Сообщение о филиппе 2: Филипп II Август

Содержание

96-101 – Правление Филиппа II в Испании

96. Влияние Реформации и реакции на внешнюю политику

После Аугсбургского религиозного мира и отречения Карла V международные отношения на Западе вступили в новый фазис, подвергшись влиянию общей борьбы между католицизмом и протестантизмом. Во внешней политике первой половины XVI в. вероисповедные мотивы не играли почти никакой роли. Союзы протестантских кантонов Швейцарии с германскими имперскими городами и с Филиппом Гессенским, а католических кантонов с Габсбургами и Савойей представляют собою единственные примеры политической комбинации на вероисповедной почве. Наоборот, в сопернических войнах Карла V и Франциска I, бывших главным явлением в истории международных отношений того времени, не было ничего, что сколько-нибудь наводило бы на мысль о религиозной распре. Совсем другое зрелище представляет нам вторая половина XVI в., когда в своих взаимных отношениях государства резко разделились на католический и протестантский лагери, которые и вели между собою дипломатическую и вооруженную борьбу.

Одна только Франция становилась то на одну, то на другую сторону. Её жизненные интересы и традиции заставляли ее по-прежнему бороться с Габсбургами, но так как именно последние стояли во главе католического лагеря, то Франция и искала союза с протестантами, следуя в этом отношении примеру Франциска I и Генриха II, поддерживавших протестантских князей в Германии. С другой стороны, Франция осталась верна католицизму, и потому, когда в ней самой одерживали верх люди, ставившие интересы церкви выше интересов государства, она искала, наоборот, сближения с католическими державами.

97. Могущество Испании в XVI веке

Во второй половине XVI в., при Филиппе II (1556 – 1598), Испания сохраняла то первенствующее положение, которое она заняла при Карле V. Этому государю и его сыну принадлежал обширный Новый Свет, откуда они получали массу драгоценных металлов. Обладание промышленными и торговыми Нидерландами тоже представляло для испанского правительства большие материальные выгоды.

Карл V оставил, кроме того, в наследство своему сыну хорошую армию, закаленную в боях, и большой флот, побеждавший врагов на Средиземном море. Еще Фердинанд Католик и Изабелла Кастильская утвердили в стране королевский абсолютизм, и испанцы не только свыклись с новым порядком вещей, но и внутренне ему подчинились, отождествив могущество своего короля со своею национальною славою. Они прямо считали себя первою нацией в мире, и вместе с тем нигде так непоколебимо и безраздельно не царил правоверный католицизм, как здесь. Карлу V не удалось возложить императорскую корону на голову своего сына, но Филипп II все-таки оставался главою старшей линии династии, и младшая линия, царствовавшая в Австрии и не имевшая такой силы, должна была играть сравнительно второстепенную роль в международных отношениях.

98. Политика Филиппа II

Филипп II в общем продолжал политику своего отца в смысле стремления к первенству в Европе. Но между ними существовала и разница. Если Карла V нельзя причислить к какой-либо национальности, то Филипп II был прежде всего испанец и выше всего ставил свои интересы, как именно испанского короля. Карл V был врагом реформации, но по мотивам скорее политического, чем религиозного свойства, тогда как Филипп II был фанатик, который «скорее согласился бы вовсе не быть королем, чем управлять неверными». В последнем отношении он был истинным сыном своего народа, отличавшегося крайней нетерпимостью. В самом начале своего царствования Филипп II совершенно очистил Испанию от «еретиков», предав казни посредством сожжения – в своем присутствии – всех, кого можно было изобличить в принадлежности к протестантизму. Потомки покоренных мавров (мориски), сохранившие родной язык и старый национальный костюм, подверглись заодно этому страшному гонению и были почти вконец истреблены. Лично Филипп II был человек угрюмый и необщительный, лишенный способности к жалости и состраданию. «Если бы, сказал он однажды, мой собственный сын был еретиком, я сам принес бы дров в костер, чтобы его сжечь». (Известна печальная судьба его старшего сына

Дона Карлоса, которого он за непокорство посадил в тюрьму, где несчастный инфант и окончил свои дни).

99. Войны Филиппа II

В начале царствования Филипп II вообще пользовался большими успехами в своих внешних предприятиях. В войне с французским королем Генрихом II, начавшейся еще при Карле V, испанские полководцы одержали несколько побед. На сторону Франции стал было папа (Павел IV), но Филипп II послал против него герцога Альбу и тем заставил отказаться от союза с Генрихом II. Франция вынуждена была просить мира, который и был заключен в Като-Камбрези (1559), причем Генрих II должен был возвратить Филиппу II Савойю и Пьемонт, отнятые еще Франциском I у их герцога, союзника Испании. Другим важным успехом Филиппа II было поражение турок в морской битве при

Лепанто (1570), героем которой был Дон Хуан Австрийский (брат короля от другой матери). Вскоре после того Филиппу II удалось еще увеличить свои владения присоединением Португалии, где прекратилась прежняя династия (1580). Филипп II, мать которого была португальской принцессой, предъявил свои права на вакантный престол и поддержал свои притязания значительным войском, двинутым на Лиссабон. Португальцы в сущности не желали этого соединения и постоянно делали попытки свергнуть испанское владычество, но Филипп II до самой своей смерти жестоко карал все заговоры и восстания в этой стране.

100. Борьба Филиппа II с протестантизмом в чужих землях

Гораздо менее имел удачи Филипп II в своих усилиях доставить повсеместно торжество католицизму. Еще в царствование своего отца он вступил в брак с английской королевой Марией Тюдор, ревностною католичкою, начавшею в своем королевстве восстановление старой церкви. Мария скоро умерла, и испанский король предложил руку сестре её Елизавете, но последняя отвергла его предложение, оскорбив этим до глубины души гордого испанского короля. Другою причиною его ненависти к Елизавете было то, что английская королева и её подданные оказывали содействие протестантизму не только в Шотландии и Франции, но и в принадлежащих самому Филиппу II Нидерландах. Реформация одержала окончательную победу в Шотландии лишь с помощью Елизаветы.

Своим деспотизмом и фанатизмом Филипп II вызвал восстание Нидерландов, которое тоже стало пользоваться покровительством английской королевы и поддержкою со стороны французских протестантов. Во Франции как раз в это время происходили религиозные войны, в которые Филипп II и не замедлил вмешаться, чтобы утвердить католицизм в этой стране и даже подчинить ее своей династии. Он ясно понимал, что достижение его цели на материке требовало сокрушения Англии, тем более, что эта страна начинала грозить морскому могуществу Испании. Английские моряки, которые сами были не прочь грабить чужие суда и прибрежные колонии, нередко нападали на испанцев и на море, и на суше. Все это, вместе взятое, заставляло Филиппа II постоянно думать о том, как бы подчинить Англию своей власти. Сначала он возлагал всю надежду на шотландскую королеву Марию Стюарт, оспаривавшую у Елизаветы право на английскую корону. Предполагалось свергнуть и убить Елизавету, и Филипп II тайно руководил заговорами, ставившими себе эту цель.
Он даже основал в Бельгии семинарию для подготовки английских католических священников, отправлявшихся потом на родину для совершения католического богослужения и возмущения подданных против королевы-еретички. Когда Мария была казнена, Филипп II решился наказать Елизавету за это и для завоевания Англии снарядил громадный флот, заранее получивший название Непобедимой армады (1588). Предприятие это, однако, окончилось полною неудачею. Вся Англия восстала на защиту национальной независимости и выставила против армады свой наскоро снаряженный флот, оказавшийся, впрочем, превосходным. Бури и неопытность в морском деле главного испанского начальника помогли англичанам, и в Испанию вернулись лишь жалкие остатки армады. Это было страшным ударом для морского могущества Испании и сильно ей повредило в деле усмирения Нидерландов, часть которых незадолго пред тем
(1581)
отложилась от Филиппа II и образовала самостоятельную республику. Потерпел неудачу Филипп II и со своими планами относительно Франции. Во время происходивших здесь религиозных войн католики призвали к себе на помощь Филиппа II, и он прислал им денег и солдат. Когда в 1589 г. во Франции прекратилась династия Валуа, и на престол вступил протестант Генрих Бурбон, ближайший родственник королевского дома, Филипп II не захотел признать его королем и продолжал оказывать помощь католической партии, сопротивлявшейся новому государю. У испанского короля, как мужа французской принцессы, явилась даже мысль посадить на престол Франции свою дочь или же сесть на него самому. Генриху Бурбону пришлось установить внутренний мир в своем государстве, отражать испанское нашествие и с юга, и с северо-востока (из испанских Нидерландов). Эта новая война Франции с Испанией окончилась лишь в 1598 году, бывшем и годом смерти Филиппа II.

101. Ослабление Испании

Войны, которые вел Филипп II за преобладание Испании и за торжество католицизма, только ослабили и разорили его государство. Отложение части Нидерландов, гибель Непобедимой армады, неудача во Франции знаменовали потерю Испанией того первенствующего положения, которое она занимала до второй половины царствования Филиппа II. Предприятия этого короля стоили громадных денежных средств и отрывали массу людей от производительного труда. Испанию уже не могли спасти золото и серебро Нового Света, тем более, что нация, привыкшая к легкой наживе в заморских странах и на войне, пренебрегала развитием земледелия, промышленности и торговли. Материальному обнищанию страны соответствовал и

культурный её упадок под гнетом фанатического правительства и невежественного духовенства. Весьма понятно, что после Филиппа II Испания сошла на степень второстепенного государства.

Святитель Филипп, Митрополит Московский / Патриархия.ru

Святитель Филипп, Митрополит Московский, в миру Феодор, происходил из знатного боярского рода Колычевых, занимавших видное место в Боярской думе при дворе московских государей. Он родился в 1507 году. Его отец, Степан Иванович, «муж просвещенный и исполненный ратного духа», попечительно готовил сына к государственному служению. Благочестивая Варвара, мать Феодора, кончившая свои дни в иночестве с именем Варсонофия, сеяла в душе его семена искренней веры и глубокого благочестия. Юный Феодор Колычев прилежал к Священному Писанию и святоотеческим книгам, на которых зиждилось старинное русское просвещение, совершавшееся в Церкви и в духе Церкви. Великий князь Московский, Василий III Иоаннович, отец Иоанна Грозного, приблизил ко двору молодого Феодора, которого, однако, не манила придворная жизнь. Сознавая ее суетность и греховность, Феодор все глубже погружался в чтение книг и посещение храмов Божиих. Жизнь в Москве угнетала молодого подвижника, душа его жаждала иноческих подвигов и молитвенного уединения. Искренняя привязанность к нему юного княжича Иоанна, предвещавшая большое будущее на поприще государственного служения, не могла удержать в граде земном взыскующего Града Небесного.

В воскресный день, 5 июня 1537 года, в храме, за Божественной литургией, Феодору особенно запали в душу слова Спасителя: «Никто не может работать двум господам» (Мф. 6, 24), решившие его дальнейшую судьбу. Усердно помолившись Московским чудотворцам, он, не прощаясь с родными, тайно, в одежде простолюдина покинул Москву и некоторое время укрывался от мира в деревне Хижи, близ Онежского озера, добывая пропитание пастушескими трудами. Жажда подвигов привела его в знаменитый Соловецкий монастырь на Белом море. Там он исполнял самые трудные послушания: рубил дрова, копал землю, работал на мельнице. После полутора лет искуса игумен Алексий, по желанию Феодора, постриг его, дав в иночестве имя Филипп и вручив в послушание старцу Ионе Шамину, собеседнику преподобного Александра Свирского († 1533; память 30 августа). Под руководством опытных старцев инок Филипп возрастает духовно, усиливает пост и молитву. Игумен Алексий посылает его на послушание в монастырскую кузницу, где святой Филипп с работой тяжелым молотом сочетает делание непрестанной молитвы. К началу службы в храме он всегда являлся первым и последним выходил из него. Трудился он и в хлебне, где смиренный подвижник был утешен небесным знамением. В обители показывали после образ Богоматери «Хлебенный», чрез который Заступница Небесная явила Свое благоволение смиренному Филиппу-хлебнику. По благословению игумена, святой Филипп некоторое время проводит в пустынном уединении, внимая себе и Богу. В 1546 году в Новгороде Великом архиепископ Феодосий посвятил Филиппа во игумена Соловецкой обители. Новопоставленный игумен старался всеми силами поднять духовное значение обители и ее основателей — преподобных Савватия и Зосимы Соловецких (память 27 сентября, 17 апреля). Он разыскал образ Божией Матери Одигитрии, принесенный на остров первоначальником Соловецким, преподобным Савватием, обрел каменный крест, стоявший когда-то перед келлией преподобного. Были найдены Псалтирь, принадлежавшая преподобному Зосиме († 1478) первому игумену Соловецкому, и ризы его, в которые с тех пор облачались игумены при службе в дни памяти чудотворца. Обитель духовно возрождалась. Для упорядочения жизни в монастыре был принят новый устав. Святой Филипп построил на Соловках два величественных храма — трапезный храм Успения Божией Матери, освященный в 1557 году, и Преображения Господня. Игумен сам работал как простой строитель, помогая класть стены Преображенского собора. Под северной папертью его он ископал себе могилу, рядом с могилой своего наставника, старца Ионы. Духовная жизнь в эти годы процветает в обители: учениками святого игумена Филиппа были и при нем подвизались среди братии преподобные Иоанн и Лонгин Яренгские (память 3 июля, 16 октября), Вассиан и Иона Пертоминские (память 5 и 12 июня).

Для тайных молитвенных подвигов святой Филипп часто удалялся на безмолвие в глухое пустынное место, за две версты от монастыря, получившее впоследствии название Филипповой пустыни. Но Господь готовил святого угодника для иного служения и иного подвига. В Москве о соловецком отшельнике вспомнил любивший его когда-то в отроческие годы Иоанн Грозный. Царь надеялся, что найдет в святителе Филиппе верного сподвижника, духовника и советника, который по высоте монашеской жизни ничего общего не будет иметь с мятежным боярством. Святость митрополита, по мнению Грозного, должна была одним кротким духовным веянием укротить нечестие и злобу, гнездившуюся в Боярской думе. Выбор первосвятителя Русской Церкви казался ему наилучшим.

Святитель долго отказывался возложить на себя великое бремя предстоятеля Русской Церкви. Духовной близости с Иоанном он не чувствовал. Он пытался убедить царя уничтожить опричнину, Грозный же старался доказать ему ее государственную необходимость. Наконец, Грозный царь и святой митрополит пришли к уговору, чтобы святому Филиппу не вмешиваться в дела опричнины и государственного управления, не уходить с метрополии в случаях, если царь не сможет исполнить его пожеланий, быть опорой и советником царя, как были опорой московских государей прежние митрополиты. 25 июля 1566 года свершилось посвящение святого Филиппа на кафедру Московских Святителей, к сонму которых предстояло ему вскоре присоединиться.

Иоанн Грозный, один из величайших и самых противоречивых исторических деятелей России, жил напряженной деятельной жизнью, был талантливым писателем и библиофилом, сам вмешивался в составление летописей (и сам внезапно оборвал нить московского летописания), вникал в тонкости монастырского устава, не раз думал об отречении от престола и монашестве. Каждый шаг государственного служения, все крутые меры, предпринятые им для коренной перестройки всей русской государственной и общественной жизни, Грозный стремился осмыслить как проявление Промысла Божия, как действие Божие в истории. Его излюбленными духовными образцами были святой Михаил Черниговский (память 20 сентября) и святой Феодор Черный (память 19 сентября), воины и деятели сложной противоречивой судьбы, мужественно шедшие к святой цели, сквозь любые препятствия, встававшие пред ними в исполнении долга перед Родиной и перед Святой Церковью. Чем сильнее сгущалась тьма вокруг Грозного, тем решительнее требовала его душа духовного очищения и искупления. Приехав на богомолье в Кириллов Белозерский монастырь, он возвестил игумену и соборным старцам о желании постричься в монахи. Гордый самодержец пал в ноги настоятелю, и тот благословил его намерение. С тех пор всю жизнь, писал Грозный, «мнится мне, окаянному, что наполовину я уже чернец». Сама опричнина была задумана Грозным по образу иноческого братства: послужив Богу оружием и ратными подвигами, опричники должны были облачаться в иноческие одежды и идти к церковной службе, долгой и уставной, длившейся от 4 до 10 часов утра. На «братию», не явившуюся к молебну в четыре часа утра, царь-игумен накладывал епитимию. Сам Иоанн с сыновьями старался усердно молиться и пел в церковном хоре. Из церкви шли в трапезную, и пока опричники ели, царь стоял возле них. Оставшиеся яства опричники собирали со стола и раздавали нищим при выходе из трапезной. Слезами покаяния Грозный, желая быть почитателем святых подвижников, учителей покаяния, хотел смыть и выжечь грехи свои и своих соратников, питая уверенность, что и страшные жестокие деяния вершатся им ко благу России и торжеству Православия. Наиболее ярко духовное делание и иноческое трезвение Грозного раскрывается в его «Синодике»: незадолго до смерти по его велению были составлены полные списки убиенных им и его опричниками людей, которые были затем разосланы по всем русским монастырям. Весь грех перед народом Иоанн брал на себя и молил святых иноков молить Бога о прощении его исстрадавшейся души.

Самозванное иночество Грозного, мрачным игом тяготевшее над Россией, возмущало святителя Филиппа, считавшего, что нельзя смешивать земного и небесного, служения креста и служения меча. Тем более, что святой Филипп видел, как много нераскаянной злобы и ненависти скрывается под черными шлыками опричников. Были среди них и просто убийцы, очерствевшие в безнаказанном кровопролитии, и мздоимцы-грабители, закоренелые в грехе и преступлении. Попущением Божиим история часто делается руками нечестивцев, и как бы ни желал Грозный обелить пред Богом свое черное братство, кровь, пролитая его именем насильниками и изуверами, взывала к небу. Святитель Филипп решился противостать Грозному. Это было связано с новой волной казней в 1567-1568 годах. Осенью 1567 года, едва царь выступил в поход на Ливонию, как ему стало известно о боярском заговоре. Изменники намеревались захватить царя и выдать польскому королю, уже двинувшему войска к русской границе. Иоанн Грозный сурово расправился с заговорщиками и вновь пролил много крови. Грустно было святому Филиппу, но сознание святительского долга понуждало его смело выступить в защиту казненных. Окончательный разрыв наступил весной 1568 года. В Неделю Крестопоклонную, 2 марта 1568 года, когда царь с опричниками пришел в Успенский собор, как обычно, в монашеских облачениях, святитель Филипп отказался благословить его, но стал открыто порицать беззакония, творимые опричниками: «учал митрополит Филипп с государем на Москве враждовати об опричнине». Обличение Владыки прервало благолепие церковной службы. Грозный в гневе сказал: «Нам ли противишься? Увидим твердость твою! — Я был слишком мягок с вами», — добавил царь, по свидетельству очевидцев.

Царь стал проявлять еще большую жестокость в преследовании всех противившихся ему. Казни следовали одна за другой. Участь святителя-исповедника была решена. Но Грозный хотел соблюсти канонический порядок. Боярская дума послушно вынесла решение о суде над Главой Русской Церкви. Над Митрополитом Филиппом был устроен соборный суд в присутствии поредевшей Боярской думы. Нашлись лжесвидетели: к глубокой скорби святителя, это были иноки из возлюбленной им Соловецкой обители, его бывшие ученики и постриженики. Святого Филиппа обвиняли во множестве мнимых преступлений, до колдовства включительно. «Я — пришелец на земле, как и все отцы мои, — смиренно отвечал святитель, готов страдать за истину». Отвергнув все обвинения, святой страдалец пытался прекратить суд, объявив о добровольном сложении митрополичьего сана. Но отречение его не было принято. Мученика ждало новое поругание. Уже по вынесении приговора о пожизненном заточении в темнице, святого Филиппа заставили служить Литургию в Успенском соборе. Это было 8 ноября 1568 года. В середине службы в храм ворвались опричники, всенародно зачитали соборное осуждение, порочившее святителя, сорвали с него архиерейское облачение, одели в рубище, вытолкали из храма и на простых дровнях отвезли в Богоявленский монастырь. Мученика долго томили в подвалах московских монастырей, ноги старца забивали в колодки, держали его в оковах, накидывали на шею тяжелую цепь. Наконец, отвезли в заточение в Тверской Отрочь монастырь. Там год спустя, 23 декабря 1569 года, святитель принял мученическую кончину от руки Малюты Скуратова. Еще за три дня святой старец предвидел окончание своего земного подвига и причастился Святых Таин. Мощи его были преданы земле первоначально там же, в монастыре, за алтарем храма. Позже совершилось перенесение их в Соловецкую обитель (11 августа 1591) и оттуда — в Москву (3 июля 1652). Память святителя Филиппа праздновалась Русской Церковью с 1591 года в день его мученической кончины — 23 декабря. С 1660 года празднование было перенесено на 9 января.

Иконописный подлинник


Москва. XVII.

«Боголюбская» с избранными святыми (Левая сворка: святители Московские Алексий, Киприан, Филипп и Стефан Пермский). Истома Савин. Икона (Складень трехстворчатый). Москва. Конец XVI — начало XVII в. Размер створок 35 х 15.


Русь. XVII.

Свт. Филипп с житием. Икона. Русь. Конец XVII в. ГМЗ «Коломенское».


Русь. XVII.

Свт. Филипп Московский. Икона. Русь. 2-я треть XVII в. с поновлениями конца XIX начала XX в. Русский музей. Санкт — Петербург.


Россия. 1970-88.

Свт. Филипп. Архим. Зенон (Теодор). Икона. Россия. 1970-88 годы. Троице-Сергиева лавра.


