Слово о полку игореве часть 3 стих: Краткое содержание «Слово о полку Игореве»

Содержание

Андрей Чернов. ПРОПОРЦИИ «СЛОВА О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ»

Проверили с С. Л. Николаевым пропорции нашей стиховой разбивки «Слова о полку Игореве».
Результат получился удивительным. (Хотя и… предсказуемым. См. слоговые пропорции по реконструкции А.В. Дыбо. Ссылка ниже.)
При делении целого (703 стиха) на число Пи получаем 223, 8, то есть 224 стиха.
Первая и третья части оказались равны диаметру всего текста.
Радиус текста (112 стихов) точно равен Золотому Слову (VI песнь).
Именно такие пропорции обнаруживаем в членении западного фасада церкви Успения Богородицы в Старой Ладоге (XII в.).
Это то, что мне случилось назвать «серебряным сечением» (сумма текста как некая длина окружности минус ее «диаметр»). В «Слове» по реконструкции А. В. Дыбо это были строки «Уже бы Сула не течеть / сребряными струями…» Вот в честь этого и сечение серебряное.
…Вновь подтвердилось, что СПИ написано в XII веке. Второй вывод: текст дошел целиком, лишь с небольшими грамматическими поновлениями XVI века.


.
ЗЫ: только не надо думать, что поэт что-то высчитывал: он «выстреливает на звук» и попадает в математическую гармонию, как в копеечку.
Книга Николаева тут:
http://wp.me/p2IpKD-1sB

Слоговые пропорции «Слова» по реконструкции А.В. Дыбо в моей книжке «Хроники изнаночного времени» (со с. 148)
http://chernov-trezin.narod.ru/Hroniki.pdf

О «серебряном сечении» подробнее тут:
http://chernov-trezin.narod.ru/ZS.htm

СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ
в стиховой разбивке А. Ю. Чернова и С. Л. Николаева

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОХОД
I песнь
I.1 – 37 стихов
I.2 – 18 стихов
I.3 – 18 стихов
В песни 73 стиха

II песнь
II.1 – 22 стиха
II.2 – 29 стихов
II.3 – 23 стиха
В песни 74 стиха

III песнь
III.1 – 26 стихов
III.2 – 19
III.3 – 33 стиха
В песни 78 стихов

В первой части 225

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. БИТВА
IV песнь
IV.1 – 26 стихов
IV.2 – 16 стихов
IV.3 – 21 стих
В песни 63 стиха

V песнь
V.1 – 28 стихов
V.2 – 21 стих
V.3 – 30 стихов
В песни 79 стихов

VI песнь
VI.1 – 47 стихов
VI.2 – 30 стихов
VI.3 – 35 стихов
В песни 112 стихов
Во второй части 254 стиха

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВОЗВРАЩЕНИЕ
VII песнь
VII.1 – 31 стих
VII.2 – 40 стихов
VII.3 – 10 стихов
В песни 81 стих

VIII песнь
VIII.1 – 43 стиха
VIII.2 – 16 стихов
VIII.3 – 14 стихов
В песни 73 стиха

IX песнь
IX.1 – 23 стиха
IX.2 – 25 стихов
IX.3 – 22 стиха
В песни 70 стихов

Во третьей части 224 стиха

После проверил пропорции «Слова о полку Игореве» в реконструкции лингвиста С. Л. Николаева уже по-иному: А) по реконструированным Сергеем Львовичем ударениям; В) по слоговой системе. Результат тот же, что и при анализе нашей с ним стиховой разбивки текста (которая в свою очередь определена «нагелями» – односложными звуковыми повторами в смежных строках.

А строк без смежных нагелей в «Слове» просто нет. Текст скреплен ими, как доски в ладье деревянными гвоздями: две соседних доски проткнуты как минимум одним звуковым повтором. Первая скреплена гвоздем-нагелем со второй, другим гвоздем — вторая с третьей, третьим – третья с четвертой… И так все 703 строки. До самого аминя.

Такой вот секрет мнемоники, секрет корабельной гибкости и крепости текста.

СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ
по ударениям в реконструкции С. Л. Николаева

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОХОД
I песнь – 307 ударений

II песнь – 337
III песнь – 351
Всего 995

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. БИТВА
IV песнь – 278
V песнь – 332
VI песнь – 495
Всего 1105

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВОЗВРАЩЕНИЕ
VII песнь – 345
VIII песнь – 300
IX песнь – 315
Всего – 960

Всего в тексте 3060

Диаметр текста
3060 : Пи = 974,3

Среднеарифметическое суммы Первой и Третьей частей 977,5
Отклонение от идеального диаметра в три слога.

Радиус 487,0
1 % – 31 ударение, то есть отклонение от идеальных пропорций менее 0,5%

СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ
по числу слогов в реконструкции С. Л. Николаева

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОХОД
I песнь – 692 слогов
II песнь – 715
III песнь – 742
Всего 2149

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. БИТВА
IV песнь – 635
V песнь – 720
VI песнь – 1054
Всего 2409

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВОЗВРАЩЕНИЕ
VII песнь – 754
VIII песнь – 671
IX песнь – 656
Всего – 2081

Всего в тексте 6639 слогов

1 % – 66,4 слога.
Отклонение от идеальных пропорций около 1 %

Диаметр текста
6639 : Пи = 2113,3

Среднеарифметическое суммы Первой и Третьей частей 2115 слога
Отклонение от идеального диаметра менее 2 слогов.

Радиус 1056,6
Отклонение Золотого слова (VI песнь) от идеального радиуса менее 3 слогов

СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ
количество лексических ударений
по реконструкции С. Л. Николаева
(все автономные ударения и автоматические ударения форм-энклиноменов, совпадающие по месту с метрическими)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОХОД

I песнь – 226 ударений
II песнь – 225
III песнь – 236
Всего 687

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. БИТВА

IV песнь – 210
V песнь – 233
VI песнь – 332
Всего 775

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВОЗВРАЩЕНИЕ

VII песнь – 250
VIII песнь – 219
IX песнь – 211
Всего – 680

Всего в тексте 2142 ударений

Диаметр 681,8 (при этом Первая часть 687, а третья 680 ударений)
Радиус 340,9 (это VI песнь + 9 ударений)

Принципиально тот же результат по пропорции слогов был получен мною при анализе реконструкции текста «Слова», выполненного мною совместе с А. В. Дыбо (Чернов А. Хроники изнаночного времени. СПб. 2006. С. 163–165.)

Нажмите для доступа к Hroniki.pdf

В той книге я пришел к такому выводу: «Слово» повторяет устройство и пропорции древнерусских трехнефных крестово-купольных храмов XII века.

Кстати, именно такую композицию (три части по три главы в каждой) первоначально намеревался придать «Евгению Онегину» А. С. Пушкин. Православный храм, как писал Д. С. Лихачев, — модель вселенной. Можно сказать, что домонгольский храм — действующая ее модель. Если в «Слове о полку Игореве» обнаруживается та же пропорциональная система, что и в системе древнерусских саженей (и в созданных на ее основе храмах), это должно означать, что «Слово» или написано под непосредственным влиянием гармонических особенностей древнерусской архитектуры, или гармония средневекового византийско-русского зодчества и гармония поэтического слова восходят к неким неизвестным нам пропорциональным законам, в основе которых лежат золотое сечение и число π. Второе, впрочем, отнюдь не противоречит первому. Поскольку пропорции саженей антропоморфны, можно предположить, что сама архитектура домонгольских храмов должна была воздействовать на человека (и воздействует до сих пор) как некий резонатор (физическое действие и сам механизм которого нам неведом, хотя сегодня и нет недостатка в псевдонаучных спекуляциях на этот предмет).
Пропорции «Слова» свидетельствуют, что древнерусский текст дошел до нас без радикальной редактуры» (С. 167).

Разумеется, никакого числа Пи автор не знал, во всяком случае в значении 3,14. (Впрочем, судя по тексту, образование у него отменное: мышление соответствовало размаху ойкумены.) И по логарифмической линейке части поэмы не высчитывал. Он Моцарт, а не Сальери. Просто «стрелял на звук», но попадал не в белый свет, а в золотую копеечку мировой гармонии.
Странно, что поэту отказывают в том умении, которое признают за стрелком спецназа, умением попадать в цель, не целясь.

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Похожее

Слово о полку Игореве — слушать аудиокнигу онлайн

01 — Лихачев дмитрий о Слове

02 — Текст и перевод

03 — Переложение Аппалона Майкова

04 — Переложение Заболоцкого

05 — Объяснительный перевод

00:32

01 -источник

37:37

03Жуковский

44:37

04 Заболоцкий

33:58

05Шкляревский

Слово о полку Игореве (переложение в прозе).

Предлагаем читателям перевод «Слова о полку Игореве», выполненный в прозе писателем и исследователем древнерусской литературы Валерием Борисовичем Темнухиным. На сегодняшний день существует несколько сотен переводов «Слова о полку Игореве» на различные языки (многие из них представлены на сайте «Параллельный корпус переводов „Слова о полку Игореве“»). Почему же Валерий Темнухин взялся за столь не простой труд по выполнению еще одного варианта перевода? По его мнению, во многих присутствуют искажения смысла первоисточника поэтами-переводчиками из-за их стремления украсить текст словами из древнерусского языка. В ранее опубликованной на сайте статье «Проблема переложения и современного издания «Слова о полку Игореве» Темнухин сформулировал некоторые требования, которым на фоне современных социально-политических реалий должно удовлетворять переложение «Слова о полку Игореве».
Редакция сайта «Западная Русь» во многом согласна с Валерием Темнухиным, и считает, что такой прозаический вариант перевода на современный русский язык, точно передающий смысл великого литературного памятника, тоже нужен. После того, как массовому читателю будет понятен смысл произведения, гораздо больше людей потрудится вникнуть в красоту древнерусского слова в самом первоисточнике.

 
Валерий Темнухин

 СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ

(переложение в прозе)

 

Иллюстрация «Слова о полку Игореве». В. Фаворский. 1954 г

 

Зачин

1

   Не будет ли достойно и во благо нам, братья, начать, как и до нас было принято – старинными словами – трудные, горькие рассказы-песни о походе Игоревом, Игоря Святославича, князя Новгород-Северского? Начаться же тем песням по правде нашего времени, а не по замыслу Бояна. Ведь Боян вещий, желая правильно увидеть будущее, если кому хотел песнь сложить, то мыслью своей разбегался по древу жизни до неба. Быстро и незаметно, неотступно, как серый волк, бежала мысль Бояна по земле и, казалось, взлетал его запев   сизым орлом под облака, высокими помыслами вдохновлённый. Говорил тогда певец, что вспоминаются ему боевые дни времён изначальных, истоки славы нашей. И в тот миг выпускает, бывало, 10 соколов на злобную лебединую стаю, грозящую нам: который из них первым достигает цели, тому прежде всех и песнь в знак покорности стая лебедей поёт – посвящая её старому ли Ярославу Мудрому, в походах и победах сделавшему Русь единой и могучей; родному ли брату Ярослава Мудрого, Мстиславу Храброму, зарезавшему в поединке Редедю, вождя кавказцев-касогов, перед самым военным походом тех на Русь; пригожему ли собой Роману Святославичу, внуку Ярослава Мудрого, погибшему в бою, но не сдавшему степнякам-половцам Тмутаракани, где он княжил. А ведь Боян, братья, не 10 соколов на стаю лебедей выпускал, но кончики пальцев рук своих к струнам гуслей легко и восторженно прикладывал. И, казалось, все они – и струны, и пальцы – сами, словно живые люди, – князьям заслуженную песню славы громко и торжественно пели. Воздавая должное нынешним князьям русским, не такова будет песнь наша…

2

   Так начнём же, братья, рассказывать повесть эту, и поведём её от былого князя нашего Владимира Святославича «Красное Солнышко» до потомка его в пятом колене, нынешнего Игоря Святославича, который, как и далёкий предок его, силою своей возвысил ум свой как боевой стяг, и сердце закалил и заострил мужеством; и, наполнившись до предела ратным духом, задумал навести удары своих самых храбрых полков на землю Половецкую за землю Русскую.

3

   Тогда, собрав лучших воинов своих, Игорь взглянул на светлое Солнце полуденное и увидел, как померкло оно в полном затмении, и все воины у князя оказались зловещим сумраком прикрыты. И обратился Игорь с речью к дружине своей: «Братья! И друзья мои! Лучше уж убитым быть, нежели быть пленённым врагами; так сядем же, братья, на своих резвых коней, да и посмотрим на синий Дон – оплот владений половецких. И сокрушим его». И сдался ум князя; уступил, словно похоти, страстному желанию воевать с половцами; и жалко ему показалось отказаться от похода задуманного, и эта жалость была сильнее небесного знамения – так хотелось почувствовать вкус победы, отведать Дона Великого, что через всю Половецкую землю течёт. «С вами, русичи, хочу ведь, – говорил князь, – копьё преломить на дальнем рубеже поля Половецкого, из конца в конец все владения половцев покоряя! Хочу или главу свою сложить, или вместе с вами зачерпнуть боевым шлемом воды из Дона и вдоволь напиться её в знак полной победы».

4

   О Боян, соловьиная песнь, лучший певец старого времени! Вот бы ты сейчас полки русские песней призывной вдохновил, порхая, как соловей, по древу высоких мыслей, умом летая под облаками, переплетая в песне славу прежних времён с нынешней, устремляясь по пути, указанному нам богом Триглавом. Да так, чтобы песнь эта летела по раздолью через поля бескрайние и взбиралась на горы заоблачные. Так бы можно было спеть для Игоря, того Триглава внука: «То не буря русских соколов промчала через поля широкие – половцы, как стаи галок, полетели к Дону Великому». Или так бы тебе песнь повернуть было, вещий Боян, внук Велеса: «Кони заржут за рекой Сулой, рубежом половецким – а уже звенит русская слава в Киеве; трубы военные затрубят в Новгороде-Северском – а уже стоят стяги боевые в Путивле, у рубежа половецкого!» Ведь неизбежная победа князя Игоря над кочевниками для всей Руси благом будет.

5

   Игорь ждёт милого брата Всеволода, друга своего, князя Курского и Трубчевского. И сказал ему Всеволод по прозвищу «Буй Тур»: «Один настоящий брат, один свет светлый в жизни – ты, Игорь! И оба мы одного рода – Святославичи! Святую славу русскую мы приумножать должны, а не смотреть, как наши земли кочевники разоряют! Так седлай, братец, своих резвых коней, а мои-то готовы уже, ещё в Курске осёдланы. А мои-то воины, кто из Курска, все опытны в деле ратном: рождены под звуки боевых труб, под боевыми шлемами воспитаны, с конца копья вскормлены; все пути им ведомы, и овраги им знакомы. И колчаны, в которых каждый воин стрелы носит, у них открыты – изготовлены к бою; и сабли вовсю заточены. Сами же они, воины мои, без лишнего окрика скачут в поле не хуже кочевников-половцев – как серые волки, желая добыть себе честь и доблесть в бою, а князю – боевую славу».

 

Князь Игорь. Иван Яковлевич Билибин. 1929

Поход

1

   Тогда, после доводов Всеволода, и вступил Игорь-князь в золотое стремя, приняв командование объединённым войском, и выступил в поход – поехал по чистому полю. Солнце, покрывшись сумраком, путь князю преградило – дороги войску во тьме не видно стало. Ночь, казалось, застонала от грозы и разбудила стонами своими притихших было птиц; свист звериный раздался – будто бы это божество степняков – Див – забрался на самую макушку дерева и кричит оттуда, поднимает всех врагов Руси по тревоге, велит им прислушаться – и дальним, не имеющим названия, землям; и Волге; и Приазовью; и землям половецким по пограничной с Русью реке Суле; и городам Сурожу и Корсуню в Крыму, торгующим русскими пленниками-рабами; и тебе, истукан Тмутараканский, кумир половцев! А половцы уже напролом, по бездорожью, через степи помчались к Дону Великому, силы собирая: скрипят в ночи их телеги, и можно сказать – то лебеди разъярённые кричат.

2

   А Игорь к Дону воинов ведёт!

3

   Уже грядущие беды Игоря, как пастух стадо, гоняют птиц – заставляют птичьи стаи перелетать по дубам, с дерева на дерево, не находя себе места и метаться вокруг и вдоль пути княжеского. Волки по оврагам воют – грозу чёрную, словно колдуны, навлекают на полки русские. Орлы криком своим призывают диких зверей на кости павших воинов, предчувствуя скорую гибель русского войска. Лисицы противно лают на русские кроваво-красные щиты.

4

   О, Русская земля! Уже ты за холмом, холмом рубежным на границе русской!

Триптих “Слово о полку Игореве“. “Затмение“ Вячеслав Назарук. 1985г

5

   Долго ночь не уходит, не спешит уступить своё место дню. Свет утренней зари затеплился, но мгла ещё плотнее поля покрыла. Песни соловьёв затихли; крики галок, словно половецкая речь, раздались вокруг. Русичи широкие поля своими кроваво-красными щитами, как стеной, перегородили, приставив их тесно друг к другу, в едином строю желая добыть себе честь и доблесть на поле брани, а князю – боевую славу.

6

   Спозаранок пятью полками своими растоптали, рассеяли русичи полки подлых половцев и, рассыпаясь, словно стрелы по полю, схватили молодых красивых девушек половецких, а с ними и золото, и шелка, и бархат. Дорогими покрывалами, и плащами, и дублёнками забросали грязь – словно дорогу верную проложили или мосты надёжные навели по болотам и низинам. И всякие узорочья половецкие – туда же. Они ли добыча для русского воина? Все знаки власти: багряный стяг половецкий, белая кочевая хоругвь, красный ханский бунчук, серебряное степное древко – вот добыча! – храброму Святославичу!

Дремлют в поле, радуясь победе, братья Ольговичи. Словно птицы, далеко забрались-залетели! Не было это гнездо храбрых порождено для того, чтобы обиду терпеть от птиц хищных – ни от смелого сокола, ни от гордого кречета. И ни от тебя, чёрный ворон, подлый половчанин!

   Но уже половецкий хан Гзак помчался, как серый волк, почуявший верную добычу, а старший хан Кончак прокладывает ему победный путь к Дону Великому.

7

   На другой день раньше обычного кровавые зори перед рассветом встают, чёрные тучи с моря идут, словно хотят прикрыть четыре солнца – четверых князей наших, которые в походе на половцев. А в тучах гневно трепещут синие молнии. Грому греметь, идти дождю – словно стрелами бить – надвигаясь с Дона Великого! Тут и копьям преломиться, тут и саблям затупиться в бою о шлемы половецкие, на реке проклятой, на реке кровавой, на Каяле – у Дона Великого!

8

   О, Русская земля! Уже ты за холмом, холмом рубежным на границе русской!

Триптих “Слово о полку Игореве“. “Битва“ Вячеслав Назарук. 1985г

9

   Вот уж ветры, Стрибожьи внуки, порывисто налетают с моря, как стрелы, на храбрые полки Игоря. Земля загудела, вода в реках помутнела, взбитая конницей пыль поля прикрывает, а стяги говорят: это половцы идут и от Дона, и от моря; и со всех сторон они русские полки окружили – обступили, как лес. Половцы, словно дети бесов, страшным криком своим степные просторы будто бы как стеной загородили, а храбрые русичи преградили им путь своими кроваво-красными щитами.

10

   Яростный Всеволод, брат Игоря родной! Бьёшься ты, как дикий бык лесной! Крепко в обороне стоишь, сыплешь на воинов вражеских стрелами, гремишь по их шлемам мечами стальными войска своего! Куда, как могучий бык лесной, бросишься, своим золотым шлемом посверкивая, там и лежат дурные головы половецкие. Тобою, Всеволод, в ярости подобный дикому быку, твоей мощью разбиты саблями, в огне и холоде закалёнными, шлемы аварских умельцев! Какая рана тяжела, братья, если о добыче не думаешь, и жизнь не дорога, и не только доставшийся от отца золотой престол в Чернигове забыт, но и милой и желанной красавицы Глебовны, жены своей, привычки и повадки?

11

   Были долгими века Триглава – славянского Бога нашего, минули годы Ярослава Мудрого; были военные походы Олеговы, Олега Святославича, прежнего князя Черниговского и Тмутораканского. Внук он Ярославу Мудрому и дед Игорю Новгород-Северскому. Тот ведь Олег мечом, как молотом, бил – всё измену ковал. И стрелами смуту по земле сеял, семенам коварства и злобы повсюду почву находя. Вступает, бывало, в золотое стремя в дальнем городе Тмутаракани, возглавляя войско, а звон его оружия и доспехов уже слышит великий Ярослав Мудрый в Киеве, а сын Всеволода, Владимир Мономах, в Чернигове уши затыкает и городские ворота накрепко запирает – так противен и страшен звон этот. Лишь Борис Вячеславич, двоюродный брат и Мономаха, и Олега Святославича, похвалился доблестью своей, что де не будет ему равных в битве с Олегом. Но сам едва ли не первым пал в бою, как будто осуждён был на смерть за похвальбу бесшабашную. Зелёная трава, словно саван, покрыла тело его, храброго и молодого князя, – как наказание за обиду, нанесённую Олегу. С той же битвы междоусобной, Каялы проклятой, Святополк, сын киевского князя Изяслава, повелел взять и отвезти со всеми подобающими князю почестями – между плавно идущими венгерскими конями-иноходцами – тело погибшего в бою отца своего прямо в Киев, к храму святой Софии – главному на Руси.

   Тогда, при Олеге том, прозванном «Гориславичем», засевалась смутой и погибала в растущих междоусобицах жизнь Даждьбожьего внука – народа русского. В княжьих изменах и междоусобных войнах век людской сократился, недолгим стал. Тогда по всей Русской земле редко слыхать было, как пахари на лошадей в поле покрикивают, борозду за бороздой прокладывая, но часто слышно бывало, как вороны в русских полях каркают, трупы павших воинов между собой деля, а галки тогда по-своему кричат, хотят полететь на обильный пир – мертвечину клевать и вдоволь насытиться. Тогда и половцы, речью на галок похожие, летят, как птицы на падаль, богатую военную добычу на Руси захватить.

“Слово о полку Игореве“ Ольшанский, Борис Михайлович. 1993 г.

12

     То было в тех боях и в те походы военные, а о таком бое, как нынешний, и не слыхано! С утренней зари и до вечерней, от заката и до рассвета летят закалённые стрелы, гремят сабли по шлемам боевым, трещат копья стальные в поле, не имеющем названия, где-то среди земли Половецкой. Чёрная земля, что под копытами коней, костями павших была засеяна и кровью бойцов полита: горе стало расти по всей Русской земле от жертв этих.

