Скифы культура: Глава 8. КУЛЬТУРА СКИФОВ | Румянцевский музей

Содержание

Глава 8. КУЛЬТУРА СКИФОВ | Румянцевский музей

Глава 8. КУЛЬТУРА СКИФОВ

 

Древняя культура степных кочевников. Материальная и духовная культура скифов.

 

Скифы и близкие им народы, обитавшие в первом тысячелетии до нашей эры в степях Евразии, не знали городских поселений. Поэтому их культуру воссоздают преимущественно на основе кратких сведений из источников других цивилизаций, а также по сравнительно небогатым находкам археологов в сохранившихся захоронениях. Есть основание полагать, что скифы – самоназвание одного из племён, положивших начало раннегосударственным образованиям кочевников степной Евразии.

Современные исследования мира скифов возводят к Новому времени, когда стали систематизировать сведения о них на основании греко-римской традиции. Греки впервые встретились с этим народом на северном побережье Чёрного моря. Согласно рассказам Геродота и сообщению Диодора Сицилийского скифы пришли в Причерноморье из Азии и вытеснили киммерийцев.

Прародина скифов, названная у Диодора долиной у реки Аракс, относится современными историками к территории от Центральной Азии до реки Дон. Скорее всего, появление скифов в Причерноморье было не единовременным, а сравнительно длительным процессом противоречивого взаимодействия нескольких близких групп племён. На протяжении седьмого века до нашей эры скифские и киммерийские воины активно участвовали в конфликтах между государствами Передней Азии. Древневосточная цивилизация оставила прочный след в культуре скифов. Потерпев поражение, скифы переместились в Причерноморье и господствовали здесь приблизительно четыреста лет. Имеющиеся скудные данные позволяют учёным утверждать, что скифский язык принадлежит к иранской группе индоевропейской семьи языков. Полагают, что язык савроматов по сути диалект скифского.

Наиболее популярными у скифов были изображения животных: копытных, хищников из семейства кошачьих и птиц. Так называемый звериный стиль считается ведущим элементом скифской культуры.

Строго определёнными образами животных украшались предметы воинского снаряжения, ритуальных сосудов. Смысл звериного стиля остаётся предметом дискуссий. Одни полагают, что в его основе магические представления, другие связывают с мифологией, третьи видят в нём знаковую систему, передающую представления скифов о мире.

Исследователи полагают, что в рассказах античных авторов о военном противостоянии скифов персидской армии Дария содержатся сведения из скифского фольклора. В навязанной персам классической тактике ускользания кочевников от столкновения с мощной армией противника, включающей мелкие удары, постоянно тревожащие врага, а также тактику «выжженной земли» на пути его следования, скифы оказались неуязвимыми. После ухода персов из Причерноморья наступает почти двухсотлетний период расцвета Скифии.

Абсолютное большинство скифских памятников этого периода – погребальные курганы. Невысокие погребения простых воинов сложно увидеть в современной степи, зато гигантские земляные холмы (около и свыше 20 метров в высоту), сооружаемые над могилами вождей или царей, видны издалека. Могила, располагающаяся под насыпью, является пещерой-камерой, вырытой под боковой стенкой глубокого входного колодца. Камер может быть несколько. В камере размещали основной инвентарь, сопровождавший усопшего. В погребениях знатного скифа укладывали тела прислуги и верховых коней. Подданные усопшего воздвигали курган и участвовали в тризне – грандиозном поминальном ритуале. По количеству обнаруженных археологами при раскопках одного из курганов костей животных, съеденных в ходе тризны, учёные предположили, что число участников поминального ритуала приближалось к трём тысячам человек. Набор предметов в скифских могилах традиционен независимо от места умершего в социальной структуре общества; в могилах простых воинов инвентарь тот же, но проще по материалу. В мужских погребениях находятся предметы оружия. Распространённым оружием у скифов были мощные луки с бронзовыми наконечниками стрел, копья. Мечи-акинаки чаще встречаются в богатых захоронениях. Для женских могил типичны личные украшения – браслеты, перстни, серьги, — а также зеркала.

В погребениях знати предметы часто украшены золотыми пластинами с изображениями. Золотыми накладками украшались женский головной убор, одежда усопших и покрывала, которыми завешивали стенки погребальной камеры. Ритуальные сосуды разной формы выполнены из драгоценного металла или из дерева с металлическими накладками.

По форме и перечню предметов исследователи сделали вывод, что между скифами и греками существовали культурные связи. Многие изделия, в том числе с классическими скифскими изображениями, выполнены греческими мастерами.

Космологические представления скифов, полагают исследователи, выполнены на сохранившейся пекторали (нашейное украшение, охватывающее грудь и плечи). Композиция состоит из трёх ярусов: нижний символизирует потусторонний мир хаоса и смерти, верхний – противостоящий хаосу мир людей, средний соединяет нижний и верхний миры. На серебряной вазе из погребального кургана исследователи обнаружили сцену жертвоприношения коня в полном соответствии с описанием ритуала у Геродота. На предметах из курганов встречаются сюжеты греческих мифов.

По Геродоту, скифы выделяли семь богов. Первая по значимости Табити – богиня огня, стихии, почитаемая древними индоиранскими народами. Почитали богов-супругов неба и земли Папая и Апи, считавшимися прародителями человечества и земного мира. Последующие четыре бога, видимо, были связаны с земным миром. Один из них воплощался в древнем железном мече-акинаке, ему приносили в жертву домашних животных и одного из ста пленников. Полагают, что святыней для скифов был большой котёл из бронзы, символизирующий единство и многочисленность скифов.

Скифы делились на три сословия: воинов, жрецов и общинников. Каждое сословие считало своим прародителем одного из сыновей легендарного предка. Священный атрибут: воинов – боевой топор, жрецов – чаша, общинников – плуг с ярмом. По мифу скифов, эти предметы из золота упали с неба в самом начале мира. Первоначально, свидетельствуют мифы, во главе скифов стояли три царя, затем один Атей. Легендарный Атей погиб в трагическом для скифов сражении с македонским войском, возглавляемом царём Филиппом. Окончательное крушение Скифии произошло в результате нашествия сарматов. По описанию Диодора, сарматы преследовали и уничтожали скифов поголовно, так что большая часть страны превратилась в пустыню.

Культура скифов сохранилась в нартском эпосе – достоянии многих народов Кавказа. Среди преемников скифских племён исследователи, прежде всего, называют осетин, ираноязычный народ Кавказа.

Ученые из России раскрыли одну из загадок скифского мира

https://ria.ru/20211129/arkheologiya-1760773699.html

Ученые из России раскрыли одну из загадок скифского мира

Ученые из России раскрыли одну из загадок скифского мира — РИА Новости, 29.11.2021

Ученые из России раскрыли одну из загадок скифского мира

Передвинуть границы влияния «Великой Скифии» на несколько сот километров к северу позволяют новые уникальные находки, сделанные в этом году российскими. .. РИА Новости, 29.11.2021

2021-11-29T09:00

2021-11-29T09:00

2021-11-29T09:00

наука

куликово поле (заповедник)

что не найдешь в учебнике

археология

тула

россия

социальный навигатор

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/0b/19/1760777343_0:421:2853:2026_1920x0_80_0_0_87d0d5502fd1718d9e7225ff6b7a72de.jpg

МОСКВА, 29 ноя – РИА Новости. Передвинуть границы влияния «Великой Скифии» на несколько сот километров к северу позволяют новые уникальные находки, сделанные в этом году российскими археологами. О судьбе легендарной скифской цивилизации и ее соседей, а также о быте и экономике в эпоху раннего железного века РИА Новости рассказали авторы открытия, специалисты музея-заповедника «Куликово поле».Северные металлургиНаходки, меняющие представления о границах влияния скифской культуры середины первого тысячелетия до нашей эры, обнаружили специалисты музея-заповедника «Куликово поле». Новые артефакты были обнаружены весной-летом 2021 года при раскопках городища Гора Услань в 20 километрах к югу от Тулы.Главным открытием стали следы развитой металлургии цветных металлов – литейные формы и отходы производства. Подобные однозначные указания на наличие литейного ремесла в этот период ранее не были известны для столь северных территорий, объяснили ученые.Строителями городища были, как полагают ученые, представители одной из так называемых скифоидных культур. К этим племенам относят несколько групп оседлого населения лесостепной зоны, которые в силу культурных и экономических связей прочно входили в структуру скифского мира.Городище, по словам археологов, было укреплено двойной стеной, а склон холма, на котором располагалось поселение, был искусственно подрезан для придания дополнительной крутизны. На территории памятника археологи обнаружили бронзовое зеркало, украшения, наконечники стрел, рукояти кинжалов и ряд других предметов, датируемых VII-V веками до нашей эры.»Новые находки позволяют расширить северную границу культурного влияния скифов минимум на 300 километров. Заимствования жителей Горы Услань в материальной культе скифов можно проследить по орнаментам и форме керамики, по способу строительства жилищ и по набору вещей ежедневного обихода», – рассказал руководитель отдела археологических исследований музея-заповедника «Куликово поле» Евгений Столяров.Местные племена, по словам ученых, уступали более южным скифским ремесленникам, но ориентировались именно на них при создании своего стиля. Об этом свидетельствует, например, уникальная роговая рукоять кинжала, найденная при раскопках, – она в точности повторяет редкий тип биметаллических скифских кинжалов, изготовить которые из металла местные мастера, видимо, были не в силах.Откуда пришли и кем стали скифы?Скифы в тот период, по словам ученых, – наиболее яркая культура северного Причерноморья, которая имела огромное влияние на всех своих соседей. Скифский мир простирался от устья Дуная на западе до Синьцзяна на востоке, однако вопрос о северных границах его культурного влияния, по большому счету, оставался для ученых загадкой. «Лесные и лесостепные территории, граничащие со скифскими степями, многие столетия в той или иной степени были прикрыты «вуалью культурных традиций номадов». Зачастую скифы, видимо, выступали проводниками культурных и технологических новаций, а их военное дело стало источником вдохновения для многих более молодых народов», – отметил Евгений Столяров.Ядро скифской культуры, по мнению ученых, сложилось с участием центральноазиатского, переднеазиатского и греческого элементов в Причерноморско-каспийских степях и в Центральной Азии в VIII–VII вв. до нашей эры. В период V-III вв. скифы уже полностью освоили степь и лесостепь на всей территории центральной Евразии.Цивилизация скифов имела прочные экономические и культурные связи с греческими колониями, что отразилось на их мировоззрении и художественных вкусах. Знаменитое «золото скифов» – украшения, обнаруженные в погребальных курганах в Крыму, – изготавливалось в основном греческими мастерами по заказу скифской знати.Новая культура на картеОкско-Донской водораздел, на территории которого жили строители Горы Услань, на протяжении нескольких тысячелетий играл роль коридора, по которому из причерноморских степей в лесную зону проникали торговцы и переселенцы. «Обитатели региона в раннем железном веке строили хорошо укрепленные городища и дома столбовой конструкции, которую обмазывали глиной по степной традиции. Основными их занятиями были, вероятно, скотоводство и различные промыслы. Письменных свидетельств об этом населении у нас, к сожалению, нет, как и данных об этнической принадлежности», – рассказал Евгений Столяров.До недавних пор считалось, что коренным населением здесь в середине первого тысячелетия до нашей эры были восточные балты – далекие предки современных прибалтийских народов. По словам ученых, аргументом в пользу этого было большое число древних названий рек и озер, имеющих балтское происхождение.Однако, исследования последних лет показали, что эта территория в раннем железном веке отличалась большим культурным разнообразием, а находки на Горе Услань подтвердили роль скифов как своего рода регионального «культурного гегемона».»Обозначение лесных племен между Днепром и Сеймом как «балтов» становится все более условным. Характеристики материальной культуры, изученные при раскопках последних лет, не характерны для «древних балтов». Однако, находки скифского типа пока носят единичный характер. Вероятно, наиболее корректно называть этот регион «миром лесных культур», который был включен в орбиту культурного влияния «Великой Скифии»», – объяснил Евгений Столяров.В дальнейшем ученые рассчитывают расширить исследования лесостепных скифоидных культур, чтобы с полным правом нанести на историческую карту, вероятно, самую северную из них – Окско-Сейминскую.

https://ria.ru/20211122/klad-1759804555.html

https://ria.ru/20211115/arkheologicheskie_nakhodki-1758558251.html

тула

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/0b/19/1760777343_309:408:2441:2007_1920x0_80_0_0_d2086f222835494f24d2b61366817e74.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

куликово поле (заповедник), что не найдешь в учебнике, археология, тула, россия, социальный навигатор

МОСКВА, 29 ноя – РИА Новости. Передвинуть границы влияния «Великой Скифии» на несколько сот километров к северу позволяют новые уникальные находки, сделанные в этом году российскими археологами. О судьбе легендарной скифской цивилизации и ее соседей, а также о быте и экономике в эпоху раннего железного века РИА Новости рассказали авторы открытия, специалисты музея-заповедника «Куликово поле».

Северные металлурги

Находки, меняющие представления о границах влияния скифской культуры середины первого тысячелетия до нашей эры, обнаружили специалисты музея-заповедника «Куликово поле». Новые артефакты были обнаружены весной-летом 2021 года при раскопках городища Гора Услань в 20 километрах к югу от Тулы.

Главным открытием стали следы развитой металлургии цветных металлов – литейные формы и отходы производства. Подобные однозначные указания на наличие литейного ремесла в этот период ранее не были известны для столь северных территорий, объяснили ученые.

Строителями городища были, как полагают ученые, представители одной из так называемых скифоидных культур. К этим племенам относят несколько групп оседлого населения лесостепной зоны, которые в силу культурных и экономических связей прочно входили в структуру скифского мира.

Городище, по словам археологов, было укреплено двойной стеной, а склон холма, на котором располагалось поселение, был искусственно подрезан для придания дополнительной крутизны. На территории памятника археологи обнаружили бронзовое зеркало, украшения, наконечники стрел, рукояти кинжалов и ряд других предметов, датируемых VII-V веками до нашей эры.

© Фото : Музей-заповедник «Куликово поле»Скифское зеркало первой половины VI в. до н.э.

1 из 3

Скифское зеркало первой половины VI в. до н.э.

© Фото : Музей-заповедник «Куликово поле»Скифский наконечник стрелы (амулет), VI – V вв. до н.э.

2 из 3

Скифский наконечник стрелы (амулет), VI – V вв. до н.э.

© Фото : Музей-заповедник «Куликово поле» Скифский наконечник стрелы, VI – V вв. до н.э.

3 из 3

Скифский наконечник стрелы, VI – V вв. до н.э.

1 из 3

Скифское зеркало первой половины VI в. до н.э.

2 из 3

Скифский наконечник стрелы (амулет), VI – V вв. до н.э.

3 из 3

Скифский наконечник стрелы, VI – V вв. до н.э.

«Новые находки позволяют расширить северную границу культурного влияния скифов минимум на 300 километров. Заимствования жителей Горы Услань в материальной культе скифов можно проследить по орнаментам и форме керамики, по способу строительства жилищ и по набору вещей ежедневного обихода», – рассказал руководитель отдела археологических исследований музея-заповедника «Куликово поле» Евгений Столяров.

Местные племена, по словам ученых, уступали более южным скифским ремесленникам, но ориентировались именно на них при создании своего стиля. Об этом свидетельствует, например, уникальная роговая рукоять кинжала, найденная при раскопках, – она в точности повторяет редкий тип биметаллических скифских кинжалов, изготовить которые из металла местные мастера, видимо, были не в силах.

Откуда пришли и кем стали скифы?

Скифы в тот период, по словам ученых, – наиболее яркая культура северного Причерноморья, которая имела огромное влияние на всех своих соседей. Скифский мир простирался от устья Дуная на западе до Синьцзяна на востоке, однако вопрос о северных границах его культурного влияния, по большому счету, оставался для ученых загадкой.

«Лесные и лесостепные территории, граничащие со скифскими степями, многие столетия в той или иной степени были прикрыты «вуалью культурных традиций номадов». Зачастую скифы, видимо, выступали проводниками культурных и технологических новаций, а их военное дело стало источником вдохновения для многих более молодых народов», – отметил Евгений Столяров.

22 ноября 2021, 09:00НаукаВ верховьях Оки нашли клад времен заката Римской империи

Ядро скифской культуры, по мнению ученых, сложилось с участием центральноазиатского, переднеазиатского и греческого элементов в Причерноморско-каспийских степях и в Центральной Азии в VIII–VII вв. до нашей эры. В период V-III вв. скифы уже полностью освоили степь и лесостепь на всей территории центральной Евразии.