Новый сводный иконописный подлинник, подготовленный Иконописной школой при Московской Духовной академии

Епископ РПЦ исключил исправление житий святых

https://ria. ru/20210903/rpts-1748648583.html

Епископ РПЦ исключил исправление житий святых

Епископ РПЦ исключил исправление житий святых — РИА Новости, 04.09.2021

Епископ РПЦ исключил исправление житий святых

Русская православная церковь не собирается пересматривать жития святых, заявил замуправделами Московской патриархии, епископ Зеленоградский Савва (Тутунов). РИА Новости, 04.09.2021

2021-09-03T23:29

2021-09-03T23:29

2021-09-04T03:15

религия

тверь

москва

владимир путин

русская православная церковь

россия

епископ зеленоградский савва (тутунов)

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155858/78/1558587836_0:158:3077:1889_1920x0_80_0_0_3d8d0b5ad5ed3161a70d429d0cfbe430.jpg

МОСКВА, 3 сен — РИА Новости. Русская православная церковь не собирается пересматривать жития святых, заявил замуправделами Московской патриархии, епископ Зеленоградский Савва (Тутунов). Ранее президент России Владимир Путин рассказал о версии гибели митрополита Филиппа, прославленного РПЦ в лике святых, не связанной с его убийством Малютой Скуратовым в XVI веке. Комментируя это, член синодальной комиссии по канонизации святых и межсоборного присутствия РПЦ, профессор Московской духовной академии протоиерей Владислав Цыпин сказал РИА Новости, что житие святителя Филиппа может быть отредактировано, если версия о том, что он не был убит Малютой Скуратовым, подтвердится.»Если по существу: никаких пересмотров житий святых на повестке дня не стоит», — написал епископ Савва в своем канале в Telegram.Церковь отмечает память митрополита Филиппа 16 июля по новому стилю. Митрополит Филипп II (в миру Федор Колычев) до 30 лет служил в Москве при дворе Василия III, дружил с его сыном Иваном в его детстве. После того, как Колычевы оказались втянуты в заговор против матери Ивана Елены Глинской, они попали в опалу: дядя Федора оказался в тюрьме, троюродные братья были казнены, а сам Федор тайно бежал из Москвы на север. Там он был пастухом, а потом подался в Соловецкий монастырь и принял постриг с именем Филипп. Через восемь лет монахи избрали Филиппа игуменом.Игумен Филипп ездил в Москву на Стоглавый собор, возобновил там знакомство с царем Иваном IV. Когда в 1566 году кандидат в Московские митрополиты архиепископ Казанский Герман впал в немилость, игумена по воле царя позвали на Московскую кафедру.Из-за жестокостей опричнины митрополит вступил с царем в открытый конфликт и был сослан в Тверь в Отроч Успенский монастырь. По преданию, в 1569 году, исполняя царскую волю, там его задушил Малюта Скуратов.

https://ria.ru/20210723/kanonizatsiya-1742452772.html

https://ria.ru/20210902/khristos-1748336827.html

тверь

москва

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155858/78/1558587836_512:507:2565:2047_1920x0_80_0_0_fde416ae7fee41cf7e544c4b1a729ccc.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

тверь, москва, владимир путин, русская православная церковь, россия, епископ зеленоградский савва (тутунов)

23:29 03.09.2021 (обновлено: 03:15 04.09.2021)

Епископ РПЦ исключил исправление житий святых

Филипп II митрополит Московский — Соловецкие деятели

Святитель Филипп (Федор) родился в знатном боярском роде Колычевых, которые были приближены ко двору великого князя Ивана Грозного. Во время боярских смут, когда Филиппу уже исполнилось 30 лет, он принимает решение покинуть дворец и отправляется на Соловки в монастырь. Здесь он принимает постриг, скрыв от настоятеля свое боярское происхождение. На протяжении 10 лет Филипп несет различные послушания, как простой инок. Филипп любил трудиться и был на хорошем счету у братии. За десять лет они успели его полюбить. Его заметил игумен монастыря и избрал себе в преемники.
Став игуменом, Филипп не терял времени даром и принялся за работу по улучшению монастыря. За 18 лет своей кипучей деятельности он полностью изменил весь архипелаг, превратив его из кучки диких островов с деревянными домишками в отличный монастырь с самой современной на то время инфраструктурой. Он и братия создали сеть дорог на островах, осушили болота, начали соединять озера каналами и строить плотины, построили садки для хранения рыбы, которые можно было использовать в любое время года, а также создали на островах один из первых водопроводов. В стволах лиственницы прорезались отверстия длинной во весь ствол. Затем стволы соединялись, а такие «деревянные трубы» закапывались в землю. К тому же игумен построил на Соловках и кирпичный завод, так что практически сразу на островах началось каменное строительство. Также он организовал на Соловках скотный двор, обеспечив мясом насельников в любое время года.
Его деятельность на островах не осталась не замеченной царем Иваном Грозным. В 1566 году Иван Грозный прислал Филиппу грамоту с приглашением в Москву для «духовного совета». Царь хотел найти в Филиппе верного сподвижника, духовника и советника. Известный своей святой жизнью Соловецкий игумен, по мнению Грозного, должен был укротить нечестие и злобу Боярской думы. В лице Филиппа Иван видел нового первосвятителя Русской Церкви. Филипп сначала хотел отказаться от такой почести, но его уговорили, и он согласился. Митрополит Московский Филипп советовал царю, как вести дела, однако царь мог принять или отклонить его предложение.
Полтора года Филипп и царь обсуждали все планы, однако их мировоззрения в корне отличались. Когда в 1568 году Иван Грозный начал проводить очередные казни, митрополит пытался его вразумить, но его не послушали. Тогда на одном из воскресных богослужений в Успенском соборе кремля Филипп всенародно обвинил царя в бессмысленном кровопролитии. Царь был на богослужении и пришел в ярость, велев Филиппу замолчать, но тот продолжил свои обвинения.
Позже состоялся суд, где митрополита обвинили в порочной жизни, а также колдовстве и государственном заговоре. Его лишили сана, и царь настаивал на смертной казни, но духовенство вымолило ему жизнь. Его заточили в Никольском монастыре, а затем перевезли в Тверь.
Однажды царь, проезжая мимо монастыря в Твери, где находился Филипп, послал к нему Малюту Скуратова. Иван Грозный хотел, чтобы Филипп благословил его, однако бывший митрополит отказался это делать и начал вновь обвинять царя. Малюта пришел в бешенство и задушил Филиппа.
Так погиб бывший митрополит Московский, который успел много сделать не только для Соловецкого монастыря, но и для России.
Есть много литературы, посвященной деятельности митрополита Филиппа. Ее можно найти в интернете и даже в школьных учебниках по истории. К тому же в 2009 году Павел Лунгин снял фильм «Царь», повествующий о двух годах из жизни Ивана Грозного, о его борьбе с оппозицией и о его взаимоотношениях в этот период с митрополитом Московским Филиппом (Колычевым).

Возвышение Македонии при Филиппе II | История. Реферат, доклад, сообщение, краткое содержание, лекция, шпаргалка, конспект, ГДЗ, тест

Раздел:

Эллинистический период (IV в. — 146 г. до н. э.)

Македония расположена в северо-восточной части Балкан между Иллирией на западе и Фракией на востоке. В межгорьях люди обрабатывали землю и выпа­сали скот. Страна находилась на этапе распада первобытнообщинных отноше­ний, её народ только недавно встал на путь формирования государства.

Филипп II царь Македонии

В VI в. до н. э. началось объединение племён под мастью вождей одной динас­тии, хотя ещё сохранялось влияние родовой знати. Страна сделала значительный шаг вперед во время правления царя Архелая (419-399 гг. до н. э.). Он построил сеть дорог, которые соединили горные долины. Это способствовало дальнейшей централизации страны. Во время правления царя Филиппа II (359-336 гг. до н. э.) произошло окончательное объединение страны. Македония превратилась в силь­ное, централизованное государство. Филипп II, выдающийся полководец и госу­дарственный деятель, опирался на поддержку войска. Жизнь македонцев была направлена на укрепление армии. Македония превратилась в сильное военное го­сударство, где все командные должности занимали аристократы. Из числа знатных македонских юношей, царских друзей детства, была сформирована тяжёлая конни­ца — гетайры (с греч. «друзья»). Фактически это была конная гвардия царя. Земля Македонии богата полезными ископаемыми, что дало возможность Филиппу II провести военную реформу и создать боеспособную и вышколенную армию. Материал с сайта http://worldofschool.ru

Македонская фаланга

Главной ударной силой в ней была македонская фаланга. От эллинской фа­ланги её отличали большая сомкнутость строя и особая организация. Воины были вооружены мечами и копьями-сариссами длиной 5-6 метров. Глубина (количество рядов) фаланги составля­ла от 8 до 24 рядов. Глубина боевого порядка увеличи­валась при сокращении фронта (расстояние между флангами), где могло разместиться от 500 до 1000 вои­нов в зависимости от места боя. Фаланга — мощная ударная сила. Враг не выдерживал её первую атаку.

Благодаря добыче золота, которым была богата Маке­дония, Филипп осуществил реформы, стал чеканить золотые монеты, которые распространились по всему Эгейскому региону, вытесняя персидские золотые «дарики». Это обостряло политические и экономические отношения между Персией и Македонией. Ослабление Эллады и Персидского государства Ахеменидов по­влияло на политику македонских царей-завоевателей.

На этой странице материал по темам:
  • Филипп 2 краткий доклад

  • Доклад филипп 2 царь

  • Гдз по истории вопросы 5 класа что помогло филиппу 2 возвысить своё государство

  • Краткое сообщение о царе филипе2 македонском

  • Доклад о македонском царе филиппе

Вопросы по этому материалу:
  • Что способствовало усилению Македонии?

  • Охарактеризуйте Македонию и её царя Филиппа II.

  • На какие два лагеря разделились афиняне по отношению к Фи­липпу II?

  • В чём сила и слабость македонской фаланги?

Ивонин Ю. Е. Филипп II Габсбург — История Испании и Португалии

В истории Западной Европы XVI в. трудно найти другого такого монарха и правителя, получившего столь противоречивые, если не сказать полярно противоположные, оценки в работах историков различных стран и направлений. Тогда как консервативные и католические авторы, как правило, приукрашивали роль и место Филиппа II в истории Европы того времени, либеральные и протестантские, в первую очередь английские и нидерландские, изображали его как политического монстра, католического фанатика до мозга костей и мрачного изувера.

В эпоху Просвещения его оценивали как воплощение обскурантизма, а в эпоху романтизма как врага свободы. За пределами Испании Филипп II прочно занял место в ряду самых ужасных тиранов. Бельгийский писатель прошлого века Шарль де Костер, автор знаменитой «Легенды о Тиле Уленшпигеле», так прямо и писал: «А король Филипп неизменно пребывал в злобной тоске…». Однако в XX — начале XXI в. мнения об этом монархе и политике были скорректированы1. Стоит вспомнить слова крупнейшего испанского историка Рафаэля Альтамиры-и-Кревеа, относящиеся к Филиппу II: «…для правильной оценки историк должен с особой осторожностью подходить к свидетельству современников и к отбору фактов»2.

Даже в самом XVI в. оценки Филиппа II находились в прямой зависимости от конфессиональных и политических симпатий современников: одни резко осуждали его, а другие, наоборот, видели в нем образец монарха и христианина3. Некоторые историки до сих пор изображают его как фанатика-идеалиста, каждый шаг и решение которого были результатом его страстной преданности католической вере4. Его частое пребывание в построенном близ Мадрида в 1563 — 1584 гг. мрачном и грандиозном замке-монастыре Сан-Лоренцо Эль Эскориаль стало чуть ли не легендой о затворнике Эскуриала.

Осада Гравлина

Александр Фарнезе, герцог Пармский

Альваро де Базан, маркиз Санта-Крус, инициатор вторжения в Англию

Алонсо Перес де Гусман, герцог Медина-Сидония, командир Армады

Плавание Армады

Битва «Счастливейшей Армады» с англичанами

Филипп II Габсбург родился 21 мая 1527 г. в Вальядолиде в доме, получившем впоследствии название «дворец Филиппа II», от брака Карла V с португальской принцессой Изабеллой. Этот брак был своего рода первым звеном в цепи династических уз между португальским и австрийским домами. Изящного телосложения, с голубыми глазами на бледном лице, Филипп обладал важностью и сдержанностью манер, что обычно производило довольно сильное впечатление на всех, кто его видел. Многое во внешности он заимствовал от матери, слывшей одной из самых красивых женщин Европы. Но так же, как и у Карла, у него была толстая нижняя губа и выдвинутая нижняя челюсть, унаследованная от бургундских предков5.

Сравнивая характеры Карла V и Филиппа II, как современники, так и историки последующих столетий отмечали менее подходящий для управления многоязычной империей характер Филиппа II. Если космополит Карл V, постоянно передвигавшийся по Европе, был везде как дома, то Филипп II, набожный и одновременно горделивый и холодный, не вызывал симпатий у тех, кто с ним сталкивался. Густые волосы и голубые глаза выдавали в нем габсбургское происхождение, но ни один правитель не был более испанским, чем он. Проведший детство и юность в Кастилии, в Толедо, он предпочитал в качестве советников иметь испанцев: исключением был известный еще при Карле V канцлер Гранвела (Антуан де Перрено), выходец из Бургундии. Филипп II говорил бегло только на кастильском наречии, хотя и имел неплохие познания в латыни. Вместе с тем он был убежденным и истово верующим католиком. Говоря с людьми, производил впечатление внимательного слушателя, сам говорил мало, причем медленно, как будто взвешивая каждое слово. Глаза его останавливались прямо на собеседнике, и слабая улыбка часто появлялась на его губах. Но, замечали современники, от улыбки Филиппа до кинжала было очень маленькое расстояние. В отличие от отца Филипп II обладал в молодости относительно хорошим здоровьем. Он умеренно питался и по возможности избегал путешествий после того, как узнал, что врачи осуждали пристрастие Карла к острой и изысканной пище, холодному пиву и частым поездкам6.

Филипп II женился четыре раза: в 1543 г. на португальской инфанте Марии, от которой родился его первый сын дон Карлос, в 1555 г. — на Марии Тюдор, которая была старше его на десять лет, в 1560 г. — на Елизавете Валуа, родившей ему двух дочерей, и, наконец, в 1570 г. — на своей племяннице Анне Австрийской, которая была моложе его на двадцать два года и родила ему за шесть лет пятерых детей. Ни одна из женщин, с которыми он имел связь, не влияла на государственные дела. У него не было незаконных детей. О его связях с женщинами известно очень мало. Все свои дела, в том числе и личные, он подчинял интересам политики.

Если это было необходимо, Филипп становился галантным и обходительным, он обладал манерами, необходимыми для придворного поведения, что входило в идеал государя эпохи Возрождения. От Карла V он перенял вкус к благородным искусствам, прежде всего к живописи и музыке. Но, главным образом, он любил книги по истории и военному искусству. Его любимым римским автором был Тацит. В Эскориале находится расписанная венецианскими художниками в 80-х гг. XVI в. галерея, стены которой от пола до потолка украшены подробными фресками с изображением сражений испанцев с арабами во времена Реконкисты. Стены залов Эскориала были завешаны картинами о славных для испанского оружия битвах при Сен-Кантене, Гравелингене и Лепанто7.

Филипп до семи лет воспитывался вместе с сестрой Марией при своей матери, тогда как отец ненадолго приезжал в Испанию. Мать умерла, когда ему еще не было двенадцати лет. Рос он в спокойной обстановке в гармонии с окружавшей природой, увлекался рыбалкой и охотой. Филипп очень любил тепло в семейных отношениях. С детства он был глубоко религиозным человеком. Воспитание юного принца происходило по принципам, разработанным еще великим гуманистом Эразмом Роттердамским в его трактате 1516 г. «Воспитание христианского государя», который высоко ценил Карл V. Воспитанием принца занимались советник императора Хуан де Цуньига и известные в Испании ученые Хуан Силесео и Кристобаль де Эстрелла. Хотя с детства Филипп пристрастился к чтению, серьезным упущением в его образовании было плохое знание иностранных языков8.

Опыт государственного управления Филипп стал приобретать в возрасте шестнадцати лет, когда в 1543 г. Карл V, уезжая из Испании, оставил его в качестве регента. Император дал своему сыну инструкции, которые тот неукоснительно выполнял не только во время регентства, но и в период всего своего долгого царствования. Инструкции рекомендовали служить богу, поддерживать инквизицию, подавлять ереси, осуществлять правосудие и сохранять равновесие между советниками. Карл V также убеждал Филиппа уделять особое внимание финансам, от которых, как он писал, зависит провал или успех любой политики. Согласно инструкциям, Филипп никогда и ни на шаг не должен был отступать с территории, которой он владеет по наследству, данному богом. Эта политика особенно упорно проводилась в Нидерландах, которые Филипп, как и его отец, рассматривал в качестве своего наследственного владения. Именно здесь прослеживалась преемственность в политике от Карла V до Филиппа II, хотя последний вел себя в ряде ситуаций иначе. Собственное завещание своему сыну Филипп II в 1598 г. составил примерно в том же духе, что и инструкции Карла V. Отсюда следует, что Филипп уже с первых лет своего правления в качестве регента, а затем короля мыслил понятиями династическими и конфессиональными. Филипп II, продолжатель политики Карла V, вполне серьезно рассматривался испанской аристократией как претендент на императорскую корону осенью 1562 г., когда состояние здоровья Фердинанда I стало внушать серьезные опасения9.

Государственная машина, созданная Филиппом, напоминала бюрократического монстра нового времени, хотя механизм принятия решений часто оставался средневековым. В огромном канцелярском наследии Филиппа II не найдено планов создания универсальной всемирной монархии, но из тех принципов, которых он придерживался в своей политике, видно, что их осуществление связывалось с подавлением восстания в Нидерландах, отражением турецкой экспансии по меньшей мере в Западном Средиземноморье, подключением к орбите своей политики Франции и Англии. Но здесь необходимо сделать несколько замечаний. Во-первых, осуществление этой политики становилось все более сложным в условиях подъема сильных централизованных государств вроде Франции и Англии, во-вторых, сам Филипп II не вполне соответствовал той роли, которую ему пришлось взять на себя. Тем не менее, его политика носила ясно выраженный династический характер с подчеркиванием преемственности между ним и Карлом V (в Испании он был королем под именем Карла I), что находило выражение в героизации архитектурных сооружений, в которых выставлялись бюсты Карла V, его прадедов императора Максимилиана I и короля Фердинанда Арагонского. Дон Хуан Австрийский на корме королевской галеры распорядился поместить портреты Карла V и Филиппа II10.

По месту рождения, воспитанию и привычкам он был даже не столько испанским, сколько кастильским королем. Известный французский историк Ф. Бродель подчеркивал, что держава Филиппа II носила скорее кастильский, чем испанский характер11. Карл V, умевший говорить по-испански и бегло по-французски, что было важно в Южных Нидерландах, сохранивших наследие бургундских времен, и Фердинанд, хорошо знавший немецкий язык, меньше сталкивались с неприязнью местного населения, к тому же по характеру были более гибкими и сговорчивыми. Поэтому первый мог быть приемлемым испанцем, а второй прекрасным австрийцем. Филипп же с юных лет не вызывал симпатий нигде, кроме Кастилии. «Он был неприятен итальянцам, замечал венецианский посол Сориано, ненавистен фламандцам, одиозен в Германии»12. А ведь эта оценка давалась еще за семь лет до того, как Филипп стал испанским королем, за 19 лет до вступления войск Альбы в Нидерланды и за 40 лет до «Счастливейшей Армады» 1588 г., причем посланником государства, которому Филипп II не нанес никакого вреда.

Но точно так же, как и его отец, Филипп II имел разветвленную сеть агентов и сторонников во многих странах Европы и особенно в Священной Римской империи, как среди высшей аристократии, так и служащих государственного аппарата и многочисленного дворянства, причем не только среди ревностных католиков, но и среди протестантов. Среди них испанский король искал союзников в борьбе против восставших Нидерландов, им он предоставлял пенсии, наиболее значительным князьям жаловал высший орден Испании орден Золотого Руна, наконец, принимал в духовно-рыцарские ордены Испании — Алькантары, Калатравы и Компостелы. Все это служило средством ослабления главных противников испанской монархии — Англии, Франции и нидерландских повстанцев13.

История Испании XVI-XVII вв. была одновременно и величественна и ужасна. «Золотой век Испании» характеризовался современниками-иностранцами как воплощение гордыни и фанатизма, унаследованных от Реконкисты, и религиозного усердия, вполне совместимого с моральной распущенностью. С одной стороны, это — огромное государство с колониями в Новом Свете, мощная армия, целый ряд крупных личностей в политике, литературе, искусстве, с другой стороны, — инквизиция и духовный гнет, а, в конце концов, экономический и политический упадок, который усиливал контрасты между различными социальными группами. Вместе с тем росла склонность к показной роскоши и чопорности, что особенно стало проявляться после смерти Филиппа II Благоразумного (Felipe II El Prudente). Золото и серебро из Америки уплывало в итальянские банки, прежде всего в знаменитый банк Сан-Джорджо в Генуе в качестве уплаты долгов. Огромные расходы на ведение войн против турок, в Нидерландах, против Англии и т.д. опустошали королевскую казну. Испания была централизованныым государством только по форме. В силу резких различий в экономическом развитии отдельных земель в ней не существовало постоянных внутренних экономических взаимосвязей. Отсюда проистекал сепаратизм провинции. К этому нужно добавить проблемы, доставшиеся в наследство от времен Реконкисты, то есть отвоевания земель у арабов. Примерно из 7,5 млн. населения Испании в XVI в. около 7 млн. были христианами, в составе прочих было около 350 тыс. потомков арабов, обращенных в христианство, и около 300 тыс. морисков (арабов), признавших христианство, но тайно исповедовавших ислам. Демографические процессы в Испании были достаточно сложными и, как показывают современные исследования, внутренняя миграция с севера на богатый юг позволяла решать некоторые экономические проблемы за счет внутренних ресурсов и роста городов14.

Испания отличалась также многочисленностью дворянства. Одна часть мелкого дворянства (идальгос) в поисках богатств и приключений устремилась в Новый Свет, другая же была занята истинно средневековым дворянским ремеслом — войной, но, тем не менее, всему испанскому дворянству не хватало дела. Следует отметить также огромную разницу в имущественно-правовом и политическом положении между аристократией и основной массой дворянства. При Карле V аристократия делилась на две группы — грандов (25 семейств) и титулованных дворян. Гранды, приближенные непосредственно к королю, занимали более высокое положение в обществе, чем другие крупные дворяне-землевладельцы. К 1598 г. обе группы увеличились до 99 семейств. Наиболее богатыми были аристократы Кастилии, занимавшие привилегированное положение в стране, имевшие практически все высшие посты в государственном аппарате и получавшие больше всего выгод от грабежа колоний. Аристократы делали блестящие карьеры, из их среды происходили генералы и вице-короли, провинциальные губернаторы, епископы и кардиналы, министры и секретари королевских советов. Кастильская аристократия, несмотря на то что не участвовала в промышленности и торговле, несмотря на сильные удары революции цен, потрясшей Европу и прежде всего Испанию в XVI в., все же сумела сохранить свои позиции вплоть до начала XIX века15. По свидетельству современников, в частности фламандцев Лермитта и Кока, живших в Испании в конце XVI в., в этой стране сохранились сеньориальный режим и многочисленные обычаи и юридические привилегии, существовавшие еще в средневековую эпоху16. Вообще испанская экономика была построена на сельском хозяйстве Кастилии и в целом оставалась аграрной. Но именно в Кастилии король пользовался абсолютной властью, тогда как другие части Испании сохраняли свои обычаи и привилегии, а также сословно-представительные органы (кортесы), которые нередко отказывали королю в субсидиях. Изобилие золота и серебра из американских колоний создавало психологическую обстановку, неблагоприятствовавшую духу предпринимательства17.

Как уже отмечалось, золото и серебро из американских колоний, которого в 50-х гг. XVI в. ежегодно поступало на 2 млн. дукатов, в основном уплывало из страны: только четверть его оставалась в руках короны. Расходовались они преимущественно на ведение войн. Революция цен, одной из причин которой был приток золота и серебра из Америки, приведшая к тому, что цены в Испании возросли в 4 — 4,5 раза, по существу, съедала все доходы испанской короны. У испанской короны не было денежного запаса, который помогал бы ей строить свою политику. Испанская колониальная экспансия основывалась на частных соглашениях и контрактах во всех возможных сферах. Правительство объявило себя банкротом во время финансового кризиса 1557 г., ставшего черным днем для антверптенских банкиров, многие из которых к концу XVI в. так и не смогли справиться с финансовыми проблемами. Филипп II пытался обеспечить надлежащие финансовые ресурсы, но по сути дела испанский империализма был властью короны, а не финансистов и купцов. В 1550 — 1800 гг. Месксика и Южная Америка дали 80% мирового серебра и 70% мирового золота. И именно туда устремились многочисленные искатели богатств, банкиры и купцы, сделав Испанию зависимой от внешних поступлений. Освободившееся таким образом пространство использовали иностранные финансисты, господствовавшие в испанской экономике два столетия18.

