София царица жена ивана васильевича: София Палеолог: правда и киновымысел о великой княгине

Содержание

Биография софии палеолог жены ивана 3. Софья Палеолог. Биография. Историческая роль

Софья Палеолог: греческая интриганка, которая изменила Россию

12 ноября 1472 года Иван III второй раз вступает в брак. На этот раз его избранницей становится греческая принцесса Софья, племянница последнего византийского императора Константина XI Палеолога.

Белокаменная

Через три года после венчания Иван III начнет обустройство своей резиденции со строительства кафедрального Успенского собора, который воздвигнут на месте разобранного храма Калиты. Будет ли это связано с новым статусом — великий князь Московский к тому времени будет позиционировать себя как «государь всея Руси», — или же идею «подскажет» супруга Софья, недовольная «убогой обстановкой», однозначно сказать сложно. К 1479 году строительство нового храма будет завершено, а его свойства перенесены в дальнейшем и на всю Москву, которую и поныне зовут «белокаменной». Масштабное строительство продолжится. На фундаменте старой дворцовой церкви Благовещения построят Благовещенский собор. Для хранения казны московских князей построят каменную палату, которая впоследствии будет именоваться «Казенным двором». Вместо старых деревянных хором для приема послов начнут строить новую каменную палату, получившую название «Набережной». Для официальных приемов построят Грановитую палату. Будет перестроено и построено большое количество церквей. В итоге Москва полностью изменит облик, а Кремль превратится из деревянной крепости в «западноевропейский замок».

Новый титул

С появлением Софьи ряд исследователей связывает новый церемониал и новый дипломатический язык — сложный и строгий, чопорный и натянутый. Женитьба на знатной наследнице византийских императоров позволит царю Иоанну позиционировать себя как политического и церковного преемника Византии, а окончательное свержение ордынского ига сделает возможным перевод статуса московского князя на недосягаемо высокий уровень национального властителя всей Русской земли. Из правительственных актов уходит «Иван, государь и великий князь» и появляется «Иоанн, божиею милостью государь всея Руси». Значимость нового титула дополняется длинным списком пределов Московского государства: «Государь всея Руси и великий князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Пермский, и Югорский, и Болгарский, и иных».

Божественное происхождение

В своем новом положении, источником которого отчасти был и брак с Софьей, Иван III находит недостаточным прежний источник власти — преемство от отца и деда. Идея божественного происхождения власти была не чужда предкам государя, однако, ни один из них не выражал ее настолько твердо и убедительно. На предложение германского императора Фридриха III вознаградить царя Ивана королевским титулом, последний ответит: «…мы божиею милостью государи на своей земле изначала, от первых своих прародителей, а поставление имеем от бога», указывая на то, что в мирском признании своей власти московский князь не нуждается.

Двуглавый орел

Для визуальной иллюстрации преемничества павшего дома византийских императоров будет найдено и наглядное выражение: с конца XV века на царской печати появится византийский герб — двуглавый орел. Существует большое количество других версий, откуда «прилетела» двуглавая птичка, но невозможно отрицать, что символ появился в период супружества Ивана III и византийской наследницы.

Лучшие умы

После приезда Софьи в Москву при русском дворе сформируется достаточно внушительная группа выходцев из Италии и Греции. Впоследствии многие иностранцы займут влиятельные государственные должности, и не единожды будут выполнять важнейшие дипломатические государственные поручения. Послы наведывались в Италию с завидной регулярностью, но часто в список поставленных задач не входило решение политических вопросов. Они возвращались с другим богатым «уловом»: архитекторами, ювелирами, мастерами монетного дела и оружейными умельцами, деятельность которых направлялась в одно русло — способствовать процветанию Москвы. Приезжими рудокопами будет найдена в Печорском крае серебряная и медная руда, и в Москве начнут чеканить монеты из русского серебра. Среди приезжих будет и большое количество профессиональных врачей.

Глазами иностранцев

В период правления Ивана III и Софьи Палеолог появляются первые подробные записки иностранцев о Руси. Перед одними Московия представала диким краем, в котором царят грубые нравы. Например, за смерть пациента врача могли обезглавить, зарезать, утопить, а когда один из лучших итальянских зодчих Аристотель Фиораванти, опасаясь за свою жизнь, запросился на родину, он был лишен имущества и заключен в острог. Другой видели Московию путешественники, те, кто не задерживался надолго в медвежьем крае. Венецианский купец Иосафат Барбаро поражался благосостоянию русских городов, «обильных хлебом, мясом, медом и другими полезными вещами». Итальянец Амброджо Кантарини отмечал красоту русских, причем, как мужчин, так и женщин. Другой итальянский путешественник Альберто Кампензе в отчете для папы Климента VII пишет о прекрасно поставленной московитами пограничной службе, запрете продавать спиртное, кроме праздничных дней, но больше всего его покоряет нравственность русских. «Обмануть друг друга почитается у них ужасным, гнусным преступлением, — пишет Кампензе. — Прелюбодеяние, насилие и публичное распутство также весьма редки. Противоестественные пороки совершенно неизвестны, а о клятвопреступлении и богохульстве вовсе не слышно».

Новые порядки

Внешняя атрибутика играла существенную роль в возвышении царя в глазах народа. Софья Фоминична об этом знала на примере византийских императоров. Пышный дворцовый церемониал, роскошные царские одеяния, богатое убранство двора — всего это не было в Москве. Иван III, будучи уже могучим государем, жил не намного шире и богаче бояр. В речах ближайших подданных слышалась простота — некоторые из них происходили так же, как и великий князь, от Рюрика. Муж много слышал о придворном обиходе византийских самодержцев от жены и от людей, которые приехали с ней. Вероятно, ему хотелось и здесь стать «настоящим». Постепенно стали появляться новые обычаи: Иван Васильевич «стал держать себя величаво», перед послами титуловался «царем», иностранных гостей принимал с особенной пышностью и торжественностью, в знак особенной милости повелел целовать царскую руку. Чуть позже появятся придворные чины — постельничий, ясельничий, конюший, а государь станет жаловать в бояре за заслуги.
Спустя время, Софью Палеолог назовут интриганкой, ее обвинят в смерти пасынка Ивана Молодого и будут оправдывать «нестроения» в государстве ее колдовством. Однако, этот брак по расчету продлится 30 лет и станет, пожалуй, одним из самых значимых супружеских союзов за всю историю.

Игра престолов: София Палеолог против Елены Волошанки и «жидовствующих»

«Ересь жидовствующих», — религиозно-политическое движение, существовавшее на Руси в конце XV века, до сих пор таит массу загадок. В истории нашего государства ему суждено было стать знаковым явлением.

Истоки

Оппозиционные движения на Руси появлялись давно. В конце XIV века в Пскове и Новгороде, — центрах вольнодумства, возникло течение «стригольников», которое выражало протест против церковного мздоимства и стяжательства. Псковские дьяконы Никита и Карп ставили под сомнение таинства, проводимые официальными служителями культа: «недостойни суть пресвитери, по мзде поставляеми; недостойно от них причащатися, ни каятися, ни крещения от них приемати».

Так сложилось, что именно Православная Церковь, определяющая образ жизни на Руси, стала яблоком раздора для различных мировоззренческих систем. Через столетие после деятельности стригольников в полный голос о себе заявляют последователи Нила Сорского, известного своими идеями о «нестяжательстве». Они выступали за отказ Церкви от накопленных богатств и призывали священнослужителей вести более скромную и праведную жизнь.

Хула на Церковь

Все началось с того, что призванный на архиепископское служение в Новгороде игумен Геннадий Гонзов, называемый современниками «кровожадным устрашителем преступников против церкви», вдруг обнаружил в пастве брожение умов. Многие священники перестали причащаться, а другие и вовсе бранными словами оскверняли иконы. Также были замечены увлекающиеся иудейскими обрядами и каббалой.

Более того, местный игумен Захария обвинил архиепископа в том, что поставлен он был на должность за взятку. Гонзов решил наказать строптивого игумена и отравил его в ссылку. Однако в дело вмешался Великий князь Иван III и защитил Захарию.
Архиепископ Геннадий, встревоженный еретическим разгулом, обратился за поддержкой к иерархам Русской Церкви, но реальной помощи так и не получил. Тут свою роль сыграл Иван III, который по политическим соображениям явно не желал терять связей с новгородской и московской знатью, многие из которой были причислены к «сектантам».

Однако у архиепископа появился сильный союзник в лице Иосифа Санина (Волоцкого) — религиозного деятеля, отстаивавшего позиции усиления церковной власти. Он не побоялся обвинять самого Ивана III, допуская возможность неповиновения «неправедному государю», ибо «таковый царь не Божий слуга, но диавол, и не царь есть, но мучитель».

Оппозиционер

Одну из важнейших ролей в оппозиции к Церкви и движении «жидовствующих» сыграл думный дьяк и дипломат Федор Курицын, — «начальник еретиков», как его называл архиепископ Новгородский.

Именно Курицына церковники обвиняли в насаждении еретического учения среди москвичей, которое он якобы привез из-за границы. В частности ему приписывали критику Святых Отцов и отрицание монашества. Но дипломат не ограничивался пропагандой антиклерикальных идей.

Ересь или заговор?

Но был еще один человек вокруг которого собирались еретики и вольнодумцы — невестка Ивана III и мать престолонаследника Дмитрия княгиня тверская Елена Волошанка. Она имела влияние на государя и свое преимущество, по мнению историков, старалась использовать в политических целях.

Ей это удалось, хотя победа была не долгой. В 1497 году Курицын печатью скрепил грамоту Ивана III на великокняжение Дмитрия. Интересно, что на этой печати впервые появляется двуглавый орел — будущий герб Русского государства.

Коронация Дмитрия как соправителя Ивана III прошла 4 февраля 1498 года. На нее не были приглашены София Палеолог и ее сын Василий. Незадолго до назначенного события государь раскрыл заговор, в котором его супруга пыталась сорвать законное престолонаследие. Часть заговорщиков была казнена, а София и Василий оказались в опале. Впрочем, историки утверждают, что некоторые обвинения, в том числе в попытке отравить Дмитрия, были надуманы.

Но придворные интриги между Софией Палеолог и Елены Волошанки на этом не закончились. На политическую арену, не без участия Софьи, снова вступают Геннадий Гонзов и Иосиф Волоцкий, которые принуждают Ивана III заняться делом «жидовствующих еретиков». В 1503 и 1504 годах созываются Соборы против ереси, на которых решается судьба партии Курицына.

Русская инквизиция

Архиепископ Геннадий был ревностным сторонником методов испанского инквизитора Торквемады, в пылу полемики он убеждал митрополита Зосиму адаптировать строгие меры в условиях православной ереси.

Однако митрополит, подозреваемый историками в симпатиях к еретикам, ход этому процессу не дал.
Принципы «карающего меча Церкви» не менее последовательно проводил и Иосиф Волоцкий. В своих литературных сочинениях он неоднократно призывал «казнем лютым предавати» инакомыслящих, потому что руками палачей карает сам «святой дух». Под его обвинения попадали даже «не свидетельствовавшие» против еретиков.

В 1502 году борьба Церкви против «жидовствующих» наконец нашла отклик у нового митрополита Симона и Ивана III. Последний после длительного колебания лишает Дмитрия великокняжеского сана и вместе с матерью отправляет в тюрьму. София добивается своего — соправителем государя становится Василий.

Соборы 1503 и 1504 годов усилием воинствующих защитников Православия превращаются в настоящие процессы. Однако если первый Собор ограничивается лишь дисциплинарными мерами, то второй приводит в действие карающий маховик системы. Ересь, подрывающая не только авторитет Церкви, но и устои государственности должна быть искоренена.

По решению Собора главных еретиков — Ивана Максимова, Михаила Коноплева, Ивана Волка сжигают в Москве, а Некраса Рукавова казнят в Новгороде, предварительно отрезав ему язык. Духовные инквизиторы также настояли на сожжении юрьевского архимандрита Кассиана, а вот судьба Федора Курицына доподлинно нам не известна.

Племянница последнего владыки Византии, пережив крушение одной империи, решила возродить её на новом месте.

Мать «Третьего Рима»

В конце XV века в русских землях, объединившихся вокруг Москвы, начинает зарождаться концепция, согласно которой Русское государство является правопреемником Византийской империи. Спустя несколько десятилетий тезис «Москва — Третий Рим» станет символом государственной идеологии Российского государства.

Большую роль в формировании новой идеологии и в изменениях, которые происходили в это время внутри России, было суждено сыграть женщине, имя которой слышали практически все, кто хоть раз соприкасался с русской историей. София Палеолог, жена великого князя Ивана III , внесла свой вклад в развитие русского зодчества, медицины, культуры и многие другие сферы жизни.

Есть и другой взгляд на неё, согласно которому она была «русской Екатериной Медичи», чьи козни пустили развитие России по совершенно иному пути и внесли смуту в жизнь государства.

Правда, как обычно, находится где-то посередине. София Палеолог не выбирала Россию — Россия выбрала её, девушку из последней династии византийских императоров, в качестве супруги для великого князя московского.

Византийская сирота при папском дворе

Зоя Палеологиня, дочь деспота (это название должности) Мореи Фомы Палеолога , появилась на свет в трагическое время. В 1453 году Византийская империя, наследница Древнего Рима, после тысячи лет существования рухнула под ударами османов. Символом гибели империи стало падение Константинополя, в котором погиб император Константин XI , родной брат Фомы Палеолога и дядя Зои.

Морейский деспотат, провинция Византии, которой правил Фома Палеолог, продержалась до 1460 года. Эти годы Зоя прожила вместе с отцом и братьями в Мистре, столице Мореи, городе, расположенном рядом с Древней Спартой. После того как

султан Мехмед II захватил и Морею, Фома Палеолог уехал на остров Корфу, а затем в Рим, где скончался.

Дети из царственной семьи погибшей империи жили при дворе папы римского. Незадолго до смерти Фома Палеолог, чтобы получить поддержку, перешёл в католицизм. Католиками стали и его дети. Зою после крещения по римскому обряду нарекли Софьей.

10-летняя девочка, взятая на попечение папским двором, не имела возможности что-либо решать самостоятельно. Её наставником был назначен кардинал Виссарион Никейский , один из авторов унии, которая должна была объединить католиков и православных под общей властью папы римского.

Судьбу Софьи собирались устроить путём замужества. В 1466 году её предложили в качестве невесты кипрскому королю Жаку II де Лузиньяну , но он отказался. В 1467 году её предложили в жёны князю Караччоло , знатному итальянскому богачу. Князь выразил согласие, после чего состоялось торжественное обручение.

Невеста на «иконе»

Но стать женой итальянца Софье было не суждено. В Риме стало известно, что овдовел великий князь московский Иван III. Русский князь был молод, на момент смерти первой супруги ему исполнилось всего 27 лет, и ожидалось, что вскоре он будет искать новую жену.

Кардинал Виссарион Никейский увидел в этом шанс продвинуть свою идею униатства на русские земли. С его подачи в 1469 году папа римский Павел II направил Ивану III письмо, в котором предложил в качестве невесты 14-летнюю Софью Палеолог. В письме о ней говорилось как о «православной христианке», без упоминания о переходе в католицизм.

Иван III не был лишён честолюбия, на чём впоследствии часто будет играть его жена. Узнав о том, что в невесты предложена племянница византийского императора, он ответил согласием.

Переговоры, однако, только начались — необходимо было обговорить все детали. Русский посол, отправленный в Рим, вернулся с подарком, шокировавшим и жениха, и его окружение. В летописи этот факт был отражён словами «царевну на иконе написану принесе».

Дело в том, что в России к тому моменту светской живописи не существовало вовсе, и портрет Софьи, присланный Ивану III, в Москве восприняли как «икону».

Впрочем, разобравшись, что к чему, московский князь внешним обликом невесты остался доволен. В исторической литературе встречаются различные описания Софьи Палеолог — от красавицы до уродины. В 1990-х годах были проведены исследования останков жены Ивана III, в ходе которых был восстановлен и её внешний вид. Софья была невысокой женщиной (около 160 см), склонной к полноте, с волевыми чертами лица, которые можно назвать если не красивыми, то довольно миловидными. Как бы то ни было, Ивану III она понравилась.

Провал Виссариона Никейского

Формальности были улажены к весне 1472 года, когда в Рим прибыло новое русское посольство, на сей раз уже за самой невестой.

1 июня 1472 году в базилике святых апостолов Петра и Павла состоялось заочное обручение. Заместителем великого князя был русский посол Иван Фрязин . В качестве гостей присутствовали жена правителя Флоренции Лоренцо Великолепного Клариче Орсини и королева Боснии Катарина . Папа, кроме подарков, дал невесте приданое в 6 тыс. дукатов.

24 июня 1472 года большой обоз Софьи Палеолог вместе с русским послом выехал из Рима. Невесту сопровождала римская свита во главе с кардиналом Виссарионом Никейским.

Добираться до Москвы пришлось через Германию по Балтийскому морю, а затем через Прибалтику, Псков и Новгород. Такой сложный маршрут был вызван тем, что у России в этот период в очередной раз начались политические проблемы с Польшей.

Испокон веков византийцы славились своей хитростью и коварством. То, что эти качества Софья Палеолог унаследовала в полной мере, Виссарион Никейский узнал вскоре после того, как обоз невесты пересёк границу России. 17-летняя девушка объявила, что с этой поры более не будет исполнять католические обряды, а возвращается к вере предков, то есть к православию. Все амбициозные планы кардинала рухнули. Попытки католиков закрепиться в Москве и усилить своё влияние потерпели неудачу.

12 ноября 1472 года Софья въехала в Москву. Здесь тоже было много тех, кто относился к ней с настороженностью, видя в ней «римского агента». По некоторым сведениям, митрополит Филипп , недовольный невестой, отказался проводить церемонию венчания, из-за чего церемониал проводил коломенский протопоп Осия .

Но, как бы то ни было, Софья Палеолог стала женой Ивана III.

Как Софья избавила Россию от ига

Их брак продлился 30 лет, она родила мужу 12 детей, из которых пятеро сыновей и четыре дочери дожили до взрослого возраста. Судя по историческим документам, великий князь был привязан к жене и детям, за что даже получал упрёки от высокопоставленных служителей церкви, считавших, что это идёт во вред государственным интересам.

Софья никогда не забывала о своём происхождении и вела себя так, как, по её мнению, полагалось себя вести племяннице императора. Под её влиянием приёмы у великого князя, особенно приёмы послов, были обставлены сложным и красочным церемониалом, подобным византийскому. Благодаря ей, византийский двуглавый орёл перекочевал и в русскую геральдику. Благодаря её влиянию, великий князь Иван III начал именовать себя «русским царём». При сыне и внуке Софьи Палеолог это именование русского владыки станет официальным.

Судя по поступкам и делам Софьи, она, лишившись родной Византии, всерьёз взялась за построение её в другой православной стране. В помощь ей было честолюбие мужа, на котором она успешно играла.

Когда ордынский хан Ахмат готовил нашествие на русские земли и в Москве обсуждали вопрос о размере дани, с помощью которой можно откупиться от несчастья, в дело вмешалась Софья. Заливаясь слезами, она стала упрекать мужа в том, что страна до сих пор вынужден платить дань и что с этим позорным положением пора кончать. Иван III не был человеком воинственным, но упрёки жены задели его за живое. Он принял решение собрать войско и выступить навстречу Ахмату.

При этом жену с детьми великий князь отправил сначала в Дмитров, а потом на Белоозеро, опасаясь военной неудачи.

Но неудачи не случилось — на реке Угре, где встретились войска Ахмата и Ивана III, сражения не произошло. После того, что известно под названием «стояние на Угре», Ахмат ретировался без боя, а зависимость от Орды завершилась окончательно.

Перестройка XV века

Софья внушала мужу, что государь такой великой державы, как он, не может жить в столице с деревянными храмами и палатами. Под влиянием жены Иван III начал перестройку Кремля. Для строительства Успенского собора из Италии был приглашён архитектор Аристотель Фиораванти . На стройке активно использовался белый камень, отчего и появилось сохранившееся в веках выражение «белокаменная Москва».

Приглашение иностранных специалистов в разных областях стало широко распространённым явлением при Софье Палеолог. Итальянцы и греки, занявшие при Иване III должности послов, начнут активно зазывать в Россию своих земляков: архитекторов, ювелиров, мастеров монетного дела и оружейников. Среди приезжих было большое количество профессиональных врачей.

Софья приехала в Москву с большим приданым, часть которого занимала библиотека, включавшая в себя греческие пергаменты, латинские хронографы, древневосточные манускрипты, среди которых были поэмы Гомера , сочинения Аристотеля и Платона и даже книги из Александрийской библиотеки.

Эти книги и составили основу легендарной пропавшей библиотеки Ивана Грозного, которую энтузиасты пытаются искать и по сей день. Скептики, однако, полагают, что такая библиотека в действительности не существовала.

Говоря о неприязненном и настороженном отношении к Софье русских, надо сказать, что их смущало её независимое поведение, активное вмешательство в государственные дела. Подобное поведение для предшественниц Софьи в качестве великих княгинь, да и просто для русских женщин было нехарактерным.

Сражение наследников

К моменту второго брака Ивана III у него уже был сын от первой супруги — Иван Молодой , который и был объявлен наследником престола. Но с рождением детей у Софьи начала нарастать напряжённость. Русская знать раскололась на две группировки, одна из которых поддерживала Ивана Молодого, а вторая — Софью.

Отношения между мачехой и пасынком не сложились, да так, что самому Ивану III приходилось увещевать сына вести себя прилично.

Иван Молодой был всего на три года младше Софьи и почтения к ней не испытывал, видимо, считая новый брак отца предательством по отношению к умершей матери.

В 1479 году Софья, рожавшая до этого только девочек, произвела на свет сына, наречённого Василием . Как истинная представительница византийского императорского рода, она была готова обеспечить сыну трон любой ценой.

К этому времени Иван Молодой уже упоминался в русских документах как соправитель отца. А в 1483 году наследник женился на дочери господаря Молдавии Стефана Великого Елене Волошанке .

Отношения Софьи и Елены сразу стали враждебными. Когда же в 1483 году Елена родила сына Дмитрия , перспективы Василия унаследовать трон отца стали совсем призрачными.

Женское соперничество при дворе Ивана III было ожесточённым. И Елена, и Софья горели желанием избавиться не только от конкурентки, но и от её потомства.

В 1484 году Иван III решил одарить невестку жемчужным приданым, оставшимся от первой жены. Но тут выяснилось, что Софья уже подарила его своей родственнице. Великий князь, разгневанный самоуправством жены, заставил её вернуть подаренное, а самой родственнице вместе с мужем из страха перед наказанием пришлось бежать из русских земель.

Проигравший теряет всё

В 1490 году наследник престола Иван Молодой заболел «ломотой в ногах». Специально для его лечения из Венеции был вызван лекарь Леби Жидовин , но помочь он не смог, и 7 марта 1490 года наследник скончался. Лекарь по приказу Ивана III был казнён, а в Москве бродили слухи, что Иван Молодой погиб в результате отравления, которое является делом рук Софьи Палеолог.

Доказательств этому, правда, нет. После смерти Ивана Молодого новым наследником стал его сын, в русской историографии известный как Дмитрий Иванович Внук .

Официально наследником Дмитрий Внук провозглашён не был, и поэтому Софья Палеолог продолжала попытки добиться трона для Василия.

В 1497 году был раскрыт заговор сторонников Василия и Софьи. Разгневанный Иван III отправил его участников на плаху, но жену и сына не тронул. Однако они оказались в опале, фактически под домашним арестом. 4 февраля 1498 года Дмитрий Внук был официально провозглашён наследником престола.

Борьба, однако, завершена не была. Вскоре партии Софьи удалось добиться реванша — на сей раз в руки палачей отдали сторонников Дмитрия и Елены Волошанки. Развязка наступила 11 апреля 1502 года. Новые обвинения в заговоре в адрес Дмитрия Внука и его матери Ивана III счёл убедительными, отправив их под домашний арест. Спустя несколько дней соправителем отца и наследником престола был провозглашён Василий, а Дмитрий Внук с матерью были помещены в тюрьму.

Рождение империи

Софья Палеолог, фактически возведшая сына на русский престол, сама до этого момента не дожила. Она умерла 7 апреля 1503 года и была похоронена в массивном белокаменном саркофаге в усыпальнице Вознесенского собора в Кремле рядом с могилой Марии Борисовны , первой супруги Ивана III.

Великий князь, овдовевший вторично, пережил любимую Софью на два года, уйдя из жизни в октябре 1505 года. Елена Волошанка скончалась в тюрьме.

Василий III, взойдя на престол, первым делом ужесточил условия содержания для конкурента — Дмитрия Внука заковали в железные кандалы и поместили в маленькую камеру. В 1509 году 25-летний высокородный узник скончался.

В 1514 году в договоре с императором Священной Римской империи Максимилианом I Василий III впервые в истории Руси назван императором русов. Эту грамоту затем использует Пётр I как доказательство своих прав на коронацию в качестве императора.

Усилия Софьи Палеолог, гордой византийки, взявшейся за выстраивание новой империи взамен утраченной, не пропали даром.

Софья Палеолог и Иван III Третий: история любви, интересные факты биографии. Недавно вышедший на экраны сериал «София» затронул ранее не освещенную на широком экране тему личности князя Ивана Великого и его жены Софьи Палеолог. Зоя Палеолог происходила из знатного византийского рода. После захвата турками Константинополя, она с братьями бежала в Рим, где нашла покровительство Римского престола. Она приняла католичество, но оставалась верна православию.

Софья Палеолог и Иван III Третий: история любви, интересные факты биографии. В это время в Москве овдовел Иван Третий. Супруга князя скончалась, оставив малолетнего наследника Ивана Ивановича. Послы Папы Римского отправились в Московию, чтобы предложить кандидатуру Зои Палеолог государю. Брак состоялся только через три года. На момент вступления в брак Софии, принявшей на Руси новое имя и православие, было 17 лет. Супруг был старше жены на 15 лет. Но, несмотря на столь юный возраст, София уже тогда умела проявить характер и полностью разорвала отношения с католической церковью, чем разочаровала Папу, стремившегося получить влияние на Руси.

Софья Палеолог и Иван III Третий: история любви, интересные факты биографии. В Москве латинянку приняли очень враждебно, царский двор был против этой женитьбы, но князь не внял их уговорам. Историки описывают Софию как очень привлекательную женщину, она понравилась царю как только он увидел ее портрет, привезенный послами. Современники описывают Ивана красивым мужчиной, но была у князя одна слабость, присущая многим правителям на Руси. Иван Третий любил выпить и часто засыпал прямо во время пиршества, бояре в этот момент затихали и ждали, когда проснется князь-батюшка.

Софья Палеолог и Иван III Третий: история любви, интересные факты биографии. Отношения между супругами всегда были очень близкими, что не нравилось боярам, видевшим в Софии большую угрозу. При дворе говорили, что князь управляет страной «из опочивальни», намекая на вездесущность его супруги. Государь часто советовался с женой, и ее советы шли на пользу государству. Только София поддержала, а где-то и направила, решение Ивана перестать платить дань Орде. София способствовала распространению просвещения среди дворян, библиотека княжны могла сравниться с собранием книг европейских правителей. Она руководила строительством Успенского собора Кремля, по ее просьбе в Москву приехали иностранный архитекторы.

Софья Палеолог и Иван III Третий: история любви, интересные факты биографии. Но личность княгини вызывала противоречивые эмоции у современников, противники часто называли ее ведьмой, за увлечение снадобьями и травами. И многие были уверены, что именно она поспособствовала уходу в мир иной старшего сына Ивана Третьего, прямого наследника трона, который предположительно был отравлен лекарем, который был приглашен Софией. А после его смерти избавилась и от его сына и невестки, молдаванской принцессы Елены Волошанки. После чего на трон взошел ее сын Василий Третий, отец Ивана Грозного. Насколько это могло быть правдой, остается лишь гадать, в средние века такой метод борьбы за трон был очень распространен. Исторические итоги Ивана Третьего были колоссальными. Князь сумел собрать и приумножить российские земли, увеличив втрое площадь государства. По значимости его деяний, историки часто сравнивают Ивана Третьего с Петром. Немалую роль в этом сыграла и его жена София.

София Палеолог жена Ивана 3: биография, личная жизнь, исторические факты. Сериал «София», который транслирует телеканал Россия 1, возбудил большой интерес к личности этой удивительной женщине, которая смогла через любовь преломить ход истории и способствовала зарождению русской государственности. Большинство историков утверждают, что София(Зоя) Палеолог сыграла в становлении Московского царства огромную роль. Именно благодаря ей появился «двуглавый орел», и именно её считают автором концепции «Москва – третий Рим». К слову, двуглавый орел сначала был гербом именно её династии. Потом же он перекочевал на герб всех российских императоров и царей.

Зоя Палеолог родилась на греческом полуострове Пелопоннес, в 1455 году. Она была дочерью деспота Морейского Фомы Палеолога. Девочка появилась на свет в довольно трагическое время – падения Византийской империи. После того, как Константинополь был взят турками и император Константин погиб, семья Палеологов бежала в Корфу, а оттуда в Рим. Там Фома насильно принял католицизм. Родители девочки и двух её малолетних братьев рано умерли, а воспитанием Зои занялся греческий ученый, который служил кардиналом при Папе Сиксте Четвертом. В Риме девочку воспитывали в католической вере.

София Палеолог жена Ивана 3: биография, личная жизнь, исторические факты. Когда девушке исполнилось 17 лет, её попытались выдать замуж за короля Кипра, однако умная София сама способствовала разрыву помолвки, так как не хотела выходить за иноверца. После смерти родителей девушка втайне общалась с православными старцами.

В 1467 году в России умирает жена Ивана III Мария Борисовна. И Папа Павел II, надеясь на распространение католичества на территории Руси, предлагает в жены овдовевшему князю Софию. Говорят, что Московскому Князю девушка понравилась по портрету. Она обладала удивительной красотой: белоснежная кожа, красивые выразительные глаза. В 1472 году состоялся брак.


Главным достижением Софии считают то, что она повлияла на мужа, который вследствие этого влияния, отказался платить дань Золотой орде. Местные князья и народ не хотели войны и готовы были платить дань и дальше. Однако Иван III смог преломить страх народа, с которым он сам справился с помощью любящей жены.

София Палеолог жена Ивана 3: биография, личная жизнь, исторические факты. В браке с Князем у Софии родились 5 сыновей и 4 дочки. Личная жизнь сложилась очень удачно. Единственное, что омрачало жизнь Софии – это отношения с сыном мужа от первого брака, Иваном Молодым. София Палеолог стала бабушкой царя Ивана Грозного. София умерла в 1503 году. Её муж пережил жену лишь на 2 года.

В середине XV века, когда Константинополь пал под натиском турок, 17-летняя византийская принцесса София покинула Рим, чтобы перенести дух старой империи в новое, еще зарождавшееся государство.
С ее сказочной жизнью и путешествием, полным приключений, — от плохо освещенных переходов папской церкви до заснеженных русских степей, от секретной миссии, стоявшей за обручением с московским князем, до таинственной и до сих пор не найденной коллекции книг, которую она привезла с собой из Константинополя, — нас познакомил журналист и писатель Йоргос Леонардос, автор книги «София Палеолог — из Византии на Русь», а также многих других исторических романов.

В разговоре с корреспондентом Афинско-македонского агентства о съемках российского фильма о жизни Софии Палеолог г-н Леонардос подчеркнул, что она была разносторонней личностью, практичной и амбициозной женщиной. Племянница последнего Палеолога вдохновила своего супруга, московского князя Ивана III, на создание сильного государства, заслужив уважение Сталина спустя почти пять веков после своей смерти.
Российские исследователи высоко оценивают тот вклад, который Софья оставила в политической и культурной истории средневековой Руси.
Йоргос Леонардос так описывает личность Софии: «София была племянницей последнего императора Византии Константина XI и дочерью Фомы Палеолога. Ее крестили в Мистре, дав христианское имя Зоя. В 1460 году, когда Пелопоннес захватили турки, принцесса вместе со своими родителями, братьями и сестрой отправилась на остров Керкира. При участии Виссариона Никейского, уже ставшего к тому моменту католическим кардиналом в Риме, Зоя с отцом, братьями и сестрой переехала в Рим. После преждевременной кончины ее родителей Виссарион взял на себя опеку над тремя детьми, перешедшими в католическую веру. Однако жизнь Софии изменилась, когда папский престол занял Павел II, который хотел, чтобы она заключила политический брак. Принцессу сосватали московскому князю Ивану III, надеясь, что православная Русь перейдёт в католичество. Софью, происходившую из византийской императорской семьи, Павел отправил в Москву как наследницу Константинополя. Ее первой остановкой после Рима был город Псков, где молодую девушку с восторгом принял русский народ».

© Sputnik. Валентин Черединцев

Автор книги считает ключевым моментом в жизни Софии посещение одного из псковских храмов: «Она была впечатлена, и, хотя рядом с ней тогда находился папский легат, следивший за каждым ее шагом, она вернулась в православие, пренебрегая волей папы. 12 ноября 1472 года Зоя стала второй супругой московского князя Ивана III под византийским именем София».
С этого момента, по словам Леонардоса, начинается ее блистательный путь: «Под влиянием глубокого религиозного чувства София убедила Ивана скинуть бремя татаро-монгольского ига, ведь в то время Русь платила дань Орде. И действительно, Иван освободил свое государство и объединил разные независимые княжества под своей властью».


© Sputnik. Балабанов

Вклад Софии в развитие государства велик, поскольку, как поясняет автор, «она завела при русском дворе византийские порядки и помогла создать российское государство».
«Так как София была единственной наследницей Византии, Иван считал, что унаследовал право на императорский престол. Он перенял желтый цвет Палеологов и византийский герб — двуглавого орла, который просуществовал вплоть до революции 1917 года и был возвращен после распада Советского Союза, а также назвал Москву Третьим Римом. Поскольку сыновья византийских императоров принимали имя Цезаря, Иван взял себе и этот титул, который по-русски стал звучать как «царь». Также Иван повысил архиепископство Московское до патриархии, давая понять, что первая патриархия — это не захваченный турками Константинополь, а Москва».

© Sputnik. Алексей Филиппов

По мнению Йоргоса Леонардоса, «София была первой, кто создал на Руси по образцу Константинополя тайную службу, прообраз царской охранки и советского КГБ. Этот её вклад и сегодня признают российские власти. Так, бывший глава Федеральной службы безопасности России Алексей Патрушев в День военной контрразведки 19 декабря 2007 года заявил, что страна чтит Софию Палеолог, так как она защищала Русь от внутренних и внешних врагов».
Также Москва «обязана ей изменением своего облика, поскольку София привезла сюда итальянских и византийских архитекторов, которые строили в основном каменные здания, например, Архангельский собор Кремля, а также кремлевские стены, существующие до сих пор. Также по византийскому образцу под территорией всего Кремля были вырыты тайные ходы».



© Sputnik. Сергей Пятаков

«С 1472 года на Руси начинается история современного — царского — государства. В то время из-за климата здесь не занимались земледелием, а только охотились. София убедила подданных Ивана III возделывать поля и таким образом положила начало формированию сельского хозяйства в стране».
К личности Софии с уважением относились и при советской власти: по словам Леонардоса, «когда в Кремле был разрушен Вознесенский монастырь, в котором хранились останки царицы, от них не только не избавились, но по указу Сталина поместили в гробницу, которую затем перенесли в Архангельский собор».
Йоргос Леонардос рассказал, что София привезла из Константинополя 60 телег с книгами и редкими сокровищами, которые хранились в подземных сокровищницах Кремля и не найдены до сих пор.
«Имеются письменные источники, — говорит г-н Леонардос, — указывающие на существование этих книг, которые Запад пытался выкупить у ее внука, Ивана Грозного, на что он, конечно, не согласился. Книги продолжают искать и по сей день».

София Палеолог умерла 7 апреля 1503 года в возрасте 48 лет. Ее супруг, Иван III, стал первым правителем в истории России, который был назван Великим за свои деяния, совершенные при поддержке Софии. Их внук, царь Иван IV Грозный, продолжил укрепление государства и вошел в историю как один из самых влиятельных правителей России.

© Sputnik. Владимир Федоренко

«София перенесла дух Византии в только начавшую зарождаться Российскую империю. Именно она построила на Руси государство, придав ему византийские черты, и в целом обогатила устройство страны и ее общество. Даже сегодня в России есть фамилии, которые восходят к византийским именам, как правило, они заканчиваются на -ов», — отметил Йоргос Леонардос.
Что касается изображений Софии, Леонардос подчеркнул, что «ее портретов не сохранилось, однако еще при коммунизме с помощью специальных технологий ученые воссоздали облик царицы по ее останкам. Так появился бюст, который размещен около входа в Исторический музей рядом с Кремлем».
«Наследие Софии Палеолог — это сама Россия…» — подвел итог Йоргос Леонардос.

Сын софии палеолог. Софья палеолог биография кратко

София Палеолог жена Ивана 3: биография, личная жизнь, исторические факты. Сериал «София», который транслирует телеканал Россия 1, возбудил большой интерес к личности этой удивительной женщине, которая смогла через любовь преломить ход истории и способствовала зарождению русской государственности. Большинство историков утверждают, что София(Зоя) Палеолог сыграла в становлении Московского царства огромную роль. Именно благодаря ей появился «двуглавый орел», и именно её считают автором концепции «Москва – третий Рим». К слову, двуглавый орел сначала был гербом именно её династии. Потом же он перекочевал на герб всех российских императоров и царей.

Зоя Палеолог родилась на греческом полуострове Пелопоннес, в 1455 году. Она была дочерью деспота Морейского Фомы Палеолога. Девочка появилась на свет в довольно трагическое время – падения Византийской империи. После того, как Константинополь был взят турками и император Константин погиб, семья Палеологов бежала в Корфу, а оттуда в Рим. Там Фома насильно принял католицизм. Родители девочки и двух её малолетних братьев рано умерли, а воспитанием Зои занялся греческий ученый, который служил кардиналом при Папе Сиксте Четвертом. В Риме девочку воспитывали в католической вере.

София Палеолог жена Ивана 3: биография, личная жизнь, исторические факты. Когда девушке исполнилось 17 лет, её попытались выдать замуж за короля Кипра, однако умная София сама способствовала разрыву помолвки, так как не хотела выходить за иноверца. После смерти родителей девушка втайне общалась с православными старцами.

В 1467 году в России умирает жена Ивана III Мария Борисовна. И Папа Павел II, надеясь на распространение католичества на территории Руси, предлагает в жены овдовевшему князю Софию. Говорят, что Московскому Князю девушка понравилась по портрету. Она обладала удивительной красотой: белоснежная кожа, красивые выразительные глаза. В 1472 году состоялся брак.


Главным достижением Софии считают то, что она повлияла на мужа, который вследствие этого влияния, отказался платить дань Золотой орде. Местные князья и народ не хотели войны и готовы были платить дань и дальше. Однако Иван III смог преломить страх народа, с которым он сам справился с помощью любящей жены.

София Палеолог жена Ивана 3: биография, личная жизнь, исторические факты. В браке с Князем у Софии родились 5 сыновей и 4 дочки. Личная жизнь сложилась очень удачно. Единственное, что омрачало жизнь Софии – это отношения с сыном мужа от первого брака, Иваном Молодым. София Палеолог стала бабушкой царя Ивана Грозного. София умерла в 1503 году. Её муж пережил жену лишь на 2 года.

Первая жена Ивана III, тверская княжна Мария Борисовна, скончалась еще 22 апреля 1467 г. После ее смерти Иван стал искать другую жену, подальше и поважнее. 11 февраля 1469 года г. в Москве появились послы из Рима, чтобы предложить великому князю жениться на жившей в изгнании после падения Константинополя племяннице последнего византийского императора Константина II Софье Палеолог. Иван III, одолев в себе религиозную брезгливость, выписал царевну из Италии и женился на ней в 1472 г. Так, в октябре того же года Москва встречала свою будущую государыню. В недостроенном ещё Успенском соборе состоялся обряд венчания. Греческая принцесса стала великой княгиней московской, владимирской и новгородской.

Эта царевна, известная тогда в Европе своей редкой полнотой, привезла в Москву «очень тонкий ум и получила здесь весьма важное значение».Это была женщина «необыкновенно хитрая, имевшая большое влияние на великого князя, который по ее внушению сделал многое».Так, именно ее влиянию приписывается решимость Ивана III сбросить с себя татарское иго. Однако Софья могла внушить лишь то, чем дорожила сама и что понимали и ценили в Москве. Она, с привезенными ею греками, которые видали и византийские и римские виды, могла дать ценные указания, как и по каким образцам ввести желательные перемены, как изменить старые порядки, которые так не соответствовали новому положению московского государя. Так, после совершения второго брака государя в России стали селиться многие итальянцы и греки, получило процветание наряду с собственно русским греко-итальянское художество.

Почувствовав себя в новом положении рядом с такой знатной женой,

наследницей византийских императоров, Иван сменил прежнюю некрасивую кремлевскую обстановку. Выписанные из Италии мастера построили новый Успенский собор, Грановитую палату и новый каменный дворец на месте прежних деревянных хором. Сверх того многие греки, приехавшие в Россию с царевной, стали полезными своими знаниями в языках, особенно в латинском, необходимом тогда во внешних государственных делах. Они обогатили спасенными от турецкого варварства книгами московские церковные библиотеки и «способствовали велелепию нашего двора сообщением ему пышных обрядов византийского».

Но главным значением этого брака было то, что женитьба на Софье Палеолог способствовала утверждению России преемницей Византии и

провозглашению Москвы Третьим Римом, оплотом православного

христианства. Уже при сыне Ивана III идея Третьего Рима крепко

укоренилась в Москве. После брака на Софье Иван III впервые отважился

показать европейскому политическому миру новый титул государя всея Руси

и заставил признать его. Если раньше обращение «господине» выражало

отношение феодального равенства (или, в крайнем случае, вассалитета),

то «господарь» или «государь» — подданства. Этот термин означал понятие

о властителе, не зависящем ни от какой внешней силы, никому не платящем

дани. Таким образом, Иван мог принять этот титул, только перестав быть

данником ордынского хана. Свержение ига устранило к этому препятствие,

а брак с Софьей дал на то историческое оправдание. Итак, «почувствовав

себя и по политическому могуществу, и по православному христианству,

наконец, и по брачному родству преемником павшего дома византийских

императоров, московский государь нашел и наглядное выражение своей

династической связи с ними: с конца XV в. на его печатях появляется

византийский герб — двуглавый орел».

Таким образом, брак Ивана и Софьи имел в высшей степени политическое значение, которое заявляло всему свету, что «царевна, как наследница павшего византийского дома, перенесла его державные права в Москву как в новый Царьград, где и разделяет их со своим супругом».


Этой женщине приписывали многие важные государственные деяния. Чем же так отличилась София Палеолог? Интересные факты о ней, а также биографические сведения собраны в этой статье.


София Фоминична Палеолог, она же Зоя Палеологиня, родилась в октябре 1455 года. Происхождение из византийской имперской династии Палеологов.
Великая княгиня московская, вторая жена Ивана III, мать Василия III, бабушка Ивана Грозного.

Предложение кардинала

В Москву в феврале 1469 г. приехал посол кардинала Виссариона. Он передал письмо великому князю с предложением сочетаться браком с Софией, дочерью Феодора I, деспота Морейского. Между прочим, в этом письме говорилось и о том, что София Палеолог (настоящее имя — Зоя, его решили заменить на православное из дипломатических соображений) уже отказала двум венценосным женихам, сватавшимся к ней. Это были герцог Медиоланский и французский король. Дело в том, что София не захотела выходить замуж за католика.

София Палеолог (фото ее, конечно же, не найти, но портреты представлены в статье), согласно представлениям того далекого времени, была уже немолодой. Однако она все еще была весьма привлекательна. У нее были выразительные, удивительно красивые глаза, а также матовая нежная кожа, что считалось на Руси признаком отличного здоровья. К тому же невеста отличалась статью и острым умом.

Кто такая София Фоминична Палеолог?

София Фоминична — племянница Константина XI Палеолога, последнего императора Византии. С 1472 года она являлась супругой Ивана III Васильевича. Отцом ее был Фома Палеолог, который бежал в Рим с семьей в 1453 году, после того как турки захватили Константинополь. София Палеолог жила после смерти отца на попечении великого папы римского. По ряду соображений он пожелал выдать ее замуж за Ивана III, овдовевшего в 1467 году. Тот ответил согласием.


София Палеолог родила сына в 1479 году, ставшего впоследствии Василием III Ивановичем. Кроме того, она добилась объявления Василия великим князем, место которого должен был занять Дмитрий, внук Ивана III, венчанный на царство. Иван III использовал брак с Софией для укрепления Руси на международной арене.


Икона «Благодатное Небо» и изображение Михаила III

София Палеолог, великая княгиня московская, привезла несколько православных икон. Предполагают, что в их числе была и икона «Благодатное Небо», редкое изображение Божией Матери. Она находилась в кремлевском Архангельском соборе. Однако, согласно другому преданию, реликвия была перевезена из Константинополя в Смоленск, а когда последний захватила Литва, этой иконой благословили на брак Софью Витовтовну, княжну, когда она выходила замуж за Василия I, московского князя. Образ, который сегодня находится в соборе, представляет собой список с древней иконы, выполненный в конце 17 века по заказу Федора Алексеевича.

Москвичи по традиции приносили лампадное масло и воду к этой иконе. Считалось, что они наполнялись лечебными свойствами, ведь образ обладал целительной силой. Эта икона сегодня является одной из самых почитаемых в нашей стране.

В Архангельском соборе после свадьбы Ивана III появилось также изображение Михаила III, византийского императора, который был родоначальником династии Палеолог. Таким образом, утверждалось то, что Москва является преемницей Византийской империи, а государи Руси — наследники византийских императоров.

Рождение долгожданного наследника

После того как София Палеолог, вторая жена Ивана III, обвенчалась с ним в Успенском соборе и стала его супругой, она начала думать о том, как приобрести влияние и сделаться настоящей царицей. Палеолог понимала, что для этого следовало преподнести князю подарок, который могла сделать только она: родить ему сына, который станет наследником престола. К огорчению Софии, первенцем оказалась дочь, умершая практически сразу после рождения. Через год снова родилась девочка, также скоропостижно скончавшаяся. София Палеолог плакала, молила Бога дать ей наследника, раздавала горстями милостыню убогим, жертвовала на храмы. Через некоторое время Матерь Божия услышала ее молитвы — вновь забеременела София Палеолог.

Биография ее наконец была отмечена долгожданным событием. Оно состоялось 25 марта 1479 года в 8 часов вечера, как говорилось в одной из московских летописей. Родился сын. Его нарекли Василием Парийским. Мальчика крестил Васиян, ростовский архиепископ, в Сергиевом монастыре.

Что привезла с собой София

Софие удалось внушить то, что было дорого ей самой, и что ценили и понимали в Москве. Она привезла с собой обычаи и предания византийского двора, гордость собственным происхождением, а также досаду за то, что ей пришлось выйти замуж за данника монголо-татар. Едва ли Софие понравилась в Москве простота обстановки, а также бесцеремонность отношений, царивших в то время при дворе. Сам Иван III был вынужден выслушивать укоризненные речи от строптивых бояр. Однако в столице и без нее у многих было желание изменить старые порядки, не соответствовавшие положению московского государя. А супруга Ивана III с греками, привезенными ею, которые видели и римскую, и византийскую жизнь, могли дать русским ценные указания, по каким образцам и как следует осуществлять желаемые всеми перемены.

Жене князя нельзя отказать во влиянии на закулисную жизнь двора и его декоративную обстановку. Она умело выстраивала личные отношения, ей отлично удавались придворные интриги. Однако на политические Палеолог могла ответить лишь внушениями, которые вторили смутным и тайным помыслам Ивана III. В особенности ясна была мысль о том, что своим замужеством царевна делает московских правителей приемниками императоров Византии с интересами православного востока, державшимися за последних. Поэтому Софию Палеолог в столице русского государства ценили главным образом как царевну византийскую, а не как великую московскую княгиню. Это понимала и она сама. Как царевна София пользовалась правом принимать в Москве иностранные посольства. Поэтому брак ее с Иваном был своего рода политической демонстрацией. Всему свету было заявлено о том, что наследница византийского дома, павшего незадолго до этого, перенесла державные права его в Москву, которая стала новым Царьградом. Здесь она разделяет эти права со своим супругом.


Иван, почувствовав свое новое положение на международной арене, нашел некрасивой и тесной прежнюю обстановку Кремля. Из Италии, вслед за царевной, были выписаны мастера. Они построили на месте деревянных хором Грановитую палату, Успенский собор (Василия Блаженного), а также новый каменный дворец. В Кремле в это время начал заводиться при дворе строгий и сложный церемониал, сообщавший московской жизни надменность и чопорность. Так же, как и у себя во дворце, Иван III стал выступать и во внешних отношениях более торжественной поступью. Особенно тогда, когда татарское иго без бою, как будто само собой, свалилось с плеч. А оно тяготело практически два столетия над всей северо-восточной Русью (с 1238 по 1480 год). Новый язык, более торжественный, появляется в это время в правительственных бумагах, в особенности дипломатических. Складывается пышная терминология.

