Сколько лет чичикову: Сколько лет Чичикову? 🤓 [Есть ответ]

Содержание

Какие свойства натуры Чичикова в его внутреннем монологе в Мертвых душах?

Писатель открывает характер и свойства натуры Чичикова постепенно, через его общение с персонажами «Мёртвых душ «. Он как зеркало, так как в нём самом есть много качеств тех людей с которыми ему пришлось повидаться. И отзеркаливая их, думая о них, он оценивает персонажей со своей точки зрения, исходя из своего жизненного опыта.

С Коробочкой наш герой не церемонится, быстро поняв её натуру.

Он становится циничен, нетерпелив, относится к Настасье Петровны с пренебрежением. Манера поведения, да и сам голос меняется. Гоголь так описывает людей подобного рода:

Здесь мы видим того Павлушу, который самостоятельно, надеясь только на свои силы, пробивал дорогу в лучшую жизнь.

Общаясь с Ноздрёвым видно, что он трусит, но старается быть настойчивым, ведь свое благополучие он строит за счёт других людей, часто прибегая ко лжи, казнокрадству, оскорблениям, махинациям.

Чуть не попав под скорую расправу, спасается откровенным бегством.

Да, детей и жену Чичиков хотел иметь. Нечаянная встреча с незнакомкой, ясно это показывает. Но и здесь мысли Павла Ивановича принимают разное направление:

Ещё несколько минут и натура Чичикова выдаёт очередное суждение:

И вот просыпается прогматик, делец:

Торгуясь с Собакевичем и испытывая к тому неприязнь, сразу определяет его в воры, казнокрады, потому, что сам такой.

Показательна натура Чичикова при встрече с Плюшкиным. Сам автор так говорит о своём герое:

Хоть он и человек нового времени, но много человеческого в нём ещё живо, но, Павел Петрович имеет свою цель, к которой стремится не смотря ни на что. Они похожи с Плюшкиным- оба приобретатели и собиратели, люди, которые умеют жить экономно.

И благополучно сторговавшись за копейки со скрягой, проявив опять же громадную энергию, сумев понравится Плюшкину и заслужив от него слова:

Вполне довольный собой отправляется дальше

Перед Чичиковым стоит большая цель. После чего, как он считает, он наконец-то сможет зажить так, как ему мечталось… Может поэтому он так многогранен?

Проверочная работа «Всё о Чичикове» по поэме Н.В. Гоголя «Мёртвые души».

 Как звали Чичикова?

а) Пётр Петрович;

б) Павел Яковлевич

в) Павел Иванович 

г) Павел Павлович

Закончите описание Чичикова

Не_______________, но и не дурной наружности, ни слишком___________, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы _________однако ж и не так, чтобы слишком ………………………………_______________

Как звали кучера, слугу Чичикова?

1.

2.

На каком транспорте путешествует Чичиков?
а) коляска б) дилижанс  в) бричка

 

 Кто из помещиков назвал Чичикову самую высокую цену за «мёртвые души»?

С кем из помещиков Чичиков одновременно боком вошёл в дверь гостиной?

 

 

От какого помещика Чичиков получил «мёртвые души» на самых выгодных условиях?

У кого из помещиков Чичикову предлагали почесать пятки?

 

 

С кем Чичиков играл в шашки на «мёртвые души»?

Кто из помещиков предлагал Чичикову вместо «мертвых душ» пеньку и мёд?

 

 

Кого из помещиков Чичиков назвал кулаком?

 

 

С кем из помещиков встреча Чичикова закончилась скандалом?

 

 

Кто из помещиков подарил Чичикову «Мёртвые души»?

 

 

Как охарактеризовал Чичиков Коробочку?

Что в качестве угощения (съесть, выпить (сначала, потом)) предложил Плюшкин Чичикову?

 

 

 

Что Плюшкин хотел подарить Чичикову после сделки, но передумал?

 Кто из помещиков обманул Чичикова, продав ему женщину — Елизавету Воробей?

 

Сколько душ приобрёл Чичиков у помещиков?

 

Почему Чичиков сам решил сочинить крепости, написать и переписать их после того, как вернулся в город?

 

 

На что Чичиков хотел указать Ивану Антоновичу – чиновнику, но тот движением головы дал знать, что не нужно показывать?

 

 

 

 

Для чего Чичиков скупал «мёртвые души»?

 

 

 

 

 

 

Куда, со слов Чичикова, он поселит такое количество крестьян?

Именно из-за присутствия, по мнению горожан, у Чичикова этой суммы денег его так прозвали. Как его прозвали?

 

В чём признавались Чичикову в анонимном письме?

Как Чичиков познакомился с дочкой губернатора?

 

 

 

Появление кого на балу у губернатора расстроило Чичикова?

Благодаря кому в городе узнали о том, что Чичиков скупал не живые, а мёртвые души и поверили в это?

 

 

 

По одной из версий, Чичиков был именно этот человек, но потом от неё отказались.

Кто о ком сказал: ни в мать, ни в отца, а в проезжего молодца»

 

 

 

Какой совет отца Чичикова помог ему «выбиться в люди»

Что Чичиков, учась в училище, делал с булками и пряниками, которые покупал на рынке?

Кого и ради чего дрессировал Чичиков, учась в училище?

 

 

 

 

Какой аттестат и почему получил Чичиков по окончании училища?

 

 

 

 

 

Что хотел дать Чичикову учителю, которого выгнали из училища, но товарищи не взяли? Что сказал учитель на это?

Как Чичиков продвинулся по службе, и почему потом его начальник говорил, что тот его «надул»?

 

 

 

 

Сколько лет строилось казённое здание, когда Чичиков возглавлял комиссию, и было ли оно построено и как?

В чем у Чичикова, по выражение товарищей по службе на таможне, «просто было собачье чутье»?

 

 

 

 

Почему на таможне всем становится известен сговор Чичикова с контрабандистами?

Почему экипаж со сбегавшим из города Чичиковым вынужден был остановиться на одной из улиц?

 

 

 

 

Что для Чичикова главное в жизни? Правильно ли это и почему?

 

 

 

 

 

 

Павел Иванович Чичиков.

100 великих литературных героев [с иллюстрациями]

Павел Иванович Чичиков

«…Гоголь великий русский поэт, не более; “Мертвые души” его – тоже только для России и в России могут иметь бесконечно великое значение. Такова пока судьба всех русских поэтов… Никто не может быть выше века и страны; никакой поэт не усвоит себе содержания, не приготовленного и не выработанного историею. Немногое, слишком немногое из произведений Пушкина может быть передано на иностранные языки, не утратив с формою своего субстанциального достоинства; но из Гоголя едва ли что-нибудь может быть передано… Повторяем: чем выше достоинство Гоголя как поэта, тем важнее его значение для русского общества, и тем менее может он иметь какое-либо значение вне России. Но это-то самое и составляет его важность, его глубокое значение и его – скажем смело – колоссальное величие для нас, русских. Тут нечего и упоминать о Гомере и Шекспире, нечего и путать чужих в свои семейные тайны. “Мертвые души” стоят “Илиады”, но только для России: для всех же других стран их значение мертво и непонятно».

[247]

В процитированной статье В.Г. Белинский, полемизируя с К.С. Аксаковым,[248] поставившим «Мертвые души» на одну планку с творениями Гомера и Шекспира, взялся доказать, что писатель Н.В. Гоголь по своему значению в мировой литературе стоит гораздо ниже «Гомера, Шекспира, Байрона, Гёте или Шиллера». Тут и кроется историческая ограниченность и непонимание великого критика, не отличавшего всемирную читательскую аудиторию, писателей, как явления субъективные, и мировую литературу, как явление объективное и как исторический процесс, – явления суть совершенно разные, а к XXI в. порой диаметрально противоположные.

Признаем и тот факт, что умница В.Г. Белинский никогда и не смог бы понять эту разницу в силу атеистической направленности его мышления, и, следовательно, высота гения Н.В. Гоголя для него изначально была недоступна, какими бы увлекательными, а порой и точными не представлялись статьи великого критика о нем.

Гораздо ближе к осознанию всемирного значения творчества Н. В. Гоголя подошел К.С. Аксаков. И это понятно – он рассматривал творение писателя не только с духовных позиций, он из уст самого Николая Васильевича знал о тех вселенских проблемах, которые тот пытался разрешить в «Мертвых душах», и, исходя из своих воззрений, во многом путанных, более оценивал первичный результат этих намерений, чем сугубо художественное произведение.

Чтобы осмыслить всемирное значение личности Н.В. Гоголя и мощь его подспудного влияния как на мировую литературу, так и на мировую философию, необходимо понять внутреннюю суть центрального литературного героя в судьбе и творчестве писателя – Павла Ивановича Чичикова. Сделать это относительно не сложно, поскольку творчество Н.В. Гоголя в данном аспекте – одно из наиболее четко и мудро проанализированных в истории, вековая отечественная и мировая критика уже давно разложила все по полочкам и дала нам самые верные ориентиры. Быть может, оттого Николай Васильевич и стал нынче одной из самых ненавистных личностей в определенных политико-литературоведческих и мистических кругах России? И уж совсем иное дело, что в XX столетии в воинственно атеистическом СССР для подавляющего большинства населения нашего Отечества эти выводы находились если не под запретом, то в кладовых дореволюционных запасников.

К работе над поэмой «Мертвые души» Николай Васильевич приступил в середине 1835 г. в Петербурге. Предполагают, что сюжет был подсказан ему А.С. Пушкиным, но доказательством этому служат только слова самого Гоголя. Отсюда и возникла ныне активно будируемая злопыхательская версия о том, что сюжеты «Мертвых душ» и «Ревизора» были Николаем Васильевичем украдены у великого поэта, после чего и наступило охлаждение в их отношениях. Часто цитируются слова, якобы со смешком сказанные раздраженным Пушкиным в семейном кругу: «С этим малороссом надо быть осторожнее: он обирает меня так, что и кричать нельзя».[249]

Серьезную полемику по этому вопросу вести бессмысленно, поскольку налицо подтверждение русской присказки: «Человек предполагает, а Бог располагает». Если бы Гоголь бесчестно использовал пушкинские сюжеты и написал пошленький водевильчик или талантливые, но глупенькие поделки, разбирательство о хищении сюжетов имело бы смысл. Но русским гением были созданы шедевры не просто мирового значения, а определившие пути становления одной из величайших литератур мира! О чем еще можно здесь дискутировать? К 1835 г. Пушкину оставалось жить немногим больше двух лет, создать что-либо по этим сюжетам у него не оставалось времени. Идеи «Ревизора» и «Мертвых душ» должны были найти своего выразителя. С согласия ли поэта или только по воле высших сил они перешли к Николаю Васильевичу, нас это не касается. Мы, люди XXI в., обязаны – именно обязаны (!) – знать только одно – гений Гоголя создал гениальные творения! Все прочее – демократическая блажь, бессмысленная попытка обличить историю, вольтеровская зависть к славе мертвых.

Как уже говорилось выше, работа над «Мертвыми душами» шла очень тяжело. Гоголь быстро, но в общих чертах нашел главного героя, набросал сюжет, поставил перед собой центральную, и как выявило время – ошибочную и неподъемную для него задачу: «Начал писать “Мертвые души”… Мне хочется в этом романе показать хотя с одного боку всю Русь»[250]… Как точно отметил Владимир Владимирович Набоков, «искать в “Мертвых душах” подлинную русскую действительность так же бесполезно, как и представлять себе Данию на основе частного происшествия в туманном Эльсиноре. А уж если речь зашла о “фактах”, то откуда Гоголю было приобрести знание русской провинции? Восемь часов в подольском трактире, неделя в Курске, да то, что мелькало за окном почтовой кареты, да воспоминания о чисто украинском детстве в Миргороде, Нежине и Полтаве? Но все эти города лежат далеко от маршрута Чичикова».[251] Другими словами, попытки представить поэму «Мертвые души» как, скажем, обличение крепостнической России несостоятельны и насквозь пропитаны политической демагогией.

Работа застопорилась на третьей главе. С самого начала Гоголь понимал, что «Мертвые души» должны стать главным произведением его жизни, и, сникший в петербургской обыденности, в июне 1836 г. он решился выехать за границу (первоначально в Германию, затем в Париж и Рим), где с краткими перерывами провел почти двенадцать лет.

Смена обстановки благотворно сказалась на творческом самочувствии писателя. Уже к осени 1836 г. он полностью переделал ранее написанное и попытался определиться с жанром будущего произведения. Пока еще Гоголь думал о романе, но все чаще стал упоминать о поэме.

Существует несколько трактовок такого определения жанра «Мертвых душ», но наиболее достоверной представляется преднамеренная аналогия с «Божественной комедией» Данте, которая, как общеизвестно, послужила основой для структурирования «Мертвых душ». Поэма должна была состоять из трех частей: Ада, Чистилища и Рая. Ад Гоголем был написан, и все мы его читали, предполагаемое Чистилище Гоголь сжег, остались только черновые наброски пяти глав, за Рай он даже не брался.

Когда Николай Васильевич принял решение о такой структуре книги, точно не известно. Но окончательно он убедился в правильности своего решения в Риме, где впервые побывал в марте 1837 г. При этом кажутся неправомерными периодически навязываемые читателям аналогии Чичикова с Одиссеем или Данте из «Божественной комедии»: под схемы этих классических героев можно подогнать любой персонаж из любого произведения, сюжет которого связан с путешествием. Первоначальный же гоголевский Чичиков оставался главным героем оригинального плутовского романа.

Однако писатель чувствовал, что делает что-то не то, но никак не мог понять, в чем его ошибка. Работа продвигалась очень медленно.

А зимой – весной 1839 г. произошли события, в корне изменившие как жизнь самого Николая Васильевича, так и в духовном плане породившие Великую русскую литературу. Связаны они с судьбой человека, к литературе, равно как и к искусству, не имевшего никакого отношения, но я позволю себе высказать точку зрения, что именно он стал тем жертвенным ягненком, который был возложен высшими силами на алтарь русской культуры и смерть которого дала незримый толчок к грандиозному духовному повороту наших гениев от внешне красивого к бездонным глубинам духовного богоискательства – во всем, от самых житейских мелочей до вселенской космичности мира.

Еще в Петербурге Гоголь бывал в салоне графа Михаила Юрьевича Виельгорского (1788–1856), друга А.С. Пушкина, мецената и композитора-любителя, которому благоволил император Николай I. Сын Виельгорского, Иосиф Михайлович (1817–1839), был выбран в соученики наследнику престола Александру Николаевичу и, по высказываниям мемуаристов, представлялся многим чуть ли не нравственным идеалом молодого человека николаевских времен.

В 1837 г. у Иосифа началась скоротечная чахотка. Для лечения он с отцом выехал в Европу, и в конце осени 1838 г. Виельгорские обосновались в Риме. По просьбе матери больного Луизы Карловны Виельгорской, урожденной принцессы Бирон (1791–1853), Гоголь согласился принять участие в судьбе Иосифа и неожиданно для себя оказался самым близким юноше человеком в последние месяцы его жизни. Дни и ночи проводил Николай Васильевич у одра умирающего, бывали часы, когда Иосиф не отпускал его ни на шаг, в страхе предчувствуя приближение смерти.

