Шумерский эпос сказание о гильгамеше: Отзывы о книге Эпос о Гильгамеше («О все видавшем»)

Содержание

26. Сказания о Гильгамеше Первое литературное заимствование

26. Сказания о Гильгамеше

Первое литературное заимствование

Изучив тысячи глиняных табличек и фрагментов, доставленных в Британский музей с холмов, под которыми погребена древняя Ниневия, англичанин Джордж Смит 3 декабря 1862 г. выступил с докладом на заседании только что организованного Общества библейской археологии. Его доклад стал важным событием в деле научного изучения Библии и, в частности, сравнительного анализа библейских текстов.

Дж. Смит объявил, что на глиняной табличке из погребенной под песками библиотеки царя Ашшурбанипала, правившего в VII в. до н. э., он обнаружил и расшифровал древний вариант мифа о потопе, весьма сходный с библейской легендой из Книги Бытия. Его сообщение произвело сенсацию в научных кругах и было восторженно принято широкой публикой. Лондонская газета «Дейли телеграф» немедленно выделила фонды для новой экспедиции в Ниневию. Дж. Смит сам возглавил эту экспедицию, однако его здоровье и характер мало соответствовали условиям работы на Ближнем Востоке, и он скончался на месте раскопок в возрасте 36 лет.

Вскоре после своего доклада Дж. Смит, продолжая изучение табличек и фрагментов из библиотеки Ашшурбанипала, обнаружил, что найденный им миф о потопе представляет собой лишь отрывок какой-то длинной поэмы, которую сами вавилоняне называли «Сказания о Гильгамеше».

Согласно утверждениям древних писцов, этот цикл состоял из 12 сказаний, или песен, около 300 строк каждая. В библиотеке Ашшурбанипала каждое сказание было начертано на отдельной табличке. Легенда о потопе занимает большую часть одиннадцатой таблички.

Со времен Дж. Смита в Ираке было обнаружено множество новых текстов, относящихся к семитическому циклу сказаний — или, как его теперь обычно называют, — эпосу о Гильгамеше. Некоторые из них записаны в древневавилонский период, то есть в XVIII–XVII вв. до н. э. Ранние переводы (начиная со второй половины II тысячелетия до н. э.) отдельных частей эпоса на хурритский и даже на индоевропейский хеттский язык были обнаружены на глиняных табличках во многих местах Малой Азии.

Это доказывает, что в древности вавилонский эпос о Гильгамеше широко изучали и переводили на Ближнем Востоке.

Сегодня в нашем распоряжении имеется примерно 3500 строк этого эпоса. В 1930 г. другой англичанин, покойный археолог Р. Кэмбелл Томпсон, выпустил превосходное полное издание текста сказаний о Гильгамеше. С тех пор появилось еще два более современных перевода на английский язык: первый под названием The Gilgamesh Epic and Old Testament Parallels выпустил Александр Хейдел; второй (в сборнике Ancient Near Eastern Texts) опубликовал Эфраим Шпейзер (редактор — Джемс Причард).

Популярность этих сказаний в древности, да и сегодня, вполне объяснима, ибо с точки зрения раскрытия человеческой психологии и по своей драматичности «Эпос о Гильгамеше» не имеет себе равных в вавилонской литературе. В большинстве произведений вавилонских авторов главную роль играют боги, причем эти боги являются скорее абстракцией, нежели действующими лицами, скорее искусственными символами, нежели олицетворением глубоких духовных сил.

И даже в тех вавилонских сказаниях, где героями выступают смертные люди, они обычно играют чисто механическую роль, не имеют своего лица и оставляют читателя равнодушным. Их образы бескровны и бесцветны, это всего лишь марионетки, необходимые для иллюстрации какого-нибудь до предела стилизованного мифа.

«Эпос о Гильгамеше» — совсем другое дело. Здесь в центре событий — человек, который любит и ненавидит, горюет и радуется, дерзает и изнемогает, надеется и отчаивается. Правда, и тут не обходится без богов: сам Гильгамеш, в соответствии с традициями мифотворчества своего времени, на две трети бог и только на одну треть — человек. Но именно Гильгамеш-человек определяет все развитие эпоса. Боги и их дела составляют лишь фон сказаний, так сказать обрамление, в рамках которого развивается драма героя. И как раз человеческое начало придает этой драме всеобъемлющее, непреходящее значение.

Проблемы и устремления, о которых идет речь в эпосе, близки всем народам всех времен. Это потребность в дружбе, восхваление верности, жажда личной славы, страсть к подвигам и приключениям, неистребимый страх перед неизбежной смертью и всепоглощающее стремление к бессмертию. Все эти противоречивые чувства, вечно тревожащие человеческие сердца, составляют основу сказаний о Гильгамеше, и они придают этой поэме качества, позволившие ей преодолеть границы пространства и времени. Нет ничего удивительного в том, что «Эпос о Гильгамеше» оказал сильное влияние на эпические произведения близких к нему эпох. Даже сегодня нас волнует общечеловеческая тема поэмы, первозданная мощь трагедии древнего героя.

Начинается поэма кратким вступлением, в котором восхваляется сам Гильгамеш и его город Урук. Мы узнаем далее, что Гильгамеш, царь Урука, неугомонный воин, не знающий соперников и не умеющий обуздывать свои желания, угнетает горожан. Особенно им досаждает его поистине раблезианская ненасытность по отношению к прекрасному полу. В отчаянии жители Урука начинают взывать к богам. Боги решают, что Гильгамеш тиранит и угнетает своих сограждан потому, что еще не нашел среди людей себе равного. Они посылают на землю великую богиню-мать Аруру.

Аруру создает из глины могучего Энкиду. Обнаженный, обросший волосами, ничего не ведая о людских делах, Энкиду живет среди диких обитателей равнины. Но именно Энкиду, скорее животному, нежели человеку, предстоит сломить неукротимую гордость Гильгамеша и смирить его разум. Однако сначала необходимо «очеловечить» Энкиду, и эта миссия в основном выпадает на долю женщины. Из Урука приходит блудница и соблазняет Энкиду. В результате, утратив часть своей грубой силы, Энкиду значительно выигрывает в умственном и духовном отношении. Познав любовь женщины, он становится разумным существом, и дикие звери бегут от него. Женщина терпеливо обучает его искусству есть, пить и одеваться так, как это делают люди.

И вот очеловеченный Энкиду готов встретиться с Гильгамешем, чтобы укротить его дерзкий и своевольный нрав. Сны предвещают Гильгамешу появление Энкиду. Похваляясь своей неограниченной властью в Уруке, Гильгамеш устраивает ночную оргию и приглашает на нее Энкиду. Однако тот, проникшись отвращением к Гильгамешу из-за его излишеств, загораживает вход в дом, где должна состояться оргия, чтобы Гильгамеш не смог туда войти.

И вот два титана вступают в единоборство: горожанин Гильгамеш и простой житель равнины Энкиду. Вначале, насколько можно понять, Энкиду берет верх, но тут гнев Гильгамеша почему-то испаряется, и герои заключают друг друга в объятия. Из яростного сражения рождается их долгая и нерушимая дружба, которой суждено стать легендарной. Отныне два неразлучных друга будут вместе совершать самые удивительные подвиги.

Вскоре оказалось, что жизнь в Уруке не радует Энкиду. Излишества и развлечения превращают его в слабое, безвольное существо. Тогда Гильгамеш делится с ним своим смелым планом: он хочет добраться до далекой страны кедрового леса, убить ее стража, могучего Хуваву, срубить кедр и «стереть все зло с лица земли». Энкиду, который прежде свободно бродил по кедровому лесу, предупреждает Гильгамеша о подстерегающей его смертельной опасности. Однако Гильгамеш смеется над его страхами. Он стремится возвысить свое имя и добыть бессмертную славу, вместо того чтобы влачить долгое, но серое существование.

Гильгамеш совещается со старейшинами Урука, получает поддержку от бога солнца Шамаша, покровителя всех странников, и заказывает мастерам Урука гигантское оружие для себя и для Энкиду. Закончив приготовления, они отправляются в путь. После долгого утомительного путешествия герои входят в сказочно-прекрасный кедровый лес, убивают Хуваву и срубают кедр.

Одно приключение влечет за собой другое. Едва успевают героя вернуться в Урук, как богиня любви и сладострастия Иштар влюбляется в красавца Гильгамеша. Суля ему всяческие блага, Иштар уговаривает Гильгамеша разделить ее любовь. Но Гильгамеш уже не тот неукротимый, невоздержанный тиран, каким он был прежде. Он прекрасно знает, что у богини было множество возлюбленных и что она никому не была верна. Поэтому он высмеивает ее предложение и отвергает ее любовь. Разочарованная и жестоко оскорбленная Иштар просит бога неба Ану наслать на Урук небесного быка, чтобы тот убил Гильгамеша и уничтожил его город. Сначала А н у отказывается, но когда Иштар угрожает призвать мертвецов из подземного царства, А н у вынужден уступить.

Небесный бык спускается в Урук и начинает сеять вокруг гибель и опустошение, истребляя сотни воинов. Гильгамеш и Энкиду вступают с ним в бой. Могучим объединенным натиском им удается убить чудовище.

И вот наши герои на вершине славы, весь Урук воспевает их подвиги. Но судьба неумолима, она жестоко и внезапно кладет конец их радости. За участие в убийстве Ху-вавы и небесного быка Энкиду приговорен богами к ранней смерти. Двенадцать дней длится его болезнь, а на тринадцатый он испускает дух на глазах своего друга Гильгамеша, сломленного горем и собственным бессилием перед лицом судьбы. С этого мгновения его не покидает тоскливая мысль о том, что рано или поздно ему уготован такой же конец, как и Энкиду, — неизбежная смерть.

Гильгамеша не утешают ни совершенные им подвиги, ни слава. Теперь его измученная душа жаждет более ощутимого физического бессмертия. Надо искать и найти секрет вечной жизни.

Гильгамеш знает, что в прошлом лишь один человек достиг бессмертия — Утнапиштим, благочестивый и мудрый царь древнего Шуруппака, одного из пяти царских городов, основанных до потопа. (Кстати, холм под которым погребен Шуруппак, был раскопан немецкими и американскими археологами, и там было обнаружено немало глиняных табличек, относящихся к первой половине III тысячелетия до н. в.).

Итак, Гильгамеш решает любой ценой добраться до отдаленного жилища Утнапиштима. Быть может, этот герой, достигший бессмертия, откроет ему свою тайну? Он Долго блуждает по горам и долинам, сражаясь с дикими зверями и страдая от голода. Он переплывает первозданный океан и «воды смерти». Наконец, усталый и обессиленной, он предстает перед Утнапиштимом. Некогда гордый правитель Урука превратился в бродягу, его грязное тело прикрыто лишь звериными шкурами… Гильгамеш просит Утнапиштима открыть ему тайну вечной жизни.

Однако ответ Утнапиштима далеко не утешителен. Царь Шуруппака подробно рассказывает Гильгамешу о беспощадном потопе, который боги ниспослали на землю, чтобы уничтожить на ней все живое. Он сам неминуемо погиб бы, если бы не построил по совету бога мудрости, великого Эа, корабль, на котором можно было спастись. Что касается бессмертия, то оно даровано ему богами. Но найдется ли хоть один бог, который захотел бы дать вечную жизнь Гильгамешу?

Услышав такие речи, наш герой приходит в отчаяние и решает вернуться в Урук. Но тут перед ним загорается слабый свет надежды. По настоянию своей жены Утнапиштим рассказывает Гильгамешу, где добыть волшебную траву молодости. Она растет на дне моря! И вот Гильгамеш погружается в бездну, срывает траву и спешит вернуться в Урук.

Однако боги рассудили по-иному. Пока он купается, змея похищает у него драгоценную траву. Измученный и удрученный герой возвращается в Урук и ищет прибежища за могучими стенами, опоясывающими город.

Таково вкратце содержание сказаний, сохранившихся на первых одиннадцати табличках вавилонского «Эпоса о Гильгамеше». (Что касается так называемой «двенадцатой таблички», которая в сущности не имеет к эпосу прямого отношения, то о ней пойдет речь в конце главы).

Когда были созданы эти сказания? Если сравнить древневавилонский вариант с более поздним ассирийским, то можно прийти к выводу, что весь эпос в целом, в том виде, в каком он дошел до нас, был уже достаточно распространен в первой половине II тысячелетия до н.  э. Что же касается его происхождения, то даже поверхностное знакомство с текстом на основе ономастики неопровержимо доказывает, что в основном сказания о Гильгамеше, несмотря на глубокую древность вавилонской поэмы, все же восходят не к семитическим, а к шумерским истокам. Имена двух главных героев — Гильгамеш и Энкиду — скорее всего шумерские. Родители Гильгамеша носят чисто шумерские имена: Лугальбанда и Нинсун. Богиня Аруру, создавшая Энкиду, — это всемогущая шумерская богиня-мать, известная под именем Нинмах, Нинхурсаг или Нинту (см. гл. 14). Шумерский бог А н, сотворивший для мстительной богини Иштар небесного быка, в вавилонском варианте стал называться Ану. Смерть Энкиду предопределяет тоже бог шумеров — Энлиль. И, наконец, в легенде о потопе главную роль тоже играют шумерские боги.

Но не только эти факты и логика приводят нас к выводу о том, что большая часть сказаний о Гильгамеше зародилась в Шумере. В нашем распоряжении имеются шумерские таблички и фрагменты с текстами этих сказаний, и эти тексты намного древнее вавилонских. В 1911–1935 гг. такие выдающиеся ассириологи, как Радау, Циммерн, Пёбель, Лэнгдон, Чиера, де Женуяк, Гэдд и Фиш, опубликовали 26 шумерских табличек и фрагментов с эпизодами поэмы о Гильгамеше. Четырнадцать из этих текстов опубликовал Э. Чиера.

После 1935 г. мне самому удалось опознать в музеях Стамбула и Филадельфии более 60 дополнительных отрывков, относящихся к «Эпосу о Гильгамеше», и большую часть из них я смог скопировать.

Итак, сегодня мы располагаем довольно существенной частью шумерской поэмы о Гильгамеше. Сравнивая ее с вавилонским эпосом, мы можем точно определить, каким образом и до какой степени вавилонские авторы использовали древнюю шумерскую основу.

Однако вопрос о шумерском происхождении «Эпоса о Гильгамеше» не так-то прост, как может показаться с первого взгляда. В нем есть свои сложности, и если их не уточнить сразу, то легко прийти к ошибочным выводам. Именно поэтому я хочу еще раз изложить суть дела в форме трех последовательных вопросов, подлежащих разрешению.

1. Существует ли шумерский оригинал вавилонского «Эпоса о Гильгамеше» в целом? Иными словами: можно ли ожидать, что будет обнаружен такой шумерский текст, который при всем его отличии по форме и содержанию можно будет по ряду неопровержимых аналогий признать за оригинал, послуживший образцом для более позднего вавилонского эпоса?

2. Если из имеющегося в нашем распоряжении материала нельзя сделать вывод о том, что существует шумерский оригинал вавилонского эпоса в целом, если только отдельные его эпизоды восходят к шумерским истокам, можем ли мы с достаточной уверенностью выделить эти эпизоды?

3. В тех случаях, когда нет в наличии шумерских запи-

сей тех или иных эпизодов, можем ли мы считать, что эти эпизоды более позднего, семитического происхождения или следует думать, что и они имеют более древнюю, шумерскую основу?

Поставив эти вопросы, можно приступить к сравнительному анализу вавилонского эпоса и имеющихся у нас шумерских текстов. Последние включают шесть эпизодов, которые можно назвать так:

1.  «Гильгамеш и Страна живых».

2. «Гильгамеш и небесный бык».

3. «Потоп».

4. «Смерть Гильгамеша».

5. «Гильгамеш и Агга из Киша».

6. «Гильгамеш, Энкиду и подземное царство».

Следует напомнить, что тексты этих сказаний по большей части весьма отрывочны и что перевод их зачастую очень труден и приблизителен, даже в тех случаях, когда в оригинале нет пробелов. Тем не менее эти шумерские тексты позволяют нам с уверенностью ответить на два первых поставленных нами вопроса. И хотя мы не в состоянии с такой же твердой уверенностью ответить на третий вопрос, мы можем уже сегодня прийти к достаточно определенным выводам.

Однако не будем забегать вперед. Сначала следует проанализировать содержание каждой из шести перечисленных выше шумерских поэм.

1. О первой поэме, «Гильгамеш и Страна живых», уже шла речь выше, в главе 25. Это сказание несомненно является аналогом эпизода с кедровым лесом из вавилонского «Эпоса о Гильгамеше». Но если поставить оба произведения рядом, то окажется, что общая у них лишь основа, грубая канва рассказа. В обоих вариантах Гильгамеш хочет отправиться в кедровый лес, его сопровождает Энкиду, он просит и получает помощь от бога солнца, герои добираются до цели своего путешествия, срубают кедр и убивают Хуваву. Однако оба варианта отличаются друг от друга подробностями, построением — и настроением. Например, в шумерском варианте Гильгамеша сопровождает не только Энкиду, но еще пятьдесят воинов из Урука, в то время как в вавилонском варианте с ним идет один Энкиду. В шумерском варианте ничего не говорится о совете старейшин города Урука, который играет значительную роль в семитическом варианте.

2. Шумерская поэма «Гильгамеш и небесный бык» до сих пор не опубликована. Хотя от нее остались только фрагменты, содержание можно все-таки уловить. После лакуны примерно в 20 строк богиня Инанна, которая играла в Шумере такую же роль, как позднее в Вавилоне богиня Иштар, обращается к Гильгамешу, перечисляя уготованные ему дары и милости. Очевидно, в недостающих строках Инанна предлагала Гильгамешу свою любовь. После слов богини — вторая лакуна. Видимо, Гильгамеш отверг любовь Инанны. Когда текст возобновляется, Инанна просит бога неба Ана дать ей небесного быка. В начале Ан отказывается, однако Инанна угрожает призвать себе на помощь великих богов вселенной. Испуганный Ан уступает. Инанна напускает небесного быка на Урук, и он опустошает город. Далее текст вновь становится неразборчивым. Заканчивается он словами Энкиду, обращенными к Гильгамешу. Конец поэмы, несомненно посвященный победе Гильгамеша над небесным быком, к сожалению, отсутствует.

Если сравнить шумерский текст с соответствующим сказанием вавилонского «Эпоса о Гильгамеше», мы увидим, что основные положения и там и тут идентичны. В обеих поэмах Инанна (или Иштар) предлагает свою любовь Гильгамешу, соблазняя его дарами. Гильгамеш и там и тут отказывается от любви богини. Ан (или Ану) против своей воли насылает небесного быка на Урук. Чудовище опустошает город, затем герой его убивает.

Различие между двумя вариантами — и различие разительное, — в деталях. Дары Инанны совсем не похожи на дары Иштар. В вавилонском варианте отказ Гильгамеша занимает 56 строк, он изобилует ссылками на вавилонскую мифологию и пересыпан вавилонскими пословицами, в то время как в шумерском варианте его ответ гораздо короче. Наконец, разговор Инанны с Аном совсем не походит на разговор Иштар с Ану. Отсюда можно заключить, что подробности заключительной, до сих пор неизвестной, части шумерской поэмы тоже вряд ли сходны с концовкой вавилонского варианта.

3. Шумерская поэма о потопе уже разбиралась в главе 22, где полностью приведен отрывок, описывающий страшное наводнение. Это же событие стоит в центре одиннадцатого сказания о Гильгамеше из вавилонской библиотеки. Тот факт, что шумерский миф о потопе никак не связан с шумерскими поэмами о Гильгамеше, дает нам ключ к пониманию того, каким образом вавилонские авторы производили литературные заимствования.

Шумерский рассказ о потопе представляет собой лишь часть мифологической поэмы о том, как Зиусудра получил бессмертие. Однако вавилонские авторы умело использовали этот эпизод в своих собственных целях. Так, в их эпосе, когда измученный Гильгамеш приходит, наконец, к Утнапиштиму (вавилонскому Зиусудре) и просит открыть ему тайну вечной жизни, тот не дает ему короткого и ясного ответа. Вместо этого вавилонские авторы, воспользовавшись случаем, вкладывают ему в уста вавилонскую версию мифа о потопе. Поскольку первая часть шумерского варианта, относящаяся к сотворению мира, вавилонянам здесь была совершенно не нужна, они ее попросту опустили. Остался только рассказ о самой катастрофе, который заканчивается обожествлением Зиусудры. При этом в новой версии рассказ ведется от первого лица, — говорит сам Утнапиштим (Зиусудра), в то время как в шумерском варианте обо всем происходящем повествует от третьего лица безымянный поэт.

Кроме того, изменены многие частности. В шумерском варианте Зиусудра — царь набожный, смиренный и богобоязненный. Вавилонские же авторы не приписывают своему Утнапиштиму таких качеств. С другой стороны, в их варианте гораздо больше подробностей, относящихся к постройке корабля и к описанию самого потопа и причиненных им разрушений. В шумерском варианте потоп продолжается семь дней и семь ночей; в вавилонском — шесть дней и семь ночей. Наконец, вавилонский Утнапиштим выпускает из ковчега птиц, чтобы определить, спадает ли уровень воды, в то время как в шумерском варианте этого эпизода нет.

4. Текст шумерской поэмы, условно названной нами «Смерть Гильгамеша», до сих пор весьма отрывочен. Из того, что сохранилось, можно понять следующее (см. Ancient Near Eastern Texts, pp. 50–52). По-видимому, Гильгамеш продолжает поиски бессмертия, но в конце концов узнает, что человек не может достичь вечной жизни. Ему были суждены власть и слава, он мог совершать подвиги и выигрывать сражения, но бессмертие ему не дано.

Несмотря на всю фрагментарность шумерского текста нетрудно установить, что именно он послужил источником целого ряда отрывков, записанных на девятой, десятой и одиннадцатой табличках вавилонского «Эпоса о Гильгамеше». В них содержится мольба героя о бессмертии и как бы в ответ на нее утверждение, что смерть — удел всех людей. Но весьма любопытно, что в вавилонском варианте отсутствует описание смерти Гильгамеша, которое имеется в шумерской поэме.

5. В вавилонском эпосе нет никаких аналогий с шумерской поэмой «Гильгамеш и Агга из Киша», о которой шла речь в главе 5. Это одно из самых коротких эпических сказаний древнего Шумера — в нем всего 115 строк. Тем не менее оно представляет интерес со многих точек зрения. Прежде всего в нем действуют только люди; в отличие от прочих шумерских эпических сказаний здесь нет мифологических мотивов со всевозможными божествами. Далее, это произведение имеет большое историческое значение, так как в нем приводится ряд доселе неизвестных фактов из раннего периода междоусобной борьбы между шумерскими городами-государствами. И наконец, эта эпическая поэма представляет особый интерес для истории политической мысли и политических учреждений, ибо в ней говорится о том, что уже около 2800 г. до н. э. в Шумере существовало нечто вроде демократического двухпалатного парламента. Возможно, именно эти факты и заставили вавилонских редакторов изъять эпизод «Гильгамеш и Агга из Киша» из своего варианта эпоса. В этой поэме нет ничего сверхъестественного и сверхчеловеческого, что так характерно для эпической поэзии.

6. Что касается последней шумерской поэмы, «Гильгамеш, Энкиду и подземное царство», и заимствований из нее в вавилонском эпосе, то об этом я скажу ниже, в конце главы.

На этом можно пока закончить сравнительный анализ шумерского текста, предпринятый нами. Попытаемся же теперь ответить на три вопроса, о которых говорилось выше.

1. Существует ли шумерский оригинал вавилонского «Эпоса о Гильгамеше» в целом?

По всей видимости, не существует. Шумерские поэмы сильно различаются по своему объему, это отдельные произведения, не связанные между собой. Вавилоняне переработали шумерские сказания, связали их в единое целое с единым сюжетом. Это всецело их нововведение и их заслуга.

2. Можно ли выделить в вавилонском «Эпосе о Гильгамеше» эпизоды, восходящие к шумерским истокам?

Да, до известной степени можно. Мы знаем шумерские варианты эпизода с кедровым лесом (III–V таблички вавилонского эпоса), эпизода с небесным быком (VI табличка), ряда сцен из «поисков бессмертия» (IX, X и XI таблички), миф о потопе (XI табличка). Все эти эпизоды — шумерского происхождения. Однако их вавилонские версии отнюдь не являются рабским подражанием. От шумерского оригинала в них сохранилась лишь основа сюжета.

3. Как же обстоит дело с эпизодами «Эпоса о Гильгамеше», которые не имеют шумерских аналогий?

К этим эпизодам относится введение, которым начинается эпос, рассказ о том, каким образом Гильгамеш и Энкиду стали друзьями (таблички I и II), и рассказ о смерти и погребении Энкиду (таблички VII и VIII). Следует ли считать, что эти эпизоды придуманы самими вавилонянами или они тоже восходят к неведомым нам шумерским источникам? На такой вопрос нельзя дать точного ответа. Тем не менее анализ вавилонского эпоса в сопоставлении с дошедшими до нас мифологическими и эпическими текстами древнего Шумера позволяет сделать ряд хотя не окончательных, но все же весьма любопытных выводов.

Рассмотрим для начала вступление в вавилонский «Эпос о Гильгамеше». Поэт описывает своего героя как все познавшего и все повидавшего странника, который воздвиг стены Урука; после этого следует описание стен города в форме риторического обращения к читателю. Ни в одном шумерском тексте мы еще не встречали подобного литературного приема. Поэтому очевидно, что вступительная часть эпоса является оригинальным вавилонским произведением.

Рассказ о событиях, в результате которых Гильгамеш и Энкиду стали друзьями, следующий сразу же за введением, занимает большую часть табличек I и II вавилонского эпоса. Он распадается на такие эпизоды: бесчинства Гильгамеша; сотворение Энкиду; «грехопадение» Энкиду; сон Гильгамеша; «очеловечивание» Энкиду; единоборство героев. Эта единая цепь событий логически завершается возникновением дружбы Энкиду и Гильгамеша. Мотив дружбы, по всей вероятности, был затем использован поэтом как завязка для рассказа о походе друзей в кедровый лес. Подобной мотивировки нет в шумерской версии, и вряд ли мы найдем в текстах древнего Шумера что-либо сходное с последовательной, логической цепью событий, характерной для вавилонского эпоса. Однако для отдельных эпизодов этой цепи наверняка отыщутся шумерские прототипы, пусть даже не из цикла о Гильгамеше.

Мифологические мотивы сотворения Энкиду, сна Гильгамеша и единоборства героев несомненно восходят к шумерским истокам. Что же касается «грехопадения» и «очеловечивания» Энкиду, то здесь следует быть более осторожным. Легенда, связывающая человеческую мудрость с познанием женщины, весьма любопытна, но кому мы обязаны ее возникновением — шумерам или семитам? К сожалению, мы пока не можем ответить на этот вопрос.

Зато рассказ о смерти и погребении Энкиду почти не вызывает сомнений: по всей видимости, этот эпизод чисто вавилонского происхождения. В шумерской поэме «Гильгамеш, Энкиду и подземное царство» Энкиду не умирает в буквальном смысле этого слова: он становится добычей адского чудовища, демона Кура, который увлекает Энкиду в свое мрачное царство за то, что тот сознательно нарушил запреты подземного мира. Эпизод с гибелью Энкиду явно был придуман вавилонскими авторами, чтобы мотивировать стремление Гильгамеша к бессмертию и привести эпос к трагической развязке.

Подведем итог. Многие эпизоды вавилонского эпоса бесспорно восходят к шумерским поэмам о Гильгамеше. Даже в тех случаях, когда у нас нет прямых аналогий, можно отыскать отдельные темы и мотивы, заимствованные из шумерских мифологических и эпических источников. Но вавилонские поэты, как мы уже видели, никогда не копируют шумерский текст. Они изменяют и перерабатывают материал в соответствии со своими вкусами и традициями, так что в результате от шумерского оригинала остается лишь самая основа. Что же касается линии сюжета — неудержимого, рокового хода событий, которые приводят мятущегося, дерзающего героя к неизбежному горестному прозрению, — то здесь вся заслуга несомненно принадлежит не шумерам, а вавилонянам. Поэтому следует по всей справедливости признать, что, несмотря на многочисленные заимствования из шумерских источников, «Эпос о Гильгамеше» — это творение семитических авторов.

Однако все сказанное выше относится лишь к первым одиннадцати табличкам эпоса. Двенадцатая — последняя — табличка представляет собой просто-напросто дословный перевод второй половины шумерской поэмы «Гильгамеш, Энкиду и подземное царство» на семитический аккадский язык — он же вавилонский или ассирийский. Вавилонские писцы присоединили эту табличку ас первым одиннадцати, совершенно не заботясь о смысле и последовательности.

Уже давно возникло подозрение, что двенадцатая табличка является всего лишь приложением к первым одиннадцати, составляющим связное целое. Но доказать это удалось лишь после того, как текст шумерской поэмы «Гильгамеш, Энкиду и подземное царство» был окончательно восстановлен и переведен. Тем не менее еще в 1930 г. бывший хранитель отдела Древнего Востока Британского музея Дж. Гэдд, опубликовав найденную в Уре шумерскую табличку с частичным текстом этой поэмы, установил тесную связь между нею и двенадцатой табличкой семитического эпоса.

Полный текст поэмы «Гильгамеш, Энкиду и подземное царство» до сих пор не опубликован (см. «Гильгамеш и дерево хулуппу» в Assyriological Study, No. 8, Oriental Institute of the University of Chicago, а также Sumerian Mythology). Поэма начинается вступлением в 27 строк, не имеющим ничего общего с ее дальнейшим содержанием. Первые 13 строк дают весьма важные сведения о том, как шумеры представляли себе сотворение мира (об этом шла речь в главе 14 нашей книги), а последующие 14 строк описывают единоборство бога Энки с чудовищем Куром (см. гл. 25). Затем начинается собственно рассказ:

Когда-то на берегу реки Евфрат росло маленькое дерево «хулуппу» (очевидно, что-то вроде ивы). Воды реки питали его, и оно хорошо росло, но однажды на него налетел свирепый Южный Ветер, а разлив затопил его. Тогда проходившая мимо богиня Инанна взяла деревце и перенесла его в свой город Урук. Она посадила деревце в своем священном саду и начала за ним ухаживать, предполагая сделать из него ложе и кресло, когда оно вырастет.

Прошли годы. Дерево сильно выросло. Но когда Инанна захотела его срубить, оказалось, что в корнях дерева поселилась «не поддающаяся заклинаниям змея», в кроне вывела птенцов птица Имдугуд, а в стволе устроила себе дом Лилит[31]. И вот Инанна горько заплакала.

Когда наступило утро и ее брат, бог солнца Уту, вышел из своей опочивальни, Инанна со слезами рассказала ему о том, что приключилось с ее деревом. Тем временем Гильгамеш, очевидно, услышав жалобы Инанны, решил ей помочь, как подобает истинному рыцарю. Он надевает свои доспехи, весящие пятьдесят мин[32], берет свой топор, весом в семь талантов и семь мин[33], и убивает «не поддающуюся заклинаниям змею». Испуганная птица Имдугуд улетает вместе с птенцами в горы, а Лилит разрушает свой дом и удаляется в пустыню. С помощью жителей Урука Гильгамеш валит дерево и преподносит его Инанне, чтобы та сделала кресло и ложе для себя. Но, видимо, Инанна к тому времени передумала. Из ствола дерева она сделала «пукку» (вероятно, барабан), а из ветви — «микку» (барабанную палочку). Следующие 12 строк рассказывают о том, что сделал Гильгамеш с этими «пукку» и «микку». Хотя текст сохранился полностью, понять его пока не удалось. Видимо, Гильгамеш предается каким-то сумасбродствам, от которых страдают жители Урука. Когда текст снова становится понятным, мы узнаем, что «пукку» и «микку» провалились в ад «из-за жалоб юных дев». Гильгамеш пытается заполучить «пукку» и «микку» обратно, но безуспешно. Тогда он усаживается у врат ада и начинает горько сетовать:

«О мой пукку! О мой микку!

Мой пукку с мощью необоримой,

Мой микку с ритмом плясовым несравненным!

Мой пукку был со мной прежде в доме плотника,—

Жена плотника была мне тогда словно мать, что меня родила,

Дочь плотника была мне тогда, как младшая сестра.

Мой пукку, кто вынесет его из подземного царства?

Мой микку, кто вынесет его из подземного царства?»

Тут слуга Гильгамеша Энкиду предлагает спуститься в ад и принести оттуда своему хозяину его «пукку» и «микку»:

«О господин мой, почему ты плачешь, почему твое сердце скорбит?

Твой пукку, я принесу его из подземного царства.

Твой микку, я принесу его из подземного царства»..

Гильгамеш, услышав столь великодушное предложение, предупреждает Энкиду о различных запретах подземного царства, которые тот никоим образом не должен нарушать:

Гильгамеш сказал Энкиду:

«Если ты сейчас спустишься в подземное царство,

Я скажу тебе слово, — внимай ему!

Я дам тебе совет, — следуй ему!

Не надевай чистых одежд,

Иначе служители (ада) набросятся на тебя, как на врага.

Не умащайся благовонием из сосуда „бур“,

Иначе на запах его они сбегутся к тебе.

Не бросай метательную дубинку в подземном царстве,

Иначе те, кого она заденет, столпятся вокруг тебя.

Не бери в руки посох,

Иначе тени слетятся к тебе.

Не надевай на ноги сандалий,

Не кричи громко в подземном царстве,

Не целуй свою любимую жену,

Не бей свою нелюбимую жену,

Не целуй любимого сына,

Не бей нелюбимого сына,

Иначе рыдания Кура оглушат тебя,

(Рыдания) по той, что покоится, по той, что покоится,

По матери Ниназу, что покоится,

Чье священное тело не прикрыто одеждами.

Чья священная грудь не обернута тканями».

В этом отрывке под «матерью Ниназу», очевидно, подразумевается богиня Нинлиль, которая, согласно мифу о рождении бога луны Сина, опустилась вслед за Энлилем в ад (см. гл. 14).

Энкиду опустился в подземное царство, но не последовал советам Гильгамеша. Наоборот, он совершает все то, от чего его предостерегали. Поэтому Кур схватил его, и он не смог вернуться на землю. Гильгамеш один отправился в Ниппур, чтобы принести жалобу Энлилю:

«Отец Энлиль, мой пукку упал в подземное царство,

Мой микку упал в подземное царство.

Я послал Энкиду за ними, и Кур захватил его.

Намтар[34] не смог завладеть им, Асаг[35] не смог завладеть им,

Но Кур захватил его.

Коварный ловец Нергала[36], никого не щадящий, не смог завладеть им,

Но Кур захватил его.

В сражении, где торжествует храбрость, он не был повержен,

Но Кур захватил его!»

Однако Энлиль отказывается помочь Гильгамешу, и тот отправляется в Эриду, чтобы обратиться с той же жалобой к Энки. Мудрый Энки приказывает богу солнца Уту проделать в крыше подземного царства отверстие, чтобы тень Энкиду могла вернуться на землю. Уту повинуется, и вот тень Энкиду приходит к Гильгамешу. Господин и слуга обнимаются, затем Гильгамеш просит Энкиду рассказать о том, что он видел в подземном царстве.

Задавая первые семь вопросов, Гильгамеш интересуется, как принимают в аду тех, у кого было «от одного до семи сыновей». Дальнейший текст поэмы сохранился плохо: остались лишь отрывки, в которых Гильгамеш и Энкиду говорят о том, какая участь уготована в царстве мертвых дворцовым слугам, матерям, воинам, павшим в бою, людям, о тенях которых никто на земле не заботится, и тем, кто остался на равнине без погребения.

Вавилонские писцы перевели вторую часть этой поэмы практически дословно и присоединили возникшую таким образом двенадцатую табличку к «Эпосу о Гильгамеше». Для ученых это было бесценным открытием, ибо с помощью шумерского текста удалось восстановить многие слова, фразы и целые строки, недостающие в аккадском варианте и, таким образом, наконец-то прояснить смысл двенадцатой таблички, долгое время остававшийся непонятным, несмотря на усилия целой плеяды выдающихся ассириологов.

Гильгамеш не был единственным героем Шумера. Его предшественники, Энмеркар и Лугальбанда, пользовались у шумерских поэтов не меньшей популярностью. Можно даже сказать, что у шумеров, если судить по их эпической литературе, была целая эпоха героев. Об этом и пойдет речь в следующей главе.

Анализ Эпоса о Гильгамеше, философские проблемы

Все народности имеют своих героев. В древней Месопотамии таким прославленным героем был царь Гильгамеш — воинственный и мудрый, ищущий бессмертия. Найденные таблички с письменами, повествующие о нем, возможно, являются самым первым памятником литературного мастерства.

Кто такой Гильгамеш?

Легенда о Гильгамеше — это также бесценный источник знаний о верованиях шумеров. В древней Месопотамии царем Урука (сильного и развитого по тем временам населенного города-царства) был жестокий в юности Гильгамеш. Он был силен, упрям, и не питал уважения к богам. Его сила настолько превосходила силу земного человека, что он мог побороть быка или льва одними руками, как это делал библейский герой Самсон. Он мог пойти на иной край света, чтобы увековечить свое имя; и переплыть море Смерти, чтобы дать людям надежду на бессмертную жизнь на земле.

