Скифы русские – Русские — скифы? • Arzamas

Русские — скифы? • Arzamas

История одного мифа от Екатерины II до Александра Блока

Подготовил Кирилл Головастиков

Гравюра из сборника «Народы России». Карл Решберг. Издательство D. Colas. 1812–1813 годы © Bibliothèque nationale de France

1. Екатерина II


Императрица основала не только идеологию культурной преемственности России и Греции, но и мифологию «русские — скифы». Это древнее племя в официальной историографии того времени почиталось одним из прародителей славян. В вышедших в 1787 году «Записках касательно российской истории» Екатерина описывает быт скифских племен с проекцией на выстраиваемую ею в те же годы концепцию русского национального характера:


«Дария, царя персидского, они со стыдом прогнали. Кир со всею армией против скифов удачи не имел. <…> Римлянам скифы никогда покорны не были. Один Александр Македонский имел успех противу скифов и заключил с ними союз. <…> Северные скифы одного языка со славянами. <…> У них были самовластные государи. Скифы терпеть не могли, чтоб другие народы сказывались старейшими. Они почитали дружбу и добродетели, любили неустрашимых, пренебрегали богатством, имели скотоводство, одевались зимою и летом в равную одежду. Были всегда на коне, оружие — лучшее их щегольство, суд отправляли, рассуждая здраво, письменного закона не имея, пороки наказывали строго. Храбрость и справедливость скифов в похвале были у соседних народов. <…> Жены езжали с мужами на войну».


2. Барклай


«Скифская» мифология сыграла особую роль в Отечественной войне 1812 года. Некоторые элементы стратегии российского командования — отступление вглубь страны, уничтожение припасов, партизанские набеги на противника — названы «скифским планом» в честь войны скифов против персидского царя Дария. Считается, что впервые концепцию «скифской войны» военачальник Барклай-де-Толли высказал в беседе с историком античности, знатоком Геродота Бартольдом Георгом Нибуром:


«Если бы мне пришлось действовать против Наполеона, я вел бы отступательную борьбу, увлек бы грозную французскую армию в сердце России, даже на Москву, истощил бы и расстроил ее и, наконец, воспользовавшись суровым климатом, заставил бы Наполеона на берегах Волги найти вторую Полтаву».


В 1810 году Барклай, уже военный министр, представил Александру I записку «О защите западных пределов России», в которой развил те же идеи ведения войны — отступать, «оставив неприятелю, удаляющемуся от своих магазинов, все места опустошенные, без хлеба, скота и средств к доставлению перевозкою жизненных припасов», а затем перейти в наступление на истощенного врага.


Распространено мнение, что сравнение русских воинов со скифами — позднейшее осмысление стратегии Барклая. «О „скифском плане“ стали говорить уже на досуге, когда не только война 1812 года окончилась, но когда уже и войны 1813–1815 годов давно отошли в область прошлого», — писал историк Евгений Тарле, отдавая право создания мифа самому французскому императору:


«Наполеон, очень бледный, но уже взяв себя в руки после первого страшного волнения при внезапном пробуждении, молча смотрел в окно дворца на горящую Москву. „Это они сами поджигают. Что за люди! Это скифы!“ — воскликнул он. Затем добавил: „Какая решимость! Варвары! Какое страшное зрелище!“»


Однако на деле и русскому обществу аналогия была очевидна. Так, уже в начале 1813 года сотрудник Барклая военный историк, полковник П. А. Чуйкевич, издает брошюру о войне, в которой прямо пишет, что Наполеон «забыл историю храбрых скифов, гибель Кира, постыдное бегство Дария, отступление Александра Македонского».


3. Блок


Спустя столетие наиболее отчетливо параллель «русские — скифы» сформулировал Александр Блок:


Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.

Попробуйте, сразитесь с нами!

Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы,

С раскосыми и жадными очами!


Свое знаменитое стихотворение Блок написал в 1918 году, в мыслях о войне, точнее, о провале раунда советско-германских мирных переговоров

в Брест-Литовске. В тексте отразилось разочарование не только в немцах, но и в союзниках по Первой мировой — в европейской цивилизации. Запад — мир цивилизации, рационализма, рассудка, неспособного на губительные и творческие страсти, — противопоставлен России, царству культуры первозданно дикой, но яркой, героической:


О старый мир! Пока ты не погиб,

Пока томишься мукой сладкой,

Остановись, премудрый, как Эдип,

Пред Сфинксом с древнею загадкой!


Россия — Сфинкс! Ликуя и скорбя,

И обливаясь черной кровью,

Она глядит, глядит, глядит в тебя

И с ненавистью, и с любовью!..


Русские у Блока оказываются способны соединить великие завоевания «премудрой» Европы с пламенной героикой скифства и стать барьером между западной цивилизацией и стихией анархии, уничтожения: 


Для вас — века, для нас — единый час.

Мы, как послушные холопы,

Держали щит меж двух враждебных рас

Монголов и Европы!


Предательство европейцев по отношению к русским — скифам обратится, по мнению Блока, прежде всего против самой Европы:


Придите к нам! От ужасов войны

Придите в мирные объятья!

Пока не поздно — старый меч в ножны,

Товарищи! Мы станем — братья!


А если нет — нам нечего терять,

И нам доступно вероломство!

Века, века — вас будет проклинать

Больное позднее потомство!


Мы широко по дебрям и лесам

Перед Европою пригожей

Расступимся! Мы обернемся к вам

Своею азиатской рожей!


Писатель Андрей Синявский заметил, что в последней из процитированных строф Блок пишет, «вуалируя наглую рифму поэтической инверсией»  Читатель может сам предположить, какой рифмой бы заканчивалась строфа, если бы вторая строка была без инверсии: «Перед пригожею Европой»..  

arzamas.academy

Глава 16. Скифы и русские. Да, скифы мы! «Откуда есть пошла Русская Земля»

Глава 16. Скифы и русские

Есть много общего, сближающего скифов и русских. И те и другие внезапно врываются в мировую историю и создают великие империи практически в одних и тех же границах. О начальном этапе истории и тех и других известны крайне обрывочные сведения, допускающие множество истолкований. Современная академическая традиция, признавая скифов за иранцев, а русских – лишь частью славян, разрывает преемственную связь между двумя великими народами. Это глубоко ошибочная позиция. И скифы, и русские – евразийские народы. Первые, помимо иранских корней, хранили также лувийские, фракийские и хеттские традиции, а вторые несли в себе глубинные индоиранские истоки. Последнее, в частности, подтверждают и антропологические исследования, выявившие, что «большая часть населения, проживавшая в южнорусских степях в середине I тыс. до н. э., является физическими предками восточнославянских племен эпохи Средневековья» (В. Алексеев. Палеоантропология и история//Вестник истории, 1985. № 1. С. 35–39).

И скифы, и русы (росы, русские) с самого начала своего существования выступали как объединяющее «ядро» для соседних народов, как притягивающий их центр. Вследствие этого и их родовое имя зачастую «терялось» в списке союзных им племен. Три сына Таргитая стоят во главе четырех племен, но ни одно из них не соотносится с этнонимом «скифы». Любопытно, не правда ли? Примерно так же, как во времена Советского Союза были республиканские компартии, академии, министерства, но не было чисто российских ведомств. Всемирная отзывчивость, умение раствориться для пользы отечества в общем деле – разве это не наша родовая черта? И разве не от скифов унаследовали мы ее?

«Повесть временных лет» говорит о легендарных братьях Кие, Щеке, Хориве и сестре их Лыбеди, «заложивших» первый камень в основание Киева. Их мы вправе рассматривать как прародителей Киевской Руси. Некоторые толкователи этого текстового фрагмента, не мудрствуя особо, соотносят Кия с основателем Киева, Щека с вождем чехов, а Хорива с князем хорватов. Названия славянских племен действительно созвучны именам двух братьев, но этого явно недостаточно. Да и дико, будем говорить прямо, зачислять в отцы-основатели представителей народов, проживавших за тридевять земель и имевших по сравнению с русами ничтожный политический вес. Смысл имен братьев, очевидно, иной, и он отражает глубинную историю тех народов, которые составили ядро Киевской Руси.

Ки (Кий) – имя общеиндроевропейского бога плодородия. К слову сказать, именно его поминает всякий, произнося наше самое распространенное матерное ругательство. В составных словах индоевропейских языков слог «ки» имеет значение «великий». Поэтому топоним «Киев» означает «Великая Явь», «Великое Сущее». Русское слово «явь» породило и имя прародительницы человечества Евы, и имя христианского Бога-отца – Яхве. Поэтому Киев – это сакральное (божественное) место мира, новый град-Китеж. Позже аналогичную роль священного центра Московского Царства будет играть Китай-город. Имена Кий и Киев, таким образом, указывают на родство и преемственность русских по отношению к древнейшим обитателям Русской равнины – протохеттам и скифам.

Щек – это Скей, Скиф. Какой бы смысл его истолкователь ни вкладывал в это слово, оно из «куста» скифских этнонимов. Создатель легенды об основании Киева мыслил масштабно, он хотел донести до потомков то, что поселение создавал очень древний народ. Скифы выделились из семьи индоевропейских народов, но и они в какой-то момент ушли со сцены, уступив место более юным племенам. Их-то и олицетворяет третий брат Хорив, имя которого хранит чисто русскую закваску в виде корня «гор». Хорив – это тот же Свято-Гор, не случайно каждому из братьев в Киеве была посвящена своя гора. Подобно трем знаменитым египетским пирамидам, они символизировали глубокую древность проживавшего на киевских холмах народа и единство трех этапов его исторического развития – индоевропейского, скифского и русского.

«Лыбедь» в списке прародителей города – тоже явление не случайное. Белая лебедь – образ Великой Богини, создательницы и хранительницы мира. Скифы, как мы установили (смотри главу 4), называли ее Светой и считали, надо полагать, светлой, русоволосой девушкой. Девицы-лебедицы присутствуют в наших сказках, и, создав образ Царевны-лебеди, А. С. Пушкин особо выделил их роль в русской мифологической традиции. Этот образ опять-таки восходит к тем древнейшим временам, когда на Русской равнине обожествляли и почитали русалок. Так же, как и имена трех братьев, Лыбедь указывает на связь средневековых киевлян с древнейшими обитателями Русской равнины.

И со скифами в том числе.

В связи с культом Белой богини, существовавшим у скифов, стоит еще раз возвратиться к значению их имени. Все без исключения исследователи согласны, что в этом их названии отразилось какое-то общее свойство их народа. При этом высказываются разные точки зрения. Некоторые отечественные авторы соотносили их имя с глаголом «скитаться», считая, что оно отражает кочевую природу скифского народа. Но среди скифов были и земледельческие племена, были у них и города, так что это объяснение явно не удовлетворительно.