Цивилизация скифов имела прочные экономические и культурные связи с греческими колониями, что отразилось на их мировоззрении и художественных вкусах. Знаменитое «золото скифов» – украшения, обнаруженные в погребальных курганах в Крыму, – изготавливалось в основном греческими мастерами по заказу скифской знати.

«Скифо-сибирский мир был одним из важнейших культурных явлений раннего железного века, наряду с греками, римлянами, кельтами. После падения крымского позднескифского царства в III веке нашей эры остатки их племен смешались с разными группами эпохи Великого переселения народов, по всей видимости, оказав некоторое влияние на этногенез народов Кавказа, тюрок и, вероятно, некоторых славянских племен», – сообщил Евгений Столяров.

Новая культура на карте

Окско-Донской водораздел, на территории которого жили строители Горы Услань, на протяжении нескольких тысячелетий играл роль коридора, по которому из причерноморских степей в лесную зону проникали торговцы и переселенцы.

«Обитатели региона в раннем железном веке строили хорошо укрепленные городища и дома столбовой конструкции, которую обмазывали глиной по степной традиции. Основными их занятиями были, вероятно, скотоводство и различные промыслы. Письменных свидетельств об этом населении у нас, к сожалению, нет, как и данных об этнической принадлежности», – рассказал Евгений Столяров.

До недавних пор считалось, что коренным населением здесь в середине первого тысячелетия до нашей эры были восточные балты – далекие предки современных прибалтийских народов. По словам ученых, аргументом в пользу этого было большое число древних названий рек и озер, имеющих балтское происхождение.

15 ноября 2021, 09:00НаукаПоля славы и скорби. Как и зачем археологи ищут места древних сражений?

Однако, исследования последних лет показали, что эта территория в раннем железном веке отличалась большим культурным разнообразием, а находки на Горе Услань подтвердили роль скифов как своего рода регионального «культурного гегемона».

«Обозначение лесных племен между Днепром и Сеймом как «балтов» становится все более условным. Характеристики материальной культуры, изученные при раскопках последних лет, не характерны для «древних балтов». Однако, находки скифского типа пока носят единичный характер. Вероятно, наиболее корректно называть этот регион «миром лесных культур», который был включен в орбиту культурного влияния «Великой Скифии»», – объяснил Евгений Столяров.

В дальнейшем ученые рассчитывают расширить исследования лесостепных скифоидных культур, чтобы с полным правом нанести на историческую карту, вероятно, самую северную из них – Окско-Сейминскую.

Религия и культура скифов. Скифы: исчезнувшие владыки степей

Религия и культура скифов

В своём описании Скифии Геродот наибольшее внимание уделяет диковинным и жутковатым на взгляд эллина обычаям — дав нам бесценный дополнительный материал о духовной жизни кочевников. В том числе грек перечисляет восемь богов, которые, по его словам, только и составляют круг почитаемых скифами.

На первое место Геродот ставит богиню Табити, которую отождествляет с греческой Гестией, богиней домашнего очага. Скифские цари признавали её «царицей» над собой и над своим народом. Табити, таким образом, воплощала важнейшую для арийской культуры идею священного огня как посредника между земным и небесным. Имя её толкуется как «Пламенная». Табити — источник всякой власти. На золотых бляшках из кургана Чертомлык Табити изображается как водительница в иной мир, приобщающая божественному. Богиня с зеркалом в руках восседает рядом с горящим священным огнём, а перед ней или рядом стоит скиф, испивающий до дна поднесённый ему ритон. Табити была высшей богиней скифов, матерью богов и праматерью людей. В честь Табити приносилась величайшая для скифов клятва — «царскими очагами».

На втором месте в пантеоне стоят божественные супруги Папай и Апи, Небо-Отец и Земля-Мать. Имя Папая легко толкуется как «Отец». «Апи» же, как уже говорилось, означает скорее «Водная» — ибо воплощала все силы дольнего мира. Если Папая все античные писатели отождествляли с Зевсом, то в Апи видели и богиню земли Гею, и демоническую змееногую Ехидну, и нимфу Гору, воплощавшую смену времён года. Изображения Папая — бородатого старца, простирающего руки в благословляющем или направляющем жесте, — находят на ритуальных бронзовых навершиях. Гораздо чаще изображали на разных памятниках скифского искусства богиню Апи — со змеями вместо ног, либо «прорастающей» из бурной растительности.

Навершие с изображением Папая

Младших богов скифского пантеона Геродот называет четверых. Во-первых, это Ойтосир. Имя его неясно современной науке. Но поскольку Геродот отождествляет Ойтосира с греческим Аполлоном, то в нём видят бога солнца. Солнце скифы явно почитали как одно из высших начал, дарителя жизни и удачи. Ойтосира отождествляют с божественным стрелком-охотником, который изображен на золотой пластине из одного скифского кургана.

Богиню Аргимпасу греки и сами скифы отождествляли с Афродитой Уранией («Небесной») и ближневосточной Астартой.

Именно она, по преданию, прокляла женоподобием энареев — но и одарила их даром прорицания. Аргимпаса была богиней плодородия и владычицей дикой природы. Изображали её крылатой, в окружении диких животных. Имя её восходит к древнеиранской богине удачи и изобилия Арти, Аши.

Следующим Геродот называет «Геракла» — то есть Таргитая, почитавшегося как первопредок скифов (и вообще подлинных людей) и неоднократно изображавшегося на памятниках скифского искусства. Это бог-воин, победитель чудовищ, предок и покровитель земных царей. Таргитай первым из скифских богов, ещё в VII в. до н. э., был отождествлён с греческим — Гераклом. Благодаря этому греческий герой оказался популярен в среде кочевой знати, не сомневавшейся уже в тождестве его своему родоначальнику. Эллинские изображения головы Геракла на дорогих бляхах — не редкость в скифских курганах. Геродот упоминает священное место, связанное с именем Геракла-Таргитая — след его «ноги» у Тираса (Днестра). След был впечатан в скалу и действительно походил, если верить греку, на человеческий — не считая того, что достигал почти метра в длину.

Неизвестно подлинное имя скифского «Ареса» — бога войны, зримым воплощением которого считался скифский меч-акинак. Обычно полагают, что бог этот напоминал Веретрагну у осёдлых иранцев — покровителя воинов, божество разрушительных небесных стихий.

Наконец, в качестве восьмого бога скифов Геродот особо, отдельно от прочих, называет Тагимасада, которого отождествил с греческим Посейдоном. Ему, как отметил эллинский историк, поклонялись только царские скифы. Имя этого бога не поддается толкованию. Полагают, что он воплощал поящую стада водную стихию и покровительствовал коневодству. Не исключено, что имя «Тагимасад» использовалось царскими скифами как замена имени первопредка Дану-Аракса, отца Апи. Для других скифов это было всего лишь чудовище, воплощавшее силы первозданного хаоса и побеждённое героем Таргитаев. Но какая-то часть туранцев ещё в авестийские времена чтила Дану как своего предка, а в первые века нашей эры в честь «Танаиса» в Скифии справляли некие «мистерии». Таким же тайным, запретным для других каст, был и отправлявшийся в Геродотово время паралатами культ водного бога Тагимасада.

Основным обрядом в честь богов, как и у других народов, было у скифов жертвоприношение. В жертву чаще всего приносили лошадей. Специальных алтарей или святилищ в честь большинства богов скифы не сооружали, как не делали для поклонения и скульптурных изображений. По описанию Геродота, жертвоприношения высшим богам пантеона, а также Ойтосиру, Аргимпасе, Тагимасаду и Таргитаю совершались следующим образом. Жертвенному животному — лошади, быку или иному — связывали передние ноги. Жертвователь сзади дёргал за верёвку и сваливал жертву. Когда животное падало, жертвователь призывал бога или богиню и удушал жертву приготовленной петлёй с палкой. С удушенного животного обдирали шкуру, очищали кости и бросали мясо в большой котёл, либо, если котла не было, в бурдюк из желудка, залив водой. В них мясо варили, используя кости как топливо для костра. После готовки жертвователь приступал к мясу, но «начатки мяса и внутренностей» бросал перед собой на землю для богов.

Особым был лишь ритуал поклонения богу войны. Прежде всего, ему устраивали постоянные святилища, по «округам» каждой из трёх скифских «областей». Ежегодно на священном месте наваливали сто пятьдесят повозок хвороста, получая квадратное сооружение со сторонами примерно по 530 м. В высоту оно немного оседало из-за снега и дождей. «Постройку» венчала четырёхугольная деревянная площадка, к которой устанавливали «доступ» только с одной из сторон. Посреди же неё вбивали «древний железный акинак» — как раз и служивший изображением и воплощением божества. Ежегодно в обязательном порядке ему приносили в жертву лошадей, коз, овец — но не быков. С другой стороны, скифскому «Аресу» приносились в жертву, в отличие от прочих богов, и люди. Одного из сотни пленников, независимо от их численности, скифы приводили в капище бога войны. Полив голову жертвы вином, скифы закалывали приносимого в дар богу пленника над сосудом, чтобы кровь стекла в него. Кровь из сосуда собственно и являлась главной жертвой — её выливали на площадке перед мечом. Правую руку жертвы с плечом отрубали и подбрасывали в воздух. Тело и руку оставляли лежать там, где они упали, навечно. Уже после людей богу войны приносили остальные жертвы.

Простейшие святилища в честь Ареса, известные Геродоту, вопреки ему не были единственными у скифов. На Северном Кавказе, в Ставрополье и Прикубанье, обнаружены их гораздо более величественные прообразы, составлявшие единые комплексы с древнейшими «царскими курганами». Речь о них пойдёт далее, когда мы перейдём к описанию курганов Скифии.

Бляха в виде оленя, найденная в станице Костромской

С поклонением высшим богам и Таргитаю были связаны многие другие скифские ритуалы. Среди них — и обычай «священного брака» с Богиней-Матерью. Первоначально у разных народов первобытный «царь», вступая в брак с Землёй, становился залогом плодородия почв, — и приносился в жертву за урожай по истечении года. Но скифское общество уже достаточно далеко ушло в своём развитии для сохранения этого обычая в первоначальной форме. Потому царя заменяло другое лицо. Геродот описывает эту ситуацию так.

Каждый год происходил у скифов праздник в честь священного золота, на котором лично цари приносили посланным с неба золотым реликвиям Колаксая «большие жертвоприношения». Эти величайшие святыни скифов, дары Папая, сами почитались как живые боги и являлись залогом грядущего благополучия. К золоту на празднике приставлялся охранник, который должен был охранять его и ночью, под открытым небом. Если он уснёт, то, «как считается у скифов, не проживёт и года. Поэтому ему дают столько земли, сколько он сможет объехать на коне за один день». Очевидно, что Геродот не вполне понял сущность скифского обычая. Охранник, заночевавший на лоне Земли рядом с дарами её божественного супруга, как бы совершал «священный брак», заменяя в этом качестве царя. Он и становился символическим царём на год — получая даже некоторые «владения». Однако к следующему празднику земная жизнь его завершалась — надо думать, вовсе не естественным путём, — становясь законной жертвой Земле и Небу за благо скифов.

Что касается лично царя, то он выступал теперь как супруг Табити, «царицы скифов». Именно ритуал приобщения этому высшему браку, как полагают, изображён на бляшках из Чертомлыка. Табити выступала как хранительница защищённого огнём священного золота, а само оно — как её частичное воплощение. Совершая подношения золоту и испивая в честь богини ритуальный рог, царь скреплял свой союз с вечной царицей всего своего племени.

Бляшка, изображающая битву греков со скифами. Курган Чертомлык

Другим пережитком «священного брака» был совершавшийся какое-то время в знатной скифской среде брак кровнородственный — когда цари и воины символически или действительно вступали в первый брак с матерями. Этим они подражали первопредку Таргитаю. Память об этом в античном мире дожила до рубежа нашей эры, когда скифов ещё упрекали в подобном противном естеству обычае. Однако на практике он тогда уже отмер. Возможно, в притчевой форме об отмене кровосмешения рассказывает передаваемая Аристотелем скифская легенда. Будто бы скифский царь, имея в своём табуне редкостную кобылу, решил свести её с лучшим из рождённых ей жеребцов. Однако жеребец упорно сопротивлялся, и только когда кобыле накрыли голову, покорился заводчикам. Но когда кобылу после случки открыли и он увидел её, то вырвался из рук людей, безумно понёсся и бросился с обрыва.

Как бы то ни было, ко временам Геродота обычая кровосмешения не существовало уже и в царском роду. Правда, скифские цари брали в жёны старших супруг своих отцов — не являвшихся их матерями. Не исключено, что с этим связано появление и наследования власти младшим сыном, существование коего у скифов предполагают многие учёные.

Кое-что можно сказать о том, как в скифских мифах представала картина мира. Скифы представляли свою страну (а изначально, вероятно, и всю землю) в виде идеального равностороннего квадрата. Ограничивали ведомую им землю с юга море, а с севера — горы, достигающие небес. Путь к ним закрыт заснеженной пустыней, — в которой, как думали скифы, ни один человек жить не может из-за постоянных снегопадов. Белые перья, — как образно говорили скифы, — там «наполняют воздух и из-за них невозможно ни видеть, ни пройти вглубь страны». С северных нагорий стекают великие реки Скифии, набирающие силу от снегов и впадающие в море. У гор и за горами, на крайнем северо-востоке, располагали скифы мифические страны блаженных. Но ближайшие к ведомому миру с севера и востока страны населены враждебными народами — оборотнями, людоедами, одноглазыми исполинами и чудовищными грифонами, стражами горного золота.

Жречество у скифов делилось на два разряда. Одни составляли наследственные жрецы авхаты, «светлые», жреческая каста, происходившая от Липоксая. Жрецы, собственно, являлись скорее шаманами, и основным их назначением являлись прорицание и гадание. Соответственно, Геродот и называет даже потомственных «от отцов» священнослужителей «прорицателями». По его словам, «они прорицают с помощью большого числа ивовых прутиков следующим образом: принеся большие пучки прутиков, они, положив их на землю, разъединяют и, вкладывая прутья по одному, вещают, и, произнося прорицания, одновременно снова собирают прутья и опять по одному складывают их».

Другая разновидность прорицателей принадлежала, однако, к воинскому сословию паралатов. Это были, по общему убеждению, потомки разорителей храма Астарты (по-скифски Аргимпасы) в Аскалоне, периодически поражаемые за это преступление женоподобием. Болезнь эта нередко встречалась собственно в царском роду, начиная с Анахарсиса. Название женоподобных прорицателей «энареи» чётко толкуется из древнеиранских языков как «немужчины». При устойчивых признаках полового бессилия знатный скиф объявлял себя энареем и в знак этого переодевался в женскую одежду. Энареи возводили своё пророческое искусство к Аргимпасе и, в отличие от наследственных жрецов, гадали по коре липы. При этом кусок коры разрезался на три части, и «прорицатель» пророчествовал, «переплетая и расплетая их вокруг своих пальцев». Энареев почитали и боялись, воздавая им настоящее поклонение.

Стоит отметить, что в трактате «О воздухе, водах и местностях», приписываемом знаменитому врачу Гиппократу, «божественной болезни» энареев даётся вполне рациональное объяснение. Древнегреческий врач считал, что она вызывается, с одной стороны, поражением бёдер вследствие постоянной верховой езды, с другой — неверным лечением через кровопускание. «Лечатся они следующим образом: при первых признаках болезни разрезают с обеих сторон жилы позади ушей; когда прекратится кровотечение, от слабости впадают в дремоту и засыпают; затем пробуждаются одни здоровыми, другие — нет». Не всё это согласно с современной наукой, но рациональное зерно в построениях древнего медика есть. Во всяком случае, он справедливо указал в доказательство своего вывода, что болезни подвержена знать, проводившая на коне наибольшее время.

Самым важным и самым рискованным делом для прорицателей обеих категорий было гадание о царской болезни. Вообще считалось, что болезнь царя вызывается ложной клятвой какого-либо скифа «царскими очагами». Такая клятва, разумеется, вызывала гнев божественной супруги царей, Табити. Соответственно, прорицатели должны были назвать виновника происходящего. Для гадания приглашали трёх самых «знаменитых» шаманов. Когда они кого-то называли, то обвиняемого доставляли к царю. Чародеи обвиняли его затем публично — в ответ получая, конечно, чаще всего отпирательство и негодование (независимо от справедливости обвинений). Тогда призывались другие шесть прорицателей. Если они подтверждали приговор первых, то обвиняемому отрубали голову, а имущество его по жребию отдавалось первым трём обвинителям. Если же нет, то призывались ещё две партии шаманов поочерёдно, каждый раз большая. В случае, если большинство выносило решение в пользу обвинённого, саму первую тройку осуждали на смерть. Геродот в красках описывает процедуру расправы над несправившимися в этом или в других случаях лжепророками. Связанных по рукам и ногам, их буквально запихивали в груду хвороста, наваленного на запряжённый быками воз. Затем хворост поджигали и гнали быков. Во время казни иногда гибли и быки. По приказу царя расправлялись также и со всем потомством мужского пола, оставшимся после горе-прорицателей.