Скорее всего, после его кончины народ столь высоко вознес в сказаниях своего царя, что назвал его на две трети богом, и лишь на одну треть — человеком. Он достиг такого почитания благодаря неуемной жажде найти богов и потребовать себе вечной жизни. Именно этот сюжет описывает вавилонское сказание о Гильгамеше.

Это сказание о герое, познавшем много бед в странствиях, анализируют философы и теологи, в надежде найти ответы на вечные вопросы о жизни и смерти, которые возможно знали шумеры.

Друг Гильгемеша – Энкиду

Еще один главный герой эпоса — сильный Энкиду, который пришел от богов, чтобы убить Гильгамеша. Столь жестоко царь Урука обращался с народом, что люди молили верховную богиню создать противника для своего царя, чтобы молодому воителю было куда девать молодой задор и воинственную силу.

И создала богиня шумера по просьбам страждущих полузверя и получеловека. А имя он получил Енкиду – сын Энки. Он пришел сражаться и победить Гильгамеша. Но когда ему не удалось победить соперника в поединке, Энкиду с Гильгамешем смирились с тем, что силы их могучие одинаковы. Впоследствии Гильгемеш стал Енкиду лучшим другом. И Гильгамеш даже привел его к матери – богине Нинсун, чтобы она благословила полузверя как родного брата для своего сына.

Вместе с Энкиду герой отправился в страну кедров. Судя по всему, страной кедров назывался современный Ливан. Там они убили стража кедрового леса — Хумбабу, за что и пострадал сын Энки.

Согласно легенде, он умер от болезни спустя 12 тяжелых дней вместо самого Гильгамеша. Царь горько оплакивал своего близкого друга. Но самому Гильгамешу было суждено продолжить путь на земле. Краткое содержание эпоса о Гильгамеше дает представление о том, как сильно изменила дружба с этим существом непочтительного к богам Гильгамеша. А после кончины этого героя царь снова в корне преобразился.

Таблички с преданиями

Ученых всех стран интересует вопрос о том, где был создан эпос о Гильгамеше. Эпос был написан на глиняных табличках. Есть предположение, что написана легенда где-то в 22 в. до н.э. Обнаружились 12 табличек с клинописными текстами в конце 19 века. Самую первую из них (ту, что повествует о потопе) нашли при раскопках библиотеки древне-ассирийского царя Шурбанипалла. В то время на этом месте находился город Ниневия. А сейчас это территория нынешнего Ирака.

А далее исследователь Джордж Смит оправился на поиски иных таблиц на территории Древнего Шумера. Всего в эпосе 12 песен, в каждой из которых по 3000 стихотворных строк текста. Сейчас все эти глиняные таблички хранятся в английском музее всемирной истории.

Позже, после смерти Д. Смита, были найдены и расшифрованы другие таблички. Найден шумерский «Эпос о Гильгамеше» на сирийском, аккадском и еще 2 древних языках.

Кем был записан эпос: версии

Кто написал поэму, ученым-ассириологам неизвестно. Сказание о герое, способном переносить самые страшные тяготы ради высшей цели — самая ценная книга Шумера. Некоторые легенды говорят, будто бы сам Гильгамеш после своего прихода из неведомых стран взялся писать резцом на глине о своих приключениях, дабы предки о них не забыли. Но это маловероятная версия. Написать поэму мог человек, обладающий мышлением художника и художественным слогом, тот, кто верил в силу слова, а не оружия.

Кто-то в народе, кто обладал явным литературным талантом, объединил все разрозненные легенды в единую историю и написал ее в виде поэмы. Эта поэма о Гильгамеше, дошедшая до наших дней, считается первейшим литературным произведением.

Краткое содержание эпоса о Гильгамеше

Поэма о Гильгамеше начинается с описания того, как молодой и взбалмошный царь завоевал Урук и отказывался подчиняться царю города Киш Агге. Вместе с молодыми воинами он отстаивает свое царство, приказывает строить каменную стену вокруг города. Это первое упоминание о Гильгамеше. Далее в мифе рассказывается о Гильгамеше и дереве хулуппу (ива, посаженная на берегу реки Евфрат богами), в стволе которого затаилась демоница Лилит. А в корень дерева, посаженного богами, зарылась огромная змея. Гильгамеш здесь показан как храбрый защитник, не позволивший сразить могучее дерево, полюбившееся ассирийской богине любви Инанне.

Когда богиня плодородия Иштар (Исида у греков) оценила мужество молодого царя, она приказала ему стать её мужем. Но Гильгамеш отказался, за что боги направили на землю грозного и огромного быка, жаждущего погубить героя. Гильгамеш вместе с верным и выносливым другом одолевают быка, так же как и великана Хумбабу.

И мать царя, когда тот задумал поход, была чрезвычайно встревожена и просила не идти в бой против Хумбабы. Но все же Гильгамеш никого не слушал, а решал все сам. Вдвоем с другом они побеждают великана, охраняющего кедровый лес. Они вырубают все деревья, выкорчевывают громадные корни. Друзья не использовали эти деревья ни для строительства, ни для чего иного. Кедры имеют в эпосе только какой-то сакральный смысл.

Затем за убийство великана и вырубку сакрального леса боги убивают Энкиду. Он скончался от неизведанной болезни. Несмотря на все мольбы, боги не смилостивились над полузверем. Так рассказывает шумерский эпос о Гильгамеше.

Гильгамеш одевает на себя рубище и отправляется в неведомый путь, дабы найти истинное знание о том, что такое смерть, и вымолить у высших сил вечную жизнь. Он пересек воды смерти, не побоялся прийти к другому её берегу, где жил Утнапиштим. Тот поведал Гильгамешу о цветке, что растет на дне моря Смерти. Только тот, кто сорвет дивный цветок, может продлить свою жизнь, но все же не навечно. Гильгамеш привязывает тяжелые камни к сильным ногам, и бросается в море.

Найти цветок ему удалось. Однако по пути домой он окунается в прохладный пруд, а цветок оставляет на берегу без присмотра. И в это время змей ворует цветок, на глазах героя становясь моложе. А Гильгамеш вернулся домой, разбитый своим поражением. Ведь он никогда не позволял себе проигрывать. Вот такое краткое содержание эпоса о Гильгамеше.

Библейский потоп в легенде Древнего Шумера

Первый правитель города Урук существовал несомненно. Миф о Гильгамеше — не совсем выдумка. Однако по прошествии тысячелетий образ реального человека и вымысел слились так, что разделить сегодня эти образы не представляется возможным.

Поэма о Гильгамеше содержит развернутый рассказ о Всемирном потопе. Идя по пути, который открыт лишь одному Солнцу, Гильгамеш приходит за ответами на свои вопросы к царству Утнапиштима — единому среди людей бессмертному. Прапредок Утнапиштим, знавший все тайны, повествовал ему об ужасном потопе в древности и построенном корабле спасения. Прототип прапредка Утнапиштима — это ветхозаветный Ной. Откуда шумерам известна эта история о библейском потопе — непонятно. Но согласно библейским сказаниям, Ной действительно жил более 600 лет, и мог считаться бессмертным для представителей иных народов.

Найденная в землях, которые ранее были ассирийскими «Легенда о Гильгамеше, о все видавшем» — находка небывалой значимости, так как дает пищу для размышлений. Эту легенду сравнивают по значению с «Книгой мертвых» египетского народа и даже с Библией.

Основная идея поэмы

Идея поэмы не нова. Трансформация характера героя присуща многим старым легендам. Для таких исследований особенно ценен найденный эпос о Гильгамеше. Анализ верований шумеров, их представлений о жизни и богах, их понятия о том, какова жизнь после смерти – все это продолжают исследовать до сих пор.

Какая же основная идея прослеживается в легенде? В результате своих странствий Гильгамеш не получает того, что искал. В конце сказания, как описывает миф о Гильгамеше, цветок бессмертия оказывается у хитрой змеи. Но духовная жизнь в герое эпоса зарождается. Отныне он верит в то, что бессмертие возможно.

Краткое содержание эпоса о Гильгамеше не подчинено строгому логическому изложению. Поэтому нет возможности проследить последовательно, как развивался герой, какие были у него интересы. Но в легенде говорится, что Гильгамеш стремился к славе, как никто другой. Поэтому он идет на опасное сражение с великаном Хумбабой, от которого героя спасает только просьба к богу Шамашу его матери–богини. Бог Шамаш поднимает ветер, застилающий взор великану, и тем помогает героям в их победе. Но Гильгамешу снова нужна слава. Он идет дальше. Идет в воды смерти.

Все же в конце поэмы царь обретает покой души, когда видит почти готовые стены вокруг царства Урук. Его сердце возрадовалось. Герой эпоса открывает для себя мудрость бытия, которая гласит о бесконечности души, трудящейся ради других. Гильгамеш чувствует облегчение — он смог что-то сделать для будущих поколений.

Он прислушался к совету богов, что был дан ему в саду: человек смертен по природе, и нужно ценить свою короткую жизнь, уметь радоваться тому, что дано.

Анализ некоторых философских проблем, затронутых в эпосе

Наследник трона и герой в столь древнем источнике, как поэма о Гильгамеше, проходит через различные испытания и преображается. Если в начале царь предстает в образе необузданного, своенравного и жестокого юноши, то после гибели Енкиду он уже способен на сердечную глубокую скорбь по другу.

Впервые осознавая тщетность существования, испытывая страх перед смертью тела, герой поэмы обращается к богам, чтобы узнать тайны жизни и смерти. Отныне Гильгамеш не может просто править своим народом, он хочет узнать о тайне смерти. Его душа приходит к полному отчаянию: как неуемная сила и энергия в теле Энкиду могла погибнуть? Этот огонь души ведет героя все дальше от родной земли, дает силы для преодоления небывалых трудностей. Так трактуется эпос о Гильгамеше. Философские проблемы бытия и небытия также просвечиваются в этих стихах. Особенно в отрывке, гласящем о потерянном цветке, якобы дарующем заветное бессмертие. Этот цветок — явно философский символ.

Более глубокое трактование этого эпоса — это преображение духа. Гильгамеш из человека земли превращается в человека неба. Образ Энкиду может трактоваться как звериные инстинкты самого царя. А борьба с ним означает сражение с самим собой. В конечном итоге царь Урука побеждает свое низшее начало, приобретает знания и качества характера существа на две трети божественного.

Сравнение эпоса о Гильгамеше с «Книгой мертвых» египтян

Яркую аллюзию можно обнаружить в истории перехода Гильгамеша через воды мертвых с помощью Харона. Харон в египетской мифологии – это глубокий тощий старик, который перевозит усопшего из мира смертных в иной мир и получает за это плату.

Также сказание о Гильгамеше упоминает о том, каков по верованиям ассирийцев мир мертвых. Это гнетущая дух обитель, где вода не течет, не растет ни одно растение. А человек плату за все деяния получает только при жизни. Причем жизнь его заведомо коротка и бессмысленна: «Только боги с Солнцем пребудут вечно, а человек — сочтены его годы…»

Египетская же «Книга мертвых» — папирус, где записаны различные заклинания. Второй раздел книги посвящен тому, как души попадают в подземный мир. Но если Осирис решал, что душа сделала больше блага, её отпускали и разрешали быть счастливой.

Гильгамеша после общения с богами отправляют обратно в его мир. Он проходит омовение, надевает на себя чистые одежды, и хоть и теряет цветок жизни, является в родной Урук обновленным, освященным благословением.

Эпос в переводе Дьяконова

Русский востоковед И.М. Дьяконов в 1961 году начал переводить эпос. В своей работе переводчик опирался на уже готовый перевод В.К. Шилейка. Эпос о Гильгамеше у него получился наиболее точным. Он проработал множество древних материалов, и к этому времени было уже известно научному миру, что прототип героя все-таки существовал.

Это ценный литературный и исторический документ — эпос о Гильгамеше. Перевод Дьяконова переиздавали в 1973 году и еще раз уже 2006 году. Его перевод — мастерство филологического гения, умноженное на ценность древней легенды, памятника истории. Поэтому все те, кто уже прочел и оценил вавилонское сказание, сказание о Гильгамеше, отзывы о книге оставили замечательные.

Гильгамеш имя. Мифы и легенды. Кем был записан эпос: версии

Все народности имеют своих героев. В древней Месопотамии таким прославленным героем был царь Гильгамеш — воинственный и мудрый, ищущий бессмертия. Найденные таблички с письменами, повествующие о нем, возможно, являются самым первым памятником литературного мастерства.

Кто такой Гильгамеш?

Легенда о Гильгамеше — это также бесценный о верованиях шумеров. В древней Месопотамии царем Урука (сильного и развитого по тем временам населенного города-царства) был жестокий в юности Гильгамеш. Он был силен, упрям, и не питал уважения к богам. Его сила настолько превосходила силу земного человека, что он мог побороть быка или льва одними руками, как это делал библейский герой Самсон. Он мог пойти на иной край света, чтобы увековечить свое имя; и переплыть море Смерти, чтобы дать людям надежду на бессмертную жизнь на земле.

Скорее всего, после его кончины народ столь высоко вознес в сказаниях своего царя, что назвал его на две трети богом, и лишь на одну треть — человеком. Он достиг такого почитания благодаря неуемной жажде найти богов и потребовать себе вечной жизни. Именно этот сюжет описывает вавилонское сказание о Гильгамеше.

Это сказание о герое, познавшем много бед в странствиях, анализируют философы и теологи, в надежде найти ответы на вечные вопросы о жизни и смерти, которые возможно знали шумеры.

Друг Гильгемеша — Энкиду

Еще один главный — сильный Энкиду, который пришел от богов, чтобы убить Гильгамеша. Столь жестоко царь Урука обращался с народом, что люди молили верховную богиню создать противника для своего царя, чтобы молодому воителю было куда девать молодой задор и воинственную силу.

И создала богиня шумера по просьбам страждущих полузверя и получеловека. А имя он получил Енкиду — сын Энки. Он пришел сражаться и победить Гильгамеша. Но когда ему не удалось победить соперника в поединке, Энкиду с Гильгамешем смирились с тем, что силы их могучие одинаковы. Впоследствии Гильгемеш стал Енкиду лучшим другом. И Гильгамеш даже привел его к матери — богине Нинсун, чтобы она благословила полузверя как родного брата для своего сына.

Вместе с Энкиду герой отправился в страну кедров. Судя по всему, страной кедров назывался современный Ливан. Там они убили стража кедрового леса — Хумбабу, за что и пострадал сын Энки.

Согласно легенде, он умер от болезни спустя 12 тяжелых дней вместо самого Гильгамеша. Царь горько оплакивал своего близкого друга. Но самому Гильгамешу было суждено продолжить путь на земле. Краткое содержание эпоса о Гильгамеше дает представление о том, как сильно изменила дружба с этим существом непочтительного к богам Гильгамеша. А после кончины этого героя царь снова в корне преобразился.

Таблички с преданиями

Ученых всех стран интересует вопрос о том, где был создан эпос о Гильгамеше. Эпос был написан на глиняных табличках. Есть предположение, что написана легенда где-то в 22 в. до н.э. Обнаружились 12 табличек с клинописными текстами в конце 19 века. Самую первую из них (ту, что повествует о потопе) нашли при раскопках библиотеки древне-ассирийского царя Шурбанипалла. В то время на этом месте находился город Ниневия. А сейчас это территория нынешнего Ирака.

А далее исследователь Джордж Смит оправился на поиски иных таблиц на территории Древнего Шумера. Всего в эпосе 12 песен, в каждой из которых по 3000 стихотворных строк текста. Сейчас все эти глиняные таблички хранятся в английском музее всемирной истории.

Позже, после смерти Д. Смита, были найдены и расшифрованы другие таблички. Найден шумерский «Эпос о Гильгамеше» на сирийском, аккадском и еще 2 древних языках.

Кем был записан эпос: версии

Кто написал поэму, ученым-ассириологам неизвестно. Сказание о герое, способном переносить самые страшные тяготы ради высшей цели — самая ценная книга Шумера. Некоторые легенды говорят, будто бы сам Гильгамеш после своего прихода из неведомых стран взялся писать резцом на глине о своих приключениях, дабы предки о них не забыли. Но это маловероятная версия. Написать поэму мог человек, обладающий мышлением художника и художественным слогом, тот, кто верил в силу слова, а не оружия.

Кто-то в народе, кто обладал явным литературным талантом, объединил все разрозненные легенды в единую историю и написал ее в виде поэмы. Эта поэма о Гильгамеше, дошедшая до наших дней, считается первейшим литературным произведением.

Поэма о Гильгамеше начинается с описания того, как молодой и взбалмошный царь завоевал Урук и отказывался подчиняться царю города Киш Агге. Вместе с молодыми воинами он отстаивает свое царство, приказывает строить каменную стену вокруг города. Это первое упоминание о Гильгамеше. Далее в мифе рассказывается о Гильгамеше и дереве хулуппу (ива, посаженная на берегу реки Евфрат богами), в стволе которого затаилась демоница Лилит. А в корень дерева, посаженного богами, зарылась огромная змея. Гильгамеш здесь показан как храбрый защитник, не позволивший сразить могучее дерево, полюбившееся ассирийской богине любви Инанне.

Когда богиня плодородия Иштар (Исида у греков) оценила мужество молодого царя, она приказала ему стать её мужем. Но Гильгамеш отказался, за что боги направили на землю грозного и огромного быка, жаждущего погубить героя. Гильгамеш вместе с верным и выносливым другом одолевают быка, так же как и великана Хумбабу.

И мать царя, когда тот задумал поход, была чрезвычайно встревожена и просила не идти в бой против Хумбабы. Но все же Гильгамеш никого не слушал, а решал все сам. Вдвоем с другом они побеждают великана, охраняющего кедровый лес. Они вырубают все деревья, выкорчевывают громадные корни. Друзья не использовали эти деревья ни для строительства, ни для чего иного. Кедры имеют в эпосе только какой-то сакральный смысл.

Затем за убийство великана и вырубку сакрального леса боги убивают Энкиду. Он скончался от неизведанной болезни. Несмотря на все мольбы, боги не смилостивились над полузверем. Так рассказывает шумерский эпос о Гильгамеше.

Гильгамеш одевает на себя рубище и отправляется в неведомый путь, дабы найти о том, и вымолить у высших сил вечную жизнь. Он пересек воды смерти, не побоялся прийти к другому её берегу, где жил Утнапиштим. Тот поведал Гильгамешу о цветке, что растет на дне моря Смерти. Только тот, кто сорвет дивный цветок, может продлить свою жизнь, но все же не навечно. Гильгамеш привязывает тяжелые камни к сильным ногам, и бросается в море.

Найти цветок ему удалось. Однако по пути домой он окунается в прохладный пруд, а цветок оставляет на берегу без присмотра. И в это время змей ворует цветок, на глазах героя становясь моложе. А Гильгамеш вернулся домой, разбитый своим поражением. Ведь он никогда не позволял себе проигрывать. Вот такое краткое содержание эпоса о Гильгамеше.

Библейский потоп в легенде Древнего Шумера

Первый правитель существовал несомненно. Миф о Гильгамеше — не совсем выдумка. Однако по прошествии тысячелетий образ реального человека и вымысел слились так, что разделить сегодня эти образы не представляется возможным.

Поэма о Гильгамеше содержит развернутый рассказ о Всемирном потопе. Идя по пути, который открыт лишь одному Солнцу, Гильгамеш приходит за ответами на свои вопросы к царству Утнапиштима — единому среди людей бессмертному. Прапредок Утнапиштим, знавший все тайны, повествовал ему об ужасном потопе в древности и построенном корабле спасения. Прототип прапредка Утнапиштима — это ветхозаветный Ной. Откуда шумерам известна эта история о библейском потопе — непонятно. Но согласно библейским сказаниям, Ной действительно жил более 600 лет, и мог считаться бессмертным для представителей иных народов.

Найденная в землях, которые ранее были ассирийскими «Легенда о Гильгамеше, о все видавшем» — находка небывалой значимости, так как дает пищу для размышлений. Эту легенду сравнивают по значению с «Книгой мертвых» египетского народа и даже с Библией.

Основная идея поэмы

Идея поэмы не нова. Трансформация характера героя присуща многим старым легендам. Для таких исследований особенно ценен найденный эпос о Гильгамеше. Анализ верований шумеров, их представлений о жизни и богах, их понятия о том, какова жизнь после смерти — все это продолжают исследовать до сих пор.

Какая же основная идея прослеживается в легенде? В результате своих странствий Гильгамеш не получает того, что искал. В конце сказания, как описывает миф о Гильгамеше, цветок бессмертия оказывается у хитрой змеи. Но духовная жизнь в герое эпоса зарождается. Отныне он верит в то, что бессмертие возможно.

Краткое содержание эпоса о Гильгамеше не подчинено строгому логическому изложению. Поэтому нет возможности проследить последовательно, как развивался герой, какие были у него интересы. Но в легенде говорится, что Гильгамеш стремился к славе, как никто другой. Поэтому он идет на опасное сражение с великаном Хумбабой, от которого героя спасает только просьба к богу Шамашу его матери-богини. Бог Шамаш поднимает ветер, застилающий взор великану, и тем помогает героям в их победе. Но Гильгамешу снова нужна слава. Он идет дальше. Идет в воды смерти.

Все же в конце поэмы царь обретает покой души, когда видит почти готовые стены вокруг царства Урук. Его сердце возрадовалось. Герой эпоса открывает для себя мудрость бытия, которая гласит о бесконечности души, трудящейся ради других. Гильгамеш чувствует облегчение — он смог что-то сделать для будущих поколений.

Он прислушался к совету богов, что был дан ему в саду: человек смертен по природе, и нужно ценить свою короткую жизнь, уметь радоваться тому, что дано.

Анализ некоторых философских проблем, затронутых в эпосе

Наследник трона и герой в столь древнем источнике, как поэма о Гильгамеше, проходит через различные испытания и преображается. Если в начале царь предстает в образе необузданного, своенравного и жестокого юноши, то после гибели Енкиду он уже способен на сердечную глубокую скорбь по другу.

Впервые осознавая испытывая страх перед смертью тела, герой поэмы обращается к богам, чтобы узнать тайны жизни и смерти. Отныне Гильгамеш не может просто править своим народом, он хочет узнать о тайне смерти. Его душа приходит к полному отчаянию: как неуемная сила и энергия в теле Энкиду могла погибнуть? Этот огонь души ведет героя все дальше от родной земли, дает силы для преодоления небывалых трудностей. Так трактуется эпос о Гильгамеше. Философские проблемы бытия и небытия также просвечиваются в этих стихах. Особенно в отрывке, гласящем о потерянном цветке, якобы дарующем заветное бессмертие. Этот цветок — явно философский символ.

Более глубокое трактование этого эпоса — это преображение духа. Гильгамеш из человека земли превращается в человека неба. Образ Энкиду может трактоваться как звериные инстинкты самого царя. А борьба с ним означает сражение с самим собой. В конечном итоге царь Урука побеждает свое низшее начало, приобретает знания и качества характера существа на две трети божественного.

Сравнение эпоса о Гильгамеше с «Книгой мертвых» египтян

Яркую аллюзию можно обнаружить в истории перехода Гильгамеша через воды мертвых с помощью Харона. Харон в египетской мифологии — это глубокий тощий старик, который перевозит усопшего из мира смертных в иной мир и получает за это плату.

Также сказание о Гильгамеше упоминает о том, каков по верованиям ассирийцев мир мертвых. Это гнетущая дух обитель, где вода не течет, не растет ни одно растение. А человек плату за все деяния получает только при жизни. Причем жизнь его заведомо коротка и бессмысленна: «Только боги с Солнцем пребудут вечно, а человек — сочтены его годы…»

Египетская же «Книга мертвых» — папирус, где записаны различные заклинания. Второй раздел книги посвящен тому, как души попадают в подземный мир. Но если Осирис решал, что душа сделала больше блага, её отпускали и разрешали быть счастливой.

Гильгамеша после общения с богами отправляют обратно в его мир. Он проходит омовение, надевает на себя чистые одежды, и хоть и теряет цветок жизни, является в родной Урук обновленным, освященным благословением.

Эпос в переводе Дьяконова

Русский востоковед И. М. Дьяконов в 1961 году начал переводить эпос. В своей работе переводчик опирался на уже готовый перевод В.К. Шилейка. Эпос о Гильгамеше у него получился наиболее точным. Он проработал множество древних материалов, и к этому времени было уже известно научному миру, что прототип героя все-таки существовал.

Это ценный литературный и исторический документ — эпос о Гильгамеше. Перевод Дьяконова переиздавали в 1973 году и еще раз уже 2006 году. Его перевод — мастерство филологического гения, умноженное на ценность древней легенды, памятника истории. Поэтому все те, кто уже прочел и оценил вавилонское сказание, сказание о Гильгамеше, отзывы о книге оставили замечательные.

Эпические тексты считают Гильгамеша сыном героя Лугальбанды и богини Нинсун. «Царский список» из Ниппура — перечень династий Двуречья — относит правление Гильгамеша к эпохе I династии Урука (к. 27–26 вв. до н. э.). Гильгамеш является пятым царем этой династии, чье имя следует за именами Лугальбанды и Думузи , супруга богини Инанны . Гильгамешу также приписывается божественное происхождение: «Бильгамес, чей отец был демон-лила, эн (т. е. «верховный жрец») Кулабы». Продолжительность правления Гильгамеша «Царский список» определяет в 126 лет.

Шумерская традиция помещает Гильгамеша как бы на грани легендарного героического времени и более близкого исторического прошлого. Начиная с сына Гильгамеша продолжительность лет правления царей в «Царском списке» становится более близкой к срокам человеческой жизни. Имена Гильгамеша и его сына Ур-Нунгаля упомянуты в надписи общешумерского святилища Туммаль в Ниппуре в числе правителей, строивших и перестраивавших храм.

В эпоху Первой династии Урук был окружен стеной протяженностью в 9 км, строительство которой связывается с именем царя Гильгамеша. Пять шумерских героических сказаний повествуют о деяниях Гильгамеша. Одно из них — «Гильгамеш и Агга» — отражает реальные события конца 27 в. до н. э. и рассказывает о победе, одержанной царем над осадившим Урук войском города Киша .

В сказании «Гильгамеш и гора бессмертного» герой возглавляет поход юношей Урука в горы, где они срубают вечнозеленые кедры и побеждают чудовище Хумабабу. Плохо сохранившийся клинописный текст «Гильгамеш и небесный бык» рассказывает о борьбе героя с быком, посланным богиней Инанной на погибель Уруку. Текст «Смерть Гильгамеша» также представлен лишь фрагментами. Сказание «Гильгамеш, Энкиду и подземный мир» отражает космогонические представления шумеров. Оно имеет сложную композицию и распадается на ряд отдельных эпизодов.

В предвечные дни начала мира в саду Инанны было посажено дерево хулуппу, из которого богиня хотела сделать свой трон. Но в его ветвях вывела птенца птица Анзуд , в стволе поселилась демон-дева Лилит, а под корнем стала жить змея. В ответ на жалобы Инанны Гильгамеш победил их, срубил дерево и сделал из него трон, ложе для богини и волшебные предметы «пукку» и «микку» — музыкальные инструменты, громкий звук которых заставлял без устали плясать юношей Урука. Проклятия потревоженных шумом женщин города привели к тому, что «пукку» и «микку» провалились под землю и остались лежать у входа в подземный мир. Энкиду, слуга Гильгамеша вызвался их достать, но нарушил магические запреты и был оставлен в царстве мертвых. Вняв мольбам Гильгамеша, боги открыли вход в подземный мир и дух Энкиду вышел оттуда. В последнем сохранившемся эпизоде Энкиду отвечает на вопросы Гильгамеша о законах царства мертвых. Шумерские сказания о Гильгамеше являются частью древней традиции, тесно связанной с устным творчеством и имеющей параллели со сказочными сюжетами других народов.

Мотивы героических сказаний о Гильгамеше и Энкиду были переосмыслены в памятнике литературы Древнего Востока — акккадском «Эпосе о Гильгамеше». Эпос сохранился в трех основных версиях. Это ниневийская версия из библиотеки ассирийского царя Ашшурбанипала , восходящая ко второй половине 2 тыс. до н. э.; современная ей так называемая периферийная версия, представленная хетто-хурритской поэмой о Гильгамеше, и наиболее древняя из всех старовавилонская версия.

Ниневийская версия, согласно традиции, была записана «из уст» урукского заклинателя Син-леке-унинни, ее фрагменты найдены также в Ашшуре, Уруке и Султан-тепе. При реконструкции эпоса учитываются все опубликованные фрагменты; несохранившиеся строки одного текста могут быть восполнены по другим версиям поэмы. «Эпос о Гильгамеше» изложен на 12 глиняных таблицах; последняя из них композиционно не связана с основным текстом и является дословным переводом на аккадский язык последней части сказания о Гильгамеше и дереве хулуппу.

I таблица рассказывает о царе Урука Гильгамеше, безудержная удаль которого причиняла много горя обитателям города. Решив создать ему достойного соперника и друга, боги слепили из глины Энкиду и поселили его среди диких зверей. II таблица посвящена единоборству героев и их решению употребить во благо свои силы, нарубив в горах драгоценный кедр. Их сборам в дорогу, путешествию и победе над Хумбабой посвящены III, IV и V таблицы. VI таблица близка по содержанию к шумерскому тексту о Гильгамеше и небесном быке. Гильгамеш отвергает любовь Инанны и укоряет ее за вероломство. Оскорбленная Инанна просит богов создать чудовищного быка, чтобы уничтожить Урук. Гильгамеш и Энкиду убивают быка; не в силах отомстить Гильгамешу, Инанна переносит свой гнев на Энкиду, который слабеет и умирает.

Рассказ о его прощании с жизнью (VII таблица) и плач Гильгамеша по Энкиду (VIII таблица) становятся переломным моментом эпического сказания. Потрясенный гибелью друга герой отправляется на поиски бессмертия. Его странствия описаны в IX и X таблицах. Гильгамеш скитается в пустыне и достигает гор Машу, где люди-скорпионы стерегут проход, через который восходит и заходит солнце. «Хозяйка богов» Сидури помогает Гильгамешу найти корабельщика Уршанаби, переправившего его через гибельные для человека «воды смерти». На противоположном берегу моря Гильгамеш встречает Утнапиштима и его жену, которым в незапамятные времена боги подарили вечную жизнь.

XI таблица содержит знаменитый рассказ о Потопе и строительстве ковчега, на котором Утнапиштим спас от истребления человеческий род. Утнапиштим доказывает Гильгамешу, что его поиски бессмертия тщетны, поскольку человек не в силах победить даже подобие смерти — сон. На прощание он открывает герою секрет растущей на дне моря «травы бессмертия». Гильгамеш добывает траву и решает принести ее в Урук, чтобы дать бессмертие всем людям. На обратном пути герой засыпает у источника; поднявшаяся из его глубин змея съедает траву, сбрасывает кожу и как бы получает вторую жизнь. Известный нам текст XI таблицы заканчивается описанием того, как Гильгамеш показывает Уршанаби воздвигнутые им стены Урука, надеясь, что его деяния сохранятся в памяти потомков.

По мере развития сюжета эпоса образ Гильгамеша меняется. Сказочный герой-богатырь, похваляющийся своей силой, превращается в человека, познавшего трагическую краткость жизни. Могучий дух Гильгамеша восстает против признания неизбежности смерти; лишь в конце своих странствий герой начинает понимать, что бессмертие может принести ему вечная слава его имени.

Это самая короткая шумерская эпическая поэма , кроме того в ней отсутствует упоминание о каких бы то ни было богах. По-видимому, это сказание можно рассматривать как историографический текст. Таблички с этим мифом были найдены экспедицией Пенсильванского университета в Ниппуре и датируются началом II тыс. до н.э., являясь, возможно, копиями более ранних шумерских текстов.

Агга был последним правителем I династии Киша, доминировавшей в Шумере после потопа. Видя возвышение Урука, где правил Гильгамеш , Агга отправил туда послов с требованием прислать жителей Урука на строительные работы в Киш. Гильгамеш обратился к совету старейшин своего города и те рекомендовали подчиниться. Тогда разочарованный Гильгамеш идет на собрание «мужей города» и те поддерживают его стремление освободиться от гегемонии Киша. Правитель Урука отказал послам.
Вскоре, «дней было не пять, дней было не десять», Агга осаждает Урук. Несмотря на зажигательные речи, в сердцах жителей города поселяется страх. Тогда Гильгамеш обращаясь к героям города просит их выйти за укрепления и сразиться с царем Киша. На его призыв откликается главный советник Бирхуртурре (Гиришхуртурре), но как только он выходит за ворота, его хватают, истязают и приводят к Агге. Правитель Киша заводит с ним разговор. Тут другой герой Забардибунуга поднимается на стену. Увидев его, Агга спрашивает Бирхуртурре не Гильгамеш ли это. Тот дает отрицательный ответ и люди Киша продолжают пытать Бирхуртурре.
Теперь на стену поднимается сам Гильгамеш и весь Урук замирает от ужаса. Узнав от Бирхуртурре, что это правитель Урука, Агга сдерживает войска, готовые бросится в бой.
Гильгамеш выражает Агге благодарность и поэма заканчивается восхвалением спасителя Урука, правителя Гильгамеша.

Послы Аги, сына Эн-Мебарагеси,
Из Киша в Урук к Гильгамешу явились.
Гильгамеш перед старцами своего города
Слово говорит, слова их ищет:

«Чтобы нам колодцы вырыть,
Все колодцы в стране вырыть,

Собрание старцев города Урука
Гильгамешу отвечает:
«Чтобы нам колодцы вырыть,
Все колодцы в стране вырыть,
Большие и малые в стране вырыть,
Чтобы работу завершить, ведро веревкой прикрепить,
Перед Кишем главу склоним, Киш оружием не сразим!»


На Инанну он надеется,
Слова старцев не принял сердцем.
И второй раз Гильгамеш, жрец Кулаба,
Перед мужами города слово говорит, слова их ищет:

«Чтобы нам колодцы вырыть,
Все колодцы в стране вырыть.
Большие и малые в стране вырыть,
Чтобы работу завершить, ведро веревкой прикрепить,
Перед Кишем главы не клоните, Киш оружием разите!»

Собрание мужей города Урука
Гильгамешу отвечает:
«О стоящие, о сидящие!
За военным вождем идущие!
Бока осла сжимающие!
Кто для защиты города дышит? —
Перед Кишем главы не склоним, Киш оружием сразим!»

Урук — божьих рук работа,
Эанна — храм, спустившийся с неба:
Великие боги его создавали!
Великой стены — касание грозных туч,

Отныне хранитель, военный вождь-предводитель — ты!
Отныне воитель, Аном любимый князь — ты!
Как можешь ты страшиться Аги?
Войско Аги мало, редеют его ряды,
Поднять глаза его люди не смеют!»

Тогда Гильгамеш, жрец Кулаба, —
Как взыграло сердце от речей воинов,
Взвеселилась печень! —
Говорит слуге своему Энкиду:
«Ныне мотыгу секира заменит!
Боевое оружье к бедру твоему вернется,
Сияньем славы его покроешь!
А Агу, как выйдет он, мое сиянье покроет!

И пяти дней нет, и десяти дней нет,
А уж Ага, сын Эн-Мебарагеси, на подступах к Уруку.
Смешались мысли Урука,
Гильгамеш, верховный жрец Кулаба,
Мужам своим доблестным молвит слово:

«Герои мои! Острогляды мои!
Отважный да встанет, к Are пойдет!»
Гиришхуртура, главный советчик вождя,
Вождю своему хвалу возносит!
«Воистину я к Are пойду!
Да смешаются мысли его, помутится рассудок!»

Гиришхуртура из главных ворот выходит.
Гиришхуртуру у главных ворот, при выходе,
При выходе у главных ворот схватили.
Тело Гиришхуртуры они истязают.
К Are его приводят.
К Are он обращается.

Он говорит, а кравчий урукский поднимается по стене.
Через стену голову свесил.
Ага его там приметил,
Гиришхуртуре говорит:

«Муж сей не вождь мой!
Ибо вождь мой — воистину муж!
Чело его грозно, воистину так!
Гнев тура в очах, воистину так!
Борода — лазурит, воистину так!
Милость в пальцах, воистину так!
Разве он не поверг бы людей,разве он не вознес бы людей?
С пылью он не смешал бы людей?
Страны враждебные не сокрушил бы?
Прахом «уста земель» не покрыл бы?
Ладьи груженой нос не отсек бы?
Агу, вождя Киша, средь войска его в плен бы не взял?»

Они его бьют, они его рвут,
Тело Гиришхуртуры они истязают,
Вслед за кравчим урукским Гильгамеш на стену поднялся.
На малых и старых Кулаба пало его сиянье.
Воины Урука схватились за оружье свое боевое,
У ворот городских и в проулочках встали.

Энкиду вышел из городских ворот.
Гильгамеш через стену голову свесил.
Ага его там заметил.
«Слуга! Муж сей — вождь твой?»
«Муж сей — вождь мой!
Верно сказано, воистину так!»
Людей он поверг, людей он вознес,
С пылью он людей смешал,
Страны враждебные он сокрушил,
Прахом «уста земель» покрыл,
Ладьи груженой нос отсек,
Агу, вождя Киша, средь войска его в плен забрал.