Академическую точку зрения на значение этнонима сформулировали С. В. Алексеев и А. А. Инков в книге «Исчезнувшие владыки степей»: «Геродот сообщает, будто сами себя скифы именуют сколотами. Нет оснований думать, что он ошибается или путает разные племена. Хотя такие догадки делались – в «сколотах» видели земледельческое население северной Скифии. Но слово «сколоты» определенно родственно греческому «скифы». Второе могло быть передачей первого, в чем, кажется, не сомневался Геродот. Однако более вероятно, что «сколоты» – скифское переосмысление первоначального названия, приближение его к имени мифического Колаксая. Персы называли всех скифов «саками», что часто возводят к древнеиранскому названию «Сугуда» – Согд, земледельческое порубежье Ирана и Турана. Название «сака» применительно к азиатским скифам употребляют и другие знавшие их народы – древние греки и римляне, китайцы, индоарии. Для ближневосточных народов скифы – Ашкуз, Ишхуза, Ашкеназ. По распространенному мнению, все эти названия – скифы, сколоты, Сугуда (Сака, Ашкуз), Ишхуза, Ашкеназ – имеют одно происхождение. Общим источником стало древнеиранское «ишкузи» – «стрелки, лучники» или еще более древнее арийское слово со схожим названием. Скифы, таким образом, – «народ стрелков». И действительно, они считались непревзойденными стрелками из лука. Лук – основное и надежнейшее оружие скифов, что неоднократно подчеркивается в разных источниках».

Кратко, емко и понятно, но все же неправильно. Авторы весьма кстати упоминают о «более древнем слове», правда, почему-то предполагают его непременно арийским и имеющим значение «стрелки». Но арийский словарь достаточно хорошо известен, и там такого слова не нашлось. А что, если это слово общеиндоевропейское (более древнее) и несет совсем другой смысл? Идея иранства скифов постоянно сбивает историков с правильного пути, уводит их в сторону. На второй половине своего исторического пути скифы «с головой» окунулись в иранскую стихию, но к этому времени их название жило уже не один век.

Мы производим имя скифов от индоевропейского корня *skai – «светлый». Звездочка здесь означает, что данный корень относится к гипотетически восстанавливаемому языку, на котором разговаривали все индоевропейцы в эпоху своего единства. Изначальное значение корня угадывается путем анализа слов, содержащих его или производных от его основы. К примеру, в английском языке такими служат sky – небо, ski – кататься на лыжах, skate – кататься на коньках. Все они так или иначе связаны с понятием «светлый»: небо днем светит солнечным светом, а ночью лунным, зимние катания на лыжах и коньках возможны только при наличии снега. Конечно, смысловые значения этих слов связаны с понятием «светлый» опосредованно, но это лишь означает, английский язык достаточно юный.

А какова ситуация с русским языком? Можно сказать, что это момент истины для нашей концепции. На протяжении всей книги мы постоянно подчеркивали, что все импульсы скифских миграций шли с Русской равнины, а значит, в русском словаре должны сохраниться те архаичные слова, которые породили имя скеев (скифов, саков) и которые имеют самое непосредственное отношение к прилагательному «светлый». Но прежде чем назвать их, мы попросим у читателя извинения, поскольку нам придется прикоснуться к самому низшему слою нашей бытовой лексики. Их до сих пор употребляют в основном дети, но родились они в глубинах тысячелетий. Простите, но слова эти – «сики» и «саки». Они бывают и белесого, и золотистого, и рыжего цвета, но все это светлые тона.

«Скифское племя – рыжее», – писал Гиппократ, причем имел в виду не только цвет волос, но и обычный для европейцев цвет кожи. Когда европейцы появились в Азии, то наиболее естественным названием для них должно было стать не «лучники» или «стрелки», а «светлые». Это самый характерный признак, отличающий людей, пришедших с севера, от южных народов.

Мы выделили глубинный, самый архаичный смысл наших ненормативных слов. У неолитического человека они ассоциировались с половыми органами человека, которые обожествлялись и играли на символическом уровне роль атрибутов богов. Соответственно их названия превращались в имена богов. Согласитесь, читатель, что как-то неожиданно и вместе с тем убедительно проясняется сущность имени бога Скамандра (Сик-меандра), покровительствовавшего троянцам. При этом становится ясно, почему он является богом реки и почему греки называли его Ксанфом, то есть рыжим. Среди греческих богов, фигурирующих в «Илиаде», Скамандр – странный персонаж, появляющийся как бы ниоткуда: родина его неизвестна, а значение имени таинственно. Мы не знаем ни одного, посвященного ему исследования. Но, исходя из лексических особенностей русского словаря, естественно заключить, что это божество плодородия, почитавшееся троянцами. Кстати, наши ненормативные существительные породили в том числе и слово «секс», вот только лингвисты почему-то молчат об этом. И если для иностранцев догадаться об этом очень непросто, то невнимательность наших отечественных филологов просто удивляет.

В Малой Азии, на родине Скамандра, существовал праздник, называвшийся Сакеи.

Страбон приводит два рассказа о его происхождении. По одному из них, он был учрежден персами, которые перебили саков, покоривших Каппадокию (область Малой Азии, территория некогда хеттской державы), когда те занялись дележом добычи. По другой версии, персидский царь Кир воевал с саками (в Средней Азии) и устроил им засаду, позволив захватить свой лагерь. Когда саки заняли лагерь и перепились, Кир напал на них и перебил, после чего посвятил день своей победы отеческой богине. Этот праздник характеризуется как вакхический, на котором одетые в скифскую одежду мужчины пьют и непристойно заигрывают друг с другом и с пирующими вместе с ними женщинами.

Обе версии схожи между собой: персы в честь победы над скифами учреждают праздник, название которого точь-в-точь совпадает с названием побежденного народа и который характеризуется разнузданным эротизмом. Как пишет Дион Хрисостом, во время празднования сакей персы брали одного из осужденных на смерть и сажали его на царский трон. На протяжении нескольких дней он пользовался внешними признаками власти, а затем его вешали. Персы воспроизводили один из древнейших ритуалов почитания Великой богини Саки – женской ипостаси Скамандра. Конечно, у нас нет прямых данных, что скифы (скеи, саки) почитали богиню плодородию именно под таким именем, но есть и элементарная логика. Название языческого праздника часто соотносилось с именем поминаемого божества: день Ивана Купалы, колядки (Коляда), Масленица (Мать-Солнце), русалии. Праздник Сакеи, следуя этой логике, устраивался в честь богини Саки.

Скажете, не слишком убедительно. Но вот и конкретика. В городе Тувана, находившемся к западу от страны Митанни у подножия Тавра (на юге Малой Азии), супругу бога грозы называли Сахассара, то есть царицей Сакой. Приводя этот факт в книге «Хетты», ее автор О. Р. Гарни искренне удивляется, что какая-то неведомая Сахассара заменила здесь верховную богиню митаннийцев Хебат. Но все встает на место, если признать, что Сахассара – это богиня скифов Сака. Не менее интересно и то, что скифские курганы обнаружены на территории республики Тувы (сибирской Туваны), а древнее название Якутии – Саха – совпадает с именем скифской богини.

Среди священных предметов, упавших с неба к ногам сынов Таргитая, была золотая секира. Это ритуальное орудие Великой богини Саки (Сики). Как и лабиринт, его форма служит символическим изображением женского начала. Священная секира – атрибут правителя, обозначающий его верховную власть. Завладев ею, Колоксай приобретал титул верховного царя-жреца скифов и считался супругом Великой богини. Но, разумеется, царствовал он и не один-два дня, как ее избранник в матриархатные времена, и не понарошку.

В древневосточных летописях VII–VI вв. до н. э. применительно к скифам использовалось обобщающее название северных варваров – «умман манда». Тайну этого словосочетания открывает санскрит. Первое слово здесь слегка искаженное имя первочеловека в арийской традиции – Ману, а второе – арийское «круг», надеемся, понятно какой. «Умман манда» означает «люди Великой богини», этим выражением восточные авторы называли народ, поклоняющийся Великой богине Сике (Саке). Точно так же неясное для этимологов слово «казаки» мы читаем, как «великие саки». Подобно киммерийцам (великим мариям), их название было связано с именем богини, которой они поклонялись.

Имя скифской богини породило не только название секиры, но и слова «секрет», «сакральный», «сага». А то, что они пришли к нам из других языков, лишь доказывает огромную степень влияния скифов на другие народы.

Лингвисты затрудняются объяснить значение русского слова «сука». А ведь оно как раз происходит от наших ненормативных понятий. Более того, принимая во внимание смысл этого слова, приходишь к мысли, что богиня Сака почиталась нашими предками в образе собаки = се бахи (богини). В древнерусском пантеоне богов есть как раз персонаж, изображавшийся в виде крылатой собаки. Это бог Семаргл. Его считают богом огня. Согласно наиболее распространенному мнению, образ Семаргла является развитием образа иранского Сэнмурва – семиголового божественного пса.

Но, как уже не раз отмечалось в книге, влияние иранских традиций на наши культурные начала сильно преувеличено. В имени Семаргла как раз и заключена его тайна. Семаргл следует читать как «Се Маргало», это Глаз верховного бога, его божественное Око. Поэтому можно предположить, что исходным именем Се-маргла (Се ока) было Секо, почти совпадающее с Сикой. Если же принять, что в роли этого верховного бога выступало божество солнца (у русских это Ярило, Дажьбог или Хорс), то прекрасно объясняются функции бога огня, свойственные Семарглу.

Отдельного обсуждения заслуживает вопрос о поле Семаргла. Мы считаем, что изначально Семаргл представлялся собакой-сукой. Течная сука – идеальный образ женской богини плодородия. Впоследствии, в более «культурную» эпоху, роль богини-прародительницы могла отойти на второй план, и ее начали воспринимать в мужской ипостаси. Но академик Б. А. Рыбаков особо подчеркивал наличие у Семаргла функций покровителя семян (семени!) и растительности. Небезынтересно, что слово «сука» используется как ругательство применительно не только к женщинам, но и мужчинам.

Есть еще один серьезнейший аргумент в пользу нашей точки зрения. Египтянам была известна богиня Сехмет – богиня войны и палящего солнца, грозное око бога Солнца Ра, целительница, обладавшая магической силой напускать болезни и излечивать их, которая покровительствовала врачам, считавшимся ее жрецами. Она охраняла фараона, обладала характером, не поддающимся контролю, и была олицетворением солнечного зноя и разрушительной энергии Солнца (на голове ее изображался диск). Как богиня жара, Сехмет представлялась весьма суровой. В позднем мифе об истреблении богом Ра непокорного человечества Сехмет в качестве ока Ра наслаждалась избиением людей, и только пролитое на землю богами красное вино, на которое Сехмет набросилась, приняв за кровь, и от которого опьянела, заставило ее прекратить резню. В период Среднего царства (II тыс. до н. э.) фараоны в качестве защитников Египта от врагов часто сравнивались с Сехмет; поэтому богиня иногда изображалась с горящими стрелами. Некоторые версии мифа о сотворении человечества называют ее создательницей ливийцев и азиатов. Носила эпитет «могучая» или «могущественная». Носила имена «Великая» и «Владычица пустыни». Изображалась с головой льва. Была хранительницей мира и защитницей людей. К ней обращались в минуты опасности. Считалось, что ее гнев приносил мор и эпидемии и, когда в Египте разразилась эпидемия чумы, фараон Аменхотеп III приказал изготовить семьсот статуй богини, чтобы умилостивить разгневанных богов. Богине поклонялись в храме Гелиополиса, где жрецы держали священных львов.