Софию Палеолог в Москве не любили за влияние, оказываемое ею на великого князя, а также за перемены в жизни Москвы — «нестроения великие» (по выражению боярина Берсень-Беклемишева). София вмешивалась не только во внутренние, но и во внешнеполитические дела. Она требовала, чтобы Иван III отказался платить ордынскому хану дань и освободился наконец от его власти. Искусные советы Палеолог, как свидетельствует В.О. Ключевский, всегда отвечали намерениям ее мужа. Поэтому он отказался платить дань. Иван III растоптал ханскую грамоту в Замосковречье, на ордынском дворе. Позднее на этом месте был построен Преображенский храм. Однако народ и тогда «наговорил» на Палеолог. Перед тем как Иван III вышел в 1480 году к великому стоянию на Угре, он отправил на Белоозеро жену с детьми. За это подданные приписали государю намерение бросить власть в том случае, если Москву возьмет хан Ахмат, и бежать вместе со своей супругой.

«Дума» и изменение обращения с подчиненными

Иван III, освободившись от ига, ощутил себя наконец полновластным государем. Дворцовый этикет стараниями Софии начал напоминать византийский. Князь сделал своей супруге «подарок»: Иван III разрешил Софии собрать из членов свиты собственную «думу» и устраивать на своей половине «дипломатические приемы». Царевна принимала иностранных послов и учтиво с ними беседовала. Это было невиданным новшеством для Руси. Обращение при дворе государя также изменилось.

София Палеолог принесла супругу державные права, а также право на византийский трон. Боярам пришлось считаться с этим. Иван III прежде любил споры и возражения, однако при Софье он кардинально изменил обращение со своими придворными. Иван начал держаться неприступно, легко впадал в гнев, часто налагал опалу, требовал особого почтения к себе. Все эти напасти молва также приписала влиянию Софии Палеолог.

Борьба за престол

Ее обвинили и в нарушении престолонаследия. Недруги в 1497 году наговорили князю, что София Палеолог замыслила отравить его внука для того, чтобы посадить собственного сына на престол, что ее тайно навещают готовящие ядовитое зелье ворожеи, что в этом заговоре участвует и сам Василий. Иван III в этом вопросе принял сторону своего внука. Он велел утопить в Москве-реке ворожей, арестовал Василия, а супругу удалил от себя, казнив демонстративно нескольких членов «думы» Палеолог. В 1498 году Иван III венчал Дмитрия в Успенском соборе как наследника престола.
Однако у Софии в крови была способность к придворным интригам. Она обвинила Елену Волошанку в приверженности ереси и смогла добиться ее падения. Великий князь наложил опалу на внука и невестку и нарек Василия в 1500 году законным наследником престола.

Брак Софии Палеолог и Ивана III, безусловно, укрепил Московское государство. Он способствовал превращению его в Третий Рим. София Палеолог прожила более 30 лет в России, родив 12 детей своему мужу. Однако ей так и не удалось понять до конца чужую страну, ее законы и традиции. Даже в официальных хрониках встречаются записи, осуждающие ее поведение в некоторых ситуациях, сложных для страны.

София привлекла в русскую столицу архитекторов и других деятелей культуры, а также врачей. Творения итальянских архитекторов сделали Москву не уступающей по величественности и красоте столицам Европы. Это способствовало укреплению престижа московского государя, подчеркнуло преемственность русской столицы Второму Риму.

Смерть Софии

София скончалась в Москве 7 августа 1503 г. Она была погребена в Вознесенском девичьем монастыре московского Кремля. В декабре 1994 года в связи с перенесением в Архангельский собор останков царских и княжеских жен С. А. Никитин по сохранившемуся черепу Софии восстановил ее скульптурный портрет (на фото выше). Теперь мы можем хотя бы приблизительно представить себе, как выглядела Софья Палеолог.

Софья Палеолог, которую еще называли Зоей Палеологиней, родилась в 1455 году в городе Мистра, Греция.

Детство принцессы

Будущая бабушка Ивана Грозного появилась на свет в семье деспота Морейского по имени Фома Палеолог в не очень благополучное время — в упаднические времена для Византии. Когда Константинополь пал перед Турцией и был взят султаном Мехмедом II, отец девочки Фома Палеолог с семьей бежал в Кофру.

Позже в Риме семья сменила веру на католицизм, а когда Софье было 10 лет, ее отец умер. К несчастью девочки, ее мать Екатерина Ахайская скончалась годом ранее, что и подкосило отца.

Дети Палеологи — Зоя, Мануил и Андрей, 10, 5 и 7 лет — поселились в Риме под опекой ученого из Греции Виссариона Никейского, который в то время служил кардиналом при папе римском. Византийскую принцессу Софью и ее братьев-принцев растили в католических традициях. С разрешения папы Виссарион Никейский оплачивал прислугу Палеологов, доктора, профессоров языка, а также целый штат переводчиков с иностранного и священнослужителей. Сироты получили блестящее образование.

Брак

Как только Софья подросла, венецианские подданные стали подыскивать ей знатного супруга.

  • В жены ее пророчили киприотскому королю Жаку II де Лузиньяну. Брак не состоялся во избежание ссор с империей оттоманов.
  • Через несколько месяцев кардинал Виссарион пригласил свататься за византийскую принцессу князя Караччиоло из Италии. Молодые обручились. Однако Софья бросила все усилия на то, чтобы не обручаться с иноверцем (она продолжала придерживаться православия).
  • По стечению обстоятельств в 1467-ом в Москве скончалась жена великого князя Московского Ивана Третьего. От брака остался один сын. И папа Павел II с целью насаждения католической веры на Русь, предложил вдовцу на трон княгини всея Руси посадить греческую принцессу-католичку.

Переговоры с русским князем длились три года. Иван Третий, получив одобрения матери, церковников и своих бояр, решился жениться. К слову, во время переговоров о случившимся в Риме переходе принцессы в католицизм посланники от папы римского особо не распространялись. А даже наоборот, они сообщили лукаво, что невеста государя — истинная православная христианка. Удивительно, что они и предположить не могли, что это истинная правда.

В июне 1472 года молодожены в Риме обручились заочно. Затем в сопровождении кардинала Виссариона княгиня Московская отбыла из Рима в Москву.

Портрет принцессы

Болонские летописцы красноречивыми словами характеризовали Софью Палеолог как привлекательную внешне девушку. Когда она выходила замуж, на вид ей было около 24 лет.

  • Кожа ее белая, как снег.
  • Глаза — огромные и очень выразительные, что соответствовало тогдашним канонам красоты.
  • Рост принцессы — 160 см.
  • Телосложение — сбитое, плотное.

В приданом Палеолог были не только драгоценности, но и большое количество ценных книг, среди которых трактаты Платона, Аристотеля, неизвестные труды Гомера. Эти книги стали главной достопримечательностью известной библиотеки Ивана Грозного, которая спустя время при загадочных обстоятельствах исчезла.

Кроме того, Зоя была очень целеустремленная. Она бросила максимум усилий на то, чтобы не переходить в другую веру, обручивших с христианским человеком. В финале своего маршрута из Рима в Москву, когда назад пути уже не было, она объявила своим провожатым, что в замужестве откажется от католицизма и примет православие. Так желание папы римского распространить посредством брака Ивана Третьего и Палеолог католицизм на Русь потерпело крах.

Жизнь в Москве

Влияние Софьи Палеолог на венчанного супруга было очень велико, это же стало и великим благом для России, ведь жена была очень образована и невероятно предана новой родине.

Так, именно она подсказала мужу перестать платить дань отягощавшей их Золотой Орде. Благодаря супруге великий князь решился отбросить татаро-монгольское бремя, много веков тяготевшее над Русью. При этом его советники и князья настаивали на платеже оброка, как обычно, чтобы не начать новое кровопролитие. В 1480 году Иван Третий объявил татарскому хану Ахмату о своем решении. Потом было историческое бескровное стояние на Угре, и Орда навсегда оставила Россию, никогда более не требуя с нее дани.

Вообще, Софья Палеолог сыграла очень большую роль в дальнейших исторических событиях Руси. Ее широкий кругозор и смелые новаторские решения позволили в дальнейшем стране сделать заметный рывок в развитии культуры и архитектуры. Софья Палеолог открыла Москву для европейцев. Теперь в Московию устремились греки, итальянцы, ученые умы и талантливые мастера. К примеру, Иван Третий с удовольствием взял под опеку итальянских архитекторов (таких, как Аристотель Фиораванти), которые возвели в Москве множество исторических шедевров зодчества. По велению Софьи для нее построили отдельный двор и роскошные хоромы. Они были утрачены в пожаре в 1493 году (вместе с сокровищницей Палеолог).

Личные отношения Зои с супругом Иваном Третьим тоже были благополучными. У них родилось 12 детей. Но некоторые умерли в младенчестве или от болезней. Так, в их семье до зрелого возраста дожили пять сыновей и четыре дочери.

Но жизнь византийской принцессы в Москве назвать радужной довольно сложно. Местная элита увидела то большое влияние, которое оказывала супруга на мужа, и была этим очень недовольна.

Не заладились отношения у Софьи и с приемным сыном от умершей первой жены — Иваном Молодым. Княгиня очень хотела, чтобы наследником стал именно ее первенец Василий. И есть историческая версия, что она причастна к уходу из жизни наследника, выписав ему итальянского врача с ядовитыми зельями якобы для лечения внезапно начавшейся подагры (позже он был казнен за это).

Софья приложила руку к отстранения от трона его супруги Елены Волошанки и их сына Дмитрия. Сначала Иван Третий отправил в опалу саму София за то, что она приглашала к себе колдуний для создания яда для Елены и Дмитрия. Он запретил супруге появляться во дворце. Однако позже Иван Третий приказал отправить уже внука Дмитрия, уже провозглашенного наследником трона, и его мать в темницу за придворные интриги, удачно и в выгодном свете раскрытые его супругой Софией. Внук был официально лишен великокняжеского достоинства, а наследником престола был объявлен сын Василий.

Так, княгиня Московская стала матерью наследника российского престола Василия III и бабушкой знаменитого царя Ивана Грозного. Есть данные, что известный внук имел множество общих черт как во внешности, так и характера со своей властной бабушкой из Византии.

Смерть

Как тогда говорили, «от старости» — в возрасте 48 лет Софья Палеолог скончалась 7.04.1503 г. Женщина была упокоена в саркофаге в Вознесенском соборе. Ее похоронили рядом с первой женой Ивана.

По стечению обстоятельств в 1929 году большевики снесли собор, но саркофаг Палеологини сохранился и был перенесен в Архангельский собор.

Иван Третий тяжело перенес кончину княгини. В 60 лет это сильно подкосило его здоровье, к тому же в последнее время они с супругой находились в постоянных подозрениях и ссорах. Однако он продолжал ценить ум Софии и ее любовь к России. Чувствуя приближение своего конца, он составил завещание, назначив наследником власти их общего сына Василия.

Большинство историков сходятся во мнении, что бабушка , великая княгиня Московская Софья (Зоя) Палеолог сыграла огромную роль в становлении Московского царства. Многие считают её автором концепции «Москва – третий Рим». А ещё вместе с Зоей Палеологиней появился двуглавый орёл. Сначала он был семейным гербом её династии, а потом перекочевал на герб всех царей и российских императоров.

Детство и юность

Зоя Палеолог появилась на свет (предположительно) в 1455 в Мистре. Дочь деспота Морейского Фомы Палеолога родилась в трагическое и переломное время – время падения Византийской империи.

После взятия Константинополя турецким султаном Мехмедом II и гибели императора Константина, Фома Палеолог вместе с женой Екатериной Ахайской и детьми сбежал на Корфу. Оттуда он перебрался в Рим, где был вынужден перейти в католицизм. В мае 1465 года Фома умер. Его смерть случилась вскоре после кончины супруги в том же году. Дети, Зоя и её братья – 5-летний Мануил и 7-летний Андрей, переехали в Рим уже после смерти родителей.

Воспитанием сирот занялся греческий учёный, униат Виссарион Никейский, служивший кардиналом при папе Сиксте IV (это он стал заказчиком знаменитой Сикстинской капеллы). В Риме греческую принцессу Зою Палеолог и её братьев воспитывали в католической вере. Кардинал позаботился о содержании детей и их образовании.

Известно, что Виссарион Никейский с позволения папы оплачивал скромный двор юных Палеологов, в который входили прислуга, врач, двое профессоров латинского и греческого языков, переводчики и священники. Софья Палеолог получила довольно солидное по тем временам образование.

Великая княгиня Московская

Когда Софья достигла совершеннолетия, венецианская синьория озаботилась её замужеством. Взять знатную девушку в жены сначала предложили королю Кипра Жаку II де Лузиньяну. Но он отказался от этого брака, побоявшись конфликта с оттоманской империей. Спустя год, в 1467-ом, кардинал Виссарион по просьбе папы Павла II предложил руку знатной византийской красавицы князю и итальянскому вельможе Караччиоло. Состоялось торжественное обручение, но по неизвестным причинам брак отменили.


Есть версия, что Софья втайне общалась с афонскими старцами и придерживалась православной веры. Она сама приложила усилия к тому, чтобы не выходить замуж за иноверца, расстраивая все предлагаемые ей браки.

В переломном для жизни Софьи Палеолог 1467 году скончалась супруга великого князя Московского Мария Борисовна. В этом браке родился единственный сын . Папа Павел II, рассчитывая на распространение католицизма на Москву, предложил овдовевшему государю всея Руси взять в жены свою подопечную.


После 3-летних переговоров Иван III, испросив совета у матери, митрополита Филиппа и бояр, принял решение жениться. Примечательно, что о переходе Софьи Палеолог в католицизм переговорщики от папы предусмотрительно умолчали. Более того, они сообщили, что предлагаемая в жёны Палеологиня православная христианка. Они даже не догадывались, что так оно и есть.

В июне 1472 года в базилике святых апостолов Петра и Павла в Риме состоялось заочное обручение Ивана III и Софьи Палеолог. После этого обоз невесты отбыл из Рима в Москву. Сопровождал невесту всё тот же кардинал Висссарион.


Болонские летописцы описали Софью довольно привлекательной особой. На вид ей было 24 года, она обладала белоснежной кожей и невероятно красивыми и выразительными глазами. Рост её был не выше 160 см. Телосложение будущая супруга российского государя имела плотное.

Есть версия, что в приданом Софьи Палеолог, кроме одежды и драгоценностей, было множество ценнейших книг, которые позже составили основу таинственно исчезнувшей библиотеки Ивана Грозного. Среди них числились трактаты и , неизвестные поэмы .


Встреча царевны Софьи Палеолог на Чудском озере

В конце длинного маршрута, пролегавшего через Германию и Польшу, римские провожатые Софьи Палеолог поняли, что их желание посредством женитьбы Ивана III на Палеолог распространить (или хотя бы сблизить) католицизм с православием потерпело поражение. Зоя, едва выехала из Рима, продемонстрировала твёрдое намерение возвратиться к вере предков – христианству. Венчание состоялось в Москве 12 ноября 1472 года. Церемония прошла в Успенском соборе.

Главным достижением Софьи Палеолог, которое превратилось в огромное благо для России, считается её влияние на решение мужа отказаться платить дань Золотой Орде. Благодаря супруге Иван Третий наконец отважился сбросить многовековое татаро-монгольское иго, хотя местные князья и элита предлагали продолжать платить оброк во избежание кровопролития.

Личная жизнь

По всей видимости, личная жизнь Софьи Палеолог с великим князем Иваном III сложилась удачно. В этом браке родилось немалое потомство – 5 сыновей и 4 дочери. Но безоблачным существование новой великой княгини Софьи в Москве назвать сложно. Бояре увидели то огромное влияние, которое жена имела на супруга. Многим это не понравилось.


Василий III, сын Софьи Палеолог

Поговаривают, у княгини были плохие отношения с наследником, рождённым в предыдущем браке Ивана III, Иваном Молодым. Более того, есть версия, что Софья причастна к отравлению Ивана Молодого и дальнейшего отстранения от власти его супруги Елены Волошанки и сына Дмитрия.

Как бы там ни было, Софья Палеолог оказала огромное влияние на всю дальнейшую историю Руси, на её культуру и архитектуру. Она была матерью наследника престола и бабушкой Ивана Грозного. По некоторым сведениям, внук имел немалое сходство со своей мудрой византийской бабушкой.

Смерть

Скончалась Софья Палеолог, великая княгиня Московская, 7 апреля 1503 года. Муж, Иван III, пережил супругу лишь на 2 года.


Уничтожение могилы Софьи Палеолог в 1929 году

Похоронили Софью рядом с предыдущей женой Ивана III в саркофаге усыпальницы Вознесенского собора. Собор разрушили в 1929 году. Но останки женщин царского дома сохранились – их перенесли в подземную палату Архангельского собора.

Какой собор построила софия жена ивана. Софья Палеолог: самые шокирующие факты

Этой женщине приписывали многие важные государственные деяния. Чем же так отличилась Софья Палеолог? Интересные факты о ней, а также биографические сведения собраны в этой статье.

Предложение кардинала

В Москву в феврале 1469 г. приехал посол кардинала Виссариона. Он передал письмо великому князю с предложением сочетаться браком с Софьей, дочерью Феодора I, деспота Морейского. Между прочим, в этом письме говорилось и о том, что София Палеолог (настоящее имя — Зоя, его решили заменить на православное из дипломатических соображений) уже отказала двум венценосным женихам, сватавшимся к ней. Это были герцог Медиоланский и французский король. Дело в том, что Софья не захотела выходить замуж за католика.

София Палеолог (фото ее, конечно же, не найти, но портреты представлены в статье), согласно представлениям того далекого времени, была уже немолодой. Однако она все еще была весьма привлекательна. У нее были выразительные, удивительно красивые глаза, а также матовая нежная кожа, что считалось на Руси признаком отличного здоровья. К тому же невеста отличалась статью и острым умом.

Кто такая София Фоминична Палеолог?

Софья Фоминична — племянница Константина XI Палеолога, последнего императора Византии. С 1472 года она являлась супругой Ивана III Васильевича. Отцом ее был Фома Палеолог, который бежал в Рим с семьей в после того как турки захватили Константинополь. Софья Палеолог жила после смерти отца на попечении великого папы римского. По ряду соображений он пожелал выдать ее замуж за Ивана III, овдовевшего в 1467 году. Тот ответил согласием.

София Палеолог родила сына в 1479 году, ставшего впоследствии Василием III Ивановичем. Кроме того, она добилась объявления Василия великим князем, место которого должен был занять Дмитрий, внук Ивана III, венчанный на царство. Иван III использовал брак с Софией для укрепления Руси на международной арене.

Икона «Благодатное Небо» и изображение Михаила III

София Палеолог, великая княгиня московская, привезла несколько православных икон. Предполагают, что в их числе была и редкое изображение Божией Матери. Она находилась в кремлевском Архангельском соборе. Однако, согласно другому преданию, реликвия была перевезена из Константинополя в Смоленск, а когда последний захватила Литва, этой иконой благословили на брак Софью Витовтовну, княжну, когда она выходила замуж за Василия I, московского князя. Образ, который сегодня находится в соборе, представляет собой список с древней иконы, выполненный в конце 17 века по заказу (на фото ниже). Москвичи по традиции приносили лампадное масло и воду к этой иконе. Считалось, что они наполнялись лечебными свойствами, ведь образ обладал целительной силой. Эта икона сегодня является одной из самых почитаемых в нашей стране.

В Архангельском соборе после свадьбы Ивана III появилось также изображение Михаила III, византийского императора, который был родоначальником династии Палеолог. Таким образом, утверждалось то, что Москва является преемницей Византийской империи, а государи Руси — наследники византийских императоров.

Рождение долгожданного наследника

После того как София Палеолог, вторая жена Ивана III, обвенчалась с ним в Успенском соборе и стала его супругой, она начала думать о том, как приобрести влияние и сделаться настоящей царицей. Палеолог понимала, что для этого следовало преподнести князю подарок, который могла сделать только она: родить ему сына, который станет наследником престола. К огорчению Софьи, первенцем оказалась дочь, умершая практически сразу после рождения. Через год снова родилась девочка, также скоропостижно скончавшаяся. София Палеолог плакала, молила Бога дать ей наследника, раздавала горстями милостыню убогим, жертвовала на храмы. Через некоторое время Матерь Божия услышала ее молитвы — вновь забеременела София Палеолог.

Биография ее наконец была отмечена долгожданным событием. Оно состоялось 25 марта 1479 года в 8 часов вечера, как говорилось в одной из московских летописей. Родился сын. Его нарекли Василием Парийским. Мальчика крестил Васиян, ростовский архиепископ, в Сергиевом монастыре.

Что привезла с собой Софья

Софье удалось внушить то, что было дорого ей самой, и что ценили и понимали в Москве. Она привезла с собой обычаи и предания византийского двора, гордость собственным происхождением, а также досаду за то, что ей пришлось выйти замуж за данника монголо-татар. Едва ли Софье понравилась в Москве простота обстановки, а также бесцеремонность отношений, царивших в то время при дворе. Сам Иван III был вынужден выслушивать укоризненные речи от строптивых бояр. Однако в столице и без нее у многих было желание изменить старые порядки, не соответствовавшие положению московского государя. А супруга Ивана III с греками, привезенными ею, которые видели и римскую, и византийскую жизнь, могли дать русским ценные указания, по каким образцам и как следует осуществлять желаемые всеми перемены.

Влияние Софии

Жене князя нельзя отказать во влиянии на закулисную жизнь двора и его декоративную обстановку. Она умело выстраивала личные отношения, ей отлично удавались придворные интриги. Однако на политические Палеолог могла ответить лишь внушениями, которые вторили смутным и тайным помыслам Ивана III. В особенности ясна была мысль о том, что своим замужеством царевна делает московских правителей приемниками императоров Византии с интересами православного востока, державшимися за последних. Поэтому Софью Палеолог в столице русского государства ценили главным образом как царевну византийскую, а не как великую московскую княгиню. Это понимала и она сама. Как пользовалась правом принимать в Москве иностранные посольства. Поэтому брак ее с Иваном был своего рода политической демонстрацией. Всему свету было заявлено о том, что наследница византийского дома, павшего незадолго до этого, перенесла державные права его в Москву, которая стала новым Царьградом. Здесь она разделяет эти права со своим супругом.

Реконструкция Кремля, свержение татарского ига

Иван, почувствовав свое новое положение на международной арене, нашел некрасивой и тесной прежнюю обстановку Кремля. Из Италии, вслед за царевной, были выписаны мастера. Они построили на месте деревянных хором Успенский собор (Василия Блаженного), а также новый каменный дворец. В Кремле в это время начал заводиться при дворе строгий и сложный церемониал, сообщавший московской жизни надменность и чопорность. Так же, как и у себя во дворце, Иван III стал выступать и во внешних отношениях более торжественной поступью. Особенно тогда, когда татарское иго без бою, как будто само собой, свалилось с плеч. А оно тяготело практически два столетия над всей северо-восточной Русью (с 1238 по 1480 год). Новый язык, более торжественный, появляется в это время в правительственных бумагах, в особенности дипломатических. Складывается пышная терминология.

Роль Софьи в свержении татарского ига

Палеолог в Москве не любили за влияние, оказываемое ею на великого князя, а также за перемены в жизни Москвы — «нестроения великие» (по выражению боярина Берсень-Беклемишева). Софья вмешивалась не только во внутренние, но и во внешнеполитические дела. Она требовала, чтобы Иван III отказался платить ордынскому хану дань и освободился наконец от его власти. Искусные советы Палеолог, как свидетельствует В.О. Ключевский, всегда отвечали намерениям ее мужа. Поэтому он отказался платить дань. Иван III растоптал ханскую грамоту в Замосковречье, на ордынском дворе. Позднее на этом месте был построен Преображенский храм. Однако народ и тогда «наговорил» на Палеолог. Перед тем как Иван III вышел в 1480 году к великому он отправил на Белоозеро жену с детьми. За это подданные приписали государю намерение бросить власть в том случае, если Москву возьмет и бежать вместе со своей супругой.

«Дума» и изменение обращения с подчиненными

Иван III, освободившись от ига, ощутил себя наконец полновластным государем. Дворцовый этикет стараниями Софьи начал напоминать византийский. Князь сделал своей супруге «подарок»: Иван III разрешил Палеолог собрать из членов свиты собственную «думу» и устраивать на своей половине «дипломатические приемы». Царевна принимала иностранных послов и учтиво с ними беседовала. Это было невиданным новшеством для Руси. Обращение при дворе государя также изменилось.

София Палеолог принесла супругу державные права, а также право на византийский трон, как отмечал Ф. И. Успенский, историк, изучавший этот период. Боярам пришлось считаться с этим. Иван III прежде любил споры и возражения, однако при Софье он кардинально изменил обращение со своими придворными. Иван начал держаться неприступно, легко впадал в гнев, часто налагал опалу, требовал особого почтения к себе. Все эти напасти молва также приписала влиянию Софьи Палеолог.

Борьба за престол

Ее обвинили и в нарушении престолонаследия. Недруги в 1497 году наговорили князю, что София Палеолог замыслила отравить его внука для того, чтобы посадить собственного сына на престол, что ее тайно навещают готовящие ядовитое зелье ворожеи, что в этом заговоре участвует и сам Василий. Иван III в этом вопросе принял сторону своего внука. Он велел утопить в Москве-реке ворожей, арестовал Василия, а супругу удалил от себя, казнив демонстративно нескольких членов «думы» Палеолог. В 1498 году Иван III венчал Дмитрия в Успенском соборе как наследника престола.

Однако у Софьи в крови была способность к придворным интригам. Она обвинила Елену Волошанку в приверженности ереси и смогла добиться ее падения. Великий князь наложил опалу на внука и невестку и нарек Василия в 1500 году законным наследником престола.

Софья Палеолог: роль в истории

Брак Софьи Палеолог и Ивана III, безусловно, укрепил Московское государство. Он способствовал превращению его в Третий Рим. София Палеолог прожила более 30 лет в России, родив 12 детей своему мужу. Однако ей так и не удалось понять до конца чужую страну, ее законы и традиции. Даже в официальных хрониках встречаются записи, осуждающие ее поведение в некоторых ситуациях, сложных для страны.

София привлекла в русскую столицу архитекторов и других деятелей культуры, а также врачей. Творения итальянских архитекторов сделали Москву не уступающей по величественности и красоте столицам Европы. Это способствовало укреплению престижа московского государя, подчеркнуло преемственность русской столицы Второму Риму.

Смерть Софии

Софья скончалась в Москве 7 августа 1503 г. Она была погребена в Вознесенском девичьем монастыре московского Кремля. В декабре 1994 года в связи с перенесением в Архангельский собор останков царских и княжеских жен С. А. Никитин по сохранившемуся черепу Софии восстановил ее скульптурный портрет (на фото выше). Теперь мы можем хотя бы приблизительно представить себе, как выглядела Софья Палеолог. Интересные факты и биографические сведения о ней многочисленны. Мы постарались отобрать самое важное, составляя эту статью.

Что сделала Софья Палеолог? Софья Палеолог краткая биография известной греческой принцессы расскажет о ее вкладе в историю.

Софья Палеолог биография самое главное

Софья Палеолог — это выдающаяся женщина в русской истории. Софья Палеолог является второй женой Великого князя Ивана III, а также матерью Василия III и бабушкой Ивана IV Грозного. Ее точная дата рождения неизвестна, ученые предполагают, что она родилась около 1455 года.

В 1469 году Великий Московский князь Иван III, который к этому времени уже как два года был вдовцом, решил еще раз жениться. Но вот с ролью невесты никак не мог определиться. Папа римский Павел II предложил ему взять брак с Софьей. После долгих раздумий, он соблазнился ее титулом греческой принцессы. Венчание венценосных особей состоялось в 1472 году. Церемония проходила в Успенском Соборе, венчал пару митрополит Филипп.

София была очень счастлива в браке, в котором родилось 9 детей — четыре дочери и пять сыновей. Для великой княгини греческого происхождения были выстроены в Москве отдельные хоромы, которые, к сожалению, погибли во время пожара 1493 года.

Софья Палеолог что сделала? Согласно свидетельствам современников, Софья Палеолог была умной женщиной, которая умело направляла своего мужа на поступки. Бытует мнение, что именно Софья подтолкнула Ивана III к решению не платить татарам дань.

С появлением Софьи и ее детей при Московском дворе, в городе начались настоящие династические распри. У Ивана III был сын Иван Молодой от первого брака, который был должен наследовать трон. Сыну Софьи, Василию, казалось, быть наследником власти отца, не суждено.

Но судьба распорядилась совсем иначе. Иван Молодой, который уже имел семью и сына, получил во владение тверские земли, но вдруг заболел и умер. После этого долгое время ходили слухи, что его отравили. Единственным наследником Ивана III остался сын Софьи Василий Иванович.

Отношение к жене Ивана III в княжеском окружении было разным. Одна знать почитала Великую княгиню, уважала ее за ум, другая же считала ее очень гордой, не считающейся ни с чьим мнением, а третья сторона была убеждена, что с появлением греческой царевны в Москве, князь Иван III из — за нее «старые обычаи переменил».

Софья Палеолог умерла за два года до смерти своего мужа в 1503. Она до конца своей жизни считала себя, царевной царегородской, греческой, а уже потом Великой княгиней Московской.

Большинство историков сходятся во мнении, что бабушка , великая княгиня Московская Софья (Зоя) Палеолог сыграла огромную роль в становлении Московского царства. Многие считают её автором концепции «Москва – третий Рим». А ещё вместе с Зоей Палеологиней появился двуглавый орёл. Сначала он был семейным гербом её династии, а потом перекочевал на герб всех царей и российских императоров.

Детство и юность

Зоя Палеолог появилась на свет (предположительно) в 1455 в Мистре. Дочь деспота Морейского Фомы Палеолога родилась в трагическое и переломное время – время падения Византийской империи.

После взятия Константинополя турецким султаном Мехмедом II и гибели императора Константина, Фома Палеолог вместе с женой Екатериной Ахайской и детьми сбежал на Корфу. Оттуда он перебрался в Рим, где был вынужден перейти в католицизм. В мае 1465 года Фома умер. Его смерть случилась вскоре после кончины супруги в том же году. Дети, Зоя и её братья – 5-летний Мануил и 7-летний Андрей, переехали в Рим уже после смерти родителей.

Воспитанием сирот занялся греческий учёный, униат Виссарион Никейский, служивший кардиналом при папе Сиксте IV (это он стал заказчиком знаменитой Сикстинской капеллы). В Риме греческую принцессу Зою Палеолог и её братьев воспитывали в католической вере. Кардинал позаботился о содержании детей и их образовании.

Известно, что Виссарион Никейский с позволения папы оплачивал скромный двор юных Палеологов, в который входили прислуга, врач, двое профессоров латинского и греческого языков, переводчики и священники. Софья Палеолог получила довольно солидное по тем временам образование.

Великая княгиня Московская

Когда Софья достигла совершеннолетия, венецианская синьория озаботилась её замужеством. Взять знатную девушку в жены сначала предложили королю Кипра Жаку II де Лузиньяну. Но он отказался от этого брака, побоявшись конфликта с оттоманской империей. Спустя год, в 1467-ом, кардинал Виссарион по просьбе папы Павла II предложил руку знатной византийской красавицы князю и итальянскому вельможе Караччиоло. Состоялось торжественное обручение, но по неизвестным причинам брак отменили.


Есть версия, что Софья втайне общалась с афонскими старцами и придерживалась православной веры. Она сама приложила усилия к тому, чтобы не выходить замуж за иноверца, расстраивая все предлагаемые ей браки.

В переломном для жизни Софьи Палеолог 1467 году скончалась супруга великого князя Московского Мария Борисовна. В этом браке родился единственный сын . Папа Павел II, рассчитывая на распространение католицизма на Москву, предложил овдовевшему государю всея Руси взять в жены свою подопечную.


После 3-летних переговоров Иван III, испросив совета у матери, митрополита Филиппа и бояр, принял решение жениться. Примечательно, что о переходе Софьи Палеолог в католицизм переговорщики от папы предусмотрительно умолчали. Более того, они сообщили, что предлагаемая в жёны Палеологиня православная христианка. Они даже не догадывались, что так оно и есть.

В июне 1472 года в базилике святых апостолов Петра и Павла в Риме состоялось заочное обручение Ивана III и Софьи Палеолог. После этого обоз невесты отбыл из Рима в Москву. Сопровождал невесту всё тот же кардинал Висссарион.


Болонские летописцы описали Софью довольно привлекательной особой. На вид ей было 24 года, она обладала белоснежной кожей и невероятно красивыми и выразительными глазами. Рост её был не выше 160 см. Телосложение будущая супруга российского государя имела плотное.

Есть версия, что в приданом Софьи Палеолог, кроме одежды и драгоценностей, было множество ценнейших книг, которые позже составили основу таинственно исчезнувшей библиотеки Ивана Грозного. Среди них числились трактаты и , неизвестные поэмы .


Встреча царевны Софьи Палеолог на Чудском озере

В конце длинного маршрута, пролегавшего через Германию и Польшу, римские провожатые Софьи Палеолог поняли, что их желание посредством женитьбы Ивана III на Палеолог распространить (или хотя бы сблизить) католицизм с православием потерпело поражение. Зоя, едва выехала из Рима, продемонстрировала твёрдое намерение возвратиться к вере предков – христианству. Венчание состоялось в Москве 12 ноября 1472 года. Церемония прошла в Успенском соборе.

Главным достижением Софьи Палеолог, которое превратилось в огромное благо для России, считается её влияние на решение мужа отказаться платить дань Золотой Орде. Благодаря супруге Иван Третий наконец отважился сбросить многовековое татаро-монгольское иго, хотя местные князья и элита предлагали продолжать платить оброк во избежание кровопролития.

Личная жизнь

По всей видимости, личная жизнь Софьи Палеолог с великим князем Иваном III сложилась удачно. В этом браке родилось немалое потомство – 5 сыновей и 4 дочери. Но безоблачным существование новой великой княгини Софьи в Москве назвать сложно. Бояре увидели то огромное влияние, которое жена имела на супруга. Многим это не понравилось.


Василий III, сын Софьи Палеолог

Поговаривают, у княгини были плохие отношения с наследником, рождённым в предыдущем браке Ивана III, Иваном Молодым. Более того, есть версия, что Софья причастна к отравлению Ивана Молодого и дальнейшего отстранения от власти его супруги Елены Волошанки и сына Дмитрия.

Как бы там ни было, Софья Палеолог оказала огромное влияние на всю дальнейшую историю Руси, на её культуру и архитектуру. Она была матерью наследника престола и бабушкой Ивана Грозного. По некоторым сведениям, внук имел немалое сходство со своей мудрой византийской бабушкой.

Смерть

Скончалась Софья Палеолог, великая княгиня Московская, 7 апреля 1503 года. Муж, Иван III, пережил супругу лишь на 2 года.


Уничтожение могилы Софьи Палеолог в 1929 году

Похоронили Софью рядом с предыдущей женой Ивана III в саркофаге усыпальницы Вознесенского собора. Собор разрушили в 1929 году. Но останки женщин царского дома сохранились – их перенесли в подземную палату Архангельского собора.

Ее личность всегда волновала историков, а мнения о ней разнились вплоть до противоположных: одни считали ее ведьмой, другие боготворили и называли святой. Свою трактовку феномена великой княжны несколько лет назад представил и режиссер Алексей Андрианов в многосерийном фильме «София», который транслировали на телеканале «Россия 1». Что в нем правда, а что – разбираемся.

Кинороман «София», заявивший о себе на широком экране, выделяется на фоне прочих исторических отечественных картин. Он охватывает далекую эпоху, которую ранее даже не брались экранизировать: события в картине посвящены началу становления российской государственности, в частности браку великого Московского князя Ивана III с последней наследницей византийского престола.

Немного экскурса: Зоя (именно так девушку назвали при рождении) была предложена в жены Ивану III в 14 лет. На этот брак очень надеялся сам Папа Римский Сикст IV (тот рассчитывал посредством брака укрепить на русских землях католичество). Переговоры продолжались в общей сложности 3 года и в итоге увенчались успехом: в 17 лет Зою заочно обручили в Ватикане и отправили вместе со свитой в путешествие по русским землям, которое только после осмотра территорий завершилось ее прибытием в столицу. План Папы, к слову, окончательно развалился, когда новоявленная византийская принцесса в короткие сроки приняла крещение и получила имя София.

Фильм, конечно, не отражает всех исторических перипетий. В 10 часовых серий создатели постарались вместить, по их мнению, самое важное из того, что в происходило на Руси на рубеже 15-16 веков. Именно в этот отрезок благодаря Ивану III Русь окончательно освободилась от татаро-монгольского ига, князь стал сплачивать территории, что привело в итоге к формированию цельного сильного государства.

Судьбоносное время во многом стало таковым благодаря Софии Палеолог. Она, образованная, культурно просвещенная, не стала для князя немым дополнением, способным лишь на продолжение рода и княжеской фамилии, как было заведено в то далекое время. Великая княгиня на все имела свое мнение и всегда могла его озвучить, а супруг неизменно ставил его высоко. По материалам историков, вероятно, именно София вложила Ивану III в голову идею объединения земель под единым центром. Княгиня видела в Руси невиданную мощь, верила в ее великую цель, и, по гипотезе историков, именно ей принадлежит знаменитая фраза «Москва – третий Рим».

Племянница последнего императора Византии, София также «подарила» Москве герб своей династии – того самого двуглавого орла. Он достался столице в наследство как неотъемлемая часть ее приданого (наряду с книжной библиотекой, вошедшей впоследствии в часть наследия великой библиотеки Ивана Грозного). Успенский и Благовещенский соборы – спроектированы и созданы благодаря итальянцу Альберти Фиораванти, которого София лично пригласила в Москву. Кроме того, княгиня вызывала из Западной Европы художников и зодчих, чтобы те облагородили столицу: строили дворцы, воздвигали новые храмы. Именно тогда Москва украсилась кремлевскими башнями, Теремным дворцом и Архангельским собором.

Конечно, мы не можем знать, каким в действительности был брак Софии и Ивана III, об этом, к сожалению, остается только догадываться (известно лишь то, что, по разным гипотезам, детей у них было 9 или 12). Многосерийный фильм – это в первую очередь художественное восприятие и понимание их отношений; оно является в своем роде авторской трактовкой судьбы княгини. В киноромане любовная линия выведена на первый план, а все остальные исторические перипетии словно являются сопутствующим фоном. Конечно, создатели не обещают абсолютной достоверности, для них было важно сделать чувственную картину, которой будут верить, героям которой будут сочувствовать, а об их сериальной судьбе – искренне беспокоиться.

Потрет Софии Палеолог

Кадр с фотосессии главных героев картины «София», Мария Андреева в образе своей героини

Однако всему, что касается деталей, кинематографисты уделили колоссальное значение. Вот в этом плане на кинокартине познавать историю можно и нужно: специально для съемок были созданы исторически достоверные декорации (убранство княжеского дворца, тайные кабинеты Ватикана, даже мельчайшие предметы быта эпохи), костюмы (которых изготовили более 1000 и по большей части вручную). Для съемок «Софии» привлекали консультантов и экспертов, чтобы даже у самого привередливого и внимательного зрителя не осталось к картине вопросов.

В киноромане София – красавица. Актриса Мария Андреева – звезда популярного Духless – в свои неполные 30 на экране (на дату съемок) действительно выглядит на 17. А вот историки подтверждали, что на самом деле Палеолог красавицей не была. Впрочем, идеалы меняются не то что с веками, даже с десятилетиями, и поэтому нам об этом разглагольствовать сложно. Но тот факт, что она страдала от избыточного веса (по утверждениям ее современников, даже критически), опускать нельзя. Впрочем, те же историки подтверждают, что София, действительно была очень умной и образованной для своего времени женщиной. Это понимали и ее современники, а некоторые из них то ли из зависти, то ли из-за собственного невежества были уверены, что такой умной Палеолог могла стать только благодаря связям с темными силами и самим дьяволом (по мотивам этой неоднозначной гипотезы один федеральный телеканал даже снял фильм «Ведьма всея Руси»).

Впрочем, и Иван III в реальности был неказист: невысок, горбат и красотой не отличался. Но создатели фильма, очевидно, решили, что такой персонаж не вызовет отклика в душах зрительниц, поэтому актера на эту роль подобрали из числа главных сердцеедов страны, Евгения Цыганова.

По всей видимости, усладить глаз привередливого зрителя режиссер хотел первую очередь. Кроме того, для него же, зрителя, жаждущего зрельщ, создали атмосферу настоящего исторического экшена: масштабные баталии, побоища, природные катаклизмы, предательство и придворные интриги, а в центре – красивая лав стори Софии Палеолог и Ивана III. Зрителю остается только запастись поп-корном и наслаждаться красотами отлично снятой романтичной истории.

Фото: Getty Images, кадры из многосерийного фильма

12 ноября 1472 года Иван III второй раз вступает в брак. На этот раз его избранницей становится греческая принцесса Софья, племянница последнего византийского императора Константина XI Палеолога.

Белокаменная

Через три года после венчания Иван III начнет обустройство своей резиденции со строительства кафедрального Успенского собора, который воздвигнут на месте разобранного храма Калиты. Будет ли это связано с новым статусом — великий князь Московский к тому времени будет позиционировать себя как «государь всея Руси», — или же идею «подскажет» супруга Софья, недовольная «убогой обстановкой», однозначно сказать сложно. К 1479 году строительство нового храма будет завершено, а его свойства перенесены в дальнейшем и на всю Москву, которую и поныне зовут «белокаменной». Масштабное строительство продолжится. На фундаменте старой дворцовой церкви Благовещения построят Благовещенский собор. Для хранения казны московских князей построят каменную палату, которая впоследствии будет именоваться «Казенным двором». Вместо старых деревянных хором для приема послов начнут строить новую каменную палату, получившую название «Набережной». Для официальных приемов построят Грановитую палату. Будет перестроено и построено большое количество церквей. В итоге Москва полностью изменит облик, а Кремль превратится из деревянной крепости в «западноевропейский замок».

Новый титул

С появлением Софьи ряд исследователей связывает новый церемониал и новый дипломатический язык – сложный и строгий, чопорный и натянутый. Женитьба на знатной наследнице византийских императоров позволит царю Иоанну позиционировать себя как политического и церковного преемника Византии, а окончательное свержение ордынского ига сделает возможным перевод статуса московского князя на недосягаемо высокий уровень национального властителя всей Русской земли. Из правительственных актов уходит «Иван, государь и великий князь» и появляется «Иоанн, божиею милостью государь всея Руси». Значимость нового титула дополняется длинным списком пределов Московского государства: «Государь всея Руси и великий князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Пермский, и Югорский, и Болгарский, и иных».

Божественное происхождение

В своем новом положении, источником которого отчасти был и брак с Софьей, Иван III находит недостаточным прежний источник власти – преемство от отца и деда. Идея божественного происхождения власти была не чужда предкам государя, однако, ни один из них не выражал ее настолько твердо и убедительно. На предложение германского императора Фридриха III вознаградить царя Ивана королевским титулом, последний ответит: «…мы божиею милостью государи на своей земле изначала, от первых своих прародителей, а поставление имеем от бога», указывая на то, что в мирском признании своей власти московский князь не нуждается.

Двуглавый орел

Для визуальной иллюстрации преемничества павшего дома византийских императоров будет найдено и наглядное выражение: с конца XV века на царской печати появится византийский герб – двуглавый орел. Существует большое количество других версий, откуда «прилетела» двуглавая птичка, но невозможно отрицать, что символ появился в период супружества Ивана III и византийской наследницы.

Лучшие умы

После приезда Софьи в Москву при русском дворе сформируется достаточно внушительная группа выходцев из Италии и Греции. Впоследствии многие иностранцы займут влиятельные государственные должности, и не единожды будут выполнять важнейшие дипломатические государственные поручения. Послы наведывались в Италию с завидной регулярностью, но часто в список поставленных задач не входило решение политических вопросов. Они возвращались с другим богатым «уловом»: архитекторами, ювелирами, мастерами монетного дела и оружейными умельцами, деятельность которых направлялась в одно русло – способствовать процветанию Москвы. Приезжими рудокопами будет найдена в Печорском крае серебряная и медная руда, и в Москве начнут чеканить монеты из русского серебра. Среди приезжих будет и большое количество профессиональных врачей.

Глазами иностранцев

В период правления Ивана III и Софьи Палеолог появляются первые подробные записки иностранцев о Руси. Перед одними Московия представала диким краем, в котором царят грубые нравы. Например, за смерть пациента врача могли обезглавить, зарезать, утопить, а когда один из лучших итальянских зодчих Аристотель Фиораванти, опасаясь за свою жизнь, запросился на родину, он был лишен имущества и заключен в острог. Другой видели Московию путешественники, те, кто не задерживался надолго в медвежьем крае. Венецианский купец Иосафат Барбаро поражался благосостоянию русских городов, «обильных хлебом, мясом, медом и другими полезными вещами». Итальянец Амброджо Кантарини отмечал красоту русских, причем, как мужчин, так и женщин. Другой итальянский путешественник Альберто Кампензе в отчете для папы Климента VII пишет о прекрасно поставленной московитами пограничной службе, запрете продавать спиртное, кроме праздничных дней, но больше всего его покоряет нравственность русских. «Обмануть друг друга почитается у них ужасным, гнусным преступлением, — пишет Кампензе. – Прелюбодеяние, насилие и публичное распутство также весьма редки. Противоестественные пороки совершенно неизвестны, а о клятвопреступлении и богохульстве вовсе не слышно».

Новые порядки

Внешняя атрибутика играла существенную роль в возвышении царя в глазах народа. Софья Фоминична об этом знала на примере византийских императоров. Пышный дворцовый церемониал, роскошные царские одеяния, богатое убранство двора – всего это не было в Москве. Иван III, будучи уже могучим государем, жил не намного шире и богаче бояр. В речах ближайших подданных слышалась простота — некоторые из них происходили так же, как и великий князь, от Рюрика. Муж много слышал о придворном обиходе византийских самодержцев от жены и от людей, которые приехали с ней. Вероятно, ему хотелось и здесь стать «настоящим». Постепенно стали появляться новые обычаи: Иван Васильевич «стал держать себя величаво», перед послами титуловался «царем», иностранных гостей принимал с особенной пышностью и торжественностью, в знак особенной милости повелел целовать царскую руку. Чуть позже появятся придворные чины – постельничий, ясельничий, конюший, а государь станет жаловать в бояре за заслуги.
Спустя время, Софью Палеолог назовут интриганкой, ее обвинят в смерти пасынка Ивана Молодого и будут оправдывать «нестроения» в государстве ее колдовством. Однако, этот брак по расчету продлится 30 лет и станет, пожалуй, одним из самых значимых супружеских союзов за всю историю.

Великая княгиня Московская София Палеолог и ее роль в истории

Этой женщине приписывали многие важные государственные деяния. Чем же так отличилась Софья Палеолог? Интересные факты о ней, а также биографические сведения собраны в этой статье.

Предложение кардинала

В Москву в феврале 1469 г. приехал посол кардинала Виссариона. Он передал письмо великому князю с предложением сочетаться браком с Софьей, дочерью Феодора I, деспота Морейского. Между прочим, в этом письме говорилось и о том, что София Палеолог (настоящее имя — Зоя, его решили заменить на православное из дипломатических соображений) уже отказала двум венценосным женихам, сватавшимся к ней. Это были герцог Медиоланский и французский король. Дело в том, что Софья не захотела выходить замуж за католика.

София Палеолог (фото ее, конечно же, не найти, но портреты представлены в статье), согласно представлениям того далекого времени, была уже немолодой. Однако она все еще была весьма привлекательна. У нее были выразительные, удивительно красивые глаза, а также матовая нежная кожа, что считалось на Руси признаком отличного здоровья. К тому же невеста отличалась статью и острым умом.

Кто такая София Фоминична Палеолог?

Софья Фоминична — племянница Константина XI Палеолога, последнего императора Византии. С 1472 года она являлась супругой Ивана III Васильевича. Отцом ее был Фома Палеолог, который бежал в Рим с семьей в 1453 году, после того как турки захватили Константинополь. Софья Палеолог жила после смерти отца на попечении великого папы римского. По ряду соображений он пожелал выдать ее замуж за Ивана III, овдовевшего в 1467 году. Тот ответил согласием.

София Палеолог родила сына в 1479 году, ставшего впоследствии Василием III Ивановичем. Кроме того, она добилась объявления Василия великим князем, место которого должен был занять Дмитрий, внук Ивана III, венчанный на царство. Иван III использовал брак с Софией для укрепления Руси на международной арене.

Икона «Благодатное Небо» и изображение Михаила III

София Палеолог, великая княгиня московская, привезла несколько православных икон. Предполагают, что в их числе была и икона «Благодатное Небо», редкое изображение Божией Матери. Она находилась в кремлевском Архангельском соборе. Однако, согласно другому преданию, реликвия была перевезена из Константинополя в Смоленск, а когда последний захватила Литва, этой иконой благословили на брак Софью Витовтовну, княжну, когда она выходила замуж за Василия I, московского князя. Образ, который сегодня находится в соборе, представляет собой список с древней иконы, выполненный в конце 17 века по заказу Федора Алексеевича (на фото ниже). Москвичи по традиции приносили лампадное масло и воду к этой иконе. Считалось, что они наполнялись лечебными свойствами, ведь образ обладал целительной силой. Эта икона сегодня является одной из самых почитаемых в нашей стране.

В Архангельском соборе после свадьбы Ивана III появилось также изображение Михаила III, византийского императора, который был родоначальником династии Палеолог. Таким образом, утверждалось то, что Москва является преемницей Византийской империи, а государи Руси — наследники византийских императоров.

