «Генриха VIII» выстрелили из какой-то маленькой пушки, в которой не было ядер, а использовался настоящий порох.Загорелась соломенная крыша. Все сгорело примерно за час. Никто не пострадал. Но у одного мужчины загорелись брюки. К счастью, кто-то из его близких подлил в огонь немного пива.

Итак, это были факты нашего шекспировского театра «Глобус». Но прежде чем покинуть этот блог (преследуемый медведем), взгляните на наш путеводитель по туру Шекспировского театра «Глобус» здесь.

Это бесплатно с London Pass.

 

Что ели любители театра в The Bard’s Plays : The Salt : NPR

Вот изображение королевы Елизаветы I, смотрящей шекспировскую «Виндзорские проказницы» в The Globe.Пока она красиво сидела в приватной ложе, остальные зрители наслаждались шоу с галереи, закусывая устрицами и орехами. Халтон Архив / Getty Images скрыть заголовок

переключить заголовок Халтон Архив / Getty Images

Вот изображение королевы Елизаветы I, смотрящей шекспировскую «Виндзорские проказницы» в «Глобусе». Пока она красиво сидела в приватной ложе, остальные зрители наслаждались шоу с галереи, закусывая устрицами и орехами.

Халтон Архив / Getty Images

Примечание редактора: На этой неделе, в ознаменование 400-летия со дня смерти Уильяма Шекспира, мы запустим серию статей, исследующих связи между едой и Бардом.

«Жизнь… состоит из еды и питья», — язвительно замечает Двенадцатая ночь чрезмерно балующийся сэр Эндрю Агуечик. Кажется, зрители Шекспира чувствовали то же самое.

Между 1988 и 1990 годами, когда археологи раскопали театры «Роза» и «Глобус» (где ставились пьесы Шекспира), они смогли узнать о зрителях не меньше, чем о самих театрах.

400 лет назад не было бельэтажей и антресольных баров. Как персонажи таких пьес, как «Укрощение строптивой» , Макбет и «Как вам это понравится », пировали на сцене, внизу во дворе и наверху в галереях, зрители вкушали холодные закуски и готовые блюда. уличная забегаловка.

Археолог Джулиан Боушер из Музея Лондона Археологи обнаружили свидетельства наличия винограда, инжира, ежевики, малины и сливы, а также мелких костей животных, которые предполагают, что любители театра «определенно могли съесть холодного цыпленка», смеясь над одним из многочисленных произведений Шекспира. шутки о каплунах (см. «Потерянные усилия любви» , «Много шума из ничего» и «Два джентльмена из Вероны» ).В пьесе начала XVII века « Остроумие без денег », говорит Баушер, также жалуются на молодых подмастерьев, которые щелкали орехи на протяжении всего представления — якобинские версии тех раздражающе громких пожирателей попкорна, которые сидят позади вас в Cineplex.

Но самым большим уловом из раскопок под театрами были раковины устриц. Шекспир упоминает популярных моллюсков как минимум в шести пьесах. Бенедикт боится превратиться в устрицу из-за любви в Много шума, , а затем есть хвастовство Пистолета в Веселые жены : «Почему, тогда моя устрица в мире.Которую я мечом открою». Такие моменты, вероятно, давали актерам подходящую возможность сломать четвертую стену и немного повеселиться со зрителями.

«Раскопки земного шара» многое рассказали о привычках елизаветинских и якобинских театралов.

Flickr/Коммонс

Где театралы брали закуски? Возможно, они купили их у продавцов, мимо которых проходили на представление.

Часто театр также получал выгоду от таверны по соседству, «где можно было купить еду и напитки для представления», — говорит Боушер. Эти заведения были своего рода питейными заведениями, о которых шутит Пен «Мера за меру » (названный в честь главы эля), куда он никогда не входит по собственной воле, а вместо этого «втягивается». Джон Хемминджес, один из актеров «Слуг лорда-камергера» (компания, для которой писал Шекспир), владел питейным заведением рядом с «Глобусом».

«Совершенно очевидно, что сотрудники [taphouse] могли приходить и продавать вещи на игровой площадке», — говорит Боушер.«Мы знаем, что в одном случае был продавец воды». А Пауль Хентцнер — немецкий юрист, путешествовавший по Англии в елизаветинскую эпоху — писал, что во время посещения Лондона в 1598 году он также видел в продаже вино и эль.

Но спектакли ставились не только в театрах. Гостиницы часто использовались как места для выступлений. Некоторые из них, такие как «Кабанья голова» в Уайтчепеле и «Красный бык» в Клеркенвелле, во времена Шекспира превратились в постоянные театры. И они, «вероятно, продолжали готовить и подавать еду и напитки» одновременно с выступлениями, поскольку у них уже было оборудование, говорит Боушер.