Еще не став испанским королем, Филипп побывал в положении мужа царствующей английской королевы Марии Тюдор. Этот брак явился сильным козырем в политической игре Карла V против Франции и германских князей. Император пытался с помощью брака между Марией и Филиппом изменить соотношение сил в свою пользу. Блестяще проведя переговоры с Марией Тюдор, Габсбургские дипломаты сумели добиться заключения брака, несмотря на сопротивление агентов французского короля. Однако Филипп II английским королем не стал. Он был лишь мужем своей жены, то есть не мог объявлять войны и вступать в политические союзы без согласия Тайного Совета, не мог привлекать иностранцев на английскую службу, но был обязан брать английских дворян к себе на службу. По сути никакой роли в государстве он не играл. Втянуть Англию в войну против Франции ему удалось лишь в 1557 году. Однако это было уже поздно, так как надежды Карла V на поворот в европейской политике в пользу Габсбургов рухнули раньше. Миссия Филиппа в Англии становилась ненужной. Детей от брака с Марией не было, ибо королева была больна. Репрессии, которые обрушили Мария и ее религиозный советник кардинал Реджинальд Поль на протестантов, в сознании англичан нередко связывались с испанским браком Марии и с испанцами вообще, хотя Филипп вел себя в этом отношении осторожно. В конце концов 28 августа 1556 г. он покинул Англию, чтобы никогда туда больше не возвращаться19.

Филипп был в Брюсселе, когда Карл V отказался от правления в Нидерландах, а затем и от испанской короны. Международные дела, прежде всего брак с Марией Тюдор и война против Франции, держали Филиппа вдали от Испании. После битвы при Сен-Кантене он прибыл лично поздравлять войска. Но кампания, стоившая огромных сил и средств, завершилась в итоге ничем. Денег не было, англичане потеряли Кале, а турки напали на Балеарские острова20. Мария умерла в ноябре 1558 г., а с ней и надежды на подчинение Англии политике Габсбургов. Попытки жениться на Елизавете Тюдор завершились безрезультатно. По условиям мира в Като-Камбрези 1559 г. Филипп женился на дочери французского короля Генриха II Елизавете Валуа.

Филипп вернулся в беспокойную Кастилию. Тяжелое финансовое положение заставило правительство прибегнуть к уловкам, которые могли понизить власть администрации и ослабить королевский авторитет. Дворянство немедленно попыталось использовать слабость короны для укрепления своих позиций. Население страдало от тяжелого налогообложения и приходило в ужас при мысли о натиске аристократии на свои доходы. Новый раунд турецкой экспансии в Западном Средиземноморье в 1566 г. неизбежно сделал внешнюю политику первоочередной заботой Филиппа II21.

Прибытие графа Эгмонта (одного из вождей Нидерландского восстания) в феврале 1565 г. в Мадрид показало, что назревает острый конфликт в Нидерландах. С этого времени Филипп II вынужден был вести борьбу на два фронта — в Нидерландах и Западном Средиземноморье. Как считает английский историк Г. Кеймен, многие ошибки и просчеты Филиппа II в Нидерландах объясняются тем, что в 60-х гг. XVI в. он был очень занят средиземноморскими проблемами. В это же время вырисовались два главных направления в политике Филиппа II: борьба с еретиками, то есть протестантами, и турками. Но взятая на себя Испанией роль защитника католической веры от протестантов и христианства от турок неизбежно привела ее к необходимости вести войны с французской и английской монархиями, которых совершенно не устраивали претензии Филиппа II на гегемонию в Европе22.

Во многом основная политическая проблема испанской истории при Филиппе состояла в том, что он унаследовал империю, которая не была в состоянии защитить себя. В армии была недостаточная дисциплина, оружие приходилось ввозить из-за рубежа, единственное хорошо налаженное производство пушек было таковым только потому, что его организовали и им управляли немцы и нидерландцы. Необходимо было полностью перестраивать военно-морские силы в Средиземном море. Итальянские банкиры организовали кредит для испанской короны, а итальянские суда стали основой испанского флота. Вообще-то испанское господство в Италии в какой-то степени удерживало итальянские государства от войн между ними. Несмотря на ряд негативных моментов испанского управления, именно испанская политика защищала Италию от турок23. Другой стороной политики Филиппа II, которая могла сближать итальянских властителей и Испанию, была его борьба с ересями и Реформацией. В 1566 г. испанский король писал в письме к своему послу в Риме: «Я скорее предпочту потерять все свои владения и 100 жизней, если бы я их имел, потому что я не желаю быть господином над еретиками»24. Эта фраза может показаться парадоксальной. Ведь именно для того, чтобы не уступить ни одну пядь из наследственных владений, Филипп II боролся с еретиками как у себя в Испании, так и главным образом за ее пределами. Но к концу жизни Филипп II начал приходить к пониманию религиозного сосуществования как одной из политических альтернатив. После того, как римская курия неофициально признала Нантский эдикт 1598 г. во Франции, устанавливавший сосуществование католиков и протестантов, можно было подумать и о проблеме веротерпимости в Испании и ее владениях. Но время было упущено25.

В эти же годы в Испании складывается бюрократический порядок царствования Филиппа II, готового сидеть в своем кабинете и управлять армиями и правительством, не выходя из-за письменного стола. Только в мае 1571 г. в королевскую канцелярию поступило 1252 дела, требовавших решения короля. С годами усиливалась и набожность испанского правителя. По три-четыре часа в день он мог стоять на коленях, молясь богу, в котором видел опору и защиту. Филипп II считал, что для короля нет пользы в поездках по стране, тем более по ее обширным владениям в разных частях света26.

Испанский король в известной мере зависел от своих министров, но он отнюдь не был, подобно своим преемникам, инструментом в их руках. Как и многие монархи XVI в. , в силу сложившихся обычаев и политической необходимости он был вынужден и даже обязан использовать высшую аристократию, то есть грандов, на наиболее важных и прибыльных государственных должностях. И все же, несмотря на их участие в управлении государством, решения принимал непосредственно Филипп II. Практически все сколько-нибудь значительные бумаги и документы, оказавшиеся у его секретарей, должны были попасть в руки короля для наложения резолюции или подписи. Блестяще подтверждает такое положение дел публикация переписки Филиппа II с его секретарем Матео Васкесом, опубликованная в 1959 году. Схема была зачастую такова: письмо — мнение короля — ответ Васкеса по всем пунктам27. Эта бюрократическая круговерть заставляла Филиппа II не только создавать огромный государственный аппарат, но и самому вникать во все тонкости любого вопроса. Это превратило испанского короля в своего рода монарха-бюрократа. Папа Пий V однажды написал Филиппу II: «Ваше Величество так много времени уделяет этим занятиям, что когда приходит время исполнять решения, уже исчезает их причина». Нередко неправильная реакция Филиппа II на какие-либо события была результатом задержки в поступлении информации.

Главное место в системе управления занимал Государственный Совет с подкомитетом по государственным делам. Далее по значимости шли Инквизиция и Совет по делам финансов. Субординация Советов (хунт) соблюдалась чрезвычайно строго. Сам же Филипп редко посещал заседания Советов, предпочитая получать от них варианты решений и рекомендации. Советы мало взаимодействовали, король действовал в отношении их скорее по принципу «разделяй и властвуй!» Но, во всяком случае, ему удалось в значительной степени отдалить высшую испанскую аристократию от центров власти и ограничить дворянские привилегии28.

Филипп II был рьяным сторонником соблюдения всех процессуальных норм в суде и пунктуального исполнения решений. Например, в 1578 г. он собственноручно санкционировал убийство секретаря Хуана де Экскобедо, который, как подозревал король, побуждал к измене Филиппу его названного брата дона Хуана Австрийского, внебрачного сына Карла V (1547 — 1578). Дон Хуан был прекрасным полководцем, успешно противостоял туркам в Средиземноморье и одержал во главе испано-венецианско-папского флота победу над турецким флотом 7 октября при Лепанто. В 1573 г. Дон Хуан захватил Тунис, но его планы создания собственного королевства не получили поддержки со стороны Филиппа. В 1578 г. Дон Хуан без санкции короля ввел войска в Нидерланды, Генеральные штаты которых потребовали его отзыва. Покинутый королем и разочаровавшийся в своих планах, вскоре Дон Хуан заболел и умер.

Филипп II также дал свое официальное согласие на несколько заговоров, целью которых было свержение с английского трона Елизаветы Тюдор, хотя и колебался с объявлением Англии войны29. Его отношение к грандам все же не было столь деспотичным, как, скажем, у восточных правителей. Казалось бы, герцог Альба своей политикой в Нидерландах спровоцировал всенародное восстание, война там затянулась, — мало того, он не послушался совета самого Филиппа, и по всем нормам жизни восточных деспотий его должны были либо казнить, либо отправить в длительную ссылку. Однако с 1573 по 1579 г. Альба достаточно активно выступал на заседаниях различных Советов в Мадриде и только в 1579 г. оказался под домашним арестом, потому что разрешил своему сыну заключить брак, не вызвавший одобрения короля. Когда же в 1580 г. понадобилось совершить военное вторжение в Португалию, герцог Альба вновь был принят при дворе. Немилость Альбы объясняется также тем, что Филипп II, изменив длительные привычки, решил на некоторое время передать дела по управлению государством в руки выдвинувшегося еще при Карле V канцлера в Нидерландах кардинала Гранвелы. Гранвела еще в 1567 г. был удален из Нидерландов, где вызвал всеобщее возмущение, и занимал различные посты в Италии. В 1579 г. ему исполнилось 62 года, он был единственным из крупных государственных чиновников в Испании со времен Карла V, имевшим иностранное происхождение30.

С самого начала своего царствования Филиппу II пришлось столкнуться с многими сложными военно-политическими проблемами. Это не только окончание войны с Францией, завершившееся миром в Като-Камбрези. В первый же год Филипп II оказался в состоянии войны с весьма экспансивным римским папой Павлом IV. Дело дошло до того, что на одном из военных советов в Риме он назвал испанского короля, претендовавшего на защиту католической веры и носившего титул «католического короля», врагом христианства. Папа не хотел усиления власти испанского короля над Римом и Италией, тогда как Филипп II очень ревниво относился к своей власти в Испании и в Италии. Конфликт начался с того, что Павел IV отлучил Карла V и Филиппа II от церкви и объявил о лишении Филиппа неаполитанской короны. Вскоре испанские войска под командой Альбы и Марко Антонио.

Колонны заняли папские владения и стали угрожать Риму осадой. Союзница папы Франция оказалась вынуждена отозвать армию Гиза для военных действий на севере страны, где та взяла Кале, до этого более двухсот лет принадлежавший англичанам, и только после этого Павел IV подписал с Филиппом II в сентябре 1557 г. мирный договор.

Испанское духовенство оказывало своему королю во время войны финансовую помощь. Отлучение было снято с Карла (уже посмертно) и Филиппа в 1559 г., когда в Риме был избран папой ставленник иезуитов Пий IV, ориентировавшийся на Испанию. С таким союзником Филипп II мог рассчитывать на активное проведение политики «крестового похода» как против турок, так и против морисков, которых он рассматривал как потенциальных союзников турок, а также против нидерландских повстанцев.

Следует сказать, что власть Филиппа II над церковью была более полной, чем над каким-либо другим учреждением Испании. Католическая церковь в Испании стала почти независимой от Рима без каких-либо политических потрясений и конфликтов. В октябре 1572 г. была запрещена всякая иностранная юрисдикция по отношению к Испании в церковных делах. В результате во главе церкви стала корона. Причем, как считают некоторые историки, процесс национализации испанской церкви был усилен аппаратом инквизиции. Генеральный инквизитор назначался королем, верховный Совет инквизиции был органом монархического правительства, и, хотя пытки и наказания мало отличались от тех, что употреблялись в других судах, инквизиция воспринималась людьми того времени как смесь ужаса и почитания. За время царствования Филиппа II инквизицией было рассмотрено около 40 тыс. дел, но не только религиозных, но и дел о двоебрачии, гомосексуализме, внебрачных связях. Инквизиция играла роль органа социального контроля за поведением паствы, в некотором роде уподобляясь пресвитерам кальвинистских конгрегаций.

Испанский король больше всего опасался укрепления связей между внешнеполитическими противниками и их возможными союзниками внутри Испании. В первую очередь это касалось морисков и протестантов. Во всяком случае, это опровергает мнение ряда биографов Филиппа II о полном соответствии политики и религиозности испанского короля. Но такая политика вела как бы к замыканию духовной и культурной жизни Испании на самой себе. Другое дело, что набожность вообще была свойственна испанцам того времени. Сам Филипп рассматривал религию как чрезвычайно важную область жизни, которую нельзя было оставлять под власть папы. Он боялся, что распространение Реформации и ересей будет угрожать распаду его владений, и поэтому стремился искоренить их влияние на подвластных территориях. Его главное желание заключалось в превращении испанской монархии в неприступную крепость, о которую бы разбивались волны ересей, заполнявших Европу31.

Филиппа II угнетала проблема престолонаследия. Его первенец, Дон Карлос, родился очень слабым ребенком. В юности его отличали раздражительность, тяжелый характер и полная непригодность к умственным занятиям. Тем не менее, это не помещало императору Максимилиану II начать переговоры о браке между Доном Карлосом и дочерью императора Анной. Габсбурги с помощью австро-испанских браков хотели сохранить династию и союз. Однако этот проект не осуществился. Герцог Альба в 1562 г. говорил: «Отсутствие здоровья у принца вместе с другими недостатками, как телесными, так и умственными, делали его Высочество менее зрелым, чем это полагалось бы ему по возрасту». В том же году Филипп II начал переговоры о приезде в Испанию двух своих племянников, австрийских эрцгерцогов, чтобы подготовить их к наследованию испанского престола, тем более что состояние Дона Карлоса становилось все хуже и хуже. Инфант легко приходил в бешенство по мельчайшему поводу, пытался нанести ранения кардиналу Эспиносе и герцогу Альбе. В приступе то ли озлобления, то ли ненависти к отцу он выразил симпатии к нидерландским повстанцам.

Состояние Дона Карлоса становилось все более опасным. В конце концов Филипп II решил арестовать сына. В одиннадцать часов вечера 18 ноября 1568 г. странная процессия в составе короля, герцога Ферии, советника Луиса Гомеса и других членов королевского совета прошествовала в спальню двадцатитрехлетнего инфанта. Как только открылась дверь, министры бросились вперед и схватили кинжал и аркебуз, которые Дон Карлос всегда хранил рядом с кроватью. После этого Филипп II заявил, что должен вести себя по отношению к инфанту не как отец, а как король. С тех пор Дона Карлоса никто не видел, он умер в тюрьме. Поступок короля открыто осуждался его подданными, поскольку Дон Карлос, каковы бы ни были его поведение и отклонения от нормы, не совершал никакого преступления, и принятое королем решение было слишком суровым. Сам Филипп II впоследствии оправдывался: «Это не было наказание, иначе бы оно имело свою цель, но я потерял всякую надежду увидеть моего сына в здравом рассудке»32. Возможно это было стремление убрать слабоумного и непригодного к государственному управлению наследника. Елизавета Валуа была молода и еще могла родить ему сына. Однако родившийся 14 июня 1578 г. сын Филипп (будущий король Филипп III) оказался ограниченным и неспособным человеком, за которого фактически правил его фаворит герцог Лерма. О нем Филипп II говорил так: «Господь бог, который дал мне столько владений, отказал в сыне, способном управлять ими. Боюсь, что им самим будут управлять другие!»33. Таким образом предсказание Филиппа II сбылось.

Непреклонную жестокость проявил Филипп при подавлении восстания морисков. Во время восстания комунерос мориски остались на стороне Карла V, и поэтому их не трогали, но во второй половине 60-х гг. XVI в. Филипп II стал опасаться, что мориски в Андалусии могут стать союзниками турок, и увидел выход из положения в их жестоком преследовании. Морискам запрещалось пользоваться арабским языком и т.д. Поскольку королевские чиновники также злоупотребляли властью в отношении морисков, те подняли восстание, которое таило в себе большую опасность для монархии, поскольку в Андалусии, где в основном жили мориски, находилось мало войск, а помощь им могли оказать берберы, алжирские корсары и даже турки. Восстание продолжалось три года (1568 — 1570) и лишь после значительных усилий королевской власти, собравшей большое войско, одержавшее победу над морисками, пошло на убыль, и как раз вовремя, так как турки стали реально угрожать позициям европейцев в Средиземноморье34.

Огромные массы повстанцев были выселены во внутренние области Испании, на кастильское плоскогорье. По данным Томаса Гонсалеса, архивиста в Симанке в конце XIX в., было изгнано 152115 человек. Согласно материалам Кортесов 1592 г., в изгнание предполагалось отправить еще 300 тыс. морисков, что было завершено уже при Филиппе III35. Страх Филиппа II перед турками дорого обошелся испанской экономике. Ведь мориски в большинстве своем были трудолюбивыми ремесленниками и крестьянами: юг Испании после их изгнания оправился от экономических потерь далеко не сразу.

Филиппа II беспокоил также сепаратизм провинций, особенно Арагона. В 1580-х гг. королевство Арагон, пользовавшееся многочисленными древними привилегиями и мало связанное экономическими контактами с Кастилией, стало одним из наименее управляемых владений Филиппа II. Его правящие круги менее всего хотели подчиняться центральному правительству и кастильским грандам. Известия из столицы Арагона Сарагосы неизбежно приводили Филиппа II, опасавшегося распада испанского королевства, к мысли о необходимости военного вторжения в провинцию. И это происходило в то время, когда бушевала освободительная война против Испании в Нидерландах и обострялись отношения с Англией. Даже в Кастилии шли разговоры о тирании королевской власти. В 1588 г. Филипп II назначил вице-королем Арагона кастильца, что противоречило традициям, а затем приказал инквизиции предъявить обвинение в растрате его бывшему секретарю Антонио Пересу, сбежавшему в Арагон под защиту арагонской юрисдикции. Восстание в защиту вольностей Арагона началось в мае 1591 г., а подавлено было в феврале 1592 года. Единство Испании было сохранено, но восстание показало, что у королевской власти нет эффективных средств для контроля над провинциями, пользующимися местными привилегиями. Положение было спасено благодаря социальным противоречиям в самом Арагоне, ибо в восстании участвовали горожане Сарагосы и арагонская аристократия, пользовавшаяся привилегиями в ущерб основной массе населения, которая не поддержала участников восстания36.

Говорить, что Филипп стремился только к защите своих владений, было бы не совсем правильно. Например, он совершенно бесцеремонно захватил Португалию. Летом 1578 г. португальский король Себастьян, племянник Филиппа II, повел свою армию в Марокко, но в августе потерпел поражение, а сам исчез. Тогда же возникла легенда о том, что он чудесно спасся и скоро предъявит права на трон. Дядя Себастьяна кардинал Энрике находился в возрасте 66 лет, детей не имел и, процарствовав до января 1580 г. , умер. Филипп II, зная, что у Энрике не может быть потомства, добился от папы запрещения на брак Энрике, хотя на этом настаивала португальская знать. Испанский король сделал это под предлогом, что Энрике являлся папским нунцием (то есть послом). Согласно португальским законам, Филипп II не мог стать королем Португалии, так как иностранцы исключались из числа претендентов. Однако испанский король возражал, указывая, что он не может быть иностранцем в Португалии, поскольку его мать Изабелла являлась португальской инфантой.

В январе 1580 г. испанский король получил поддержку большинства дворян и клириков в португальских кортесах, а в июне 1580 г. армия в 37 тыс. человек под командованием герцога Альбы вторглась в Португалию. Флот взял курс из Кадиса на Лиссабон, который упорно сопротивлялся, но в конце августа сдался. 12 сентября Филиппа II провозгласили королем. Претендовавший на португальский трон приор Антониу де Крату, имевший поддержку многих португальских дворян, бежал во Францию, и с помощью французов его сторонники оборонялись на Азорских островах до июля 1582 года. Победа испанского флота над французским у острова Мигель сделала их дальнейшее сопротивление бесполезным. Казалось, Испания теперь достигла вершины своего величия и могла легко впасть в состояние эйфории, решив разделаться и с Англией, тем более что в 1585 г. Александр Пармский добился капитуляции Антверпена37.

Условия, на которых Португалия становилась частью владений Филиппа II, в общем-то не были тяжелыми: их даже нельзя назвать завоевательскими в прямом смысле этого слова. В апреле 1581 г. Филипп II на заседании португальских кортесов поклялся соблюдать все законы королевства Португалия и был признан как ее король. В ноябре следующего года он поклялся признать широкий объем привилегий населения страны. Он обещал так часто, как это будет возможно, жить в Португалии, а ее королевский совет сформировать по той же модели, что и другие региональные советы в Испании. В целом в Португалии он вел себя достаточно миролюбиво, усвоив во многом опыт Нидерландов. Некоторые испанские авторы, впрочем, полагали, что присоединение Португалии было сделано для того, чтобы помешать торговой и морской экспансии англичан в Гвинее и защитить испанские интересы в американской торговле38.

Постоянную опасность для Испании, особенно значительную в 1560-х гг., представляла Турция. У Филиппа в принципе имелась возможность закончить начатые ранее переговоры с турками заключением перемирия на 10 или 12 лет, но он решил вести войну в Средиземноморье всеми имеющимися у него средствами. В свете сложного финансового положения в Испании, особенно после начавшегося восстания в Нидерландах, такое решение вряд ли можно назвать мудрым39. Конечно, в битве при Лепанто испано-папско-венецианский флот под командой Дона Хуана Австрийского одержал победу над турецким флотом. Кстати, в этой морской битве участвовал будущий знаменитый испанский писатель Мигель Сервантес де Сааведра, потерявший в ней руку. Но из этой победы не были извлечены большие политические выгоды. Во-первых, турецкий флот был восстановлен за три года. Во-вторых, после террористического управления Альбы в Нидерландах восстание там приобрело всеобщий характер. Затем сам Филипп II отправил Дона Хуана в Тунис. Короля беспокоили честолюбивые планы его сводного брата, мечтавшего завоевать Константинополь и восстановить старую Византийскую империю (причем Дон Хуан пользовался в этом смысле поддержкой папской курии). Но когда Дон Хуан в конце 1573 г. укрепился в Тунисе и захотел создать там свое государство, Филипп отказал ему в помощи. Тунис снова стал турецким в 1574 г., а Марокко — в 1576 году. Когда восстание в Нидерландах достигло апогея в 1576 — 1577 гг., Филипп II прекратил активно заниматься турецкой проблемой в надежде на передышку40. Но дело заключалось в том, что уже сама Османская империя исчерпала свои возможности в смысле дальнейшей территориальной экспансии. Начались восстания среди покоренных народов, в Малой Азии происходили крупные антифеодальные движения, усилился сепаратизм феодалов. Аугсбургский религиозный мир 1555 г. и мир в Като-Камбрези закрепили начавшийся перелом в отношениях между странами Западной Европы и Османской империей.

Но главную проблему для Филиппа представляло удержание власти Испании в Нидерландах: без Нидерландов могло погаснуть величие Испании как мировой державы. Ведь Нидерланды давали в королевскую казну два миллиона гульденов ежегодно. И чем дальше, тем сильнее становился конфликт между испанским управлением и тягой нидерландского дворянства, особенно буржуазии, к национальной самостоятельности. Еще при Карле V буржуазия в Нидерландах имела значительные преимущества. Карл V помогал ей в конкурентной борьбе с ганзейцами и англичанами исходя из интересов имперской политики в целом. При Филиппе II ситуация изменилась. Теперь интересами Нидерландов пренебрегали: например, были введены разорительные для нидерландской шерстоткацкой промышленности пошлины на ввозимую испанскую шерсть, нидерландским купцам был запрещен въезд в испанские колонии. Банкротство 1557 г. разорило многих нидерландских банкиров, система денежного кредита была дезорганизована.