Рождение долгожданного наследника

После того как София Палеолог, вторая жена Ивана III, обвенчалась с ним в Успенском соборе и стала его супругой, она начала думать о том, как приобрести влияние и сделаться настоящей царицей. Палеолог понимала, что для этого следовало преподнести князю подарок, который могла сделать только она: родить ему сына, который станет наследником престола. К огорчению Софьи, первенцем оказалась дочь, умершая практически сразу после рождения. Через год снова родилась девочка, также скоропостижно скончавшаяся. София Палеолог плакала, молила Бога дать ей наследника, раздавала горстями милостыню убогим, жертвовала на храмы. Через некоторое время Матерь Божия услышала ее молитвы — вновь забеременела София Палеолог.

Биография ее наконец была отмечена долгожданным событием. Оно состоялось 25 марта 1479 года в 8 часов вечера, как говорилось в одной из московских летописей. Родился сын. Его нарекли Василием Парийским. Мальчика крестил Васиян, ростовский архиепископ, в Сергиевом монастыре.

Что привезла с собой Софья

Софье удалось внушить то, что было дорого ей самой, и что ценили и понимали в Москве. Она привезла с собой обычаи и предания византийского двора, гордость собственным происхождением, а также досаду за то, что ей пришлось выйти замуж за данника монголо-татар. Едва ли Софье понравилась в Москве простота обстановки, а также бесцеремонность отношений, царивших в то время при дворе. Сам Иван III был вынужден выслушивать укоризненные речи от строптивых бояр. Однако в столице и без нее у многих было желание изменить старые порядки, не соответствовавшие положению московского государя. А супруга Ивана III с греками, привезенными ею, которые видели и римскую, и византийскую жизнь, могли дать русским ценные указания, по каким образцам и как следует осуществлять желаемые всеми перемены.

Влияние Софии

Жене князя нельзя отказать во влиянии на закулисную жизнь двора и его декоративную обстановку. Она умело выстраивала личные отношения, ей отлично удавались придворные интриги. Однако на политические Палеолог могла ответить лишь внушениями, которые вторили смутным и тайным помыслам Ивана III. В особенности ясна была мысль о том, что своим замужеством царевна делает московских правителей приемниками императоров Византии с интересами православного востока, державшимися за последних. Поэтому Софью Палеолог в столице русского государства ценили главным образом как царевну византийскую, а не как великую московскую княгиню. Это понимала и она сама. Как царевна Софья пользовалась правом принимать в Москве иностранные посольства. Поэтому брак ее с Иваном был своего рода политической демонстрацией. Всему свету было заявлено о том, что наследница византийского дома, павшего незадолго до этого, перенесла державные права его в Москву, которая стала новым Царьградом. Здесь она разделяет эти права со своим супругом.

Реконструкция Кремля, свержение татарского ига

Иван, почувствовав свое новое положение на международной арене, нашел некрасивой и тесной прежнюю обстановку Кремля. Из Италии, вслед за царевной, были выписаны мастера. Они построили на месте деревянных хором Грановитую палату, Успенский собор (Василия Блаженного), а также новый каменный дворец. В Кремле в это время начал заводиться при дворе строгий и сложный церемониал, сообщавший московской жизни надменность и чопорность. Так же, как и у себя во дворце, Иван III стал выступать и во внешних отношениях более торжественной поступью. Особенно тогда, когда татарское иго без бою, как будто само собой, свалилось с плеч. А оно тяготело практически два столетия над всей северо-восточной Русью (с 1238 по 1480 год). Новый язык, более торжественный, появляется в это время в правительственных бумагах, в особенности дипломатических. Складывается пышная терминология.

Роль Софьи в свержении татарского ига

Палеолог в Москве не любили за влияние, оказываемое ею на великого князя, а также за перемены в жизни Москвы — «нестроения великие» (по выражению боярина Берсень-Беклемишева). Софья вмешивалась не только во внутренние, но и во внешнеполитические дела. Она требовала, чтобы Иван III отказался платить ордынскому хану дань и освободился наконец от его власти. Искусные советы Палеолог, как свидетельствует В.О. Ключевский, всегда отвечали намерениям ее мужа. Поэтому он отказался платить дань. Иван III растоптал ханскую грамоту в Замосковречье, на ордынском дворе. Позднее на этом месте был построен Преображенский храм. Однако народ и тогда «наговорил» на Палеолог. Перед тем как Иван III вышел в 1480 году к великому стоянию на Угре, он отправил на Белоозеро жену с детьми. За это подданные приписали государю намерение бросить власть в том случае, если Москву возьмет хан Ахмат, и бежать вместе со своей супругой.

«Дума» и изменение обращения с подчиненными

Иван III, освободившись от ига, ощутил себя наконец полновластным государем. Дворцовый этикет стараниями Софьи начал напоминать византийский. Князь сделал своей супруге «подарок»: Иван III разрешил Палеолог собрать из членов свиты собственную «думу» и устраивать на своей половине «дипломатические приемы». Царевна принимала иностранных послов и учтиво с ними беседовала. Это было невиданным новшеством для Руси. Обращение при дворе государя также изменилось.

София Палеолог принесла супругу державные права, а также право на византийский трон, как отмечал Ф. И. Успенский, историк, изучавший этот период. Боярам пришлось считаться с этим. Иван III прежде любил споры и возражения, однако при Софье он кардинально изменил обращение со своими придворными. Иван начал держаться неприступно, легко впадал в гнев, часто налагал опалу, требовал особого почтения к себе. Все эти напасти молва также приписала влиянию Софьи Палеолог.

Борьба за престол

Ее обвинили и в нарушении престолонаследия. Недруги в 1497 году наговорили князю, что София Палеолог замыслила отравить его внука для того, чтобы посадить собственного сына на престол, что ее тайно навещают готовящие ядовитое зелье ворожеи, что в этом заговоре участвует и сам Василий. Иван III в этом вопросе принял сторону своего внука. Он велел утопить в Москве-реке ворожей, арестовал Василия, а супругу удалил от себя, казнив демонстративно нескольких членов «думы» Палеолог. В 1498 году Иван III венчал Дмитрия в Успенском соборе как наследника престола.

Однако у Софьи в крови была способность к придворным интригам. Она обвинила Елену Волошанку в приверженности ереси и смогла добиться ее падения. Великий князь наложил опалу на внука и невестку и нарек Василия в 1500 году законным наследником престола.

Софья Палеолог: роль в истории

Брак Софьи Палеолог и Ивана III, безусловно, укрепил Московское государство. Он способствовал превращению его в Третий Рим. София Палеолог прожила более 30 лет в России, родив 12 детей своему мужу. Однако ей так и не удалось понять до конца чужую страну, ее законы и традиции. Даже в официальных хрониках встречаются записи, осуждающие ее поведение в некоторых ситуациях, сложных для страны.

София привлекла в русскую столицу архитекторов и других деятелей культуры, а также врачей. Творения итальянских архитекторов сделали Москву не уступающей по величественности и красоте столицам Европы. Это способствовало укреплению престижа московского государя, подчеркнуло преемственность русской столицы Второму Риму.

Смерть Софии

Софья скончалась в Москве 7 августа 1503 г. Она была погребена в Вознесенском девичьем монастыре московского Кремля. В декабре 1994 года в связи с перенесением в Архангельский собор останков царских и княжеских жен С. А. Никитин по сохранившемуся черепу Софии восстановил ее скульптурный портрет (на фото выше). Теперь мы можем хотя бы приблизительно представить себе, как выглядела Софья Палеолог. Интересные факты и биографические сведения о ней многочисленны. Мы постарались отобрать самое важное, составляя эту статью.

Русская царица софья палеолог. Что Софья Палеолог сделала с Московской Русью. Курбский грозному о его бабке

Софья(Зоя) Палеолог — женщина из рода византийских императоров, Палеологов, сыграла выдающуюся роль в становлении идеологии Московского царства. Уровень образования у Софьи был по тогдашним московским меркам просто невероятно высоким. На своего мужа, Ивана III, Софья имела очень большое влияние, что вызывало недовольство бояр и церковников. Двуглавый орел — семейный герб династии Палеологов был принят Великим князем Иваном III как неотъемлемая часть приданого. Двуглавый орел с тех пор стал личным гербом российских царей и императоров (не государственным гербом!) Многие историки считают, что Софья явилась автором будущей государственной концепции Московии: «Москва — третий Рим».

София, реконструкция по черепу.

Определяющим в судьбе Зои стало падение Византийской империи. Император Константин погиб в 1453 году во время взятия Константинополя, спустя 7 лет, в 1460 году Морея (средневековое название полуострова Пелопоннес, владение отца Софьи) была захвачена турецким султаном Мехмедом II, Фома уехал на остров Корфу, затем в Рим, где вскоре скончался. Зоя с братьями 7-летним Андреем и 5-летним Мануилом переехали в Рим 5 лет спустя после отца. Там она и получила имя «София». Палеологи поселились при дворе папы Сикста IV (заказчика Сикстинской капеллы). Чтобы получить поддержку, в последний год своей жизни Фома перешел в католицизм.
После смерти Фомы 12 мая 1465 года (его жена Екатерина скончалась в том же году несколько ранее) опекой его детей занялся известный ученый грек, кардинал Виссарион Никейский, сторонник унии. Сохранилось его письмо, в котором он давал наставления преподавателю сирот. Из письма этого следует, что папа по-прежнему будет отпускать на их содержание 3600 экю в год (200 экю в месяц — на детей, их одежду, лошадей и прислугу; плюс следовало откладывать на черный день, и тратить 100 экю на содержание скромного двора). Двор включал врача, профессора латинского языка, профессора греческого языка, переводчика и 1-2 священников.

Виссарион Никейский.

Несколько слов следует сказать о плачевной судьбе братьев Софии. После смерти Фомы корону Палеологов де юре унаследовал сын Андрей, который продавал ее различным европейским монархам и умер в бедности. Во время правления Баязида II второй сын, Мануил, вернулся в Стамбул и отдался на милость султану. По некоторым источникам, он принял ислам, завел семью и служил в турецком флоте.
В 1466 году венецианская сеньория предложила кипрскому королю Жаку II де Лузиньяну ее кандидатуру в качестве невесты, но он отказался. По словам о. Пирлинга, блеск ее имени и слава предков были плохим оплотом против оттоманских кораблей, крейсировавших в водах Средиземного моря. Около 1467 года папа Павел II через кардинала Виссариона предложил ее руку князю Караччиоло, знатному итальянскому богачу. Она была торжественно обручена, нo брак не состоялся.
Иван III овдовел в 1467 году — его первая жена Мария Борисовна, княжна Тверская умерла, оставив ему единственного сына, наследника — Ивана Молодого.
Брак Софии с Иваном III был предложен в 1469 году римским папой Павлом II, предположительно, в надежде на усиление влияния католической церкви на Москву или, возможно, сближения католической и православных церквей — восстановить флорентийское соединение церквей. Мотивы Ивана III, вероятно, были связаны со статусом, и недавно овдовевший монарх согласился жениться на греческой принцессе. Идея брака, возможно, родилась в голове кардинала Виссариона.
Переговоры длились три года. Русская летопись повествует: 11 февраля 1469 г. грек Юрий прибыл в Москву от кардинала Виссариона к великому князю с листом, в котором великому князю предлагалась в невесты София, дочь аморейского деспота Фомы, «православная христианка» (о переходе ее в католичество умалчивалось). Иван III посоветовался с матерью, митрополитом Филиппом и боярами, и принял положительное решение.
В 1469 году Иван Фрязин (Джан Батиста делла Вольпе) был отправлен к римскому двору сватать для великого князя Софию. Софийская летопись свидетельствует, что обратно на Русь c Иваном Фрязиным был послан портрет невесты, и такая светская живопись оказалась крайним сюрпризом в Москве — «…а царевну на иконе написану принесе». (Портрет этот не сохранился, что весьма прискорбно, поскольку наверняка он был написан живописцем на папской службе, поколения Перуджино, Мелоццо да Форли и Педро Берругете). Папа принял посла с великой честью. Он попросил великого князя прислать за невестой бояр. Фрязин вторично поехал в Рим 16 января 1472 года, и прибыл туда 23 мая.


Виктор Муйжель. «Посол Иван Фрезин вручает Ивану III портрет его невесты Софьи Палеолог».

1 июня 1472 году в базилике святых апостолов Петра и Павла состоялось заочное обручение. Заместителем великого князя был Иван Фрязин. В качестве гостей присутствовали жена правителя Флоренции Лоренцо Великолепного Клариче Орсини и королева Боснии Катарина. Папа, кроме подарков, дал невесте приданое в 6 тыс. дукатов.
Когда 1472 году Клариче Орсини и придворный поэт её мужа Луиджи Пульчи были свидетелями заочного бракосочетания, состоявшегося в Ватикане, ядовитый остряк Пульчи, чтобы позабавить остававшегося во Флоренции Лоренцо Великолепного, направил ему отчет об этом событии и внешности невесты:
«Мы вошли в комнату, где на высоком помосте сидела в кресле раскрашенная кукла. На груди у неё были две огром­ные турецкие жемчужины, подбородок двойной, щёки тол­стые, всё лицо блестело от жира, глаза распахнуты, как плошки, а вокруг глаз такие гряды жира и мяса, словно вы­сокие дамбы на По. Ноги тоже далеко не худенькие, таковы же и все прочие части тела — я никогда не видел такой смешной и отвратительной особы, как эта ярмарочная шу­тиха. Целый день она беспрерывно болтала через переводчи­ка — на сей раз им был её братец, такая же толстоногая ду­бина. Твоя жена, будто заколдованная, увидела в этом чудище в женском обличье красавицу, а речи переводчика явно доставляли ей удовольствие. Один из наших спутников даже залюбовался накрашенными губами этой куклы и счёл, что она изумительно изящно плюётся. Целый день, до самого вечера, она болтала по-гречески, но есть и пить нам не давали ни по-гречески, ни по-латыни, ни по-итальянски. Впрочем, ей как-то удалось объяснить донне Клариче, что на ней узкое и дурное платье, хотя платье это было из богатого шёлка и скроено по меньшей мере из шести кусков материи, так что ими можно было накрыть купол Санта-Мария Ротонда. С тех пор мне каждую ночь снятся горы масла, жира, сала, тряпок и прочая подобная гадость».
По отзыву болонских летописцев, описавших проезд её процессии через город, она была невысокого роста, обладала очень красивыми глазами и удивительной белизной кожи. По виду они давали ей 24 года.
24 июня 1472 г. большой обоз Софии Палеолог вместе с Фрязиным выехал из Рима. Невесту сопровождал кардинал Виссарион Никейский, который должен был реализовать открывающиеся возможности для Святого Престола. Легенда гласит, что в состав приданого Софии входили книги, которые лягут в основу собрания знаменитой библиотеки Ивана Грозного.
Свита Софии: Юрий Траханиот, Дмитрий Траханиот, князь Константин, Дмитрий (посол ее братьев), св. Кассиан Грек. А также — папский легат генуэзец Антоний Бонумбре, епископ Аччии (его летописи ошибочно называют кардиналом). С ней же прибыл племянник дипломата Ивана Фрязина архитектор Антон Фрязин.

Хоругвь «Проповедь Иоанна Крестителя» из Ораторио Сан Джованни, Урбино. Итальянские эксперты полагают, что в толпе слушателей изображены Виссарион и София Палеолог (3й и 4й персонажи слева). Галерея провинции Марке, Урбино.
Маршрут путешествия был таков: на север из Италии через Германию, в порт Любек они прибыли 1 сентября. (Приходилось объезжать Польшу, через которую обычно путешественники следовали в Московию сухопутным путем — в этот момент она находилась с Иваном III в состоянии конфликта). Морское путешествие через Балтику заняло 11 дней. Корабль пристал в Колывани (совр. Таллин), откуда кортеж в октябре 1472 года проследовал через Юрьев (совр. Тарту), Псков и Новгород. 12 ноября 1472 г. София въехала в Москву.
Еще во время путешествия невесты стало очевидно, что планы Ватикана сделать ее проводником католичества потерпели провал, поскольку София немедленно продемонстрировала возвращение к вере предков. Папский легат Антоний был лишен возможности въехать в Москву, неся перед собой латинский крест.
Венчание в России состоялась 12 (21) ноября 1472 года в Успенском соборе в Москве. Обвенчал их митрополит Филипп (по Софийскому Временнику — коломенский протопоп Осия).
Семейная жизнь Софии, по всей видимости, была удачной, о чем свидетельствет многочисленное потомство.
Для нее в Москве были выстроены особые хоромы и двор, но они вскоре же, в 1493 г. , сгорели, причем во время пожара погибла и казна великой княгини.
Татищев передает свидетельство, что будто бы, благодаря вмешательству Софии, Иван III решился противостоять хану Ахмату (Иван III был уже в то время союзником и данником крымского хана). Когда на совете великого князя обсуждалось требование ханом Ахматом дани, и многие говорили, что лучше умиротворить нечестивого дарами, чем проливать кровь, то будто бы София горько расплакалась и с упреками уговаривала супруга не платить дань Великой Орде.
Перед нашествием Ахмата 1480 года, ради безопасности, с детьми, двором, боярынями и княжеской казной София была отправлена сначала в Дмитров, а потом на Белоозеро; в случае же, если Ахмат перейдёт Оку и возьмёт Москву, то ей было сказано бежать дальше на север к морю. Это дало повод Виссариону, владыке ростовскому, в своем послании предостерегать великого князя от постоянных дум и излишней привязанности к жене и детям. В одной из летописей отмечается, что Иван запаниковал: «ужас наиде на нь, и въсхоте бежати от брега, а свою великую княгиню Римлянку и казну с нею посла на Белоозеро».
Семья вернулась в Москву только зимой.
С течением времени второй брак великого князя стал одним из источников напряжённости при дворе. Достаточно скоро сложились две группировки придворной знати, одна из которых поддерживала наследника престола — Ивана Ивановича Молодого (сына от первого брака), а вторая — новую великую княгиню Софью Палеолог. В 1476 году венецианец А. Контарини отмечал, что наследник «в немилости у отца, так как нехорошо ведет себя с деспиной» (Софьей), однако уже с 1477 года Иван Иванович упоминается как соправитель отца.
В последующие годы великокняжеская семья значительно увеличилась: Софья родила великому князю в общей сложности девятерых детей — пятерых сыновей и четырёх дочерей.
Тем временем, в январе 1483 года вступил в брак и наследник престола, Иван Иванович Молодой. Его женой стала дочь господаря Молдавии Стефана Великого Елена Волошанка, немедленно оказавшаяся со свекровью «на ножах». 10 октября 1483 года у них родился сын Дмитрий. После захвата Твери в 1485 году Иван Молодой назначается отцом тверским князем; в одном из источников этого периода Иван III и Иван Молодой именуются «самодержцами ». Таким образом, в течение всех 1480-х годов положение Ивана Ивановича как законного наследника было вполне прочным.
Положение же сторонников Софьи Палеолог было намного менее выгодным. Однако к 1490 году в действие вступили новые обстоятельства. Сын великого князя, наследник престола Иван Иванович заболел «камчюгою в ногах» (подагрой). Софья выписала из Венеции лекаря — «мистро Леона», который самонадеянно пообещал Ивану III вылечить наследника престола; тем не менее, все старания врача оказались бесплодны, и 7 марта 1490 года Иван Молодой скончался. Врач был казнён, а по Москве поползли слухи об отравлении наследника; спустя сто лет эти слухи, уже в качестве неоспоримых фактов, записал Андрей Курбский. Современные историки относятся к гипотезе об отравлении Ивана Молодого как к непроверяемой за недостатком источников.
4 февраля 1498 года в Успенском соборе в обстановке большой пышности прошла коронация княжича Дмитрия. Софью и её сына Василия не пригласили. Однако 11 апреля 1502 года династическая схватка подошла к своему логическому завершению. По словам летописи, Иван III «положил опалу на внука своего великого князя Дмитрея и на матерь его на великую княгиню Елену, и от того дни не велел их поминати в ектеньях и литиах, ни нарицати великым князем, и посади их за приставы». Через несколько дней Василий Иванович был пожалован великим княжением; вскоре Дмитрий-внук и его мать Елена Волошанка были переведены из-под домашнего ареста в заточение. Таким образом, борьба внутри великокняжеской семьи завершилась победой княжича Василия; он превратился в соправителя отца и законного наследника Великого княжества. Падение Дмитрия-внука и его матери предопределило также судьбу московско-новгородского реформационного движения в Православной церкви: церковный Собор 1503 года окончательно разгромил её; многие видные и прогрессивные деятели этого движения были казнены. Что же касается судьбы самих проигравших династическую борьбу, то она была печальной: 18 января 1505 года в заточении умерла Елена Стефановна, а в 1509 году «в нужи, в тюрме» умер и сам Дмитрий. «Одни полагают, что он погиб от голода и холода, другие — что он задохнулся от дыма» — сообщал Герберштейн по поводу его смерти. Но самое страшное страну ждало впереди — царствование внука Софии Палеолог — Ивана Грозного.
Византийская царевна не пользовалась популярностью, ее считали умной, но гордой, хитрой и коварной. Неприязнь к ней сказалась даже и в летописях: например, по поводу ее возвращения с Белоозера, летописец замечает: «великая княгиня Софья… бегала от Татар на Белоозеро, а не гонял никто же; и по которым странам ходила, тем пуще татар — от боярских холопов, от кровопийцов христианских. Воздай же им, Господи, по делом их и по лукавству начинания их».

Опальный думный человек Василия III Берсень Беклемишев в беседе с Максимом Греком говорил о ней так: «земля наша жила в тишине и в миру. Как пришла сюда мать великого князя Софья с вашими греками, так наша земля и замешалась и пришли к нам нестроения великия, как и у вас в Царь-граде при царях ваших». Максим возражал: «Господине, великая княгиня Софья с обеих сторон была роду великого: по отце — царского рода, а по матери — великого герцога италийской стороны». Берсень отвечал: «Какова бы она ни была; да к нашему нестроению пришла». Нестроение же это, по словам Берсеня, сказалось в том, что с того времени «старые обычаи князь великий переменил», «ныне Государь наш запершися сам третей у постели всякие дела делает».
Особенно строг к Софии князь Андрей Курбский. Он убежден, что «В предобрый русских князей род всеял дьявол злые нравы, наипаче же женами их злыми и чародейцами, якоже и в израильстех царех паче же которых поимовали от иноплеменников»; обвиняет Софью в отравлении Иоанна молодого, в смерти Елены, в заключении Дмитрия, князя Андрея Углицкого и других лиц, презрительно называет ее гречанкой, греческой «чародейцей».
В Троицком-Сергиевском монастыре хранится шелковая пелена, шитая руками Софии в 1498 году; на пелене вышито ее имя, причем она величает себя не великой княгиней московской, а «царевной царегородской». Видимо, она высоко ставила свое прежнее звание, если помнит о нем даже после 26-летнего замужества.


Пелена из Троице-Сергиевой лавры вышитая Софьей Палеолог.

Существуют различные версии относительно роли Софии Палеолог в истории Российского государства:
Из Западной Европы были вызваны художники и зодчие для украшения дворца и столицы. Воздвигались новые храмы, новые дворцы. Итальянец Альберти (Аристотель) Фиоравенти построил соборы Успенский и Благовещенский. Москва украсилась Грановитой палатой, башнями кремлевскими, дворцом Теремным, выстроен, наконец, был и Архангельский собор.
Ввела ради женитьбы своего сына Василия III византийский обычай — смотр невест.
Считается родоначальницей концепции Москва -Третий Рим
Скончалась Софья 7 апреля 1503 года, за два года до смерти мужа (он умер 27 октября 1505).
Она была похоронена в массивном белокаменном саркофаге в усыпальнице Вознесенского собора в Кремле рядом с могилой Марии Борисовны, первой супруги Ивана III. На крышке саркофага острым инструментом процарапано «Софья».
Этот собор был разрушен в 1929 году, и останки Софьи, как и других женщин царствовавшего дома, были перенесены в подземную палату южной пристройки Архангельского собора.


Перенесение останков великих княгинь и цариц перед разрушением Вознесенского монастыря, 1929.

Я поделился с Вами информацией, которую «накопал» и систематизировал. При этом ничуть не обеднел и готов делится дальше, не реже двух раз в неделю. Если Вы обнаружили в статье ошибки или неточности — пожалуйста сообщите.E-mail: [email protected] Буду очень благодарен.

Софья Палеолог была одной из самых значимых фигур на русском престоле и по своему происхождению, и по личным качествам, а также благодаря тому, каких людей она привлекла на службу московским правителям. Эта женщина обладала талантом государственного деятеля, она умела ставить цели и добиваться результата.

Семья и происхождение

Византийская императорская династия Палеологов правила на протяжении двух столетий: от изгнания крестоносцев в 1261 году до взятия Константинополя турками в 1453-м.

Дядя Софьи Константин XI известен как последний император Византии. Он погиб во время взятия города турками. Из сотен тысяч жителей на оборону вышли всего 5000, с захватчиками сражались иностранные моряки и наёмники во главе с самим императором. Видя, что враги побеждают, Константин воскликнул в отчаянии: «Город пал, а я ещё жив», после чего, сорвав с себя знаки императорского достоинства, бросился в бой и был убит.

Отец Софьи, Фома Палеолог, был правителем Морейского деспотата на полуострове Пелопоннес. По матери, Екатерине Ахайской, девочка происходила из знатного генуэзского рода Чентурионе.

Точная дата рождения Софьи неизвестна, но её старшая сестра Елена родилась в 1431 году, а братья – в 1453 и 1455 годах. Поэтому, скорее всего, правы те исследователи, которые утверждают, что на момент брака с Иваном III в 1472-м ей было, по понятиям того времени, уже довольно много лет.

Жизнь в Риме

В 1453 году турки захватили Константинополь, а в 1460-м вторглись на Пелопоннес. Фома успел бежать вместе с семьёй на остров Корфу, а затем в Рим. Чтобы гарантировать расположение Ватикана, Фома принял католичество.

Фома и его супруга скончались почти одновременно в 1465 году. Софья и её братья оказались под патронажем папы римского Павла II. Обучение юных Палеологов было поручено греческому философу Виссариону Никейскому, автору проекта унии православной и католической церквей. Кстати, Византия пошла на вышеуказанный союз в 1439 году в расчёте на поддержку в войне против турок, но никакой помощи от европейских правителей так и не дождалась.

Старший сын Фомы Андрей был законным наследником Палеологов. Впоследствии он сумел выпросить у Сикста IV два миллиона дукатов на военную экспедицию, но истратил их на другие цели. После этого скитался по европейским дворам в надежде найти союзников.

Брат Андрея Мануил вернулся в Константинополь и уступил свои права на престол султану Баязиду II в обмен на содержание.

Брак с великим князем Иваном III

Папа Павел II рассчитывал выдать Софью Палеолог замуж с выгодой для себя, чтобы при её содействии расширить своё влияние. Но хотя папа определил ей приданое в 6 тысяч дукатов, за ней не было ни земель, ни военной силы. Она обладала знаменитым именем, которое только отпугивало греческих властителей, не желавших ссориться с Османской империей, а от браков с католиками Софья отказывалась.

Греческий посол предложил Ивану III проект брака с византийской царевной спустя два года после того, как великий князь Московский овдовел в 1467 году. Ему был представлен миниатюрный портрет Софьи. Иван III дал согласие на брак.

Однако Софья воспитывалась в Риме и получила образование в духе униатства. А Рим эпохи Возрождения был местом концентрации всех пороков человечества, и возглавляли это моральное разложение понтифики католической церкви. Петрарка писал об этом городе: «Достаточно увидеть Рим, чтобы потерять веру». Всё это было отлично известно в Москве. И несмотря на то, что невеста ещё в пути недвусмысленно продемонстрировала свою приверженность православию, митрополит Филипп к этому браку отнесся с неодобрением и уклонился от венчания царственной четы. Обряд совершил протопоп Коломны Осия. Венчание было совершено сразу же в день приезда невесты – 12 ноября 1472 года. Такая спешка объяснялась тем, что это был праздник: день памяти Иоанна Златоуста – святого покровителя великого князя.

Несмотря на опасения ревнителей православия, Софья никогда не пыталась создать почву для религиозных конфликтов. По легенде, она привезла с собой несколько православных святынь, в том числе византийскую чудотворную икону Богоматери «Благодатное небо».

Роль Софьи в развитии русского искусства

На Руси Софья столкнулась с проблемой отсутствия достаточно опытных архитекторов крупных зданий. Были хорошие псковские мастера, но у них имелся опыт строительства преимущественно на известняковом основании, а Москва стоит на непрочных глинах, песке и торфяниках. Так, в 1474 году рухнул почти достроенный Успенский собор московского Кремля.

Софья Палеолог знала, кто из итальянских специалистов способен решить эту задачу. Одним из первых приглашённых ею был Аристотель Фьораванти — талантливый инженер и архитектор из Болоньи. Кроме множества зданий в Италии, он также конструировал мосты через Дунай при дворе венгерского короля Матьяша Корвина.

Может быть, Фьораванти и не согласился бы приехать, но незадолго до этого его ложно обвинили в сбыте фальшивых денег, к тому же при Сиксте IV начала набирать обороты инквизиция, и архитектор счёл за благо уехать на Русь, забрав с собой сына.

Для строительства Успенского собора Фьораванти поставил кирпичный завод и определил как пригодные залежи белого камня в Мячково, откуда брали строительный материал за сто лет до этого для первого каменного Кремля. Храм внешне похож на древний Успенский собор Владимира, но внутри не разделён на небольшие помещения, а представляет собой один большой зал.

В 1478 году Фьораванти в качестве начальника артиллерии ходил с Иваном III в поход на Новгород и навёл понтонный мост через реку Волхов. Позже Фьораванти участвовал в походах на Казань и на Тверь.

Итальянские архитекторы перестроили Кремль, придав ему современный вид, возвели десятки храмов и монастырей. Они учитывали русские традиции, гармонично комбинируя их со своими новинками. В 1505-1508 годах под руководством итальянского зодчего Алевиза Нового был возведен кремлёвский собор Михаила Архангела, при сооружении которого архитектор сделал закомары не гладкими, как раньше, а в виде ракушек. Эта идея так всем понравилась, что впоследствии использовалась повсеместно.

Участие Софьи в конфликте с Ордой

Историк В.Н. Татищев в своих трудах приводит свидетельство о том, что под воздействием жены Иван III пошёл на конфликт с золотоордынским ханом Ахматом, отказавшись платить ему дань, так как Софью очень угнетало зависимое положение государства русского. Если это верно, то Софья действовала под влиянием европейских политиков. События складывались так: в 1472 году татарский набег был отбит, но в 1480-м Ахмат пошёл на Москву, заключив союз с королём Литвы и Польши Казимиром. Иван III совсем не был уверен в исходе битвы и отослал жену с казной на Белоозеро. В одной из летописей даже отмечается, что великий князь запаниковал: «Ужас наиде на нь, и въсхоте бежати от брега, а свою великую княгиню Римлянку и казну с нею посла на Белоозеро».

Венецианская республика активно искала союзника, который помог бы остановить продвижение турецкого султана Мехмеда II. Посредником в переговорах выступал авантюрист и купец Жан-Баттиста делла Вольпе, который имел поместья в Москве и был известен у нас как Иван Фрязин, именно он был послом и главой свадебного кортежа Софьи Палеолог. По русским источникам, Софья любезно принимала членов венецианского посольства. Из всего вышесказанного вытекает, что венецианцы вели двойную игру и сделали попытку посредством великой княгини ввергнуть Русь в тяжёлый конфликт со скверной перспективой.

Однако московская дипломатия тоже не теряла времени: Крымское ханство Гиреев согласилось на взаимодействие с русскими. Поход Ахмата закончился «Стоянием на Угре», в результате которого хан отступил без генерального сражения. Ахмат не получил от Казимира обещанной помощи из-за нападения на его земли союзного Ивану III Менгли Гирея.

Сложности семейных отношений

Первые два ребёнка (девочки) Софьи и Ивана умерли в младенчестве. Существует легенда, что у молодой княгини было видение преподобного Сергия Радонежского – покровителя Московского государства, и после этого знака свыше она родила сына – будущего Василия III. Всего в браке родились 12 детей, из которых четверо умерли в младенчестве.

От первого брака с тверской княжной у Ивана III был сын Иван Младой – наследник престола, однако в 1490 году он заболел подагрой. Из Венеции был выписан врач Мистр Леон, который головой ручался за выздоровление. Лечение проводилось такими методами, которые окончательно загубили здоровье княжича, и в возрасте 32 лет Иван Младой в страшных муках скончался. Врач был публично казнён, а при дворе образовались две враждующие партии: одна поддерживала молодую великую княгиню и её сына, другая – Дмитрия, малолетнего сына Ивана Младого.

На протяжении нескольких лет Иван III колебался, кому отдать предпочтение. В 1498 году великий князь короновал внука Дмитрия, но через год передумал и отдал предпочтение уже Василию, сыну Софьи. В 1502-м он приказал заточить Дмитрия и его мать. А через год умерла Софья Палеолог. Для Ивана это был тяжёлый удар. В трауре великий князь совершил ряд паломнических поездок по монастырям, где усердно предавался молитвам. Он скончался спустя два года в возрасте 65 лет.

Какова была внешность Софьи Палеолог

В 1994 году останки княгини были извлечены и изучены. Криминалист Сергей Никитин восстановил её внешний облик. Она была невысока ростом – 160 см, полного телосложения. Это подтверждалось итальянской хроникой, которая ехидно называла Софью толстой. На Руси же существовали иные каноны красоты, которым царевна вполне соответствовала: полнота, красивые, выразительные глаза и прекрасная кожа. Ученые определили, что княгиня умерла в возрасте 50-60 лет.

Иван III и Софья Палеолог

Иван III Васильевич был великим князем московским с 1462 по 1505 год. В ходе правления Ивана Васильевича произошло объединение значительной части русских земель вокруг Москвы и ее превращение в центр общерусского государства. Было достигнуто окончательное освобождение страны из-под власти ордынских ханов. Иван Васильевич создал государство, которое стало основой России вплоть до современности.

Первой женой великого князя Ивана была Мария Борисовна, дочь тверского князя. 15 февраля 1458 года в семье великого князя родился сын Иван. Великая княгиня, обладавшая кротким характером, умерла 22 апреля 1467 года, не достигнув и тридцатилетнего возраста. Великая княгиня была похоронена в Кремле, в Вознесенском женском монастыре. Иван, находившийся в это время в Коломне, на похороны жены не приехал.

Через два года после ее смерти великий князь решил жениться вновь. После совещания со своей матерью, а также с боярами и митрополитом он решил дать согласие на недавно полученное от папы римского предложение вступить в брак с византийской царевной Софьей (в Византии ее называли Зоей). Она была дочерью морейского деспота Фомы Палеолога и приходилась племянницей императорам Константину XI и Иоанну VIII.

Определяющим в судьбе Зои стало падение Византийской империи. Император Константин XI погиб в 1453 году во время взятия Константинополя. Спустя 7 лет, в 1460 году, Морея была захвачена турецким султаном Мехмедом II, Фома бежал с семьей на остров Корфу, затем в Рим, где вскоре скончался. Чтобы получить поддержку, в последний год своей жизни Фома перешел в католицизм. Зоя и ее братья — 7-летний Андрей и 5-летний Мануил — переехали в Рим 5 лет спустя после отца. Там она и получила имя Софья. Палеологи поступили под покровительство кардинала Виссариона, который сохранил симпатии к грекам.

Зоя превратилась с годами в привлекательную девушку с темными блестящими глазами и нежно-белым цветом кожи. Ее отличали тонкий ум и благоразумие в поведении. По единодушной оценке современников Зоя была обаятельной, а ее ум, образованность и манеры были безукоризненны. Болонские хронисты в 1472 году восторженно писали о Зое: «Воистину она очаровательна и прекрасна… Невысокого роста, она казалась лет 24; восточное пламя сверкало в глазах, белизна кожи говорила о знатности ея рода».

В те годы Ватикан искал союзников, чтобы организовать против турок новый крестовый поход, намереваясь вовлечь в него всех европейских государей. Тогда по совету кардинала Виссариона папа и решил выдать Зою за московского государя Ивана III, зная о его стремлении стать наследником византийских василевсов. Константинопольский патриарх и кардинал Виссарион пытался возобновить унию с Русью с помощью бракосочетания. Тогда-то великому князю сообщили о пребывании в Риме преданной православию знатной невесты — Софьи Палеолог. Папа обещал Ивану свою поддержку в случае, если тот захочет посвататься к ней. Мотивы для женитьбы на Софье у Ивана III, конечно, были связаны со статусом, блеск ее имени и слава предков сыграли свою роль. Иван III, претендовавший на царский титул, полагал себя преемником римских и византийских императоров.

16 января 1472 года московские послы отправились в далекий путь. В Риме москвичи были с честью приняты новым папой Сикстом IV. В подарок от Ивана III послы преподнесли понтифику шестьдесят отборных соболиных шкурок. Дело быстро пошло к завершению. Папа Сикст IV отнесся с отеческой заботливостью к невесте: он дал Зое в приданое, кроме подарков, около 6000 дукатов. Сикст IV в соборе святого Петра совершил торжественную церемонию заочного обручения Софьи с московским государем, которого представлял русский посол Иван Фрязин.

24 июня 1472 года, простившись с папой в садах Ватикана, Зоя направилась на далекий север. Будущая великая московская княгиня, лишь только очутившись на русской земле, еще находясь на пути под венец в Москву, коварно предала все надежды папы, немедля забыв все свое католическое воспитание. Софья, по-видимому, встречавшаяся в детстве с афонскими старцами, противниками подчинения православных католикам, в глубине души была глубоко православной. Она сразу же открыто, ярко и демонстративно показала свою преданность православию, к восторгу русских прикладываясь ко всем иконам во всех церквах, безукоризненно ведя себя на православной службе, крестясь, как православная. Планы Ватикана сделать принцессу проводником католичества на Русь потерпели провал, поскольку Софья немедленно продемонстрировала возвращение к вере предков. Папский легат был лишен возможности въехать в Москву, неся перед собой латинский крест.

Ранним утром 21 ноября 1472 года Софья Палеолог прибыла в Москву. В тот же день в Кремле во временной деревянной церкви, поставленной около строящегося Успенского собора, чтобы не прекращать богослужений, государь обвенчался с ней. Византийская принцесса впервые тогда увидела своего супруга. Великий князь был молод — всего 32 года, хорош собой, высок и статен. Особенно замечательными были его глаза, «грозные очи». И прежде Иван Васильевич отличался крутым характером, а теперь, породнившись с византийскими монархами, он превратился в грозного и властного государя. В том была немалая заслуга его молодой жены.

Софья стала полноправной великой княгиней Московской. Сам факт, что она согласилась поехать искать счастья из Рима в далекую Москву, говорит о том, что она была смелая, энергичная женщина.

Она привезла на Русь щедрое приданое. После венчания Иван III принял герб византийского двуглавого орла — символ царской власти, поместив его и на своей печати. Две головы орла обращены на Запад и Восток, Европу и Азию, символизируя их единство, а также единство («симфонию») духовной и светской власти. Приданым Софьи была легендарная «либерия» — библиотека (больше известная как «библиотека Ивана Грозного»). Она включала в себя греческие пергаменты, латинские хронографы, древневосточные манускрипты, среди которых были неизвестные нам поэмы Гомера, сочинения Аристотеля и Платона и даже уцелевшие книги из знаменитой Александрийской библиотеки.

По преданию, она привезла с собой в подарок мужу «костяной трон»: его деревянный остов весь был покрыт пластинами из слоновой и моржовой кости с вырезанными на них сюжетами на библейские темы. Софья привезла с собой и несколько православных икон.

С приездом в 1472 году в столицу России греческой принцессы, наследницы былого величия Палеологов, при русском дворе образовалась довольно большая группа выходцев из Греции и Италии. Многие из них заняли со временем значительные государственные должности и не раз выполняли важные дипломатические поручения Ивана III. Все они возвращались в Москву с большими группами специалистов, среди которых были архитекторы, врачи, ювелиры, мастера монетного дела и оружейные мастера.

Великая грекиня принесла с собой свои представления о дворе и могуществе власти. Софья Палеолог не только произвела перемены при дворе — некоторые московские памятники обязаны ей своим возникновением. Многое из сохранившегося ныне в Кремле было построено именно при великой княгине Софье.

В 1474 году Успенский собор, возводимый псковскими мастерами, рухнул. К восстановлению его были привлечены итальянцы под руководством зодчего Аристотеля Фиораванти. При ней выстроили церковь Ризположения, Грановитую палату, названную так по случаю отделки ее в итальянском стиле — гранями. Сам Кремль — крепость, охранявшая древний центр столицы Руси — рос и создавался на ее глазах. Спустя двадцать лет иностранные путешественники стали именовать Московский кремль по-европейски «замком», ввиду обилия в нем каменных строений.

Так стараниями Ивана III и Софьи Палеолог Ренессанс расцвел и на российской земле.

Однако прибытие Софьи в Москву не понравилось некоторым из придворных Ивана. По натуре Софья была реформатором, участие в государственных делах было смыслом жизни московской княгини, она была решительным и умным человеком, и это очень не нравилось тогдашней знати. В Москве ее сопровождали не только почести, оказываемые великой княгине, но также враждебность местного духовенства и наследника престола. На каждом шагу ей приходилось отстаивать свои права.

Лучшим способом утвердить себя было, конечно, деторождение. Великий князь хотел иметь сыновей. Желала этого и сама Софья. Однако, на радость недоброжелателям, она родила подряд трех дочерей — Елену (1474 год), Елену (1475 год) и Феодосию (1475 год). К несчастью, девочки вскоре после рождения умирали. Потом родилась еще одна девочка, Елена (1476 год). Софья молила Бога и всех святых о даровании сына. Существует легенда, связанная с рождением Софьей сына Василия, будущего наследника престола: будто бы во время одного из богомольных походов к Троице-Сергиевой Лавре, в Клементьеве, великой княгине Софье Палеолог было видение преподобного Сергия Радонежского, который «вверже в недра ея отроча младо мужеска пола». В ночь с 25 на 26 марта 1479 года на свет появился мальчик, нареченный в честь деда Василием. Для матери он всегда оставался Гавриилом — в честь архангела Гавриила. Вслед за Василием у нее родились еще два сына (Юрий и Дмитрий), затем две дочери (Елена и Феодосия), потом еще три сына (Семен, Андрей и Борис) и последней, в 1492 году, — дочь Евдокия.

Иван III любил свою жену и заботился о семействе. Перед нашествием хана Ахмата 1480 года, ради безопасности, с детьми, двором, боярынями и княжеской казной Софья была отправлена сначала в Дмитров, а потом на Белоозеро. Владыка Виссарион предостерегал великого князя от постоянных дум и излишней привязанности к жене и детям. В одной из летописей отмечается, что Иван запаниковал: «Ужас наиде на нь, и въсхоте бежати от брега, а свою великую княгиню Римлянку и казну с нею посла на Белоозеро».

Главным значением этого брака было то, что женитьба на Софье Палеолог способствовала утверждению России преемницей Византии и провозглашению Москвы Третьим Римом, оплотом православного христианства. После брака на Софье Иван III впервые отважился показать европейскому политическому миру новый титул государя всея Руси и заставил признать его. Иван именовался «государем всея Руси».

Неизбежно возникал вопрос о будущей участи потомства Ивана III и Софьи. Наследником престола оставался сын Ивана III и Марии Борисовны Иван Молодой, у которого 10 октября 1483 года в браке с Еленой Волошанкой родился сын Дмитрий. В случае кончины отца он не замедлил бы тем или иным способом избавиться от Софьи и ее семейства. Лучшее, на что они могли надеяться, — ссылка или изгнание. При мысли об этом гречанку охватывали ярость и бессильное отчаяние.

В течение всех 1480-х годов положение Ивана Ивановича как законного наследника было вполне прочным. Однако к 1490 году наследник престола Иван Иванович заболел «камчюгою в ногах» (подагрой). Софья выписала из Венеции лекаря — «мистро Леона», который самонадеянно пообещал Ивану III вылечить наследника престола. Тем не менее все старания врача оказались бесплодны, и 7 марта 1490 года Иван Молодой скончался. Врач был казнен, а по Москве поползли слухи об отравлении наследника. Современные историки относятся к гипотезе об отравлении Ивана Молодого как к непроверяемой за недостатком источников.

4 февраля 1498 года в Успенском соборе в обстановке большой пышности прошла коронация княжича Дмитрия Ивановича. Софью и ее сына Василия не пригласили.

Иван III продолжал мучительно искать выхода из династического тупика. Сколько боли, слез и непонимания пришлось испытать его жене, этой сильной, мудрой женщине, которая так стремилась помочь мужу строить новую Россию, Третий Рим. Но проходит время, и стена ожесточения, которую с таким рвением возводили вокруг великого князя его сын и сноха, рухнула. Иван Васильевич утирал слезы жены и сам плакал с ней. Как никогда раньше он почувствовал, что свет белый ему не мил без этой женщины. Теперь замысел отдать трон Дмитрию не казался ему удачным. Иван Васильевич знал, насколько всепоглощающе любила Софья сына Василия. Он иной раз даже ревновал к этой материнской любви, понимая, что сын всецело царит в сердце матери. Великому князю стало жалко своих юных сыновей Василия, Юрия, Дмитрия Жилку, Семена, Андрея… Да и с княгиней Софьей он прожил вместе четверть века. Иван III понимал, что рано или поздно сыновья Софьи поднимут мятеж. Предотвратить выступление можно было только двумя способами: либо уничтожить вторую семью, либо завещать престол Василию и уничтожить семью Ивана Молодого.

11 апреля 1502 года династическая схватка подошла к своему логическому завершению. По словам летописи, Иван III «положил опалу на внука своего великого князя Дмитрея и на матерь его на великую княгиню Елену». Через три дня Иван III «пожаловал сына своего Василия, благословил и посадил на великое княженье Володимерьское и Московское и всеа Руси самодеръжцем».

По совету жены Иван Васильевич выпустил Елену из заточения и выслал к отцу в Валахию (нужны были добрые отношения с Молдавией), но в 1509 году «в нужи, в тюрме» умер Дмитрий.

Через год после этих событий, 7 апреля 1503 года, Софья Палеолог умерла. Тело великой княгини было погребено в соборе кремлевского Вознесенского монастыря. Иван Васильевич следом за ее кончиной пал духом, серьезно заболел. Видимо, великая грекиня Софья давала ему необходимую энергию для строительства новой державы, ее ум помогал в государственных делах, ее чуткость предупреждала об опасностях, ее всепобеждающая любовь давала ему силы и мужество. Оставив все дела, он отправился в поездку по монастырям, но замолить грехи не удалось. Его разбил паралич: «…отняло у него руку и ногу и глаз». 27 октября 1505 года он скончался, «быв на великом княжении лет 43 и 7 месяц, а всех лет живота его 65 и 9 месяц».

Из книги Евгений Евстигнеев — народный артист автора Цывина Ирина Константиновна

СОФЬЯ ПИЛЯВСКАЯ Первый год моей службы в Школе-студии в 1954 году совпал с приходом Евгения Евстигнеева на 3-й курс, руководимый Павлом Владимировичем Массальским.Я хорошо помню: подтянутый, худощавый, всегда аккуратный, внешне спокойный, Евстигнеев внимательно и

Из книги Временщики и фаворитки XVI, XVII и XVIII столетий. Книга I автора Биркин Кондратий

ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА ГЛИНСКАЯ, ГОСУДАРЫНЯ И ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ, ПРАВИТЕЛЬНИЦА ВСЕЯ РУСИ. ДЕТСТВО И ОТРОЧЕСТВО ЦАРЯ ИВАНА ВАСИЛЬЕВИЧА ГРОЗНОГО. КНЯЗЬ ИВАН ФЕДОРОВИЧ ОВЧИНА-ТЕЛЕПНЕВ-ОБОЛЕНСКИЙ. КНЯЗЬЯ ВАСИЛИЙ И ИВАН ШУЙСКИЕ. КНЯЗЬ ИВАН БЕЛЬСКИЙ. ГЛИНСКИЕ (1533–1547) После смерти

Из книги Великие неудачники. Все напасти и промахи кумиров автора Век Александр

Софья Ковалевская Софья Васильевна Ковалевская (урожденная Корвин-Круковская) (3 (15) января 1850, Москва – 29 января (10 февраля) 1891, Стокгольм) – русский математик и механик, с 1889 года иностранный член-корреспондент Петербургской академии наук. Первая в России и в

Из книги Самые знаменитые влюбленные автора Соловьев Александр

Иван III и Софья Палеолог: создатели Третьего Рима В один из дней февраля 1469 года великий князь московский Иван III Васильевич держал совет со своими ближними. В княжьих палатах собрались братья государя – Юрий, Андрей и Борис, доверенные бояре и мать Ивана III – княгиня Мария

Из книги Голоса Серебряного века. Поэт о поэтах автора Мочалова Ольга Алексеевна

13. Софья Парнок Году в 1923-м я передала сборник стихов в издательство «Недра», где его рецензировала Софья Парнок. Она отвергла мою книгу, сказав: «Если сравнить ваши стихи с букетом цветов, то он уж слишком разнороден: кашка рядом с пионом, жасмин с ландышем».Выглядела она

Из книги Рыцарь совести автора Гердт Зиновий Ефимович

Софья Милькина, режиссер Когда наш Зяма был еще худеньким юношей и уже очень талантливым, интересным человеком искусства, мы с ним работали и учились в московском театре-студии под руководством Валентина Плучека и Алексея Арбузова. Знаменитый «Город на заре», спектакли

Из книги Пушкин и 113 женщин поэта. Все любовные связи великого повесы автора Щеголев Павел Елисеевич

Дельвиг Софья Михайловна Софья Михайловна Дельвиг (1806–1888), баронесса — дочь М. А. Салтыкова и швейцарки французского происхождения, жена (с 1825) А. А. Дельвига (1798–1831), а затем — С. А. Баратынского, брата поэта Е. А. Баратынского.Софья Михайловна — натура незаурядная,

Из книги Неизвестный Есенин.