Мы привели известные общие сведения о богине из мифологической энциклопедии. Но в них необходимо вдохнуть дух наших изысканий. Сехмет непосредственно связана с богом древних ариев – Яром (древнерусским Ярилой), которого египтяне величали богом Ра. Это означает, что культ Сехмет пришел в Египет с севера вместе, или по следам бога Яра еще в III тыс. до н. э. Сехмет – это «Сика-мать». Маршрут ее миграции с севера на юг был следующий: Русская равнина – Балканы – Малая Азия – Египет. Сехмет почиталась как прародительница народов, пришедших в Азию с севера – светловолосых и светлокожих ливийцев, а также малоазийских племен, проживавших в стране «реки Сеха» (к югу от Троады). Эти народы враждовали с египтянами, поэтому поначалу те восприняли Сехмет как богиню войны. Отсюда проистекают разнообразные сюжеты о враждебности Сехмет к людям (египтянам) и традиция изображать ее в виде львицы. Правда, они признавали высокий культурный и образовательный статус поклонявшихся ей северян, владевших искусством магии и умевших излечивать от губительных заболеваний.

В середине III тыс. до н. э. бог Ра становится главой египетского пантеона, и в это время, можно утверждать, арии начинают править Египтом. Упадок их могущества в стране фараонов приходится на XXII–XX вв. до н. э., когда власть переходит к местным династиям. Но ливийцы по-прежнему привлекались фараонами как для собственной охраны, так и для внешних боевых действий. Сопоставляя львицу Сехмет и суку Семаргл, нельзя не отметить общность свойственных им черт. Разве что следует признать, что собака более мирное животное, но ведь образ Семаргла развивался на родственной для богини Сики (Саки) территории. Но влияние на него азийско-египетской Сехмет исключать ни в коем случае нельзя. Итак, цепочку эволюции Сики в Семаргла можно представить следующим образом:

Сика (Сака) ? Скамандр, Сакея, Сехмет ? Семаргл (Се око).

Распространение культа Саки совпадает с передвижениями скифов по маршруту: Русская равнина – Малая Азия, Египет – Русская равнина.

Следы почитания открытой нами богини, согласимся, едва уловимы. Но они есть. Так, мордва поклонялась верховному богу Шкаю – мужской ипостаси скифской богини (мордовскому Скамандру), а правители азиатских государств не один век использовали титул шаха (верховного сака). Вот реальное доказательство скифского величия! Имя богини, наконец, живет в названии скифов.

В русском языке суффикс «ск» играет огромную словообразовательную роль. Достаточно сказать, что он присутствует в названиях неисчислимого множества русских и славянских улиц, поселений и городов – сравните: улица Тверская, село Павловское, города Минск, Гданьск, Днепропетровск, Хабаровск и т. д. Особый статус этого суффикса – наследие скифской эпохи нашей истории. Изучив политическую карту мира, мы нашли вне пределов Русской равнины только два города, в названии которых задействован суффикс «ск» – Дамаск и Богазгей (бывшая столица хеттов Хаттуса; изначальное название города – Бога-скей). Но Дамаск – это как раз та область, где формировалась скифская общность, а столицу хеттов как раз скифы после победной войны и переименовали.

Присутствие суффикса «ск» в конце названий придает содержательному значению корня уважительное добавление «светлый», «лучезарный», «солнечный». Вот и наше родовое имя «русский» имеет смысл «русые-светлые», «светлые-пресветлые». Из всех когда-либо живших народов на земле только у двух самоназвание имеет в точности такой же смысл – у пелазгов (беласков) и белорусов. Но первые являются предками русских, а вторые – их самыми преданными братьями.

Имена «скифы» и «русы» в своем изначальном значении тождественны, поэтому с какого-то момента, после падения Великой Скифии, потомки скифов стали величать себя русами. Корень *skai принадлежит общеиндроевропейскому словарю, он древнее, чем имя «рус», рожденное в недрах арийского мира. В русском народе арийская закваска оказалась погуще, чем общеиндоевропейская. О богине Саке мы, к примеру, уже не помним, а легенды про арийских богинь – русалок – рассказывались вовсю еще в XIX веке. Историю скифов, развернувшуюся на огромных пространствах Евразии, можно представить как процесс воссоединения части некогда разделившихся осколков единого индоевропейского сообщества. «Склеивающей» субстанцией в данном случае была арийская идеология: скифы выступили продолжателями той линии обустройства мира, которую принесли в мир арии. Поэтому общую схему древнерусской истории можно представить так:

АРИИ ? СКИФЫ ? РУССКИЕ

Разумеется, она нуждается в уточнениях и некоторых оговорках. В частности, относительно славян. Они появляются в центре Русской равнины лишь в середине I тыс. н. э. из Центральной Европы. Но с русскими у славян были общие предки – пелазги, этим объясняется наша языковая и культурная близость. Праславяне-пелазги мигрировали с Русской равнины на Балканы еще в IV тыс. до н. э., в последующем они были активными участниками Средиземноморской истории, но в конце концов часть их потомков возвратилась на свою прародину и влилась в русский этнос.

Имя «славяне», как считает подавляющее большинство специалистов, происходит от их греческого обозначения sklabos. Смысл и происхождение этого греческого слова филологам, однако, совершенно неясны. Произведение этнонима от славянских понятий «славы» и «слова» не выдерживает критики, поскольку нельзя объяснить, почему греки, как и латиняне, вставляли в него букву «к». Но мы можем прояснить тайну имени славян. Прежде всего заметим, что греческое «склавины» этимологически родственно самоназванию скифов – «сколоты» и арийскому слову «шуклат» – «светлый». Но все они произошли от общеиндоевропейского корня *skai.

В средневековой мусульманской литературе в течение нескольких столетий на огромной территории – от Португалии и Марокко на западе до Афганистана на востоке – для обозначения народов или отдельных групп людей широко использовалось название «сакалиба». Д. Е. Мишин в книге «Сакалиба (славяне) в исламском мире в раннее средневековье» подробнейшим образом описал и прокомментировал все известные случаи употребления этого термина и приписываемые ему различными исследователями значения. Если суммировать данные арабских источников, то этих назначений насчитывается три.

1. Сакалиба – это славяне.

2. Сакалиба – это светлокожие народы Восточной и Северо-Восточной Европы.

3. Сакалиба – рабы-чужеземцы, определенные в мусульманское войско или приставленные к различным службам во дворце халифа. При этом с IV по X в. слово «саклабы» стало общим понятием, обозначавшим евнуха или, по меньшей мере, считавшимся эквивалентом этого слова.

Арабское «сакалиба» и греческое «склавины», очевидно, имена-синонимы и обозначают они светлых людей севера. Что же до сопоставления их имени с евнухами, то следует вспомнить о культе богини Саки. Жрецами Великой богини в древнейших ритуалах выступали оскопленные мужчины. Не побоимся прочитать слово «сакалиба» по-русски – «Сако-любы», «возлюбленные богини Саки». Похоже, что изначальный смысл арабского слова был именно таким. Но тогда мы вправе заключить, что люди «сакалиба» – это потомки скифов, и славяне в том числе.

Итак, круг замкнулся. Славяне – значит «светлые». Тот же смысл имени, что у пелазгов, скифов и русов. Пелазги, наряду со скифами, входили в коалицию защитников Трои, а впоследствии участвовали в походах «народов моря». Так что связь скифов с праславянами имеет прочное обоснование. Что же касается этнических корней Рюрика, его дружины и вообще варягов, то это теперь дело вторичное. Самое главное, что они называли себя русами, принимая в качестве самоназвания этноним «светлые», как скифы и славяне, то есть причисляя себя к единой с ними исторической общности. И, кстати, будь эти варяги даже трижды кельты или шведы, но уж говорили-то они однозначно по-русски.

Наши отечественные историки, безусловно, признавая скифское влияние на азиатские народы, очень сдержанно и даже боязливо пишут о скифской экспансии в западноевропейском направлении. Евгений Александрович Молев, профессор Нижегородского государственного университета имени Н. И. Лобачевского – блестящий знаток античности и автор книги «Эллины и варвары» – на стр. 48 своего труда пишет: «Памятники археологии – скифские погребения, клады и отдельные вещи – встречаются на огромной территории – в Польше, Чехии, Словакии, Венгрии, Германии и даже в Центральной Франции. Разумеется, эти набеги скифов были эпизодическими и не повлияли на процесс формирования европейских народов. Но они внесли свой вклад в развитие некоторых элементов их культуры». Любого читателя, склонного к логическому анализу, этот фрагмент научного труда должен повергнуть в шок. С одной стороны – распространение следов материальной культуры на «огромной территории», а с другой – отрицание влияния «на процесс формирования европейских народов». С одной стороны – абсолютная (археологически выверенная) правда, а с другой – подобострастная ложь. В главе 13 мы проанализировали воздействие скифов на культуру народов Азии и Европы. Но в тысячу раз важнее было их влияние на политическую ситуацию в мире, в том числе в Европе. Если признать, что историческая наука – это своего рода война, то оговорки уважаемого профессора следует признать трусливой капитуляцией, сдачей в плен со всеми «потрохами». Но, может быть, это была минутная слабость, и ученый несколько «забылся».

Однако, перелистнув десять страниц, с удивлением читаем: «Отдельные отряды скифов совершали походы и на запад. В Центральной Европе осталось немало следов их пребывания. Скифские курганы и отдельные находки оружия, украшений, конской сбруи и кладов встречаются на территории Франции, Германии, Венгрии и Словакии. Однако походы в этом направлении были эпизодическими, хотя и продолжались и в IV веке до н. э. В целом они не повлияли на процесс развития европейских народов». Тут уже впору отбросить всякие сомнения: автор откровенно принижает достижения скифов, и это никакая не случайность, а вполне осознанная позиция. И она вызывает полнейшее недоумение! Вот, представим, на территории Венгрии найден скифский курган. Разве это не доказательство длительного проживания здесь скифов? А если это так, неужели они не повлиют на процесс развития местного народа? И разве могут быть походы из России в Западную Европу не эпизодическими? Тем более что они продолжались вплоть до IV в. до н. э., то есть 300 лет подряд! Вывод один: ученого страшит любой намек на выдающуюся роль скифов в мировой истории.

Вплоть до Франции встречаются скифские «находки оружия, украшений, конской сбруи и кладов», вся Европа усеяна свидетельствами их присутствия. И при этом уважаемый профессор заявляет во всеуслышание о ничтожной роли скифов в европейской истории. Как ни грустно признавать, но это пример откровенной скифофобии. Даже иностранным историкам такая позиция в диковинку. Тамара Т. Райс в книге «Скифы. Строители степных пирамид» пишет: «В России ученые используют термин «скиф» в самом узком смысле слова, применяя его в отношении сравнительно небольшого числа племен, обитавших по берегам Азовского и Черного морей, а также по берегам Кубани и Днепра. Но так как все конные кочевники скифской поры говорили на одном и том же иранском наречии независимо от того, прибыли ли они с берегов Днестра или с берегов Окса, похоже, есть причина полагать, что по крайней мере большинство из них были связаны между собой узами одной расы. На мысль об их определенном сходстве нас наводит характер их искусства, которое демонстрирует свои почти идентичные черты на территории этого достаточно обширного района. Присутствие «сибирских» элементов в западном искусстве (оба фрагмента выделены мной. – А. А.) оказывает поддержку точке зрения тех ученых, которые полагают, что скифы были родом из Западной Сибири, или <…> именно с Алтая». Родом скифы, как мы показали, из Малой Азии, на Алтай и в Сибирь они пришли в XI–X вв. до н. э., но показательно, что западные ученые признают активное скифское участие в европейских делах, а отечественные исследователи сознательно принижают их роль.