Гильгамеш, верховный жрец Кулаба,
Обращается к Are:
«Ага — староста у меня, Ага — смотритель работ у меня!
Ага — начальник в войсках у меня!
Ага, птицу-беглянку ты кормишь зерном!
Ага, ты беглецов возвращаешь домой!
Ага, ты вернул мне дыханье, Ага, ты вернул мне жизнь!»

«Урук — божьих рук работа!
Великой стены — касание грозных туч, —
Строенья могучего — созиданье небесных круч, —
Ты хранитель, вождь-предводитель
Воитель, Аном любимый князь!
Пред Уту прежнюю силу себе вернул,
Агу для Киша освободил!
О Гильгамеш, верховный жрец Кулаба,
Хороша хвалебная песнь тебе!»

Смелый, бесстрашный полубог по имени Гильгамеш прославился благодаря собственным подвигам, любви к женщинам и умению дружить с мужчинами. Бунтарь и правитель шумеров дожил до 126 лет. Правда, о смерти храброго воина ничего неизвестно. Возможно, слава о его деяниях не приукрашивает действительность, и смелый Гильгамеш нашел способ обрести бессмертие, которого так настойчиво добивался.

История создания

Биография Гильгамеша дошла до современного мира благодаря клинописи под названием «Эпос о Гильгамеше» (другое название – «О все видавшем»). Литературное произведение содержит в себе разрозненные легенды, рассказывающие о подвигах неоднозначного персонажа. Некоторые записи, вошедшие сборник, датируются 3 тысячелетием до нашей эры. Героями древнего творения стали сам Гильгамеш и его лучший друг – Энкиду.

Имя героя также встречается в Туммальских надписях – хронике реконструкции города Туммаля, которая происходила во 2 тысячелетии до нашей эры. Надписи утверждают, что Гильгамеш отстроил храм богини Нинлиль, который пострадал от потопа.

Мифология, посвященная правителю шумеров, нашла отражение в «Книге исполинов», которая вошла в Кумранские рукописи. Манускрипты вскользь затрагивают царя Урука, не акцентируя внимания на подвигах мужчины.


Письменные свидетельства и анализ творчества шумерских мастеров позволяют утверждать, что у персонажа древнего эпоса есть прототип. Ученые уверены, что образ древнего героя списан с реально существовавшего правителя города Урука, правившего своей вотчиной в 17-16 веке до нашей эры.

Мифы и легенды

Своенравный Гильгамеш – сын великой богини Нинсун и верховного жреца Лугальбанды. Биография шумерского героя известна с момента всемирного потопа, который смыл с лица Земли большую часть человечества. Люди, спасшиеся благодаря Зиусудре, стали возводить новые города.

Из-за роста численности поселений влияние Агги – последнего из правителей Шумера – стало падать. Поэтому, когда возмужавший Гильгамеш сверг в городе Урук наместника Агги, владыка Шумера отправил войско уничтожить дерзкого повстанца.


Гильгамеш уже прославился среди простого народа, как честный правитель города Куллабы, расположенного рядом с Уруком. После свержения местной власти, Гильгамеш провозгласил себя царем Урука и объединил оба города толстой стеной.

Агга в ярости напал на противника, но смелый герой не отступил. Мужчина собрал армию из молодых жителей и стал отстаивать свободу городов от гнета жадного правителя. Несмотря на большую армию, Агга потерпел поражение. Гильгамеш же получил титул владыки шумеров и перенес столицу государства в Урук.

Впрочем, Гильгамеш отличался не только силой и решительностью. Из-за буйного нрава и неуместной гордыни предводителя шумеров боги послали на Землю Энкиду, чтобы усмирить и победить мужчину. Но вместо того, чтобы исполнить возложенную на него миссию, Энкиду присоединился к Гильгамешу и стал лучшим другом правителя Урука.


Вместе с Энкиду мужчина отправился в страну Хувавы – великана, сеявшего смерть. Гильгамеш хотел заполучить кедры, которые выращивало огромное чудовище, и прославить собственное имя среди потомков.

Дорога до Хувавы заняла много времени, но правитель шумеров добрался до волшебного леса, срубил кедры и уничтожил великана. Добытое сырье ушло на строительство новых дворцов в столице.

Несмотря на гордый нрав и пренебрежение законами, Гильгамеш чтил богов. Поэтому, когда богиня любви Инанне обратилась к мужчине за помощью, тот бросил все дела и помчался в храм, прославляющий богиню.


В этом храме росла красивая ива, которая радовала Инанне. Но среди корней дерева завелась змея. В стволе ивы демон выдолбила себе убежище, а в кроне свила гнездо кровожадная орлица.

Герой одним ударом отрубил голову змее. Увидев жестокую расправу, орлица улетела, а Лилит растворилась в воздухе. Благодарная Инанне отдала Гильгамешу часть дерева, из которой столяры изготовили волшебный барабан. Стоило только правителю Урука ударить в музыкальный инструмент, как все юноши кидались выполнять поручения, а девушки без колебаний отдавались во власть Гильгамеша.

Довольный мужчина провел в любовных забавах много времени, пока боги, которым надоело слушать жалобы женихов, оставшихся без невест, не отобрали у Гильгамеша волшебный инструмент.


Увидев, как страдает друг от потери любимой игрушки, Энкиду отправился в подземный мир, куда боги перенесли волшебный барабан. Но мужчина не учел, что выбраться из преисподней может только человек, который не нарушит правил. Увы, Энкиду нашел барабан, но не смог выйти из царства мертвых, чтобы вернуть пропажу.

В другой легенде о смерти друга Гильгамеша рассказывается в ином ключе. Богиня , впечатленная внешностью и смелостью Гильгамеша, предложила герою жениться на ней. Но Гильгамеш отказал красавице, потому что знал, что Иштар не отличается постоянством.

Обиженная богиня пожаловалась богу Ану, который наслал на Урук чудовище. Огромный небесный бык спустился на Землю, чтобы уничтожить любимый город. Тогда Энкиду бросился на врага, вскоре на помощь подоспел и Гильгамеш. Вдвоем мужчины победили опасного зверя.


Но за расправу над небесным быком боги решили покарать Гильгамеша. После долгих споров решено было оставить правителя Урука в живых и отобрать жизнь у Энкиду. Молитвы и просьбы не смогли отодвинуть смерть мужчины. Через 13 дней лучший друг Гильгамеша умер. Оплакав товарища, царь Урука установил в честь Энкиду красивый памятник.

Опечаленный потерей, мужчина осознал, что тоже однажды умрет. Подобный поворот не устраивал своенравного Гильгамеша, поэтому герой отправился в опасное путешествие, чтобы встретиться с Утнапиштимом. В поисках бессмертия герой преодолел множество препятствий. Найдя мудрого старца, герой выяснил, что вечную жизнь дарит совет-трава, которая растет на дне моря.


Известие не охладило пыл Гильгамеша. Привязав к ногам камни, мужчина достал волшебную траву. Но пока герой приводил в порядок собственную одежду, совет-траву утащила змея. Расстроенный Гильгамеш отправился обратно в Урук, чтобы прожить жизнь, полную приключений, и неизбежно умереть.

  • Значение имени «Гильгамеш» – предок героя. Исследователи утверждают, что слово на шумерский манер звучало как «Бильга-мас». А вариант, который получил распространение, – поздняя вариация из Аккадии.
  • Персонаж стал частью многосерийного аниме «Врата Вавилона».
  • Как и Библия, рассказы о Гильгамеше поднимают вопрос Всемирного Потопа, который уничтожил множество людей. Существует теория, что библейская катастрофа заимствована у шумеров.

Цитаты

«Здесь, в Уруке, я царь. Я прохожу по улицам один, ибо нет никого, кто осмелился бы подойти ко мне слишком близко».
«Энкиду, друг мой, которого так любил я, с которым мы все труды делили, — его постигла судьба человека!»
«Нарублю я кедра, – поросли им горы, — вечное имя себе создам я!»
«После того, как бродил по свету, разве довольно в земле покоя?»
«Пусть же солнечным светом насытятся очи: пуста темнота, как нужно света!»

Ответ оставил Гость

Гильгамеш — реальное историческое лицо, жил в конце XXVII — начале XXVI в. до н. е. Гильгамеш был правителем города Урук в Шумере. Его стали считать божеством только после смерти. Утверждали, что он был на две трети бог, только на одну треть — человек, и правил почти 126 лет.

Сначала его имя звучало по -другому. Шумерский вариант его имени, по мнению ученых — историков, происходит от формы «Бильге — мес», что означает «предок — герой». Сильный, смелый, решительный, Гильгамеш отличался огромным ростом и любил военные забавы. Жители Урука обратились к богам и попросили усмирить воинствующего Гильгамеше. Тогда боги создали дикого мужчину Энкиду, подумав, что он сможет утолить гиганта. Энкиду вступил в поединок с Гильгамеше, но герои быстро выяснили, имеющих равную силу. Они стали друзьями и вместе совершили много славных подвигов.

Однажды они отправились в страну кедра. В этой далекой стране на вершине горы жил злой великан Хувава. Много зла причинил он людям. Герои победили великана и отрубили ему голову. Но боги разгневались на них за такую дерзость и по совету Инанны наслали на Урук удивительного быка. Инанна уже давно была очень сердита на Гильгамеше за то, что он оставался к ней равнодушным, несмотря на все ее знаки уважения. Но Гильгамеш вместе с Энкиду убил быка еще больше разозлило богов. Чтобы отомстить герою, боги убили его друга.

Энкиду — Это было самым страшным бедствием для Гильгамеша. После смерти друга Гильгамеш отправился узнать секрет бессмертия в бессмертного человека Ут-Напишти. Тот рассказал гостю о том, как пережил Всемирный потоп. Поведал, что именно за упорство в преодолении трудностей боги подарили ему вечную жизнь. Бессмертный человек знал, что боги не будут собирать совет для Гильгамеша. Но, желая помочь несчастному герою, раскрыл ему тайну цветка вечной молодости. Гильгамешу удалось найти таинственном цветке. И в тот момент, когда он пытался ее сорвать, цветок схватила змея и сразу стала молодой змейкой. Расстроенный Гильгамеш вернулся в Урук. Но вид преуспевающего и хорошо укрепленного города его порадовал. Жители Урука были рады его возвращению.

Предание о Гильгамеше рассказывает, о бесполезности попыток человека обрести бессмертие. Человек может стать бессмертной только в памяти людей, если они будут рассказывать о ее добрые дела и подвиги своим детям и внукам.

Эпос (от гр. «Слово, повествование, рассказ ») о Гильгамеше был записан на глиняных табличках за 2500 дон е Сохранилось пять эпических песен о Гильгамеше, рассказывающие о его героических приключениях.

Клинописный фрамент древнейшего эпоса вернется из США в Ирак

Опубликовано:

Глиняная табличка, созданная на берегах Евфрата 3500 лет назад и известная как «сон Гильгамеша», вернется из вашингтонского Музея Библии в Ирак. Клинописная запись древнейшего в истории литературного текста была украдена из Государственного музея в Багдаде во время военных действий в Персидском заливе.

«Сокровенное видел он, тайное ведал, Принес нам весть о днях до потопа», — рассказывает о царе Гильгамеше шумерское сказание. Археологический артефакт, известный как «сон Гильгамеша», не велик по размеру, всего 15 на 3 см, но его культурная ценность неизмерима — на табличке записан фрагмент аккадского «Эпоса Гильгамеша», рассказывающего о правителе месопотамского года Урук. А это самый древний в истории литературный текст.

«В 2007 году табличка была незаконным образом переправлена на территорию США, и теперь возвращается в Ирак», — говорится в заявлении ЮНЕСКО, сообщающем о реституции. «Это большая победа над расхитителями наследия», — сказала на торжественной церемонии в Смитсоновском институте глава ЮНЕСКО Одре Азуле, выразив надежду, что обретение сокровища «поможет иракскому народу упрочить связь со страницей своей истории».

В июле США также вернули Ираку  17 000 артефактов, созданных около 4000 лет назад. Расхищение национального достояния Ирака происходит уже не первое десятилетие. В 2017 году Интерпол выражал обеспокоенность ростом международной преступности, направленной на вывоз культурных ценностей.

«Я работал в Ираке дипломатом во время вторжения, в 2003–2004 годах, и много ездил по стране. Нелегальный экспорт артефактов был хорошо заметен. Крестьяне добывали древности в тех раскопах, которые в 1930–1940 годах разрабатывали западные ученые. Все знали, где находятся эти места. Существовала целая преступная сеть экспорта керамики, скульптуры, других ценностей в больших масштабах», — ранее рассказал RFI американский дипломат Майкл Гфеллер. Ценности похищались не только из раскопов, но и из музеев. Как объясняют эксперты, происхождение антиквариата, который продают через интернет, часто сложно выявить — оно намеренно обозначается в расплывчатых терминах, часто с указанием давно несуществующих государств, как, например, «шумерская табличка».

Табличку со «сном Гильгамеша» приобрел на аукционе Christie’s  для вашингтонского Музея Библии один из его основателей Стив Грин в 2014 году. Однако в 2019 году таможенная служба США опечатала артефакт, а  в июле 2021 суд постановил вернуть его в страну происхождения.

Табличку продал Грину за 1,67 миллионов долларов американский антиквар, утверждавший, что купил ее за 50 000 долларов у семьи торговца древними монетами в Лондоне. В Министерстве юстиции США заявили, что «Эпос» вывезли из Ирака контрабандой и через несколько рук продали на аукционе антиквару из Оклахомы. Стив Грин подал в суд на аукцион Christie’s  за продажу предмета, добытого незаконным образом.

«Снеси жилище, построй корабль»

Важность клинописного текста для Музея Библии неоспорима — «Эпос о Гильгамеше» содержит описания всемирного потопа, близкие к Ветхому завету и, возможно, предшествующие ему.

В таблице XI «Эпоса» шумерский Ной по имени Утнапиштим рассказывает Гильгамешу о том, как он выжил во время потопа и спас  животных — по паре каждого вида. В декабре 1872 года самоучка Джордж Смит обнаружил это описание в ниневийской библиотеке Ашшурбанипала.

«Снеси жилище, построй корабль, Покинь изобилье, заботься о жизни, Богатство презри, спасай свою душу! На свой корабль погрузи все живое», — говорят Утнапиштиму боги. С Библейским рассказом эпос совпадает даже в таких деталях, как голубка, выпущенная в поисках твердой земли, и семь дней и ночей, во время которых ковчег скитался по волнам, пока не пристал к высокой горе.

Эпос о царе-герое также  часто сравнивают и с «Илиадой», которая младше его на тысячу лет.

Правительство США заключило договоренность с Багдадом о возврате похищенных ценностей, изъятых из музеев и у антикваров. Ранее нью-йоркский МЕТ вынужден был вернуть Египту саркофаг, похищенный в 2011 году и приобретенный музеем за 4 миллиона долларов.

Фольклорное произведение «Эпос о Гильгамеше»

Удивительной поэмой о Гильгамеше и его лучшем друге Энкиду сегодня проникся, для разнообразия между титаническими трудами профессиональных конспирологов [конкретно «Дети Матрицы» Дэвида Айка например, «Колыбель цивилизации», автор Захария Ситчин, «Комитет трёхсот»…] и поиском постов Qanon решил снова познакомится с чем-то художественным, новым, просветиться, чтение по-прежнему творческий центр, правда, когда привычный мир обнажает перед человечеством свои непознанные прелести, то предпочитаю знакомиться с ним напрямую непосредственно, а романы, рассказы [по крайней мере, страниц по 100 каждый день] стали больше развлечением. Но эпос о легендарном шумерском царе [самое древнее литературное произведение кстати, за пару тысяч лет до нашей эры появилось] подвиги которого однако уже мало кто помнит, и не фантазия, он – хоть и полубог, является реальной исторической личностью. О эпосе узнал случайно увлёкшись историей Нимрода, строителя Вавилонской башни, и собственно шумерским [аккадским] пантеоном богов, являющихся по сохранившемся задокументированным прямым сведениям нашими создателями, процесс создания человека на их табличках клинописью запечатлён детально. Понравилась поэма произвела эффект не только потому что является драгоценной, а к древнему часто отношусь чуть ли не со священным трепетом, но и сюжет её поразительный, сложный, драматичный, пронизан неподдельным величием и эпичной трагичностью; метафорами, этикой, иронией, символизмом. Странно что Голливуд до сих пор на экранизировал, хотя бы отдалённо, такая картина безусловно могла бы стать оскораносной, но странно вдвойне, что в целом Месопотамии фактически среди кинематографа не нашлось места, при желании можно только врата Вавилона увидеть [фильмы про Александра Македонского] и шикарные декорации «Нетерпимости», только там [немой] Вавилон на четверть картины смешанный с другими эпохами, хоть и выглядит впечатлительно.

Буйствовал Гильгамеш, сын богини Нинсун так, что первый из городов на планете [Урук] не знал покоя и люди обращались с молитвами, услышав их Аруру создала дикого героя Энкиду, чтобы усмирил буйного, но оказалось ему суждено стать верным спутником и преобразить друга, сделать более смелым, отважным и благородным (Сокровенное видел он, тайное ведал, принес нам весть о днях до потопа… Стеною обнёс Урук огражденный, светлый амбар Эаны священной). Увидев рогатого Энкиду вместе с зверьми на водопое охотник ловец доложил царю Урука, что незнакомец под стать правителю не даёт подойти к ним — тот же сразу предложил соблазнить дикаря блудницей Шамхат, которая приблизившись скинет одежды продемонстрировав свои красоты. Энкиду чарам не сопротивлялся, семь дней он познавал блудницу, а когда насладившись её упругим стройным телом и насытившись сладострастной лаской встал с постели, то перед ним его любимые звери разбежались. Тогда Шахмат предложила провести Энкиду в Урук, жилище Ану, верховного бога (Услыхал её слово, воспринял речи, женщины совет запал в его сердце). Сразив немного волков и львов тех что нападали на пастушьи стада бросил дикарь вызов герою, поединок долго длился но силы оказались равными («Кто, мой друг, вознёсся на небо? Только боги с Солнцем пребудут вечно, а человек — сочтены его годы, чтоб он ни делал, — всё ветер). После поединка Гилгамеш с Энкиду подружившись договорились пойти к горам Ливана, к кедровой роще, уничтожить свирепого быка Хумбабу, которого сам Шамаш и Аддад наградили могуществом а Эллиль вверил страхи людские (Он знает дорогу к кедровому лесу, битвы он видел, бой ему ведом). После удачного завершения похода, когда переодевшись царь ещё и украсил своё тело тиарой, обратила на него внимание сама богиня Иштар [она же Эштар, Аштар – аккадский; Инана – шумерский; Астарта – греческий; Ашерах, Аштарт, Ашера, Ашират, Анат – на иврите; Ашрату – аморейский; Ашерту – хеттский и Асират, Асирту – угаритский] и предложила жениться. Но даже не подумав Гильгамеш отказал соблазнительной богине и не просто а нанеся хоть и обоснованные, но оскорбления, назвав чёрной дверью, что не держит ветра и бури… и предложил перечислить ей, с кем та блудила. Разгневалась женщина, поднявшись на небо Иштар верховному Ану доложила, что Гильгамеш перечислил её прегрешенья и скверны. И поставила ультиматум, отец создаст быка помощнее, или она проложит путь в саму преисподнюю, чтобы поднять против Гильгамеша всех мёртвых. Ану согласился, просьбу уважил. Быка небесного Гильгамеш с Энкиду убили, вырвали сердце, а когда Иштар взобравшись на стену Урука начала произносить проклятия, Энкиду бросил в неё бычьем корнем. Иштар окончательно разозлилась, посоветовавшись боги решили отнять у Энкиду жизнь, что просто поразило Гильгамеша его брата и друга, тот над ним долго искренне плакал, семь дней надеясь, что любимый встанет, но Энкиду начал уже разлагаться (Да плачут соком кипарисы и кедры, средь которых с тобою мы пробирались). Одевшись звериной шкурой бежал отчаянно Гильгамеш в пустыню и достигнув скалы Машу попросил открыть перед ним Врата скорпиона. Через воды мирового океана на лодке Уршанаби идолы которого со злости разрушил, идолы что несли удачу, достигнул острова блаженных, где обитал Утнапиштим, человек достигнувший бессмертия. Когда боги устроили потоп превративший людей в глину – стерший одну из цивилизаций, только избранному Эа велел построить ковчег (…покинь изобилье, заботься о жизни, богатство презри, спасай свою душу). Когда после потопа боги спустились к спасшемуся, то осознав свою слепую ярость с неоправданным гневом решили даровать ему бессмертие (Зажгли маяки Ануннаки, их сияньем они тревожат землю. Из-за Адду цепенеет небо, что было светлым, — во тьму обратилось, вся земля раскололась, как чаша… Я взглянул на море — тишь настала, и все человечество стало глиной! Плоской, как крыша, сделалась равнина…). «Но для тебя они не станут собираться повторно» – сказал Утнапиштим. Однако перед отплытием его жена рассказала о цветке молодости на дне океана. Гильгамеш нашел и сорвал цветок, но уже не спешил тут же стать бессмертным, а решил поразмыслив вернуться с цветком в Урук и поделиться с народом. Однако по пути растение похитила змея и скрылась сбросив старую кожу… Вернувшись ни с чем и в то же время с множеством новых духовных приобретений Гильгамеш предложил кормчему Уршанаби прогуляться по возведёнными им стенами Урука, из упоминания этих стен и начинался эпос.

Где жил гильгамеш. Мифы и легенды

Ответ оставил Гость

Гильгамеш — реальное историческое лицо, жил в конце XXVII — начале XXVI в. до н. е. Гильгамеш был правителем города Урук в Шумере. Его стали считать божеством только после смерти. Утверждали, что он был на две трети бог, только на одну треть — человек, и правил почти 126 лет.

Сначала его имя звучало по -другому. Шумерский вариант его имени, по мнению ученых — историков, происходит от формы «Бильге — мес», что означает «предок — герой». Сильный, смелый, решительный, Гильгамеш отличался огромным ростом и любил военные забавы. Жители Урука обратились к богам и попросили усмирить воинствующего Гильгамеше. Тогда боги создали дикого мужчину Энкиду, подумав, что он сможет утолить гиганта. Энкиду вступил в поединок с Гильгамеше, но герои быстро выяснили, имеющих равную силу. Они стали друзьями и вместе совершили много славных подвигов.

Однажды они отправились в страну кедра. В этой далекой стране на вершине горы жил злой великан Хувава. Много зла причинил он людям. Герои победили великана и отрубили ему голову. Но боги разгневались на них за такую дерзость и по совету Инанны наслали на Урук удивительного быка. Инанна уже давно была очень сердита на Гильгамеше за то, что он оставался к ней равнодушным, несмотря на все ее знаки уважения. Но Гильгамеш вместе с Энкиду убил быка еще больше разозлило богов. Чтобы отомстить герою, боги убили его друга.

Энкиду — Это было самым страшным бедствием для Гильгамеша. После смерти друга Гильгамеш отправился узнать секрет бессмертия в бессмертного человека Ут-Напишти. Тот рассказал гостю о том, как пережил Всемирный потоп. Поведал, что именно за упорство в преодолении трудностей боги подарили ему вечную жизнь. Бессмертный человек знал, что боги не будут собирать совет для Гильгамеша. Но, желая помочь несчастному герою, раскрыл ему тайну цветка вечной молодости. Гильгамешу удалось найти таинственном цветке. И в тот момент, когда он пытался ее сорвать, цветок схватила змея и сразу стала молодой змейкой. Расстроенный Гильгамеш вернулся в Урук. Но вид преуспевающего и хорошо укрепленного города его порадовал. Жители Урука были рады его возвращению.

Предание о Гильгамеше рассказывает, о бесполезности попыток человека обрести бессмертие. Человек может стать бессмертной только в памяти людей, если они будут рассказывать о ее добрые дела и подвиги своим детям и внукам.

Эпос (от гр. «Слово, повествование, рассказ ») о Гильгамеше был записан на глиняных табличках за 2500 дон е Сохранилось пять эпических песен о Гильгамеше, рассказывающие о его героических приключениях.


Участие в войнах: Борьба за власть
Участие в сражениях:

(Gilgamesh) Знаменитый царь шумерского города Урука

Гильгамеш правил городом Урук в конце XXVII — начале XXVI веков до н.э. И был представителем первой династииУрука. Отцом Гильгамеша был эном Кулаба.

В первые годы своего пребывания на престоле города Урук Гильгамеш находился в подчинении могущественного Агги — лугаля Киша. Однажды Агга отправил в Урук своих послов, чтобы те передали Гильгамешу , что он должен принять участие в ирригационных работах, которые затеял Агга. Старейшини собрали совет по этому поводу и попросили царя Урука исполнить приказ. Но Гильгамеш не послушался, так как это противоречило желаниям народа. На народном собрании Гильгамеш был провозглашен лугалем — военным вождем. В ответ на это Агга вместе со своими воинами спустился на ладьях по Ефрату и начал осаду Урука. Но это нападение закончилось для Агги неудачно, так как жители упорно не желали сдаваться и сокрушили его войско.

В 2675 г. до н.э. Гильгамешу удалось, наконец, добиться независимости для Урука. Гегемония над Нижней Месопотамией перешла к Гильгамешу.

Спустя некоторое время Гильгамеш подчинил такие города, как Адаб, Лагаш, Ниппур, Умма и другие. Также Гильгамеш упоминается в качестве строителя ниппурского святилища Туммаль. А в Лагаше царь Урука построил ворота, которые назвал в честь самого себя.

Благодаря своим деяниям, Гильгамеш стал героем шумерских мифов, легенд и эпических песен. Песни рассказывают про один из его самых главных подвигов — постройку стены Урука, длина которой была 9 км, а толщина составляла около 5 м. Кроме того, он организовывал мифический поход в Ливан за кедровым лесом. Поэмы о славном Гильгамеше переписывались на многих языках. Он стал символом храбрости и искателем приключений.

Это самая короткая шумерская эпическая поэма , кроме того в ней отсутствует упоминание о каких бы то ни было богах. По-видимому, это сказание можно рассматривать как историографический текст. Таблички с этим мифом были найдены экспедицией Пенсильванского университета в Ниппуре и датируются началом II тыс. до н.э., являясь, возможно, копиями более ранних шумерских текстов.

Агга был последним правителем I династии Киша, доминировавшей в Шумере после потопа. Видя возвышение Урука, где правил Гильгамеш , Агга отправил туда послов с требованием прислать жителей Урука на строительные работы в Киш. Гильгамеш обратился к совету старейшин своего города и те рекомендовали подчиниться. Тогда разочарованный Гильгамеш идет на собрание «мужей города» и те поддерживают его стремление освободиться от гегемонии Киша. Правитель Урука отказал послам.
Вскоре, «дней было не пять, дней было не десять», Агга осаждает Урук. Несмотря на зажигательные речи, в сердцах жителей города поселяется страх. Тогда Гильгамеш обращаясь к героям города просит их выйти за укрепления и сразиться с царем Киша. На его призыв откликается главный советник Бирхуртурре (Гиришхуртурре), но как только он выходит за ворота, его хватают, истязают и приводят к Агге. Правитель Киша заводит с ним разговор. Тут другой герой Забардибунуга поднимается на стену. Увидев его, Агга спрашивает Бирхуртурре не Гильгамеш ли это. Тот дает отрицательный ответ и люди Киша продолжают пытать Бирхуртурре.
Теперь на стену поднимается сам Гильгамеш и весь Урук замирает от ужаса. Узнав от Бирхуртурре, что это правитель Урука, Агга сдерживает войска, готовые бросится в бой.
Гильгамеш выражает Агге благодарность и поэма заканчивается восхвалением спасителя Урука, правителя Гильгамеша.

Послы Аги, сына Эн-Мебарагеси,
Из Киша в Урук к Гильгамешу явились.
Гильгамеш перед старцами своего города
Слово говорит, слова их ищет:

«Чтобы нам колодцы вырыть,
Все колодцы в стране вырыть,

Собрание старцев города Урука
Гильгамешу отвечает:
«Чтобы нам колодцы вырыть,
Все колодцы в стране вырыть,
Большие и малые в стране вырыть,
Чтобы работу завершить, ведро веревкой прикрепить,
Перед Кишем главу склоним, Киш оружием не сразим!»


На Инанну он надеется,
Слова старцев не принял сердцем.
И второй раз Гильгамеш, жрец Кулаба,
Перед мужами города слово говорит, слова их ищет:

«Чтобы нам колодцы вырыть,
Все колодцы в стране вырыть.
Большие и малые в стране вырыть,
Чтобы работу завершить, ведро веревкой прикрепить,
Перед Кишем главы не клоните, Киш оружием разите!»

Собрание мужей города Урука
Гильгамешу отвечает:
«О стоящие, о сидящие!
За военным вождем идущие!
Бока осла сжимающие!
Кто для защиты города дышит? —
Перед Кишем главы не склоним, Киш оружием сразим!»

Урук — божьих рук работа,
Эанна — храм, спустившийся с неба:
Великие боги его создавали!
Великой стены — касание грозных туч,

Отныне хранитель, военный вождь-предводитель — ты!
Отныне воитель, Аном любимый князь — ты!
Как можешь ты страшиться Аги?
Войско Аги мало, редеют его ряды,
Поднять глаза его люди не смеют!»

Тогда Гильгамеш, жрец Кулаба, —
Как взыграло сердце от речей воинов,
Взвеселилась печень! —
Говорит слуге своему Энкиду:
«Ныне мотыгу секира заменит!
Боевое оружье к бедру твоему вернется,
Сияньем славы его покроешь!
А Агу, как выйдет он, мое сиянье покроет!

И пяти дней нет, и десяти дней нет,
А уж Ага, сын Эн-Мебарагеси, на подступах к Уруку.
Смешались мысли Урука,
Гильгамеш, верховный жрец Кулаба,
Мужам своим доблестным молвит слово:

«Герои мои! Острогляды мои!
Отважный да встанет, к Are пойдет!»
Гиришхуртура, главный советчик вождя,
Вождю своему хвалу возносит!
«Воистину я к Are пойду!
Да смешаются мысли его, помутится рассудок!»

Гиришхуртура из главных ворот выходит.
Гиришхуртуру у главных ворот, при выходе,
При выходе у главных ворот схватили.
Тело Гиришхуртуры они истязают.
К Are его приводят.
К Are он обращается.

Он говорит, а кравчий урукский поднимается по стене.
Через стену голову свесил.
Ага его там приметил,
Гиришхуртуре говорит:

«Муж сей не вождь мой!
Ибо вождь мой — воистину муж!
Чело его грозно, воистину так!
Гнев тура в очах, воистину так!
Борода — лазурит, воистину так!
Милость в пальцах, воистину так!
Разве он не поверг бы людей,разве он не вознес бы людей?
С пылью он не смешал бы людей?
Страны враждебные не сокрушил бы?
Прахом «уста земель» не покрыл бы?
Ладьи груженой нос не отсек бы?
Агу, вождя Киша, средь войска его в плен бы не взял?»

Они его бьют, они его рвут,
Тело Гиришхуртуры они истязают,
Вслед за кравчим урукским Гильгамеш на стену поднялся.
На малых и старых Кулаба пало его сиянье.
Воины Урука схватились за оружье свое боевое,
У ворот городских и в проулочках встали.

Энкиду вышел из городских ворот.
Гильгамеш через стену голову свесил.
Ага его там заметил.
«Слуга! Муж сей — вождь твой?»
«Муж сей — вождь мой!
Верно сказано, воистину так!»
Людей он поверг, людей он вознес,
С пылью он людей смешал,
Страны враждебные он сокрушил,
Прахом «уста земель» покрыл,
Ладьи груженой нос отсек,
Агу, вождя Киша, средь войска его в плен забрал.

Гильгамеш, верховный жрец Кулаба,
Обращается к Are:
«Ага — староста у меня, Ага — смотритель работ у меня!
Ага — начальник в войсках у меня!
Ага, птицу-беглянку ты кормишь зерном!
Ага, ты беглецов возвращаешь домой!
Ага, ты вернул мне дыханье, Ага, ты вернул мне жизнь!»

«Урук — божьих рук работа!
Великой стены — касание грозных туч, —
Строенья могучего — созиданье небесных круч, —
Ты хранитель, вождь-предводитель
Воитель, Аном любимый князь!
Пред Уту прежнюю силу себе вернул,
Агу для Киша освободил!
О Гильгамеш, верховный жрец Кулаба,
Хороша хвалебная песнь тебе!»

Гильгамеш Ги́льгаме́ш

полулегендарный правитель г. Урук в Шумере (XXVII-XXVI в. до н. э.). В шумерских эпических песнях 3-го тысячелетия до н. э. и большой поэме конца 3-го — начала 2-го тысячелетия до н. э. описываются, в частности, странствования Гильгамеша в поисках тайны бессмертия. Легенда о Гильгамеше распространилась также у хеттов, хурритов и др.

ГИЛЬГАМЕШ

ГИЛЬГАМЕ́Ш (шумер. Бильга-мес — возможна интерпретация этого имени как «предок-герой»), полулегендарный правитель Урука (см. УРУК) , герой эпической традиции Шумера (см. ШУМЕР) и Аккада (см. АККАД (государство)) . Эпические тексты считают Гильгамеша сыном героя Лугальбанды (см. ЛУГАЛЬБАНДА) и богини Нинсун. «Царский список» из Ниппура (см. НИППУР) — перечень династий Двуречья — относит правление Гильгамеша к эпохе I династии Урука (к. 27–26 вв. до н. э.). Гильгамеш является пятым царем этой династии, чье имя следует за именами Лугальбанды и Думузи (см. ДУМУЗИ) , супруга богини Инанны (см. ИНАННА) . Гильгамешу также приписывается божественное происхождение: «Бильгамес, чей отец был демон-лила, эн (т. е. «верховный жрец») Кулабы». Продолжительность правления Гильгамеша «Царский список» определяет в 126 лет.
Шумерская традиция помещает Гильгамеша как бы на грани легендарного героического времени и более близкого исторического прошлого. Начиная с сына Гильгамеша продолжительность лет правления царей в «Царском списке» становится более близкой к срокам человеческой жизни. Имена Гильгамеша и его сына Ур-Нунгаля упомянуты в надписи общешумерского святилища Туммаль в Ниппуре в числе правителей, строивших и перестраивавших храм.
В эпоху Первой династии Урук был окружен стеной протяженностью в 9 км, строительство которой связывается с именем царя Гильгамеша. Пять шумерских героических сказаний повествуют о деяниях Гильгамеша. Одно из них — «Гильгамеш и Агга» — отражает реальные события конца 27 в. до н. э. и рассказывает о победе, одержанной царем над осадившим Урук войском города Киша (см. КИШ (Месопотамия)) .
В сказании «Гильгамеш и гора бессмертного» герой возглавляет поход юношей Урука в горы, где они срубают вечнозеленые кедры и побеждают чудовище Хумабабу. Плохо сохранившийся клинописный текст «Гильгамеш и небесный бык» рассказывает о борьбе героя с быком, посланным богиней Инанной на погибель Уруку. Текст «Смерть Гильгамеша» также представлен лишь фрагментами. Сказание «Гильгамеш, Энкиду и подземный мир» отражает космогонические представления шумеров. Оно имеет сложную композицию и распадается на ряд отдельных эпизодов.
В предвечные дни начала мира в саду Инанны было посажено дерево хулуппу, из которого богиня хотела сделать свой трон. Но в его ветвях вывела птенца птица Анзуд (см. АНЗУД) , в стволе поселилась демон-дева Лилит, а под корнем стала жить змея. В ответ на жалобы Инанны Гильгамеш победил их, срубил дерево и сделал из него трон, ложе для богини и волшебные предметы «пукку» и «микку» — музыкальные инструменты, громкий звук которых заставлял без устали плясать юношей Урука. Проклятия потревоженных шумом женщин города привели к тому, что «пукку» и «микку» провалились под землю и остались лежать у входа в подземный мир. Энкиду, слуга Гильгамеша вызвался их достать, но нарушил магические запреты и был оставлен в царстве мертвых. Вняв мольбам Гильгамеша, боги открыли вход в подземный мир и дух Энкиду вышел оттуда. В последнем сохранившемся эпизоде Энкиду отвечает на вопросы Гильгамеша о законах царства мертвых. Шумерские сказания о Гильгамеше являются частью древней традиции, тесно связанной с устным творчеством и имеющей параллели со сказочными сюжетами других народов.
Мотивы героических сказаний о Гильгамеше и Энкиду были переосмыслены в памятнике литературы Древнего Востока — акккадском «Эпосе о Гильгамеше». Эпос сохранился в трех основных версиях. Это ниневийская версия из библиотеки ассирийского царя Ашшурбанипала (см. АШШУРБАНИПАЛ) , восходящая ко второй половине 2 тыс. до н. э.; современная ей так называемая периферийная версия, представленная хетто-хурритской поэмой о Гильгамеше, и наиболее древняя из всех старовавилонская версия.
Ниневийская версия, согласно традиции, была записана «из уст» урукского заклинателя Син-леке-унинни, ее фрагменты найдены также в Ашшуре, Уруке и Султан-тепе. При реконструкции эпоса учитываются все опубликованные фрагменты; несохранившиеся строки одного текста могут быть восполнены по другим версиям поэмы. «Эпос о Гильгамеше» изложен на 12 глиняных таблицах; последняя из них композиционно не связана с основным текстом и является дословным переводом на аккадский язык последней части сказания о Гильгамеше и дереве хулуппу.
I таблица рассказывает о царе Урука Гильгамеше, безудержная удаль которого причиняла много горя обитателям города. Решив создать ему достойного соперника и друга, боги слепили из глины Энкиду и поселили его среди диких зверей. II таблица посвящена единоборству героев и их решению употребить во благо свои силы, нарубив в горах драгоценный кедр. Их сборам в дорогу, путешествию и победе над Хумбабой посвящены III, IV и V таблицы. VI таблица близка по содержанию к шумерскому тексту о Гильгамеше и небесном быке. Гильгамеш отвергает любовь Инанны и укоряет ее за вероломство. Оскорбленная Инанна просит богов создать чудовищного быка, чтобы уничтожить Урук. Гильгамеш и Энкиду убивают быка; не в силах отомстить Гильгамешу, Инанна переносит свой гнев на Энкиду, который слабеет и умирает.
Рассказ о его прощании с жизнью (VII таблица) и плач Гильгамеша по Энкиду (VIII таблица) становятся переломным моментом эпического сказания. Потрясенный гибелью друга герой отправляется на поиски бессмертия. Его странствия описаны в IX и X таблицах. Гильгамеш скитается в пустыне и достигает гор Машу, где люди-скорпионы стерегут проход, через который восходит и заходит солнце. «Хозяйка богов» Сидури помогает Гильгамешу найти корабельщика Уршанаби, переправившего его через гибельные для человека «воды смерти». На противоположном берегу моря Гильгамеш встречает Утнапиштима и его жену, которым в незапамятные времена боги подарили вечную жизнь.
XI таблица содержит знаменитый рассказ о Потопе и строительстве ковчега, на котором Утнапиштим спас от истребления человеческий род. Утнапиштим доказывает Гильгамешу, что его поиски бессмертия тщетны, поскольку человек не в силах победить даже подобие смерти — сон. На прощание он открывает герою секрет растущей на дне моря «травы бессмертия». Гильгамеш добывает траву и решает принести ее в Урук, чтобы дать бессмертие всем людям. На обратном пути герой засыпает у источника; поднявшаяся из его глубин змея съедает траву, сбрасывает кожу и как бы получает вторую жизнь. Известный нам текст XI таблицы заканчивается описанием того, как Гильгамеш показывает Уршанаби воздвигнутые им стены Урука, надеясь, что его деяния сохранятся в памяти потомков.
По мере развития сюжета эпоса образ Гильгамеша меняется. Сказочный герой-богатырь, похваляющийся своей силой, превращается в человека, познавшего трагическую краткость жизни. Могучий дух Гильгамеша восстает против признания неизбежности смерти; лишь в конце своих странствий герой начинает понимать, что бессмертие может принести ему вечная слава его имени.
История открытия эпоса в 1870-х годах связана с именем Джорджа Смита (см. СМИТ Джордж) , сотрудника Британского музея, который среди обширных археологических материалов, присылаемых в Лондон из Месопотамии, обнаружил клинописные фрагменты сказания о Потопе. Доклад об этом открытии, сделанный в конце 1872 в Библейском археологическом обществе, произвел сенсацию; стремясь доказать подлинность своей находки, Смит в 1873 отправился на место раскопок в Ниневии и нашел новые фрагменты клинописных табличек. Дж. Смит умер в 1876 в разгар работы над клинописными текстами во время третьей поездки в Месопотамию, завещав в своих дневниках последующим поколениям исследователей продолжить начатое им изучение эпоса. На русский язык «Эпос о Гильгамеше» переводили в начале 20 в. В. К. Шилейко и Н. С. Гумилев (см. ГУМИЛЕВ Николай Степанович) . Научный перевод текста, сопровождаемый подробными комментариями, был издан в 1961 И. М. Дьяконовым (см. ДЬЯКОНОВ Игорь Михайлович) .