В плену у Бениславской автора Зинин Сергей Иванович

Урусова Софья Александровна Софья Александровна Урусова (1804–1889) — старшая из трех дочерей А. М. и Е. П. Урусовых, фрейлина (с 1827), фаворитка Николая I, жена (с 1833) флигель-адъютанта князя Л. Л. Радзивилла.В конце 1820-х годов в доме Урусовых в Москве «были три грации, дочери

Из книги Ключи счастья. Алексей Толстой и литературный Петербург автора Толстая Елена Дмитриевна

Софья Толстая Бениславская понимала, что ее мечта о создании для Есенина спокойного семейного быта не сбылась. Она жаждала большой любви, но не знала, как за нее бороться. Сергей Есенин беспощадно рубил связывающие их нити. В присутствии сестры Екатерины он

Из книги 100 знаменитых анархистов и революционеров автора Савченко Виктор Анатольевич

Софья в «Хождении по мукам» Отдельной большой темой является присутствие Софьи (и ситуаций, пережитых вместе с нею) в романе «Хождение по мукам». И круг общения, и сцены у Смоковниковых, и их квартира и вкусы — все точно и подробно отражает конец петербургского периода, то

Из книги «Звезды», покорившие миллионы сердец автора Вульф Виталий Яковлевич

ПЕРОВСКАЯ СОФЬЯ ЛЬВОВНА (род. в 1853 г. – ум. в 1881 г.) Революционерка-народница, активный член организации «Народная воля». Первая из женщин-террористок, осужденная по политическому делу и казненная как организатор и участница убийства императора Александра II. Первые

Из книги «Дни моей жизни» и другие воспоминания автора Щепкина-Куперник Татьяна Львовна

Софья Ковалевская Принцесса математикиЕе биография вобрала в себя все сложности того странного времени. Она стала ученым тогда, когда женщин всеми силами не допускали в науку. Более того – она стала известным математиком в те времена, когда считалось, что женщина в

Из книги Главы государства российского. Выдающиеся правители, о которых должна знать вся страна автора Лубченков Юрий Николаевич

Софья Петровна и Левитан Кроме домов театральных, одним из первых домов, где я начала бывать в Москве и откуда, как из озера, вытекают по всем направлениям речки, много у меня завязалось знакомств, из которых некоторые превратились в дружбу — длящуюся и до сего дня, — был

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 1. А-И автора Фокин Павел Евгеньевич

Царевна Софья и стрельцы Келия Новодевичьего монастыря. Озаряемые тихим сиянием лампадки, из киота кротко глядят иконные лики. Ласковый полумрак лег на стены, закрыл углы… Тихо кругом. Только издалека слабо доносится ночной сторожевой стук да, заглушаемое толстыми

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 3. С-Я автора Фокин Павел Евгеньевич

1. София Палеолог являлась дочерью деспота Мореи (ныне полуостров Пелопоннес) Фомы Палеолога и племянницей последнего императора Византийской империи Константина XI.

2. При рождении Софию назвали Зоей . Она появилась на свет через два года после того, как османами в 1453 году был захвачен Константинополь, и Византийская империя прекратила свое существование. Спустя пять лет была захвачена и Морея. Семья Зои вынуждена была бежать, найдя убежище в Риме. Для получения поддержки Папы римского Фома Палеолог перешел в католицзм вместе с семьей. При смене веры Зоя стала Софией.

3. Непосредственным опекуном Софии Палеолог был назначен кардинал Виссарион Никейский, сторонник унии, то есть объединения католиков и православных под властью Папы. Судьбу Софии предполагалось решить путем выгодного замужества. В 1466 году её предложили в качестве невесты кипрскому королю Жаку II де Лузиньяну, но он отказался. В 1467 году её предложили в жёны князю Караччоло , знатному итальянскому богачу. Князь выразил согласие, после чего состоялось торжественное обручение.

4. Судьба Софии резко переменилась после того, как стало известно о том, что великий князь московский Иван III овдовел и ищет новую жену. Виссарион Никейский решил, что в случае, если София Палеолог станет женой Ивана III, русские земли можно будет подчинить влиянию Папы.

София Палеолог. Реконструкция по черепу С.Никитина. Фото: Commons.wikimedia.org

5. 1 июня 1472 года в базилике святых апостолов Петра и Павла в Риме состоялось заочное обручение Ивана III и Софии Палеолог. Заместителем великого князя был русский посол Иван Фрязин . В качестве гостей присутствовали жена правителя Флоренции Лоренцо Великолепного Клариче Орсини и королева Боснии Катарина.

6. О переходе Софии Палеолог в католичество во время переговоров о заключении брака представители папы римского умалчивали. Но их тоже ожидал сюрприз — сразу после пересечения русской границы София объявила сопровождавшему ее Виссариону Никейскому, что она возвращается в православие и католические обряды исполнять не будет. Фактически на этом попытка проведения проекта унии в России завершилась.

7. Венчание Ивана III и Софии Палеолог в России состоялось 12 ноября 1472 года. Их брак продлился 30 лет, София родила мужу 12 детей, но при этом первыми четырьмя оказались девочки. Рожденный в марте 1479 года мальчик, названный Василием, впоследствии стал великим князем московским Василием III.

8. В конце XV века в Москве развернулась ожесточенная борьба за права на престолонаследие. Официальным наследником считался сын Ивана III от первого брака Иван Молодой, имевший даже статус соправителя. Однако с рождением сына Василия София Палеолог включилась в борьбу за его права на трон. Московская элита разбилась на две враждующие партии. В опалу попадали и те, и другие, но в итоге победа осталась за сторонниками Софии Палеолог и ее сына.

Ее личность всегда волновала историков, а мнения о ней разнились вплоть до противоположных: одни считали ее ведьмой, другие боготворили и называли святой. Свою трактовку феномена великой княжны несколько лет назад представил и режиссер Алексей Андрианов в многосерийном фильме «София», который транслировали на телеканале «Россия 1». Что в нем правда, а что – разбираемся.

Кинороман «София», заявивший о себе на широком экране, выделяется на фоне прочих исторических отечественных картин. Он охватывает далекую эпоху, которую ранее даже не брались экранизировать: события в картине посвящены началу становления российской государственности, в частности браку великого Московского князя Ивана III с последней наследницей византийского престола.

Немного экскурса: Зоя (именно так девушку назвали при рождении) была предложена в жены Ивану III в 14 лет. На этот брак очень надеялся сам Папа Римский Сикст IV (тот рассчитывал посредством брака укрепить на русских землях католичество). Переговоры продолжались в общей сложности 3 года и в итоге увенчались успехом: в 17 лет Зою заочно обручили в Ватикане и отправили вместе со свитой в путешествие по русским землям, которое только после осмотра территорий завершилось ее прибытием в столицу. План Папы, к слову, окончательно развалился, когда новоявленная византийская принцесса в короткие сроки приняла крещение и получила имя София.

Фильм, конечно, не отражает всех исторических перипетий. В 10 часовых серий создатели постарались вместить, по их мнению, самое важное из того, что в происходило на Руси на рубеже 15-16 веков. Именно в этот отрезок благодаря Ивану III Русь окончательно освободилась от татаро-монгольского ига, князь стал сплачивать территории, что привело в итоге к формированию цельного сильного государства.

Судьбоносное время во многом стало таковым благодаря Софии Палеолог. Она, образованная, культурно просвещенная, не стала для князя немым дополнением, способным лишь на продолжение рода и княжеской фамилии, как было заведено в то далекое время. Великая княгиня на все имела свое мнение и всегда могла его озвучить, а супруг неизменно ставил его высоко. По материалам историков, вероятно, именно София вложила Ивану III в голову идею объединения земель под единым центром. Княгиня видела в Руси невиданную мощь, верила в ее великую цель, и, по гипотезе историков, именно ей принадлежит знаменитая фраза «Москва – третий Рим».

Племянница последнего императора Византии, София также «подарила» Москве герб своей династии – того самого двуглавого орла. Он достался столице в наследство как неотъемлемая часть ее приданого (наряду с книжной библиотекой, вошедшей впоследствии в часть наследия великой библиотеки Ивана Грозного). Успенский и Благовещенский соборы – спроектированы и созданы благодаря итальянцу Альберти Фиораванти, которого София лично пригласила в Москву. Кроме того, княгиня вызывала из Западной Европы художников и зодчих, чтобы те облагородили столицу: строили дворцы, воздвигали новые храмы. Именно тогда Москва украсилась кремлевскими башнями, Теремным дворцом и Архангельским собором.

Конечно, мы не можем знать, каким в действительности был брак Софии и Ивана III, об этом, к сожалению, остается только догадываться (известно лишь то, что, по разным гипотезам, детей у них было 9 или 12). Многосерийный фильм – это в первую очередь художественное восприятие и понимание их отношений; оно является в своем роде авторской трактовкой судьбы княгини. В киноромане любовная линия выведена на первый план, а все остальные исторические перипетии словно являются сопутствующим фоном. Конечно, создатели не обещают абсолютной достоверности, для них было важно сделать чувственную картину, которой будут верить, героям которой будут сочувствовать, а об их сериальной судьбе – искренне беспокоиться.

Потрет Софии Палеолог

Кадр с фотосессии главных героев картины «София», Мария Андреева в образе своей героини

Однако всему, что касается деталей, кинематографисты уделили колоссальное значение. Вот в этом плане на кинокартине познавать историю можно и нужно: специально для съемок были созданы исторически достоверные декорации (убранство княжеского дворца, тайные кабинеты Ватикана, даже мельчайшие предметы быта эпохи), костюмы (которых изготовили более 1000 и по большей части вручную). Для съемок «Софии» привлекали консультантов и экспертов, чтобы даже у самого привередливого и внимательного зрителя не осталось к картине вопросов.

В киноромане София – красавица. Актриса Мария Андреева – звезда популярного Духless – в свои неполные 30 на экране (на дату съемок) действительно выглядит на 17. А вот историки подтверждали, что на самом деле Палеолог красавицей не была. Впрочем, идеалы меняются не то что с веками, даже с десятилетиями, и поэтому нам об этом разглагольствовать сложно. Но тот факт, что она страдала от избыточного веса (по утверждениям ее современников, даже критически), опускать нельзя. Впрочем, те же историки подтверждают, что София, действительно была очень умной и образованной для своего времени женщиной. Это понимали и ее современники, а некоторые из них то ли из зависти, то ли из-за собственного невежества были уверены, что такой умной Палеолог могла стать только благодаря связям с темными силами и самим дьяволом (по мотивам этой неоднозначной гипотезы один федеральный телеканал даже снял фильм «Ведьма всея Руси»).

Впрочем, и Иван III в реальности был неказист: невысок, горбат и красотой не отличался. Но создатели фильма, очевидно, решили, что такой персонаж не вызовет отклика в душах зрительниц, поэтому актера на эту роль подобрали из числа главных сердцеедов страны, Евгения Цыганова.

По всей видимости, усладить глаз привередливого зрителя режиссер хотел первую очередь. Кроме того, для него же, зрителя, жаждущего зрельщ, создали атмосферу настоящего исторического экшена: масштабные баталии, побоища, природные катаклизмы, предательство и придворные интриги, а в центре – красивая лав стори Софии Палеолог и Ивана III. Зрителю остается только запастись поп-корном и наслаждаться красотами отлично снятой романтичной истории.

Фото: Getty Images, кадры из многосерийного фильма

Софья Палеолог — мать «Третьего Рима», повернувшая Русь на запад. Как делили наследие «собирателя земель Жена сына ивана 3 от первого брака

В 1490 г. умер старший сын Ивана III от первого брака, носивший тоже имя Иван. Возник вопрос, кому быть наследником: второму сыну государя – Василию или внуку Дмитрию, сыну умершего князя? Знатным, сановникам очень не хотелось, чтобы престол достался Василию , сыну Софии Палеолог . Покойный Иван Иванович титуловался великим князем, был как бы равным отцу, и потому сын его даже по старым родовым счетам имел право на старшинство. Зато Василий, со стороны матери, происходил от знаменитого царского корня. Придворные разделились: одни стояли за Дмитрия, другие – за Василия. Против Софии и ее сына действовали князь Иван Юрьевич Патрикеев и зять его Семен Иванович Ряполовский. Это были лица очень близкие к государю, и все важнейшие дела шли чрез их руки. Они и вдова умершего великого князя – Елена (мать Дмитрия) пустили в ход все меры, чтобы склонить государя на сторону внука и охладить к Софии. Сторонниками Дмитрия пущены были слухи, что Ивана Ивановича извела София. Государь видимо стал склоняться на сторону внука. Тогда сторонники Софии и Василия, по большей части люди незнатные – боярские дети и дьяки, составили заговор в пользу Василия. Заговор этот был открыт в декабре 1497 г. В то же время до Ивана III дошло, что какие-то лихие бабы с зельем приходили к Софии. Он пришел в ярость, жены и видеть не хотел, а сына Василия велел держать под стражей. Главных заговорщиков казнили мучительной смертью – сперва отрубили руки и ноги, а потом головы. Баб, приходивших к Софье, утопили в реке; многих побросали в тюрьмы.

Желание бояр исполнилось: 4 января 1498 г. Иван Васильевич короновал своего внука Дмитрия с небывалым торжеством, как будто в досаду Софии. В Успенском соборе среди церкви было устроено возвышенное место. Здесь поставлено было три стула: великому князю, внуку его и митрополиту. На налое лежала Мономахова шапка и бармы. Митрополит с пятью епископами и многими архимандритами отслужил молебен. Иван III и митрополит заняли свои места на возвышении. Князь Дмитрий стоял пред ними.

«Отче митрополит, – громко сказал Иван Васильевич, – издревле предки наши давали великое княжение первым своим сыновьям, так и я первого своего сына Ивана при себе благословил великим княжением. Волею Божиею он умер. Благословляю ныне старшего сына его, внука моего Дмитрия, при себе и после себя великим княжеством владимирским, московским, новгородским. И ты, отче, дай ему свое благословение».

После этих слов митрополит пригласил Дмитрия стать на предназначенное ему место, положил ему на преклоненную голову свою руку и громко молился, да сподобит Всевышний его Своею милостию, да живет в сердце его добродетель, вера чистая и правосудие и т. д. Два архимандрита подали митрополиту сначала бармы, потом Мономахову шапку, тот передавал Ивану III, а он уже возлагал их на внука. Вслед за этим последовала ектения, молитва Богородице и многолетие; после чего духовенство поздравляло обоих великих князей. «Божиею милостию радуйся и здравствуй, – провозгласил митрополит, – радуйся, православный царь Иван, великий князь всея Руси, самодержец, и с внуком своим великим князем Дмитрием Ивановичем, всея Руси, на многая лета!»

Затем митрополит приветствовал Дмитрия и произнес ему краткое поучение, чтобы он в сердце имел страх Божий, любил правду, милость и суд праведный и так далее. Подобное же наставление повторил внуку и князь. Этим обряд коронации и кончился.

После обедни Дмитрий из церкви вышел в бармах и венце. В дверях его осыпали золотыми и серебряными деньгами. Это осыпание повторялось у входа в Архангельский и Благовещенский собор, куда ходил нововенчанный великий князь помолиться. В этот день был устроен у Ивана III богатый пир. Но недолго радовались бояре своему торжеству. И году не прошло, как страшная опала постигла главных противников Софии и Василия – князей Патрикеевых и Ряполовских. Семену Ряполовскому отрубили голову на Москве-реке. По просьбе духовенства Патрикеевым была оказана пощада. Отца постригли в монахи в Троицко-Сергиевском монастыре, старшего сына в Кирилло-Белозерском, а младшего стали держать под стражей в Москве. Ясных указаний, за что государева опала постигла этих сильных бояр, нет. При одном случае только Иван III выразился о Ряполовском, что он с Патрикеевым «высокоумничал ». Бояре эти, видно, позволяли себе своими советами и соображениями надоедать великому князю. Несомненно также, что открылись какие-нибудь их козни против Софии и Василия. В то же время опала постигла Елену и Дмитрия; вероятно, участие ее в жuдовской ереси тоже повредило ей. София и Василий опять заняли прежде свое положение. С этой поры начал государь, по словам летописцев, «не радеть о внуке», а сына Василия объявил великим князем Новгорода и Пскова. Псковичи, не зная еще, что Дмитрий с матерью попали в немилость, прислали просить государя и Дмитрия, чтобы они держали свою отчину по старине, не назначали бы отдельного князя во Псков, чтобы тот великий князь, который будет на Москве, был бы и во Пскове.

Эта просьба рассердила Ивана III.

«Разве я не волен в своем внуке и в своих детях, – сказал он в гневе, – кому хочу, тому и дам княжество!»

Двоих из послов он велел даже посадить в тюрьму. В 1502 г. было приказано Дмитрия и Елену держать под стражей, на ектениях в церкви не поминать их и не величать Дмитрия великим князем.

Отправляя послов в Литву, Иван наказывал им так говорить, если дочь или кто иной спросит о Василии:

«Пожаловал государь наш сына своего, учинил государем: как сам он государь на государствах своих, так и сын его с ним на всех тех государствах государь».

Посол, поехавший в Крым, должен был говорить о переменах при московском дворе так:

«Внука своего Дмитрия государь наш было пожаловал, а он стал государю нашему грубить; но ведь жалует всякий того, кто служит и норови т, а который грубит, того за что жаловать».

В 1503 году скончалась София. Иван III, чувствуя уже слабость здоровья, приготовил завещание. Василию между тем пришла пора жениться. Попытка женить его на дочери датского короля не удалась; тогда, по совету одного придворного, грека, Иван Васильевич последовал примеру византийских императоров. Ко двору велено было собрать на смотрины красивейших девиц, дочерей бояр и боярских детей. Собрано было их полторы тысячи. Василий избрал Соломонию, дочь дворянина Сабурова.

Этот способ женитьбы вошел потом у русских царей в обычай. Мало в нем было хорошего: при выборе невесты ценили здоровье да красоту, на нрав и ум не обращали большого внимания. Притом женщина, случайно попавшая на престол, часто из незнатного состояния, не могла держать себя, как следует настоящей царице: в муже она видела своего владыку и милостивца, была для него не подругою, а рабою. Равною с царем она никак себя не могла признать, и сидеть на престоле рядом с ним ей казалось некстати; но вместе с тем ей, как царице, не было ровни между окружающими. Одинокая в блестящих царских покоях, в драгоценных украшениях, она была словно заключенная; а царь, повелитель ее, был тоже одиноким на престоле. Нравы и порядки двора отзывались и на жизни бояр, и у них отдельность женщин от мужчин, даже затворничество, еще больше усилилось.

В тот же год, как совершен был брак Василия (1505), скончался Иван III, 27 октября, 67-ми лет от роду.

По завещанию все его пять сыновей: Василий, Юрий, Дмитрий, Симеон и Андрей получали наделы; но старшему назначено было 66 городов, самых богатых, а остальные четверо все вместе получили 30 городов; притом у них отнято было право в уделах судить уголовные дела и чеканить монету.

Стало быть, младшие братья Ивана III уж никак не могли называться государями; они обязывались даже присягой держать великого князя господином «честно и грозно, без обиды». В случае смерти старшего брата младшие должны были подчиняться сыну умершего, как своему господину. Таким образом устанавливался новый порядок престолонаследия от отца к сыну. Еще при жизни своей Иван Васильевич приказал Василию заключить подобный договор с Юрием, вторым сыном своим; притом в завещании говорилось: «Если кто из сыновей моих умрет и не оставит по себе ни сына, ни внука, то удел его весь идет сыну моему Василию, а меньшие братья не вступаются в этот удел». О внуке Дмитрии уже и не поминалось.

Все свое движимое имущество, или «казну», как тогда говорилось (драгоценные камни, золотые и серебряные вещи, меха, платья и проч.), Иван III завещал Василию.

После смерти Ивана III престол занял его сын Василий, однако это был далеко не очевидный выбор. Будущий великий князь прошел непростой путь, чтобы завоевать доверие отца и престол. Главным претендентом на трон поначалу был старший сын Ивана III от его первой жены Марии Борисовны, дочери тверского князя. Иван Молодой родился в 1458 году, когда мальчику не было и 10 лет, его мать скончалась. Ходили слухи, что ее якобы отравили, а все причастные к этому попали в опалу. Мария умерла 25 лет от роду, но ее муж на похороны не явился, а остался в Коломне.

Второй женой Ивана III стала византийская царевна Зоя (Софья) Палеолог, племянница последнего византийского императора Константина XI. Ее предложил в жены великому князю папа римский, который рассчитывал через нее воздействовать на Ивана III и убедить его в необходимости признать унию. В 1469 году великий князь, посовещавшись со своей матерью, боярами и митрополитом, решил дать согласие на этот брак. Переговоры о союзе продолжались три года и окончились приездом Софьи. В 1472 году князь обвенчался с заграничной царевной.

Отношения у новой жены со старшим сыном Ивана III складывались напряженные. Очень скоро при дворе образовались две группировки — те, кто поддерживал Ивана Ивановича Молодого, и те, кто выступал на стороне Софьи. При этом современники отмечали непостоянство настроений великого князя по отношению к сыну. Если в 1476 году Иван Молодой был у отца в немилости из-за распрей с мачехой, то через год он уже упоминается как соправитель Ивана III. Сын даже принимал участие в знаменитом «стоянии на Угре», что говорило об отношении к нему великого князя.

Но вскоре ситуация стала меняться. В 1479 году Софья родила Ивану III мальчика, которого назвали Василием. Затем у них появилось еще четыре сына и четыре дочери, число наследников росло. Обзавелся семьей и Иван Молодой. В начале 1483 года он женился на дочери господаря Молдавии Елене Волошанке. Осенью у них родился сын, которого нарекли Дмитрием. После присоединения Твери отец отдал Ивану Молодому эти земли в княжение, а в источниках Иван III с сыном упоминаются как «самодержцы».

Позиции Ивана Молодого в тот период были вполне прочными, чего нельзя сказать о Софье. Она не смогла добиться должностей для своих родственников, план папы римского с унией тоже провалился, а побег племянницы Софьи с мужем в Литву сказался на великой княжне не лучшим образом. Но в 1490 году старший сын великого князя неожиданно заболевает подагрой. Жена Ивана III выписывает из Венеции лекаря, который клянется исцелить наследника, но у него не выходит. В марте 1490 года Иван Молодой умирает. Великий князь казнит шарлатана-лекаря, а по Москве ползут слухи, что наследника отравили. Несмотря на то, что спустя сто лет эта версия стала основной, до сих пор нет никаких доказательств, свидетельствующих в ее пользу.


Наследником престола остается внук Ивана III Дмитрий. Теперь он ведет борьбу за внимание великого князя со старшим сыном Палеолог Василием. К 1497 году противостояние достигает своего пика. Великий князь хочет решить вопрос престолонаследия и собирается короновать Дмитрия. Сторонники Василия готовят заговор, который в декабре 1497 года был раскрыт. План предусматривал не только «отъезд» (переход на службу к другому сюзерену) Василия, но и убийство Дмитрия и захват великокняжеской казны. Вероятно, заговор провалился, так как не нашел поддержки среди высшего боярства и людей, близких к великому князю. После этого Софья попала в опалу, Василия посадили под домашний арест, а главных заговорщиков из числа боярских детей казнили. Кроме того, выяснилось, что Софья обращалась к различным ведуньям и ворожеям, над которыми разгневанный князь тоже учинил расправу. В феврале 1498 года наконец состоялась коронация Дмитрия Внука. На ней присутствовали все знатные бояре, митрополит и высшие иерархи церкви, не было на церемонии только Софьи и ее сына. Иван III благословил своего внука и пожаловал ему великое княжение. На Дмитрия возложили шапку Мономаха, и закатили в честь праздника богатый пир. Уже к концу года Дмитрия стали упоминать в официальных документах как великого князя.


Казалось бы, коронация состоялась, Дмитрий теперь «великий князь», но Василий не намерен сдаваться. Несмотря на официальный титул, Дмитрий не получил ни земель, ни реальной власти. К 1499 году обстановка внутри страны накаляется, Иван III приказывает казнить ряд своих бояр. При этом точно неизвестно, чем была вызвана их опала: то ли разногласиями по внешней политике, то ли непрекращающейся династической борьбой. Как бы то ни было, в то же время происходит усиление позиций Василия. Ему удается вернуть доверие отца, и Иван III жалует своему сыну Новгород и Псков. Псковичи, конечно, возмутились, но к осени конфликт удалось уладить.


С началом очередной русско-литовской войны Василий окончательно перетягивает одеяло на себя. В 1500 году происходит рост влияния сына Палеолог, несмотря на то, что были предположения о том, что Василия попытались захватить литовцы и даже что он сам собирался перейти на сторону неприятеля. Как бы то ни было, но к сентябрю Василий уже именуется не иначе, как великий князь «всея Руси». С этого момента позиции Василия усилились, а в 1502 году династическая борьба и вовсе завершилась. Дмитрий вместе с матерью Еленой попал в опалу, Иван III приказал больше не поминать их в церковных службах и посадить их под домашний арест. Через несколько дней Василий был пожалован великим княжением, а внук Ивана III с матерью отправились в заточение. Там они и умерли спустя какое-то время. Многолетняя вражда двух группировок завершилась победой князя Василия Ивановича, который стал соправителем отца, а после его смерти в 1505 году и наследником огромной державы.

Знаменитые женщины Московской Руси. XV-XVI века Морозова Людмила Евгеньевна

ЕЛЕНА ВОЛОШАНКА

Вдова Ивана Молодого Елена Стефановна, прозванная Волошанкой за то, что являлась дочерью молдавского (волошского) господаря Стефана Великого, была одной из главных фигуранток в борьбе за великокняжеский престол в конце XV в. Поэтому без изучения ее жизни и деятельности трудно понять ход событий в формирующемся Русском централизованном государстве в этот период.

ИСТОЧНИКИ

Источники, относящиеся к биографии великой княгини Елены Стефановны, очень незначительны. Это отрывочные сведения о ней в летописях, краткие данные в актовом материале, дипломатические документы, касающиеся связей с Молдавией — родиной Елены, Чин венчания Дмитрия-внука на великое княжение, пелена, вышитая в мастерской княгини, и известие о ее еретических взглядах в сочинениях Иосифа Волоцкого.

Данные о Елене обнаруживаются в следующих летописях: Уваровской, Ермолинской, сокращенных сводах конца XV в., Симеоновской, Софийской I, Львовской, Никоновской, Воскресенской.

Наиболее подробные сведения о молдавской княжне помещены в Уваровской летописи. Так, в ней сообщено, что в январе 1483 г. «женился князь великий Иван Иванович и взял за себя княжну Елену, дочь волошского воеводы Стефана». В сокращенных сводах конца XV в. уточнено, что свадьба была 12 января {456} . Эта же дата повторена в Софийской I летописи {457} .

В Уваровской летописи также сообщено о рождении Еленой сына Дмитрия. Это событие произошло 10 октября 1483 г. Вскоре после него произошел конфликт между Иваном III и Софьей Палеолог из-за украшений первой супруги великого князя. Их по существовавшей традиции должна была получить супруга Ивана Ивановича, т.е. Елена Стефановна, но Софья, не зная об этом, отдала их своим родственникам {458} .

Следует отметить, что данные об этом конфликте отсутствуют в сокращенных сводах конца XV в., в Симеоновской, в Ермолинской, в Софийской I и Воскресенской летописях. Описан он лишь в Львовской и Никоновской летописях, в таком же варианте, как в Уваровской летописи.

Далее в Уваровской летописи имя Елены Стефановны упомянуто в связи с переездом семьи великого князя в новый дворец в 1492 г., описанием пышной встречи великой княгини Анны Рязанской, опалой, обрушившейся на Елену и ее сына в 1502 г. Последние данные касаются ее смерти в 1505 г. {459}

В остальных летописях, кроме Львовской, сведения о Елене во многом сходные с Уваровской, но более краткие. Только в Львовской летописи содержится дополнительная информация о том, что за невестой Ивана Ивановича в Молдавию ездили Андрей и Петр Михайловичи Плещеевы и что по дороге в Москву через литовские земли Елена получила подарки от польского короля {460} .

Дополнительные данные об обстоятельствах заключения брака Елены Волошанки и Ивана Молодого содержатся в дипломатических документах, относящихся к Крыму. Они были обнаружены К.В. Базилевичем {461} .

Сведения о связях России с Молдавией в конце XV в. содержатся в Описи государственного архива XVI столетия, реконструированной А.А. Зиминым. Из этого документа можно узнать, что в апреле 1481 г. в Молдавию были отправлены послы Андрей и Петр Михайловичи Плещеевы, о возвращении этих послов в Москву в декабре 1482 г. с Еленой Стефановной, о посольстве в Молдавию П. Зиновьева в феврале 1490 г., о посольстве в Молдавию И.Д. Лихарева в августе 1490 г. и возвращении их в январе 1491 г. в Москву с молдавским послом Стецким. Есть в ней данные о посольствах 1492 и 1496 гг. И.А. Плещеева в Молдавию, о миссиях Ивана Ощерина и Ивана Питаря в 1497 г., о посланиях Стефана Великого Ивану III в 1499 г., о миссии Ивана Исаева в Москву в 1500 г. {462}

Кроме того, сведения о Елене есть в делах о московско-новгородских еретиках, подробно рассмотренных в трудах советских исследователей Н.А. Казаковой, Я.С. Лурье, А.А. Зимина, А.И. Алексеева и др. {463}

Биография великой княгини Елены Стефановны, прозванной на Руси Волошанкой, интересовала исследователей только в связи с ее браком с Иваном Молодым и династической борьбой, разгоревшейся в Русском государстве на рубеже XV–XVI вв. между княжичем Василием и Дмитрием-внуком. При этом внимание историков не привлекала личность самой княгини. Они лишь старались выяснить причины, по которым она стала женой сына Ивана III и какие силы поддерживали притязания ее сына Дмитрия на московский престол. Н.М. Карамзин считал, что инициатором брака Елены и Ивана стал молдавский господарь Стефан, отец невесты, заинтересованный в поддержке Ивана III в его борьбе с Турцией и Литвой. Чтобы сохранить независимость, ему приходилось лавировать между соседними странами, поэтому союз с русским государем был ему выгоден {464} . Сторонниками Елены Карамзин считал князей Патрикеевых и Семена Ряполовского, якобы оклеветавших Софью Палеолог и ее сына Василия {465} .

С.М. Соловьев согласился с мнением Карамзина о том, что князья Патрикеевы и Ряполовский поддерживали Елену Волошанку и ее сына. По его мнению, опорой вдовы Ивана Молодого и Дмитрия-внука при московском дворе была высшая знать — князья и бояре. Софью же с Василием поддерживали только дети боярские и дьяки. К тому же Елена имела тесные связи с новгородско-московскими еретиками {466} .

В работах советских исследователей сделан иной вывод. С.Б. Веселовский и Я.С. Лурье считали, что Елену и Дмитрия поддерживали высшие бюрократические дельцы столицы, затронутые еретическим вольнодумием. Ее лидером был дьяк Федор Курицын. Поддерживали их и тверские круги {467} .

Наиболее обстоятельно вопрос о заключении брачного союза между Еленой и Иваном рассмотрел К.В. Базилевич. Среди дипломатических документов по связям России с Крымом он обнаружил данные о переговорах по поводу этого брака еще в 1480 г. Инициатором их была некая княгиня Феодосия Александровна, жена князя Семена Юрьевича. Возможно, Феодосия была теткой Елены {468} .

Определенное внимание вопросу о браке молдавской княжны с московским княжичем уделил С.М. Каштанов. Он даже считал, вслед за Я.С. Лурье, что одна из редакций официальной летописи, составленная в 1495 г., вышла из канцелярии митрополита Зосимы, близкого к Елене Стефановне. Поэтому события, связанные с династической борьбой княжича Василия с Дмитрием-внуком, были освещены с позиции молдавской княжны {469} . Правда, А.И. Алексеев сомневается в причастности митрополита Зосимы к летописанию {470} .

А.А. Зимин также достаточно подробно рассмотрел все события, в которых так или иначе была замешана Елена Волошанка, и сделал вывод, что она была достаточно опытным политиком и активно боролась за права своего сына на великокняжеский престол. К тому же она принимала участие в еретическом движении {471} .

В последнее время новый момент в изучение еретического движения конца XV — начала XVI в. внес А.И. Алексеев. Его выводы позволяют уточнить некоторые данные и в биографии Елены Волошанки {472} .

В целом же в работах постсоветского времени вопрос о браке Елены Стефановны и Ивана Молодого с каких-либо иных позиций, чем прежде, не рассматривается, поскольку новые источники не обнаружены.

В настоящем исследовании предпринята попытка собрать все сведения о Елене Волошанке в самых разных источниках и сделать вывод о том, играла ли она какую-нибудь роль в процессе формирования внешней и внутренней политики Русского централизованного государства конца XV — начала XVI в. и развития общественной мысли в нем.

БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

В источниках не сохранилось никаких сведений о том, когда родилась Елена и каким было ее детство. Известно лишь, что ее отцом являлся молдавский господарь Стефан III, прозванный Великим, а матерью — княжна Евдокия Олельковна.

Год рождения Стефана неизвестен, но есть данные о том, что на молдавский престол он взошел в 1457 г., в 1467 г. уже выиграл войну с Венгрией, в 1475 г. разгромил турецкую армию и этим прославил себя на всю Европу.

Мать Елены — литовская княжна Евдокия была дочерью киевского князя Александра (Олелько) Владимировича и московской княжны Анастасии, дочери Василия I.

Через мать Елена состояла в родстве с московским великокняжеским домом. Будущему мужу она приходилась троюродной сестрой. Это родство считалось близким, и для брака между такими родственниками требовалось разрешение церкви. Кроме того, через двоюродную сестру Софью (дочь Семена Олельковича) она состояла в родстве с тверскими князьями, поскольку Софья являлась женой великого князя Тверского Михаила Борисовича. Правда, вскоре после замужества Елены она умерла (в апреле 1483 г.), не оставив потомства {473} .

Известно, что бабушка Елены, княгиня Анастасия Васильевна, поддерживала тесные связи с родителями и даже ездила в Москву их навещать {474} . Она постоянно интересовалась событиями в Москве и часто отправляла к брату своих посланцев, например в 1447 г. {475}

Несомненно, что княгиня Анастасия была православной верующей и старалась воспитать в этой вере детей — Семена и Михаила, а также мать Елены Евдокию. Поэтому при обсуждении вопроса о браке молдавской княжны с московским княжичем проблемы вероисповедания не обсуждались.

Однако, как заметил А.И. Алексеев, православие в семьях литовских князей и в Молдавии имело некоторые отличия от веры в Московском государстве. Например, в свите дяди Елены князя Михаила Олельковича, прибывшего в Новгород в 1470–1471 гг., был «жидовин именем Схария». Он открыто проповедовал свое учение, которое характеризовало его как «чародея, чернокнижника и звездозаконника». Среди новгородских священнослужителей тут же нашлись желающие последовать учению этого иудея. Среди них были не только священники, но и их родственники, жены, дети, братья, зятья и просто знакомые. Вполне вероятно, что под влиянием взглядов Схарии находился и сам князь Михаил Олелькович {476} . Елене он приходился дядей.

Исследователи полагают, что Схарией в русских источниках называли известного киевского книжника Захария бен Арона Га Когена. В 1481 г. он занимался перепиской книг в Киеве {477} .

Вполне вероятно, что иудаизм Захария, основанный на Библии Ветхого Завета, находил отклик у киевской знати, поскольку отменял конец света, который по православной вере должен был наступить в 1492 г.

Отец Елены Волошанки господарь Стефан также почитал Ветхий Завет. После побед над врагами он воздавал хвалу не Христу, а «вышнему богу Саваофу». Иисуса он называл только «сыном живого Бога» {478} .

Поэтому напрашивается предположение, что и княжна Елена с детских лет испытывала особое почтение к Ветхому Завету, а значит, и к иудаизму, который потом стал распространяться в Новгороде и Москве на рубеже XV–XVI вв.

В целом же воспитание и образование Елены, видимо, мало отличалось от того, что получали девочки в семье великих князей Московских. Ведь ее бабушка воспитывалась при московском дворе. Свои навыки и знания она должна была передать дочери Евдокии, а та уже Елене.

В летописях нет информации о том, кто стал инициатором женитьбы Елены и Ивана Молодого. Но этот вопрос на основе различных дипломатических документов удалось прояснить К.В. Базилевичу. В крымских посольских делах он обнаружил сведения о том, что еще во второй половине 70-х гг. XV в. господарь Стефан просил родственников жены устроить брак его дочери Елены с наследником московского престола Иваном Ивановичем. Молдавскому правителю, чья страна была зажата между враждебными ему Турцией и Польшей, выгоден был союз с постоянно усиливающимся Русским государством {479} .

Помочь Стефану взялась княгиня Феодосия Олельковна, родная сестра его жены, т.е. тетка Елены. К этому делу она привлекла и племянника, сына другой сестры, князя Ивана Юрьевича Пронского. Елене он приходился двоюродным братом. На семейном совете было решено обратиться к матери Ивана III, великой княгине Марии Ярославне, и попросить ее стать посредницей в переговорах о браке. Но в конце 70-х гг. вопрос этот решить не удалось {480} .

Переговоры о браке возобновились в 1480 г., уже при активном участии Ивана III. Он, видимо, осознал, что его старшему сыну-наследнику, достигшему 22 лет, давно пора обзавестись семьей. Родившиеся у Софьи Палеолог сыновья не должны были выглядеть его соперниками в получении престола и создавать повод для конфликтов в великокняжеской семье. Ведь в то время все знали, что по-настоящему взрослым считался только женатый человек.

К тому же на союз со Стефаном Великим Ивана III толкала и изменившаяся политическая ситуация. У великого князя резко обострились отношения с ордынским ханом Ахматом, который заключил договор о взаимопомощи с его недругом польским королем Казимиром. В борьбе с двумя сильными противниками Москва нуждалась в новых союзниках. Молдавский господарь в этом отношении был подходящей кандидатурой, поскольку Казимир был и его врагом.

Исследователи выяснили, что в апреле 1480 г. Стефан III направил в Москву своего посла. Он должен был вновь поставить вопрос о браке княжича Ивана и его дочери Елены и союзе Молдавии с Россией. В ответ Иван III направил к Стефану своего посланника, «человека молодого» {481} .

Переговоры о браке закончились тем, что в апреле 1482 г. Иван III отправил к Стефану своих представителей — Андрея и Петра Михайловичей Плещеевых Им было поручено привезти в Москву невесту Ивана Молодого.

Король Казимир, не желая разрывать добрососедских отношений сразу и с Молдавией, и с Россией, разрешил Елене Стефановне проехать по своей территории и даже отправил ей подарки, когда та находилась в районе Новгорода-Северского. В итоге уже в декабре 1482 г. свадебный кортеж прибыл в Москву. Было ли у молдавской княжны какое-нибудь приданое, неизвестно. Возможно, этот вопрос был оговорен в статьях договора Ивана III со Стефаном, но его текст не сохранился {482} .

Со свадьбой Ивана и Елены затягивать не стали. Ее сыграли 12 января 1483 г. Но торжества продолжались еще несколько дней. Через некоторое время состоялась еще одна свадьба — племянницы Софьи Палеолог Марии и сына верейского князя Михаила Андреевича — Василия. Вскоре выяснилось, что оба этих события тесно связаны.

Поскольку союз Елены и Ивана Молодого, видимо, оказался удачным, то уже ночью 10 октября этого же 1483 г. молдавская княжна родила сына Дмитрия. На память Дмитрия Солунского, 26 октября, его крестили. После этого Иван III захотел одарить молодую невестку и отдать ей драгоценности матери Ивана Молодого Марии Тверянки, которые хранились у его второй супруги Софьи Палеолог. Однако оказалось, что их у нее нет. Не зная об обычаях московского двора, она сначала подарила часть украшений своей предшественницы брату Андрею, потом все остальное отдала племяннице Марии во время ее свадьбы с верейским князем {483} .

Узнав об этом, Иван III очень разгневался, но наказать жену не посмел. Он лишь потребовал от князя Василия Михайловича Верейского отдать подаренные Софьей драгоценности. Однако оскорбленный князь предпочел бежать вместе с супругой в Литву {484} .

Этот инцидент окончательно испортил отношения Ивана Молодого с Софьей Палеолог и настроил против свекрови и Елену Волошанку. О том, что конфликты в семье неминуемы, видимо, понял и Иван III. Для их предотвращения он решил выделить старшего сына на самостоятельное княжение.

Таким образом, уже в первый год замужества у Елены Стефановны сложились не самые добрые отношения с Софьей Палеолог. Молодая невестка наверняка сразу увидела в свекрови соперницу и не стала вступать с ней в доверительные отношения.

Иван III, ощущая себя человеком полным сил, видимо, не хотел делиться землями со старшим сыном. Поэтому он стал подыскивать ему какое-нибудь княжество, на которое можно было предъявить свои права. Таким подходящим владением оказалось соседнее Тверское княжество. В нем правил бездетный дядя Ивана Молодого князь Михаил Борисович, женатый на двоюродной сестре Елены Волошанки.

Великий князь Московский старался держать под контролем все действия тверского князя, перехватывая его гонцов в соседние страны. Так ему удалось узнать, что после смерти супруги княгини Софии Семеновны в апреле 1483 г. Михаил Борисович задумал породниться с польским королем Казимиром и решил посвататься к его внучке. Предполагаемый союз имел явную антимосковскую направленность. Но это еще не стало поводом для разрыва отношений с тверским князем.

Спровоцировал разрыв сам Михаил Борисович. Он не захотел принять у себя московского посла В. Гусева, прибывшего в Тверь с известием о рождении у Ивана Молодого сына Дмитрия. Но после этого направил гонца к Казимиру с предложением заключить союз о взаимопомощи. В ответ рассерженный Иван III разорвал мирные отношения с Тверским княжеством и отправил войско грабить и жечь порубежные земли. Михаил Борисович был вынужден признать свою вину и подписать с московским князем унизительный договор. Согласно ему он признавал себя меньшим братом великого князя {485} .

Естественно, что такое положение не могло устроить великого князя Тверского, чьи предки соперничали с московскими князьями за владимирский великокняжеский престол. Поэтому он отправил гонца к королю Казимиру за помощью. Однако и на этот раз тверской посланец был перехвачен людьми Ивана III. Содержание письма Михаила Борисовича так возмутило великого князя, что он решил окончательно расправиться с соседом. В августе 1485 г. он лично во главе войска выступил к Твери.

Поход москвичей напугал тверского князя, и он бежал в Литву. Его бояре в массовом порядке перешли на сторону Ивана III {486} .

Судьба Тверского княжества была решена. Въехав в Тверь 15 августа 1485 г., великий князь в Спасском соборе в торжественной обстановке передал власть сыну Ивану Ивановичу на правах нового тверского князя. Через три дня тот перевез в город свою семью и стал в нем полновластным правителем как внук великого князя Тверского Бориса Александровича. Сам Иван III вернулся в Москву {487} .

Таким образом, на время конфликт в великокняжеской семье был потушен. Софья осталась в Москве единоличной хозяйкой великокняжеского дворца, а Елена Волошанка стала обживаться в бывших владениях тверских князей.

Следует отметить, что в первое время брак Ивана Молодого и Елены Стефановны способствовал укреплению связей между Россией и Молдавией. К.В. Базилевич собрал сведения о том, что в 80-е и 90-е гг. XV в. контакты Ивана III со Стефаном были достаточно частыми. Например, в 1484 г. посол в Венгрию Федор Курицын должен был захватить с собой в Москву и посланца молдавского господаря. В 1488 г. Иван III посылал к Стефану Василия Карамышева. В феврале 1490 г. «в Волохи» поехал Прокофий Зиновьевич, в августе — Иван Лихорев. Он вернулся в январе 1491 г. с молдавским послом Стецко. В июле 1491 г. Прокофий Зиновьевич вновь ездил к Стефану {488} .

С помощью Ивана III молдавскому господарю удалось заключить дружеские отношения с крымским ханом Менгли-Гиреем. Вместе они совершали рейды против польского короля Казимира до самой его смерти в 1492 г. {489}

Получалось, что при жизни Ивана Молодого его брак с молдавской княжной приносил Русскому государству ощутимую пользу. Сам княжич получил возможность стать самостоятельным правителем в тверских землях.

По мнению А.А. Зимина, Иван III не планировал создание отдельного Тверского княжества. Иван Молодой должен был лишь управлять тверскими землями до вступления на московский престол {490} . В Твери наследник великого князя приобретал опыт и получал значительные средства для содержания своей семьи. К сожалению, детей у Елены больше не было. Причиной этого, возможно, являлось близкое родство с мужем. Можно вспомнить, что и у самого Ивана III с первой супругой, приходящейся ему троюродной сестрой, был только один ребенок.

С.М. Каштанов, анализируя тверские грамоты за 80-е гг., сделал вывод о том, что Иван Иванович не управлял тверскими землями постоянно. Приблизительно в июне 1488 г. он, очевидно, переехал в Москву, поскольку иностранные послы стали передавать ему поклоны {491} .

Это могло быть связано с тем, что Иван III начал активное наступление на Казанское ханство и был заинтересован в том, чтобы старший сын находился поблизости от него. К тому же в 1488 г. у великого князя ухудшились его отношения с братом Андреем Углицким и новгородцами {492} .

В Москве Ивану Молодому вновь пришлось достаточно часто встречаться с Софьей Палеолог, которую он, судя по воспоминаниям иностранцев (в первую очередь Контарини), очень не любил. Ему наверняка было неприятно узнавать, что мачеха продолжает исправно рожать детей, тогда как его молодая супруга смогла произвести на свет только одного сына. Еще более неприятное впечатление произвел на княжича, очевидно, приезд в Москву в конце 1489 г. брата Софьи Андрея с послами великого князя братьями Дмитрием и Мануилом Ралевыми, ездившими в Италию. Они привезли с собой множество итальянских мастеров, зодчих, строителей, литейщиков, ювелиров и даже лекаря Леона {493} .

В честь их были устроены официальные приемы и пиры. Окруженная детьми Софья, несомненно, чувствовала себя в это время на высоте славы и, видимо, демонстрировала это своему недругу пасынку.

Иван Иванович, несомненно, раздражался при виде торжествующей Софьи Фоминичны. В итоге через некоторое время он заболел «камчугою в ногах» {494} .

Некоторые исследователи, как уже отмечалось, решили, что у княжича была подагра. Но следует повторить, что в «Толковом словаре» В. Даля указано, что камчугой называли род проказы, выражавшийся в появлении на коже красной сыпи и струпьев {495} . Сейчас проказа считается нервным заболеванием, не поддающимся лечению.

Недуг сына очень обеспокоил Ивана III, и он приказал иностранному лекарю Леону осмотреть его. Тот, видимо, раньше не встречался с таким заболеванием и решил, что оно несерьезное. Поэтому он смело пообещал вылечить Ивана Молодого. В противном случае был готов сложить на плахе свою голову.

В летописях было отмечено, что Леон дал Ивану Ивановичу какое-то лекарство и стал ставить ему банки («жещи начал скляницами по телу, вливаа горячюю воду»). Но от этого лечения больному стало еще хуже, и 7 марта 1490 г. он скончался {496} .

Смерть сына, несомненно, вызвала у Ивана III не только глубокую скорбь, но и гнев. Поэтому он приказал отрубить голову нерадивому лекарю. Его казнь состоялась 22 апреля «на Болвановье» {497} .

Следует отметить, что далеко не во всех летописях помещены подробные сведения о смерти Ивана Молодого. Например, данные об этом событии отсутствуют в Московском своде конца XV в., очень кратко об этом повествуется в Ермолинской и Воскресенской летописях. Подробные известия помещены лишь в кратком своде 1497 г., в Симеоновской и Львовской летописях. Это говорит о том, что подробности смерти наследника престола заинтересовали не всех книжников.

Для Елены Стефановны смерть мужа стала большим горем. Ведь при московском дворе он был ее главной опорой. Теперь основной задачей вдовы стало воспитание малолетнего сына Дмитрия, у которого был шанс занять великокняжеский престол, поскольку его отец уже носил титул великого князя. Правда, самостоятельно Иван Иванович не правил всем государством, и из-за этого у его сына не было бесспорных прав на верховную власть. Получалось, что будущее внука зависело от воли деда Ивана III.

Советские исследователи полагали, что после смерти Ивана Молодого Елена Волошанка вступила в схватку с Софьей Палеолог, надеясь таким путем добиться престола для сына Дмитрия. По их мнению, обе женщины были властными особами и опирались на различные придворные группировки {498} .

Правда, в источниках нет никаких данных о том, что Елена отличалась властностью и имела при московском дворе свое окружение, на которое могла опираться. Нет в них сведений и о том, что противоборство двух женщин началось сразу после смерти Ивана Молодого. Исходя из данных летописей и дипломатических документов, можно сделать вывод о том, что молодая вдова с сыном проживали в кремлевском великокняжеском дворце. В семейной иерархии Елена Стефановна официально занимала место ниже Софьи Фоминичны, а Дмитрий-внук был ниже старших сыновей Ивана III {499} .

Поэтому возникает сомнение в том, что Елена Волошанка была способна хоть чем-то помочь своему сыну. Исход его борьбы с Василием за верховную власть зависел только от решения самого Ивана III. Тот, судя по всему, думал в первую очередь о способности каждого из претендентов на престол продолжить его великие дела по расширению территории Русского государства и его укреплению.