Отсутствие среди многочисленных скифских курганов явных погребений жрецов приводило учёных к мнению об особом для них погребальном обряде. Высказывалось, например, мнение, что тела «прорицателей» просто оставляли или сжигали на поверхности земли. Более вероятно, впрочем, что погребения скифских жрецов-шаманов ничем не выделяются из рядовых, а уничтожали отдельно их ритуальный инвентарь.

Зато различные предметы, связанные с магией или культом, иногда находят в женских погребениях. Отсюда выводят наличие у скифов шаманок или знахарок, о коих Геродот ничего не говорил.

Как и у других первобытных народов, у скифов имелась развитая семейная обрядность — стойкие обычаи и ритуалы сопровождали всю жизнь человека от рождения до смерти и погребения. К сожалению, не о всех обрядах такого рода мы осведомлены. В археологических находках большая их часть практически не отображается. Например, родильный обряд совершенно нам неизвестен, поскольку почти не заинтересовал античных писателей. Известно лишь, что новорожденным детям скифы давали пить кобылье и коровье молоко вместо материнского. До возмужания дети проводили основную часть времени в кибитках при матерях. Возрастным рубежом, после которого ребёнок выходил из кочевого «дома», являлась первая посадка на лошадь.

Немногим больше известно нам об обрядах свадебных. Браки заключались по обоюдному согласию, с дозволения родителей (впрочем, последнее могло быть получено и задним числом). Обычно женщина переходила жить в семью мужа, но теоретически возможна была и обратная ситуация — муж со своим скотом откочёвывал к жене, как в легенде об ойорпата. Сам момент заключения брака, — правда, человека с богиней, — запёчатлён в упоминавшейся сцене «свадьбы» царя с Табити. Мужчина стоя осушал рог и приносил брачную клятву.

В жизни воинского сословия паралатов немалое место занимали военные ритуалы, подтверждавшие ратную славу и устанавливавшие иерархию чести внутри касты. Посвящением в ряды воинов становилось убийство первого врага. Впервые убив человека в бою, скиф вкушал кровь врага и приносил его голову царю в доказательство своей удачи. Те паралаты, кто не убил ни одного противника, не допускались к ритуальной трапезе на пирах, устраивавшихся ежегодно в каждом «округе».

«Начальник округа» лично наполнял вином большой котел, из которого предлагал испить всем воинам, убившим хотя бы одного неприятеля. В начале пира пускали по кругу ритуальную чашу, далее каждый пил из своей. Особо заслуженные воины имели право приходить с двумя двуручными чашами и пить из обеих. Не убивавшие присутствовали, но сидели отдельно, высмеиваемые и униженные.

Пиры устраивались скифскими воинами не только в честь этого ежегодного празднества, но регулярно — в честь разных праздников и побед. Образ буйного скифского пира, игравшего столь большую роль в воинской культуре, стал общим местом для греческих писателей. В отличие от цивилизованных эллинов, скифы пили неразведённое вино, причём неумеренно. Кроме того, их пиры проходили очень шумно, с разноголосым «криком». Скифы, по словам философа Платона, даже считали «прекрасным и благородным занятием» обливать во время попойки вином одежду.

Числом сражённых врагов определялся статус скифского воина. Потому, как и у многих первобытных, в том числе кочевых народов, останки убитых на войне использовались как доказательство побед и память о них. Головы убитых лично им каждый скиф представлял царю. От этого напрямую зависела получаемая при разделе добычи доля — не принёсшие голов вообще ничего не получали. Головы убитых скальпировали, скальп вычищали бычьим ребром, после чего использовали как «кожаный плат», иногда продевая в уздечку. Обладание как можно большим числом скальпов ценилось как показатель доблести и, соответственно, основание для личной гордости. Самые удачливые сшивали из скальпов кожаные плащи-накидки. Иногда сдирали кожу также с правых рук убитых врагов, обтягивая ею колчаны — а иногда и всю кожу целиком, используя её вместо личного штандарта.

Встречалось у скифов и людоедство — о чём свидетельствуют некоторые археологические находки. Однако распространено оно не было. Скифы, как правило, осуждали каннибализм, считая его обычаем чужих и обычно враждебных им северных племён.

Известен обычай скифов делать из черепов наиболее прославленных врагов чаши и пить из них. Для этого отпиливали нижнюю часть черепа и обтягивали сырой бычьей кожей. Бедняки этим и ограничивались. Но богачи могли себе позволить оковать эту почётную чашу золотом, нередко с обеих сторон. Чем более прославлен был враг, тем больше золота использовалось для оковки черепа. То же самое делали скифские воители и с черепами своих родственников, которые вынесли спор с ним на царский суд и проиграли — потеряв вместе с тем и жизнь. «Если приходят гости, с которыми он считается, — пишет Геродот, — он приносит эти черепа и добавляет при этом, что, будучи ему родственниками, они вступили с ним в войну и что он одержал над ними победу. Они называют это доблестью».

Гиппократ упоминает о ещё одном воинском обычае, который имел, с его точки зрения, скорее медицинское объяснение. Скифы прижигали себе плечи, руки, запястья, грудь, бёдра и ляжки. Делали они это для того, чтобы предотвратить размягчение плоти. Иначе, по мнению греческого медика, «от сырости тела и слабости» скифы не смогли бы пользоваться луком и метать дротики. Во всяком случае, можно поверить, что это была, с точки зрения самих скифов, некая воинская закалка — хотя вообще-то ритуал прижигания, вполне религиозный, известен разным первобытным народам.

К числу важных воинских ритуалов относилось также высочайшим образом ценившееся у скифов побратимство. Братающиеся наливали в большую двуручную чашу из глины вино. Затем, сделав себе небольшой надрез или проколов кожу шилом, они смешивали с вином свою кровь. В чашу поочередно погружали вооружение — акинак, стрелы, секиру, дротик. После этого оба обращались с длительной молитвой к богам и лишь затем выпивали чашу. Всё происходило в присутствии свидетелей, причём «самые достойные» тоже прикладывались к чаше.

Сосуд со сценами охоты. Курган Солоха

Благодаря археологическим данным и подробному рассказу Геродота, мы можем во всех подробностях описать скифский погребальный ритуал. Геродот (и некоторые другие античные авторы) сообщают нам многое из того, что вряд ли могло оставить материальные следы. Так что погребения скифов — лучше всего известная нам часть их духовной культуры. На них стоит остановиться подробно и потому, что именно курганы Скифии — наиболее известные её памятники, сохранившие для нас немало других.

Когда скиф умирал, ближайшие родственники возлагали тело на повозку и объезжали с умершим его друзей. Каждый из последних устраивал поминальный пир, причём перед усопшим тоже ставилась трапеза — строго наравне с остальными. Объезд продолжался сорок дней, после чего совершалось погребение.

Каждый день перед сном на протяжении всей жизни скифы клали в специальный колчаны белый или чёрный камешек. Белый — если день прошёл удачно, чёрный — если нет. При погребении колчаны выносили на всеобщее обозрение. Если белых камешков оказывалось больше, то покойного прославляли как «счастливца». Отсюда возникла распространившаяся и у греков пословица: «добрый день выходит из колчана».

Хоронили умерших, как правило, в курганах. Вместе с тем известны в V–IV вв. до н. э. и обычные для некоторых соседей скифов захоронения в грунт без курганов, в остальном вполне скифские. Они встречаются в Нижнем Поднепровье и Поднестровье, а особенно в Крыму. Очевидно, это захоронения нечистокровных скифов, — возможно, «скифо-эллинов».

Скифы Причерноморья первоначально сравнительно редко строили свои курганы, используя насыпи предшествующей эпохи. Особенно много таких впускных захоронений в Крыму, где и позднее их больше трети. В Прикубанье, впрочем, простых скифов тоже обычно хоронили в древних курганах. Только с начала V в. до н. э. число новых курганов значительно возрастает. При этом погребальный обряд сам по себе первое время менялся мало.

В основании будущего кургана либо в насыпи древнего выкапывали прямоугольную или почти овальную яму. После погребения её чаще всего перекрывали брёвнами или плахами, а поверх ещё камышом. Наряду с ямами встречались, хотя и весьма редко, катакомбные могилы с длинной входной ямой и погребальной камерой-катакомбой. Такие захоронения делались в уже готовых курганах или после начала их строительства. В обычных гробницах катакомбу делали очень небольшой, и вход в неё заваливали камнями, либо опять же закладывали досками и брёвнами. Наконец, в единственном случае в Причерноморье встречается захоронение на поверхности кургана с последующей досыпкой безо всяких предварительных приготовлений. В Прикубанье такие могилы для небогатых скифов не такая уж редкость.

Покойного клали на деревянный настил или, более обычно, на заготовленную подстилку — чаще из тростника, коры, немного реже из ткани, шкур или войлока. Изредка вместо подстилки использовали решётки-носилки, на которых мертвеца укладывали в могилу. Иногда, совсем редко, для умершего сколачивали гроб. Покоились усопшие, как правило, на спине, в вытянутом положении, головой на запад. Под головой могла быть «подушка» из травы или деревянная подставка. Крайне редко, но ещё встречается в эти века захоронение в скорченной позе на боку.

Рядом с умершим клали разнообразные предметы. Практически всегда с мужчиной клали оружие — колчан или набор стрел. Это было обычное оружие любого скифа, даже простого скотовода, годное для охоты и защиты стад. Рядовых, небогатых воинов сопровождали в иной мир и другие предметы вооружения, а иногда и доспехи, гораздо реже конская упряжь и личные украшения. В женских погребениях находят пряслица и украшения. При теле клали баранину, реже конину или говядину с лопаткой, воткнув в мясо нож и положив на деревянное блюдо — как будто готовя трапезу. Иногда в головах ставили также сосуды с жидкой пищей или питьём. Степные кочевники обычно ставили сосуды и клали мясо в головах тел, однако в низовьях Дона осёдлые скифы оставляли подношения в ногах.

Известен, хотя и очень редок, и совершенно иной обряд захоронения в кургане. При нём вокруг умершего возводили своеобразную деревянную гробницу из брёвен, уложенных горизонтально в виде сруба, вкопанных вертикально или образующих настоящий срубный «дом» со стояками. Около половины таких немногочисленных гробниц найдены на границе лесостепи. При этом в большинстве случаев гробницы после погребения поджигали и только затем возводили курган. Однако это вовсе не обязательно указывает на происхождение ритуала от северных «скифов-пахарей», у которых сожжение усопших оставалось распространено широко. В срубах хоронили умерших ещё племена срубной культуры, от этого и получившей своё название, и домовины разного вида обычны для курганов Северного Кавказа. Известны там и примеры их сожжения — что связано с поклонением огню, очистителю усопших и посреднику между землей и небом. Причерноморские скифы изредка разводили костёр на деревянном перекрытии могил, но в этих случаях тело не сгорало.

Курган насыпали из земли вокруг, в результате чего он окружался рвом. Основание насыпи предварительно укрепляли иногда каменным кольцом-кромлехом, изредка добавляли большие камни в сам курган. На вершине кургана по окончании захоронения устраивалась последняя поминальная трапеза. Кости съеденных животных и разбитую посуду, а иногда также последние дары (наконечники стрел, сбрую) оставляли на кургане.

Курганы служили семейными усыпальницами. В курганах, возведённых над женщинами, всегда обнаруживаются сделанные через некоторое время впускные захоронения их мужей. В курганах, возведённых над мужчинами, спустя какое-то время хоронили их жён — если таковые имелись, как в подавляющем большинстве случаев. Умерших до совершеннолетия детей тоже хоронили в родительских могилах.

Руины построек в Нимфее

Некоторые особенности имели погребения крымских скифов. Здесь чаще применяли камень, обкладывая и заваливая захоронения им, а не деревом. С V в. до н. э. здесь начинают устраивать умершим каменные гробницы — возможно, под влиянием коренного населения Крыма. Для обкладки могил и сооружения гробниц использовались подчас обтёсанные каменные плиты. Здесь можно видеть и греческое влияние — так, более десятка богатых могил скифов в ящиках из каменных плит обнаружены в некрополе эллинской колонии Нимфей. Иногда сооружались не глухие «ящики», а настоящие каменные склепы с входами на восточной стороне. В том же Нимфее отмечено и первое применение скифами для своих умерших греческих кипарисовых гробов-саркофагов. В них покоились богатейшие среди умерших. Иногда в Крыму при повторном захоронении не делали новую впускную могилу, а вскрывали старую, сдвигая или складывая у стены кучкой кости ранее погребённых и клады новых усопших рядом.

В большинстве могил Крыма почти нет заупокойных даров. Погребений с оружием сначала вообще очень мало, а чаще усопшего сопровождает только посуда. Только в V в. до н. э. оружие появляется в большинстве рядовых мужских могил, а украшения — ив женских, и в мужских. Это подтверждает, что основное население Крыма составляли нечистокровные скифы, стоявшие в самом низу «кастовой» лестницы.

За погребением следовали очистительные ритуалы. Сначала участники обряда мыли и умащали головы. Затем устраивали плотный шатёр на трёх жердях из шерстяных покрывал, посредине его устанавливали чан и наваливали в него раскалённые докрасна камни. На них они бросали зёрна конопли. «Насыпанное зерно, — пишет Геродот, — курится и выделяет столько пара, что никакая эллинская парильня не сможет это превзойти. Скифы же, наслаждаясь парильней, вопят. Это у них вместо мытья: ведь они вообще не моют тело водой». Очистительные обычаи женщин отличались от мужских: «Женщины их растирают на шероховатом камне куски кипариса, кедра и ладанного дерева, добавляя воду, и этой перетёртой густой массой натирают всё тело и лицо. От этого они приобретают аромат… А на следующий день, сняв пластырь, они одновременно становятся чистыми и блестящими».

Существенно выделялся из общего ряда масштабами и длительностью ритуал погребения царей. При смерти царя ему в первую очередь готовили могилу. По Геродоту, делали это в области племени герров близ днепровских порогов — где действительно найдены наиболее пышные захоронения Скифии. Правда, тут есть некая загадка. Все «царские курганы» Запорожья относятся ко времени позднее Геродотова и отличаются многими деталями ритуала. Зато довольно точно соответствуют Геродотову описанию богатые курганы скифских «царей» за Боспором Киммерийским, в Ставрополье и Прикубанье. Они относятся к VII–V вв. до н. э. Возможно два варианта разгадки. Первый — информаторы сознательно ввели Геродота в заблуждение. Самая удалённая, по их словам, область герров находилась не на Днепре, а в верховьях Кубани. Здесь, как сообщает и сам Геродот, у скифов Причерноморья были зимовья. Обман вполне объясним желанием сохранить в тайне богатые и священные для скифов гробницы.

Второй вариант не менее вероятен. Сложная ситуация, сложившаяся в V в. до н. э. на Таманском полуострове, где влияние скифов было всё более непрочным, побудило их перенести место захоронений. Во времена Геродота царей уже могли начать хоронить в Запорожье. И действительно — как раз в V в. до н. э. здесь появляются первые крупные курганы знати. Впрочем, иногда для богатых захоронений использовали в Поднепровье и древние курганы бронзового века.

Деталь конского убора, найденная в Гюновке. Запорожская область

Стоит ещё заметить, что богатые крупные могилы VII–V вв. до н. э., в принципе напоминающие Геродотово описание, встречаются ещё и севернее, у «скифов-пахарей» Среднего Поднепровья. Так что нельзя исключить и третий вариант — что область герров находилась не южнее, а севернее днепровских порогов.

По Геродоту, — что соответствует кавказским находкам, — для царей, как и для обычных усопших, выкапывали «четырехугольную яму», отличавшуюся, впрочем, размерами. Получив весть о готовности могилы, устроители царских похорон бальзамировали тело: «натирают воском, живот, разрезанный и очищенный, заполняют нарезанным купырем, благовониями, семенами сельдерея, аниса». Подготовив тело, его водружали на погребальный воз и начинали ритуальный объезд — но в данном случае не друзей покойного, а подвластных ему племён. Сначала сами царские скифы, а затем и другие подданные оплакивали умершего по заведённому ритуалу — обстригали в кружок волосы, наносили порезы себе на руки, царапали лоб и нос. При этом к тому же отрезали себе кончик уха и прокалывали стрелой левую руку. Принявшие у себя тело после прощания с царём снимались с места, присоединяясь к похоронному поезду. Только после обхода всех племён Скифии траурная процессия прибывала к геррам, почти на самую границу лесостепи. Здесь начиналось собственно погребение.