Энциклопедический словарь . 2009 .

Синонимы :

Смотреть что такое «Гильгамеш» в других словарях:

    Гильгамеш … Википедия

    Шумерский и аккадский мифоэпический герой (Г. аккадское имя; шумерский вариант, по видимому, восходит к форме Биль га мес, что, возможно, значит «предок герой»). Ряд текстов, опубликованных в последние десятилетия, позволяет считать Г. реальной… … Энциклопедия мифологии

    Гильгамеш — Гильгамеш. 8 в. до н.э. Лувр. Гильгамеш. 8 в. до н.э. Лувр. Гильгамеш полулегендарный правитель I династии города Урук в Шумере (. до н.э.), герой шумерских мифов. Ему приписывается правление в течение 126 лет; отличался мужественностью, огромной … Энциклопедический словарь «Всемирная история»

    Полулегендарный правитель г. Урук в Шумере (27 26 вв. до н. э.). В шумерских эпических песнях 3 го тыс. до н. э. и большой поэме кон. 3 го нач. 2 го тыс. до н. э. описывается дружба Гильгамеша с диким человеком Энкиду, странствования Гильгамеша в … Большой Энциклопедический словарь

    Сущ., кол во синонимов: 1 героиня (17) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 … Словарь синонимов

    Гильгамеш — (Gilgamesh), легендарный правитель шумерского города государства Урук в Юж. Мессопота мии ок. 1 й половины 3 тыс. до н.э. и герой одноименного эпоса, одного из наиб, известных лит. произведений Др. Востока. Эпос повествует о попытках Г. достичь… … Всемирная история

    ГИЛЬГАМЕШ — шумер. и аккад. мифоэпический герой. Г. аккад. имя, шумер. вариант, по видимому, восходит к форме Биль га мес, что, возможно, означало «предок герой». Исследования, проведенные в последние десятилетия, позволяют считать Г. реальной исторической… … Православная энциклопедия

    Полулегендарный правитель г. Урука в Шумере (28 в. до н. э.). В 3 м тыс. до н. э. возникли дошедшие до нас шумерские эпические песни о Г. В конце 3 го начале 2 го тыс. на аккадском (ассиро вавилонском) языке была составлена большая… … Большая советская энциклопедия

Эпические тексты считают Гильгамеша сыном героя Лугальбанды и богини Нинсун. «Царский список» из Ниппура — перечень династий Двуречья — относит правление Гильгамеша к эпохе I династии Урука (к. 27–26 вв. до н. э.). Гильгамеш является пятым царем этой династии, чье имя следует за именами Лугальбанды и Думузи , супруга богини Инанны . Гильгамешу также приписывается божественное происхождение: «Бильгамес, чей отец был демон-лила, эн (т. е. «верховный жрец») Кулабы». Продолжительность правления Гильгамеша «Царский список» определяет в 126 лет.

Шумерская традиция помещает Гильгамеша как бы на грани легендарного героического времени и более близкого исторического прошлого. Начиная с сына Гильгамеша продолжительность лет правления царей в «Царском списке» становится более близкой к срокам человеческой жизни. Имена Гильгамеша и его сына Ур-Нунгаля упомянуты в надписи общешумерского святилища Туммаль в Ниппуре в числе правителей, строивших и перестраивавших храм.

В эпоху Первой династии Урук был окружен стеной протяженностью в 9 км, строительство которой связывается с именем царя Гильгамеша. Пять шумерских героических сказаний повествуют о деяниях Гильгамеша. Одно из них — «Гильгамеш и Агга» — отражает реальные события конца 27 в. до н. э. и рассказывает о победе, одержанной царем над осадившим Урук войском города Киша .

В сказании «Гильгамеш и гора бессмертного» герой возглавляет поход юношей Урука в горы, где они срубают вечнозеленые кедры и побеждают чудовище Хумабабу. Плохо сохранившийся клинописный текст «Гильгамеш и небесный бык» рассказывает о борьбе героя с быком, посланным богиней Инанной на погибель Уруку. Текст «Смерть Гильгамеша» также представлен лишь фрагментами. Сказание «Гильгамеш, Энкиду и подземный мир» отражает космогонические представления шумеров. Оно имеет сложную композицию и распадается на ряд отдельных эпизодов.

В предвечные дни начала мира в саду Инанны было посажено дерево хулуппу, из которого богиня хотела сделать свой трон. Но в его ветвях вывела птенца птица Анзуд , в стволе поселилась демон-дева Лилит, а под корнем стала жить змея. В ответ на жалобы Инанны Гильгамеш победил их, срубил дерево и сделал из него трон, ложе для богини и волшебные предметы «пукку» и «микку» — музыкальные инструменты, громкий звук которых заставлял без устали плясать юношей Урука. Проклятия потревоженных шумом женщин города привели к тому, что «пукку» и «микку» провалились под землю и остались лежать у входа в подземный мир. Энкиду, слуга Гильгамеша вызвался их достать, но нарушил магические запреты и был оставлен в царстве мертвых. Вняв мольбам Гильгамеша, боги открыли вход в подземный мир и дух Энкиду вышел оттуда. В последнем сохранившемся эпизоде Энкиду отвечает на вопросы Гильгамеша о законах царства мертвых. Шумерские сказания о Гильгамеше являются частью древней традиции, тесно связанной с устным творчеством и имеющей параллели со сказочными сюжетами других народов.

Мотивы героических сказаний о Гильгамеше и Энкиду были переосмыслены в памятнике литературы Древнего Востока — акккадском «Эпосе о Гильгамеше». Эпос сохранился в трех основных версиях. Это ниневийская версия из библиотеки ассирийского царя Ашшурбанипала , восходящая ко второй половине 2 тыс. до н. э.; современная ей так называемая периферийная версия, представленная хетто-хурритской поэмой о Гильгамеше, и наиболее древняя из всех старовавилонская версия.

Ниневийская версия, согласно традиции, была записана «из уст» урукского заклинателя Син-леке-унинни, ее фрагменты найдены также в Ашшуре, Уруке и Султан-тепе. При реконструкции эпоса учитываются все опубликованные фрагменты; несохранившиеся строки одного текста могут быть восполнены по другим версиям поэмы. «Эпос о Гильгамеше» изложен на 12 глиняных таблицах; последняя из них композиционно не связана с основным текстом и является дословным переводом на аккадский язык последней части сказания о Гильгамеше и дереве хулуппу.

I таблица рассказывает о царе Урука Гильгамеше, безудержная удаль которого причиняла много горя обитателям города. Решив создать ему достойного соперника и друга, боги слепили из глины Энкиду и поселили его среди диких зверей. II таблица посвящена единоборству героев и их решению употребить во благо свои силы, нарубив в горах драгоценный кедр. Их сборам в дорогу, путешествию и победе над Хумбабой посвящены III, IV и V таблицы. VI таблица близка по содержанию к шумерскому тексту о Гильгамеше и небесном быке. Гильгамеш отвергает любовь Инанны и укоряет ее за вероломство. Оскорбленная Инанна просит богов создать чудовищного быка, чтобы уничтожить Урук. Гильгамеш и Энкиду убивают быка; не в силах отомстить Гильгамешу, Инанна переносит свой гнев на Энкиду, который слабеет и умирает.

Рассказ о его прощании с жизнью (VII таблица) и плач Гильгамеша по Энкиду (VIII таблица) становятся переломным моментом эпического сказания. Потрясенный гибелью друга герой отправляется на поиски бессмертия. Его странствия описаны в IX и X таблицах. Гильгамеш скитается в пустыне и достигает гор Машу, где люди-скорпионы стерегут проход, через который восходит и заходит солнце. «Хозяйка богов» Сидури помогает Гильгамешу найти корабельщика Уршанаби, переправившего его через гибельные для человека «воды смерти». На противоположном берегу моря Гильгамеш встречает Утнапиштима и его жену, которым в незапамятные времена боги подарили вечную жизнь.

XI таблица содержит знаменитый рассказ о Потопе и строительстве ковчега, на котором Утнапиштим спас от истребления человеческий род. Утнапиштим доказывает Гильгамешу, что его поиски бессмертия тщетны, поскольку человек не в силах победить даже подобие смерти — сон. На прощание он открывает герою секрет растущей на дне моря «травы бессмертия». Гильгамеш добывает траву и решает принести ее в Урук, чтобы дать бессмертие всем людям. На обратном пути герой засыпает у источника; поднявшаяся из его глубин змея съедает траву, сбрасывает кожу и как бы получает вторую жизнь. Известный нам текст XI таблицы заканчивается описанием того, как Гильгамеш показывает Уршанаби воздвигнутые им стены Урука, надеясь, что его деяния сохранятся в памяти потомков.

По мере развития сюжета эпоса образ Гильгамеша меняется. Сказочный герой-богатырь, похваляющийся своей силой, превращается в человека, познавшего трагическую краткость жизни. Могучий дух Гильгамеша восстает против признания неизбежности смерти; лишь в конце своих странствий герой начинает понимать, что бессмертие может принести ему вечная слава его имени.

Эпос о Гильгамеше | АГА

«Я провозглашу миру деяния Гильгамеша. Это был человек, которому все было известно; это был царь, который знал страны мира. Он был мудр, он видел тайны и знал тайны, он принес нам рассказ о днях до потопа. Он отправился в дальний путь, был утомлен, утомлен трудами, возвратился отдохнувшим, всю историю высек на камне».

Эпос о Гильгамеше , перевод Н.К. Сандарс (Хармондсворт, Англия: Penguin Books, 1972), с. 61.

Эпос о Гильгамеше — это серия месопотамских сказок, повествующих о подвигах Гильгамеша, царя Урука. Мы узнаем о его подавляющей силе, его дружбе с Энкиду и его поисках вечной жизни. Мы также читаем о большом наводнении, которое опустошило регион. Несколько клинописных текстов, датируемых приблизительно 750 г. до н. э. из которых состоит эпос о Гильгамеше, были найдены археологами, проводившими раскопки в библиотеке царя Ашшурбанипала в Ниневии.Ученые также обнаружили другие тексты и дополнительные фрагментарные свидетельства, которые относят происхождение историй о Гильгамеше к эпохе шумерских городов-государств. Список царей указывает на то, что около 2600 г. до н. э. правителем Урука был Гильгамеш.

История текста

Хотя Эпос о Гильгамеше фигурирует в многочисленных антологиях первоисточников древней истории, а самые ранние версии истории, вероятно, довольно древние, текст во многих отношениях современный.Не существует набора совершенно неповрежденных клинописных табличек, которые бы предлагали Epic в том виде, в каком мы встречаем его сегодня в книгах. Ученые девятнадцатого и двадцатого веков нашли и расшифровали несколько частичных текстов и кропотливо соединили их вместе, чтобы предложить «полное» или, во всяком случае, связное повествование. Более того, эти тексты были написаны на разных языках в разное время и обнаружены не в одном месте, а в нескольких местах как в Месопотамии, так и в Малой Азии (современная Турция).Гильгамеш, упомянутый в Эпосе , имеет исторический коррелят в виде царя Гильгамеша, который упоминается в списках шумерских царей, но нет никаких окончательных свидетельств относительно его жизни и действий, кроме фрагментарных текстов, которые составляют Эпос . Наконец, хотя царь Гильгамеш, очевидно, жил в третьем тысячелетии до н. э. и существуют фрагменты текстов о Гильгамеше, датируемые вторым тысячелетием до н. тысячелетие Б.CE (Для получения дополнительной информации об этих различных древних рукописях см. Введение и Приложение к переводу Сандарса Эпоса , упомянутому выше.)

вопросов для размышления
  1. Какие проблемы могут возникнуть при использовании историками текста, реконструированного из нескольких фрагментов, а затем переведенного и измененного таким образом, чтобы повествование выглядело законченным?
  2. Имеет ли значение, был ли «настоящий» исторический Гильгамеш или нет? Почему или почему нет? Каковы ограничения или возможности исторического исследования, которые устанавливают наши ответы на эти вопросы?
  3. Насколько важны вопросы датировки этого текста и фрагментарности Эпоса ? Как мы можем объяснить или оспорить большой хронологический разрыв между датой появления текстовых артефактов и датой правления исторического царя Гильгамеша? Как мы можем узнать больше о текущем состоянии научных исследований в отношении текстов Гильгамеша?
Источники текста

Книжная версия текста, наиболее часто используемая в курсах на уровне колледжа — и та, что цитировалась выше — это Н. Перевод К. Сандарса, Эпос о Гильгамеше (Хармондсворт: Пингвин, 1972). Также доступны другие английские переводы. Отрывки, взятые из «Эпоса о Гильгамеше », также появляются у большинства читателей «Мир» или «Западная цивилизация». Преподаватели и студенты могут найти эти книги более полезными для своих целей, чем онлайн-версия текста. Вопросы на следующей странице (нажмите «Вопросы о тексте Гильгамеша» ниже) не отсылают читателей к какому-либо конкретному изданию текста.

Интернет-источники

Онлайн-введение и краткое изложение текста Гильгамеша можно найти по адресу:

.

http://www.wsu.edu/~dee/MESO/GILG.HTM

Образцы клинописных табличек и дополнительную информацию о древних месопотамских языках и культурах можно найти на этом сайте, указанном ниже, поддерживаемом Институтом востоковедения Чикагского университета:

http://www-oi.uchicago.edu/OI/default.html

Университет Бирмингема, Англия, предлагает справочную информацию и обсуждение текущих исследований на своем веб-сайте базы данных клинописи:

http://www. eee.bham.ac.uk/cuneiform/

Сайт Кристофера Сирена содержит полезную информацию о месопотамской мифологии, а также полезные ссылки на другие сайты:

http://pubpages.unh.edu/~cbsiren/sumer-faq.html

См. также веб-страницы «Эпос о Гильгамеше », разработанные профессором Ли Хаддлстоном из Университета Северного Техаса на его сайте, посвященном Древнему Ближнему Востоку (Приложение V):
http://www.hist.unt.edu /ane-09.htm

Вопросы по тексту

Эти вопросы носят вводный характер и могут быть использованы в качестве основы для обсуждения в классе, написания статей или и того, и другого.

  1. О каких персонажах и событиях рассказывает Эпос о Гильгамеше ? Каковы ключевые события рассказа?
  2. Кто такой Гильгамеш? Как он описывается? Как он себя ведет?
  3. Кто другие главные герои эпоса? Какую роль они играют в рассказе?
  4. Какие люди безымянны и вообще незначительны в Эпосе? Что это может рассказать нам о культуре, породившей историю о Гильгамеше?
  5. Какие женские персонажи появляются в рассказе как ключевые персонажи? Что их роль в эпосе может рассказать нам о жизни и статусе женщин в древней Месопотамии?
  6. Кто такой Энкиду? Каким он представлен в рассказе? При каких обстоятельствах Гильгамеш и Энкиду становятся друзьями?
  7. Что делают Энкиду и Гильгамеш вместе? Какие события привели к смерти Энкиду?
  8. Как люди и божества относятся друг к другу? Кто такие Ану, Энлиль, Нинурта, Эннуги и Эа?
  9. Как Гильгамеш отреагировал на смерть Энкиду?
  10. Кто такая Сидури и какая у нее информация о Гильгамеше?
  11. Кто такой Утнапишти и чему учится у него Гильгамеш?
  12. Что Гильгамеш узнает из серии событий, которые он пережил? Чем заканчивается история?
Вопросы о тексте как свидетельстве прошлых цивилизаций
  1. Что Эпос о Гильгамеше может рассказать нам в общих чертах о древней Месопотамии? Какие еще виды источников мы могли бы исследовать, чтобы узнать больше о характере и последовательности цивилизаций в этом регионе?
  2. Каковы некоторые ограничения этой истории как доказательства древней Месопотамии? Что история не говорит нам, что мы могли бы хотеть знать? Какова относительная достоверность рассказа как свидетельства жизни в том месте и в то время? (А какой период времени мы имеем в виду, если используем историю Гильгамеша в качестве культурного свидетельства?)
  3. Когда Эпос о Гильгамеше впервые был переведен на английский язык? Какими методами и кем? Сколько английских переводов истории о Гильгамеше вы можете найти?
  4. Находите ли вы сходство между этой историей и историями из книги Бытие? Как различные историки и археологи объясняют это сходство?
  5. Когда и где история о Гильгамеше начала появляться в качестве первоисточника в курсах древней истории? Что этот факт может рассказать нам об истории изучения прошлого в наше время?
  6. Какие еще вопросы об этой истории вы хотели бы задать или ответить?

Резюме в 10 интересных моментах

Эпос о Гильгамеше выделяется как одно из самых ранних известных произведений в истории человечества. Это эпическая поэма, повествующая о жизни человека по имени Гильгамеш. Гильгамеш был царем Урука, величественного шумерского города, расположенного на территории современного Ирака. Это историческое произведение поэтической литературы фактически предшествует самым ранним произведениям Гомера на 1500 лет. По этой причине многие историки назвали его старейшим оставшимся остатком эпоса в истории западной литературы. Начав с представления могущественного персонажа Гильгамеша, эпос отправляет главных героев в приключение, где они узнают о жизни, смерти и дружбе.Вот список из 10 интересных моментов, чтобы обобщить Эпос о Гильгамеше:

10. Эпос о Гильгамеше: Прелюдия

Прелюдия к Эпосу о Гильгамеше в основном вращается вокруг введения Гильгамеша, царя Урука, и последующего события, которые определяют его путь. Рожденный на две трети богом и на одну треть человеком, Гильгамеш обладал огромной силой и устрашающим, но привлекательным телосложением. В ранних отрывках он изображается мудрецом, строящим великолепные храмы и башни в своем шумерском городе, окруженном высокими стенами. Но когда он понял, что его сила превосходит силу обычных людей, он вскоре стал жестоким тираном. Он начал оскорблять своих людей, насиловать любую женщину, на которую он положил глаз, и заставлять людей работать над его личными строительными проектами.

Чтобы обуздать поведение Гильгамеша, боги создали не менее могущественное существо по имени Энкиду, чтобы сразиться с ним. В конце концов они стали большими друзьями, настолько, что Гильгамеш был опустошен, когда Энкиду умер от болезни, вызванной богами. Не в силах понять, что даже для таких, как он, смерть возможна, он отправляется в путешествие на край света.По пути он узнает о вещах, выходящих за рамки его королевства, и записывает свои знания на каменных скрижалях. Эти таблички представляют различные жизненные уроки в «Эпосе о Гильгамеше».

9. Эпос о Гильгамеше: история

Ссылаясь на самые ранние примеры эпоса о Гильгамеше, и если верить мифам о Гильгамеше, эпос стоял прямо на вершине великих литературных шедевров древности. Это, без сомнения, жемчужина в истории клинописной литературы, системы письма, разработанной самими древними шумерами около 3500–3000 лет до нашей эры.

Археологам еще предстоит обнаружить какие-либо фактические доказательства, которые могли бы датировать эпос временем его происхождения, но несколько копий некоторых фрагментов эпоса были найдены в современном Израиле, Сирии и Турции. Кроме того, главный герой Гильгамеш упоминается во всей древнегреческой и римской литературе.

Есть несколько сохранившихся клинописных табличек с изображением эпоса, и эти более старые каменные таблички демонстрируют вавилонскую версию, которая датируется вторым тысячелетием до нашей эры.Он завершен всего на две трети и представляет историю Гильгамеша в ином свете. Затем есть аккадская версия с начала 13 по 10 век до нашей эры. Только в седьмом веке нашей эры современные историки нашли наиболее хорошо сохранившиеся копии в руинах библиотеки ассирийского царя Ашшурбанипала.

8. Миф о Гильгамеше

Гильгамеш также известен как Бильгамес на шумерском языке и Гильгамос на греческом языке и был наполовину богом, наполовину человеком. Он был пятым царем шумерского города Урук.Его жизнь и деяния были настолько влиятельны, что вокруг его достижений среди последующих поколений шумеров возникло множество мифов. Кульминацией этих мифов и историй стал Эпос о Гильгамеше. Эпос описывает его как свирепого воина и дерзкого архитектора. Несмотря на то, что все его королевство было в его власти, его царствование было омрачено его возмутительными выходками. Он принимал участие в непрекращающихся битвах, заставлял своих людей строить бесконечные проекты и насиловал любую женщину, которая ему нравилась.

Только когда он подружился с не менее могущественным существом, Энкиду, его злодеяния начали утихать.В Энкиду он нашел настоящего друга и брата — того, кому он мог доверить свою жизнь и доверить свои самые большие страхи. Итак, когда Энкиду умер, к нему внезапно пришло ужасающее осознание того, что смерть — это судьба, от которой он тоже не мог избавиться. Все еще скорбя о своем друге, он отправляется на поиски секрета вечной жизни, отказываясь от всей своей славы и власти как короля. К концу своих поисков он обнаруживает, что истинная гармония заключается в принятии того, насколько эфемерной может быть жизнь. Его счастье зависит от того, как он решит примириться с этой истиной.Затем он возвращается в свое королевство с обещанием стать лучшим королем и использовать свои божественные способности для общего блага.

7. Происхождение Энкиду

Чтобы противостоять постоянно растущей угрозе, которую Гильгамеш представлял для своего народа, боги создали Энкиду из воды и глины, чтобы он был равен Гильгамешу по могуществу и силе. Но в отличие от короля Урука, Энкиду провел свои первые дни в дикой природе, его инстинкты и образ жизни находились под влиянием диких животных, которые его вырастили. Долгое время он оставался полностью изолированным от цивилизованного мира, но постепенно его общение с людьми стало более регулярным, так как он освобождал пойманных охотниками животных.В конце концов он оставил свою жизнь в дикой природе и направился в город Урук.

Говорят, что по прибытии в Урук Энкиду сразился с Гильгамешем в качестве испытания силы. Но вскоре они стали хорошими друзьями, настолько, что Гильгамеш вскоре стал считать его братом и равным, а также частью своей совести. В некотором смысле Энкиду выполняет цель своего творения, уменьшая зверства Гильгамеша своей дружбой. Как настоящий брат по оружию, Энкиду вдохновляет короля Урука стать идеальным лидером, которым он когда-то мог быть.Однако дело принимает отчаянный оборот, когда Энкиду вместе с Гильгамешем убивает слугу бога земли Энлиля Хумбабу. Он сталкивается с гневом Иштар и поражен болезнью, которая медленно отравляет его тело, что в конечном итоге приводит к его смерти.

6. Путешествие Утнапишти к бессмертию

Задолго до времен Гильгамеша Утнапишти правил как царь и верховный жрец города Шуруппак. Он был выбран богом Энки, чтобы он бросил все свое имущество и построил гигантский корабль, чтобы пережить надвигающееся великое наводнение, которое уничтожит все растения, животных и людей.Можно увидеть очевидное сходство между жизнью Утнапишти и историей Ноева ковчега. Несмотря на моральную дилемму, связанную с необходимостью оставить своих соседей и друзей на смерть, Утнапишти верно выполнил задачу, поставленную перед ним Энки. Ему и его жене было даровано бессмертие и место среди богов.

Скорбя о смерти Энкиду и опасаясь неминуемой смерти, ожидавшей его, Гильгамеш стремился найти Утнапишти. Он верил, что, поскольку боги даровали Утнапишти вечную жизнь, он сможет привести и его к бессмертию.Когда они наконец встретились, Утнапишти попытался убедить Гильгамеша отказаться от своих поисков и жить счастливой жизнью смертного. Но он также рассказал ему о волшебном растении, которое могло бы помочь ему обрести вечную жизнь.

5. Сидури, хранитель таверны подземного мира

Преследуя Утнапишти, в какой-то момент своего путешествия Гильгамеш оказался у ворот подземного мира. Здесь он встретил Сидури, трактирщика в подземном мире. Различные версии эпоса по-разному рассказывают о взаимодействии между Сидури и Гильгамешем.Также известная как богиня виноделия и пивоварения, Сидури довольно встревожена, когда Гильгамеш угрожает разнести таверну на куски, если она не поможет ему в его поисках.

Вначале Сидури изо всех сил пытается отговорить Гильгамеша от его поисков вечной жизни, квеста, который она считала дурацкой затеей. В конце концов, она отправляет его к Уршанаби, лодочнику, чья помощь была необходима ему для достижения успеха в его поисках.

4. Эпос о Гильгамеше: древневавилонская версия

Также называемая «более ранней» или «старой» версией, эта версия встречается на древнейших клинописных табличках с подробностями эпоса.Однако древневавилонская версия эпоса, датируемая 2000–1500 годами до нашей эры, считается неполной, поскольку некоторые из ее табличек отсутствуют, а обнаруженные имеют определенные пробелы в повествовании. Историки на самом деле считают, что эпос мог датироваться даже более поздней версией, чем эта версия. Всего в старовавилонской версии восемь разных табличек. Каждая табличка берет свое название от своего текущего местоположения или от места обнаружения.

3. Эпос о Гильгамеше: стандартная аккадская версия

Это гораздо более популярная и хорошо сохранившаяся версия, составленная Син-ликэ-уннинни где-то между 1300 и 1000 г. до н.э. в современной Месопотамии.Он был обнаружен Ормуздом Рассамом в руинах библиотеки Ашшурбанипала в Ниневии. В стандартной аккадской и старовавилонской версиях есть две разные вступительные фразы. В клинописных текстах эти начальные слова известны как «инципит». Инципит в старовавилонской версии начинается со слов «Превосходя всех других царей», тогда как в стандартной версии он говорит: «Тот, кто видел бездну». Во второй фразе слово «глубокий» переведено с аккадского слова нагбу, которое лингвисты интерпретировали как имеющее значение «неведомые тайны».

Стандартная аккадская версия состоит из 11 табличек, отображающих всю историю Гильгамеша от его рождения до его дружбы с Энкиду и его возможного путешествия в поисках вечной жизни. Последняя табличка завершает эпос пересказом того, как Гильгамеш обретает знания для поклонения богам и решает прожить остаток своей жизни добродетельно как мудрый царь. Позднее к аккадской версии была добавлена ​​12-я табличка как продолжение исходных 11 табличек.

2.Biblical References

Эпос о Гильгамеше и еврейская Библия имеют поразительно схожие темы и сюжетные линии. Возможно, самое известное событие, которое происходит в этих двух повествованиях, — это история о потопе. История о потопе разворачивается почти так же, как история о Ноевом ковчеге в Библии.

На этом сходство не заканчивается. События из истории ковчега эпоса очень близки к эпизодам из библейского Бытия, таким как змей, который упускает свой шанс схватить растение вечной жизни, и окончательное осознание Гильгамешем того, что смертная жизнь может иметь смысл только в том случае, если он действительно принимает свою человечность.При этом в рассказах тоже есть отличия. Например, в Библии Ною потребовалось 100 лет, чтобы построить ковчег, тогда как в эпосе у Утнапишти было всего семь дней, чтобы завершить его. Точно так же, если в Библии дождь шел без перерыва в течение 40 дней, то в эпосе он шел только семь дней.

См. также:
11 лучших изобретений и открытий Месопотамии

1.

Эпос о Гильгамеше: влияние на искусство и литературу

Эпос о Гильгамеше в настоящее время считается одним из старейших шедевров клинописной литературы, который постепенно завоевывает признание и популярность. .Со временем он претерпел множество адаптаций и пересказов последующими поколениями. Поскольку он содержит универсальные темы дружбы, смертности и природы богов, эпос оказал огромное влияние на формирование литературы последующих культур.

Древнегреческие эпосы, написанные Гомером, такие как «Одиссея» и «Илиада», имеют явное сходство с различными эпизодами «Эпоса о Гильгамеше». В современную эпоху эпос получил гораздо более широкую аудиторию в период после Первой мировой войны.К моменту окончания Второй мировой войны она уже фигурировала в различных жанрах искусства и литературы.

Заключение

Богатая история «Эпоса о Гильгамеше» выходит за рамки простого археологического артефакта. Да, в эпопее есть своя доля причудливых поворотов и довольно необычных теорий о сотворении вселенной. Его также бесчисленное количество раз пересказывали и переделывали, что могло значительно изменить первоначальную сюжетную линию. Несмотря на все это, история эпоса остается завораживающей, будь то с точки зрения монументального приключения Гильгамеша или с точки зрения мощного послания, которое эпос доставляет своим читателям.

Всемирная литература


ДОМ

МИР СВЕТ

ИСТОРИЯ

ЯЗЫК

КОНТАКТЫ

 

 

 

Эпос о Гильгамеше

автор

Time & Place

Язык и Place

Язык и Форма

Synopsis

Contexts

Contexts

Основные проблемы

Выбранные цитаты

Учебные вопросы

Ссылки

Рекомендуемое чтение

Автор

Аноним. История был создан и переработан различными культурами Месопотамии и Ближнего Востока, включая шумеры, аккадцы, вавилоняне, ассирийцы, хетты и другие.

Время & Место

Оригинальная история восходит ко временам царя Гильгамеша из Урука (ок. 2700-2600 до н.э.) и сохранилась в шумерских поэмах, извлеченных из руин в городе Ниппур, записанных во времена царя Шульги, ок.2000 г. до н.э. Аккадская версия с 12 табличками, известная как Стандартная синтетическая версия, датируется примерно ок. 1300–1000 гг. до н.э. и связано с именем жреца-экзорциста Син-леки-уннинни. Наиболее полный текст Стандартной синтетической версии был обнаружен в библиотеке из 25 000 табличек ассирийского царя Ашшурбанипала (668–627 до н. э.) в Ниниве.

Язык и форма

Эпический стих. Несколько версий на шумерском, аккадско-вавилонском, хеттском и хурритском языках. Рекомендуемый английский перевод: Нэнси К. Сандарс. Рекомендуемое научное издание: Эндрю Р. Джордж.

Сводка

Эпопея Гильгамеш — это история царя Урука Гильгамеша, который угнетает своих люди. В наказание боги послали ему спутника Энкиду, который является его зеркальным отражением и становится его хорошим другом.Вместе, Гильгамеш и Энкиду бросают вызов богам, убивая гиганта Хумбабу, вырубая священный кедровый лес, который он охраняет, и убийство Быка Небеса. Энкиду снятся зловещие сны о судьбе тиранов, которые стать рабами в Доме Смерти. Энкиду наконец умирает от болезни посланные богами. В ужасе от смерти Энкиду и перспективы После собственной кончины Гильгамеш отправляется на поиски бессмертия. приводит его в обитель Утнапишти, добродетельного человека, послушного богами и был спасен ими от Всемирного потопа.Утнапишти подвергает Гильгамеша различным испытаниям, которые он терпит неудачу, и в конце концов отправляет его прочь, уверяя его, что он не может избежать смерти. Смиренный Гильгамеш возвращается в Урук и приказывает выгравировать свою историю на камне.

Контексты

Месопотамия («земля между реками») , район между реками Тигр и Евфрат считались «колыбелью цивилизация.»

шумеров вероятно, произошли от народов, перемещенных в результате Великого потопа, создавшего Черное море. Они процветали в Месопотамии. между 5000-2000 до н.э.

Шумеры сосуществовали с аккадцами, семитскими народами, пришедшими из Сирии, из ок. 3000 г. до н.э. После 2000 г. до н.э. шумерская культура растворилась в доминирующей аккадско-вавилонской культуре, вобравшей в себя шумерские традиции и достижения, включая клинопись.

Шумерская цивилизация: хижины в болотах и дома из сырцовых кирпичей, глиняных пластин, дамб и каналов, террасные храмы (зиккурат), парусники, колесные повозки, гужевые плуги, гончарный круг, укрепленные города, использование меди и бронзы.

3300-3000 лет до н.э., изобретение письма. Клинопись шрифт: тростниковые отметины на мокрых глиняных табличках, клиновидные отметины.

Шумерский город Эриду с 5000 г. до н.э. Другие города: Ур, Ниппур, Урук, Киш, Лагаш.

Урук имел стены длиной 6 миль, толщиной 18 футов и высотой 40 футов, окружавшие площадь около 2,3 квадратных миль, в которых проживало от 50 000 до 80 000 человек.

Гильгамеш из Урука (ок. 2700-2600 до н.э.), пятый правитель первого послепотопного периода династия Урук

2100 г. до н.э., первая книга законов, законы Ур-Намму, царь города Ур

Самые ранние из сохранившихся версий «Эпоса о Гильгамеше» из собрания более 40 000 глиняных табличек из города Ниппур, датируемых около 2000 г. до н.э., из библиотек царя Шульги, сына Ур-Намму.

Бехистун Скала, 516 г. до н.э.: скульптуры и надписи на обнажении скалы, задуманные как памятник завоеваниям персидского царя Дария на Кирманшахе (Персия, ныне Иран). Скала Бехистун возвышается на 300 футов и украшена барельефными скульптурами и полосами клинописи. письменность на древнеперсидском, эламском и ассирийско-вавилонском языках. Скала Бехистун в конечном итоге сделала возможной расшифровку клинописного письма.

Основной Вопросы

Эпос о Гильгамеше — одно из старейших сохранившихся произведений письменной литературы.

История Гильгамеша содержит рассказ Великого потопа, где герой — добродетельный человек, которого шумеры называли Зиусудра, а аккадско-вавилонцы — Утнапиштим. История является оригиналом более поздней библейской истории о Ное и ковчеге.

История, казалось бы, восхваляет амбиции и завоевания короля Гильгамеша, но в конечном итоге критикует тирания, угнетение и насилие и вместо этого продвигает ценности простой жизни мирного отдыха и наслаждение удовольствиями человеческого общения, любви, еды, и пить.

Центральная идея эпоса является тема carpe diem («лови момент») и представление о том, что, хотя жизнь отдельных существ конечна, жизнь природы вечна и гораздо важнее любых индивидуальных достижений.

Проприрода, протоэкологическую позицию стихотворения.