К тому же в 1490 г. и Василий (1479 г.р.), и Дмитрий (1483 г.р.) были еще слишком малы, что править самостоятельно. Обоим необходимо было учиться. Поэтому у Ивана III было достаточно много времени для того, чтобы выбрать среди них наиболее достойного.

В 1491 г. Иван III отправил в Молдавию посольство с сообщением о смерти Ивана Ивановича. В письме Стефану он, видимо, обещал, что будет заботиться о его дочери и общем внуке {500} .

Елена с сыном, как уже отмечалось, поселились в великокняжеском дворце. Когда в 1492 г. началась его перестройка, они вместе с остальными членами великокняжеской семьи на время переехали на новый двор боярина князя Юрия Патри-кеевича {501} .

В 1496 г. Иван III решил проверить, насколько хорошо его старшие сыновья, Василий и Юрий, и внук Дмитрий овладели науками по управлению государством. Для этого в октябре вместе с Дмитрием и Юрием он отправился в длительную поездку в Новгород. В Москве же «на государстве» были оставлены Софья Палеолог с сыном Василием. Домой великий князь вернулся только в марте 1497 г. {502}

В летописях нет никаких сведений о каких-либо событиях в великокняжеской семье в это время. Видимо, все испытуемые княжичи выдержали проверку, и отдать кому-нибудь предпочтение великий князь не смог. Но он вскоре отправил посольство к Стефану Великому, с какой целью — неизвестно. На обратном пути его посланники Иван Ощерин и Лука Волошенин были ограблены сыном крымского хана Епанчой. Поэтому им пришлось вернуться к Стефану. Господарь тут же отправил своих гонцов к хану Менгли-Гирею и попросил наказать грабителей. Хан быстро расследовал это дело, но полностью вернуть отобранное у русских послов добро не смог.

В августе они прибыли в Москву и рассказали Ивану III о происшествии. С ними был и молдавский посол Иван Питарь со старцами афонского Пантелеимонова монастыря {503} .

Сообщение послов о помощи им Стефана Великого, видимо, убедило великого князя в том, что ему выгодно дружить с молдавским господарем, пользующимся большим авторитетом в Крыму. Это, очевидно, стало склонять его к тому, чтобы из двух претендентов на престол выбрать Дмитрия.

К тому же в сентябре произошло другое событие международного характера, которое оттолкнуло Ивана III от Софьи Фоминичны и ее детей. От своих информаторов великий князь узнал, что его зять великий князь Литовский Александр вместе с братом польским королем Альбрехтом собрались напасть на Стефана Великого. Иван III тут же послал гонца к Александру с просьбой не воевать с его родственником. Тот притворно обещал не участвовать в походе брата, но послал в помощь ему своих воевод. Это выяснилось после того, как Стефан разбил польское войско, захватил пушки и заставил короля с позором бежать {504} .

Данное событие еще раз показало русскому государю, что со Стефаном следует дружить, а зятю Александру доверять нельзя. Получалось, что их общая с Софьей Фоминичной дочь Елена не имела на мужа влияния. Значит, ее брак не приносил Русскому государству никакой пользы. Так, видимо, считал Иван III, решая вопрос о том, кого официально назвать своим наследником: сына Василия или внука Дмитрия. В ноябре 1497 г. он, как известно, окончательно склонился в пользу внука.

А.А. Зимин полагал, что лица из окружения Елены Стефановны, главным из которых был ее дальний родственник князь И.Ю. Патрикеев, принимали участие в составлении Судебника 1497 г. Это способствовало росту авторитета вдовы Ивана Молодого и ее сына Дмитрия и убеждало Ивана III в том, что ему следует опираться именно на них {505} .

Однако в источниках данные на этот счет отсутствуют. Поэтому неизвестно, имела ли Елена Волошанка и ее родственники отношение к составлению Судебника.

Можно предположить, что в конце 1497 г. государевым дьякам было приказано разработать процедуру венчания Дмитрия на великое княжение. Она должна была стать публичной, торжественной и быть зафиксирована в особом документе — Чине венчания. В качестве образца, видимо, был взят обряд поставления в митрополиты русских иерархов, а также церемония коронования наследников византийских императоров {506} .

Это должно было, по замыслу великого князя, особенно больно задеть Софью Палеолог, которая никогда не забывала о своем высоком происхождении и постоянно напоминала о нем различными способами. В том числе и помпезными надписями на своих вышивках.

О деятельности дьяков по составлению Чина венчания Дмитрия-внука стало известно лицам, входившим в окружение княжича Василия. Главным среди них был дворянин Владимир Гусев, не раз выполнявший различные дипломатические поручения Ивана III (ездил в Тверь к великому князю Михаилу Борисовичу с сообщением о рождении Дмитрия-внука, сопровождал княжну Елену в Вильно и др.) {507} .

Гусев сообщил княжичу Василию и Софье Палеолог о том, что вскоре Дмитрий-внук официально будет объявлен наследником великокняжеского престола. Это, естественно, их возмутило и заставило предпринять ответные меры. Василий по совету своих дворян решил бежать в Вологду, чтобы там захватить казну и начать борьбу с соперником {508} .

Но план княжича не удался, поскольку у Ивана III всюду были соглядатаи. Разгневанный великий князь приказал казнить всех виновных в заговоре дворян. На сына и супругу он только наложил опалу — они были взяты под стражу {509} .

Елена с сыном после этого происшествия существенно упрочили свое положение и стали готовиться к важнейшему событию в их жизни. Молдавская княжна, как известно, в своей мастерской занялась изготовлением пелены, на которой вышила изображения всех членов семьи Ивана III во время празднования Вербного воскресения в 1497 г. Естественно, что себя и Дмитрия она расположила на самом почетном месте рядом с Иваном III, Софью Палеолог с дочерьми — внизу, с левого края. Эта пелена сохранилась до нашего времени, являясь наглядным свидетельством триумфа Дмитрия-внука в 1498 г. {510} .

Торжественный обряд венчания Дмитрия-внука на великое княжение состоялся 4 февраля 1498 г. в Успенском соборе Кремля. В нем участвовали митрополит Симон с 13 представителями высшего духовенства, Иван III и виновник торжества Дмитрий. Предварительно в центре храма на особом помосте установили три стула, покрытые дорогими тканями. На налой положили великокняжеские регалии: шапку Мономаха и бармы (оплечья), закрыв их покрывалом.

Церемония началась с того, что великий князь с внуком вошли в центральные двери собора. Там их встретил митрополит Симон и благословил крестом. После этого дьяконы начали петь им многолетие. Затем начался молебен в честь Пресвятой Богоматери. После него митрополит и Иван III сели на свои стулья и подозвали к себе Дмитрия, стоявшего с княжичами Юрием и Дмитрием.

Обращаясь к митрополиту, великий князь сказал следующее: «Отче митрополите! Божиим велением от наших прародителей великих князей старина наша то и до сех мест: отцы велиые князи сыном своим первым давали княжество великое, и отец мой князь великый мене благословил великим же княжеством, а яз был своего сына перваго Иоанна при себе же благословил княжеством. Божиа пакы воля состалася, сына моего Иоанна не стало, а у него остался первой сын его Дмитрий, и мне его Бог во сына моего место. И яз его ныне благословляю при себе и опосле себя великим княжеством володимерскым и московскым, и новгороцким, и тферским. И ты бы его, отче, на великое княжество благословил» {511} .

Митрополит благословил Дмитрия, произнес ряд молитв и повелел архимандритам принести бармы. Их передали великому князю, и он возложил их на Дмитрия. Потом принесли шапку Мономаха, и Иван III возложил ее на голову внука. В этих регалиях Дмитрий сел рядом с дедом и митрополитом на приготовленный стул.

После молитв и многолетия двум великим князьям все стали поздравлять их. В числе первых были княжичи Юрий и Дмитрий Жилка. В конце церемонии митрополит и Иван III произнесли поучения Дмитрию-внуку, в которых главными словами были: «Имей страх Божий в душе, будь послушен государю, люби правду, милость и суд прав, имей попечение от сердца о всем православном христианстве» {512} .

Все завершилось посещением Дмитрием главным кремлевских соборов. Во время выхода из них княжич Юрий осыпал его золотыми и серебряными монетами. После завершения торжества внук отправился сначала к деду, видимо, для выражения благодарности, потом к матери Елене Стефановне. Ей, очевидно, не полагалось присутствовать на венчании в Успенском соборе {513} .

В тексте Чина нет данных о том, что на церемонии присутствовали и княжич Василий с Софьей Палеолог. Но отмечено, что Иван III известил своих племянников, удельных князей Ивана и Федора Борисовичей, о том, что благословил на великое княжение Дмитрия-внука. Сообщения об этом событии были отправлены также в Рязань, Псков, Новгород и в Казань {514} .

После венчания внука на великое княжение Иван III начал активно защищать Стефана Великого от нападок поляков. Весной 1498 г. он направил к нему Федора Аксентьева, который должен был наладить тесные взаимоотношения господаря с крымским ханом Менгли-Гиреем. В итоге хан даже вознамерился заключить договор со Стефаном против польского короля Яна Альбрехта и великого князя Литовского Александра Казимировича {515} .

Исследователи предполагают, что в 1498 г. Иван III уже планировал начать войну со своим зятем Александром Кази-мировичем, поэтому шел на тесное сближение со Стефаном Великим и Менгли-Гиреем, видя в них реальных союзников {516} .

Получалось, что возвышение Дмитрия произошло не потому, что он был выбран великим князем как наиболее достойный наследник, а потому, что это было выгодно ему при подготовке войны с великим князем Литовским. И внук, и Елена Волошанка были лишь пешками в большой игре Ивана III на международной арене. Их собственные достоинства и поступки, очевидно, никакой роли не играли. Ведь какую-либо самостоятельную роль при великокняжеском дворе они не могли играть. Дмитрию было только 15 лет, а Елена находилась на положении вдовы не взошедшего на престол княжича.

Война с Александром Казимировичем нужна была Ивану III для того, чтобы закрепить за собой земли бежавших к московскому двору литовских князей и привлечь на свою сторону православное население Литвы. Ведь своей целью он ставил объединение всех древнерусских земель под властью Москвы {517} .

В числе своих главных союзников великий князь видел крымского хана Менгли-Гирея и Стефана Великого. Но при этом он пытался наладить дружеские отношения и с турецким султаном Баязидом, у которого в то время были добрососедские отношения и с крымским ханом, и с молдавским господарем. Однако осенью 1498 г. в Москве узнали, что Стефан заключил антиосманский союз с Польшей, предав интересы Русского государства {518} .

Это свидетельствовало о том, что для России в борьбе с Литвой молдавский господарь уже не мог считаться надежным помощником. Поэтому в конце года Иван III, видимо, осознал, что напрасно сделал ставку на внука и наложил опалу на сына и супругу. К тому же из Вильно до него доходили вести о том, что его дочь Елена подвергается гонениям за верность православию, но от своей веры не отступает. Получалось, что либо ее супруг Александр Казимирович нарушал договор о браке, либо этот договор был составлен неудачно и оставлял лазейки для склонения Елены к католичеству {519} .

По приказу Ивана III началось расследование этого вопроса. В ходе его, по мнению некоторых исследователей, была выявлена вина лиц, которые вели переговоры с Александром Казимировичем о его браке с московской княжной. Это князья Патрикеевы и С. Ряполовский. Все они были сурово наказаны {520} .

Правда, С.М. Соловьев полагал, что эти князья были противниками Софьи Палеолог и ее сына. Они, по его мнению, поддерживали Дмитрия-внука и Елену Волошанку и за это поплатились {521} . Хотя в источниках никаких данных на этот счет нет, мнение Соловьева поддержали советские исследователи, в частности А.А. Зимин. Он полагал, что Патрикеевы, как и Федор Курицын, входили в группировку Елены Волошанки и ее сына {522} .

Это мнение было подвергнуто критике С.Б. Веселовским, который считал, что именно Софья и Василий были «лидерами аристократических кругов, Елена же с Дмитрием — лидерами дворянства» {523} . В итоге в трудах историков ситуация при дворе Ивана III в конце XV в. представлялась как борьба группировок Софьи и Елены за лидерство. За ней великий князь якобы наблюдал со стороны.

На наш взгляд, главным в это время было активное вступление Ивана III в борьбу с Литвой за «киевское наследие». Поэтому к окружавшим лицам он относился только с точки зрения пользы, которую они могли принести ему в данном деле. Всех вольных или невольных противников он сурово наказывал, помощников — награждал и приближал к себе.

Ухудшение отношений великого князя со Стефаном Великим привели к тому, что уже в марте 1499 г. княжич Василий был окончательно прощен. Он не только получил титул великого князя, как Дмитрий, но и в управление Новгород и Псков {524} .

Однако это еще не означало окончательного падения Дмитрия-внука и Елены Волошанки. Оба наследника находились в это время почти в одинаковом положении. Иван III продолжал готовиться к войне с Литвой и, видимо, не мог окончательно решить, кто станет для него наиболее надежным помощником.

Весной 1500 г. в Москву прибыл молдавский посол Федор Исаев с поручением от Стефана. Он должен был уговорить великого князя помириться с зятем Александром Казимировичем. Было ясно, что молдавский господарь действовал по просьбе великого князя Литовского и в его интересах. Значит, союзником Ивана III он уже не мог быть {525} .

Одновременно от своего посла в Крым И. Мамырева Иван III узнал, что Стефан Великий уговаривал Менгли-Гирея заключить мир с Александром Казимировичем, объясняя это тем, что «князь великий московский нам издалека, а литовский нам ближний сосед» {526} .

Это уже было настоящее предательство интересов России. При этом оно произошло тогда, когда великий князь решил начать активные военные действия против Литвы в защиту обширных земельных владений князей Семена Можайского и Василия Шемячича, перешедших на его службу {527} .

Думается, что визит молдавского посла и известия от И. Мамырева окончательно решили судьбу Елены Волошанки и ее сына Дмитрия. Великий князь перестал им доверять и начал отдалять от своего двора. Их окружение попало под пристальное внимание лиц, близких к великому князю. Они выяснили, что Елена Стефановна находится в доверительных отношениях с теми представителями духовенства, которых русские иерархи обвиняли в еретических заблуждениях.

Об этой ереси, появившейся сначала в Новгороде, написал в Москву еще в 1487 г. архиепископ Геннадий. Но Иван III не обратил внимания на его информацию, поскольку не счел еретиков опасными для церкви. К тому же, как выяснилось позднее; главными идеологами еретического движения были приглашенные им в Москву два новгородских священника Денис и Алексей. Служа в главных кремлевских соборах, они активно пропагандировали свое учение среди представителей знати. Вскоре к ним примкнули видный дипломат дьяк Ф. Курицын и его брат Иван {528} .

В это же время проповеди Дениса и Алексея, очевидно, нашли отклик и в душе Елены Волошанки, поскольку с детских лет она была приучена уважать Библию Ветхого Завета. Поэтому она также вошла в число главных покровителей еретиков. Но до определенного времени религиозные взгляды невестки, судя по всему, не интересовали Ивана III. Только после ее ареста с Дмитрием в апреле 1502 г. церковным иерархам было поручено заняться обличением еретиков {529} .

Большое влияние на судьбу Елены и Дмитрия, по нашему мнению, оказал отказ Стефана отпустить в Москву русских послов Дмитрия Ралева и Матвея Карачарова, ездивших в Италию за различными мастерами. Они отправились из Москвы еще в марте 1499 г., в Италии наняли пушечников, строителей крепостей, литейщиков, ювелиров и с ними в 1500 г. двинулись через Молдавию в обратный путь. Неожиданно для московских посланцев Стефан Великий задержал их у себя. Видимо, он тоже нуждался в опытных мастерах.

И.Е. Забелин утверждал, что молдавский господарь оставил у себя четырех наиболее опытных мастеров. Потом он даже потребовал от русского правительства возместить ему затраты на содержание послов, которых сам же насильно удерживал {530} .

В итоге русские послы смогли покинуть Молдавию только в июле 1503 г. После этого им пришлось больше года пробыть еще и в Крыму. В Москве они оказались лишь в ноябре 1504 г. {531}

Это поведение Стефана Иван III расценил как, несомненно, враждебное и разорвал с ним дружеские и родственные отношения. Поэтому ни Дмитрий-внук, ни его мать Елена Волошанка оказались не нужны великому князю. В апреле 1502 г., как уже отмечалось, их постигла опала. Они были взяты под стражу, а духовенству запретили во время церковной службы поминать их в числе великокняжеских родственников {532} .

Официально, видимо, считалось, что Елена и Дмитрий были наказаны за склонность к еретическому учению. Ведь еретиков начали разоблачать перед самым их арестом — в конце декабря 1501 — начале 1502 г. В летописях данные события следуют одно за другим {533} .

Исследователи еретического учения, появившегося в Новгороде и Москве в конце XV в., считали его смесью иудаизма с христианским рационализмом. Последователи его отвергали Троицу, божественную сущность Христа, почитание святых угодников, икон, монашество и т.д. При этом они отличались ученостью и обладали такими богословскими книгами, которых не было у православного духовенства {534} .

Эти качества еретиков, видимо, и привлекли Елену Волошанку, воспитанную в Молдавии в условиях религиозной терпимости. При дворе ее отца служило немало лиц, исповедавших иудаизм. Сторонниками еретического учения, как уже отмечалось, оказались наиболее образованные государевы дьяки Иван и Федор Курицыны, занимавшиеся и международными делами. С ними Елена, вероятно, часто общалась, желая узнать об отце и ситуации в Молдавии. С помощью дьяков она, видимо, разобралась в сути еретического учения и решила, что оно ей более понятно, чем православие. Иосиф Волоцкий утверждал, что сноху Ивана III Елену «в жидовство свел» Иван Максимов, зять протопопа Алексея и сын попа Максима, осужденного на соборе 1490 г. {535}

Некоторые исследователи полагают, что Елена Волошанка сама возглавляла кружок московских еретиков {536} . Однако это маловероятно, поскольку положение женщин при великокняжеском дворе не было таким свободным, чтобы они могли встречаться с посторонними мужчинами без какой-нибудь конкретной надобности. Скорее всего, вдова Ивана Молодого лишь беседовала с теми представителями духовенства, которые проповедовали еретическое учение.

Стефан Великий, узнав об опале на дочь и внука, стал активно интересоваться их судьбой. Об этом он спрашивал и русских послов в Крым, и крымских посланников. При этом он, видимо, не осознавал, что сам спровоцировал их наказание тем, что предал интересы Ивана III, готовившегося к войне с Литвой, и тем, что надолго задержал его посольство со специалистами из Италии {537} .

Молдавский господарь, очевидно, не знал, что у русского правителя всюду есть свои люди, готовые за плату раскрывать чужие секреты. При этом интересы своей страны Иван III ставил существенно выше личных привязанностей и ради них был готов разорвать даже родственные связи. Это, судя по всему, очень хорошо понимала Софья Палеолог, вербовавшая с помощью родственников и знакомых опытных итальянских мастеров для реализации замыслов мужа.

Можно предположить, что осенью 1502 г. Стефан пытался наладить отношения с великим князем и даже захватил ряд литовских городов на Днестре. Но было уже поздно. Своему посланцу в Крым Ивану Беклемишеву Иван III приказал так объяснять причину опалы на невестку и внука: «Он да и мати его великая княгиня Алена перед государем проступили, не по пригожу учинили; и он государь наш за ту их проступку, у своего внука великое княжество взял». Позднее объяснение стало более определенным: «Внука был своего государь наш пожаловал; и он учал государю нашему грубити; ино ведь жалует всякой того, кой служит и норовит; а которой грубит, того за что жаловать?» {538}

Данные объяснения показывают, что своих родственников великий князь рассматривал в качестве подданных, которые обязаны были ему служить и во всем угождать. Только за это он готов был их жаловать и награждать. Это еще раз говорит о том, что какие-либо теплые родственные чувства для него были несвойственны.

Советские исследователи полагали, что после опалы на Елену и Дмитрия — главных покровителей еретиков — на них начались жестокие гонения. В апреле 1503 г. против них был собран церковный собор, который постановил сурово наказать вероотступников, вплоть до сожжения их учителей. В итоге в декабре 1504 г. в клетке были сожжены Волк Курицын, Митя Коноплев и наставник Елены Волошанки Иван Максимов. На опальную великую княгиню это, видимо, произвело такое отрицательное впечатление, что 18 января 1505 г. она умерла {539} .

Некоторые исследователи считают, что Елена Волошанка оставила определенный след в русской письменности и декоративном искусстве. Так, С.М. Каштанов полагал, что при ее дворе в 1495 г. был составлен летописный свод с тверскими известиями. В него были включены материалы о русско-молдавских отношениях в конце XV в. {540}

Из книги Герои, злодеи, конформисты отечественной НАУКИ автора Шноль Симон Эльевич

Глава 2 Великая княгиня Елена Павловна (1806-1873) Еленинский клинический институт — Первый институт усовершенствования врачей в России Немецкая принцесса — Фредерика-Шарлотта- Мария — родилась в 1806 г., а в 1823 г. стала Великой княгиней Еленой Павловной, женой Михаила

автора

5. Персидский царь Камбис или Кир — это Иван Грозный или Иван Молодой, а египтянка Нитетис — это Есфирь = Елена Волошанка ОТЕЦ, СЫН, ЛЮБОВНИЦА.В истории Есфири участвуют двое мужчин. Это — ОТЕЦ И СЫН. Причем в разных версиях молодая Есфирь = Елена Волошанка была женой или

Из книги Завоевание Америки Ермаком-Кортесом и мятеж Реформации глазами «древних» греков автора Носовский Глеб Владимирович

19.2. Здесь Ксеркс — это Иван Грозный, Масист — это его сын Иван, Артаинта — это Елена Волошанка = библейская Есфирь Рассказ Геродота на самом деле вполне понятен. Мы уже много раз сталкивались с различными описаниями знаменитой истории Есфири из XVI века на страницах

Из книги Раскол Империи: от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана. [Знаменитые «античные» труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Велик автора Носовский Глеб Владимирович

5.2. Мессалина — жена Клавдия и любовница Силия Елена Волошанка — жена Ивана Ивановича и любовница Ивана Грозного ЦАРЬ РАЗВОДИТСЯ СО СВОЕЙ ПРЕЖНЕЙ ЖЕНОЙ И ПРИБЛИЖАЕТ К СЕБЕ «СТРАСТНУЮ КРАСАВИЦУ». — В русской истории царь-хан Иван III = IV Грозный охладевает к своей жене

Из книги Русские жены европейских монархов автора Григорян Валентина Григорьевна

Из книги Книга 1. Западный миф [«Античный» Рим и «немецкие» Габсбурги — это отражения Русско-Ордынской истории XIV–XVII веков. Наследие Великой Империи в культ автора Носовский Глеб Владимирович

Из книги Мы – арии. Истоки Руси (сборник) автора Абрашкин Анатолий Александрович

Глава 12. Елена Прекрасная и культ великой богини Сидели старцы Илиона В кругу у городских ворот; Уж длится града оборона Десятый год, тяжелый год! Они спасенья уж не ждали, И только павших поминали, И ту, которая была Виною бед их, проклинали: «Елена! Ты с собой ввела Смерть в

автора Носовский Глеб Владимирович

Глава 1 Дон Кихот – это Иван Грозный; Санчо Панса – это его соправитель Симеон Бекбулатович; Дульсинея Тобосская – это Софья Палеолог, жена Грозного; астурийка Мариторнес – это Елена Волошанка, она же библейская Есфирь; бакалавр Самсон Карраско – это князь Андрей

Из книги Дон Кихот или Иван Грозный автора Носовский Глеб Владимирович

16. История Есфири в насмешливом изложении Сервантеса. Дон Кихот – это Иван Грозный; Дульсинея Тобосская – это Софья Палеолог, жена Грозного; а Астурийка Мариторнес – это Елена Волошанка

Из книги Дон Кихот или Иван Грозный автора Носовский Глеб Владимирович

16.2. Астурийка Мариторнес – это Елена Волошанка, она же библейская Есфирь, она же знаменитая Мария Стюарт Согласно Библии, царица Есфирь оказывается виновницей двусмысленной ситуации с далеко идущими последствиями. Будучи уже женой Арта-Ксеркса, она грамотно

автора Памфил Евсевий

ГЛАВА 42. О том, что эти церкви построила мать Константина, василиса Елена, когда она приходила туда для поклонения Ибо признав своим делом воздать Всецарю — Богу долг благочестивого своего расположения, также вознамерившись молитвами возблагодарить Его за своего сына,

Из книги Жизнь Константина автора Памфил Евсевий

ГЛАВА 45. О том, с каким благоговением Елена являлась в церквях Но прославляясь такими делами, Елена не забывала и служить Богу. Всегда видели, как она ходила в Божью церковь и украшала молитвенные дома блистательными драгоценностями, не оставляя без внимания храмов и в

Из книги Знаменитые женщины Московской Руси. XV-XVI века автора Морозова Людмила Евгеньевна

Глава 4. КНЯЖНА ЕЛЕНА ИВАНОВНА НА ЛИТОВСКО ПОЛЬСКОМ ПРЕСТОЛЕ В международной политике Ивана III на первом месте всегда были Литва и Польша. Причина заключалась не только в том, что они были ближайшими соседями России, но и в том, что в их состав входили бывшие земли Древней

Из книги Михаил Булгаков автора Калмыкова Вера

Елена Сергеевна 28 февраля 1929 г. Булгаков познакомился с Еленой Сергеевной Шиловской (1893–1970). Ей суждено было стать его третьей женой, пережить вместе с ним самый тяжелый период жизни, проводить в последний путь, а после долгие годы хранить его творческое наследие. Причем

Из книги История Угреши. Выпуск 1 автора Егорова Елена Николаевна

ПОТОМКИ ИВАНА III ВАСИЛЬЕВИЧА

В начале XVI в. потомство Дмитрия Донского сильно поредело. После смерти Ивана III в живых остались его сыновья: Василий и его братья Андрей, Юрий, Симеон, Дмитрий Жилка, а также внук от старшего сына — Дмитрий, который так и умрет в темнице в 1509 г. Только у Андрея, князя Старицкого, был сын Владимир, остальные братья Василия III были бездетны. Двоюродные братья Василия III — Иван и Дмитрий, сыновья Андрея Васильевича Большого, находились в заточении.

Серьезными соперниками Василия были его братья Андрей Старицкий и Юрий, князь дмитровский. После смерти Василия III оба брата выступили против юных наследников — Ивана и Юрия, но Юрий Дмитровский вскоре (в августе 1536 г.) умер.

Василий III Иванович (1478-1533). Старший сын Ивана III от Софьи Палеолог. После недолгой опалы в 1499 г. Иван вернул ему свое расположение, и Василий был объявлен наследником престола. В августе 1505 г. княжич женился на боярской дочери Соломонии Сабуровой, избранной из десяти претенденток в итоге грандиозных смотрин, на которые свезли 500 невест. Свадьба состоялась 4 сентября, а в октябре скончался Иван III, и Василий стал великим князем всея Руси. По завещанию отца ему досталось 66 городов, тогда как на долю его братьев — лишь 30. Юрий получил Дмитров и Рузу, Дмитрий — Углич, Семен — Калугу, однако все они были фактически в полной зависимости от великого князя.

В 1510 г. утратила последние остатки независимости Псковская земля. Поводом для полного подчинения Пскова стало недовольство псковичей великокняжеским наместником — князем Иваном Михайловичем Репней-Оболенским. Осенью 1509 г. Василий III находился в Новгороде. Туда к нему приехали и псковская делегация с жалобой на Репню, и сам Репня со своими претензиями к псковичам. Источники по-разному излагают и саму ситуацию, и позиции противоборствующих сторон, но остается фактом, что Василий потребовал от псковичей полной покорности. Это должно быть подтверждено и таким ритуальным действом, как снятие вечевого колокола — символа независимости Пскова. 24 января 1510 г. Василий прибыл в Псков и изъявил свою волю; из Пскова было выслано около 300 семей: посадники, бояре, купцы, — все те, в ком великий князь видел поборников псковских вольностей.

Важным событием было возвращение Русскому государству Смоленска. Этому предшествовало резкое ухудшение отношений с Литвой: в Москве стало известно, что польский король Сигизмунд подстрекает к набегам на Русь крымского хана; осенью 1512 г. им была заточена Елена Ивановна — вдова Александра Казимировича (брата Сигизмунда), сестра Василия III. Смоленская операция протекала трудно: Василий трижды посылал свои полки под Смоленск, и лишь летом 1514 г. после ожесточенного обстрела и решительного штурма крепость пала. 1 августа в город торжественно въехал великий князь.

Не меньше беспокоили Василия восточные и южные рубежи. Он постоянно боролся за русское влияние в Казани, стремясь посадить на казанский престол дружественных ханов, вел сложную дипломатическую игру с Крымским ханством, представлявшим собой в это время едва ли не самый главный источник опасности. Тяжелое испытание выпало Руси в 1521 г., когда крымский хан Мухаммед-Гирей с огромным войском вторгся в центральные районы страны. Русские заслоны на Оке были прорваны у Серпухова и Каширы, воеводы перебиты или пленены. По некоторым данным, татары дошли до подмосковного села Воробьева. Василий покинул столицу и вынужден был дать хану грамоту с обещанием «дани и выхода». Однако грамоту эту хитростью заполучил и уничтожил рязанский наместник — князь И. В. Хабар. Татары с огромным полоном вернулись восвояси. Этот набег Мухаммед-Гирея был, по счастью, единственным неприятельским вторжением за время правления Василия.

Тревожили Василия и дела внутренние. Он стремился не допустить усиления и тем более конфронтации своих младших братьев, особенно опасался Юрия. Волновало Василия и отсутствие наследника: Соломония была бесплодной. В 1525 г., после немалых колебаний, преодолев сопротивление некоторых церковных иерархов, Василий решился на развод; Соломония была насильно пострижена в монахини. Два месяца спустя великий князь женился на молодой красавице Елене Глинской. На его выбор, вероятно, оказало влияние не только то, что Елену отличали «лепота лица и благообразие возраста», но и родовитость семьи: Глинские вели свой род от ханов Большой Орды. Дядя Елены — Михаил Львович Глинский был влиятельнейшим магнатом и политическим соперником короля Сигизмунда.

Василий умер в 1533 г. В сентябре, помолившись в Троице-Сергиевом монастыре в дни памяти Сергия Радонежского, он отправился в Волок Ламский поохотиться. Но прервать забаву заставила неожиданная болезнь; «Явися у него мала болячка на левой стране, на стегне (бедре)… з булавочную головку». Так непритязательно началась болезнь, сведшая великого князя в могилу, несмотря на усилия врачей. Умирающего князя всего более волновала судьба престола: он объявил своим наследником сына Ивана, которому в ту пору исполнилось всего три года, а регентами назначил бояр Д. Ф. Бельского и М. Л. Глинского. 3 декабря Василий скончался. Характеризуя его, А. А. Зимин писал: «Это был осторожный и трезвый политик. Человек эпохи Возрождения, Василий сочетал в себе горячий интерес к знанию с макиавеллизмом честолюбивого правителя… Его внешняя политика отличается продуманностью и целеустремленностью, умением использовать международную обстановку для проведения в жизнь военных акций» (Зимин А. А. Россия на пороге нового времени. М., 1972. С. 419-421). После того как в 1520 г. последний рязанский князь Иван Иванович был арестован в Москве и Рязанское княжество вошло в состав Русского государства, Василий уже с полным основанием мог считаться великим князем «всея Руси» — с феодальной раздробленностью было покончено. Обширное и могущественное государство оставил Василий своему малолетнему наследнику.

Ист.: Повесть о Псковском взятии // ПЛДР: Конец XV- первая половина XVI века. С. 364-375; Повесть о болезни и смерти Василия III // ПЛДР: Середина XVI века. С. 18-47.

Лит.: Зимин А. А. Россия на пороге нового времени. М., 1972.

Иван IV Васильевич (1530-1584). Иван Грозный — один из самых выдающихся государственных деятелей допетровской Руси. Его царствованию посвящена обширнейшая литература, поэтому напомним лишь основные вехи его жизни.

Когда умер Василий, Ивану было три года; спустя пять лет, в 1538 г., умерла Елена Глинская. Существуют предположения, что активно вмешивавшаяся в политическую жизнь мать Ивана была отравлена. Осиротевший отрок оказался свидетелем непривлекательной и жестокой борьбы группировок, претендовавших на первенство, — Глинских, Шуйских, Бельских. На княжича не обращали внимания. Впоследствии Иван вспоминал о пренебрежении своего опекуна (см. ниже). Во время очередной дворцовой «замятни» заговорщики во главе с Иваном Шуйским ворвались «в постельные хоромы не по времени, за три часы до света», немало напугав тринадцатилетнего Ивана. Год спустя любимца Ивана — боярина Воронцова избили тут же во дворце, разорвали на нем одежду, пиная, стащили с сеней на площадь. Лишь заступничество Ивана спасло ему жизнь, Воронцов был сослан в Кострому. В 1546 г. толпа недовольных пищальников (воинов, вооруженных пищалями) попыталась прорваться с челобитьем к Ивану, ехавшему на охоту; охрана великого князя их задержала, в схватке погибло несколько человек. Обвиненных в подстрекательстве к мятежу казнили, хотя, разумеется, от имени Ивана расправлялись со своими соперниками очередные временщики.

В 1547 г. Иван был венчан на царство. Это было официальное принятие нового титула, хотя в документах царем именовался уже Василий III. В том же году Иван женился на Анастасии Романовне Захарьиной, дочери боярина. Этот брак некоторые княжеские фамилии расценили как бесчестие, ибо Иван женился «на рабе своей».

1547 г. был зловещим: трижды горела Москва, причем во время последнего, июньского пожара сгорело 25 тысяч дворов и погибло, по подсчетам летописца, 1700 человек.

Начиная с 1549 г. вокруг Ивана группируются его единомышленники и помощники, которых впоследствии Андрей Курбский назовет «Избранной радой». Это был окольничий Алексей Адашев, думный дьяк Иван Висковатый, митрополит Макарий, священник Сильвестр. Началась пора реформ, направленных на укрепление самодержавной власти царя.

В 1552 г. русское войско, возглавлявшееся самим царем, осадило и взяло Казань. Казанское ханство было ликвидировано. Казань включена в состав Руси, угроза татарских набегов с востока навсегда миновала.

В следующем году Иван тяжело заболел, и в какой-то момент его смерти ожидали с часу на час. Царь потребовал, чтобы бояре присягнули его сыну Дмитрию (в том же году младенец Дмитрий умрет). Но у него оказался сильный соперник — двоюродный брат Ивана, князь Владимир Андреевич Старицкий. Мнения бояр разделились, как писал впоследствии царь, многие из них «восшатались, как пьяные, решили, что мы уже в небытии, и, забыв наши благодеяния, а того более — души свои и присягу… решили посадить на престол нашего отдаленного родственника». Эти колебания у своей постели Иван припомнит впоследствии и жестоко отомстит как тем, кто действительно колебался в признании Дмитрия наследником, так и тем, кого Ивану было выгодно объявить своим недругом.

В 1558 г. началась война в Прибалтике: Иван намеревался присоединить к Руси Ливонию и открыть стране выход в Балтийское море. Царь рассчитывал опереться на местное население, которое получило от Русского государства различные льготы и освобождалось от власти немецких феодалов. Хотя на первых порах русские добились существенных успехов, продолжавшаяся до начала 80-х гг. война не принесла ничего, кроме огромных жертв, истощения казны и потери авторитета. По договорам, заключенным с Польшей и Швецией, Иван не только утратил Ливонию, но даже часть исконно русских земель: в руках государства остался лишь небольшой участок побережья Финского залива у устья Невы.

В начале 60-х распалась «Избранная рада», в заточение были отправлены бывшие сподвижники царя. Умерла любимая жена Ивана — Анастасия, и царь вступил в брак с кабардинской княжной Темрюкой, получившей при крещении имя Марии.

Резкий поворот во внутренней политике царя совершился в 1565 г. Иван неожиданно покидает Москву, объясняя свой отъезд гневом на своих подданных за то, что они «людям многие убытки делали и казны его государьские тощили», бояре же и воеводы «земли его государьские себе розоимали и другом своим и племени…раздавали». Правда, царь объявил в грамоте, направленной купцам и всему «крестианству града Москвы», что на них у него «гневу… и опалы никоторые нет». Когда же ему била челом присланная из Москвы депутация, умоляя царя вернуться и поступать как угодно, а «хто будет ему, государю, и его государству изменники и лиходеи, и над теми в животе и в казни его государская воля», Иван не преминул воспользоваться полученным «разрешением». Он объявил о создании «опричнины» — выделил значительные территории, на которых получали наделы служащие его царского двора — опричники, составившие военный корпус царя.

Сначала опричиков было 570 человек, затем их число выросло до пяти тысяч. В стране развязывается неслыханный террор: массовые казни, высылка из городов центральной России на далекие окраины. Пора жестоких расправ продолжалась несколько лет. В 1565 г. были казнены опытный воевода, герой взятия Казани — князь А. Б. Горбатый с пятнадцатилетним сыном, окольничий П. П. Головин, посажен на кол Д. Ф. Шевырев. В 1568 г. убит боярин И. П. Федоров-Челяднин, человек безупречной репутации и огромного авторитета. Тогда же казнены 150 его дворян и слуг. Были казнены бояре М. И. Колычев, М. М. Лыков, А. И. Катырев-Ростовский. В 1569 г. умерла Мария Темрюковна. Грозный обвинил в причастности к ее смерти своего соперника Владимира Старицкого и заставил его выпить яд. В 1570 г. опричники развязали кровавую резню в Клину, Торжке, Твери, Новгороде, жители которого были подвергнуты особенно изощренным издевательствам и мучениям. В Москве 25 июля на площади «у Поганой лужи» было казнено около 120 осужденных, и среди них — еще вчера влиятельнейшие люди: казначей Никита Фуников и канцлер Иван Висковатый.

В 1572 г. опричнина была отменена, а многие опричники сами казнены. Болезненно подозрительный, всюду ищущий заговорщиков царь вел переговоры о возможном отъезде в Англию. В 1575 г. Грозный неожиданно передал царский титул крещеному татарину Симеону, а себя стал именовать «удельным князем Московским», уничижительно называя себя «Ивашкой». С показным смирением Иван просит у Симеона той или иной «милости», в чем ничтожный и абсолютно неавторитетный Симеон, естественно, не смеет ему отказать. Иван вновь формирует опричное войско и обрушивает на исстрадавшуюся страну новые казни. Через год Симеон был тихо сведен с престола и отправлен княжить в Тверь, а Иван вернул себе прежний титул.

В 1581 г. гибнет старший сын Грозного — Иван. По. свидетельству современников, царь с завистью и тревогой следил за возраставшим авторитетом сына и часто ссорился с ним. Однажды, зайдя в покои сына, Грозный застал сноху — беременную Елену — в нижнем белье. Царь посчитал это грубым нарушением приличия и избил ее посохом; Иван, заступившийся за жену, был также избит. Елена на следующую ночь родила мертвого младенца, а Иван Иванович через несколько дней умер: то ли от нервного потрясения, то ли вследствие ранения в голову. Нелепая смерть, по существу, убийство сына потрясло Грозного: у него остался единственный наследник — слабоумный Федор (Дмитрий, сын от последней, седьмой жены царя Марии Нагой, еще не родился).

Последние годы Грозный стал часто болеть. Его терзали дурные предчувствия, и он призывал астрологов и колдуний, чтобы узнать свою судьбу. По свидетельству англичанина Джерома Горсея, лично знавшего царя, колдуньи верно предсказали день его смерти. Но Иван, казалось бы, и не думал умирать: он помылся в бане, приказал подать шахматный столик и стал сам расставлять фигуры, но вдруг внезапно ослабел, упал навзничь и вскоре испустил дух.

Иван Грозный, несомненно, укрепил самодержавную власть, ликвидировал саму возможность феодальной оппозиции, совершенствовал управление страной. Но нельзя забыть о другой стороне его царствования: кровавых репрессиях, жестоких казнях, опричном терроре. В вакханалии расправ погибли опытные полководцы, блестящие дипломаты, многомудрые дьяки. Меч опричнины рубил прежде всего головы наиболее авторитетных, влиятельных, умных. Был неизмеримо ослаблен интеллектуальный потенциал страны. В опричных погромах гибли не только князья и бояре, но и десятки тысяч далеких от высокой политики горожан, крестьян, воинов. Было подорвано хозяйство страны, разорены и пришли в запустение центральные районы России, по которым с наибольшей яростью прокатилась волна опричного террора. Таково было страшное наследие Ивана Грозного.

Иван Грозный был женат семь раз: на Анастасии Захарьиной-Романовой (в 1547 г.), на Марии Темрюковне (в 1561 г.), на Марфе Собакиной (в 1571 г.), Анне Колтовской (в 1572 г.), Анне Васильчиковой и Василисе Мелентьевой (в 1575 г.) и Марии Нагой (в 1580 г.). От Анастасии он имел сыновей Ивана (ум. в 1581 г.), Дмитрия (ум. в 1553 г.) и Федора, от Марии Нагой — Дмитрия.

Ист.: Послания Ивана Грозного. М.; Л., 1951; Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. М., 1978; Казанская история // ПЛДР: Середина XVI века. С. 300-565; Переписка Андрея Курбского с Иваном Грозным; Послания Ивана Грозного // ПЛДР: Вторая половина XVI века. С. 16-217; Андрей Курбский. История о великом князе Московском // Там же. С. 218-399; Повесть о прихождении Стефана Батория на град Псков // Там же. С. 400-477.

Лит.: Зимин А. А. 1) Реформы Ивана Грозного: Очерки социально-экономической и политической истории середины XVI в. М., 1960; 2) Опричнина Ивана Грозного. М., 1964; Скрынников Р. Г. Иван Грозный. М., 1975; Зимин А.А., Хорошкевин А.Л. Россия времени Ивана Грозного. М., 1982; Кобрин В. Иван Грозный. М., 1989; Греков И.Б., Шахмагонов Ф.Ф. Мир истории: Русские земли в XVI веке. М., 1990.

Федор Иванович (1557-1589). Ивану Грозному наследовал его сын, слабый телом и духом. По словам современника, «он тяжел и недеятелен, но всегда улыбается, так что почти смеется… он прост и слабоумен… не имеет склонности к войне, мало способен к делам политическим и до крайности суеверен. Кроме того, что он молится дома, ходит он обыкновенно каждую неделю на богомолье в какой-нибудь из ближних монастырей» (Флетчер Д. О государстве Русском. СПб., 1906. С. 122). Естественно, что править Федор не мог. Государственные дела вел его шурин — брат царицы Ирины Борис Годунов, возведенный Федором в период коронации в высокий чин конюшего.

В годы царствования Федора вновь обострилась борьба политических группировок. Представители старой аристократии, оттесненные в последние годы правления Ивана Грозного его любимцами и временщиками, вновь подняли голову. Особенно яростным нападкам подвергся Борис Годунов, но ему удалось одержать верх в сложной политической интриге, когда оппозиция, возглавлявшаяся митрополитом Дионисием и влиятельным Иваном Петровичем Шуйским, потребовала от Федора развестись с Ириной, которую упрекали в бесплодии. Федор наотрез отказался, а Годунов свел с митрополичьего престола Дионисия. Обвиненный в измене и высланный в Белоозеро Иван Шуйский был пострижен в монахи и вскоре погиб при странных обстоятельствах. Федор не оставил завещания, что стало формальным поводом для смуты, начавшейся после его смерти.

Ист.: Иов. Повесть о житии царя Федора Ивановича // ПЛДР: Конец XVI- начало XVII века. С. 74-129.

Лит.: Скрынников Р. Г. Борис Годунов. Л., 1978.

Дмитрий Иванович (1583-1591). Младший сын Ивана IV от Марии Нагой едва ли заслуживал бы упоминания, если бы не его неожиданная смерть, послужившая основанием для появления самозванцев и породившая легенду о причастности к его смерти Бориса Годунова. Легенду, занявшую прочное место в отечественной историографии. Разыскания последних лет (в частности, работы Р. Г. Скрынникова) позволяют отнестись к версии убийства скептически.

Обстоятельства гибели царевича были выяснены специальной комиссией, в которую входили князь и боярин Василий Иванович Шуйский, митрополит Гелвасий, окольничий Клешнин и думный дьяк Вылузгин. Стоит отметить, что Шуйский был врагом Годунова и, вероятно, не стал бы оправдывать его, если бы нашел основания подозревать в причастности к гибели наследника престола. Но комиссия установила, что смерть произошла случайно: царевич «тешился» на дворцовом дворе (он жил в Угличе с матерью) игрой в «тычку» (в «ножички») со своими сверстниками. С Дмитрием случился припадок — мальчик был эпилептиком, — и он, упав, напоролся горлом на нож. Версия об убийстве возникла сразу же: мать царевича избила няньку Василису Волохову и стала кричать, что мальчика убил сын Волоховой Осип. Когда дьяк Углича Михаил Битяговский попытался предотвратить расправу над Волоховыми, толпа, возбужденная призывами Нагих — Марии и ее брата Михаила, — убила Битяговского, его сына и племянника, а также Осипа Волохова. Попытались обмануть и комиссию — ей был предъявлен измазанный куриной кровью нож, которым будто бы племянник Битяговского зарезал царевича. В действительности же вина лежала лишь на няньках и кормилицах, которые не успели прийти на помощь к бившемуся в припадке мальчику. После расследования Марию Нагую постригли в монахини, а ее братьев заключили в темницу.

Лит.: Скрынников Р. Г. Борис Годунов. Л., 1978. С. 67-84.

Из книги Иван Грозный. Кровавый поэт автора Бушков Александр

Ответ царя Ивана Васильевича Грозного Яну Роките Не хотел тебе отвечать, поскольку ты заявлял, что прения эти лишь ради спора, а не веры. Но мы научены Христом не давать святое псам и не метать бисер перед свиньями, не давать святого слова псам неверным Немногое

Из книги Бояре Романовы в Великой Смуте автора Широкорад Александр Борисович

Глава 2 Брачные хлопоты царя Ивана Васильевича У Федора Кошки было четверо сыновей – Иван, Федор Гол-тяй, Александр Беззубец и Михаил Дурной. Однако продолжили род лишь старший Иван и младший Александр Без-зубец. Последний имел троих сыновей и два десятка внуков и

Из книги Опричнина и «псы государевы» автора Володихин Дмитрий

Опричнина глазами царя Ивана Васильевича Светлые церкви Господни блещут золотыми крестами. Редкие тучки плывут по высокому чистому небу. С литургии выходит воинство, облаченное в одеяния цвета воронова крыла. Разбредается оно по застенкам, по пыточным палатам, и звучат

Из книги Учебник русской истории автора Платонов Сергей Федорович

§ 57. Детство и юность великого князя Ивана IV Васильевича Детство и юность Ивана Грозного. Елена Глинская. Боярские смуты. Шуйские и Бельские. Митрополит МакарийВеликий князь Василий III, умирая (1533), оставил двух сыновей, Ивана и Юрия. Старшему из них, Ивану, было всего три

Из книги Полный курс русской истории: в одной книге [в современном изложении] автора Соловьев Сергей Михайлович

Потомки Ивана Калиты Семен Иванович Гордый (1340–1353 годы) При Семене, или, как его именовали, Симеоне с соседними князьями большой проблемы не было. Зато на Западе неожиданно образовался сильный враг – Литва. Литва номинально считалась вассалом хана, но в то же время

Из книги Время Ивана Грозного. XVI в. автора Коллектив авторов

Мать Ивана Васильевича После смерти мужа Елена Глинская осталась с малолетними детьми на руках (помимо Ивана у нее был еще и сын Юрий, или Георгий, больной и немощный). Наследником престола был Иван, и Елена Глинская стала править от его имени, опираясь на родню и

Из книги Полдень: Дело о демонстрации 25 августа 1968 года на Красной площади автора Горбаневская Наталья

Допрос свидетеля Стребкова Ивана Васильевича Стребков: Это было 25 августа с. г. Я нес службу на Красной площади, на патрульной машине. Около 12.00 получил команду в срочном порядке подъехать к Лобной части Красной площади. Когда подъехал, увидел очень много народу, толпу. Я не

автора Автор неизвестен

101. СУДЕБНИК ЦАРЯ ИВАНА ВАСИЛЬЕВИЧА (1550 г.) Владимирский-Буданов, «Хрестоматия по истории русского права», г. II.Лета 7058 месяца июня в… день царь и великий князь Иван Васильевич всеа Руссии с своею братьею и бояры сесь судебник уложил: как судити бояром и окольничим, и

Из книги Хрестоматия по истории СССР. Том1. автора Автор неизвестен

110. ПОСЛАНИЕ ЦАРЯ ИВАНА IV ВАСИЛЬЕВИЧА ГРОЗНОГО К КНЯЗЮ А. М. КУРБСКОМУ В 1564 г. князь Андрей Курбский изменил Ивану IV и бежал в Литовское великое княжество к польскому королю Сигизмунду Августу. Из ливонского города Вольмара он послал царю первое послание, обвиняя его в

Из книги Иван III автора Андреев Александр Радьевич

Договорные грамоты Ивана Васильевича III Печатается по изданию: Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV–XVI веков. М, 1949. Договорная грамота Великого князя Иоанна Васильевича с Можайским князем Михаилом Андреевичем: о бытии им, детям и братьям их в вечном

Из книги Иван III автора Андреев Александр Радьевич

Новгородская повесть о походе Ивана Васильевича III на Новгород в 1471 году Печатается по изданию: Русские повести XV–XVI веков. М, 1958. В год 6979 (1471) впал князь великий Иван Васильевич во гнев на Великий Новгород, начал войско свое собирать и стал посылать на новгородские земли.

