Школа философии стоики: ‎«Школа Стоицизма» в Apple Podcasts

Содержание

«Аналитическая» ветвь современного стоицизма: Л. Беккер, У. Ирвин, М. Пильюччи

  • Алексей Сергеевич Павлов аспирант, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (Москва)

Ключевые слова: аналитическая философия, Лоренс Беккер, Массимо Пильюччи, современный стоицизм, Уильям Ирвин, философия жизни, этика добродетелей

Аннотация

В настоящей статье предпринимается одна из первых в отечественной литературе попыток систематического освещения и анализа идей аналитической ветви современного стоицизма. В качестве основных источников о нем выбраны работы трёх идейных лидеров этого направления: Лоуренса Беккера, Уильяма Ирвина и Массимо Пильюччи. Выбор в данном случае продиктован общим для этих авторов философским бэкграундом: их объединяет то, что они сформировались как философы по преимуществу именно в рамках аналитической традиции.

Современный стоицизм позиционируется как философия жизни, однако в этом отношении он понимается не как совокупность спекуляций вокруг таких понятий, как «жизнь», «человек» и т.д., а как философия о том, как правильно прожить жизнь. Современные стоики объясняют актуальность стоической этики для человека XXI в. тем, что его мироощущение, как они полагают, во многом схоже с мироощущением человека эпохи эллинизма. На теоретическом уровне современный стоицизм является попыткой апплицирования этики поздней Стои на современное натуралистическое мировоззрение, конструируемое вокруг данных естественных наук. Эта задача реализуется путём представления этики римского стоицизма как совокупности определённых психологических техник. Благодаря этому оказывается возможным представить стоическую этику в виде своего рода «каркаса» поведения, потенциально совместимого с различными мировоззрениями. Однако в этом достоинстве современного стоицизма заключён и его главный недостаток. Очищенный от метафизики и опирающийся на достаточно очевидные практические посылки, этот каркас разумного уравновешенного поведения не сообщает ничего нового о мире и, как следствие, оказывается недостаточным для построения целостного мировоззрения.
Тем не менее само возникновение этого движения свидетельствует потребности эксплицированной постановки мировоззренческой проблематики в рамках аналитической философии.

Скачивания

Данные скачивания пока не доступны.

Опубликован

2021-03-31

Как цитировать

Павлов , А. С. (2021). «Аналитическая» ветвь современного стоицизма: Л. Беккер, У. Ирвин, М. Пильюччи. Философия. Журнал Высшей школы экономики, 5(1), 33-52. https://doi.org/10.17323/10.17323/2587-8719-2021-1-33-52

Другие форматы библиографических ссылок

Скачать ссылку

Раздел

Исследования

Философия трудных времен: как стоицизм помогает справляться с неопределенностью

Сегодня мы сталкиваемся с невероятно возросшим уровнем неопределенности, стресса и даже ужаса. В такой обстановке многие начинают ощущать личную беспомощность, нарастающий страх и тревогу. И, конечно, стараются самыми разными способами справиться с этим состоянием. 

Существуют разные подходы, помогающие вернуть уверенность в собственных силах, справиться с отрицательными эмоциями, вновь обрести внутреннюю опору. Один из них — стоицизм — древняя практическая философия, которая по праву считается философией трудных времен.

Что такое стоицизм

Стоицизм — это философская школа, возникшая в Афинах примерно в 300 г. до н. э. Название происходит от названии локации — Расписной стои. Удивительно, но схожесть понятий «стоицизм», «стоики» и «стойкость», «устойчивость», «выстоять» — это не более чем совпадение, которое, при этом, очень точно передает общий дух системы. Сегодня, в турбулентные времена, мы наблюдаем возрождение интереса к стоицизму. Об этом говорят огромные тиражи книг представителей Modern Stoicism, таких как Массимо Пильюччи, Уильяма Ирвина и Дональда Робертсона (отрывок из книги Массимо Пильюччи «Счастливая жизнь: Руководство по стоицизму для современного человека» можно прочитать здесь.

Forbes Life). На труды стоиков ссылаются знаменитый психолог Виктор Франкл и писатель Нассим Талеб (философию стоиков можно даже назвать «антихрупкостью в действии»).

Реклама на Forbes

Чему учат стоики

Стоицизм — это идея про сильную и активную жизненную позицию, опирающуюся на дисциплину разума. Вот что по этому поводу писал один из классиков стоицизма, римский философ Сенека: «Нет числа тем, кто владел народами и городами; тех, кто владел собой, можно перечесть по пальцам». 

В сердце философии лежит идея о том, что пусть в мире и есть множество вещей, которые не подвластны человеку, он всегда в состоянии контролировать самого себя — свои мысли и действия. И эту силу можно и нужно использовать во благо себе и миру. Еще одна важная особенность стоицизма как философского учения в том, что она предполагает регулярную практику, то есть знанием о своей силе нужно не просто обладать, но и регулярно его использовать. Стоические практики, если выполнять их регулярно, помогают справляться с тревожностью и страхами, отстаивать свои интересы, преодолевать трудности и в целом чувствовать себя более стабильно даже в самые темные времена.  

Что может взять из философии стоиков современный человек? Вот некоторые базовые упражнения. 

Ясно определить, что находится в вашей власти

Еще один известный адепт стоицизма, древнегреческий философ Эпиктет писал: «Из существующих вещей одни находятся в нашей власти, другие нет. В нашей власти мнение, стремление, желание, уклонение — одним словом все, что является нашим». Что означают эти слова?

Столкнувшись с трудной ситуацией, мы можем максимально четко разделить все собирающие ее факторы на две группы: факторы, находящиеся в нашей власти, и факторы, не находящиеся сейчас в нашей власти.

Разделите лист бумаги на два столбца и разберите ситуацию по этой схеме. Скорее всего, вы обнаружите, что за значительным количеством факторов вы можете только наблюдать и анализировать их (или отказаться от наблюдения). Это совершенно нормально. Но вы не беспомощны, потому что есть факторы, которыми вы можете управлять. Сосредоточьте все силы на них, то есть на том, что вы можете прямо сейчас сделать. Например, человек может влиять на собственное эмоциональное состояние, принимаемые решения и конкретные шаги в контексте своих целей.

Простой пример: невозможно управлять поведением других людей в социальных сетях. Но если информационный шум и какие-то посты в соцсетях вызывают вызывают чувства раздражения, паники, фрустрации, которые мешают вам сосредоточиться или расслабиться, в ваших силах отключиться от потока информации, отказаться от подписки на какие-то каналы, ввести «тихие часы» без соцсетей и так далее.

Быть точным в своих суждениях

Сенека в «Нравственных письмах к Луцилию» писал: «Больше всего хлопот ты доставляешь себе сам». Ему вторил Эпиктет: «Людей мучают не вещи, а представления о них».

Философы-стоики советуют нам тщательно проверять те умозаключения, которые мы делаем. Стараться всегда отделять факты от интерпретации этих фактов. Избегать поспешных и поверхностных оценок. Ведь именно в неверных и неточных интерпретациях кроется большинство наших когнитивных ошибок, выводящих нас из состояния равновесия.

Определить круги своей заботы и ответственности

У стоиков есть модель, названная в честь ее создателя кругами Гиерокла. Суть этой модели в том, чтобы четко и ясно обозначить для себя сферы ответственности. Попробуйте задать себе вопрос: «О чем я реально могу позаботиться?». И дальше посмотрите на круги.

  • Я (персона)
  • Близкие люди (родственники, друзья, команда)
  • Локальное сообщество
  • Город, регион
  • Государство
  • Человечество
  • Экосистема планеты

Чем меньше у вас иллюзий по поводу масштаба кругов заботы, тем лучше. Лучше реально поддержать своих близких и свою команду, чем тратить ресурсы на рассуждения про глобальные проблемы, на которые вы никак не можете влиять.

Продумать негативные сценарии развития ситуации

В отличие от последователей современной позитивной психологии стоики рекомендуют тщательно продумывать негативные сценарии ситуации. Попробуйте ответить себе на несколько вопросов: «Что я буду делать, если случится самое худшее?», «Какие максимальные потери могут быть и как я могу их избежать?», «Как я смогу восстановиться, если дела пойдут по негативному сценарию?».

Благодаря подобным вопросам мы можем подготовить свою психику к потенциальным трудностям, заранее просчитать способы выхода из кризиса.

Создать себе внутреннего наставника

Стоики рекомендуют создавать для себя внутренних наставников или менторов. На эту роль подойдет любой человек (даже вымышленный или давно ушедший), который обладает для вас авторитетом. Он должен быть для вас образцом. Вам должно хотеться у него учиться или даже подражать ему. Например, вы могли бы выбрать себе в качестве такого наставника уже упомянутого императора Марка Аврелия или Сократа, вашего мудрого деда, более опытного коллегу или даже какого-то сказочного героя. 

Столкнувшись со сложной ситуацией, спросите себя: «Как бы сейчас повел себе мой наставник? Как бы он действовал? Как размышлял?».  Это поможет увидеть совсем иную перспективу в происходящем, существенно снизит эмоциональный накал.

Реклама на Forbes

Марк Аврелий пишет: «Будь подобен скале: волны беспрестанно разбиваются о нее, она же стоит недвижимо». Так он напоминает нам о том, что каждый может справиться даже с самыми трудными обстоятельствами, если будет опираться на свой разум и здравый смысл, а также трезво оценивать происходящее. Важно отметить, что стоицизм — это вовсе не идея о том, что нужно «просто перетерпеть». Напротив, стойки предлагают решать проблемы там, где это возможно, и стремиться к лучшей жизни. А упомянутые выше практики помогают снизить болезненные переживания по поводу окружающего мира, на который мы не может влиять.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

9 способов использовать философию в повседневной жизни — T&P

Философия задается не только абстрактными и универсальными вопросами о смысле жизни и познании мира, но и может помочь нам в преодолении вполне конкретных жизненных испытаний. Писатель Пауль Джун поделился своим взглядом на применение в повседневности философии стоиков.

Стоицизм — это философская школа, существовавшая вплоть до конца античного мира. Целью стоиков было достижение внутренней гармонии, преодоление невзгод при помощи самоконтроля и осознания своих внутренних импульсов. Апологеты этой системы считали, что необходимо принимать препятствия, которые встречаются на жизненном пути, а не убегать от них.

Признайте, что все эмоции рождаются внутри вас

«Сегодня мне удалось избежать тревожного состояния. Или, лучше сказать, сегодня я отказался от тревоги, потому что вовне ее не было, а только внутри, в моем восприятии». Марк Аврелий, «Наедине с собой. Размышления»

Не внешние силы заставляют чувствовать нас что-то, а только мы сами, и только мы создаем наши чувства. Пустой лист, холст или нетронутый список дел сами по себе не являются источником стресса — напряжение создают только наши мысли по этому поводу. Многие из нас хотят перенести ответственность и вину за происходящее на внешние объекты, потому что это легко. Но правда остается правдой: все конфликты начинаются внутри, в нашем сознании. Когда мы убегаем от реальности — например, от дедлайна, от срочного письма — мы только вредим себе и подрываем дисциплину.

В следующий раз, когда вы столкнетесь с каким-либо препятствием, попробуйте отказаться от порыва искать проблему во внешнем мире. Вместо этого загляните внутрь себя самого.

Найдите достойного, чтобы равняться на него

«Выбери того, чья жизнь и речь, и даже лицо, в котором отражается душа, тебе приятны; и пусть он всегда будет у тебя перед глазами — либо как хранитель, либо как пример. Нам нужен, я повторяю, кто-нибудь, по чьему образцу складывался бы наш нрав. Ведь криво проведенную черту исправишь только по линейке». Сенека. Нравственные письма к Луцилию. (перевод С.А. Ошерова).

Во всех сферах деятельности — создание приложений, живопись, анимация — есть люди, у которых можно учиться. Можно изучить их техники, жизненные принципы, истории успеха и ошибок. Вы можете слушать их интервью или даже обратиться к ним по электронной почте, открыть их главные методики и применить их в своей жизни. Но только важно понимать, что это не упражнение на сравнение. Если вам не предложили издать книгу через полгода или ваш сервис не возглавил чарты в первую неделю, как у вашего героя, это не значит, что вы лузер. Независимо от полученных результатов, нужно иметь героев, на которых можно равняться.