13

     Что мне слышится – то ли шумит, то ли звенит – там, вдалеке, перед рассветными зорями? Слышно, как Игорь побежавшие с поля боя полки свои назад заворачивает: жаль ведь ему милого сердцу брата и друга Всеволода оставлять один на один с превосходящей силой вражьей. Бились русичи день, бились и другой, и лишь на третий к полудню пали стяги Игоревы – вконец разбито войско его. Тут два брата, взятые в плен разными ханами половецкими, разлучились на берегу быстрой Каялы – реки полного поражения войск русских. Тут кровавого вина мало оказалось; тут пир свой последний достойно закончили храбрые русичи: сватов половецких досыта угостили – напоили пролитой кровью, да и сами полегли за землю Русскую. Оттого, знать, и трава до самой земли поникла жалостно, а дерево в печали великой вершину склонило.

 

После побоища Игоря Святославича с половцами. Виктор Васнецов. 1880 год.

Поражение

1

     Уже ведь, братья, невесёлая година настала, уже она силу пустыни на время погребла. Выросла обида в силах Даждьбожьего внука – народа русского; вступила легко, как девица, на землю Триглава, заплескала лебедиными крыльями на синем море у Дона; так, не переставая плескать, разогнала времена довольства и достатка русских людей. Погибло противоборство князей с подлыми врагами земли Русской. Сказали ведь князья, брат брату: «Это – моё, а то – моё же». И начали они, князья наши, про каждое малое дело молвить: «Это великое», а сами на себя измену и смуту, словно удары молота, направлять. А враги подлые со всех сторон нападали на землю Русскую и побеждали её.

2

   О, далече русский сокол, птиц степных в полёте высоком сбивая, проник – к самому морю! Такому, которое людям смерть несёт… А Игорева храброго похода военного не возобновить, как не воскресить мёртвых! Кликнула вслед за ним Карна, божество славянское наше, о суровом наказании возвещая, и Жля, вечная спутница её в мире божеств наших, вся в слезах скорби и жалости, поскакала по земле Русской, горьким дымом из своего зажжённого погребального факела людей накрывая. Жёны русские расплакались с воплями, повторяя: «Уже нам своих милых возлюбленных ни в мыслях представить, ни в думах приблизить, ни очами своими, полными любви, их встретить и взглядом преданным проводить; а золота и серебра в руках подержать и потратить ещё и меньше того возможностей стало».

3

   А стонал ведь, братья, Киев в тяжком горе, а Чернигов – в напастях. Тоска разлилась тогда по Русской земле; печаль, тягучая и липкая как жир, текла средь земли Русской. А князья сами на себя измену и смуту, словно удары молота, направляли. А подлые враги земли Русской сами же, победами завершая набеги свои, в открытую брали дань с каждого русского двора, словно уж князьями стали. Полною мерой брали!

 

Святослав

1

   Это ведь те два Святославича – Игорь и Всеволод – уже коварством и распрей ложь пробудили, какую ранее усыпил Святослав – грозный великий князь Киевский. И по праву: старшим поставлен Святослав, как отец, всем князьям русским. Пронёсся он грозою военною: заставил притихнуть ложь под ударами своих сильных полков и стальных мечей, пошёл в наступление на землю Половецкую, затоптал там войском своим холмы и овраги, замутил воду в реках и озёрах, иссушил ручьи и болота. А подлого хана Кобяка от излучины моря, от железных великих полков половецких, как вихрь вырвал: и пал Кобяк в самом граде Киеве, в просторной палате – гриднице Святославовой – там, где пиры победные гремят. Тут немцы и венецианцы, тут греки и чехи громко поют песню славы Святославу, а втихаря, украдкой, укоряют и проклинают князя Игоря, который всё лучшее умудрился погубить в толще грязи на дне Каялы – реки половецкой, русского золота туда насыпав. Ведь лучшие русские воины погибли там! Тут Игорь-князь вылетел из седла золотого княжеского, а угодил в седло раба, пленника позорного. Оттого уныние появилось среди людей на стенах городов русских, а веселье сникло.

2

   А Святослав в Киеве на холмах-горах приднепровских мутный и тяжёлый сон видит. И затем так рассказывает о нём: «Этой ночью уже с вечера одевали меня – говорит, – в чёрный погребальный саван на кровати из тиса, у которого древесина ядовитая; черпали и подавали мне синее ядовитое вино, смешанное с трудами неблагодарными; насыпали мне полупустыми колчанами подлых толкователей-предсказателей крупный дорогой жемчуг на живот и грудь, и притворно нежили меня. Посмотрел я наверх и увидел, что доски на крыше в моём тереме златоверхом уже без конька, и через пролом в крыше видно чёрное небо, предвещающее смерть скорую. Всю ночь с самого вечера слышно было, как серые вороны раскаркались где-то недалеко у древнего кладбища – словно бы на городском валу собралось, разбуженное и рассерженное, всё ныне покойное потомство князя Кия, первого из первых князей русских. И понеслись они к синему морю – месту разгрома Игорева войска – отомстить за новую тяжкую обиду роду своему». И говорили бояре князю: «Уже, княже, великая печаль ум заполонила; это ведь два сокола – подначальных князя твоих – слетели с золотого престола князя, старшего над ними, решив установить власть свою в захваченном половцами у прежних князей русских городе Тмуторокани. А любо им, нынешним князьям, было испить шлемом воды из Дона в знак победы над половцами. Но уже соколам этим крылышки подрезали сабли подлых врагов Руси, а самих их, соколов, птиц гордых и независимых, словно бы крепкими железными сетями позора опутали».

3

   Темно ведь стало в третий день битвы: оба наших солнца – князья Игорь и Всеволод – померкли в славе своей; оба они, как багряные столпы правды нашей, погасли, и с ними молодые месяцы – юные князья Олег и Святослав, честно исполнявшие свой долг – заволоклись тьмою позора и в море бед погрузились, и тем великую смелость и буйство придали враждебным Руси народам Востока. На реке на Каяле тьма вражья свет жизни нашей закрыла – по Русской земле вихрем помчались половцы, на добычу набрасываясь, как стая гепардов, называемых на Руси пардусами. Уже и похвала, словно бы исподволь меняясь изнутри, стала позором; уже ударила нужда по вольностям нашим; уже свалился див – божество половецкое – на землю. И вот молодые красивые девушки из племени готов радостно распелись на берегу для синего моря: звеня попавшим им в руки от половцев русским золотом воспевают, любуясь, время Буса – князя антов, предков наших – когда готы, победив в бою, распяли и князя этого, и сыновей его, и много других антов. Поют девушки готские и о том, как вынашивают месть за половецкого хана Шарукана, делившегося с ними военной добычей, захваченной на Руси; Шарукана – деда нынешних половецких ханов Кончака и Гзака; Шарукана, войско которого было наголову разбито братьями и отцами нашими во главе с Владимиром Мономахом. А мы уже, дружина, тоже стали жадными до веселья – так хочется достойно ответить за всё!

4

   Тогда великий Святослав торжественно проронил слово, веское, как золото, и со слезами горя смешанное, и говорит: «О, мои князья подначальные, Игорь и Всеволод! Как сыновья вы мне! Рано начали вы в Половецкой земле мечи вражеской кровью расцвечивать, а себе славы искать. Но нечестно врага одолели, нечестно ведь кровь его подлую пролили. Тайно от верховных князей русских в поход выступили. Знаю, сердца ваши храбрые в огне битв не хуже, чем жестокая булатная сталь, выкованы, а смелостью и решительностью – закалены. То ли сотворили моей серебряной седине? А уже не вижу власти сильного и богатого, и обладающего большим войском брата моего родного, Ярослава, князя Черниговского, с его черниговскими боярами и воеводами, с подвластными ему нерусскими степными народами – топчаками, татранами, шельбирами, ревугами и ольберами. Те ведь даже без щитов, с одними засапожными ножами в бой идут и, криком одним вражеские полки устрашив, побеждают, славу прадедов звоном новой битвы умножая. Но сказано было вами: «Сами мужеством прославимся: предстоящую славу сами, без старика Святослава, похитим и присвоим, а славу прошлую также, в одиночку, сами и поделим!» А что, дивно разве, братья, старому помолодеть? Коль сокол перо меняет, взрослея, то далеко в высь птиц отгоняет: не даст гнезда своего в обиду. Не это зло – князья мне не в помощь: наизнанку сейчас прошлые года вывернули. Вот и у города Римова, что в Переяславском княжестве, на реке Суле, кричат от бессилия русские под саблями половецкими. А Владимир, князь Переяславля-Южного, от ран, нанесённых половцами, кричит и не может помочь братьям, идущим в бой. Горе великое и тоска глубокая настигли его, сына Глебова, удручённого беспомощностью своей!»

 

Князья

1

   Великий князь Владимиро-Суздальский Всеволод! Нет мысли издалеча примчаться-прилететь, отцов золотой престол в Киеве поберечь? Ты ведь можешь Волгу вёслами войска своего расплескать, а Дон – шлемами воинов своих вычерпать! А если бы ты был рядом, то была бы чёрная последняя рабыня по ногате – мелкой русской монете, а подлый раб – по резане, монете ещё более мелкой. Ты ведь можешь в сухопутном бою словно живыми копьями, начинёнными греческим огнём, стрелять – ударить на врага удалыми подначальными тебе рязанскими князьями, сынами Глебовыми, молниеносно победы добиваясь.

2

   Ты, смелый Рюрик, князь Киевской земли! И Давыд, брат его родной, князь Смоленский! Не ваши ли воины в разбитых золочёных шлемах по крови плавали, в неравном бою с врагами сражаясь? Не ваша ли храбрая дружина рычит как дикие лесные быки, покрытая сабельными ранами на поле брани безвестном? Так вступите, господа, в стремя золотое и, возглавляя войска, отомстите за обиду нашего времени, за землю Русскую, за раны Игоревы, смелого Святославича!

3

   Ярослав, князь Галицкий, по прозвищу Осмомысл! Высоко сидишь на своём златокованом престоле, укрепил горы Венгерские – Карпаты – своими железными полками, заступая путь королю венгерскому. Перекрыл венграм движение по Дунаю – словно бы ворота высокие накрепко перед ними закрыты. Тяжёлые удары войска своего через заоблачные горные перевалы направляя, справедливые закон и суд устанавливаешь по всем владениям своим, от вершин Карпат до самого Дуная. Войска твои, как гроза, по разным землям проходят, отворяют врата и в Киеве, и кажется, что это стрелы меткие по воле твоей отправлены в полёт с отчего золотого престола – и попадают они даже в султанов, могущественных властителей земель дальних. Стреляй же, господин, в Кончака, подлого раба, отомсти за землю Русскую, за раны Игоревы, смелого Святославича!

4

   А ты, смелый Роман, князь Владимиро-Волынский! И Мстислав, князь Пересопницкий, брат его двоюродный! Храбрая мысль уносит ум ваш на подвиги ратные. Высоко парит она, в смелости своей к бою призывая, как сокол на струях ветра крылья широко расправляя, желая любую птицу на своём пути смелостью одолеть. Потому как у вас железные парни под шлемами стальными, привезёнными из стран, латынь принявших. И от молодецких ударов воинов этих словно треснула земля, и многие страны и народы – племена Востока, Литва, ятвяги, деремела и половцы – короткие копья в знак покорности в землю воткнули, а головы свои преклонили под ваши огнём и холодом закалённые мечи стальные.

5

   Но уже перед князем Игорем померк солнца высокий свет, а дерево не случайно листву в конце весны сбросило: по реке Рось и по реке Суле, притокам Днепра, половцы города русские между собой, словно князья, без боязни поделили. А Игорева храброго военного похода не возобновить, как не воскресить мёртвых! Дон лукавый, а не совесть тебя, князь, кличет и зовёт других князей на победу. Потомки Олега Святославича, храбрые князья, умом не доглядели – и подоспели на поле брани, послушные страстному призыву князя Игоря…

6

   Ингварь и Всеволод! И вы, три Мстиславича, – Роман, Святослав и Всеволод! Все вы – князья Волынские, двоюродные братья Игорю Новгород-Северскому и Всеволоду Курскому. Не захудалого вы рода, но высокого полёта соколы русские! Но не по обычаю нашему, не по выпавшему жребию побед боевых властью себя наделили, владения себе присвоили! Где же ваши золотые шлемы и короткие копья польские и польские щиты? Кому, как не вам, по происхождению наполовину полякам, сильная и гордая Польша помогает войсками? Прикройте же границу русскую от кочевников, стремительными потоками острых стрел своих закройте степнякам все пути для внезапных набегов военных; отомстите за землю Русскую, за раны Игоревы, смелого Святославича!

7

   Уже ведь пограничная с половецкими землями река Сула не течёт к городу Переяславлю, сверкая, как серебром, чистыми струями своими. И река Двина, пограничная с Литвой, грязным болотом стала для отважных жителей Полоцка, словно бы испугавшись криков врагов наших. Один же только Изяслав, сын Василько Всеславича Полоцкого, позвонил своими острыми мечами о шлемы боевые литовские, славу деду своему Всеславу прибавляя, а сам оказался на кровавой траве под багряными щитами русскими, разбитым мечами литовскими, и перед смертью словно бы такую слышал речь любимца своего: «Дружину павшую твою, княже, крылья птиц, налетевших на трупы, как бы в лучшее приодели, а звери кровь её полизали. Всё для того, чтобы души павших легко на небо вознеслись, а плоть их, воинов русских, дала силу зверю и тем русским, которые добудут зверя дикого на охоте. Силу отомстить за поражение.» Не было тут Брячислава, родного брата Изяславу, ни другого его брата родного – Всеволода, удельных князей Полоцкой земли. И так в одиночестве Изяслав изронил чистую, как жемчуг, душу свою через вышитый золотом и, оттого, похожий на ожерелье ворот русской княжеской рубахи – чтобы душа, незапятнанная кознями земными, быстро небесной высоты достигла. Оттого, скорбя о потере, приуныли голоса русские, поникло веселье наше, боевые трубы в городах наших заунывно трубят!

8

   Все князья, Ярослава Мудрого внуки! И вы, князья, все внуки Всеслава Полоцкого! Уже склоните боевые стяги свои, вложите в ножны свои мечи, в междоусобицах затупленные. Уже ведь выскочили вы из ореола славы дедов ваших, погубив её. Вы ведь, погружаясь всё больше и больше в трясину измен и коварства, начали приводить подлых врагов и на землю Русскую, которой Ярослав Мудрый правил, и на наследство Всеслава – княжество Полоцкое. В междоусобицу князей русских превратилось ведь насилие от земли Половецкой!

 

Всеслав

1

   На седьмом веку веры нашей в Триглава бросил Всеслав, князь Полоцкий, жребий. Загадал о том, будет ли он верховным князем для всей земли Русской. И так страстно возжелал этой власти, как мечтает юноша жениться на возлюбленной девушке своей, чтобы обладать ею, как муж. И возвысился он, опершись на коней крестьянских – силу народную, как возвышается крыша в крестьянском доме, опираясь на деревянные клюки-стропила. И во главе восставшего народа поскакал к городу Киеву, и древком копья достучался до золотого престола киевского – с боем захватил его и власть над Русью. Но недолго владел ими. Власть, как жена неверная, не по закону взятая, с лёгкостью к другому от него перешла. А Всеслав, как лютый зверь, почуял измену и выскочил в полуночи из Белгорода – города князей и знати киевской – и направился в Новгород Великий, где сам народ правит, князя себе приглашая. Словно как бес прошёлся Всеслав по синей мгле ночной, и уже наутро, важный, отворил ворота Господину Великому Новгороду после трёх ударов войска своего, расшиб былую славу Ярослава Мудрого, который новгородцам вольности и независимость даровал. Огнём и мечом Всеслав разорил Великий Новгород, разграбил богатые соборы новгородские, а награбленное отправил к себе в Полоцк, возвысив его. Но и этого ему оказалось мало – словно волк помчался Всеслав к реке Немиге, скрытно войска свои приготовляя к битве.

2

   На Немиге в полях не снопы полновесные стелют и вяжут – головы людские тут и там кучами валят; не зерно спелое выбивают на молотьбе из колосьев цепами – мечами стальными по людям молотят; на току не зерно лучшее нового урожая собирают, чтобы жизнь людская продолжалась – всё новых и новых людей лишают жизни, трупы нагромождая. И не зерно – основу жизни – на том току провеивают, взмахивая лопатами, а взмахами мечей, убивая, отделяют душу человеческую от тела. У Немиги берега кровью залиты и не семенами добра засеяны – засеяны костями убитых сыновей земли Русской.

3

   Всеслав-князь был хороший судья простолюдинам, а князей городами щедро наделял, но сам, словно волк, в ночи рыскал, бездомный и неприкаянный: из Киева до первых петухов был уже в далёкой Тмуторокани, великому Хорсу – богу рассветного Солнца – как волк, дорогу перебегая. Ему, Всеславу, позвонят, бывало, к ранней заутрене в колокола собора Святой Софии в Полоцке, а он уж в Киеве перезвон тот слышит. Хоть и вещая душа обитала в дерзком теле Всеслава, но часто всё же он от бед страдал. Ему Боян вещий, наш провидец, на первый случай такую припевку, смышлёный, сложил: «Можно быть и хитрым, и умелым – даже птицей по небу летать. Но тому, кто сделал злое дело – божьего суда не миновать».

4

   О, стонать земле Русской, вспоминая лучшие годы и лучших князей! Того ведь прежнего князя Владимира нельзя было ничем к горам Киевским пригвоздить, но вместо его стягов боевых встали ныне стяги Рюриковы, а другие – Давыдовы, да врозь у них полотнища на порывистых ветрах нашего времени плещут. Уже и копья врагов на ветру поют!

 

Плач Ярославны. Перов. 1881. Холст. масло

Плач Ярославны

1

   Кажется, даже на Дунае, на дальней границе русской, Ярославны голос среди птичьих голосов слышится. Словно неведомая птаха рано на рассвете вскрикивает, всплакивает она в первый день похода Игорева. «Полечу, — говорит, – пташкой неприметной по долинам речным, в Каяле-реке намочу белый рукав свой шёлковый, узором золотым расшитый. И оботру князю – мужу моему – кровавые раны на его изувеченном теле, жестокие страдания облегчая».

2

   В первый день битвы Игоря с половцами ранним утром Ярославна плачет в Путивле на городской стене, причитая: «О, ветер, ветрило вольный! К чему, господин, против своей воли веешь, насилию вражьему подчиняясь? К чему мчишь половецкие стрелы лёгкие на своих крыльях невидимых прямо на воинов возлюбленного мужа моего? Мало ли тебе было горе под самые облака отгонять-развеивать, заботливо покачивая корабли на синем море? К чему, господин, моё веселье по чужим ковыльным травам развеял-раскидал, чужакам под ноги бросил?»

3

   Во второй день битвы Игоря с половцами ранним утром Ярославна на городской стене так плачет, что всему Путивлю слышно: «О Днепр Словутич! Ты пробил даже камень гор, путь себе прокладывая сквозь землю Половецкую. Ты заботливо покачивал на своих волнах ладьи князя Святослава, двоюродного брата моего мужа, в походе военном на половецкого хана Кобяка, победой русского оружия завершённом. Принеси же ко мне, господин, покачивая на волнах своих, мужа любимого моего, и не стану ранним утром, вся в слезах, рваться к нему на поле брани».

4

   В третий день битвы Игоря с половцами ранним утром Ярославна плачет в Путивле на городской стене, причитая: «Светлое Солнце! Солнце зари утренней! Солнце полуденное! Солнце зари закатной! Всех ты теплом своим и красотой согреваешь. Так почему, господин, простираешь нестерпимо жгучие лучи на воинов любимого моего? Почему в поле, где нет воды ни капли, жаждою жестоко их изнуряешь, так прогибая им луки, что стрелять из них невозможно? Почему колчаны с остатками стрел горем великим и тоской глубокой закрыть им пытаешься, не давая биться в полную силу?»

 

Побег

1

   Забурлило внезапно море к полуночи, смерчи чёрные, точно конница грозная, — по тучам, как по степи широкой, идут, неотвратимо надвигаясь. Словно бы Бог Всемогущий, Всевидящий князю Игорю путь указывает из Половецкой земли на землю Русскую, к отчему золотому престолу.

2

   Погасли вечерние зори. Игорь спать ложится, но заснуть не может и в мыслях поля измеряет от Великого Дона до Малого Донца – до ближней границы русской. В полночь половец Овлур свистнул за рекою, словно коней подзывая: так велит князю разуметь, что не быть князю Игорю пленным, если в живых остаться хочет – ведь обозлённые половцы из неудачного похода на Русь возвращаются, грозятся русских пленников убить. Будто бы закричала, застучала земля и зашумела трава от движения конницы половецкой, когда та кибитки-вежи перемещает. А Игорь-князь горностаем к тростнику речному помчался и, как утка – гоголь белый – быстро реку переплыл. Вскочил на приготовленного резвого коня, и поскакал на нём через степь к Донцу, а соскочил как серый волк, к поединку готовый. И так побежал к излучине Донца, от погони отбиваясь, что, казалось, сокол под облаками полетел, избивая гусей и лебедей к завтраку своему, и обеду, и ужину. А когда Игорь соколом полетел, тогда Овлур волком побежал, стряхивая собою студёную росу с травы: не пожалели, загнали ведь они своих резвых коней ради большого дела.

3

   Донец говорит: «Князь Игорь милый! Княже Игорю! Немало будет величия тебе за смелость твою, а Кончаку – ненависти за коварство и подлость его, а в Русской земле весельем радостным побег твой отзовётся».

Игорь говорит: «О, милый Донец! О, Донче, меньшой брат Дону Великому! Немало будет величия тебе, заботливо качавшему князя на волнах, расстилавшему ему траву зелёную на своих берегах серебряных, одевавшему его тёплыми облаками туманов под пологом древа зелёного, уткой-гоголем его на спокойных водах охраняя, чайками – на стремнине, на перекате речном, а уткой-чернетью с высоты ветров парящих об опасности предупреждая».

   «Не такая, как ты – говорит князь, — река Стугна: маловодная, словно пожрала она чужие ручьи, из степи притекающие. И, расширена к устью, ладьи лёгкие с юношей князем Ростиславом погубила в глубинах своих, точно навеки в темницу заключив».

   На тёмном берегу Днепра плачет теперь мать Ростислава по юному сыну своему, князю Ростиславу. Уныли, поникли цветы, словно скорбь их пригнула. А дерево, как в горести великой, к земле вершиной склонилось.