«Мы раскрыли рабочий мир Шекспира, — говорит он, — среду, в которой он играл, играл и писал». И все улики, которые они нашли, указывают на то, что зрители «резко проводили время… были заняты едой, питьем и наслаждались шоу».

Энн Брэмли писала о еде в литературе раннего Нового времени, когда защитила докторскую диссертацию. в Чикагском университете и преподавал Шекспира в Университете Дьюка. Она является автором Eat Feed Осень Зима .

Елизаветинские театры

Первоначальный «Глобус» был елизаветинским театром, открывшимся осенью 1599 года в Саутварке, на южном берегу Темзы, в районе, ныне известном как Бэнксайд.Это был один из нескольких крупных театров, расположенных в этом районе, наряду с «Лебедем», «Розой» и «Надеждой». «Глобус» был главным театром Слуг лорда-камергера (которые стали Слугами короля в 1603 году). Большинство пьес Шекспира после 1599 года были поставлены в «Глобусе», в том числе «Юлий Цезарь», «Макбет», «Отелло», «Король Лир» и «Гамлет».

«Глобус» принадлежал многим актерам, которые (кроме одного) также были акционерами «Людей лорда-камергера». Двое из шести акционеров Globe, Ричард Бербедж и его брат Катберт Бербедж, владели двойными акциями, или по 25% каждый; остальные четыре человека, Шекспир, Джон Хемингс, Августин Филлипс и Томас Поуп, владели одной акцией, или 12.5%. (Первоначально Уильям Кемпе должен был стать седьмым партнером, но он продал свою долю четырем миноритарным акционерам, оставив им больше, чем первоначально запланированные 10%). Эти первоначальные пропорции со временем менялись по мере добавления новых участников. Доля Шекспира уменьшилась с 1/8 до 1/14, или примерно на 7%, в течение его карьеры.

«Глобус» был построен в 1599 году из древесины бывшего театра, который был построен отцом Ричарда Бербеджа, Джеймсом Бербеджем, в Шордиче в 1576 году.Первоначально Бербеджи арендовали на 20 лет участок, на котором был построен Театр. Когда срок аренды истек, они разобрали Театр луч за лучом и перевезли его через Темзу, чтобы реконструировать его как «Глобус».

29 июня 1613 года театр «Глобус» загорелся во время спектакля «Генрих Восьмой». Театральная пушка, запущенная во время спектакля, дала осечку, воспламенив деревянные балки и крышу. Согласно одному из немногих сохранившихся документов того события, никто не пострадал, кроме мужчины, который потушил свои горящие бриджи бутылкой эля.

Как и все другие театры Лондона, «Глобус» был закрыт пуританами в 1642 году. В 1644 году он был разрушен, чтобы освободить место для многоквартирных домов. Его точное местонахождение оставалось неизвестным до тех пор, пока в 1989 году под автостоянкой Anchor Terrace на Парк-стрит не были обнаружены остатки его фундамента (форма фундамента повторяется на поверхности автостоянки). Под Якорной террасой могут быть и другие останки, но терраса 18 века внесена в список и поэтому не может быть нарушена археологами.

Макет глобуса
Фактические размеры земного шара неизвестны, но его форму и размер можно приблизительно определить на основе научных исследований, проведенных за последние два столетия. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что это был трехэтажный амфитеатр под открытым небом диаметром от 97 до 102 футов (29,6–31,1 м), который мог вместить до 3000 зрителей. Глобус показан круглым на эскизе здания Вацлава Холлара, позже включенном в его гравюру «Длинный вид» на Лондон в 1647 году.Однако в 1997-98 годах обнаружение небольшой части основания земного шара позволило предположить, что это многоугольник из 20 (или, возможно, 18) сторон.

У подножия сцены была площадка, называемая ямой (или, возвращаясь к старым постоялым дворам, двором), где за копейки люди («земляне») стояли, чтобы посмотреть представление. . Во время представлений земляне ели фундук — при раскопках «Глобуса» в грязи нашли сохранившуюся скорлупу орехов — или апельсины. Вокруг двора располагались три уровня стадионных сидений, которые стоили дороже, чем стоячие места.

Прямоугольная сценическая площадка, также известная как «перронная сцена», выдавалась в середину двора под открытым небом.Сцена имела размеры примерно 43 фута (13,1 м) в ширину, 27 футов (8,2 м) в глубину и была поднята примерно на 5 футов (1,52 м) над землей. На этой сцене был люк, через который артисты могли попасть из «подвала» под сценой. Вокруг сцены могли быть и другие люки.