Осознайте, что после провала жизнь продолжается

«Может быть, то событие помешало тебе быть справедливым, великодушным, здравомысленным, разумным, неопрометчивым, правдивым, скромным, свободным и прочее, при наличии чего человеческая природа все свое уже получила? Так запомни на будущее — во всем, что наводит на тебя печаль, надо опираться на такое положение: не это — несчастье, а мужественно переносить это — счастье». Марк Аврелий. Наедине с собой. Размышления. (перевод А.В. Добровольского).

Вы можете потратить много лет на то, чтобы просто смотреть, как ваш проект критикуют или даже игнорируют. Однажды я провел целый год над одной работой, и она до сих пор остается самой слабой из всех, что у меня есть. Мне кажется, это все равно, что родить ребенка и увидеть, как врачи смеются: «Боже, вот это уродец!». Именно такое чувство возникает, когда что-то, во что ты вложил часть себя, с треском проваливается. Однако процесс восстановления после фиаско — это бесценная практика, это новый взгляд на вещи. Только эти уроки помогают в дальнейшем не совершать ошибок. Нет провала — нет роста.

Читайте целенаправленно, а затем применяйте свои знания

«Мы должны читать книжку, например, о нашей воле только для того, чтобы выучиться управлять ею; книжку о наших желаниях — для того, чтобы достигать желаемого и желать только того, что следует; книжку о наших обязанностях — для того, чтобы никогда не отступать от них». Эпиктет. В чем наше благо? (перевод В.Г. Черткова).

Чтение книг по маркетингу или бизнесу полезно и само по себе: с его помощью вы углубляете свое понимание предмета, нарабатывая связи между различными областями знания. Но по-настоящему эффективным чтение может сделать только способность применять эти знания на практике. Чтение совершенствует ваш разум, помогает избежать глупых ошибок, но конечной его целью все-таки является результат.

Целью образования является не только усвоение знаний, но и стимул к действию и принятию более умных решений.

Например, если вы читаете книги по личностному развитию, вы должны не только почувствовать вдохновение для неких абстрактных перемен, но и суметь повести себя достойно, встретив грубого клиента или столкнувшись с хамом в трамвае.

Станьте предельно честными с собой

«Знать свой изъян — первый шаг к здоровью». По-моему, замечательны эти слова Эпикура. Ведь кто не знает за собой изъяна, тот не желает его искоренить. Сперва следует изобличить себя, потом исправляться. А те, которые хвалятся пороками, — неужели, по-твоему, думают они о лекарствах, если считают свои грехи добродетелями? Поэтому, сколько можешь, сам себя выводи на чистую воду, ищи против себя улик! Сначала выступи обвинителем, потом — судьей и только под конец — ходатаем. Иногда стоит самому себе быть обидчиком!» Сенека. Нравственные письма к Луцилию. (перевод С.А. Ошерова).

Трудно менять свои привычки, особенно если вы даже не понимаете, почему сегодня весь день сидели в фейсбуке, а не начали делать проект, о котором давно мечтали. Но попробуйте осознать вещи, которые постоянно присутствуют в вашем мышлении и мешают вам вкладывать, создавать, жить здесь и сейчас, а не в мечтах. Почему я делаю именно так? Проанализируйте это. Расследуйте. Если вы чувствуете сопротивление, попробуйте оттолкнуться от него — и пойти вперед. Научиться мыслить таким образом — это и есть главное испытание.

В общем, речь тут не о таланте или каком-то бессознательном рефлексе. Практика осознанности — размышлений о том, как вы мыслите, — это и есть тот мускул, который управляет тем, как вы чувствуете, думаете и как себя ведет. Чем больше вы ей пользуетесь, тем сильнее она становится.

Задумайтесь над тем, как вы проводите большую часть своего времени

«Не переводи остаток жизни за представлениями о других, когда не соотносишь это с чем-либо общеполезным. Ведь от другого-то дела откажешься, воображая, значит, что делает такой-то и зачем бы, и что говорит, и что думает, и что такое замышляет и еще много всякого, отчего сбивается внимание к собственному ведущему». Марк Аврелий. Наедине с собой. Размышления. (перевод А.В. Добровольского).

Кто-то троллит в комментах? Наверное, лучше не отвечать вообще. Корпоративная рассылка, дурацкая фотография, на которой вас отметили, ненужный разговор на работе у кофе-машины — из моих собственных наблюдений, профессионалами становятся только те, кто могут верно расставлять приоритеты. Они уважают каждый час своего времени.

На днях я был искренне потрясен тем, сколько времени я провел в инстраграме, наблюдая за тем, как чужие люди проживают свои жизни, поедая тонны суши. Хотя небольшие перерывы во время рабочего дня не грозят ничем страшным, мы должны помнить о том, как мы справляемся с различными отвлекающими факторами (а вдруг они вызывают привыкание?).

Напомните себе: прокрастинации в природе не существует

«Поутру, когда медлишь вставать, пусть под рукой будет, что просыпаюсь на человеческое дело. И еще я ворчу, когда иду делать то, ради чего рожден и зачем приведен на свет? Или таково мое устроение, чтобы я под одеялом грелся?

— Так ведь сладко это.

— А ты значит родился для того, чтобы сладко было? И ничуть не для того, чтобы трудиться и действовать? Не видишь ты разве травку, воробышков, муравьев, пауков, пчел, как они делают свое дело, соустрояют, насколько в их силах, мировой строй? И ты после этого не хочешь делать дело человека, не бежишь навстречу тому, что согласно с твоей природой?

— Отдыхать тоже нужно.

— Верно. Так ведь природа дала меру этому, как дала меру еде и питью. И все-таки ты берешь сверх меры, сверх того, что достаточно; а в деле — нет, все «в пределах возможного». Не любишь ты себя, иначе любил бы и свою природу, и волю ее. Вот ведь кто любит свое ремесло — сохнут за своим делом, неумытые, непоевшие. Ты, значит, меньше почитаешь собственную свою природу, чем чеканщик свою чеканку, плясун — пляску, серебро — сребролюбец, тщеславие — честолюбец? Ведь эти, когда их захватит страсть, ни еду не предпочтут, ни сон — только б им умножать то, к чему они устремлены». Марк Аврелий. Наедине с собой. Размышления. (перевод А.В. Добровольского).

Отложите телефон и живите текущим моментом

«Ничто не является лучшей проверкой мышления, чем человеческая способность остановиться на том, к чему он пришел и поразмышлять об этом наедине с самим собой». Сенека. Нравственные письма к Луцилию.

Дело не в том, что мы живем во времена, когда все вокруг отвлекает — дело в том, что мы живем в эпоху, когда потеряли способность учиться. Ребенок, играющий на планшете в ресторане — то же самое, что взрослый, сидящий в инстаграме, когда его друзья рядом. Жить текущим моментом и быть наедине с самим собой — привычки, которые нужно выработать. Люди, у которых хорошо получается слушать других людей, просто затратили какое-то время на то, чтобы этому научиться.

Попробуйте в течение дня поймать момент, хотя бы недолгий, и просто тихо посидеть. Не важно, где это будет. Сделайте пару глубоких вдохов, переключите телефон на вибрацию и задумайтесь о том, что происходило сегодня.

Во время работы заставьте себя присутствовать в текущем моменте. Сфокусируйте свое внимание на текущей задаче, выполняйте ее внимательно, терпеливо и усердно. Рано или поздно, вы поймете, как сильно такой подход влияет на вашу креативность, да и в целом на качество жизни.

Помните, что время — самый драгоценный ресурс

«Не живи, будто впереди бесконечные годы. Смерть все равно победит. Потому пока ты жив и пока можешь — будь достойным». Марк Аврелий. Наедине с собой. Размышления.

Что мне больше всего нравится в стоицизме, так это мысль о том, что нужно всегда помнить о смерти. Стоики осознавали эфемерность человеческого бытия и то, как она повторяется во многих сферах жизни. Понимание того, что вы прожили определенное количество часов (и не факт, что проживете еще столько же), дает бесценное ощущение быстротечности. Когда я думаю об этом, я понимаю, что каждый день — это шанс сделать себя лучше, научиться чему-то. И это не клише, это реальная возможность научиться честно оценить то, на что мы способны, и как мы ответственны за качество нашей жизни.

В таком ракурсе чувство самоуважения, великодушие, трудовая этика, осознанность и внимание становятся еще более важными. Последнее, чего бы кто-либо из нас хотел, — это умереть с сожалением о прожитом. Меньше сравнений, меньше критики, меньше потребления; больше творчества, обучения и действий.

Притягательность стоицизма для богатых и влиятельных / Хабр

Ада Палмер – историк, романист, композитор и профессор исторического факультета Чикагского университета. Она изучает вопросы гетеродоксии, ереси, свободомыслия, цензуры и информационного контроля, возрождения классической мысли после Средних веков и ее влияния на науку, религию и атеизм, а также историю книгописания и книгопечатания.

Недавно у меня взяли интервью для

статьи в Times

(

русскоязычный перевод

) о том, почему философия стоицизма стала очень популярна в технологической тусовке Кремниевой долины. В статью попала лишь толика моих мыслей, но вопрос

Нелли Боулз

был очень возбуждающим, поэтому мне захотелось рассказать больше.

Для начала, как и у любой древней философии, у стоицизма есть физика и метафизика – как он представляет себе устройство вселенной – и отдельно этика – как он рекомендует жить и оценивать благие и дурные поступки. Этика основана на физике и метафизике, но может быть от нее отделена, и этика уже давно стала гораздо более популярна, чем метафизика. Это во многом объясняет, почему стоические тексты, дошедшие до нас из древности, посвящены этике; люди, переписывающие манускрипты, интересовались ими больше, чем другими. И именно поэтому мыслители от Цицерона до Петрарки и до наших дней прославляют морально-этические принципы стоицизма, следуя при этом совершенно разным космологическим и метафизическим направлениям. (Для серьезного знакомства со стоической онтологией и метафизикой вам нужен Спиноза.) Сегодняшнее увлечение стоицизмом, как и все прошлые увлечения стоицизмом (кроме Спинозы), сводится к этическим аспектам.

Мыслящие пятна: стоическая метафизика и онтология

Стоическая онтология и метафизика достаточно увлекательны, чтобы уделить им пару абзацев перед переходом к этике, пусть этика сегодня и стала основой популярности стоицизма. Стоики были

монистами

; если дуалисты вроде Платона и Декарта считают, что по существу есть две вещи (материя и нематерия, например), то монисты считают, что по существу есть одна вещь. Не просто одна категория вещей (эпикурейские атомисты, например, считают, что есть только один

тип

вещей: атомы), но на самом деле только одна единственная вещь. Стоики утверждали, что вселенная – это один громадный цельный объект. Различные его части проявляют разные

свойства

, но являются единым целым. Подобно тому, как ткань в горошек может здесь проявлять голубизну, а там белизну, но остаётся одной и той же вещью, так и та часть вселенной, которой является ваша рука, проявляет упругость, теплоту и непрозрачность, а та часть, которая является воздухом, проявляет неощутимость и прозрачность, но они являются одной и той же вещью. И когда вы вроде бы двигаете рукой, на самом деле движения нет, а просто та часть вселенной, которая прежде проявляла прозрачность и неощутимость воздуха, теперь проявляет упругость и непрозрачность руки, и наоборот. Представим пиксели экрана: то, что выглядит как движущиеся объекты, на самом деле является поочередно меняющими цвет (т.е. меняющими

свойство

) частями экрана, что создает иллюзию движения, в то время как на самом деле происходит лишь изменение поверхности объекта. (Так стоицизм решает

обсуждаемые здесь

апории Зенона о движении). Таким образом, стоическая живая вселенная в некотором роде похожа на кожу

мимического осьминога

, способного представляться мириадами разных вещей, оставаясь при этом одним и тем же. И кроме синевы, и белизны, и непрозрачности, и теплоты, другие атрибуты, которые вселенная проявляет в одних местах больше, чем в других, включают то, что мы в современных понятиях называем сознанием, самосознанием и разумом – то есть человек является пятном разума на фоне менее разумной субстанции, подобно белому пятну на синем фоне. Но, как утверждают стоики, любым свойством, которым обладает эта часть, обладает и целое, поэтому хотя сознание и разум сосредоточены в тех местах, которые являются живыми людьми, все вообще является громадным, разумным, рациональным целым; и когда мы умираем, то снова вливаемся в это целое. Таким образом, нет личного бессмертия, но все мы являемся частью чего-то большего – вечного, мудрого и бесконечного.