4

   А не сороки застрекотали – в погоне, по следу Игоря, едут половецкий хан Гзак со старшим ханом Кончаком. Топот их коней на стрекотанье сорок похож. Тогда и вороны не кричат, галки умолкают, сороки не трещат, только чуть слышно в тишине, как змеи-полозы в траве противно шуршат. Лишь дятлы перестуком своим путь к реке показывают, да соловьи весёлыми песнями рассвет предвещают.

5

   Молвит Гзак Кончаку: «Если сокол русский в дом родной, ко гнезду своему летит, соколича – брата его, который в плену у нас – расстреляем своими золочёными стрелами. Пусть примет смерть как князю подобает».

Говорит Кончак Гзаку: «Если сокол русский в дом родной, ко гнезду своему летит, то соколёнка – сына его – опутаем красной девицей. На половчанке женим, и будет у нас власть над русскими».

6

   И говорит на это Гзак Кончаку: «Если его опутаем красной девицей, не будет у нас ни соколёнка, ни красной девицы, ни власти. И начнёт нас, бессильных, всякий бить в поле Половецком, на земле нашей. Любая птица залётная будет нас, птиц степных, избивать».

7

   Верно говорили Боян и Ходына, песнотворцы-былинники при князе Святославе Ярославиче, любо которому было, чтобы времена отца его, Ярослава Мудрого, воспевались. Верно говорили они, Боян и Ходына, песенники и любимцы сына Святослава Ярославича, князя Олега Святославича Черниговского и Тмутораканского, которого в степях не меньше хана – каганом своим – кочевники считали. Верно они, Боян и Ходына, чистый голос души нашей, правдиво говорили: «Тяжко голове без плеч, зло телу без головы». Так ведь и Русской земле без Игоря.

 

Баян. Слово о полку Игореве. Вячеслав Назарук. 1985г

Заключение

1

Солнце радостно светится на небесах – князь Игорь уже явился в Русской земле. Об этом девицы и на далёком Дунае поют. Отовсюду раздаются радостные голоса и, несмотря на беды, до Киева долетают. А вот и сам Игорь едет по Боричеву съезду к храму святой богородицы Пирогощей, чтобы ей, небесной покровительнице всех взятых в плен половцами христиан, хвалу воздать за побег удачный из степей половецких. Все концы земли Русской рады, а города веселы.

2

Пропев песнь торжественную старым князьям нашим, следует потом и молодым спеть:

3

«Слава Игорю Святославичу!

И Всеволоду Буй Туру, брату его, – слава!

И Владимиру Игоревичу, Игоря Святославича сыну – слава!

Святославу Ольговичу, племяннику Игоря Святославича – слава!

4

Сильны будьте князья и дружина их, сражаясь за христиан, удары коварные и подлые отражая!

5

Князьям слава и дружине! Да будет так! Аминь.

————-

Валерий Борисович Темнухин

Член Союза писателей России, поэт, публицист

Нижний Новгород. 2019.

 

 

 

 

Памятник древнерусской литературы «Слово о полку Игореве».

9-й класс

Презентация

Слайд №1

Тема: памятник древнерусской литературы “Слово о полку Игореве”.

Слайд №2

Цели:

  1. Познакомить учащихся с произведением русского эпоса.
  2. Определить архетип произведения русской литературы (патриотизм, вера в Бога, отношение к войне, честь и достоинство, взаимоотношения в семье, человек и природа и т. д.).
  3. Воспитать в детях уважение к традициям русского народа.

Оборудование:

  1. Иллюстрации к произведению “ Слово о полку Игореве”.
  2. Тексты стихотворений В. А. Жуковского, Н. А. Заболоцкого, М. Цветаевой “Плач Ярославны”.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Основная часть.

Слайд №3

А) “Слово о полку Игореве” возвышается уединенным памятником в пустыне нашей древней словесности”. А. С. Пушкин.

Б) Д. Лихачев был одним из лучших знатоков древнерусской литературы в нашей стране. Благодаря ему мы можем познакомиться со многими произведениями старины: его переводы древних произведений на современный язык точны, научны и понятны.

1. Вступительное слово. “Путешествие в историю”.

Слайд №4

На пороге XIX века, в 1800 году, вышло первое издание “Слова о полку Игореве” — лучшего из произведений древней русской литературы. “Слово…” стоит в начале того сложного развития литературы, которое впоследствии привело к образованию трех братских народов: русского, украинского, белорусского. На заре древнерусской литературы оно свидетельствует уже о творческих способностях братских народов, о самобытности истоков их культур и служит как бы символом их единства.

Слайд №5

Рукописный список “Слова” был найден в начале 90-х годов XVIII века известным любителем и собирателем русских древностей А. И. Мусиным- Пушкиным. Текст “Слова” находился в сборнике древнерусских произведений светского содержания.

Слайд №6

Первое, очень краткое сообщение о “Слове” было сделано известным поэтом того времени Херасковым в 1797 году во втором издании его поэмы “Владимир”.

Слайд №7

Затем о “Слове” несколько более подробно сообщил Н. М. Карамзин в октябрьской книжке за 1797 год журнала, “Spectateurdu nord”, издававшегося французскими эмигрантами в Гамбурге.

Слайд №8

С рукописи “Слова” сняты были копии, одна из них, предназначавшаяся для Екатерины 2, до нас дошла, а остальные сгорели в московском пожаре в доме Мусина-Пушкина на Разгуляе. Сгорела и большая часть экземпляров первого издания “Слова”.

А. С. Пушкин, занимавшийся переводом “Слова”, но не успевший закончить своей работы, верно почувствовал связи “Слова” с устной поэзией. Вслед за Пушкиным эти народные основы “Слова” были тщательно изучены М. А. Максимовичем.

Постепенно “Слово” оказалось окружено широкой исторической перспективой. Получили верное истолкование политические идеи “Слова”, его смысл. Объяснились многие явления языка “Слова”; казавшиеся непонятными в конце XVIII - начале XIX века. “Слово” стало фактом русской науки и русской литературы XI-XIII веков, интерес к “Слову” стимулировал занятия русской литературой XI-XIII веков, историей русского языка и палеографией.

2. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ РАЗМИНКА.

Летописание, жития, ораторское красноречие, поучения, хождения — жанры-описания путешествий, существовавшие в жанровой системе древнерусской литературы до 17 столетия.

3. Анализ “Слова о полку Игореве”.

Для того, чтобы грамотно проанализировать “Слово…”, мы должны будем подняться по “литературным ступеням” к вершине мастерства неизвестного автора.

Слайд №9

1 ступень. Образы “Слова о полку Игореве”. (Выступление ученика).

Свой призыв к единению, своё чувство единства родины автор “Слова” воплотил в живом, конкретном образе Русской земли. Героем “Слова” является не какой-либо из князей, а русский народ, Русская земля. Образ Русской земли — центральный в “Слове”; он очерчен автором широкой и свободной рукой.

Автор “Слова” рисует обширные пространства Русской земли. Он ощущает родину как единое огромное и живое существо.

Едва ли в мировой литературе есть произведение, в котором были бы одновременно втянуты в действие такие огромные географические пространства. Половецкая степь (“страна неузнаема”), “синее море”. Дон, Волга, Дунай, Западная Двина, Рось, Сула, Немига, а из городов – Киев, Полоцк, Чернигов, Курск, Переяславль, Новгород, Галич и др. — вся Русская земля находится в поле зрения автора, введена в круг его повествования. При этом автор “Слова” не выключает Русскую землю из состава окружающих её народов, заставляя прислушиваться к происходящим в ней событиям немцев и венецианцев, греков и моравов, а половцев, Литву, ятвагов и деремелу (литовские племена) — быть непосредственно втянутыми в ход русской истории.

Слайд №10

Автор “Слова” говорит о мирном труде русских “ратаев”- пахарей, нарушенном усобицами князей; о жёнах русских воинов, оплакивающих своих мужей, павших в битве за Русь; о горе всего русского народа после поражения Игоря; о гибели достояния русского народа, о радости жителей городов и сельских местностей при возвращении Игоря.

На примере Игоря Святославича Новгород - Северского автор показывает несчастные последствия отсутствия единения. Игорь действует по феодальной формуле: “мы собе, а ты собе”. По существу, весь рассказ в “Слове” о походе Игоря выдержан в чертах его характеристики Святославом: храбрый, но безрассудный Игорь идёт в поход, несмотря на то, что поход этот с самого начала обречён на неуспех. Он идёт, несмотря на все неблагоприятные “знамения”. Основным побуждением его при этом является стремление к личной славе. Ничего не останавливает Игоря на его роковом пути.

Слайд №11

В образе Игоря Святославовича подчёркнуто, что его поступки обусловлены в большей мере заблуждениями его среды, чем его личными свойствами. Сам по себе Игорь не плох и не хорош: скорее даже хорош, чем плох, но его деяния дурны, и это потому, что над ним господствуют предрассудки феодального общества и заблуждения эпохи. Игорь Святославович- сын эпохи. Это “средний” князь своего времени: храбрый, мужественный, в известной мере любящий родину, но безрассудный и недальновидный, заботящийся о своей чести больше, чем о чести родины.

С гораздо большим осуждением говорит автор “Слова” о родоначальнике князей–ольговичей - Олеге Святославиче, внуке Ярослава Мудрого и постоянном противнике Владимира Мономаха. Олег наделён ироническим отчеством “Гориславич”, имея в виду горе народное, вызванное усобицами Олега, а не его личное.

Таким же зачинателем усобиц изображён и родоначальник полоцких князей — Всеслав Полоцкий. Он изображён в “Слове” с осуждением и с теплотой лирического чувства: неприкаянный князь, мечущийся, как затравленный зверь, хитрый, “вещий”, но несчастный неудачник. Перед нами исключительно яркий образ князя периода феодальной раздробленности Руси.

В остальных русских князьях автор “Слово” в большей мере подчеркивает их положительные черты, чем отрицательные.

Совсем особую группу составляют женские образы “Слова”. Все они овеяны мыслью о мире, о семье, о доме, проникнуты нежностью и лаской, ярко народным началом. В них воплощена печаль и забота родины о своих воинах.

Особняком в “Слове” стоит образ певца-поэта Бояна. Отношение к нему у автора сложное и противоречивое. В идейном замысле “Слова” образ Бояна имеет существенное значение. Он нужен автору для того, чтобы подчеркнуть собственное следование “былинам сего времени” - действительным событиям.

Слайд №12

Итак, все образы “Слова” тесно связаны с идейным замыслом автора. Все в этом произведении строго и стройно подчинено центральной идее “Слова”. Художественная, идейная целеустремленность “Слова” — одна из самых существенных его особенностей.

Задание к 1 ступени.

Найти в тексте художественные детали, при помощи которых создаются образы князей

2 ступень. Культурологическое исследование.

Задание ко 2 ступени.

Сравнить “Плач Ярославны” в переводах В. А. Жуковского, Н. А. Заболоцкого, М. Цветаевой.

Н. Заболоцкий. У него Ярославна находится с природой в антагонистических отношениях, ждет от нее зла, кроме того, его желание вернуть мужа более эгоистично, чем в оригинале. Плачет больше о себе.

В. Жуковский. Ярославна печалится о том, что страдает муж.

Слайд №13

М. Цветаева. Стихотворение Цветаевой сразу ассоциируется с великим памятником древнерусской литературы “Слово о полку Игореве”. Однако трудно представить, что между ними так много общего. Общая героиня под именем Ярославна, и та, и другая оплакивают своего мужа. Но это еще и очередная трагедия русской женщины, трагедия народа России, личная трагедия поэтессы Марины Цветаевой.

Так, 23 декабря 1920 года появилось произведение “Плач Ярославны”.

Я расскажу тебе — про великий обман…

В этом стихотворении и любовь к мужу, и боль за него, и преданность своему народу, и верность своей Родине. Она плачет за все русских женщин, стойких в своем горе и в верности к любимым. Вся ее великая обида за мужа, за несправедливо униженную Россию и нашли выражение в данном произведении.

Читаешь стихотворение и думаешь: откуда Цветаева нашла силу, чтобы создать такое патриотическое произведение? Да, ее героиня сильна, она готова вынести все во имя спасения Отечества, Руси, мужа. Без них она и жить не хочет.

Такова Ярославна Цветаевой. Такова Ярославна во все времена.

3 ступень “Сердечное искусство “Слова” (Образ Родины). (Выступление ученика)

Автор “Слова” — русский прежде всего. Его чувства целиком подчинены всепроникающей любви к родной ему Русской земле. Именно эта Русская земля явилась главным героем его произведения. И именно эта любовь к Родине, к русским людям до предела усилила его чувства, сделала их сложными, обострила его слух, зрение, его поэтическое воображение. Именно она, любовь к родине, являлась ему подлинной вдохновительницей.

Любовь к родине и к “русским сынам” помогла автору “Слова” проникнуть в думы русских воинов, переступивших границу Русской земли у “шеломяни”. Любовь к родине и к безвестным нам “русичам” из храброго полка Игоря помогла ему ощутить тревогу мучительно долгой ночи накануне сражения.

Любовь к родине раскрыла ему скорбные переживания Ярославны, наполнила его сердце жгучим горем о погибших русских воинах.

В основе гениальной наблюдательности автора “Слова”, в основе силы и свежести его человеческих чувств лежала его любовь к родной ему страдающей земле. Любовь к родине водила его пером и определила глубокую народность содержания и формы “Слова”.

Она же, любовь к родине, высоко подняла его над пределами своего времени, сделала его произведение бессмертным и общечеловеческим, народным и гуманистическим, полным горячего лиризма и самой трепетной художественной правды.

Сила любви к родине, к Русской земле покоряет читателей “Слова”. Чувство это пронизывает все произведение. Оно проступает в каждой строке. Оно наполняет сердце читателя жгучим горем при описании поражения русского войска, гордостью за свою родину при описании силы и смелости ее князей, острой ненавистью к ее врагам в рассказе о разорении Русской земли. Любовь к родине определила выбор художественных средств в “Слове”, усилила наблюдательность ее автора, вдохнула в него подлинное поэтическое одушевление, придала высокую идейность его произведению.

Вот почему значение “Слова” так безмерно выросло в наше время. Вот почему оно находит такой горячий отклик в сердцах всех людей, беззаветно преданных своей родине.

Задание к 3 ступени.

С помощью каких художественных деталей создается образ родины?

4 ступень. (Выступление ученика). Природа в “Слове”.

Древнерусские авторы не стремятся описывать картины природы, изображать ее статистическое состояние, спокойные пейзажи. Они уделяют природе немного внимания и только тогда, когда она теснейшим образом связана с судьбой действующих лиц повествования, когда она оказывает на них влияние, когда она проявляется в действии: в грозе, в буре, в разливах рек, в засухе, в затмениях солнца, в темноте ночи. В “Слове” нет пейзажа самого по себе. Природа воспринимается автором только в ее изменениях, в ее действиях, в ее жизни, она введена в события, участвует в них, то замедляя, то ускоряя их ход. Она сочувствует русским, стремится предупредить их об опасности, помогает Игорю в его бегстве из плена; у нее ищет сочувствия и помощи Ярославна.

Когда Игорь двинулся в свой несчастный поход, свет солнца померк; ночь, “стонущая грозою”, стремится остановить Игоря на его гибельном пути. Даже степные звери и птицы предчувствуют поражение русских. Вместе с половцами надвигаются от моря на войско Игоря синие тучи. Битва с половцами переносится и в природу, приобретает черты борьбы сила зла с силой добра во всей природе. Трава и деревья отзываются на поражение русских: трава никнет, деревья от горя прислоняются до земли или роняют листву. Автор “Слова” отмечает те изменения в природе, которые вызываются в ней ходом человеческой истории. В судьбах русского народа принимают участие и реки, то зовущие князя Игоря на победу, то сочувствующие и помогающие ему, то “затворяющие” в своих струях юношу.

Союз природы и человека, с такой силой развернутый в “Слове”,-союз поэтический. Природа для автора “Слова” — гигантский резервуар поэтических средств и своеобразное “музыкальное сопровождение”, придающее особенно сильное лирическое звучание его действию.

Задание к 4 ступени.

Как природа относится к походу Игоря?

5 ступень. Исторический путь русской литературы X-XVII веков (статья Д. С. Лихачева).

“Культура и литература в идеале проходят одинаковые стадии развития: античность, средневековье, Возрождение, Новое время. Каждая из этих стадий имеет во многом сходные типологические черты.

В поисках национального своеобразия какой-либо литературы мы должны прежде всего определить ее отношение к этой общей, хотя и часто нарушаемой, “нормальной” схеме исторического развития.

Литература завоевывает собственное прочное положение в духовной жизни общества. Общественное значение литературы энергично возрастает.

Постепенное падение традиционности и возрастание личностного начала в литературе – это две линии, тесно связанные между собой в литературном развитии с конца XIV века.

Русская литература развила и донесла до нового времени заботу об общих судьбах всего мира, а не только русского народа. Вместе с тем с самого начала, призванная к тому нуждами русской действительности, русская литература определилась как высокопатриотическая, с обостренным национальным самосознанием.

Большое общественное значение русской литературы, обусловленное особенностями самой действительности, сохранилось за ней на протяжении последующих веков.

Весь историко-литературный процесс предшествующего времени есть процесс формирования литературы как литературы, но литературы, существующей не для себя, а для общества. Литература – необходимая составная часть истории страны”.

Задание к 5 ступени.

— В каждом абзаце подчеркнуть основную мысль.

— Записать в тетради тезисами особенности развития литературного процесса и значение русской литературы X-XVII веков для русской культуры XVIII-XX веков.

III. Домашнее задание.

Творческая работа: используя прием стилизации, интерпретировать русскую народную сказку “Колобок” в манере “Слова”.

Книга Слово о полку Игореве (2 перевода) читать онлайн Автор не указан

Слово о полку Игореве (2 перевода)

 

пер. Николай Заболоцкий

 

Не пора ль нам, братия, начать

О походе Игоревом слово,

Чтоб старинной речью рассказать

Про деянья князя удалого?

А воспеть нам, братия, его —

В похвалу трудам его и ранам —

По былинам времени сего,

Не гоняясь мыслью за Бояном.

Тот Боян, исполнен дивных сил,

Приступая к вещему напеву,

Серым волком по полю кружил,

Как орёл, под облаком парил,

Растекался мыслию по древу.

Жил он в громе дедовских побед,

Знал немало подвигов и схваток,

И на стадо лебедей чуть свет

Выпускал он соколов десяток.

И, встречая в воздухе врага,

Начинали соколы расправу,

И взлетала лебедь в облака

И трубила славу Ярославу.

Пела древний киевский престол,

Поединок славила старинный,

Где Мстислав Редедю заколол

Перед всей косожскою дружиной,

И Роману Красному хвалу

Пела лебедь, падая во мглу.

 

Но не десять соколов пускал

Наш Боян, но, вспомнив дни былые,

Вещие персты он подымал

И на струны возлагал живые, —

Вздрагивали струны, трепетали,

Сами князям славу рокотали.

 

Мы же по-иному замышленью

Эту повесть о године бед

Со времён Владимира княженья

Доведём до Игоревых лет

И прославим Игоря, который,

Напрягая разум, полный сил,

Мужество избрал себе опорой,

Ратным духом сердце поострил

И повёл полки родного края,

Половецким землям угрожая.

 

О Боян, старинный соловей!

Приступая к вещему напеву,

Если б ты о битвах наших дней

Пел, скача по мысленному древу;

Если б ты, взлетев под облака,

Нашу славу с дедовскою славой

Сочетал на долгие века,

Чтоб прославить сына Святослава:

Если б ты Траяновой тропой

Средь полей помчался и курганов, —

Так бы ныне был воспет тобой

Игорь-князь, могучий внук Траянов:

«То не буря соколов несёт

За поля широкие и долы,

То не стаи галочьи летят

К Дону на великие просторы!».

 

Или так воспеть тебе, Боян,

Внук Велесов, наш военный стан:

«За Сулою кони ржут,

Слава в Киеве звенит,

В Новеграде трубы громкие трубят,

Во Путивле стяги бранные стоят!».

 

 

Часть первая

 

1

 

Игорь-князь с могучею дружиной

Мила-брата Всеволода ждёт.

Молвит буй-тур Всеволод: — Единый

Ты мне брат, мой Игорь, и оплот!

Дети Святослава мы с тобою,

Так седлай же борзых коней, брат!

А мои давно готовы к бою,

Возле Курска под седлом стоят.

 

2

 

— А куряне славные —

Витязи исправные:

Родились под трубами,

Росли под шеломами,

Выросли, как воины,

С конца копья вскормлены.

Все пути им ведомы,

Все яруги знаемы,

Луки их натянуты,

Колчаны отворены,

Сабли их наточены,

Шеломы позолочены.

Сами скачут по полю волками

И, всегда готовые к борьбе,

Добывают острыми мечами

Князю — славы, почестей — себе!

 

3

 

Но, взглянув на солнце в этот день,

Подивился Игорь на светило:

Середь бела-дня ночная тень

Ополченья русские покрыла.

И, не зная, что сулит судьбина,

Князь промолвил: — Братья и дружина!

Лучше быть убиту от мечей,

Чем от рук поганых полонёну!

Сядем, братья, на лихих коней,

Да посмотрим синего мы Дону! —

Вспала князю эта мысль на ум —

Искусить неведомого края,

И сказал он, полон ратных дум,

Знаменьем небес пренебрегая:

— Копиё хочу я преломить

В половецком поле незнакомом,

С вами, братья, голову сложить

Либо Дону зачерпнуть шеломом!

 

4

 

Игорь-князь во злат-стремень вступает,

В чистое он поле выезжает.