Друг Гоголя по Риму художник Александр Андреевич Иванов (1808–1858), работавший тогда над своей великой, переломной для русской классической живописи XIX в. картиной «Явление Христа народу», не раз бывал у Виельгорских, и Иосиф стал прототипом дрожащего мальчика на переднем плане (по правую сторону для зрителя) этого грандиозного полотна. Добавим, что поддерживающий дрожащего мальчика мужчина имеет черты Гоголя, что не раз отмечалось в критике. Если учесть, что на картине Иванова резко выделяются три главные фигуры: дрожащий мальчик, поддерживающий его мужчина и Иоанн Креститель, указывающий именно этим двоим на грядущего вдали Иисуса Христа, произведение приобретает совершенно неожиданный конкретно-мистический смысл, и вряд ли он был преднамеренной задумкой художника.

Как бы там ни было, приняв на себя заботы об Иосифе, Гоголь встретился «впервые лицом к лицу со смертью».[252] Агония юноши проходила на руках у Николая Васильевича и стала для писателя глубочайшим духовным потрясением. Иосиф Виельгорский умер 2 июня 1839 г., и, видимо, именно тогда в душе писателя начались те процессы, которые впоследствии демократическая среда стала называть душевной болезнью. На самом деле это было великое духовное перерождение гения. Именно с этого времени Гоголь начал систематическое изучение Библии – по книге, подаренной ему покойным Виельгорским с памятной надписью: «Другу моему Николаю».

Прошло немногим более года, и в конце лета 1840 г. у Николая Васильевича наступил духовный кризис. В чем это выразилось, Гоголь разъяснил тогда же в письме к М.П. Погодину: «…О, это было ужасно, это была та самая тоска и то ужасное беспокойство, в котором я видел бедного Виельгорского в последние минуты жизни. Вообрази, что с каждым днем после этого мне становилось хуже, хуже…»

Душа писателя переродилась, и Николай Васильевич так очертил свое новое состояние в письме к Сергею Тимофеевичу Аксакову: «Да, мой друг, я глубоко счастлив, я слышу и знаю дивные минуты. Создание чудное творится и совершается в душе моей, и благодарными слезами не раз теперь полны глаза мои. Здесь явно видна мне святая воля Бога: подобное внушение не происходит от человека…» Гоголь стал осознавать свою мессианскую роль на земле, но, как любой избранник Всевышнего, он был в этом равно отвергнут и друзьями, и недругами, и уж тем паче обывателем. Его душевные порывы и современниками, и многими нынешними литературоведами (равно как врачами-психиатрами) рассматривались и рассматриваются как тяжелая болезнь.

С конца сентября 1840 г. по август 1841 г. Николай Васильевич в очередной раз жил в Риме, где довольно быстро завершил первый том «Мертвых душ». В сентябре 1841 г. Гоголь отдал книгу в московскую цензуру, которая вознамерилась ее запретить. Тогда поэма была передана петербургским цензорам, и с помощью друзей писателя ее допустили к публикации, но с купюрами и измененным названием.

Отдадим должное российским блюстителям печати. Они мгновенно уловили центральную идею книги. И вовсе не «Повесть о капитане Копейкине» взволновала их, как рассказывали ученикам в советской школе. Самым страшным в поэме было ее название, ведь мертвых душ – не бывает! Чтобы смягчить именно эту тему, цензоры слегка изменили название поэмы, и книга впервые вышла в 1842 г. как «Похождения Чичикова, или Мертвые души».

Однако кого же назвал автор мертвыми душами и кто есть в таком случае Павел Иванович Чичиков?! Понимание именно этого вопроса и определяет понимание всего творчества переродившегося Гоголя и того, как он трактовал свои произведения в последние годы жизни.

Из логики поэмы вытекает, что мертвыми душами являются власть имущие сословия России, предавшиеся всевозможным искушениям порока. Речь, конечно, идет не о плотской распущенности, а о вещах куда более страшных, но менее осуждаемых обществом – о пустословии, жестокости, праздности, наконец, о самом тяжком грехе – о стяжательстве. Именно эти мертвецы-стяжатели и составили круг главных персонажей гоголевского Ада.

А что Чичиков? Начиная работать над «Мертвыми душами», Николай Васильевич писал образ человека, но уже опубликовав первый том и приступив к работе над вторым, он постепенно начал осознавать, кого на самом деле вытащил на свет Божий.

В официальной критике Чичиков обычно представляется как милый плут, человек энергичный, предприимчивый, упорный и деловитый, особо выделяющийся хитростью и расчетливостью. Однако главные его свойства, и это признают абсолютно все, – размытость и неуловимость. Вплоть до 11 главы первого тома Павел Иванович неконкретен, он до такой степени умудряется приноравливаться к людям и обстоятельствам, что создается впечатление, будто Чичиков безличностен, он есть каждый, с кем ему доводится общаться, а сам по себе – ничто. Каждому он готов угодить и услужить себе на пользу, но польза эта размыта и туманна и прикрыта мистическим страхом перед мертвецами. Только в заключительной 11 главе, написанной Гоголем уже после переломного душевного кризиса, перед нами вырисовывается прошлое главного героя – во всей его грязи, мелочности, подлости… И именно эта конкретика вдруг растворяет человека и являет нам потустороннее чудовище, имеющее свойство постоянно возрождаться… Перед нам предстает бес стяжательства! И скупает он не имена умерших крепостных крестьян, а именно мертвые души, то есть тех, кто надругался над совестью, над честью, кто погряз в мире материального сладострастия, в мире наживы и похоти. Эти-то души Чичиков даже не скупает, а просто собирает под свое крыло, разъезжая по Руси. И тогда становится ясно: Чичиков есть тот, кто пришел убить Россию!

Дмитрий Сергеевич Мережковский в статье «Гоголь и черт» рассматривал финал первого тома поэмы следующим образом: «…он умчится на своей птице-тройке, “как призрак, как воплощенный обман” в неизмеримые пространства будущего… Чичиков скрылся. Но из необъятного русского простора выступит и русский богатырь, появится снова, уже в окончательном ужасающем явлении своем, бессмертный Хозяин “мертвых душ”. И тогда лишь откроется то, что теперь еще скрыто не только от нас, читателей, но и от самого художника, – как страшно это смешное пророчество: Чичиков – антихрист».[253]

Такое видение Чичикова Мережковский подтвердил цитатой из романа Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы»: «и слова черта Ивану Карамазову: “Ведь я и сам, как и ты же, страдаю от фантастического, а потому и люблю ваш земной реализм. Тут у вас все очерчено, тут формула, тут геометрия, а у нас все какие-то неопределенные уравнения… Я икс в неопределенном уравнении. Я какой-то призрак жизни, который потерял все концы и начала, и даже сам позабыл, наконец, как и назвать себя…”»

Идея антихриста всю жизнь беспокоила Дмитрия Сергеевича, этим зачастую объясняют его обобщающий и преувеличенный подход к образу Чичикова. Владимир Владимирович Набоков в лекции «Наш господин Чичиков» рассматривал героя куда примитивнее, сугубо по-западному: «Да и сам Чичиков – всего лишь низко оплачиваемый агент дьявола, адский коммивояжер: “наш господин Чичиков”, как могли бы называть в акционерном обществе “Сатана и K°” этого добродушного, упитанного, но внутренне дрожащего представителя. Пошлость, которую олицетворяет Чичиков, – одно из главных отличительных свойств дьявола, в чье существование, надо добавить, Гоголь верил куда больше, чем в существование Бога. Трещина в доспехах Чичикова, эта ржавая дыра, откуда несет гнусной вонью (как из пробитой банки крабов, которую покалечил и забыл в чулане какой-нибудь ротозей), – непременная щель в забрале дьявола. Это исконный идиотизм всемирной пошлости».

Не будем заблуждаться – Николай Васильевич одним из первых осознал, что Чичиков – не человек, а инфернальная сущность. Вопрос в другом – каким видел писатель это чудовище: в последующих трактовке Мережковского или трактовке Набокова? Если выразиться точнее – понимал ли Гоголь беса Чичикова по-русски или по-западноевропейски. Ответ на этот вопрос дает нам судьба второго тома «Мертвых душ».

Как известно, книга была сожжена автором дважды – в 1845 г. (по причине того, что в книге не достаточно ясно показаны пути к достижению идеала), а затем 7 февраля 1852 г.,[254] за две недели до кончины Гоголя, когда писателю, говоря словами В.В. Набокова, стало окончательно ясно, что «никакая кара в пределах человеческого закона не может постигнуть посланника сатаны, спешащего домой, в ад». То есть Чистилища для беса и слуг его в человеческом обличии нет и быть не может! А значит, и продолжение первого тома «Мертвых душ» является бесстыжей ложью.

Работая над вторым томом поэмы, Николай Васильевич, сам того не подозревая, угодил в старую, но неизменно срабатывающую для ищущих компромиссов ловушку Фауста: выдумывая Чистилище для беса стяжательства, писатель отверг клингеровское понимание дьявола и пошел по пути гётевского Фауста – он вознамерился показать, что капитал можно нажить честным трудом, не совершая преступлений и подлостей, что возможно добиться богатства достойно и благородно, а затем щедро делиться им с сирыми мира сего. Это уже была не профанация, это была наивная глупость православного человека. И Гоголь вовремя понял свою роковую ошибку, к нему пришло осознание того, что Чичиков, как и «Мертвые души» в целом, оказался тяжким заблуждением в его духовных поисках, его земным тупиком в преддверии небесном.

В наши дни уже никто не станет отрицать мессианское предназначение Гоголя. И он сам его понимал, но оказался не в силах постичь суть своей миссии, упорно пытался вмешаться в сферу религиозного бытия людей и чуть ли не взвалить на свои человечьи плечи заботы Божьи. В действительности Николай Васильевич стал нравственной антитезой Гёте, Шекспиру и иже с ними, стал основоположником Великой русской литературы как нравственной антитезы западноевропейской литературе, что произошло вопреки воле и пониманию самих создателей нашей литературы. И случилось это в смертельной многолетней схватке писателя с его литературным героем – бесом стяжательства Чичиковым. Вся Великая русская литература идет из этой схватки и продолжает ее. Тем она и недоступна, и непонятна зарубежным и отечественным читателям с западноевропейским менталитетом – вроде бы все схоже с той классикой, а копнешь глубже – все не так и даже наоборот.

Однако не вопрос об очищении беса Чичикова был для Гоголя главным. Гораздо важнее была для него дилемма, которую сегодня можно назвать гоголевской дилеммой Мережковского – Набокова. Куда мчится в конце первого тома прославленная тройка – уносит ли она Чичикова домой в ад, являясь символом отвержения стяжательства Россией и ее народом, или мчится по Руси, собирая воинство мертвых душ для погубления ее? Отсюда и проистекают духовные поиски писателя в последние годы его жизни. Именно по этой причине подлинным продолжением первого тома «Мертвых душ» стали знаменитые «Выбранные места из переписки с друзьями» 1847 г. В книге писатель изложил свои наивные утопические представления о том, что должен делать представитель каждого сословия и звания для исполнения своего долга перед Богом и миром, дабы избавиться от надвигающейся лавины воинства Чичикова. «Выбранные места…» неизбежно вызвали бурное негодование во всех слоях российского общества, иначе и быть не могло – ведь Гоголь не просто поучал, он публично выступил против всех, и прежде всего против того, что было исторически навязано публике как передовое и являлось фетишем для образованного общества. А делать скидки писателю на его православный наивный оптимизм, на веру в то, что человек не только может, но и стремится к тому, чтобы стать светлым душой и заслужить этим царствие небесное, делать никто не собирался.

Невзирая ни на что Гоголь полагал своей обязанностью бороться с людьми за спасение их душ от мерзких ручонок Чичикова исключительно посредством поучений и проповеди. Свою идею Николай Васильевич развил в неотправленном письме В.Г. Белинскому, несправедливо и грязно оскорбившему писателя в разошедшемся в списках по всей России истерическом зальбруннском письме от 15 июля 1847 г. Он писал: «Я встречал в последнее время много прекрасных людей, которые совершенно сбились. Одни думают, [что] преобразованьями и реформами, обращеньем на такой и на другой лад можно поправить мир; другие думают, что посредством какой-то особенной, довольно посредственной литературы, которую вы называете беллетристикой, можно подействовать на воспитание общества. Но благосостояние общества не приведут в лучшее состояние ни беспорядки, ни [пылкие головы]. Брожение внутри не исправить никаким конституциям. Общество образуется само собою, общество слагается из единиц. Надобно, чтобы каждая единица исполнила должность свою… Нужно вспомнить человеку, что он вовсе не материальная скотина, но высокий гражданин высокого небесного гражданства. Покуда он хоть сколько-нибудь не будет жить жизнью небесного гражданина, до тех пор не придет в порядок и земное гражданство».[255]

И все-таки в конце жизни Николай Васильевич, видимо, окончательно пришел к выводам, названным впоследствии Мережковским, и понял бесполезность всех своих надежд и чаяний. Человечество быстро и бесповоротно погрязало в жадности и корысти, принимая клятву на верность его смертному врагу – Павлу Ивановичу Чичикову, небесное гражданство мало кого интересовало, а в таком мире Гоголю места не было. Так и ушел он в небо с зовом: «Лестницу мне, лестницу!»

Еще неосознанной нами и единственно возможной в новые времена попыткой остановить Чичикова стала Великая Октябрьская революция 1917 г. Но попытка эта оказалась бессмысленной, ибо неуловимый бес в очередной раз успел вскочить в свою птицу-тройку и помчался по Руси набирать новое воинство. Бедному Николаю Васильевичу и в страшном сне не могло привидеться время, когда в возлюбленном его Отечестве наступят времена и бессребреники и нестяжатели будут на государственном уровне объявлены заурядными неудачниками, завистниками, даже преступниками и маргиналами, а корысть и хищное обогащение – великим благодеянием для общества. Что не Чичиков будет собирать по Руси мертвые души, а бесчисленные мертвые души сами толпами ринутся в столицу, чтобы прислуживать сему всемогущему господину, сами будут тащить жертвоприношения на его алтарь в каждом, даже наиукромнейшем уголке великой некогда страны.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Шкатулка Павла Ивановича Чичикова

Настоящая статья представляет собой попытку обратить внимание учителя на необходимость рассматривать художественную идею как идею личностную, во-первых, и, во-вторых, высказать некоторые соображения по поводу центрального героя поэмы Гоголя в связи с проблемами, занимающими нашего современника, школьника в частности..

Для того чтобы рассматривать мысль Гоголя о Чичикове именно в качестве мысли личностной, собственно, достаточно учесть все ее основополагающие положения и не приписывать Гоголю того, чего он не говорил. В образе Чичикова решается вопрос о характере приобретателя и его формировании в определенной общественной среде. Каждого читателя, думаю, заинтересуют следующие стороны вопроса:
1. РОЛЬ труда, собственности, плутовства для положения Чичикова в обществе, а потому для его внутреннего мира, поведения.

2. Личные условия жизни, личные качества, игравшие роль в его превращении в приобретателя-плута.

3. Отношение самого героя к нравственной стороне его поступков. Как сказалось в этом плане влияние, среды на него?

4. Как Гоголь оценивает своего героя?

Слово «пошлость» было объяснено учащимся как обозначающее чуждость высшим духовным интересам, недостойную погруженность в интересы низшие, мелкие.