Стоицизм, по-видимому, подвергся влиянию буддизма через контакты с Индией во время войн Александра Македонского, и имеет много общего с буддизмом: вся вселенная – это одно огромное, живое, божественное целое. Жизнь полна страданий, но это страдание – путь к пониманию большего блага. И есть вселенская справедливость в масштабе, превышающем то, что может понять человек с нашей ограниченной точкой зрения. В буддизме это карма, а для стоиков – Провидение; та же самая концепция Провидения, которую позже заимствовало христианство, которая утверждает, что все то, что в мире кажется плохим, на самом деле благо, но в таком смысле, какой мы не можем полноценно понять из-за нашего ограниченного восприятия. Мы словно кончик пальца: мы не можем понять, почему мы вынуждены страдать от многократных ударов о твердую, неподатливую поверхность, потому что у нас нет способности понять, что больший организм печатает блог-пост о стоицизме; но если бы у нас была способность понять, мы бы увидели, что в большом масштабе это того стоит. В утверждение, что вселенная совершенна, стоицизм приводит закономерности, которые мы видим в природе: у деревьев есть корни, чтобы пить воду; дятлы, которые едят жуков, имеют клювы нужной формы; лесные животные имеют лесную маскировку; пустынные животные имеют пустынную маскировку – все сходится в одно громадное, практичное целое, которое (в отсутствие Дарвина, который предложил бы альтернативу) греки условились считать разумом – либо в творце (Демиург Аристотеля), либо в источнике (Добро Платона), либо, для стоиков, в самой Вселенной.

Стоики также утверждали (а вслед за ними и некоторые христианские мыслители), что не существует самоопределения. Мы все в конце концов несмотря ни на что пойдем туда, куда нас поведет План, а единственное, над чем у нас есть власть – это наши собственные внутренние реакции на путь, данный нам судьбой: проклинаем ли мы, жалуемся ли, боремся ли, трясем ли кулаками небесам, или же мы возвышаемся, принимаем, расслабляемся и смотрим со счастливым благоговением на необъятность, частью которой мы являемся? Классический стоический образ (и после этого я перейду к этике и технической тусовке) заключается в том, что человек похож на собаку, привязанную к телеге. Телега куда-то едет и собака абсолютно ничего не может сделать, чтобы изменить маршрут, по которому едет телега. Собака имеет свободу воли только в одном: она может бороться, рычать, тянуть ошейник, грызть веревку, зарываться когтями в землю, пока не начнет кровоточить, и измывать себя борьбой, либо она может довольно идти и доверять погонщику.

Этика действия

Большинство сохранившихся стоических трудов посвящены не метафизике, а практическому выводу: учитывая все это, как научиться принимать? Как стать довольной собакой, которая доверяет Провидению настолько, чтобы следовать туда, куда ведут наши пути, не испытывая при этом несчастия от беспокойства, страха и сопротивления? Стоики поэтому учат самообладанию и отстраненности: вы не можете предотвратить ужасные вещи, но вы можете контролировать собственную внутреннюю реакцию на них и работать над тем, чтобы уберечь себя от того, чтобы быть ими подавленными. Проснувшись утром, вы сталкиваетесь с ужасной новостью; она тяготит вас весь день и вы теряете продуктивность и равновесие, или вы берете себя под контроль и двигаетесь дальше?

Многие из сохранившихся стоических писаний – это афоризмы, короткие отрывки для осмысления, призванные помочь вам меньше тяготиться плохими вещами; они иногда больше образные, чем аргументированные. Представьте – например – что жизнь подобна тому, что быть гостем на банкете. Вокруг передаются блюда и люди тянутся к ним и берут то, что им предлагают. Некоторые блюда доходят до вас, и вы с них берете; другие блюда до вас никогда не доходят, или доходят уже пустыми. Но вы гость, эти все не было вашим, это было предложено как дары, так что у вас нет оснований злиться, что вы можете вкусить лишь некоторые из блюд – лучше наслаждаться блюдами, которые доходят до вас, и помнить, что предложивший их хозяин добр.

Здесь стоицизм очень похож на книгу самопомощи, или в более общем плане на философскую терапию, которую классические философии во многом и стремились дать. Рекомендации стоицизма о том, как противостоять боли, изящны, как в этом примере из «Размышлений». А метафизика проявляется в основном лишь как способ обосновать совет:

XXV. Как же мала та часть обширной и бесконечной вечности, что дается каждому из нас, и как же быстро она возвращается в общую вечность мира; от общей материи, и от общей души тоже – какая малая часть дается нам; и по какому же малому клочку целой земли (грубо говоря) ты должен ползать. Должным образом обдумав эти вещи про себя, не воображай, что что-то еще в мире сколько-нибудь значимо и важно, кроме того, чтобы делать лишь то, чего требует твоя собственная природа, и приспособиться к тому, что дает общая природа.

Онтология здесь помогает терапии. Вы проиграли выборы? Вас не повысили? Получили плохой отзыв? Эти вещи малы и мимолетны в рамках большего целого; все богатство исчезнет в бесконечности, вся слава поблекнет, ничего существенного на самом деле не было утрачено. Ты потерял руку из-за болезни? Так она изначально не была твоей, она была одолжена тебе доброй вселенной, которая вправе взять ее обратно. Ты потерял лучшего друга? Опять же, это было короткое благо, которое вселенная одолжила тебе; не зацикливайся на нем, а смотри лучше на другие блага, которые все еще окружают тебя. Блага реальны, бедствия иллюзорны, и если вы можете в это поверить, то – стоики обещают – становится легче отпускать. Этот подход иногда работает. Научные исследования говорят, что боль эмоционально сильнее, когда мы знаем/верим, что она действительно травмирует нас, т. е. срабатывание того же числа нервов сильнее расстраивает, когда мы думаем, что это навсегда травмирует часть тела, чем когда мы знаем, что это горячий воск или электрический шок, и эффекты не продлятся долго. Так что если вы действительно можете убедить себя, что ничто по-настоящему важное не было разрушено, когда что-то сказывается на вашей славе или богатстве, то это причиняет меньше боли. И миллионы людей в течение тысячелетий обретали в стоицизме утешение в неспокойном море жизни.

Этика для богатых и влиятельных

Здесь я хочу напомнить читателю, что лично я

люблю

стоицизм. Он прекрасен. Он великолепен. Возвращаясь к нему, я нахожу, что он всегда заставляет задуматься о своих представлениях, побуждает придерживаться высоких стандартов, дает мне новые идеи для размышлений. Его основные тексты – Эпиктет, Марк Аврелий, Сенека – это то, что я люблю преподавать, люблю перечитывать, люблю пересматривать снова и снова. Я буду продолжать превозносить, учить, писать, читать и использовать стоический подход все дни своей жизни.

Но…

Нынешняя популярность стоицизма в технологической тусовке, а также на Уолл-стрит – еще одном месте, где в недавнее время читают стоиков и в честь них что-нибудь называют – поразительно схожа с популярностью стоицизма среди могущественной элиты Древнего Рима. В эллинистической Греции стоицизм был одной из нескольких популярных философских школ, наряду с платнонизмом, скептицизмом, пифагорейством, цинизмом, аристотелианством, гедонизмом и др. И как и все эти древние школы, стоицизм был нацелен на эвдаимонию, то есть на счастье или благополучную жизнь, на убеждение, что целью философского познания было не столько осмысление всего, или достижение власти через знание, сколько достижение личного счастья – обычно за счет внутреннего спокойствия и ограждения души от снарядов и стрел необузданной судьбы (подробнее см. мое эссе об эвдаимонии). Стоицизм был одним из целого ряда методов, направленных на это, поэтому, как и все древние школы, он совмещал в одном функции книги самопомощи и начального учебника по естествознанию.

Но в Риме популярность стоицизма по сравнению со всеми другими системами стремительно подскочила, потому что это была единственная греческая этика, которая хорошо подходила богатым и влиятельным людям. Другие школы, такие как платонизм, цинизм и эпикурианство, предостерегали последователей, что вовлеченность в политику и стремление к богатству, власти или почитанию лишь приводят к стрессу и опасностям, и несовместимы со счастьем. Эпикур говорил, что счастливой жизни можно достичь, оставив политический городской мир, чтобы, расположившись в уединенном саду, поесть простой еды и пообщаться с добрыми друзьями. Цинизм выступал за более радикальный подход – отречься от личной собственности и жить подобно бродячей собаке, побирающейся у дороги, которая не боится быть ограбленной или потерять статус, потому что ей нечего терять. Пифагорейцы и многие другие секты жили в изолированных общинах, не отличавшихся от монашеских орденов, и придерживались строгих диет, аскетических норм одеяния, даже обетов молчания. Платон также отмечал, что философские правители республики несчастны из-за стресса, вызванного необходимостью править, а некоторые древние фигуры даже ссылались на стресс правления, чтобы объяснить, что боги не могут выслушивать человеческие мольбы и отвечать на них, иначе боги будут вечно преследуемы и несчастны.

Стоицизм, с другой стороны, подчеркивал мысль, что каждый является частью великого идеального целого и потому каждый обязан выполнять роль, определенную судьбой. В устройстве природы дятел должен клевать, олень должен пастись, пчела должна опылять, а волк должен охотиться и убивать. Мы, как люди, тоже обязаны выполнять свои роли, будь то слуги, купца, раба или правителя. Некоторые стоические авторы сами были рабами, как, например, Эпиктет, автор прекрасного стоического справочника «Энхиридион», и многие стоические труды посвящены методам укрепления внутреннего «я» от таких зол, как физическая боль, болезнь, утрата друзей, бесчестие и изгнание. Но другие стоические философы были великими государственными лидерами, в том числе видные государственные деятели вроде Цицерона и Сенеки, а также императора Марка Аврелия.

Стоицизм прижился среди римской элиты, потому что он был единственной разновидностью философского воспитания, которая не призывала их отрекаться от богатства или власти. Политика – это стресс, но вместо отказа от нее, чтобы жить подобно монаху или собаке, стоицизм говорит, что следует продолжать упорно стараться достичь такого внутреннего уклада, при котором вы не будете испытывать страданий, когда проваливаетесь, когда проигрываете выборы, сталкиваетесь с критикой, встречаете препятствия, испытываете удары судьбы. Один лишь стоицизм рекомендовал внутреннюю отстраненность вместо ухода. Для римских патрицианских деятелей с длинными семейными традициями политического лидерства уход от гражданской активности изначально был невозможен (особенно с учетом того, что поклонение предкам в Риме подразумевало, что достижение признания в политике также было религиозной обязанностью, от которой зависела вся твоя загробная жизнь!). Стоицизм, наконец, дал философскую этику, удобную государственному деятелю; вот почему Цицерон – скептик, увлекавшийся многими философскими направлениями – обращается к нему в своих диалогах чаще, чем к любому другому движению (это может показаться не таким уж большим признанием, но это высокая, очень высокая планка для Цицерона. А Цицерон – это очень серьезная фигура).

Итак, отвечая на вопросы, которые Нелли задавала мне для своей статьи, когда я вижу пристрастие к стоицизму среди нынешних восходящих богачей, я вижу как хорошую, так и плохую сторону. Хорошая сторона заключается в том, что стоицизм, имея много общего с буддизмом, говорит, что единственные подлинные ценности – это внутренние ценности: достоинство, самообладание, отвага, милосердие – и что все сущее есть часть одного благого, божественного и священного целого – позиция, которая может противостоять эгоизму и нетерпимости, поддерживая самодисциплину и напоминая нам любить и ценить каждого незнакомца так же, как мы любим свои семьи и самих себя. Но с отрицательной стороны, провиденциальное утверждение стоицизма, что все во вселенной уже безупречно, и что то, что кажется плохим или несправедливым, в глубине является благим (утверждение, которое христианство заимствовало из стоицизма) может быть использовано для оправдания идеи, что богатые и влиятельные предназначены быть богатыми и влиятельными, что бедные и угнетенные предназначены быть бедными и угнетенными, и что даже самые худшие поступки на самом деле являются благими в непостижимом и непреходящем смысле. Такие утверждения могут быть использованы для оправдания самодовольства, социальной черствости и даже эксплуататорского или разрушительного поведения.