Филипп II не понимал экономических и социальных проблем Нидерландов, более сложных, чем в его испанских владениях. Он ожидал больших доходов и стремился к контролю над местными учреждениями и большей подчиненности местного населения в религиозных делах, тогда как его подданные в Нидерландах все сильнее проникались кальвинистскими настроениями. Еще менее понимал все это герцог Альба, ставший с 1567 г. наместником короля в Нидерландах. Как кадровый военный, он всегда стремился к ясному военному решению. Но такого решения в Нидерландах не могло быть. Однако Альба с присущим ему упрямством решил ввести казарменный режим в подвластной стране. Филиппу II он писал: «Каждого нужно заставить жить в постоянном страхе, что крыша может обрушиться на его голову». Тогдашняя правительница Нидерландов Маргарита Пармская возражала против назначения Альбы в Нидерланды, прямо указывая, что герцога настолько ненавидели в этой стране, что «одного его появления будет совершенно достаточно, чтобы ненависть распространилась на весь испанский народ». Филипп II, хотя поначалу и решил действовать мирным путем, не послушал ее. По существу, восстание в Нидерландах, являвшихся суверенным государством, было направлено против системы правления испанского короля41.

Кроме жестоких избиений протестантов в целях устрашения и возвращения их в лоно католической церкви Альба ввел так называемую алькабалу (однопроцентный налог с недвижимого имущества, пятипроцентный с движимости и десятипроцентный с каждой торговой сделки). В Нидерландах, где каждый товар проходил через руки десятков посредников до потребителя, это означало разорение торговцев и промышленников. Советники доказывали герцогу неприемлемость такого шага. Сам Филипп II предписал Альбе смягчить режим и объявить всеобщую амнистию, но герцог был непреклонен и довел дело до всеобщего восстания, а вместе с ним и до ухудшения отношений с Англией. Его карьера статхаудера в Нидерландах завершилась в октябре 1574 г., когда герцога отозвали в Испанию. Филипп II в сердцах даже заявил: «Герцог украл у меня Нидерланды». Испания оказалась, в конечном счете, втянутой в длительную и совершенно бесполезную войну в Нидерландах, продолжение которой вызывало недовольство в самой Испании. «Почему, — протестовал один из депутатов кортесов в Мадриде в 1588 г., — мы должны здесь платить налоги для того, чтобы остановить ересь там? Кастилия не должна нести всю тяжесть на себе, тогда как другие королевства и государства наблюдают»42.

Восстание в Нидерландах было причиной медленной гибели всей политики Филиппа II, поскольку привело к необходимости воевать с англичанами и французами, что в итоге оказалось Испании не под силу43. События, разыгравшиеся в Нидерландах, прямо повели к ухудшению отношений с Англией, так как потеря нидерландского рынка отрицательно сказывалась на торговле английских купцов и, кроме того, Англия не хотела победы Испании над повстанцами, опасаясь усиления испанской монархии и угрозы испанского вторжения в Англию. Собственно, первые признаки грядущего конфликта проявились еще в 1563 г., когда королева Елизавета обвинила испанского посла Альваро де Куадро в организации тайного заговора в контакте с английскими католиками с целью лишить ее трона44. Испанские послы неоднократно жаловались Елизавете на английских пиратов, однако пиратские экспедиции не только не прекращались, но становились более частыми и опасными. Постоянные нападения английских пиратов, которых поддерживала Елизавета, на испанские галеоны с золотом и серебром в Атлантике, нападение Фрэнсиса Дрейка на крупный порт Кадис в феврале 1587 г. вызывали постоянное раздражение в Мадриде. Посол Филиппа II в Англии Бернардино де Мендоса развернул бурную деятельность и в конце концов был выслан из Англии, дипломатические отношения были прерваны, и путь к войне фактически открыт. Казнь Марии Стюарт сделала англо-испанскую войну неизбежной.

Испанская монархия уже имела опыт морских военных экспедиций в войнах с турками в Западном Средиземноморье, а также организации крупных флотов в Атлантике. Сам по себе проект вторжения в Англию был далеко не нов. Еще в 1559 г. при дворе Филиппа II обсуждался план организации морской эскадры в Англию, чтобы свергнуть Елизавету с престола45. В мае 1587 г. было получено согласие папы римского на проведение экспедиции против Англии, о чем посол Филиппа II в Риме граф Оливарес сообщал в Мадрид46. Для Испании 1580-е гг., казалось, были годами триумфа. Присоединение Португалии, захват Антверпена во многом укрепили ее позиции. Благоприятствовала и внешнеполитическая обстановка. Ослабла экспансия турок в Западном Средиземноморье, во Франции укрепилась Католическая Лига, которую поддерживал Мадрид. Император Священной Римской империи Рудольф II в отличие от своего предшественника Максимилиана II склонялся к борьбе с протестантами47. Но, с другой стороны, эти годы стали кульминацией конфликта между Испанией и ее противниками. Взятие Антверпена привело к массовой эмиграции настроенных против Испании кальвинистов из Южных Нидерландов и усилению протестантской солидарности, сближению между Англией и Голландией (Республикой Соединенных провинций), обострилась религиозно-политическая борьба во Франции48.

Филипп II планировал направить к берегам Англии огромный военный флот, который в Ла-Манше должен был взять на борт 17 тыс. солдат из войск Александра Пармского в Нидерландах. Бюджет предполагавшейся экспедиции должен был составлять 3 млн. 800 тыс. дукатов. Но это было не под силу испанской казне. Кроме того, благодаря деятельности английских финансовых агентов на иностранных биржах, испанские векселя были собраны и предъявлены Испании. На римского папу Сикста V, решившего поддержать «первого воителя Христова» Филиппа II всеми доступными средствами, кроме денег, рассчитывать не приходилось. Он обещал предоставить Филиппу II миллион дукатов лишь после того, как испанские войска высадятся в Англии. Усилия графа Оливареса были безуспешными. После очередного отказа он в отчаянии писал в Мадрид: «Его Святейшество оказался тверд, как алмаз… Легче вырвать внутренности у Его Святейшества, чем один золотой».

Испанские моряки имели огромный опыт морских сражений и часто выигрывали морские сражения, доказательством чего является битва при Лепанто. Почти до середины XVII в. Испания сохраняла свою эффективность на море. Предводительствовать всей экспедицией должен был дон Альваро де Басан, маркиз де Санта-Крус, герой Лепанто. Но в начале февраля 1588 г. он скоропостижно скончался в возрасте 62 лет. С ним, казалось, умерла надежда Испании на победу. Испанцы говорили потом, что если бы он командовал флотом, поражения бы не было49. Выбор короля пал на герцога Медина-Сидонию (дон Алонсо Перес де Гусман). Это был богатейший и родовитейший феодал Испании, владевший половиной Андалусии, но не имевший военного опыта. Король опасался, что всякое иное назначение вызовет недовольство других военачальников. Во всяком случае, так считал Альтамира-и-Кревеа. В процессе подготовки экспедиции Филипп II, согласно выработавшейся у него за много лет привычке, вмешивался во все детали и требовал, чтобы к нему обращались буквально по всем вопросам50. Но, несмотря на тщательные приготовления, в Армаде оказалось много неспособных офицеров и неопытных моряков, что снижало ее боеспособность.

Данные о численности кораблей и солдат «Счастливейшей Армады» в разных источниках не всегда одинаковы, хотя расхождения незначительны. Но в любом случае цифры впечатляющи: не менее 130 кораблей, 7 тыс. матросов и 17 тыс. солдат, к которым должна была присоединиться армия Александра Пармского в Нидерландах. Личный состав состоял на 90% из испанцев. Флот состоял в основном из галеонов, тяжелых судов, имевших две палубы, а также карраков — средиземноморских торговых судов. На воде испанский флот был менее устойчив, чем английский, имевший больше эффективных кораблей. Таран и абордаж, когда исход боя решали «испанская доблесть и толедская сталь», отходили в прошлое. Особенно нуждались они в кулевринах — дальнобойных орудиях. Было спешно отлито шестьдесят шесть орудий, тогда как флот нуждался не менее, чем в шестистах. По испанское правительство рассчитывало не столько на морской бой, сколько на высадку десанта в Англии, где, случись такое, испанской армии никто не смог бы противостоять. Армада 1588 г. потерпела поражение в водах Па-де-Кале, когда испанские корабли сначала поддались на провокацию англичан, пустивших на испанский флот шесть брандеров с горящим сеном, что вызвало панику, а затем ветер разметал испанские корабли по водам Северного моря. Далее произошла грандиозная катастрофа, так как большинство кораблей погибло в водах Атлантики или на ирландском берегу.

В 1597 г. опыт был повторен, правда, с еще меньшими результатами. Флотилия отправилась к берегам Англии, но ветры Ла-Манша и Северного моря разметали и ее. Поражение Армады не стало началом конца испанского флота, но позиции страны начали ослабевать. Гибель Армады успокоила протестантские силы в Европе, а католики осознали, что Испания отнюдь не была богоизбранным победителем51.

Еще с большим упорством Филипп II стал вмешиваться во французские дела. После убийства короля Генриха III подосланным Гизами сумасшедшим монахом Жаком Клеманом остался лишь один претендент на французский трон — Генрих Бурбон, совершенно неприемлемая для испанского короля кандидатура не только потому, что он был протестантом, но, главным образом, потому, что воцарение Генриха па французском троне могло означать восстановление прежней антигабсбургской политики французских королей. После успехов Генриха Бурбона в 1590 г. Филипп выдвинул претенденткой на французский трон свою дочь Изабеллу. Гизы его тоже не очень-то устраивали, ибо никто не мог гарантировать, что в последующем они не выступят против Испании. Но пока он нуждался в услугах Гизов.

18 сентября 1590 г. Александр Пармский начал осаду Парижа. Однако непосредственное вмешательство испанской короны на стороне Гизов способствовало лишь тому, что общественное мнение Франции стало все больше склоняться в пользу Генриха Бурбона. Филипп II для решения вопроса о престолонаследии настоял на созыве Генеральных Штатов в январе 1593 г. в Париже. Его представитель герцог де Ферия предложил тогда выдать Изабеллу замуж за французского принца и передать корону одному из герцогов Гизов при условии, что он женится на испанской инфанте. Переговоры затягивались, и исход их был решен обращением Генриха Бурбона в католическую веру.

Последние годы царствования Филиппа II были мрачными и тягостными. В 1590-х гг. уже чувствовалось, что экономика Испании трещит по швам под тяжестью имперских авантюр. Только Армада 1588 г. обошлась в 10 млн. дукатов, а государственные расходы ни разу не находились ниже уровня 12 миллионов52. Обращение Генриха Бурбона в католическую веру разрушило планы посадить испанского ставленника на французский трон. Государственное финансовое банкротство 1596 г. окончательно поставило точку во французской политике Филиппа II, сделав неизбежным мир с Францией, который был заключен в Вервене 2 мая 1598 года. Страна, по существу, уже управлялась инфантой Изабеллой и племянником короля эрцгерцогом Австрийским Альбрехтом, которые поженились в Валенсии в апреле 1599 года.

Летом 1598 г. Филипп направился в Эскориал. Он чувствовал, что скоро умрет и начал приготовления к смерти, как положено правоверному католику. Были обсуждены все детали похорон, а подле кровати поставлен гроб. В Рим был послан курьер с просьбой о получении у папы отпущения грехов, который необычно быстро для испанских порядков вернулся обратно. 13 сентября 1598 г. Филипп II умер в возрасте 71 года. На церемонии похорон в строгом иерархическом порядке, заведенном покойным, выстроились сначала члены королевского Совета, затем Совета Арагона, Инквизиции, Совета в Италии, Индии (то есть американских колониях) и т.д.53. Похоронен Филипп II был в Эскориале.

Холодный политик Филипп II, всю жизнь пытавшийся сохранить свои наследственные владения и боровшийся за них то с Францией, то с Англией, то с нидерландскими повстанцами, то с турками, то с римским папой в конечном счете оказался обессиленным. До конца Тридцатилетней войны Испания еще была крупной европейской державой, но по ней уже начинал звонить колокол. Человек скорее средних способностей, политик не из самых выдающихся, более бюрократ на троне, чем великий политический деятель и дипломат, Филипп II старался выполнить невыполнимую задачу: по существу, он шел наперекор естественному ходу исторических событий, тем самым истощая Испанию. Несмотря на попытки Филиппа II отстоять наследство Карла V и династические интересы Габсбургов, его держава фактически утратила дух покойного императора. Это; скорее, была держава атлантического плана, властитель которой, тем не менее, упрямо держался за старые догмы. Управлявший своими владениями большей частью из Эскориала, он все же порой мыслил достаточно глобально, но все его замыслы в конечном счете не исполнялись. Ошибки проистекали не только из его характера. Драма Филиппа II как политика заключалась в невозможности сочетания бюрократического управления, архаизма политического мышления и глобальных задач, которые этот король ставил перед собой. Но он между тем оставил глубокий след в истории не только Испании, но и всей Европы.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. PIERSON P. Philipp II of Spain. L. 1975, p. 8; KOENIGSBERGER H. The Politics of Philipp II. Politics, Religion and Diplomacy in Early Modern Europe. Kirksville. 1994, p. 189; FERDINANDY M. de. Felipe II. Barcelona. 1988; CLOULAS I. Philippe II. Paris. 1992; ALVAREZ M.F. Felipe II у su tiempo. Madrid. 1998; CABOT J.T. La vida e la epoca de Felipe II. Barcelona. 1997; LACARTA M. Felipe II. La intimidad del rey prudente. Madrid. 1997.

2. АЛЬТАМИРА-И-КРЕВЕА Р. История Испании. Т. 2. M. 1951, с. 56 — 57.

3. ALTAMIRA у CREVEA R. Ensayo sobre Felipe II. Hombre de Estado. Su psihologia general у sa individualidad humane. Madrid. 1959, p. 7.

4. GRIERSON E. The Fatal Inheritance. Philipp II and the Spanish Netherlands. N.Y. 1969, p. IX.

5. PARKER G. Felipe II. Madrid. 2008, p. 20.

6. PIERSON P. Op. cit., p. 37.

7. Летом 1557 г. в битвах при Сен Кантене и Гравелингене во Фландрии испанцы нанесли поражение французам. 7 октября 1571 г. в битве при мысе Лепанто объединенный папско-венецианско-испанский флот одержал победу над турецким флотом.

8: PARKER G. Felipe II. La biographia definitiva. Barcelona. 2010, p. 22 — 33, 60 — 75; КРАМЕР Ф. Филипп II (1556 — 1598). Испанские короли. Ростов-на-Дону. 1998, с. 88 — 90.

9. KAMEN Н. Spain 1469 — 1714. A Society of Conflict. L. -N.Y. 1985, p. 122 — 123; ALVAREZ M.F. Politica mundial de Carlos V у Felipe II. Madrid. 1966, p. 2, 283 ; LOVETT A. Early Habsburg Spain 1517 — 1598. Oxford. 1986, p. 123; PARKER G. Felipe II…, p. 34 — 42; КРАМЕР Ф. Ук. соч., с. 90 — 91; Dokumente zur Geschichte Karl’s V, Philipp’s II und ihrer Zeit. Regensburg. 1862, S. 452.

10. PARKER G. The Grand Strategy of Philipp II. New Haven-L. 1998; EDOUARD S. Un songe pour triompher: la decoration de la galere royale de don Juan d’Autriche a Lepanto (1571). — Revue historique, 636, octobre 2005, p. 821 — 828.

11. BRAUDEL F. La Mediterranee et le Monde mediterranean a l’epoque de Philippe II. P. 1949, p. 523.

12. Цит. по: GRIERSON E. Op. cit., p. 19.

13. EDELMAYER F. Das Netz Philipps II von Spanien im Heiligen Romischen Reich. — Reichstandische Libertat und Habsburgisches Kaisertum. Mainz. 1999, S. 57 — 79.

14. ALVAREZ M.F. Espafia у los espanoles en los tiempos modemos. Salamanca. 1979, p. 9; EJUSD. La sociedad espanola del Rinacimaento. Madrid. 1974, p. 193 ; ДЕФУРНО М. Повседневная жизнь Испании золотого века. М. 2004, с. 14, 36 — 59; ПРОКОПЕНКО С. А. Неомальтузианский цикл на примере Испании XVI-XVII веков. — Новая и новейшая история. 2006, N1, с. 42 — 54; ЕГО ЖЕ. Испания Габсбургов глазами демографов. — Новая и новейшая история. 2007, N6, с. 37 — 50; ЕГО ЖЕ. Население Испании в XVI-XVII вв. Демографческая и социальная характеристика. Историографическое исследование. М. 2002.

15. ВЕДЮШКИН В. А. Экономическое положение кастильской аристократии в XVI в. Социально-экономические проблемы генезиса капитализма. М. 1984, с. 151 — 152, 172 — 173; История Европы. Т. 3. М. 1993, с. 100 — 101; KOENIGSBERGER H. Op. cit., p. 172 — 173.

16. ALVAREZ M.F. La sociedad…, p. 149 — 150 ; DEVOS J. -P. Description de l’Espagne par Jehan Lermite et Henri Cock, humanistes beiges archers du corps de la garde royale. P. 1969.

17. LYNCH A. Spain under the Habsburgs. Vol. 2. L. 1964, p. 1; ДЕФУРНО М. Ук. соч., с. 32 — 34, 121 — 122.

18. КЕЙМЕН Г. Испания: дорога к империи. М. 2007, с. 398 — 412.

19. CONSTANTG. Le marriage de Marie Tudor et de Philippe II. — Revue d’histoire diplomatique. 1912, N1.

20. АЛЬТАМИРА-И-КРЕВЕА Р. Ук. соч., т. 2, с. 58.

21. ELLIOT J. Imperial Spain 1469 — 1714. L. 1969, p. 204; KOENISBERGER H. Op. cit., p. 176; PARKER G. Felipe II…, p. 86 — 101.

22. KAMEN H. Op. cit., p. 124; Historia de Espafia. T. 5, p. 193, 195.

23. КЕЙМЕН Г. Ук. соч., с. 241 — 250; PARKER G. Felipe II…, p. 90.

24. Цит. по: KAMEN H. Op. cit., p. 129.

25. КЕЙМЕН Г. Ук. соч., е. 431 — 433.

26. PARKER G. Felipe 11…, p. 43 — 58.

27. Correspondencia privada de Felipe II con suo secreterio Mateo Vasquez, 1567 — 1591. Madrid. 1959.

28. LOVETT A. Op. cit., p. 122; КРАМЕР Ф. Ук. соч., с. 96 — 104.

29. PIERSON P. Op. cit., p. 47 — 48.

30. PARKER G. Felipe II…, p. 158 — 168.

31. ALTAMIRA у CREVEA R. Op. cit, p. 69, 87; ELLIOT J. Op. cit., p. 223 ; PARKER G. Felipe II…, p. 125 — 129; КРАМЕР Ф. Ук. соч., с. 104 — 107; ДЕФУРНО М. Ук. соч., с. 160 — 161.

32. АЛЬТАМИРА-и-КРЕВЕА Р. Ук. соч., т. 2, с. 84; ELLIOT J. Op. cit., p. 245.

33. Цит. по: АЛЬТАМИРА-И-КРЕВЕА Р. Ук. соч., т. 2, с. 88.

34. Там же, с. 62; КЕЙМЕН Г. Ук. соч., с. 259 — 262; ALVAREZ M.F. La sociedad…, p. 231.

35. ALVAREZ M.F. La sociedad…, p. 233, 235, 236, 241.

36. ELLIOT J. Op. cit., p. 276; КРАМЕР Ф. Ук. соч., с. 109 — 110.

37. КЕЙМЕН Г. Ук. соч., с. 418 — 426.

38. ALVAREZ M.F. Economia, sociedad y corona (ensayos historicos sobre el siglo XVI). Madrid. 1963, p. 315.

39. ELLIOT J. Op. cit., p. 239 ; НОВИЧЕВ А. Д. История Турции. Т. 1. Л. 1963, с. 412; ЧИСТОЗВОНОВ А. Н. Нидерландская буржуазная революция XVI в. М. 1958, с. 43 — 44.

40. PIERSON P. Op. cit., p. 47.

41. КЕЙМЕН Г. Ук. соч., с. 253 — 258.

42. KAMEN H. Op. cit., р. 139; ЧИСТОЗВОНОВ А. Н. Ук. соч., с. 68.

43. Historia de Espafia, т. 5, p. 195.

44. ALVAREZ M.F. Economia…, p. 323 — 325.

45. ALVAREZ M.F. Espafia…, p. 371.

46. Correspondencia privada, p. 401.

47. PARKER G. Felipe II…, p. 173 — 185; BRUNET S. Philippe II et la Ligue parisienne (1588). -Revue historique. 696, octobre 2010, p. 795 — 844.

48. SHILLING H. Konfessionalisierung und Staatsinteressen. Internationale Beziehungen 1559 — 1660. Paderborn u.a. 2007, S. 462 — 464.

49. MATTINGLY G. The Armada. Cambridge-Boston. 1959, p. 201.

50. АЛЬТАМИРА-И-КРЕВЕА Р. Ук. соч., т. 2, с. 77.

51. MATTINGLY G. Op. cit., p. 397; КЕЙМЕН Г. Ук. соч., с. 427 — 429.

52. ELLIOT J. Op. cit., p. 279.

53. LOVETT A. Op. cit., p. 123; PARKER G. Felipe II…, p. 234 — 236.

Сообщение о царе филиппе 2. Филипп II (Македонский)

Филипп II вошёл в историю больше как отец Александра Великого , хотя осуществил наиболее трудную, первоначальную задачу укрепления Македонского государства . Его великому сыну оставалось лишь воспользоваться сильной, закалённой в боях армией и ресурсами всей Греции для создания своей необъятной империи.

Царствование Филиппа

«Филипп определил условия мира для всей Греции сообразно с заслугами отдельных государств и образовал из всех их общий совет, как бы единый сенат. Одни только лакедемоняне отнеслись с презрением и к царю, и к его установлениям, считая не миром, а рабством тот мир, о котором не сами государства договорились, а который дарован победителем. Затем определена была численность вспомогательных отрядов, которые должны были выставить отдельные государства либо в помощь царю в случае нападения на него, либо для использования их под его командой в случае, если он сам объявит войну кому-нибудь. И не было сомнения, что эти приготовления направлены против персидского государства… В начале весны он послал вперед в Азию, подвластную персам, трёх полководцев: Пармениона, Аминту и Аттала… »

Однако на пути этих планов встал острый семейный кризис, вызванный человеческими страстями царя. Именно, в 337 до н. э. он неожиданно женится на молодой Клеопатре , что вознесло к власти группировку её родственников во главе с дядей Атталом . Результатом был отъезд оскорблённой Олимпиады в Эпир к своему брату, царю Александру Молосскому, и отъезд сына Филиппа Александра Македонского сначала вслед за матерью, а затем к иллирийцам . В конце концов Филипп добился компромисса, результатом которого было возвращение Александра. Обиду эпирского царя за сестру Филипп сгладил выдачей за него своей дочери Клеопатры .