Самое интересное, что такая позиция Е. А. Молева не позволяет ему разобраться и в тех узкоспециальных вопросах, которые вроде как являются его «коньком». Профессору непонятно, как греки могли беспрепятственно колонизировать причерноморское побережье, когда там хозяйничали скифы. Этот вопрос он объявляет открытым и оставляет без решения. Но ведь в нем-то и вся «соль» происходивших в Причерноморье событий. И дружба переселенцев со скифами объясняется тем, что приплыли они из Малой Азии – места скифской прародины. Греческая «колонизация» черноморского побережья проходила при полной поддержке скифов. Только тогда все становится на свои места. В противном случае, скифы – хозяева Причерноморья, выглядят «петрушками», примерно так, как изображал их в комедиях «Лисистрата» и «Женщины на празднике Фесмофорий» Аристофан. В них скифы, выступая в роли полицейских, говорят на ломаном греческом языке, чем вызывают комический эффект. Ну, чем не русские «медведи»?

Западная культура формировалась как вариант отторжения традиций скифо-арийского мира. Она не впитывала варварские обычаи, а выстраивала свое культурное пространство на основе их отрицания. Наблюдая несхожесть двух этих миров, историки выдвинули тезис о незначительном влиянии скифов на формирование европейских народов. Но это не так. Европейцы искали свои собственные формы развития, отличные от варварских, а скифы выступали своего рода катализатором: поучаствовали в процессе и вышли из него, не оставив следов.

Многочисленные скифские предметы, найденные на территории Европы, свидетельствуют, что скифы «прорубили окно» в Европу. Дорога на запад была им хорошо знакома. Поэтому не исключено, что в эпоху вражеских нашествий отдельные группы скифов могли уйти на запад. Филологи признают родственность имен Щек и Чех, но почему бы не считать, что второе произошло от первого, а не наоборот. Почему бы не видеть в чехах потомков скифов? А саксы, объявившиеся в III–V вв. в Британии из неведомых краев?! На связь саксов с азиатскими саками указывали многие исследователи, в том числе еще в XIX в. Но мы подчеркнем один, крайне важный момент. В книге Александра Драгункина «5 сенсаций» (она выложена в Интернете) блестяще показано, что английский язык возник на основе русского. Но как же это произошло, кто принес русский лексикон на Туманный Альбион? Наш ответ – саксы-скифы. Одновременно мы выдвигаем совершенно естественное (и не сомневайтесь, правильное) утверждение, что скифский язык был не иранским, как считает Тамара Т. Райс, а вариантом древнерусского языка. Если бы это было не так, то в английском языке (через посредство саков-саксов) были бы сильны иранские влияния, а их нет. Есть сплошные русизмы. В античные времена скифы точно так же рассеялись по Европе, как позже русские в Средние века: подробно об этом в двухтомнике «Откуда есть пошла Русь?» (под редакцией Аполлона Кузьмина).

Скифы также схожи с современными русскими двумя уникальными качествами. Первое – отношение к выпивке, второе – любовь к парной бане. Враги скифов прекрасно знали, что после сражений те любили на славу попировать. Точно так же русские: до смерти работают, до полусмерти пьют. Эту особенность наших предков решил использовать персидский царь Кир, когда пошел войной на скифов (530 г. до н. э.). Для этого он собрал в своих войсках всех слабых и плохих воинов, которыми ему не жалко было пожертвовать, и двинул их вперед – в направлении скифов, причем приказал этому передовому отряду по приходе на ночлег приготовить множество всякой пищи и вина и так ожидать появления скифов. Это приказание Кира было в точности исполнено. Вскоре перед персидским передовым отрядом появились скифы под предводительством молодого сына царицы Томириссы. Они без труда разбили персов, а затем накинулись на приготовленную пищу и вино и предались необузданному разгулу и пьянству, без всяких мер предосторожности. Этим-то и воспользовался Кир. Он напал на беспечно бражничавших скифов, перебил громаднейшее их число и, кроме того, забрал великое их множество в плен, в том числе и молодого сына царицы. Всего при этом было пленено и убито около 150 тысяч скифов. Впоследствии царица Томирисса отомстила персам: армия Кира была полностью разгромлена, а сам он убит.

Подвиг скифов трудно переоценить – они победили сильнейшую на тот момент армию в мире. Но наряду с этим историки будут неизменно поминать и начальный акт военной кампании персов, добавляя при этом: «Ох уж эти русские!» Причем самым непонятным для «холодных» аналитиков явится то, что трагедия первого боя и триумф последнего неотделимы друг от друга. Геродот не случайно упомянул, что когда Кир разрешил снять оковы с молодого сына царицы, тот от стыда и горя наложил на себя в отчаянии руки. Но и персам потом воздалось сторицей. Переживая за позор своих товарищей, скифы стали драться с удесятеренной отвагой. Уж таков один из законов русского общежития: чтобы нам всем сплотиться, нужна большая беда.

Что же до нашей дружбы с «зеленым змием», то зародилась она в очень давние времена. Религиозные книги древних ариев рассказывают о необыкновенном напитке – соме, делавшем людей равными небожителям. Ученые спорят о том, как он приготовлялся, но это уже частности. Божественный сома – это хорошо известный россиянам самогон. В настоящее время известна масса способов его приготовления, уже Остап Бендер держал в голове более сотни рецептов. Думается, что и арии знали их в достаточном количестве, и работы для интересующихся этим вопросом хватит надолго. В названии же пьянящего нектара, которое никак не могут объяснить лингвисты, отражено его главное свойство – он сам «гонится» (приготовляется), отсюда и произошло слово «сома».

Нисколько не пропагандируя винопитие, все же следует подчеркнуть, что, являясь потомками первооткрывателей крепких напитков, русские, пусть зачастую в очень неудачной форме, выступают хранителями одной из древнейших традиций человечества, уже чуждой и оттого непонятной многим другим народам. Так, Яков Рейтенфельс, посол Рима в Москве с 1670 по 1673 г., в своих записках о Московии характеризовал русских так: «Они думают также, что невозможно оказать гостеприимство или заключить тесную дружбу, не наевшись и напившись предварительно за одним столом, и считают поэтому наполнение желудка пищею до тошноты и вином до опьянения делом обычным и делающим честь». Здесь посол, как обычно при характеристике русских иностранцами, хватанул через край, но в принципе понятия о гостеприимстве у нас именно такие – накорми и напои. Такой обычай у нас в крови, в наших домах он приобрел характер священного действия, что, к сожалению, не почувствовал римский посол. Н. И. Костомаров по этому поводу писал: «Отличительная черта русского пиршества была – чрезвычайное множество кушаний и обилие в напитках. Хозяин величался тем, что у него всего много на пиру – гостьба толсто-трапезна! Он старался напоить гостей, если возможно, до того, чтоб отвести их без памяти восвояси; а кто мало пил, тот огорчал хозяина. «Он не пьет, не ест, – говорили о таких, – он не хочет нас одолжать!» Пить следовало полным горлом, а не прихлебывать, как делают куры. Кто пил с охотою, тот показывал, что любит хозяина. Женщины, в то же время пировавшие с хозяйкой, также должны были уступать угощениям хозяйки до того, что их отвозили домой без сознания. На другой день хозяйка посылала узнать о здоровье гостьи. – «Благодарю за угощение, – отвечала в таком случае гостья, – мне вчера было так весело, что я не знаю, как домой добрела!» Но с другой стороны, считалось постыдным сделаться скоро пьяным. Пир был, в некотором роде, войной хозяина с гостями. Хозяин хотел во что бы то ни стало напоить гостя допьяна; гости не поддавались и только из вежливости должны были признать себя побежденными после упорной защиты. Некоторые, не желая пить, из угождения хозяину притворялись пьяными к концу обеда, чтобы их более не принуждали, дабы таким образом в самом деле не опьянеть». В общем, русскую культуру винопития опять-таки нельзя признать варварской!

Еще более роднит скифов с русскими пристрастие к бане. Правда, скифы бросали на раскаленные камни семена конопли, а не воду. Но это детали. Важно другое – не было в древности другого такого народа, который бы так боготворил парную баню! Уже одно это говорит о безусловном родстве русских со скифами. И тысячу раз прав был А. А. Блок, записав нас в скифы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Скифы как русские — Циклопедия

Скифы как русские — обозначение в средневековых источниках населения Руси как продолжения народов Великой Скифии и досредневековых скифов как предков народов Руси. Во многом это было следствием продолжения античных войн северян с южанами (уже византийцами) с раннего средневековья.[1][2][3][4][5][6]

Согласно сторонникам этой трактовки, в «Истории» Льва Диакона (10 век) русские названы скифами — 63 раза, росами — 24, тавроскифами — 21 и таврами — 9 раз.[7]

[править] Великая Скифь русских летописей

Великая Скифь — определение летописей по отношению к народам и княжениям Руси, заимствовано из греческой традиции. Скифы кои суть русские фигурируют в иноземных источниках с раннего средневековья. Повесть временных лет в недатированной части (до 852:842 г.) определяет Великую Скифь в таком контексте: «Поляне же, жившие сами по себе, как мы уже говорили, были из славянского рода и только после назвались полянами, и древляне произошли от тех же славян и также не сразу назвались древляне; радимичи же и вятичи — от рода ляхов. Были ведь два брата у ляхов — Радим, а другой — Вятко; и пришли и сели: Радим на Соже, и от него прозвались радимичи, а Вятко сел с родом своим по Оке, от него получили свое название вятичи. И жили между собою в мире поляне, древляне, северяне, радимичи, вятичи и хорваты. Дулебы же жили по Бугу, где ныне волыняне, а уличи и тиверцы сидели по Днестру и возле Дуная. Было их множество: сидели они по Днестру до самого моря, и сохранились города их и доныне; и греки называли их „Великая Скифь“. Все эти племена имели свои обычаи, и законы своих отцов, и предания, и каждые — свой нрав.(перевод Д. С. Лихачева[8]). Затем при определении участников похода на Царьград в 907 г. «В год 6415 (907). Пошел Олег на греков, оставив Игоря в Киеве; взял же с собою множество варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи: этих всех называли греки „Великая Скифь“. И с этими всеми пошел Олег на конях и в кораблях; и было кораблей числом 2000» (там же). Продолжение Русью традиций Скифии, а русскими — традиций тавроскифов и иных скифских народов отмечают многие византийские и иные источники. Процесс подробно отражен в фундаментальной монографии «Древняя Русь в свете зарубежных источников» (2003).[9][10][11]

[править] Скифы кои суть русские

Скифы кои суть русские — один из вариантов формулы «скифы как русы», обозначение в средневековых источниках участников похода на Константинополь в 626 г. Основные источники обобщены Я. Е. Боровским в статье «Византийские, старославянские и старогрузинские источники о походе русов в VII в. на Царьград».[12]

В первой четверти 7 века Персия и Авария (Аварский каганат) наметили совместный поход на столицу Византии, чтобы уменьшить геополитическое влияние империи и — при удачном исходе — сокрушить ее. Событиям той поры посвящены свидетельства очевидцев, отраженные Феодором Синкеллом и Пасхальной хроникой.