Русский театр в эпоху модернизма

‘) var head = document.getElementsByTagName(«head»)[0] var script = document.createElement(«сценарий») script.type = «текст/javascript» script.src = «https://buy.springer.com/assets/js/buybox-bundle-52d08dec1e.js» script.id = «ecommerce-scripts-» ​​+ метка времени голова.appendChild (скрипт) var buybox = document.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = подписка.querySelector(«.цена-варианта-покупки») подписка. classList.remove(«расширенный») переменная форма = подписка.querySelector(«.форма-вариант-покупки») если (форма) { вар formAction = form.getAttribute(«действие») document.querySelector(«#ecommerce-scripts-» ​​+ timestamp).addEventListener(«load», bindModal(form, formAction, timestamp, index), false) } var priceInfo = подписка.querySelector(«.Информация о цене») var PurchaseOption = переключатель.родительский элемент если (переключить && форма && priceInfo) { toggle.setAttribute(«роль», «кнопка») toggle.setAttribute(«tabindex», «0») toggle.addEventListener («щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный toggle. setAttribute(«aria-expanded», !expanded) форма.скрытый = расширенный если (! расширено) { покупкаOption.classList.add(«расширенный») } еще { покупкаOption.classList.remove(«расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция bindModal (форма, formAction, метка времени, индекс) { var weHasBrowserSupport = окно.выборка && Array.from функция возврата () { var Buybox = EcommScripts ? EcommScripts.Buybox : ноль var Modal = EcommScripts ? EcommScripts.Modal : ноль if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + метка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) модальный. domEl.addEventListener(«закрыть», закрыть) функция закрыть () { form.querySelector(«кнопка[тип=отправить]»).фокус() } вар корзинаURL = «/корзина» var cartModalURL = «/cart?messageOnly=1» форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartURL, cartModalURL) ) var formSubmit = Buybox.перехват формы отправки ( Buybox.fetchFormAction(окно.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess(модальный), функция () { form.removeEventListener («отправить», formSubmit, false) форма. setAttribute( «действие», formAction.replace(cartModalURL, cartURL) ) форма.представить() } ) form.addEventListener («отправить», formSubmit, ложь) document.body.appendChild(modal.domEl) } } } функция initKeyControls() { document.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { если (документ.activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (document.activeElement) { событие. preventDefault() документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { var узкаяBuyboxArea = покупная коробка.смещениеШирина -1 ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = option.querySelector(«.цена-варианта-покупки») var form = option.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«.Информация о цене») если (allOptionsInitiallyCollapsed || узкаяBuyboxArea && индекс > 0) { переключать.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } еще { переключить. щелчок() } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window.buyboxInitialized) вернуть window.buyboxInitialized = истина initKeyControls() })()

временная шкала бледного огня

A Бледный огонь Хронология
Джерри Фридман

Это вторая хронология Бледного Пламени о которых я знаю; первым был Кевин Пилон (218–225).я разработал этот самостоятельно. Третья хронология, о которой я знаю на немецком языке Дитера Циммера (2008: 563–581). Когда я читал Пилона хронологии, я обнаружил, что включил намного больше, чем он, но я пропустил несколько событий. Здесь они отмечены обозначением [КП], и комментарии к вещам, которые Пилон понял или сказал по-разному также представлены его инициалами. Материал не в его временная шкала ограничена фигурными скобками {}.

Эта временная шкала содержит все датируемые события, которые я нашел в Pale Fire , включая некоторые, которые я мог датировать только спекулятивно или только в диапазоне.Эта инклюзивность может сделать чтение значительные части временной шкалы утомительны, но я надеюсь, что кто-нибудь ищет что-то конкретное сможет его найти.

Я указал точные даты для нескольких реальных события, такие как рождение Теннисона, о которых в тексте говорится только годы. Я не включил реальные события, упомянутые, но не датированные в текст, например публикация In Memoriam , или события из истории или жизни Набокова. Каждое событие со ссылкой на текст — FW для Предисловие, л.для строки в стихотворении, н. для примечания к строке, и I. для Показатель. Ссылки на предисловие включают номер страницы в Винтажное издание, как «FW: 13», а также ссылки на более длинные ноты. Когда запись указателя не очевидна, Я дал его с аббревиатурой s. v. Для котировок из Пале Fire , ссылка указана для записи временной шкалы, в которой происходит цитата.

События с датой «когда-то» произошли в неизвестное время в данном году.События могут быть не в правильном порядке, особенно если они представлены как «когда-нибудь» и другие неконкретные даты. Даты со знаками вопроса, «с.» или такие слова, как «вероятно» и «возможно» согласуются с текстом, я полагаю, и возникают из моих бездоказательных рассуждений, основанных на моих представлениях о повествовательная правдоподобность.

В некоторых местах, где датировка не очевидна из ссылки, я упомянул кое-что о том, как я пришел к своим выводам.С этим связан вопрос о том, Даты Кинбота всегда точны. они не кажутся быть, как он говорит о «пятимесячном периоде моего общение с тенями (п. 579)”; период чуть более пяти месяцев, с 16 февраля по 21 июля или несколько дней позже. Таким образом, ссылка на «три десятилетия», т. например, также может быть приблизительным.

Реальные события выделены ударением. Я не пытался провести различие между вымышленными «настоящее» и вымышленное «нереальное» Мероприятия.Однако, как и Пилон, я упомянул персонажа жизнь которого Кинбот повествует как «Градус», но убийца как «Серый». К сожалению, я не вижу способ датировать «настоящую историю» Боткина. я не могу найти никаких данных о том, когда Боткина заблуждения по поводу Земблы начинаются, когда появляется личность Кинбота, или когда Боткин приедет в Америку, в Нью-Уай, в Вордсмит. (Кроме того, я не могу сказать, навсегда ли Кинбот заменяет Боткина или две личности чередуются, и есть ли все упоминания Кинбота о себе относятся к Боткину.) я тем не менее, дали три даты, две из которых были предположениями Бойда. (1999), когда могут начаться некоторые бредовые идеи Кинбота.

Я заметил три явных временных несоответствия (1902, 1915, 1929). Двое могли возникнуть, если бы Набоков или Кинбот подумали, что Шейд родился в 1899 г. , а затем изменил или исправил его на 1898 г., но не где угодно. Хотя Бойд (1995) утверждал, что такие расхождения в других романы могут быть просто ошибками Набокова, есть намёк на то, что этих двоих мог подсадить Набоков несоответствия как исправление или ошибка со стороны Кинбота: что объяснил бы «оговорку» Кинбота в примечании к строке 167.

Я приветствую любые комментарии и исправления. Они могут быть размещенным в НАБОКВ-Л или отправлено мне по почте.

10 век
{«А тысяч лет назад пять минут были / Равны сорока унциям тонкой песок» (лл. 120–121).}

12 век
{ Kong-skugg-sio написано (n. 12).} (Название теперь обычно пишется Konungs skuggsjá, а работа уже давно датируется серединой 13 -го -го века [Тромхольт 1885, например]).

1637
{Томас Родился Флэтмен (И.).}

1688
{Томас Флэтмен не исчезает, а только умирает (И. ).}

17:00–18:00
{«Два Королевы, три короля и четырнадцать претендентов погибли в результате насилия. смертей» в Зембле в течение этого (расширенного) века (н. 62).}

1778
{Ходински переезжает в Земблу (И.).}

1798
{Ходински собирает или подделывает земблянские варианты Kong-skugg-sio (н.12).}

1798–1799
{Император Уран Последний правит в Зембле (п. 681, I.).}

1799
{Королева Фавориты Яруги убивают Уран и она царит в Зембле (И.).}

18:00 1 января (ст. ст.)
{Королева Яруга и Ходинский утонули в проруби на Новый год празднество (И. с.вв. Годинский и Яруга). Ей наследует ее сын Игорь II, чей отец якобы ее покойный брат Уран, но по мнению большинства историков Годинский (н.681, I. с.вв. Ходинский и Игорь II).} [КП приводит смерть Яруги как пример того, что он опускает как «легко доступный в указателе». ]

Начало 19 века
{Количество Комаровский, российский дипломат, прославился тем, что неправильно произносил свои слова. собственное имя в иностранных судах (И. с.в. Марровский).}

1809 5 августа
{Альфред [Лорд] Родился Теннисон (n. 920).}

1824 или 1825
{ рождается будущий Тургус III (I.)} [Пилон называет его «Тургус Всеслав», а также относится к «Альфину Всеслав», возможно, подумав «Всеслав». фамилия.]

1835 2 июня
{Джузеппе Мельхиорре Сарто, впоследствии Папа Святой Пий X, родился (n. 85).}

1845
Игорь II умер и ему наследует Тург III (I.).

1851 или 1852
Самуэль Тень рождается (п. 71). [КП: 1852. Здесь и далее КП полагает, что возраст можно получить, вычитая годы.Таким образом, Сэмюэл Шейд, который «умер в пятьдесят лет, в 1902 году», должен был родиться в 1852 г. Однако он мог родиться в 1851 г. и еще не достичь его день рождения в 1902 году, когда он умер.]

1855
Конмал, Герцог рожден Ароса и сводного брата королевы Бленды (I.).

1859 26 марта
{А. Родился Э. Хаусман (номер 920).}

1864
{Франклин Найт-лейн, позже СШАМинистр внутренних дел, родился (И.).}

1869
Мод Шейд родился (п. 86–90).

{Старейший из Теней, вероятный убийца Айрис Ахт, рождается (И. с.в. Ахт, Ирис).}

1873
Будущее Рождение короля Альфина Смутного (п. 71, I.)

г.

1874 26 марта
{Роберт Родился Фрост (п. 426).}

1876
{Ан необычный эпизод происходит в университете Онхава (н.347).}

1877?
{«Доктор. Саттон» (ll. 987-988). (Я предполагая, что возраст получается простым вычитанием лет. потом Шейду был 21 год в 1919 году, в год его женитьбы, поэтому доктору Саттону было 42 года. таким образом, он родился в 1877 году. С другими интерпретациями доктор Саттон мог родились в 1876, 1878 или 1879 году.)}

1878
Будущее Рождается королева Бленда (I.).

в. 1880
Конмаль изучает английский язык.Он переводит Шекспира Сонеты на пари с сослуживцем, а потом уходит из армии, чтобы начать карьеру переводчика (номер 962). [КП: 1880]

в. 1885
{ дед по материнской линии лидера Теней делает ремонт в покои короля (включая секретный проход?) и вскоре после этого отравлен на царских кухнях (И. с.в. Тени).}

Середина 1880-х
{Тургус Третий встречается с актрисой Айрис Ахт в секретном проходе из своей гардеробной (позже чулан) в lumbarkamer в Королевском театре (н.130: 134; И.).}

1888
Ирис Ахт умирает официально в результате самоубийства и неофициально в результате убийства (п. 130:122; Я.).

1889?
{Владелец рождается автомобильный двор в Кедарне («семидесятилетний человек» осенью 1959 г.) (н. 810).}

Примерно в это же время («около семидесяти лет назад» в 1959 году), Ферц и Зуле Бретвит имеют свои переписка (п. 286). [КП: 1889]

1890
Уолтер Родился Кэмпбелл, наставник Чарльза (И.).

1890? 1895?
{Сильвия О’Коннелл родился (I.).}

1892 6 октября
{Альфред, Лорд Теннисон умирает (номер 920).}

1898 В начале года
Сибил Рождается Айронделл («через несколько месяцев его [Шейда] старший») (п. 247). [КП: «Март, приблизительно”]

5 июля
Джон Шейд родился в Нью-Уай (FW: 13, н. 167, I).

1900
Тургус Третий умирает (н.130: 121; I.), и король Альфин восходит на трон Зембла (п. 71, I.).

19:00–19:14 Лето
{В в какой-то момент король Альфин забывает императора (п. 71).}

1902 До 5 июля
Сэмюэл Шейд умирает (но Джон Шейд, похоже, «не совсем три», что означает его рождение в 1899 году или Сэмюэля смерть в 1901 г., очевидное несоответствие) (п. 71).

1903 Лето
{Вордсмит Колледж фотографируется (FW: 20).}

9 августа
{G. М. Сарто становится Папой Пием X (н. 85).}

1906
{Ферц Вдова Бретвита публикует книгу Ферца и Зуле. переписка.}

1908
Диса дедушка строит виллу на мысе Турк под названием Villa Paradiso. (итальянский) или Вилла Парадиза (Земблан), позже Вилла Диса (н. 433–434).

1909 июль
Шейд свой первый обморок («Когда я только что повернулся одиннадцать») (лл.141–156). [КП: «Июль, приблизительно”]

1909? Зима
Тень имеет приступы обморока каждый день (11. 157–159) «в течение нескольких недель», по словам Кинбота (н. 162). [Как я читал, это могла быть более поздняя зима, но КП считает, что быть этой зимой.]

1912
Король Альфин чуть не тонет во время полета на гидроплане (п. 71).

1914 Когда-то
Освин Рождается Бретвит, {как и Ромул Арнор} (I.).

20 августа
{Папа Римский Пий X умирает (номер 85).}

1915 Когда-то
{Сильвия О’Коннелл выходит замуж и разводится с Леопольдом О’Доннеллом. (I.)} и Дональд О’Доннелл («Одон») рожденный им (I.).

Родился граф Отар (I.).

5 июля OS или NS
Prince Родился Карл Ксаверий Всеслав (п. 1–4, п. 433–434, Я.). Разница между его возрастом и возрастом Шейда семнадцать лет, а не шестнадцать, как Кинбот говорит Сивилле (н.181), видимое несоответствие.

Якоб Градус (далее «Градус») родился, по-видимому, в Риге (п. 17, 29, I.). И Зембла (п. 71), и В то время в Латвии использовался календарь старого стиля; начиная с 1900 г. , 5 июля по ст. ст. было 18 июля по н.э. [КП не обсуждает Старую Календари Style и New Style.]

1916
{Полковник Питер Гусев строит моноплан Blenda IV для короля Альфина (№ 71). Его сын Олег, будущий (?) герцог Ральский, рождается (н.130: 123; И.)}

{Возможно, примерно в это же время полковник Гусев женится на Сильвии. О’Доннелл.}

Нодо родился у Леопольда О’Доннелла и земланца. мальчик-подражатель (И.).

1917 Январь
{Чарльз Роквелл Пейн публикует свой перевод The Психоаналитический метод доктора Оскара Пфистера, позже процитировано проф. К. (n. 929).}

Апрель
На Прогулка старшего класса, Шейд влюбляется в Сибил Айронделл (возможно, годом раньше или позже) (ll.247–260). [КП: 1916]

1917 или 1918
{Фифальда Рождается де Файлер, позже графиня Отар (n. 71).}

1918 или 1919
Флер де Файлер, впоследствии графиня де Файлер, рождается (n. 71). [КП: 1919]

1919 7 января
{Король Альфин и Чарльз сфотографированы вместе (25 декабря по ст. ст.) (n. 71).}

7–13 января (25–31 декабря, О. S.)
{Полковник Гусев уже Первый Князь Рала.} Король Альфин погибает в авиакатастрофе (п. 71, I.). [КП мест это в 1918 году, с использованием OS]

14 января?
{Возможно 1 января Новый стиль, Зембла принимает новый стиль или григорианский календарь. (п. 71).}

В начале года
Король Вдова Альфина, королева Бленда, становится правительницей Земблы. (п. 71, I.). [КП: еще 1918 год]

До 7 июля
Тень и Сивилла женятся (л. 275, н. 275).

1920
Мартин Градус, Отец Якоба умирает.{Его вдова переезжает в Страсбург. «Вскоре после этого» она тоже умирает, и молодой Якоб воздвигнут купцом, также по прозвищу Градус (п. 17, 29).}

1921 17 мая
После крупная операция и за день [КП] до смерти Франклин Лейн пишет замечательный отрывок о жизни после смерти (п. 810, Я.).

1921 5 июля по 1922 4 июля
Медсестра шестилетнего принца Чарльза утешает его Зембланская пословица (англ.1000). [КП: 1921]

{Возможно, примерно в это же время («моя ранняя детство»), он видит фокусника у своего дяди замок (FW: 27–28).}

1922
Мистер Кэмпбелл прибывает в Земблу, чтобы стать наставником Карла (п. 71).

[КП: Джек Грей убивает своего отца. КП, возможно, по прихоти, по-видимому, указывает год рождения Градуса (согласно Кинбота) к Грею и принимает семилетнего отцеубийцу, который Голдсворт сохранил фотографию молодого Джека.]

1923 5 июля по 1924 4 июля
Чарльз находит фотографии об авиакатастрофе его отца (n. 71). [КП: 1923]

1925
{Барон Радомир Родился Мандевиль (I.).}

{Сильвия О’Доннелл покидает Земблу, чтобы выйти замуж за Восточный принц (И. ).}

1928 Когда-то
{Юлий Родился Штайнманн (I.).}

До 5 июля
Диса рождается (п. 275, н.433–434). Она проводит это лето и следующие четырнадцать на вилле Paradisa (n. 433–434).

1929 [КП: 1928] Конец апреля или начало Май
Чарльз и Олег, герцог Ральский (хотя его отец еще жив), впервые делят постель (п. 130: 124).

Май
Мистер Кэмпбелл вывихнул лодыжку в Мандевильском лесу (п. 130: 124; п. 149). Пока он все еще лежит на приколе, Чарльз и Олег находят секрет Тургуса проход и доходят до театра, где их пугают репетиция, возможно, Водяной .»Скоро после», Чарльз чуть не умирает от пневмонии. «К восстановить силы его отправили на пару сезонов в южные Европа». (п. 130: 125–128).

Размещение

КП этих событий в 1928 г. вероятно, на основании заявления Кинбота о том, что они «на три десятилетия раньше», чем 1958 г. (н. 130: 123) и «тридцатилетний узорчатый отпечаток» (N. 130: 133), считая это время точным. Размещение в 1929 году будет основано на утверждение (п. 130:123), что царю было 13 лет в мае, так как он 15 июля 1928 года исполнилось 13 лет.Расхождение кажется незначительным; возможно объяснения заключаются в том, что «три десятилетия» приблизительно, или что Кинбот или Набоков вычисляют возраст просто по вычитание лет, или что Кинбот лжет Сибил о дате своего рождения, возможно, чтобы смутить ее или предложить связь с Шейдом.

1929? Лето?
Чарльз видит, как священник с виноватым видом получает божественную благодать (н. 47–48).

1930
Конмаль заканчивает переводить Шекспира и начинает с Мильтона и других поэтов (н.962).

в. 1930?
{В «Ранняя юность» Градуса, он присоединяется к неудачная попытка избить местного парня, выигравшего мотоцикл на ярмарке (н. 171).}

1931 Иногда
{Г-н. Кэмпбелл заканчивает работу наставником Чарльза (I. )}

В конце года
Олег умирает в пятнадцать лет, катаясь на санях (п. 130:128; I).

1932
{Чарльз начинает «делить свое время между университетом и полк», «самое прекрасное время в его жизни» (н.71).}

После 5 июля
{г. Кэмпбелл покидает Земблу (n. 71).}

1932–1936?
А молодой лектор из Бостона показывает студенту принцу Чарльзу копию Книга Шейда Night Rote, в частности стихотворение «Искусство» (н. 957).

1933 «Первая часть год”
Тени посещают Ниццу, возможно, мельком увидел Дизу и ее английскую гувернантку. Хейзел задумал, предположительно (ll.433–435, н. 433–434, И. с.в. Оттенок).

1934 В начале года
Орешник Рождается тень (л. 435, н. 86–90, н. 293, I). [КП: Январь-февраль, примерно.] {Ее сокурсники ( приятный хрупкий сосед по комнате, белые близнецы, корейский мальчик, может быть, Пит Провост, его друг и друг его друга) вероятно, родились примерно в этом году. }

1936 Когда-то
{Чарльз находит мальчика-гуся по имени Гарх в переулке к северу от Трота (I.с.в. Гарх).}

30 апреля
{А. Э. Хаусман умирает (номер 920).}

20 июля
{Королева Болезнь Бленды стала намного лучше.} Чарльз идет к мяч (п. 71).

21 июля
Королева Бленда умирает в предрассветные часы. {Чарльзу говорят около 4 утра (п. 71, И.).}

с 22 июля по 30 августа
Флер «ухаживание» де Файлера и трехдневный сожительство с Чарльзом (н.71) происходят в этот период. [КП: август]

30 августа
Чарльз коронован королем Земблы (п. 12, п. 71, п. 275, I.). {Барон Радомир Мандевиль служит его тронным пажем (I, н. 130: 132–133; н. 149 — в Указателе упоминаются только n. 130).}

в. 1936?
{ Шейдс проводит семестр в «Иф», а Хейзел «простой малыш» (лл. 502–509).} [В примечание, КП датирует это «между (приблизительно) 1934 и 1940», приводя его как пример события, которое он опускает как «весьма неопределенно».]

1936–1940
{ студенты, которых упоминает Кинбот, вероятно, родились примерно в это время. время.}

1937 10 мая
{Мод Шейд начинает свой альбом с объявления Life . для застежки Talon Trouser (л. 91).}

в. 1939
{Чарльз пытается перевести поэзию Шейда на зембланский (F).}

«Когда-то в сороковых»
{Градус едет в Земблу как продавец коньяка (англ.17, 29). У него множество работ в стекле дело (п. 171). Он женится на бисернице, дочери мытаря. (п. 17, 29, п. 697) и после того, как она оставляет его, живет во грехе со своим свекровь до самой смерти. После этого он пытается себя кастрировать и с помощью инфекции освобождается от похоти (п. 697).}

Также, вероятно, где-то в forties
{Хейзел играет Mother Time в школьная пантомима (лл. 309–314).}

1942 Лето
{Диса проводит свое последнее лето подряд на вилле в Кап-Тюрк (несмотря на нацистской оккупации, но Зембла явно нейтрален, если Вторая мировая война произошла в мире романа) (н.433–434).}

1944
Гордон Родился Круммгольц (I.).

1944 или 1945
{Ди Голдсворт родился (между февралем 1944 и февралем 1945, если ей 14, когда Кинбот переезжает, или между поздним летом или ранней осенью, если ей 14 лет, когда Кинбот пишет свой примечание — если только я не придаю ему слишком большого значения точность) (№ 47–48).}

1946 или 1947
{Candida Голдсворт родился (н.47–48).}

1947 5 июля
Чарльз встречает девятнадцатилетнюю Дису на балу-маскараде (п. 275).

1948 или 1949
{Бетти Рождение Голдсворта (п. 47–48).}

1949 28 марта
{Мод Шейд делает последнюю запись в своем альбоме для вырезок, объявление в Life . для Hanes Fig Leaf Brief (№ 91).}

Позднее в том же году
Мод Шейд в восемьдесят лет становится парализованным и афазичным, и его госпитализируют. (лл.195–208). {Сибил наполовину парализована Скай-терьер уничтожен, к огорчению Хейзел (n. 230).}

июнь?
Кинг Чарльз женится на Дизе «почти через два года» после знакомства она, молившаяся в одиночестве в соборе Онгавы большую часть ночи до (п. 71, п. 275, I.). [КП: первое полугодие.] {Во время следующие четыре года Кинбот безуспешно пытается заняться с ней сексом, ее родители умирают, она узнает, что он гомосексуал, он обещает несколько раз быть верным, но ни разу не удается, а в поездке на Итальянское озеро он говорит ей, что не любит ее (н.433–434).}

1949 или 1950
{Альфина Рождение Голдсворта (п. 47–48).}

1950 Январь? [КП: конец января – начало февраль]
Мод Шейд умирает в начале год (п. 86–90, п. 230).

В тот день Тени видят линьку цикады покровы и мертвый муравей на стволе сосны (л. 237–240). [КП: Шейд видит анонимное сообщение на дереве, а я нет. подумайте «Замечено на стволе сосны», в начало следующего предложения и абзаца стиха относится к сообщение.]