Большие колонны по обеим сторонам сцены поддерживали крышу над задней частью сцены. Потолок под этой крышей назывался «небесами» и, возможно, был нарисован облаками и небом.[нужна цитата] Люк в небесах позволял исполнителям спускаться, используя какую-то веревку и упряжь.

Задняя стена сцены имела две или три двери на основном уровне, с занавешенной внутренней сценой в центре и балконом над ней. Двери входили в «утомительный дом» (закулисье), где актеры одевались и ждали своего входа. На балконе размещались музыканты, и его также можно было использовать для сцен, требующих верхнего пространства, таких как сцена на балконе в «Ромео и Джульетте».

Современный глобус
По инициативе американского актера и режиссера Сэма Ванамакера был построен новый театр «Глобус» по елизаветинскому плану. В команду дизайнеров входили Тео Кросби из Pentagram в качестве архитектора, Buro Happold в качестве инженеров-конструкторов и инженеров по обслуживанию, а также Boyden & Co в качестве сметчиков. Он открылся в 1997 году под названием «Театр Шекспира «Глобус», и теперь каждое лето (с мая по октябрь) ставят спектакли. Марк Райлэнс был назначен первым художественным руководителем современного Globe в 1995 году.В 2006 году к власти пришел Доминик Дромгул.

Новый театр на Бэнксайде находится примерно в 225 ярдах (205 м) от первоначального места, от центра к центру, и был первым зданием с соломенной крышей, разрешенным в Лондоне после Великого лондонского пожара в 1666 году.

Как и в оригинальном «Глобусе», театр открыт небу и имеет выдвижную сцену, которая выступает в большой круглый двор, окруженный тремя ярусами сидячих мест с крутыми наклонами. 700 билетов на стоянку (и вы должны стоять, сидеть нельзя) во дворе доступны на каждое выступление по 5 фунтов каждый.Единственные крытые части амфитеатра — это сцена и (более дорогие) сидячие места. Спектакли ставятся летом, обычно с мая по первую неделю октября. Зимой театр используется в образовательных целях. Экскурсии доступны круглый год.

Реконструкция была тщательно проработана, чтобы новое здание было максимально точной копией. Этому способствовало открытие, когда строились окончательные планы относительно места расположения самого оригинального глобуса.Модернизация включает в себя добавление разбрызгивателей на крышу для защиты от огня, а также тот факт, что театр частично соединен с современным вестибюлем, центром для посетителей и дополнительными вспомогательными зонами за кулисами. В соответствии с современными правилами охраны труда и техники безопасности во время представления могут разместиться 1300 человек, что составляет менее половины от примерно 3000 человек во время Шекспира.

Реплики

Театр «Глобус», Швебиш-Халль, Баден-Вюртемберг, Германия
По всему миру было построено несколько предположительных копий или бесплатных интерпретаций земного шара:
. У.ЮАР
Елизаветинский театр OSF, Ашленд, Орегон, построен в 1935 году, перестроен в 1947 и 1959 годах
Сан-Диего, Театр Old Globe, построенный в 1935 году [16]
Сидар-Сити, Юта, Шекспировский театр Адамса
Чикаго, Иллинойс, Чикагский Шекспировский театр на военно-морском пирсе, построенный в 1999 г. [17]
Даллас, Техас, Театр Old Globe, построенный в 1936 году [18]
. Одесса, Техас, The Globe Theatre Of The Great Southwest
Вильямсбург, Вирджиния, Театр «Глобус», построенный в 1975 году на перекрестке Банбери в Буш-Гарденс-Европа [3]
. Германия
Нойс-на-Рейне, Globe Neuss, построен в 1991 г.
Руст, Баден, Германия (на немецком языке), Europa-Park (на немецком языке), построен в 2000 г.
Швебиш-Халль, Баден-Вюртемберг
Италия
Рим, [19], постройки 2003 г.
Чехия
Прага, построена в 1999 г., сгорела в 2005 г.[20]
Япония
Токио, театр Panasonic Globe Исодзакиа Арата в Токио, построенный в 1988 году
. Реплика аналогичного елизаветинского театра:
Мемориальный библиотечный театр Цубоути Шойо университета Васэда (копия театра Fortune), построенный в начале 1900-х годов

Чикагский Шекспировский театр

Меню
Следующее исполнение:

ШЕКСПИР ЭТОЙ ВЕСНОЙ

Ни один вызов не может сравниться с силой решительной женщины и ее стремлением к любви.