Восприняв его в лучшем смысле, состоятельный человек, вдохновленный стоицизмом, ищет философию, которая помогает сознанию противостоять жадности и капиталистической крысиной гонке и дает более мудрую позицию и внутреннее счастье; в худшем смысле, он может служить средством для оправдания сохранения своего богатства и власти, а не для того, чтобы стараться помогать другим. В этом смысле он напоминает мне психотерапевтов по богатству, которые помогают сверхбогатым людям избавляться от чувства вины за то, что они потратили $2,000 на постельное белье или миллионы на мега-яхту. Богатство сопровождается реальными эмоциональными переживаниями, но по мере того, как общество все больше и больше призывает к радикальным преобразованиям, чтобы сократить разрыв в уровне благосостояния и уменьшить влияние, которым обладает 1%, формирование отношения в поддержку статус-кво также может поспособствовать отклонению давления, направленного на устранение несчастий общества.

Сенека, автор, которого я безгранично люблю, писал изумительные афоризмы о самоотверженности и добродетели, которые служили основами нравственного и политического воспитания на протяжении двух тысячелетий. Настолько сильны его доводы, что Петрарка, сравнивая достоинства древних римлян и древних греков в разных областях (Гомер и Вергилий в поэзии, Демосфен и Цицерон в риторике, Фукидид и Ливий в истории и т.д.), заключил, что один Сенека обеспечивает полное превосходство латинян над греками в вопросах этики. Сенека также рисковал своей жизнью в попытках обуздать тиранию Нерона, и в итоге умер за это. Но при всех весомых советах Сенеки по поводу глобальной картины и бессмысленности богатства, он также был рабовладельцем, который, узнав, что его рабы-мужчины сексуально истязают его рабынь-женщин, устроил в своем поместье бордель, чтобы брать с рабов-мужчин плату за право истязания его рабынь-женщин – не совсем то поведение, которое мы представляем, когда Сенека говорит, что деньги бессмысленны и что все живые существа священны. Но стоицизм побуждает нас направить наш критический взор внутрь и улучшать себя, а не обращать его вовне и улучшать свой мир. Он дал Сенеке отвагу и решимость изо дня в день преодолевать угрозу смертельных капризов Нерона, чтобы исполнять свой долг перед римской политической элитой, но он не побудил его усомниться в своем мироустройстве.

Стоицизм – это интеллектуально богатая и развивающая система, а также прекрасная терапия печали, зацикливания на неудачах, утопания в гонке за славой и богатством, и ослепления крысиных бегов. Он напоминает нам, что надо отдалиться от мира хвалы, осуждения, статуса, жестокостей, высказанных людьми в Твиттере, и от соперничества в том, кто больше всех продал, или набрал больше просмотров, или получил наибольшую прибавку – от всего, что может быть по-настоящему эмоционально разрушительным, если мы позволим себе слишком этим увлечься. Во всех этих смыслах стоицизм – это прекрасная находка для Кремниевой долины, для Уолл-стрит, а также для моего академического мира и моей работы, и для связанных с ними стрессов и несправедливостей. Это также отличная находка для конгрессменов, авторов, журналистов, актеров, предпринимателей – всех, чья жизнь содержит стрессы и провалы, а также моменты, когда нам нужна помощь, чтобы сделать глубокий вдох и все отпустить. Но Цицерон не был Вольтером, и не взглянул на окружающие его зло и несправедливость и не заключил, что он должен использовать свою силу, чтобы создать в корне лучший мир – он ограничился лишь выживанием в том мире, какой он уже есть, и исполнением в нем своих обязанностей. Стоицизм предшествует концепции прогресса, производимого человечеством, более чем на тысячелетие. Он не учит нас, как менять плачевные стороны мира; он учит нас, как приспосабливаться к ним и принимать их, подразумевая, что они в принципе не могут быть исправлены. Но у нас на два тысячелетия больше опыта, чем у Сенеки. Мы знаем, что многие из жизненных зол не могут быть решены, но мы также знаем, что с помощью человеческой командной работы, научного метода и порции Бэкона и Вольтера некоторые из них решить можно.

Вот почему, когда я слышу, что богатые, влиятельные люди увлекаются стоицизмом, я думаю, что это здорово, что люди вдохновляются идеей, что мы должны считать всю жизнь священной и искать смыслы за пределами богатства и мирской власти. Я думаю, что это великая философия для кого угодно, и конечно, для тех, кому нужна помощь, чтобы выбраться из высокострессового, высококонкурентного мира, чтобы задуматься о большой картине человечества и гуманности, и чтобы уделить больше внимания заботе о себе и любви к другим. Но это также вызывает у меня некоторую настороженность. Потому что я думаю, что к нашему Сенеке важно добавить немного Вольтера и помнить, что неоценимый посыл стоицизма к тому, чтобы лучше заботиться о себе внутри, может – если мы не смешаем его с другими идеями – оставить нам большое слепое пятно касательно внешнего мира и того, стоит ли нам его менять. Активист может быть стоиком – активизму обязательно нужен какой-то способ преодоления боли, когда мы вкладываем душу и время в попытки помочь кому-то, или принять новый закон, или же чему-то противостоять и терпим неудачу. В такие моменты стоицизм является бесценным средством от отчаяния и перегорания, но сам по себе он изначально не дает нам толчка к активизму и сопротивлению. Это нам нужно взять где-то в другом месте.

Факультеты

Должность
Доцент

Ученая степень
Кандидат философских наук

Образование

  • Аспирантура философского факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, 2011.
  • Философский факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, 1997 (специальность: «Философ. Преподаватель философии»).
Стаж педагогической деятельности
14 лет
Стаж профессиональный
15 лет

Научные интересы
История этических учений, этические школы античности, философия стоицизма

Профессиональная деятельность

  • Старший научный сотрудник сектора этики Института философии РАН, 2013 – по н.вр.; научный сотрудник, 2002–2013.
  • Заместитель Ученого секретаря Института философии РАН, 2014 – по н. вр.
Преподавательская деятельность
  • Общий курс «Этика», философский факультет ГАУГН, 2003-2010; 2016 – по н.вр.
  • Спецкурс «Логика смысла в концепциях стоиков и Ж. Делеза», Русская антропологическая школа (Институт РГГУ), 2007–2011.
  • Общий курс «Философия и методология науки», аспирантура факультета психологии МГППУ, 2003–2013.
  • Общий курс «Философия», МГППУ, 2022–2008.
Выступления на конференциях
  • «Понятие «смешанных действий» Аристотеля в контексте современных этических дискуссий» – Московская международная конференция по Аристотелю 2016 «Аристотелевское наследие как конституирующий элемент европейской рациональности», Институт философии РАН, Москва, 17–19 октября 2016 г.
  • «Учение Аристотеля о произвольных и непроизвольных действиях» – Осенняя школа молодых ученых «Аристотелевское наследие в биологии, медицине и этике», Москва, 11 ноября 2015 г.
  • «Проблема границ моральной ответственности в учениях Аристотеля и стоиков» – Научно-практическая конференция «Моральная ответственность в современном мире: в связи с 75-летием академика РАН А. А.Гусейнова», философский факультет МГУ, Москва, 17–18 апреля 2014 г.
  • «Надлежащие и нравственно-правильные действия в этике Ранней Стои» (Appropriate and Right Actions in the Early Stoic Ethics) – XXIII Всемирный философский конгресс, Афины, Греция, 4–10 августа 2013.
  • «Понятие akrasia у Аристотеля и стоиков» (Aristotle’s Concept of Acrasia and its Stoic Counterpart) и «Понятие “смешанных действий” в этике Аристотеля» – Международная конференция «Красота, власть и добродетель в универсуме аристотелевской мысли» («Beauté, Pouvoir et Vertu dans l’univers de la pensée aristotélicienne»), Париж, Франция, 24–29 июня 2013.
Научные публикации

Монография

  • Этика Ранней Стои: учение о должном. М.: ИФРАН, 2012. 219 с.

Статьи

  • Обязанность правдивости в этике И. Канта // Постигая добро: сборник статей. К 60-летию Рубена Грантовича Апресяна / Отв. ред. О.В. Артемьева, А.В. Прокофьев. М.: Альфа-М, 2013. С. 222–234.
  • Современные стоики // Синий диван. 2011. № 16. С. 203–216.
  • Summum bonum в классическом утилитаризме // Этическая мысль. Вып. 10 / Отв. ред. А.А. Гусейнов. М.: ИФ РАН, 2010. С. 114–130.
  • «Духовные упражнения» или «забота о себе» (стоическая этика в интерпретации П. Адо и М. Фуко) // Этическая мысль. Вып. 9 / Отв. ред. А.А.Гусейнов. М.: ИФ РАН, 2009. С. 27–42.
  • Аристотель и стоики о природе добродетели // Философия и этика: сборник научных трудов. К 70-летию академика А.А. Гусейнова / Под ред. Р.Г. Апресяна. М.: Альфа-М, 2009. С. 171–183.
  • От Киносарга к Портику // Этическая мысль. Вып. 7 / Отв. ред. А.А. Гусейнов. М.: ИФ РАН, 2006. С. 110–126.
  • Стоическая теория аффектов // Этическая мысль. Вып. 6 / Отв. ред. А.А. Гусейнов. М.: ИФ РАН, 2005. С. 76–89.
  • Стоическое учение о бестелесном в интерпретации Э. Брейе, А.Ф. Лосева, Ж. Делёза // Историко-философский ежегодник-2005. М.: ИФ РАН, 2005.
  • Специфика стоической трактовки добродетели (понятие «надлежащего по обстоятельствам») // Этическая мысль. Вып. 5. / Отв. ред. А.А. Гусейнов. М.: ИФ РАН, 2005. С. 128–143.
  • Страх и ответственность: этика технологической цивилизации Ганса Йонаса // Этическая мысль. Вып. 4. / Отв. ред. А.А. Гусейнов. М.: ИФ РАН, 2003. С. 161–178.
Исследовательские проекты

Индивидуальные

  • Стоическая моралистика как объект философской рефлексии. Грант РГНФ, 2004-2005. Проект № 04-03-00484а.

Коллективные

  • Моральная императивность: источники, природа, формы репрезентации. Грант РГНФ, 2014-2016. Проект № 14-03-00429 (руководитель проекта – Р.Г. Апресян).
  • Полнотекстовая научная электронная библиотека Института философии РАН. Грант РГНФ, 2008-2010. Проект №08-03-12110в (руководитель проекта – А.А. Гусейнов).
  • Этический утилитаризм Милля. Грант РГНФ, 2008-2009. Проект № 08-03-00179а (руководитель проекта – А.В. Артемьева).
  • Идеология в историческом знании. Эстетические и этические основания анализа. Грант РГНФ, 2006-2008. Проект № 06-03-00284а (руководитель проекта – Ф.Н. Блюхер).