Смерть царя обросла различными версиями , основанными в основном на догадках и умозаключениях по принципу «кому выгодно». Греки подозревали неукротимую Олимпиаду ; называли и имя Александра Македонского , и в частности рассказывали (по словам Плутарха), будто он на жалобы Павсания ответил строкой из трагедии: «Всем отомстить: отцу, невесте, жениху…». Современные учёные обращают также внимание на фигуру Александра Молосского, который имел в убийстве и политический, и личный интерес. Александр Македонский казнил двух братьев из Линкестиды за соучастие в покушении, но основания приговора остались неясными. Потом тот же Александр обвинял в смерти отца персов. История имеет дело со свершившимися фактами, и один из них бесспорен. На трон Македонии заступил сын Филиппа, Александр, затмивший своими героическими деяниями выдающегося отца, и с именем которого связывают новую эпоху в истории Эллады и всего древнего мира.

Жены и дети Филиппа II

«Филипп всегда брал новую жену на каждой из его войн. В Иллирии он взял Аудату и имел от нее дочь Кинану. Он женился также на Филе, сестре Дерды и Махата. Желая выставить притязания на Фессалию, он прижил детей от фессалийских женщин, одна из них Никесиполида из Фер, которая родила ему Фессалонику, другая была Филинна из Лариссы, от которой он заимел Арридея. Дальше, он приобрел царство молоссов [Эпир], женившись на Олимпиаде, от которой имел Александра и Клеопатру. Когда он подчинял Фракию, там к нему перешел фракийский царь Кофелай, отдавший ему дочь Меду и большое приданое. Женившись на ней, он таким образом привел домой вторую жену после Олимпиады. После всех этих женщин он женился на Клеопатре, в которую влюбился, племяннице Аттала. Клеопатра родила Филиппу дочь Европу.»

Филипп как полководец

Именно Филиппу принадлежит заслуга создания регулярной македонской армии. Прежде македонский царь , как писал Фукидид про Пердикку II , имел в распоряжении постоянную конную дружину числом около тысячи воинов и наёмников, а пешее народное ополчение призывалось в случае внешнего вторжения. Количество конницы увеличилось за счет приема новых “гетайров” на военную службу, таким образом царь привязал племенную знать к себе лично, завлекая их новыми землями и дарами. Конница гетайров во времена Александра Македонского насчитывала 8 эскадронов по 200-250 тяжеловооруженных всадников. Филипп первым в Греции применил конницу как самостоятельную ударную силу. В битве при Херонее гетайры под командованием Александра истребили непобедимый «Священный отряд» фиванцев.

Пешее ополчение благодаря успешным войнам и дани с покоренных народов превратилось в постоянное профессиональное войско, вследствии чего стало возможным создание македонской фаланги, набираемой по территориальному принципу. Македонская фаланга во времена Филиппа состояла из полков примерно по 1500 человек и могла действовать как в плотном монолитном строю, так и маневрировать подразделениями, перестраиваться, менять глубину и фронт.

Также Филипп применял и другие рода войск: щитоносцев (гвардейская пехота, более подвижная чем фаланга), фессалийская союзная конница (мало чем отличалась по вооружению и численности от гетайров), легкая кавалерия из варваров, лучники, пешие отряды союзников.

«Филипп приучал македонцев к постоянным упражнениям, в мирное время как в реальном деле. Так он часто заставлял их маршировать по 300 фарлонгов , неся с собой шлемы, щиты, поножи и копья, а сверх того еще провизию и прочую утварь. »

Дисциплину в войсках царь поддерживал жестко. Когда два его генерала привели в походный лагерь певичку из борделя, он изгнал обоих из Македонии.

Благодаря греческим инженерам Филипп применил при осаде Перинфа и Византия (340-339 гг. до н. э.) передвижные башни и другую осадную технику. Ранее греки брали города, как в случае с легендарной Троей , в основном измором. Сам Филипп предпочитал штурму подкуп, ему приписывает Плутарх крылатое выражение — «любые стены преодолеет осел с грузом золота ».

В начале царствования Филипп во главе войска бросался в гущу сражения: под Метоной стрела выбила ему глаз, трибаллы насквозь пробили бедро, в одном из боев перебили ключицу. Позже царь управлял войсками, опираясь на своих полководцев, и старался использовать разнообразные тактические приемы, а еще лучше политические. Как пишет Полиен про Филиппа: «Он не был столь успешен в силе оружия, сколько в союзах и переговорах… Он ни разоружал побежденных, ни разрушал их укреплений, но его главной заботой было создать соперничающие фракции, чтобы защитить слабых и сокрушить сильных ».
Юстин вслед повторяет: «Любой прием, который вел к победе, не был постыдным в его глазах. »

Филипп в отзывах современников

Филипп оставил о себе противоречивые суждения современников. У одних он вызывал ненависть как душитель свободы, другие видели в нем мессию, посланного объединить раздробленную Элладу. Коварный и великодушный одновременно. Одерживал победы, но и терпел поражения. Приглашал философов ко двору, а сам предавался беспробудному пьянству. Имел много детей, но никто из них не умер по возрасту.

Филипп, несмотря на годы, проведенные в Фивах в юности, никак не походил на просвещенного государя, а был нравами и образом жизни схож с варварскими царями соседней Фракии . Феопомп, лично наблюдавший жизнь македонского двора при Филиппе, оставил такой убийственный отзыв:

«Если и был кто-нибудь во всей Греции или среди варваров, чей характер отличался бесстыдством, он неизбежно был привлечен ко двору царя Филиппа в Македонии и получил титул «товарища царя» . Ибо в обычае Филиппа было славить и продвигать тех, кто прожигал свои жизни в пьянстве и азартных играх… Некоторые из них, будучи мужчинами, даже чисто брили свои тела; и даже бородатые мужи не уклонялись от взаимной скверны. Они брали с собой по два или три раба для похоти, в то же время предавая себя для той же постыдной службы, так что справедливо бы их называть не солдатами, но проститутками.»

Филипп II занял трон Македонии совсем молодым – в 23 года. В 359 г. до н. э. Македонии грозило вторжение иллирийцев. После гибели царя Пердикки III страна осталась без правителя, за исключением малолетнего сына Пердикки III Аминты. Соседи Македонии – Афины, чьё влияние простиралось до севера Балканского полуострова, и фракийцы готовы были подчинить своему влиянию небольшое и несильное государство. Однако брат убитого царя Филипп сумел уладить дело, откупившись от фракийцев золотом, а от Афин – чрезвычайно нужным им городом Амфиполем. В благодарность за это народ провозгласил Филиппа царём вместо малолетнего Аминты.

Сознавая необходимость расширения государства, Филипп начал с армии. В юности, побывав в качестве заложника в Фивах, он кое-чему научился у одного из лучших стратегов того времени – Эпаминонда. Именно царь Филипп II изобрёл знаменитую македонскую фалангу, модернизированную за счёт удлинения копья. Немало внимания уделял государь и артиллерии, для создания которой пригласил лучших механиков из города Сиракузы.

Имея в резерве такую сильную армию, Филипп II мог всерьёз подумать о превращении маленькой Македонии в богатое и влиятельное государство. Горько пожалели Афины, что, польстившись на богатую взятку, оставили без внимания столь прыткого юнца. Филипп отобрал у них Амфиполь, прихватив ряд других городов, подвластных Афинам, и тут же отдал часть из них своим восточным соседям – Халкидскому союзу городов во главе с Олинфом, предотвратив их намерение поддержать Афины. Затем Филипп, пользуясь спором между Афинами и Фивами за остров Эвбея, захватил и его вместе с Пангейской областью и золотыми рудниками. Используя богатство, которое оказалось в его руках, Филипп начал строить флот и с помощью торговли стал активно влиять на Грецию. В результате стремительных действий Филиппа II Халкидский союз оказался полностью отрезанным от Средней Греции.

В IV в. до н. э. Греция была ослаблена Пелопоннесской войной и кризисом полиса. Ни одно греческое государство не могло претендовать на роль объединителя или миротворца. Греки предъявляли претензии друг другу по поводу и без повода, каждый раз создавались новые союзы, появлялись новые враги. В 355 г. до н. э. разразилась Священная война, продолжавшаяся до 346 г. до н. э. Жители города Фокида неожиданно захватили земли, принадлежащие храму Аполлона. Святотатцев попытались обуздать Фивы. Однако фокидяне в ответ захватили храм Аполлона в Дельфах и на награбленные деньги наняли 20-тысячную армию. Так как в Македонии и Элладе верили в одних и тех же богов, Филипп II по просьбе Фив тут же выступил горячим защитником обиженного Аполлона. Несмотря на ряд неудач, Филипп разбил в Фессалии войска фокидян (352 г. до н. э.) и освободил Дельфы. 3 тыс. пленных во искупление святотатства были утоплены в море, а тело их погибшего военачальника Ономарха распяли на кресте. Теперь самое время было наказать и преступный город Фокида. Однако Афины, быстро сообразив, что македонцы просто хотят пробраться в Среднюю Грецию, грудью встали на защиту единственного пути — Фермопильского прохода.

Филипп II, решив не испытывать судьбу, повернул на север. Он уже давно с интересом посматривал на богатый Олинф, который теперь оказался со всех сторон окружённым македонскими землями, и приговаривал: «Или олинфцы должны удалиться из своего города, или я – из Македонии». Стремительно захватив мелкие города Халкидского союза, македонцы осадили Олинф. Осада длилась год. Благодаря дипломатии Филиппа помощь из Афин, о которой умоляли халкидяне, опоздала, город был взят и разрушен в 348 г. до н. э.

Теперь и афиняне, дорожившие остатками своего влияния во Фракии, согласились заключить мир с Македонией (Филократов мир 346 г. до н. э.) и увели армию из Фермопил. Все хитроумные планы спасти Фокиду разбились о коварство, вероломство и золото македонца. Фокида пала, а её голоса в Амфиктионии (союзе греческих полисов – охранителей храма Аполлона в Дель-фах) достались Филиппу, который теперь уже как эллин мог вмешиваться в греческие дела на законных основаниях. К тому же к македонцу перешла часть греческих укреплений на границе Средней Греции и Фермопил. Отныне проход в Среднюю Грецию был всегда открыт для нового хозяина.

Принципы полисной жизни в IV в. до н. э. начали рушиться. И вот совершенно неожиданно появился Гераклид (потомок Геракла, именно от него Филипп II отсчитывал свой род), который мог бы взять на себя роль объединителя или всеобщего врага, что тоже сплотило бы полисы. После победы над Фокидой популярность Филиппа в городах возросла.

Во всех полисах шла борьба между сторонниками и противниками македонского царя.

Лучшие афинские ораторы Исократ и Эсхин поддерживали Филиппа, считая, что он и есть та великая личность, которая возродит древнюю Элладу, если объединит её под своей сильной властью. Ради величия Греции они готовы были распрощаться с независимостью родного города. Исократ утверждал, что гегемония Филиппа будет благом, потому что он и сам является эллином и потомком Геракла. Филипп II щедро одаривал золотом своих сторонников, справедливо полагая, что «нет такой высокой городской стены, через которую не мог бы перешагнуть осёл, нагруженный золотом».

Противник Филиппа, лидер антимакедонской партии афинский оратор Демосфен призывал греков к борьбе против захватнической политики македонского царя. Он называл Филиппа коварным варваром, стремящимся прибрать Грецию к рукам. Однако не грекам, давно забывшим, что такое честь, было упрекать Филиппа в вероломстве, нечестности, лукавстве, непорядочности и властолюбии. Скольких преданных ими союзников и поверивших лживым обещаниям противников оставили на своём историческом пути Афины, рвущиеся к власти!

Несмотря на успехи сторонников Филиппа, его противникам удалось одержать верх. Демосфен смог убедить Афины, а с ними и другие греческие города, в необходимости дать отпор лицемерному и агрессивному македонцу. Он добился создания антимакедонской коалиции греческих полисов.

Хитрый Филипп решил нанести удар по проливам Боспор Фракийский и Геллеспонт, чтобы отрезать Среднюю Грецию от её черноморских владений. Он осадил Византии и персидский город Перинф. Однако на этот раз, нейтрализовав сторонников Македонии, Афины успели оказать помощь Византию. Перинфу же помог возмущённый персидский царь Дарий III. Филипп отступил (340 г. до н.э.). Это было ощутимое поражение. Средняя Греция могла ликовать. Филипп решил пока не ворошить это осиное гнездо, предоставив действовать своим сторонникам, золоту и времени. Его выжидательная политика принесла прекрасные плоды. Греция не могла долго жить в мире. В 399 г. до н. э. началась 4-я Священная война. На этот раз жители города Амфиссы, поддержанные Афинами, покусились на земли дельфийского храма. Амфиктиония, по предложению сторонника Македонии Эсхина, вспомнив о ревностном защитнике Дельф, обратилась к Филиппу II с просьбой заступиться за оскорбляемое божество. Филипп быстрее ветра примчался в Среднюю Грецию, без усилий наказал Амфиссу и неожиданно для всех и даже для своих друзей фессалийцев завладел городом Элатеей при Кефиссе, который был ключом к Беотии и Аттике.

В стане союзников началась паника. Фивы, оказавшиеся прямо перед войском Филиппа II, трепетали от страха. Однако не растерявшийся Демосфен, приехавший в город, сумел поднять боевой дух граждан и уговорил их присоединиться к антимакедонскому союзу, во главе которого стояли давние противники Фив – Афины.

Объединённая армия двинулась против македонского царя. Филипп II ещё раньше определил свою тактику: «Я отступал подобно барану, чтобы сильнее ударить рогами». Возможность нанести удар после двух неудачных сражений ему представилась 2 августа 338 г. до н. э. при Херонее. В этой битве впервые участвовал Александр – будущий царь Александр Великий.

Битвой при Херонее завершилось завоевание Греции Македонией. Все греки, и в первую очередь афиняне, ждали кровавой расправы и заранее оплакивали свои древние города. Но Филипп обошёлся с побеждёнными удивительно мягко. Он не требовал капитуляции и предложил им союз. На такого дипломатичного, образованного и великодушного Филиппа Греция смотрела с восхищением. Была забыта обидная кличка «варвар», и все сразу вспомнили, что он Гераклид.

В 337 г. до н. э. по инициативе Филиппа II в Коринфе был созван общегреческий «конгресс» (сбылась мечта Перикла!), который образовал Панэллинский союз – в него не вошла только Спарта — и объявил Филиппа гегемоном Греции. И напрасно Демосфен в своё время пугал афинян: «Ему (Филиппу) ненавистны больше всего наши свободные учреждения. ведь ему прекрасно известно, что если он покорит своей власти все народы, прочно владеть чем-нибудь он не будет до тех пор, пока у вас существует народоправство». Политический строй полисов Филипп оставил без изменений, и провозглашённый Священный мир (наконец-то мир!) запрещал им вмешиваться в дела друг друга. Более того, для торжества общегреческой идеи и сплочения греков Панэллинский союз объявил войну Персидской державе, назначив Филиппа II стратегом-автократором.

Но он не успел начать новой кампании. В 336г. до н. э. Филипп был убит. Продолжать его дело должен был так мало похожий на отца Александр. Если Филипп был гением дипломатии, то Александр стал божеством войны.

Филипп ll брал сыновей знатных соотечественников в свою свиту, чтобы приучить их к труду и воинским обязанностям, беспощадно наказывая за склонность к изнеженности и лести. Так, он приказал бить одного юношу, который самовольно покинул строй, желая утолить жажду, а другого казнил за то, что тот не исполнил приказа не снимать оружия и пытался лестью и угодничеством добиться расположения царя.

Одержав победу при Херонее над афинянами, Филипп был очень горд собой. Но, чтобы тщеславие не очень ослепило его, он приказал своему слуге каждое утро говорить ему: «Царь, ты – человек».

Филипп II Македонский (382-336 гг. до н. э.) — македонский царь, правивший Македонией с 356 года до н. э. Он мало известен, так как находится в тени своего великого сына Александра Македонского . Но именно при нём был заложен фундамент для будущих великих завоеваний. Если бы не было этого человека, то не было бы и огромной империи, раскинувшейся от Греции до Индии.

Именно Филипп создал многочисленную и хорошо вооружённую армию, подняв свою страну из руин. Отцом будущего царя был Аминта III. Умер он в 369 году до н. э. После этого трон занял Пердикка III, брат Филиппа. В 359 году до н. э. он был убит в сражении с иллирийцами, а царская власть досталась его сыну Аминте.

Аминта был ребёнком, поэтому Филипп стал его опекуном, так как приходился мальчику дядей. Однако вскоре законный наследник был отстранён от власти, а царём провозгласили его опекуна. Так в 356 году до н. э. бразды правления в Македонии взял в свои руки человек, превративший страну из отсталой и ослабленной в сильнейшую державу.

Новый правитель поначалу опирался не на военную силу, а на свой изворотливый ум. Он подкупал влиятельных граждан соседних государств и заручался их поддержкой. Но самое главное, он прибрал к рукам Амфиполь, где находились золотые рудники. После этого в Македонии начали чеканить золотые монеты.

Македонская фаланга

На эти деньги была создана сильная армия. Основой её стала македонская фаланга . Состояла она из тяжеловооружённых воинов и строилась в 16 рядов. Каждый воин был вооружён длинным копьём. Дальние ряды имели более длинные копья, а передние более короткие. Поэтому фаланга представляла собой ощетинившуюся острыми наконечниками боевую единицу. Она сметала всё на своём пути.

Помимо этого была создана сильная конница. Служили в ней знатные македоняне. И конечно же, царь понимал важность военного флота. В стране было налажено строительство кораблей, а также осадных и метательных машин.

В 353 году до н. э. Филипп II начал поход против греческих полисов. Но действовал он не столько силой, сколько хитростью и изворотливостью. Перед взятием очередного города он подкупал влиятельных и богатых граждан, а те начинали всячески расхваливать Македонию и убеждать людей признать главенство её царя.

Македонские монеты

Такая политика давала хорошие результаты. Когда македонские всадники появлялись под стенами города, то его ворота распахивались. По этому поводу умный и изворотливый царь с усмешкой говорил: «Нагрузите осла золотом, и он один возьмёт любую крепость».

Македонские войска успешно продвигались вначале по Северной, а потом и по Средней Греции. Это побудило греческие города сплотиться перед лицом надвигающейся опасности. Образовался военный союз. Его инициатором стал один из авторитетнейших людей Афин Демосфен . В коалицию вошли такие города как Афины , Фивы, Коринф и Мегар.

Союзные войска встретились со знаменитой македонской фалангой возле Херонеи в 338 году до н. э. Произошло кровопролитное сражение. В первых рядах союзнической армии сражался Демосфен. Афиняне, фиванцы и другие союзники бились очень храбро. Но исход битвы решила македонская конница. Союзники потерпели полное поражение, а Филипп II Македонский со своей армией вошёл в Фивы.

Македонская конница

Однако на Афины умный царь не пошёл, понимая, что военное счастье изменчиво. Он предложил довольно мягкие мирные условия. По этому миру жители Аттики сохранили формальную независимость. Но они были обязаны поддерживать македонского царя в его военных начинаниях. На землях Аттики также были расставлены военные гарнизоны победителей. Что же касается Демосфена, то он покинул Афины и отправился в изгнание.

Историки считают 338 год до н. э. переломным: закончилась Классическая эпоха Древней Греции и началась Эллинистическая эпоха. Характеризуется последняя господством Македонии и образовавшимися впоследствии эллинистическими царствами.

Смерть Филиппа II Македонского

Подчинив Древнюю Грецию, македонский царь начал готовиться к походу в Персию. Следует заметить, что Персидская держава была уже не столь могущественна, как при Дарии I и Ксерксе. Великую монархию ослабили внутренние распри и восстания покорённых народов.

Хитрый владыка Македонии нашёл уважительную причину для похода на Восток. Он торжественно объявил, что хочет отомстить за сожжение Афин и других греческих полисов. Однако подлинные причины были совсем другими. Завоевателей манили сказочные богатства восточной страны. Не нужно также забывать, что население Эллады росло, поэтому всё острее становился вопрос о новых жизненных пространствах.

В начале 336 года до н. э. царь Македонии отправил в Азию передовой авангард своей армии. В это же время на территории Греции активно шла подготовка к восточной экспансии. Но, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает.

Македонские воины

Честолюбивый владыка, подчинивший себе земли гордой Эллады, был убит. Причём лишил его жизни личный телохранитель Павсаний. Неожиданная смерть Филиппа II Македонского породила много слухов и предположений.

В смерти царя некоторые современные историки обвиняют его сына Александра, а также других политических деятелей, приближённых к трону. Не нужно забывать, что незадолго до гибели царь женился на юной Клеопатре. Обиженная жена Олимпиада уехала к себе на родину в Эпир. Из солидарности с матерью покинул отца и сын Александр.

Всё это спровоцировал различные обиды и недовольства в царском окружении. Крайним же оказался телохранитель Павсаний. Кто-то умело восстановил его против владыки. И тот на глазах у десятков свидетелей заколол Филиппа ножом. Убийца попытался убежать, но воины догнали его и пронзили копьями. Так глупо и неожиданно закончилась жизнь одного из величайших людей древности, положившего начало великим греческим завоеваниям.

Военное искусство Александра Великого Фуллер Джон Фредерик Чарлз

Филипп II Македонский

После того как царский мир освободил Спарту от затруднений в Азии, она вернулась к прежней своей гегемонистской политике в Греции. В 378 г. до н. э. это привело к войне с Фивами, в которой Спарту поддержали Афины; военные столкновения продолжались до 371 г. до н. э., когда все участники согласились обсудить мирный договор. Однако, поскольку Спарта возражала против того, чтобы Фивы представляли всю Беотию, фиванцы в одностороннем порядке решили продолжать войну, и, если бы не их полководец Эпаминод, они, без сомнения, проиграли бы.

Он был тактическим гением и первый из греческих полководцев понял, насколько важно сконцентрировать ударную силу на одном избранном участке вражеского фронта. Он понимал, что спартанцы слишком консервативны, чтобы изменять традиционной тактике, успех которой зависел от параллельного наступления, – все копья спартанской фаланги одновременно и внезапно ударяли по линии противника, – поэтому он продумал иную тактическую систему, которая нарушила бы привычный ход сражения и привела вражескую фалангу в замешательство. Идея была проста; вместо того чтобы выстроить свое войско параллельно фаланге спартанцев, он построил его по косой: левый фланг был впереди, а правый – отставал. На левом фланге он разместил могучую колонну, которая могла не только выдержать удар, но и ответить более мощным ударом, сохранив достаточно сил, чтобы обойти правый фланг врага и оттеснить его к центру. В июле 371 г. до н. э. он применил эту тактику в битве со спартанцами, одержал над ними решительную победу и убил их предводителя, спартанского царя Клеомброта; сражение происходило при Левктрах на юге Беотии. Это поражение нанесло удар по военному престижу спартанцев и покончило с их недолговременной гегемонией.

До 362 г. до н. э. Фивы могли преуспеть в том, что не удалось Спарте и Афинам: объединить греческие полисы в федерацию. Они построили флот и ослабили мощь Афин на море, а затем при Эпаминоде и Пелопиде стали лидерами в Греции. Однако их превосходство держалось лишь на одном человеке – Эпаминоде. Летом 362 г. до н. э. при Мантинее в Аркадии он вновь одержал победу над спартанцами, применив ту же тактику, которую использовал при Левктрах. Однако победа фиванцев стала началом конца их превосходства, поскольку в конце сражения Эпаминод был убит; угас светильник, который направлял фиванцев, их могущество на суше и на море истаяло. Таким образом три великих города-государства Греции: Афины, Спарта и Фивы – не сумели создать эллинскую федерацию и Эллада была готова отдаться в руки завоевателя. Его звали Филипп Македонский.