На Руси и в Московии сказание о походе известно только по рукописям XV—XVII вв. Греческий источник переведен в 1042 г. на старогрузинский язык Георгием Мтацминдели на Афоне . В названии грузинской рукописи («Осада Константинополя скифами, кои суть русские») и в самом тексте имеется указание на то, что «осаждавшие в 626 г. Константинополь скифы были русские, государь которых назывался хаканом».

Текстуальное сопоставление повести об осаде Константинополя в 626 г. по старославянскому и старогрузинскому переводам приводит специалистов к мысли, что они происходят именно от общего греческого источника, датированного ранее 1042 г. Этими источниками признаны свидетельства очевидца и современника событий. Целую поэму посвятил событию Георгий Писида, где подчеркнул многонациональный характер северных войск — славяне, гунны, булгары и все вместе «скифы», которых поддерживали «мидийцы» (персы):

«Полчища славян, смешанные с болгарами,
Варварский ум посадил на челны…»

Это знаменитые моноксилы, которые затем использовались в походах Руси на Византию 9—10 вв. Славяне-моряки использовали традиционные для Руси однодеревки-ладьи.

Аварский каганат привел 30 тыс. воинов к стенам Константинополя 29 июня 626 г. Но персы и авары ждали месяц подхода основных сил. И только когда 29 июля подошли славяне, штурм начался. Допускают, что это были не славяне Балканского полуострова или Подунавья, а славяне с крупных скифских рек, прибывшие на ладьях-однодеревках (моноксилах) вместе со своими семьями. Пешие воины были вооружены копьями и одеты в латы.

З августа флот славян попытался привезти на помощь персов, но на следующий день утром почти все суда были потоплены мощными судами византийцами. Оставшихся в живых моряков перебили и вырезали армяне и авары по приказанию кагана. Славяне, увидев гибель своего флота и жестокость союзников, «оставили лагерь, удалившись, и тем заставили проклятого кагана следовать за собою» . В переводных повестях есть сведения о погребальном обряде славян, участвовавших в осаде. После боя они сжигали убитых воинов-скифов и русов, что затем подробно описал в Х веке Лев Диакон.

Сведения о сожжении убитых скифов-русов подтверждает, что в осаде столицы Византии в 626 г. большую силу составляли славяне лесной полосы, у которых в VI—VII вв. господствовал обряд трупосожжения (у южных народов практиковался преимущественно обряд трупоположения).

События 626 г. привели к тому, что в 634 г. Великая Болгария Приазовья прекратила диктат Аварского каганата в Северном Причерноморье и в опоре на славян усилила давление на византийские рубежи у Дуная. Часть богатств властителей болгар Гостуна (Органа) и Кубрата отразил Перещепинский клад.

[править] Русы 7 века у Каспия

Активность «скифов кои суть русские» подтверждалась в первой половине 7 века и у Каспия. Арабский писатель Ат-Табари на основе более ранних источников писал о правителе Дербента Шахриаре, что тот в 644 году заявлял следующее: «Я нахожусь между двумя врагами: один — хазары, а другой — русы, которые суть враги целому миру, в особенности же арабам, а воевать с ними, кроме здешних людей, никто не умеет. Вместо того, чтобы мы платили дань, будем воевать с русами сами и собственным оружием. И будем удерживать их, чтобы они не вышли из своей страны».

Эти и другие свидетельства, подкрепляемые археологическими материалами, все убедительнее отвергают об изначальной связи руссов только с викингами (скандинавами). Первое историческое упоминание о нападении викингов на Англию относится к 787 году. Это дата их первого появления на страницах истории в роли грабителей чужих стран, в первую очередь — своих ближайших соседей. Свидетельство Шахриара относится к 644 году, то есть за 143 года до появления викингов в Европе. Шахриар призывал арабов вооружаться и не дать руссам выйти из их страны. Руссы (отчасти именьковской культуры Поволжья ?) были совсем недалеко от Дербента. Упоминание о дани, платящейся руссам, говорит о развитой у них государственности (отчасти продолжавшей политику скифских даней со времен Мадия).

Слова Табари даны в персидской редакции Бал’ами, относящейся ко 2-й половине Х века. В некоторых редакциях Табари естьт только упоминания, что Шахриар имел дело с упорным врагом и разными народами (например, аланами и турками). Ни упоминаемые народы тогда еще мореходами не были. Мореходами были только «скифы кои суть русские», веками контролировавшие побережья Черного и Каспийского морей, то есть в начале средневековья противостоявшие и арабскому натиску. Шахриар уже признавал верховенство арабов, а заключая с ними договор, убеждал, что вместо уплаты дани арабам он берет на себя защиту их от нападений руссов. Это было в самом начале исламского натиска на север. Версия указанных источников работает в пользу существования раннесредневекового Русского каганата.

  1. ↑ http://ariskpriest.narod.ru/paganisme/vs4.jpg карты
  2. ↑ Бибиков М. В. Византийский историк Иоанн Киннам о Руси и народах Восточной Европы Тексты, перевод, комментарий. Под ред. В. Т. Пашуто. М., 1977
  3. ↑ Бибиков М. В. Византийские источники по истории Руси, народов Северного Причерноморья и Северного Кавказа (XII—XIII вв.) // Древнейшие государства на территории СССР. 1980 год. — М., 1984.
  4. ↑ Степи европейской части СССР в скифо-сарматское время: Археология СССР. — М., 1989.Степи Евразии в эпоху средневековья: Археология СССР. — М., 1981.
  5. ↑ Агеева Р. А. Страны и народы: происхождение названий. М., 1990. Нации и этносы в современном мире. Словарь-справочник. СПб., 1999.
  6. ↑ Агеева Р. А.: Какого мы роду — племени? Народы России: имена и судьбы. Словарь-справочник. М.: Academia, 2000. 424 с.
  7. ↑ www.fictionbook.ru/author/lev_diakon/istoriya/lev_diakon_istoriya.html
  8. ↑ http://www.abc-people.com/typework/literature/rus/povest-txt.htm
  9. ↑ Вернадский Г. В. Древняя Русь. 1994 (и переиздания) http://www.kulichki.com/~gumilev/VGV/vgv1.htm
  10. ↑ Васильева Н. И. Краткая история Великой Скифии http://kladina.narod.ru/vasilyeva/chast1.htm
  11. ↑ Древняя Русь в свете зарубежных источников // Мельникова Е. А., Глазырина Г. В., Джаксон Т. Н., Бибиков М. В., ред. М.: Издательство: ЛОГОС ПРЕСС ИЗДАТЕЛЬСТВО, Логос, 2003 http://www.lants.tellur.ru:8100/history/DRSZI/
  12. ↑ Древности славян и Руси. М.: Наука, 1988, с.114-119 // http://www.russiancity.ru/fbooks/f2.htm; http://www.krotov.info/history/07/boro1988.html
  • Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. 1 (I—VI вв.). М., 1991; Т. 2. (VII—IX вв.). М., 1995.
  • Сказания о Царяграде по древним рукописям. СПб., 1868. С. 11-39;
  • Калайдович К., Строев И. Обстоятельное описание славяно-русских рукописей, хранящихся в Москве в библиотеке гр. Ф. А. Толстова. М., 1825. С. 124;
  • Описание церковнославянских рукописных сборников ими. публичной библиотеки / Сост. А. Ф. Бычков. СПб., 1882. Ч. 1. С. 73.
  • Осада Константинополя скифами, кои суть русские, и поход императора Ираклия в Персию // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1912. Вып. 27. С. 8-61.
  • Стриттер И. Известия византийских историков, объясняющих Российскую историю древних времен. СПб., 1870.
  • Русы 644 г. у Дербента // Энциклопедический фонд России // http://www.russika.ru/termin.asp?ter=3138

cyclowiki.org

Что русские переняли от скифов

«Да, скифы мы, да, азиаты мы, с раскосыми и жадными очами!» – воскликнул Блок и был неправ. Прежде всего, потому, что скифы совсем не монголоиды с «раскосыми очами» и не являются прямыми предками русского народа.

Как ни заманчиво выглядит теория родства и преемственности с могучими племенами, заселявшими в древности земли северного Причерноморья, современные исследования антропологов МГУ им. Ломоносова в области генетики ее не подтверждают.
Тем не менее предки славян и скифы какой-то период времени жили бок о бок и не могли не влиять друг на друга. Что же досталось нам в наследство от скифов? Оказывается, немало.

Территории

Прежде всего, это обширные земли, которые мы сейчас считаем своими. На древних картах все пространство от Причерноморья вплоть до Северного океана и между рекой Днепр и Уральскими горами, то есть фактически вся европейская территория России, назывались Великой Скифией.

Облик

На знаменитом золотом нагруднике-гривне из кургана Толстая Могила, на золотой посуде из кургана Куль-Оба запечатлены скифы, скачущие верхом, полирующие оружие, пирующие и даже оказывающие друг другу медицинскую помощь. Внешний вид скифов эти изображения передают очень точно: европеоидные лица, бороды и усы, волосы до плеч, иногда перехваченные ремешками на лбу. Выглядят эти скифы совершенно как русские. Внешнее сходство усугубляют штаны, рубахи и шапки-колпаки. Конечно, речь о том, что скифы и русские вопреки мнению антропологов представляют собой единый народ, не идет. Но об определенном родстве и взаимовлиянии говорить все же можно.
Еще Геродот делил скифов на «царских скифов» – кочевников и скотоводов – и «скифов-пахарей», которые занимались возделыванием земель по берегам Днепра и Дона. Скифы-пахари совсем не похожи на буйное кочевое племя. Они почитали плуг, упавший по преданию с небес, и выращивали столько хлеба, что успешно торговали зерном с греческими колониями на Черном море. По мнению академика Бориса Рыбакова, скифы-пахари вполне могли быть в числе народов, участвовавших в этногенезе восточных славян.

Названия рек

Греки считали скифов потомками Геракла и змееногой богини Ехидны. Этот миф, по мнению ученых, они переняли у самих скифов, отождествив скифского героя-прародителя с Гераклом. А как называли скифы свою праматерь? Изображение женщины или женской головы в обрамлении змей, расположенных вокруг нее, как лучи, часто встречаются среди скифских находок. Есть, например, довольно известный налобник из конской сбруи с таким мотивом. Греческие буквы, имеющиеся на таких изображениях, складываются в слово «Дна» (или «Дану»). Язык скифов имеет иранское происхождение, а в древнем иранском «дн» – это река. Вспомним названия наших рек: Дон, Днепр, Днестр. Похоже, они пришли к нам от скифов.
Обереги-змеевики были в моде и у русской знати до самого XVII столетия. С одной стороны помещали икону с ликом святого, а с другой – сильно стилизованное изображение змееногой богини Дану.