Стоики и стоицизм реферат по философии

О стоиках и стоицизме. В русском языке слово “стоик” прочно, в общем-то, правильно ассоциируется с глаголом “стоять”. Ассоциация, как мы увидим в дальнейшем совершенно случайная, но если и бывает полное совпадение случайности и необходимости, то оно перед нами. “Стоик” это тот кто “стоит”, хотя бы и рушилось все вокруг, “стоик” – это тот, кто выполняет свой долг до конца, хотя бы и не было никого кто бы спросил с него. Родиной стоицизма является Греция, здесь начал учить и основал свою школу Зенон (ок. 300 г. до н. э.). Чему учил Зенон? Трудно ответить на этот вопрос однозначно. Из сочинений Зенона до нашего времени не дошло ни одного. Исследователи античной философии излагают и анализируют учение стоиков раннего периода “в целом”, и сказать, что именно из этого учения принадлежит Зенону, а что последователям, в большинстве случаев невозможно. Вот то немногое, что известно достоверно. Зенон первым ввел разделение философского учения на три части: физику, этику и логику. При этом сам он в, отличие от некоторых своих последователей логику ставил на первое место, физику на второе, этику на третье. Учение ранних греческих стоиков ставило своей задачей ответить на вопрос о смысле и цели жизни, и складывалась как целостная политическая система (в борьбе с враждебным эпикуреизмом), в рамках которой ответ на любой конкретный вопрос возможен только в том случае если он хорошо обоснован. Зенон, например, учил, что цель человека жить “согласно с природой”. Но что же такое “природа”? Жить согласно с природой, продолжает Зенон, это то же самое, что жить согласно с добродетелью: сама природа ведет нас к добродетели. “И наоборот, жить добродетельно – это значит то же, что жить по опыту всего происходящего в природе, потому что наша природа есть лишь часть целого. Стало быть, конечная цель определяется как жизнь, в которой мы воздерживаемся от всего, что запрещено общим законом, а закон этот верный разум, всепроникающий, тождественный с Зевсом, направителем и распорядителем всего сущего. Это есть добродетель, ровно текущая жизнь счастливого человека, в которой все совершается согласно с божеством каждого и служит воле всеобщего распорядителя”. Даже при поверхностном анализе этого отрывка нельзя не увидеть как органично и неразрывно соединены в этом рассуждении физика, натурфилософия, логика и собственно этика. И это присуще любому положению стоической философии. Такому единству трех частей философии в не меньшей степени способствовала особая система категорий, разработанная стоиками. В Рим стоицизм был перенесен Панаэцием из Родоса (ок. 185-110 гг. до н.э.). Панаэций и его младший современник Посейдоний из Апамеи (ок. 135-51 гг. до н. э.) по историко- философской традиции считаются представителями так называемой Средней Стои. В Риме стоицизм поистине обрел свою вторую родину. Здесь он и умер, и здесь он свое бессмертие. История стоицизма на римской почве на первый взгляд может показаться своеобразным историко-философским парадоксом. Во-первых, начиная уже с Панаэция, стоицизм все чаще входит в самые разнообразные “эклектические” связи с другими учениями (прежде всего с платонизмом и неоплатонизмом), начинает “смягчаться”. Во-вторых, весьма проблематично говорить и о творческом развитии стоицизма в Риме: каждый из поздних стоиков, имеем в виду только трех: Сенеку, Эпиктета и Марка Аврелия, если оценивать их учение чисто академически, не может быть признан вполне оригинальным мыслителем; каждый из них лишь усиливает ту или иную стоическую категорию, ту или иную сторону учения, мало или почти не изменяя его в целом. Кроме того, римские стоики не столь последовательно, как Зенон, придерживались принципов собственного учения. Иногда их жизненное поведение лишь слегка и не в главном расходилось с теми принципами, которые они проповедовали, но случалось — и Сенека тому примером — что оно полностью им противоречило. И, тем не менее, стоит только произнести слово “стоик” или “стоицизм”, и в сознании людей возникает образ Рима, образ того же Сенеки или Марка Аврелия.…Лишь немногие вспомнят при этом, что изначальной родиной стоицизма была все-таки Греция и почти все с философской точки зрения ценное и оригинальное в стоицизме разработано греческими философами, а отнюдь не римлянами. В чем же дело? Римские стоики, прежде всего и главным образом – “учители жизни”, “вечные спутники человечества, точнее, той ее части, которая по складу ума и характера близка к стоикам. Короче говоря, стоики для стоиков. Римляне воины, “мужи”, “государственники” и завоеватели – были стоиками чуть ли не от рождения. Их не интересовал вопрос, “оригинальна или неоригинальна” та или иная философия, их волновало лишь одно: насколько она созвучна их умонастроению, может ли она помочь в их нелегкой жизни, насквозь пронизанной идеей государства и права, насколько она к ней приложима”. Стоицизм приложился прекрасно. Философия “героического пессимизма” (именно так логично охарактеризовать стоицизм) была очень созвучна мировоззрению римского народа. Тем более что в Рим стоицизм проник в то время, когда тот по своему историческому возрасту соответствовал эпохе Зенона: исторические сумерки сгущались уже и над ним. Как капитан должен покинуть тонущий корабль последним, так и стоику римлянину предстояло в ближайшей исторической перспективе продемонстрировать “городу и миру” свою абсолютную выдержку и доказать свою непоколебимую верность вскормившей его империи. Роптать ему было не на кого, надеяться не на что, нужно было только молча и с достоинством умереть, дабы не уронить себя перед лицом вечности. Но стоик всегда должен знать (и он знал это), что каждый его поступок встречался скептической ухмылкой циника и что плодами его трудов воспользуется не он сам, а некий “эпикуреец”… Вот те причины, в силу которых философия стоиков оказалась для римлян в буквальном смысле слова “философией жизни”. Разумеется, сказанное относится не ко всем римлянам поголовно, а лишь сознательным носителям “римской идеи”. Была и еще одна причина счастливой судьбы стоицизма в Риме (точнее сказать: “посмертной судьбы стоицизма в Риме”): это особые отношения, которые сложились здесь между умирающим стоицизмом и нарождающимся христианством. Многие идеи и образы Нового Завета почти дословно совпадают с цитатами из сочинений Сенеки. Эта близость идей Сенеки христианству уже в древности породила легенду о его христианстве (якобы в христианство Сенеку обратил апостол Павел), что дало повод к составлению мифической переписки между ним и апостолом Павлом. Много родственного с христианством и у Эпиктета, который к тому же по своему социальному положению был близок к членам раннехристианских общин. “Родство” между стоицизмом и христианством не стоит, конечно, преувеличивать: стоики все же, несмотря на целый ряд своих созвучных христианству идей, оставались язычниками, например, Марк Аврелий, “хотя и по долгу службы”, все-таки организовал гонения на христиан. Но это родство не следует и игнорировать. И может быть самое глубокое родство между стоицизмом и христианством следует искать не в совпадении отдельных мыслей и высказываний, а в том самоуглублении личности, на котором история стоицизма заканчивалась, а история христианства начиналась. Переворот, совершенный стоиками в философии можно назвать, если воспользоваться современным термином “экзистенциальным”: чем безразличней становится мудрей к окружающему его миру (в том числе и социальному), тем сильнее он проникал в сокровенные глубины собственного Я, обнаруживая в своей личности целую вселенную, ранее совершенно неведомую и недоступную. В “Размышлениях” Марка Аврелия достигнута, по-видимому, предельная глубина самопознания и исповедальности, доступные античному человеку. Без этого открытия “внутреннего мира” человека (“внутреннего человека” по терминологии Нового Завета), совершенного стоиками, едва ли была бы возможна победа христианства. Поэтому римский стоицизм можно в определенном смысле, рассматривать как “подготовительную школу” христианства, а самих стоиков (Сенеку, Эпиктета и Марка Аврелия) – как “искателей Бога”. Со смертью Марка Аврелия умер и стоицизм. Точнее, началось бессмертие стоицизма. В той или иной степени, в той или иной форме стоицизм (уже не столько как философское учение, а как определенное умонастроение, определенный склад ума и характера) возрождался неоднократно. Стоиками были английские пуритане, носители “духа капитализма” и основатели Новой Англии. В России несомненным стоиком был протопоп Аввакум и многие, многие тысячи других. ли не эпидемией. Для самоубийства должны быть веские основания, иначе это малодушие и трусость! Одним из оснований для самоубийства являются не только телесные недуги, особенно если они затрагивают душу, но и рабство. Проблема рабства широко обсуждается Сенекой. Нет, он вовсе не против социального рабства, того позорного, но неизбежного явления в древнезападном мире. Он даже по-своему оправдывает рабство: ведь рабами становятся те, у кого нет мужества умереть. Сенека расширительно понимает рабство, топя позор социального рабства в бытовом рабстве, которое присуще и свободным, в рабстве многих людей перед страстями пороками. В отличие от Аристотеля, который стремился не замечать в рабах людей, Сенека прямо заявляет, что и рабы люди, требующие к себе хорошего отношения. Проповедь Сенеки равенства и свободных, и рабов без требования, однако, упразднения позорного института социального рабства, растворение рабства социального в рабстве нравственном, в рабстве перед страстями, в моральной низости человека сближает Сенеку с христианством, которое в те уже времена учило о равенстве всех людей пред Богом, равенстве во грехе, без требования упразднения социального рабства. Этика Сенеки – этика пассивного героизма. Изменить в жизни, в сущности, ничего нельзя. Можно только презирать ее напасти. Величайшее дело жизни – твердо стоять против ударов судьбы. Но ведь это означает, что судьба активна, а человек пассивен. Он занимает, лишь оборонительную позицию. Нужно господствовать над своими страстями, не быть у них в рабстве. Что касается счастья, то оно целиком зависит от нас, в том смысле, что несчастен лишь тот, кто сам считает себя несчастным: “Каждый несчастен настолько, насколько полагает себя несчастным”. Лучше принимать все как оно есть. В этом и состоит пассивная логика стоицизма. В этом и состоит то величие духа, которое проповедовал стоицизм и что привлекало к нему всех, по кому прошелся каток тоталитаризма. Однако, фатализм Сенеки все же немного бодрый. Он вовсе не проповедует полное бездействие как даосы или буддисты. Фатализм Сенеки – психологическая подборка для деятельного все же человека, который не станет отчаиваться, если у него что-то не получится. Такой человек на минуту остановится, вздохнет, скажет: “Не судьба”, улыбнется и снова примется за дело. Может быть в другой раз повезет. Сенека же при всем его фатализме и проповеди покорности судьбе восхваляет здравый ум, мужественный и энергичный дух, благородство, выносливость и готовность ко всякому повороту судьбы. Именно при такой готовности только и можно достичь для себя состояния сильной и неомраченной радости, мира, гармонии, духа величия, но не гордого и наглого, а соединенного с кротостью, приветливостью и просвещенностью. Сенека говорит, что результатом такого расположения духа будет постоянное спокойствие и свобода, ввиду устранения всяких поводов к раздражению и страху. Этика Сенеки противоречива. Зачем нужна энергия, если все же от нас ничего не зависит? Если нет большой цели? Это противоречие стоики так и не смогли разрешить. Культ разума и силы духа и признание бессилия человека перед непонятной человеческому разуму судьбой, от которой всего можно ожидать, перед волей Бога, как личного мирового разума, идущего непознаваемыми для человека путями несовместимы. Такова философия Сенеки, его наука о жизни. Сенека одинок. И самое главное чему может научить его философия, это не только переносить все превратности жизни и удары судьбы, но и большому искусству быть другом самому себе. Дружба с самим собой по Сенеке не эгоистична! Под такой дружбой Сенека понимает внутренний мир и гармонию внутри человека, господство в нем высшего (разума ) над низшим (страстями), а такой гармоничный и самоуспокоенный человек действительно может быть другом и для других людей. Формирующаяся христианская теология сочувственно относилась к Сенеке. Тертуллиан находит у Сенеки немало христианских мыслей. Он даже утверждает, что иногда Сенека был почти христианином. Он замечает это, говоря, что нельзя более истинно и христианину говорить о Боге, чем говорит о Боге Сенека, хотя он и не знал истинной веры. В эпоху Возрождения Сенека пользовался любовью. Его часто восхваляют гуманисты за чистоту его нравственного учения и за его идеи человека. При этом гуманисты идеализировали Сенеку, чего он как человек не заслуживает. Ведь он и сам говорил о себе, что он видит лучшее, но следует худшему, сознаваясь, таким образом, в своей непростительной слабости. Эпиктет. Эпиктет (ок. 50 – ок. 135 гг. н.э.) – уникальное явление в древнезападной философии. Он родился рабом, и длительное время уже взрослым был им. У него не было даже человеческого имени. Эпиктет – это не имя, а прозвище, кличка раба: “эпиктетос” означает приобретенный. Известно, что Эпиктет родился во Фригии, потом оказался в Риме. Тогда в Риме был моден стоицизм, и многие образованные жители города Рима посещали лекции стоика Мусония Руфа. В числе слушателей бывал и Эпафродит – хозяин Эпиктета, сопровождаемый своим рабом. Лекции вряд ли пошли на пользу хозяину раба, но для самого раба они были судьбоносными. Эпиктет стал невольником-философом, а Мусоний Руф, его невольным учителем. Неизвестно, когда и как Эпиктет стал свободным, вольноотпущенником. Так или иначе, Эпиктет был изгнан из Рима Домицианом около 94 г., когда этот подозрительный и тяжелый император изгнал всех философов и риторов из Италии. И Эпиктет оказался в сравнительно новом городе Никополисе. В Никополисе Эпиктет открыл свою философско-воспитательную школу. У него было немало учеников и почитателей, в том числе знатных и богатых. Однако при этом Эпиктет вел нищенскую киническую жизнь. Как и бедствующий, но гордый Сократ полтысячилетием до него, Эпиктет ничего не писал. Не исключено, что он был неграмотным. Но дело не в этом. Для Эпиктета – философа- моралиста — практика была важнее теории, устное слово, внушение и личный пример важнее письменного слова. Рабство наложило тяжелую печать на робкого и хилого Эпиктета. Он не был Спартаком. И подобно тому, как нашим главным вопросом является вопрос, как стать свободным от тоталитаризма, так и для Эпиктета главным вопросом был вопрос о том как стать внутренне свободным при внешнем рабстве, против которого Эпиктет ничего нигде никогда не говорит. Как и Сенека, Эпиктет подменяет социальное рабство нравственным. Только Сенека это делал с позиций рабовладельца, а Эпиктет – с позиций раба. Главный тезис Эпиктета состоит в утверждении, что существующий порядок вещей изменить нельзя, он от нас не зависит. Можно лишь изменить свое отношение к тому существующему порядку вещей. Его “Руководство” начинается словами: “Из всех вещей иные нам подвластны, а иные нет. Нам подвластны наши мнения, стремления нашего сердца, наши желания и наши отвращения, одним словом, все наши действия. Нам неподвластны тела, имения (собственность), репутация, чины, одним словом, все то, что не есть наши действия”. Эпиктет был, конечно, малообразованным человеком. Вряд ли он знал науки. Так или иначе, он не предавал им значения. Ведь даже Сенека, человек образованный, автор “Естественных вопросов”, третировал “свободные искусства” как то, что отвлекает человека от мудрости, которая состоит в знании добра и зла. Тем более Эпиктет ничего не говорит о науке. Философию же он делит, как это было принято в стоицизме, на физику, логику и этику. Об этом он в “Руководстве” говорит так: “Главнейшая и нужнейшая часть философии есть та, которая учит употреблению сих предложений, например: что не должно обманываться и одну вещь вместо другой понимать. Вторая есть та, которая учит доказательствам, например: для чего не должно обманываться. Третья, которая те самые доказательства подтверждает и изъясняет, например: для чего есть то доказательство, и в чем сила оного? Что из него следует и чему противоположиться может? В чем оно истинно и в чем ложно? Из сего видно, что третья часть нужна для второй, вторая для первой, однако всех нужней первая, которою одною довольствоваться должно бы, но мы противное делаем; ибо упражняемся в третьей части, и весь труд наш в ней полагаем, первою вовсе пренебрегаем”. Иначе говоря, логика должна служить физике и этике. Логика состоит в обосновании и исследовании доказательств. Она позволяет понять, что такое доказательство, какое из рассуждений доказательно, а какое нет, что такое логическое следствие. Она помогает избежать нам противоречий и других логических ошибок. Помогает нам отличить истину от заблуждения. Но логика не может отличить правду от лжи, а это означает, что без нравственного воспитания логика бесполезна для общества. Поэтому нужнее логики этика. Этика учит, что лгать не следует, она внушает мысль о бесполезности и даже, по большому счету, опасности для лжеца его лжи. Эта опасность обосновывается представлением Эпиктета о природе, его физикой. Вообще- то к физике Эпиктет равнодушен. И поэтому для него достаточно одной этики. Если что и можно для философии извлечь полезного из физики, то это, во-первых, возможность согласования своих желаний с естественным ходом вещей (а это знание от физики) и, во-вторых “знание” того, что в мире правят боги. И эти боги всезнающи. Вот почему ложь для лжеца всегда опасна: богов нельзя обмануть, они все знают и рано или поздно накажут лжеца за его ложь. Эпиктет рационалист. Истинная сущность человека – в его разуме, который является частицей мирового космического разума. Отнять у человека разум, – значит, убить его. Человек далее не только разумное существо, но и существо обладающее свободой мысли и свободой воли. Эти достояния человека также неотчуждаемы. Эпиктет говорит, что никто не может отнять то и другое у человека, даже если отнять у него имущество, честь, семью и само тело. Такова свобода в понимании Эпиктета. Все же это свобода смиренного и гордящегося своим смирением обездоленного человека. Смирение и покорность, подмена изменения порядка вещей, объективной действительности, общественного строя изменением своего сознания и своего отношения ко всему этому. Это импонировало христианству. И не случайно, что ранние христианские теологи сочувственно относились к пассивному мировоззрению Эпиктета. Эпиктет внушал своим ученикам обращаясь к каждому из них: “Все дела твои и предприятия начинай следующею молитвою: управляй мною Зевс, и ты, необходимая судьба. Куда и чему вы меня определили, я вам следовать буду усердно и нелепостно. А хотя бы я не пожелал, то, однако поневоле следовать вам должен”. Таково фаталистическое и примиряющее нас с тем, что есть и что происходит в нашей жизни само по себе, независимо от нашей воли, от наших желаний и планов. И не является ли мировоззрение Эпиктета тем самым мировоззрением героического пессимизма столь характерного для римских стоиков. Марк Аврелий. Третьим выдающимся стоиком во времена Ранней Римской Империи был император Марк Аврелий (160-180 гг. правления). Мировоззрение Марка Аврелия противоречиво. Оно сочетает в себе очень острое сознание бренности, скоротечности и неновости жизни и проповедь необходимости быть деятельным, энергичным и справедливым государственным деятелем. Пожалуй, ни у кого не проявилось с такой силой противоречие между философской надвременностью и практическим погружением в эту самую временность, как (в силу его общественного положения) это произошло у Марка Аврелия. Марк Аврелий как никто другой остро чувствовал течение времени. Краткость человеческой жизни. Смертность человека. Его мгновенность в бесконечном временном потоке. “Время есть река… стремительный поток. Лишь появится что-нибудь, как уже проносится мимо, но проносится и другое, и вновь на виду первое”. “Оглянись назад – там безмерная бездна времени, взгляни вперед – там другая беспредельность”. (Марк Аврелий. Наедине с собой. Размышления). Перед этой беспредельностью времени одинаково ничтожны и самая долгая, и самая короткая человеческая жизнь. Как никто другой остро сознавал Марк Аврелий ничтожество всего: “Ничтожна жизнь каждого, ничтожен тот уголок земли, где он живет”. Тщетна надежда надолго остаться в памяти потомства: “Ничтожна и самая долгая слава посмертная; она держится лишь в нескольких кратковременных поколениях людей, не знающих самих себя, не то что тех, кто давно опочил”. И в этом всепожирающем беспредельном потоке жизни нет и не будет ничего нового: “…наши потомки не увидят ничего нового, ведь, человек, достигший сорока лет, если он обладает хоть каким-нибудь разумом, в силу общего единообразия некоторым образом уже видел все происшедшее и все имеющее быть”. И в самом деле, позади настоящего для Марка Аврелия лежала большая и довольно однообразная история. Император не находил в ней качественных перемен. Все одно и то же. Эти примеры личного и исторического пессимизма императора Марка Аврелия можно умножить. Они составляют наиболее яркие живые строки в его записках, обращенных к самому себе. Разочарованность, усталость императора – это разочарованность и усталость самой Римской Империи, будущее которой было действительно неведомо. Марк Аврелий не знал, что