Македония занимала прибрежную равнину вдоль Теплого залива (Фессалоникского залива) между реками Галиакмон и Аксий. Согласно Геродоту (1), дорийское племя, известное под именем македоняне, оккупировало эту территорию, которую прежде занимали иллирийские и фракийские племена, смешалось с ними и тем самым варваризировалось, так что греки не считали его эллинским. У македонян существовали аристократы – землевладельцы и свободные крестьяне, их строй представлял собой примитивную наследственную патриархальную монархию. Хотя некоторые полисные институты были им известны, их установления походили на те, что существовали в Греции еще в героический период. Они были воинственным неспокойным народом, и их цари редко умирали естественной смертью в своих постелях.

В 364 г. до н. э. на македонский трон взошел Пердикка III, а в 359 г. он потерпел поражение от иллирийцев и был убит в одной из частых здесь пограничных войн. Поскольку сын Пердикки Аминта был еще мал, регентом назначили брата Пердикки Филиппа, родившегося в 382 г. до н. э. Смерть Пердикки породила смуту во всей Македонии; было пять возможных претендентов на престол, и варвары пеонийцы и иллирийцы сразу объявились у границ. Филипп настолько успешно справился с этой непростой ситуацией, что македонское войско вскоре после вступления его в регентство отстранило малолетнего Аминту и провозгласило Филиппа царем.

В пятнадцатилетнем возрасте Филиппа послали в Фивы в качестве заложника, и, как сообщает Диодор, он научился ценить эллинскую культуру пор руководством наставника-пифагорейца в доме Эпаминода. Что еще важнее, за эти три года в Фивах благодаря знакомству с Эпаминодом и Пелопидом он постигал фиванское искусство ведения войны.

Филипп был неординарным человеком; практичным, дальновидным и не слишком щепетильным. Он был мастером дипломатии и хитрым политиком, который считал, что успех оправдывает все. При всей его неустрашимостион, однако, в отличие от многих храбрых полководцев, не спешил применять силу, полагая, что подкуп, или либерализм, или притворная дружба скорее приведут его к цели. Он с большой долей вероятности мог просчитать, что задумал его враг, а когда терпел поражение, учился на своих ошибках и готовился к будущей победе. Всю свою жизнь он держал в голове главную свою цель – подчинить себе всю Грецию. Хогарт так характеризовал его принципы: «перед тем как подчинить, притворись, но в конце концов подчини». После его смерти его главный оппонент Демосфен сказал о нем:

«Во-первых, он распоряжался своими подчиненными сам полновластно, а это в делах войны – самое важное из всего. Затем, его люди никогда не выпускали из рук оружия. Далее, денежные средства у него были в избытке, и делал он то, что сам находил нужным, причем не объявлял об этом наперед в псефисмах и не обсуждал открыто на совещаниях, не привлекался к суду сикофантами, не судился по обвинению в противозаконии, никому не должен был давать отчета, – словом, был сам над всем господином, вождем и хозяином. Ну а я, поставленный один на один против него (справедливо разобрать и это), над чем имел власть? Ни над чем!» (О венке. 235. Пер. С.И. Радцига).

Мы не знаем, что именно было на уме у Филиппа в 359 г. до н. э., но, оглядываясь назад, на его правление, можно предположить, что с самого начала его намерением было подчинить Балканский полуостров и одновременно принести греческую культуру в Македонию, чтобы его родина могла быть достойна его империи. Он, видимо, понимал, что, несмотря на скудость его средств, по политическим причинам ни один союз городов-государств не сумеет эффективно противостоять ему. Он также сознавал, что его народ, презиравший греков, не примет добровольно греческого образа жизни и он не сможет инкорпорировать греков, как он инкорпорировал фракийцев и иллирийцев, в свою империю. Тогда он продумал иную формулу объединения – ассоциацию, в которой полисы сохраняли свое лицо, а он получал господство над ними. Поскольку это нарушало условия царского мира 386 г. до н. э., создание ассоциации вовлекло бы его в конфликт с Персией, и таким образом объединение греческих полисов под эгидой Македонии стало бы началом крестового похода греков против Персии. Такое выступление, по его представлениям, должно было пробудить национальные патриотические чувства и объединить эллинов. Чтобы сделать Македонию более цивилизованной – на взгляд эллинов, она продолжала оставаться варварской страной, – Филипп привлек к своему двору множество греков и заставил своих придворных говорить на афинском диалекте. Две проблемы были первостепенными. Афины все еще оставались могущественной морской силой, и, если бы они солидаризовались с Персией, победа Македонии была бы немыслима. Их требовалось нейтрализовать. Филипп рассчитывал завоевать Афины мирным путем, ибо они были центром эллинской культуры, на основе которой он собирался выстроить свою империю. Афины становились средоточием его устремлений.

Все более широкое использование наемников во время и после Пелопоннесской войны подорвало мощь городов-государств, обезоружив их граждан и отдав их безопасность в руки людей, которые не чувствовали никаких обязательств перед городами. Другим следствием бесконечных войн было возникновение городской плутократии и обеднение населения – то есть появление антагонистических классов, которое подрывало государственное единство городов. В Афинах следствия этих перемен были описаны Платоном: «В демократическом государстве нет никакой надобности принимать участие в управлении, даже если ты к этому и способен; не обязательно и подчиняться, если ты не желаешь или воевать, когда другие воюют, или соблюдать, подобно другим, условия мира, если ты мира не жаждешь. И опять– таки, если какой-нибудь закон запрещает тебе управлять либо судить, ты все же можешь управлять и судить, если это тебе придет в голову» (Государство. VIII. Пер. А.Н. Егунова).

Жизнь населения демократических Афин виделась ему так: «Изо дня в день такой человек живет, угождая первому налетевшему на него желанию: то он пьянствует под звуки флейт, то вдруг пьет только одну воду и изнуряет себя, то увлекается телесными упражнениями; а бывает, что нападает на него лень, и тогда ни до чего ему нет охоты. Порой он проводит время в беседах, кажущихся философскими. Часто занимают его общественные дела: внезапно он вскакивает, и что придется ему в это время сказать, то он и выполняет. Увлечется он людьми военными – туда его и несет, а если дельцами, то тогда в эту сторону» (там же. VIII. Пер. А.Н. Егунова).

Демосфен, со своей стороны, добавляет: «Тогда народ имел смелость сам заниматься делами и отправляться в походы и вследствие этого был господином над политическими деятелями и сам хозяином всех благ, и каждому из граждан было лестно получить от народа свою долю в почете, в управлении и вообще в чем-нибудь хорошем. А сейчас, наоборот, всеми благами распоряжаются политические деятели, и через их посредство ведутся все дела, а вы, народ, обессиленный и лишенный денег и союзников, вы оказались в положении слуги и какого-то придатка, довольные тем, если эти люди уделяют вам что-нибудь из зрелищных денег или если устроят праздничное шествие на Бедромиях, и вот – верх доблести! – за свое же собственное вы должны еще их благодарить. А они, держа вас взаперти в самом городе, напускают вас на эти удовольствия и укрощают, приручая к себе» (пер. С.И. Радцига).

Во многом из-за политической нестабильности Афин, которые возглавили эллинов в их борьбе против Македонии, но также и благодаря своему военному гению Филипп сумел достичь желаемой цели. Демократия пала перед автократией, поскольку, как гидра, была многоголовой.

Данный текст является ознакомительным фрагментом. Из книги Этногенез и биосфера Земли [Л/Ф] автора Гумилев Лев Николаевич

Александр Македонский Александр Македонский имел по праву рождения все, что нужно человеку: пищу, дом, развлечения и даже беседы с Аристотелем. И тем не менее он бросился на Беотию, Иллирию и Фракию только потому, что те не хотели помогать ему в войне с Персией, в то время

Из книги 100 великих гениев автора Баландин Рудольф Константинович

АЛЕКСАНДР МАКЕДОНСКИЙ (356–323 до н. э.) Сын македонского царя Филиппа II Александр получил прекрасное образование. Его наставником был крупнейший философ того времени Аристотель. Когда Филиппа II убили заговорщики, Александр, став царем, укрепил армию и установил свое

Из книги 100 великих монархов автора Рыжов Константин Владиславович

АЛЕКСАНДР III МАКЕДОНСКИЙ Александр был сыном македонского царя Филиппа II и эпирской царевны Олимпиады. По свидетельству Плутарха, его уже в детстве отличали возвышенный дух и замечательные способности. Филипп дал сыну превосходное образование, пригласив в наставники

Из книги История Древней Греции в биографиях автора Штоль Генрих Вильгельм

31. Филипп II, царь Македонский К северу от Фессалии и Олимпийских гор находилась Македония (Емафая), суженная дикими горами и отрезанная от моря греческими поселениями Халкидики и Фермейского залива, — первоначально маленькое государство, имевшее с небольшим 100

Из книги Страна древних ариев и Великих Моголов автора Згурская Мария Павловна

Александр Македонский Первым могущественным европейцем, побывавшим в Индии, был античный полководец Александр Македонский. Его жизнь окружал ореол тайн и загадок. Род его отца – Филиппа II, как это было принято у знатных людей в те времена, считался восходящим к Гераклу, а

Из книги Матрица Скалигера автора Лопатин Вячеслав Алексеевич

Филипп IV — Хуана и Филипп I 1605 Рождение Филиппа 1479 Рождение Хуаны 126 Филипп родился 8 апреля, а Хуана — 6 ноября. От дня рождения Хуаны до дня рождения Филиппа — 153 дня. 1609 Изгнание из Испании крещеных арабов 1492 Изгнание из Испании евреев 117 1492 год. Дата для Испании

Из книги Загадки истории. Факты. Открытия. Люди автора Згурская Мария Павловна

Александр Македонский Первым могущественным европейцем, побывавшим в Индии, был античный полководец Александр Македонский. Его жизнь окружал ореол тайн и загадок. Род его отца — Филиппа II, как это было принято у знатных людей в те времена, считался восходящим к Гераклу, а

Из книги История Персидской империи автора Олмстед Альберт

Филипп Македонский Ароандас продолжал восстание; в 349 г. до н. э. Афины наградили его своим гражданством и золотой короной, так как город заключил с ним выгодный торговый договор. У Эвбула из Ассоса был евнух по имени Гермейас, который был послан в Афины, где его обучали

автора Беккер Карл Фридрих

21. Филипп Македонский. Демосфен. Священная война. Херонея. (359…336 г. до Р. X.).Македония уже с давних пор, в особенности со времени Пелопон-неской войны, пришла в соприкосновение с Грецией. И в позднейших раздорах она тоже принимала участие. Греки считали македонян

Из книги Мифы древнего мира автора Беккер Карл Фридрих

22. Александр Македонский (356 — 323 г. до Р. X.).а) Юность — Разрушение Фив.Не будучи эллином по рождению, Александр всецело принадлежит к эллинам по своему образованию. Он был именно тем человеком, которому суждено было выполнить дело национального призвания эллинов —

Из книги Военное искусство Александра Великого автора Фуллер Джон Фредерик Чарлз

Филипп II Македонский После того как царский мир освободил Спарту от затруднений в Азии, она вернулась к прежней своей гегемонистской политике в Греции. В 378 г. до н. э. это привело к войне с Фивами, в которой Спарту поддержали Афины; военные столкновения продолжались до

Царь Македонии Филипп II стал известен в истории как покоритель соседней Греции. Ему удалось создать новую армию, консолидировать усилия собственного народа и расширить границы державы. Успехи Филиппа меркнут перед победами его же сына Александра Великого, однако именно он создал все предпосылки для великих свершений своего преемника.

Ранние годы

Античный царь Филипп Македонский появился на свет в 382 г. до н. э. Его родным городом была столица Пелла. Отец Филиппа Аминта III являлся образцовым правителем. Он смог объединить свою страну, до того разделенную на несколько княжеств. Однако со смертью Аминты период благоденствия закончился. Македония вновь распалась. При этом стране угрожали и внешние неприятели, в том числе иллирийцы и фракийцы. Эти северные племена периодически совершали рейды против своих соседей.

Слабостью Македонии пользовались и греки. В 368 г. до н. э. они совершили поход на север. В итоге Филипп Македонский оказался в плену и был отправлен в Фивы. Как это ни парадоксально, но пребывание там пошло юноше только на пользу. В IV в. до н. э. Фивы были одним из крупнейших греческих полисов. В этом городе македонский заложник познакомился с общественным устройством эллинов и их развитой культурой. Он даже освоил основы воинского искусства греков. Весь этот опыт позже повлиял на политику, которую стал вести царь Филипп II Македонский.

Приход к власти

В 365 г. до н. э. молодой человек вернулся на родину. В это время трон принадлежал его старшему брату Пердикке III. Спокойная жизнь в Пелле была нарушена, когда македонцы вновь оказались под ударом иллирийцев. Эти грозные соседи в решающем сражении разгромили войско Пердикии, при этом убив его самого и еще 4 тысячи соотечественников Филиппа.

Власть по наследству перешла к сыну покойного — малолетнему Аминту. Филипп был назначен регентом. Несмотря на молодость, он проявил свои выдающиеся лидерские качества и убедил политическую элиту страны в том, что в столь тяжелый момент, когда враг на пороге, именно он должен находиться на троне и защищать мирных жителей от агрессоров. Аминт был низложен. Так в 23 года Филипп 2 Македонский стал царем своей страны. В итоге он не расставался с троном до самой смерти.

Дипломат и стратег

С самого начала правления Филипп Македонский продемонстрировал свои недюжинные дипломатические способности. Он не робел перед фракийской угрозой и решил побороть ее не оружием, а деньгами. Подкупив соседнего князя, Филипп устроил там смуту, чем обезопасил собственную страну. Также монарх овладел важным городом Амфиполем, где была налажена добыча золота. Получив доступ к благородному металлу, казна начала чеканить высококачественные монеты. Государство разбогатело.

После этого Филипп II Македонский приступил к созданию новой армии. Он нанял иностранных мастеров, которые построили самые современные на тот момент катапульты и т. д.). Используя подкуп противников и хитрость, монарх сначала воссоздал единую Македонию, а потом начал внешнюю экспансию. Ему повезло в том смысле, что в ту эпоху Греция начала переживать затяжной связанный с междоусобицей и враждой полисов. Северные варвары же запросто подкупались золотом.

Реформы в армии

Понимая, что величие государство основано на мощи его войска, царь полностью реорганизовал свои вооруженные силы. Что представляла собой армия Филиппа Македонского? Ответ кроется в феномене македонской фаланги. Это было новое боевое построение пехоты, которое представляло собой полк величиной 1500 человек. Комплектование фаланг стало строго территориальным, что позволило улучшить взаимодействие солдат между собой.

Одно такое формирование состояло из множества лохосов — рядов из 16 пехотинцев. Каждая линия имела собственную задачу на поле боя. Новая организация позволила улучшить боевые качества войск. Теперь македонское войско двигалось цельно и монолитно, а в случае, если фаланге нужно было повернуть, передислокацию начинал ответственный за это лохос, подавая сигнал соседям. За ним тянулись остальные. Последний лохос следил за стройностью полков и правильностью построения, поправляя ошибки товарищей.

Так что представляла собой армия Филиппа Македонского? Ответ заключается в решении царя объединить опыт зарубежных войск. В юности Филипп жил в Фивах в почетном плену. Там он в местных библиотеках познакомился с трудами греческих стратегов разных времен. Соображения многих из них чуткий и способный ученик позже воплотил в жизнь на собственном войске.

Перевооружение войска

Занимаясь военной реформой, Филипп Македонский уделял внимание вопросам не только организации, но и вооружения. При нем в армии появилась сарисса. Так македонцы называли длинное копье. Пешие воины сариссофоры получали и другое оружие. Во время штурма укрепленных вражеских позиций они использовали метательные дротики, которые отлично действовали на расстоянии, нанося противнику смертоносные раны.

Македонский царь Филипп сделал свою армию высокодисциплинированной. Солдаты учились обращаться с оружием каждый день. Длинное копье занимало обе руки, поэтому в войске Филиппа использовались медные щиты, которые вешались на локоть.

Вооружение фаланги подчеркивало ее основную задачу — держать удар противника. Филипп 2 Македонский, а позже и его сын Александр, использовали в качестве основной атакующей силы кавалерию. Она била вражескую армию в тот момент, когда та безуспешно пыталась взломать фалангу.

Начало военных кампаний

После того как македонский царь Филипп убедился, что преобразования в армии принесли свои плоды, он начал вмешиваться в дела греческих соседей. В 353 г. до н. э. он поддержал дельфийскую коалицию в очередной гражданской войне эллинов. После победы Македония фактически подчинила Фессалию, а также стала для многочисленных греческих полисов общепризнанным арбитром и третейским судьей.

Этот успех оказался предвестием будущего покорения Эллады. Однако интересы Македонии не ограничивались Грецией. В 352 г. до н. э. началась война с Фракией. Ее инициатором стал Филипп Македонский. Биография этого человека представляет собой яркий пример полководца, который пытался защитить интересы своего народа. Конфликт с Фракией начался из-за неопределенности принадлежности приграничных областей двух стран. После года войны варвары уступили спорные земли. Так фракийцы узнали, что представляла собой армия Филиппа Македонского.

Олинфская война

Скоро македонский правитель возобновил свою интервенцию в Грецию. Следующим на его пути оказался Халкидский союз, главным полисом которого был Олинф. В 348 г. до н. э. армия Филиппа Македонского начала осаду этого города. Халкидский союз получил поддержку Афин, но их помощь была оказана слишком поздно.

Олинф захватили, сожгли и разорили. Так Македония еще больше расширила свои границы на юг. К ней были присоединены и другие города Халкидского союза. Независимой осталась лишь южная часть Эллады. Причины военных успехов Филиппа Македонского заключались, с одной стороны, в слаженных действиях его армии, а с другой — в политической раздробленности греческих полисов, не желавших объединяться друг с другом перед лицом внешней опасности. Умелый дипломат ловко пользовался взаимной неприязнью своих противников.

Скифский поход

Пока современники ломали голову над вопросом, в чем заключались причины военных успехов Филиппа Македонского, античный царь продолжал свои завоевательные походы. В 340 г. до н. э. он отправился войной на Перинф и Византий — греческие колонии, которые контролировали пролив, разделяющий Европу и Азию. Сегодня он известен как Дарданеллы, а тогда назывался Геллеспонтом.

Под Перинфом и Византием греки дали серьезный отпор захватчикам, и Филиппу пришлось отступить. Он отправился войной на скифов. Как раз тогда взаимоотношения македонцев с этим народом заметно испортились. Вождь скифов Атей незадолго до того попросил военной помощи у Филиппа, чтобы отбить атаку соседних кочевников. Македонский царь отправил ему большой отряд.

Когда Филипп находился под стенами Византия, безуспешно пытаясь захватить этот город, он сам оказался в затруднительном положении. Тогда монарх попросил Атея помочь ему деньгами, чтобы хоть как-то покрыть расходы, связанные с длительной осадой. Вождь скифов в ответном письме издевательски отказал соседу. Филипп не стал терпеть такое оскорбление. В 339 г. до н. э. он отправился на север, чтобы мечом наказать вероломных скифов. Эти причерноморские кочевники действительно были разбиты. После этой кампании македонцы, наконец, вернулись домой, правда, ненадолго.

Сражение при Херонее

Тем временем создали союз, направленный против македонской экспансии. Филиппа этот факт не смутил. Он все равно собирался продолжить свой марш на юг. В 338 г. до н. э. произошло решающее Основа греческой армии в этой битве состояла из жителей Афин и Фив. Эти два полиса были политическим лидерами Эллады.

Битва примечательна и тем, что в ней принял участие 18-летний наследник царя Александр. Он должен был на собственном опыте узнать, что представляла собой армия Филиппа Македонского. Сам монарх командовал фалангами, а его сын получил в распоряжение конницу на левом фланге. Доверие оправдалось. Македонцы разгромили противников. Афиняне вместе со своим влиятельным политиком и оратором Демосфеном бежали с поля боя.

Коринфский союз

После поражения при Херонее греческие полисы лишились последних сил для организованной борьбы с Филиппом. Начались переговоры о будущем Эллады. Их итогом стало создание Коринфского союза. Теперь греки оказались в зависимом положении от македонского царя, хотя формально в них были сохранены старые законы. Также Филипп занял некоторые города.

Союз создавался под предлогом будущей борьбы с Персией. Македонская армия Филиппа Македонского не могла в одиночку справиться с Греческие полисы согласились предоставить царю собственные войска. Филипп признавался защитником всей эллинской культуры. Он и сам перенес многое из греческих реалий в жизнь собственной страны.

Конфликт в семье

После успешного объединения Греции под своей властью Филипп собирался объявить войну Персии. Однако его планам помешали семейные склоки. В 337 г. до н. э. он женился на девушке Клеопатре, что привело к конфликту с первой супругой, Олимпиадой. Именно от нее у Филиппа был сын Александр, которому в будущем суждено было стать величайшим полководцем античности. Отпрыск не принял поступка отца и вслед за оскорбленной матерью покинул его двор.

Филипп Македонский, биография которого была полна удачных военных кампаний, не мог позволить своему государству развалиться изнутри из-за конфликта с наследником. После длительных переговоров он, наконец, помирился сыном. Затем Филипп собирался выступить в Персию, но прежде в столице должны были закончиться свадебные торжества.

Убийство

На одном из праздничных пиров царь был неожиданно убит собственным телохранителем, которого звали Павсанием. Остальные охранники тут же расправились с ним. Поэтому до сих пор неизвестно, что двигало убийцей. Никакими достоверными доказательствами причастности кого-либо к заговору историки не располагают.

Возможно, что за спиной Павсания стояла первая жена Филиппа Олимпиада. Также не исключается версия о том, что убийство спланировал Александр. Как бы то ни было, трагедия, разразившаяся в 336 г. до н. э., привела к власти сына Филиппа. Он продолжил дело отца. Скоро македонские армии завоевали весь Ближний Восток и дошли до пределов Индии. Причина этого успеха скрывалась не только в полководческом таланте Александра, но и в многолетних реформах Филиппа. Именно он создал сильную армию и стабильную экономику, благодаря которым его сын покорил множество стран.

Отец: Аминта III
Мать: Эвридика
Супруга: 1) Олимпиада
2) Клеопатра
ещё 5 жён
Дети: сыновья: Александр Македонский и Филипп III Арридей
дочери: Кинана , Фессалоника , Клеопатра и Европа

Королева Елизавета отдает дань уважения принцу Филиппу в рождественском послании

Королева Елизавета II отдает дань уважения своему «возлюбленному Филиппу» в глубоко личном рождественском послании после года большой потери для ее семьи и многих других.

95-летняя британская монархия, выступая со своим первым ежегодным праздничным обращением к нации после смерти принца Филиппа в апреле, рассказала о своем покойном муже и размышляла о том, что будет горько-сладким праздником для членов королевской семьи и всего мира.

«Хотя это время великого счастья и хорошего настроения для многих, Рождество может быть тяжелым для тех, кто потерял близких», — сказала она в телеобращении, записанном несколькими днями ранее и написанном самой королевой.

«В этом году особенно, я понимаю почему».

Традиционное праздничное послание приобрело более мрачный тон, так как монарх отметила свой первый праздничный период без своего ближайшего спутника жизни, но она также выразила надежду и оптимизм на предстоящий новый год.

«Даже если в этом году не будет знакомого смеха, Рождество будет радостным», — сказала она.

Выступление традиционно смотрят семьи по всей Великобритании, сидя перед телевизором до или после рождественского ужина.