Мифология

Оставили скифы свой след и в славянской мифологии. Известно, что Владимир Святославич, прежде чем принять христианство, предпринял попытку создать единый пантеон языческих богов. Он поставил в Киеве кумиры Перуна, Хорса, Даждьбога, Стрибога, Симаргла и Мокош. К сожалению, языческие верования наших предков нам практически неизвестны, однако специалисты усматривают в пантеоне Владимира скифо-иранское влияние. По крайней мере, два божества из этого списка имеют иранское происхождение – Симаргл и Хорс. Оба они связаны с солнцем. А скифы согласно Геродоту называли себя «сколотами», то есть «детьми солнца», «идущими за солнцем».
Есть скифский отпечаток и в русских сказках и былинах. Прежде всего, это известный всем нам мотив о трех братьях, из которых самым умным, удачливым и храбрым оказывается младший. Геродот записал такую скифскую легенду. В незапамятные времена с неба упали золотой плуг, золотая чаша и золотая секира. Три сына царя Таргитая, которых звали Липоксай, Арпоксай и Колоксай, попытались взять эти предметы. Но двум старшим они не дались – запылали огнем. И только младший, Колоксай, бесстрашно протянул руки и взял их. Огонь сразу погас, а Колоксай стал первым царем скифов. Имя Колоксай означает «Царь-Солнце», а самоназвание «сколоты» – производное от «Колоксай».
И, наконец, известный персонаж русских былин – могучая дева-поляница, какая-нибудь Настасья Микулишна, с которой справится не каждый богатырь. Такие поляницы лихо ездят верхом, виртуозно владеют луком и мечом и вообще очень напоминают амазонок.
Миф об амазонках появился у греков под влиянием все тех же скифов. До замужества скифянки участвовали в военных походах наравне с мужчинами. Известны курганы, в которых скифские молодые женщины захоронены как воины – при полном доспехе и с оружием. И в русские былины могучие поляницы проникли все из тех же причерноморских скифских степей.

Детали одежды и украшений

Реконструированные одеяния знатных скифов из захоронений имеют явственное сходство с одеждой, которую носили наши предки. А женский головной убор удивительно напоминает тот, что укоренился у славян и получил название «кокошник».
Определенное сходство с более поздними славянскими образцами имеют гребни, браслеты, нагрудные гривны. На скифских гребнях часто встречается изображение двух животных (грифонов или пантер), стоящих друг против друга в угрожающих позах. Тот же мотив встречается позднее и на славянских гребнях. Скифские браслеты с двухуровневым орнаментом позднее повторились в находках, сделанных в Киеве, Чернигове. Как и скифские, они имеют не только функцию украшения, но и своеобразного металлического манжета – застегиваясь, они придерживали рукав.

Читайте также:

cyrillitsa.ru

Неожиданные предки русских. Мы – скифы с каганата

Русские – один из наиболее многочисленных народов, однако какой народ или народы являются его прародителями, ученые спорят до сих пор. Сейчас стало совершенно очевидно, что русские корни намного древнее, чем это предлагала официальная версия.

Скифы

Древнейшая широко известная, большая и могущественная народность скифов как-то совсем уж внезапно растворилась и исчезла из истории.

Уже в IV веке нашей эры ее не упоминают в летописях – исторических хрониках.

Однако раскопки археологов, проведенные в советское время на Дону и Кубани, Днепре, Днестре и Буге показали, что скифы никуда вовсе-то не исчезли, а просто стали вошли в другую эпоху под другим именем.

И имя это сразу же стало не менее широко известно – славяне. – Да, скифы мы, азиаты из степей всей Евразии огромной…

Еще Михаил Ломоносов указывал, что среди наших «древних родоначальников нынешнего российского народа скифы не последнюю часть составляют».

Ну явно же и очевидно, что если вдруг перестали говорить о скифах, но с этого же времени начали говорить о славянах, которые проживают там же и ничем от них не отличаются совершенно, конечно же – это те же скифы.

И совершенно не их и не наши проблемы, что нас в разное время по разному называл. И сами себя, как захотим, так звать и будем!

Точку зрения великого ученого разделяют многие современные историки.

Специалист в области исторической антропологии Валерий Алексеев отмечает, что физическим предшественником русского типа является именно скифо-сарматская ветвь.

Сходство русских, восточных славян и скифов можно увидеть на сохранившихся изображениях и в описаниях хронистов того времени.

Внешний вид скифов всегда характеризовался довольно высоким ростом, стройным и крепким телосложением, светлыми глазами и русыми волосами.

Археолог Павел Шульц четко дополняет картину скифской и русской идентичности: «в жилых помещениях скифской столицы Крыма – Неаполя – находили красивые пластинки из резной кости, которые живо напоминают по своему характеру русскую резьбу по дереву».

«Русский каганат»

Наши писатели и исследователи Сергей Бунтовский и Максим Калашников высказали тоже вполне здравую мысль, что одной из прародин – предшественниц – русского этноса мог быть так называемый «Русский каганат», в котором ассимилировались представители самых разных народов.

Археологические свидетельства, по их мнению, представляют цивилизацию этого древнего каганата, как смесь разных культур, в первую очередь славян, тюрков и аланов.

Благодаря преобладанию аланов с VI по VIII века, предполагают исследователи, в рамках «Русского каганата» произошло также слияние славянской и иранской крови.

Свой меньший след в русской родословной оставили и многие другие народности, входившие в состав каганата – булгары, ясы, скандинавы и другие.

Центром государства видит Елена Галкина а книге «Тайны Русского каганата» верховья рек Дон, Северский Донец и Оскол.

Она отождествляет это образование с салтовско-маяцкой археологической культурой.

Историк и публицист Алексей Иванов из донецка определяет границы каганата нынешним Донбассом и востоком Украины.

Подтверждение о существовании «Русского каганата» Елена Галкина видит в ряде европейских, византийских и мусульманских источниках IX века.

Что ж – чего только не было в нашей истории даже на нашей памяти. А уж в древности глубокой – вполне могли быть каганаты и ханства, орды и империи…

hystory.mediasole.ru

Скифы это предки русских?Что вы знаете о них?Интересненько…

Леди Гы-Га

Ученик

(201),
закрыт

9 лет назад

Вот как описывал их нравы Геродот
«Когда скиф убивает первого врага, он пьет его кровь. Головы всех убитых им в бою скифский воин приносит царю. Ведь только принесший голову врага получает свою долю добычи, а иначе – нет. Кожу с головы сдирают следующим образом: на голове делают кругом надрез около ушей, затем хватают за волосы и вытряхивают голову из кожи. Потом кожу очищают от мяса бычьим ребром и мнут ее руками. Выделанной кожей скифский воин пользуется, как полотенцем для рук, привязывает к уздечке своего коня и гордо щеголяет ею. У кого больше всего таких кожаных полотенец, тот считается самым доблестным мужем. Иные даже делают из содранной кожи плащи, сшивая их, как козьи шкуры. Другие из содранной вместе с ногтями с правой руки вражеских трупов кожи изготовляют чехлы для своих колчанов. Человеческая кожа, действительно, толста и блестяща и блестит ярче почти всякой иной. Многие скифы, наконец, сдирают всю кожу с вражеского трупа, натягивают ее на доски и затем возят ее с собой на конях»
«С головами же врагов (но не всех, а только самых лютых) они поступают так. Сначала отпиливают черепа до бровей и вычищают. Бедняк обтягивает череп только снаружи сыромятной воловьей кожей и в таком виде пользуется им. Богатые же люди сперва обтягивают череп снаружи сыромятной кожей, а затем еще покрывают внутри позолотой и употребляют вместо чаши. Так скифы поступают даже с черепами своих родственников (если поссорятся с ними и когда перед судом царя один одержит верх над другим). При посещении уважаемых гостей хозяин выставляет такие черепа и напоминает гостям, что эти родственники были его врагами и что он их одолел. Такой поступок у скифов считается доблестным деянием».
(Геродот История IV, 65)
«Всех своих рабов скифы ослепляют. [Поступают они так] из-за молока кобылиц, которое они пьют. Добывают же молоко скифы так: берут костяные трубки вроде свирелей и вставляют их во влагалища кобылиц, а затем вдувают ртом туда воздух. При этом один дует, а другой выдаивает кобылиц. Скифы поступают так, по их словам, вот почему: при наполнении жил воздухом вымя у кобылиц опускается. После доения молоко выливают в полые деревянные чаны. Затем, расставив вокруг чанов слепых рабов, скифы велят им взбалтывать молоко. Верхний слой отстоявшегося молока, который они снимают, ценится более высоко, а снятым молоком они менее дорожат. Вот почему ослепляют всех захваченных ими пленников. Скифы ведь не землепашцы, а кочевники».
«Взяв это конопляное семя, скифы подлезают под войлочную юрту и затем бросают его на раскаленные камни. От этого поднимается такой сильный дым и пар, что никакая эллинская паровая баня не сравнится с такой баней. Наслаждаясь ею, скифы громко вопят от удовольствия. Это парение служит им вместо бани, так как водой они вовсе не моются».
(Геродот История IV, 75)

otvet.mail.ru

1.4. Скифы и русские. Русы Великой Скифии

1.4. Скифы и русские

Да, скифы мы…

Александр Блок

Аланы-сарматы, прямые потомки скифов, «заселяли бескрайние пустоши Великой Скифии» в IV в. н. э., сохраняя по-прежнему политическую независимость; в источниках они упоминаются еще в V–VII столетиях. Материальная культура южнорусских степей I тысячелетия н. э. также обнаруживает преемственность по отношению к предшествующей эпохе. Те же курганы, те же клады… последний из которых, Перещепинский, датируется концом VII в. н. э. В этом же столетии на территории Восточно-Европейской равнины, на огромном пространстве появляются культуры, которые археологи приписывают восточным славянам — русским; начиная с этого времени имя Русь в современных источниках встречается постоянно.

Казалось бы, самых простых соображений достаточно, чтобы понять: аланы-сарматы и в раннем Средневековье населяли тот же регион, что и прежде, но… до недавних пор считалось, что в это самое время они «исчезли в неизвестном направлении». Все дело в том, что это была «эпоха великого переселения народов»; вот аланы куда-то и «переселились» — так уверяли нас.

Куда же на самом деле «девались» скифы=сарматы=аланы, многочисленный народ, который еще в IV–V вв. (свидетельство Аммиана Марцеллина) населял огромные просторы Великой Скифии от Дуная до берегов Ганга? Разумеется, они никуда не исчезли. Антропологические исследования показали, что в формировании современного русского типа главное значение имела именно степная, скифская-сарматская компонента. Как утверждает академик В. П. Алексеев, «НЕСОМНЕННО, ЧТО БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ НАСЕЛЕНИЯ, ПРОЖИВАВШАЯ В ЮЖНОРУССКИХ СТЕПЯХ В СЕРЕДИНЕ I ТЫС. ДО Н.Э., ЯВЛЯЕТСЯ ФИЗИЧЕСКИМИ ПРЕДКАМИ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ ПЛЕМЕН ЭПОХИ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ». А «скифский антропологический тип, в свою очередь, обнаруживает преемственность со времен бронзового века (III–II тыс. до н. э.)47.

Подчеркнем, что этот вывод получен на основе современных научных методик, позволяющих различить антропологический тип не только двух разных народов, но и разных племенных групп внутри одного народа. И все данные говорят об одном: современные русские — прямые потомки раннесредневековых аланов, «античных» сарматов, скифов железного века, киммерийцев эпохи поздней бронзы и ариев древнеямной культуры.