ПОДПИСКА В ПРОДАЖЕ СЕЙЧАС

Откройте для себя динамичную линейку необычных шоу — и непревзойденную гибкость — все для вас.

SLAM СТАНОВИТСЯ ЦИФРОВЫМ

Старшеклассники со всего региона создают совместное виртуальное производство.

ЖИВИТЕ В ЗАХВАТЫВАЮЩЕМ 3D! Начало 22 июня

Основанная на научно-фантастическом фильме 50-х годов, эта мировая премьера музыкальной комедии будет невероятно веселой.

ПРЕМЬЕРА СЕЙЧАС В СЕНТЯБРЕ 2022

Мировая премьера теперь будет дебютировать с 6 сентября по 16 октября 2022 года.Владельцы билетов, следите за своей электронной почтой, чтобы узнать подробности о новой дате.

ПРИБЛИЖАЮЩАЯСЯ ОСЕНЬ 2022

Фантастической сказке Шекспира суждено стать «таким материалом, на котором строятся мечты».

СДЕЛАЙТЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ СЕГОДНЯ

Подарком любого размера вы активизируете наши усилия по служению и вдохновению этого города новыми драматическими способами.

НАШЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО

Продвижение принципов инклюзивности, разнообразия, справедливости и доступности (IDEA) в театре.

Учебный центр для учителей

Исследуйте разнообразные занятия, которыми можно поделиться со своими учениками как в физических, так и в цифровых классах.

SLAM СТАНОВИТСЯ ЦИФРОВЫМ

Старшеклассники со всего региона создают совместное виртуальное производство.

ПРЕМЬЕРА ПРОЙДЕТ В СЕНТЯБРЕ 2022 Г.

Мировая премьера состоится с 6 сентября по 16 октября 2022 года. Владельцы билетов, следите за своей электронной почтой, чтобы узнать подробности о новой дате.

ПРИБЛИЖАЮЩАЯСЯ ОСЕНЬ 2022

Фантастической сказке Шекспира суждено стать «таким материалом, на котором строятся мечты».

СДЕЛАЙТЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ СЕГОДНЯ

Подарком любого размера вы активизируете наши усилия по служению и вдохновению этого города новыми драматическими способами.

НАШЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО

Продвижение принципов инклюзивности, разнообразия, справедливости и доступности (IDEA) в театре.

КАЛЕНДАРЬ

2021/22

мартапрельмайиюньиюльавгсенокнтноядекянвфев

Следующее исполнение:

Пятница, 22 апреля

© 2022 Чикагский Шекспировский театр на военно-морском пирсе

800 East Grand Avenue • Чикаго, Иллинойс • 60611 • Касса 312.595.5600

Разработан L2    

Работает на erube2

Актерская профессия времен Шекспира

Опубликовано 5 марта 2020 г. как часть нашей серии Fire and Reign. Что такое постановка «Голый бард»? Актеры возьмутся за работу Барда за 40 часов репетиций, без дизайнеров и без режиссера — совсем как актерские труппы времен Шекспира! Творческий процесс этого спектакля полностью управляется актерами, с упором на артистизм и повествование. При таком ограниченном времени для совместной работы Bare Bard устроит спонтанное выступление, в котором может случиться что угодно!

Забавные факты об актерском мастерстве в начале 1600-х годов

Несмотря на то, что «Голый бард» будет включать в себя некоторые оригинальные приемы, каково было на самом деле выступать в актерской труппе во времена Шекспира? Ознакомьтесь с нашими забавными фактами, чтобы узнать больше о сценическом искусстве в начале 1600-х годов.

    1. У них не было директора.

      Режиссура в том смысле, что мы знаем как воплощение определенного видения пьесы и руководство актерами, в то время не существовало.Актеры в значительной степени были самостоятельны, когда дело касалось жестов, движений и понимания своего персонажа. Также ожидалось, что они сами поставят боевые сцены с настоящим оружием. В творчестве Шекспира очень-очень мало сценических указаний, но его диалог был ключевым, когда он говорил актерам, что делать и куда идти на сцене, например, «здесь, на коленях, я прошу», указывающий, что актер должен стоять на коленях.

    2. Они узнали свои «роли».

      Наша производственная группа подготовила роли для каждого актера шоу.

      Шекспировским актерам давали не полный сценарий, а свернутый свиток, называемый «роль», который содержал только их реплики и два слова, которые указывали им на их реплики. Актер выучил свою «роль», а если ее запомнить, то часто держал ее «за поясом» для быстрой справки. У актера может быть немало ролей «за плечами», если они хорошо выучены наизусть, или он может быстро просмотреть свои роли за кулисами за кулисами и просто «поиграть». Актеры для нашего спектакля запоминали и репетировали, используя «роли.