Умершего опускали на соломенную подстилку, рядом с ним втыкали в землю копья. Над телом удушали и клали рядом в могилу царских наложницу, виночерпия, повара, конюха, слугу и вестника. Помимо этого, усопшего сопровождали в иной мир и «начатки всего остального», в том числе золотые чаши — серебряными и медными цари, по Геродоту, не пользовались. Кроме того, душили и хоронили вместе с царём лошадей. Яму покрывали бревенчатым перекрытием и плетнем из камыша, а над ней насыпали большой курган. При его возведении, как пишет Геродот, скифы «соревновались между собой, стремясь сделать его как можно выше». Это вполне подтверждается археологическим материалом — богатые «царские» погребения обычно и существенно отличаются размерами. Вокруг кургана вследствие его строительства образовывался ров, в котором, однако, оставляли проход.

Однако на этом погребение царя ещё не завершалось. Через год скифы возвращались к могиле с пятьюдесятью молодыми «служителями» покойного царя. Затем следовал мрачный поминальный ритуал, вновь в деталях описываемый Геродотом: «Удавив пятьдесят человек этих слуг и пятьдесят самых красивых лошадей, вынув у них внутренности и очистив, наполняют мякиной и зашивают. Укрепив на двух брёвнах перевёрнутую половину колеса, а другую половину колеса на двух других брёвнах и воткнув таким образом много пар брёвен, они затем, проткнув лошадей в длину до шеи толстыми кольями, поднимают их на колёса. Из этих колёс те, что впереди, поддерживают плечи лошади, а те, что сзади, подпирают брюхо ближе к бёдрам, при этом обе пары ног висят в воздухе. Надетые на лошадей уздечки и удила они натягивают впереди и затем привязывают к колышкам. Каждого из пятидесяти удушенных юношей усаживают по одному на лошадь таким образом: в каждый труп втыкают вдоль позвоночника до шеи прямой кол; конец этого кола, который выступает снизу, они вбивают в просверленное отверстие другого кола, проходящего сквозь лошадь. Расставив таких всадников вокруг могилы, они уходят». Таким образом, усопший царь получал не только слуг в своём новом заупокойном доме, но и охрану вокруг него.

Навершие в виде головы оленя. Уляп

Геродотову обряду, как уже говорилось, примерно соответствуют погребения Предкавказья. На Северном Кавказе погребения скифской воинской знати появились ещё в «киммерийскую эпоху». С середины VII в. до н. э., в пору переднеазиатских походов, курганы воинов-паралатов образуют подчас небольшие группы — семейные или клановые «кладбища». После возвращения паралатов в Северное Причерноморье, в VI–V вв. до н. э., погребения в большинстве этих групп прекращаются. Зато другие продолжают существовать, превращаясь в итоге в средних размеров могильники — до 15–20 и более курганов с десятками похороненных. Таковы Нартановский могильник в верховьях Терека и Ульско-Уляпская группа в Среднем Прикубанье.

Все могилы этих мест несколько условно можно подразделить на три категории. Наиболее пышные и большие курганы учёные обычно определяют как «царские». Чуть более скромные захоронения, как часто считают, принадлежат высшей скифской знати. Наконец, есть довольно многочисленные захоронения «простых» (но всё равно богатых и знатных) воинов. Грани, однако, весьма условны. Судя по погребениям в одних и тех же курганных группах, многие «аристократы» и «воины» находились с царями в ближайшем родстве. Учитывая же ограбление большей части кавказских курганов ещё в старину, мы далеко не всегда можем с уверенностью сопоставлять богатство того или иного захоронения. Короче говоря, совсем не исключено, что некоторые из «аристократических» курганов тоже принадлежали скифским царям.

Кавказские курганы VII–VI вв. до н. э. вообще гораздо богаче своих причерноморских современников. Сказывалась близость к регулярно подвергавшимся скифским набегам землям Ближнего Востока. Но и сам обряд, особенно «царских» гробниц, пышностью и тщательностью заметно отличался от захоронений задонской степи.

Яму перед началом погребения могли выкапывать или нет. Могильные ямы в курганах высшей знати весьма велики: 80–100 м?. Только в поздних, после возвращения скифов в Причерноморье, могилах они становятся в среднем меньше. Выкопанная земля образовывала небольшую кольцевую насыпь вокруг ямы. Внутри ямы возводили «дом» для умершего — гробницу из дерева или камня. Западную сторону усыпальницы немного приподнимали в виде уступа и иногда делали деревянную перегородку — это было место для погребения коня. После погребения поверх ямы, с опорой на земляное кольцо, делали деревянно-камышовый, камышовый или хворостяной настил.

Наиболее монументальное из ямных захоронений обнаружено в Келермесском первом кургане VII в. до н. э. Как и большинство других «царских» и близких к ним курганов Прикубанья, Келермесские расположены в междуречье южных притоков Кубани — Лабы и Белой. В названном кургане найдена более чем двухметровая квадратная могильная яма площадью более 100 м?. Здесь в могиле сделано не один, а два уступа. Обычную загородку заменяют 20 деревянных столбов, не только отгородившие главное погребение лошади в западной части, но и разбившие натрое остальную усыпальницу. В срединном «отсеке» упокоился сам «царь», в северном сложена заупокойная посуда, а в южном погребена повозка с несколькими лошадьми. Всё сооружение было перекрыто досками и камышом.

Зооморфные фигурки. Келермесский курган

Бляшка в виде зверя. Келермесский курган

Если яму не выкапывали, то обычно на поверхности земли устраивали для усопшего каменную гробницу. Такая усыпальница из огромных вкопанных в землю плит, площадью около 50 м?, 2,5 м в высоту, обнаружена в Краснознаменском первом («царском») кургане на Ставропольском плато. К месту царского упокоения вёл выстроенный из камня коридор. Изнутри стены обмазали глиной. Внутри гробница была перегорожена, по стенам установлены деревянные столбы, а в центре каменная колонна. Ещё две стояли у выхода. Крыша гробницы была из дерева, но сверху её покрывал камень.

Деревянная «царская» гробница VII или VI в. до н. э. найдена у станицы Костромской в междуречье Лабы и Белой. Здесь сравнительно небольшую, чуть более 10 м?, усыпальницу возвели прямо на насыпи невысокого древнего кургана. Это обусловило как маленький размер, так и особенности строения — крышу строения образуют 20 деревянных столбов, прислонённых к столбам, образующим стены, наклонно. В итоге кровля и крыша гробницы имеют форму шатра, — или макушки кургана. Сверху строение покрыто камышом.

Коней находят во всех усыпальницах «царей» скифского Предкавказья. В ранний период, правда, их немного. От одного до пяти верховых коней погребали в специальном отсеке погребения знатного усопшего. Кроме того, до четырёх коней оставляли в гробнице вместе с привезённым ими погребальным возом. Чтобы компенсировать знатному воителю недостаток в табуне, в могилах рядом с конями могли оставлять ещё конские уздечки. Но при строительстве довольно скромной гробницы у Костромской в Прикубанье было убитой погребено вокруг неё 22 лошади.

Зависимых людей со знатными паралатами хоронили несколько реже. В VII–VI вв. до н. э. этот обычай известен лишь на Ставрополье, особенно же часто встречается в Нартановском могильнике, в верхней долине Терека, где скифы покорили многочисленное местное население.

В случаях, когда не использовалась погребальная яма, вокруг гробницы разводили огни, — или поджигали её саму. В Нартановском могильнике поджигали деревянные гробницы в ямах, — впрочем, вовсе не сжигая погребение дотла. Видимо, те очистительные силы, которыми в представлении скифов обладала земля, таким образом замещались очищающей же стихией огня. От мидийцев скифы могли воспринять особое поклонение огню — хотя, судя по самому факту курганных захоронений, с зороастризмом скифские верования имели крайне мало общего. Использование огня при погребении мёртвых в землю показалось бы правоверному зороастрийцу двойным, совершенно диким кощунством.

Чаще всего курган строили для одного умершего. Но иногда, даже в «царских» курганах, место заготавливали под семейную усыпальницу. Тогда насыпь возводили только после смерти всех членов семьи. В ожидании этого могилу огораживали каменными заграждениями или плетнем. Новые захоронения пристраивались к основному, как в Краснознаменском «царском» кургане. Здесь, кстати, в ожидании последнего захоронения был возведён настоящий храмовый комплекс, совершенно уникальный для Скифии и имеющий некоторые подобия лишь в Иране. Могилы обнесли несколькими кругами плетёных заборов и общей каменной стеной, которая позже стала опорой кургана. Рядом с курганом, со стороны, противоположной подъезду к усыпальнице, возвели каменное здание квадратной формы. Его стены обмазали глиной, а северную и южную окрасили красным. Внутри здания находился жертвенный зал, тоже правильный квадрат со стенами из плит и глинобитным полом. В центре, на земляной насыпи и двух положенных друг на друга плитах, располагался каменный жертвенник огня, вполне напоминающий, как и весь храм, зороастрийские.

Руины храма в Краснознаменском

Насыпь делали, выкапывая вокруг кургана ров — чем больше был курган, тем ров оказывался шире. Так, в Краснознаменном первом кургане ров достигал 25 метров в ширину. Поверхность кургана выкладывали крупными камнями, образовывавшими подчас сплошной щит. Для строительства Краснознаменного «царского» кургана камни специально привозили из каменоломни, причём использовали их и в насыпи. Этот курган возводился в несколько приёмов, насыпь прокладывали и скрепляли растительными настилами и плетнём. Размеры царских курганов были весьма впечатляющими на фоне прочих. В высоту самые крупные — Краснознаменский первый, Ульский первый — достигают 15 м. Впрочем, большинство курганов высшей знати «царского» и близкого достоинства не превышает 7 м.

Перед завершением строительства кургана на могиле устраивали поминальный пир, для чего разжигали костры. На тризне пили хмельные напитки и поедали мясо жертвенных животных — лошадей, крупного рогатого скота, овец, коз, оленей. К тризне или ещё перед ней при погребении совершались кровавые жертвоприношения животных — о чём свидетельствуют устанавливавшиеся в «царских» курганах Предкавказья жертвенники.

«Царские» и близкие к ним курганы Предкавказья чрезвычайно богаты. В них немало золотых украшений, но, — вопреки Геродоту, или просто потому, что они древнее его сообщения, — встречаются бронзовые и серебряные. Есть там и глиняная посуда. Впрочем, золото явно предпочиталось — даже оружие и доспехи знатнейших воинов обильно украшались золотом. К сожалению, вполне мы не можем судить о богатстве древних захоронений. Грабители, не исключая «чёрных археологов» нового времени, лишили нас такой возможности.

Навершие из Ульского кургана

К концу VI в. до н. э. число скифских воинских захоронений в Предкавказье уменьшается — но зато пышность оставшихся возрастает. Именно к концу VI — первой половине V в. до н. э. относятся несколько монументальных курганов Ульской группы, среди которых резко выделяется уже упомянутый Ульский первый (из раскопанных в 1886 г.). Его основу составила возведённая на поверхности почвы деревянная гробница площадью более 42 м?., что намного превышает остальные курганы группы. По восточной и западной сторонам склепа погребли несколько лошадей и две пары волов. Эта часть могилы вся была покрыта камышовым или травяным настилом. Вокруг же располагалось еще 360 конских погребений, так что вся площадь погребального комплекса в основании кургана превысила 997 м?. Все конские погребения располагались в определённом порядке — по 18 вокруг каждого из 12 столбов и по 36 вокруг четырёх стоек, которые сами окружали гробницу. Первоначально курган насыпали лишь на 5 метров, после чего на вершине его устроили поминальный пир. На нём счёт жертв пополнили ещё 50 коней — неясно, были ли они все съедены на пиру, либо захоронены в курган после, поскольку некоторые производят впечатление привязанных к столбам. В память усопшему были, кроме того, принесены в жертву четыре вола и два барана. По окончании пира, поверх разбитой посуды, скелетов и костей животных, а также, возможно, привязанных к коновязям лошадей, — пятнадцатиметровый курган завершили. Размах этого погребения остался непревзойдённым, пожалуй, за всю историю Скифии. Если бы действительно в Прикубанье того времени хоронили царей всего Второго царства, то не было б странно связать этот курган с победителем Дария Иданфирсом.

Впрочем, по крайней мере по количеству погребённых лошадей, некоторые другие курганы Прикубанья мало уступают ему, хотя и сравниться не могут. Известны могилы с двумя сотнями убитых при погребении коней. Именно с V в. до н. э. в Прикубанье вместе с «царями» и знатными людьми начинают погребать «служителей» — как раз тогда, когда об этом пишет Геродот. Впрочем, как мы видели, в более восточных областях это происходило и ранее. С середины V в. до н. э. возрастает греческое влияние на устройство гробниц — к усыпальницам строят из дерева специальные проходы-дромосы. Наиболее длинным из них скифы нашли необычное для греческих соседей применение — погребали в них упряжных коней с колесницами-возами. По греческому же образцу теперь устраивают склепы из тесаных камней в могильных ямах.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Выставка «Скифы Алтая. Пробуждение» откроется в музее

Художественная выставка «Скифы Алтая. Пробуждение» откроется 30 апреля в Национальном музее Республики Алтай имени А.В. Анохина.

 На выставке можно будет увидеть 50 живописных работ двух художников − Николая Марци и Ерболата Нуриманова.

Посетителям представится мир ушедших в историю алтайских скифов, который до сих пор будоражит сердца многих исследователей, археологов, искусствоведов и всех тех, кто не равнодушен к культуре древних цивилизаций.

Мастера кисти через свои работы стремились передать художественные образы древних народов, проживавших на Алтае, в них видится взаимодействие двух миров: реального и не существующего.

Выставка продлится до 20 июня 2021 года. Выставку приглашают посетить всех желающих.

О художниках: Николай Марци родился в г. Новосибирске. Закончил художественно-графический факультет Новосибирского педагогического университета. Работает в области станковой живописи. Член международного Евразийского союза художников. Почетный гражданин Баян-Ульгийского аймака (Монголия). Участник региональных, всероссийских и международных выставок.

Ерболат Нуриманов родился в селе Мухор-Тархата Кош-Агачского района. Закончил Алма-Атинское художественное училище, факультет декоративно-прикладного искусства Алма-Атинского университета имени Абая. Член Союза художников России, член международной Ассоциации изобразительных искусств при ЮНЕСКО. Ерболат Нуриманов является автором герба Кош-Агачского района. Лауреат премии Правительства Республики Алтай в области культуры и искусства, лауреат стипендии им. Л.В. Кокышева. Почетный гражданин Баян-Ульгийского аймака (Монголия). Участник региональных, всероссийских и международных выставок.

Просмотров: 383

Скифы на Дону. Тайна древнего народа манит туристов в Ростовскую область | КУЛЬТУРА: События | КУЛЬТУРА

Множество народов обитало на землях Ростовской области ещё со времён каменного века. Одним из самых таинственных оказались скифы. К сожалению, они не имели письменности, поэтому изучают их в основном исходя из археологических находок, таких как Милютинский курган. Множество легенд бытует об этом народе и местах его погребения.

Но что же привлекает и интересует специалистов и туристов в древних захоронениях, разбирались «АиФ на Дону».

Народ – загадка

Как считают историки, скифы — это древний ираноязычный народ, который обитал в степной зоне под названием «Скифия» с VIII века до нашей эры до IV века нашей эры. Восточная граница Скифии традиционно определяется именно на территории Ростовской области. Скифы занимались в основном скотоводством, земледелием и военным промыслом. Большинство информации об этом племени было почерпнуто из произведений древнегреческих авторов, которых повадки кочевников приводили в ужас.

«Военные обычаи их таковы: скиф пьёт кровь первого убитого им врага, а головы всех врагов, убитых в сражении, относятся к царю, потому что только при условии предоставления головы неприятеля, скиф получает долю добычи, в противном случае не получает ничего. Скиф, располагающий наибольшим числом полотенец из кожи неприятеля, почитается доблестнейшим человеком», — писал о традициях воинственных кочевников древнегреческий историк Геродот.

Любопытно, что при наличии информации о жизни скифов, например, о земледелии или военном деле, в научной среде до сих пор нет единого мнения, откуда взялось название народа. Кто-то говорит, что оно обозначает «лучники», кто-то утверждает, что это название связано с «напитком из мёда», которым любили баловаться кочевники.