Ничего поразительно нового в этом нет. Сходство древних скифов и современных русских бросается в глаза как на сохранившихся изображениях, так и в описаниях современников. Все эти описания говорят об одном: довольно высокий рост, стройное и крепкое сложение, светлые глаза и волосы — русого оттенка, то есть типичные черты нордической белой расы.

Клавдий Гален (II в. до н. э.) писал о германцах, савроматах и «всем скифском племени», что у них волосы умеренно растущие, тонкие, прямые и русые, кожа мягкая, белая и лишенная волос. Аммиан Марцеллин об аланах, IV в. н. э.: «Почти все аланы высоки ростом и красивы, с умеренно-белокурыми волосами»… Прокопий Кесарийский о славянах, VI в.: «все они рослы и сильны, цвет лица имеют не совсем белый, волоса ни русые, ни вполне черные, но рыжеватые»… Ибн-Фадлан о русских, X в.: «И не видел я людей с более совершенными телами, чем они. Они подобны пальмам, румяны, красны»48.

Изображения скифов, дошедшие до нас, еще более красноречивы. Митридат Первый, основатель могущества Парфянской империи, в 141 г. до н. э. признанный царем Вавилонии, если судить по его изображению на монетах, имел русские черты лица49. Мало того: он еще носил хорошо знакомую прическу «под горшок» с узкой лентой-повязкой и бороду (в таком виде обычно изображают русских мужиков). Кем же был этот Митридат, «человек необыкновенной доблести» (как писал о нем Помпей Трог), и почему в России до сих пор так любят имя Дмитрий?

Во время раскопок дворца в Нисе — древней столице Парфянского царства (Туркмения) была найдена «голова воина в шлеме», представлявшая собой часть несохранившейся статуи50. У него лицо русского богатыря из сказки — таким обычно рисуют Добрыню Никитича… На рельефном портрете скифского царя Скилура и его сына, найденном на развалинах Неаполя в Крыму еще в 1827 г. (затем таинственно пропавшем и сохранившемся только в копии) можно увидеть то же самое: русские лица!

В Нисе был обнаружен выдающийся по художественным достоинствам женский скульптурный портрет, предположительно изображавший «амазонку» Родогунду, парфянскую принцессу, ставшую женой одного из селевкидских царевичей51. По свидетельству Полнена, в тот момент, когда Родогунда мыла волосы, к ней пришел вестник, сообщивший о восстании одного из подвластных народов. Не домыв волосы, Родогунда села на коня и повела в бой войско, поклявшись заняться прической только после победы, что и выполнила. С тех пор на печати парфянских царей чеканили ее изображение с распущенными волосами, с которым обнаруживает сходство и скульптурный портрет из Нисы.

Греческий автор Филострат писал о Родогунде: «Она приносит жертву богам и благодарность… она молится, чтобы боги и впредь дали ей побеждать врагов, как она победила их теперь… Глаза у нее, меняя свой цвет, от голубых переходят в темно-синие, получая свою веселость от данного настроения, свою красоту от природы, повелительный взгляд — от сознания власти»52.

Именно таков образ женщины на портрете из Нисы: реалистическая манера исполнения, утонченная красота и… чисто русские, притом великорусские, черты лица. А вот портрет круглолицей Динамии, царицы Боспорского царства (Крым-Тамань) на рубеже нашей эры, представляет несколько другой тип, скорее близкий современному украинскому, но тоже славянский…

В одном из курганов Южной Сибири (в кенотафе, не содержащем тела умершего, вероятно, «пропавшего без вести» на поле битвы) был обнаружен медальон с портретом покойного, у которого был европеоидный овал лица и выдающийся нос, но при этом некоторая «скуластость» и «косина» в глазах. Эти черты характерны для коренных русских жителей Сибири и по сей день…

Дошедшие до нас портреты скифской эпохи передают не просто русский антропологический тип, но и его характерные местные подтипы, существующие и поныне. И одежда скифов не слишком сильно отличалась от той, которую носили русские чуть ли не до XX века. Мужской костюм, если судить по сохранившимся настенным фрескам, изображениям на золотых украшениях, вазах, состоял из длинной рубахи, кафтана с поясом и часто длинными откидными рукавами, плаща-накидки с застежкой на груди или одном плече, широких шаровар или узких штанов, заправлявшихся в мягкие кожаные сапоги. Мужская прическа: обязательная борода, довольно длинные волосы у причерноморских скифов, но короткая стрижка у сарматов и стрижка «под горшок» у среднеазиатских саков и парфян. Казалось бы, простой костюм, встречающийся у многих народов; но на самом деле в древности мало кто носил такой привычный теперь предмет мужского туалета, как «штаны обыкновенные». Достаточно вспомнить «цивилизованных» римлян и греков, разгуливающих в коротких туниках-распашонках (а ведь зимой и в Италии не жарко), чтобы понять, почему ни греческая, ни римская армии не смогли прорваться в русские степи… Для сравнения, стоит напомнить, что «штаны длинные, обыкновенные» в Западной Европе носят лишь последние два столетия (в Средние века предпочитали чулки, а с XVI в. чулки с короткими шортиками).

Как следует при скифском образе жизни и как свидетельствуют источники, женщины часто носили такой же «брючный костюм», как и мужчины (так изображали амазонок на греческих вазах). Но для красоты скифские и сарматские женщины одевались все же в длинные платья. Платья эти украшались вышивками, бисерными обшивками на груди, рукавах и подоле, бусами, пуговицами; шились из доморощенной шерсти и из импортной парчи53.


Лица скифов. Прорисовки с золотых предметов Г. Томма. За тысячелетия антропологический тип бореалов Северного Причерноморья, русов-индоевропейцев, киммерийцев, скифов, савроматов, сарматов и русских практически не изменился. Сейчас, обладая всей суммой информации, мы с уверенностью можем говорить, что имеем дело с одним этносом (этнологически точнее называть его суперэтносом), который историки «вписывают в анналы» под разными именами. Даже на нашей памяти мы, русские, уже побывали и великороссами, и советскими, и россиянами… А в Европе нас вплоть до XIX века звали то скифами, то «татарами», то гуннами…

Обыкновенное платье: что в нем удивительного?.. Но опять-таки следует напомнить, что в южных странах древности носили не кроеные платья, а драпировки из цельного куска ткани — одежду типа индийского сари или греческого хитона. На востоке Азии издавна одевались в халаты. Северная и Западная Европа питала пристрастие к рубашкам с юбками и одежде типа сарафана. Выходит, никто, кроме сарматских женщин, настоящих платьев не носил… вплоть до Средних веков.

Но традиционный русский женский костюм связан ли с сарматским платьем? На севере и западе — нет, там прижились сарафан и юбка. А вот на юге, в казачьих регионах… Хорошо известно, что южнорусский (казачий) женский костюм представляет собой именно платье, украшенное вышивками, бисером, тесьмой и т. д. Самое обыкновенное платье, покрой которого возник намного раньше, чем «западная» мода на этот вид одежды докатилась до Москвы (XVIII в.). Надо полагать, ЮЖНОРУССКИЙ ТИП ЖЕНСКОГО ПЛАТЬЯ восходит ЕЩЕ К САРМАТСКОЙ ЭПОХЕ…

Древние скифы и сарматы не только выглядели, как русские — они так же причесывались и одевались, причем сарматский тип одежды лучше сохранился в южнорусских, степных областях.

Точно так же преемственность обнаруживают и другие бытовые предметы и произведения прикладного искусства. Совпадает то, чего нельзя подделать, чего нельзя заимствовать: не столько техника, сколько неповторимый стиль, узоры. «В жилых помещениях [скифской столицы Крыма — Неаполя] находили красивые пластинки из резной кости, которыми украшались скифские ларцы. УЗОРЫ, С ЛЮБОВЬЮ ВЫПОЛНЕННЫЕ СКИФСКИМИ НАРОДНЫМИ РЕЗЧИКАМИ, ЖИВО НАПОМИНАЮТ ПО СВОЕМУ ХАРАКТЕРУ РУССКУЮ РЕЗЬБУ ПО ДЕРЕВУ»54.

Особенно четко связь с сарматской эпохой прослеживается в материальной культуре населения средневекового Черниговско-Северского княжества. Здесь древние традиции сохранялись в неприкосновенности. Так, женские украшения — височные кольца — в северском княжестве, в отличие от других регионов Киевской Руси, выполнялись в форме спирали. Известно, что спиралевидные украшения, кольца, браслеты широко использовались сарматскими «амазонками». Височные кольца (служившие для поддержки прически в виде длинных кос, уложенных вокруг головы, и головного убора) считаются характерными, типично славянскими вещами раннего Средневековья. Но не стоит забывать, что такие же кольца обнаружены среди вещей сарматских кладов античной эпохи55. Древнейшие височные кольца в Южной России датируются еще бронзовым веком — началом II тыс. до н. э.

Скифское изобразительное искусство оказало самое существенное влияние на культуру средневековой Руси в целом — не только ее южной части. Это влияние сказалось не столько на технике, сколько на глубоко оригинальном стиле, который повторить, находясь вне традиции, практически невозможно. Так, портретные рельефы, найденные на городище (Неаполя), в особенности изображение юного Палака (сына царя Скилура) на коне, отличаются самобытным характером. Они чем-то напоминают ПОЗДНЕЙШИЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА В ДРЕВНЕРУССКОМ ИСКУССТВЕ… У одного из военачальников (погребенного в мавзолее Неаполя) найден резной камень из темно-красного сердолика в форме скарабея… На оборотной его стороне искусно вырезана портретная голова бородатого скифа в высокой шапке. ЕГО ОБЛИК БЛИЗОК К ОБРАЗАМ ДРЕВНЕРУССКИХ КНЯЗЕЙ»56.

Важнейший этнографический критерий — это жилище. Его тип народы способны сохранять постоянным, даже переселившись в совершенно иные природные условия. Судя по раскопкам, в городах типа Неаполя — столицы крымского царства — скифы жили в добротных каменных домах с черепичной крышей; изображения их сохранились на росписях. Скифский дом — «жилище с двускатной крышей, навесы которой защищают стены от стока воды. На коньке крыши вертикально поставлена стрела, по сторонам ее вырезанные из дерева головы двух коней, обращенные мордами в разные стороны. Все это живо напоминает нам РУССКУЮ ИЗБУ С ТАКИМИ ЖЕ РЕЗНЫМИ КОНЬКАМИ НА ТАКОЙ ЖЕ КРЫШЕ»57.

Далеко от солнечного Крыма, на другом конце Великой Скифии — на Алтае — строили дома того же типа, только не из камня, а из дерева. Классическая рубленая изба была основным жилищем древних сибиряков. Уже один тип жилища предполагает оседлость и полностью исключает непрерывное кочевание. А как же знаменитая степная юрта? Оказывается, и она была изобретена скифами, но применялась только во время летнего сезона, в качестве своего рода походной палатки*.