В результате разговора о Чичикове сложились такие суждения о нем… Жил-был на свете, повествует Гоголь, некто по имени Павел Иванович Чичиков. Он приобретатель. Для приращения имущества он прибегает к угождению сильным, взяточничеству, казнокрадству, обманывая людей и государство, лицемерит. Условия его жизни тому способствовали. В среде его от обладания деньгами зависело удовлетворение исконных человеческих желаний — возможность вести жизнь «во всех довольствах, со всякими достатками» и пользоваться людской приязнью, почетом, и даже сознавать себя выполнившим долг человека, гражданина, как он здесь понимался, оставив состояние детям. Вместе с тем общество обесценило в глазах Чичикова честный труд как способ обогащения и, напротив, сделало в этом отношении соблазнительным плутовство. Окончив училище, Чичиков не связывает никаких надежд на какую бы то ни было карьеру с «ветхим дворишком и ничтожной землицей», доставшимися ему от отца. Он спешит продать их и поступить на службу. Но его из ряда вон выходящее усердие и разумность в служебных делах не поощрялись. Не служба делу, а служба лицам принесла ему первое продвижение по служебной лестнице: он прикинулся претендентом на руку дочери начальника. Главное же, даже будучи замечены и вознаграждены, труды его сулили неизмеримо меньше, чем участие в мошеннических сделках: «Тут в один год он смог получить то, чего не выиграл бы в двадцать лет самой ревностной службы». Участь Чичикова, откажись он от плутовства из страха перед наказанием, Гоголь от своего имени (обратим на это внимание) рисует самой жалкой: «Теперь можно бы заключить, что после таких бурь, испытаний, превратностей судьбы и жизненного горя он удалится с оставшимися кровными десятью тысячонками в какое-нибудь мирное захолустье уездного городишки и там заклекнет навеки в ситцевом халате у окна низенького домика. ..»

Отец Чичикова был дворянином-однодворцем. Мелкопоместные дворяне, сопоставляя свое положение с положением своего сословия в целом, склонны были считать, себя несчастливыми. Вероятно, не только по причине болезни, но и в силу бедности отец Чичикова предстает перед нами всегда удрученным н суровым. Не глядя ли на отца, так потянулся к богатству сын? Да и учил его отец: «Все сделаешь и все .прошибешь на свете копейкой». О матери Чичикова в поэме не упоминается. У Чичикова — «ни друга, ни товарища в детстве». Детство без теплоты со стороны окружающих, вероятно, способствовало очерствению Чичикова, а потому и его неуклонному следованию по эгоистической стезе стяжателя-плута. Большой темперамент («кровь Чичикова… играла сильно»), делавший для него особенно притягательными земные блага, большой ум «со стороны практической», «разумная воля», выразившаяся в терпении, объясняют упорство, с каким шел Чичиков к заветной цели. «Осо бенных способностей к какой-нибудь науке в нем не оказалось», почему он и не мог противопоставить их в какой-то мере влиянию на его участь того факта, что по рождению был бедняком.

Царящий в мире Чичикова порядок не только толкнул его искать счастье на непрямых путях, но и позволил отчасти оправдывать свое поведение с точки зрения справедливости. Из текста поэмы явствует, что все чиновники в мире Чичикова были «берущими». Поэтому подчиниться закону означало для Чичикова оказаться в незаслуженно худшем положении, чем прочие чиновники. И Чичиков рассуждает: «Почему же я? Зачем на меня обрушилась беда? Кто же зевает теперь на должности? Все приобретают». Всеобщее беззаконие умаляло значение воли Чичикова для существования тех актов беззакония, которые он совершал, а тем самым умаляло и ответственность за них. «Несчастным я не сделал никого: я не ограбил вдову, я не пустил никого по миру, пользовался я от избытков, брал там, где всякий брал бы, не воспользуйся я, другие воспользовались бы», — полагает Чичиков. И главное, в словах Чичикова: «За что же другие благоденствуют, и почему должен я пропасть червем?» — в связи со всем сказанным о его прошлом нельзя не услышать горького, страстного и
справедливого вопля живого и трудоспособного человека, обрекаемого на бездолье только потому, что по рождению он бедняк. При этом бездолье для Чичикова означает и бессилие выполнить долг отца, а в связи с этим и человека. Представляя себя честным, но неимущим, Чичиков рассуждает так: «И что я теперь? Куда я гожусь? Какими глазами я стану теперь смотреть в глаза всякому почтенному отцу семейства? Как не чувствовать мне угрызения совести, зная, что даром временю землю, и что скажут потом мои дети? Вот, скажут, отец, скотина, не оставил нам никакого состояния!» Гоголь и нашел возможным сказать, что в рассуждениях оправдывающегося Чичикова «видна была некоторая сторона справедливости». Однако очевидно: ссылки на «других», поступающих так же дурно, но остающихся безнаказанными, не снимают с человека ответственности за собственные проступки. И не прав Чичиков, доказывая, что его поведение и очень дурным-то не было. Он брал «от достатков», тем самым избавляя себя и свое потомство от незаслуженной нищеты. Но Чичиков
виновен не только и не столько в том, покушение на «казенное» добро приносили вред другим людям, государству. Он грешен главным образом потому, что вместе с прочими нарушал необходимое правило совместной жизни людей, внося разложение в нее. Законы, которые преступал Чичиков, восходят к заповеди «не украдь», имеющей глубоко важное общечеловеческое значение. Без существования собственности в каких-то ее формах (личной, частной, государственной, общественной, общинной), ее неприкосновенности человеческое общежитие немыслимо. Без того и другого ни отдельный человек, ни объединения людей не могли бы созидать свою жизнь. Поэтому присвоение чужой собственности не в порядке замены в обществе одной ее формы другой, а в каких-то частных целях в сущности бесчеловечно. Преобразование форм собственности в обществе может быть и целесообразным (убедительный пример тому — уничтожение рабовладения), и нецелесообразным, но это уже другой вопрос. Заслуживает оправдания человек, совершивший кражу в силу ее крайней необходимости:
безнравственно осуждение тех, кому грозила бы смерть от голода, не соверши они кражи хлеба, не обрекая этим кого-то другого на гибель от голода. Заслуживает оправдания человек, решившийся на воровство для избавления себя или других от тяжких лишений и при этом нанесший совершенно незначительный вред потерпевшему от кражи лицу или обществу. К Чичикову последнее не относится: он вместе с ему подобными делал вопиюще порочными быт и нравы общества.

Пытаясь вникнуть в психологию Чичикова, некоторые школьники замечали: отказ Чичикова от мошенничества ничего не изменил бы в общем неправом порядке вещей, а потому имел бы мало смысла, и это Чичиков   понимал; возможности же влиять на общий ход жизни он в свое время и в своем положении не находил. Соображение серьезное и как будто в пользу Чичикова. Насколько, однако, обеляет оно Павла Ивановича? Критическое отношение к современным ему официальным понятиям о добре и зле Чичиков почитал заблуждением. Недаром он не упускал случая осудить «вольнодумные химеры юности» и «выбранить за либерализм молодых людей». С официальной же точки зрения каждому надлежало соблюдать* законы государства на своем месте, доверив попечение о торжестве правды в обществе в целом Богу и государю. Оставшись в сущности при таком понимании нрав ственного долга, Чичиков ему изменял в личных, прежде всего материальных интересах. Важнее другое: понятие о нарушении законов в личных целях, особенно о нарушении законов, коренящихся в заповеди «не украдь», как об общественном зле — это общечеловеческое понятие, не отвергаемое в глубине души и Чичиковым. Он настаивает на том, что он не хуже, а лучше других «берущих», но права «брать» все-таки не защищает. Суд совести, который вершил над собой Чичиков, не беспристрастен. Во главу угла герои ставил не стремление к справедливой самооценке, а желание доказать себе свое право на выгодные ему, но бесчестные действия. Нужна ли школьникам, учителю такая полемика с Чичиковым? Опыт убедил меня: при чтении поэмы почти все школьники не замечают рассуждений оправдывающегося Чичикова, обратив же на них внимание, они «сторону справедливости» в них поначалу преувеличивают, тем более что в их окружении есть люди, успокаивающие свою совесть по-чичиковски, к тому же в дни перехода к рыночной экономике их число увеличивается.

Итак, Чичиков явно человек покладистой совести, то есть человек, руководствующийся низшими интересами — пошлый. Юмор Гоголя и направлен на обличение пошлости в герое. В частности… Множество мелочей, с необычной тщательностью выведенных Гоголем в бытии героя, необходимо присутствует в бытии и совсем не пошлых людей. ‘Все дело в месте, которое они занимают в жизни человека. Чтобы наглядно обозначить его, надо представить какую-то человеческую жизнь или цикл ее якобы в абсолютной полноте. После приведенных здесь слов учителя учащимся было предложено прочесть про себя в третьей главе поэмы описание шкатулки Чичикова и ответить на вопросы:

1. Какие интересы Чичикова нашли отпечаток в содержимом его шкатулки?

2. Что принято беречь для воспоминании?

3. Что складывал на память Чичиков?

4.
Как а целом характеризует его описание шкатулки?

Ожидаемые и полученные ответы учащихся (вместе с пересказом строчек поэмы) на названные вопросы, кстати, заинтересовавшие их, в общем были таковы.

Содержимое шкатулки Павла Ивановича представляет собой отпечаток всех его жизненных интересов, и его забот о физической чистоте, и забот о делах «не очень чистых», и, наконец, заветной мечты разбогатеть: «…B самой середине мыльница, за мыльницей шесть-семь перегородок для бритв; потом квадратные закоулки для песочницы и чернильницы с выдолбленною между ними лодочкою для перьев, сургу-чей и всего, что подлиннее; потом всякие перегородки с крышечками и без крышечек для того, что покороче, наполненные билетами визитными, похоронными, театральными и другими, которые складывались на память. Весь верхний ящик со всеми перегородками вынимался, и под ним находилось пространство, занятое кипами бумаг в лист; потом следовал маленький потаенный ящик для денег, выдвигавшийся незаметно сбоку шкатулки. Он всегда так поспешно задвигался в ту же минуту, что наверное нельзя сказать, сколько было там денег». В тех углах шкатулки Чичикова, где нет следов помышлений его о физическом бытии и наживе, лежат, как видим, «билеты визитные, похоронные, театральные», к которым присоединил он в свое время и афишу, читавшуюся им в день приезда в город абсолютно для того только, чтобы занять праздное внимание. Ничего не значащие для него предметы в шкатулке Павла Ивановича в роли складываемого на память позволяют догадаться, что ему неведомы те воспоминания о подлинно значительных чувствах, событиях, которые люди обычно стараются в себе вызвать Торопливое движение, каким закрывает Чичиков потаенный ящик для денег, говорит о многом в нем: о подозрительности оберегающего свое имущество от похищения стяжателя, о том, что представление о его деньгах было связано для Чичикова с представлением о запретных и скрываемых средствах приобретения этих денег, о сокровенности его мечты с их помощью разбогатеть. В содержании шкатулки Павла Ивановича и его обращении с нею отразилось смешное и грустное отсутствие у него всякой сосредоточенности на высших запросах человека при внимании к чисто внешней «благопристойности» (к заботе о физической чистоте при равнодушии к чистоте нравственной). Шкатулка Чичикова — одна из тех мелочей, которые Гоголь описывает с не принятой в литературе по отношению к ним тщательностью, тем самым подчеркивая их незначительность и пошлость погруженной в них жизни своего героя. Данная мелочь имеет особо большое обобщающее значение.

Итак, Гоголь отчасти согласился с Чичиковым, сетовавшим на несправедливость своего положения в обществе, но в общем реакцию героя на это положение признал пошлой. Вместе с тем и пошлость Чичикова он объясняет влиянием среды на него. Проповедь правдивости и добрых дел явилась ему в форме мертвой буквы: «Не лги, по-слушествуй старшим и носи добродетель в сердцеТ учила его скучная пропись. Руководством же к действию жизнь преподнесла ему наставление отца — вести жизнь лукавую и эгоистичную. «Коли будешь угождать начальнику, то хоть и в науке не успеешь и таланту Бог не дал, все пойдешь в ход и всех опередишь. С товарищами не водись, они тебя добру не научат, а если уж пошло на то, так водись с теми, которые побогаче, чтобы при случае могли быть тебе полезными. Не угощай и не потчевай никого, а веди лучше себя так, чтобы тебя угощали» — такими были заветы отца. Взрослый Чичиков испытал на себе влияние безмерной пошлости того «света», в который вступил. Это почувствовали учащиеся, чьи высказывания о герое неизменно сопровождались презрительно-насмешливым чувством по отноше нию к жизни крепкой, целеустремленной, по-своему неглупой, внешне благопристойной, но морально нечистой, эгоистичной и неодухотворенной. Вместе с тем экскурс в прошлое героя вызывал у них некоторое сочувствие к нему как к собрату по человечеству и распространял пафос отрицания с его характера и поступков на общественные ус-ловия, жертвою и некрасивым порождением которых он был.

В учебниках, учебных пособиях многих лет, в том числе последних лет, не отмечается тот недаром же указанный великим писателем факт, что честный труд, как бы старателен н умел он ни был, не избавлял от жалкой участи ни Чичикова, нн его будущих детей, о которых он постоянно помышлял. Проходя мимо существенного положения в идее Гоголя, поскольку она касается Чичикова, учебное пособие, учитель, если он следует за текстом учебного пособия, мешают учащимся усвоить мысль автора как мысль художественную, то есть личностную, воспроизводящую предмет в отношении ко всем существенным запросам индивида (всегда взаимообусловленным!), эмоциональную, оценивающую изображенное с эстетической позиции и доступную непосредственному с ней согласию. Восприятие художественного произведения не только акт познания, но и акт самопознания. Соединяясь с художником в его личностной мысли, каждый познает себя как личность. И поскольку мысль художника реализуется в образах героев, постольку мы находим в этих героях себя, какими бы мы были,
оказавшись в их обстоятельствах. Возможностями, какие мы обнаружили в себе, вживаясь в положительного героя, мы (интуитивно) дорожим. Возможности, обозначающиеся в нас при слиянии с отрицательным героем, нас смущают и возбуждают желание устранить. Вот почему очень важно, чтобы учитель и ученики не прошли мимо «стороны справедливости» в самооправданиях Чичикова. Если пройдут, то не увидят в шкатулке Чичикова подобия своей собственной душевной «шкатулки», какой она бывает или может стать, и не испугаются. Общечеловеческое значение образа героя (значение, которым, как отмечал Ю. Манн, так дорожил Гоголь в своих творениях) не состоится.

Почему мы в отличие от Павла Ивановича не довольствуемся его судом над собою? И здесь играет роль мысль Гоголя как мысль отдельного человека.

Делая личностную мысль художника своей собственной личностной мыслью, мы уходим от той ситуации, в которой находимся в собственной жизни. Вне своей житейской предмет со стороны его общечеловеческой ценности, то есть эстетически. Философ Н. Гарт-ман писал: «Углубление в прекрасный предмет — это непосредственное забвение своего я, забвение всего того, что ему в жизни в высшей степени необходимо, актуально, важно или, напротив, действует на него угнетающе». Но и восприятие некрасивого требует от нас ухода от наших собственных интересов к предмету.

Итак, происхождение характера Чичикова Гоголь объясняет условиями его бытия. Тем самым он выступает перед нами как великий представитель литературы XIX века, подводя нас к вопросу об изменении обстоятельств, порождавших чичиковщину, о замене их обстоятельствами, могущими содействовать моральному исправлению Чичиковых.