Из книги Иван III автора Андреев Александр Радьевич

Судебник Ивана Васильевича III 1497 года Печатается перевод на современный русский язык по изданию: Судебники XV–XVI веков. М, 1952. В сентябре 1497 года Великий князь всей Руси Иван Васильевич со своими детьми и с боярами установил, как судить боярам и окольничим.1. Суд

Из книги Иван III автора Андреев Александр Радьевич

Духовная грамота Ивана Васильевича III Печатается по изданию: Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV–XVI веков. М, 1950. Духовная грамота (в копии) Великого князя Иоанна Васильевича: о разделе, по смерти его, всего движимого и недвижимого имения детям своим,

Из книги Быт и нравы царской России автора Анишкин В. Г.

автора Киреевский Иван Васильевич

Из книги Том 1. Философские и историко-публицистические работы автора Киреевский Иван Васильевич

Иван III -первый государь всея Руси

Правителем, который завершил усилия своих предков Даниловичей и заложил основы русского централизованного государства, стал Иван III Васильевич (родился в 1440, годы правления 1462-1505). Опыт государственного управления он приобрел еще при своем отце, слепом Василии II. Из всех 75 российских монархов (до 1917), а также последующих руководителей государства Иван III Васильевич наибольшее число лет реально правил государством. Его важнейшими делами стали: 1. Свержение монголо-татарского ига. В 1477 г. прекратилась выплата дани, а в 1480 г. после почти бескровного «стояния на р. Угре» зависимость от Орды была окончательно уничтожена. 2. Международное признание суверенного русского государства, установление дипломатических отношений, признание за Иваном III титула «государя всея Руси» со стороны папы римского, Ливонского ордена, Германии, Крымского ханства и других государств. Г. В правление Ивана III сложилось территориальное ядро Российского цент-рализованного государства. Он присоединил Ярославль (1463), Новгород (1478), Тверь (1485), Вятку, Пермь и др. При Иване III территория русского государства увеличилась в 6 раз и достигла 2,6 млн кв. км. Население составляло 2-3 млн человек. Начал политическую, дипломатическую и вооруженную борьбу за возвращение исконно русских земель, некогда входивших в состав Древней Руси, и включение их в Московское государство как преемника древнерусского государства. При Иване III получило развитие поместное землевладение и выросло политическое значение дворянства, на которое опирался правитель в осуществлении внешней и внутренней политики. 4. Централизация и укрепление политической власти, основание самодержавного правления. Великий князь Московский Иван III именовался государем всея Руси. Были заложены основы культа личности царя: особые церемониалы выходов к народу, встреч с послами, одежды, знаки царской власти. Появился государственный герб — двуглавый орел. 5. В 1497 г. Иван III утвердил Судебник, общерусский свод законов, заменивший Русскую Правду. В Судебнике определялась компетенция должностных лиц, устанавливались процессуальные нормы, наказания, включая смертную казнь за наиболее важные преступления. 6. Иван III в 1503 г. предпринял первую неудачную попытку секуляризации монастырских и церковных имуществ. 7. Со второй половины XV в. русское государство стало рассматриваться как защитник всех православных, большая часть которых оказалась подавлена.

Годы жизни: 1440-1505. Годы правления: 1462-1505

Иван III – старший сын великого князя Московского Василия II Темного и великой княгини Марии Ярославны, дочери серпуховского князя.

На двенадцатом году жизни Иван сочетался браком с Марией Борисовной, тверской княжной, на восемнадцатом году уже имел сына Ивана по прозвищу Молодой. В 1456 г., когда Ивану было 16 лет, Василий II Темный назначил его своим соправителем, а в 22 года он стал великим князем Московским.

Еще отроком Иван участвовал в походах против татар (1448, 1454, 1459 гг.), многое повидал и к моменту вступления на престол в 1462 г. Иван III имел уже сложившийся характер, был готов принимать важные государственные решения. У него был холодный, рассудительный ум, крутой нрав, железная воля, отличался особым властолюбием. Характером Иван III был скрытным, осторожным и к намеченной цели устремлялся не быстро, а ждал случая, избирал время, двигаясь к ней размеренными шагами.

Внешне Иван был красив, худощав, высок и немного сутуловат, за что получил прозвище «Горбатый».

Начало правления Иван III ознаменовал выпуском золотых монет, на которых были отчеканены имена великого князя Ивана III и его сына Ивана Молодого, наследника престола.

Первая жена Ивана III умерла рано, и великий князь вступил во второй брак с племянницей последнего византийского императора Константина XI, Зоей (Софьей) Палеолог. Их венчание прошло в Москве 12 ноября 1472 г. Она сразу же включилась в политическую деятельность, активно помогая мужу. При Софье он стал более суровым и жестоким, требовательным и властолюбивым, требовал полного повиновения и карал за ослушание, за что Ивана III первым из царей назвали Грозным.

В 1490 г. неожиданно умер сын Ивана III от первого брака, Иван Молодой. От него остался сын Дмитрий. Перед великим князем встал вопрос, кому наследовать престол: сыну Василию от Софьи или внуку Дмитрию.

Вскоре был раскрыт заговор против Дмитрия, организаторы которого были казнены, а Василий взят под стражу. 4 февраля 1498 Иван III венчал внука на царство. Это было первое коронование на Руси.

В январе 1499 г. был раскрыт заговор против Софьи и Василия. Иван III охладел к внуку и помирился с женой и сыном. В 1502 г. царь наложил на Дмитрия опалу, а Василий был объявлен великим князем всея Руси.

Великий государь решил женить Василия на датской принцессе, но датский король уклонился от предложения. Боясь не успеть до своей смерти найти зарубежную невесту, Иван III выбрал Соломонию, дочь незначительного русского сановника. Брак состоялся 4 сентября 1505 г., а 27 октября этого же года Иван III Великий умер.

Заветной целью деятельности Ивана III было собирание земель вокруг Москвы, покончить с остатками удельной разобщенности ради создания единого государства. Жена Ивана III, Софья Палеолог, всячески поддерживала желание мужа расширить Московское государство и укрепить самодержавную власть.

Полтора столетия Москва вымогала дань с Новгорода, отнимала земли и почти поставила новгородцев на колени, за что они ненавидели Москву. Понимая, что Иван III Васильевич окончательно хочет подчинить себе новгородцев, они освободили себя от присяги великому князю и образовали общество по спасению Новгорода, возглавляемое Марфой Борецкой, вдовой посадника.

Новгород заключил договор с Казимиром, королем польским и великим князем литовским, по которому Новгород переходит под его верховную власть, но при этом сохраняет некую самостоятельность и право на православную веру, а Казимир обязуется защитить Новгород от посягательств московского князя.

Два раза Иван III Васильевич посылал послов в Новгород с добрыми пожеланиями образумиться и вступить в земли Московские, митрополит московский пытался убедить новгородцев «исправиться», но всё тщетно. Пришлось Ивану III совершить поход на Новгород (1471 г.), в результате которого новгородцы были разбиты сначала на реке Ильмень, а затем Шелонь, Казимир же не пришел на помощь.

В 1477 г. Иван III Васильевич потребовал от Новгорода полного признания его своим хозяином, что вызвало новый мятеж, который был подавлен. 13 января 1478 г. Великий Новгород полностью подчинился власти московского государя. Чтобы окончательно усмирить Новгород, Иван III в 1479 г. сменил новгородского архиепископа Феофила, неблагонадежных новгородцев переселил в московские земли, а на их земли поселил москвитян и других жителей.

При помощи дипломатии и силы Иван III Васильевич подчинил себе и другие удельные княжества: Ярославское (1463 г.), Ростовское (1474 г.), Тверское (1485 г.), Вятские земли (1489 г.). Свою сестру Анну Иван выдал замуж за рязанского князя, тем самым обеспечив себе право вмешиваться в дела Рязани, а позднее и заполучил город по наследству от племянников.

Бесчеловечно поступал Иван с братьями, отнимая у них уделы и лишая их права какого-либо участия в государственных делах. Так, Андрей Большой и его сыновья были арестованы и заключены в тюрьму.

Внешняя политика Ивана III.

Во время княжения Ивана III в 1502 г. прекратила свое существование Золотая Орда.

Москва и Литва часто воевали из-за Русских земель, находящихся под Литвой и Польшей. По мере усиления власти великого государя Московского всё больше русских князей со своими землями переходили от Литвы к Москве.

После смерти Казимира Литва и Польша вновь разделились между его сыновьями, Александром и Альбрехтом, соответственно. Великий князь литовский Александр женился на дочери Ивана III Елене. Отношения между зятем и тестем ухудшались, и в 1500 г. Иван III объявил войну Литве, которая прошла успешно для Руси: были завоеваны части Смоленского, Новгород-Северского и Черниговского княжеств. В 1503 г. был подписан договор о перемирии на 6 лет. Иван III Васильевич отклонил предложение о вечном мире, пока не будут возвращены Смоленск и Киев.

В итоге войны 1501-1503 гг. великий государь Московский принудил Ливонский орден платить дань (за г. Юрьев).

Иван III Васильевич за время своего правления предпринимал несколько попыток подчинить Казанское царство. В 1470 г. Москва и Казань заключили мир, а в 1487 г. Иван III взял Казань и возвел на престол хана Махмет-Аминя, который 17 лет был верным послушником московского князя.

Бешеная черкешенка (Мария Темрюковна и Иван IV Грозный) читать онлайн Елена Арсеньева (Страница 2)

Разумеется, он делал это не сам, не по своей злой воле, а по тайному указу государя — вернее, не указу, а намеку. Иван Васильевич очень скоро разгадал бешено честолюбивую натуру жены и всего ее семейства и прекрасно понимал, что рождение сына у второй жены будет означать неминучую смерть его сыновей от Анастасии: Ивана и Федора. По рассказам стариков, Грозный знал, как тягалась его бабка Софья Палеолог со своим пасынком Иваном Молодым, а потом и с сыном Ивана Дмитрием за наследственный трон, какие козни плелись при этом — кровавые козни! А Мария Темрюковна с братцем даже и исхитряться не станут — мигом отравят или задушат мальчишек, которые станут им помехою на пути к власти. А чуть позже или одновременно с сыновьями погибнет и сам Грозный… Именно поэтому он обрек жену на бесплодие.

Конечно, черкешенка вовсе не страдала от несбывшегося материнства. Сын ей нужен был всего лишь как средство достичь абсолютной власти и получить полную свободу действий. Она-то думала, что, сделавшись царицею, обретет волю вольную и сможет творить все, что ей заблагорассудится, однако слишком строги были правила теремной жизни того времени. Ох, как проклинала Кученей ту самую Софью Палеолог, мужнину бабку! Ведь до той поры, пока не пришла на Русь византийская царевна, обычаи были куда проще. Государыням, княгиням и боярыням дозволялось посещать храмы Божии вместе с мужьями, обедать за одним столом с мужчинами, гулять где захочется… Теперь же Кученей сидела в своих палатах, как птица в клетке, и одно было у нее развлечение: переодевшись, украдкой выскользнуть из Кремля на Поганую лужу, где происходили казни строптивцев-бояр, недовольных мощным засильем опричнины — нового детища Ивана Грозного, который пытался собрать Русь в единый государственный кулак. Вид крови, смертей, звуки мучительных стонов и криков пробуждали чудовищное вожделение царицы.

Свобода, недостижимая свобода… Она сводила царицу с ума!

Вот отцова мать Кученей — в ее честь Темрюк и назвал любимую дочку, — после того как овдовела, велела построить себе двор поодаль от своего аула. Когда женское одиночество становилось невыносимым, уезжала туда, и по ее приказу нукеры, преданные госпоже, как псы, приводили к ней на ночь красивых пастухов и охотников. Им завязывали глаза, и никто не знал, куда их ведут, с кем проведут они ночь. Если гость не мог доставить госпоже настоящее наслаждение — а по слухам, она была так неутомима и жадна до мужской ласки, что иные юнцы умирали в ее постели, — его убивали. Но за тем, кто уходил живым, строго следили, и, стоило ему распустить язык, вскоре он получал удар кинжала под ребро.

Вот если бы Кремль принадлежал ей, Кученей… Если бы все те молодцы-опричники, которых муж сейчас собирает вокруг себя, чтобы давить боярство, принадлежали ей! Среди них были такие красавцы, что у Кученей становилось мокро между ног при одном взгляде на них.

Не будет этого никогда! Даже если она овдовеет. Умри Грозный, ее запрут в монастыре.

О Аллах, на что обрекла она себя, согласившись пойти за московского царя? Ее держат в клетке, в клетке! Здесь, в золоченой клетке Кремля, она и умрет с тоски…

Помог ей не кто иной, как Салтанкул. Новоиспеченный окольничий испугался, что обуреваемая бесами похоти сестрица выдаст себя царю, откровенно заведет любовников — и тогда разразится страшная буря, которая сметет всех Черкасских с лица земли. Салтанкул знал, что опала государева настигает всю родню того человека, на которого гневался царь. Еще свежа память о том, как уничтожались семьи предателей Адашева и Курбского! И Салтанкул решил по возможности утишать неистовое сластолюбие сестры. Не самолично — этак его через неделю на погост свезли бы! — а с помощью других мужчин.

По Москве пополз тайный слушок: завел-де Михаил Темрюкович у себя девку-черкешенку (с самого Кавказа привез!), которая в постели такое вытворяет, что и в самом скоромном сне не увидишь. Наши, дескать, бабы рядом с нею — просто перины сырые, немятые. И так-то она скачет, и этак-то выворачивается. Однако сношаться с нею возможно только ночью, под непроницаемым покровом тьмы и тайны. Да и то не всякому! Никто не мог понять, почему этого парня или мужчину Темрюкович до своей рабыни допускал, а этому давал от ворот поворот.

Ответ был прост: выбор делала сама Кученей.

…В последнее время самым любимым развлечением царицы стало смотреть женихов. От веку дворцовые девушки должны были приводить присватавшихся к ним на царицыно погляденье. В назначенный день и час будущий жених являлся в укромный покойчик и там высиживал на лавке или метался из угла в угол, зная, что в это время его придирчиво озирает из соседней горенки сквозь потайное отверстие в стенке сама государыня. Явиться собственнолично она могла только перед очень знатным человеком либо близким к царю, ну а женихов всяких там сенных девок да постельниц с вышивальницами смотрела потаенно.

Больше всего Мария Темрюковна радовалась, когда девушки-сироты просили ее саму найти им женихов. С полным на то правом она могла тогда отправиться в Грановитую палату, куда в обычное время вход был заказан, и глазеть в окошечко на холостых красавцев, собранных нарочно для смотрин у крыльца. Как правило, они заранее знали, какой именно невесте ищут жениха, и либо выставлялись как могли, если кус был лакомый, либо нарочно скромничали, держали глаза потупленными да стояли столбами в надежде, что не поглянутся ни царице, ни невесте. Впрочем, иные молодые глупцы не могли отказать себе в удовольствии похвалиться нарядом и повадкою просто так, не для дела, а лишь бы обратить на себя благосклонный взор этой таинственной особы — царицы, о красоте которой ходили легенды, но зреть которую дано было не каждому.

Но с просьбами выбрать жениха к Марии Темрюковне обращались очень редко, лишь когда невеста была совсем бедна и надеялась получить приданое от государыни. Ведь в таких случаях женихов царица приискивала из числа самых невзрачных уродов, на которых девушка сама и не глянет никогда. А тут, хочешь не хочешь, придется идти под венец. Не спорить же с царицею! Поговаривали, что самое малое две девицы лишили себя жизни после навязанного им выбора, предпочли пламя адское жизни с малоумными да гугнявыми, которые пользовались особенным расположением Марии Темрюковны.

Да и смотрины уже выбранных женихов порою превращались в настоящую пытку. Никогда нельзя было заранее угадать, даст государыня согласие на брак или нет. Царица, которая девок своих бивала нещадно, драла как сидоровых коз, порою вдруг преисполнялась такой заботы о них, что самый писаный красавец казался недостойным взять в жены ее служанку. И чем пригляднее был жених, тем вероятнее следовало ожидать царицына отказа…

А потом, когда молодец несолоно хлебавши брел из дворца, к нему подходил какой-нибудь весельчак из ближнего окружения Михаила Темрюковича и брался развеять тоску-печаль. Красавца ночью приводили с завязанными глазами в некий дом, а выпускали лишь под утро, ошалевшего, измученного, томимого одним только желанием: вновь испытать запретные, невероятные ласки.

Но как ни были осторожны Кученей и ее братец-сводник, нет ничего тайного, что не стало бы явным. Однажды, расшалившись в ночных забавах, царица накалила в огне свой перстень и заклеймила кого-то из своих нечаянных любовников, словно норовистого жеребца. А перстень был непростой — двуглавый орел, государев герб. Парень оказался глазаст и умом крепок: живо сложил два и два, получил четыре — и до смерти перепугался. Невтерпеж ему стало, что государя, коему он обязан всеми благами и удачами (парень был из числа опричников, обласканных царем), подло обманывает его же собственная жена. Конечно, идти доносить на нее было все равно что самого себя на кол посадить, но парень знал грамоте и подкинул государеву псу Малюте Скуратову подметное письмо…

Надобно сказать, что Иван Васильевич давно уже охладел к жене и теперь не прочь был бы развязаться с ней. Но как? В монастырь сослать за бесплодие, как некогда отец, великий князь Василий Иванович, сослал Соломонию Сабурову? Можно бы, но больно хлопотно. Вот если бы Кученей померла невзначай… Однако что-то мешало ему отдать тайный приказ Бомелию, чтобы изготовил какое-нибудь смертное питие для царицы. Уж больно красива была эта дикая степная кошка! И лоно ее таило бездну наслаждений, что очень много значило для сластолюбивого царя.

Подметное письмо заставило Ивана Васильевича одуматься. Пощады за измену не будет! Однако Грозный при всей своей вспыльчивости и лютости был умным человеком. Он прекрасно понимал, что публичный позор жены сделается позором и для него самого. Был царь Грозный — а станет Смешным. Таким и прослывет в веках. Царица погибнет тайно, от причины непонятной… вот и пришло время отдавать приказ Бомелию. Но лишь после того, как царь совершенно удостоверится, что подметное письмо не лжет, а также после того, как изменница сослужит последнюю службу…

* * *

Среди бояр, недовольных нововведениями царя, изо всех сил противостоящих опричнине, был Иван Петрович Федоров-Челяднин, бывший глава боярской думы. Государь очень хотел бы попрать этого дерзкого, богатого, уважаемого всеми человека. Он исподволь стал внушать Федорову-Челяднину мысль, что хочет сделать его не только думским, но и земским главою да еще и наградить черноземными землями. Поверивший этим посулам, Федоров-Челяднин и не заметил, как отступился от прежних своих сотоварищей-бояр. Он так старался завоевать благосклонность государеву, что из кожи вон лез, указывая ему на недовольных, на «крамольников», как их теперь называли. При этом он чувствовал, что царь хочет от него чего-то еще, но не понимал, чего именно. Однако был готов на все!

И вот как-то Иван Васильевич разоткровенничался.

Он призвал Федорова-Челяднина к себе и начал разговор:

— Дошло до меня, что князь Михаил Темрюкович держит у себя дома какую-то девку.

— Да небось и не одну, — по извечной боярской привычке перебивать царя не сдержался Федоров. — Как обойтись без женской прислуги?

— Ты дурня-то из себя не строй да не больно вольничай! — покосился на него Иван Васильевич. — Та девка не прислуга, а блудня, кою он своим ближним опричникам изредка попользовать дает. Может быть, ты и сам об этом что-нибудь слышал.

— Шел такой слух, — после некоторой заминки признался Федоров. — Что-то лопотали мои служилые, да я мимо ушей пропустил.

— А зря, — буркнул царь. — Впрочем, ладно. Исправишь это. Пойдешь ты к Михаилу Темрюковичу и скажешь ему, что хочешь ту девку иметь.

— Да куда мне ее? — испугался Федоров. — Домой, что ли? Моя боярыня меня со свету сживет!

— Сказал же — не ломай шута! — бешено крикнул Иван Васильевич. — Коли не по нраву мое испытание — катись из Александровой слободы в Москву и сиди там, трясись студнем, жди, дойдет до тебя опричник с топориком либо нет. Дойдет, не сомневайся! А я-то мыслил сделать тебя главою земщины…

Федоров громко, жадно сглотнул:

— Прости, великий государь! На все согласен!

— А коли так, — угрюмо сдвигая брови, молвил Иван Васильевич, — молчи да слушай. Пойдешь к Темрюковичу и плети ему семь верст до небес, обещай горы золотые, только уговори, чтоб он тебя к той непотребной девке хотя бы на одну ноченьку сводил. Наври чего-нибудь, дескать, с бабы твоей никакой сласти уже нету, а ты мужик в соку… мы ведь с тобой ровесники, кажись? Значит, тебе и сороковника еще нет, ну, какие наши годы! Опять же сказано: седина в голову — бес в ребро. Вот и вали все на этого неодолимого беса похоти, который искушает тебя денно и нощно. Словом, умри, но уговори Темрюковича отвести тебя к ней. Что уж ты там с ней станешь делать — сам смотри, хошь, мни ее почем зря, а хошь, рядом бревном лежи. Но только непременно пощупай ты у нее под левой грудью, есть ли там родинка затаенная, под вид как бы третий сосочек. Понял?

Ничего Федоров не понимал, ничегошеньки! Однако покорно кивнул:

— Все сделаю… все, что велишь, батюшка.

Спустя некоторое время Федоров сообщил государю, что просьба его выполнена. С девкою черкесскою он сошелся блудно, и хоть видеть ничего не видел — дело происходило в кромешной тьме, однако третий сосочек под грудью ее нащупал своими собственными руками.

Он не сказал, конечно, что ночь, проведенную с таинственной черкешенкой, он вспоминал часто — если уж совсем честно, ни на миг не забывал. Такое и в самом грешном сне не привидится, что с ним вытворяла соромница, и ушел от нее боярин почти с ужасом, ибо понял, что прежде не знал он женщин, хоть и прожил в законном супружестве четверть века, да и вообще брал баб где и когда вздумается. Нет, не знал! Оказывается, это не покорные подстилки, как мыслил он ранее, а истинно бесово орудие искусительное. Сказывали пленные татары, что в восточных странах иные люди приохочиваются к особенному дурманному зелью, которое навевает им разные блаженные картины. Вроде бы зелье вдыхают в себя дымом, и доходит до того, что человек без дыма жизни себе не мыслит. Не из-за вкуса его или запаха, а потому, что благодаря этому дыму он чувствует себя совсем иным: молодым, счастливым и всесильным. Ночь с той девкой стала чем-то вроде пресловутого дыма. Первое время Федоров вообще ходил как чумной; небось, будь помоложе, пошел бы в слуги верные к князю Черкасскому, чтобы хоть изредка, как награду, получать от него власть над этим телом.

Потом угар развеялся, кровь малость поутихла, и Федоров стал ждать от государя награды. И она не замедлила воспоследовать: велено ему было в полном парадном облачении явиться в Александрову слободу, а с собой привезти не кого иного, как царицу Марию Темрюковну, которую супруг желал видеть у себя. Иван Васильевич ненавидел Москву, царица же не терпела Александрову слободу. Однако делать было нечего — пришлось повиноваться мужу и отправиться в путь.

Провожатым Мария Темрюковна, видимо, была довольна. Тотчас по прибытии в слободу Федоров-Челяднин был зван на пир.

— …А что, Иван Петрович, — приветливо спросил государь, — хотел бы ты быть царем?

Федоров-Челяднин чуть не подавился утятиной. Больно вопрос дурацкий, не знаешь, что и сказать! «Нет» — на смех подымут, потому что не бывает таких дурней, которые отказались бы от царской власти, «да» — опять же обсмеют: куда ты, мол, со свиным-то рылом! А еще хуже, воспримут это «да» как покушение на царский трон.

Словом, Федоров не знал, что ответить. Поэтому он поелозил ширинкою по бороде, якобы смахивая последние крошки, и уклончиво молвил:

— А на что мне, батюшка, такими мыслями головку засорять, коли ты у нас есть? Ты на престоле сидишь — ты и царь!

— Что ж, по-твоему: царь только тот, кто сидит на престоле? — разочарованно воскликнул государь. — Не-ет, это было бы слишком просто! Ну вот поди сюда, Иван Петрович, сядь на мое место. Посиди, а потом расскажешь нам, почувствовал ли ты себя царем. А ну, подать сюда облачение государево!

Федоров и ахнуть не успел, как набежали прислужники и в одно мгновение на него были надеты кожух золотой парчовый, бармы [Оплечья, ожерелье на торжественной одежде со священными изображениями; их носили духовные сановники и русские государи.] тяжелые, да еще и шуба соболья, крытая аксамитом [Бархатом. // — Пора, наконец, покончить с этими недомолвками (франц.). ]. Мгновенно взопрев, Федоров не устоял и от малейшего толчка в грудь плюхнулся на трон.

В одну руку ему сунули любимый царев посох, в другую — чарку с вином.

— Это тебе вместо державы и скипетра, — пояснил Иван Васильевич, который, вкрадчиво улыбаясь, стоял рядом. — Я ведь сии знаки государевой власти с собой не вожу, в Кремле оставляю, как и женку мою, которую ты, боярин… — он запнулся, но тут же продолжил: —…которую ты, боярин, нынче сюда, в слободу, ко мне доставил.

Федорову почему-то показалось, что Иван Васильевич намеревался сказать нечто совсем иное, но что?

— И какова хороша показалась тебе государыня? — внезапно спросил царь.

Федоров опять суетливо заерзал:

— То царский кус, не наш. Я на государыню и взора не поднял, ехал в своем возке позади, для охраны.

Это была чистая правда. Федоров присоединился к царицыну поезду лишь за московской заставою. Мария Темрюковна сидела в парадной повозке, окруженная своими постельницами, прикрыв лицо фатою. Они с Федоровым лишь беглым словом перемолвились.

Правду сказать, ему было не до царицы. Лишь вчера доставили Федорову письма из Польши, от короля Сигизмунда-Августа. Король звал к измене жестокосердному государю, который не чтит своих верных шляхтичей, и недвусмысленно пообещал сделать Федорова-Челяднина своим наместником в Московии.

Наместником короля! То есть властителем московским! Как бы царем!

Федоров, прочитав сие, чуть голову не потерял. Что выбрать? Чьи посулы? Короля или царя? Сделаться наместником или главою земщины? Рассудив, что лучше синица в руке, чем журавль в небе, он медлил с ответом в Польшу: ждал царской милости. А ему вместо милости какие-то вопросы дурацкие задают…

— Ты небось думаешь, что царь у тебя неблагодарный, да? — послышался рядом вкрадчивый голос, и Федоров вздрогнул так, что чуть не выронил чарку и посох. — Ты мне, дескать, верную услугу оказал, а я молчком молчу? Нет, Иван Петрович, я добро помню. Вишь, на трон тебя посадил. Ты небось и не мнил о такой чести, а? Или мнил? Только ты ожидал сего от Сигизмунда, короля Польского? Ну какой же разумный человек возьмется поверить лживым ляхам? Только я могу человека на трон посадить! Только я! И не тебя одного, но и царицу твою.

— Ка… — тихо, сдавленно каркнул Федоров, хотевший спросить: «Какую царицу?!» — и голос его пресекся, когда он увидел входившую в трапезную Марию Темрюковну.

Вся в белом, мерцая многочисленными жемчугами, она была так ослепительно хороша, что у мужчин, редко видевших государыню, захватило дух. Держась необычайно прямо, нисколько не дичась восторженных взглядов, направленных на нее со всех сторон, она подошла к трону — и несколько оторопела, увидав на царевом месте в царевом облачении не своего мужа, а другого человека.

— Что стала, Марьюшка? — насмешливо спросил Иван Васильевич. — Не признала нового государя? Ну что же ты, на дворе ведь не ночь, когда все кошки серы… Это боярин Федоров-Челяднин — помнишь его? Нынче моей волею он царь всея Руси. Кланяйся государю в ножки, благодари его за милость.

— Какую еще милость? — высокомерно спросила Мария Темрюковна своим гортанным голосом.

— Ну как же! — воскликнул Иван Васильевич веселым голосом. — Как же ты забыла, любушка моя? Ведь он, великий царь, тебя, рабу свою, удостоил великой милости: сюда из Москвы привез, а кроме того… — И, подойдя к жене, он что-то шепнул ей на ухо.

Кученей изумленно воззрилась на мужа, и смугло-румяное лицо ее, только что цветшее и сияющее, вмиг сделалось мертвенно-бледным. Она покачнулась, схватилась за сердце…

— Эй, Михайла Темрюкович! — гаркнул царь, успевший поддержать жену. — Прими-ка сестру, неси ее в покои. И ты, доктор Елисей, пойди с ними, дай ей питья того целебного, что приготовил давеча. Да вино возьми послаще.

Появился Бомелий; скользнул непроницаемым взором по лицу государя, но не обмолвился и словом. Поклонился покорно и проследовал за Михаилом Темрюковичем, который легко, как перышко, нес обеспамятевшую сестру.

Федоров все это время сидел ни жив ни мертв. Он едва ли слышал хоть слово, едва ли замечал происходящее. Перед глазами мельтешили огненные колеса, в голове билось молотом: «Знает! Он все знает про польские письма! Пропала моя голова!»

Софийский палеолог и «страшная тайна» Успенского собора. История и этнология. Факты. События. Художественная литература

Царевна Софья и стрелецкая келья Новодевичьего монастыря. Озаренные тихим сиянием лампад, иконные лики кротко взирают из киота. Нежный полумрак лег на стены, замкнул углы… Тихо кругом. Только издалека слабо доносится стук ночного часового, да приглушенный густым

автора Фокин Павел Евгеньевич

СОФЬЯ ФОМИНИЧНА ПАЛЕОЛОГ (урожденная Зоя) (1443/1449–1503) – вторая жена ок.книга. Московский Иван III Васильевич, дочь правителя (деспота) Мореи (Пелопоннеса) Фомы Палеолога, племянница последнего византийского императора Константина XI, погибшего при взятии Константинополя турками в 1453 г. Родилась между 1443 и 1449 гг. на Пелопоннесе.

После 1453 года Фома Морейский переехал с семьей в Рим. Там Софья получила хорошее для того времени воспитание при дворе просвещенного папы Сикста IV (известного покровительством Микеланджело, которому он заказал роспись капеллы своего имени при папских покоях).Идея женитьбы подросшей Зои на овдовевшем правителе Московского царства Иване III, похоронившем в 1467 году свою первую жену Марию Борисовну, дочь тверского князя, принадлежала также папской курии. Главной целью брака было вовлечение России в общеевропейский крестовый поход против Турции. Французский и миланский герцоги безуспешно сватались к Зое, которая хотела породниться с знатным родом Палеологов, но курия уже была ориентирована на Москву.

Посланный в Россию в 1467 г. папский легат, предложивший брак, был принят с почестями.Иван III, укрепивший великокняжескую власть, надеялся, что родство с византийским домом поможет Московии поднять международный авторитет, заметно пошатнувшийся за два столетия ордынского ига, и способствовать повышению авторитета великокняжеской власти внутри страны .

Посол Ивана III — Иван Фрязин, отправленный вместе с легатом в Рим, чтобы «увидеть невесту», сказал, что Зоя была невысокого роста, пухленькая, с красивыми большими глазами и с необыкновенной белизной кожи (чистота кожи как в Московии высоко ценился признак здоровья).С собой из Рима Фрязин привез портрет невесты в виде парсуны (изображения реального человека как святой, летописец сообщает, что Зоя «нарисована на иконе»). Об остром уме молодой женщины говорили и многие современники.

В марте 1472 года второе посольство к папе закончилось приездом Зои в Москву. Вместе с ней в Россию прибыло ее приданое, в которое входила (помимо многих материальных ценностей и драгоценностей) огромная «библиотека» — греческие «пергаменты», латинские хронографы, древнееврейские рукописи, впоследствии, по-видимому, вошедшие в библиотеку Иван Грозный.Много повозок с приданым сопровождал папский легат Антоний, одетый в красное кардинальское платье и несший четырехконечный католический крест в знак надежды на обращение русского князя в католичество. Крест отняли у Антония при въезде в Москву по приказу митрополита Филиппа, не одобрявшего этот брак.

12 ноября 1472 года, приняв православие под именем София, Зоя вышла замуж за Ивана III. При этом жена «католицизировала» мужа, а муж «православил» жену, что было воспринято современниками как победа православной веры над «латинством».

18 апреля 1474 года Софья родила первую (быстро умершую) дочь Анну, затем еще одну дочь (которая также умерла так быстро, что ее не успели окрестить). Разочарование в семейной жизни компенсируется деятельностью вне дома. Муж советовался с ней в принятии государственных решений (в 1474 выкупил половину Ростовского княжества, был заключен дружеский союз с крымским ханом Менгли-Гиреем). Барон Герберштейн, дважды приезжавший в Москву послом германского императора при Василии II, наслушавшись многих боярских разговоров, писал о Софье в своих записках, что она была необыкновенно хитрой женщиной, имевшей большое влияние на князя.

Софья активно участвовала в дипломатических приемах (венецианский посланник Кантарини отмечал, что организованный ею прием был «очень величественным и ласковым»). По легенде, которую приводят не только русские летописи, но и английский поэт Джон Мильтон, в 1477 году Софья смогла перехитрить татарского хана, заявив, что имеет знамение свыше о постройке храма св. Действия Кремля. В этом рассказе Софья представлена ​​как натура решительная («выставила их из Кремля, дом разрушила, хотя храма не построила»).В 1478 г. Россия фактически перестала платить дань Орде; два года оставалось до полного свержения ига.

25 марта 1479 года Софья родила сына, будущего князя Василия III Ивановича.

В 1480 году, опять же по «совету» жены, Иван III отправился с ополчением на реку Угру (под Калугой), где стояло войско татарского хана Ахмата. «Стояние на Угре» не закончилось сражением. Наступление морозов и недостаток продовольствия вынудили хана и его войско уйти.Эти события положили конец ордынскому игу. Главное препятствие к укреплению великокняжеской власти рухнуло, и, опираясь на свою династическую связь с «православным Римом» (Константинополем) через жену Софью, Иван III провозгласил себя продолжателем суверенных прав византийских императоров. Московский герб с Георгием Победоносцем сочетался с двуглавым орлом — древним гербом Византии. Этим подчеркивалось, что Москва — наследница Византийской империи, Иван III — «царь всего православия», Русская Церковь — наследница Греческой.Под влиянием Софьи церемониал великокняжеского двора приобрел небывалую пышность, подобную византийско-римской.

В 1483 году авторитет Софьи пошатнулся: она неосмотрительно подарила племяннице, жене верейского князя Василия Михайловича, драгоценное фамильное ожерелье («сажень»), принадлежавшее ранее Марии Борисовне, первой жене Ивана III. Муж предназначал дорогой подарок своей невестке Елене Степановне Волошанке, жене его сына Ивана Молодого от первого брака.В возникшем конфликте (Иван III потребовал вернуть ожерелье в казну), но Василий Михайлович предпочел бежать с ожерельем в Литву. Воспользовавшись этим, московская боярская верхушка, недовольная успехами княжеской политики централизации, выступила против Софьи, считая ее идейной вдохновительницей нововведений Ивана, ущемлявших интересы его детей от первого брака.

Софья начала упорную борьбу за обоснование права на московский престол своего сына Василия.Когда сыну было 8 лет, она даже предприняла попытку организовать заговор против мужа (1497 г.), но он был раскрыт, а сама Софья была осуждена по подозрению в магии и связи с «ведьминой» (1498 г.) и вместе с сыном Василием попала в опалу.

Но судьба была милостива к этой неутомимой защитнице прав своего рода (за годы 30-летнего брака Софья родила 5 сыновей и 4 дочерей). Смерть старшего сына Ивана III, Ивана Молодого, заставила жену Софью сменить гнев на милость и вернуть изгнанников в Москву.На торжество Софья заказала церковную плащаницу со своим именем («Царевна Царьгородская, Великая Княгиня Московская Софья Великого Князя Московского»).

Снова почувствовав себя хозяйкой в ​​столице, Софья сумела привлечь в Москву врачей, деятелей культуры и особенно архитекторов; в Москве началось активное каменное строительство. Архитекторы Аристотель Фиораванти, Марко Руффо, Алевиз Фрязин, Антонио и Петро Солари, прибывшие с родины Софьи и по ее приказу, возвели на Соборной площади Кремля Грановитую палату, Успенский и Благовещенский соборы; завершилось строительство Архангельского собора.Влияние Софьи на мужа усилилось. Боярин Берсень укоризненно сказал тогда, по словам летописца: «Государь наш, запираясь, у постели всякие дела делает». По мнению великого русского историка В.О. Ключевского, Софьи «нельзя отрицать влияния на декоративное убранство и закулисную жизнь московского двора, на придворные интриги и личные отношения; но в политических делах она могла действовать только предложениями, вторившими тайным или смутным мыслям самого Ивана.

Софья скончалась 7 августа 1503 года в Москве на два года раньше Ивана III, добившись многих почестей. Похоронена в Московском Вознесенском женском монастыре Кремля.

В декабре 1994 года, в связи с переносом останков княжеских и царских жен в подвальную палату Архангельского собора, из хорошо сохранившегося черепа Софьи М.М. Ученик Герасимова С.А. Никитин.

Лев Пушкарев, Наталья Пушкарева

В середине XV века, когда Константинополь пал под натиском турок, 17-летняя византийская принцесса София покинула Рим, чтобы перенести дух старой империи в новое, еще зарождающееся государство.
С ее сказочной жизнью и полным приключений путешествием — от плохо освещенных переходов папской церкви до заснеженных русских степей, от тайной миссии за обручением к московскому князю, до таинственной и до сих пор не найденной коллекции книг, которую она привезенная с собой из Константинополя, — нас познакомил журналист и писатель Йоргос Леонардос, автор книги «София Палеолог — из Византии в Россию», а также многих других исторических романов.

В беседе с корреспондентом Афинско-Македонского агентства по поводу съемок русского фильма о жизни Софьи Палеолог, г.Леонардос подчеркивал, что она разносторонний человек, практичная и амбициозная женщина. Племянница последнего Палеолога вдохновила своего мужа, московского князя Ивана III, на создание сильного государства, заслужив уважение Сталина почти через пять столетий после его смерти.
Русские исследователи высоко оценивают тот вклад, который оставила Софья в политической и культурной истории средневековой Руси.
Йоргос Леонардос так описывает личность Софии: «София была племянницей последнего императора Византии Константина XI и дочерью Фомы Палеолога.Ее крестили в Мистре, дав христианское имя Зоя. В 1460 году, когда Пелопоннес был захвачен турками, принцесса вместе с родителями, братьями и сестрой отправилась на остров Корфу. При участии Виссариона Никейского, который к тому времени уже стал католическим кардиналом в Риме, Зоя вместе с отцом, братьями и сестрой переехала в Рим. После преждевременной смерти родителей Виссарион взял на себя опеку над тремя детьми, принявшими католическую веру.Однако жизнь Софьи изменилась, когда папство принял Павел II, который хотел, чтобы она вступила в политический брак. Княгиня была обручена с московским князем Иваном III в надежде, что православная Россия обратится в католицизм. Софья, происходившая из византийского императорского рода, была послана Павлом в Москву как наследница Константинополя. Первой ее остановкой после Рима стал город Псков, где юную девушку с восторгом принял русский народ.

© Спутник. Валентин Черединцев

Ключевым моментом в жизни Софьи автор книги считает посещение одной из псковских церквей: «Она была впечатлена, и хотя папский легат был рядом с ней, следя за каждым ее шагом, она вернулась к православию, вопреки воле папы.12 ноября 1472 года Зоя стала второй женой московского князя Ивана III под византийским именем Софья.
С этого момента, по словам Леонардоса, начинается ее блестящий путь: «Под влиянием глубокого религиозного чувства Софья убедила Ивана сбросить с себя бремя татаро-монгольского ига, ибо в то время Русь платила дань Орде. Действительно, Иван освободил свое государство и объединил под своей властью различные независимые княжества.


© Спутник. Балабанова

Вклад Софьи в развитие государства велик, ибо, как поясняет автор, «она положила начало византийскому порядку при русском дворе и помогла создать Российское государство.
«Поскольку Софья была единственной наследницей Византии, Иван считал, что он унаследовал право на императорский престол. Он принял желтый цвет Палеолога и византийский герб — двуглавого орла, просуществовавший до революции 1917 года и был возвращен после распада Советского Союза, а также называли Москву Третьим Римом.Поскольку сыновья византийских императоров взяли себе имя Цезарь, Иван взял себе этот титул, который по-русски стал звучать как «царь «.Иван также возвел Московское архиепископство в патриаршество, дав понять, что первым патриархатом является не Константинополь, захваченный турками, а Москва».

© Спутник. Алексей Филиппов

По словам Йоргоса Леонардоса, «София первой создала в России по образцу Константинополя секретную службу, прообраз царской охранки и советского КГБ. Этот ее вклад сегодня признан российскими властями.Так, бывший глава ФСБ России Алексей Патрушев в День военной контрразведки 19 декабря 2007 года заявил, что страна чествует Софью Палеолог, так как она защищала Россию от внутренних и внешних врагов.
Также Москва «обязана ей изменением своего облика, так как София привела сюда итальянских и византийских зодчих, которые строили преимущественно каменные здания, например, Архангельский собор Кремля, а также кремлевские стены, которые существуют до сих пор.Также по византийскому образцу были прорыты тайные ходы под территорией всего Кремля.



© Спутник. Сергей Пятаков

«С 1472 года в России начинается история современного — царского — государства. В то время из-за климата здесь не занимались земледелием, а только охотились. Софья убедила подданных Ивана III возделывать поля и тем самым положила начало формированию земледелия в стране.
Личность Софьи уважалась и при советской власти: по словам Леонардоса, «когда в Кремле был разрушен Вознесенский монастырь, в котором хранились останки царицы, они не только не были утилизированы, но по указу Сталина были положена в гробницу, которая затем была перенесена в Архангельский собор».
Йоргос Леонардос рассказал, что Софья привезла из Константинополя 60 повозок с книгами и редкими сокровищами, которые хранились в подземных сокровищницах Кремля и не найдены до сих пор.
«Есть письменные источники, — говорит г-н Леонардос, — указывающие на существование этих книг, которые Запад пытался купить у своего внука, Ивана Грозного, на что он, конечно, не согласился. Книги продолжают искать по сей день.

Софья Палеолог скончалась 7 апреля 1503 года в возрасте 48 лет. Ее муж, Иван III, стал первым в истории России правителем, прозванным Великим за деяния, совершенные при поддержке Софьи. Их внук, царь Иван IV Грозный, продолжал укреплять государство и вошел в историю как один из самых влиятельных правителей России.

© Спутник. Владимир Федоренко

«София перенесла дух Византии в только что начавшую зарождаться Российскую империю. Именно она построила государство на Руси, придав ему византийские черты, и в целом обогатила устройство страны и ее общества. Даже сегодня в России есть фамилии, восходящие к византийским именам, как правило, они оканчиваются на -ов», — сказал Йоргос Леонардос.
Что касается изображений Софии, то Леонардос подчеркивал, что «её портреты не сохранились, но ещё при коммунизме с помощью специальных технологий учёные воссоздали по её останкам облик царицы.Так появился бюст, который стоит у входа в Исторический музей рядом с Кремлем».
«Наследие Софии Палеолог — это сама Россия…» — резюмировал Йоргос Леонардос.

Софья Палеолог: биография

Большинство историков сходятся во мнении, что бабушка Ивана Грозного, великая княгиня Московская Софья (Зоя) Палеолог сыграла огромную роль в становлении Московского царства. Многие считают ее автором концепции «Москва — третий Рим».А вместе с Зоей Палеологне появился двуглавый орел. Сначала он был родовым гербом ее династии, а затем перекочевал в гербы всех царей и российских императоров.

Зоя Палеолог родилась (предположительно) в 1455 году в Морее (так в средние века назывался нынешний греческий полуостров Пелопоннес). Дочь деспота Морейского, Фома Палеолог, родилась в трагическое и критическое время — время падения Византийской империи.

София Палеолог |

После взятия Константинополя турецким султаном Мехмедом II и смерти императора Константина Фома Палеолог бежал на Корфу со своей женой Екатериной Ахайской и их детьми.Оттуда он переехал в Рим, где был вынужден принять католицизм. Томас умер в мае 1465 года. Его смерть произошла вскоре после смерти жены в том же году. Дети, Зоя и ее братья — 5-летний Мануил и 7-летний Андрей, переехали в Рим после смерти родителей.

Воспитанием сирот занялся греческий ученый, униат Виссарион Никейский, служивший кардиналом при папе Сиксте IV (именно он стал заказчиком знаменитой Сикстинской капеллы).В Риме греческая принцесса Зоя Палеолог и ее братья воспитывались в католической вере. Кардинал заботился о содержании детей и их образовании. Известно, что Виссарион Никейский с разрешения папы оплатил скромный двор молодого Палеолога, в который входили слуги, врач, два профессора латинского и греческого языков, переводчики и священники.

Софья Палеолог получила довольно солидное по тем временам образование.

Великая Княгиня Московская

Софья Палеолог (живопись) http://www.russdom.ru

Когда Софья достигла совершеннолетия, Венецианская Синьория позаботилась о ее замужестве. Взять в жены знатную девушку впервые предложили королю Кипра Жаку II де Лузиньяну. Но он отказался от этого брака, опасаясь конфликта с Османской империей. Через год, в 1467 году, кардинал Виссарион по просьбе Папы Павла II предложил руку знатной византийской красавицы принцу и итальянскому вельможе Караччоло. Состоялось торжественное обручение, но по неизвестным причинам брак был аннулирован.

Есть версия, что Софья тайно общалась с афонскими старцами и придерживалась православной веры. Сама она старалась не выходить замуж за нехристианина, расстраивая все предложенные ей браки.

Софья Палеолог. (Федор Бронников. «Встреча царевны Софьи Палеолог псковскими посадниками и боярами в устье Эмбаха на Чудском озере»)

В переломный для жизни Софьи Палеолог в 1467 году умерла жена великого князя Московского Ивана III Мария Борисовна.В этом браке родился единственный сын Иван Молодой. Папа Павел II, рассчитывая на распространение католицизма в Москве, предложил овдовевшему государю всея Руси выйти замуж за его подопечную.

После 3 лет переговоров Иван III, посоветовавшись с матерью, митрополитом Филиппом и боярами, решил жениться. Примечательно, что папские переговорщики благоразумно умолчали о переходе Софьи Палеолог в католицизм. Более того, они сообщили, что предполагаемая жена Палеологна — православная христианка.Они даже не знали, что это правда.

София Палеолог: свадьба с Иоанном III. Гравюра XIX века

Обл.Москва

Как бы то ни было, Софья Палеолог оказала огромное влияние на всю последующую историю России, на ее культуру и архитектуру. Она была матерью наследника престола Василия III и бабушкой Ивана Грозного. По некоторым данным, внук имел немалое сходство со своей мудрой византийской бабушкой.

Мария Андрейченко в фильме «София Палеолог»

Смерть

Софья Палеолог, великая княгиня Московская, скончалась 7 апреля 1503 года. Муж, Иван III, пережил жену всего на 2 года.

Софья была похоронена рядом с предыдущей женой Ивана III в саркофаге усыпальницы Вознесенского собора. Собор был разрушен в 1929 году. Но уцелели останки женщин царского дома — их перенесли в подземные палаты Архангельского собора.

«Ваша судьба решена

-Так говорят, когда на небесах
Известна выбором и душой
Неизбежность принимает,
Как много она сделала.»

Марина Гусар

Великая княгиня Софья Палеолог

«Главным следствием этого брака… было то, что в Европе прославилась Россия, чтившая племя древних византийских императоров в Софии и, так сказать, следившая за ним глазами до пределов нашего отечества»… Сверх того, многие греки, пришедшие к нам от княгини, пригодились в России своими познаниями в искусствах и в языках, особенно в латинском, который тогда был необходим для внешнегосударственных дел; обогатил московские церковные библиотеки книгами, спасенными от турецкого варварства, и содействовал великолепию нашего двора, рассказав ему пышные византийские обряды, так что отныне столица Иоаннова действительно могла называться новым Царемградом, подобно древнему Киеву»

Н.Карамзин

«Великий Константинополь (Царьград), сей акрополь мироздания, царская столица римлян, которая по попущению Божию находилась под властью латинян» пал 29 мая 1453 года.

Захват Константинополя турецкими войсками

Великий христианский город умирал, медленно, страшно и бесповоротно превращаясь в великий мусульманский Стамбул.

Борьба была беспощадной и кровопролитной, сопротивление осаждённых было невероятно упорным, штурм начался утром, городские ворота туркам взять не удалось, и только к вечеру, пробив стену пороховым взрывом, осаждающие ворвались в город, где сразу же встретили небывалый отпор — защитники древней христианской твердыни стояли насмерть — до сих пор! — как можно было быть трусливым или отступать, когда среди них, как простой воин, сражался до последнего вздоха весь израненный и окровавленный великий император Константин XI Палеолог , и тогда он еще не знал, что всего за несколько секунд, в Ослепительный последний миг своей жизни, стремительно погружаясь во тьму, навсегда войдет в историю как последний византийский император.Падая прошептал: «Скажи Фоме — пусть голову защитит! Где голова — там Византия, там наш Рим!». Потом он захрипел, из горла хлынула кровь, и он потерял сознание.