В отличие от прошлого года, когда строгие ограничения из-за Covid-19 не позволили многим британцам отметить это событие вместе, в этом году семьи и друзья смогли собраться вместе, несмотря на растущую популярность омикронного варианта. В канун Рождества в стране было зарегистрировано еще одно рекордное количество ежедневных положительных случаев, по оценкам, вирус есть у 1 из 10 человек в Лондоне.

Монарх провела Рождество в Виндзорском замке, примерно в 25 милях к западу от столицы, второй год подряд отменив свои традиционные планы провести Рождество в поместье Сандрингем в Норфолке. К ней присоединились принц Чарльз, ее старший сын, и Камилла, герцогиня Корнуольская.

Решение было принято по мере распространения Covid, а также после того, как королева столкнулась с собственными проблемами со здоровьем в начале этого года, когда монарх провел ночь в больнице еще в октябре и отменил ряд мероприятий после получения медицинского совета отдохнуть.

Речь королевы была записана в Белой гостиной в Виндзоре в четверг, а фотография в рамке, на которой она и Филипп держатся за руки, видна на столе рядом с ней. Фотография была сделана в 2007 году в Бродлендсе, Хэмпшир, в ознаменование бриллиантовой годовщины свадьбы пары. Она также носила такую ​​же брошь с сапфировой хризантемой на фото и в телеобращении.

Элизабет обратилась к трудной реальности, с которой многие люди во всем мире сталкиваются в это Рождество, пытаясь отметить праздник со своими близкими или без них и на фоне опасений по поводу появления нового варианта.

«Хотя Covid снова означает, что мы не можем праздновать так, как нам хотелось бы, мы все же можем наслаждаться множеством счастливых традиций», — сказала королева.

Отсутствие строгих правил изоляции в этом году означало возвращение к более традиционным задержкам поездок в отпуск для некоторых британских путешественников. ГЕНРИ НИКОЛЛС / Reuters утешение от тепла и привязанности многочисленных дани его жизни и работе — со всей страны, Содружества и мира.» 

«Его чувство служения, интеллектуальное любопытство и способность выжимать удовольствие из любой ситуации — все это было неудержимо», — сказала она о своем покойном муже, который выполнял официальные обязанности, поддерживая Елизавету в течение 65 лет, прежде чем уйти в отставку со своей общественной роли в 2017. «Этот озорной, пытливый огонек был таким же ярким в конце, как когда я впервые увидел его». «Но жизнь, конечно, состоит из последних расставаний, а также первых встреч — и как бы я и моя семья не скучали по нему, я знаю, что он хотел бы, чтобы мы наслаждались Рождеством», — сказала королева, добавив, что чувствовала присутствие Филиппа. с ней, когда она готовилась отметить свой первый праздничный сезон без него.

Те традиции, которыми все еще можно наслаждаться, включают «пение гимнов — если мелодия хорошо известна», — сказала королева, а также «просмотр любимого фильма, конец которого мы уже знаем».

Королева также рассказала об экологической работе Филиппа и о своей гордости тем, что Чарльз и его старший сын, принц Уильям, пошли по его стопам в своей работе по этому вопросу, в том числе на саммите COP26 по изменению климата в этом году в Глазго.

В преддверии нового года Элизабет сказала, что с нетерпением ждет начала своего платинового юбилея в феврале, который ознаменует 70-летие ее восшествия на престол.

Королева надеется, что празднование станет «возможностью для людей во всем мире насладиться чувством единения», а также «шансом поблагодарить за огромные изменения, произошедшие за последние 70 лет — социальные, научные и культурные — а также смотреть вперед с уверенностью».

Сейчас она сказала, что будет праздновать Рождество, праздник, который «может говорить с ребенком внутри каждого из нас».

«И для меня и моей семьи, даже если в этом году не хватает одного знакомого смеха, в Рождество будет радость, поскольку у нас есть возможность вспомнить и заново увидеть чудо праздничного сезона глазами наших маленьких детей. , из которых мы были рады приветствовать еще четырех в этом году», — сказала королева.

Среди новых детей Лилибет, дочь принца Гарри и Меган, герцогини Сассекской. Она была названа в честь королевы — Лилибет — прозвище монарха, используемое ее семьей, — а также в честь ее бабушки по отцовской линии, Дианы, принцессы Уэльской.

Ее прибытие произошло в трудный год для королевской семьи, когда Гарри и Меган окончательно ушли из дома после ожесточенной семейной вражды, привлекшей внимание всего мира и нежелательных заголовков, сосредоточенных на обвинениях в расизме и издевательствах.

Но, несмотря на неудачи и испытания года, королева закончила свою речь на оптимистичной ноте.

Она выразила надежду на светлое будущее, сказав, что дети «преподают всем нам урок — так же, как и рождественская история — что рождение ребенка — это новый рассвет с бесконечным потенциалом».

Рождественское послание королевы Елизаветы касается любви и утраты после смерти ее мужа, принца Филиппа чтобы отпраздновать с друзьями и семьей, несмотря на горе, вызванное пандемией, которая длится уже второй год.

Сказав, что она понимает, как трудно провести праздничный сезон «без одного знакомого смеха», монарх произнесла свое обращение рядом с фотографией в рамке, на которой она рука об руку с принцем Филиппом, который умер в апреле в возрасте 99 лет. Справа от нее на плече была та же самая сапфировая брошь в виде хризантемы, которую она носила на фотографии — сверкающая булавка, которую она также носила, будучи молодоженами.

Королева Елизавета II записывает свое ежегодное рождественское послание в Белой гостиной в Виндзорском замке для трансляции 25 декабря 2021 года.Виктория Джонс / PA Images через Getty Images

«Хотя это время великого счастья и хорошего настроения для многих, Рождество может быть тяжелым для тех, кто потерял близких», — сказала королева в предварительно записанном сообщении, транслируемом, когда многие британские семьи наслаждались своим традиционным рождественским ужином. «В этом году, особенно, я понимаю, почему.»

Этот праздничный сезон стал первым с тех пор, как монарх простилась со своим более чем 70-летним мужем на службе в Санкт-Петербурге.Часовня Святого Георгия в Виндзорском замке. Действующие в то время ограничения из-за коронавируса означали, что королева сидела одна — острое напоминание о том, как она проведет свою жизнь в будущем.

Несмотря на собственную утрату, королева сказала, что ее семья была «источником большого счастья», отметив, что в этом году она приветствовала четырех правнуков. , мы все еще можем наслаждаться многими счастливыми традициями, будь то пение колядок — если мелодия хорошо известна — украшение елки, дарение и получение подарков или просмотр любимого фильма, конец которого мы уже знаем», — сказала она.«Неудивительно, что семьи так часто дорожат своими рождественскими буднями».

Королева Елизавета II и принц Филипп, герцог Эдинбургский, 12 июня 2016 года в Лондоне. Филипп умер 9 апреля 2021 года в возрасте 99 лет. Джефф Спайсер / Getty Images

Поскольку легко заразный вариант коронавируса Омикрон быстро распространяется по Великобритании, 95-летняя королева решила не проводить Рождество в Сандрингеме, королевском поместье на востоке Англии, где она традиционно проводит праздничный сезон с семьей.В понедельник во дворце заявили, что королева проведет каникулы в Виндзорском замке к западу от Лондона, где она оставалась на протяжении большей части пандемии.

К ней присоединятся некоторые члены ее семьи, в том числе принц Чарльз и его жена Камилла, герцогиня Корнуольская.

Принц Чарльз и Камилла, герцогиня Корнуольская, прибывают на утреннюю службу в Рождество в часовню Святого Георгия в Виндзорском замке 25 декабря 2021 года. Ян Фоглер / Getty Images

Ежегодное рождественское послание жителям США.К. и Содружество знаменует собой конец напряженного, а иногда и трудного года для королевы.

Филипп умер в апреле, всего за два месяца до своего 100-летия, проведя несколько недель в больнице. На этой неделе Букингемский дворец объявил, что согласился провести весной благодарственную службу за его жизнь.

У монарха были собственные проблемы со здоровьем, она сократила поездки и работу после того, как провела ночь в больнице в октябре, и врачи посоветовали ей отдохнуть.С тех пор она взяла на себя легкие обязанности, включая виртуальные аудиенции с дипломатами и еженедельные беседы с премьер-министром.

Королева Елизавета не присутствовала на церемонии Дня памяти 02:11

В июне она выступила на саммите Большой семерки в Корнуолле, а в ноябре выступила с записанным обращением на переговорах ООН по климату в Глазго.

Завершая свое рождественское послание, королева отметила, что праздник часто рассматривается как праздник для детей. Но, по ее словам, это «только половина истории».

«Возможно, правильнее будет сказать, что Рождество может говорить с ребенком внутри каждого из нас. Взрослые, отягощенные заботами, иногда не видят радости в простых вещах, которых не видят дети. А для меня и моей семьи, даже с в этом году не хватает одного знакомого смеха, в Рождестве будет радость».

Королева Елизавета II сквозь годы 74 фотографии Более

«Рождество может быть тяжелым» на фоне потерь, говорит королева Елизавета в ежегодном послании

случаев коронавируса, поскольку пандемия продолжается уже третий год.

С тех пор, как ее муж, принц Филипп, умер в апреле, британцы пострадали от Covid. После длительных ограничений этим летом Англия снова открылась для большой радости, но всего несколько месяцев спустя многие увидели, что их планы снова перевернуты с ног на голову, когда закрепился высококонтагиозный вариант вируса Омикрон.

Королевская семья также пережила собственные потрясения. Опасения за здоровье 95-летней королевы Елизаветы не покидали ее большую часть года, особенно после того, как этой осенью она отменила ряд публичных мероприятий.

В своем телеобращении в субботу королева сидела за письменным столом в Белой гостиной в Виндзорском замке. Рядом с ней была фотография ее и Филиппа, сделанная на 60-летие их свадьбы в 2007 году.

«Хотя это время великого счастья и хорошего настроения для многих, Рождество может быть тяжелым для тех, кто потерял близких», — королева. сказал. «В этом году, особенно, я понимаю, почему».

Имея в виду Филиппа, королева сказала, что она «нашла большое утешение в теплоте и привязанности многочисленных дани в его жизни и работе — со всей страны, Содружества и всего мира.

«Но жизнь, конечно, состоит из последних расставаний, а также первых встреч, — сказала она, — и как бы я и моя семья не скучали по нему, я знаю, что он хотел бы, чтобы мы наслаждались Рождеством».

Королевское праздничное послание — это ежегодная британская традиция, которая началась в 1932 году с радиопередачи короля Георга V, дедушки королевы. Обращения, как правило, отражают настроение нации, будь то война или мир, или пандемия.

«Хотя Covid снова означает, что мы не можем праздновать так, как нам хотелось бы, мы все же можем наслаждаться множеством счастливых традиций», — сказала королева.«Будь то пение гимнов, лишь бы мелодия была хорошо известна; украшение елки; дарение и получение подарков; или просмотр любимого фильма, конец которого мы уже знаем».

На этой неделе число случаев заболевания коронавирусом в Великобритании достигло рекордно высокого уровня, в основном из-за варианта Omicron, и вызвало предупреждения ученых о том, что всплеск может сокрушить систему здравоохранения страны.

Послание королевы, которое было записано на прошлой неделе, поступило всего через несколько дней после того, как она отменила свои обычные планы провести отпуск в своем поместье Сандрингем в Норфолке, решив вместо этого провести Рождество недалеко от Лондона в Виндзорском замке, где она провела большую часть пандемия.Букингемский дворец заявил, что это решение отражает «предупредительный подход».

Уже второй год подряд она отменяет свою сандрингемскую традицию. Ее старший сын принц Чарльз и его жена Камилла присоединились к ней в Виндзоре.

В рождественское утро вооруженный злоумышленник проник на территорию замка, но не проник ни в какие здания и не угрожал королевской семье, сообщила полиция долины Темзы.

Полиция сообщила, что 19-летний мужчина был арестован «по подозрению в нарушении или незаконном проникновении на охраняемую территорию и хранении наступательного оружия» и находится под стражей в ожидании расследования.

Смерть принца Филиппа, пандемия и незваный гость на Рождество — это лишь некоторые из неприятностей для королевской семьи в этом году. В результате раскола, который разыгрался на глазах у общественности, принц Гарри и его жена Меган ушли в отставку с поста старших членов королевской семьи. За их переездом последовало взрывное телеинтервью в марте, в котором обнажились внутренние проблемы семьи.

А принц Эндрю, второй сын королевы, который ушел из общественной жизни в 2019 году из-за негативной реакции на его связи с опальным финансистом Джеффри Эпштейном, столкнулся с продолжающимися проблемами с законом в Соединенных Штатах.

Но послание королевы на Рождество было напоминанием о важности семьи. В знак уважения к своему долгому браку она носила брошь с сапфировой хризантемой, которую она также носила во время своего медового месяца с принцем Филиппом в 1947 году. . Его похороны в этом году были занижены, ограничены 30 гостями на церковной службе, поскольку его смерть в апреле наступила на фоне жестких правил пандемии в Великобритании.

Королева Елизавета II отдает дань уважения покойному принцу Филиппу в своем ежегодном рождественском послании

В своем рождественском послании королева Елизавета II поделилась болью, которую она испытала после смерти своего мужа, поскольку она призвала людей во всем мире праздновать с друзьям и семье, несмотря на горе, вызванное пандемией, которая длится уже второй год.

Ключевые моменты:

  • Это будет первое Рождество королевы после смерти ее мужа принца Филиппа
  • Она проведет Рождество в Виндзорском замке второй год подряд
  • Число погибших от COVID-19 в Великобритании прошло 170 000, поскольку он борется с новой волной варианта Омикрона

Сказав, что она понимает, как трудно провести праздничный сезон «без одного знакомого смеха», монарх передала адрес рядом с фотографией в рамке, на которой она рука об руку с Принц Филипп, скончавшийся в апреле в возрасте 99 лет.

На ее правом плече была такая же брошь с сапфировой хризантемой, что и на фото, — сверкающая булавка, которую она носила, будучи молодоженами.

«Хотя это время великого счастья и хорошего настроения для многих, Рождество может быть тяжелым для тех, кто потерял близких», — сказала королева в предварительно записанном сообщении, транслируемом во время традиционного рождественского ужина многих британских семей.

«В этом году особенно, я понимаю почему».

Этот праздничный сезон является первым с тех пор, как монарх попрощалась со своим более чем 70-летним мужем на службе в часовне Святого Георгия в Виндзорском замке.

Загрузка

Ограничения, связанные с коронавирусом, означали, что королева сидела одна — острое напоминание о том, как она проведет свою жизнь в будущем.

Несмотря на собственную утрату, королева сказала, что ее семья является «источником большого счастья», отметив, что в этом году у нее родилось четверо правнуков.

«В то время как COVID снова означает, что мы не можем праздновать так, как мы, возможно, хотели бы, мы все еще можем наслаждаться многими счастливыми традициями, будь то пение гимнов — если мелодия хорошо известна — украшение елки, дарение и получение подарков или просмотр любимого фильма, конец которого мы уже знаем», — сказала она.

«Неудивительно, что семьи так часто дорожат своими рождественскими буднями.»

95-летняя женщина решила не проводить Рождество в Сандрингеме, королевском поместье на востоке Англии, где она традиционно проводит праздничный сезон с семьей.

В понедельник во дворце заявили, что королева проведет каникулы в Виндзорском замке к западу от Лондона, где она оставалась на протяжении большей части пандемии.

Загрузка

К ней присоединятся некоторые члены ее семьи, в том числе принц Чарльз и его жена, герцогиня Корнуольская.

Этот шаг рассматривается как мера предосторожности, поскольку высококонтагиозный вариант коронавируса Omicron быстро распространяется по Великобритании.

В настоящее время в Великобритании наблюдается всплеск случаев заболевания COVID-19, при этом вариант Omicron распространяется по всей стране.

В стране ежедневно регистрируется 122 186 случаев заболевания и 171 801 смерть

На этой неделе Букингемский дворец объявил, что королева согласилась организовать весной службу благодарения за жизнь принца Филиппа.

У монарха были собственные проблемы со здоровьем, она сократила поездки и работу после того, как провела ночь в больнице в октябре, и врачи посоветовали ей отдохнуть.

Завершая свое рождественское послание, королева отметила, что праздник часто рассматривается как праздник для детей. Но, по ее словам, это «только половина дела».

«Возможно, правильнее будет сказать, что Рождество может говорить с ребенком внутри каждого из нас. Взрослые, отягощенные заботами, иногда не видят радости в простых вещах, чего не видят дети.

«И для меня и моей семьи, даже если в этом году не будет знакомого смеха, Рождество будет радостным». , был арестован и содержится под стражей по подозрению в хранении наступательного оружия

AP

Королева передаст «личное» рождественское послание после смерти принца Филиппа

Ожидается, что в этом году королева Елизавета II выступит с «особенно личным» рождественским посланием, сообщают местные СМИ . Королева впервые проведет Рождество без принца Филиппа, герцога Эдинбургского, умершего в апреле. Букингемский дворец опубликовал фотографию британской монархии, на которой записано ее выступление, сообщает AP .

На снимке королева сидит за письменным столом рядом с фотографией в рамке, на которой она и ее покойный муж, и рождественской елкой на заднем плане. Специальная фотография, которая присутствовала на изображении королевы, выпущенном Букингемским дворцом, была сделана в 2007 году в Бродлендсе в ознаменование годовщины их бриллиантовой свадьбы.В своем телеобращении к Рождеству королева Елизавета II делится своим мнением о значении праздника и проблемах, с которыми сталкивается Соединенное Королевство.

Рождественское послание королевы Елизаветы в 2020 году

Во время записи сообщения королева Елизавета была одета в красное шерстяное свободное платье от британского дизайнера Анджелы Келли. Она также носила брошь с сапфировой хризантемой, которую она надела для фотосессии во время своего медового месяца в 1947 году, сообщает Independent . Как сообщается, она носила одну и ту же брошь на праздновании годовщины их бриллиантовой свадьбы.

В своем прошлогоднем послании королева Елизавета II поделилась посланием надежды во время пандемии COVID-19. Она высоко оценила усилия ученых, аварийно-спасательных служб и других лиц, которые справились с вызовами пандемии. В прошлом году королева Елизавета II и принц Филипп провели Рождество в Виндзорском замке.

Из-за паники, связанной с вариантом Омикрон в Соединенном Королевстве, королева Елизавета II отменила свои планы провести Рождество в поместье Сандрингем. Она решила провести каникулы в Виндзорском замке, сообщает AP со ссылкой на Дворец.Члены королевской семьи могут посетить королеву в период Рождества в связи с мерами, принятыми против пандемии COVID-19. После госпитализации на ночь в октябре королева Елизавета сократила свою работу и поездки.

(с входами от точки доступа, изображение: точка доступа)

Королева говорит, что скучает по своему «любимому» Филиппу в своем самом эмоциональном рождественском послании

Королева передала самое эмоциональное рождественское послание, отдавая дань уважения своему «любимому» покойному мужу принцу Филиппу и рассказывая о том, как герцог Эдинбургский озорной, вопрошающий огонек был в конце таким же ярким, как и тогда, когда я впервые увидел его».

Монарх сказала, что во время праздничного сезона в этом году «не хватало одного знакомого смеха», когда она отдала самую полную публичную дань уважения своему 73-летнему мужу и самому долгому супругу страны после его смерти в апреле в возрасте 99 лет.

Надев сапфировую брошь, которую она надела во время своего медового месяца в 1947 году и снова на годовщину своей бриллиантовой свадьбы, 95-летняя глава государства также обратилась к семьям, потерявшим близких в этом году, и обратилась к кризису Covid.

Чрезвычайно скрытная женщина, королева несколько раз упоминала о своей разрушительной утрате после смерти Филиппа. Она также дала разрешение Букингемскому дворцу выпустить небольшое количество заветных изображений принца. Но сегодняшнее сообщение, которое транслировалось в 15:00 на BBC1 и ITV, было для нее самым интимным.

Монарх сидела за столом, украшенным одинокой фотографией королевы и герцога в 2007 году, чтобы отметить их 60-ю годовщину свадьбы, когда она обращалась к нации из Белой гостиной в Виндзорском замке.

Она также с любовью отзывалась о своем старшем сыне Чарльзе и его жене Камилле, а также об Уильяме и Кейт за их активную деятельность в области защиты окружающей среды. Лишь молчаливо упоминается Лилибет Диана, дочь Гарри и Меган, как одна из четырех правнучек, родившихся в этом году.

Но ни на экране, ни по имени во время девятиминутной трансляции не было ни одного упоминания об Эндрю, Гарри или Меган, трио отошло от королевских обязанностей, поскольку Дом Виндзоров переживает самый серьезный кризис, возможно, с 1990-х годов. .

«Хотя для многих это время великого счастья и хорошего настроения, Рождество может быть тяжелым для тех, кто потерял близких», — сказала Королева. «В этом году я особенно понимаю, почему»

Монарх с брошью из сапфировой хризантемы, приколотой к ее рождественскому красному платью Анджелы Келли, сказала о Филиппе: «Его чувство служения, интеллектуальное любопытство и способность выжимать удовольствие из любого положение было все неудержимо.

Королева эмоционально отдала дань уважения своему покойному мужу принцу Филиппу в своем рождественском послании, сидя рядом с фотографией королевской четы в рамке (на фото).На ее куртке брошь из сапфировой хризантемы, которую она носила на фотографии, посвященной 73-й годовщине свадьбы с Филиппом в ноябре прошлого года

Королева сидит одна в часовне Святого Георгия в Виндзорском замке в Виндзоре во время похорон Филиппа в апреле и герцог Эдинбургский покидает Вестминстерское аббатство в Лондоне после свадебной церемонии в 1947 году.

Фотография в рамке была сделана в 2007 году в загородном доме Бродлендс в Хэмпшире в ознаменование годовщины их бриллиантовой свадьбы.Королева всю жизнь питала страсть к сапфирам благодаря своему «любимому папе», который заметил, что драгоценные камни василькового цвета, которые, как говорят, означают любовь, чистоту и мудрость, соответствуют цвету глаз его дочери

Королевская чета провела свой медовый месяц в загородном доме Бродлендс в 1947 году (на фото), и королева носила такую ​​же брошь с хризантемами в своем рождественском послании в этом году

На одном из изображений, транслировавшихся сегодня, были показаны королева и герцог Эдинбургский в одном из их «счастливых мест» — Койлах холмов Муик недалеко от Балморала, где они любили гулять и устраивать пикники на протяжении всей своей долгой совместной жизни.Глава государства так любит это место, что назвала в честь него своего нового щенка корги. Специальная фотография была сделана их невесткой графиней Уэссекской в ​​2003 году во время одного из летних семейных каникул

Королева дала разрешение Букингемскому дворцу опубликовать небольшое количество заветных изображений принца передала свое самое эмоциональное рождественское послание, отдав дань уважения своему «любимому» покойному мужу Филиппу и описав, как «озорной, пытливый огонек герцога был таким же ярким в конце, как когда я впервые увидел его»

«Хотя это время большого счастья и хорошего настроения для многих, Рождество может быть тяжелым для тех, кто потерял близких», — сказала королева.«Особенно в этом году, я понимаю, почему»

Чрезвычайно скрытная женщина, королева несколько раз упоминала о своей разрушительной утрате после смерти Филиппа украсить рождественскую елку, показанную в рождественской передаче королевы, повесив их на школьной елке после записи до конца семестра, когда они заберут их домой в качестве подарков для своих родителей и опекунов

Выступление центрального оркестра Королевского британского легиона во время трансляции на территории Виндзорского замка

Хор сообщества Singology выступает для трансляции в зале Святого Георгия в Виндзорском замке

Семья дома в Лестере смотрит ежегодную рождественскую трансляцию королевы Елизаветы II из Виндзорского замка

Подростки Мейзи и Лулу Бирн дома в Ливерпуле смотрят, как королева Елизавета II дает свой ежегодный C рождественская трансляция из Виндзорского замка, Беркшир

«Рождество может говорить с ребенком внутри каждого из нас»: полностью прочитать рождественскую речь королевы 2021 года 

Хотя это время великого счастья и хорошего настроения для многих, Рождество может быть трудным для тем, кто потерял близких.