Восточная граница Скифии традиционно определяется именно на территории Ростовской области. Фото: Commons.wikimedia.org/ Dbachmann

Мифы же гласят, что пошли скифы от трёх братьев: Липоксайя, Арпоксайя и Колксайя. С неба на земли братьев упали золотые предметы: плуг, ярмо, секира и чаша. Только младшего Колксайя приняло золото, других же отвергло. В результате именно Колксайя стал главным в царстве. Он разделил земли от Дуная до Дона на три равные части, чтобы отдать их братьям, а племена, живущие на них, назвали сколотами или царскими, тогда как греки дали им название скифы. Так о своём появлении рассказывали сами скифы.

По древнегреческим же мифам скифы пошли от Геракла и Богини со змеями и их младшего сына по имени Скиф. Он оказался единственным из трёх братьев, который смог натянуть лук отца и опоясаться его поясом. Старшие же братья были отосланы из страны, а Скиф стал родоначальником всех царей Скифии.

Как бы то ни было, но все эти легенды сходятся в одном — на территории нынешней Ростовской области жили именно царские скифы, которые сыграли огромную роль в истории Древнего мира. Фактически именно на территории донского края они нанесли страшное поражение тогдашнему мировому гегемону – Персидской империи.

Как Дарий со скифами воевал

Нашествие войска персид­ского царя Дария на земли скифов произошло в конце VI века — начале V века до нашей эры, и стало серьёзной опасностью для  существования скифского народа. Кочевники понимали, что если попытаются вступить в бой с огромным войском, то неминуемо потерпят поражение, поэтому выбрали тактику отступления вглубь степей. Но не просто отступления, за собой они оставляли только сожжённую траву и засыпанные колодцы.

Князь Игорь против хана Кончака.

Реконструкция битвы на берегу реки Калитва | Фотогалерея

Князь Игорь против хана Кончака. Реконструкция битвы на берегу реки Калитва | Фотогалерея

Царю Ахеменидов удалось дойти до самого Дона (который тогда называли Танаис). Переправившись через Дон (некоторые историки считают, что это произошло чуть севернее современного Ростова),  Дарий I решил, что дошёл до самого окончания скифских земель, и теперь здесь надо построить крепости, чтобы принудить кочевников к покорности.

Однако те вовсе не считали себя проигравшими – войско кочевников просто-напросто обошло эту крепость и вернулось в свои земли. Царю пришлось бросить своё недостроенное сооружение и погнаться дальше за неуловимым племенем, но он так и не смог их разбить.

Войско Дария несло огромные потери в связи с холодами, жаждой, голодом, болезнями и хорошо спланированными врагом диверсионными атаками. В результате из огромного войска персов, дошедшего до Дона, уцелела лишь малая часть.  

Однако это не помешало Дарию всё же объявить себя победителем. Поскольку персид­ский владыка проник в самую глубину скифской территории, то это позволило ему заявить о триумфе и включить причерноморских скифов в список подвластных народов. Он дал новое имя скифам — «заморские саки».

Как реагировали на такую наглость сами скифы, история умалчивает, но догадаться несложно. Тактика же скифов сохранилась в веках, и уже в XIX веке донские казаки, атаковавшие войска Наполеона, фактически полностью повторяли действия своих предшественников.

Куда пропали кочевники

Вопрос о том, как появились скифы — это один из самых животрепещущих вопросов в современном историческом обществе. Но ещё больше легенд, мифов и гипотез связано с вопросом: а куда же они пропали?

Долгое время многие учёные считали, что скифский народ был уничтожен сарматами —  лихими степными разбойниками. Однако эта версия оспаривается. Некоторые учёные считают, что сарматы появились в степях намного позже исчезновения скифов. Ещё одной теорией об исчезновении скифов считают множественные нашествия готов, которые просто уничтожили всех скифов. Однако и эта теория до сих пор не является окончательной.

Так что же произошло? Может быть, просто ушли, растворившись в чужих землях и смешавшись с другими народами, теми же славянами? И тогда Александр Блок, прямо заявлявший в своём знаменитом стихотворении «Да, скифы мы!», абсолютно прав?

Некоторыми историками были сделаны предположения о великой засухе или эпидемии, которая настигла и погубила степной народ. Но точно сказать ничего нельзя, слишком мало достоверных источников, по которым можно проверить.

Именно поэтому, скифы вызывают столь бурный интерес как у историков, так и обычных людей. Их тайны и загадки до сих пор не полностью раскрыты.

Загадка царю Дарию

Известно, например, что преследуемые Дарием скифы прислали персидскому царю птицу, мышь, лягушку и пять стрел. Дарий сказал: «Скифы признают себя побеждёнными. Мышь живёт в земле, лягушка в воде, птица в воздухе — всё это они передают нам, и вместе с этим выдают своё оружие». 

Но Гобрий, советник Дария, заявил: «Ты не прав, царь. Скифы считают себя победителями. Они говорят нам: если вы не скроетесь в небо, как птицы, или в землю, как мыши, или в воду, как лягушки, то все вы погибнете от наших стрел».

Спешите видеть

В 1961 году в 30 километрах от Ростова-на-Дону был открыт музей-заповедник «Танаис». Он находится на базе раскопанного археологами городища и некрополя Танаиса (III век до нашей эры-V век нашей эры). Там вы сможете найти не только музеефицированную часть города, но и узнать историю Танаиса, посмотреть на исторические костюмы и сходить в выставочный центр.

Каждый год учёные, которые проводят раскопки местности около и в самом городе, находят что-нибудь новое или открывают новые части строений. Например, в 2014 году археологи откопали мощёную каменную дорогу I-II века нашей эры шириной около 2,5 метра. Есть в этой экспозиции место и рассказу о скифах.

Если же вас интересуют настоящие захоронения, то сейчас в Ростовской области насчитывается около 30 изученных курганов. Один из последних был найден в Аксайском районе, датируется он I веком нашей эры и по найденным там украшениям археологи сделали вывод, что это погребение знатной женщины.

Скифское золото представлено в коллекциях Ростовского и Азовского краеведческих музеев. Однако, к сожалению, многие курганы сейчас не представляют особой ценности, так как были варварски разрушены так называемыми «чёрными копателями». Эти люди вскрывают захоронения без какого-либо уважения к культурному и историческому прошлому, желая лишь получить драгоценные украшения и всё, что находится в погребении.

Поэтому спешите прикоснуться к тайне этого загадочного народа, который проживал на территории Ростовской области.

Скифы на Кубани — История Краснодарского края

Главная

Юг России

История нашего края

Скифы на Кубани

В VII века до нашей эры в степях Причерноморья появились ираноязычные племена скифов. Вооружение скифов состояло из меча-акинака, небольшого лука и стрел с бронзовыми литыми наконечниками, бронзового литого шлема. Конскую упряжь, одежду и многие предметы быта скифы украшали изображениями животных. В связи с этим возникло понятие «звериный» стиль. Другой особенностью скифской культуры был курганный обряд захоронения.
На территории Кубани к скифским относятся Костромской, Келермесские и курганы близ аула Уляп. Многие из этих курганов исследовал известный археолог Н. И. Веселовский.
Подкурганные захоронения знатных воинов имеют форму четырёхугольных гробниц площадью 25-114 квадратных метров. Они построены из дерева или камня прямо на поверхности земли либо в четырёхугольных ямах. Над могилой насыпали курган. На его вершине ставили каменную стелу или изваяние.
В последний путь воинов «сопровождали» боевые кони. Археологи обнаруживают также в скифских курганах оружие, конскую упряжь, большое количество золотых изделий.

  • Традиции скифов

    Культура, традиции, религиозные представления, легенды и сказания древнего населения Прикубанья — меотов, скифов, сарматов — оставили свои следы в истории и культуре народов Северного Кавказа, прежде всего адыгов и осетин.

  • Искусство скифов

    Самыми яркими образцами искусства скифов, меотов, сарматов были предметы, выполненные в так называемом скифском зверином стиле. Изображения животных подчинялись форме той или иной вещи (сосуда, доспеха), с нарочитым выделением отдельных деталей. Изображаться могли и части тел животных.

  • Быт скифов

    Быт, или материальная культура, к которой историки относят мир вещей, предметов, окружающих человека и создаваемых им. Об одежде и вооружении скифов, меотов и сарматов нам известно благодаря найденным в курганах изделиям греческих ювелиров, которые изображали сюжеты из жизни варваров на золотых бляшках, гривнах, сосудах, пластинах головных уборов.

  • Обряды скифов

    Религиозные верования скифов, меотов и сарматов проявлялись в различных обрядах, в том числе погребальных. О почитании умерших пишет Геродот, приводя слова скифского царя: Если бы вам крайне необходимо было ускорить сражение, то вот: есть у нас гробницы предков; разыщите их, попробуйте разрушить, тогда узнаете, станем ли мы с вами сражаться из-за этих гробниц или нет.

  • Боги скифов

    Скифы были язычниками и почитали многих богов: прежде всего Гёстию, затем Зевса и Гёю. Этих богов признают все скифы, а так называемые царские скифы приносят жертвы ещё и Посейдону.

  • Легенды скифов

    Одну из легенд, по свидетельству Геродота, ему рассказали сами причерноморские скифы. Скифы говорят, что их народ моложе всех других и произошёл следующим образом: в их земле, бывшей безлюдной пустыней, родился первый человек, по имени Таргитай.

  • Жилища скифов

    Свои жилища скифы устраивали на повозках. По свидетельству греческого историка Геродота (482-425 гг. до нашей эры), прозванного «отцом истории», древние скифы не имели ни городов, ни укреплений. Но там, где позволяли условия, оседлые скифы строили свои жилища. Главным их занятием было скотоводство.

Скифы с раннего детства приучались к верховой езде, считая передвижение пешком большим позором. Военному воспитанию будущих наездников они придавали первостепенное значение. Скифская конница славилась в тогдашнем мире. Правители Древнего Востока стремились заполучить скифских всадников в свою армию. Они предпочитали наладить с ними союзнические отношения, чтобы не иметь их в качестве опасных соперников. Как плацдарм для походов в Закавказье и Переднюю Азию скифы использовали богатую пастбищами территорию прикубанских степей и предгорий.
По окончании грабительских военных экспедиций скифы возвращались на Кубань. Здесь они хоронили своих вождей в курганах. Эти погребения характеризуются множеством ценных вещей. Раскопки курганов свидетельствуют о нравах того времени.
Описание жизни и обычаев скифов мы находим у Геродота, Гиппократа и других античных авторов.
Договоры о дружбе у скифов освящались клятвой и сопровождались обязательным ритуалом: в большую глиняную чашу наливали вино, смешанное с кровью участников договора, погружали туда меч, стрелы, секиры и копьё. После этого обряда произносили длинные заклинания.
Своеобразными были и погребальные обычаи. Умершего царя скифы сначала бальзамировали, а затем возили по всем племенам, входившим в состав Скифского царства.
Когда тело царя привозили в одно из племён царства, люди «отрезали себе часть уха, стригли кругом волосы, делали себе на руках порезы, расцарапывали лоб и нос, а левую руку прокалывали стрелами». Эти действия повторяло каждое подвластное скифам племя. После такой процедуры прощания умершего царя хоронили, уложив на соломенную подстилку. По обеим сторонам могилы вбивали копья, на них настилали доски и всё покрывали камышовыми циновками. Вместе с царём хоронили одну из наложниц, виночерпия, повара, конюха, приближенного слугу, лошадей, предварительно умертвив их. В могилу помещали оружие, золотые чаши. Над всем этим насыпали земляной курган, стараясь сделать его как можно выше.

По истечении одного года после похорон над царской могилой устраивалась тризна — поминальный обряд, в ходе которого в жертву приносили приближённых царя, а также лошадей.
Раскопки скифских курганов на Кубани подтверждают рассказы Геродота. В Уляпских курганах VI в. до н. э. обнаружены погребальные сооружения в форме квадратной ямы с бревенчатыми стенами и камышово-бревенчатыми перекрытиями. В них открыты массовые конские захоронения со сбруей. В одном из курганов было захоронено около 500 лошадей. Учёные-археологи предполагают, что такое большое количество коней не могло принадлежать погребённому. Скорее всего, сотни животных были подношением покойному вождю от зависимых родов и племён.

Вам может быть интересно

Заметили ошибку или неактуальную информацию? Пожалуйста, сообщите нам об этом

История скифского золота – Культура – Коммерсантъ

26 октября Апелляционный суд Амстердама постановил передать Киеву скифское золото из крымских музеев. На экспонаты претендовали Россия и Украина, судебное разбирательство длилось с 2014 года. О ценности экспонатов и подробностях многолетнего спора — в справке “Ъ”.

В феврале 2014 года в нидерландском Музее Алларда Пирсона открылась выставка скифского золота «Крым — золотой остров в Черном море». На ней были представлены археологические находки, сделанные в Крыму. Экспозиция датирована периодом от греческой колонизации полуострова (VI век до н. э.) до раннего Средневековья (VI–VII вв.). Всего было представлено более 580 артефактов (свыше 2 тыс. предметов). Наиболее ценными экспонатами считаются двустороннее скульптурное изображение змееногой богини скифов, шатровое навершие в виде грифона, декорированные элементы конской упряжи и др. Помимо золотых украшений на выставку были отправлены китайские лаковые шкатулки, которые сохранились, пролежав в земле 2 тыс. лет. Сенсационные находки впервые доказали, что Китай торговал с Римской империей, а Крым находился на торговом пути между Востоком и Западом.

Экспонаты предоставили четыре крымских музея (тогда Крым входил в состав Украины как автономная республика), а также Музей исторических драгоценностей Украины в Киеве. Выставка в Нидерландах должна была завершиться в мае 2014 года, а до июня экспонаты планировалось вернуть в Крым и в Киев. После госпереворота на Украине в феврале и перехода Крыма в российскую юрисдикцию в марте возникла юридическая коллизия по вопросу принадлежности экспонатов. Свои права на них заявили Россия и Украина. В августе 2014 года руководство Музея Алларда Пирсона объявило, что не вернет экспонаты ни крымским музеям, ни Киеву до разрешения юридического спора. Только 19 предметов из коллекции были возвращены в киевский музей, остальные артефакты остались в хранилище в Амстердаме.

В 2016-м окружной суд Амстердама постановил, что скифское золото должно быть возвращено Украине. В 2017 году крымские музеи опротестовали решение окружного суда в апелляционном суде, позже представив в суд дополнительные сведения о праве собственности. В 2019-м Украина заявила отвод судье апелляционного суда Амстердама Дуко Оранье в связи с обстоятельствами, «которые могут свидетельствовать о его предвзятости». Несмотря на то что суд не нашел доказательств его заинтересованности в деле, через год Оранье сменил Джерард Левин. Впоследствии суд неоднократно переносил рассмотрение дела. В апреле 2021 года слушания возобновились, 26 октября суд Амстердама постановил, что скифское золото должно быть передано Киеву «до стабилизации ситуации в Крыму».

Expedition Magazine — Penn Museum

Греческий историк Геродот (490/480-425 гг. до н.э.) в своей «Истории персидских войн» включил экскурс в этнографию скифов и других кочевых групп, с которыми греки были знакомы. сведения, которые Геродот сообщил об этих кочевых народах, он, по-видимому, собрал во время своего собственного путешествия в регион Черного моря, которое привело его на восток до города Ольвия и реки Днепр (называемый греками Борисфеном).Большая часть информации, которую он собрал, должна была быть получена из вторых рук от причерноморских греков, которые торговали со скифами, которые, среди прочего, снабжали греков полицейскими, рыбой и пшеницей. Другие сведения, по-видимому, были слухами и достигли греческого мира вместе с такими товарами, как шелк, продаваемый из Восточной Азии.


Насколько точна эта информация, записанная Геродотом?

Достоверность его этнографической информации можно проверить археологическими свидетельствами от причерноморских степей на восток до Китая.

Но перед этим мы должны сделать два предположения. Во-первых, поскольку мы знаем из археологических данных, что культуры народов евразийской степи были относительно однородными в течение средних веков первого тысячелетия до н.э., мы будем использовать свидетельства всей степной области, а не только Понтийского (т. ) региона для обоснования наблюдений Геродота о причерноморских скифах.

Во-вторых, Геродот описывает множество племен, называя их и помещая в географические рамки.Но мы не можем соотносить имена, данные Геродотом, с конкретными местами или группами артефактов, поэтому мы будем рассматривать геродотовские имена кочевников как по существу однородную культуру, хотя среди них должны были существовать этнолингвистические различия.

Справедливость этих предположений подтверждается исследованием, как мы надеемся показать ниже.