Вскоре после этого Тени страдают от полтергейста. проявления, длящиеся почти месяц (п. 230).

1950?
Около этого год жена Пауля Хенцнера уходит от него, забрав сына, и Хенцнер переезжает в город (п. 347). [КП: определенно 1950 год.]

1950
Экспозиция Стеклянных животных проводится в Зембле. Умерла старшая графиня де Файлер там в пожаре. {Градус помогает линчевать туристов, которых ошибочно принимают за поджигатели.После пожара Диса дружит с Флер де Файлер. (п. 80).}

1951
Взрыв встречается на стекольном заводе в Зембле (н. 149). [Я принял это за такое же событие, как и пожар 1950 года, что возможно, если и взрыв и пожар, или экспозиция продлилась до 1951 года, или русский турист ошибается насчёт своего характера или года. Тем не менее, я думаю, что КП прав, делая их двумя отдельными событиями.]

{Эрих Фромм публикует Забытые Язык, книга о символизме в снах и мифах. Проф. К. процитирует его (п. 929).}

1952?
{ореховый оттенок поступает в Wordsmith. (Год основан на предположении, что она делает это в 18 лет.) Ее поездка во Францию ​​может быть не слишком далека от этого время.}

{Возможно, в ближайшие несколько лет Кинбот будущий садовник работает медсестрой в больнице для чернокожих в Мэриленде (л. 998).}

1953
Выслан из Зембла за несовместимость, Диса возвращается на виллу Диса (н.433–434).

1954
{ Библиотека Плеяды публикует издание A la recherche du temps perdu (№ 181).}

1955
Конмаль умирает (I.). Чарльз выполняет его предсмертную просьбу, начав преподавать в Университет Онхава (№ 12).

{Полковник Гусев, семидесяти лет, один из величайших парашютисты всех времен (И.).}

1956 Когда-то
Чарльз посещает Дису во второй раз после ее изгнания (н.433–434).

{Немецкий академик и его жена, шведка, посещают спортивный Фестиваль в Зембле и увидеть короля Карла (n. 894).}

Английский перевод книги Чарльза о фамилии опубликованы в Оксфорде (№ 894).

Октябрь
Студент и его подругу беспокоят дребезжащие звуки и свет. То Wordsmith Gazette делает историю печально известной, и посещают исследователи экстрасенсов. Хейзел решает провести расследование и собрать данные для статьи по психологии.В первый раз, с Джейн Провост, гроза заглушает любые проявления. Несколько ночей спустя Хейзел идет одна и получает загадочное сообщение от блуждающий огонек. Возвращаясь домой, она напугана ею отец ждет ее на крыльце. Позже ночью Хейзел и ее родители идут в сарай и ждут напрасно. {Шейд жалуется власти и амбар снесен (п. 347).}

Вероятно, конец 1950-х
{Эдсел Форд публикует стихотворение, содержащее две строки, которые цитирует Кинбот. (н.603). Настоящая поэма «Образ Желание», был опубликован в 1961 году (Roth 2007), единственным несоответствие с реальной историей, о которой я знаю. }

1957 В начале года
Тень заканчивает Supremely Blest , свою книгу о Папе («недавно» во времена Хейзел смерть) (л. 384).

Поздняя зима (март?)
После унизительное двойное свидание вслепую, Хейзел тонет (сама). (лл. 385–500, н.293, л.). [КП относит это к марту, как и Бойд (1999: 89, 150). Ведь «Чёрная весна/ Просто стояла за углом» (л. 495–496). Кроме того, Шейд относится к Марчу в связи со смертью Хейзел (l. 431, лл. 663–4) и смерть ребенка (11. 583–584). Тем не менее, я не могу найти ничего, что явно датировало бы Хейзел. самоубийство до марта.]

{Немногим позже Джейн Провост пытается поговорить с Тени. Позже она пишет Сибил длинное письмо, на которое так и не ответила (n.385–386).}

Когда-то
Пол Херли-младший становится главой отдела английского языка в Wordsmith (н. 376–377).

{Барон Радомир Мандевиль сражается на дуэли (№ 169).}

1958 Когда-то
{Тень отправляет «Природа электричества» на номер . Бо и бабочка (н. 347).}

Март
{Тени слышать шумы, играть в шахматы (лл. 653–664). Это может быть быть в предыдущем марте.Однако Бойд (1999:150) помещает это «точно в через год» после смерти Хейзел.}

1 мая
Земблан Грянет революция. Диса пишет дикое письмо Чарльзу (н. 433–434). Вскоре (может быть, в тот же день) Экстремисты низлагают Карла (п. 12, I) и держат его в плену в Юго-западная башня (н. 130: 119, 121). {Также барон Блэнд, с помощью, убирает Драгоценности Короны из дворца в тайник; он тогда умирает от падения.(п. 681). }

После 1 мая
{ Комендант дворца читает Карлу письмо от Дизы (н. 433–434).}

{Ромул Арнор казнен (I.).}

Лето
Тени, начав оправляться от своего горя, отправляются в Италию (ll. 668–670).

{ Примерно в это же время
Шейд эссе публикуются как The Untamed Seahorse и «всеобщее признание» (11. 671–672).}

июль?
«Несколько недель» до своей следующей попытки, Диса летит в Стокгольм в попытка помочь Чарльзу, но ее ненавистный кузен отбрасывает ее «Curdy Buff» (н. 433–434). [КП: июнь]

Середина июля
Два Российские специалисты Андронников и Ниагарин начинают поиски Онгавы Дворец драгоценностей короны (п. 130: 129–131).

Середина августа
Чарльз обвиняется в общении с сочувствующими по гелиографу и тронут от башни до «унылой чуланной».Он помнит секретный проход. Хотя Одон пытается убедить его отложить свою попытку, после того, как якобы ложась спать, Чарльз убегает в театр, прервав Одона в спектакле . Мерман . Двое выбегают на улицу к гоночной машине Одона. (п. 130: 135). Одон едет на запад и доходит до Мандевильского леса, где покидает Чарльза. Чарльз поднимается на гору Мандевиль в течение двух часов в дождливая ночь (повторяя вступительный куплет Гёте « Erlkönig » в обоих Немецкий и зембланский, н.662) и укрывается в доме фермер по имени Грифф. На следующее утро он уходит (пренебрегая сексуальное предложение дочери фермера), видит жуткое отражение одного из его подражателей, и пересекает горы к западу от Блавика (п. 597–608). В Блавике он воссоединяется с Одоном, который ведет его в пещеры Рипплсона и на лодке. (п. 149, п. 597–608).

{Тем временем шутники-роялисты выдают себя за него, один в погоня с фиксированной скоростью на кресельном подъемнике (н.70). Эта плева длится «почти год», как экстремистское правительство думает, что Чарльз все еще в Зембле, и пытается предотвратить его побег, воздух (н. 171).}

Диса, встревоженная слухами о том, что Чарльза могут осудить на смерть, летит в Брюссель и заказывает самолет, но сообщение от Одон говорит ей, что Чарльза нет на Зембле и что она должна вернитесь на Виллу Диса и дождитесь дальнейших сообщений (н. 433–434).

Возможно, чуть позже, Чарльз возлежит на диване в Квартира Освина Бретвита в Медоне (ок.286).

Ранняя осень
Чарльз находится в Ницце и Ментоне (п. 240).

август, сентябрь, Октябрь
{Сибил продолжает переводить Марвелл и Донн на французский язык. Ураган Лолита, Марс, Шаха свадьба, русский шпионаж, портрет Сивиллы (л. 677–682).}

Когда-то в этом период
{Чарльз бреется в последний раз (сущ. 12).}

Андронников и Ниагарина продолжают разносить дворец в поисках драгоценностей короны (н.681).

Сентябрь
Чарльз навещает Джо Лавендера и Гордона Краммхольца в Лексе (номер 408) [КП]

Позднее в сентябре : Джо Лаванда сообщает Дизе, что к ней приедет представитель ее мужа. ее, но сам Чарльз ненадолго навещает ее, также видя ее друга и служанка Флер де Файлер (н. 433–434).

17 октября
Шейд явный сердечный приступ и «умирает». Доктор Алерт остроумно угощает его и успокаивает (ll.682–728, н. 691, н. 727–728).

18 или 19 октября
Чарльз, отныне именуемый Кинбот, парашюты рядом с Сильвией «поместье» и беседует с ней (п. 691).

20 октября
Сильвия уезжает в Африку (понедельник). Кинбот продолжает оставаться в своем поместье. (п. 691). Когда-нибудь, вероятно, в следующем году Сильвия разводится с Лайонелом. Лаванда, двоюродная сестра Джо Лавендера (I.).

После 17 октября
{Тень читает статью Джима Коутса о миссисЗ. почти смертельный опыт, проезжает 300 миль на запад, чтобы взять интервью у обоих их, разочарован опечаткой в ​​виде горы-фонтана и находит какая-то «слабая надежда» (11. 745–834).}

1 или 2 ноября
Кинбот встречается с Билли Ридингом, президентом Wordsmith, в Нью-Йорке. Кинбот проводит время до Рождества в библиотеках Вашингтона и Нью-Йорка. Йорк (п. 691).

25 декабря
Кинбот проводит Рождество во Флориде (н.691).

Конец 1958 или начало 1959
{После несколько месяцев выдавая себя за Чарльза, Юлий Штайнманн попадает в плен и расстрелян расстрельной командой. Выживший, он лечится в больнице, где врывается Градус и дважды стреляет в него, оба раза промахнувшись. Штайнманн исчезает (н. 171).}

1959 Начало или середина января?
Классы начать в колледже Вордсмит. Шейд возобновляет обучение (п. 691) [но КП предполагает, что Шейд возобновляет работу в течение двух недель после приступа, очевидно, потому что его выздоровление было «очень скорый»].

Перед отъездом Кинбота в Нью-Йорк Wye
{Кинбот пишет Шейду, чтобы представить себя, прежде чем переехать в соседнюю дверь. Тени никогда не отвечают или упомяните букву (п. 691).}

До 5 февраля
{Кинбот получает мощный красный автомобиль Kramler (FW: 19–20).}

Кинбот прибывает в Нью-Уай (FW: 19).

Между прибытием Кинбота и (вероятно) въезжает его садовник:
{Что-то между Кинботом и, предположительно, Джеральд Эмеральд (I с.v. Kinbote в отношении n. 741).}

Вероятно после этого и до убийства Шейд (21 июля)
{Кинбот идет в студенческо-преподавательский вечер, где он демонстрирует земблянскую борьбу и получает записку, которую он считает от Джеральда Эмеральда, обвиняя его иметь хал….. (п. 62).}

{Кинбот слышит, как Джеральд Эмеральд называет его «Великий бобр» и развязывает галстуки Г. Э. галстук-бабочка (FW: 24).}

Между прибытием Кинбота и День рождения Шейда (5 июля)
{Kinbote начинает «довольно хорошо» узнавать относительно небольшое студент мужского пола в гостиничной школе (н.181).}

Между прибытием Кинбота и (предположительно) убийство Шейда — вероятно, до конца срок в мае или июне
{Кинбот критикует коллега и его или ее курс, и д-р Натточдаг предостерегает его об этом (FW: 24–25). }

{Карикатурная пародия студентов-драматургистов на Кинбота (ФВ: 25).}

5 февраля
Кинбот переезжает в замок Голдсворт (FW: 19). Бойд (1999: 97–98) отмечает, что Кинбот встречает имя «Альфина», исследует туалет девочек Голдсворта (который он связывает с побегом Чарльза) и читает или вспоминает Навсегда Эмбер и Узник Зенда .Таким образом, Бойд предполагает, что в этот момент Кинбот начинает разрабатывать сходные элементы Земблы: имя «Альфин», секретный проход, ведущий из туалета, и большая часть атмосферы. На самом деле он предполагает, что вся Зембла может начаться здесь.

7 февраля? 8?
Кинбот видит, как Тени не могут выбраться с обледенелой дороги («одно из моих первых утра там») (ФР: 19–20). [КП: 9–14 февраля (приблизительно)].

Февраль.16
Кинбот встречает Шейда за обедом в факультетском клубе (FW: 20–22).

Через несколько дней после февр. 16
Кинбот подвозит Шейда домой через Общественный центр, где Сибил представляет себя. {К этому времени Кинбот использует свое новое имя, как его знает Сибил. Позже у него «что-то вроде небольшого семинара… с двумя очаровательными одинаковыми близнецы и еще один мальчик, еще один мальчик» (Плохой Боб?) (ФР: 22–23).}

После этого
Кинбот развлекается, шпионя за Тенями (FW: 23–24).[КП: это начинается в последнюю неделю февраля.]

Между 16 февраля и, возможно, 3 июля, конечно, включая май и июнь
Кинбот рассказывает Шейду свои истории о Зембле. Я предлагаю 3 июля для финала дата с тех пор, как Кинбот пишет «наконец-то» о своем дневниковая запись этой даты, которая следует за серией записей о нажав Shade, чтобы написать (п. 42).

Между началом Кинбота повествования и убийство Шейда
{Кинбот слышит измененная версия вопроса «какой император?» история (н.71).}

{Немецкий академик упоминается в 1956 году, сейчас приглашенный лектор в Wordsmith, подозревает что Кинбот — бывший король. Пытаясь сменить тему, Шейд упоминает книгу фамилий, раскрывая личность Кинбота. личности (как Боткина или, с точки зрения Кинбота, как Король Чарльз), если только наш комментатор не использовал «Кинбот». за его псевдоним в 1956 году. Джеральд Эмеральд оскорбляет короля и Кинбот отвергает его извинения (п. 894).}

Конец февраля.?
{Кинбот показывает Шейду некоторые записи судьи Голдсворта, сохранив их по крайней мере две недели (п. 47–48).}

Где-то в марте
{Тень, Кинбот и Боб отправляются на «унылую вечеринку». в доме проф. С. Миссис К. хихикает, когда Кинбот помогает Шейд находит свои галоши (FW: 24, 27).}

14 марта
Кинбот посещает званый ужин у Теней. {Когда-то после этого и, вероятно, до 23 мая Кинбот приглашает Теней на ужин вместе с сыном падишаха (н.579).}

21 марта? 22?
Боб делает цветной снимок Кинбота и Шейда (FW: 26).

28 марта?
Пока Шейд принимает ванну, Кинбот говорит с ним об отсылке Кинбота. должен узнать о его поездке в Вашингтон, но ни один из них не может вспомнить что это такое (п. 887–888). [КП: 29 марта]

28 марта? 29?
Кинбот находится в Вашингтоне. {Боб использует это отсутствие, чтобы развлечь девушку.} Прошла неделя после вечеринки у профессора К., и, кажется, разумно отложить поездку Кинбота на выходные (FW: 26–27).

30 марта
Кинбот, вернувшись из Вашингтона, выселяет Боба (FW: 27, n. 802). {Для следующего несколько ночей Кинбот страдает от страха. Возможно, во время этого период, Кинбот видит кота Голдсвортов с белым бантом на шее и, полагая, что кто-то взломал, вызывает полиция (№ 62).}

2 апреля
Кинбот пишет Дизе о своих ночных страхах и жизни рядом с Шейдом.То письмо включает его псевдоним и адрес Университета Вордсмит (н. 768, л.).

В начале апреля?
После смущение в бассейне колледжа, Кинбот встречает нуждающегося молодой чернокожий мужчина, который на следующий день начинает работать для него в саду (сущ. 998).

Апрель?
{Как листья блокировать взгляд Кинбота, он становится более смелым и опытным о слежке за Тенями (н. 47–49).}

«Вскоре после Пасхи» (то есть 29 марта)
{Kinbote’s въезжает садовник, и его ночные страхи прекращаются (прим.62). Когда-то после этого Кинбот обнаруживает, что его садовник «импотент». (№ 998).}

6 апреля
Кинбот получает письмо от Дизы, содержащее «The Священное дерево» (п. 49). Это слишком быстро, чтобы быть ответом на его письмо?

Тихий апрель
Кинбот Недавно нанял садовника. Тема антисемитизма приходит в факультетском клубе, после чего Шейд и Кинбот обсуждают Предубеждение и термин «цветной» (н.470).

С конца апреля до начала Май?
{Весенняя миграция птиц в Аппалачах, предположительно пик идентификации Кинбота с птицами помощь его садовника (н. 1–4).}

Пружина
{Это объявили, что Одон находится в Париже, а экстремистское правительство в Зембла предполагает, что экс-король покинул страну. Тени решают выследить его (п. 171). Это, наверное, поздняя весна, как это «почти год» после короля сбежал в августе, и это не должно быть слишком долго до Градус вытягивает роковую карту 2 июля.}

23 мая
Кинбот посещает второй суппер, чез Шейд. {Когда-то, вероятно, после этого и до того, как передать Шейду план дворца, он приглашает Теней на второй ужин со своим садовником в качестве другой гость (n. 579).}

Май или июнь
{Кинбот и Шейд ищут дедушку Шейда брошюры в подвале Шейда, и Кинбот видит заводная игрушка в виде негра, в которую играл Шейд с, когда у него случился первый обморок (n.143).}

Во время вечерней прогулки Кинбот рассказывает Шейду историю. о себе и Дизе и призывает Шейда включить это в стихотворение (п. 433–434). [КП: Май.] Так как люди (включая меня) спросил в списке рассылки НАБОКВ-Л, как безумный Кинбот мог получить преподавания, отмечу, что это может быть первое время, когда он упоминает Земблу кому-либо.

Конец мая
{Кинбот могу «разглядеть очертания некоторых моих изображений в форму, которую мог бы придать им его гений» (n.42).}

июнь
У Кинбота в по крайней мере девять прогулок на закате с Тенью (п. 238). {Один из этих месячные прогулки вполне могут быть, когда Шейд указывает на место, где стоял сарай Хенцнера, так как большинство растений Упоминания Кинбота будут расцветать. Исключение составляет золотарник, который расцветет только после смерти Шейда, но Кинбот мог бы назвать какое-то другое растение золотарником. (п. 347).}

В какой-то момент Кинбот рисует и дает Шейду план Дворец Онхава.Он остается на обед (п. 71). {Возможно, когда-нибудь после это, он пригласил Теней на ужин с блондинкой в ​​черном трико как другой гость (п. 570).}

Середина июня
{Кинбот уверен, что Шейд напишет стихотворение о Зембле, и увеличивает усилия по «насыщению» Шейда земблянскими историями (п. 42).}

23 июня
Кинбот и Теневая игра «партия в шахматы, ничья», а затем беседовать на террасе Кинбота о грехе, Боге и загробная жизнь (н.549).

Конец июня

Согласно некрологу Шейда, именно тогда он пишет «Качели» {хотя Кинбот считает, что они датируются вскоре после смерти Хейзел (п. 61).}

с июня по середину июля

{Шейд читает стихи малоизвестного друга на летнем Школьная вечеринка у Херли, и Кинбот слышит Шейда и Миссис Х. обсуждает сумасшедшего носильщика или самого Кинбота (n. 629).}

2 июля
В 00:05 Зембланское время, Градус выбран для убийства путем вскрытия карт. Кинбот (англ.171).

Вскоре после полуночи по восточному летнему времени, Тень начинает «Бледный огонь» (FW: 13, н. 1–4).

{Тем временем Кинбот играет в шахматы с иранским летом студент (№ 1–4).}

3 июля
Сибил рассказывает Кинбота, что Шейд начал стихотворение, но не будет обсуждать его, пока не завершает его (п. 47–48). {Кинбот отмечает в своем дневнике, «Стихотворение началось!» (п. 42).}

Той ночью Кинбот делает вывод, что Тени занимаются любовью. (н.181).

{с этого момента до 21 июля
один Утром Кинбот видит, как Шейд сжигает каталожные карточки, на которых шашки (FW: 14).}

4 июля
Тень заканчивает Canto 1 (FW: 13), включая карточку 9 (n. 109) {и карточку якобы несущего предполагаемый вариант о секретном коридоре, который Кинбот позже признает своим (п. 130: 128)}.

Вечером Кинбот везет юного друга на 200 миль в свой дом, где Кинбот посещает две ночные вечеринки (н.181).

{Освин Бретвит страдает от боли в паху, которая не дает ему бодрствовать этой ночью и двумя следующими (п. 286).}

5 июля
Шейдс шестьдесят первый день рождения. Он начинает Песнь 2 (FW: 13, l. 181, n. 181) и достигает строки 208.

Кинбот завтракает на второй вечеринке и возвращается домой. Вечером Шейд устраивает вечеринку по случаю своего дня рождения, на которую незваные гости Часы Kinbote (№ 181).

В полдень по земблянскому времени Градус покидает Онгаву и отправляется в Копенгаген, синхронизированный с пробуждением Шейда (н.1–4, н. 181).

6 июля
В 3 часа ночи Шейд возвращается к своему столу и доводит стихотворение до 230-й строки. восходе солнца (4:30), Кинбот делает вывод, что Тени занимаются любовью. В Утром Кинбот доставляет Сибил подарок для Джона и третий том A la recherche du temps perdu (н. 181).

Позже Шейд записывает как минимум следующую карту (н. 231).

Вечером Шейд и Кинбот отправляются на прогулку с Сибил сопровождает их часть пути, а Шейд отказывается обсуждать его прогресс в его стихотворении (n.238, н. 802).

Когда Шейд достигает строки 230, Градус и зембланский консул в Копенгагене купить одежду для Градуса, чтобы он носил ее в более поздних заметках (вскоре до полудня по копенгагенскому времени) (л. 181).

7 июля
Шейдс сочинения включают строки 286–299 (п. 286, п. 287). Кинбот, по пути в кабинет доктора Алерта на встречу в 15:30, сталкивается с Тенями и узнает от них и доктора Алерта, что они планируют арендовать ранчо Херли в Кедр в августе.Кинбот получает информацию от туристического агентства (н. 287).

Градус летит в Париж, звонит Освину Бретвиту из аэропорту и имеет с ним бесполезную беседу (п. 286).

8 июля
Освин Бретвит умирает во время операции (п. 286, I).

10 июля
Шейдс письмо включает строки 406–416 и еще одну карточку (n. 403–404).

Градус едет из Женевы в Лекс, где отдыхает Одон. на вилле Джо Лавендера.Градуса показывает Гордон Круммгольц, который упоминает, что король отправился на Кот д’Азур, но Лаванда отсылает Градуса по телефону (н. 403–404). [КП: Он стоит у придорожной бухты, где король стоял в сентябре прошлого года.] {Вернувшись в Женеву, Градус бессвязный телефонный разговор со штабом, который думает, что он предложил проникнуть на виллу Диса, чтобы поискать письма с адрес бывшего короля (n. 470).}

Примерно в это же время [КП: 10 июля] Кинбот отправляет заказ по почте. для хижины возле Теней (н.287.) [КП]

11 июля
Тень заканчивает Песнь 2 (FW: 13).