В этом году особенно, я понимаю почему.

Но для меня в месяцы, прошедшие после смерти моего любимого Филиппа, я получил большое утешение от тепла и привязанности многочисленных дани в его жизнь и работу — со всей страны, Содружества и мира.

Его чувство служения, интеллектуальное любопытство и способность выжать из любой ситуации удовольствие были неудержимы.

Этот озорной, пытливый огонек в конце был таким же ярким, как и тогда, когда я впервые увидел его.

Но жизнь, конечно, состоит из последних расставаний, а также первых встреч – и как бы я и моя семья не скучали по нему, я знаю, что он хотел бы, чтобы мы наслаждались Рождеством.

Мы чувствовали его присутствие, когда мы, как и миллионы людей по всему миру, готовились к Рождеству.

Хотя Covid снова означает, что мы не можем праздновать так, как хотелось бы, мы все же можем наслаждаться многими счастливыми традициями.

Будь то пение гимнов – если мелодия хорошо известна – украшение елки, дарение и получение подарков или просмотр любимого фильма, конец которого мы уже знаем, неудивительно, что семьи так часто дорожат своими рождественскими буднями .

Мы видим, как наши собственные дети и их семьи принимают роли, традиции и ценности, которые так много значат для нас, поскольку они передаются из поколения в поколение, иногда обновляясь для меняющихся времен.

Я вижу это в своей семье, и это источник большого счастья.

Принц Филипп всегда помнил об этом чувстве передачи эстафетной палочки.

Вот почему он учредил Премию Герцога Эдинбургского, которая предлагает молодым людям по всему Содружеству возможность исследовать и приключения.

Это по-прежнему удивительный успех, основанный на его вере в будущее.

Он также был одним из первых сторонников серьезного отношения к нашей заботе об окружающей среде, и я несказанно горжусь тем, что его новаторская работа была продолжена и преумножена нашими старшим сыном Чарльзом и его старшим сыном Уильямом — при замечательной поддержке Камиллы и Кэтрин. – совсем недавно на саммите COP по изменению климата в Глазго.

Следующим летом мы с нетерпением ждем Игр Содружества.

В настоящее время эстафетная палочка путешествует вдоль и поперек Содружества, направляясь в Бирмингем, маяк надежды на своем пути.

Это будет шанс отметить достижения спортсменов и объединение народов-единомышленников.

А в феврале, всего через шесть недель, начнется мой платиновый юбилейный год, который, я надеюсь, станет возможностью для людей во всем мире насладиться чувством единения, шансом выразить благодарность за огромные изменения, произошедшие в прошедшее время. 70 лет – социальных, научных и культурных – а также с уверенностью смотреть в будущее.

Уверен, сегодня кто-нибудь скажет, что Рождество — это время для детей.

Это увлекательная правда, но только половина истории.

Возможно, правильнее будет сказать, что Рождество может говорить с ребенком внутри каждого из нас.

Взрослые, отягощенные заботами, иногда не видят радости в простых вещах, чего не видят дети.

И для меня и моей семьи, даже без одного знакомого смеха в этом году, будет радость в Рождество, так как у нас есть возможность вспомнить и заново увидеть чудо праздничного сезона глазами наших маленьких детей, из которых мы были рады приветствовать еще четырех в этом году.

Они преподают нам всем урок — как и рождественская история — что рождение ребенка — это новый рассвет с бесконечным потенциалом.

Именно эта простота рождественской истории делает ее столь универсально привлекательной. Простые события стали отправной точкой жизни Иисуса – человека, чьи учения передавались из поколения в поколение и были основой моего Вера.

Его рождение ознаменовало новое начало.

Как поется в гимне: «Сегодня в тебе встречаются надежды и страхи всех лет.’

Желаю всем счастливого Рождества.

 

Королева НИКАК не упоминает Меган, Гарри или Эндрю в своей речи, но ПРОВЕРЯЕТ имя Уильяма, Кейт, Чарльза и Камиллы в знак того, кто наверху, а кто внизу в королевском дворе 

Королева не упомянула Эндрю, Гарри или Меган, но похвалили Чарльза, Камиллу, Уильяма и Кейт во время своего рождественского послания.

Дом Виндзоров оказался в самом тяжелом кризисе со времени, возможно, смерти принцессы Дианы в 1997 году после того, как герцог и герцогиня Сассекские оставили королевские обязанности в прошлом году.

Во время интервью с Опрой Уинфри Гарри и Меган выдвинули ряд сенсационных обвинений против королевской семьи.

Обвинения в расизме вынудили королеву многозначительно заявить, что «воспоминания могут различаться», поскольку она выступила с беспрецедентным призывом решать их проблемы в частном порядке как семья.

Хотя считается, что Ее Величество пригласила пару на благодарственную службу за жизнь герцога Эдинбургского, остаются опасения по поводу предстоящих откровенных мемуаров Гарри, которые должны быть опубликованы следующей осенью после Платинового юбилея.

Тем временем средний сын королевы Эндрю вышел из поля зрения общественности из-за вопросов о его дружбе с осужденным финансистом-педофилом Джеффри Эпштейном и «мадам» Эпштейна Гислен Максвелл, которую судят в Нью-Йорке по обвинению в торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации. Она отрицает обвинения.

Герцог Йоркский в настоящее время борется с гражданским иском, поданным в США, в котором утверждается, что жертва торговли Эпштейном Вирджиния Робертс была принуждена к сексу с высокопоставленным членом королевской семьи в трех случаях в 2001 году.

Эндрю постоянно и яростно отрицал претензии мисс Робертс, и его адвокаты пытаются добиться закрытия дела.

‘Этот озорной, пытливый огонек в конце был таким же ярким, как когда я впервые увидел его. Но жизнь, конечно, состоит из окончательных расставаний, как и из первых встреч. И как бы я и моя семья не скучали по нему, я знаю, что он хотел бы, чтобы мы наслаждались Рождеством».

Королева также признала влияние варианта Covid, отменив свою обычную поездку в Сандрингем, чтобы провести Рождество в Виндзоре.В этот день к ней присоединились Чарльз и Камилла, сообщил Кларенс-Хаус.

«Хотя Covid снова означает, что мы не можем праздновать так, как хотелось бы, мы все же можем наслаждаться многими счастливыми традициями», — сказал глава государства.

‘Я уверен, что сегодня кто-нибудь скажет, что Рождество – это время для детей. Это привлекательная правда, но только половина истории. Возможно, правильнее будет сказать, что Рождество может говорить с ребенком внутри каждого из нас.

‘Взрослые, отягощенные заботами, иногда не видят радости в простых вещах, чего не видят дети.

‘И для меня и моей семьи, даже без одного знакомого смеха в этом году, будет радость в Рождество, так как у нас есть возможность вспомнить и заново увидеть чудо праздничного сезона глазами наших маленьких детей , из которых мы были рады приветствовать еще четырех в этом году.»

Королева также намекнула на перспективу воссоединения с любимыми в новом году.

‘В феврале, всего через шесть недель, начнется год моего платинового юбилея, который, я надеюсь, предоставит людям во всем мире возможность насладиться чувством единения… а также с уверенностью смотреть в будущее», — сказала она.

«Желаю всем счастливого Рождества».

Монарх не появлялся на публике с начала октября из-за приступа плохого самочувствия.

Королеву сопровождала единственная фотография в рамке, на которой она и Филипп были сделаны в 2007 году в загородном доме Бродлендс в Хэмпшире в ознаменование годовщины их бриллиантовой свадьбы. Пара провела там свой медовый месяц в 1947 году.

На ней была брошь из сапфировой хризантемы, которую она носила в течение нескольких ключевых моментов своей долгой и счастливой жизни с Филиппом.

Тогдашняя принцесса Елизавета впервые надела его для фотосессии во время своего медового месяца, а также во время празднования бриллиантовой свадьбы пары.

Королева всю жизнь питала страсть к сапфирам благодаря своему «любимому папе», который заметил, что драгоценные камни василькового цвета соответствуют цвету глаз его дочери.

На протяжении всей жизни король Георг VI часто дарил своей старшей дочери сапфиры – от браслета на ее 18-летие в 1944 году до броши в виде цветочной корзины в честь рождения ее первенца Чарльза. в 1948 году.

Она настолько любила набор сапфиров, который Георг VI подарил ей на свадьбу в 1947 году, что позже ей сделали браслет и тиару, чтобы соответствовать им.

Это побудило Ноэля Кауарда написать о премьере фильма: «Королева выглядела сияюще прекрасной и носила самые большие сапфиры, которые я когда-либо видел». Сандрингем, Норфолк. К ним присоединились их дети принц Джордж, принцесса Шарлотта и принц Луи

Принц Уэльский и герцогиня Корнуольская, граф и графиня Уэссекские, а также герцог и герцогиня Глостерские прибыли на рождественскую утреню в Виндзорский замок

Она также с любовью отзывалась о своем старшем сыне Чарльзе и его жене Камилле, герцогине Корнуоллской, а также об Уильяме и Кейт за их внимание к изменению климата.

Чарльз и его жена Камилла, а также Уильям и его жена Кейт выходят из машины.Изображение взято из передачи королевы

Кейт Миддлтон, герцогиня Кембриджская, получила упоминание в эмоциональной рождественской трансляции королевы

Королева дала разрешение Букингемскому дворцу опубликовать небольшое количество заветных изображений принца

Юбилейный драгоценный камень королевы: как комплимент от ее отца, короля Георга VI, подарил юной Елизавете страсть к сапфирам на всю жизнь глазами дочери.

На протяжении всей жизни король Георг VI часто дарил своей старшей дочери сапфиры – от браслета на ее 18-летие в 1944 году до броши в виде цветочной корзины в честь рождения ее первенца Чарльза. в 1948 году.

Она настолько любила набор сапфиров, который Георг VI подарил ей на свадьбу в 1947 году, что позже ей сделали браслет и тиару, чтобы соответствовать.

Это побудило Ноэля Кауарда написать о премьере фильма: «Королева выглядела сияюще прекрасной и носила самые большие сапфиры, которые я когда-либо видел.’

Сегодня набор сапфиров зарезервирован для того, что королева называет «парадным нарядом» для официальных мероприятий, таких как государственные банкеты, в то время как ожерелье и серьги являются фаворитом для семейных торжеств.

Другие драгоценные камни в ее бесценной коллекции включают сапфировую брошь принца Альберта, подаренную королеве Виктории накануне их свадьбы в 1840 году и с тех пор носимую каждой королевой, и сапфировую брошь, оставленную ей королевой Марией, которая когда-то принадлежала императрице. Мария Русская, мать убитого царя Николая II.

Сегодня набор сапфиров зарезервирован для того, что королева называет «парадным нарядом» для официальных мероприятий, таких как государственные банкеты, а колье и серьги — фаворит для семейных торжеств.

Другие драгоценные камни в ее бесценной коллекции включают сапфировую брошь принца Альберта, подаренную королеве Виктории накануне их свадьбы в 1840 году и с тех пор носимую каждой королевой, и сапфировую брошь, оставленную ей королевой Марией, которая когда-то принадлежала императрице. Мария Русская, мать убитого царя Николая II.

Букингемский дворец также объявил, что весной в Вестминстерском аббатстве пройдет служба благодарения за жизнь герцога Эдинбургского.

Источники сообщили, что они «полностью ожидали», что Гарри и Меган будут приглашены на службу вместе с остальными членами королевской семьи.

Многие считают это хорошим способом «растопить лед» между парой и их разлученными родственниками после их резкого отъезда из Великобритании и королевской жизни.

Королева не упомянула Эндрю, Гарри или Меган, но похвалила Чарльза, Камиллу, Уильяма и Кейт в своем рождественском послании.

Дом Виндзоров оказался в самом тяжелом кризисе со времени, возможно, смерти принцессы Дианы в 1997 году после того, как герцог и герцогиня Сассекские оставили королевские обязанности в прошлом году.

Во время интервью с Опрой Уинфри Гарри и Меган выдвинули ряд сенсационных обвинений против королевской семьи.

Обвинения в расизме вынудили королеву многозначительно заявить, что «воспоминания могут различаться», поскольку она выступила с беспрецедентным призывом решать их проблемы в частном порядке как семья.

Хотя считается, что Ее Величество пригласила пару на благодарственную службу за жизнь герцога Эдинбургского, остаются опасения по поводу предстоящих откровенных мемуаров Гарри, которые должны быть опубликованы следующей осенью после Платинового юбилея.

Тем временем средний сын королевы Эндрю вышел из поля зрения общественности из-за вопросов о его дружбе с осужденным финансистом-педофилом Джеффри Эпштейном и «мадам» Эпштейна Гислен Максвелл, которую судят в Нью-Йорке по обвинению в торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации.Она отрицает обвинения.

Герцог Йоркский в настоящее время борется с гражданским иском, поданным в США, в котором утверждается, что жертва торговли Эпштейном Вирджиния Робертс была принуждена к сексу с высокопоставленным членом королевской семьи в трех случаях в 2001 году.

Эндрю последовательно и яростно отрицал претензии мисс Робертс , а его адвокаты пытаются закрыть дело.

От выступления по радио в 1952 году до современной телепрограммы: как изменилась за эти годы «Речь королевы»

Рождественское послание королевы — один из основных элементов британской рождественской традиции.

Каждый год монарх отмечает праздничный сезон телевизионным обращением к своим подданным на Рождество ровно в 15:00.

Традиция началась в 1932 году, когда король Георг V, дед королевы Виктории, обратился по радио к своим подданным.

Его убедил сделать это основатель Би-би-си сэр Джон Рейт, который считал, что обращение Государя к открытию Имперской службы (которая стала Всемирной службой Би-би-си) даст ей толчок.

В то время радио было относительно новым средством массовой информации, и король сначала скептически относился к подходящему адресу, но быстро полюбил возможность поговорить со своими подданными.

Первый адрес был доставлен в прямом эфире по всей Британской империи с использованием почтовых отделений, которые принимали передачу с британских коротковолновых передатчиков.

Традиционное время 15:00 для трансляции было выбрано именно в это время, чтобы позволить как можно большему количеству людей по всей Империи настроиться на нее. Суверен.

Адреса стали фаворитами британцев во время Второй мировой войны, когда младший сын Георга V, король Георг VI, использовал радиоадреса для поднятия боевого духа уставшей от войны нации.

1952: Спустя несколько месяцев после смерти своего отца, короля Георга VI, 26-летняя королева Елизавета взяла на себя сложную задачу произнести рождественскую речь из Сандрингема, на фото

Когда 26-летняя королева поднялась на Взойдя на престол в 1952 году, она использовала свою первую трансляцию, чтобы поблагодарить народ Британии за их поддержку и попросила их помолиться за нее перед ее коронацией в следующем году.

Одетая в классический костюм, королева заняла свое место за столом в Сандрингеме, Норфолк, где было установлено оборудование для записи ее сообщения для радио.

Это произошло через несколько месяцев после преждевременной смерти ее отца и ознаменовало собой самое важное выступление в жизни молодой монархи со времени выступления по радио в 1947 году, посвященного ее 21-летию, из Южной Африки.

В этой речи она также поздравила британских военнослужащих, служащих за границей.

1957: Королева приняла решение впервые транслировать рождественское послание как по телевидению, так и по радио в 1957 году, после телевизионной трансляции ее коронации в 1953 году, организованной герцогом Эдинбургским

Первая телевизионная трансляция Рождественское послание пришло в 1957 году, когда королева последовала за своей коронацией на королевских мероприятиях, которые транслировались по телевидению.

Она воспользовалась трансляцией, чтобы показать фотографии своих детей, юных принца Чарльза и принцессы Анны на столе в Сандрингеме.

Это был один из немногих случаев, когда трансляция была доставлена ​​по строкам, и продюсер адреса позже сказал, что Королева была естественной с телесуфлером.

1967: Через десять лет после первой телетрансляции в 1957 году рождественская речь королевы впервые была показана в цвете.

Она сказала: «Современные средства связи позволяют мне разговаривать с вами у вас дома и желать вам счастливого Рождества и очень счастливого Нового года.

Эти методы радио и телевидения современны, но рождественская весть вне времени».

Речь была записана в Букингемском дворце, хотя фотографии в рамках, которые сейчас вызывают столько интереса и символичности, не были включены в постановку, как в 1957 году. 

В своей речи королева отдала дань уважения Канаде на столетие своей Конфедерации.

1971: Королева с сыновьями принцем Эндрю, которому тогда было 11 лет, и принцем Эдуардом, которому тогда было семь лет, просматривают альбом семейных фотографий, произнося рождественское послание, посвященное семьям

Королева сосредоточилась на семье в своей речи 1971 года, она пригласила своих младших детей, принца Эндрю и принца Эдварда, просмотреть вместе с ней фотокнигу.

Речь была посвящена теме семьи и стала одним из немногих случаев, когда в трансляции участвовали другие члены королевской семьи.

Это событие ознаменовало редкую прогулку для юных принцев, поскольку королевская семья, как правило, остается закрытой, пока они не достигнут совершеннолетия.

1975: Королева закуталась, направляясь в сады Букингемского дворца для своей первой трансляции под открытым небом в 1975 году на открытом воздухе.

Королева укуталась в тяжелое пальто, чтобы согреться в холодный и серый зимний день.

Это был год рекордной инфляции и безработицы в Великобритании при премьер-министре Гарольде Уилсоне. и во всем мире, на что ссылалась Королева.

Она сказала: «Мы в ужасе от жестокого и бессмысленного насилия, и, прежде всего, всей ткани нашей жизни угрожает инфляция, пугающая болезнь современного мира.

‘Затем наступает Рождество, и мы снова вспоминаем, что люди имеют значение, и наши отношения друг с другом важнее всего.’ 

2006: Во время перерыва в королевских резиденциях королева сняла свое послание из Саутваркского собора, где она встретила детей, работающих над рождественским коллажем. Это был лишь второй раз, когда речь снималась за пределами королевской резиденции.

Королева надела ярко-зеленый юбочный костюм, когда встретила детей, работающих над рождественским коллажем в соборе.

В своем выступлении монарх поблагодарила общественность за «очень щедрый отклик» на ее 80-летие.

 Она также встретила детей, которые работали над рождественским коллажем во время перерыва в королевских резиденциях.

1997: Обращение королевы в 1997 году было омрачено смертью Дианы, принцессы Уэльской, в августе того же года, событие, которое она признала в начале своей праздничной речи

Обращение королевы в 1997 году было омрачено смертью Дианы, принцессы Уэльской, в августе того же года.

Спустя месяцы после смерти Дианы в адрес Повелительницы вылилась резкая критика, которую вынудили публично выразить сожаление по поводу событий.

Сделав это, королева снова выразила свою скорбь по поводу кончины Дианы, процитировав стихотворение Уильяма Блейка о переплетении радости и печали.

Она также отметила, что год был не просто грустным, так как монарх и принц Филипп отметили годовщину своей Золотой свадьбы.

2002: Королева использовала свою речь 2002 года, чтобы поразмышлять о смерти своей матери, королевы Елизаветы и сестры принцессы Маргарет, а также отметить конец своего Золотого юбилея. пять лет спустя.

В этом году ушли из жизни мать королевы, королева-мать, и ее единственная сестра принцесса Маргарет.

Как и в 1997 году, королева праздновала свой золотой юбилей.

В своем выступлении она выразила сочувствие тем, кто также потерял близких за год, и прокомментировала празднование Юбилейного лета.

2017: Королева использовала свою речь, чтобы поприветствовать еще одного нового члена семьи: тогдашнюю новую невесту принца Гарри, Меган.Фотография актрисы видна слева, за кадром

Королева воспользовалась 60-летием своего первого эфира в 2017 году, чтобы поприветствовать нового члена королевской семьи.

Королева приветствовала тогдашнюю новую невесту принца Гарри, Меган, представив фотографию пары в рамке со съемок их помолвки, которая была выставлена ​​вместе с другими семейными фотографиями.

Ежегодное обращение было подготовлено Sky News и записано в дворцовой комнате 1844 года, украшенной большим деревом и украшенной семейными фотографиями.

2020: Роль королевы как борца за национальное единство стала еще более важной, что подтверждается высокими показателями просмотров ее выступления в 2020 году в разгар второй волны инфекций Covid

Роль королевы как деятеля национального единства стало еще более важным во время пандемии.

Все еще защищаясь от Covid в Сандрингеме в Норфолке, королева отдала дань уважения жертвам, на которые пошли молодые люди, чтобы защитить стариков во время пандемии.

Она рассказала о неукротимом духе британцев и о том, как они справились с вызовами, которые поставил Covid.

Это произошло в год, когда королева выступила с необычным публичным обращением к нации в разгар первой волны пандемии.

Монарх получила широкое признание за лидерство, которое она продемонстрировала, когда воспользовалась словами дамы Веры Линн, чтобы пробудить изолированные народы: «Мы встретимся снова».

Это выступление стало самым популярным телевизионным событием рождественского периода, что свидетельствует о том, что уставшая от Covid Британия надеется на главу государства в поисках силы.

Королева Елизавета II поделилась поздравлением после похорон Филиппа

Королева Елизавета II празднует свой день рождения, поблагодарив общественность за поддержку после кончины принца Филиппа.

Сегодня, когда ей исполняется 95 лет, монарх выступила с заявлением, в котором выразила благодарность тем, кто выразил свои соболезнования в связи со смертью герцога Эдинбургского, ее мужа на протяжении более семи десятилетий. Буквально в минувшие выходные королева и ее семья почтили жизнь Филиппа официальной похоронной церемонией в Виндзорском замке.Учитывая недавнюю потерю и продолжающуюся пандемию COVID-19, ожидается, что в этом году Ее Величество отпразднует день рождения в упрощенном виде.

«По случаю моего 95-летия сегодня я получила много сообщений с добрыми пожеланиями, которые я очень ценю», — начала свое послание королева. «Хотя мы как семья находимся в периоде большой печали, всем нам было приятно видеть и слышать дань уважения моему мужу от тех, кто находится в Соединенном Королевстве, Содружестве и во всем мире.»

Этот контент импортирован из Instagram. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

Монарх также поделилась, что она «глубоко тронута» их состраданием, поскольку она продолжает оплакивать своего покойного мужа.

«Моя семья и я хотели бы поблагодарить всех вас за поддержку и доброту, проявленную к нам в последние дни», — поделилась она. «Мы были глубоко тронуты, и нам продолжают напоминать о том, что Филипп на протяжении всей своей жизни оказывал такое необычайное влияние на бесчисленное количество людей.»

Королевский источник ранее сообщил BAZAAR.com , что королева, как ожидается, проведет сегодня время с небольшой группой членов семьи, чтобы отпраздновать свой день рождения. Другой источник во дворце подтвердил, что в связи со смертью Филиппа появился новый портрет Монарх не будет обнародована, так как ее официальный траур продлится до этой пятницы.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.