Какими они прежде всего рисуются? Человеком подлинно чистой совести является для нас тот, кто во имя своего долга по отношению к людям противостоит всем искушениям ему изменить. Люди такого склада формируются в определенных условиях. Имеются в виду не те условия, при которых добрый поступок выгоден, или мало стоит, или ничего не стоит совершившему его. Такое понимание обстоятельств, способствующих нравственному поведению людей, приносит глубокий вред, о чем, в частности, горячо говорил Альберт Швейцер. Здесь подразумеваются ситуации, находясь в которых люди полагают: добро в человеческой жизни преобладает под злом. С уверенностью в последнем уживается признание и такого факта: жизнь человечества всегда будет достаточно плоха для того, чтобы люди желали изменить ее. Для уважения к обществу и нашим обязанностям перед ним важно верить: в непрестанной борьбе добра со злом добро побеждает. Не теряет светлого взгляда на мир и тот, кто, не задумываясь над очень общими вопросами, надеется: некое конкретное тревожащее его неустройство общества для других в каком-то будущем устранимо. Оптимистически в этом смысле воспринимая действительность, мы находим глубокий смысл в своих добрых делах: совершая их, мы видим себя поддерживающими общий правый порядок в мире и склоняемся к ним, поступаясь узколичными запросами. В определенные исторические периоды живут люди, терзаемые «мировой скорбью». Благородные люди… Нужные люди…

Лишаясь упований на движение человечества к лучшему, они признают за собой право не мириться с неправдой. Как правило же, высокая нравственность отличает тех, кто так или иначе связан с передовым общественным движением. По причинам исторического и личного порядка Чичиков ни к той, ни к другой лучшей части общества не принадлежал. Под этим углом зрения учителю, думаю, следует привлечь внимание школьников к проблеме Чичиковых в наши дни. Умение и рвение в делах чиновников в нынешних передовых странах вознаграждаются много лучше, чем это было в самодержавно-крепостнической России. Но и сегодня в демократических странах честный и продуктивный (!) труд служащего человека обычно не ведет к состояниям, почитающимся богатством. Чичиковым, беднякам по рождению, труднее воспользоваться своими демократическими правами для продвижения по службе, для занятия выборных должностей, для влияния на ход дел в государстве. Преступность, несмотря на крепнущую власть закона, и в демократических странах велика. Установление частнособственнических отношений явилось великим достижением цивилизации, но эти отношения имеют свою негативную сторону — с ними сопряжены особого рода общественная несправедливость, специфический эгоизм. На разоблачении их негативной стороны сосредоточена мировая литература. (Школьники легко укажут примеры.) При всем том люди недаром возлагают надежды на народовластие, а потому и на установление более справедливых отношений между собой. Такое умонастроение делает нашего современника способным подняться над эгоизмом в себе. Чичиковы, являющиеся не только носителями, но и жертвами общественной несправедливости и ставшие демократами (по убеждениям, вероятны и в сложившихся демократических государствах, и в России, с таким трудом, так неупорядоченно еще проводящей демократические реформы. В этом коренится для них (Чичиковых) возможность не преступать через общечеловеческие понятия о добре и зле. Подняться над эгоизмом в себе доступно тому, кто делает это по внутренней потребности, то есть оставаясь собой. Об этом прекрасно и ссылаясь на Гоголя сказал Блок: «Есть священная формула, иначе повторяемая всеми писателями: Отрекись от себя для себя, но не для России (Гоголь). Чтобы быть самим собою, надо отречься от себя (Ибсен). Личное самоотречение не есть отречение от личности, а есть отречение лица от своего эгоизма (В. Соловьев). Эту формулу повторяет решительно каждый человек, если живет сколько-нибудь сильной духовной жизнью. Эта формула была бы банальной, если бы не была священной. Ее-то понять труднее всего». Этими словами Блока я бы закончила разговор со школьниками о Чичикове.

Дора РАТНЕР

Характеристика главных героев произведения «Мёртвые души. Антропонимическая характеристика героев «мертвых душ» Глубинный смысл названия

Всех героев поэмы можно разделить на группы: помещики, простой народ (крепостные и слуги), офицеры, городские чиновники. Первые две группы настолько взаимозависимы, настолько слились в некое диалектическое единство, что их просто невозможно охарактеризовать отдельно друг от друга.

Среди фамилий помещиков в «Мертвых душах» в первую очередь обращают на себя внимание те фамилии, которые произошли от названий животных. Таких довольно много: Собакевич, Бобров, Свиньин, Блохин. С одними помещиками автор близко знакомит читателя, другие только упоминаются вскользь в тексте. Фамилии помещиков в большинстве своем неблагозвучны: Конопатьев, Трепакин, Харпакин, Плешаков, Мыльной. Но встречаются и исключения: Почитаев, Чепраков-полковник. Такие фамилии уже по звучанию внушают к себе уважение, и есть надежда, что это действительно умные и добродетельные люди в отличие от остальных полулюдей-полузверей. Называя помещиков, автор использует звукопись. Так герой Собакевич не обрел бы такой тяжеловесности и основательности, носи он фамилию Собакин или Псов, хотя по смыслу это почти одно и то же. Еще основательности к характеру Собакевича добавляет его отношение к крестьянам, то, как они указаны в его записках, отданных Чичикову. Обратимся к тексту произведения: «Он (Чичиков) пробежал ее (записку) глазами и подивился аккуратности и точности: не только было обстоятельно прописано ремесло, звание, лета и семейное состояние, но даже на полях находились особенные отметки насчет поведения, трезвости, — словом, любо было глядеть». Эти крепостные — каретник Михеев, плотник Степан Пробка, кирпичник Милушкин, сапожник Максим Телятников, Еремей Сорокоплехин — и после своей смерти дороги для хозяина как хорошие работники и честные люди. Собакевич, несмотря на то, что «казалось, с этом теле совсем не было души, или она у него была, но вовсе не там, где следует, а, как у бессмертного кощея, где-то за горами и закрыта такою толстою скорлупою, что все, что ни ворочалось на дне ее, не производило решительно никакого потрясения на поверхности», несмотря на это Собакевич — хороший хозяин.

Крепостные Коробочки имеют прозвища: Петр Савельев Неуважай-Корыто, Коровий кирпич, Колесо Иван. «Помещица не вела никаких записок, ни списков, а знала почти всех наизусть». Она тоже очень рачительная хозяйка, но ее интересуют не столь ко крепостные, сколько количество пеньки, сала и меда, которые она сможет продать. У Коробочки поистине говорящая фамилия. Она удивительно подходит женщине «пожилых лет, в каком-то спальном чепце, надетом наскоро, с фланелью на шее», одной из тех «матушек, небольших помещиц, которые плачутся на неурожаи, убытки и держат голову несколько набок, а между тем набирают понемногу деньжонок в пестрядевые мешочки, размещенные по ящикам комодов».

Манилова автор характеризует как человека «без своего задора». Его фамилия состоит в основном из сонорных звуков, которые звучат мягко, не производя лишнего шума. Еще она созвучна слову «манить». Манилова постоянно манят какие-то фантастические прожекты, и, «обманутый» своими фантазиями, он абсолютно ничего не делает в жизни.

Ноздрев, напротив, одной своей фамилией производит впечатление человека, в котором всего слишком много, как слишком много шумных гласных в его фамилии. По контрасту с Ноздревым автор изобразил его зятя Мижуева, который из тех людей, которые «еще не успеешь раскрыть рта, как они уже готовы спорить и, кажется, никогда не согласятся на то, что явно противуположно их образу мыслей, что никогда не назовут глупого умным и что в особенности не согласятся плясать по чужой дудке; а кончится всегда тем, что в характере их окажется мягкость, что они согласятся именно на то, что отвергали, глупое назовут умным и пойдут потом поплясывать как нельзя лучше под чужую дудку, — словом, начнут гладью, а кончат гадью». Без Мижуева характер Ноздрева не играл бы так всеми своими гранями.

Образ Плюшкина в поэме — один из самых интересных. Если образы других помещиков даны без предыстории, они такие, какие есть по своей сути, то Плюшкин когда-то был другим человеком, «бережливым хозяином! был женат и семьянин, и сосед заезжал к нему пообедать, слушать и учиться у него хозяйству и мудрой скупости». Но жена его умерла, умерла одна из дочерей, а оставшаяся дочь сбежала с проезжим офицером. Плюшкин — герой не столько комический, сколько трагический. И трагичность этого образа гротескно подчеркивается смешной, нелепой фамилией, в которой есть что-то от того колача, который на Пасху привезла Плюшкину его дочь Александра Степановна вместе с новым халатом, и который он высушил в сухарь и подавал редким гостям в течении многих лет. Скупость Плюшкина доведена до абсурда, он низведен до «прорехи на человечестве», и именно в этом образе сильнее всего чувствуется гоголевский «смех сквозь слезы». Своих крепостных Плюшкин глубоко презирает. Своих слуг он завет Мавра и Прошка, ругает их немилосердно и большей частью просто так, не по делу.

Автору глубоко симпатичны простые русские люди, слуги, крепостные. Он описывает их с добрым юмором, взять хотя бы сцену, в которой дядя Митяй и дядя Миняй пытаются заставить идти заупрямившихся лошадей. Автор называет их не Митрофан и Димитрий, а Митяй и Миняй, а перед мысленным взором читателя предстают » сухощавый и длинный дядя Митяй с рыжей бородой» и «дядя Миняй, широкоплечий мужик с черною как уголь бородою и брюхом, похожим на тот исполинский самовар. В котором варится сбитень для всего прозябнувшего рынка». Кучер Чичикова Селифан, потому и назван полным именем, что претендует на некую образованность, которую всю без остатка выливает на вверенных его попечению лошадей. Лакей Чичикова Петрушка со своим особым запахом, который следует за ним повсюду также вызывает добродушную улыбку автора и читателя. Здесь нет и следа той злой иронии, которая сопровождает описания помещиков.

Полны лиризмом рассуждения автора, вложенные в уста Чичикова о жизни и смерти купленных им «мертвых душ». Чичиков фантазирует и видит, как Степан Пробка «взмостился… для большего прибытку под церковный купол, а может быть и на крест потащился и, поскользнувшись, оттуда, с перекладины, шлепнулся оземь, и только какой-нибудь стоявший возле… дядя Михей, почесав. Рукою в затылке, примолвил: «Эх, Ваня, угораздило тебя!» — а сам, подвязавшись веревкой, полез» на его место. Степан Пробка неслучайно назван здесь Ваней. Просто в этом имени заключается вся наивность, щедрость, широта души и безрассудство простого русского народа.

Третья группа героев может быть условно обозначена как офицеры. В основном это друзья и знакомые помещика Ноздрева. В некотором смысле и сам Ноздрев также относится к этой группе. Кроме него можно назвать таких кутил и забияк, как штабс-ротмистр Поцелуев, Хвостырев, поручик Кувшинников. Это реальные русские фамилии, но в данном случае они неоднозначно указывают на такие особенности их обладателей, как постоянное желание пить вино и что-нибудь покрепче, да не кружками, а желательно кувшинами, способность хвостом увиваться за первой попавшейся юбкой и раздавать поцелуи направо и налево. Обо всех этих подвигах с большим энтузиазмом рассказывает Ноздрев, который и сам является носителем всех вышеперечисленных качеств. Следует добавить сюда еще и шулерскую карточную игру. В таком свете Н. В. Гоголь изображает представителей великой русской армии, квартировавших в губернском городе, который в какой-то степени представляет собой всю необъятную Русь.

И последняя группа лиц, представленных в первом томе поэмы может быть обозначена как чиновники, от самых низших, до губернатора и его свиты. В эту же группу мы отнесем и дамское население губернского города НН, о которых также немало сказано в поэме.

Имена чиновников читатель узнает как-то вскользь, из их разговоров друг с другом, для них чин становится важнее имени и фамилии, словно прирастает к коже. Среди них центральными являются губернатор, прокурор, жандармский полковник, председатель палаты, полицеймейстер, почтмейстер. У этих людей как будто вовсе нет души, даже где-то далеко, как у Собакевича. Они живут в свое удовольствие, под прикрытием чина, их жизнь строго регламентирована величиной чина и размером взяток, которые им дают за ту работу, которую они обязаны выполнять по должности. Этих спящих чиновников автор испытывает появлением Чичикова с его «мертвыми душами». И чиновники вольно или невольно должны показать, кто на что способен. А способны они оказались на многое, особенно в области догадок о личности самого Чичикова и его странном предприятии. Пошли разные толки мнения и слухи, которые, «неизвестно по какой причине, больше всего подействовали на бедного прокурора. Они подействовали на него до такой степени, что он, пришедши домой, стал думать, думать и вдруг, как говорится, ни с того ни с другого умер. Параличом ли его или чем другим прихватило, только он как сидел, так и хлопнулся со стула навзничь…Тогда только с соболезнованием узнали, что у покойника была, точно, душа, хотя он по скромности своей никогда ее не показывал». Остальные чиновники свою душу так и не показали.

Поднять такой большой переполох чиновникам очень помогли дамы из высшего общества губернского города НН. Дамы занимают особое место в антропонимической системе «Мертвых душ». О дамах автор, как признается сам, писать не решается. «Даже странно, совсем не подымается перо, точно будто свинец какой-нибудь сидит в нем. Так и быть: о характерах их, видно, нужно предоставить сказать тому, у которого поживее краски и побольше их на палитре, а нам придется разве слова два о наружности да о том, что поповехностней. Дамы города НН были то, что называют презентабельны…Что до того, как вести себя, соблюсти тон, поддержать этикет, множество приличий самых тонких, а особенно наблюсти оду в самых последних мелочах, то в этом они опередили даже дам петербургских и московских…Визитная карточка, будь она писана хоть на трефовой двойке или бубновом тузе, но вещь была очень священная». Дамам автор имена не дает, и причину при этом поясняет следующим образом: «Назвать выдуманною фамилией опасно. Какое ни придумай имя, уж непременно найдется в каком-нибудь углу нашего государства, благо велико, кто-нибудь, носящий его, и непременно рассердится не на живот, а на смерть… Назови же по чинам — боже сохрани, и того опасней. Теперь у нас все чины и сословия так раздражены, что все, что ни есть в печатной книге, уже кажется им личностью: таково уж, видно расположенье в воздухе. Достаточно сказать только, что есть в одном городе глупый человек, это уже и личность; вдруг выскочит господин почтенной наружности и закричит: «Ведь я тоже человек, стало быть, я тоже глуп», — словом, вмиг смекнет, в чем дело». Так появляются в поэме дама приятная во всех отношениях и просто приятная дама — восхитительные по выразительности собирательные женские образы. Из разговора двух дам читатель впоследствии узнает, что одну из них зовут Софья Ивановна, а другую Анна Григорьевна. Но это не имеет особенного значения, потому что, как их не назови, они все равно останутся дамой приятной во всех отношениях и просто приятной дамой. Это вносит дополнительный элемент обобщения в авторскую характеристику персонажей. Дама приятная во всех отношениях это название «приобрела законным образом, ибо, точно, ничего не пожалела, чтоы сделаться любезною в последней степени, хотя, конечно, сквозь любезность прокрадывалась ух какая юркая прыть женского характера! и хотя подчас в каждом приятном слове ее торчала ух какая булавка! а уж не приведи бог, что кипело в сердце против той, которая бы пролезла как-нибудь и чем-нибудь в первые. Но все это было облечено самою тонкою светскостью, какая только бывает в губернском городе». «Другая же дама… не имела той многосторонности а характере, и потому будем называть ее: просто приятная дама». Именно эти дамы положили начало громкому скандалу о мертвых душах, Чичикове и похищении губернаторской дочки. Несколько слов нужно сказать и о последней. Она не больше и не меньше, как только губернаторская дочка. Чичиков говорит о ней: «Славная бабешка! Хорошо то, что она сейчас только, как видно, выпущена из какого-нибудь пансиона или института, что в ней, как говорится, нет еще ничего бабьего. То есть именно того, что у них есть самого неприятного. Она теперь как дитя, все в ней просто, она скажет, что ей вздумается, засмеется, где захочет засмеяться. Из нее все можно сделать, она может быть чудо, а может выйти дрянь…». Губернаторская дочка — нетронутая целина, (табула раса), поэтому ей имя молодость и невинность, и совершенно неважно, зовут ее Катей или Машей. После бала, на котором она вызвала всеобщую ненависть со стороны дам, автор называет ее «бедной блондинкой». Почти «бедная овечка».