Археологические свидетельства

Греческий историк Геродот (490/480–425 гг. до н. э.) в своей «Истории персидских войн» включил экскурс в этнографию скифов и других кочевых групп, с которыми были знакомы греки. Некоторую информацию, предоставленную Геродотом об этих кочевых народах, он, по-видимому, собрал во время своего собственного путешествия в Причерноморье, которое привело его на восток до города Ольвия и реки Днепр (называемой греками Борисфеном). Многое. информация, которую он собирал, должна была быть получена из вторых рук от причерноморских греков, которые торговали со скифами, которые снабжали греков, среди прочего, полицаями, рыбой, пшеницей и т. д. Прочие сведения были, по-видимому, слухами и вместе с такими товарами достигли греческого мира. как шелк, продаваемый из Восточной Азии.
Ножки шестиножки и кадило на ножках из камеры кургана 2 на Пазырыке. от С. И. Руденко. Замерзшие гробницы Сибири , University of California Press, 1970, Pl. 35Б.

Насколько точна эта информация, записанная Геродотом?

Достоверность его этнографической информации можно проверить археологическими свидетельствами от причерноморских степей на восток до Китая.

Но перед этим мы должны сделать два предположения. Во-первых, как мы знаем из археологических данных, культуры народов евразийской степи были относительно однородными в течение средних веков первого тысячелетия до н.C., мы будем использовать свидетельства из всей степной области, а не только из Причерноморья, чтобы обосновать наблюдения Геродота о причерноморских скифах.

Во-вторых, Геродот описывает множество племен, называя их и помещая в географические рамки. Но мы не можем соотносить имена, данные Геродотом, с конкретными местами или группами артефактов, поэтому мы будем рассматривать геродотовские имена кочевников как по существу однородную культуру, хотя среди них должны были существовать этнолингвистические различия.

Справедливость этих предположений подтверждается исследованием, как мы надеемся показать ниже.

Археологические данные для этого исследования получены главным образом из двух регионов. Во-первых, это Причерноморье, где греки основали поселения для торговли между местными народами, с которыми они вступили в прямой контакт. Артефакты, которые мы рассмотрим из этого региона, происходят в основном из захоронений богатых вождей скифов и других племен и датируются 7-4 веками до нашей эры.C. Эти курганы сосредоточены в низовьях Днепра, по обе стороны Керченского пролива (между Черным и Азовским морями), в горах Кавказа (в основном по реке Кубань) и в Крыму. В этих погребениях были найдены предметы, сделанные самими кочевниками, а также многие предметы, изготовленные для скифов греческими, а в более ранние периоды и ближневосточными мастерами.Предметы, сделанные некочевыми мастерами, вероятно, обменивались кочевниками на продукты питания. и другие товары.

Вторым регионом, богатым археологическими свидетельствами, являются Горный Алтай. Погребения в Горном Алтае Пазырык и другие памятники содержали предметы особого интереса, которые в большинстве случаев утеряны для археологов. Вскоре после того, как захоронения были завершены, они были взломаны ворами, как это часто происходило и с богатыми захоронениями в Причерноморье. При ограблении могил вода с поверхности попадала в подземные погребальные камеры, засыпанные насыпями из земли и камней.Эта вода замерзла в холодном климате высоких гор и осталась навсегда замороженной из-за изоляции кургана наверху. Так, дерево, кожа, войлок, тела и другие органические вещества, захороненные на Пазырыке в V-IV вв. до н.э. еще достаточно хорошо сохранились, когда русские археологи раскопали их в 1920-х и 1940-х годах.

Метод, традиционно используемый Миннсом и другими учеными для проверки точности сообщений Геродота, заключался в том, чтобы прочитать разделы, в которых он описывает скифов и другие кочевые группы (главным образом Книга 4, главы 1440), и сравнить его описания с археологическими данными из Евразия в 7-4 веках до н.C. Мы также использовали этот метод.

Мы не можем включить сюда все детали, описанные Геродотом, которые подтверждаются археологическими данными. Вместо этого мы рассмотрим несколько отрывков и попытаемся определить пределы точности и полезности Геродота для этнографических целей. Отрывок будет процитирован, а затем соответствующие археологические свидетельства.



Общий вид золотой пекторали из кургана Толстая Могила, Днепропетровского р-на, близ г. Орджоникидзе.4 век до н.э. Греческое мастерство, но сделано для скифского рынка. Фотографии предоставлены Советская жизнь


Фрагмент золотой пекторали из кургана Толстая Могила Днепропетровского района близ г. Орджоникидзе. 4 век до н.э. Греческое мастерство, но сделано для скифского рынка. Фотографии предоставлены Советская жизнь

Скифы-кочевники

Первый отрывок, который мы рассмотрим, находится в Книге IV, глава 46: «Не имея ни городов, ни крепостей, и возя жилища свои с собою, куда бы они ни шли, привыкшие, кроме того, все до единого стрелять с коней: и живущие не они занимаются земледелием, а не своим скотом, их фургоны — единственные дома, которыми они владеют, как они могут не быть непобедимыми и даже неприступными?» Модели крытых повозок были найдены в Причерноморье. Кроме того, в Пазырыке было найдено множество предметов, предназначенных для переносного проживания, в том числе деревянные сосуды и кожаные фляги, а также более хрупкие керамические емкости и небольшие столики со съемными ножками для удобной транспортировки.

Изображения скифов, стреляющих из лука верхом на лошади, проиллюстрированы на предметах из скифских гробниц.

Археологические свидетельства их зависимости от домашнего скота и лошадей включают множество изображений скифов с домашним скотом, в том числе ожерелье, недавно найденное русскими в богатом захоронении на Украине.

Однако в последние годы в низовьях Поднепровья обнаружены следы поселений, и высказывается предположение, что эти люди кочевали только летом, возвращаясь на одни и те же зимовья в последующие годы. Аналогичные гипотезы выдвигались и о проживающих на Алтае. Но вероятно ли, что их экономической базой были их стада и что зерно, продаваемое грекам, выращивалось местными земледельцами, которых скифы контролировали с помощью реальной или угрожаемой силы оружия? Так что Геродот в целом был прав в этом утверждении, но, вероятно, преувеличивал малооседлый характер их образа жизни.



Общий вид скифского серебряного топора с железным лезвием. 6-5 век до н.э. Фотография предоставлена ​​Метрополитен-музеем: Покупка, 1965 г. Подарок Кольта Х. Данскомба.


Деталь скифского серебряного топора с железным лезвием. 6-5 век до н.э. Фотография предоставлена ​​Метрополитен-музеем: Покупка, 1965 г. Подарок Кольта Х. Данскомба.

Оружие и доспехи

В качестве дополнительной проверки точности Геродота рассмотрим утверждение из Книги I, главы 215: «Массагеты своей одеждой и образом жизни напоминают скифов.Они сражаются как верхом, так и пешком, ни тот, ни другой метод им не чужд: они используют луки и копья, но их любимое оружие — боевой топор. Все их оружие либо из золота, либо из бронзы. Для своих копий, наконечников стрел и боевых топоров они используют бронзу; для головных уборов, поясов и поясов из золота. То же и с попонами своих лошадей: они снабжают их бронзовыми нагрудниками, но используют золото для поводьев, удила и нащечники. Они не используют ни железа, ни серебра, поскольку их нет в их стране; а меди и золота у них в избытке.

«Одеждой и образом жизни массагеты напоминают скифов». Сам Геродот усматривает в этом утверждении сильное сходство двух кочевых групп, которые, как и мы, были далеко друг от друга географически. Он помещает массагетов (Книга I, глава 204) на «огромную равнину» к востоку от Каспийского моря. Скифы жили в районе к северу от Черного моря (Книга IV, главы 17-20, 48-57).

«Они дерутся как верхом, так и пешком, ни тот, ни другой метод им не чужд.Доказательства, подтверждающие это утверждение, включают украшение на золотом гребне греческого производства из скифской гробницы 4-го века на Днепре, на котором изображена группа из трех скифов в бою. Один верхом, а двое других пешие, один, по-видимому, потому, что его лошадь была убита, а другой изображен без коня.

«Они используют луки и копья, но их любимое оружие — боевой топор». В этой же сцене на гребне мы видим конную фигуру, сражающуюся копьем, а также луки и стрелы, подвешенные слева от конной и непокрытой фигуры. (Особый футляр, в котором хранился и скифский составной лук, и стрелы, называется горит.)

Копья и луки также можно увидеть в руках фигурок на золотом сосуде из могилы Куль-Оба на Керченском полуострове. Искусно украшенный, покрытый золотом железный боевой топор был найден в скифской гробнице на Кавказе, а скифы изображены на металлических изделиях с боевыми топорами. Здесь показана другая форма скифского боевого топора, в данном случае сделанного из железа и серебра.

«Все их оружие либо из золота, либо из бронзы.Для своих копий, наконечников стрел и боевых топоров они используют бронзу». В предыдущем абзаце перечислено много оружия, покрытого золотом. Скифы также использовали кинжалы и короткие мечи с покрытыми золотом ножнами и рукоятками. В изобилии были найдены бронзовые наконечники копий, наконечники стрел и боевые топоры.

Другое оружие, включая щиты; щит из Пазырыка из параллельных шестов, стянутых кожей, очень напоминает щиты, которые держат фигуры на гребне Солохи. Этот факт подтверждает наше первоначальное предположение, что мы могли бы использовать геродотовские описания конкретных кочевых групп, чтобы дать нам общее представление о евразийском кочевом образе жизни в середине первого тысячелетия до н.э.

«На головные уборы, пояса и пояса из золота». Существуют скифские шлемы как из бронзы, так и из золота. Здесь показана часть широкого золотого пояса, украшенного скифскими мотивами, найденного в Иране. Кочевники носили золото повсюду на себе, особенно в виде небольших золотых бляшек, вроде тех, что наносились на рубаху, найденную на Кавказе.

«Так же и с попоной своих лошадей, они дают им нагрудники из бронзы, но используют золото для поводьев, удила и нащечники». В Причерноморье и на Алтае найдены конские упряжи, многие из которых были из бронзы, иногда с позолотой. Также были раскопаны золотые псалии и налобники, а также роговые и костяные уздечки. На Алтае были раскопаны деревянные уздечки, покрытые сусальным золотом.

«Они не используют ни железа, ни серебра, не имея их в своей стране; а меди и золота у них в избытке. Это правда, что на Алтае было много золота, а на Кавказе водится медь. Однако из топора, показанного выше, мы также можем видеть, что скифы использовали железо и серебро, а также бронзу и золото, хотя они, по-видимому, были менее распространены. Однако, за исключением заявления об использовании серебра и железа, Геродот записал информацию, которая была точной во всех отношениях; однако во всех перечисленных Геродотом категориях использовались дополнительные материалы изготовления.В этом отрывке Геродот, кажется, обобщает отчеты и/или наблюдения, которые не полностью отражают реальную практику.



Золотая пластина, часть клада Зивие, Северо-Западный Иран, вероятно, 7 век до н.э. Считается одним из самых ранних образцов скифского искусства. Музейная коллекция университета
Номер(а) музейных предметов: 53-31-2А / 53-31-2Б / 53-31-2С


Золотые украшения из Майкопа с изображением грифонов, оленей с маленькими головами между рогами, бляшки, некоторые на которых изображены рогатые львиные грифоны и шпильки. век до н.э. Собрание университетского музея. Серебряная ткань, к которой пришиты украшения, современная.

Погребальные практики

В Книге IV, главе 71, Геродот описывает погребальные обычаи царских скифов: «Гробницы царей их находятся в земле герри, которые обитают в том месте, где Борисфен впервые судоходен. Здесь, когда король умирает, роют могилу квадратной формы и больших размеров. Когда оно будет готово, берут труп царя и, вскрыв брюхо и очистив внутренности, заполняют полость препаратом из рубленого кипариса, ладана, семян петрушки и аниса, после чего зашивают рану. вскрывая, заключают тело в воск и, положив его на повозку, возят его через все разные племена… тело умершего царя кладут в приготовленную для него могилу, растянув на тюфяке; копья вбиты в землю по обе стороны от трупа, а над ним натянуты балки, образующие крышу, покрытую соломой из веток.На открытом пространстве вокруг тела царя хоронят одну из его наложниц, предварительно убив ее удушением, а также его виночерпия, его кухарку, его конюха, его лакея, его посыльного, некоторых его лошадей, первенцев всех другое его имущество и несколько золотых кубков; ибо они не используют ни серебра, ни бронзы. После этого они приступили к работе и воздвигли над могилой огромный холм, все они соперничали друг с другом и старались сделать его как можно выше».

В этом описании могут быть подтверждены все детали, кроме настойчивого утверждения Геродота об исключительном использовании золотых сосудов.Река Борисфен — это Днепр, и в районе Никополя сгруппировано множество богатых захоронений. Многие могильные ямы квадратные, хотя есть и круглые, и они очень большие. В Пазырыке были раскопаны забальзамированные трупы, в том числе и женщина из могилы 5, где хорошо видны швы, закрывающие тело. Повозки сохранились в могилах в Пазырыке, а фрагментарные останки происходят из могил в Причерноморье. На разрезе Пазырыкской могилы на стр. 17 видна деревянная облицовка могильной ямы.

В другом могильнике в бассейне реки Кубани найдены скелеты 360 лошадей, погребение раскопано не полностью. Курган, насыпанный над могилами, может быть проиллюстрирован здесь пазырыкским погребением.

Рассуждая о погребальном обряде, Геродот говорит (книга IV, главы 73 и 75): «Для омовения делают шалаш, втыкая в землю три палки, наклоненные друг к другу, и натягивая вокруг них шерстяные войлока, которые устраивают так чтобы поместиться как можно теснее: внутри будки на землю ставится блюдо, в которое кладут несколько раскаленных камней, а потом добавляют конопляного семени. .. тотчас же дымит и дает такой пар, что нет Греческая паровая баня может превосходить; Скифы в восторге кричат ​​от радости.

Здесь его информация о цели немного искажена, так как он явно перепутал купание с ритуалом интоксикации. Однако он точен в отношении эффекта сжигания конопли и связанных с ним принадлежностей; в одной из пазырыкских гробниц был набор шестов, бронзовый сосуд, наполненный камнями и семенами конопли, и матерчатое покрытие.

Восточные народы

Курильница поселилась во льду кургана 2. От Руденко, Ледяные гробницы , табл.42.

Геродот становится более расплывчатым, но остается полезным, поскольку он пытается описать людей далеко к востоку от Черного моря.В Книге IV, глава 23, мы находим следующее описание: (Есть) «люди, живущие у подножия высоких гор, о которых говорят, что все — и мужчины, и женщины — лысые от рождения, с плоскими носами и очень длинные подбородки…. Каждый из них живет под деревом, а на зиму накрывает дерево тканью из толстого белого войлока. Их называют агриппеями».

Очевидно, эти «лысые» люди были монголоидами, которые грекам показались бы относительно безволосыми. Войлок, покрывающий дерево, должен был быть их палатками, как это было скопировано в интерьере пазырыкских погребальных камер, которые были обшиты войлочными драпировками.Некоторые из похороненных в Пазырыке были монголоидами; возможно, этот отрывок относится к народу, жившему в Горном Алтае.

В этой краткой статье нецелесообразно излагать сравнительный археологический материал по каждой главе геродотового описания кочевников. Приведенные примеры типичны. Подводя итог, мы видим, что Геродот дает относительно точные описания образа жизни кочевников, находившихся в достаточно тесном контакте с греками, как, например, в его описании процесса погребения.Но он гораздо более расплывчат в подробностях о племенах, живущих далеко, где свидетельства, которые он имел, были слухами и передавались из рук в руки, как в его рассуждениях об агриппеях. Однако у него есть склонность преувеличивать или обобщать конкретные или уникальные наблюдения. Тем не менее из сравнения с доступными в настоящее время археологическими свидетельствами становится ясно, что Геродот как этнограф чаще был прав, чем ошибался.

Конечно, мы можем непосредственно оценить только те из его описаний, в которых зафиксированы артефакты, которые могут быть восстановлены археологами.Он дает другие виды этнолингвистической информации, такие как религиозные ритуалы и имена богов, методы ведения войны, социальные структуры, торговые пути и языковые группы. Хотя это невозможно проверить, вероятно, можно с уверенностью предположить, что Геродот так же точен в описании этих нематериальных культурных явлений, как и в описании артефактов, и что информация, которую он предлагает, достаточно точна во многих деталях. Мы должны, конечно, быть чрезвычайно осторожными в использовании такой этнолингвистической информации, так как она остается неподтвержденной.Однако тот факт, что Геродот предоставляет нам информацию, которую нельзя восстановить археологическими средствами, в дополнение к конкретным деталям, подобным тем, которые обсуждались выше, делает его сочинения особенно полезными. Безусловно, труд Геродота остается бесценным и сегодня.