Кинбот бродит по дому Теней, видит они плачут и случайно стучат мусорным баком, но (верит, что он) не обнаруживается (п. 47–49).

Градус посещает финскую баню и видит свои босые ноги в последний раз до 21 июля (п. 949).

[КП: 12 июля : Тень начинается Песнь 4. Это кажется весьма вероятным, но он мог бы потратить целый день. выключенный.]

Середина июля
{Кинбот видит свой план дворца Онхава в нише для хранения в Дом Теней (п. 71). (Это может быть связано с его вторжением в 15 июля.)}

14 июля
{Shade’s сочинения включают строку 596 (n. 596).}

Примерно в этот же день («за неделю до смерти») член клуба говорит Кинботу в продуктовом магазине, что он удивительно неприятный и безумный (FW: 25). [КП: Определенно 14 июля, и женщина — «Доктор.дочь Саттона (президент женского клуба Сивиллы)». Его идентификация следует, если в Нью-Уай есть только одна женская клуб и она президент.]

{Градус, побеспокоившись в своем отеле в Женеве четыре дней, телеграфирует в штаб-квартиру, чтобы сообщить, что он переезжает в Отель Lazuli в Ницце (номер 596).}

15 июля
{Кинбот тщетно ждет Шейд (I. s.v. Shade, ссылка дана как 338 вместо правильного 334) пойти на обещанную прогулку.} В конце концов он вторгается в дом Теней, но Шейд умоляет уйти (прим. 47–48, это день святого Суизина).

Градус приземляется в Ницце ранним днем ​​и видит, но не признает Тень Изумрудова, как и Андронников и Ниагарин. Он узнает от таксиста, который везет его в его отель, что Диза уехала в Италию на остаток июля (п. 697). [КП называет дату отъезда «1 июля (приблизительно)».]

В ту ночь или рано утром следующего дня Андронников и Ниагарин проникает на виллу Диса и находит, среди прочего, Письмо Кинбота от 2 апреля с указанием его рабочего адреса (n. 741).

16 июля
[КП: Тень пишет строки 698–746 (п. 741).]

Изумрудов сообщает Градусу информацию о Кинботе и приказывает ему отправиться в Америку для продолжения своей миссии (п. 741).

18 июля
Выпуск едет поездом в Париж (номер 949).

Той ночью или ранним утром 19 июля Шейд записывает карточку 65 (вторая часть строки 797 до строки 809) (п. 802).

19 июля
Кинбот молится в двух церквях.Когда он возвращается домой, ему галлюцинирует звонок Шейда. Для него. Когда он достигает Шейд, он расплакался, на что Шейд соглашается пойти с ним на прогулку в восемь. К тому времени Шейд закончил Песнь 3 и начал Песнь 4. вернуться к письму (FW: 13–14, н. 802, н. 835–838).

20 июля
Тень начинает писать со строки 873 (п. 873). Он цитирует Папу в сноске на Зембла (n. 937), которого Кинбот, как ни странно, не воспроизводить.

{В то же время в аэропорту Орли Градус садится в реактивный лайнер для Америки (номер 873). } Он прибывает в Нью-Йорк {на гроза и обнаружив, что ранний рейс полон и поезд неудобен, бронирует самолет (номер 949).}

21 июля
Тень начинается со строки 949 (п. 949).

[КП: Утром Джек Грей сбегает из Института для душевнобольных преступников.] Это кажется вероятным, хотя он мог сбежал раньше.

{Градус проводит время в Нью-Йорке, изучая всевозможные интересная информация из New York Times , среди прочего. «Красное восстание в Ираке» могло быть «беспорядочное восстание курдов, коммунистов, мусульман группировки и армейские части» 14 июля в окрестностях Киркука; это было кроваво подавлен к 20 июля (Dupuy and Dupuy 1977: 1282). Градус регистрируется в аэропорту в 14:00 и прибывает в Нью-Уай после 5, не чувствую себя так хорошо.Он достигает кампуса Вордсмит, и после различные хорошие и плохие направления и проблеск Кинбота в библиотеке, Джеральд Эмеральд подвозит его в пределах видимости Дом Кинбота (номер 949). }

{Кинбот возвращается домой из библиотеки и находит Шейда почти закончил стихотворение. Он побуждает Шейда прийти на Токай и грецкие орехи (№ 991). Красный адмирал прыгает вокруг них в вечерний свет (н. 993–995).} Когда они прибывают в дом Кинбота, Джека Грея или Якоба Градуса, который был ждет, стреляет в них.Несколько пуль промахиваются, но одна убивает Шейда. {Садовник укрощает Грея лопатой, и Кинбот зовет полиции, которые арестовывают Грея. Появляется Сибил.}

Вероятно, в ту ночь, веря от садовника свидетельство того, что Кинбот пытался защитить Шейда, Сибил приводит возможность компенсации и соглашается позволить Кинботу отредактировать стихотворение. [КП помещает решение Сибил на 22 июля.] Кинбот ставит стихотворение под сапогами девочек Голдсвортов {а затем сдвигает их к его чемодану (FW: 16, н.1000).}

22 июля
{Кинбот читает стихотворение на рассвете и горько разочаровывается, не найдя упоминает о Зембле, но перечитывает позже, и ему это нравится больше, отчасти потому что находит в нем отблески Земблы, особенно в вариантах. Мог ли он начать вносить свои собственные варианты так рано (n. 1000)?}

«Сразу после Шейда смерть»
Сибил и Кинбот подписывают контракт, согласно которому он будет редактировать «Бледный Огонь» без вознаграждения (FW: 16).

{Может ли это быть о времени («позже») когда Кинбот узнает, какие эпитеты Сибил применила к нему за его назад (н. 247)?}

{Большая часть или вся история Градуса должна датироваться этим точка.}

«Сразу после Джона Кончина Шейда»
проф. Херли распространяет отпечатанное на мимеографе письмо, в котором выражает озабоченность по поводу Кинбот редактирует стихотворение (п. 376–377).

22–29 июля
Кинбот циркулирует в Нью-Уай со стихотворением, вшитым в его одежду.Он берет интервью у Джека Грея один или два раза. Грей «признается» что он Градус, цареубийца Теней. {После первого интервью, Кинбот, читает июль 21 Нью-Йорк Times в библиотеке Университета Вордсмита (WUL). Пока не его «это была замечательная игра» — его ошибка или Набокова за «это было…», он тоже пишет по крайней мере часть n. 949a суммируя истории, которые он нашел (Dowling 2003, n. 949a), хотя это противоречило бы его упоминанию о он не сможет написать Комментарий, пока не доберется до Сидарна (ФР: 17).} «Через несколько дней» после последнего интервью, Грей убивает себя (n. 1000, I.).

24 июля
В газетное интервью с «мнимым шадианином» [КП: Профессор С.] говорит, что «Бледный огонь» фрагментарен (ФВ: 14).

Возможно, в этот момент Кинбот видит профессоров Х. и К. как пара экспертов, стремящихся получить контроль над стихотворением. Бойд (1999: 100–102) предполагает, что они модели для Андронников и Ниагарин, в таком случае стартовать здесь. что Кинбот включает последнюю пару в побег, а Градус рассказы (нн.130, 681, 741).

25 июля
Сибил Шейд в документе (ее контракте с Кинботом?) говорится, что Шейд «никогда не собирался выходить за рамки четырех частей» (Ф. В.: 14).

25–29 июля
В «последнюю неделю июля» августовский номер Nouvelle Revue Canadienne , с двумя переводы Сибиллы, появляется в New Wye. {Кинбот делает критический отмечает, но не сообщает их Сивилле (п. 678).} [КП: август]

{Сибил покидает Нью-Уай до Кинбот знает (FW: 18).}

29 июля
Кинбот летит из Нью-Уай в Нью-Йорк после «мрачной недели» (НН: 17, н. 1000).

29 июля или в ближайшее время после этого
{У Кинбота есть рукопись «Бледный огонь» сфотографирован. На закате он отвергает одному из издателей Шейда за принятие «Профессор Такой-то» в качестве редакторского консультанта (FW: 17–18).}

Вероятно, на следующий день
Кинбот заключает договор о публикации со «старым добрым Фрэнком» (ФВ: 18).[КП: «Август (первая неделя)»]

Вскоре после этого
{Либо Кинбот возвращается в Нью-Уай за своей машиной или покупает новую. так как он едет в Сидарн на машине (n. 71).}

До 21 августа
Проф. Херли пишет оценку работ Шейда. («В течение месяца» может означать, что больше недели или двух.) Через некоторое время по пути из Нью-Йорка Сидарну, Кинбот проводит пару дней в Чикаго, где видит этот некролог (н.71) и встречает Джейн Провост. Джейн дает ему информация о Хейзел и инциденте с амбаром с привидениями. {Пит Провост является, «увы, продажей автомобилей в Детройте» (н. 385–386).}

Где-то в августе?
{Кинбот поселяется в своей хижине в Сидарне.}

После этого
{Кинбот отправляет Сибил письмо с вопросами о поэме (FW: 18).}

Начало сентября?
становится прохладнее, туристы уезжают, в том числе и те, чья музыка Кинбот принял за парк развлечений, а «маленький рыбак в синих джинсах» прекращает ловить рыбу возле Кинбота. каюта (н.609–614, И. с.в. Кинбот со ссылкой на это Примечание).

По крайней мере, через месяц после смерти Кинбота письмо
{Сибил посылает Кинботу телеграмму с просьбой ему принять профессоров C. и H. в качестве соредакторов (FW: 18).}

Поздно Сентябрь
Опадают листья осины — часть Утаны возле границы с Идомингом, вероятно, не слишком отличается из юго-восточного Вайоминга, где осиновый цвет достигает максимума в последние две недели сентября (Moulton n.д., н. 609–614).

[КП: « Октябрь : Кинбот читает Письма Франклина Лейна ». (Мой жирным шрифтом и курсивом.) Я не знаю, почему он помещает это в Октябрь (п. 810).]

Где-то здесь
{A газета перепечатывает стихотворение Шейда «Горная Вид» (n. 92).}

{В первой версии этого хронологии, я исключил любое обсуждение письма Кинбота в Кедарне из-за отсутствия определенных дат.Однако Беллино (2006) и Gwynn (2007) предприняли попытку реконструкции в NABOKV-L. Следующая предварительная и двусмысленная версия опирается на них.

Кинбот печатает стихотворение. (Это может произойти в Нью-Уай.)

Кинбот пишет большую часть Комментарий. Он пишет примечание 12 перед примечанием 550 и, вероятно, пишет примечание 230 перед примечанием 347 («…как я уже говорил в предыдущем заметьте, он никогда не упоминал о своем мертвом ребенке»). Довольно возможно, он пишет Комментарий в печатном порядке или почти так.

Когда-то в начале своего пребывания в Сидарн, Кинбот пишет часть предисловия, включая ссылки в парк развлечений (FW: 13), «и черт побери эту музыку» (15), «вредоносная вращающаяся музыка» (19) и карусель (28). Это должно быть рано, потому что он не может много дней, чтобы понять, что радио «через дорогу» (n. 609–614) — это не парк развлечений. С другой стороны, его упоминание в предисловии к телеграмме Сибиллы должно датироваться как минимум через месяц после прибытия в Сидарн.Так как это в абзац перед «вредоносной вращающейся музыкой», Кинбот явно не пишет Предисловие за короткое время. или в печатном порядке.

Кинбот отправляет Фрэнку свою рукопись, либо только стихотворение, либо что-то еще. или все его предисловие и комментарий тоже.

Корректор проверяет текст стихотворения и вносит несколько незначительных исправлений (FW: 18).

Фрэнк отправляет Кинботу галеру доказательства. Кинбот пересматривает их, добавляя свои редакционные материалы, если он раньше не было.

Кинбот пишет «Мой проскочить — перейти на шестьдесят первый. (п. 167) и «(нет, удалите это трусливое «возможно»)» (п. 920) либо на гранках, либо позже на гранках, забыл обвести эти инструкции, чтобы они не были набрано (Беллино, 2006). (Если он напишет «моя описка» на гранках они вполне могут включать предисловие и комментарий; другие комментарии могут быть маргинальными или подстрочные заметки в его машинописном тексте, но для него это веская причина взять на себя вину в том, что кто-то другой работал над тем, что он исправление.)

Фрэнк подтверждает получение исправленные галеры с запиской, в которой Кинбота просили взять ответственность за любые ошибки в Комментарии (FW: 18). Он посылает Кинботируйте корректуры страницы.

Кинбот вносит изменения в Предисловие и комментарий в верстке. Его изменения в Предисловие включает предложения о получении Фрэнком гранки и запрос об отказе от ответственности. Он не может обвести вокруг себя Инструкция «Вставить перед профессионалом.” (Беллино 2006). Поскольку Кинботу понадобятся каталожные карточки стихотворения, чтобы убедиться, что в верстке не было ошибок, его взгляд на карты «в последний раз» и складывание их в манильский конверт с его одновременным описанием этого, вероятно, будет здесь или позже (FW: 15).

Кинбот пишет перекрестные ссылки в предисловии и комментарии. По крайней мере один из них кажется, написано после примечания, в котором оно содержится, поскольку Кинбот говорит: «Я рассматривал в своей более ранней заметке (теперь я вижу примечание к строке 171)…», что имеет смысл, учитывая многочисленные ссылки на более поздние заметки. В целом, однако, перекрестные ссылки могут мало рассказать нам о хронологии. На одном стороны, многие из них могли относиться к вещам, которые запланировал Кинбот, но еще не писал. С другой стороны, Беллино (2006) помещает перекрестные ссылки «возможно» на стадии исправляя верстку, делая ее позже отрывков, которые они появляются в.

Кинбот запускает Индекс. Беллино (2006) отмечает, что указатель всегда пишется после получение корректур страниц, но индекс Кинбота относится только к номерам строк, а не к номерам страниц, так что он мог написать хотя бы часть его раньше.Действительно, он мог бы написать несколько записи — погоня за драгоценностями короны и Кобалтана, Игорь II и Тени — прежде всего, поскольку они не обратиться к любой заметке. (Так же как и запись о «марровский», но это должно относиться к н. 347.)

Кинбот пишет n. 609–614. Поскольку он описывает осины как «увядший», должно быть, самый конец сентября или где-то в октябре. Его упоминание о «попытке координировать эти заметки» может означать добавление Перекрестные ссылки. Может быть, он пишет заметку в конце своей работы над Комментарий, после того как он напишет Предисловие, которое позволит возможность того, что вариант принадлежит Шейду, но оставит мало времени для создания гранок и гранок между точение осины и 19 октября. Или, может быть, он пишет записку как изменение гранки или гранки.

Дата или незадолго до 19 октября


Кинбот прекращает работу над Индексом, оставляя запись для Земблы незавершенной.

окт.19
Кинбот заканчивает предисловие. Его изменения включать (и может быть ограничено) дату в конце. Он может послать исправленные корректуры обратно Франку — если только то, что мы читаем, не является доказательства, найденные в его каюте.}

Кинбот совершает самоубийство (Набоков 1973: 74). [Правильная дата от КП.]

1979 1 июля
{Ан Пришел срок погашения банкноты на сумму 11 000 000 долларов для Decker Glass Manufacturing Company (№ 949). }

Благодарности

Я благодарю нескольких человек за любезную помощь.Д. Бартон Джонсон указал мне на хронологию Пилона. Дженси Мелло исправил ошибку в черновике этой хронологии, появившуюся НАБОКОВ-Л. Мэтью Рот исправил ошибку, упомянул, что Кинбот и Боткин мог чередоваться, обсуждал громкую музыку в Кедарне, помогал справкой. Дитер Э. Циммер указал на упущение и слишком вывод о месяце самоубийства Хейзел.

Процитированные работы

Беллино, Мэри.«Книжность, «метаистория» и временная шкала PF». Отправка в НАБОКВ-Л. 29 октября 2006 г. По состоянию на 14 августа 2006 г. 2008.

Бойд, Брайан. «‘Четное Оме Нодс: Ошибочность Набокова, или Как ошибаться Ревизия Лолита. » Набоков Исследования 2 (1995): 60–85. Перепечатано в Зембла .

Бойд, Брайан. Бледный огонь Набокова: The Магия художественных открытий . Принстон: Принстон Университетское издательство, 1999.

Доулинг, Уильям С. «Кто Рассказчик Набокова Бледный огонь ?» 2003. Доступ 18 февраля 2008 г.

Дюпюи, Р. Эрнест, и Дюпюи, Тревор Н. Военная энциклопедия История: С 3500 г. до н.э. до наших дней. Лондон: Macdonald and Jane’s, 1977.

Гвинн, Р. С. «МЫСЛИ & ВОПРОСЫ: Хронология бледного огня». Отправка в НАБОКВ-Л. Октябрь 17, 2007.По состоянию на 14 августа 2008 г.

Моултон, Кэнди. «Осенние краски Вайоминга». Вайоминг Путешествия и туризм. По состоянию на 14 августа 2008 г.

Набоков Владимир. Бледный огонь. Нью-Йорк: Vintage International, 1989.

Набоков Владимир. Сильные мнения. Нью-Йорк: McGraw-Hill, 1973.

Пилон, Кевин. «Хронология года Бледного Пожар ». Книга вещей о Владимире Набоков .Эд. Карл Проффер. Анн-Арбор: Ардис, 1974, стр. 218–225.

Рот, Мэтью. «Три аллюзии в бледном огне». Набоковец 58 (весна 2007 г.): 53–60.

Тромхольт, Софус. «Заметка об истории северного сияния». Природа 32 (1885), 89–90. По состоянию на август 17, 2008. Требуется лицензия сайта.

Циммер, Дитер. Календарь Romanhandlung. Фалес Фойер. Владимир Набоков. Транс. Уве Фризель и Дитер Циммер. Рейнбек: Rowohlt, 2008.

.
Зембла зависит от фреймов для навигации. Если вас перенаправили на эту страницу без рамки, кликните сюда.

НАБОКОВ ОБЩЕСТВО | НАБОКОВСКАЯ | НАБОКОВ ИССЛЕДОВАНИЯ | НАБОКВ-Л
ЗЕМБЛАРХИВ | КРИТИКА | БИБЛИОГРАФИИ И ИНДЕКСЫ
КОНТАКТЫ РЕДАКТОР ЗЕМБЛА

ПОЭТ — Профиль Чандры Гурунга

Большинство тем, о которых пишет Чандра, возникают, когда он путешествует один.«Дело не в том, что я пишу стихи обо всем, что приходит мне на ум, — говорит он, — но я пишу только на те темы и темы, которые представляют для меня наибольший интерес, такие как социальные и политические проблемы и затруднительное положение человека». жизнь. Это темы многих моих стихов, как и нынешние недостатки человечества». В разум Чандры закрадывалась идея, обычно навеянная каким-то происшествием, опытом или событием, и затем он начинал преобразовывать эту идею в стихотворение. Сначала быстрый набросок, а затем много лепки, разработки и переписывания для дальнейшей полировки.«К тому же я обычно работаю над двумя-тремя новыми стихотворениями одновременно; вынимая и вставляя слова и метафоры из одного стихотворения в другое, по мере необходимости».

Одна из основных проблем, с которыми сталкивается Чандра, связана с написанием стихов на его родном языке: «Многие поэты, пишущие на своих родных языках, знакомятся с любителями поэзии только в своей стране, а не во всем мире; их произведения редко переводятся, и у них просто нет таких возможностей для публикации, как у других. Однако я считаю, что перевод очень важен для популяризации и сохранения хороших стихов и поэтов.» Чандра перевел ряд стихов с хинди и английского языка на свой родной непальский язык, а также перевел много стихов с непальского языка на хинди и английский.

Письмо — это акт самовыражения. собственный взгляд на вещи.Письмо — это путешествие внутрь себя и для исследования себя, и для Чандры написание стихов похоже на излияние собственных чувств и эмоций, а также на выполнение своих обязанностей по отношению к другим людям, обществу и стране.«Писать можно для собственного удовольствия или для социальных целей, но то, что часто начинается как хобби, постепенно становится общественной обязанностью, поскольку серьезное письмо влечет за собой большую ответственность».

FB: @chandra.gurung.9465

США были в состоянии войны 222 из 239 лет

Сегодня утром я обнаружил интересную статистику: « Америка находилась в состоянии войны 93% времени — 222 из 239 лет — с 1776 года », рождение.Я хотел проверить, лучше понять и посмотреть на другие страны мира.

Как всегда, мы можем попытаться извлечь информацию из википедии, так как есть страницы, посвященные этой информации

url="https://en. wikipedia.org/wiki/List_of_wars_involving_the_United_States"
download.file(url,destfile = "warUS.html")
url="https://en.wikipedia.org/wiki/ List_of_wars_involving_France"
download.file(url,destfile = "warFR.html")
url="https://fr.wikipedia.org/wiki/Liste_des_guerres_de_la_France#Premi.C3.A8re_R.C3.A9publique"
download.file(url,destfile = "guerre.html")
url="https://en.wikipedia.org/wiki/List_of_wars_involving_Canada "
download.file(url,destfile = "warCAN.html")

Если мы посмотрим на страницу США, там есть таблицы, так что извлечь их будет несложно. Например,

Даже если война длилась 1 день, мы скажем, что США воевали в 1811 году. Информация, которую мы хотим подтвердить, может быть « был 21 полный год — с 1 января по 31 декабря — когда США не были на войне, один раз, за ​​эти годы ».Из строки выше мы можем утверждать, что США находились в состоянии войны в 1811 году. Большую часть времени у нас есть

т. е. есть начало (здесь 1775 г.) и конец (1783 г.). Итак, здесь говорится, что США находились в состоянии войны в 1775, 1776, 1777, 1778, 1779, 1780, 1781, 1782, 1783 годах. Чтобы извлечь информацию, мы ищем регулярные выражения в первом столбце с номером 4. цифры.

Ну, иногда это может быть немного сложно, так как у нас есть 3 даты, 1941, 1945 и (в легенде) 1944.Но если мы рассмотрим минимальную и максимальную даты, мы получим свой диапазон дат.