Когда Чичиков идет в судебную палату оформлять покупку «мертвых» душ, он сталкивается с миром мелких чиновников: Федосей Федосеевич, Иван Григорьевич, Иван Антонович кувшинное рыло. «Фемида просто, какова есть, в неглиже и халате принимала гостей». «Иван Антонович, казалось, имел уже далеко за сорок лет, волос на нем был черный, густой; вся середина лица выступала у него вперед и пошла в нос, — словом, это было то лицо, которое называют в общежитье кувшинным рылом». Кроме этой детали, ничего примечательного нет в чиновниках нет, разве что их стремление получить взятку побольше, но в чиновниках это уже никого не удивляет.

В десятой главе первого тома почтмейстер рассказывает повесть о капитане Копейкине, называя ее целой поэмой в некотором роде.

Ю. М. Лотман в своей статье «Пушкин и «Повесть о капитане Копейкине» находит прообразы капитана Копейкина. Это герой народных песен вор Копейкин, прототипом которого являлся некий Копекников, инвалид Отечественный войны 1812 г. Ему отказал в помощи Аракчеев, после чего он стал, как говорили, разбойником. Это и Федор Орлов — реальное лицо, человек, который был инвалидом той же войны. Лотман считает, что «синтез и пародийное измельчание этих образов порождают «героя копейки» Чичикова».

Смирнова-Чикина в своих комментариях к поэме «Мертвые души» рассматривает Копейкина как единственного задуманного Гоголем положительного персонажа первой части своего произведения. Автор пишет, что Гоголь хотел сделать это, чтобы «оправдать ее жанр, поэтому и предваряет рассказчик-почтмейстер повесть словами о том, что «это, впрочем, если рассказать, выйдет презанимательная для какого-нибудь писателя в некотором роде целая поэма»». Кроме того, автор уделяет внимание рассматриваемой и в моей работе роли контрастов, противопоставлений в композиции повести. Она говорит, что это «способствует углублению сатирического смысла повести». Смирнова-Чикина обращает внимание на то, как Гоголь противопоставляет богатству Петербурга, роскоши его улиц нищету Копейкина.

«Повесть…» появляется в поэме в тот момент, когда высшее общество города N, собравшись вместе, гадает о том, кто же такой на самом деле Чичиков. Высказывается много предположений — и разбойник, и фальшивомонетчик, и Наполеон… Хотя мысль почтмейстера о том, что Чичиков и Копейкин — одно лицо, была отвергнута, мы можем увидеть параллель между их образами. Ее можно заметить, хотя бы обратив внимание на то, какую роль играет слово «копейка» в рассказе о жизни Чичикова. Еще в детстве отец, наставляя его говорил: «…больше всего береги и копи копейку, эта вещь надежнее всего как выясняется, «был сведущ только в совете копить копейку, а сам накопил ее немного», но в Чичикове оказался «большой ум со стороны практической». Таким образом, мы видим, что в Чичикова и Копейкина заложен один и тот же образ — копейки.

Ни в одном словаре нельзя найти фамилию Чичиков. И сама эта фамилия не поддается какому-либо анализу ни со стороны эмоционального содержания, ни со стороны стиля или происхождения. Фамилия непонятная. Она не несет в себе никаких намеков на солидность или уничижение, она ничего не обозначает. Но именно поэтому Н. В. Гоголь и дает такую фамилию главному герою, который «не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод». Чичиков — ни то, ни се, однако и пустым местом этого героя назвать тоже никак нельзя. Вот как автор характеризует его поведение в обществе: «О чем бы разговор ни был, он всегда умел поддержать его: шла ли речь о лошадином заводе, он говорил и о лошадином заводе; говорили ли о хороших собаках, и здесь он сообщал очень дельные замечания; трактовали ли касательно следствия, произведенного казенною палатою, — он показал, что ему небезызвестны и судейские проделки; было ли рассуждение о бильярдной игре — и в бильярдной игре не давал он промаха; говорили ли о добродетели, и о добродетели рассуждал он очень хорошо, даже со слезами на глазах; о выделке горячего вина, и в горячем вине знал он прок; о таможенных надсмотрщиках и чиновниках, и о них он судил так, как будто бы сам был и чиновником и надсмотрщиком… Говорил ни громко, ни тихо, а совершенно так, как следует». История жизни главного героя, включенная в поэму многое разъясняет относительно «мертвых душ», но живая душа героя остается как;будто скрытой за всеми его неблаговидными поступками. Его мысли, которые раскрывает автор, показывают, что Чичиков человек не глупый и не лишенный совести. Но все-таки трудно предположить, исправиться ли он, как обещал или дальше пойдет по своей нелегкой и неправедной дороге. Автор об этом не успел написать.

Краткое сочинение-рассуждение на тему «Образ Чичикова в поэме Мертвые души с цитатами» для 9 класса. Характеристика личности Чичикова. Почему рыцарь копейки — мертвая душа? Способен ли он к нравственному возрождению?

Не все люди понимают истинное величие «Мертвых душ». Многие считают, что это «книжка, которую задавали читать в школе» и не больше. На самом же деле поэма Гоголя — не просто нудная часть школьной программы, это образы, характеры, портреты, которые живы с 19 века до нашего времени, и никогда, к сожалению, не исчезнут. Мертвые души здесь не только помещики, но и отчасти главный герой, Павел Иванович Чичиков. Живая он душа или мертвая – вопрос спорный. Так попытаемся же разобраться в образе одного из первых аферистов в русской литературе.

Многие говорят, что Гоголь относился к своему герою скорее положительно, ведь изначально его задумкой было «перевоспитать» Чичикова к третьему запланированному тому, но до нас дошел только один, а потому ссылаться мы можем только на него. В первой части Чичиков — мертвая душа, пусть и не соотносимая по «пошлости» с помещиками. Сам Гоголь считает почти так же: «А добродетельный человек все-таки не взят в герои».

Можно даже назвать его «героем своего и нашего времени», ведь Чичиков — человек с мелкими страстями. Сколько молодых людей сейчас одержимы алчностью, сколько аферистов прикрываются почетным именем «бизнесмен»? Чичиков именно такой, причем, с детства: тогда он превратно понял пресловутое отцовское «береги копейку». В пошлости души Чичикова винят его отца, который якобы научил его плохому. Но это не совсем так. Довольно примечательно, что Гоголь пишет: «Он родился просто, как говорит пословица: ни в мать, ни в отца, а в проезжего молодца». То есть, писатель проводит разграничивающую линию между сыном и родителями. Ведь Чичиков по натуре своей именно ближе к мещанству, чем к своим дворянским корням.

Хоть его отец и был беден, он учил сына «науке мудрой скупости», а не судорожному поиску прибыли любыми путями. Сам же Чичиков старший «занимал все должности в доме». То есть, он не столько стремится к наживе, сколько просто экономит. И сына он учил нравственности и практичности, а не дурным вещам: «Не лги, послушествуй старшим и носи добродетель в сердце». Единственное, что можно вменить отцу в вину так это его монолог о жуткой жадности и бережливости. Но ведь он не следовал этому так яро, как сделал это сын. У Павлуши, видимо, с рождения была заложена эта мерзкая черта.

Имение Чичикова

И Чичиков стал быстро превращаться в того, кем ему, похоже, суждено было стать изначально. Подмасливание к преподавателям, циничное отношение к дружбе, лицемерие и жадность — все это только прогрессировало в нем. Гоголь пишет: «Нельзя, однако же, сказать, чтобы природа героя нашего была так сурова и черства и чувства его были да того притуплены, чтобы он не знал ни жалости, ни сострадания; он чувствовал и то и другое, он бы даже хотел помочь, но только, чтобы не заключалось это в значительной сумме, чтобы не трогать уже тех денег, которых положено было не трогать».

Как нам кажется, последние слова автора написаны с иронией. Для героя все упирается в деньги, он мечтает о красивой жизни и бережет, чтобы приумножить и потом ни в чем не нуждаться. Это вполне здравые мысли, а у Чичикова к тому же явно виден талант к ведению бизнеса, но он настолько циничен, что это уже не мечты, а маниакальность. Идти по головам, равнодушно играть на чувствах – все дозволено ради того, чтобы жить припеваючи. Вся его биография – скользкий путь от одной аферы к другой.

Как Гоголь видит своих героев

Гоголь почему-то видел в Чичикове человека, способного к перевоспитанию, но позже сжег второй том из-за отсутствия «жизненной правды» и не приступал к третьему. Может быть, отчасти и потому, что Чичиковы не перевоспитаются никогда? Сам автор противоречит себе в выражениях. Описывать биографию Чичикова он начинает со следующих слов: «Нет, пора наконец припрячь и подлеца. Итак, припряжем подлеца!». А позже он же смягчает выражение: «Справедливее всего назвать его: хозяин, приобретатель. Приобретение — вина всего; из-за него произвелись дела, которым свет дает название не очень чистых».

Рисуя этот противоречивый образ, Гоголь хотел показать современникам, чем плохи беспринципные бизнесмены, которые воспитаны не на нравственных идеалах, а на жажде богатств и роскоши. Дал ли писатель шанс таким людям на покаяние и возвращение к праведной жизни – вопрос дискуссионный. Возможно, в продолжении поэмы вектор развития духовных качеств героя кардинально поменялся бы, но Павлуша так и застыл в истории практичным циником, повторяющим как «Отче Наш» свое «Береги копейку». Чичиковы — беда России.

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Первое, что отличает Чичикова и Плюшкина от остальных персонажей поэмы, это наличие у них прошлого – биографии. Биография этих героев – это история «падения души»; но если душа «пала», значит, была когда-то чистой, значит, возможно ее возрождение – через покаяние.

Гоголь не случайно выделяет Чичикова из ряда прочих персонажей поэмы, рассказывая о прошлом героя и давая его характер в развитии. Согласно замыслу, автор собирался «провести Чичикова через искушение собственничества, через жизненную грязь и мерзкость к нравственному возрождению». Героя зовут Павел, а это имя апостола, который пережил душевный переворот. Если брать во внимание то, что апостол Павел поначалу был одним из гонителей Христа, а потом стал ярым распространителем христианства по всему миру, то и его тезка, Павел Иванович Чичиков, должен был переродиться, возрождать души людей, наставлять их на путь истинный. И уже в первом томе есть предпосылки к этому. Что необходимо для покаяния, для очищения души? Внутреннее «я», внутренний голос. Автор даёт Чичикову право на душевную жизнь, на «чувства» и «раздумья». «С каким-то неопределенным чувством глядел он на домы…»; «неприятно, смутно было у него на сердце…»; «какое-то странное, непонятное ему самому чувство овладело им» – фиксирует Гоголь моменты внутреннего голоса у своего героя. Мало того: нередки случаи, когда в лирических отступлениях внутренний голос Чичикова переходит в авторский голос или сливается с ним – например, отступление об умерших мужиках Собакевича или о встретившейся Чичикову девушке («Из нее все можно сделать, она может быть чудо, а может и выйти дрянь, и выйдет дрянь!»). Гоголь доверяет Чичикову рассказать о русском богатырстве, восхититься мощью и простором Руси. Основа трагизма и одновременно комизма этого образа в том, что все человеческие чувства в Чичикове спрятаны глубоко внутри, а смысл жизни он видит в приобретательстве. Совесть его иногда пробуждается, но он быстро успокаивает ее, создавая целую систему самооправданий: «Несчастным я не сделал никого: я не ограбил вдову, я не пустил никого по миру…». В конце концов, Чичиков оправдывает свое преступление. Это путь деградации, от которого предостерегает своего героя автор. Писатель призывает Чичикова, а вместе с ним и читателей, вступить на «прямой путь, подобный пути, ведущему к великолепной храмине», это путь спасения, возрождения живой души в каждом.

Глава о Плюшкине композиционно выделена Гоголем, она расположена ровно посередине путешествия Чичикова по окрестным помещичьим усадьбам. Глава начинается и заканчивается лирическими отступлениями, чего не было при описании других помещиков. Все остальные рассказы построены по одной схеме: Чичиков знакомится с усадьбой, с домом, потом покупает крестьян, обедает и уезжает. Но глава, посвящённая Плюшкину, как бы прерывает эту однообразную цепочку: показана история жизни, развёрнутая биография героя, т. е. перед нами не просто человек с застывшей душой, а мы видим, как он дошел до такого состояния. В далеком прошлом он был образцовым хозяином, прямой противоположностью всем другим помещикам «Мертвых душ»: «А ведь было время, когда он только был бережливым хозяином! Был женат и семьянин, и сосед заезжал к нему пообедать, слушать и учиться у него хозяйству и мудрой скупости… Слишком сильные чувства не отражались в чертах лица его, но в глазах был виден ум; опытностию и познанием света была проникнута речь его, и гостю было приятно его слушать». Становится понятно, что сначала Плюшкин был совершенно другим человеком. В раннем Плюшкине есть только возможность его будущего порока. На это намекают «мудрая скупость» и отсутствие «слишком сильных чувств». Гоголь описывает умирание изначально неплохого человека.

Если во всех других помещиках подчеркивалась именно их типичность, то в Плюшкине автор видит не столько характерное для помещичьей России явление, а своего рода исключение. Даже Чичиков, видавший «немало всего рода людей», такого «еще не видывал», да и в авторской характеристике Плюшкина сказано, что «подобное явление редко попадается на Руси». То состояние, в котором его находит Чичиков, и впрямь ужасающе. Рисуя портрет Плюшкина, автор сгущает краски до предела: Чичиков не мог даже «распознать, какого пола была фигура: баба или мужик», – и решил, в конце концов, что перед ним ключница. Но, пожалуй, даже и ключница не наденет то тряпье, которое носит Плюшкин: на его халате «рукава и верхние полы до того засалились, что походили на юфть, какая идет на сапоги». Гоголь даёт уничтожающую характеристику Плюшкину – «прореха на человечестве». Но умерла ли его душа до конца? Невероятно важно в раскрытии образа Плюшкина не только описание его одежды, но и его внешности. Хотя Гоголь и пишет, что лицо этого персонажа не представляло собой ничего особенного, оно выделяется из галереи прежних лиц: «маленькие глазки еще не потухнули и бегали из-под высоко выросших бровей, как мыши, когда, высунувши из темных нор остренькие морды, насторожа уши и моргая усом, они высматривают, не затаился ли где кот или шалун мальчишка, и нюхают подозрительно самый воздух». У Плюшкина самые живые из всех героев глаза. Пусть не человеческие, но живые! При упоминании имени товарища на лице Плюшкина «скользнул какой-то теплый луч, выразилось не чувство, а какое-то бледное отражение чувства». Это значит, что в нём осталось что-то живое, что душа его не застыла, не окостенела совсем. В шестой главе содержится подробное описание сада Плюшкина, заросшего, запущенного, но все-таки живого. Сад – это своеобразная метафора души героя. Только у него в имении находятся две церкви. Из всех помещиков только Плюшкин произносит обличительный монолог после отъезда Чичикова.