Стоици зм философская школа возникшая во времена

Стоици зм — философская школа, возникшая во времена раннего эллинизма и сохранившая влияние вплоть до конца античного мира. Название получила по названию портика Стоа Пойкиле (греч. στοά ποικίλη, букв. «расписной портик» ), где основатель стоицизма, Зенон Китийский, впервые самостоятельно выступил в качестве учителя. Три главных периода в истории стоицизма: 1) Древняя (Старшая) Стоя (конец IV века до н. э. — середина II века до н. э. ) 2) Средняя (II—I века до н. э. ) 3) Новая (I—III века н. э. ) Главные идеи стоиков: v идеи о свободе v идеи о всеобщем благе v идеи о ценности человеческой личности, стремящейся к единению с другими

q Для периода Поздней Стои, наиболее известного благодаря именам Эпиктета, Сенеки и Марка Аврелия, справедлива трактовка, в которой стоицизм выступает как философия поведения. q Что касается учения наименее известного периода Древней Стои, тремя крупными представителями которого были философы Зенон, Клеанф и Хрисипп, то здесь следует говорить о существовании очень тонкой связи между такими дисциплинами, как этика и логика. q Своеобразие учения Ранней Стои состоит в тесном переплетении проблем онтологии, гносеологии (философская дисциплина, занимающаяся исследованиями, критикой и теориями познания), логики и этики, так что невозможно, рассматривая какой-либо вопрос, игнорировать другие стороны учения.

В учении стоицизма имели место проблемы, суть которых выражали термины «ЛЕКТОН» «ПРОЛЕПСИС» В проблеме «лектон» , как в фокусе, сосредоточен ряд аспектов: логический, гносеологический, психологический и семиотический. Так, впервые в истории стоики задумались над проблемой смысла высказываний, изобретя специальный термин «лектон» (словесное обозначение). К осознанию понятия «смысл» стоиков привели тщательные исследования как в области грамматики и логики высказываний, так и прежде всего психологии и теории познания. Поэтому мы также начинаем изучение стоицизма с проблем гносеологии, обращая внимание на термин «пролепсис» , в котором стоики уловили психологическую проблему общих представлений, ставшую предметом исследований в наше время. Признавая активность чувственного познания, подчеркивая роль образования чувственного образа, стоики термином «пролепсис» обозначили явление обобщения чувственного образа.

Допускается двоякая гипотеза о путях развития стоической теории. Стоики могли начать с учения о душе, затем перейти к проблемам детерминизма и свободы воли, заострив внимание на этике, и уже затем прийти к проблемам логики. Но ученым кажется более вероятным другой путь. Изначально поставив перед собой задачу изучения всего того, что относится к человеку, ранние стоики начали с изучения психологии. Учение о душе и гносеология подвели их к логической проблематике не случайно – они создали логику высказываний, тесно связанную с их исследованиями психологии, проблем физиологии мыслительного процесса, речи. В дальнейшем ранние стоики рассматривали этическую проблематику уже с позиции логики, давая логическое обоснование этики.

Основные авторы, сочинения которых могут быть полезны в изучении теории Стои: Марк Туллий Цицерон (106 -13 гг. до н. э. ) был учеником стоиков Диодота и Посидония. Есть основания предполагать, что логику Хрисиппа он изучал по первоисточникам. Плутарх (46 -127 гг. н. э. ) хотя и принадлежал к Платоновской Академии, но, будучи электиком, испытал влияние стоицизма, особенно Посидония. В написанных им двух книгах против стоиков до нас донесены отрывочные свидетельства об их философии.

Основные авторы, сочинения которых могут быть полезны в изучении теории Стои: Клавдий Гален (130 -200 гг. н. э. ), будучи электиком, хорошо усвоил учение стоиков, высоко оценивая при этом теоретическую науку вообще и посвятив много работ логике в особенности. Его сочинения ценны тем, что в них он критиковал не только самих стоиков, но так же и их критиков. Александр Афродизийский (конец II – начало III вв. н. э. ), будучи перипатетиком, написал комментарии к логическим сочинениям Аристотеля и, подобно Плутарху и Галену, всюду нападал на стоиков. С большим постоянством он всю свою критику направлял в адрес одного Хрисиппа.

Основные авторы, сочинения которых могут быть полезны в изучении теории Стои: Диоген Лаэртский (первая половина III в. ) сообщает много важных сведений о стоиках в соей книге «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов» . Не все исследователи принимают его труд всерьез из-за своеобразной манеры изложения и отсутствия глубины. Действительно, он дает только систематическое изложение истории философии, деля ее на школы. Секст Эмпирик (конец II – начало III вв. н. э. ) был одним из первых историков логики. Большое значение имеют его «Две книги против логиков» . Секст Эмпирик довольно подробно изложил и стоическую гносеологию, проанализировав терминологию и сосредоточив внимание на содержании понятий

Основные авторы, сочинения которых могут быть полезны в изучении теории Стои: Луиций Анней Сенека (4 – 65 гг. н. э. ) сам занимался проблемами логики и мог сохранить воспоминания своих предшественников о ней. Филон Александрийский (21 г. до н. э. – 41 г. н. э. ). Сохранились фрагменты, в которых он излагает гносеологические воззрения стоиков. Он первым широко использовал понятие «логос» , означавшее у стоиков закономерность

Мыслители, воодушевившиеся идеями стоиков Г. Лейбниц, ставил в заслугу стоикам доказательство принципа противоречия, отмечал значение моральных предписаний Стои для идеологии Нового времени. И. Кант высоко ценил призывы стоиков к добродетели, отмечая глубину проникновения в проблему морального долга.