Заключение

Медная кадильница на ножках из кургана 2 в Пазырыке. Часть аппарата для курения гашиша. от Руденко, Ледяные Могилы , пл. 62А.

В этой краткой статье нецелесообразно излагать сравнительный археологический материал по каждой главе геродотового описания кочевников.Приведенные примеры типичны. Подводя итог, мы видим, что Геродот дает относительно точные описания образа жизни кочевников, находившихся в достаточно тесном контакте с греками, как, например, в его описании процесса погребения. Но он гораздо более расплывчат в подробностях о племенах, живущих далеко, где свидетельства, которые он имел, были слухами и передавались из рук в руки, как в его рассуждениях об агриппеях. Однако у него есть склонность преувеличивать или обобщать конкретные или уникальные наблюдения.Тем не менее из сравнения с доступными в настоящее время археологическими свидетельствами становится ясно, что Геродот как этнограф чаще был прав, чем ошибался.

Конечно, мы можем непосредственно оценить только те из его описаний, в которых зафиксированы артефакты, которые могут быть восстановлены археологами. Он дает другие виды этнолингвистической информации, такие как религиозные ритуалы и имена богов, методы ведения войны, социальные структуры, торговые пути и языковые группы. Хотя это невозможно проверить, вероятно, можно с уверенностью предположить, что Геродот так же точен в описании этих нематериальных культурных явлений, как и в описании артефактов, и что информация, которую он предлагает, достаточно точна во многих деталях.Мы должны, конечно, быть чрезвычайно осторожными в использовании такой этнолингвистической информации, так как она остается неподтвержденной. Однако тот факт, что Геродот предоставляет нам информацию, которую нельзя восстановить археологическими средствами, в дополнение к конкретным деталям, подобным тем, которые обсуждались выше, делает его сочинения особенно полезными. Безусловно, труд Геродота остается бесценным и сегодня.

скифов и их соседей — Стипендия University Press

Страница

Дата: 23 марта 2022 (п.32) Три скифя и их соседи

Источник:
Кочевники как агенты культурных изменений
Автор (ов):

Anatoly M. Khazanov

Издатель:
Университет Гавайской прессы

DOI: 10.21313/hawaii/9780824839789.003.0003

Социально-политическая организация и политическая культура скифских царств со второй половины VII века до середины III века до н. .Эти государства были основаны на подчинении и взимании дани с оседлых стран и населения. Единственной особенностью скифской государственности были многовековые контакты с греческим миром и его классической цивилизацией. Эти разнообразные контакты способствовали растущему социальному расслоению и культурной фрагментации скифского общества. Поздняя история Скифии, в последние века до н. э. — первые века н. э., характеризовалась усилением процессов оседлости, урбанизации, синкретической культуры, многое заимствовавшей не только от культуры греков, но и от культуры сарматов.Лишь немногие культурные черты сохранили старые скифские традиции. В третьем веке нашей эры последнее скифское царство было разрушено, и скифы навсегда ушли с исторической арены.

Ключевые слова: скифы, древние кочевники, евразийские степи, древний Передний Восток, понтийские греки, лесостепные племена, миграции, общественно-политическая организация, политическая культура, звериный стиль

University Press Scholarship Online требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы.Однако общедоступные пользователи могут свободно осуществлять поиск по сайту и просматривать рефераты и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите, чтобы получить доступ к полнотекстовому содержимому.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому названию, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок см. Часто задаваемые вопросы, и если вы не можете найти ответ там, пожалуйста, связаться с нами .

Воины-амазонки действительно сражались и умирали, как мужчины

В древности амазонки получили дурную славу. Они носили брюки. Они курили травку, покрывали кожу татуировками, ездили на лошадях и дрались не меньше парней. Легенды росли, как сорняки. Они отрезали себе грудь, чтобы лучше стрелять из лука! Они калечили или убивали своих детей-мальчиков! Современные (в основном мужчины) ученые продолжили конфабуляции. Амазонки были закоренелыми феминистками. Ненавистники мужчин. Правонарушители матери.Лесбиянки.

Опираясь на множество текстовых, художественных и археологических свидетельств, Эдриен Майор, автор книги «Амазонки», развеивает эти мифы и переносит нас в поистине дикий и чудесный мир этих древних женщин-воительниц.

Разговаривая из своего дома в Пало-Альто, штат Калифорния, она объясняет, что общего у Джонни Деппа с амазонками, почему дух амазонок прорывается через поп-культуру и кто изобрел брюки.

В наши дни слово Amazon ассоциируется с продажей цифровых книг.Расскажите о настоящих амазонках.

Настоящие амазонки долгое время считались выдуманными. Это были мифические женщины-воительницы, заклятые враги древних греков. Каждому греческому герою или чемпиону, от Геракла до Тесея и Ахиллеса, приходилось доказывать свою храбрость, сражаясь с могущественной царицей-воительницей.

Мы знаем их имена: Ипполита, Антиопа, Фессалия. Но долгое время их считали просто рассказами путешественников или продуктом греческого воображения. Об этом до сих пор спорят многие ученые.Но археология теперь без сомнения доказала, что действительно были женщины, соответствующие описанию, которое греки дали нам об амазонках и женщинах-воительницах.

Греки располагали их в районах к северу и востоку от Средиземного моря на обширных степях Евразии. Археологи раскопали тысячи могил людей, которых греки называли скифами. Они оказываются людьми, женщины которых воевали, охотились, ездили на лошадях, использовали лук и стрелы, как и мужчины. (См. «Мастера золота.»)

Какие археологические доказательства были обнаружены, чтобы показать, что эти мифические существа действительно существовали?

Они раскапывали скифские курганы, которые являются курганами этих кочевых народов. расстояния от Черного моря вплоть до Монголии.Они жили небольшими племенами, поэтому имеет смысл, что каждый в племени является заинтересованным лицом.Все они должны вносить свой вклад в оборону и в военные действия и охоту.Они все должны быть в состоянии чтобы защитить себя.

Великим уравнителем для этих народов было одомашнивание лошадей и изобретение верховой езды, за которым последовало усовершенствование скифского лука, меньшего размера и очень мощного. Если подумать, женщина на коне с луком, обученная с детства, может быть такой же быстрой и смертоносной, как мальчик или мужчина.

Археологи нашли скелеты, похороненные с луками и стрелами, колчанами, копьями и лошадьми. Сначала они предположили, что любой, кто был похоронен с оружием в этом районе, должен был быть воином-мужчиной.Но с появлением тестов ДНК и другого биоархеологического научного анализа они обнаружили, что около трети всех скифских женщин похоронены с оружием и имеют военные ранения, как и мужчины. Женщин также хоронили с ножами, кинжалами и инструментами. Таким образом, захоронение с погребальным инвентарем, кажущимся мужским, больше не считается признаком воина-мужчины. Это неопровержимое доказательство того, что были женщины, отвечающие описанию древних амазонок.

Почему их назвали амазонками?

[Смеется.] Это такая сложная история, что я посвятил ей целую главу. Это единственное, что все, кажется, знают об амазонках: это имя как-то связано с тем, что у них только одна грудь, поэтому они могут легко пустить стрелу или метнуть копье. Но любой, кто смотрел «Голодные игры» или женщин-лучниц, знает, что это абсолютно физиологически нелепая идея. Действительно, ни одно древнегреческое произведение искусства — а их тысячи — не изображает женщину с одной грудью.

Все современные ученые отмечают, что существительное во множественном числе «амазонки» изначально не было греческим словом и не имеет ничего общего с грудью.Представление о том, что «амазонка» означает «без груди», было придумано греческим историком Гелланикосом в пятом веке до нашей эры.

Он попытался придать греческое значение иностранному заимствованному слову: а для «недостаток» и «мазон», что немного походило на греческое слово, означающее грудь. Его идея была отвергнута другими историками того времени, и ни один древний художник не купился на эту историю. Но он приклеился, как суперклей. В двух ранних рецензиях на мою книгу даже утверждалось, что я принимаю эту ложную этимологию. Сегодня лингвисты предполагают, что название происходит от древних иранских или кавказских корней.

Война амазонок с этой греческой вазой четвертого века.

Фото Ivy Close Images, Alamy

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Вы описываете их как «агрессивных, независимых человекоубийц». Были ли амазонки лесбиянками?

Это одна из идей, возникших в наше время. Никто в древности никогда не предлагал этого. Мы знаем, что древние греки и римляне не стеснялись обсуждать гомосексуальность среди мужчин и женщин. Так что, если бы эта идея была распространена в древности, кто-нибудь упомянул бы о ней.

Одно интересное художественное доказательство, которое я нашел, — это ваза, на которой изображена фракийская охотница, преподносящая любовный подарок царице амазонок Пентесилее. Это убедительный признак того, что по крайней мере кто-то думал об идее любовной связи между амазонками. Но то, что у нас нет никаких письменных свидетельств и есть только одна единственная ваза, не исключает того, что амазонки могли иметь отношения друг с другом. Просто это не имеет ничего общего с древней идеей амазонок.

Крепкие узы братства были известной чертой классического искусства и литературы об амазонках. Но современные люди интерпретировали это как сексуальное предпочтение женщин. Это началось в 20 веке. Русская поэтесса Марина Цветаева заявила, что амазонки были символом лесбиянства в древности. Потом это подхватили другие. Но древние греки не считали их лесбиянками. На самом деле они описывали их как любовниц мужчин. Человекоубийцы и любители мужчин.

Вы имеете в виду «Дух Амазонки.» Каковы ее ключевые характеристики?

Я использовал эту фразу в посвящении моей хорошей подруге Солнечному Боку. Она была сильной фигурой, которая верила в равенство между мужчинами и женщинами. Она ездила на мотоциклах, она ездила на лошадях, потом стала первая женщина-железнодорожник. Она была склонна к риску и умерла преждевременной смертью, вероятно, из-за того, что ее жизнь была связана с риском. Она олицетворяла дух амазонок: представление о том, что женщины равны мужчинам и что они могут быть такими же благородными, смелыми и героический.

Это проявляется в произведениях искусства и литературе об амазонках. Греки были одновременно очарованы и потрясены такими независимыми женщинами. Они так отличались от своих жен и дочерей. И все же было увлечение. Они были ими очарованы. Изображения амазонок на росписях ваз всегда изображают их красивыми, деятельными, темпераментными, мужественными и смелыми.

Я разговаривал со специалистом по вазам, специализирующимся на жестах на греческих вазах. Он написал статью о жестах, умоляющих о пощаде, в образах единоборств.Многие из проигравших на дуэлях жестикулируют, прося пощады. Но среди амазонок не так много. У нас есть около 1300 изображений сражающихся амазонок. И только двое или трое из них жестикулируют о пощаде. Таким образом, они показаны чрезвычайно мужественными и героическими. И я думаю, что это дух амазонок.

Амазонки курили марихуану и пили мощный отвар из кобыльего молока, называемый кумысом, который они использовали в ритуалах. Посадите нас у костра в древней Скифии.

На этом изображении древних амазонок, сидящих вокруг своего костра, мы также должны включить мужчин. У нас нет никаких доказательств того, что существовали целые общества, в которых не было ничего, кроме женщин. Когда мы говорим об амазонках, мы имеем в виду скифских женщин. В данном случае скифские женщины-воительницы.

Геродот дает нам очень хорошую картину. Он говорит, что они собрали цветок, или листья, или семена — он не был абсолютно уверен, — сели вокруг костра и бросили эти растения в огонь. Они опьянели от дыма, а потом вставали и танцевали, и кричали, и кричали от радости. Совершенно очевидно, что он имел в виду коноплю, потому что он действительно называет ее каннабисом.Он просто не был уверен, были ли это листья, цветок или бутон. Но мы знаем, что они употребляли интоксиканты. Доказательства этому археологи находят в могилах. Каждого скифа, мужчину и женщину, хоронили с набором для курения конопли, включая маленькую жаровню с углем.

Геродот также описал технику, при которой они строили войлочные палатки типа сауны, вероятно, зимой в степях. Он описывает его как вигвам с войлочным или кожаным навесом. Они брали оборудование для копчения конопли в палатку и накуривались.Они находили детали этих шатров во многих скифских могилах. Они также нашли остатки кумыса, перебродившего кобыльего молока. Я даю в книге рецепт метода замораживания, который они использовали для повышения его потенции. [Смеется.] Не пытайтесь повторить это дома.

Они тоже очень любили татуировки, не так ли?

Много татуировок — красивых, любовно детализированных татуировок в образах фракийских и скифских женщин на росписях ваз. Древнегреческие историки описали практику нанесения татуировок культурно родственными племенами Евразии.

Согласно одному сообщению, скифские женщины научили фракийских женщин делать татуировки. У греков было много рабов из Причерноморья, и все они были татуированы. Они считали татуировки своего рода наказанием. Кто добровольно отметит свое тело? И все же у них снова возникло это влечение и беспокойство по поводу этих чужих культур.

Теперь у нас также есть археологические свидетельства того, что женщины-амазонки были татуированы. Наборы для тату были обнаружены в древних скифских погребениях.Из могил были извлечены замороженные тела нескольких сильно татуированных скифских мужчин и женщин. Знаменитая Ледяная Принцесса — лишь один из примеров: ее татуировки с изображением оленей напоминают татуировки, изображенные на греческих вазах.

Джонни Депп сказал: «Моя кожа — это мой дневник, а татуировки — это истории». Думаю, это хороший способ подумать об этом. Они могли быть инициациями, они могли быть просто украшением, они могли олицетворять особые переживания в реальности или во сне. Мы действительно не знаем.Все, что мы знаем, это то, что они были сильно татуированы, в основном с реальными и фантастическими животными и геометрическими узорами.

Курдские женщины из батальона пешмерга принимают участие в учениях недалеко от Сулеймании, Ирак, 17 сентября 2014 г. Несанкционированное использование запрещено.

Мне так хотелось задать вопрос: кто изобрел брюки?

Греки приписывают изобретение штанов трем разным женщинам-воинам. Медее, мифической волшебнице и принцессе из кавказского региона, приписывают изобретение наряда, который переняли скифы и персы. Двумя другими были царица Семирамида, легендарная ассирийская фигура, и царица Родогуна, что означает «женщина в красном». Греки были не так уж далеко. Штаны изобрели люди, которые впервые оседлали лошадей, — степняки.

Набедренники абсолютно необходимы, если вы собираетесь провести всю жизнь верхом на лошади. Брюки также являются первой индивидуальной одеждой.Их собрали и сшили. Греки носили прямоугольники ткани, скрепленные булавками. Они считали штаны мерзостью, которую носили варвары. Но опять же, они очарованы ими.

На картинах ваз амазонки имеют дико пятнистые, полосатые и клетчатые леггинсы и брюки. Одна из вещей, которые я нахожу наиболее интересной, это то, что не только мужчины отказались от брюк. Гречанки их тоже не носили. И все же мы находим изображения прекрасных амазонок в брюках на женских парфюмерных баночках и шкатулках для драгоценностей. Я думаю, в личной жизни греков происходит что-то, о чем мы еще не знаем.

Был даже остров Амазонки, не так ли?

Да. Это единственный остров у южного побережья Черного моря. Теперь он называется островом Гиресун. Но впервые об этом было написано в версии эпической поэмы Аполлония Родосского «Аргонавты». Когда Ясон и аргонавты плывут на восток по Черному морю, они останавливаются на том, что они называют островом Ареса или островом Амазонки. Там они видят руины храма и алтарь, где, как они утверждают, амазонки приносили в жертву лошадей и поклонялись им перед тем, как отправиться на войну.

Это действительно интересно, потому что это означает, что греки находили руины, связанные с амазонками, еще в бронзовом веке. Это показывает, насколько реальными были для них амазонки. Недавно турецкие археологи нашли руины алтаря и храма, которые упоминаются в «Ясоне и аргонавтах».

В древнем мире у них была плохая пресса, не так ли? Ходили слухи, что они калечили и даже кастрировали маленьких мальчиков. Отделите вымысел от факта.

Идея о том, что амазонки бросали, калечили или убивали маленьких мальчиков, — довольно ранняя история, распространенная среди греков, потому что некоторые авторы предполагали, что общество амазонок должно состоять только из женщин.

Вот тогда возник вопрос: Как они размножаются? Они придумали эти истории о женщинах, соглашающихся встречаться с соседними племенами для размножения. Но что тогда они сделали с мальчиками? Так что были истории, что они либо калечили их, чтобы они не могли участвовать в войне, либо фактически убивали их, чтобы избавиться от них, и оставляли только девочек.