Очень важно знать замысел второго и третьего томов «Мертвых душ». Из всех героев первого тома Гоголь хотел провести через очищение к возрождению души в третьем томе только двух – Чичикова и Плюшкина. Значит, позиция автора далеко не так прямолинейна, как может показаться на первый взгляд. Именно у Плюшкина, по мнению автора, остаётся хоть и ничтожный, но всё же шанс на духовное перерождение.

Итак, Чичиков и Плюшкин, в отличие от других персонажей поэмы, показаны в развитии, но в развитии обратном, то есть в деградации, и, по замыслу Гоголя, должны были возродиться во втором томе произведения.

А вот Манилову, например, деградировать некуда. Он давно застыл, как закладка в книжке, что лежит на четырнадцатой странице уже два года.

Почему каждого из помещиков можно назвать «Мертвой душой» Гоголь. Напишите сами, или киньте ссылку))) Заранее Спасибо) и получил лучший ответ

Ответ от Liudmila Sharukhia[гуру]
Перед читателем проходит галерея живых, но бездушных героев, людей с мертвой душой. Это и помещики Манилов, Коробочка, Ноздрев, Собакевич, Плюшкин, и чиновники губернского города N, и крепостные. Это и мошенник Чичиков, проворачивающий свою гениальную аферу на страницах произведения.
В своей поэме Гоголь дай развернутый портрет помещичьей России. Его произведение можно назвать энциклопедией русских помещиков, так детально он проработал их типы и характеры.
Свое путешествие Чичиков начинает с визита к помещику Манилову. Этот герой сахарно приятен, он нежен и ласков со своим гостем и может произвести ложное впечатление еще не мертвой души. Но Гоголь подчеркивает пустоту и ничтожность Манилова. Зацепившись за любую тему, мысли Манилова уплывают вдаль, в отвлеченные размышления. Думать о реальной жизни, а тем более принимать какие-то решения этот герой не способен. Все в жизни этого персонажа заменено изысканными формулами. Мир Манилова – это мир ложной идиллии, путь к смерти.
Внутренний мир Настасьи Петровны Коробочки пуст и мелок. Бездушие этой помещицы отражается в ее мелочности. Единственное, что волнует Коробочку, — это цены на пеньку да на мед. О своем покойном муже она может вспомнить только то, что он любил, чтоб девка ему на ноге пятки чесала. В этом особенно проявляется ее оторванность от людей, полное равнодушие и отупение.
Третий помещик, у которого Чичиков пытается купить мертвые души – Ноздрев. Это молодцеватый 35-летний «говорун, кутила, лихач» . Ноздрев непрерывно врет, задирает всех без разбору. Он очень азартен, готов «нагадить» лучшему другу без какой-либо цели. Все поведение Ноздрева объясняется его главенствующим качеством: «юркостью и бойкостью характера» . Этот помещик ничего не задумывает и не планирует, он просто ни в чем не знает меры.
Михайло Семеныч Собакевич – четвертый «продавец» мертвых душ. Само имя и внешность этого героя (напоминает «средней величины медведя» , фрак на нем «совершенно медвежьего» цвета, ступает вкривь и вкось, цвет лица «каленый, горячий») указывают на его могучесть его натуры.
Собакевич – это тип русского кулака, крепкого, расчетливого хозяина. Беседуя с Чичиковым, он деловито переходит к существу вопроса: «Вам нужно мертвых душ? » Главное для Собакевича — цена, все остальное его не интересует. Со знанием дела он торгуется, расхваливает свой товар (все души «что ядреный орех») и даже успевает надуть Чичикова (подсовывает ему «женскую душу» – Елизавету Воробей) . Степан Плюшкин олицетворяет полное омертвение человеческой души. Мне кажется, в образе Плюшкина автор показывает гибель яркой и сильной личности, поглощенной страстью скупости.

Ответ от Мерри[новичек]
сочинение-рассуждение: «Что роднит Манилова и Ноздрёва»?

Ответ от Лена Кузьмина [активный]
Из поэмы «Мертвые души» видно, что ни один помещик о духовном и не помышляет. Как выразился Собакевич, что один в городе порядочный человек, да и тот свинья.

Справедливее всего назвать его: хозяин, при­обретатель. Н. Гоголь. Мертвые души В поэме «Мертвые души» Н. В. Гоголь показал нам не только разрушение старой патриархальной дворянской России, но и возникшую необходимость в появлении лю­дей другой жизненной ориентации, ловких и предприимчи­вых, таких как Павел Иванович Чичиков. В образе Чичикова мы видим «человека уже средних лет и осмотрительно-охлажденного характера», он отчасти чиновник и отчасти помещик (правда, помещик «херсон­ский», но все-таки дворянин), «не красавец, но и не дурной наружности», «ни слишком толст, ни слишком тонок». Этот образ постоянно находится в развитии, поэтому так неопределен; Чичиков наделен способностью подстраиваться под события, характеры, обстоятельства, он гибок, ловок, многолик. Отец оставил в наследство маленькому Павлуше пол­тину меди и завет старательно учиться, угождать учите­лям и начальникам, сторониться друзей и самое главное — беречь и копить «копеечку», ибо все могут предать, только копейка поможет и спасет. Неукоснительно выполняя со­веты отца, Чичиков продвигался по жизни и понял вскоре, что понятия чести, достоинства, моральных принципов, о которых отец умолчал, только мешают при достижении целей. Стремление к приобретательству и накоплению было развито в Чичикове с детства, в жертву ему он приносил многие удовольствия, которыми мог бы воспользоваться в жизни. Ум и изворотливость помогали главному герою наживаться, обманывая товарищей, начальников, госу­дарство. Много работая в юные годы, терпя в жизни ущемления и лишения, Чичиков начинает свою карьеру с обмана по­вытчика и его дочери, а затем — взяточничество, присвое­ние казенных денег, крупные махинации на таможне. Судь­ба его складывалась так, что он всякий раз терпел фиаско, однако снова устраивался и с еще большей энергией осу­ществлял очередное мошенничество, оправдываясь тем, что все пользуются своей должностью, «все приобретают» и если бы не взял он, то взяли бы другие. Мы понимаем, что в России в те времена такое поведение чиновников было естественным, но Чичиков отличался ото всех какой-то непостижимой осторожностью и расчетливостью. К своим «приобретениям» он всегда шел очень целенаправленно, планомерно, не спеша. Тщательно продумал он и аферу с мертвыми душами, которые после покупки собирался за­ложить в опекунский совет, как живых, и на этом деле разбогатеть. При покупке столь необычного товара Чичиков пред­стает перед нами в качестве непревзойденного психолога. Он прекрасно умеет общаться с людьми, используя в своих целях как их достоинства, так и недостатки. Общаясь с чиновниками и помещиками, Чичиков с каждым из них ведет себя совершенно по-разному, умело приспосабливаясь к их характерам и социальному положению: то сен­тиментален, то груб, то упорен и настойчив, то льстив и вкрадчив. Своей энергичностью, деловитостью, умом он выгодно выделяется на фоне вялых, часто глупых, не име­ющих определенных целей помещиков. Однако, общаясь с мерзавцами, мошенниками, бездельниками, глупцами, Чи­чиков не становится от этого честнее, благороднее, человеч­нее. Называя своего героя «мошенником из мошенников», «подлецом», Гоголь не только высказывает свое отношение к такому типу людей, но и старается показать нам, что приобретательство становится страшным бичом общества. Ловкий, предприимчивый, энергичный, Чичиков отличает­ся от «мертвых душ» помещиков и чиновников, с которы­ми его свело дело, однако он несет миру не меньшее зло. Мы видим, как на смену пошлости, косности, духовной ни­щете приходит беспощадная к людям беспринципность, воинствующая подлость. Целью в жизни у Павла Ивановича Чичикова стал ка­питал, деньги как средство, дающее независимость, поло­жение в обществе. Отдельно взятые служба, чины его ни­когда не интересовали, и шел Чичиков к своей единствен­ной цели, отбросив в сторону моральные нормы, честь и достоинство, внутреннюю ответственность перед людьми за совершаемые им безнравственные поступки. Гоголя тревожило и беспокоило появление чичиковых в обществе, поскольку оно не только открывало путь еще большим хищникам и проходимцам, но и вело за собой потерю человечности. В своей «Авторской исповеди» писа­тель признался: «Я думал, что… лирическая сила… помо­жет мне так ярко изобразить недостатки, что их вознена­видит читатель, если бы даже нашел их в себе самом». Однако мы видим, что в наше время чичиковы находят сферы приложения своим идеям, энергии, корыстолюби­вым планам. Бороться же с ними способно не только ра­зумное законодательство, вставшее на защиту народа, но и каждый человек в отдельности, развивая свои внутренние качества, воспитывая свои сердце и душу.

мертвых душ | PIIE

В романе Николая Гоголя « Мертвые души » коррумпированный государственный чиновник, ставший мошенником, появляется в маленьком российском городке и начинает скупать «мертвые души» — крепостных, которые умерли, но все еще числятся в собственности на имущество. налоговые ведомости. Чичиков, мошенник, находит желающих, хотя и недоверчивых, продавцов, стремящихся продать мертвых крепостных, которые теперь являются чисто налоговым бременем, но с подозрением относятся к мотивам Чичикова. В конце концов выясняется, что план Чичикова состоит в том, чтобы использовать свою коллекцию бумажных крепостных в качестве залога для получения крупного кредита, а затем скрыться.

Роман пришел мне на ум, когда я читал недавнюю статью в всегда информативной Daily NK, в которой описывалась отчаянная попытка правительства провести внеочередную перепись населения в пострадавшей от наводнения провинции Северный Хамгён. Основная проблема заключается в том, что правительство потеряло представление о том, сколько людей и где они проживают. Некоторые люди, которые предположительно жили в одном месте, когда произошло наводнение, на самом деле жили в другом месте. Некоторые люди были вынуждены покинуть свои дома и разошлись.Некоторые погибли во время наводнения. Некоторые, возможно, ушли из дома, а затем погибли во время наводнения. Как видите, возможности практически безграничны.

The Daily NK объясняет действия правительства опасениями по поводу дезертирства, поскольку заборы из колючей проволоки в приграничном районе были повреждены или разрушены в результате наводнения.

Арбитражные возможности безграничны. У Министерства народной безопасности есть стимул преувеличивать количество смертей, потому что они не хотят, чтобы их обвиняли в бегстве людей в Китай, когда реки замерзают.«Есть случаи, когда областное министерство народной безопасности или районное управление объявляет людей умершими без улик, хотя семья все еще пытается установить местонахождение пропавшего члена семьи», — сообщает неназванный местный источник. (Поставьте в очередь сцену «Я еще не умер!» из «Монти Пайтон и Святой Грааль».)

Точно так же у перемещенных лиц есть стимул оставаться вне поля зрения, потому что они хотят сохранить возможность трансграничной миграции.Отсюда описанные в статье бешеные обходы домов местными районными комитетами.

Но у местных чиновников вполне может быть стимул к двойному учету, если международная помощь или фискальная поддержка, либо непосредственно из центра, либо в виде удержанных налогов, являются функцией населения.

Или дать взятку Министерству государственной безопасности, чтобы сохранить эти мертвые души на учете. Северокорейские чиновники очень прагматичны. Интересно, не возник ли трансбюрократический рынок мертвых душ?Учат ли Гоголя в школьной программе КНДР?

путешествий Чичикова; или «Домашняя жизнь в старой России» Коллекционное издание в кожаном переплёте [Very Fine]

Easton Press, Норуолк, Коннектикут. 1970 Николай Гоголь «Мертвые души. Путешествия Чичикова, или Домашняя жизнь в старой России» Ограниченное издание

Аристофан (ок. 448 г. до н. э. — ок. 388 г. до н. э.), греческий драматург и поэт-комик, чьи сохранившиеся пьесы являются единственными сохранившимися образцами греческой древней комедии. Точные сведения о месте его рождения и жизни неизвестны, но, скорее всего, он получил образование и жил в Афинах.Помимо его многочисленных драматических произведений, ему приписывают много поэзии. Одиннадцать сохранившихся пьес Аристофана: (Греческие, затем латинские названия даны в скобках.

Читатель, кем бы и где бы ты ни был, и каково бы ни было твое положение, будь то член высшего общества или член более простого общества, я умоляю тебя, если Бог дал тебе любое умение в письмах, и моя книга попадет в ваши руки, чтобы оказать мне вашу помощь. Ибо в книге, лежащей перед вами и которую вы, вероятно, читали в ее первом издании, изображен человек, являющийся типом, взятым из нашей Российской империи.Этот человек путешествует по Русской земле и встречается с людьми всякого положения — от знатных до смиренных тружеников. Его я взял за образец, чтобы показать пороки и недостатки, а не достоинства и достоинства, заурядного русского человека; и персонажи, которые вращаются вокруг него, также были выбраны с целью демонстрации наших национальных слабостей и недостатков. Что касается мужчин и женщин лучшего сорта, я предлагаю изобразить их в последующих томах.

Особенности

Включает в себя все классические качества Easton Press:

* Кожа премиум-класса
* Шелковые муаровые торцевые листы
* Отличительный дизайн обложки
* Корешок с выступами, акцентированный настоящим золотом 22 карат
* Атласная лента для маркеров страниц
* Позолоченные края страниц
* Длинные прочная, высококачественная кислотно-нейтральная бумага
* Страницы, сшитые Смитом для прочности и долговечности
* Красивые иллюстрации

Об авторе

Николай Васильевич Гоголь[а] (31 марта 1809 — 4 марта 1852) — русский драматург украинского происхождения.Хотя современники считали Гоголя одной из выдающихся фигур естественной школы русского литературного реализма, позднейшие критики находили в его творчестве принципиально романтическую чувственность с оттенком сюрреализма и гротеска («Нос», «Вий «, «Шинель», «Невский проспект»). На его ранние работы, такие как «Вечера на хуторе близ Диканьки», повлияло его украинское воспитание, украинская культура и фольклор. Его более поздние произведения высмеивали политическую коррупцию в Российской империи («Ревизор», «Мертвые души»).Роман «Тарас Бульба» (1835) и пьеса «Женитьба» (1842), наряду с рассказами «Дневник сумасшедшего», «Сказка о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», «Портрет» и «Коляска», также являются одними из его самых известных работ.

ОЧЕНЬ ХОРОШАЯ ГАРАНТИЯ. Прекрасная яркая чистая копия без каких-либо пометок, надписей или штампов. Острые углы без зазубрин. Плотный и квадратный позвоночник. Непрочитанная книга. Никаких приложенных экслибрисов или указаний на то, что они сняты. Определения оценки книг

Мёртвые души (мини-сериал, 1984)

Обычно я довольствуюсь простым чтением отзывов на IMDB после просмотра фильма или телесериала: выбираю как самые положительные, так и самые отрицательные.Однако, когда обзоров еще нет, я заставляю себя комментировать.

Недавно впервые прочитав этот шедевр, я был поражен, что его экранизаций, похоже, не существует. Есть фильмы под названием «Мертвые души», но они как будто не имеют отношения к творчеству Гоголя. Единственная продукция, которую мне удалось найти, это советский мини-сериал 1984 года, снятый для телевидения. Это было исключительным, но с одним совершенно ужасным недостатком.