* Эти детали подмечены очень точно. Скифы не были кочевниками. Они вели «казачий» образ жизни: были земледельцами и скотоводами, при угрозе собирали войско, садились на коней, брали оружие. Молодежь постоянно была в дозоре и на заставах. При истощении земель скифы снимались с них и перебирались на новые угодья и пастбища. Огромные повозки везли волы, ночевали в возах и в палатках-«юртах». Отряды вооруженных всадников охраняли род. Иногда кочевье было очень долгим. Именно таким и был реальный арийский, индоевропейский образ жизни — не «белокурые бестии» из псевдогерманских поэм, сочиненных в XIX в., а великие труженики-созидатели, хлеборобы и скотоводы, бесстрашные воины. Перемещаясь из Северного Причерноморья в поисках пахотных земель и пастбищ, русы-арии и заселили Европу, Сибирь и Азию, вплоть до долин Инда и Ганга, Алтая, Саян, Внутренней Монголии. Строгое соблюдение традиций и кастовость позволяли им сохранять себя как русов-европеоидов очень долго, тысячелетиями. И все же ассимиляция в среде автохтонов сделала свое дело — и потому мы не всегда можем сразу узнать своих предков среди народов и народностей Евразии. — Примеч. Ю. Д. Петухова.

Одним из самых надежных критериев принадлежности той или иной археологической культуры какому-либо этносу является керамический. Проще говоря, форма обыкновенной бытовой глиняной посуды остается неизменной, если народ вообще сохраняет свою культурную традицию. Без труда можно убедиться, что лепная керамика сарматской эпохи обнаруживает поразительное сходство с русской средневековой. Впрочем, что средневековой — даже сейчас еще можно встретить ее наиболее распространенные типы: кувшин обыкновенный (с выпуклыми боками и горлом, расширяющимся кверху, так называемый глечик), горшок обыкновенный (полусферический, яйцеобразный), миска обыкновенная. Традиции сарматской керамики уходят в глубь тысячелетий. В сущности, основной тип ее, яйцеобразный горшок, оставался почти неизменным со времен Днепро-Донецкой культуры V тыс. до н. э.

С одной стороны, постоянство антропологического типа населения степей Южной России, с другой — такая же стойкая преемственность материальной культуры. И все это хорошо прослеживается, начиная от раннего Средневековья до эпохи бронзы и неолита (IV–V тыс. до н. э.). Никаких разрывов! Может ли быть, что южнорусские степи все это время заселяли разные народы?

Конечно, нет. Есть надежные доказательства, что жители южнорусских степей помнили родство, поддерживая связь со своими предками. Хорошо известно, что, начиная примерно с 3000 г. до н. э., в России был принят обряд погребения под курганами. Несмотря на перемену деталей, этот обряд сохранялся до раннего Средневековья (когда был известен у «исторических» славян), и исчез только с принятием христианства.

Но главное не в этом. Курганные могильники разных эпох возводились, как правило, в одних и тех же местах, один подле другого; так возникали целые «города» мертвых, поражающие своей древностью и преемственностью более, чем египетские пирамиды. Или же в одном и том же кургане делались «впускные» погребения — и это продолжалось на протяжении тысячелетий! Так, в группе курганов на реке Понуре (Калининский район Краснодарского края) представлены погребения от ранней бронзы (Ямная культура III тыс. до н. э.) до половцев включительно, причем в кургане Малаи 1 имеются последовательные погребения ранней и поздней бронзы, а в кургане Греки 1 — от раннего железа и сарматских катакомб до половцев. В «Царском кургане у хутора Лебеди (того же района), возведенного еще в эпоху Ямной культуры, произведены впускные погребения железного века и Средневековья.

В группе курганов у села Грушевского (Ставропольский край) представлена эпоха бронзы (начиная с Ямной культуры), скифы, сарматы, половцы. В курганах на реке Быстрой (междуречье Дона и Северского Донца), возведенных в эпоху средней бронзы (катакомбная культура), произведены впускные захоронения сарматов. Среди курганов у хутора Красноармейского (Ростовская область) древнейшие ямные (ранняя бронза), затем — катакомбные, сарматские, печенежские. В одном кургане у Черкасской стоянки (Павловский район Воронежской области) обнаружены три погребения ямной, семь катакомбной и четыре срубной культур; могильник непрерывно функционировал почти две тысячи лет. В Курской области найдены группы курганов, в которых представлены последовательные захоронения от эпохи бронзы до средневековых славянских58.

Постоянство и преемственность погребального обряда на протяжении тысячелетий подтверждают, что жители южнорусских степей рассматривали своих предшественников как непосредственных предков. При смене этнического состава населения или даже просто при сильном культурном «разрыве» (принятие христианства) такое постоянство было бы невозможно. Одни и те же религиозные убеждения и традиции поддерживались в России по крайней мере на протяжении четырех тысяч лет, включая «историческую» славянскую эпоху раннего Средневековья.

Скифы на сосуде из кургана Куль-Оба. Здесь мы видим две разные прорисовки с одного оригинала. Художники часто с целью создания более «колоритных образов» огрубляют черты исходных типажей, делают их более «восточными». Для того чтобы убедиться в полном сходстве скифов с русами лучше смотреть на оригиналы — они широко представлены не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в городах Северного Причерноморья. Когда археологи XIX в. впервые увидели «скифское золото», они были просто поражены — «местные русские мужики», по их словам, были «вылитыми копиями скифов»

На протяжении тысячелетий поддерживались не только города мертвых, но и города живых. Так, многослойные селища в долине Оскола обнаруживают слои, начиная с эпохи бронзы до Средневековья и даже… XVII–XVIII вв. Воргольское городище (Елецкий район Липецкой области) представляет материалы эпохи бронзы, раннего железа, славяно-русского времени, городища в бассейне Сейма (Курская область) — от раннего железа до славянской Роменской культуры59. И так далее, и так далее…

Все классические археологические критерии указывают на преемственность культуры населения средневековой Руси (по крайней мере ее южных областей) по отношению к степной культуре эпохи бронзы и железного века.

Не приходится удивляться поэтому, что нравы и обычаи скифов, известные из современных источников, удивительно напоминают славянские. Судя по описаниям Геродота (История, 4, 62–74), скифы любили попариться в банях, поклонялись мечу как символу бога войны, возводили курганы над могилами умерших вождей; скрепляя договор, пили вино с кровью; предсказывая будущее, гадали на ивовых прутьях и липовом мочале. Все эти обряды известны и у средневековых славян. Правда, скифский обычай снимать скальп с поверженного врага и отделывать его череп в форме чаши* в позднейшие времена «вышел из моды», но это можно приписать воздействию христианства (точно так же, как и прекращение курганных захоронений).

* Обработка черепов, «культ мертвой головы» — древнейшая традиция русов-индоевропейцев со времен Натуфа и Иерихона (Ярихо). Из культа «мертвой головы» родился культ «доброго предка» — «домового». Обработка черепа врага и изготовление культовых чаш говорили об уважении к этому врагу. У скифов данный культ получил меньшее развитие, чем, скажем, у кельтов сыновнего народа, вычленившегося из суперэтноса русов-индоевропейцев. Поздние «скифы» — печенеги и половцы, вопреки сложившемуся мнению, не были тюрками. Они были потомками скифов-язычников и потому продолжали традиции предков. Мы помним, что князь («хан») Куря сделал из черепа Святослава чашу, это была дань уважения к великому полководцу. — Примеч. Ю. Д. Петухова.

Социальное устройство и особенности нравов скифов практически неотличимы от славянских (известных по источникам раннего Средневековья). Та же территориальная община, состоящая из лично свободных полноправных людей, то же отвращение к рабству. Равенство прав мужчин и женщин, вплоть до несения последними военной службы (еще в VII веке Константинополь штурмовали «славинки», еще в X веке в войске Святослава были женщины). Правда, в Средние века славянским женщинам, как некогда сарматкам, не приходилось убивать врага, чтобы получить право выйти замуж; и тут, вероятно, сказалось смягчающее влияние христианства.

Большое сходство, наконец, имеет скифский и средневековый славянский тип экономики. Как показывают археологические исследования и как свидетельствуют беспристрастные источники, скифы были отнюдь не варварами-кочевниками, но оседлыми (хотя и подвижными) скотоводами и земледельцами, искусными металлургами, строителями городов, мало отличаясь в способе ведения хозяйства от своих потомков — славян.

Какой из всего этого следует вывод?

Предоставим сделать его П. Н. Шульцу, руководителю Тавро-скифской археологической экспедиции Института истории материальной культуры АН СССР, ведшей с 1945 г. раскопки Неаполя Скифского: «.. Скифы представлялись многим дикими кочевниками, не знавшими городов и городской культуры, не имевшими своего государства. Некоторые дореволюционные и зарубежные ученые считали, что скифы — это кочевые орды не то монгольского, не то иранского происхождения. Считали, что скифы существовали на протяжении пяти-шести веков, а после войн с Диофантом, полководцем царя Митридата Понтийского, они якобы пропали неизвестно куда и как. Разве могла внезапно исчезнуть такая большая и могущественная народность, о многочисленности, смелости и непобедимости которой много и единодушно писали древние авторы? Раскопки советских археологов на Днепре, Буге, Днестре, на Дону, Кубани и в особенности раскопки Неаполя Скифского полностью опровергают эти неправильные, лженаучные представления о скифских племенах. Скифы никуда не исчезали и не пропадали… Скифы создали не только свое государство, но и свою городскую культуру. Мы знакомимся в Неаполе с памятниками скифской архитектуры, с его мощными оборонительными стенами и башнями, с исключительно интересным мавзолеем, парадными сооружениями, украшавшимися скульптурами, с его жилыми оштукатуренными домами, крытыми черепицей… Но особенно важно то, что В ХАРАКТЕРЕ СКИФСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ И ЖИЛИЩ, В ПОГРЕБАЛЬНОМ ОБРЯДЕ (ОБЫЧАЙ ХОРОНИТЬ В КРУГАНАХ И ЗАКАЛЫВАТЬ БОЕВОГО КОНЯ), В СКИФСКИХ РОСПИСЯХ, В ПРЕДМЕТАХ РЕМЕСЛА, В ЧАСТНОСТИ В ПОСУДЕ, ДЕРЕВЯННОЙ РЕЗЬБЕ, ОРНАМЕНТЕ, В ОДЕЖДЕ МЫ НАХОДИМ ВСЕ БОЛЬШЕ И БОЛЬШЕ ОБЩИХ ЧЕРТ С КУЛЬТУРОЙ И БЫТОМ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. Становится все яснее, что скифские земледельческие племена наряду с другими народностями и племенами Восточной Европы сыграли свою роль в процессах формирования восточного славянства, и что древнерусская культура вовсе не создана варягами или пришельцами из Византии, как об этом твердили заграничные псевдоученые.

РУССКАЯ НАРОДНОСТЬ И КУЛЬТУРА ИМЕЮТ ГЛУБОКИЕ МЕСТНЫЕ КОРНИ, УХОДЯЩИЕ В ГЛУБЬ ВЕКОВ, и тут уместно вспомнить слова М. В. Ломоносова о том, что среди «ДРЕВНИХ РОДОНАЧАЛЬНИКОВ НЫНЕШНЕГО РОССИЙСКОГО НАРОДА… СКИФЫ НЕ ПОСЛЕДНЮЮ ЧАСТЬ СОСТАВЛЯЮТ»60.

Скифы и сарматы были прямыми, физическими предками русских, и неудивительно, что потомки носили ту же одежду, строили такие же дома и лепили такие же горшки, как и их предки.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о