Спасение жизни, как это делает Зиусудра/Утнапишти, гораздо более достойно восхищения, чем все убийства чудовищ и завоевания Гильгамеша.

шумеров, изобретатели цивилизации, по-видимому, опасались последствия отчуждения человека от природы и виктимизация природы цивилизованными людьми.

История выражает вера в божественную карающую справедливость, порядок или баланс вещей требующие наказания в натуральной форме за такие проступки, как насилие, жестокость, гордыня/высокомерие, угнетение других и уничтожение природы. Такие убеждения воплощены в рассказе в гневе бога Энлиля и концепция Намтара (злая судьба) и, вероятно, являются истоками / прототипами более поздних понятий, таких как вавилонский Lex Talionis («глаз за глаз»), греческое Мойра (Судьба), индусское/буддийское Карма , и христианское золотое правило.Древняя шумерская пословица: «Ты иди и займи поле врага; приходит враг и забирает твое поле» раскрывает идею, центральную в истории Гильгамеша.

Выбрано Котировки

«Там нет постоянства. Мы строим дом, чтобы стоять вечно, мы запечатываем контракт на все времена? Делят ли братья наследство хранить вечно, длится ли время разлива рек?» (перевод Н.К. Сандарс)

«Я смотрю на тебя сейчас, Утнапишти, и твой вид ничем не отличается от мой; в ваших чертах нет ничего странного. я думал, что должен найти тебя героем, готовым к битве, но ты лежишь здесь, ваша легкость на спине. Скажи мне правду, как ты пришел войти в общество богов и обрести вечную жизнь?» (перевод Н. К. Сандарс)

«Гильгамеш, куда ты спешишь? Ты никогда не найдешь той жизни, которую ищешь.Когда боги сотворили человека, они наделили его смертью, а жизнь оставили себе. Что касается тебя, Гильгамеш, наполни свой живот хорошими вещами; день и ночь, ночь и день, танцуйте и веселитесь, пируйте и веселитесь. Пусть твоя одежда будет свежей, омойся в воде, лелей маленького ребенка, который держит твою руку, и осчастливь свою жену в своих объятиях; ибо и это удел человека» (перевод Н. К. Сандарса)


Учебные вопросы

Что роли, которые мог играть эпос в придворных условиях на протяжении всего история месопотамских цивилизаций? Какое отношение имеет поэт королям и героям, о которых он/она говорил? Это отношение обязательно один из гармонии и согласия? Что предлагает эпос?

Что типа король Гильгамеш? Нравится ли он своему народу? Что значение фигуры Энкиду? Почему говорят, что он пришел в существование? С какой целью? Удастся ли ему достичь этой цели?

Почему Говорят, что Энкиду так похож на Гильгамеша, «равный ему»… его собственное отражение, его второе я, бурное сердце для бурного сердца»?

Меняется ли Энкиду на протяжении своих приключений? какой каким человеком он был в начале? Как он меняется? какой последствия этих изменений?

Есть существует некоторая возможная историческая значимость таких ситуаций, как набег на «Страну живых», великана Хумбаба, священный лес кедров? Что представляет великан? Что могло быть основной мотивацией такого рейда? Мог экономические факторы сыграли роль?

Что отношение эпоса к Природе (леса, звери, дикие жизнь и др. )? Каково отношение к разрушению и запущенности Природы (как, например, при вырубке кедра Хумбабы). лес и отказ Энкиду от своей прежней жизни в пустыне? Лучше ли ему быть цивилизованным человеком и компаньоном Гильгамеша?

Что смысл богов? Какие функции они выполняют в рассказе? Каково их отношение к людям? Чем боги отличаются от и чем они похожи на людей? Почему говорят о Гильгамеше быть на две трети богом? Что это говорит о процессах какими богами создано/воображается человеческим воображением? Как связано ли литературное повествование и повествование в целом к этим процессам?

Что значение и роль снов Энкиду незадолго до его смерть? Что он видит в своем видении Преисподней? какой происходит ли там с теми, кто был богатым и могущественным при жизни? какой означает ли это для таких людей, как Гильгамеш и Энкиду? Почему Гильгамеш так боишься после смерти Энкиду?

Согласно к эпосу, возможно ли бессмертие для людей? Здесь какие бессмертные человеческие существа изображены в эпосе? Что это предполагает? Что это говорит о Гильгамеше?

Что такова реакция Гильгамеша в тот момент, когда он впервые увидел Утнапишти, Дальний? Каковы его точные слова? Что это означает в отношении его ожидания, его ценности, его образ жизни? Есть ли какое-либо отношение между этими ожиданиями, ценностями и стилем жизни, т. человек Гильгамеш, и его судьба? Что значит жизнь Утнапишти представлять?

Что таково значение истории о Всемирном потопе, которую Утнапишти говорит Гильгамеш? Почему боги выбрали Утнапишти для спасения?

Что таков смысл испытаний, о которых Утнапишти просит Гильгамеша предпринять? Почему Гильгамеш терпит неудачу?

Есть характер Гильгамеша трансформировался в ходе его путешествий? Стал ли он другим человеком в конце, после возвращения домой? Согласно этому эпосу, каков наилучший образ жизни? Это Гильгамеш? Это Энкиду? Утнапишти?

Согласно этой истории, что такое хорошая жизнь? В чем смысл бессмертия?

Звенья

ABC News 10.12.2012: «Доказательства того, что Ной был библейским потопом, — говорит Роберт Баллард»

Рекомендуется Чтение

Эндрю Р. Георгия, Вавилонский эпос о Гильгамеше: введение, критическое издание и клинописные тексты . 2 тома. Оксфорд, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2003.

.

Нэнси К. Сандарс, Эпос о Гильгамеше (Хармондсворт, Великобритания; Нью-Йорк: Penguin Books, 1960).

 

 

© 2000-2018 Фидель Фахардо-Акоста, все права защищены

Последнее обновление: 23 сентября 2018 г. 23:22

 

Как читать «Гильгамеша» | The New Yorker

Контент

Этот контент также можно просмотреть на сайте, с которого он взят.

Середина девятнадцатого века была временем, когда очень многие западные люди начали сомневаться в исторической истинности Библии. Неужели все мы произошли от Адама и Евы, которых Бог сотворил по своему образу и поместил в прекрасном саду, а затем, по причине их грехов, изгнал оттуда? Усугубили ли их потомки свою нечестивость до такой степени, что Бог решил утопить их всех в огромном потопе? И заключил ли он после этого, видя причиненное им разрушение, завет с единственной уцелевшей семьей Ноя, пообещав, что никогда больше не поднимет руку на свое творение? «Пока существует земля, — решил он, согласно Библии короля Иакова, — время сеяния и жатвы, холод и зной, лето и зима, день и ночь не прекратятся.На протяжении многих веков эта история утешала людей. Хотя мы могли грешить, мы могли надеяться на Божью милость, потому что это то, что Он обещал Ною.

Однако к началу восемнадцатого века ученые из различных молодых областей — геологии, археологии, палеонтологии — представили доказательства того, что Земля намного старше, чем кто-либо думал, и что человеческие общества существовали задолго до даты, назначенной для Творение и Потоп. В 1859 году Чарльз Дарвин в своем «Происхождении видов» выдвинул теорию, предполагающую, что люди могли произойти не от Адама и Евы, а от низших животных, существ с мехом.Неудивительно, что такие идеи встречали яростное сопротивление. Многие ученые и ученые удвоили свои усилия, чтобы найти доказательства истинности Библии.

Примерно в то время, когда Дарвин писал свою книгу, молодой лондонец Джордж Смит, бросивший школу в возрасте четырнадцати лет и работавший гравером банкнот, был очарован сообщениями об артефактах, обнаруженных исследователями. на территории современного Ирака и отправлены в Англию. Как пишет Дэвид Дамрош в «Похороненной книге» (2007), Смит проводил обеденные часы в Британском музее, изучая его фонды.В конце концов его заметили сотрудники, и в 1866 году руководство наняло его для помощи в анализе десятков тысяч глиняных черепков, которые были отправлены туда несколько лет назад и лежали в музейных ящиках для хранения.

Они прибыли из Ниневии, важного города в древней Месопотамии, и причиной того, что в одном месте было найдено так много табличек, было то, что они были остатками знаменитой библиотеки Ашшурбанипала, царя нео- Ассирийская империя в седьмом веке до н. C. Когда таблички были впервые выкопаны, никто не мог прочитать странного вида письмо, позже названное клинописью, которым они были написаны. Ученые работали над ним десятилетиями.

Теперь к охоте присоединился Джордж Смит. Он изучал осколки около десяти лет, и именно он нашел самый известный отрывок, написанный на них, рассказ о великом потопе, уничтожившем почти все человечество, в котором выжила семья одного человека. Когда он прочитал это, говорят нам, он так разволновался, что вскочил со стула и забегал по комнате, срывая с себя одежду.Этот древний документ мог подтвердить истинность Книги Бытия, по крайней мере, так казалось Смиту.

И другим. В 1872 году, когда Смит представил свои открытия Обществу библейской археологии, присутствовал даже премьер-министр Уильям Гладстон. Открытие попало на первые полосы газет в Европе и США. Вскоре лондонская газета Daily Telegraph предоставила Смиту грант на поездку в регион, чтобы посмотреть, сможет ли он что-то добавить к своим выводам. Через несколько дней он получил грязную зарплату — осколок, который, казалось, завершил историю наводнения, — и Британский музей профинансировал для него еще две поездки.Во второй из них он умер от дизентерии в Алеппо в возрасте тридцати шести лет. Он так и не дожил до того, чтобы понять, что на самом деле он не доказал истинность Ветхого Завета своей глиняной табличкой. (Оба рассказа о потопе могли происходить из более старых источников, вполне возможно, вымышленных.) Однако он сделал кое-что еще. Он открыл то, что было тогда и остается самой древней длинной поэмой в мире, «Гильгамеш».

Поэт и ученый Михаэль Шмидт только что опубликовал замечательную книгу «Гильгамеш: жизнь поэмы» (Принстон), которая представляет собой своего рода путешествие по произведению, отчет о его происхождении и открытии, о фрагментарном состоянии текста и многих ученых и переводчиков, пытавшихся разобраться в его значении.Шмидт призывает нас видеть в «Гильгамеше» не законченное, отшлифованное сочинение — литературный эпос, вроде «Энеиды», какой многие хотели бы его видеть, — а, скорее, нечто более похожее на жизнь, неопрятное, двусмысленное. Только прочитав его таким образом, думает он, мы приблизимся к его жесткому, шишковатому сердцу.

Встречаем Гильгамеша в первой линии. Он царь Урука, великолепного города с высокими стенами в южной Месопотамии. Его мать была богиней, а отец смертным. Соответственно, это прекрасный образец мужчины, одиннадцать локтей (семнадцать футов) в высоту и четыре локтя от соска до соска.Однако он не образцовый правитель. Он утомляет молодых людей своего города спортивными состязаниями, а когда они женятся, настаивает на праве сеньора: он, а не жених, проводит брачную ночь с невестой.

Жители Урука жалуются богам на поведение Гильгамеша, и в ответ богиня-мать Аруру отщипывает кусок глины и из него лепит нового человека, Энкиду, чтобы он стал другом Гильгамеша и отвлек его от его вредных привычек. Энкиду тоже великан, хотя и не такой большой, как Гильгамеш.В начале он очень похож на животное. Его тело покрыто волосами. Он бегает с газелями и пьет с ними на четвереньках у водопоя. Но у него есть человеческий разум; он регулярно выпускает своих животных-компаньонов из ловушек. Когда один из местных охотников возражает, что Энкиду мешает ему зарабатывать на жизнь, ему приказано привести храмовую проститутку Шамхат к водопою, который часто посещает Энкиду, и посадить ее на краю. (Во многих древних обществах были такие существа, как храмовые проститутки, поклонницы местных богинь плодородия.Это была уважаемая профессия.) Приходит Энкиду. Шамхат раздвигает ноги, и он мгновенно поддается. С, должно быть, самой крепкой эрекцией в литературе, он вовлекает Шамхата в непрерывный половой акт в течение шести дней и семи ночей. Потом он устает, и Шамхат ведет его в пастушеский стойбище. Впервые в жизни он ест хлеб. Он также выпивает семь кружек пива и начинает петь. Но когда он пытается воссоединиться с газелями, они избегают его. Трагедия таким образом входит в «Гильгамеша».Занимаясь любовью с человеческим существом и поедая человеческую пищу, Энкиду стал человеком, и ничто никогда не будет для него прежним.

Например, теперь у него есть мораль. Когда он слышит о применении Гильгамешем права сеньора, он приходит в ярость. Он идет в Урук и втягивает Гильгамеша в бой. Дверные косяки трясутся, стены трясутся, но через некоторое время двое мужчин утомляются ссорой и решают остаться друзьями. Гильгамеш знакомит Энкиду со своей матерью, богиней Нинсун. Он ей не нравится.Кто его люди? она спрашивает. Оскорбленный таким образом, Энкиду плачет, и Гильгамеш, чтобы подбодрить его, предлагает приключение: они вдвоем отправятся в Кедровый лес, убьют его защитника, чудовище Хумбабу, и заготовят кедровую древесину для строительства в Уруке.

Хумбаба не обычный монстр. Он похож на миазмы или кошмар. У него есть семь аур, в которые он может обернуться и которые он может посылать в качестве средства защиты. Когда Гильгамеш и Энкиду приближаются, он насмехается над ними. «Отродье рыбы», — называет он сироту Энкиду.Он говорит Гильгамешу, что лесные птицы скоро будут лакомиться частями его тела. Дрожа от страха, двое мужчин хватают его. Гильгамеш вонзает кинжал ему в шею. Энкиду вырывает себе легкие. Ауры убегают. Затем люди срубили несколько гигантских кедров, построили плот и, с Гильгамешем, размахивающим головой Хумбабы, плывут обратно в Урук.

Вернувшись домой, Гильгамеш купается, надевает чистую одежду и встряхивает свои длинные волосы. Увидев его, Иштар, богиня любви и войны, ослеплена и взывает к нему, предлагая выйти замуж: «Подари мне свои плоды, о подари мне!» По ее словам, она подарит ему колесницу из лазурита и золота.Его овцы родят близнецов; его козы родят тройню. Гильгамеш отвечает, спрашивая, какую выгоду он получит от женитьбы на ней. Ты жаровня, которая гаснет на морозе, говорит он ей. Ты дверь, пропускающая ветер, дворец, который рушится на своих воинов, бурдюк с водой, который течет, башмак, который щиплет ногу. Мужчины, которых вы любили: что с ними стало? Одного ты превратил в лягушку, другого в волка. Нет, спасибо, говорит.

Эпос о Гильгамеше — Пулкит Агравал — Литература 114 (Весна 2014-2015)


Эпос о Гильгамеше был назван первым настоящим произведением мировой литературы.Он начал циркулировать на древнем Ближнем Востоке еще в 1000 г. до н.э. Части этого эпоса были найдены в Месопотамии, Турции и Палестине. У месопотамцев не было слова, соответствующего фразе «эпос», и поэтому древние исследователи месопотамской литературы называют эпос «серией о Гильгамеше». Одиннадцать табличек образуют непрерывную повествовательную поэму, а двенадцатая представляет собой частичный перевод шумерской поэмы о Гильгамеше, добавленной к повествованию в течение первого тысячелетия до нашей эры. Центральное место действия эпоса — древний город-государство Урук в землях Шумера.

Историческая достоверность

Гильгамеш был ранним королем города-государства Урук в южной Месопотамии и жил около 2750 г. до н.э. Спустя годы после его смерти вокруг его памяти вырос культ, поскольку он стал судьей преступного мира. Примерно к 2000 г. до н.э. на шумерском языке был написан набор слабо связанных между собой песен о его жизни и легендарных приключениях.Он был великим воином, который отправился в далекую гору, где убил чудовище, принес домой кедровые деревья для этого дворца и заставил своего слугу и друга Энкиду спуститься в подземный мир.

В древневавилонский период (2000–1600 гг. до н. э.) вавилонские поэты превратили шумерские поэмы в связанный эпос, написанный на аккадском языке. Около 1200 г. до н. э. эпос был отредактирован вавилонским жрецом по имени Син-лике-уннинни, который сжал историю и добавил предисловие. Стиль письма, используемый для письма на аккадском языке, был клинописью.

Обнаружение текста

 

После поражения и разрушения крупных месопотамских городов персидскими захватчиками в 600–500 гг. до н. э. большая часть поэмы исчезла. В 1850-х годах иракский археолог Ормузд Рассам обнаружил руины великой королевской библиотеки Ашшурбанипала, царя мира и царя Ассирии в середине седьмого века. Тысячи столов были отправлены обратно в Британский музей. Спустя 20 лет Джордж Смит, куратор музея, начал изучать одиннадцать табличек, ставших известными сегодня произведениями.

Не сохранилось ни одного записанного оригинала. В оригинальном стихотворении из 3000 строк примерно 2000 строк. Фрагменты из разных мест по-разному циркулировали по миру. Недостающие фрагменты обычно заполняют различные ораторы.

Есть три основных перевода, которые в настоящее время используются для сценария, отредактированного Дэвидом Дамрошем, Бенджамином Фостером и Эндрю Джорджем. Каждый из этих редакторов представил свою собственную точку зрения, либо удалив стихи, которые не были необходимы для общего смысла, либо предоставив свою собственную интерпретацию отсутствующего стиха.Например, Джордж заполняет фразы скобками, где курсив представляет собой предположение, а обычный шрифт представляет собой фразу, установленную с помощью контекстных подсказок. Каждый из этих текстов имеет разные акценты, но общая история остается неизменной во всех версиях.

* Примечание о цитатах на этой странице:  Если не указано иное, фактические цитаты взяты из: Damrosch, David. Эпос о Гильгамеше. Антология мировой литературы Лонгмана.  Пирсон, 2-е издание, 2009 г.


Классификация эпоса представляет собой интересный анализ. Примеры эпосов включают те, которые рассказаны или написаны Гомером или Вергилием; или истории в Индии, рассказанные через Рамаяну или Махабарату.

Этимология слова «эпос» происходит от греческого слова «эпос», что означает слово или песня. Определение эпоса в Оксфордском словаре — это «длинная поэма, обычно происходящая из древней устной традиции, повествующая о деяниях и приключениях героических или легендарных личностей или об истории нации. Вообще говоря, одним из ключевых элементов является взаимодействие между богами и смертными. Существует также явная тема, посвященная основанию культуры либо в мире в целом, либо в городе, либо в цивилизации.

В случае с Гильгамешем очень интересны основные элементы, включающие в себя эпос. Например, встреча Первобытного (Энкиду) с Цивилизованным (Гильгамеш). Есть образ эволюции, где Энкиду смотрит на вхождение в цивилизацию — и на переход жизни в природе к жизни в городе и к жизни с богами. Существует важная роль, приписываемая роли Божества и роли, которую Боги играют как в успехе, так и в неудачах, которые переживают как Энкиду, так и Гильгамеш. (См. также раздел «Божественное вмешательство»).

Вопрос, который возникает при анализе Эпосов, — это роль Эпического Героя. В таком случае, какие элементы были бы необходимы, чтобы Гильгамеш был классифицирован как герой? В очень известном литературном произведении Джозеф Кэмпбелл пишет «Тысячеликий герой»: победа одержана: герой возвращается из этого таинственного приключения, обладая способностью даровать блага своим ближним.

При этом становится ясно, что Гильгамеш, безусловно, представляет собой героя. Он отправляется в приключение и поиски бессмертия. Ему это не удается, но вместо этого он возвращается и понимает, что одна из его самых больших легенд заключалась в том, чтобы оставить позади город, на который они претендовали и потратили все эти годы на развитие и строительство. Город — его самое «благо» для ближнего. Во время эпоса герой также обычно претерпевает переход и рост персонажа, и в этом случае Гильгамеш также проходит через различные роста и улучшения персонажа.


Табличка I

В ней содержится введение к герою Гильгамешу и великому городу Урук. Есть прелюдия, в которой излагается все, что произошло с Гильгамешем. Он построил храмы для Ану, бога небес, и для дочери Ану, Иштар, богини войны и любви. Гильгамеш открыл проходы в горах и пустыне. Он путешествовал на край света, встретил Утанапишти и вернулся, чтобы записать свои истории.

История начинается с описания Гильгамеша, обладающего огромной силой.Он делает все, что хочет, и каждый должен уйти с его дороги или умереть, стоя перед ним. Боги прислушиваются к мольбам горожан и просят Аруру, богиню творения, навести порядок и создать кого-то равного по силе, чтобы соответствовать Гильгамешу, чтобы обеспечить баланс.

Аруру берет немного глины и создает другого человека, Энкиду. Он брошен в природу и становится единым целым с животными и лесом. Однажды охотник находит Энкиду. Услышав об открытии своего сына, отец охотника говорит ему отправиться в Урук, попросить храмовую проститутку, которая победит Энкиду и заставит его стать мужчиной.

Храмовая проститутка Шамхат и охотник три дня ждут Энкиду возле водопоя. Когда Энкиду, наконец, прибывает, проститутка показывает свою грудь и тело Энкиду, и Энкиду становится полностью выпрямленным на шесть дней и семь ночей. Эти двое продолжают заниматься сексом, пока желание Энкиду не удовлетворится.

«Она не была сдержана, но забрала его энергию.
Она расстелила свою одежду, и он лег на нее,
она выполняла для первобытных женщин задачу.
Его похоть стонала над ней;
шесть дней и семь ночей Энкиду оставался возбужденным,
и имел сношения с блудницей
, пока не насытился ее чарами.»   (I, 163-169) 

5 900 Вернувшись к животным, он обнаруживает, что все они избегают его. Проститутка утешает его и говорит, что Энкиду пора остепениться с цивилизацией. Она описывает ему рассказы о Гильгамеше и, услышав его, Энкиду жаждет встретиться с Гильгамешем и бросить ему вызов.

Проститутка Шамхат говорит Энкиду, что Гильгамеш намного сильнее его. Но этот Гильгамеш уже видел два сна об Энкиду. Шамхат заявляет, что эти двое на самом деле станут друзьями, а затем она и Энкиду займутся любовью и заснут.

Планшет II

Шамхат дает Энкиду одежду и ведет его в город Урук. По пути они останавливаются в лагере, и Энкиду знакомят с различной едой и алкоголем, и он становится очень доволен новой средой, в которой он находится.Однажды в лагере останавливается незнакомец, направляющийся в Урук, с кучей подарков. Энкиду обнаруживает, что это подарки для Гильгамеша, и что Гильгамеш в конечном итоге переспит с невестой раньше, чем это сделает даже муж. Энкиду возмущен и быстро спешит в город, демонстративно встав на порог спальни невесты и преграждая вход королю.

Гильгамеш и Энкиду дерутся и идут по улицам города. Как только Гильгамеш сбивает Энкиду на землю, они оба забывают свой гнев; Энкиду признает поражение и клянется в своей верности законному королю Урука.Двое мужчин целуются и обнимаются; затем следует благословение матери Гильгамеша, Нинсун.

Дуэт решает, что пора искать приключений. Энкиду рассказывает Гильгамешу о монстре Хумбабе, который является хранителем Кедрового леса, места, запретного для смертных. Услышав вызов, Гильгамеш решает сразиться с демоном, хотя Энкиду убежден, что это невыполнимая задача! Гильгамеш произносит речь о том, что он не боится смерти и что его бессмертие будет достигнуто его славой.Два героя идут к производителям доспехов и начинают собирать новое оружие для своих квестов.

Табличка III

Гильгамеш стоит перед воротами Урука и говорит своему народу, что он и Энкиду отправятся на поиски кедров, которые защищает Хумбаба. Старейшины очень обеспокоены и опасаются, что Гильгамеш недооценивает силу Хумбабы. Старейшины предупреждают Гильгамеша, чтобы он не полагался только на свою силу, и напоминают ему, что Энкиду больше знает о пустыне.

Гильгамеш и Энкиду решают пойти дальше и искать благословения у матери Гильгамеша, богини Нинсун. Она очень расстроена и решает выкупаться, переодеться в священническую одежду и помолиться Шамашу, богу солнца. Нинсун просит защиты своего сына от Шамаша, а затем решает официально усыновить Энкиду своим сыном, надев ему на шею священный кулон.

«Я взял Энкиду; Энкиду Гильгамешу я взял.» (III, 64).

Старейшины доверяют Гильгамеша этому другу и брату, Энкиду.

Табличка IV

Гильгамеш и Энкиду отправляются в Кедровый лес. В повторяющемся порядке:

«На двадцати лигах они остановились, чтобы перекусить,
на тридцати лигах остановились на ночь,
прошли пятьдесят лиг за целый день,
прогулка за месяц с половиной.»  (IV, 1-4) 

двое продолжают свое путешествие. Каждую ночь Гильгамеш ложится спать, надеясь, что:

«Гора, принеси мне сон, благоприятное послание от Шамаша.  (IV, 9)

Затем ему снятся четыре разных сна, каждый из которых проанализирован и объяснен в разделе, озаглавленном: Сон Гильгамеша в Кедровом лесу

Продолжив свое путешествие, они наконец достигают вечнозеленого леса, где они прервали свой разговор и остановились.

Табличка V

Два героя стоят у ворот обширного леса, в благоговении перед кедрами «. Они видят Кедровую гору, Обитель богов, и голову к ней.Услышав их, Хумбаба начинает реветь и противостоит двум солдатам. Во время их боя Гильгамеш начинает бояться, что они проиграют. Он молится Шамашу, который в ответ:

«Шамаш поднялся против могучих бурь Хумбабы —
Южный ветер, Северный ветер, Восточный ветер, Западный ветер, Свистящий ветер,
Пронизывающий ветер, Вьюга, Плохой ветер, Ветер Симурру ,
Демонический Ветер, Ледяной Ветер, Шторм, Песчаная Буря —
Тринадцать ветров поднялись против него и закрыли лицо Хумбабы.  (V, 33-38). 

Гильгамеш восстанавливает самообладание и собирается нанести завершающие удары. Однако, когда Хумбаба умоляет о пощаде и говорит, что станет слугой Гильгамеша, Гильгамеш начинает обдумывать отпустив его.  Однако Энкиду совсем не убежден и призывает Гильгамеша убить чудовище.  Энкиду повторяет, что это единственный способ, которым останется наследие и

«вечный памятник, провозглашающий, как Гильгамеш убил Хумбабу. . (V, 67).

Хумбаба обезумел от осуждения Энкиду и решает, что на самом деле проклянет Энкиду.  

старость больше, чем его друг Гильгамеш!»   (V, 69-70) 

Услышав это, Гильгамеш расстраивается и решает убить Хумбабу завершающим приемом. вернуться в Урук, а

«Гильгамеш держал голову Хумбабы».(В, 84).

Табличка VI

Когда Гильгамеш возвращается в Урук, он моет волосы и тело, надевает чистое одеяние и полирует оружие. Когда он садится и надевает корону, Иштар, богиня любви и войны, охвачена похотью. Она умоляет Гильгамеша стать ее мужем. Она обещает богатый урожай, колесницу из лазурита с золотыми колесами, а короли и принцессы целуют его ноги, предлагая ему все свое богатство. Однако Гильгамеш отказывается от ее предложения.Он говорит, что ему нечего предложить ей взамен, и говорит, что ее желание его тела мимолетно. Он знает, что со временем она потеряет интерес, как и каждый из ее предыдущих любовников. В оскорбительной манере он рассказывает ей историю результатов каждого из ее предыдущих обязательств.

Услышав все это, Иштар приходит в ярость и идет к отцу Ану и матери Антум. Она говорит, что они позволили ей использовать Небесного Быка, чтобы смотреть, как он забодает Гильгамеша до смерти.Ее отец не понимает, почему она сердится, ведь все, что говорил Гильгамеш, было правдой. Иштар закатывает истерику и угрожает вызвать мертвых из подземного мира, чтобы они пировали на живых. Ее отец все еще не убежден и говорит, что использование быка вызовет семь лет голода. Иштар отвечает, что она уже приготовила продукты для людей и стад Урука. Наконец Ану сдается.  

Иштар выпускает на волю Быка Небес, спускающегося с неба. Он начинает сеять ужас в городе, открывая щели, в которые люди попадают целиком.В третьей трещине Энкиду выскакивает и хватает Небесного Быка за рога. Он взывает к Гильгамешу, который присоединяется к нему в битве. Вместе они загоняют зверя в угол, и

Гильгамеш, как искусный мясник… вонзил свой меч
После того, как они убили Быка Неба,
они вырвали его шерсть и подарили Шамашу.» ( VI, 119-122). 

Иштар взбирается на стены города и выкрикивает проклятие на обоих мужчин:

«Горе Гильгамешу, оклеветавшему меня и убившему Небесного Быка.  (VI, 127).

Энкиду угрожает сделать то же самое с Иштар, если она не уйдет. Затем Гильгамеш собирает людей Урука и хвастается, что лучшие герои вокруг — Гильгамеш и Энкиду.

Той ночью Энкиду просыпается из сна, и открывает этот сон своему другу.

Табличка VII

Энкиду пробуждается от кошмара и описывает свой сон Гильгамешу и объясняет, что Боги решили, что Энкиду умрет за их проступки.  

После его первого сна , Энкиду заболевает.Преодолевая жалость, он проклинает кедровые ворота, которые он и Гильгамеш вернули. Гильгамеш обещает, что воздвигнет огромную статую Энкиду, полностью сделанную из золота. Энкиду взывает к Шамашу и проклинает охотника, который первым заметил его у водопоя. Он также проклинает Шамата за то, что тот приручил его. Шамаш отвечает издалека и спрашивает, почему Энкиду проклинает блудницу, когда именно она является причиной того, что Энкиуде вкусил богатства жизни и дружбы Гильгамеша. Шамаш говорит Энкиду, что после смерти Энкиду Гильгамеш позаботится о том, чтобы его почтили должным образом и чтобы «люди Урука оплакивали и стонали по тебе» (VII, 86).Энкиду снимает проклятие и вместо этого предлагает проститутке благословение, чтобы ее покровители были щедрыми и богатыми.

 На следующее утро, лежа в постели, Энкиду рассказывает Гильгамешу о своем втором сне. В этом сне орёл с головой льва спикировал и схватил его, утащив в Преисподнюю и Дом Праха. Он описывает Гильгамешу то, что он видел, и заканчивает словами, что он был бы благословлен умереть в битве, потому что те, кто умирает в битве, славны.

Оба сна были объяснены и проанализированы в разделе «Сны Энкиду о смерти».

После этого Гильгамеш отвечает:

«Моему другу приснился сон, который не сулит ничего плохого.»  (VII, 147)

О смерти Энкиду рассказывается аудитории:

«Энкиду лежит первый день, второй день,…
третий день и четвертый день, что Энкиду остается в его кровать;
пятый, шестой и седьмой, что Энкиду остается в своей постели;
восьмой, девятый, десятый, что Энкиду остается в своей постели.
Болезнь Энкиду становилась все хуже.
На одиннадцатый и двенадцатый день его болезнь все больше обострялась.
Энкиду встал с постели,
и позвал Гильгамеша.»

[Тридцать фрагментарных строк рассказывают о последнем достоинстве Энкиду и его смерти.]   (VII, 148-156)

Вот анализ роль божественного вмешательства в смерть Энкиду.

Табличка VIII

Гильгамеш полностью опустошен смертью Энкиду. Он провозглашает свое горе, и вся последующая речь переполнена образами природы и животных.Гильгамеш обращается к своему другу и просит о реках, людях, животных, земледельцах, пастухах, богах, блудницах, все оплакивают его смерть. Он закрывает лицо своего друга, как невеста, когда ходит вокруг. Затем Гильгамеш вызывает кузнеца, гранильщика, медника, ювелира и ювелира из земли, чтобы вылепить статую Энкиду, чтобы почтить его деяния и прославить его славу.

Табличка IX

Гильгамеш переживает новый этап в своей жизни, когда он начинает бояться смерти!

«»Я умру! – разве я не такой, как Энкиду?!
Глубокая печаль проникает в мое сердце,
Я боюсь смерти, и теперь брожу по пустыне —
Я отправлюсь в область Утанапишти, сына Убартуту, и пойду с максимальной скоростью. »  (IX, 2-5)

Гильгамеш отправляется в этот квест, и ему снится сон, в котором воин атакует животных своим топором.  На следующий день он достигает горы Машу, где человек-скорпион и скорпион- жена охраняет ворота. Чудовище-мужчина говорит жене, что человек, который осмелится прийти сюда, должен быть богом. Жена говорит, что две трети его — бог, а остальная часть — человек. Чудовище-мужчина спрашивает, почему пытаясь пересечь реку, на что Гильгамеш объясняет свой новый квест:

«Я пришел из-за моего предка Утанапишти,
, который присоединился к Ассамблее Богов и получил вечную жизнь.
О Смерти и Жизни Я должен спросить его!»  (IX, 35-38) 

Человек-Скорпион говорит Гильгамешу, что ему нужно будет пройти через горный туннель, который каждую ночь проходит Шамаш, когда он возвращается к тому месту, где он поднимается утром. Туннель будет слишком темным для смертных, чтобы выжить, но, поскольку он продолжает выражать свое желание, они позволяют ему пройти, говоря ему быть осторожным.

Гильгамеш проходит двенадцать лиг и в течение двенадцати двойных часов, прежде чем он выйдет из туннеля в украшенный драгоценностями сад, окруженный деревьями с сердоликами, драгоценными камнями, рубинами и лазуритом.Полное описание украшенного драгоценностями сада слишком неразборчиво, чтобы его можно было расшифровать.

Табличка X

Сидури, трактирщица, видит идущего к ней мужчину, одетого в шкуры животных, с обветренным и разбитым лицом, и в нем глубокая печаль. Она подумала про себя:

«Этот парень точно убийца!»  (X, 11)

и запирает дверь. Гильгамеш слышит, как запирается дверь, а затем громко стучит в дверь, угрожая выбить ее.Сидури спрашивает, почему он так одет, и тот отвечает, что скорбит о своем товарище, который помогал сражаться со львами, волками, убил Хумбабу и убил Небесного Быка. Он рассказывает целую речь о влиянии, которое произвела на него смерть Энкиду, и спрашивает, не превратится ли он тоже в глину, как друг, которого он любил.

Сидури открывает дверь и говорит, что бессмертны только боги. Он спрашивает ее, как найти Утанапишти. Сидури говорит ему, что ему нужно пересечь море, которое Шамаш пересекает каждый день – но это пересечение было бы слишком коварным и невероятным.Даже если бы он пересек ее, то достиг бы ядовитых Вод Смерти, добраться до которых знает только Уршанаби, лодочник Утанапишти. Когда Гильгамеш не отклоняется от своих поисков, Сидури инструктирует Гильгамеша, как найти Уршанаби.

Когда Гильгамеш находит Уршанаби, Ушанаби приходится убеждать его отвести Гильгамеша в Утанапаиштим. Наконец, он говорит, что Гильгамеш должен срубить 300 шестов, каждый по 60 локтей (примерно 90 футов) в длину, и доставить их к лодке, которая понадобится в их путешествии.Когда они добираются до воды, Гильгамеш использует шесты, чтобы управлять лодкой. Когда он проходит через 120 удочек, он ослабляет свой пояс и использует его как парус. Утанапишти видит это издалека и задается вопросом, кто находится в лодке, приближающейся к нему.

Прибывает Гильгамеш и встречает Утанапишти, который задает ему тот же вопрос, что и Сидури о его внешности. Гильгамеш дает такую ​​же точную речь (повторение) обо всем, что произошло с Энкиду. Утанапишти начинает спрашивать Гильгамеша, почему он боится смерти и что он планирует получить.Старик устанавливает, что «Образ Смерти не может быть изображен»  (X, 196) и что смерть есть некий удел.

Табличка XI

Затем Гильгамеш спрашивает Утанапишти, как он стал богом. Затем Утанапишти раскрывает Гильгамешу историю о потопе и богах. Услышав эту историю, Утанапишти бросает вызов Гильгамешу, чтобы узнать, действительно ли он достоин. Он говорит, что в качестве испытания Гильгамеш не должен лежать шесть дней и семь ночей. однако, как только он сел, сон окутал его, как туман!

 Утанапишти показывает свою жену, которая говорит, что Утанапишти должен разбудить Гильгамеша и отправить его домой.Утанапишти думает, что Гильгамеш просто будет отрицать, что он спал, и что «Человечество обманчиво и обманет вас».  (XI, 215). Это указывает на то, что, хотя он и бессмертен, Утанапишти по-прежнему не доверяет людям. Его жена велит, чтобы они каждый день пекли по куску хлеба и оставляли его рядом с ним с отметкой у стены.

Проходит семь дней, и Гильгамеш просыпается. Гильгамеш говорит:

«В тот самый момент, когда на меня нахлынул сон,
 вы коснулись меня и изменили меня!» (XI, 225-226)

На что Утанапишти показывает семь кусков хлеба и семь знаков на стене.Гильгамеш опустошен и не знает, что ему делать и куда идти! Затем Утанапишти велит Уршанаби забрать Гильгамеша отсюда и отвести его к месту омовения, чтобы Гильгамеш мог очиститься и раскрыть красоту, которую он скрывал. Гильгамеш моется, приводится в порядок и переодевается в королевские одежды.

Когда они уходят, жена Утанапишти говорит Утанапишти:

«Гильгамеш пришел сюда измученный и измученный.
Что вы можете дать ему, чтобы он мог вернуться на свою землю с честью?» (XI, 265-266).