Актерская игра, сценарий, костюмы и локации, использовавшиеся для съемок: все это мастерски соответствовало гоголевскому юмористическому, сочувственному, сатирическому и грустному комментарию о провинциальной жизни в России начала XVIII века.Действительно, чудесное исполнение.

То, что речь шла только о первой части романа, понятно: сам Гоголь сжег большую часть его второй части, а реальная история связана с первой частью, где его «герой» посещает провинциальное дворянство для покупки крепостных ( называемые «душами»), которые умерли: все это часть его схемы быстрого обогащения, один аспект его продолжающейся и восхитительно запутанной деятельности в качестве очаровательно привлекательного мошенника.

Использование самого Гоголя в качестве персонажа (как это было мастерски сделано в меньшей степени в мини-сериале о Томе Джонсе 1997 года, в котором в начале каждой серии появляется Генри Филдинг) было блестящим ходом: актер даже встал выглядеть так же, как самый знаменитый портрет автора.В книге Гоголь всегда навязывает читателю объяснения, извинения или обобщения о любимой им России и ее людях, которых он так любил. Таким образом, эти вторжения были как желанными, так и оправданными.

Недостатком, из-за которого моя оценка этому сериалу снизилась до «8», были ужасные субтитры. Гораздо более ясное изложение того, что на самом деле говорили Гоголь и его персонажи, было бы гораздо предпочтительнее, и если бы я только что не дочитал роман, я сомневаюсь, что уловил бы хотя бы половину того смысла, который они, эти забитые подлодки, так бессистемно пытались передать.

Настоятельно рекомендуется. Доступен на веб-сайте под названием «RussianHubs», но постарайтесь найти более качественные субтитры, если вы решите посмотреть эту выдающуюся серию.

Ода русскому Николаю Гоголю, причудливому и прекрасному литератору, умершему в этот день в 1852 году, Life & Fun News

Николай Гоголь был странным, сложным писателем. Раньше он писал короткие рассказы о сельской местности, которые русские до сих пор читают в школе. Я не стал их читать, потому что Владимир Набоков, очень любивший гоголевское творчество, сказал, что они ужасны.Продавец, читающий русский, в одном из книжных магазинов Торонто, которые мне дороги, согласен с Набоковым, поэтому я остановился на его более поздних рассказах, многие из которых являются крупными шедеврами, и на первой части его бессмертного романа « мертвых души ».

«Мертвые души» наполнен комедией, но смех имеет неприятный побочный эффект, отвлекая читателей от скрытых глубин романа. Это уничтожающий обзор человеческого рода. В сочинениях Гоголя есть некоторый антисемитизм, типичный для его времени и места, и у него были человеконенавистнические тенденции взорвать как глупый, грубый и неразвитый практически весь мир. Но его дар — это редкая способность запечатлеть в своем письме концепцию, которая определяется только русским словом пошлость. Понимание этого термина необходимо для понимания Гоголя.

Набоков характеризует пошлость так: «Пошлый трэш, вульгарные штампы, мещанство во всех его фазах, подражания подражаниям, фальшивые глубокомыслия, грубая дебильная и нечестная псевдолитература — вот наглядные примеры».

Этот отрывок из эссе, написанного Набоковым, частично совпадает с книгой, которую он написал о Гоголе, подходящим названием Николай Гоголь .Глава о Мертвых душах раскрывает мерцающую и сияющую пошлость главного героя, господина Чичикова.

О чем на самом деле Dead Souls ?

Чичиков приезжает в маленькую русскую деревню, чтобы провернуть аферу, но никто не знает, для чего он там. Он ходит и говорит все, что нужно, чтобы очаровать того, с кем он сейчас разговаривает, в то же время узнавая о них, о том, чем они обладают, и о том, как он может получить от них то, что хочет.

Цель Чичикова — скупка у людей мертвых крепостных, также известных тогда как «души».С бюрократической точки зрения, крепостной, который умер в реальной жизни, но еще не был зарегистрирован в переписи как мертвый, был еще жив для государства. Чичиков ходит по городу и набирает таких живых, но мертвых. Продавцы в недоумении! Почему этот человек хочет платить реальные деньги за людей, которых уже нет в живых? Владельцы мертвых крепостных платят налоги до тех пор, пока они официально не регистрируют умерших как умерших, но тем не менее их различные пороки заставляют их неохотно платить. В конце концов, каждые переговоры — это пляска между чертом, Чичиковым, и мелким и мелким провинциальным чертом.Благодаря взаимодействиям Чичикова, которые на самом деле являются переговорами, Гоголь ламбастирует человечность с большим богатством, разнообразием и энергией, чем любой писатель, с которым я сталкивался. Весело, не лишено моральной основы, но главное — это ощущение эзотерической странности автора, которую не передать словами, кроме него самого.

Сюжет гениален, но не является главной особенностью романа. История сама по себе является рамкой, через которую пошлость должна быть раскрыта и расширена. Наслаждение несоответствием между поверхностными действиями персонажа и его реальными мотивами, а также взаимодействием между различными типами конфликтующей пошлости, изображающей из себя достойных, в некотором роде жизнеутверждающе, весело, и ни один другой писатель, с которым я сталкивался, не описывает человеческие глупости. такой голый.

Остается вопрос, почему Чичиков хочет купить права на мертвых людей? Потому что он проворачивает аферу, чтобы быстро разбогатеть! Его план состоит в том, чтобы взять огромный кредит под залог мертвых людей, которых банк будет считать еще живыми. Вот только среди неуклюжих деревенских людей проносится слух, что Чичиков каким-то образом не то Наполеон, не то местный одноногий бандит (у Чичикова две ноги!) Разные глупости горожан как-то накапливаются, разрастаются и заживают своей жизнью, становясь этим бессмысленным слухом. Так книга заканчивается тем, что Чичиков бежит из города, как и его создатель: Гоголь имел привычку бежать в Рим после издания в России.

Общественно настроенные критики были склонны приписывать Чичикову и его героям все пороки русские. Все эти критики ошибаются. Своеобразная нелепость Гоголя внутренне ему присуща, она не есть отражение внешнего мира. Плюшкин, Собочка, Нозыдрев, Манилов и прочее — все они из гоголевского воображения и являются скорее воплощениями какой-то всеобщей пошлости, чем воплощением какого-нибудь современного деревенского деревенщины.

По общему признанию, мое понимание ограничено, поскольку, к сожалению, я не могу читать оригинальный русский текст. Но Набоков, Анри Труа и многие другие приходят к такому выводу, и я предпочитаю именно эту интерпретацию. Если люди наслаждаются Гоголем, несмотря на то, что интерпретируют его литературу так, как я считаю неправильным, что ж, на свете есть грехи похуже.

Мертвые души  изначально задумывался как эпическая поэма, состоящая из трех частей. Первая часть перекликается с Гомером, а в округлости романа и в его путешествии по адским пейзажам есть и Данте.Но Гоголь умер посреди написания второй части, и текст обрывается резко.

Типично для Гоголя, он написал роман, , затем решил, о чем он — первая часть должна была быть дьявольской, и следующие книги искупят ее. Вот только Гоголь, который был христианином, гораздо сильнее верил в дьявола, чем в Бога. Его письмо действительно живо только тогда, когда его вдохновляет сатана. Бог задушил и заразил его письмо, потому что оно не было для него естественным.

Десятилетия спустя в России не нашлось места ни для Бога, ни для Толстого, поэтому Русская Православная Церковь отлучила Толстого, который привел с собой многих последователей, но умер в одиночестве на вокзале.Если это поэтически уместно для литературного великана, ставшего в конце концов всемирно известным как святой-подвижник для людей, не читавших его фолиантов, то Гоголь, этот странный странный черт, написавший «Нос», умер в Москве, а какой-то чудовищный доктор осушил пиявками огромный нос Гоголя, а великий автор, привязанный к спинкам кровати, протестующе кричал.

RIP, Николай.

(Вион)

 

Образ происхождения Чичикова — детство.Николай Гоголь

Меню артикулов:

Очень часто в литературе авторы приводят лишь отрывочные биографии своих персонажей, акцентируя внимание читателей лишь на определенном моменте жизни героя. Не придерживался этой тенденции Н. В. Гоголь в своем рассказе «Мертвые души». Он подробно рисует жизнь своего главного героя повести — Павла Ивановича Чичикова, позволяя читателю проследить все этапы становления этого персонажа.

Детство Чичикова

В детстве Чичиков жил в простой избе, где окна не открывались совсем даже летом. У Чичикова в детстве не было друзей, что значительно усугубляло и без того безрадостное существование. Его отец все время болел, что также существенно ударило по финансовому состоянию семьи. Семья Чичиковых владела только одной крепостной семьей. Это никоим образом не позволяло им обеспечить безбедное существование. Вообще у самого Чичикова слишком мало воспоминаний о детстве.

Однако положение Павла Ивановича не было безнадежным — его родители располагали достаточными финансами, чтобы отправить сына учиться. Поэтому, несмотря на детство, граничащее с жизнью простого крестьянина, Чичиков имел возможность вырваться из бедности.

Школьное образование

По мере взросления Павла Ивановича главной проблемой было получение надлежащего образования и навыков, которые позволили бы ему занять достойное место в жизни.
Вскоре решение было принято, и Павел Иванович стал учеником одной школы.Он жил у своего дальнего родственника. Это позволило обеспечить достойные условия жизни и при этом сэкономить значительную часть денег.

Чичиков не был особо одаренным учеником — его знания и талант не позволяли ему выгодно выделяться из толпы таких же, как он, учеников. В данном случае Чичикова спасло его усердие и усердие.

Со временем он научился нравиться учителям, что сыграло важную роль в его обучении и создало иллюзию хорошего и примерного ученика. Больше Чичиков отца не видел. У них всегда были напряженные отношения — отец не умел быть ласковым с сыном, он всегда вел себя строго и жестко по отношению к сыну, уход из дома только усиливал эти чувства отдаленности. Отец Чичикова умер, когда Павел Иванович был еще студентом. Особого наследства от отца не осталось, поэтому Чичиков решает продать все, что было. После продажи он смог получить тысячу рублей, что было, конечно, небольшой суммой, но позволило бережливому Чичикову путёвку в жизнь.


Павел Иванович еще в молодости научился беречь деньги. Во время учёбы он всячески пытался найти возможность заработка, накопленные деньги обычно не тратил, что позволило Чичикову сколотить небольшой личный капитал. Сначала Павел Иванович лепил птиц из воска и раскрашивал их, потом обучил мышку и тоже смог ее успешно продать.

Уважаемые читатели! Предлагаем проследить в поэме Николая Васильевича Гоголя «Мертвые души»

В школе Чичикову тоже не удалось найти друга, причиной тому была, скорее всего, его скупость и жадность. Павла Ивановича в коллективе не любили.

Служба Чичикова

После окончания училища Павел Иванович Чичиков поступает на государственную службу. Его первая работа и должность были самыми обычными и простыми — с большим трудом он устроился служащим в правительственную палату.

Однако он не переставал искать более выгодное место. Вскоре такая должность нашлась и Чичиков начал свою службу, где имел возможность нечестным путем сделать значительные сбережения.Однако ничто не вечно — новым начальникам удалось разоблачить Чичикова.

После этого случая Чичикову ничего не остается, как начать все сначала. Он работает на мелких, незначительных должностях в разных городах, пока не получает шанс стать сотрудником таможни, чем и пользуется Чичиков.

Его служба начинает довольно успешно развиваться, и Чичиков даже получает звание коллежского советника. Однако это продолжалось недолго.

Его неприятная история на последнем месте службы ничему его не научила — Чичиков снова ввязывается в аферу, на этот раз он взаимодействует с контрабандистами. Этот бизнес оказывается очень прибыльным и у Павла Ивановича вскоре появляются существенные сбережения, правда ненадолго — его афера обналичилась и Чичиков снова все теряет.



Оставшись у разбитого корыта, ему ничего не остается, как начать все сначала — Чичиков начинает свою карьеру в третий раз. На этот раз он начинает работать адвокатом. В то же время у Чичикова зреет план его очередной аферы, которая позволяет ему разбогатеть на пустом месте — он планирует скупить «мертвые души», чтобы перепродать их и обогатиться.В надежде осуществить свой замысел Чичиков берет своих единственных двух слуг, бричку и все свои сбережения — 10 тысяч и отправляется в уезд покупать.

Детство Чичикова из «Мертвых душ» нельзя назвать лучшим периодом в его жизни. У него не было безмятежных игр, весёлых забав, радостных воспоминаний о семейных праздниках.

Детские воспоминания

На самом деле у маленького Павлуши даже настоящей семьи не было: он помнил только своего вечно больного, недовольного отца, который заставлял сына писать и писать, часто ругал и наказывал мальчика. Из рассказа о матери Павлуши ничего не известно, а отец не умел или не хотел проявлять чувств к сыну, редко с ним разговаривал. Лишенный ласки и любви, ребенок рос нелюдимым и замкнутым.

Будучи уже совсем взрослым, Чичиков так и не научится чувствовать привязанность к людям, потому что не видел этого в собственной семье. Убогая обстановка в простом доме обедневшего дворянина — отца Павлуши — способствовала формированию столь же ограниченного внутреннего мира мальчика.В воспоминаниях Павлуши остался неуютный дом, убогая атмосфера и отчужденность единственного дорогого человека — отца. Кратко детские годы Чичикова можно охарактеризовать как тяжелое и безрадостное время, оказавшее серьезное влияние на его характер.

Выезд в город и приказ отца

Однажды отец повез мальчика в город, чтобы устроиться на работу в школу. Они остались у дальней родственницы, что позволило отцу существенно сэкономить на жилье, необходимом на время обучения.Перед отъездом из дома он дал сыну наставления на дальнейшую жизнь. Именно в нем раскрывается жизненная философия Чичиковых.

Надо отметить, что отец не очень верил в ум и талант своего ребенка, поэтому прямо приказал сыну в школе угождать начальству, и тогда, даже не имея особых талантов в науках, он всегда будет самым первый. Вместо слез на прощание родительница сухо обрисовала основные законы современного общества: дружить с теми, кто побогаче, не угощать других, а вести себя так, чтобы угощения предлагались тебе самому.Важным моментом является экономия денег, они открывают все двери. После этого он ушел и больше никогда не видел своего сына. Он умер, когда Павлуша окончил колледж.

Годы в школе

Мальчику дали хорошую учебу, хоть он и не добился особых успехов, но точно понял, что нужно делать, чтобы иметь отличные оценки. Учитель требовал тишины, дисциплины и умения сидеть прямо, не двигаясь. Павлуша быстро научился этому навыку, даже когда дети его щипали, он вел себя спокойно.Его тетради были опрятны, вещи опрятны и чисты, а все мысли были направлены на приумножение «капитала», который оставил ему отец.

Чтобы с пользой проводить время долгими вечерами, Павлуша дрессировал мышку, которую он поймал в доме, так, чтобы она выполняла определенные команды. Он продал его в школе за очень хорошие деньги. Такая изобретательность мальчика обусловлена ​​его желанием заработать деньги во что бы то ни стало. Пробовал свои силы в творчестве — сделал фигурку снегиря из воска, раскрасил ее и отложил на такую ​​поделку ребенку приличные деньги.Мальчик зашил свои сбережения в мешочки и спрятал их, чтобы не потратить. Отличавшийся наблюдательностью и предприимчивостью, Павлуша зарабатывал еще и тем, что замечал очень голодных одноклассников, предлагая им купить у него пирожок. Друзья с радостью согласились.