Мыслители, воодушевившиеся идеями стоиков Г. Гегель проявил значительное внимание к учению стоиков, посвятив ему целую главу в лекциях по истории философии и несколько страниц «Феноменологии духа» . Его волновали характерные для учения стоиков идеи познавательной активности, проблемы сознания и познания, диалектического развития. Существенный вклад в изучении этой философии внес К. Маркс, призвавший рассматривать ее исторически и обративший внимание на ее диалектический характер. К. Маркс впервые подчеркнул динамизм стоицизма.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ СТОИЦИЗМА Эллинизм – тот период (между 323 и 30 гг. до н. э. ) в истории стран восточного Средиземноморья, когда на месте державы Александра Македонского (после его смерти) образовался ряд государств, строй которых определялся сочетанием элементов греческого полиса и восточных монархий. Именно в это время возник и сформировался стоицизм.

Условия, в которых формировалась Стоя ü В период после смерти Александра в 323 г. усиленно шел процесс ориентализации эллинского мира ü Небывалый расцвет торговли, перемещение торговых сил привели к тому, что наряду с Египтом на первый план выступила Малая Азия, где место малых провинциальных занимают большие города (Эфес, Смирна, Кибот, Апамея и др. ), ставшие опорными пунктами эллинистической торговли ü Ведение крупного строительства ü Возникновение замыслов создания исполинских сооружений ü Создание отличающихся динамизмом изображений портретов мыслителей, цель которых подчеркнуть величие их мысли ü Страсть к коллекционированию произведений искусства, классификации произведений литературы, изданию и критическому разбору древних текстов с использованием точной терминологии ü Попытка религиозного единения (взамен множественности языческих верований) путем слияния местных культов. Эллинийский культ Церер. Деметры и Коры сочетался с восточными, почитавшими богов Исиду,

Ø Именно в этих новых культурно-исторических условиях возникла и затем широко распространилась идея Логоса как связующего звена между богом и миром. Ø Понятие «логос» , имевшее рационалистический характер в стоицизме, позже получило мистический оттенок и сыграло свою роль в оформлении монотеистической христианской идеологии. Ø Самобытный характер стоической философии был определен многообразием культурных традиций народов.

Ранний эллинизм – время зарождения и становления учения Древней Стои – ознаменовался правлением Деметрия I Полиоркета (ок. 337 -283 гг. до н. э. ), царя их династии Антигонидов, диадоха. Деметрий I

Зенон Эпикурейский В Афинах, куда в 314 г. прибыл основатель школы стоиков Зенон, царил произвол, попирались законы. В условиях нестабильного политического климата в области идеологии также господствовало замешательство. Развертывались дискуссии по вопросам философского наследия Сократа. На фоне пестрой картины сомневающихся и спорящих между собой представителей разных философских направлений возникло соперничество еще двух школ – эпикуреизма и стоицизма. Обе школы намеревались предложить современному обществу то, что помогло бы ему обрести равновесие и стойкость, а именно: определение истины и

Зенон знал большинство учений своих современников-философов. Большое влияние на мировоззрение Зенона оказали представители школы киников. Также можно предположить, что на учения стоиков оказало влияние их восточное происхождение. Зенон родился на острове Кипр в городе Китионе, относящемся к финикийским колониям, Клеан – в Троаде, а Хрисипп – в Киликии, в городе Солы. Школа стоиков формировалась под влиянием эллинистической науки. 1) Стоики особое внимание уделяли точным наукам. 2) Развили провозглашенный впервые Зеноном Элейским тезис о принципиальном отличии между телом и пространством. 3) Достигли понимания того обстоятельства, что геометрическая протяженность является абстракцией. 4) Занимались поисками материальной первоосновы мира. 5) Создали учение о континууме как динамическом, бесконечном процессе. 6) Выступили против позиции эпикурейцев, заявив, что «мировая субстанция бесконечно делима» . Кроме сугубо научных предпосылок, развитию стоицизма способствовали и достижения философов – их предшественников, среди которых следует особо отметить Гераклита, элеатов (Парменида и Зенона), Сократа, Платона, Аристотеля и мегарцев.

Предпосылки к возникновению стоицизма Гераклит и Парменид проявили интерес к внутреннему миру человека, к его духовной сущности и закономерно подошли к постановке вопроса о природе познания. Придавая большое значение субъективному моменту восприятия внешнего мира, они поставили проблему о путях и методах познания действительной сущности явлений мира, о его достоверности. Парменид

Предпосылки к возникновению стоицизма Демокрит пришел к выводу о возможности истинного познания; но поставив ряд гносеологических вопросов, не развил гносеологию как особую теорию. Демокрит Зенон Элейский был убежден, что единственно пригодный путь для познания бытия – логический. Важную роль в формировании идей стоиков сыграли представления софистов, противопоставлявших логические понятия непосредственно существующему.

Предпосылки к возникновению стоицизма Глубоко исследовал вопросы гносеологии Платон, основываясь на понятии идеального. Он поставил вопрос о существе знания. При этом важно отметить, что особое внимание он обратил на знание добродетели, опираясь в данном вопросе на исследования Сократа. Платон

Предпосылки к возникновению стоицизма Аристотель Теория познания Аристотеля по существу являлась теорией науки, а предметом научного познания он считал знание о бытии. Само знание – бытие особого рода. На разработку теории познания стоиками, несомненно, оказала влияние высокая оценка Аристотелем математического идеала формализации знания. Что касается диалектики, то Аристотель представлял ее как исследование, в котором главное – не соответствие знания предмету, а отсутствие формального противоречия между положениями. Он рассматривал логику в качестве инструмента философии. Логика – путь к анализу, к поиску соответствия знания уже имеющемуся знанию с использованием метода классификации данных науки.

ФИЛОСОФИЯ СТОИЦИЗМА ü Главная идея стоической этики заключается в желании жить в согласии с природой и самим собой, ведь человек не в силах изменить законы космоса. ü Любое нравственное действие сохраняет и развивает его, напротив грех и зло разрушают и ведут к смерти. ü Человек, достигший согласия и есть благо для всех членов общества. ü По мнению стоиков, если все члены общества заняты поиском добродетели, то такое общество самое гармоничное и развитое. ü Все вещи в мире делятся на добрые, злые и безразличные. ü Людям следует остерегаться крайностей. ü Отрешенность от внешних страстей и удовольствий – это путь к внутренней свободе. ü Смерть стоики не считали злом, напротив, она была выходом для людей, которые не могли жить достойно. ü В этом случае достойная смерть искупала все.

ЛОГИКА Логика трактуется стоиками предельно широко и включает в себя риторику, диалектику (грамматику, семантику и формальную логику) и учение о критерии (гносеологию). Предметом логики является все, что связано с осмысленной человеческой речью: правила ее внешнего словесного выражения (внешний логос), ее внутренняя смысловая и формально-логическая сторона (внутренний логос), критерии ее соответствия действительности.

ФИЗИКА Физика стоиков опирается на физику Аристотеля и космологию Гераклита. Характерными чертами стоической картины мира являются всеобъемлющий соматизм ( «сома» – тело) и преобладание органических моделей. Космос, согласно стоикам, является живым «умным телом» , имеющим сферическую форму и находящимся в бесконечной пустоте. Все его части согласованы и образуют целесообразно организованное целое, с необходимостью следующее внутренней логике своего развития. Как всякое живое существо космос проходит стадии рождения, роста и гибели. Каждый мировой цикл заканчивается «воспламенением» , после которого мир возрождается вновь в прежнем виде. Логос является природой космоса, его внутренней порождающей силой и законом развития. Таким образом, Логос выступает как судьба мира – совокупная цепь всех причин, с необходимостью определяющих любое событие, и как провидение, разумно и целесообразно упорядочивающее все мироздание. Человек, чья душа является частью разумной мировой души, так же «встроен» в порядок космоса и определен его законами, как и любое другое существо или явление мира. Он может восстать против судьбы, начать действовать и мыслить вопреки всеобщему Логосу и природе. Но этот отказ не сможет ничего изменить в разумном порядке космоса, лишь приведет к несчастью и пороку.

ЭТИКА Этика стоицизма оформилась под непосредственным влиянием учения киников (сами стоики говорили, что кинизм – кратчайший путь к добродетели), а также перипатетиков. Согласно стоикам, конечная цель человеческого существа заключается в жизни согласно разумной природе, тождественной счастью и добродетели. Только добродетель, определяемая как мудрость или благоразумие, является благом, и только порок является злом; все остальное – безразлично (адиафорон), поскольку всецело подчинено судьбе и от нас не зависит. Дальнейшая эволюция стоицизма происходит на римской почве. Панетий и Посидоний смягчают исходную строгость стоического учения, используя платонические и перипатетические мотивы.

Ранняя Стоя Средняя Стоя Поздняя Стоя между благом и злом нет никаких градаций и ступеней: все, кто не достиг мудрости, являются в равной степени порочными особое значение приобретает фигура «продвигающегос я» к добродетели, исполняющего все обязанности, но еще не достигшего должного совершенства в их исполнении логикоонтологическая проблематика окончательно отходит на задний план (в особенности у Эпиктета), и все большее значение приобретает этика и моралистика, усиливаются религиозные мотивы

Статья 1 | Стоическая школа

Стоицизм — это образ жизни, которому учит стоическая школа. Человек, живущий по стоицизму, — стоик.

Стоицизм учит:

  1. чтобы обрести наибольшее счастье в жизни
  2. иметь здоровые отношения с другими
  3. чтобы понять науку

Школа стоиков зародилась в 300 г. до н.э.С самого начала Школа изучала науку, чтобы узнать, как люди и города могут работать в гармонии с природой. Естественно, изучение науки учило стоиков физическому миру, но их самые удивительные открытия были связаны с человеческими эмоциями, мышлением и отношениями.

На протяжении более 2300 лет стоицизм был лучшим способом вести счастливую жизнь для людей и сообществ всех национальностей, этнических групп, полов и возрастов. Одна из самых интересных частей стоицизма заключается в том, что сейчас он важнее, чем был в прошлом.Современные технологии, меняющиеся социальные ценности и огромное количество информации в Интернете могут вызвать замешательство. Однако стоицизм учит людей, как систематизировать информацию, как узнать, какие социальные ценности приносят пользу или вред, и как решить, какие технологии сделают вашу жизнь проще или сложнее.

Стоицизм также многому учит, как справляться с жизненными проблемами, которые вы не можете контролировать. К таким вещам относятся финансовые неудачи, предательство, проблемы со здоровьем, клевета и т. д.Что бы ни было в вашей жизни, что вы не можете изменить, стоицизм дает вам силы и душевное спокойствие в трудные времена.

Стоицизм — это не просто теория о том, как вы можете принести пользу себе; это было испытано и подтверждено в течение 2300 лет. Этот образ жизни также надежен; оно давало силу и душевный покой многим во времена величайших страданий, которые только может испытать человек. Образ жизни, который помог людям с такими чувствами и потребностями, как вы, преодолеть торговлю людьми, зависимости, пытки, бедность, голод и другие суровые испытания, может также принести пользу вам во время любого кризиса в вашей жизни.

Одной из частей стоицизма, вызывающей большой интерес, является его учение о космополитизме. Чему школа стоиков учит о космополитизме, так это тому, что все люди связаны между собой. Это означает, что существует только одна человеческая семья. Хотя стоицизм учил этому на протяжении многих веков, ученые смогли проверить это учение только в наше время, составив карту генома человека и научно изучив ДНК человека по всему миру. И митохондриальная ДНК, и ядерная ДНК в клетках человека подтверждают родство всех людей.Для стоицизма это всегда означало, что каждый имеет достоинство и ценен по-своему. Каждый человек и каждая этническая группа могут объединиться во имя лучшего мира.