Гильгамеш возвращается на берег, и Утанапишти рассказывает ему о тайне богов.

«Есть такое растение, как самшит,
, чьи шипы проткнут твою руку, как розу.
Если твои руки дотянутся до этого растения, ты снова станешь молодым человеком.» (XI, 274-276).

Затем Гильгамеш привязывает камни к своим ногам и ныряет в море. Он находит план, а затем срезает камни со своих ног, чтобы вернуться на берег.Он говорит Урушанаби, что отвезет растение в Урук, и называет план «Старик становится молодым человеком».

Однажды ночью, когда они остановились в лагере, Гильгамеш спустился и купался в воде.

«Змея почуяла аромат растения,
молча подошла и унесла растение.»  (XI, 294-295)

Гильгамеш обезумел и просто просит Уршанаби отвезти его обратно в Урук. По прибытии в Урук Гильгамеш показывает Уршанаби все королевство Урук и штурмовиков. Эпос заканчивается теми же строками о городе, что и начался, 

«Поднимитесь на стену Урука и обойдите,
осмотрите его основание, тщательно осмотрите его кирпичную кладку.
сердцевина кирпичной конструкции из обожженного кирпича,
и разве Семь Мудрецов сами не изложили свои планы?
Город одной лиги, пальмовые сады одной лиги, низменности одной лиги, открытая площадка храма Иштар ,
три лиги и открытая местность Урука окружены стеной.»   (I, 16-21;  XI, 312-319).

указывает на то, что Гильгамеш наконец понимает, что его наследие и средства для бессмертия — это царство, которое он оставляет позади.


Гильгамеш

Гильгамеш — главный герой истории.  Он описан как:

«Верховный над другими королями, величественный на вид,
он герой, рожденный Уруком, бодающим диким быком.
Он идет впереди, лидер,
и идет сзади, которому доверяют его товарищи.
Mighty Net, защитник его народа

Gilgamesh сильны до совершенства

Gilgamesh потрясающе для совершенства

На две трети он бог, на одну треть человек.
Великая Богиня создала модель его тела, 
она подготовила его форму,
прекрасный, красивейший из мужчин.

… 

Гильгамеш не оставляет сына своему отцу;
Является ли Гильгамеш пастухом Урук-Хейвена,
смелым, выдающимся, знающим и мудрым?
Гильгамеш не оставляет девушку жениху!»   (I, 27-56.)

 

Энкиду

Друг Гильгамеша, любовник, компаньон, слуга, брат и равный. Энкиду, сделанный в Таблице 1, Энкиду и Гильгамеш, Смерть Энкиду и Сны Энкиду.

Утанапишти

Утанапишти и его жена — единственные двое, кто выжил во время потопа, уничтожившего все человечество. Он бессмертное существо, и после смерти Энкиду Гильгамеш отправляется на долгий путь, чтобы найти его. История Утанапишти подробно описана в «Потопе».

Шамхат / Сидури / Жена Утанапишти

Роль женщин становится очень важной в Эпосе о Гильгамеше, и хотя вся эта цивилизация представляет собой патриархальное общество, женщины являются краеугольным камнем обеспечения того, чтобы действия были предприняты.

Шамат — храмовая проститутка, которая укрощает зверя внутри Энкиду. Хотя это может показаться второстепенной ролью, Шамат — очень важный персонаж, потому что она необходима, чтобы представлять мост между природой и цивилизацией.

Хозяйка таверны Сидури изначально закрывает дверь перед Гильгамешем, но, поняв ситуацию, в которой находится Гильгамеш, решает открыть перед ним дверь. Затем она дает указания, как найти Уршанаби, и очень тепло и добра к Гильгамешу.Без ее помощи Гильгамеш не смог бы даже продолжить свои поиски.

Жена Утанапишти играет решающую роль в том, чтобы вдохновить своего мужа помочь Гильгамешу в его поисках бессмертия. Когда Гильгамеш находится на пороге того, чтобы покинуть берег и вернуться домой с пустыми руками, она обращается к своему мужу и спрашивает, может ли он вообще что-нибудь сделать для Гильгамеша. Без этой просьбы Гильгамеш даже не открыл бы плод, благодаря которому он потенциально мог бы обрести бессмертие.

Божественное

Иштар

Иштар — богиня любви и войны. Она также является богиней-покровительницей города Урук. Поэтому она получает больше всего места и считается одной из самых могущественных богинь в истории. Когда Гильгамеш отказывается от предложения руки и сердца Иштар, он запускает ряд событий, которые в конечном итоге приводят к смерти его лучшего друга. Он просто оскорбляет ее и приводит к большим проблемам.

Шамаш

Шамаш — бог Солнца, связанный со светом и мудростью.Хумбаба, которого ненавидит Шамаш, ассоциируется с тьмой и злом. Поскольку Гильгамеш и Энкиду стремятся убить Хумбабу, они на самом деле выполняют работу Бога, даже если она прямо противоречит желаниям других богов. Нинсун молит Шамаша присмотреть за ее сыновьями, потому что она хочет, чтобы они благополучно вернулись. Каждую ночь в своем путешествии по Кедровому лесу Гильгамеш молится Шамашу, чтобы попытаться увидеть сообщение и попытаться предсказать, что будет в будущем.


Параллелизм

В месопотамской поэзии каждая строка обычно состоит из законченного предложения или мысли.Строки часто делятся на две, три или четыре части примерно с одинаковым количеством слов. Линии также обычно идут парами, где каждая линия связана с другой по звучанию, ритму или значению. Использование параллелизма должно показать, что последующие операторы повторяют, расширяют, дополняют, противопоставляют, делают более конкретными или несут дальше первое сообщение. Например:

» Помазал себя маслом, превратился в человека,
Оделся, стал подобен воину.»   (II, 43-44)

Первая часть каждой строки указывает на фактическое действие, которое предпринимает Энкиду, а вторая половина каждой строки фокусируется на прогрессе Энкиуда от человека до лидера среди людей.

Линейная структура

При взгляде на метр оригинального перевода становится ясно, что есть звуковые паттерны, которые рифмуются. Каждая из строк также очень короткая и сосредоточена на том, чтобы оставаться в метре, чтобы было легче продолжать устное исполнение.Аудитория также с большей вероятностью останется поглощенной пьесой или Epic, потому что есть вероятность, что они запомнят пьесу и смогут подпевать.

Кроме того, важна структура строк, потому что все это было написано на глиняной табличке. Из-за уровня детализации, необходимого для фактического изготовления таблички, становится чрезвычайно сложно вырезать больше символов, как и хранить полную табличку. Это прямо контрастирует с областями и временами, когда бумага или папирус использовались для написания полных рассказов.Они были бы намного компактнее и на них было бы проще писать дополнительные строки и элементы. Это одна из ключевых причин, по которой «Эпос о Гильгамеше» состоит примерно из 3000 строк, а Гомер — порядка 20 000 строк.

Повторение 

В Epic есть много случаев, когда несколько строк полностью повторяются. Например, целые отрывки повторяются, когда дело доходит до объяснения начала сна Гильгамеша, путешествия Энкиду и Гильгамеша, влияния смерти Гильгамеша на Энкиду и даже начальных и заключительных строк эпоса.Хотя Эпос литературен на бумаге, раньше его произносили вслух. Таким образом, повторение заданной речи может быть использовано, чтобы помочь аудитории запомнить различные повторяющиеся стихи. Поскольку изначально об этом говорилось в основном в устном обществе, если аудитория знала отрывки на слух и повторяла их слово в слово, это увеличило бы участие аудитории.

Более того, хоть авторы и писали этот тест, они все же думали в устной традиции и что в итоге будет проще для удобства певца.

Кроме того, использование повторяющейся фразы в сочетании с новым набором строк приведет как к художественной манипуляции, так и к большему акценту на предмете. Например, когда Энкиду и Гильгамеш направляются в Кедровый лес, Гильгамеш видит четыре разных сна. Первая часть каждого сна совершенно одинакова и повторяется следующим образом:

«Пока Гилагмеш упирался подбородком в колени,
сон, который льется на человечество, настиг его.
Среди ночи его сон кончился,
поэтому он встал и сказал своему другу:
«Мой друг, ты не звал меня?  Почему я проснулся?
Ты меня не трогал ? Отчего я так взволнован?  
Прошел ли бог?  Отчего дрожат мои мышцы?
Энкиду, друг мой, мне приснился.[а] сон…»  (IV, 13-20; 41-47; 74-81; 101-108) 

Изменение строк происходит, когда Гильгамеш фактически описывает сам сон. Затем Энкиду ведет себя скорее как человек, дающий согласие, и фактически интерпретирует каждый из снов по своему усмотрению, чтобы принести пользу Гильгамешу.Зрители будут гораздо внимательнее относиться к сну Гильгамеша и интерпретации Энкиуду, если в конечном итоге они будут ждать, чтобы услышать новые строки, которые еще не были повторены.


Страх героя перед смертью и поиски бессмертия

Ключевой вопрос, на который следует обратить внимание, звучит так: «Как стихотворение решает проблему страха смерти?» Это стихотворение не заканчивается счастливым мифологическим финалом, в котором герой Гильгамеш добивается успеха и становится бессмертным. На самом деле, когда дело доходит до взгляда Гильгамеша на смерть, происходит интересный поворот событий.

С самого начала эпоса совершенно ясно, что Гильгамеш совершенно не боится смерти. Он прошел множество квестов и призывает Энкиду сразиться с Хумбабой и Небесным Быком.

«Кто, мой друг, может подняться на небеса?  
Только боги могут вечно жить с Шамашем.
Что касается людей, их дни сочтены,
и что бы они ни пытались
Теперь ты боишься смерти —
Что стало с твоей дерзкой силой? поближе, не бойся!
Если я упаду, то прославлюсь.»  (II, 81-90).

Однако после смерти Энкиду Гильгамеш начинает бояться смерти. Он видит, что случилось с Энкиду, и решает, что не хочет, чтобы это случилось с ним.

» «Я умру! – разве я не такой, как Энкиду?!
Глубокая печаль проникает в мое сердце,
Я боюсь смерти, и теперь брожу по пустыне —
Я отправлюсь в область Утанапишти , сын Убартуту, и поедет с величайшей быстротой. »  (IX, 2-5)

Он решает отправиться в Поиски Бессмертия из-за своего стремления к известности, славе и бессмертию.

«Я пришел из-за моего предка Утанапишти ,
кто присоединился к Ассамблее Богов и получил вечную жизнь.
О Смерти и Жизни Я должен спросить у него!»   (IX, 35-38) 

 На самом деле этот поиск бессмертия представляет собой скорее «анти-квест», чем поиск, как герой обречены на падение с самого начала.

В интересном анализе первое путешествие на битву с Хумбабой представляло собой элемент обретения бессмертия через славу. Во втором путешествии, чтобы найти Утанапишти, Гильгамеш верит в то, что найдет свою душу и действительно обретет бессмертие, чтобы жить вечно.

Таким образом, шаблон выглядит следующим образом:

В конце концов, поэт пытается показать, что ключ к разгадке заключается в том, что стремление к бессмертию не обязательно является самым важным. Идея состоит в том, что никто не может на самом деле стать бессмертным (исключение составляет Утанапишти).) Плод, который находит Гильгамеш, съедает змея, и с этим больше ничего не может быть. Реальность такова, что истинное бессмертие заключается в наследии и славе, которые остались позади, и в данном случае в славе города.

И в начале, и в конце есть отрывки, посвященные описанию Урука с тремя городами. Следующий набор строк фактически повторяется дословно в начале Таблицы I и последние строки эпоса в конце Таблицы XI.

«Поднимитесь на стену Урука и обойдите ее,
осмотрите ее основание, внимательно осмотрите ее кирпичную кладку.
Разве даже сердцевина кирпичной конструкции не из обожженного кирпича,
и разве сами Семь Мудрецов не изложили свои планы?
Город одной лиги, пальмовые сады одной лиги, низменности одной лиги, открытая территория храма Иштар,
три лиги и открытая территория Урука, окруженная стеной. »   (I, 16-21; XI, 312-319). может остаться позади на долгие годы.

Роль любви

Энкиду и Шамхат

Физическая связь между Шаматом и Энкиду — первое главное желание, выраженное в Эпосе. В этом случае Шамхат приходит к Энкиду, пока он находится в лесу, и она цивилизует его своими прикосновениями и сексуальной доблестью. Связь между ними была подробно проанализирована в Таблице I. Резюме.

Гильгамеш и Иштар

Это одна из главных любовных связей в этой пьесе.См. раздел «Желание Иштар по Гильгамешу».

Энкиду и Гильгамеш

Одной из главных любовных историй в этом эпосе являются отношения между Энкиду и Гильгамешем. В патриархальном мире, в котором происходит действие «Эпопеи», открытый гомосексуальность будет сильно осуждаться. Таким образом, поэт в конечном итоге показывает с помощью различных намеков, что между ними существует нечто большее, чем просто дружба, и что они «гомосоциальны» с чертами, сходящими в сторону «гомоэротизма».

С самого начала, когда Гильгамешу снится Энкиду, интересно отметить, что: 
1) Гильгамеш говорит, что он «любил и обнимал» гору «как жену»; на что его мать отвечает, говоря, что эта гора представляет товарища, который спасает его и становится как жена Гильгамеша.
2)   Гильгамеш говорит, что он «любил и обнимал» топор «как жену»; на что его мать отвечает, говоря, что эта гора представляет товарища, который спасает его, он становится как жена Гильгамеша.

Энн Килмер пишет, что во втором сне Гильгамеша есть интересный каламбур с игрой слов. Аккадское слово «хассину» означает «топор», а аккадское слово «ассину» означает «мужчина-проститутка». Таким образом, кажется, что есть элемент намека на то, что Энкиду станет любовником Гильгамеша. Намеки на гору или топор, на неодушевленные предметы, с которыми обращаются как с женой Гильгамеша, представляют собой очень интересные наблюдения о желании Гильгамеша к Энкиду.

Есть и другие отрывки, изображающие физическую связь между ними:

«Они поцеловались и подружились». (II, 72).

«Держа друг друга за руки, они пошли в кузницу.» (II, 98).

Во время церемонии, проводимой матерью Гильгамеша, Нинсун, Энкиду официально становится сыном Нинсун и становится братом Гильгамеша.

Во сне, который Гильгамеш видит в Кедровом лесу, Энкиду объясняет, что все это значит.Как отмечает Эндрю Джордж, сны часто восклицает и толкует интимная женщина. В случае с Кедровым лесом Энкиду оказывается эквивалентом слуги и женщины, поскольку он настроен на интерпретацию снов, которые снятся Гильгамешу.

После смерти Энкиду Гильгамеш крайне обезумел, оплакивает и испытывает постоянную боль. Количество страданий, которое испытывает Гильгамеш, может быть связано только с интимными отношениями и любовью (будь то сексуальной или нет), которые у него были с Энкиду.

Божественное вмешательство

Использование Божественного вмешательства можно увидеть в пяти различных сценариях этого эпоса. В совокупности общая тема заключается в том, что людям приходится вести переговоры с влиятельными фигурами, которые не всегда всегда думают об интересах людей. Много раз у богов на самом деле были скрытые планы, которые в конечном итоге выступали в качестве антагонистов желаниям людей.

На самом деле, в вавилонских мифах о сотворении мира, Enûma Eliš , Боги создали людей, чтобы люди действовали как их слуги. Таким образом, также интересно отметить, как общая роль богов также изменилась с течением времени.

Сотворение Энкиду

Гильгамеш был создан Аруру, богиней творения. В начале эпоса Гильгамеш настолько силен, что делает все, что хочет, и каждый должен уйти с его дороги или умереть, противостоя ему. Боги прислушиваются к мольбам горожан и просят Аруру, богиню творения, навести порядок и создать кого-то равного по силе, чтобы соответствовать Гильгамешу, чтобы обеспечить баланс.

Аруру берет немного глины и создает другого человека, Энкиду. Боги решают, что Энкиду придет и ответит на нужды людей. Это единственный раз в пьесе, когда Боги на самом деле ищут блага людей и заботятся об их интересах.

Желание Иштар к Гильгамешу

Когда Иштар видит, что Гильгамеш полностью очистился после победы над Хумбабой, она испытывает огромную жажду к его телу. В ответ на ухаживания Иштар Гильгамеш перечисляет любовников, которые от рук Иштар превратились в животных — пастух превратился в птицу с перебитыми крыльями, пастух коз — в волка, садовник — в лягушку.Одним из таких любовников является бог растительности и стад Таммуз.

Когда Гильгамеш не принимает ее аванс, он на самом деле идет против одного из правил между богами и королями — отдать дань уважения богу-покровителю или богине города. Тот факт, что Гильгамеш может заниматься любовью (независимо от того, была ли она сексуальной) с Энкиду, спутницей того же пола, также оскорбил бы богиню плодородия. Независимо от языков, которые использует Гильгамеш, и его попыток быть остроумным и умным, он, тем не менее, крайне неуважителен.Результатом этого является то, что Иштар жаждет причинить боль Гильгамешу и разрушить его образ.

Небесный Бык

Взаимодействие между Иштар, Ану и Антум на самом деле очень интересное. Ану знает, что желание его дочери натравить на Небесного Быка мир смертных приведет к разрушительным последствиям. Тем не менее, он все же решает, что сделает это из-за сильной истерики, которую испытывает Иштар. Ану не понимает, почему Иштар так разгневана, когда Гильгамеш сказал только правду, а вовсе не солгал и не оклеветал имя Иштар.

Цель Небесного Быка может быть использована для обыгрывания роли Иштар и отношений между людьми и богами. В этом случае Ану готов пожертвовать семью годами урожая, чтобы умилостивить свою дочь. И хотя Иштар добыла достаточно пайков, Боги не смотрят на картину в целом и настроены на это желание завершить это детское желание Иштар наказать Гильгамеша — независимо от того, кто еще умрет.

Смерть Энкиду

Боги решают, что за преступления, которые Энкиду и Гильгамеш совершили, убив Хумбабу и Небесного Быка, один из них должен умереть. На встрече, которая приснилась Энкиду, он понимает, что он тот, кого выбрали. Это интересно, потому что смерть Энкиду предсказывается тем фактом, что и Хумбаба, и Иштар проклинают его. Это способ мышления поэта, когда история в конечном итоге закрутится и где она может пойти не так, с самого начала, когда Энкиду становится проклятым — не один раз, а дважды.

Хумбаба находится под защитой Энлиля, и поэтому, когда Хумбаба убит из-за первоначального желания Энкиду пойти и убить Хумбабу, Энлиль справедливо расстроен.Однако вместо того, чтобы немедленно выместить свой гнев на двух смертных, Энлиль в конечном итоге сохраняет свой гнев, а затем наносит удар, когда они оба меньше всего этого ожидают; наказать Энкиду. Напротив, бог Шамаш также полностью поддерживал их в их поисках.

Также был проведен анализ «Снов Энкиду».

Потоп

Утанапиштим объясняет Гильгамешу, что он единственный выжил во время потопа, уничтожившего все человечество. Утанапишти был царем города Шуруппак. Боги — Ану, Нинурта, Энлиль, Эннуги и Эа — встретились в тайном совете, где Энлиль приказал потопу уничтожить человечество. Эа поклялся хранить тайну, но он ловко говорил со стенами дома Утанапишти и описывал планы. Утанапишти сидел с другой стороны и все слышал. Эа посоветовал ему построить огромную лодку и загрузить в нее животных, семена растений, свою семью и имущество. Утанапишти сказал своему народу, что Энлиль ненавидит его и что он будет изгнан из своего королевства.

«Шесть дней и семь ночей
пришли ветер и наводнение, буря сровняла землю.» (XI, 125-126) 

Он продолжал искать береговые линии, но не мог найти землю. Он выпустил голубя, который полетел и вернулся. Затем он выпустил ласточку, которая тоже облетела и вернулась. И тогда он выпустил ворона, который не вернулся, показывая, что земля скоро будет найдена.

Достигнув берега, Утанапишти начал приносить жертву богам.Иштар спустилась и была крайне расстроена и рассержена решением, которое Энлиль принял, не посоветовавшись с другими богами. Когда Энлиль увидел, что вся лодка уцелела, Эа заговорил и отругал Энлиля за его действия. Он сказал, что наказание должно было соответствовать преступлению, и что не каждый заслуживает смерти. Он сказал, что эпидемии, львы, волки и голод могут быть использованы для убийства определенных людей, а не всей человеческой расы.

Энлиль понял, вошел в лодку и коснулся лба Утанапишти и его жены.Он сказал:

«Раньше Утанапишти был человеком.
Но теперь пусть Утанапишти и его жена станут такими, как мы, боги!
Пусть
Утанапиштим поселится далеко, в Устье Рек!»  (XI, 198-200) 

Оттуда Утанапишти был увезен в Устье Реки, и ему и его жене была дарована вечная жизнь за спасение человечества.

В этой интересной истории можно увидеть всю тему Божественного Вмешательства, где Боги сами принимают решения относительно того, что произойдет с людьми.Даже среди богов есть конфликт, поскольку у каждого из них есть свои скрытые планы и желания. В данном случае Эа хватило ума спасти весь человеческий род от злого желания, исходившего от Энлиля. Вместо того, чтобы выбирать различные наказания для отдельных лиц, божественное вмешательство по уничтожению всего человеческого рода, безусловно, является крайним действием, предпринятым богами.

Сны

Центральный поднятый вопрос — важность снов. Основной факт, который поэт пытался передать в древности, заключался в том, что сны — это основные способы общения богов с людьми.Как правило, в мифологии большинства культур (римской, греческой и индуистской), если назвать несколько примеров, Бог приходил во сне и давал указания относительно того, что человеку следует делать. Интересно, что это очень отличается от сегодняшней ситуации и убеждений, согласно которым люди верят, что сны основаны на смеси беспокойства и фрейдистских желаний.

Сны Гильгамеша об Энкиду

Шамат, храмовая проститутка, рассказывает Энкиду, что Гильгамеш видел два сна об Энкиду.

Гильгамеш Сон №1 своей матери:  (Таблица I: 219-246)

В первом сне метеорит падает в поле за пределами Урука. Гильгамеша тянет к скале, как к женщине. Он не мог сдвинуться с места, но «полюбил ее и принял как жену. » Его мать, Нинсун, говорит, что гора олицетворяет мужчину. Она отвечает на этот сон и говорит ему,

«К тебе придет могучий человек, товарищ, который спасет своего друга —
он самый сильный на земле, он сильнее,
его сила — мощь, как метеорит Ану!» (I, 241-243) 

Гильгамеш Сон № 2 своей матери:  (Таблица I: 247-269)

Сразу после этого во втором сне Гильгамеш находит топор, лежащий у ворот его семейного покоя. .Гильгамеш тоже, , «возлюбил его и принял как жену» . Его мать еще раз говорит, что топор мужчина. Она отвечает на сон теми же строками, что и раньше:

«Придет к вам могучий человек, товарищ, который спасет своего друга —
он самый сильный на земле, он сильнее,
его сила подобна метеориту Ану!» (I, 262-265) 

Оба эти сна предвещают сильную связь, которая будет видна между Энкиду и Гильгамешем.

Сны Гильгамеша в Кедровом лесу

Следующие четыре сна происходят, когда Гильгамеш и Энкиду направляются убить Хумбабу в Кедровом лесу. Общая тема заключается в том, что Гильгамеш просит, чтобы сон пришел от богов, и в частности от Шамаша. Как упоминалось ранее, все эти сны имеют одинаковый набор повторяющихся строк в начале. Однако изменение, происходящее в каждом сне, позволяет поэту и оратору дать психологически интересную интерпретацию того, как Энкиду определенным образом реагирует на Гильгамеша.В этих четырех отрывках Энкиду по сути превращается в «поддакивающего», который неверно истолковывает и искажает каждый из реальных снов, заставляя Гильгамеша поверить, что они будут успешными. На этом маршруте Энкиду фактически терпит неудачу в своей основной работе советника короля.

Гильгамеш Сон #1 от Шамаша:  (IV, 17-30)

 Гильгамеш шел по глубокому ущелью, когда на них обрушилась огромная гора. Энкиду истолковывает сон и говорит, что бояться нечего. Он говорит, что гора — это Хумбаба, и что он и Гильгамеш свергнут Хумбабу, и его труп будет лежать, как равнина, в пустыне.

Гильгамеш Сон #2 от Шамаша:  (IV, 45-63)

На Гильгамеша напал дикий бык, и Гильгамеш рухнул перед ним на колени — совершенно беспомощный на земле. Он слышал рев быка и чувствовал его горячее дыхание на своем лице. Потом кто-то предложил ему воды. Опять же, Энкиду толкует сон как удачный. Он говорит, что бык — их враг не Хумбаба, а Шамаш, который благословляет Гильгамеша, сражаясь с ним. Энкиду говорит, что человек, принесший воду, — это отец Гильгамеша, Лугульбанда.

Сон Гильгамеша #3 от Шамаша:   (IV, 77-90)

Небеса взревели, и земля загрохотала. На этот раз ему снится, что земля трясется среди шума грома и молнии, а с неба падают огонь и пепел. Пролился дождь смерти. И снова Энкиду благосклонно истолковывает сон, но его ответ фактически отсутствует в тексте.

Сон Гильгамеша #4 от Шамаша:  (IV, 105-115)

Четвертый сон отсутствует, но Гильгамеш просыпается в страхе. Энкиду снова истолковывает этот сон и говорит, что он благоприятен! И что утром будет благоприятная весть от Шамаша. Далее следует отрывочный пятый сон, который удален из текста.

Утром Гильгамеш молится Шамашу, отчаянно моля о его защите. Шамаш отвечает и объясняет, что у Хумбабы семь одежд, каждая из которых сеет ужас. Шамаш говорит Гильгамешу, что Хумбаба сейчас носит только один из них, и что, если он наденет все семь, Гильгамеш не сможет победить его.Время имеет решающее значение для проведения этой атаки, и они должны атаковать его сейчас.

Сны Энкиду о смерти

  Сон Энкиду №1: Табличка VII: Строки 1-17

Это очень важный сон, поскольку он предсказывает будущее Энкиду. Интересно, что это видение возникает, когда Энкиду оказывается дважды проклятым — и Иштар, и Хумбабой. Таким образом, можно увидеть, что роль Божественного Вмешательства распространяется даже на сферу проклятий.

Энкиду просыпается от леденящего кошмара, в котором боги разгневались на него и Гильгамеша и собрались, чтобы решить их судьбу. Ану постановил, что они должны наказать одного из двоих за убийство Хумбабы, убийство Небесного Быка и за срубание самого высокого кедра. Энлиль заявляет, что Энкиду должен умереть, в то время как Шамаш задается вопросом, почему кто-то из них должен умереть, поскольку именно боги хотели, чтобы эти двое отправились в этот квест.

Сон Энкиду №2: Табличка VII: Строки 120-144:  Изображения Дома Праха

  Во втором сне Энкиду действительно идет и видит Дом Праха и подземный мир.В этом сне орёл с головой льва спикировал и схватил его, утащив в Преисподнюю и Дом Праха. Там Энкиду увидел королей, богов и жрецов, одетых в перья. Он видел Этану, Сумукан и других королев и важных фигур. Все они жили во тьме, а их пища и питье были грязью. Королева Преисподней, Эрешкигаль, увидела Энкиду и сказала «Кто взял этого человека?»  (VII, 144), но с последующим отсутствием пятидесяти строк.

Интересно, что до открытия Эпоса были написаны рассказы о приключениях Энкиду и Гильгамеша. Эндрю Джордж особенно выделяет одну историю, в которой Энкиду и Гильгамеш играют в мяч, и мяч падает в подземный мир. Энкиду требуется отправиться в подземный мир и вернуть мяч. Это раннее стихотворение, но оно важно, так как показывает, как Энкиду приходится иметь дело с Домом Пыли в другом контексте.


Христианство/индуизм

Существует очень похожая связь между Утанапишти и Ноем из Библии. Была также похожая история, рассказанная в индуистской мифологии, когда бог Вишну спустился в образе рыбы, Матсьи, чтобы прийти и направить арку в безопасное место после наводнения. Во всех произведениях главный герой отправляет птиц, чтобы помочь найти землю и получить помощь от Бога. Это действительно интересно, потому что приводит к обсуждению сравнительной мифологии. Кажется, что существует общий источник историй, который, вероятно, восходит к более ранним вавилонским произведениям. Учитывая региональные контексты совпадения с библейскими и индуистскими (индийскими) мифами, история Гильгамеша и Утанапишти находится где-то посередине. При сравнении есть различия, например, индуизм и Библия имеют монотеистический мир, а Гильгамеш живет в политеистическом мире, что приводит к пониманию культуры.

В другой системе отсчета еще одним сходством между Библией и этим эпосом был бы мотив грехопадения Адама и Евы из невинности в Эдеме, когда они осознали свою сексуальность; тогда как Энкиду становится прирученным после полового акта с Шамхатом в течение шести дней и семи ночей. Женская сексуальность заставляет Энкиду стать домашним, и эта тема представлена ​​во власти женщин.

Еще одной интересной параллелью может быть змея, отбирающая бессмертный плод у Гильгамеша, со змеей в Эдемском саду, искушающей судьбу яблоком.

Произведения Гомера

Начальный абзац «Гильгамеша» похож на начальный абзац «Одиссеи». Оба они связывают воедино борьбу за город. В этом случае у Одиссея покровительствует богиня Афина, а у Гильгамеша — Иштар. В «Илиаде» у Ахилла есть мать, второстепенная богиня, и отец, человек. Это точно так же, как Гильгамеш. Во всех трех произведениях главные герои Одиссей, Ахиллес и Гильгамеш отправляются в путешествие или вступают в битву.

 


      


1.2: Эпос о Гильгамеше

Устная и письменная версии между ок. 2500–1400 гг. до н. э.

История Гильгамеша сохранилась как старейший эпос в литературе, потому что она была сохранена конкурирующими обществами в древней Месопотамии. Шумерская история об этом царе Урука (современный Варка в Ираке), который правил примерно в 2700 г. до н. э., была пересказана и переписана вавилонскими, ассирийскими и хеттскими писцами. Стандартная версия, которую современные ученые приписывают ассирийскому писцу/жрецу, сочетает в себе многие из предыдущих устных и письменных вариантов сказки.Представленная здесь версия эпоса представляет собой компиляцию Стандартной версии (которая содержит пробелы в местах повреждения табличек) и различных ассирийских, вавилонских и хеттских версий, которые были обнаружены позже. По сюжету Гильгамеш (на две трети божественный и на одну треть человек, чудо современной генетики) сначала дружит с Энкиду (тоже созданным богами), а затем отправляется на поиски бессмертия, когда понимает, что даже полубожественный существа должны умереть. Хранящиеся в библиотеке ассирийского царя Ашшурбанипала двенадцать глиняных табличек со стандартной версией были случайно спасены, когда во время разграбления Ниневии в 612 г.н.э., стены библиотеки обрушились на таблички. Археологи обнаружили одиннадцатую табличку в середине 1800-х годов, которая содержит рассказ о потопе, предшествующий письменной версии библейского рассказа о Ное, что привело к обнаружению всех двенадцати табличек, а также дополнительных фрагментов. В 2003 году в Варке нашли гробницу самого Гильгамеша.

Примечание редактора: я объединяю два перевода в открытом доступе (один Р. Кэмпбелл Томпсон и один Уильям Масс-Арнольт).Я свободно вносил изменения в эти тексты в интересах удобочитаемости: принимая многие предложенные дополнения, удаляя другие, изменяя выбор слов, добавляя некоторые знаки препинания и удаляя некоторые наиболее архаичные формулировки. Объединив два перевода, получающийся в результате текст является настолько полным, насколько я могу его сделать на данный момент; перевод Томпсона, в частности, основан на многих фрагментах ассирийских, вавилонских и хеттских табличек, которые были найдены после того, как была обнаружена Стандартная версия.

Под редакцией Лауры Дж. Гетти, Университет Северной Джорджии

Эпос о Гильгамеше

Р. Кэмпбелл Томпсон и Уильям Мьюз Арнольд (составлено Лаурой Гетти)

Тот, кто открыл суть всех дел, пусть научит народ;
Тот, кто обладает всеми знаниями, должен учить всех людей;
Он поделится своей мудростью, и так они разделят ее вместе.
Гильгамеш — он был Мастером мудрости, со знанием всего;
Он открыл сокровенные тайны, Передал рассказ о временах до потопа, 5
Ушел в путь далекий, вернулся весь утомленный и изнуренный трудами,
На каменном столе выгравировал свой рассказ.
Он был тем, кто построил валы Урука, стены с высокими стенами, И именно он заложил фундамент,

Твердый, как медь, Эанна, священный храм Ану и Иштар, 10
Укрепил его основание, его порог….
Две трети Гильгамеша божественны, а одна треть его человек….

[Затем табличка рассказывает, как Гильгамеш становится царем Урука. Смерть предыдущего короля вызывает панику в городе, описанную ниже.]

Ослицы затоптали своих жеребят;
Коровы в бешенстве бросаются на своих телят.
И как скотина испугалась, так и люди. 15
Как голуби, девушки вздыхают и скорбят.
Боги Урука, крепостные,
Прими облик мух и жужжа по улицам.
Божества-покровители Урука, крепкие стены,
Принимают облик мышей и спешат в свои норы. 20
Три года враг осаждал город Урук;
Городские ворота заперты, засовы прострелены.
И даже богиня Иштар не смогла победить врага.

[Затем Гильгамеш приходит в город как ее спаситель, а позже появляется как ее король. Он спасает город, но, к сожалению, его правление тираническое, и жители Урука жалуются богам.]

«Вы, боги небес, и вы, Ану,
Кто породил моего сына, спасите нас! 25
Ему [Гильгамешу] нет соперника во всей земле;
Удар его оружия не имеет себе равных,
И запуганы герои Урука.
Теперь ваши люди приходят к вам за помощью.
Гильгамеш высокомерно не оставляет сына своему отцу, 30
Тем не менее, он должен быть пастухом города».
День и ночь изливали они свою жалобу:
«Он правитель Урука крепкостенного.
Он правитель — сильный, хитрый — но
Гильгамеш не оставит дочери ее матери, 35
Ни девицу воину, ни жену мужу».

Боги небес услышали их крик.
Ану внял, призвал владычицу Аруру: «Именно ты, о Аруру,
Сотворил первого из людей: сотвори ныне соперника ему,
Чтоб с ним боролся; 40
Пусть сражаются вместе, и Урук получит облегчение.
Услышав это, Аруру создала в своем сердце человека по подобию Ану.
Аруру вымыла руки, взяла кусок глины и бросила на землю.
Так она создала Энкиду, героя, как будто он был рожден от Нинурты (бога войны и охоты).
Все тело его было покрыто волосами; у него были длинные волосы на голове, как у женщины; 45
Его распущенные волосы были роскошными, как у бога кукурузы.
Он ел травы с газелями.
Он зверями утолял жажду.
Он резвился с водными существами.

Тут охотник, зверолов, столкнулся лицом к лицу с этим товарищем, 50
Пришел на него один, два, три дня, на место, где звери пили воду.
Но когда он увидел его, лицо охотника стало встревоженным
Как он увидел Энкиду, и он вернулся в свой дом со своим скотом.
Он грустил, и стонал, и причитал; 55
Отяжелело на сердце, помрачнело лицо, И грусть вошла в его душу.

Охотник открыл рот и сказал, обращаясь к отцу:
«Отец, вот великий парень вышел из гор,
Его сила велика вдоль и поперек страны,
Как двойник Сам Ану, его сила огромна, 60
Когда он бродит на свободе по горам, и всегда со скотом
Пасется на траве и когда он ступает ногой в воду,
Так что я боюсь приблизиться к нему.Ямы, которые я сам вырыл
Своими руками, он снова засыпал, и капканы, которые я расставил
, Разорваны, и из лап моих помог всему скоту убежать, 65
И зверям пустынным: работать на моем поле или охотиться, он мне не разрешает».

Его отец открыл рот и сказал, обращаясь к охотнику:
«Гильгамеш живет в Уруке, мой сын, которого никто не победил,
Это его сила, которая является самой большой вдоль и поперек страны,
Подобно двойник самого Ану, его сила огромна, 70
Иди, обрати свой лик к Уруку: и когда он услышит о чудовище,
Он скажет: «Иди, о охотник, и возьми с собой куртизанку, гетеру (священная храмовая девушка из Эанны, храм Иштар).

Когда он снова соберет скотину на водопой,
Так она снимет с себя мантию, обнажая очарование своей красоты; 75
Тогда он увидит ее и воистину обнимет ее, а затем и свой скот,
С которым он был воспитан, с тем, что тотчас же покинет его.’”

Охотник послушался совета своего отца и сразу
Он отправился к Гильгамешу, выбрав дорогу в сторону Урука.
Он пришел к Гильгамешу и обратился к нему со своей речью, сказав: 80
«Вот великий человек, вышедший из гор,
Его сила велика вдоль и поперек страны,
Как двойник Ану сам, его сила огромна,
Когда он бродит по горам и когда-либо со скотом
Пасется на траве и когда он ступает ногой в воду, 85
Так что я боюсь приблизиться к нему. Ямы, которые я сам вырыл
Своими руками, он снова засыпал, и капканы, которые я расставил
Разорваны, и из моих лап он помог всему скоту бежать,
И зверям пустыни: ни работать на моем поле, ни охотиться, он мне не разрешает».