Самая распространенная история заключалась в том, что мальчиков отправляли обратно к отцам на воспитание. Многие современные ученые истолковали это как доказательство того, что они отказались от своих материнских обязанностей.Они не заботятся о своих детях! Их раздают! Бла бла бла.

Но, оказывается, это был очень распространенный у кочевников обычай, называемый приемной семьей. Отправка сыновей на воспитание в другое племя гарантирует, что у вас будут хорошие отношения с этим племенем. Это способ заключения договоров. В древности это было очень распространено.

Филипп Великий был воспитан союзником своего отца. Это было также распространено в средние века в Европе. Это также способ убедиться, что у вас нет инцеста внутри племени.Тот факт, что скифские и фракийские племена, вероятно, практиковали приемную семью, привел к этим рассказам о том, что амазонки отдавали своих сыновей племени отца. Это наверное реальность. Но археологических свидетельств того, что они калечили мальчиков, нет.

Расскажите нам о современных амазонках.

Сегодняшние новости с Ближнего Востока и Сирии полны фотографий курдских женщин-пешмерга, сражающихся с ИГ. Есть фильмы и сериалы с участием смелых женщин-воительниц и даже амазонок. Все началось с «Зены: королевы воинов», затем были мультфильмы «Храбрая сердцем и Мулан», «Голодные игры» и роль Аталанты в фильме «Геркулес». В новом сериале «Викинги» есть все девушки-воительницы. И, конечно же, в «Игре престолов» есть сильные женщины. Так что все действительно знают об идее женщин-воинов.

Будет справедливо сказать, что амазонки, как реальность, так и мечта о равенстве, всегда были с нами. Просто иногда этот огненный дух амазонок скрыт от глаз или даже подавлен. Сейчас они возвращаются в массовую культуру.

Таинственные древние скифы раскрываются по их ДНК

Чудо-женщина должна быть амазонкой, а это означает, что тот, кто придумал ее предысторию, ошибся в ее происхождении.Хотя супергероиня с волшебным лассо предположительно родом с мифического греческого острова Темискира, считается, что амазонки были скифскими женщинами-воительницами, которые отправлялись в бой и были свирепыми лучницами, как и сама Диана.

Это не было нормой для древних (смертных) греческих женщин, несмотря на то, что две богини в их пантеоне были воинами. Но кем были легендарные скифы железного века и как они появились в евразийских степях?

Археогенетик Гвидо Альберто Гнекки-Русконе, который руководил исследованием, недавно опубликованным в Science Advances, работал с междисциплинарной группой ученых над исследованием скифской ДНК 111 древних людей. Хотя многое в их происхождении окутано тайной, новое исследование обнаружило генетические доказательства того, откуда эти загадочные всадники, возможно, пришли и как они пали.

«Самые ранние скифские захоронения обнаружены на Алтае, за ними следует культура тасмола на северо-востоке Казахстана, а затем другие более поздние группы», — сказал Гнекки-Русконе в интервью SYFY WIRE. «Люди из этих культур в целом демонстрируют схожий профиль генетического происхождения, который мы определили как «восточный» генофонд и, следовательно, выдвинули гипотезу об алтайском происхождении, где мы впервые увидели его.

Считается, что скифские группы, такие как саки, пазырыки и тасмола, имеют предки от популяций, впервые появившихся в горах Алтая. Погребения в этом регионе подтверждают эту гипотезу. Замерзшая мумия ныне известной пазырыкской «ледяной девы» была найдена в кургане на Алтае. Вероятно, она была сказительницей или шаманкой высокого статуса, а не воином, поскольку ее похоронили не с каким-либо оружием, а с шестью ее лошадьми. Если бы она когда-нибудь поехала на них в бой, она могла бы погибнуть в могиле.

Что особенно интересно, так это то, как быстро менялось население степи бронзового века, в основном скотоводы, которые не путешествовали далеко, поскольку эти люди, которые никогда не вступали в контакт со скифами до того, как они были поглощены скифскими племенами посредством культурного обмена и смешанных браков. . Именно скифы создали седла и другие приспособления для верховой езды. Были ли они теми, кто представил новые технологические достижения другим народам в этом районе, или наоборот, до сих пор неясно.

«Возможно, мы никогда не узнаем, почему и в деталях, как происходил этот процесс, но какими бы ни были причины, нововведения и достижения, внесенные скифами, скорее всего, произошли также из-за этих встреч между разными людьми и, следовательно, разными культурами», — сказал Гнекки-Русконе.

Что касается настоящих предков Чудо-женщины, древний летописец Геродот ошибся в нескольких вещах. Он думал, что их язык был иранским, и хотя у них не было письменности, есть аргументы в пользу другого происхождения.Он также утверждал, что женщины, готовящиеся к бою, отрезают одну грудь, чтобы иметь преимущество в стрельбе из лука. Фактических доказательств этому нет. Вполне возможно, что они связали одну грудь, чтобы дать им преимущество, и хотя никаких доказательств этого также не было найдено, кровотечение и возможная инфекция от того типа вещей, которые предполагал Геродот, вывели бы их из строя еще до того, как они смогли бы добраться до поля битвы.

Это не единственные области, в которых отчеты Геродота проблематичны.Когда он наблюдал за похоронами павшего скифского царя, он поклялся, что провожающие хардкорно курили марихуану. Свидетельства из нескольких могил показали, что на самом деле они сжигали кориандр, чтобы замаскировать запах смерти.

Хотя скифы раскрывают все больше своих генетических секретов, многие остаются похороненными вместе с ними. Россия, во многом известная как Скифия в железном веке, не так открыта для предоставления ученым доступа к костям или мумиям с бесценной ДНК. «Ледяная дева» вызвала политические и этические потрясения по поводу того, принадлежит ли ее тело с замысловатыми татуировками кургану или музею.Нерешительность в разрешении раскопок вызвала разочарование из-за того, что удалось узнать больше об этих людях, о которых так мало известно. Гнекки-Русконе хочет услышать, как мертвые говорят сами за себя.

«Несмотря на эти захватывающие находки, генетическая сложность скифской эпохи далека от полного описания и анализа», — сказал он. «Многие вопросы о генетической структуре самых западных скифских групп, которые достигли Восточной Европы и Балкан, все еще остаются открытыми. Также генетические процессы связаны с их снижением.

Упадок скифов не был каким-то массовым захватом или кровопролитным сражением. В переходный период после железного века они были поглощены другими народами так же, как они поглотили более ранних скотоводов. С возникновением Персидской империи вместе с конфедерациями хунну и сяньбэй произошел приток кочевых империй с востока и юга в древнюю Скифию. Они также растворились в других европейских группах, таких как славяне. Некоторые считают, что они сами были протославянами.

Пока призраки скифов не расскажут нам больше, очень жаль, что нельзя взять образец ДНК у Чудо-женщины.

Разнообразное питание и ограниченная подвижность бросают вызов стереотипам о древних степных популяциях — ScienceDaily Алисия Р.Вентреска Миллер из Мичиганского университета и его коллеги.

Скифский народ, живший в Причерноморской степи около 700-200 гг. до н.э., часто изображается как культура кочевых воинов. Но эта идея оспаривается археологическими данными, которые указывают на более сложную и разнообразную культуру в этом месте и в то время. В этом исследовании ученые использовали изотопный анализ для изучения моделей питания и мобильности скифского населения.

Авторы измерили изотопы углерода, азота, кислорода и стронция в человеческих зубах и костях из нескольких захоронений скифской эпохи в Украине.Изотопы, отражающие рацион, указывают на то, что в некоторых местах рацион был разнообразным, включая многочисленные одомашненные культуры, а изотопы, отражающие геологическое окружение, указывают на то, что большинство людей не путешествовали на большие расстояния в течение своей жизни.

Эти результаты подтверждают растущее понимание того, что скифское население представляло собой не гомогенную культуру, а более разнообразную группу, которая в некоторых местах вела более оседлый образ жизни с зависимостью от сельского хозяйства. Авторы предполагают, что будущие исследования должны расширить эту работу, чтобы сравнить несколько поколений людей в более разных географических точках.Эта работа поможет археологам продвинуться к более полному представлению о том, что значит быть скифом.

Авторы добавляют: «Наше мультиизотопное исследование бросает вызов романтическим представлениям о широкомасштабных скифских кочевниках. Мы показываем, что в то время как некоторые люди из классических скифских контекстов путешествовали на большие расстояния, большинство оставалось местным в своих поселениях, выращивая просо и разводя скот в смешанных условиях. экономические системы».

Источник истории:

Материалы предоставлены PLOS . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Настоящее лицо мумифицированного воина представлено в Британском музее | Британский музей

Настоящее лицо, скрытое глиняной маской на мумифицированной голове скифского воина, обнаружено впервые почти за 2000 лет. Голова экспонируется на выставке, открывающейся в Британском музее на этой неделе, вместе со сканом, сделанным в больнице Санкт-Петербурга, на котором видно, что у него были прекрасные зубы, рыжие усы, проколотое ухо, дыра в черепе, где его мозги были удалены, и дикая рана, прекрасно зашитая и зажившая, которая первоначально шла от угла его глазницы до кончика челюсти.

Поскольку реальная голова очень похожа на нарисованную маску, куратор Сент-Джон Симпсон предполагает, что слегка улыбающаяся маска молодой женщины рядом с ним, которую еще предстоит отсканировать, также основана на ее внешности.

Ее тело было найдено рядом с его телом в обшитой деревом гробнице, и она почти наверняка не умерла естественной смертью.

Доктор Светлана Панкова с головой во время сканирования в Санкт-Петербурге. Фотография: Британский музей

Греческий историк Геродот оставил яркие свидетельства о кочевых скифских всадниках и лучниках, которые терроризировали своих соседей из империи, простирающейся на протяжении веков от Черного моря до границ Китая.Его рассказы, которые часто подвергались сомнению, были подтверждены недавними археологическими находками, и он писал, что, когда умирал княжеский воин, часто выбирали наложницу, чтобы сопровождать его в могилу вместе со слугами и лошадьми.

— Геродот говорит, что использовалось удавление, так что это было бы относительно быстро и милосердно, — сказал Симпсон. «Лошадей, которых мы находим в гробницах, обычно убивали одним ударом между глаз заостренным боевым топором — вполне гуманно, как болт для упавшей скаковой лошади — так что это может быть еще одним соображением.Он с надеждой добавил: «Мы также должны помнить, что люди действительно умирают от разбитого сердца».

Глиняная маска мужская. Фотография: Британский музей

Сканы были завершены и обработаны так недавно, что впервые их увидели в Лондоне российские кураторы, которые сопровождали впечатляющие заимствования из Эрмитажа в Санкт-Петербурге, в том числе некоторые из первых великолепных золотых пряжек для ремней и украшения для одежды, собранные в XVII веке Петром I.

Выставка «Скифы: воины древней Сибири» также предоставлена ​​новым Национальным музеем Республики Казахстан, Ашмоловской и Королевской коллекцией в Великобритании.

У кочевников не было письменности, и они не строили ничего постоянного, кроме своих гробниц, но, к счастью, хоронили все из своего мира, чтобы мертвые могли использовать его в следующем. Экспонаты включают в себя не только превосходные золотые украшения и изделия из металла, включая оружие и утварь, но и удивительно сохранившиеся в вечной мерзлоте Сибири меха, ткани, деревянную мебель и тару, татуированную человеческую кожу, конскую сбрую и седла, древнейшую пару палочек для еды. когда-либо найденных за пределами Китая, и два куска сыра.

Их роскошный импорт из Китая включал в себя красивые шелка, настолько ценные, что даже обрезки бережно хранились и использовались повторно, в том числе кусок, использованный для отделки детского колчана со стрелами, найденный вместе с мумиями в масках в могильнике Оклахты в Южной Сибири. Там же был и крохотный тулупчик, на котором подушкой была подложена голова мужчины.

В этой же гробнице находились еще два жутких предмета, которые Симпсон надеялся позаимствовать для выставки: буквально соломенные человечки, два чучела в натуральную величину, с глиняными масками, похожими на те, что на настоящих головах.Они были слишком хрупкими для путешествий и до сих пор изучаются, но первые рентгеновские снимки показывают, что они содержат тканевые мешки с кремированными человеческими останками, которые, предположительно, везут верхом через равнины, пока их не приложат к телам, лежащим в семейной гробнице.

Золотая бляшка с изображением скифского всадника с копьем, часть выставки. Фото: В. Теребенин/Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

«Когда я увидел их лежащими в тускло освещенной комнате в Санкт-Петербурге, и один из хранителей поднял голову, сбрасывая соломинки, чтобы посмотреть на меня, это было образ прямо из какого-то голливудского фильма ужасов», — вспоминал Симпсон.«Я повесил фотографию на дверь своего офиса, чтобы сказать: «Держись подальше отсюда». Последние три недели я работал изо всех сил, пытаясь закончить каталог — это было очень эффективно».

  • Скифы: воины древней Сибири, Британский музей, Лондон, 14 сентября – 14 января.

Древние геномы Проследите происхождение и упадок скифов — HeritageDaily

Из-за их взаимодействия и конфликтов с основными современными цивилизациями Евразии скифы пользуются легендарным статусом в историографии и популярной культуре.

Скифы оказали большое влияние на культуры своих могущественных соседей, распространяя новые технологии, такие как седла и другие усовершенствования для верховой езды. Древнегреческая, римская, персидская и китайская империи оставили множество источников, описывающих, с их точки зрения, обычаи и обычаи внушающих страх конных воинов, пришедших из внутренних земель Евразии.

Тем не менее, несмотря на свидетельства из внешних источников, о скифской истории известно немного.Без письменности или прямых источников язык или языки, на которых они говорили, откуда они пришли и в какой степени различные культуры, распространенные на такой огромной территории, были на самом деле связаны друг с другом, остаются неясными.

Переход к железному веку и формирование генетического профиля скифов

Новое исследование, опубликованное в журнале Science Advances международной группой генетиков, антропологов и археологов под руководством ученых из отдела археогенетики Института истории человечества им. Макса Планка в Йене, Германия, помогает пролить свет на историю скифов. со 111 древними геномами ключевых скифских и нескифских археологических культур степей Центральной Азии.

Результаты этого исследования показывают, что существенные генетические изменения были связаны с упадком устойчивых оседлых групп бронзового века и подъемом скифских кочевых культур в железном веке. Их результаты показывают, что после относительно однородного происхождения скотоводов позднего бронзового века на рубеже первого тысячелетия до нашей эры притоки с востока, запада и юга в степь сформировали новые смешанные генофонды.

Многообразие народов Среднеазиатской степи

Исследование идет еще дальше, определяя как минимум два основных источника происхождения кочевых групп железного века.Восточный источник, вероятно, произошел от населения Горного Алтая, которое в течение железного века распространилось на запад и юг, смешиваясь по мере своего перемещения.

Эти генетические результаты совпадают со временем и местами, обнаруженными в археологических записях, и предполагают расширение популяций из района Алтая, где обнаружены самые ранние скифские захоронения, связывая различные известные культуры, такие как саки, тасмола и пазырык, найденные в южный, центральный и восточный Казахстан соответственно.

Удивительно, но группы, расположенные на западном Урале, происходят из второго отдельного, но одновременного источника. В отличие от восточного случая, этот западный генофонд, характерный для ранних савроматско-сарматских культур, оставался в значительной степени постоянным во время распространения сарматских культур на запад с Урала в причерноморско-каспийские степи.

Упадок скифских культур, связанный с новыми генетическими оборотами

Исследование также охватывает переходный период после железного века, обнаруживая новые генетические обороты и события примесей.Эти события усилились на рубеже первого тысячелетия нашей эры, одновременно с упадком, а затем исчезновением скифских культур в Центральной степи.

В этом случае новый дальневосточный евразийский приток правдоподобно связан с распространением кочевых империй восточной степи в первые века н.э., таких как конфедерации хунну и сяньбэй, а также незначительные притоки из иранских источников, вероятно, связанные с экспансия родственной персам цивилизации с юга.

Хотя многие из открытых вопросов по истории скифов не могут быть решены только с помощью древней ДНК, это исследование демонстрирует, насколько сильно менялось и перемешивалось население Евразии с течением времени.

Будущие исследования должны продолжать изучать динамику этих трансевразийских связей, охватывая различные периоды и географические регионы, раскрывая историю связей между западной, центральной и восточной Евразией в далеком прошлом и их генетическое наследие в современных евразийских популяциях.

ИНСТИТУТ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕКА МАКС. ПЛАНКА

Изображение заголовка — Курган 4 некрополя Елеке Сазы в восточном Казахстане — Изображение предоставлено: Зайнолла Самашев

 

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.