Теперь, когда мы знаем, как извлекать информацию, давайте сделаем это. Код будет таким:

библиотека (stringr)
ext_date=function(x){
date12="[0-9]{4}"
#grep(pattern = date2, x = col1[1])
L= str_extract_all(as.character(x),dates12)
return_L=list()
if(length(L)>0){
for(j in 1:length(L))
if(length(L[[j] ])==1) return_L[[j]]=as.numeric(L[[j]])
if(length(L[[j]])>=2) return_L[[j]]=seq(min (так как.numeric(L[[j]])),max((as.numeric(L[[j]]))))
}
return(return_L)}

Для США мы получаем следующие годы

библиотека(XML)
таблицы=readHTMLTable("warUS. html")
list_dates=list()
for(i in 1:length(tables)){
if(!is.null(dim(tables[[i ]]))){
if(ncol(tables[[i]])>1){
col1=tables[[i]][,1]
list_dates[[i]]=lapply(col1,ext_date)
}
}}
d=unique(unlist(list_dates))

(красный означает войну, зеленый означает отсутствие войны) и действительно

> длина(d)
[1] 222

было 222 года с войной.Теперь, что касается другой страны. Как Франция. Здесь я использую французскую вики-страницу, так как в английской информации нет в таблицах.

table=readHTMLTable("guerre.html")
list_dates=list()
for(i in 1:length(tables)){
if(!is.null(dim(tables[[i]]))) {
if(ncol(tables[[i]])>1){
col1=tables[[i]][,1]
col2=tables[[i]][,2]
col12=paste(col1, col2)
list_dates[[i]]=lapply(col12,ext_date)
}
}}
d=unique(unlist(list_dates))

В тот же период времени (начиная с 1775 г. ) Франция большую часть времени находилась в состоянии войны.

Меньше, чем в США, но все же: 185 лет с войной,

> длина(d[d>=1775])
[1] 185

А на более длительный период времени? Почему бы не начать, скажем, примерно со Столетней войны

года

означает, что с 1337 года было (всего) 174 года без единой войны с участием Франции.

Попробуем еще. Как Канада,

table=readHTMLTable("warCAN.html")
list_dates=list()
for(i in 1:length(tables)){
if(!is.null(dim(tables[[i]]))){
if(ncol(tables[[i]])>1){
col1=tables[[i]][,1]
list_dates[[i]] =lapply(col1,ext_date)
}
}}
d=unique(unlist(list_dates))

Угадайте, что… на этом графике много зеленого. Удивлен?


РЕПЕРТУАР – Notis Georgiou

ОРКЕСТРАЛЬНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

 

Адам Жизель

Адамис Михалис КАЙ ЭЙДОН КАЙ ИДОЙ видения Апокалипсиса

Альбенис Исаак Иберия (обр. Арбос)

Альбинони Адажио соль минор

Рождественская оратория Баха

Бах Иоганн Себастьян 4 оркестровые сюиты

Бах, Иоганн Себастьян Бранденбург, концерты № 3, 4, 5

Бах Иоганн Себастьян Месса си минор

Бах Иоганн Себастьян Страсти-Св. Джон

Бах Иоганн Себастьян Страсти по Матфею

Бах Иоганн Себастьян Магнификат

Бах Иоганн Себастьян Музыкальное приношение

Бах Иоганн Себастьян Искусство фуги

Парикмахерская Сэмюэл Адажио для струнных

Барток Бела Кантата профана

Барток Бела Концерт для оркестра

Барток Бела Музыка для струнных, перкуссии и челесты

Барток Бела Румынские народные танцы

Барток Чодалатос Мандарин

Барток: Развлечение

Барток Танчвит — Танцевальная сюита

Барток: венгерский кепек

Бетховен Людвиг ван Все Увертюры

Бетховен Людвиг ван Хор-фантазия

Бетховен Людвиг ван Мисса Торжественная

Бетховен Людвиг ван Симфония № 1 

Бетховен Людвиг ван Симфония № 2

Бетховен Людвиг ван Симфония № 3

Бетховен Людвиг ван Симфония № 4

Бетховен Людвиг ван Симфония № 5

Бетховен Людвиг ван Симфония № 6

Бетховен Людвиг ван Симфония № 7

Бетховен Людвиг ван Симфония № 8

Бетховен Людвиг ван Симфония № 9

Берлиоз Гектор Гарольд в Италии

Берлиоз Гектор Увертюры

Берлиоз Гектор Реквием

Берлиоз Те Деум

Берлиоз Гектор Римский карнавал

Берлиоз Гектор Ромео и Джульетта

Берлиоз Гектор Фантастическая симфония

Бизе Жорж Кармен сюиты

Бизе Симфония Жоржа до мажор

Люкс Бизе Арлезиен

Боккерини Луиджи: Симфонии

Бородин Александр В степях Средней Азии

Бородин Александр Князь Игорь-Половец пляшет

Бородин Александр Симфония № 2 

Брамс Иоганнес Академическая увертюра

Брамс Иоганнес Немецкий Реквием 

Брамс Иоганнес Симфония № 1 

Брамс Иоганнес Симфония № 2 

Брамс Иоганнес Симфония № 3 

Брамс Иоганнес Симфония № 4

Брамс Иоганнес Трагическая увертюра

Брамс Иоганнес Вариации на тему Гайдна

Брамс Либеслидер

Вариации Бриттена Бенджамина Перселла

Бриттен Бенджамин Простая симфония

Бриттен Бенджамин Музыкальные вечера

Бриттен Бенджамин Военный реквием 

Britten Notturno для тенорового рожка и струнных

Брукнер Антон Реквием

Брукнер Антон Симфония № 4 ми-бемоль мажор «Романтическая»

Брукнер Антон Симфония № 5 си-бемоль мажор 

Брукнер Антон Симфония № 6

Брукнер Антон Симфония № 7 ми мажор «Лирическая»

Брукнер Антон Симфония № 8

Брукнер Антон Симфония № 9 

Чабрие Испания

Шоссон Поэма

Симфонический оркестр Шоссона в E

Керубини Увертюра Анакреон

Симфония Керубини in re maggiore

Реквием Керубини

Cimarosa Il matrimonio segreto Ouverture

Copland Aaron Appalachian Spring

Дариус Мийо/Куперен: Увертюра и Аллегро из оперы «Султанша»

Дебюсси Клод Апре-миди фавна

Дебюсси Клод Жё

Дебюсси Клод Ла Мер

Дебюсси Фетес

Дебюсси Образы

Ноктюрны Дебюсси

Маленькая сюита Дебюсси

Делиб Коппелия

Делиб Сильвия

Донаньи Эрнё Симфония №2 

Дюка Павел Ученик чародея 

Дюруфле Морис Реквием

Дворжак Реквием

Дворжак Антонин Славянские танцы

Дворжак Антонин Stabat mater 

Дворжак Антонин Симфонические вариации

Дворжак Антонин Симфония № 7  

Дворжак Антонин Симфония № 8 соль мажор 

Дворжак Антонин Симфония № 9 «Из Нового Света»

Элгар Эдвард Энигма Вариации

Элгар Эдвард Симфония № 1

Эркель Ференц Хуньяди Увертюра

Эркель Ференц Палоташ

Эстерхази Harmonia celestis

Фалья Мануэль де Эль Амор Брухо

Фалья Мануэль де Эль Собреро

Фалья Мануэль де Ла Вида краткий

Фор Габриэль Паван

Фор Габриэль Реквием 

Франк Сезар Психе

Franck Cesar Redemption-симфоническая версия

Франк Сезар Симфония ре минор

Концертный вальс Глазунова

Глазунов Симфоническая поэма Стенька Разин

Глинка Руслан и Людмила Увертюра

Глюк Альцеста Увертюра

Глюк Ифигения в Авлиде Увертюра

Увертюра Goldmark Sakuntala

Горецкий Хенрик Симфония № 3 «Симфония скорбных песен»

Granados 3 danzas espanolas- (обр. Л. де Гриньон)

Гранадос Гойескас-интермеццо

Григ Пер Гюнт Сюита № 1

Григ Пер Гюнт Сюита №2

Люкс Григ Хольберг

Григ Norwgiesche Tanze

Госсек Симфония си-бемоль мажор

Гендель Фридрих Георг Концерты гросси

Гендель Фридрих Георг Мессия

Музыка Генделя Фридерика Георга для королевского фейерверка

Гендель Фридрих Георг Музыка на воде

Хатчатуриан Гаяне Люкс №3

Набор Hatchaturian Spartacus № 3

Гайдн Йозеф Франц Увертюры 

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 26

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 31

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 39

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 44

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 45 

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 49 

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 63-секундная версия

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 82 

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 83

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 92 

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 94

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 95

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 99

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 100

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 101 

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 102 

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 103

Гайдн Йозеф Франц Симфония № 104 

Детская симфония Гайдна

Гайдн Нельсон Масса

Сезоны Гайдна

Творение Гайдна

Гайдн Семь последних слов (Хор и оркестровая версия)

Хиндемит Пауль Матис дер Малер

Холст Густав Планеты

Симфония Онеггера №2

Симфония Онеггера №3

Яначек Тарас Бульба

Яначек Симфониетта

Кодай Псалм Венгерский

     (оригинальный текст и личная древнегреческая версия 

     доступен в Universal Editions Wien)

Кодай Золтан Галантаи танец

Кодай Золтан Марошек Танцы

Корсаков Николай Римский Садко

Корсаков Николай Римский Шахерезада

Корсаков Антар симфоническая сюита

Корсаков Grande Pasque Russe

Лало Эдуард Испанская симфония

Атмосферы Лигети

Лист Франц Кристус

Лист Франц Данте симфония

Лист Франц Die Legende von der Heiligen Элизабет

Лист Франц Эпизоды из «Фауста» Ленау

Симфония Франца Фауста Листа – обе версии

Лист Франц Венгерская коронационная месса

Лист Франц Венгерские рапсодии

Лист Франц Мефисто вальс № 2

Лист Франц Ракоци Март

Лист Франц Реквием

Лист Франц Симфоническая поэма № 1

Лист Франц Симфоническая поэма № 2

Лист Франц Симфоническая поэма № 3

Лист Франц Симфоническая поэма № 4

Лист Франц Симфоническая поэма № 5

Лист Франц Симфоническая поэма № 5

Лист Франц Симфоническая поэма № 7

Лист Франц Симфоническая поэма № 8

Лист Франц Симфоническая поэма № 9

Лист Франц Симфоническая поэма № 10

Лист Франц Симфоническая поэма № 11

Лист Франц Симфоническая поэма № 12

Лист Франц Симфоническая поэма № 13

Лист Liebeslied- обр. Андраш Бела

Люлли балетные сюиты

Люлли Ле Руа танец

Лютославский Маленькая сюита для симфонического оркестра

Лютославский Симфония № 3

Малер Густав Симфония № 1

Малер Густав Симфония № 4 

Малер Густав Симфония № 5

Малер Густав Симфония № 9

Малер Киндертотенлидер

Малер Лид фон дер Эрде

Мартину Пьеро делла Франческа Фрески

Мартину Дивертисмент серената для оркестра

Сюита Массне для оркестра №1.7

Мендельсон Феликс Сон в летнюю ночь

Мендельсон Феликс все увертюры

Мендельсон Феликс Симфония № 1

Мендельсон Феликс Симфония № 2

Мендельсон Феликс Симфония № 3 «Скотч»

Мендельсон Феликс Симфония Итальянская 

Симфоническая Реформация Мендельсона Феликса

Минкус Дон Кихот

Моцарт Вольфганг Амадей 12 Deutsche Tanze K586

Моцарт Вольфганг Амадей все увертюры, дивертисменты, серенады

Моцарт Вольфганг Амадей Концертные арии

Моцарт Вольфганг Амадей Коронационная месса

Моцарт Вольфганг Амадей Гран Партита

Моцарт Вольфганг Амадей Масонская похоронная музыка

Моцарт Вольфганг Амадей Реквием-Зюссмайр

Моцарт Вольфганг Амадей Серенада № 13 «Eine Kleine Nachtmusik»

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония № 22

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония № 23

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония № 24

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония K183 № 25 

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония № 26

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония № 27

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония № 28

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония Adur K201 № 29

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония № 30

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония №. 31

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония № 32

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония K319 № 33

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония № 34 

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония Хаффнера № 35

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония Линц № 36

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония № 37

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония Прага № 38

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония K543 № 39  

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония № 40  

Моцарт Вольфганг Амадей Симфония № 41 «Юпитер»

Мусоргский Скромная ночь на лысой горе

Мусоргский Скромные картинки с выставки (орк.Равель)

Мусоргский Модест Песни и пляски смерти

Мясковский Симфония № 10

Николай Веселые жены Виндзора Увертюра

Нильсен Карл Симфония № 3 «Sinfonia Espansiva»

Нильсен Карл Симфония № 4 «Неугасимый»

Нильсен Карл Симфония № 5

Георгиу Нотис Сюита из балета Орестея

Орф Карл Кармина Бурана

Пахельбель Иоганн Канон

Перголези Джованни Stabat Mater

Perpessas Charilaos Christus симфония

Понкьелли Танца делле Оре

Прокофьев Петр и волк

Прокофьев Сергей Классическая симфония

Прокофьев Сергей Ромео и Джульетта

Прокофьев Сергей Симфония № 1

Прокофьев Сергей Симфония № 2

Прокофьев Сергей Симфония № 3

Прокофьев Сергей Симфония № 4

Прокофьев Сергей Симфония № 5

Прокофьев Сергей Симфония № 6

Прокофьев Сергей Симфония № 7

Сюита Прокофьева Лейтенант Киже op. 60

Сюита Прокофьева Любовь к трем апельсинам

Перселл Павана и Чакона соль минор

Рахманинов Сергей Остров Мертвых

Рахманинов Сергей Симфония № 1

Рахманинов Сергей Симфония № 2

Рахманинов Сергей Симфония № 3

Балетная сюита Рамо

Новая одежда Ránki György King Pomádé

Равель Морис Болеро

Равель Морис Дафнис сюита № 2

Равель Морис Ла Вальс

Равель Морис Ле Томбо де Куперен

Равель Морис Матушка Гусыня

Равель Морис Паван   

Симфония Райхардта ре мажор

Respighi 3-й комплект Antiche danze ed arie

Респиги Фонтане

Респиги Пини ди Рома

Респиги Уччелли

Респиги Романский праздник

Все увертюры Россини

Стабат Россини Матер

Россини Ла Данца

Роза Вива Людвиг Ван

Сен-Санс Камиль Карнавал животных

Сен-Санс Камиль Симфония № 3 «Органная»

Сен-Санс Одна ночь в Лиссабоне

Сати Эрик Труа Гимнопедии

Шенберг Арнольд Verklaerte Nacht

Шуберт Франц Смерть и дева-обр. by Notis Georgiou для str.orch.

Шуберт Франц G мажорная масса,

Шуберт Франц Увертюры

Шуберт Франц Розамунде Музыка для эпизодов

Симфония Франца Шуберта №1

Шуберт Франц Симфония № 2 

Шуберт Франц Симфония № 3 

Шуберт Франц Симфония № 4

Шуберт Франц Симфония № 5

Шуберт Франц Симфония № 6

Шуберт Франц Симфония № 7

Шуберт Франц Симфония № 8 Неоконченная

Шуберт Франц Симфония № 9 «Великая»

Шуман Увертюра Скерцо и финал

Шуман Роберт Геновева Увертюра

Шуман Роберт Манфред Увертюра

Симфония № 1 Шумана Роберта

Шуман Роберт Симфония № 2 

Симфония № 3 Шумана Роберта

Симфония № 4 Шумана Роберта

Скрябин Александр Поэма экстаза

Скрябин Александр Прометей

Щедрин Родион Кармен-сюита

Шостакович Струнный квартет-оркестр до минор в редакции Р.Баршай

Шостакович Дмитрий Музыка к фильму Овод

Шостакович Дмитрий Золотой век

Шостакович Дмитрий Симфония № 1 

Шостакович Дмитрий Симфония № 4

Шостакович Дмитрий Симфония № 5 

Шостакович Дмитрий Симфония № 6

Шостакович Дмитрий Симфония № 7 

Шостакович Дмитрий Симфония № 8

Шостакович Дмитрий Симфония № 9 

Шостакович Дмитрий Симфония № 10

Шостакович Дмитрий Симфония № 14

Сага о Сибелиусе Жане

Сибелиус Жан Финляндия

Сибелиус Жан Симфония № 1 ми минор

Сибелиус Жан Симфония № 2 

Сибелиус Жан Симфония № 4 

Сибелиус Жан Симфония № 5 

Сибелиус Жан Симфония № 6

Сибелиус Жан Симфония № 7

Сибелиус Жан Тапиола

Сибелиус Жан Туонела

Sibelius Valse Triste

Sissilanos Yorgos 6 частей Fantastiques

Сиссилианос Йоргос 1-й струнный квартет (обработка для струнного оркестра Нотиса Георгиу)

Сиссилианос Йоргос Эротические эпиграммы

Сиссилианос Йоргос Метаморфозы

Сиссилианос Йоргос Симфония № 1

Сиссилианос Йоргос Симфония № 2

Skalkottas Nikos 36 Греческие танцы

Сметана Ма Власть

Сметана Die Verkaufte Braut Ouverture

Семья Штраусов Голубой Дунай, полька, марш

Штраус Рихард Alpensinfonie

Штраус Рихард Также Спрах Заратустра

Штраус Рихард Дон Жуан

Штраус Рихард Дон Кихот

Метаморфозы Штрауса Рихарда

Штраус Рихард Симфония Домашняя

Штраус Рихард Тилль Уленшпигель

Штраус Рихард Тод и Verklarung

Стравинский Агон

Стравинский Аполлон

Стравинский Игорь 4 русские песни

Стравинский Игорь Жар-птица

Стравинский Игорь Октет

Стравинский Игорь Эдип Царь

Стравинский Игорь Петрушка

Стравинский Игорь «Весна священная»

Стравинский Игорь Солдатская сказка

Стравинский Игорь Свадебка-Свадебка

Стравинский Игорь Симфония в трех частях

Стравинский Игорь Симфония псалмов

Сук Серенада op. 6

Свобода Увертюра сезона

Танеев Орестея Увертюра

Танеев Симфония № 4

Чайковский Буря

Чайковский воевода

Гамлет Чайковского

Чайковский Фатум

Чайковский Гроза

Чайковский Моцартиана сюита № 4

Чайковский Увертюра 1812

Чайковский Петр Ильич Франческа да Римини

Чайковский Петр Ильич Итальянский каприз 

Чайковский Петр Ильич Манфред

Чайковский Петр Ильич Щелкунчик

Чайковский Петр Ильич Ромео и Джульетта

Чайковский Петр Ильич Симфония № 1

Чайковский Петр Ильич Симфония № 2

Чайковский Петр Ильич Симфония № 4 

Чайковский Петр Ильич Симфония № 5

Чайковский Петр Ильич Симфония № 6 «Патетическая»

Чайковский Спящая красавица

Чайковский Петр Ильич Лебединое озеро

Чайковский Сезоны

Серенада Чайковского для струнных

Тенидис Василис 5 архаичных танцев

Тенидис Василис Архаическая симфония

Тенидис Василис Византийская увертюра

Тенидис Василис Чарксеркл-Брехт

Тенидис Василис Рождественский люкс

Тенидис Василис Великая баллада пастухов

Тенидис Василис Греческая сюита для струнных

Тенидис Василис Музыка к древнегреческим драмам

Тенидис Василис Увертюра 1940

Тенидис Василис Дань уважения 1940 году

Тенидис Василис Рапсодия Понта

Тенидис Василис 5 мифологических сцен

Воан-Уильямс Фантазия на тему Томаса Таллиса

Симфония № 5 Воана Уильямса 

Верди Джузеппе Месса Да Реквием

Verdi Quattro pezzi sacri

Вивальди Антонио Концерти Гросси

Вагнер Рихард Увертюрс

Вагнер Зигфрид Идиллия

Вагнер Рихард Весендонк Лидер

Уолтон Фасад 2-й люкс

Вебер Приглашение на танец

Вебер Юбель Увертюра

Вебер Оберон Увертюра

Вебер Фрейшютц Увертюра

Webern 6 Stücke for Orchestra

Вайнер Лео Дивертисмент

Weiner Leo Венгерские народные танцы

Ксенос Алекос Симфония Сопротивления

Ксенакис Морсима Аморсима

Метастаз Ксенакиса

Ксенакис Эриданос

 

Анализ стихотворения «В землянке»

Размер 3/8

А м Д м6 Д м Е 7 А м
Удары рядом чур- кэ О- привод,
Г 7 С М6 С
На слишком ленив для как следующий чел.
А 7 Д м А м
и на есть гар- пн
Е 7 А м
О твоя улыбка и взгляд чел.
Г 7 С
О тех- мне шептали ку- ул
Г 7 С
Белый снежников под Мо- швой.
А 7 Д м Д м6 А м
я хо чу к услышал ты,
Е 7 А м
Как- выковать мой голос жизни вой.

ТРАНСПОРТ В ДРУГОЙ ТОН. НА ПАЛТОН

Текущий ключ: la минор

А м Д м6 Д м Е 7 Г 7 С М6 А 7

Символы

Показать


И.Струны с 6-й по 1-ю (слева направо).
II. Номер лада.
III. Открытая строка.
IV. Звук на струне не воспроизводится.
V. Пальцы: указательный (1), средний (2), безымянный (3), мизинец (4).
Ви. Барре указательным пальцем.

ПЕСНЯ «В ЗЕМЛЯНКЕ». ВЫБЕРИТЕ БОЙ (ВЗРЫВ)

Чтобы использовать руководство «Борьба + разорение», включите в браузере поддержку flash и javascript.

ПЕСНЯ «В ЗЕМЛЯНКЕ». ТЕКСТ

О твоей улыбке и твоих глазах.

Кусты шептали мне о тебе

Я хочу, чтобы ты услышал

Далеко-далеко ты теперь
Между нами снег да снег…
Мне не легко дойти до тебя
И до смерти — четыре шага.

Пой, гармоника, невзирая на метель,
Позови утраченное счастье!
Мне тепло в холодной землянке
От моей неугасимой любви.

Последние две строки повторяются два раза.

ПЕСНЯ «В ЗЕМЛЯНКЕ».АВТОРОВ

Советский композитор Константин Яковлевич Листов (1900-1983)

КОНСТАНТИН ЛИСТОВ

Константин Яковлевич Листов родился 2 октября (19 сентября по старому стилю) 1900 года в Одессе в семье артистов цирка. В цирке будущий композитор приобрел свои первые музыкальные навыки, научившись играть на мандолине и выступая на цирковой арене. В 1917 году Листов окончил Царицынское музыкальное училище по классу фортепиано у А. Раниеца, а в 1922 году — Саратовскую консерваторию по классу композиции у Л.Рудольф и фортепиано с И. Розенбергом. С 1919 по 1923 год композитор работал пианистом, а затем дирижером Саратовского театра миниатюр. В 1923 году Листов переехал в Москву и начал работать в театре при Всероссийском пролеткульте. С 1934 по 1938 год композитор занимает должность дирижера Театра Ревью, а с 1938 по 1940 год — Театра классической шутихи под руководством В. Бебутова. В годы войны (1941-1945) Константин Яковлевич работал музыкальным консультантом Политуправления ВМФ… Перу Константину Листову принадлежат две оперы, одиннадцать оперетт, музыка для спектаклей, оркестровые и инструментальные произведения, но основная сфера его творчества – песня. Среди наиболее популярных песен композитора можно назвать «Песню о телеге» (слова М. Рудермана, 1937), «В парке Стул» (слова П. Арского, 1939), «Любишь – найди» ( слова Л. Ошанина, 1940), «В землянке» (слова А. Суркова, 1942), «Севастопольский вальс» (слова Г. Рублева, 1955). В годы войны Листов был награжден орденом Красной Звезды и медалями, а в 1973 году ему было присвоено звание Народный артист РСФСР. Константин Яковлевич Листов умер 6 сентября 1983 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.