Константин XI, дядя Софии. рисунок 19 века

Тело императора Константина было опознано по маленьким золотым двуглавым орлам на пурпурных сафьяновых сапогах.

Верный слуга прекрасно понял, что значили слова покойного императора: его младший брат — Фома Палеолог , правитель, или, как здесь говорили, деспот Мореи, должен приложить все усилия для сохранения и защиты от у турок величайшая христианская святыня, которую он хранил, — самые почитаемые мощи заступника и покровителя византийской, греческой церкви — глава апостола Андрея .

Святой Андрей Первозванный. Андреевский флаг — прочно утвердился на русском флоте, и значение его тоже устоялось: он был принят «ради приятия России святого крещения от сего апостола»

Да-да, тот самый Андрей Первозванный, брат святого Петра, равновеликий мученик и верный ученик Самого Господа нашего Иисуса Христа…

Фома очень близко к сердцу воспринял предсмертную просьбу брата, героически павшего в бою, и долго думал о том, что ему следует сделать, чтобы выполнить ее должным образом…

Великая святыня, которая хранилась в Патросе надо было не только спасти от захвата турками, ее нужно было вовремя законсервировать, куда-то перевезти, где-то спрятать… Иначе как понимать слова Константина «Где голова, там Византия, там наш Рим!»? Голова апостола теперь здесь, у Фомы, Рим — в Италии, Византийская империя — увы! — пал с падением Константинополя… Что имел в виду брат… Что значит «наш Рим»? Вскоре со всей неумолимостью жестокой правды стало ясно, что Морея не выдержит натиска турок. Рассыпались в прах последние осколки Византии — второй великой Римской империи. Полуостров, южная часть Греции, в древности Пелопоннес; получил название Морей в 13 веке, от славянского «море». В XV в. на Пелопоннесе было несколько деспотов, формально зависевших от Византии, но фактически подчинявшихся только своим правителям — деспотам, двое из которых — Фома и Михаил были младшими братьями императора Константина.

Фома Палеолог. 11 — Деспот Мореи

И вдруг у Фомы прозрение — он вдруг понял, что имел в виду брат — Константин несомненно верил в новое возрождение империи, верил, что оно обязательно возникнет там, где будет наша главная греческая святыня! Но где? Как? А пока нужно было позаботиться о безопасности жены и детей — приближались турки. В 1460 году Морея была захвачена турецким султаном Мехмедом II, Фома и его семья покинули Морею.У деспота (название высшего титула византийской знати, соответствующего европейскому титулу «герцог») Фомы Палеолога было четверо детей. Старшая дочь Елена только что покинула отчий дом, выйдя замуж за сербского короля, мальчики Андреас и Мануил остались с родителями, как и младший ребенок — дочь Зоя, которой к моменту падения Константинополя исполнилось 3 года.

В 1460 году деспот Фома Палеолог со своим семейством и величайшими святынями христианского мира, в том числе с главой святого апостола Андрея Первозванного, отплыл к некогда греческому острову Керкира , который с 1386 года принадлежал Республике Венеции и поэтому назывался по-итальянски — Корфу .Город-государство Венеция, приморская республика, пережившая период великого процветания, оставалась самым цветущим и богатым городом на всем Апеннинском полуострове вплоть до 16 века.

Фома Палеолог начал налаживать отношения с Венецией, давней соперницей византийцев, почти одновременно со взятием турками Константинополя. Благодаря венецианцам Керкира осталась единственной частью Греции, не попавшей под власть Османской империи.Оттуда изгнанника переправляют в Анкону, порт, находящийся под контролем Республики Святого Марка. Нет сомнений, что в 1463 году Фома Палеолог вместе с папско-венецианской флотилией собирался отправиться в поход против османов. Его семья в это время находилась под опекой венецианцев на Корфу, они же переправили Зою и ее братьев в Рим, прослышав о болезни отца, но, очевидно, и после этого венецианский сенат не порвал связи с знатными беженцами.

Задолго до осады византийской столицы мудрый Константин тайно, под видом обычного купеческого груза, отправил Фоме собрание ценнейших книг, накопленных веками из Константинопольской библиотеки. В дальнем углу великой гавани острова Корфу стоял уже один корабль Фомы Палеолога, присланный сюда несколькими месяцами раньше. В трюмах этого корабля находились сокровища человеческой мудрости, о которых почти никто ничего не знал.

Именно здесь было собрано большое количество томов редчайших изданий на греческом, латинском и еврейском языках, начиная от уникальных и очень древних списков евангелий, основных трудов древнейших историков, философов и писателей, трудов по математике, астрономии, искусствам. , и заканчивая тайно хранимыми рукописями предсказаний пророков и астрологов, а также книгами, раскрывающими тайны давно забытой магии. Константин как-то рассказал ему, что там хранятся остатки сожженной Геростратом библиотеки, папирусы египетских жрецов, священные тексты, вывезенные Александром Македонским из Персии.

Однажды Фома привел на этот корабль десятилетнюю Зою, показал трюмы и сказал:

— «Это твое приданое, Зоя. Здесь сокрыты знания великих людей прошлого, а в их книгах — ключ к будущему. Некоторые из них я потом дам тебе прочесть. Остальные будут ждать твоего прихода возраста и брака».

Итак, они поселились на острове Корфу , где прожили почти пять лет.

Однако отца Зоя в эти годы почти не видела.

Наняв для детей лучших воспитателей, он оставил их на попечение своей матери, любимой жены Екатерины, и, взяв с собой священную реликвию, отправился в 1460 году в Рим, чтобы торжественно преподнести ее папе Павлу II, надеясь взамен получить подтверждение своих прав на Константинопольский престол и военную поддержку в борьбе за его возвращение — к этому времени Фома Палеолог оставался единственным законным наследником павшего императора Константина.

Умирающая Византия, надеясь получить от Европы военную помощь в борьбе с турками, подписана в г. 1439 г. год Флорентийская уния для объединения Церквей, и теперь ее правители могли просить убежища от папства.

7 марта 1461 года в Риме деспот Морейский был встречен с достойными почестями, глава апостола Андрея во время пышной и величественной службы при огромном стечении народа помещен в собор св. Петра , а Фома был назначено очень высокое по тем временам содержание — 6500 дукатов в год. Папа Римский наградил его орденом Золотой розы. Фома остался в Италии.

Однако со временем он постепенно начал понимать, что его надежды вряд ли когда-либо сбудутся и что, скорее всего, он так и останется уважаемым, но нежеланным изгнанником.

Единственным его утешением была дружба с кардиналом Виссарионом , зародившаяся и крепнувшая в процессе его усилий заручиться поддержкой Рима.

Виссарион Никейский

Этот необычайно одаренный человек был известен как лидер византийских латинофилов. Литературный дар, эрудиция, честолюбие и умение соблазнять сильных мира сего, и, конечно же, приверженность союзу способствовали его успешной карьере.Он учился в Константинополе, затем принял монашеский постриг в одном из монастырей Пелопоннеса, а в столице Мореи Мистре подвизался в философской школе Гемисты Плефона. В 1437 году, в возрасте 35 лет, он был избран митрополитом Никейским. Однако Никея уже давно была завоевана турками, и этот величественный титул был нужен, чтобы придать дополнительный вес сторонникам унии на заседаниях предстоящего собора. По тем же причинам другой латинофил, Исидор, был рукоположен в митрополиты Московские Константинопольским Патриархом без согласия русских.

Католический кардинал Виссарион Никейский, грек, фаворит папы римского, выступал за объединение христианских церквей перед лицом турецкой угрозы. Приезжая раз в несколько месяцев на Корфу, Фома подолгу беседовал с детьми, сидя в своем черном кресле-троне, инкрустированном золотом и слоновой костью, с большим двуглавым византийским орлом над изголовьем.

Он готовил юношей Андреаса и Мануэля к унизительному будущему принцев без королевства, обедневших просителей, искателей богатых невест — старался научить их сохранять достоинство в этой ситуации и сносно устроить свою жизнь, не забывая принадлежность к своей древней , гордая и некогда могущественная семья.Но он также знал, что без богатства и земли у них нет шансов вернуть былую славу. великая империя. И поэтому он возлагал свои надежды на Зою.

Его любимая дочь Зоя росла очень смышленой девочкой, но уже с четырех лет умела читать и писать по-гречески и по-латыни, прекрасно владела языками, а теперь, к своим тринадцати годам, уже знала древнюю и новейшую историю, знала основы математики и астрономии, читала наизусть целые главы из Гомера, а главное любила учиться, в глазах ее сверкала искра жажды познания тайн мира, открывшихся перед ней , Более того, она уже как бы догадывалась, что жизнь ее в этом мире будет совсем нелегкой, но это не пугало, не останавливало, наоборот, она стремилась узнать как можно больше, как бы со страстью и упоением она готовилась к долгой, опасной, но необычайно увлекательной игре.

Огонек в глазах Зои вселил большие надежды в сердце отца, и он постепенно и постепенно стал готовить свою дочь к той великой миссии, которую он собирался ей поручить.

Когда Зое исполнилось пятнадцать лет, на девочку обрушился ураган несчастий. В начале 1465 года внезапно скончалась мать Екатерины Заккария. Ее смерть потрясла всех — детей, родственников, слуг, но Томаса она просто поразила. Он потерял ко всему интерес, тосковал, худел, как будто уменьшался в размерах, и вскоре стало ясно, что он угасает.

Однако неожиданно наступил день, когда всем показалось, что Фома словно ожил: он пришел к детям, попросил Зою проводить его в порт, и там они поднялись на палубу того самого корабля, где находилось приданое Зои. была удержана и отплыла с дочерью и сыновьями в Рим.

Рим. Вечный город

Однако они недолго жили вместе в Риме, вскоре 12 мая 1465 года Фома скончался в возрасте 56 лет.Самоуважение и красота, которые Фома сумел сохранить до преклонных лет, произвели на итальянцев большое впечатление. Он также порадовал их, официально обратившись в католицизм.

Воспитание царских сирот взял на себя Ватикан , доверив их кардиналу Виссариону Никейскому. Грек из Трапезунда чувствовал себя как дома как в греческих, так и в латинских культурных кругах. Ему удалось соединить взгляды Платона и Аристотеля, греческую и римскую формы христианства.

Однако, когда Зоя Палелог находилась на попечении Виссариона, его звезда уже закатилась. Павел II, надевший папскую тиару в 1464 году, и его преемник Сикст IV не любили Виссариона, поддерживавшего идею ограничения папской власти. Кардинал ушел в тень, а однажды ему даже пришлось удалиться в монастырь Грота-Фератта.

Тем не менее он воспитал Зою Палеолог в европейских католических традициях и особенно учил, что она должна во всем смиренно следовать принципам католицизма, называя ее «любимой дочерью Римской Церкви».«Только в этом случае, — внушал он ученику, — судьба даст тебе все. «У тебя все будет, если ты будешь подражать латинянам; иначе ты ничего не получишь».

Зоя (Софья) Палеолог

Зоя с годами превратилась в привлекательную девушку с темными блестящими глазами и бледно-белой кожей. Она отличалась тонким умом и расчетливостью в поведении. По единодушной оценке современников Зоя была очаровательна, а ум, воспитание и манеры безупречны.Болонские летописцы в 1472 г. восторженно писали о Зое: «Воистину, она… прелестна и красива… Она невысока, казалась ей лет 24; восточный огонек сверкал в ее глазах, белизна кожи говорила о знатности ее рода. Итальянская принцесса Кларисса Орсини, происходившая из знатного римского рода, тесно связанного с папским престолом, жена Лоренцо Великолепного, посетившая Зою в Риме в 1472 году, нашла ее прекрасной, и это известие сохранилось в веках.

Папа Павел II отпустил 3600 ЭКЮ в год на содержание сирот (200 ЭКЮ в месяц — на детей, их одежду, лошадей и прислугу; плюс нужно было откладывать на черный день, а 100 ЭКЮ тратить на содержание скромный суд). В состав двора входили врач, профессор латыни, профессор греческого языка, переводчик и 1-2 священника.

Именно тогда кардинал Виссарион очень осторожно и деликатно намекнул византийской принцессе о возможности брака с одним из самых богатых молодых людей Италии Федерико Гонзаго, старшим сыном Людовика Гонзаго, правителя богатейшего итальянского города Мантуи.

Знамя «Проповедь Иоанна Крестителя» из оратории Сан-Джованни, Урбино. Итальянские специалисты считают, что Виссарион и Софья Палеолог (3-й и 4-й персонажи слева) изображены в толпе слушателей. Галерея провинции Марке, Урбино

Однако, как только кардинал стал предпринимать эти действия, вдруг выяснилось, что отец потенциального жениха, ниоткуда прослышав о крайней бедности невесты, потерял к ней всякий интерес как к предполагаемой невесте его сын ..

Через год кардинал намекнул на принца Каррачоло, который тоже принадлежал к одному из богатейших семейств Италии, но как только дело начало двигаться вперед, вновь обнаружились некоторые подводные камни.

Кардинал Виссарион был мудрым и опытным человеком — он прекрасно знал, что ничего не происходит само собой.

Проведя тайное расследование, кардинал достоверно выяснил, что с помощью сложных и изощренных интриг, ловко сплетенных самой Зоей с использованием своих служанок и служанок, она в обоих случаях пыталась расстроить дело, но в таких таким образом, чтобы отказ ни в коем случае не исходил от нее, бедной сироты, которой не должны пренебрегать такие женихи.

Немного подумав, кардинал решил, что дело было в религии и что Зоя, должно быть, хотела, чтобы муж принадлежал к православной церкви.

Для проверки этого он вскоре предложил своего ученика православного грека — Иакова Лузиниана, незаконнорожденного сына кипрского царя Иоанна II, который, силой отняв корону у сестры, узурпировал отцовский престол. И тогда кардинал убедился, что он прав.

Зое очень понравилось это предложение, она внимательно его рассмотрела со всех сторон, некоторое время колебалась, дело даже дошло до обручения, но в последнюю минуту Зоя передумала и отказала жениху, но тут кардинал точно понял почему и начал понять что-то.Зоя правильно рассчитала, что трон при Якове шатается, что у него нет уверенного будущего, и тогда вообще — ну что это за королевство, в конце концов — какой-то убогий остров кипр ! Зоя дала понять воспитателю, что она византийская принцесса, а не простая княжеская дочь, и кардинал на время прекратил свои попытки. И тут старый добрый Папа Павел II неожиданно исполнил свое обещание, данное столь милой его сердцу принцессе-сироте. Он не только нашел ей достойного жениха, но и решил ряд политических проблем.

Ожидается судьбоносный дар огранки

В те годы Ватикан искал союзников для организации нового крестового похода против турок, намереваясь вовлечь в него всех европейских государей. Тогда по совету кардинала Виссариона папа решил выдать Зою замуж за московского государя Ивана III, зная о его желании стать наследником византийского василия.

Брак княгини Зои, переименованной на русский православный лад в Софью, с недавно овдовевшим еще молодым великим князем далекого, таинственного, но, по отдельным сведениям, неслыханно богатого и сильного Московского княжества, был весьма желателен для папского престол по нескольким причинам.

Во-первых , через жену-католичку можно было бы положительно влиять на Великого Князя, а через него и на Православную Русскую Церковь в осуществлении решений Флорентийской унии — и что Софья преданная католичка, папа не сомневался, ведь она, можно сказать, выросла на ступенях его трона.

Во-вторых , было бы огромной политической победой заручиться поддержкой Москвы против турок.

И наконец третий , само по себе укрепление связей с далекими русскими княжествами имеет большое значение для всей европейской политики.

Так вот, по иронии истории, этот судьбоносный для России брак был инспирирован Ватиканом. Оставалось получить согласие Москвы.

В феврале 1469 В XVIII веке в Москву прибыл посол кардинала Виссариона с грамотой к великому князю, в которой ему предлагалось жениться на законных основаниях на дочери деспота Морейского.

По представлениям того времени Софья уже считалась женщиной пожилой, но очень привлекательной, с удивительно красивыми, выразительными глазами и нежной матовой кожей, что на Руси считалось признаком отменного здоровья.А главное, она отличалась острым умом и статьей, достойной византийской принцессы.

Московский государь принял предложение. Он послал своего посла, итальянца Джана Баттиста делла Вольпе (его в Москве прозвали Иваном Фрязиным) в Рим ухаживать. Этот дворянин из Виченцы, города под властью Венеции с 1404 года, первоначально жил в Золотой Орде, в 1459 году перешел на службу в Москву горняком и стал известен как Иван Фрязин. И в Орде, и в Москве он был, вероятно, по воле своих венецианских покровителей.

Посол вернулся через несколько месяцев, в ноябре, привезя с собой портрет невесты. Этот портрет, с которого как бы началась эпоха Софьи Палеолог в Москве, считается первым светским изображением в России. По крайней мере, они были так поражены им, что летописец назвал портрет «иконой», не найдя другого слова: «И царевну на иконе приведи». Кстати, слово «икона» изначально в греческом языке означало «рисунок», «изображение», «изображение».

В.Муйжель. «Посол Иван Фрезин преподносит Ивану III портрет его невесты Софьи Палеолог»

Однако сватовство затянулось, так как митрополит Московский Филипп долгое время возражал против брака государя с униаткой, к тому же воспитанницей папского престола, опасаясь распространения католического влияния на Руси. Только в январе 1472 г., получив согласие святителя, Иван III отправил посольство в Рим за невестой, так как был достигнут компромисс: в Москве светская и церковная власть договорились о крещении Зои по православному обряду до свадьба.

Папа Сикст IV

21 мая состоялся торжественный прием русских послов у Папы Сикста IV, на котором присутствовали представители Венеции, Милана, Флоренции, герцог Феррары.

Прием в Сикстусе IV. Мелоццо да Форли

Уже 1 июня по настоянию кардинала Виссариона в Риме состоялось символическое обручение — помолвка царевны Софьи и великого князя московского Ивана, интересы которого представлял русский посол Иван Фрязин.

Папа Сикст IV отнесся к сироте с отеческой заботой: дал Зое в приданое, кроме подарков, около 6000 дукатов и заранее разослал по городам грамоты, в которых во имя подобающего апостольскому престолу почтения просил принять Зою с расположением и добротой. Виссарион был занят тем же; он писал сиенцам на случай проезда невесты через их город: «усердно просим вас отметить ее приезд каким-нибудь празднеством и позаботиться о достойном приеме. Неудивительно, что путешествие Зои было чем-то вроде триумфа.

24 июня, простившись с папой в садах Ватикана, Зоя направилась на крайний север. По дороге в Москву невесту «белого императора», как называл в своем послании Иван III, миланского герцога Франческо Сфорца сопровождала свита из греков, итальянцев и русских, в которую входили Юрий Траханиот, князь Константин, Дмитрий, посла братьев Зои, и генуэзца Антона Бонумбре, епископа Акского (наши летописи ошибочно называют его кардиналом), папского легата, чья миссия должна выступать в пользу подчинения Русской Церкви.

Многие города Италии и Германии (по сохранившимся известиям: Сиена, Болонья, Виченца (родной город Вольпе), Нюрнберг, Любек) встречали и провожали ее с царскими почестями, и устраивали празднества в честь принцессы.

Почти Кремлевская стена в Виченце. Италия

Итак, в Болонье Зоя была принята в своем дворце одним из главных местных лордов. Принцесса неоднократно показывалась толпе и вызывала всеобщее изумление своей красотой и богатством наряда.С необычайной пышностью мощи св. Доминики сопровождали самые знатные молодые люди. Болонские летописцы с восторгом повествуют о Зое.

Святой Доминик. Основатель Доминиканского ордена

На 4-м месяце пути Зоя наконец вошла в русскую землю. 1 октября она выехала из Колывань (Таллинн), вскоре была в Дерпте , куда Великий Князь отправил встречать свою будущую императрицу, а затем отправилась в Псков .

Н. К. Рерих. Старый Псков. 1904 г.

Октября 1 прискакал гонец в Псков и возвестил на вече: «Царевна переплыла море, дочь Фомы, царя Константинопольского, идет в Москву, зовут ее Софья, она будет твоей государыней , и супруга великого князя Ивана Васильевича. И вы бы встретились с ней и приняли бы ее честно. Гонец поскакал дальше, в Новгород, в Москву, и псковичей, как сообщает летопись »… посадники и бояре отправились встречать княжну в Изборск, прожили здесь целую неделю, когда прибыл гонец из Дерпта (Тарту) с приказанием идти встречать ее на берег германский».

Псковичи стали насыщаться медом и собирать фураж, и послали заранее шесть больших, набитых кораблей, посадников и бояр, чтобы встретить княгиню «с честью». 11 октября у устья Эмбаха посадники и бояре встретили княгиню и били ее в лбы кубками и золотыми рогами, наполненными медом и вином.13 числа княгиня прибыла в Псков, пробыла ровно 5 дней. Псковские власти и дворяне преподнесли ей и ее свите подарки и принесли ей 50 рублей. Ласковый прием растрогал княжну, и она пообещала псковичам свое заступничество перед будущим мужем. Сопровождавший ее легат Аккия должен был подчиниться: следовать за ней в церковь, а там поклониться святым иконам и приложиться к образу Божией Матери по велению Деспины.

Ф.А. БРОННИКОВ Встреча княгини. 1883 г.

Наверное, Папа никогда бы не поверил, если бы знал, что будущая Великая Княгиня Московская, как только очутилась на русской земле, еще на пути под венец в Москву, предательски предала все его тихие надежды, тут же забыв все ее католическое воспитание. Софья, по-видимому, встречавшаяся в детстве с афонскими старцами, противниками Флорентийской унии, в душе была глубоко православной. Она умело скрывала свою веру от могущественных римских «покровителей», которые не помогали ее родине, предав ее язычникам на разорение и смерть.

Она тут же открыто, ярко и вызывающе показала свою преданность Православию, на радость россиянам, целовала все иконы во всех храмах, безукоризненно вела себя на православной службе, крестившись православной.

Но еще раньше, находясь на борту корабля, который одиннадцать дней вез царевну Софью из Любека в Ревель, откуда кортеж должен был отправиться дальше в Москву по суше, она вспомнила об отце.

Софья задумчиво сидела на палубе, глядя куда-то далеко за горизонт, не обращая внимания на сопровождающие ее лица — итальянцев и русских, почтительно стоящих поодаль, и ей казалось, что она видит легкое сияние, идущее откуда-то сверху , пронизывает ее все.тело и уносится в небесные выси, туда, далеко-далеко, куда уносятся все души и где теперь душа ее отца…

Софья всматривалась в далекую невидимую землю и думала только об одном — правильно ли она поступила; вы не ошиблись в своем выборе? Сможет ли она послужить рождению Третьего Рима там, где ее сейчас несут тугие паруса? И тогда ей показалось, что невидимый свет согрел ее, придал ей сил и уверенности, что все получится — а как же иначе — ведь отныне там, где она, Софья, теперь Византия, там и Третий Рим , на ее новой родине — в Московии.

Кремль Деспина

Ранним утром 12 ноября 1472 года Софья Палеолог прибыла в Москву, где произошла ее первая встреча с Иваном и престолом. Все было готово к свадебному торжеству, приуроченному к именинам великого князя – дню памяти святого Иоанна Златоуста. Обручение состоялось в доме матери великого князя. В тот же день в Кремле, во временной деревянной церкви, поставленной близ строящегося Успенского собора, чтобы не прекращать богослужений, государь обвенчал ее.Тогда византийская принцесса впервые увидела своего мужа. Великий князь был молод — всего 32 года, красив, высок и статен. Особенно замечательны были его глаза, «страшные глаза».

Иван III Васильевич

И раньше у Ивана Васильевича был жесткий характер, но теперь, породнившись с византийскими монархами, он превратился в грозного и могущественного государя. В этом была немалая заслуга его молодой жены.

Свадьба Ивана III с Софьей Палеолог в 1472 году. Гравюра 19 века.

Венчание в деревянной церкви произвело на Софью Палеолог сильное впечатление. Можно себе представить, как ее потрясли старинные кремлевские соборы калитинской эпохи (первая половина XIV века) и полуразрушенные белокаменные стены и башни крепости, построенной при Дмитрии Донском. После Рима с его собором Святого Петра и городов континентальной Европы с их великолепными каменными сооружениями разных эпох и стилей греческой царевне Софии, наверное, было трудно смириться с тем, что ее свадебная церемония проходила в временная деревянная церковь, стоявшая на месте разобранного Успенского собора XIV века.

Она привезла в Россию щедрое приданое. После свадьбы Иван III принял византийского двуглавого орла — символ царской власти — в герб, поместив его на свою печать. Две головы орла обращены к Западу и Востоку, Европе и Азии, символизируя их единство, а также единство («симфонию») духовной и светской власти. Собственно, приданым Софьи была легендарная «либерия» — библиотека (более известная как «библиотека Ивана Грозного»). В него вошли греческие пергаменты, латинские хронографы, древневосточные рукописи, среди которых были неизвестные нам поэмы Гомера, произведения Аристотеля и Платона и даже уцелевшие книги из знаменитой Александрийской библиотеки.Увидев деревянную Москву, сгоревшую после пожара 1470 года, Софья испугалась за судьбу клада и впервые спрятала книги в подклете каменной церкви Рождества Богородицы на Сене — домовой церкви Московского Великих княжон, построенный по заказу святой Евдокии, вдовы Дмитрия Донского. И свою казну, по московскому обычаю, положила на сохранение в подполье кремлевской церкви Рождества Иоанна Предтечи — самого первого храма в Москве, простоявшего до 1847 года.

Согласно легенде, она привезла с собой в подарок мужу «костяной трон»: его деревянный каркас был весь покрыт пластинами из слоновой и моржовой кости с вырезанными на них библейскими сюжетами; на спинке трона помещалось изображение единорога. Этот трон известен нам как трон Ивана Грозного: царь изображен на нем скульптором М. Антокольским. (В 1896 году престол был установлен в году в Успенском соборе года для коронации Николая II. Но государь велел поставить его для императрицы Александры Федоровны (по другим сведениям — для своей матери, вдовствующей императрицы Марии Федоровны), а сам пожелал быть коронованным на престоле первого Романова).И сейчас трон Ивана Грозного является старейшим в кремлевской коллекции.

Престол Ивана Грозного

Софья привезла с собой несколько православных икон.

Богородица Одигитрия. Золотые серьги с орлами, прикрепленные к голове Богоматери, несомненно, были «приделаны» великой княгиней.

Богородица на престоле.Камея на лазурите

И даже после свадьбы Ивана III в Архангельском соборе появилось изображение византийского императора Михаила III, родоначальника династии Палеологов, с которой породнились московские правители. Тем самым утверждалась преемственность Москвы с Византийской империей, а московские государи выступали как наследники византийских императоров.

С приездом в столицу России в 1472 году греческой принцессы, наследницы былого величия Палеологов, при русском дворе образовалась довольно большая группа выходцев из Греции и Италии.Многие из них со временем заняли значительные государственные посты и не раз выполняли важные дипломатические поручения Ивана III. Великий князь пять раз отправлял посольства в Италию. Но в их задачу не входило налаживание контактов в сфере политики или торговли. Все они вернулись в Москву с большими группами специалистов, среди которых были архитекторы, врачи, ювелиры, чеканщики и оружейники. Брат Софьи Андреас дважды приезжал в столицу России с русскими посольствами (русские источники называли его Андреем).Так получилось, что Великая княгиня какое-то время поддерживала связь с одним из членов своей семьи, которая распалась из-за сложных исторических событий.

Следует напомнить, что традиции русского Средневековья, жестко ограничивавшие роль женщины кругом домашних дел, распространялись как на семью великого князя, так и на представителей знатных фамилий. Именно поэтому сохранилось так мало сведений о жизни великих русских княжон.На этом фоне история жизни Софьи Палеолог отражена в письменных источниках гораздо более подробно. Однако стоит отметить, что великий князь Иван III относился к своей супруге, получившей европейское воспитание, с большой любовью и пониманием и даже позволял ей давать аудиенции иностранным послам. В воспоминаниях иностранцев о России второй половины XV века сохранились записи о таких встречах с великой княгиней. В 1476 году венецианский посланник Контарини был представлен московской императрице.Вот как он вспоминал об этом, описывая свое путешествие в Персию: «Император также желал, чтобы я посетил Деспину. Я сделал это с правильными поклонами и подходящими словами; после чего последовал долгий разговор. Деспина обратилась ко мне с самыми добрыми и учтивыми словами, какие только можно было сказать; она настойчиво просила передать привет ее светлейшей синьории; и я попрощался с ней». дипломаты конца 15 в. Траханиоты.В 1490 году Софья Палеолог встретилась в своей части Кремлевского дворца с послом Цезаря Делатором. Для великой княгини в Москве были построены специальные особняки. При Софье великокняжеский двор отличался пышностью. Династический брак Ивана III с Софьей Палеолог обязан своим появлением церемонии коронации на царство. Около 1490 Впервые на главном портале Грановитой палаты появилось изображение коронованного двуглавого орла.

Фрагмент трона Ивана Грозного

Византийское представление о сакральности царской власти повлияло на введение Иваном III слова «богословие» («Божья благодать») в заголовке и в преамбуле государственных грамот.

Строительство Кремля

«Великая Грекиня» принесла с собой свои представления о дворе и могуществе власти, и многие московские порядки ей не нравились. Ей не нравилось, что ее государев муж оставался данником татарского хана, что боярская свита слишком вольно вела себя со своим государем, поэтому бояре относились к Софье враждебно. Что русская столица, целиком построенная из дерева, стоит с залатанными укреплениями и полуразрушенными каменными церквями. Что даже государевы хоромы в Кремле деревянные, и что русские женщины смотрят на мир из оконца маяка.Софья Палеолог не только вносила изменения при дворе.

Ей обязаны своим появлением некоторые московские памятники. Несомненно, что рассказы Софьи и пришедших с ней представителей греческой и итальянской знати о превосходных образцах церковного и гражданского зодчества итальянских городов, об их неприступных укреплениях, об использовании всего передового в военном деле и другие отрасли науки и техники для укрепления позиций страны, повлияли на решение Ивана III «прорубить окно в Европу», привлечь иностранных мастеров для восстановления Кремля, особенно после катастрофы 1474 г., когда Успенский собор, построенный псковскими мастерами, рухнул.В народе тут же поползли слухи, что беда приключилась из-за «грека», бывшего ранее в «латинстве». Однако великий человек греков хотел видеть Москву равной по красоте и величию европейским столицам и поддерживать собственный престиж, а также подчеркивать преемственность Москвы не только со Вторым, но и с Первым Римом. В реконструкции резиденции московского государя принимали участие такие итальянские мастера, как Аристотель Фиорованти, Пьетро Антонио Солари, Марко Фрязин, Антон Фрязин, Алевиз Фрязин, Алевиз Новый.Итальянских мастеров в Москве называли простонародным именем «фрязинцы» (от слова «фриаг», то есть «франк»). А нынешние подмосковные города Фрязино и Фрязево — это своего рода «Маленькая Италия»: именно там в конце XV века Иван III выдал имения многочисленным итальянским «фрягам», пришедшим к нему на службу.

Многое из того, что сейчас сохранилось в Кремле, было построено во времена правления великой княгини Софьи. Прошло несколько столетий, но точно такими же, какими сейчас она видела построенные ею Успенский собор и церковь Ризоположения, Грановитую палату (названную так по случаю отделки ее в итальянском стиле — с ликами).Да и сам Кремль — крепость, охраняющая древний центр столицы России, — рос и создавался на ее глазах.

Грановитая палата. 1487-1491 гг.

Внутренний вид Грановитой палаты

Ученые заметили, что итальянцы без страха шли в неведомую Московию, ведь деспины могли дать им защиту и помощь. Как ни крути, но только русский посол Семен Толбузин, посланный Иваном III в Италию, пригласил Фиораванти в Москву, потому что тот прославился на родине как «новый Архимед», и тот с радостью согласился.

В Москве его ждал особый, тайный приказ, после которого в начале июля 1475 года Фиораванти отправился в путь.

Осмотрев постройки Владимира, Боголюбова и Суздаля, он отправился дальше на север: по поручению миланского герцога нужно было достать ему белых кречетов, которые очень высоко ценились в Европе. Фиораванти достиг берега Белого моря, посетив по пути Ростов, Ярославль, Вологду и Великий Устюг. В общей сложности он прошел и проехал около трех тысяч километров (!) и добрался до таинственного города «Халауоко» (так назвал его Фиораванти в одном из своих писем в Милан), представляющего собой не что иное, как искаженное название Соловков .Таким образом, Аристотель Фиораванти оказался первым европейцем, который более чем за сто лет до англичанина Дженкинсона отправился из Москвы на Соловки.

Приехав в Москву, Фиораванти составил генеральный план строящегося его соотечественниками нового Кремля. Возведение стен нового собора началось уже в 1475 году. 15 августа 1479 года состоялось торжественное освящение собора. На следующий год Русь освободилась от татаро-монгольского ига. Эта эпоха отчасти отразилась в архитектуре Успенского собора, ставшего символом Третьего Рима.

Успенский собор Московского Кремля

Его пять мощных голов, символизирующих Христа в окружении четырех апостолов-евангелистов, примечательны своей шлемовидной формой. Мак, то есть вершина купола храма, символизирует пламя – горящую свечу и пламенные небесные силы. В период татарского ига мак становится подобен военной каске. Это всего лишь несколько иной образ огня, так как русские воины почитали своими покровителями небесное воинство — ангельские силы во главе с Архангелом Михаилом .Шлем воина, на котором часто помещался образ Архангела Михаила, и шлем-мак русского храма сливались в единый образ. Внешне Успенский собор очень близок к одноименному собору во Владимире, который был взят за образец. Роскошная роспись в основном была выполнена еще при жизни архитектора. В 1482 году великий зодчий в качестве начальника артиллерии участвовал в походе Ивана III на Новгород и во время этого похода построил очень прочный понтонный мост через Волхов.После этого похода мастер хотел вернуться в Италию, но Иван III не отпустил его, а, напротив, арестовал и посадил в тюрьму после попытки тайно уйти. Но он не мог себе позволить надолго держать Фиораванти в тюрьме, так как в 1485 г. планировалась поездка в Тверь, где был необходим «Аристотель с ружьями». После этого похода имя Аристотеля Фиораванти больше не встречается в анналах; нет никаких свидетельств его возвращения на родину. Вероятно, вскоре он умер.

Есть версия, что в Успенском соборе зодчий сделал глубокий подземный склеп, куда поместили бесценную библиотеку. Именно этот тайник случайно обнаружил великий князь Василий III через много лет после смерти родителей. По его приглашению в 1518 году в Москву для перевода этих книг приехал Максим Грек, который якобы успел рассказать о них Ивану Грозному, сыну Василия III, перед смертью. Куда попала эта библиотека во времена Ивана Грозного, до сих пор неизвестно.Искали ее и в Кремле, и в Коломенском, и в Александровской слободе, и на участке Опричного дворца на Моховой. И сейчас есть предположение, что Либерия покоится под дном Москвы-реки, в подземельях, вырытых из покоев Малюты Скуратова.

Строительство некоторых кремлевских церквей также связано с именем Софьи Палеолог. Первым из них стал собор во имя святителя Николая Гостунского , построенный рядом с колокольней Ивана Великого.Раньше здесь был ордынский двор, где жили ханские наместники, и такое соседство угнетало кремлевскую деспину. По преданию, святой явился во сне Софии Николаю Чудотворцу и повелел построить на том месте православный храм. Софья проявила себя тонким дипломатом: она отправила посольство с богатыми дарами к жене хана и, поведав о явленном ей чудесном видении, попросила дать ей землю в обмен на другую — вне Кремля.Согласие было получено, и в 1477 г. был построен деревянный Никольский собор , позднее замененный каменным и простоявший до 1817 г. (напомним, что первопечатник Иван Федоров был дьяконом этой церкви). Однако историк Иван Забелин считал, что по приказу Софьи Палеолог в Кремле была построена еще одна церковь, освященная во имя святых Космы и Дамиана, которая не сохранилась до наших дней.

А. Васнецов. В Московском Кремле.Акварель

Предания называют основателем Софию Палеолог Спасский собор , который, однако, был перестроен при строительстве Теремного дворца в XVII веке и стал называться Верхоспасским в то же время — из-за своего расположения. Другая легенда гласит, что София Палеолог привезла в Москву храмовый образ Спаса Нерукотворного из этого собора. В 19 веке художник Сорокин написал из него образ Господа для Храма Христа Спасителя.Этот образ чудом уцелел до наших дней и ныне находится в нижней (стилобатной) церкви Преображения как ее главная святыня. Известно, что этот образ Спас Нерукотворный, благословил ее отец. В Кремлевском соборе Спаса на Бору оклад от этого образа хранился, а на аналое лежала икона Всемилостивого Спаса, также принесенная Софьей. Затем этой иконой освящали всех царских и императорских невест. в храме сохранилась чудотворная икона «Похвала Богородице».Напомним, что Спас Нерукотворный считается самой первой иконой, явленной еще при земной жизни Господа, и самым точным образом Спасителя. Его помещали на княжеские знамена, под которыми шли в бой русские воины: образ Спасителя знаменовал видение Христа на небе и предвещал победу.

С церковью Спаса на Бору, бывшей тогда соборной церковью Кремлевского Спасского монастыря, связана другая история с Деспиной, благодаря которой возник Новоспасский монастырь .

Новоспасский монастырь в Москве

После свадьбы великий князь еще жил в деревянных хоромах, то и дело горевших в частых московских пожарах. Однажды Софье самой пришлось спасаться от огня, и она наконец попросила мужа построить каменный дворец. Государь решил угодить жене и исполнил ее просьбу. Так собор Спаса на Бору вместе с монастырем был стеснен новыми дворцовыми постройками.А в 1490 году Иван III перенес монастырь на берег Москвы-реки, в пяти верстах от Кремля. С тех пор монастырь стал называться Новоспасский , а собор Спаса на Бору так и остался обычным приходским храмом. Из-за строительства дворца долгое время не восстанавливалась кремлевская церковь Рождества Богородицы на Сене, также пострадавшая от пожара. Только когда дворец был окончательно готов (а это произошло только при Василии III), ему достался второй этаж, а в 1514 году архитектор Алевиз Фрязин возвел Рождественскую церковь на новый уровень, отчего ее до сих пор видно с Моховой улицы.При Софии были построены церковь Ризоположения, Казенная сокровищница, перестроен Благовещенский собор, достроен Архангельский собор. Были укреплены полуразрушенные стены Кремля и возведены восемь кремлевских башен, крепость была окружена системой дамб и огромным рвом на Красной площади. Укрепления, построенные итальянскими зодчими, выдержали осаду времени и врагов. Ансамбль Кремля был завершен при потомках Ивана и Софьи.

Н. К. Рерих. Город строится

В XIX веке при раскопках в Кремле была обнаружена чаша с античными монетами, отчеканенными при римском императоре Тиберии. По мнению ученых, эти монеты были принесены кем-то из многочисленной свиты Софьи Палеолог, в которой были выходцы как из Рима, так и из Константинополя. Многие из них заняли государственные посты, стали казначеями, послами, переводчиками.

При Софье стали устанавливаться дипломатические отношения со странами Европы, куда назначались посланниками впервые прибывшие с ней греки и итальянцы. Кандидатуры отбирались, скорее всего, не без участия принцессы. А первых русских дипломатов в служебной грамоте строго наказывали за границей не напиваться, не драться между собой и тем самым не позорить свою страну. За первым послом в Венеции последовали назначения в ряд европейских дворов.Помимо дипломатических миссий, они выполняли и другие миссии. Дьяку Федору Курицыну, послу при венгерском дворе, приписывают авторство очень популярной в России «Сказки о Дракуле».

А. Чичери, предок бабушки Пушкина, Ольги Васильевны Чичериной, и известный советский дипломат, прибыл в Россию в свите Деспины.

Спустя двадцать лет иностранные путешественники стали называть Московский Кремль на европейский лад «замком», из-за обилия в нем каменных построек.В 70-х и 90-х годах 15 века в Москву из Италии приехали мастера-денежщики, ювелиры, знахари, архитекторы, чеканщики, оружейники и разные другие искусные люди, знания и опыт которых помогли стране стать могущественной и передовой державой, а затем из других стран.

Итак, стараниями Ивана III и Софьи Палеолог на русской земле расцвел Ренессанс.

(продолжение следует)

Царь, Царица | Энциклопедия.com

Термин царь и его варианты происходят от латинского слова цезарь, или император. В пятнадцатом веке московский великий князь Иван III начал использовать этот термин, чтобы придать своему правлению дополнительную власть и величие. В 1547 году его сын, шестнадцатилетний князь Иван IV, короновался царем всея Руси. Указывая на возросшее значение православия, Иван одновременно перенял и другие условности Византийской империи, в том числе разнообразные придворные ритуалы и эмблему двуглавого орла.Орел означал объединение восточного и западного христианства через женитьбу Ивана III на Софии Палеолог, племяннице последнего византийского императора Константина XI.

Российские правители продолжали оставаться царями до 1721 года, когда Петр Великий провозгласил себя «Императором всея Руси». Петр выбрал более западный стиль, потому что хотел отразить соблюдение Россией законности и вступление в век разума. Однако термин царь остался в обиходе для обозначения русского правителя.

Царь используется для государя-мужчины; его супруга — царица года. В случае женщины-государя, такой как Екатерина Великая, она коронуется царицей. Наследником престола назначен царевич слово, производное от царь плюс мужское отчество суффикс «евич».

Сам термин изжил русскую монархию. Российских лидеров, проявляющих автократические наклонности, прежде всего Бориса Ельцина, высмеивали или высмеивали как царей (напр.г., царь Борис). Даже в Соединенных Штатах людей, обладающих значительным личным авторитетом, называют царями. Например, лидер наркополитики США был неофициально известен как наркобарон.

См. также: самодержавие

библиография

Искендеров А.А. и Роли Дональд Дж., ред. (1996). Императоры и императрицы России: заново открывая Романовых. Армонк, Нью-Йорк: ME Sharpe.

Линкольн, В. Брюс. (1981). Романовы: самодержцы всея Руси. Нью-Йорк: Dial Press.

Энн Э. Робертсон

Великая княгиня Московская Софья Палеолог и ее роль в истории

По одной из версий, это были потомственные торговцы старой книгой — бодрые, по другой — облегчённые, которые имеют отношение к императорские династии коммунинов и ангелов. Древние египтяне считали фракийцев древними людьми на Земле, поэтому шоссе — это могло иметь отсылку к первому.

Биография София

1449, Родился в г., близ Спарты (как и Елена Троянская), из Деспотического моря (Пелопоннес) — Фома Палеолог, брат бездетного императора Константина XI, приходившийся племянницей. Имя при рождении — Зоя

1453 г. Падение Константинополя, убит император КонстантинXI. Георгий Трапезундский «История мира подошла к своему концу», византийский историк дука «мы дошли до конца времен, увидели страшную, чудовищную грозу, разразившуюся над нашими головами». За четыре года рождения брата Андрея

1455, Рождение Мануэля, брата Зои

1460 г. Море захвачено турками и Зоя вместе с Фомой Фомой, титулярным императором Византии, переезжает на Корфу (Керкиру).Фома отправляет к папе своего посланника — Георгия Ралиса. В главном храме Киркиры, у мощей святителя Спиридона, девица Зоя молится о возрождении Византии. И в наши дни духовенство храма часто меняет Спиридону обувь, которая чудесным образом изнашивается, так как Спиридон посещает всех нуждающихся и молится о византийском чуде. Во время чумы семья Палеологов переезжает в горный поселок Хломос

ноября 1460 года Фома уезжает в Рим, он гонит голову апостола Андрея и его крест.Голова апостола находится в соборе Святого Петра Ватикан

1462, смерть матери на Корфу, прибытие фома в Рим. Мама Зоя похоронена на Керкире в монастыре святых апостолов Иасона и Сусипатры

1464, Фома Вместе с папой I II благословляет венецианские военные галеры против турок. Поход оказался неудачным, но останки византийского философа Флофона доставили в Римини, по примеру Академии, при которой была создана Флорентийская Академия Фечино

1465, Тома вызывает сыновей в Риме и умирает на руках кардинала Виссариона.Тело тома погребено в базилике собора Святого Петра, при перестройке собора в XVI веке могила фомы утеряна. Прибытие Зои с братьями в Анкон. Андрей Палеолог становится наследником Византии

1466 г., от брака с Зоей отказался король Кипра — Жак II де Лузиньян.

1467, помолвлена ​​с принцем Карачоло, но брак не состоялся

1469, Иван Фрязин (Жан Баттист Бизнес Вольпе) едет в Рим Дозор Зоя за Иваном III

1470, Возвращение Ивана Фрязина в Москву с портретом Зои

1 июня 1472 г., соответствие аббревиатуры Софьи Ивану III И отъезд в Москву.По свидетельству Болонской Софии тогда было примерно 24х лет, в нашей версии 23. София двигалась по маршруту Рим — Витербо — Сиена — Флоренция — Болонья — Нюрнберг — Любек — Таллинн (11 дней на корабле) — Дерп (Тарту) — Псков — Великий Новгород — Москва

ноября 121472 года, Венчание Софьи с Иваном III в Кремле, во временной церкви на месте Успенского собора. Девушка возвращается в православие и теперь она София. Это имя называют только московские источники.

1474, Рождение дочери Анны. Умер в младенчестве

1479, Рождение Василия III

Осень 1480 года, Бегство Софьи, с детьми, кассой и архивами, из Монгольской Орды на Белоозере. София отвечает за сохранность денег, книг, документов, святынь.

7 марта 1490 года умер наследник Иоанна III, один из лидеров западной партии Иван Молодой. Царь связал этот факт с приближающимся концом света. Ярн Андрей Курбский назвал причиной смерти отравление царевича гречанки (евразийки) Софьи Палеолог.Фальшивая морская.

1492 (7000), ожидаемый конец света по византийскому календарю, Русь замерла. Часто его связывают с падением Константинополя (1453 г.). В 1492м старый мир действительно закончился, и Колумб (голубь) открыл новый свет. В семь тысячелетий на Руси Эасклию не составляли, многие не делали припасов, а потом голодали. Опасения оказались напрасными. Осенью 7001-го года был созван собор и на нем утверждена новая Пеллерия, составленная отдельно Геннадием Новгородским — Уже на 70 лет вперед, и епископом Пермским Филифеем — на 19 лет.Их расчеты совпали, и люди вздохнули с облегчением.

1497, сюжет Владимира Гусева раскрыт. Якобы греческая сторона хотела убить Дмитрия Ивановича, сына Ивана Молодого. Василий III и София падают в опал. Фальшивая морская.

1500, отставка Федора Курицына, начальника разведки и лидера западников, интриговавших против Софии

1502, Опала Дмитрий Иванович и его мать Елена Волошян. Победа евразийцев над славянофилами и вестернами.Василий III — советский отец

7 апреля 1503 г., кончина Софьи Палеолог. Похоронена в Великой Народной усыпальнице Вознесенского женского монастыря в Кремле. Сооружение этого монастыря было разобрано в 1929 году, а саркофаги с останками великой княгини и царицы перевезены в подвал Архангельского собора в Кремле, где они и находятся по сей день. Это обстоятельство, а также хорошая сохранность скелета Софьи Палеологической позволили специалистам воссоздать ее внешний вид.»Весна Фика, 7 апреля, в возрасте 9 дней, княгиня Софийская великого князя Ивана Васильевича, и поставлена ​​ЕА в церкви Вознесения в Граде Московской» (Патриаршая летопись. ПСР. Т 12, с 257)

1594, КазНен Иван Волк, Брат Федор Курицын

1892, первая книга о Софи Палеолог (Павел Пилинг 1840 — 1922)

1929 г. Перенесение останков Софьи Палеолог в Архангельский собор

1994 г. Начато изучение останков Софьи Палеолог.Возраст ее был определен 50-60 лет, а внешний вид восстановлен, над ним работал Сергей Никитин (1950 г.р.). Татьяна Панова» возникла несколько лет назад, когда я участвовала в экспертизе человеческих останков, найденных в подвале старого московского дома. В 1990-е такие находки быстро перевернули его слухи о якобы расстрелах здесь сотрудников НКВД в сталинские времена.Но захоронения были частью разрушенного кладбища XVII-XVIII вв. Следователь был рад закрыть дело, а работавший со мной из Бюро судебно-медицинской экспертизы Сергей Никитин вдруг обнаружил, что у него есть общий объект с историком-археологом для исследования — останки исторических личностей. Так, в 1994 году начались работы в некрополе русских великих княгинь и цариц XV — начала XVIII века, который оставался с 1930-х годов в подземной камере рядом с Архангельским собором Кремля».«Мне, — продолжает Татьяна Панова, — этапы воссоздания внешности Софьи, не зная всех обстоятельств ее многократных судеб, еще не зная черт этой женщины, стало ясно, как свирепы жизненные ситуации и болезни. характер Великой Княгини.Да Иначе И не мог — борьба за собственное выживание и судьба Сына не могла оставить следов.Софья добилась,чтобы ее старший сын стал Великим Князем Василием III.Смерть законного Наследник, Иван Молодой, в возрасте 32 лет от подагры до сих пор вызывает сомнения В своей натуральности.Кстати, здоровьем князя занимался итальянец Леон, приглашенный Софией. Василий унаследовал от матери не только внешность, которая запечатлена на одной из икон XVI века — уникальном футляре (икону можно увидеть в экспозиции ГИМ), но и жесткий характер. В Иване IV Грозном сказалась греческая кровь — он очень похож на свою царственную бабку со средиземноморским типом Лица. Это хорошо видно, когда смотришь на скульптурный портрет его матери — великой княгини Елены Глинской.»