    3. Они были участниками актерской труппы.

      Труппа Шекспира называлась «Слуги лорда-камергера» (позже «Слуги короля»). Они были и остаются самой известной актерской труппой всех времен. Но их основным соперником была другая актерская труппа под названием «Люди адмирала». В то время как труппа Шекспира была самой известной, «Люди адмирала» многие считали лучшей актерской труппой. Но они распались, как только их главный актер Эдвард Аллейн ушел на пенсию, что совпало с ростом популярности «Слуг лорда-камергера».Аллейн и Бербедж, руководители соперничающих компаний, два сезона назад участвовали в нашей постановке «Влюбленный Шекспир».

    4. У них были короткие репетиции. (Если есть!)

      Из-за ненасытного спроса и высокой текучести новых спектаклей времени на репетиции оставалось мало. Известно, что один только театр «Глобус» из-за своей популярности каждые две недели ставил 11 спектаклей по 12 различным пьесам. В результате, когда актерам пришло время разучивать реплики, они использовали два приема.«Игра по реплике», при которой человек шептал реплики актеру за кулисами, и «сценарий по реплике», при котором актеру давали только свои реплики и реплики непосредственно перед их репликами. Только когда актеры были на сцене, раскрывалась вся сцена и содержание пьесы. Этот метод мог быть изобретен, чтобы помешать конкурирующим драматургам воровать пьесы. В то время не существовало законов об авторском праве, поэтому, если кто-то другой мог украсть Гамлета для своего театра, он, вероятно, так и сделал.

    5. Их выступления на Глобусе проходили только в дневное время.

      На это было несколько причин: главное, электричество еще не изобрели, а театр «Глобус» был полностью деревянным, поэтому факелы и фонари были опасны. Выступления проходили примерно с 14:00 до 17:00, потому что это было время дня, когда солнце давало достаточно света, но температура была достаточно прохладной, чтобы публика могла наслаждаться развлечением. Позже, когда открылся крытый театр Шекспира «Блэкфрайарз», свечи освещали всю сцену и зрителей, но не было «световых сигналов», какими мы их знаем сегодня.

    6. У них было мало декораций и не было съемочной группы.

      Шекспировские пьесы очень быстро переходят от сцены к сцене, и единственными декорациями, которые могли быть на сцене, были абсолютно необходимые декорации. Большие тяжелые декорации, такие как королевский трон, можно было оставить на сцене независимо от сцены. Как и в диалоге, рассказывающем актеру, как передать характер, то же самое было сделано с декорациями и реквизитом. В диалоге может упоминаться лес, поэтому зрители должны были представить себе лес, или актер мог нести свечу, указывая на то, что сейчас ночь и зрители должны представить темноту.

    7. Флаги должны были обозначать жанр пьесы.

      В то время флаги были современным эквивалентом театральных шатров или рекламы спектакля, который должен был быть поставлен. Каждый день над театром «Глобус» вывешивали флаг, чтобы указать, какой тип пьесы ставится. Каждый флаг другого цвета представлял жанр пьесы. Если он был черным, это означало, что пьеса была трагедией; белый означал комедию или беззаботный характер; красный был историей.

    8. Они использовали пушки для спецэффектов.

      Несмотря на то, что декорации были почти пусты, Театр «Глобус» не мог не привлечь внимание публики специальными звуковыми эффектами. Были выпущены пушки, чтобы указать входы и выходы важных персонажей, а также гром. На самом деле осечка пушки была причиной того, что оригинальный театр «Глобус» сгорел дотла. Чудом никто не пострадал и не погиб, кроме человека, у которого загорелись штаны, и его быстро потушили чашкой эля.

    9. Аудитория была какой угодно, только не тихой.

      Елизаветинская публика представляла собой смесь низшего сословия, торгового сословия и знати под одной крышей. Люди вставали со своих мест, чтобы найти еду и питье. Если шумные зрители раздражали определенного посетителя, они могли попросить его замолчать. Мелкий средний класс стоял на земле (земляне), близко к сцене. Высший средний класс сидел на сиденьях по бокам, в галереях, и наиболее заметными местами были частные ложи высоко и ближе всего к сцене.

    10. Женские роли исполняли мужчины или юноши.

      Хотя в то время женщины играли в уличных представлениях, им было запрещено играть в коммерческих актерских труппах, например, в театре «Глобус». Женщины-исполнители ассоциировались с непристойностью и проституцией; цель закона состояла в том, чтобы защитить женское целомудрие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.