Гильгамеш ответил охотнику: 90

«Иди, о охотник, и возьми с собой куртизанку, гетеру из храма Иштар.

Когда он снова соберет скотину на водопой,
Так она снимет с себя мантию, обнажая очарование своей красоты;
Тогда он увидит ее, и воистину обнимет ее, а затем и свой скот,
С которым он был воспитан, с тотчас покинет его.95

Вперед пошел охотник, взял с собою куртизанку, гетеру, бабу Шамхат;
Вместе они двинулись прямо и
На третий день достигли назначенного поля.
Там охотник и гетера отдыхали.
Один день, два дня они таились у входа в колодец, 100
Где скот привык утолять жажду,
Где забавлялись водные твари.
Потом явился Энкиду, чьей родиной были горы,
Который с газелями ел травы,
И со скотом утолял свою жажду, 105
И с тварями вод радовался своему сердцу.
И Шамхат увидел его.

«Вот он, — воскликнул охотник; «Теперь обнажи свое тело,
Обнажи свою наготу, и позволь ему насладиться твоими милостями.
Не стыдись, но уступай его чувственной похоти. 110
Он увидит тебя и приблизится к тебе;
Сними свою одежду, и он будет лежать у тебя на руках;
Удовлетворить его желание по-женски;
Тогда его скот, поднятый вместе с ним на поле, покинет его
Пока он крепко прижмет свою грудь к твоей.115
И Шамхат обнажил свое тело, обнажил наготу,
И пусть наслаждается ее милостями.
Она не стыдилась, а поддавалась его чувственной похоти.
Она сняла одежду, он лег в ее объятия,
И она удовлетворила его желание по-женски. 120
Он крепко прижался к ней грудью.
Шесть дней и семь ночей Энкиду наслаждался любовью Шамхата.
И когда он насытился ее чарами,
Он повернулся лицом к своему скоту.
Газели, отдыхая, созерцали Энкиду; они и 125
Полевой скот отвернулся от него.
Это испугало Энкиду, и его тело обмякло;
Его колени одеревенели, когда его скот ушел,
И он стал менее проворным, чем прежде.

И когда он понял, что произошло, он принял решение. 130
Он снова повернулся, в любви очарованный, к ногам девушки храма,
И посмотрел вверх в лицо Шамхат.
И пока она говорила, уши его слушали внимательно;
И Шмахат обратился к Энкиду и сказал:
«Ты великолепен, Энкиду, ты будешь подобен богу; 135
Зачем же ты ложишься с полевыми зверями?
Пойдем, я отведу тебя в Урук с крепкими стенами;
В славный дом, жилище Ану и Иштар,
Дворец Гильгамеша, героя, который по силе совершенен,
Превосходящий, как горный бык, мужчин в силе.140
Пока она так говорила с ним, он слушал ее мудрую речь.
И Энкиду сказал ей, храмовой девушке:
«Приди же, Шамхат, возьми меня и веди меня
В славное жилище, священное место Ану и Иштар,
Во дворец Гильгамеша, героя, который совершенен по силе, 145
Превосходя, как горный бык, мужчин силой. Я вызову его».

Шамхат предупредил Энкиду, сказав:
«Ты увидишь Гильгамеша.
Я видел его лицо; он светится героическим мужеством.
Он обладает силой, великолепно все его тело. 150
Его сила сильнее твоей.
Он не отдыхает и не устает ни днем, ни ночью.
О Энкиду, измени свое намерение.
Шамаш любит Гильгамеша;
Ану и Эа шепчут ему на ухо мудрость. 155
Прежде чем ты спустишься с горы
Гильгамеш увидит тебя во сне в Уруке.

[Гильгамешу приснился сон, и он был обеспокоен тем, что не мог его истолковать.]

Гильгамеш пришел, чтобы понять сон, и сказал матери:

«Мать моя, мне в ночном видении приснился сон;
Звезды небесные, как воинство Ану, пали на меня.160
Хоть я и боролся с ним, но он был слишком силен для меня, и хоть я развязывал его руки,
Я не мог стряхнуть его с себя: а теперь, все тем временем,
Люди из Урука стояли вокруг него .
Мои спутники целовали ему ноги; и я к своей груди, как женщина, держал его,
Затем я представил его низко к вашим ногам, чтобы вы могли признать его равным себе ». 165
Она, знающая всю мудрость, ответила своему сыну;
«Звезды небес представляют твоих товарищей,
То, что было похоже на самого себя Ану, что упало тебе на плечи,
Которого ты боролся, но он был слишком силен для тебя, хоть ты и развязал его хватку,
Но ты не мог стряхнуть его с себя, 170
Так ты представил его низко к моим ногам, чтобы я признал его равным себе
— и ты к своей груди, как женщина, прижала его:

Это мужественное сердце, друг, готовый стать товарищем,
Тот, чья сила велика, вдоль и поперек страны,
Подобно двойнику самого Ану, его сила огромна.175
Теперь, когда ты прижала его к своей груди, как женщину,
Это знак того, что ты та, которую он никогда не покинет:
Это значение твоего сна.
Снова заговорил он с матерью,
«Мама, второй сон видел я: В Урук, высокостенный, 180

Метнул топор, и вокруг него собрались:
Люди стояли около него, народ весь толпился перед ним,
Ремесленники теснились за ним, а я к твоим ногам его подносила,
Я держала его, как женщина, чтобы вы могли признать его равным мне.
Она, премудрая, знающая всякую мудрость, так ответила своему потомству: 185
«То секира, которую ты видел, есть человек; Как женщину, ты держала его,
К своей груди, чтобы я мог признать его равным себе;
Это мужественное сердце, друг, готовый стоять за товарища; Он никогда не бросит тебя».

[Тем временем Шамхат помогает Энкиду приспособиться к жизни среди людей.]

Тогда Шамхат сказал Энкиду:
«Как я вижу тебя, даже как бог, о Энкиду, ты, 190
Почему с полевыми зверями ты когда-либо бродил по пустыне?
Я поведу тебя в Урук, да, в Храм,
Священный, жилище Ану — о Энкиду, приди, чтобы я мог провести тебя,
В Эанну, жилище Ану, где живет Гильгамеш,
Он, высшее творение; и ты обнимешь его, 195
И так же, как самого себя, ты полюбишь его.
О, встань с земли, которая есть только пастушье ложе».
Он услышал, что она сказала, приветствовал ее совет: совет женщины попал в цель.
Она сняла один отрез ткани, чтобы одеть его: другой носила сама,

И вот, взяв его за руку, как брата, она повела его 200
К хижинам пастухов, к месту овчарни. Пастухи
Собрались при виде его.

Он в прошлом привык сосать молоко диких тварей!
Хлеб, который она поставила перед ним, он преломил, но он смотрел, и он смотрел:
Энкиду не умел есть хлеб и не умел пить мед! 205
Тогда женщина ответила Энкиду, говоря:
«Энкиду, вкуси хлеба, ибо это жизнь; по правде говоря, существенное в жизни;
Пейте также медовуху, что является обычаем страны.

Энкиду ел хлеб, ел досыта,
Выпил меда семь чаш; возвысился дух его, и возликовал он, 210
Весело было сердце его, и весел был лик его:
Он помазал себя елеем: и так стал человеком.
Он надел одежду, чтобы быть похожим на человека, и взял его оружие,
Он охотился на львов, которые преследовали пастухов все ночи, и он ловил шакалов.
Он, покорив львов, дал пастухам спать спокойно. 215
Энкиду — он был их опекуном — стал человеком полной энергии.

Энкиду увидел проходившего мимо человека и, увидев парня,
Он сказал женщине: «Шамхат, приведи мне этого парня,
Куда он идет? Я бы знал его намерения.
Шамхат призвал мужчину подойти к ним, спрашивая: «О, что вы ищете, сэр?» 220
Мужчина говорил, обращаясь к ним:

«Итак, я собираюсь собрать подношения, которые причитаются городу Урук;
Пойдем со мной и ради общего блага принесем еду для города.
Ты увидишь Гильгамеша, царя широкорыночного Урука;
После свадьбы он спит сначала с невестой, своим первородством, а потом с мужем». 225
Итак, по словам парня, они пошли с ним в Урук.

Энкиду, идущий впереди с храмовой девушкой, идущей позади него,
Вошел в широкий рынок Урук; народ собрался позади него,
Затем, когда он остановился на улице широкорыночного Урука, люди
Толпа позади него воскликнула: «Правда, как Гильгамеш он, 230
Ниже ростом, но его телосложение сильнее .

Усыпано ложе для любовных обрядов, и Гильгамеш теперь в ночное время
Приходит спать, чтобы насладиться женщиной, но Энкиду, стоя
Там на улице, преграждает проход Гильгамешу, угрожая
Гильгамешу его сила. 235

Гильгамеш показывает свою ярость, и он бросается на него нападать: они встретились на улице.
Энкиду запер дверь ногой, а Гильгамешу вход запрещен.

Они сцепились и фыркнули, как быки, и порог двери
Разрушился: сама стена задрожала, когда Гильгамеш с Энкиду сцепились и боролись.

Гильгамеш пригнул ногу к земле [прижал Энкиду]: так его ярость утихла, 240
И его гнев был подавлен: Энкиду так Гильгамешу говорил:

«По правде говоря, твоя мать (Нинсун, богиня диких коров) родила тебя,
И только тебя: ту отборную корову бычьего стада,
Нинсун возвысила тебя над всеми героями, и Энлиль дал
Тебе царство над мужчинами». 245

[Следующая часть истории теряется на сломанной части планшета. Когда история возобновляется, время прошло, а Гильгамеш и Энкиду теперь друзья.Энкиду скорбит о потере женщины: возможно, Шамхат покидает его, возможно, другая женщина, которая умерла.]

Энкиду там стоял, слушая слова Гильгамеша, скорбя,
Сидя в печали: его глаза наполнились слезами, и его руки потеряли свою силу,
Его тело потеряло свою силу. Каждый сжал руку другого.
Держась друг за друга, как братья, и Энкиду ответил Гильгамешу:
«Друг, мой милый обвил руками мою шею, чтобы попрощаться, 250
Оттого мои руки теряют свою силу, мое тело потеряло свою силу.

[Гильгамеш решает отвлечь друга заданием.]

Гильгамеш открыл рот, и к Энкиду он сказал так:
«Я, мой друг, полон решимости идти в Кедровый лес,
Там живет Хумбаба Свирепый, Я преодолею и уничтожу зло,
Тогда срублю ли я кедры». 255
Энкиду открыл рот, и Гильгамешу он сказал так,
«Знай же, мой друг, что когда я бродил со зверями в горах
Я шел на расстояние двух часов от окраин реки Лес
В его глубины.Хумбаба — его рев был вихрем,
Пламя в его пасти, и самое его дыхание Смерть! О, почему ты пожелал 260
Сделать это? Встреча с Хумбабой была бы неравным конфликтом».
Гильгамеш открыл рот и сказал Энкиду так:
«Именно потому, что мне нужны богатые ресурсы его гор, я иду в Лес».

Энкиду открыл рот и Гильгамешу сказал так:
«Но когда мы пойдем в Кедровый лес, ты обнаружишь, что его охранник — боец, 265
Сильный, никогда не спящий.О Гильгамеш,

Чтоб охранял он Кедровый лес, наводя ужас на смертных,
Энлиль назначил его — Гумбаба, его рев — вихрь,
Пламя в его пасти, и само его дыхание Смерть! Да, если он услышит в лесу только поступь,
Слышит только поступь на дороге, он ревет: «Кто это сошел в свой лес?» 270
И страшные последствия постигнут того, кто спустится в свой лес. ”

Гильгамеш открыл уста свои и Энкиду сказал так:
«Кто, о друг мой, непобедим смертью? Бог, конечно,
Живет вечно при дневном свете, но смертные — дни их все сочтены,
Все, что они делают, — это ветер — Но так как ты теперь боишься смерти, 275
Ничего не предлагая от твоего мужества — Я, я’ буду вашим защитником, идущим впереди вас!
Твои собственные уста скажут другим, что ты боялся натиска битвы,
Тогда как я, если я паду, навеки утвердим свое имя.
Это Гильгамеш сражался с Хумбабой Свирепым!
В будущем, после того, как мои дети родятся в моем доме, и заберутся к вам на колени, говоря: 280
«Расскажи нам все, что ты знаешь», [что ты скажешь]?

Когда вы так говорите, вы заставляете меня тосковать по Кедрам еще больше;
Я полон решимости срубить их, чтобы обрести вечную славу».

Гильгамеш снова заговорил с Энкиду, сказав:

«Теперь, друг мой, я должен отдать приказ мастерам, 285
Чтобы они отлили в нашем присутствии наше оружие.
Приказы мастерам доставили: форму приготовили мастера, и топоры
Чудовищные отлили: да, топоры отлили, весом в три таланта каждый;
Глефы тоже чудовищные литые, с рукоятью каждая весом в два таланта,
Клинки по тридцать ман за каждый, соответствующие им: инкрустация, 290
Золото по тридцать ман за меч: так были Гильгамеш и Энкиду нагружены
Каждый по десять таланты веса.

И ныне в Семизатворном портале Урука
Услышав шум, собрались ремесленники, собрались люди,
Там, на улицах Рыночного Урука, в честь Гильгамеша, 295 сесть перед ним.
Гильгамеш говорил так: «О старейшины Урука широкорыночного, послушайте меня!
Я иду против Хумбабы, Свирепого, который скажет, когда услышит, что я иду,

‘Ах, позвольте мне взглянуть на этого Гильгамеша, того, о ком говорят люди,
Он, чьей славой полны страны’ — ‘Тогда я сокрушу его, 300
Там, в Кедровом лесу — я сделаю земля слушай,
Как подобен великану герой Урука — да, ибо я полон решимости срубить Кедры
Так что я могу получить славу вечную.
Гильгамешу Старейшины Урука широкоторговые дали такой ответ:
«Гильгамеш, именно потому, что ты молод, твоя доблесть делает тебя слишком самоуверенным, 305
И ты не знаешь до конца, чего ты стремишься совершить.
До наших ушей дошли новости о Хумбабе, который в два раза больше человека.
Кто тогда по доброй воле будет стремиться противостоять ему или столкнуться с его оружием?
Кто пойдет на два часа с окраин Леса
В его глубь? Хумбаба, его рев — вихрь, 310
Пламя в его пасти, и само его дыхание — Смерть! О, почему ты пожелал совершить это?
Сражаться с Хумбабой было бы неравным конфликтом.
Гильгамеш слушал советов своих советников и размышлял,
Тогда воззвал к своему другу: «Теперь, воистину, о мой друг, я выскажу свое мнение.
По правде говоря, я боюсь его, и все же я пойду в глубь Леса. 315

И сказали Старейшины:

«Гильгамеш, не полагайся только на силу собственной личности,
И не слишком полагайся на свои боевые навыки.
Воистину, тот, кто идет впереди, способен защитить товарища,
Ваш проводник будет охранять вас; Итак, пусть Энкиду идет впереди вас, 320
Ибо он знает дорогу в Кедровый лес;
Он жаждет битвы и угрожает битвой.
Энкиду — он присмотрит за другом, защитит товарища,
Да, такой человек выведет своего друга из западни.
Мы, о король, в нашем конклаве уделили пристальное внимание вашему благополучию; 325
Ты, о король, ответишь нам вниманием».
Гильгамеш открыл рот и обратился к Энкиду, говоря:
«Во Дворец Великолепия, о друг, приди, пойдем,
В присутствии Нинсун, славной Королевы, да, в Нинсун,
Мудрой из всех умных женщины, всезнающие; она расскажет нам, как действовать. 330

Они взялись за руки и отправились во Дворец Великолепия,
Гильгамеш и Энкиду. К славной Царице, да, к Нинсун
Пришел Гильгамеш, и он вошел в ее присутствие:
«Нинсун, я хочу, чтобы ты знала, что я отправляюсь в дальний путь,
В дом Хумбабы, чтобы встретить угрозу, которая неизвестно, 335
Следовать дорогой, которую я не знаю, которая будет новой с момента моего старта,
До моего возвращения, пока я не прибуду в Кедровый лес,
Пока я не свергну Хумбабу Свирепого и не уничтожу его .
Бог Солнца ненавидит все злое, Шамаш ненавидит зло; Попроси его помочь нам».

Итак, Нинсун слушала свое потомство, Гильгамеша, 340

Вошла в свою комнату и украсила себя цветами Тулал ,
Надела на тело праздничную одежду,
Надела праздничные украшения на грудь, голова увенчана венцом,
Поднялась по лестнице, поднялась на крышу
Поднесла благовония Шамашу, жертву свою принесла Шамашу, 345
Потом к Шамашу подняла руки в молитве, сказав:
«Зачем ты дал это беспокойство духа Гильгамешу, сыну моему?
Вы внушили ему беспокойство, и теперь он хочет отправиться в дальний путь
Туда, где обитает Хумбаба, встретить неизвестную угрозу,
Идти дорогой, которой он не знает, которая будет новой с момента его старта , 350
До его возвращения, пока он не прибудет в Кедровый лес,
Пока он не свергнет Хумбабу Свирепого и не уничтожит его.

Вы ненавидите все злое; ты ненавидишь зло. Вспомни моего сына, когда наступит тот день, 90 182 Когда он встретится с Хумбабой. Пусть Айя, твоя невеста, напомнит тебе о моем сыне.

Теперь Гильгамеш преклонил колени перед Шамашем, чтобы произнести молитву; слезы текли по его лицу: 355
«Вот я представляюсь, Шамаш, чтобы поднять руки в мольбе
Чтоб жизнь мою пощадили; верни меня к крепостным валам Урука:
Дай мне свою защиту. Я воздам вам должное».
И Шамаш ответил, говоря через своего оракула.

[Несмотря на то, что следующие строки отсутствуют, Шамаш, очевидно, дает свое разрешение, поэтому Гильгамеш и Энкиду готовятся к путешествию.]

Ремесленники принесли чудовищные топоры, они вручили лук и колчан 360
Ему в руку; так, взяв топор, он повесил на свой колчан,
Он прикрепил глефу к своей перевязи.
Но прежде чем они вдвоем отправились в путь, они предложили
Дары богу Солнца, чтобы он мог благополучно доставить их домой в Урук.

Теперь старейшины благословляют Гильгамеша, давая 365
Совет относительно дороги: «О Гильгамеш, не полагайся только на свою силу,
Береги себя; пусть Энкиду идет перед вами для защиты.
Он тот, кто открыл путь, дорогу, по которой он путешествовал.
Воистину, все тропы Леса под бдительным оком Хумбабы.
Да дарует тебе бог Солнца успехов в достижении твоих амбиций, 370
Да выровняет он заблокированный путь, проложит дорогу через лес для тебя, по которой ты можешь идти.
Пусть бог Лугальбанда принесет тебе сны, те, которые сделают тебя счастливым,
Чтобы они помогли тебе достичь цели, ибо, как мальчик
Ты сосредоточил свой ум на свержении Хумбабы.

Когда остановишься на ночлег, выкопай колодец, чтобы вода в твоей коже-бутылке 375
Чистой была, прохладной;
Вылейте подношение воды богу Солнца и не забудьте Лугальбанду.

Гильгамеш набросил на плечи мантию,
И они вместе отправились в путь к Хумбабе.
Каждые сорок лиг они ели; 380
Каждые шестьдесят лиг они отдыхали.
Гильгамеш взошел на вершину и излил гору свое подношение:
«Гора, подари мне сон. . ».
Гора подарила ему сон. . .
Тогда холодный порыв ветра заставил его качаться, как пшеницу гор; 385
Тотчас же сон, что течет на человека, сошел на него: в полночь
Он вдруг кончил дремать и поспешил заговорить с товарищем:
«Не звал ли ты меня, о друг? Почему я просыпаюсь ото сна?
Ты меня не трогал — или дух прошел мимо меня? Почему я дрожу?»
[Сон Гильгамеша ужасен, но Энкиду интерпретирует его так, что Шамаш поможет им победить Хумбабу.
Этот процесс повторяется несколько раз. В конце концов, они достигают огромных ворот, охраняющих Кедровый лес.]
Энкиду поднял глаза и обратился к вратам, как если бы они были людьми: брус,
Ваша древесина не имеет себе равных в других странах;
Шесть гар твой рост и два гар твоя ширина . . .
О, если бы я знал, О Врата, о твоем величии,
Тогда я поднял бы топор…[в принципе, я бы взял топор побольше]. 395
[Герои взламывают ворота.]
Они стояли и смотрели на Лес, они смотрели на высоту Кедров,
Сканируя тропы в Лес: и где ходил Хумбаба
Был путь: пути были выложен и хорошо сохранен.
Они увидели кедровую гору, жилище богов, святилище Иштар.
Перед горою стоял кедр великой роскоши, 400
Прекрасна и хороша была его тень, наполняя сердце радостью.
[Из его слов, приведенных ниже, Хумбаба, должно быть, насмехался над героями в этот момент, а Гильгамеш готовится атаковать Хумбабу.]
Бог Сун увидел Гильгамеша сквозь ветви кедров:
Гильгамеш молился богу Солнца о помощь.
Бог Солнца услышал мольбу Гильгамеша,
И против Хумбабы поднял могучие ветры: да, великий ветер, 405
Ветер с севера, ветер с юга, буря и буря,
Прохладный ветер и вихрь , ветер всякого зла: восемь ветров он поднял,
Схватив Хумбаба спереди и сзади, так что он не мог идти вперед,
И не мог он вернуться назад: и тогда Хумбаба сдался.
Хумбаба говорил Гильгамешу так: «О Гильгамеш, молю тебя, 410
Останови теперь свою руку: будь теперь моим господином, и я буду твоим приспешником:
Не обращай внимания на все слова, которые я так хвастался против тебя».
Тогда Энкиду сказал Гильгамешу: «О совете, который дает тебе Хумбаба
, — ты не можешь рисковать принять его.
Хумбаба не должен остаться в живых. 420
[Отсутствует раздел, где они обсуждают, что делать, но в нескольких версиях есть конечный результат.]
Они отрезали голову Хумбабе и оставили труп на съедение стервятникам.
[Они возвращаются в Урук, срубив немало кедров.]
Гильгамеш очистил свое оружие, отполировал руки.
Он снял доспехи, которые были на нем. Он снял
Свою грязную одежду и надел чистую одежду;
Покрылся украшениями, надел перевязь. 425
Гильгамеш возложил на голову корону.
Чтобы завоевать благосклонность и любовь Гильгамеша,
Иштар, высокая богиня, возжелала его и сказала:
«Приди, Гильгамеш, будь моим супругом,
Дай, о дай мне твою мужскую силу.
Будь моим мужем, позволь мне быть твоей женой, 430
И я посажу тебя в колесницу, украшенную драгоценными камнями и золотом,
С колесами из золота и древками из сапфиров.
Больших кудану-львов запрягай в него.
Под благоухающими кедрами ты войдешь в наш дом.
И когда вы войдете в наш дом 435 Вы будете сидеть на высоком престоле, и люди будут целовать ваши ноги;
Короли, лорды и правители склонятся перед тобой.
Все, что произведут горы и местность, они принесут вам в качестве дани.
Ваши овцы родят овец-двойняшек.
Ты будешь сидеть на великолепной колеснице, 440
запряженной командой, которой нет равных».
Гильгамеш открыл рот в ответ, сказал госпоже Иштар:
«Да, но что я мог бы дать тебе, если бы я взял тебя в жены?
Я мог бы дать тебе масла для тела и одежду: также
Я мог бы дать тебе хлеб и другие продукты: должно быть достаточно пропитания 445
Достойный божественности — я тоже должен дать тебе питье, достойное царственности.
В чем же тогда моя выгода, если я возьму тебя замуж?
Ты всего лишь руины, не дающие человеку укрыться от непогоды,
Ты всего лишь черный ход, который не защищает ни от взрыва, ни от бури,
Ты всего лишь дворец, который рушится на героев внутри него, 450
Ты всего лишь ловушка с предательски рассыпающимся покрытием,
Вы всего лишь смола, которая оскверняет того, кто ее несет,
Вы всего лишь бутылка, которая течет на того, кто ее несет,
Вы всего лишь известняк, от которого рушатся каменные валы в руинах.
Ты всего лишь сандалия, от которой спотыкается ее владелец. 455
Кто был мужем, которого вы всегда искренне любили?
Кто был вашим лордом, который получил преимущество над вами?
Приходи, я расскажу тебе бесконечную историю о твоих мужьях.

Где твой муж Таммуз, который должен был быть навсегда?
Что ж, скажу прямо, к чему привело ваше поведение. 460
Таммузу, мужу твоей юности,
Ты каждый год доводил его до слез и доводил до печали.

[Она отправила Таммуза в Преисподнюю вместо себя, не сказав ему, что он сможет вернуться только весной, как Персефона/Прозерпина.]

Птица аллаллу, такая яркая, что ты любила;
Но ты его крыло сломал и раздавил,
Так что теперь он сидит в лесу и кричит: «О мое крыло!» 465
Любил ты и льва, могучего силой своей;
Семь и семь раз ты рыл ему яму-ловушку.
Любил ты и коня, превосходного в бою,
Но уздой, шпорой и кнутом ты его заставлял,
Заставлял бежать семь лиг подряд. 470
А когда оно утомлялось и хотело пить, ты все же навязывал его,
Доставляя плач и горе матери его, Си-ли-ли.
Ты также любил пастыря стада
Который непрестанно возливал перед тобой фимиам,
И который ради твоего удовольствия изо дня в день закалывал агнцев. 475
Ты ударил его и превратил в тигра,
Чтоб его собственные пастухи его прогнали,
И его собственные собаки растерзали его.
Любил ты и садовника своего отца,
Который постоянно приносил тебе деликатесы, 480
И ежедневно украшал для тебя твой стол. Вы бросаете на него взгляд, говоря:

‘О мой Ишуллану, приди, дай мне вкусить твоей силы,
Дай нам насладиться твоей мужественностью.

Но он, Ишуллану, сказал тебе: «Что ты хочешь от меня? 485
Я ел только то, что испекла моя мать, [он чист]
А то, что ты дал бы мне, был бы хлеб беззакония, [она не]
Да, и беззаконие! Кроме того, когда тонкий тростник — плащ от зимы?»
Вы услышали его ответ и ударили его и сделали из него паука,
Заставив его поселиться на середине стены жилища — не двигаться вверх 490
На случай, если вода слив с крыши; ни вниз, чтобы не быть раздавленным.
Так же и ты полюбил бы меня, а потом относился бы ко мне, как они.

Когда Иштар услышала такие слова, она пришла в ярость и вознеслась на небеса,
и пришла к Ану [своему отцу], и к Антуму [своей матери] она пошла и сказала им:

«Мой отец Гильгамеш оскорбил меня; 495
Гильгамеш упрекнул меня в моих злых делах,
Моих злых делах и насилии».
И Ану открыл рот и заговорил —
Сказала ей, могучая богиня Иштар:
«Ты просила его даровать тебе плод своего тела; 500
Поэтому он рассказал тебе историю о твоих злодеяниях и насилии.

Иштар сказала Ану, своему отцу:
«Отец, о, сделай меня Небесным Быком, который победит Гильгамеша,
Наполни его тело пламенем. . . .
Но если ты не сделаешь этого Быка… 505
Я сокрушу [врата Преисподней], сломаю их и выпущу призраков,

Кто тогда будет более многочисленным, чем живых:
Больше, чем живых будет мертвых.

Ану ответил Иштар, Госпоже:
«Если я создам Небесного Быка, о котором ты просишь меня, 510
Тогда после его нападения последуют семь лет голода.
Достаточно ли вы собрали кукурузы и корма для скота?»
Иштар ответила, сказав Ану, своему отцу:
«Зерно для человечества я копила, выращивала корм для скота».

[После этого сто человек нападают на Быка, но он уничтожает их своим огненным дыханием. Затем двести человек атакуют Быка с тем же результатом, а затем побеждены еще триста человек.]

Энкиду опоясал свою середину; и тут же Энкиду, в прыжке, 515
Схватил Небесного Быка за рога, и стремглав перед ним
Бросил Небесного Быка во весь рост.

[На старинном вавилонском цилиндре, изображающем бой, мы видим Небесного Быка, стоящего на задних лапах, Энкиду держит чудовище за голову и хвост, а Гильгамеш вонзает кинжал ему в сердце.]

Тогда Иштар подошла к стене Урука, крепкостенного;
Она издала пронзительный крик и разразилась проклятиями, сказав:
«Горе Гильгамешу, который так огорчил меня и убил Небесного Быка». 520
Но Энкиду, услышав эти слова Иштар, вырвал у Небесного Быка правый бок,
И бросил ей в лицо, сказав:
«Я сделал бы с тобой то же, что сделал с ним;
Воистину, я бы повесил на тебя внутренности, как пояс.
Тогда Иштар собрала своих последователей, храмовых девушек, 525
Иеродулов и священных проституток.
Над правым боком Небесного Быка она плакала и причитала.
Но Гильгамеш собрал народ и всех своих работников.
Рабочие восхищались размером его рогов.
Тридцать мин драгоценных камней составляли их стоимость; 530
Их толщина составляла полдюйма.
Шесть мер масла, которые они оба могли вместить.
Он посвятил его для помазания своего бога Лугальбанды.
Он принес рога и повесил их в алтаре своей светлости.
Затем умыли руки в реке Евфрат, 535
Встали на дорогу и отправились в город,
И поехали по улицам города Урука.
Народ Урука собрался и с изумлением посмотрел на героев.
Тогда Гильгамеш обратился к слугам своего дворца
И воззвал к ним, говоря: «Кто самый славный среди героев? 540
Кто блистает среди мужчин?» «Гильгамеш самый славный среди героев,
Гильгамеш сияет среди людей!»
И Гильгамеш устроил во дворце радостный пир.Потом герои спали на своих кушетках.
И Энкиду спал, и видел во сне видение. Он встал и сказал Гильгамешу так:
«Мой друг, почему великие боги собрались на совет? 545
Гильгамеш, послушай сон, который я видел ночью: сказал Энлиль, Эа и бог-солнце небес,

«Они убили Небесного Быка и поразили Хумбабу, охранявшего кедры». Энлиль сказал: «Энкиду умрет: но Гильгамеш не умрет. О бог Солнца, ты помог им убить Небесного Быка и Хумбабу.Но теперь Энкиду умрет. Ты считаешь правильным помочь им? Ты двигаешься среди них, как смертный [хотя ты бог]». 550

[Боги вызывают у Энкиду лихорадку. Энкиду проклинает девушку из храма за то, что она привела его в Урук.]

«О гетера, я вершу тебе страшную судьбу — твоим бедствиям не будет конца во веки веков. Приди, я прокляну тебя горьким проклятием: да не будет никогда удовлетворения желаний твоих — и пусть беда постигнет твой дом, пусть сточные канавы улицы будут твоим жилищем, пусть тень стены будет твоим жилищем — пусть палящий зной и жажда разрушает вашу силу.

Бог Солнца услышал его, и открыл рот, и с небес 555
Воззвал к нему: «О Энкиду, почему ты проклинаешь гетеру?

Это она накормила тебя богоподобным хлебом: да и вином тоже,
Она напоила тебя, достойным царственности: щедрой мантией
Она надела на тебя, и она дала тебе Гильгамеша, прекрасного товарища.

Он устроит тебе пышные похороны, 560
Чтоб боги Преисподней целовали твои ноги в знак почтения;
Он тоже всех жителей Урука заставит оплакивать в твою честь,
Заставит их оплакивать тебя, и девиц и героев плакать на твоих похоронах,
А сам ради тебя пылью покроется,
И положит на шкуре льва и бродить по пустыне.565

Энкиду внимал словам доблестного Шамаша,
И когда бог Солнца закончил говорить, гнев Энкиду утих.

«Гетера, я призываю обратно свое проклятие и благословляю тебя на твое место!
Да влюбятся в вас монархи, князья и вожди;
И для тебя пусть герой свои кудри расчесывает; кто тебя обнимет, 570
Пусть откроет свой денежный мешок, и пусть твоя постель будет лазурной и золотой;
Да умолит он тебя милостиво, пусть накопает перед тобою сокровище;
Можете ли вы войти в присутствие богов;
Пусть ты станешь матерью семи невест.

Энкиду сказал Гильгамешу: 575
«Друг, сон я видел ночью: в небе гремел гром,
Он эхом разносился по земле, и я один стоял,
Когда я увидел человека, весь темный было его лицо,
И его ногти были подобны когтям льва.
Он одолел меня, придавил и схватил меня, 580
Он привел меня в Обитель Тьмы, обитель Эрешкигаль, Царицы Преисподней,
В Обитель, из которой тот, кто входит в нее, никогда не выходит!
По дороге, по которой нет возврата,
В Жилище, обитатели которого всегда лишены дневного света,
Где их пища — прах, а грязь — их пропитание: птицеподобные, 585
Они носят одежда из перьев: и, сидя там в темноте,
Никогда не видеть свет.

Те, кто носил короны, кто в древности правил страной,
Они были слугами Ану и Энлиля, которые несли пищу,
Подавали прохладную воду из бурдюков. Когда я вошел 590
В этот Дом Пыли, Первосвященник и помощник сидели там,
Провидец и маг, священник, которого помазало Море великих богов,
Здесь сидела Этана герой, также Королева Преисподней,
Эрешкигаль, в присутствии которой сидел Писец Преисподней,
Белит-сери, и читал перед ней; она подняла голову и увидела меня [и я проснулся в ужасе].595

И лежал Энкиду двенадцать дней; двенадцать дней он пролежал на своем ложе, прежде чем умер.

Гильгамеш горько оплакивал потерю своего друга, и он лег на землю, говоря:
«Я не умираю, но плач вошел в мое сердце;
На меня напал страх смерти, и я лежу здесь, распростершись на земле.
Послушайте меня, о старейшины; Я плачу о моем товарище Энкиду, 600
Горько плачу, как плачущая женщина: Моя хватка ослабла на моем топоре,
Ибо я был атакован печалью и повержен в скорби.

«Товарищ и прихвостень Энкиду, что это за сон, который одолел тебя?
Почему у тебя темные глаза, почему ты меня не слышишь?»
Но глаз он не поднял, и сердце его, когда Гильгамеш ощутил, не билось. 605
Тогда он накрыл своего друга фатой, как невесту;
Возвысил голос, как лев,
Зарычал, как львица, лишенная детенышей. Перед своим товарищем
Он ходил взад и вперед, рвя на себе волосы и отбрасывая свой наряд,
Срывая и отбрасывая все изящество своей персоны.610

Тогда, когда начало рассветать, Гильгамеш сказал:
«Друг, я дам тебе пышные похороны,
Чтоб боги Подземного мира целовали твои ноги в знак почтения;
Я заставлю всех жителей Урука оплакивать тебя,
Заставлю их оплакивать тебя, а девиц и героев плакать на твоих похоронах, 615
А я сам ради тебя покроюсь пылью,
И я надену львиной шкуре и бродить по пустыне».

Гильгамеш также вынес с высокогорья огромную деревянную тарелку.
Он наполнил медом чашу яркого рубина; чаша тоже из лазури
Он наполнен сливками, для богов. 620

Гильгамеш горько оплакивал своего товарища, Энкиду, бродившего
Над пустыней: «Я тоже — неужели я не умру, как и Энкиду?
Печаль вошла в сердце мое; Я боюсь смерти, когда я блуждаю по пустыне,
Поэтому я выберу дорогу к присутствию Утнапишти, потомка Убара-Туту;
И со скоростью я буду путешествовать. 625

Во тьме он прибыл к Вратам гор,
И встретился он со львами, ужас напал на него; он поднял голову к небу,
Предложил свою молитву богу Луны, Грех:
«О избавь меня!» Он взял в руку топор и вытащил глефу из перевязи,
Он прыгнул среди них, поражая и сокрушая, и они были побеждены.630

Как он достиг гор Машу,
Где каждый день они наблюдают за восходом и заходом бога Солнца,
Вершины поднимаются к Зениту Неба, и вниз
Глубоко в Преисподнюю достигают своих корней: и там, в их порталы стоят на страже
Люди-Скорпионы, страшные в ужасе, одним своим взглядом Смерть: и огромны, 635
Сотрясая холмы, их великолепие; они Стражи Шамаша,
И при его восходе, и при закате. Едва только Гильгамеш увидел их
, Как от тревоги и смятения Бледность его лица окутала,
Бессмысленный, он пресмыкался перед ними.
Тогда жене сказал Скорпион: 640
«Смотри, тот, кто приходит к нам — его тело — плоть богов».
Тогда его жена ответила человеку-Скорпиону: «Две части его богоподобны;
Одна треть его человека.

[Гильгамеш объясняет, почему он ищет Утнапишти; это путешествие, которое еще никто никогда не совершал, но Человек-Скорпион соглашается позволить ему отправиться по Дороге Солнца — туннелю, который проходит через гору. В течение двадцати четырех часов Гильгамеш путешествует во тьме, выходя в Сад Богов, полный фруктовых деревьев.Шамаш входит в сад и с удивлением видит в саду Гильгамеша или любого другого человека.]