2005 г., книга Татьяны Пановой (1949 г.р.), участвовавшей в работе с останками деспинес, о Софье Палеологе

Окружающая среда

I. Семья

Отец — Фома Палеолог

Мать — Екатерина Цкакария Ахай

Сестра — Елена Палеолог

Брат — Палеолог Андрей

Брат — Мануэль Палеолог

Муж — Иван III

Дочь — Анна (1474) умерла в младенчестве

Дочь — Елена (1475) умерла в младенчестве

Дочь — Феодосия (1475-?)

Дочь — Елена Ивановна (1476 — 1513)

Сын — Василий III (1479 — 1533)

Сын — Юрий Иванович (1480 — 1536)

Сын — Дмитрий Алловий (1481 — 1521)

Дочь — Евдокия (1483 — 1513)

Дочь — Елена (1484) умерла в младенчестве

Дочь — Феодосия (1485 — 1501)

Сын — Симеон Иванович (1487 — 1518)

Сын — Андрей Старицкий (1490 — 1537)

II.Прибытие греков в Россию

Софию сопровождали не менее 50 греков из разных родов

Палеологи

Фуханиот

Георгий (Юрий)

Дмитрий

Ралиси (Ралев, Ларов)

Дмитрий Грек

Мануэль

Ласкариси (Ластеры)

Федор

Лазарис (Лазарев

Константин, князь Феодоро (Мангуп). Святой Кассиан из пустыни

Кербуши (Кашкин)

Запястья

Аталык

Армамет

Цицерон (Чичерина)

Афанасий Цицерон

Мануил (Манулылов)

Ангелы (Ангелы)

III.Филеллины (грекофилы, друзья греков, евразийцев)

IV. Жители Запада

Федор Курицын (- 1504) Начальник разведки

Елена Волошанка (- 1505) жена Иван молодой

Иван Молодой (1458 — 1490) Сын Иван III

Дмитрий (1483 — 1509) Внук Иван III

Семен Ряполовский, воевода

Иван Волк (- 1504) Брат Курицын

Иван Патрикеев (1419 — 1499) Дворец

В.славянофила

Ви. Митрополиты Московские и всея Руси

Геронты (1473 — 1489)

Зосима (1490 — 1495)

Саймон (1495 — 1511)

Результаты деятельности

1. Короон и титулы Византийской империи, которыми торговал Андрей Палеолог (брат София), а также православные реликвии в руках Мануила Палеолога, второго сына Фомы, оказались мало значимыми для проверки.Библиотека Софии, вокруг которой сплотилась греческая партия, напротив, позволила хрупкой женщине переиграть западных и славянофилов, посадить на престол Василия III и пустить Россию на евразийский путь. Москва — Третий Рим.

2. Иоанн III разделил государство на дворец, казну и церковь. Со стороны дворца западники и разведка Курицына, со стороны церкви — славянофилы и контрразведчики. Софии, ее византийцы (евразийцы), сумели создать вокруг казнохранилища (библиотеки, архивы и т..) Группа Гостыин-хранитель и подчинить себе противоположности, схватив их, как двуглавого орла, двух зайцев, на гербе Палеологов.

Книги о Софье Палеологе

1892, Пайлинг П. Россия и Восток. Царский брак Ивана III и Софьи Палеолог

1998, Софья Палеолог. Женщины России (миниатюрное издание)

2003, Ирина Чижова. София Палеолог

2004, Арсеньева Е.А. Ожерелье рознь. Софья Палеолог и великий князь Иван III

2005, Панова Т.Д. Великая княгиня Софья Палеолог

2008, Леонардос Георгис.Софья Палеолог, из Византии в Россию

2014, Гордеева Л.И. София Палеолог. Хроника жизни

2016, Матасова Т.А. Софья Палеолог. ЖЗЛ 1791.

2016, Павлищева Н. Софья Палеолог. Первый кинороман о первой русской царице

2017, Сыротокина Н.М. Софья Палеолог. Корона Всевлаистии

2017, Пайлинг П. София. Иван III и Софья Палеолог. Мудрость и верность (переиздание книги 1892 г.)

Фильм

2016, сериал «София» (главная роль — Мария Андреева)

Софья Фоминична Палеолог, она же Зоя Палеолог (род.Приблизительно 1455 — смерть 7 апреля 1503) — великая княгиня Московская. Жена Ивана III, Мать Василия III, бабушка Ивана IV Грозного. Происхождение — византийская императорская династия палеологов. Ее отец, Фома Палеолог, приходился братом последнему византийскому императору Константину XI и морскому деспоту. Дед Софьи по материнской линии — сотник II Заккария, последний откровенный князь Ахей.

Благоприятный брак

Согласно легенде, Софья привезла с собой в подарок мужу «костяной трон» (ныне известный как «трон Ивана Грозного»): его деревянные, покрытые козлином тарелки из слоновой кости и моржа с вырезанными на них сюжетами на библейские темы.

Привезли Софию и несколько православных икон, в том числе, якобы, редчайшую икону Божией Матери «Благодатное Небо».

Брачное значение Ивана и Софии

Брак великого князя с греческой принцессой имел важные последствия. Были также случаи, что русские князья женились на греческих принцессах, но эти браки не имели никакого отношения к браку Ивана и Софьи. Византия была порабощена турками. Византийский император считался главным защитником всего восточного христианства; Теперь таким защитником стал Московский Государь; Рукой Софии он как бы и на правах палеологов поглощает даже герб Восточной Римской империи — двуглавого орла; На печатях, которые приносили к грамотам, стали изображать с одной стороны двуглавого орла, а с другой — прежний герб Москвы, Георгия Победоносца, поражающего змея.

Византийские порядки стали все сильнее и сильнее воздействовать на Москву. Хотя последние византийские императоры вовсе не были могущественны, но держались в глазах всех окружающих очень высоко. Доступ к ним был очень затруднен; Множество разных придворных чинов наполняли великолепный дворец. Пышность дворцовых таможен, роскошные царские одежды сияют золотом и драгоценными камнями, необыкновенно богатое убранство царского дворца – все это в глазах народа высоко возвышало человека.Перед ним все наклонилось, как перед земным божеством.

Не то, что было в Москве. Великий князь уже был могущественным государем и жил немного шитьем и благодатью, чем бояре. Считались с ним уважительно, но просто: некоторые из них были из удельных князей и происхождение их было, как и великий князь, от. Бескорыстная жизнь царя и простое обращение боярина не могли понравиться Софье, знавшей о царском величии византийской самодостаточности и видевшей придворную жизнь папы в Риме.От жены и особенно тех, кто с ней приезжал, Иван III мог много слышать о любезностях византийских царей. Ему хотелось быть настоящим самодержцем, что должно было бы очень понравиться многим придворным византийских орденов.

И вот в Москве стали появляться новые обычаи: Иван Васильевич стал держать себя величавым, в сношениях с иноземцами титулованными «царями», послы стали принимать с пышной торжественностью, установили обряд умерщвления царской руки в знак особой благодати.Затем появились придворные чины (питомник, кинжал, подстилка). Великий князь стал жаловаться на бояр за заслуги. Кроме сына Боярского, в это время появляется еще один низший чин — окольничий.

Бояре, имевшие прежде прежде советники, думы у князей, с которыми государь, по обычаю, советовался о всяком важном деле, как и с товарищами, превратились теперь в покорных слуг. Милость государя может их возвысить, гнев — погубить.

В конце своего царствования Иван III стал настоящим самодержцем.Без души моей многие бояре прошли эти перемены, но никто не умер, чтобы выразить это: великий князь был очень суров и жестоко наказан.

Инновации. Влияние Софии

С приездом Софьи Палеолог сношения с Западом у Москвы не удались, особенно с Италией.

Внимательный наблюдатель московской жизни барон Герберштейн, дважды посол германского императора, приехавший в Москву, услышав бояр, замечает в своих записках о Софе, что это была женщина необыкновенно хитрая, имевшая большое влияние на великий князь, который много сделал по ее предложению.Его влиянию приписывали даже решимость Ивана III сбросить татарское иго. В Боярских Русях и суждениях о Царевне нелегко отделить наблюдение подозрительности от преувеличения, ведомого недоброжелательством.

Москва того времени была очень неприглядной. Деревянные постройки, поставленные как попало, кривые, разбитые улицы, грязные площади — все это делало Москву похожей на большую деревню или, вернее, на собрание множества деревенских уссеров.

После свадьбы Иван Васильевич сам почувствовал необходимость перестройки Кремля, в мощную и неприступную цитадель.Все началось с катастрофы 1474 года, когда рухнул Успенский собор, возведенный псковскими мастерами. В народе сразу поползли слухи, что беда загляделась из-за «грекини», до этого было на латинице. Пока не выяснены причины развала, Софья посоветовала супругу пригласить архитекторов из Италии, которые были тогда лучшими мастерами в Европе. Их творения могли сделать Москву равной по красоте и величию европейским столицам и поддержать престиж московского государя, а также подчеркнуть преемственность Москвы не только второго, но и первого Рима.

Один из лучших итальянских строителей того времени Аристотель Фиореванти согласился ездить в Москву за 10 рублей жалованья в месяц (деньги по тем временам приличные). За 4 года он построил великолепный храм — по тем временам Успенский собор, освященный в 1479 году. Это сооружение сохранилось до сих пор в Московском Кремле.

Затем стали строить другие каменные храмы: в 1489 году был возведен Благовещенский собор, имевший значение Царской домовой церкви, и снова незадолго до смерти Ивана III был построен Архангельский собор.Государь задумал построить каменную палату для торжественных встреч и приемов гениальных послов.

Это здание, построенное итальянскими архитекторами, известное как зерновая палата, сохранилось до наших дней. Кремль снова был обнесен каменной стеной и украшен красивыми воротами и башнями. Для себя великий князь приказал построить новый каменный дворец. Вслед за великим князем митрополит строит себе кирпичные палаты. Три боярина тоже построили себе каменные дома в Кремле.Таким образом, Москва стала постепенно раскрашивать каменные здания; Но эти постройки долгое время и после этого не входили в обычай.

Рождение детей. Гос дела

Иван III и Софья Палеолог

1474, апрель 18 — Софья родила первую (скоро скончавшуюся) дочь Анну, затем еще одну дочь (тоже скончавшуюся так быстро, что не успели сделать). Семейные разочарования компенсировались активностью в государственных делах. Великий князь советовался с ней при принятии государственных решений (в 1474 году купил половину Ростовского княжества, заключил дружественный союз с крымским ханом Менгли-Гиреем).

Софья Палеолог принимала активное участие в дипломатических приемах (Венецианский вестник Кантарини отмечал, что прием, который она организовала, был «очень важным и ласковым»). По преданию, приведенному не только русскими летописями, но и английским поэтом Джоном Мильтоном, в 1477 году Софья смогла одолеть татарского хана, заявив, что есть знамение более чем постройки храма Николая Чудотворца на место в Кремле, где находился Дом ханских наместников, контролировавших сборы Ясака и действия Кремля.Эта легенда представляет Софью с решительным характером («выставили их из Кремля, дом снесли, хотя храма не построили»).

1478 — Русь фактически перестала платить Дани Орде; До полного свержения ИГА оставалось 2 года.

В 1480 г. опять Иван Васильевич, Иван Васильевич, ушел с ополчением на реку Угру (близ Калуги), где был татарский хан Ахмат. Битва «Стоящих на Югре» не закончилась. Начавшиеся морозы и недостаток продовольствия вынудили хана с войском уйти.Эти события положили конец Ординскому МГУ.

Главное препятствие на пути укрепления великокняжеской власти рухнуло, и, опираясь на свою династическую связь с «православным Римом» (Константинополем) через свою жену Софью, государь провозгласил себя наследником держащей права великокняжеской Византийские императоры. Московский герб с Георгием Викторонецисом сочетался с двуглавым орлом — древним гербом Византии. При этом подчеркивалось, что Москва — наследница Византийской империи, Иван III — «царь всего православия», Русская Церковь — наследница Греческой.Под влиянием Софии церемониал Великой Думы приобрел небывалую квартиру, похожую на византийско-римскую.

Права на Московский престол

Софья начала упорную борьбу за обоснование права на Московский престол для своего сына Василия. Когда было восемь лет, она даже пыталась организовать заговор против супруга (1497), но он был раскрыт, а сама Софья была осуждена по подозрению в колдовстве и связях с Бабой-Сордуней (1498) и вместе с царевичем Василием.опал.

Но судьба была к ней мужская (за годы его 30-летнего брака Софья родила 5 сыновей и 4 дочерей). Смерть старшего сына Ивана III, Ивана юного, заставила мужа Софьи сменить гнев на милость и вернуться в ссылку в Москву.

Смерть Софьи Палеологической

Софья скончалась 7 апреля 1503 года. Похоронена в Большой диалементовой усыпальнице Вознесенского женского монастыря в Кремле. Здания этого монастыря были разобраны в 1929 году, а саркофаги с останками великой княгини и царицы перевезены в подвал Архангельского собора в Кремле, где они и находятся по сей день.

После смерти

Это обстоятельство, а также хорошая сохранность скелета Софьи Палеолог дали возможность воссоздать ее внешний вид. Работа проводилась в Московском бюро судебно-медицинской экспертизы. Судя по всему, подробно описывать процесс восстановления нет необходимости. Отметим лишь, что портрет воспроизведен с использованием всех научных приемов.

Изучение останков Софьи Палеологи показали, что она была невысокого роста — около 160 см.Череп и каждая кость были тщательно изучены, и в результате было установлено, что смерть Великой княгини наступила в возрасте 55-60 лет. В результате исследования останков установлено, что Софья была женщиной полной, с волевыми чертами лица и имела вовсе не затхлый вид.

Когда исследователям предстала внешность этой женщины, в очередной раз стало ясно, что в природе нет ничего случайного. Речь идет об удивительном сходстве Софьи Палеолог и ее внука — царя Ивана IV Грозного, подлинный облик которого нам знаком по работам известного советского антрополога М.М. Герасимов. Ученый, работая над портретом Ивана Васильевича, отметил в его внешности черты средиземноморского типа, связав это как раз с влиянием крови его бабушки, Софьи Палеолог.

В середине XV века, когда Константинополь пал под натиском турок, 17-летняя византийская принцесса София покинула Рим, чтобы перенести дух старой империи в новое, зарождающееся государство.
С ее сказочной жизнью и путешествиями, полными приключений — от плохо освещенных переходов папской церкви до заснеженных русских степей, от тайной миссии, стоявшей за обручем с Московским князем, до таинственной и до сих пор не найденной собрание книг, которое она привезла с собой из Константинополя, — нам представил журналист и писатель Йоргос Леонардос, автор книги «София Палеолог — из Византии на Русь», а также многих других исторических романов.

В беседе с корреспондентом Афино-Македонского агентства о съемках российского фильма о жизни Софьи Палеолог г-н Леонардос подчеркнул, что она разносторонний человек, практичная и амбициозная женщина. Племянник последнего Палеолога вдохновил ее супруга, московского князя Ивана III, на создание сильного государства, заслужив уважение Сталина спустя почти пять столетий после его смерти.
Российские исследователи высоко оценивают вклад, который оставила Софья в политической и культурной истории средневековой Руси.
Йоргос Леонардос описывает личность Софии: «София была племянницей последнего императора Византии Константина XI и дочерью дочери Палеолога. Она была крещена в г., дав христианское имя Зоя. В 1460 г., когда Пелопонн захватил турок, княгиня вместе с родителями, братьями и сестрами отправилась на остров Керкира.При участии Виссариона Нического, ставшего к тому времени уже католическим кардиналом в Риме, Зоя с отцом, братьями и сестрой переехала в Рим.После преждевременной кончины ее родителей Виссарион взял на себя охрану трех детей, перешедших в католическую веру. Однако жизнь Софии изменилась, когда папский престол занял Павел II, желавший ее политического брака. Княгиня сосала московского князя Ивана III, надеясь, что православная Русь перейдет в католицизм. Софию, которая происходила из византийской императорской семьи, Павел отправил в Москву как наследницу Константинополя. Первой ее остановкой после Рима стал город Псков, где юноша с восторгом принял русский народ.

© Sputnik. Валентин Каунти

Ключевым моментом в жизни Софьи автор книги считает посещение одного из псковских храмов: «Она была впечатлена, и, хотя рядом с ней находился папский легат, следивший за ней, вернулась в православие, пренебрегая волей папы. 12 ноября 1472 года Зоя стала второй женой московского князя Ивана III под византийским именем София.
Отныне, по словам Леонардоса, начинается ее блестящий путь: «Под влиянием глубокого религиозного чувства Софии я убедил Ивана сбросить бремя татаро-монгольского ига, ибо в то время Русь платила дань Орде.И действительно, Иван освободил свое государство и объединил под своей властью разные самостоятельные княжества.


© Sputnik. Балабанов

Вклад Софии в развитие государства велик, ибо, как поясняет автор, «она положила начало византийскому порядку при русском дворе и помогла создать русское государство.
«Поскольку София была единственной наследницей Византии, Иван считал, что он унаследовал право на императорский престол. Он перенял желтый цвет Палеологов и византийский герб — двуглавого орла, просуществовавший до революции 1917 года и возвращенный после распада Советского Союза, а также называл Москву третьим Римом.Так как сыновья византийских императоров взяли себе имя Цезарей, то Иван взял себе и этот титул, который по-русски стал звучать как «царь». Иван также повысил архиепископа Московского до патриаршества, дав понять, что первым патриаршеством был захвачен турками не Константинополь, а Москва.

© Sputnik. Алексей Филиппов

По словам Йоргоса Леонардоса, «София была первой, кто создал секретную службу, образец царской безопасности и советского КГБ в России, по образцу Константинополя.Этот вклад и сегодня признают российские власти. Так, бывший глава ФСБ России Алексей Патрушев в день военной контрразведки 19 декабря 2007 года заявил, что страна чтит Софью Палеолог, так как она защищала Россию от внутренних и внешних врагов.
Также Москва «обязана этому изменением своего облика, так как София привела сюда итальянских и византийских зодчих, которые в основном строили каменные здания, например, Архангельский собор Кремля, а также кремлевские стены, существующие до сих пор. .Также по византийскому образцу под территорией всего Кремля были вырыты тайные ходы.



© Sputnik. Сергей Пятаков

«С 1472 года начинается история современного — царского — государства в России. В то время из-за климата они не занимались земледелием, а только охотились. София убедила подданных Ивана III возделывать поля и тем самым положила начало становлению земледелия в стране.
Личность Софьи уважалась при советской власти: по словам Леонардоса, «Когда в Кремле был разрушен Вознесенский монастырь, в котором хранились останки царицы, от них не только не избавлялись, но указом Сталина поместили в усыпальницу, которую затем перенесли в Архангельский собор».
Йоргос Леонардос сообщил, что София привезла из Константинополя 60 повозок с книгами и редкими сокровищами, которые хранились в подземных сокровищницах Кремля и до сих пор не найдены.
«Есть письменные источники, — говорит г-н Леонардос, — указывающие на существование этих книг, которые Запад пытался выкупить у ее внука, Ивана Грозного, на что он, конечно, не согласился. Книги продолжают искать и по сей день.

Софья Палеолог скончалась 7 апреля 1503 года в возрасте 48 лет. Ее муж, Иван III, стал первым в истории Руси правителем, который был назван великим за свои деяния, совершенные при поддержке Софьи.Их внук, царь Иван IV Грозный, продолжал укреплять государство и вошел в историю как один из самых влиятельных правителей России.

© Спутник. Владимир Федоренко

«София перенесла дух Византии в только что начала зарождаться Российская империя. Именно она построила государство на Руси, придав ему византийские черты, и вообще он обогатил страну и ее общество. Даже сегодня в России есть фамилии, которые идут от византийских имен, как правило, они заканчиваются», — сказал Йоргос Леонардос.
Что касается изображений Софии, то Леонардос подчеркнул, что «её портреты не сохранились, но ещё во времена коммунизма с помощью специальных технологий учёные воссоздали по её останкам облик царицы. Так появился бюст, который находится рядом с вход в исторический музей у Кремля.»
«Наследие Софьи Палеолог — это сама Россия…» — подвел итог Йоргос Леонардос.

Софья Палеолог: греческий Инриган, изменивший Россию

12 ноября 1472 года Иван III женится во второй раз.На этот раз его избранницей становится греческая принцесса София, племянница последнего византийского императора Константина XI Палеолога.

Белокамена

Через три года после свадьбы Иван III начнет обустройство своей резиденции со строительства собора Успенского собора, который возводится на месте разобранного храма Калиты. То ли это будет связано с новым статусом — великий князь Московский к тому времени будет позиционировать себя как «Государь всея Руси», то ли идея «расскажет» супругу Софьи, недовольному «бедным положением», это однозначно сказать сложно.К 1479 году строительство нового храма завершается, а его свойства передаются в дальнейшем и на всю Москву, что также понимается под названием «Белокаменный». Масштабное строительство будет продолжено. Благовещенский собор будет построен на фундаменте старой дворцовой Благовещенской церкви. Для хранения казны московских князей будет построена каменная палата, которая впоследствии будет именоваться «кассенным двором». Вместо старого деревянного хора для приема послов начнут строить новую каменную палату, получившую название «Набережная».Для официальных приемов построят хлебный двор. Большое количество церквей будет восстановлено и построено. В результате Москва полностью изменит свой облик, а Кремль из деревянной крепости превратится в «западноевропейский замок».

Новый титул

С появлением Софии ряд исследователей связывает новый церемониальный и новый дипломатический язык — сложный и строгий, жестяной и натянутый. Брак на знатной наследнице византийских императоров позволит царю Иоанну позиционировать себя как политического и церковного наследника Византии, а окончательное свержение Орданского Иея даст возможность передать статус московского князя первокурснику высокий уровень национального правления всей Русской Земли.Из правительственных актов уходят «Иван, государь и великий князь» и появляется «Иоанн, милость Божия всея Руси». Значение нового титула дополняется длинным списком пределов Московского государства: «Государь Всея Руси и великий князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Пермский, и Югорский, Болгарский, и другие».

Божественное происхождение

В своем новом положении, источником которого был отчасти брак с Софьей, Иван III находит недостаточным прежний источник власти — наследство от отца и деда.Идея божественного происхождения власти не была чужда предкам государя, однако никто из них не высказывал ее столь твердо и убедительно. На предложение германского императора Фридриха III наградить царя Ивана царским титулом, последний ответит: «…Мы заинтересованы в милости Божией к земле нашей, от первых дедов своих, и имеем сдачу от бога», указывая на то, что в мирском признании своей власти московский князь не нуждается.

Двуглавый орел

Для наглядной иллюстрации наследника павшего дома византийских императоров найдется визуальное выражение: с конца XV ​​века на царской печати появится византийский герб — двуглавый орел.Существует большое количество других версий, откуда «прилетела» двуглавая птица, но нельзя отрицать, что символ появился во время размежевания Ивана III и византийского наследника.

Лучшие умы

После приезда Софии в Москву при русском дворе сформируется довольно внушительная группа выходцев из Италии и Греции. Впоследствии многие иностранцы займут влиятельные государственные посты, и они не раз будут выполнять важнейшие дипломатические государственные заказы.Послы посещали Италию с завидной регулярностью, но зачастую в список задач не входило решение политических вопросов. Вернулись они с другим богатым «уловом»: зодчими, ювелирами, мастерами монетного и оружейного промыслов, деятельность которых была направлена ​​в одно русло — способствовать процветанию Москвы. Мы найдем в Печорском крае серебро и медную руду, а монеты из русского серебра начнутся в Москве. Среди посетителей будет большое количество профессиональных врачей.

Глаза иностранцев

В царствование Ивана III и Софьи Палеолог появляются первые подробные заметки иностранцев о России.Перед той же Москвой предстал дикий край, в котором царят грубые нравы. Например, за смерть больного врача могли обезглавить, зарезать, утопить, а когда один из лучших итальянских архитекторов Аристотель Фиореванти, опасаясь за свою жизнь, запросил его на родину, его лишили имущества и заключили в Острог. . Другой видели Московские путешественники, те, кто не задерживался надолго в Медвежьем крае. Венецианского купца Иосафата Барбаро привлекало благополучие русских городов, «изобилие хлеба, мяса, меда и других полезных вещей.Итальянец Амброджо Кантарини прославлял красоту русских, причем как мужчин, так и женщин. Другой итальянский путешественник Альберто Кампенце в отчете для папы Климента VII пишет о прекрасно поставленной москвичами пограничной службе, запрещавшей употребление алкоголя, кроме праздников, но чаще из всего побеждает нравственность русских. «Обмануть друг друга, поклоняясь страшным, гнусным преступлением, — пишет Кампенце. — Прелюбодеяние, насилие и публичная аренда тоже очень редки. Антириальные пороки совершенно неизвестны, а не слышал о присяге и богохульстве.

Новые приказы

Внешние атрибуты играли значительную роль в возвышении царя в глазах народа. Об этом знала Софья Фоминична на примере византийских императоров. Великолепный дворцовый церемониал, роскошные царские одежды, богатое дворовое убранство — всего этого не было в Москве.Иван III, будучи могущественным государем, жил не намного шире и богаче бояр.Речи ближайших подданных раздавались простодушно-некоторые из них происходили так же, как великий князь, от Рюрика.Муж много слышал о любезности византийских самодержцев от жены и от пришедших с ней людей. Наверное, он хотел стать здесь «настоящим». Постепенно стали появляться новые обычаи: Иван Васильевич «стал держать себя великим», перед послом «царь» говорил, иноземных гостей принимал с особой пышностью и торжественностью, в особой грации повелевал целовать царскую руку. Чуть позже появятся придворные чины — подстилка, ясли, конюшня, и государь пожалуется на бояр за заслуги.
Через некоторое время Софью Палеолог назовут интриганкой, она обвинит ее в гибели Ивана Молодого и оправдает «неиспытаний» в состоянии своего колдовства. Однако этот брак по расчету продлится 30 лет и станет, пожалуй, одним из самых значимых брачных союзов в истории.

Игра престолов: Софья Палеолог против Елены Волошанки и «Джигида»

«Ерессы слияния», религиозно-политическое течение, существовавшее в России в конце XV века, до сих пор таит в себе немало загадок.В истории нашего государства ему суждено было стать знаковым явлением.

Источники

Оппозиционные движения в России появились давно. В конце XIV века в Пскове и Новгороде, центрах свободы, существовало течение «Стренгольников», которое было протестом против церковного мзомфанства и сострадания. Псковские диаконы Никита и Карп усомнились в таинстве, совершаемом официальными служителями культа: «Недостойно сущности пресвитера мы поставили на МЖДЭ; недостойно их ни сходиться вместе, ни катьи, ни крестить из них вместилища.

Так получилось, что именно Православная Церковь, определяющая образ жизни в России, стала яблоком раздора для различных мировоззренческих систем. Через столетие после деятельности Стригольникова последователи Нила Соровского, известные своими идеями о «инкубации», заявляются.Они выступали за отказ церкви от накопленных богатств и призывали священнослужителей вести более скромную и праведную жизнь.

Хула на церковь

Все началось с того, что игумен Геннадий Гонзов призванное архиепископским служением, называвшее современников «кровожадным унынием преступников против церкви», вдруг обнаружило брожение умов в пастве.Многие священники перестали коммитировать, а другие и вовсе порочили иконы. Также были замечены любители еврейских обрядов и каббалы.

Более того, местный игумен Захария обвинил архиепископа в том, что его поставили на должность за взятку. Горзов решил наказать чемпиона мелом и отравил его в звено. Однако в дело вмешался великий князь Иван III и защитил Жарию.
Архиепископ Геннадий, встревоженный разгулом еретиков, обратился за поддержкой к иерархам Русской Церкви, но реальной помощи не получил.Здесь свою роль сыграл Иван III, который по политическим мотивам явно не хотел терять связи с Новгородом и Москвой, многие из которых были причислены к «сектантам».

Однако у Архиепископа был сильный союзник в лице Иосифа Санина (Волочского) — религиозного деятеля, отстаивавшего позицию укрепления церковной власти. Он не побоялся обвинить самого Ивана III, допуская возможность неповиновения «неправедного государя», ибо «такой царь не раб Божий, а черт, и не царь там есть, а мучитель.

Оппозиционер

Одну из важнейших ролей в противостоянии церкви и движению «жидди» сыграл twum deque и дипломат Федор Курицын, — «Глава еретиков», как называл его архиепископ Новгородский.

Именно курицынских церковников обвинили в насаждении среди москвичей еретического учения, которое он якобы принес из-за границы.В частности, ему приписывали критику святых отцов и отрицание монашества.Но дипломат не ограничился пропагандой антиклерикальные идеи.

Здесь или заговор?

Но была еще одна особа, вокруг которой собрались еретики и морозилки — невестка Ивана III и Мать Дмитрия Княгиня Тверская Елена Волошанка. Она имела влияние на государя и ее преимущество, по мнению историков, пытались использовать в политических целях.

Ей это удалось, хотя победа была недолгой. В 1497 г. печать Курицына привезла грамоту Ивана III на великий съезд Дмитрия. Интересно, что на этой печати фигурирует двуглавый орел — будущий герб Российского государства.

Коронация Дмитрия в соправительницы Ивана III прошла 4 февраля 1498 года. Софья Палеолог и ее сын Василий на нее приглашены не были. Незадолго до назначенного события государь раскрыл заговор, в котором его супруга пыталась сорвать законный престол. Часть заговорщиков была казнена, а Софья и Василий оказались в опале. Однако историки утверждают, что некоторые обвинения, в том числе в попытке отравить Дмитрия, были завышены.

Но придворные интриги между Софьей Палеолог и Еленой Волошанки не закончились.На политическую арену не без участия вновь выходят Софья, Геннадий Ушедший и Иосиф Волоцкий, которые заставили Ивана III заняться делом «еретиков сплава». В 1503 и 1504 годах созываются соборы против ереси, на которых решается судьба курицынской партии.

Русская инквизиция

Архиепископ Геннадий был ревностным сторонником методов испанского инквизитора Торквемады, в пылу полемики убеждал митрополита Зосиму адаптировать строгие меры в условиях православной ереси.

Однако митрополит, заподозренный историками в симпатиях к еретикам, хода этому процессу не дал.
Принципы «карающего меча церкви» не менее последовательно проводил Иосиф Волоцкий. В своих литературных произведениях он неоднократно призывал «выдающегося зажигателя предать» смуту, ведь правил палачом Дворца сам «Святой Дух». Под его обвинения попали даже «не свидетели» против еретиков.

В 1502 году борьба церкви с «джигидами» наконец нашла отклик у новых митрополитов Симона и Ивана III.Последний после долгих колебаний лишает Дмитрия Великого Дуги Сана, и вместе с матерью отправляет в тюрьму. Софья ищет своего спутника Василия.

Соборы 1503 и 1504 годов в силе воинствующих защитников Православия превращаются в эти процессы. Однако если первый собор ограничивается только дисциплинарными мерами, то второй приводит в движение карающую маховиковую систему. Ересь, подрывающая не только авторитет Церкви, но и основы государственности, должна быть искоренена.

По решению Собора главных еретиков — Ивана Максимова, Михаила Коноплева, Ивана Волка сожгли в Москве, а Некраса Рукавта казнили в Новгороде, предварительно отрезав ему язык. На сожжении Юрьевского архимандрита Кассиана настаивали и духовные инквизиторы, но судьба Федора Курицына нам не известна.

Софья Палеолог была одной из самых значительных фигур на русском престоле по своему происхождению, личным качествам, а также по талантливым людям, которых она привлекала на службу к московским правителям.Эта женщина обладала талантом государственного деятеля, умела ставить цели и добиваться результатов.

Семья и происхождение

Византийская императорская династия палеологов Правит на протяжении двух столетий: от изгнания крестоносцев в 1261 году до взятия Константинополя турками в 1463 году.

Дядя Софьи Константин XI известен как последний император Византии. Погиб при взятии города турками. Из сотен тысяч жителей на обороне было всего 5000, иностранные моряки и наемники во главе с Императором сами сражались с захватчиками.Видя, что враги победили, Константин в отчаянии воскликнул: «Город пал, а я еще жив», после чего, выскочив из знаков императорского достоинства, бросился в бой и был убит.

Отец София, Фома Палеолог, был правителем Морского Деспоталя на полуострове Пелопоннес. По словам матери, Екатерины Ахайской, девочка происходила из знатного генуэзского рода центурионов.

Точная дата рождения софьи неизвестна, но ее старшая сестра Елена родилась в 1531 году, а братья — в 1553 и 1555 годах.Поэтому наиболее вероятны те исследователи, которые утверждают, что на момент замужества с Иваном III в 1572 г. ей было, по понятиям того времени, довольно много лет.

Жизнь в Риме

В 1453 году турки захватили Константинополь, а в 1460-х годах вторглись на Пелопоннес. Томасу удалось сбежать вместе с семьей на остров Корфу, а затем в Рим. Чтобы обеспечить расположение Ватикана, Фома принял католицизм.

Томас и его супруга умерли почти одновременно в 1465 году.София и ее братья находились под покровительством папы римского Павла II. Подготовку молодых палеологов поручили греческому философу Виссариону Нике, автору проекта православной и католической церквей. Византия в 1439 г. пошла на этот шаг, заплатив за поддержку в войне против турок, но никакой помощи не оказала европейским правителям.

Старший сын Фомы Андрей был законным наследником Палеологов. Впоследствии он умудрился упустить из Сикта IV два миллиона дукатов на военную экспедицию, но я их потратил на другие цели.После этого скитался по европейским дворам в надежде найти союзников.

Брат Андрей Мануил вернулся в Константинополь и уступил престол султану Баязиду II в обмен на содержание.

Брак с великим князем Иваном III Папа Павел II рассчитывал выдать Софью Палеолог замуж, чтобы с ее продвижением расширить свое влияние. Но хотя папа дал ему 6 тысяч дукатов, за ним не было ни земли, ни военной силы. Она обладала знаменитым именем, которое только пугало греческих правителей, не желающих ссориться с Османской империей, а от браков с католиками Софья отказывалась.

В 1467 году 27-летний московский великий князь Иван III был широк, а через два года греческий посол предложил ему брачный проект с византийской принцессой. Великой княгине подарили миниатюрный портрет Софьи, и он дал согласие на брак.

Петрагарк писал о Риме Возрождения: «Достаточно увидеть Рим, чтобы потерять веру». Этот город был местом сосредоточения всех пороков человечества, а во главе морального разложения стояли понтифики католической церкви.Софья получила воспитание в униатском духе. Все это было хорошо известно в Москве. Несмотря на то, что невеста в пути постоянно демонстрировала свою приверженность православию, митрополит Филипп отнесся к этому браку с неодобрением и уклонился от венчания царственной четы. Обряд совершил протопоп Коломенской Асии. Свадьбу производили сразу в день приезда невесты — 12 ноября 1472 года. Такая спешка объяснялась тем, что это был праздник: день памяти Иоанна Златоуста — святого покровителя великого князя.

Несмотря на озабоченность ревнивостью православия, София никогда не пыталась создать почву для религиозных конфликтов. По преданию, она привезла с собой несколько православных святынь, в том числе византийскую чудотворную икону Божией Матери «Благодатное небо».

Роль Софьи в развитии русского искусства

Приехав в Россию, Софья узнала о проблеме отсутствия достаточно опытных архитекторов для строительства крупных зданий. Приглашали мастеров из Пскова, но Псков стоит на известняковой основе, а Москва — на хрупких глинах, песках и торфяниках.В 1674 году почти достроенный Успенский собор Московского Кремля рухнул. Софья Палеолог знала, кто из итальянских специалистов мог решить эту задачу. Одним из первых приглашенных был Аристотель Фиоравати – талантливый инженер и архитектор из Болоньи. Помимо многих зданий в Италии, он также спроектировал мосты через Дунай во дворе венгерского короля Матиаша Корвина.

Может быть, Фиореманати и не согласился бы приехать, но незадолго до этого его ложно обвинили в продаже фальшивых денег, к тому же при Сиксте IV начала набирать силу инквизиция, и зодчий считался поехавшим с ним на Русь.

Для строительства Успенского собора Фиореванти поставили кирпичный завод и определили в качестве подходящих месторождений белого камня в мечкове, откуда за сто лет до того брали строительный материал для первого каменного Кремля. Храм внешне подобен древнему Владимирскому Успенскому собору, но внутри не был разделен на маленькие помещения, а представлял собой один большой зал.

В 1478 году Фиораванти в качестве начальника артиллерии участвовал в походе Ивана III на Новгород и обрушил понтонный мост через реку Волхов.Позже Фиореванти участвовал в походах на Казань и Тверь.

итальянских зодчих перестроили Кремль, придав ему современный вид, десятки храмов и монастырей. Они учли русские традиции, гармонично сочетая их со своими новинками. В 1505-1508 годах кремлевский собор Михаила Архангела был перестроен под руководством итальянского зодчего Алевиона. Архитектор оформил конкурс не так, как раньше, гладкими, а в виде ракушек. Эта идея мне так понравилась всем, что впоследствии использовалась повсеместно.

Участие Софии в конфликте с Ордой

В. Н. Татищев передает свидетельство о том, что под влиянием Ивана III Жена отказалась платить дань голденопскому хану Ахмату. Именно Софья Горькая плакала о зависимом положении государства русского, а Иван, воруя, пошел на конфликт с Ордан-ханом. Если это правда, то Софья действовала под влиянием европейских политиков. События задавались так: в 1472 году татарский набег был отбит, но в 1480-м Ахмат отправился на Москву, заключив союз с королем литовским и польским Казимиром.Иван III вообще не был конфликтным в исходе конфликта и отправил жену с казной на Белоозеро, в одной из летописей даже отмечается, что великий князь запаниковал: «Ужас Гвоздь на Хи, и Ужас Бурегат, и Его Великая Княгиня Роман и КазНУ с ее послом на Белоосеро».

Венецианская республика активно ищет союзника, который помог бы остановить продвижение турецкого султана Мехмеда II. Посредником в переговорах был авантюрист и купец Джованни-Бюттист делла Вольпе, имевший имение в Москве, известный здесь как Иван Фрязин и именно он был послом, подсадил жениха и главу свадебного кортежа Софии Палеолог.Согласно русским источникам, Софья любезно приняла членов венецианского посольства. Из всего вышесказанного следует, что венецианцы вели двойную игру и предприняли попытку Великой княгини вкрутить Россию в тяжелый конфликт с плохой перспективой.

Впрочем, московская дипломатия тоже времени не теряла: к союзу с русскими был причастен крымский Ганице Гиреев. Поход Ахмата закончился «стоянием в разбойнике», в результате чего хан отступил без генерального сражения.Обещанной помощи от Казимира Ахмат не получил из-за нападения на его Землю союзного Ивана III Менгли Хира, а узбекский правитель Мохаммед Шеебани напал на его же тыл.

Сложности семейных отношений

Первые двое детей Софьи и Ивана были девочками, они умерли в младенчестве. Существует предание, что юной княгине было видение преподобного Сергия Радонежского — покровителя Московского государства, и после этого знамения она родила Сына — будущего Василия III.Всего в браке родилось 12 детей, из них 4 умерли в младенчестве.

От первого брака с тверской княгиней Иван III был сыном Ивана Молодого — наследника престола, но в 1490 году заболел подагрой. Из Венеции выписан врач Маста Леон, который направляется на выздоровление. Лечение проводилось такими методами, что здоровье князя окончательно погубили, и в возрасте 32 лет Иван Барахло в страшных муках умер. Врача публично казнили, а при дворе образовались две враждующие стороны: одна поддержала молодую великую княгиню и ее сына, другая — Дмитрия, малолетнего сына Ивана младшего.

Несколько лет Иван III колебался, кому отдать предпочтение. В 1498 году великий князь короновал внука Дмитрия, через год передумал и короновал Василия, сына Софьи. В 1502 году он приказал заточить Дмитрия и его мать, и только через год Софья Палеолог умерла. Для Ивана это был тяжелый удар. В Травре великий князь совершил ряд паломнических поездок по монастырям, где усердно молились. Он умер через три года в возрасте 65 лет.

Какой была внешность Софии Палеолог

В 1994 году были извлечены и изучены останки Принцессы.Криминалист Сергей Никитин восстановил его внешний вид. Он был невысок — 160 см полного телосложения. Это подтверждает и итальянская летопись, которая молча называет Софью Толстой. В России были другие каноны красоты, которым принцесса полностью соответствовала: полнота, красивые, выразительные глаза и красивая кожа. Возраст определялся в 50-60 лет.

Резюме Царь Федор Иоаннович А.К. Толстой ❤️

А.К. Толстой
Царь Феодор Иоаннович
В доме Ивана Петровича Шуйского, в присутствии многих священнослужителей и некоторых бояр, решают развестись Федора Иоанновича с Государыней, сестрой Годуновой, благодаря которого, судя по всему, держит Борис.Они составляют бумагу, где, помня о бесплодии царицы и юного Деметрия, просят царя снова жениться. Головин намекает Шуйскому на возможность поставить Димитрия вместо Федора, но получает суровый отпор. Княгиня Мстиславская обновляет гостей, пьет за здоровье Федора. Шаховского, жениха Мстиславской, сваха Волохова называет местом тайной встречи. Иван Петрович посылает митрополиту прошение, сетуя на необходимость погубить царицу. Федюк Старков, его дворецкий, докладывает об увиденном Годунову.Он, получив из Углича сведения о сношении Головина с Нагим и видя угрозу его власти, объявляет своим последователям, Луп-Клешнину и князю

Туренскому, о решении примириться с Шуйским. Приходит Федор, жалуется на колющую лошадь. Появляется царица Ирина, которой Федор лукаво сообщает о прекрасной Мстиславской, увиденной им в церкви, и тут же уверяет царицу, что она для него самая красивая. Годунов говорит о желании примириться с Шуйским, и царь с радостью берется устроить дело.
Федор объявляет о своем намерении примирить Годунова с Шуйским и просит помощи у митрополита Дионисия и других клириков. Дионисий упрекает Годунова в притеснении церкви, снисхождении к еретикам и возобновлении сбора податей, от которых церковь была освобождена. Годунов преподносит ему защитные грамоты и отчеты о предпринятых гонениях за ересь. Царь просит поддержки у Ирины и бояр. Сопровождаемый народным энтузиазмом, приходит Иван Петрович Шуйский.Федор упрекает его в неявке Думы, Шуйского отговаривают от невозможности поддержать Годунова. Федор, вспоминая Писание и призывая свидетелей клириков, говорит о пользе примирения, а смиренный Годунов предлагает Шуйскому согласие. Шуйский упрекает его в нежелании разделить управление государством, которое Иоанн завещал пяти боярам: Захарьину (умершему), Мстиславскому (насильно постригшему), Бельскому (сосланному), Годунову и Шуйскому. Годунов, оправдываясь, говорит о гордыне Шуйского, что он воспользовался единоличной властью на пользу России, на что указывает и свидетельство; он добавляет, что трудная задача привести в порядок беспорядочное состояние не удалась только Шуйскому.А когда Иван Петрович призывает своего митрополита-единомышленника, тот докладывает о действиях Годунова в пользу церкви и склоняет Шуйского к миру. Ирина, показывая вышитый покров псковской раки, признается, что это ее молитвенный обет о спасении Шуйского, осажденного когда-то литовцами в Пскове. Взволнованный Шуйский готов забыть былую вражду, но требует от Годунова гарантий безопасности своим соратникам. Годунов ругается и целует крест. Пригласить на выборную из толпы привел Шуйского.Федор разговаривает со стариком и не знает, как его остановить, в племяннике узнает купца Красильникова, оплакивавшего его недавно медвежьим боем, вспоминает брата Голубя, победившего в кулачном бою Шаховского, — ни разу Годунову и Шуйскому удалось вернуть царя к тому, к чему был призван избранный. Шуйский объявляет о примирении с Годуновым, купцы волнуются («Вы с нашим народом головы наши»), Шуйского раздражает недоверие к человеку, только что поклявшемуся на кресте.Купцы просят защиты у царя Годунова, но он отправляет их к Борису. Борис приказывает записать имена купцов. Шуйского раздражает недоверие к человеку, только что поклявшемуся на кресте. Купцы просят защиты у царя Годунова, но он отправляет их к Борису. Борис приказывает записать имена купцов. Шуйского раздражает недоверие к человеку, только что поклявшемуся на кресте. Купцы просят защиты у царя Годунова, но он отправляет их к Борису.Борис приказывает записать имена купцов.
Ночью в Шуйском саду княгиня Мстиславская с Василисой Волоховой ждут Шаховского. Он приходит, говорит о любви, о том, с каким нетерпением ждет свадьбы, смеется над ней и шутит с ней. Прибегает Красильников, впускает, Шаховская исчезает, звонит Ивану Петровичу и сообщает, что все, кто был с царем, схвачены по приказу Годунова. Ошарашенный Шуйский приказал поднять Москву Годунову.Он икнул о Дмитрии Головине, тот резко обрывается и, заявив, что Борис обманул себя, идет к королю. Остальные бояре тем временем обсуждают петицию, ища новую царицу. Василий Шуйский называет княгиню Мстиславской. Ее брат решается не сразу, желая найти хотя бы повод для ссоры с Шаховским. Пока он колеблется, Головин вписывает в прошение имя княгини. Появляется Шаховской, заявляя, что невеста не откажется. Княгиня и Волохова тоже нашлись.При общем крике, взаимных угрозах и упреках Шаховская хватает письмо и убегает. Годунов представляет царю государственные бумаги, в содержание которых не вдается, но соглашается с решениями Бориса. Царица Ирина рассказывает о письме из Углича от овдовевшей царицы с просьбой вернуться с Дмитрием в Москву. Федор поручал дело Борису, но Ирина требует от него решения «семейного дела»; Федор спорит с Борисом и раздражается его настойчивостью.Приходит Шуйский, жалуется на Годунова. Он не открывает, поясняя, что купцов берут не за прошлое, а за попытку расстроить мир между ним и Шуйским. Царь готов простить Годунова, считая, что они просто не поняли друг друга, но неумолимое требование оставить царевича в Угличе окончательно злит царя. Годунов говорит, что уступает место Шуйскому, Федор умоляет его остаться, Шуйский, обиженный поведением царя, уходит. Клешнин приносит письмо Головина Нагима, отправленное из Углича, Годунов показывает его царю, требуя взять Шуйского под стражу и, может быть, казнить.В случае отказа грозится уйти в отставку. Потрясенный Федор после долгих раздумий отказался от услуг Годунова.
Иван Петрович Шуйский утешает княжну Мстиславскую: он не допустит ее брака с царем и надеется, что Шаховской не донесет о них. Отпустив княгиню, он принимает бояр и бегущих Красильникова и Голубку и, предполагая смещение немощного Федора и воцарение Димитрия, определяет каждой задачей. Покойный Годунов, сидя дома, спрашивает Клешнина о Волоховой, и много раз повторяет, «чтоб она родила князя.Клешнин отправляет Волохова к УГЛИЧУ с новой матерью, приказывает ему беречься и намекает, что, если страдающий царевич, страдалец, убьет себя, она не будет спрошена. Между тем Федор не может разобраться в предъявленных ему бумагах. Приходит Клешнин и сообщает, что Борис болен беспорядком, а Шуйского надо немедленно посадить в тюрьму за намерение возвести на престол Димитрия. Федор не верит. Входит Шуйский, которому Федор говорит о доносе и просит его оправдаться.Князь отказывается, царь настаивает, Клешнин дразнит. Шуйский признается в мятеже. Федор, опасаясь, что Годунов накажет Шуйского за измену, заявляет, что он сам приказал посадить князя на престол, и вытесняет потрясенного Шуйского из комнаты. В царские покои врывается Шаховская и просит вернуть ему невесту. Федор, поймав подпись Ивана Петровича Шуйского, плачет и не слушает рассуждений Ирины о нелепости бумаги.Оградив Ирину от оскорблений, он подписал приказ Борисова, повергнув в ужас ее и Шаховского. На мосту через реку старик бунтует народ за Шуйского, гусляр поет о его доблести. Проходит гонец с известием о наступлении татар. Князь Туренен со стрельцами ведет Шуйского в тюрьму. Избитый стариком народ хочет освободить Шуйского, но тот говорит о своей вине перед «святыми»
Клешнин докладывает Годунову, что Шуйские и их сторонники брошены в тюрьму, и представляет Василия Ивановича Шуйского.Он крутит дело так, как будто начал прошение во благо Годунова. Поняв, что Шуйский в его руках, Годунов отпускает его. Царица Ирина приходит заступиться за Ивана Петровича. Годунов, понимая, что Шуйский не перестанет ему противоречить, непреклонен. На площади перед собором нищие рассказывают о смене неугодного Годунову митрополита, о казни купцов, стоявших за Шуйским. Царица Ирина приводит Мстиславскую просить Шуйского.Из собора выходит Федор, отслужив панихиду по царю Ивану. Принцесса бросается на ноги. Федор посылает за Шуйским князя Турена. Но Туренейн сообщает, что Шуйский ударил ночью, упрекал, что проглядел (потому что отбивал толпу, привезенную к Шаховскому острогу, и отбивался, только расстреляв Шаховского). Федор бросается к Турено, обвиняя его в убийстве Шуйского, и угрожает расстрелом. Гонец приносит письмо из Углича о смерти царевича.Потрясенный король хочет сам узнать правду. Приходит сообщение о приближении хана и скорой осаде Москвы. Годунов предлагает прислать Клешнина и Василия Шуйских, и Федор уверяется в невиновности Годунова. Княгиня Мстиславская говорит, что собирается постричься.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.