Советский поэт Алексей Александрович Сурков (1899-1983)

СУРКОВ АЛЕКСЕЙ

Алексей Александрович Сурков родился 13 октября (1 октября по старому стилю) 1899 года в селе Середнево Рыбинского уезда Ярославской губернии в крестьянской семье. Проучившись некоторое время в Середневской школе, он уехал работать в Петербург. С 12 лет работал подмастерьем в мебельном магазине, в столярных мастерских, в типографии, в конторе и весовщиком в Петроградском торговом порту.В 1918 году ушел добровольцем в Красную Армию. В том же году его первые стихи были опубликованы в петроградской «Красной газете». После Гражданской войны вернулся в родное село и стал работать сотрудником читальни в соседнем селе Волково (1922-1924). С 1924 по 1926 год Сурков работал первым секретарем Рыбинской организации ВЛКСМ, с 1926 по 1928 год — главным редактором губернской газеты «Северный комсомолец». После I Всесоюзного съезда пролетарских писателей, делегатом которого был избран поэт, Сурков остался в Москве, учился на литературном факультете в Институте красной профессуры (1931-1934), преподавал в Редакционно-издательском институте и Литинституте. Союза писателей СССР (1934-1939), был заместителем главного редактора журнала «Литературоведение».В годы Великой Отечественной войны Сурков работал военным корреспондентом фронтовых газет «Красноармейская правда», «Красная звезда», «Боевой натиск». В послевоенное время поэт работал ответственным редактором журнала «Огонёк» (1945-1953), ректором Литинститута. ЯВЛЯЮСЬ. Горького (1950-е), главный редактор «Краткой литературной энциклопедии» (с 1962). За годы творческой деятельности Алексей Сурков выпустил полтора десятка поэтических сборников, но наибольшую известность он снискал как автор песен.Среди песен на его стихи можно назвать такие песни, как «Чапаевская», «Те не облака, тучи грозовые», «Рано-рано», «На просторах прекрасной Родины», «Печинный огонь…» («В землянке»), «Конармейская», «Песня храбрых», «Марш защитников Москвы» и др. Поэт имеет звание Героя Социалистического Труда (1969) и лауреат двух Сталинских премий (1946). и 1951). Алексей Александрович Сурков умер 14 июня 1983 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

ПЕСНЯ «В ЗЕМЛЯНКЕ». ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Алексей Сурков и его письмо, которое станет песней «В землянке»

Эта песня была принята сразу, безоговорочно — и сердцем солдата, и сердцами тех, кто его ждал. А вот стихотворение, из которого она родилась, появилось, в общем-то, случайно, оно даже не предназначалось для публикации. Просто поэт Алексей Сурков написал жене с фронта шестнадцать «домашних» строк.Я писал в 1941 году, в конце ноября, под Истрой, после очень тяжелого дня, когда мне пришлось прорываться из окружения со штабом одного из гвардейских полков.

Так бы и остались эти стихи частью письма, если бы в феврале 1942 года во фронтовую редакцию не пришел композитор Константин Листов и не попросил «на что-нибудь написать песню». «Что-то» там не было. И тут Сурков, к счастью, вспомнил присланные домой стихи, нашел их в тетрадке и, начисто переписав, отдал Листову, будучи вполне уверенным, что, хотя он и очищает свою товарищескую совесть, песни из этого абсолютно лирического стихотворения не выйдет.Листов пробежался глазами по строкам, промямлил что-то неопределенное себе под нос и ушел.

Через неделю снова появился в редакции, попросил у фотографа Миши Савина гитару и спел:

Огонь бьется в печурке,
На поленьях смола как слеза.
И аккордеон поёт мне в землянке
О твоей улыбке и твоих глазах.

Все номера, свободные от работы над релизом, слушали, затаив дыхание. А когда Листов ушел, Савин попросил у Суркова слова и, аккомпанируя себе на гитаре, спел новую песню… И сразу стало очевидно, что песня «пойдёт» — ведь «рядовой потребитель музыки» запомнил мелодию с самого первого исполнения.

Песня действительно «пошла». На всех фронтах — от Севастополя до Ленинграда и Полярного. Правда, некоторым блюстителям фронтовой морали показалось, что строки: «Мне до тебя не легко, а до смерти четыре шага» декадентские, «обезоруживающие». Они просили и даже требовали, чтобы смерть удалили или отодвинули от окопа.Но было поздно портить песню, она «пошла»… О том, что с ней «мудрили», узнали на фронте, и однажды Сурков получил письмо от шестерых гвардейцев-танкистов. Танкисты писали: «Мы слышали, что кому-то не нравится строчка «четыре шага до смерти». Напишите для этих людей, что смерть — это четыре тысячи английских миль, и оставьте нас как есть, мы знаем, сколько шагов до нее, до смерти. »

И еще один случай, который вспоминает Ольга Берггольц. Однажды она подошла к крейсеру «Киров».В кают-компании офицеры слушали радиопередачу, и вдруг прозвучала «Землянка» с «улучшенным» вариантом текста. Раздались крики протеста, и, выключив громкоговоритель, люди демонстративно пропели песню трижды, как пели ее раньше.

Конечно, не случайно сугубо личные строки Суркова стали самой популярной песней войны, одним из самых высоких лирических успехов всей фронтовой поэзии. С первых дней Великой Отечественной поэт почувствовал: солдатское сердце ищет не только лозунга и воззвания, но и ласкового, тихого слова, чтобы разрядить себя от перегрузки всех страшных вещей, которыми обладает жестокая действительность. обрушил на него.Не случайно рядом с поддельными строками: «Идет война народная, война священная» — в солдатском сердце жила вообще не очень искусная песня о синем платке. И поэт откликнулся на этот зов сердца. есть еще один секрет исключительной душевной привязанности миллионов солдат к таким стихам, как симоновское «Жди меня», к таким песням, как сурковская «Землянка». сердца, всем сердцем воспринявшие строки песни как выражение собственных чувств — самых сокровенных и самых сокровенных:

О тебе шептали мне кусты
В белоснежных подмосковных полях.
Я хочу, чтобы вы услышали
Как жаждет жизни мой голос.

Люди восприняли не только смысл стихотворения, но и весь вложенный в него сердечный жар, пульсацию крови, волнение, надежду, любовь…

Вот почему если бывшие фронтовики поют о землянке, то и сегодня не жалеют сердца для этой песни и не стыдятся слез.

13 октября 1899 года родился поэт-фронтовик Алексей Сурков. Многие его стихи стали популярными песнями.

Например, песня «В землянке», начинающаяся словами «Огонь бьется в тесной печурке», родилась из письма, которое поэт написал жене с фронта в конце ноября 1941 г. Это были шестнадцать, как говорится, «домашних» стихов, которые Сурков не собирался публиковать. Они так и остались бы частью письма, если бы в феврале 1942 года во фронтовую редакцию не явился композитор Константин Листов и не попросил дать ему «что-нибудь для написания песни».И Сурков вспомнил его письмо. Так родилась песня «В землянке», которая очень быстро разлетелась по всем фронтам — от Севастополя до Ленинграда.

Правда, некоторым блюстителям фронтовой морали показалось, «…мне не легко до тебя дойти, но четыре шага до смерти» декадентские, обезоруживающие. Просили и даже требовали, чтобы смерть вычеркнули или отодвинули подальше от окопа. Но Суркову было жалко менять слова — они очень точно передавалось пережитое, прочувствованное в бою, а портить песню было поздно, солдаты ее уже пели.А, как известно, «из песни слова не выкинешь».

Воюющие люди узнали, что песня «мудрая». В армейском архиве Суркова хранится письмо, подписанное шестью танкистами. Сказав доброе слово в адрес песни и ее авторов, танкисты написали, что слышали, что кому-то не понравилась строчка «до смерти — четыре шага». Опричники высказали едкое пожелание: «Напишите для этих людей, что до смерти четыре тысячи английских миль, а нас оставьте как есть — мы знаем, сколько шагов до нее, до смерти»…

Состав

Песню «В тесной печке бьется огонь» можно назвать, пожалуй, одной из самых известных песен Великой Отечественной войны. Оно давно стало популярным, и мало кто знает, что и слова, и музыка этого произведения чисто авторские: слова принадлежат поэту и фронтовому корреспонденту Александру Суркову, а музыка композитору Константину Листову.

Свою поэму, которая, кстати, и дала название «В землянке», Сурков создал в ноябре 1941 года, находясь на Западном фронте.В начале произведения есть посвящение конкретному человеку – возлюбленной поэта Софье Крево. Чуть позже, в феврале 1942 года, Сурков передал стихотворение композитору Листову, который очень быстро положил это произведение на музыку. Получилась песня, получившая огромную популярность в Красной Армии:

О твоей улыбке и твоих глазах.

Кусты шептали мне о тебе

Я хочу, чтобы ты услышал

Ты далеко-далеко теперь

Между нами снег да снег …

Мне нелегко до тебя добраться

И до смерти — четыре шага.

Пой, гармошка, назло вьюге,

Позови утраченное счастье.

От моей неугасимой любви.

Мне тепло в холодной землянке

От моей неугасимой любви.

В чем секрет этой, казалось бы, незатейливой песни? На мой взгляд, самое главное ее достоинство — искренность. Читая это произведение даже сейчас, спустя 65 лет после Великой Отечественной войны, чувствуешь невольное волнение и трепет.А солдаты того времени, каждый из которых пережил нечто подобное тому, о чем поет лирический герой?

Эта песня затрагивает самые важные струны в душе любого человека. Она о вечном – о жизни и смерти, о страхе и о силе, о любви, которая единственная способна вдохновлять, оберегать, спасать.

Первая строфа вступительная. Он описывает «сцену». Мы понимаем, что после боя герой сидит в землянке в окружении своих товарищей.И вот, в редкую минуту отдыха, думает о самом главном — о любимой, невыносимо тоскует по ней:

Огонь бьется в печурке,

На поленьях смола, как слеза.

И поет мне в землянке гармонь

О твоей улыбке и твоих глазах.

Огонь бьется в печи — символ жизни, света, тепла, любви. Но даже огонь слабо согревает героя — его покой «приправлен» грустью и горечью. Об этом говорит нам сравнение «На бревнах смола, как слеза».Герой погружен в воспоминания о любимой: «И поет мне в землянке гармонь О твоей улыбке и твоих глазах».

Он всегда думает о ней — так велика сила любви героя:

О тебе мне шептались кусты

В белоснежных подмосковных полях.

Я хочу, чтобы ты услышала

В самые тяжелые и страшные минуты войны лирического героя спасали только воспоминания о любимой женщине: «Кусты шептались мне о тебе В белоснежных полях под Москвой . Он невыносимо тоскует по ней: по теплу, ласке, радости — по мирной жизни.

Ты далеко-далеко теперь

Между нами снег да снег…

Мне нелегко до тебя добраться

И до смерти — четыре шага

Так любимая героиня становится олицетворением всего живого и красоты — того, что так необходимо каждому человеку. И зло, разрушение, смерть противопоставлены ей в стихотворении: «Нелегко Мне до тебя добраться, И до смерти — четыре шага.

Этот метафорический образ — «четыре шага до смерти» — стал хрестоматийным, «опознавательным» местом этого произведения… Вероятно, это произошло потому, что образ был близок всем в то время, особенно тем, кто находился на фронту.Он выразил самые глубокие страхи — быть убитым, не дожить до победы, никогда больше не испытать счастья мирной жизни.

Но герой не собирается сдаваться.Несмотря ни на что, он уверен, что он будет биться до последнего — врагам назло, страху, тоске:

Пой, гармошка, назло вьюге,

Позови утраченное счастье.

Мне тепло в холодной землянке

От моей неугасимой любви.

Все это символизирует образ метели. Солдат думает, что его счастье где-то «затерялось», но это ненадолго. Ведь у него есть самое главное – «неугасимая любовь», которая его согревает, поддерживает, дает силы бороться и побеждать.

Мне тепло в холодной землянке

От моей неугасимой любви.

Он стремится акцентировать внимание на этих словах, потому что они главные.И здесь они приобретают общечеловеческий, философский смысл: любовь — это то, что всегда спасает человека, поддерживает его в самой трудной ситуации… Любовь к женщине, к родителям, к своей Родине. Это сильнейшая творческая сила, в которой заключен смысл жизни.

Думаю, в этом можно доверять людям, прошедшим Великую Отечественную войну. Несмотря ни на что, нужно хранить в сердце любовь, и за это, как говорится в священных книгах, нам воздастся.

Из Википедии, свободной энциклопедии

«В земле; нке» («Землянка», «В печурке огонь бьется. ..») — русская советская песня времён Великой Отечественной войны. Музыка Константина Листова, слова Алексея Суркова.

Творчество

С началом Великой Отечественной войны журналист и поэт Алексей Сурков был военным корреспондентом газеты «Красноармейская правда». В конце осени 1941 года 78-я стрелковая дивизия 16-й армии, оборонявшая Истру, получила наименование 9-й гвардейской, в связи с чем Политуправление Западного фронта пригласило для освещения этого события корреспондентов «Красноармейской правды»; Сурков ушел в числе других.27 ноября журналисты впервые посетили штаб дивизии, после чего отправились на командный пункт 258-го (22-го гвардейского) стрелкового полка, расположенный в поселке Кашино.

По прибытии выяснилось, что командный пункт отрезан от батальонов наступающей 10-й танковой дивизии Германии, а к самой деревне приближается пехота противника. Начавшийся минометный обстрел вынудил офицеров и журналистов сидеть в землянке. Немцы заняли соседние дома.Затем начальник штаба полка капитан И. К. Величкина, подползли к корпусам, забросав противника гранатами, что вызвало ослабление вражеского обстрела и дало возможность пойти на прорыв. Благополучно миновав минное поле, все отступили к реке и перешли ее по другому тонкому льду — под возобновившимся минометным огнем — к деревне Уляшино, в которой стоял батальон.

В землянке разместились штабные офицеры и корреспонденты. Все очень устали — настолько, что, по воспоминаниям Суркова, начальник штаба Величкин, сев есть суп, заснул после второй ложки, так как не спал уже четыре дня.Остальные расположились возле печки, кто-то заиграл на аккордеоне, чтобы снять напряжение. Сурков начал делать зарисовки для репортажа, но получились стихи.

Ночью вернулся в Москву и в письме к жене и матери дочери и сына Софьи Антоновны под заголовком «Мое солнышко для тебя!» позже написал знаменитые строки. На следующий день письмо было отправлено в город Чистополь, куда эвакуировали семью Сурковых.

В феврале 1942 года композитор Константин Листов пришел в редакцию газеты «Фронтовая правда», где также начал работать Сурков, подыскивая тексты к песням. Сурков вспомнил написанные им стихи, разобрал их и отдал музыканту, по его собственным словам, уверенный, что из этого ничего не выйдет. Однако уже через неделю Листов вернулся в редакцию и, взяв у фотожурналиста Михаила Савина гитару, спел новую песню, назвав ее «В землянке». Присутствующие одобрили композицию, а вечером Савин, попросив текст, сам спел песню — мелодия запомнилась с первого исполнения.

Полный текст

тексты песен А.Суркова, музыка К. Листова

Огонь бьется в печурке,
На поленьях смола, как слеза.
И аккордеон поёт мне в землянке
О твоей улыбке и твоих глазах.

О тебе шептали мне кусты
В белоснежных подмосковных полях.
Я хочу, чтобы вы услышали
Как жаждет жизни мой голос.

Далеко-далеко ты теперь
Между нами снег да снег
Мне нелегко до тебя добраться
И до смерти — четыре шага.

Пой, гармошка, назло вьюге,
Позови потерянное счастье!
Мне тепло в холодной землянке
От твоей неугасимой любви.

Другие статьи в литературном дневнике:

Ежедневная аудитория портала Поэзия.ру составляет около 200 тысяч посетителей, которые суммарно просматривают более двух миллионов страниц согласно счетчику посещаемости, который находится справа от этого текста. Каждый столбец содержит два числа: количество просмотров и количество посетителей.

Mark Reads «Чудовищный полк»: часть 1 |

В первой части Чудовищный полк Полли пытается спрятаться на виду, а Ваймс начинает новую миссию. Заинтригован? Тогда пора Марку прочитать Плоский мир .

Привет, друзья, и добро пожаловать в мое путешествие по ТРИДЦАТЬ ПЕРВОЙ DISCWORLD BOOK! Это число кажется и вполне разумным, и ужасно невозможным, но вот мы здесь. Я прочел почти 75% этой серии, и мне очень нравится этот конкретный отрезок книг.Итак, приближаясь к Чудовищному полку , я чувствую одновременно некоторую нерешительность и сильное желание узнать, что это такое. ДАВАЙ ПОГОВОРИМ.

Полли

Мои сомнения вызваны тем, что я не знаю, где именно Пратчетт собирается изложить историю юной Полли. В этом сюжете есть завязка, в которой используется образ, с которым многие из нас, читавших фэнтези, хорошо знакомы: юная мальчишеская девочка переодевается мальчиком, чтобы проникнуть в какую-то организацию — военную силу, школу волшебства. , программа обучения, которая обычно ограничивает девочек.При этом есть много комментариев о том, что девочки могут делать что-то так же хорошо, как и мальчики. Конечно, в такого рода историях есть огромная ценность, и, будучи чуваком, я бы не стал отрицать, насколько сильны такие истории. (Особенно для жанра фэнтези, в котором так долго доминировали мужчины.)

Я предполагаю, что мы собираемся получить несколько кусочков, которые будут близки к этому тропу. Даже если они используются в юмористических целях — например, в сцене, где Полли пытается ходить, как парни, — я все равно надеюсь, что есть что-то, что превозносит это за пределы очевидного. Пратчетт уже придумывал какие-то странные гендерные вещи. (Хотя именно зацикленность на полноте меня здесь ДЕЙСТВИТЕЛЬНО беспокоила; эти описания показались мне излишне жестокими.) И я говорю это не как эксперт, а скорее как человек, который все еще учится — правда, и учится — всему дерьму нашему. Эссенциалистское, циссексистское общество научило меня верить. В то же время это Пратчетт? Я знаю, что на первый взгляд это глупая логика, но этот парень ВСЕ ВРЕМЯ переворачивал стереотипы и ожидания.

Одна вещь, которая осталась здесь недосказанной, имеет мало общего с полом или презентацией, а все, что связано с мотивацией персонажа. Почему Полли так хочет присоединиться к этому полку? Есть некоторый социальный контекст, который я могу почерпнуть из экспозиции. Борогравия и Злобения находятся в состоянии войны почти тысячу лет; их граждане ненавидят друг друга по большей части. (Или… делают они? Я думаю, что делаю предположение, а не обоснованную догадку.) Между двумя народами существуют такие постоянные трения, что война является лишь частью жизни этих народов. Это константа , так что для Полли это должно иметь смысл, верно?

Неудобно думать об этом, потому что, по крайней мере, в отдаленном смысле, я вырос с той или иной войной на заднем плане моей жизни. Начиная с войны в Персидском заливе — первой настоящей войны, о которой я помню, о которой сообщали в новостях, — вплоть до многочисленных империалистических катастроф, разворачивавшихся по всему миру, война была повсеместным явлением. Мой отец тоже был военным, так что вдобавок ко всему этому меня много лет заставляли пойти в армию, вплоть до смерти моего отца.Он всегда считал это разумным, почетным делом и надежной карьерой. Что меня всегда беспокоило, потому что Армия забыла моего отца. Они очень мало сделали для него после того, как он был на войне, и когда все его странные медицинские проблемы начали всплывать, они наотрез отказали ему в уходе или какой-либо реальной помощи. Ему, конечно же, не оказали никакой помощи, когда мы пережили самое трудное время в нашей семье, а у него не было работы. И я никогда не мог игнорировать это противоречие, что мой отец хотел, чтобы я был частью чего-то, что не заботилось о том, что он был частью этого.

Так что же делает Полли такой уверенной, что она готова пойти на большой риск, лишь бы присоединиться к этим мужчинам? Что нам не хватает?

Переговорщик Ваймс

Я нахожу это забавным, что Ваймс на самом деле ненавидит быть переговорщиком, и все же он продолжает попадать в такие сценарии, как этот. Кое-что из того, что мы узнаем здесь из его точки зрения, помогает мне понять сюжет Полли, но мне также любопытно, как ее история пересекутся с историей Ваймса. В частности, я заметил, что в последнее время Ваймс увлекается рассказами о переходных состояниях.Итак, если это так, как изменится мир? Как Полли вписывается в это?

Конечно, здесь я делаю предположение, и эта история не может иметь ничего общего с тем, чтобы сделать мир лучше. Но мой разум отправился туда, потому что я уже вижу, как Пратчетт затрагивает вопросы войны и национализма через конфликт между Борогравией и Злобенией. Есть ощущение, насколько абсурдна эта война, тем более, что мы так мало о ней знаем. Что именно породило эту драку? Кого волнует ? Прошло тысячу лет, обе стороны ненавидят друг друга, и это все, что имеет значение.Есть и другие небольшие подсказки, например, как Ваймс решает проблему зомби в нижних склепах. Для Ваймса зомби не являются ужасающей силой, которой следует бояться; они просто часть Дозора. Черт, констебль Рег Шу — один из самых надежных офицеров Ваймса! Пратчетт использует юмор, чтобы пролить свет на нелепые сценарии.

И это относится и к религии, и мне очень любопытно посмотреть, смогу ли я определить, какие реальные метафоры существуют для веры нугганитов.Я чувствую, что с католической доктриной было немного забавно. Концепция Живого Завета, который постоянно изменяется, мне забавна. У нас действительно возникает ощущение, что Мерзости объявляются примерно… раз в час. КАК ВЫ ВОЗМОЖНО СЛЕДИТЕ??? (Конечно, со связующим.)

Мне не терпится узнать, жива ли еще герцогиня Аннаговия .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.