«Этот человек носит шкуры диких животных, и он ел их плоть.
Это Гильгамеш, который перешел туда, где не было человека» 645
Шамаш сжалился, призвал Гильгамеша и сказал:
«Гильгамеш, почему ты так далеко бежишь, ведь жизнь, которую ты ищешь
Ты не должен найти?» На это Гильгамеш ответил богу Солнца Шамашу:
«Неужели я, после того как я странствующим странником скитаюсь взад и вперед по пустошам,
Положу свою голову в недра земли, И на годы усну 650
Навеки? Пусть мои глаза увидят Солнце и насытятся яркостью,
Да, тьма изгнана далеко, если достаточно яркости.
Когда человек, который умер, снова увидит свет Солнца?»

[Шамаш позволяет ему продолжить поиски, хотя бог Солнца уже сказал, что люди не могут избежать смерти. Он подходит к дому Сидури, винодела, чье расположение за горой Машу предполагает, что боги должны быть среди ее клиентов.]

Сидури, винодел, вино было ее ремеслом; она была покрыта пеленой.
Гильгамеш брел к ней, весь в шкурах.655
Он обладал плотью богов, но горе было во чреве его,
Да, и лик его подобен человеку, отправившемуся в дальний путь.
Увидела его вдалеке винодел, и дивилась,
Она мысленно говорила себе: «Это тот, кто изнасилует женщину;
Почему он идет сюда? Как только Винодел увидел его, 660
Она заперла ворота, заперла дверь дома, заперла дверь своей комнаты и поднялась на террасу.
Тотчас Гильгамеш услышал, как она заперла дом,
Поднял подбородок, и так он обратил внимание на нее.

Гильгамеш говорил с ней, с Виноделом, говоря:
«Винодел, что ты видел, что ты запер ворота, 665
Запер дверь дома, запер дверь твоей комнаты? Я разобью твои ворота,
Сломав засов».

Винодел, обратившись к Гильгамешу, сказал ему в ответ:
«Отчего так иссякла твоя сила, отчего осунулось твое лицо,
Отчего у твоего духа такая скорбь, и отчего твоя радость прекратилась? 670
О, да во чреве твоем горе! Как у отправившегося в дальний путь
Твое лицо — О, холодом и зноем обветрено лицо твое,
Как человек, бродивший по пустыне.
Гильгамеш ответил Виноделу, сказав:
«Винодел, дело не в том, что моя сила иссякла, и не в том, что мое лицо впало, 675
Ни в том, что у моего духа печаль, ни в том, что моя радость прекратилась,

Нет, не то, что горе во чреве моем, и не то, что лицо мое, как у
Ушедшего в дальний путь, — и лицо мое не обветрено
Ни холодом, ни зноем, когда я брожу по пустыне.
Энкиду — вместе мы преодолели все преграды, восходя на горы, 680
Схватили Небесного Быка и уничтожили его: мы свергли Хумбабу,
Того, Чье жилище было в Кедровом лесу; мы убили львов

Там, в горных перевалах; со мной терпя все невзгоды,
Энкиду, он был моим товарищем — и его настигла судьба.
Я оплакивал его шесть дней, до его погребения; только тогда я мог похоронить его. 685
Я убоялся Смерти, так что теперь я бреду по пустыне: судьба моего товарища
Тяжко легла на меня — О, как мне высказать то, что я чувствую?
Ибо товарищ, которого я так любил, стал подобен праху,
Тот, кого я любил, стал подобен праху — неужели и я,
Положу меня, как он, на всю вечность, чтобы никогда не вернуться?» 690

Винодел ответил Гильгамешу:

«Гильгамеш, почему ты бежишь так далеко, ведь жизнь, которую ты ищешь
Ты не найдешь? Ибо боги, сотворив смертных, 90 182 Наделили человека Смертью, а Жизнь сохранили в своем владении.
Гильгамеш, наполни свое чрево пищей, 695
Каждый день и ночь будь весел, и каждый день сделай праздником,
Каждый день и ночь танцуй и радуйся; одень чистую одежду,
Да, пусть твоя голова будет начисто вымыта, и омойся в воде,
Берегите малютку, держащую вашу руку; держите супруга рядом с собой и будьте счастливы,
Ибо это то, что дано человечеству. 700

Гильгамеш продолжил свою речь к Виноделу, сказав:
«Тогда скажи мне, Винодел, где путь к Утнапишти?
Если можно, я даже сам Океан пересеку,
А если нельзя, то я побреду по пустыне.
Так ответил ему Винодел, сказав: 705
«Никогда не было перехода, о Гильгамеш: никогда прежде
Кто-нибудь, пройдя так далеко, смог пересечь Океан:
Шамаш его пересекает, конечно, но кто кроме Шамаша

Совершает переход? Грубый проход,
И глубоки Воды Смерти, когда вы достигаете их. 710
Гильгамеш, если случайно тебе удастся пересечь Океан,
Что ты будешь делать, когда прибудешь в Воды Смерти?
Гильгамеш, есть человек по имени Уршанаби, лодочник до Утнапишти,
У него есть урну для переправы,
Теперь идите к нему, и если можно с ним переправиться 715
Тогда переправьтесь – но если нет возможно, затем вернитесь домой.

Гильгамеш, услышав это, взял свой топор в руку и отправился к Уршанаби.

[Видимо, Гильгамеш не слишком ясно мыслит, так как он демонстрирует свою силу Уршанаби, уничтожая паруса лодки. Уршанаби не совсем впечатлена.]

Тогда Уршанаби заговорил с Гильгамешем, сказав:

«Скажи мне, как тебя зовут, ибо я Уршанаби, прихвостень,
Далекого Утнапишти». Гильгамеш ответил: 720
«Гильгамеш — мое имя, пришел сюда из Урука,
Тот, кто пересек Горы, утомительный путь Восхода,
Теперь, когда я взглянул на твое лицо, Уршанаби, — позволь мне увидеть Утнапишти,
Дальний один!»

Уршанаби обратилась к Гильгамешу, сказав: 725

«Отчего так иссякла сила твоя, отчего осунулось лицо твое,
Отчего в душе твоей такая скорбь, и отчего угасло твое веселье?
О, да во чреве твоем горе! Как у отправившегося в дальний путь
Твое лицо — О, холодом и зноем обветрено лицо твое,
Как человек, бродивший по пустыне.730

Гильгамеш ответил: «Дело не в том, что мои силы иссякли, и не в том, что мое лицо впало,
Ни в том, что мой дух печален, ни в том, что моя радость прекратилась,

Нет, не то, что горе во чреве моем, и не то, что лицо мое, как у
Ушедшего в дальний путь, — и лицо мое не обветрено
Ни холодом, ни зноем, когда я брожу по пустыне. 735
Энкиду — вместе мы преодолели все преграды, взобравшись на горы,
Схватили Небесного Быка и уничтожили его: мы свергли Хумбабу,
Того, Чье жилище было в Кедровом лесу; мы убили львов

Там, в горных перевалах; со мной терпя все невзгоды,
Энкиду, он был моим товарищем — и его настигла судьба.740
Я оплакивал его шесть дней, до его погребения; только тогда я мог похоронить его.
Я убоялся Смерти, так что теперь я бреду по пустыне: судьба моего товарища
Тяжко легла на меня — О, как мне высказать то, что я чувствую?
Ибо товарищ, которого я так любил, стал подобен праху,
Тот, кого я любил, стал подобен праху, — неужели и я не 745
Положу меня, как он, на всю вечность, чтобы никогда не вернуться?

Гильгамеш продолжил свою речь к Уршанаби, сказав:
«Пожалуйста, скажи мне, Уршанаби, где путь к Утнапишти?

Если можно, я даже сам Океан пересеку,
А если нельзя, то я побреду по пустыне.750

Уршанаби говорила с Гильгамешем, говоря:
«Гильгамеш, твоя собственная рука помешала тебе пересечь Океан,
Ты разрушил паруса и уничтожил урну.

Гильгамеш, возьми свой топор в руку; спуститься в лес,
Соорудить сто двадцать шестов по пять гаров каждый; сделай шишечки из битума, 755
и подрозетники, приделай их к столбам: принеси мне». Когда Гильгамеш услышал это,
Он взял топор в руку, и глефа извлекла его из перевязи,
Пошел в лес, и сделал шесты по пять гар в длину,
Наконечники из битума он сделал, и он к столбам прибавили розетки: и привезли в Уршанаби;
Гильгамеш и Уршанаби отправились в путь на своем корабле, 760
Они пустили лодку по зыби волны, а сами погрузились на борт.
За три дня они прошли расстояние в полтора месяца пути,
И Уршанаби увидел, что они достигли Вод Смерти.

Уршанаби сказала Гильгамешу:
«Гильгамеш, возьми первый шест, воткни его в воду и толкай судно, 765
Но пусть Воды Смерти не коснутся твоей руки.
Гильгамеш, возьми второй, третий и четвертый полюс,
Гильгамеш, возьми пятый, шестой и седьмой полюс,
Гильгамеш, возьми восьмой, девятый и десятый полюс,
Гильгамеш, возьми одиннадцатый, двенадцатый полюс! 770
После ста двадцати шестов Гильгамеш снял одежду,
Установил мачту в гнездо и использовал одежду как парус.

Утнапишти посмотрел вдаль и, внутренне задумавшись,
Сказал себе: «Почему паруса корабля разрушены,
И почему тот, кто не служит мне, едет на корабле? 775
Приходит не смертный, но и не бог.

[Утнапишти задает Гильгамешу те же вопросы, которые уже задавали Сидури и Уршанаби, и Гильгамеш отвечает теми же ответами.]

И Гильгамеш сказал Утнапишти:
«Я пришел сюда, чтобы найти тебя, которого люди называют «дальним»,
Чтобы я мог обратиться к тебе за помощью; Я прошел через все земли,
Я перешел через крутые горы, и я пересек все моря, чтобы найти тебя, 780
Чтобы найти жизнь вечную.

Утнапишти ответил Гильгамешу, сказав:

«Кто-нибудь построит дом, который будет стоять вечно, или подпишет контракт на все времена?
Все мертвые одинаковы, и Смерть не делает различия между
Слугой и хозяином, когда они достигли своего полного отведенного срока. 785
Тогда Ануннаки, великие боги, решают судьбу человечества;
Мамметум, Создатель Судьбы вместе с ними, решает нашу судьбу;
Смерть и Жизнь они определяют; но день Смерти не открывается.

Гильгамеш сказал Утнапишти:
«Я смотрю на тебя с изумлением, о Утнапишти! 790
Твоя внешность не изменилась, ты как я.

И сама природа твоя не изменилась, по своей природе ты подобен и мне,
Хотя имеешь теперь жизнь вечную. Но моему сердцу еще предстоит бороться
Со всеми препятствиями, которые тебя больше не беспокоят.
Скажи мне, как ты поселился здесь и получил от богов вечную жизнь?» 795

[В следующих отрывках Утнапишти рассказывает Гильгамешу историю о потопе.В истории об Атрахасисе, другом имени Утнапишти, причина потопа в том, что люди были слишком шумными, а боги не могли спать. Боги используют потоп как средство борьбы с перенаселением людей.]

Утнапишти сказал тогда Гильгамешу:
«Я открою тебе, о Гильгамеш, таинственную историю,
И одну из тайн богов я тебе открою.
Город Шурипак, город, который, как известно,
расположен на берегу реки Евфрат.Боги внутри него 800
Решили вызвать потоп, даже великие боги,
Сколько их было. Но Эа, владыка непостижимой мудрости, спорил с ними.
Хотя он не мог сказать ни одному человеку напрямую, он дал мне сон;
Во сне он рассказал их план сначала тростниковой хижине, сказав:
‘Тростниковая хижина, тростниковая хижина, глиняная постройка, глиняная постройка! 805
Камышовая хижина, слышишь; глиняная структура, обратите внимание!
Человек Шурипака, сын Убара-Туту,
Построить дом, построить корабль;
Оставь свое имущество, будь осторожен!
Бросай свои вещи, спасай свою жизнь, 810
И принеси на корабль живое семя всех существ.
Что касается корабля, который ты построишь,
Пусть его пропорции будут хорошо измерены:
Его ширина и его длина должны соответствовать друг другу,
И в море тогда спусти его. к Эа, мой господин:
‘Я сделаю, мой господин, как вы приказали;
Я буду наблюдать и выполнять команду.
Но что мне сказать, когда город спросит меня, людей и старейшин?»
Эа открыл рот и сказал, 820
И он сказал мне, своему слуге:
«Человек, в ответ, скажи это им:
«Я знаю, что Энлиль меня ненавидит.
Я больше не могу жить в твоем городе;
И на территории Энлиля я больше не могу жить в безопасности; 825
Я сойду к морю, я буду жить с Эа, мой господин.
Он изольет обильные благословения.
Он даст птицу в изобилии и рыбу в изобилии,
Стада скота и обильный урожай.
Все что нужно было собрал воедино.
На пятый день я нарисовал его эскиз;
В средней части его стороны имели высоту десять гар ;
Ten gar также был пределом его палубы; 835
Я добавил к нему переднюю крышу и закрыл ее.
Я построил его в шесть этажей,
Всего сделал семь этажей;
Внутреннее пространство каждого я снова разделил на девять перегородок.
Клюв для воды внутри вырезал. 840
Выбрал столб и добавил все что нужно.
Три шар смолы намазал снаружи;
Три шар асфальта, которые я использовал для внутренней части (чтобы сделать его водонепроницаемым).
Три шар нефти несли мужчины, перевозя ее на судах.
Один шар масла я оставил и использовал его для жертвоприношений, 845
В то время как два других шар лодочник спрятал.
Для храма богов я зарезал волов;
День за днем ​​я убивал ягнят.
Кувшины сидра, масла и сладкого вина,
Большие чаши, как речная вода, текущая свободно, Я налил как возлияния. 850
Я устроил богам праздник, подобный празднику Нового года.
Я добавил снасти сверху и снизу, и после того, как все было закончено,
Корабль погрузился в воду на две трети своей высоты.
Всем, что у меня было, я наполнил его;
Я наполнил его всем серебром, которое у меня было; 855
Я наполнил его всем золотом, которое у меня было;
Всякой живностью наполнил.
Тогда я погрузил и все мое семейство и моих родственников,
Скот полевой, зверей полевых, и праведников — всех их я погрузил.
Эа назначил время, а именно: 860
«Когда владыки тьмы пошлют вечером разрушительный дождь,
Тогда войдите в корабль и закройте его дверь». послал разрушительный дождь вечером.
Я видел приближение бури, 865
И боялся увидеть бурю;
Я вошел на корабль и закрыл дверь.
Я доверил управление кораблем лодочнику,
Доверил большой дом и его содержимое.
Едва забрезжил рассвет, 870
Поднялась с горизонта черная туча,
В которой гремел бог погоды,
И царь богов шел впереди нее.
Эсминцы прошли через горы и долины.
Они разорвали оковы, удерживающие воды. 875
Они вызвали переполнение берегов;
Подняли аннунаки факелы,
И светом своим осветили вселенную.
Буря, насланная богами, Пронеслась даже до небес,
И весь свет превратился во тьму. Он затопил землю; он дул с силой; 880
И в один день поднялся над горами.
Как натиск в бою ринулся он на людей.
Брат не смог спасти брата.
Боги даже бури боялись;
Они отступили и укрылись в небесах Ану. 885
Там боги пригнулись, как псы, на небесах пригнулись.
Тогда Иштар вскричала, как женщина в родах,
И владычица богов заплакала громким голосом, говоря:
«Мир древний превратился обратно в глину,
Потому что я согласился с этим злом в собрании боги. 890
Увы, что я согласился на это зло в совете богов,
Увы, что я был за уничтожение моего собственного народа.
Где все, что я создал, где оно?
Как икра рыб, она наполняет море».
Боги плакали вместе с ней; 895
Боги склонились и плакали.
Их губы были сжаты в страхе и ужасе.
Шесть дней и ночей дул ветер, и буря и буря захлестывали страну.
Когда наступил седьмой день, буря, буря, битва
Которую они вели, как великое войско, стали стихать.900
Море успокоилось; ураган и буря прекратились.
Я посмотрел на море и громко возвысил голос,
Но все человечество снова превратилось в глину.
Словно окружающее поле стало руслом рек.
Я открыл вентиляционное отверстие, и свет упал на мою щеку. 905 Ошарашенный, я откинулся назад и сидел, плача,
Пока по моей щеке текли слезы.
Я посмотрел во все стороны, и вот, все было морем.
Теперь, через двенадцать дней, из воды поднялась полоса земли.
К горе Нисир корабль дрейфовал. 910 На горе Нисир прочно застряла лодка и не ускользнула.
День первый, день второй гора Нисир крепко держала корабль и не давала ему ускользнуть.
День третий, день четвертый гора Нисир прочно держала корабль и не давала ему ускользнуть.
День пятый, день шестой, гора Нисир прочно держала корабль и не давала ему ускользнуть.
Когда наступил седьмой день 915, я выпустил голубя и отпустил его.
Голубка летала туда-сюда,
Но так как не было ей пристанища, она вернулась.
Тогда я выпустил ласточку и отпустил ее.
Ласточка летала туда-сюда, 920
Но так как не было ей пристанища, вернулась и она.
Тогда я выпустил ворона и отпустил его.
Ворон улетел и увидел, что воды отступают.
Устроилась кормить, ушла и больше не возвращалась.
Тогда я выпустил все из лодки и принес жертву. 925
Я излил возлияние на вершине горы.
Я поставил кадильницы семь и семь,
И влил в них аир, кедровое дерево и благовоние благовонное.
Боги почуяли аромат;
Боги собрались, как мухи, вокруг жертвоприношения. 930
Но когда владычица богов Иштар приблизилась,
Она подняла драгоценное ожерелье, которое Ану сделал по ее желанию, и сказала:
«Все вы, боги, здесь! моим ожерельем, я не забуду.
Я буду помнить эти дни, никогда не забуду их.
Пусть боги придут на подношение; 935 Но Энлиль не придет на жертву,
Так как опрометчиво он вызвал бурю наводнения,
И предал мой народ на погибель.
Теперь, когда Энлиль приблизился, и увидел корабль, разгневался бог,
И гнев на богов наполнил его сердце, и он сказал: 940
«Кто же тогда спасся здесь с его жизнью?
Ни один человек не должен был пережить всеобщее уничтожение».
Тогда Нинурта открыл рот и заговорил, говоря Энлилю:
«Кто, кроме Эа, мог это запланировать!
Ибо разве Эа не знает всех искусств?
На грешника посети его грех, и на нечестивого его злобу;
Но будь милостив, держись, пусть не все погибнет! Быть внимательным!
Вместо того, чтобы наслать бурю, 950
Пусть придут львы и сократят человечество;
Вместо того, чтобы наслать бурю,
Пусть придут тигры и сократят человечество;
Вместо того, чтобы наслать бурю наводнения,
Пусть придет голод и поразит землю;
Вместо того, чтобы наслать бурю,
Пусть придет мор и убьет людей. 955
Я не открыл тайну великих богов.
Утнапишти увидел это во сне, и поэтому он услышал тайну богов».
Тогда Энлиль принял решение. 960
Энлиль поднялся на корабль,
Взял меня за руку и вывел.
Он вывел и мою жену и поставил ее на колени рядом со мной;
Он повернул нас лицом к лицу и, стоя между нами, благословил нас, сказав:
«До этого Утнапишти был только человеком; 965
Но теперь Утнапишти и его жена будут возвышенны, как боги;
Пусть Утнапишти живет вдали от людей.’
Тогда они взяли нас и поселили далеко».

Утнапишти сказал Гильгамешу:

«Теперь что касается вас, кто из богов даст вам силу, 970
Чтобы вы могли получить жизнь, которую вы хотите?
А теперь спи!» И шесть дней и семь ночей спал Гильгамеш.
Сон накрыл его, как ураган.
Тогда Утнапишти сказал своей жене:
«Вот герой, чье желание — жизнь вечная! 975
Сон накрыл его, как ураган.
И ответила жена Утнапишти, дальнему:
«Возврати ему здоровье, прежде чем он возвратится на дорогу, по которой пришел.
Пусть он выйдет через большую дверь в свою страну».
И Утнапишти сказал своей жене: 980
«Тебя мучают страдания человека.
Ну, так приготовь ему еду и положи к его голове.
И пока Гильгамеш спал на борту корабля,
Она приготовила еду, чтобы положить ее ему в голову.
И пока он спал на борту корабля, 985
Во-первых, ему приготовили еду;
Во-вторых, он был очищен; в-третьих, он увлажнялся;
В-четвертых, его еда была очищена;
В-пятых, добавлена ​​[приправа];
В-шестых, он был приготовлен; 990
В-седьмых, человек внезапно восстановился, поев волшебной пищи.
Тогда Гильгамеш сказал Утнапишти, далекому:
«Я уснул, и ты очаровал меня каким-то образом».
И сказал Утнапишти Гильгамешу:
«Я восстановил тебя, когда ты съел волшебную пищу». 995
И сказал Гильгамеш Утнапишти, далекому:
«Что мне делать, Утнапишти? Куда мне идти?
Демон мертвых схватил моего друга.
На моей кушетке теперь сидит Смерть».

И Утнапишти сказал Уршанаби, перевозчику: 1000
«Уршанаби, ты позволил человеку переправиться с тобой, ты позволил лодке перевезти вас обоих;
Кто бы ни пытался взобраться на лодку, ты должен был остановить его.
Тело этого человека покрыто язвами,
И сыпь на коже изменила красоту его тела.
Возьми его, Уршанаби, и приведи его к месту очищения, 1005
Где он сможет промыть свои язвы в воде, чтобы они стали белыми, как снег;
Пусть он сотрёт свою нехорошую кожу, и море её унесёт;
Тогда его тело будет выглядеть здоровым и здоровым;
Пусть также заменят тюрбан на голове его и одежду, покрывающую наготу его.
Пока он не вернется в свой город, пока он не прибудет в свой дом, 1010
Одежда не порвется; он останется совершенно новым.

И взял его Уршанаби и привел к месту очищения,
Где он омыл его язвы в воде, так что они стали белыми, как снег;
Он стер свою нехорошую кожу, и море унесло ее;
Его тело снова выглядело здоровым и здоровым; 1015
Он заменил также чалму на голове;
И одежду, закрывавшую его наготу;
И пока он не вернулся в свой город, пока не приехал в свой дом,
Одеяние не рвалось, оно оставалось совершенно новым.

После того, как Гильгамеш и Уршанаби вернулись из места очищения, 1020
Жена Утнапишти обратилась к своему мужу, говоря:
«Долго трудился Гильгамеш;
Что теперь вы дадите ему, прежде чем он вернется в свою страну?

Тогда Утнапишти обратился к Гильгамешу, говоря:
«Гильгамеш, ты долго трудился. 1025
Что теперь я должен дать вам, прежде чем вы вернетесь в вашу страну?
Я открою тебе, Гильгамеш, тайну,
И тайну богов открою тебе.
Есть растение, похожее на крушину,
колючка у него жжет, как у ежевики. 1030
Если ты съешь это растение, к тебе вернется сила молодости.

Когда Гильгамеш услышал это, он привязал к своим ногам тяжелые камни,
Которые потащили его к морю, и таким образом он нашел растение.
Затем он схватил волшебное растение.
Он снял с ног тяжелые камни и один бросил в море, 1035
А второй камень бросил в первый.
И сказал Гильгамеш перевозчику Уршанаби:
«Уршанаби, это растение — растение великой силы;
Я отнесу его в Урук Крепкостенный,
Я буду выращивать там растение, а потом соберу его.
Его имя будет «Даже старик омолодится!» 1040
Я съем это растение и снова вернусь к силе моей юности».

[Они начинают возвращаться домой в Урук.]

Каждые сорок лиг они ели:
И каждые шестьдесят лиг они отдыхали.
И Гильгамеш увидел колодец, наполненный прохладной и освежающей водой;
Он подошел к нему и налил немного воды. 1045
Выскочила змея; растение выскользнуло из рук Гильгамеша;
Змей вышел из колодца и унес растение,
И произнес проклятие.
И после этого Гильгамеш сел и заплакал.
Слезы текли по его щекам, 1050
И сказал он Уршанаби, паромщику:
«Отчего, Уршанаби, у меня руки дрожали?
Почему остановилась кровь моего сердца?
Не себе я никакой пользы не даровал.
Теперь змея обладает всеми преимуществами этого растения. 1055
После путешествия всего в сорок лиг растение было вырвано,
Когда я открыл колодец и спустил судно.
Я вижу знак; это предзнаменование для меня. Я должен вернуться, оставив корабль на берегу».

Затем они продолжали принимать пищу каждые сорок лиг,
И каждые шестьдесят лиг они отдыхали, 1060
Пока не прибыли в Урук с крепкими стенами.
Затем Гильгамеш обратился к Уршанаби, перевозчику, говоря:
«Уршанаби, поднимись и пройди по стене Урука,
Осмотри краеугольный камень и осмотри его кирпичную кладку, сделанную из обожженного кирпича,
И его основание крепкое. .Один шар размер города, 1065
И один шар размер сада,
И один шар размер Эанны, храма Ану и Иштар;
Три шар размером с Урук крепкостенный.

[Теперь, когда Гильгамеш знает, что у него не может быть вечной жизни, он вместо этого сосредотачивается на изучении загробной жизни. Он пытается найти способ поговорить с Энкиду, вернув его призрак, чтобы преследовать его. Гильгамеш разговаривает с Архитектором Храма, спрашивая, что ему следует делать, чтобы не вернуть призрака, в то время как он планирует сделать обратное.]

Архитектор ответил Гильгамешу, сказав:

«Гильгамеш, во избежание привидений, если идешь в храм, не надевай чистых одежд; 1070
Носите грязную одежду, чтобы не привлекать их внимание.
Не мажь себя сладким маслом, а то на благоухание его
Вокруг тебя соберутся: и лук на землю класть нельзя, или вокруг себя
Можно кружить стреляемых из лука; ни палку в руке носить нельзя,
Или призраки побитые могут бормотать вокруг тебя: ни надевать башмак, 1075
Что бы громким эхом звучало по земле: нельзя целовать жену, которую любишь ;
Жену, которую ты ненавидишь, ты не можешь наказывать,
Да, и ты не можешь целовать ребенка, которого любишь,
И ты не можешь наказывать ребенка, которого ненавидишь,
Ибо ты должен оплакивать их [призраков] потерю мира.1080

И пошел Гильгамеш в храмы,
Надел чистые одежды, и сладким маслом помазал себя:
Собрались вокруг благоухания;
Вокруг него собрались: он поставил лук на землю, а вокруг себя
кружили духи — те, кто был застрелен из лука, бормотали ему; 1085
В руке у него была палка, и призраки, которых избили, бормотали ему.
Он надел ботинок и издал громкое эхо по земле.
Он целовал жену, которую любил, наказывал жену, которую ненавидел,
Он целовал дитя, которое любил, наказывал дитя, которое ненавидел.
Они оплакивали потерю мира, но Энкиду не было рядом. 1090

Гильгамеш в полном одиночестве отправился в храм Энлиля:
«Энлиль, Отец мой, сеть Смерти поразила и меня, прижав к земле.
Энкиду, которого я прошу тебя поднять из земли, не был схвачен богом чумы,
Или потерян в битве смертных: только земля схватила его».
Но Энлиль, Отец, не ответил. 1095

К богу Луны Гильгамеш отправился:
«Бог Луны, Отец мой, сеть Смерти поразила и меня, прижав к земле.
Энкиду, которого я прошу тебя поднять из земли, не был схвачен богом чумы,
Или потерян в битве смертных: только земля схватила его».
Но Син, бог Луны, не ответил. 1100

Тогда к Эа Гильгамеш отправился:
«Эа, мой Отец, сеть Смерти поразила и меня, привязав меня к земле.
Энкиду, которого я молю, чтобы ты поднял его из земли, не был схвачен богом Чумы,
Или потерян в битве смертных: это была только земля, которая схватила его.

Эа, Отец, услышал его, и Нергалу, воину-герою, 1105
Он сказал: «О Нергал, о воин-герой, послушай меня!
Открой теперь дыру в земле, чтобы дух Энкиду, поднявшись,
Может выйти из земли, и так поговори со своим братом».

Нергал, воин-герой, внял словам Эа,
Отверзлась тогда дыра в земле, и дух Энкиду вышел 1110
Из земли, как ветер. Они обнимались и горевали вместе. Гильгамеш сказал:
«Скажи, о мой друг, о скажи мне, прошу тебя,
Что ты видел из законов Преисподней?»

Энкиду сказал: «Не спрашивай; Я не скажу вам — ибо, если бы я рассказал вам
О том, что я видел о законах Преисподней, вы бы сели и заплакали! 1115

Гильгамеш сказал: «Тогда позволь мне сесть и поплакать.

Энкиду сказал: «Да будет так: у друга, о котором ты заботился, теперь черви в теле;
Невеста, которую ты любил, теперь покрыта пылью.
Горько и грустно все, что раньше радовало твое сердце».

Гильгамеш сказал: «Ты видел героя, павшего в бою?» 1120

«Да — [когда он умер] его отец и мать поддерживали его голову,
И его жена плакала на коленях рядом с ним.
Душа такого человека покойна. Он лежит на кушетке и пьет чистую воду.
Но человек, чей труп остается непогребенным на поле—
Мы с тобой часто видели такого человека— 1125
Его дух не находит покоя в Преисподней.

Человек, чей дух не имеет заботы —
Мы с тобой часто видели такого человека —
Поедает осадок из миски, осколки пищи
Выбрасываемые на улицу. 1130

[Поэтому один важный урок для всех читателей стихотворения: «Позаботьтесь о своих умерших». Остальная часть таблички повреждена, хотя одна альтернативная версия истории заканчивается похоронами Гильгамеша много лет спустя. Интересно, что как только он станет хорошим правителем, больше нечего будет сказать.]

Эпос о Гильгамеше | World Epics

Имя Гильгамеша появляется среди ранних монархов, записанных в царских списках шумерского города Урук, который является городом Гильгамеша в эпосе. Следовательно, предполагается, что это тот случай, когда историческая личность стала полулегендарной, а в конечном итоге героем, вокруг которого выросли фантастические эпические истории. Основная тема «Эпоса о Гильгамеше » — это превращение высокомерного и высокомерного царя в благородного лидера через путешествие, полное боли и самопознания.Это путешествие включает в себя первоначальный конфликт и крепкую дружбу героя со своим «альтер-эго» в образе дикаря Энкиду (идеальное партнерство, которое отражает дихотомию между природой и культурой) и героический поиск славы. Среди его известных подвигов — битвы с чудовищными существами, такими как хранитель кедрового леса Хумбаба и Небесный Бык, а также опасный отказ от богини любви Иштарт. Физическое и духовное путешествие Гильгамеша также включает в себя страдания от суровых последствий божественной кары, которые влекут за собой смерть любимого друга, и переживание боли и неуверенности, которое толкает героя на поиски ответов за пределы известного мира. .Только когда Гильгамеш выходит за пределы мира живых и возвращается, он становится королем, которым должен был быть. В процессе он также достигает полного принятия неизбежности смерти. Это осознание приходит после того, как он разговаривает с Ут-напишти и слышит его историю о том, как он и его семья пережили Потоп, после которого бог Энлиль сделал его и его жену бессмертными, судьба, недоступная даже полубожественным героям. По пути Гильгамеш находит руководство от различных богов и одиноких персонажей, таких как Сидури, хранительница таверны.В тексте, сохранившемся из Старовавилонской версии, она предлагает Гильгамешу самый острый совет и нашу первую сохранившуюся версию идеи carpe diem («собери день»):

Гильгамеш, где ты бродишь?
Ты не найдешь вечную жизнь, которую ищешь.
Когда боги создали человечество,
они назначили смерть человечеству,
сохранили вечную жизнь в своих руках.
Так, Гильгамеш, пусть желудок твой будет полон,
днем ​​и ночью всячески наслаждайся,
каждый день устраивай себе удовольствия.
Днем и ночью, танцуй и играй,
одевай свежую одежду.
Мойте голову, купайтесь в воде,
цените ребенка, который держит вас за руку,
пусть ваша жена развлекается у вас на коленях.
(Перевод Стефани Далли, Мифы Месопотамии: Сотворение мира, Потоп, Гильгамеш и другие , Оксфорд, 2000, стр. 150)

Истории о Гильгамеше широко распространились по древнему Ближнему Востоку и стали чрезвычайно популярны за пределами Месопотамии. Действительно, мы можем видеть влияние некоторых его мотивов даже в греческом эпосе и мифе.В отличие от гомеровских и других эпосов, дошедших до нас через средневековые рукописи в результате длительного процесса редактирования и копирования, благодаря месопотамской письменности на глиняных табличках и археологическим раскопкам у нас есть физические копии нескольких версий эпоса. эпос, восходящий ко второму и первому тысячелетию до нашей эры. Таким образом, текстовая история того, что мы называем Эпосом о Гильгамеше , удивительно сложна, поскольку тексты, которые у нас есть, происходят не из одной версии, а представляют собой фрагментарные тексты из разных времен и мест.Нижеследующее объясняет основные этапы этого «текстового эпического путешествия».

Древнейшие фрагменты поэм о Гильгамеше написаны на шумерском языке и восходят к традициям, относящимся к периоду Ура III или Третьей династии Ура, то есть к концу третьего тысячелетия до н. э. (2094–2047 гг. до н. э.). Это были не длинные эпические поэмы, а независимые рассказы о Гильгамеше (по-шумерски «Бильгамеш»). Например, в одном из них, известном как «Гильгамеш (Бильгамеш), Энкиду и Преисподняя», Энкиду спустился в Преисподнюю по приказу Гильгамеша, чтобы найти некоторые предметы, и оказался там в ловушке; Бог Солнца Уту (аккадский Шамаш) позволяет Гильгамешу на мгновение воссоединиться со своим другом, и стихотворение повествует об их разговоре о том, что Энкиду видит в Преисподней, особенно о судьбах людей, которые жили и умерли определенным образом.Эти ранние шумерские истории были сохранены более поздними вавилонскими писателями, вероятно, восемнадцатого века до н.

Более длинные версии эпоса о Гильгамеше были написаны непосредственно на аккадском языке во втором тысячелетии до нашей эры, включая поэму, известную как «Превосходя всех других царей». Это также известно как старая вавилонская версия. Однако это было в следующей фазе, во время позднего бронзового века (ок.1550–1200 гг. до н.э.), что эпос наиболее широко копировался. Другими словами, к этому моменту этот эпос стал «классикой», передаваемой как высокая литература, но также используемой в образовательных целях, подобно Гомеру и Гесиоду в греческом мире. В Месопотамии мы находим тексты о Гильгамеше, используемые писцами в школах, и мы знаем, что отрывки из стихов о Гильгамеше могли использоваться и для ритуального использования, как мы видим, например, в хеттских текстах. За пределами Месопотамии «Эпос о Гильгамеше » распространялся не только на аккадском языке, но и в переводах, которые засвидетельствованы в Леванте (в Угарите, Эмаре, Мегидо) и в Анатолии в Хаттусе, столице хеттов.

Наиболее полная версия Эпоса о Гильгамеше , дошедшая до нас, является следующей расширенной версией, сохранившейся в табличках начала-середины первого тысячелетия до нашей эры в царских библиотеках Ассирии и Вавилонии. Именно британский исследователь и дипломат Остин Х. Лейард обнаружил первые таблички с этой версией в 1849 году на руинах дворца Ашшурбанипала (годы правления 668–627 до н. э.) в Ниневии. Хотя имеющиеся у нас копии датируются первым тысячелетием до нашей эры, оригиналы, на которых они основаны, вероятно, были составлены между тринадцатым и одиннадцатым веками до нашей эры.Во всяком случае, эта версия известна как «Стандартная вавилонская версия» (SBV, или просто «Стандартная версия») не только потому, что она является наиболее полной, но и потому, что ее литературный аккадский язык довольно стандартизирован во всех табличках. Однако в древности оно было известно как «Тот, кто видел бездну» по первой строке. Эта версия составляет основу большинства современных переводов, которые заполняют некоторые пробелы строками из других сохранившихся версий. Месопотамские литературные тексты были в основном анонимными, но таблички со «Стандартной версией» приписывались писцу по имени Син-ликуннинни.Хотя мы не имеем дело с «автором» в современном смысле, мы можем предположить, что писцы имели некоторую свободу действий в изменении, расширении и редактировании существующих текстов, причем некоторые, возможно, делали это более неуклюже и успешно, чем другие, и поэтому получили признание. для потомков.

Влияние Эпоса о Гильгамеше на ближневосточную и греческую литературу и мифы невозможно переоценить. Художественные изображения сцен Гильгамеша и его друга Энкиду (например, битва с Хумбабой или Небесным Быком) часто можно найти на рельефах и цилиндрических печатях.Более того, как упоминалось выше, многие сюжетные тропы истории о Гильгамеше были адаптированы хананеями и хеттами в эпоху поздней бронзы, но также, весьма вероятно, были популярны среди других групп железного века, таких как финикийцы, арамеи, лувийцы и другие. чья литература в значительной степени утеряна. Греки также адаптировали элементы из истории о Гильгамеше: ученые видели резонансы в интенсивной и трагической дружбе между Ахиллесом и Патроклом и в оплакивании Ахиллесом его смерти, в странствиях Одиссея и его встрече с душами мертвых, а также в тема убийства монстров, столь важная для греческих фигур, таких как Геракл, Персей и Тесей, среди других героических черт или эпизодов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.