Детство героя научило его совсем детским вещам: бережливости, отказу от деликатесов, поиску способов заработка, умению нравиться, льстить, быть неискренним. Чичиков так и не научился дружить, открытость и доброта не входили в его привычки, скорее даже мешали.Без родных, без поддержки и дружеских отношений мальчик руководствовался собственными принципами, которые стали основой его жизни во взрослой жизни. Этот период закончился учебой и известием о смерти отца, его небольшое наследство стало стартовым капиталом в начале взрослой жизни Павла Ивановича.

Тест продукта

Создание поэмы «Мертвые души» произошло как раз в то время, когда в России менялись традиционные, отжившие устои общества, назревали реформы, перемены в мышлении людей.Уже тогда было понятно, что дворянство с его старыми традициями и взглядами на жизнь потихоньку вымирает, и на смену ему должен прийти новый тип человека. Цель Гоголя — описать героя своего времени, заявить о нем во весь голос, описать его положительное и объяснить, к чему приведет его деятельность, а также как она повлияет на судьбы других людей.

Центральный персонаж поэмы

Николай Васильевич Чичиков выступил центральным персонажем поэмы, его нельзя назвать главным героем, но именно на нем держится сюжет поэмы.Путешествие Павла Ивановича является рамкой всего произведения. Недаром автор поместил биографию героя в самый конец, читателю не интересен сам Чичиков, ему любопытны его поступки, зачем он собирает эти мертвые души и к чему это в итоге приведет. Гоголь даже не пытается раскрыть характер персонажа, но вводит особенности его мышления, давая тем самым намек, где искать сущность этого поступка Чичикова. Детство — вот откуда идут корни, еще в нежном возрасте у героя формировалось собственное мировоззрение, видение ситуации и поиск путей решения проблем.

Описание Чичикова

Детство и ранние годы Павла Ивановича в начале поэмы неизвестны читателю. Гоголь изобразил его персонажа безликим и безголосым: на фоне ярких, красочных образов помещиков с их причудами фигура Чичикова теряется, становится маленькой и незначительной. У него нет ни своего лица, ни права голоса, герой напоминает хамелеона, умело подстраивающегося под своего собеседника. Это отличный актер и психолог, он знает, как вести себя в той или иной ситуации, мгновенно определяет характер человека и делает все, чтобы расположить его к себе, говорит только то, что от него хотят услышать.Чичиков умело играет роль, притворяется, скрывает истинные чувства, пытается быть своим среди чужих, но делает все это ради достижения главной цели — собственного благополучия.

Детство Чичикова Павла Ивановича

Мировоззрение человека формируется в юном возрасте, поэтому многие его поступки во взрослом возрасте можно объяснить хорошо изученной биографией. Чем он руководствовался, зачем собирал мертвые души, чего хотел добиться — на все эти вопросы дает ответы Детство героя нельзя назвать счастливым, его постоянно преследовали скука и одиночество.Павлуша не знал в юности ни друзей, ни развлечений, занимался однообразной, нудной и совершенно неинтересной работой, выслушивал упреки больного отца. О привязанности матери автор даже не намекнул. Отсюда можно сделать один вывод – Павел Иванович хотел наверстать упущенное, получить все те блага, которые были ему недоступны в детстве.

Но не надо думать, что Чичиков — бездушный взломщик, думающий только о собственном обогащении.Он был добрым, активным и чутким ребенком, тонко воспринимавшим окружающий мир. Тот факт, что он часто убегал от няни, чтобы осмотреть ранее невиданные места, свидетельствует о любознательности Чичикова. Детство сформировало его характер, научило всего добиваться самостоятельно. Отец научил Павла Ивановича копить деньги и угождать начальству и богачам, и он применял эти наставления на практике.

Детство и учеба Чичикова были серыми и неинтересными, он всячески пытался выбиться в люди.Сначала он угодил учителю, чтобы стать любимой ученицей, потом пообещал начальнику жениться на его дочери, чтобы получить повышение, работая на таможне, убеждая всех в своей честности и беспристрастности, и нажив себе огромное состояние на контрабанде. Но все это Павел Иванович делает не со злым умыслом, а с единственной целью осуществить детскую мечту о большом и светлом доме, заботливой и любящей жене, куче веселых детей.

Общение Чичикова с помещиками

Павел Иванович умел найти подход к каждому, с первых минут общения понять, что такое человек.Например, с Коробочкой он не церемонился, говорил в патриархальном, набожном и даже слегка покровительственном тоне. С помещицей Чичиков чувствовал себя раскованно, употреблял разговорные, грубые выражения, вполне подстраиваясь под женщину. С Маниловым Павел Иванович напыщен и любезен до приторности. Он льстит помещику, употребляет в речи цветистые фразы. Отказавшись от предложенного угощения, даже Плюшкин угодил Чичикову. «Мертвые души» очень хорошо демонстрируют переменчивую натуру человека, ведь Павел Иванович приспособился к нравам почти всех помещиков.

Как Чичиков выглядит в глазах других людей?

Деятельность Павла Ивановича очень напугала городских чиновников и помещиков. Сначала его сравнивали с романтическим разбойником Ринальдом Ринальдином, затем стали искать сходства с Наполеоном, думая, что он бежал с острова Елены. В конце концов, в Чичикове признали настоящего антихриста. Конечно, такие сравнения абсурдны и даже в какой-то мере комичны, Гоголь иронически описывает боязнь недалёких помещиков, их догадки о том, почему на самом деле Чичиков собирает мёртвые души.Характеристика персонажа намекает на то, что герои уже не те, что были раньше. Народ мог гордиться, брать пример с великих полководцев и защитников, но сейчас таких людей нет, их заменили эгоистичные Чичиковы.

Настоящее «Я» персонажа

Казалось бы, Павел Иванович отличный психолог и актер, так как легко подстраивается под нужных ему людей, мгновенно угадывает их характер, но так ли это на самом деле? Герой не мог приспособиться к Ноздреву, потому что ему чужды заносчивость, заносчивость, фамильярность.Но и здесь он пытается приспособиться, ведь помещик невероятно богат, отсюда и обращение на «ты», хамский тон Чичикова. Детство научило Павлушу нравиться нужным людям, поэтому он готов перешагнуть через себя, забыть о своих принципах.

При этом Павел Иванович практически не претендует на роль Собакевич, ведь их объединяет служение «копейки». И у Чичикова есть некоторое сходство с Плюшкиным. Персонаж сорвал плакат со столба, прочитав его дома, аккуратно сложил и положил в шкатулку, в которой хранились всякие ненужные вещи.Такое поведение очень напоминает Плюшкина, склонного к накоплению разного хлама. То есть и сам Павел Иванович не слишком отходил от тех же помещиков.

Главная цель в жизни героя

И еще раз деньги — именно для этого Чичиков собирал мертвые души. Характеристика персонажа указывает на то, что он выдумывает различные махинации не просто ради наживы, в нем нет скупости и скупости. Павел Иванович мечтает о том, что придет время, когда он сможет наконец воспользоваться своими сбережениями, жить спокойной, обеспеченной жизнью, не думая о завтрашнем дне.

Отношение автора к герою

Есть предположение, что в последующих томах Гоголь планировал перевоспитать Чичикова, заставить его раскаяться в содеянном. Павел Иванович в поэме не противостоит помещикам или чиновникам, он герой капиталистической формации, «первый накопитель», сменивший дворянство. Чичиков – умелый бизнесмен, предприниматель, который не остановится ни перед чем для достижения своих целей. Афера с мертвыми душами не удалась, но и никакого наказания Павел Иванович не понес.Автор намекает, что таких Чичиковых в стране огромное количество, и никто не хочет их останавливать.

Биография главного героя Павла Ивановича Чичикова отодвинута автором в конец поэмы. Читатель узнает обо всех приключениях помещика в городе NN, но еще не знает, как могли появиться в голове человека такие мысли, откуда взялась странная мысль о покупке «мертвых душ».

Происхождение богатыря

Павлуша Чичиков родился в семье обедневшего дворянина.Неизвестно, какого происхождения были родители: высокопоставленные дворяне или личные. По Гоголю, «темный и скромный» был по происхождению предприимчивый человек. Удивительно, что классик ничего не говорит о матери Пола. В этом есть глубокий смысл. Трудно представить характер матери, которая смогла создать такое бездушное и скрытное существо. Можно строить догадки, почему женщина могла так рано уйти из жизни, почему она не оставила в душе святости и уважения к загробной жизни.

Отец бедный и больной человек. У семьи нет привычного дворянского особняка. Герой живет в старом крестьянском доме. В нем все мелко: окна, комнаты (горенка). Убожество интерьера легко представить: окна не открывались ни летом, ни зимой. Как и когда семья обеднела? Наиболее близким является образ Манилова. Безделье могло привести к потере имущества.

Иван Чичиков постоянно вздыхал, ходил по комнате и плевал в стоявшую в углу песочницу.Других описаний дома, где прошло детство Павлуши, нет. Отношения между отцом и сыном были натянутыми. Больной старик не умел быть ласковым. Он ведет себя строго и жестко, возможно, причиной тому была болезнь, а может обида на судьбу и нехватка средств.

Годы учебы

Как и положено дворянам, в определенном возрасте отец отдал сына в городское училище. Это означает, что у моего отца все же были кое-какие финансы. Пол получает возможность вырваться из бедности, получив образование.Отец оставил сына у родственника и уехал в деревню, больше они не виделись. Жизнь с родственниками, пусть и дальними, позволила мальчику научиться бережливости и бережливости.

Пол усердно учится. У него нет таланта и гениальности отличника, зато есть трудолюбие, терпение и практичность. Особые навыки мальчика:

  • Сидя спокойно на скамейке.
  • Не проявляет остроумия.
  • Умело хранит молчание.
  • Не двигает глазами, не двигает бровями, даже если его зажать.
  • Подает трехуху учителю.
  • Кланяется учителю, несколько раз мешает.

Чичиков начинает зарабатывать деньги. Сначала лепит снегиря из воска, потом продает. Павел дрессирует мышь, а также продает ее.

Умение выслужиться перед учителями помогает успешно окончить школу.

Характер молодого человека можно было разглядеть уже здесь. Когда строгого учителя выгнали, ученики собрали для него немного денег.Павел дал пятак серебра, от которого его товарищи отказались. Учитель, узнав об этом, произнес фразу:

«Он жульничал, много жульничал…».

Именно на обмане, погоне за наживой будет построена жизнь героя поэмы. Павел Чичиков получает отличный аттестат, в котором золотыми буквами указано, что ученик благонадежен в поведении и примерен на прилежание. Интересно, что у молодого человека нет друзей ни в отцовском доме, ни в школе.Чичиков продает доставшийся дом. Полученная тысяча рублей стала первоначальным капиталом.

Карьера Чичикова

Цель Пола — заработать достаточно денег для достойного будущего своей семьи. Он проходит через взлеты и падения:

Казначейская палата. Работа давалась с трудом, но это были первые шаги бюрократической службы. Начальником здесь был старый полицейский, к которому никто не мог найти подход. Молодой человек переехал в его дом, смог порадовать дочь.Отец поверил и выбил выгодное место для «будущего зятя». Как только «дело удалось», Чичиков отдалился от человека, которого уже называл «папой», причем сделал это тайно и быстро. Обманутый мужчина произнес ту же фразу, что и учитель:

«Обманул, обматерил, проклятый сын!»

«Хлебное место». Здесь есть возможность брать взятки. Смена начальника ведет к падению карьеры.

Мелкие должности в другом городе. Чичиков пытается показать себя бескорыстным и трудолюбивым. Такое отношение к службе было замечено властями.

Место на таможне. Чичиков за усердие получает чин коллежского советника. Получив власть, он связывается с преступной группировкой, занимающейся контрабандой. Нечистое дело принесло отличный доход, но результат плачевен. Чичиков лишается должности и места на таможне, а деньги конфискуются.

Потеряв сотни тысяч рублей, Павел Иванович снова начинает свою карьеру.У него оставалось 10 тысяч рублей, слуга Петрушка, кучер Селифан и бричка. Новая услуга — юридическая помощь по различным вопросам. В этот период его посещает идея покупки «мертвых душ».

«Темное и скромное происхождение…»

Герой поэмы «Мертвые души». Он сделал желание нравиться основой отношений с людьми. «Экономьте копейки» — правило жизни. Пол идет к своей цели, но судьба испытывает юношу. Недальновидность и стремление быстро разбогатеть приводят к убыткам.Нечестные поступки и авантюры рождаются в голове после каждого падения. В классике показано, как появился бизнесмен со страшной и подлой душой, способный покупать людей, покинувших мир живых. Предприимчивые Чичиковы заменяют помещиков, представленных писателем в поэме.

Образование. А) По приказу отца. Воспитывался он в классах городского училища, куда его взял отец и дал такое наставление: «Смотри, Павлуша, учись, не дури и не шляйся, а больше всего угождай учителям и начальству.Если будешь угождать начальнику, то, хоть и не успеешь в науку и бог не дал таланта, все пойдет в дело, будешь впереди всех. Не тусуйся с товарищами, они тебя хорошему не научат; а коли до того дойдет, так тусоваться с теми, кто побогаче, чтобы при случае они могли тебе пригодиться. Не лечите и не лечите никого, а ведите себя лучше, чтобы к вам относились, а главное берегите и экономьте копейки: это дело самое безопасное в мире.Товарищ или друг тебя обманет и в беде первый тебя предаст, но ни копейки тебя не предаст, в какой бы беде ты ни был. Все сделаешь, все на свете сломаешь с копейкой. »

Б) Получение собственного опыта. Сумел построить отношения с одноклассниками так, чтобы они к нему относились; удалось собрать деньги, прибавив их к половине, оставленной отцом. Он использовал любую возможность для накопления денег: слепил снегиря из воска, раскрасил его и продал; покупал продукты на рынке, предлагал голодным одноклассникам из тех, кто побогаче; выдрессировала мышь, научила ее стоять на задних лапах и продала; был самым прилежным и дисциплинированным учеником, способным воспрепятствовать любому желанию учителя.

Сервис. А) Начало службы. «Место ему досталось ничтожное, жалованье тридцать-сорок рублей в год…» Благодаря железной воле, умению отказывать себе во всем, сохраняя при этом аккуратность и миловидность, ему удалось выделиться среди таких же «невзрачных » сотрудники. «…Чичиков представлял во всем полную противоположность, и прозрачностью лица, и дружелюбием голоса, и полным неупотреблением всяких крепких напитков.»

Б) Продолжение карьеры. Для продвижения я использовал уже опробованный метод — угодить начальнику, найти его «слабое место» — дочь, в которую он «влюбился». С этого момента он стал «заметной персоной». Служба в комиссии «на строительство какого-то казенного капитального строения». Я стал предаваться «некоторым излишествам»: хорошая кухарка, хорошие рубашки, дорогая ткань для костюмов, покупка пары лошадей… Вскоре я снова потерял свое «теплое» место.Пришлось поменять два-три места. «Доехал до таможни». Я провел рискованную операцию, на которой сначала разбогател, а потом «прогорел» и потерял почти все.

Появление Чичикова в провинциальном городке. Применяя практическую смекалку, обходительность и находчивость, Чичиков сумел очаровать и провинциальный город, и имения. Быстро разобравшись в человеке, он умеет найти подход к каждому. Остается только поражаться неисчерпаемому разнообразию всех «оттенков и тонкостей его обработки»

Литература.1) y.ru/school/ucheb/literatura/электронные-наглядные-пособия-с-приложением / y.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.