Ключ к глобальной гармонии начинается с человека. Стоицизм учит, что люди должны сначала познать себя, особенно то, что приносит им наибольшее счастье. После этого люди могут познакомиться с другими. Тогда люди смогут узнать, как лучше всего достичь гармонии с другими.

Следующая статья объяснит, как познать себя.

 

Стоицизм — По Движению/Школе

Стоицизм — эллинистическая школа философии, разработанная греческим философом Зеноном из Китиума около 300 г. до н. ясное суждение и внутреннее спокойствие и конечная цель свобода от страданий (подробнее см. раздел об учении стоицизма).

Стоицизм — это не просто набор верований или этических утверждений, а скорее образ жизни , предполагающий постоянную практику и обучение и включающий практику логики , сократовского диалога и самодиалога, созерцание смерти , и своего рода медитация , направленная на тренировку внимания оставаться в настоящем моменте .

Стоицизм изначально был основан на моральных идеях школы киников (Зенон из Китиума был учеником известного киника Фивских ящиков ) и смягчил некоторые из более суровых принципов цинизма с некоторым умеренностью и реальным -мировая практичность. Во время своего начального этапа стоицизм обычно рассматривался как движение за возвращение к природе , критикующее суеверия и табу (основанное на стоической идее о том, что закон нравственности такой же, как Природа ) .

Преемником Зенона был Клеанф из Ассоса (ок. 330 — 230 до н.э.), но его наиболее влиятельным последователем был ученик Клеанфа Хрисипп из Солу (ок. 280 — 207 до н.э.), который в значительной степени отвечал за лепку того, что мы сейчас называем стоицизмом.Он построил единое представление о мире, состоящее из формальной логики , материалистической физики и натуралистической этики . Основным направлением стоицизма всегда была этика, хотя их логические теории должны были представлять больший интерес для многих более поздних философов.

Стоицизм стал передовой и наиболее влиятельной школой греко-римского мира, особенно среди образованной элиты , и он произвел ряд замечательных писателей и личностей, таких как Панетий Родосский (185 — 109 Б. до н. э.), Посидоний (ок. 135 — 50 до н. э.), Катон Младший (94 — 46 до н. э.), Сенека Младший (4 до н. э. — 65 н. э.), Эпиктет и Марк Аврелий.

Межгалактическая школа стоиков

NE PERMITTAS PERFECTUM ESSE HOSTIS BONO

«Не позволяйте лучшему быть врагом хорошего».

НАЗВАНИЕ: INTERGALACTIC

Название в соответствии с древнегреческой космополитической традицией включает в себя ряд стоических концепций даже Земля — всего лишь точка, мы видим, насколько мы малы по сравнению с необъятностью времени и пространства

  • Естественный поиск знаний — рациональное стремление исследовать, учиться, понимать и испытывать мир природы

  • Предвидение в целом — хотя мы можем быть «маленькими», мы все взаимосвязаны и являемся частью одной гигантской системы

  • Вдохновение — чтобы жизнь продолжалась, нам однажды нужно будет ею стать. ..Intergalactic

  • СРОК ЗАЧИСЛЕНИЯ

    Школа открыта с 1 марта по 31 октября в порядке поступления свободных мест.

    Обучение бесплатное, запись открыта для всех.

    ДЕВИЗ СТУДЕНТА

    «Я художник, и жизнь — мой холст».

    ПРАКТИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА: «ARETE»

    Практические упражнения будут вводиться каждый месяц в рамках серии обсуждений.Арета – это греческое слово, означающее превосходство и часто являющееся синонимом добродетели.

    НАПРАВЛЕНИЕ НА СТИПЕНДИИ

    Программы INTERGALACTIC предназначены для того, чтобы вдохновить на чтение основополагающих стоических текстов и познакомить студентов с основной теорией, практиками и упражнениями стоической философии. В дополнение к поддержке чтения будут проводиться ежемесячные занятия по определенной стоической концепции, ориентировочно в первые выходные каждого месяца, всего восемь встреч.

    **Студенты, заинтересованные в комплексном курсе системы стоической мысли, будут направлены на курсы, предлагаемые Коллегией философов-стоиков.

    ПРИЗНАНИЕ

    Студентам, которые закончат чтение одного из текстов, в конце семестра будет выдан сертификат об успеваемости, который будет вручен на StoiconX или на праздновании окончания семестра.

    ОФИЦИАЛЬНЫЙ АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ ШКОЛЫ: [email protected]

    Stocis | | Колледж Маунт-Сан-Антонио

    Стоицизм  

    Основателем этой школы был Зенон. Он родился на Кипре, в молодости уехал в Афины

    человек, около 320 или 315 г. до н.э.н.э. сразу после смерти Аристотеля и после обучения в

    г. Около 300 г. до н. э. основал свою школу

    ведущих философов того времени. Школа

    получил свое название от места, где учил Зенон – крыльцо (по-гречески stoa, , отсюда

    ).

    имя стоическое), или открытая колоннада, известная среди афинян своими фресками. Зенон в

    году

    впервые попал под влияние Циников (их называли Циниками не из-за

    их «циничное» отношение к человеческим мотивам, но поскольку cynos — это греческое слово, означающее

    собак, и их считали собачьими в их безразличии к тонкостям жизни.)

    , но их анархическая позиция не согласовывалась с Зеноном. Настоящей проблемой для него было

    примирить независимость мудреца-циника с реалиями политической и общественной жизни

    , о которых Платон полностью знал. Эту проблему Зенон и другие ранние стоики оставили как

    .

    наследство римским стоикам.

    Вместо того чтобы отвергнуть стоицизм, римские мыслители попытались очистить его от преувеличений.

    Это было необходимо, если стоицизм должен был функционировать как социальная философия в римской

    Империя, чтобы приглушить «апатию». Он стал чрезвычайно популярен среди римских солдат как

    г.

    философия мужественного равнодушия к трудностям. Стоики идентифицируют себя как нравственные люди

    тех, кто живет в соответствии с велениями разума, и изображают их само-

    достаточных личностей, способных обуздывать свои желания и оставаться в высшей степени

    равнодушен к жизненным перипетиям. Они утверждают, что урок, который следует извлечь из жизни и

    учение Сократа заключается в том, что человеческая добродетель и счастье зависят не от материального

    успеха, а на формировании характера, верного своей сущности, своей

    рациональность.Кроме того, стоики утверждают, что именно через поведение в соответствии с

    их рациональной природы, что люди объединены друг с другом и вселенной.

    Согласно Эпиктету, счастлив тот, кто ценит добродетель ради нее самой. Добродетель,

    , как он говорит нам, есть состояние воли, при котором ею управляет разум, в результате чего

    добродетельный человек ищет только то, что находится в пределах досягаемости, и избегает этого

    , которые находятся за его пределами.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Стоицизм — Философская энциклопедия Рутледжа

    1. История школы, источники

    Название «стоик» происходит от Стоа Пойкиле или «Расписной колоннады» в Афинах, где собиралось, по крайней мере, первое поколение школьников. Сначала их называли «зенонианцами», но со временем они стали известны как «народ стоа» или «стоики». Основатель Зенон из Китиума и его преемник на посту главы школы Клеанф в значительной степени создали систему.Но именно третий глава, Хрисипп, в конце третьего века до н. э. развил его в поистине глобальное философское кредо.

    Стоицизм был во многом технически обновленной версией вековой философии Сократа. Его долг перед более ранними мыслителями, такими как Гераклит и Платон, также очевиден. С другой стороны, вопрос о том, насколько она учитывала работы Аристотеля, остается спорным. Современные негативные влияния включали эпикуреизм, которому он был диаметрально противоположен по большинству вопросов, и скептическую критику стоических позиций, исходившую из Новой академии.

    Хрисипп — главный голос раннего стоицизма. Его преемники Диоген Вавилонский и Антипатр внесли свой собственный вклад и модификации, но считаются продолжателями той же традиции. В конце II — начале I вв. до н. э. произошло некоторое смягчение позиций и возрождение интереса к трудам Платона. Это побудило многих ученых классифицировать Панэция и Посидония как лидеров отдельной фазы, известной как «средний стоицизм». Наконец, «римский» стоицизм обозначает стоицизм ранней Римской империи, главными представителями которой для нас являются латинский эссеист Сенека и греческие писатели Эпиктет и Марк Аврелий. Большая часть их интересов лежит в моральной философии.

    У нас мало свидетельств об институциональной базе школы, в Афинах или где-либо еще, и даже неясно, занимала ли она когда-либо собственное помещение. Его сплоченность была, во всяком случае, прежде всего доктринальной. Между отдельными стоиками существовало широкое согласие, наряду с большим количеством школьных ссор по конкретным вопросам. Самый громкий спор произошел в первом поколении между Зеноном и независимым Аристоном Хиосским.После его смерти Зенон почитался большинством стоиков, которые не критиковали его открыто. Скорее, их философские разногласия часто принимали внешнюю форму споров о том, что на самом деле имел в виду Зенон.

    Ранний стоический текст не сохранился, за исключением короткого «Гимна Зевсу» Клеанфа. Но современным ученым удалось реконструировать большую часть системы в значительных деталях из вторичных источников, которые включают многочисленные дословные цитаты. Книга VII «Жизнеописаний философов» Диогена Лаэрция является основным источником, как и доксограф Арий Дидим. Философские трактаты Цицерона содержат первоклассные представления о различных частях системы. И бесценные свидетельства имеются даже у закоренелых критиков стоиков, таких как платоник Плутарх, пирронист-скептик Секст Эмпирик и доктор Гален.

    Стойкое отношение к школе | Джо Кирби

    Около двух тысяч лет назад учитель, драматург и император спросили:

    Как лучше жить?

    Как нам справиться с трудными ситуациями, с которыми мы сталкиваемся?

    Что нужно, чтобы улучшить наш разум?

    Их ответы — сердце стоической философии.Мы в школах можем использовать их понимание разума , невзгод и практики , чтобы помочь нашим ученикам формировать свои модели мышления.

    Вот краткий обзор того, чему мы учим наших учеников, чтобы оставаться стойкими в Микаэле:

    1. Разум

    «Что-то находится под нашим контролем, что-то нет. Мы ответственны за то, что в наших силах контролировать: наш разум и его восприятие. Главная задача в жизни проста: определить, какие внешние факторы не находятся под нашим контролем, а какие выборы мы действительно контролируем.Мы контролируем свое мнение, выбор, привязанность, отвращение. Это научиться отделять то, что находится в нашей власти, от того, что нам не подвластно.

    «Кого можно раздражать — тот человек раб. Никто не может расстроить вас без вашего сотрудничества; вам больно только в тот момент, когда вы считаете себя таковым. Поэтому, когда мы расстроены, злы или несчастны, никогда не возлагайте ответственность ни на кого, кроме самих себя. Мы навсегда усугубляем наши проблемы, потому что делаем их хуже, чем они есть на самом деле.

    Эпиктет

    «Сама жизнь — это только то, что ты считаешь. Ваш разум примет форму того, что вы часто держите в мыслях. Каковы ваши обычные мысли, таков будет и характер вашего ума. Ваши тревоги — порождения вашего собственного воображения, и вы можете избавиться от них. Заметьте, какое беспокойство вызывает все наше собственное творение. Неприятности никогда не исходят от чужой руки, а являются творениями нашего собственного творения».

    Марк Аврелий

     

    1. Невзгоды

    «Трудности показывают характер человека.Поэтому, когда приходит беда, думайте об этом как о тренировке, укреплении, закалке. Когда перед вами стоит задача, помните, что вам противостоит более сильный спарринг-партнер, например, тренер по физической подготовке . Наибольшую пользу боксер получает от своего спарринг-партнера, тренируя его терпение и ровный нрав. В невзгодах радуйтесь тому, что то, чему вы научились, проверяется реальными событиями. Философия готовит нас к тому, что может произойти. Итак, что мы должны говорить о каждом испытании, с которым сталкиваемся? Это то, для чего я тренировался, потому что это моя дисциплина!»

    Эпиктет

    «Как боксер со спарринг-партнером — никаких возражений и подозрений — поступай так со всем в жизни. Вместо: «Какая я несчастная, что это должно было случиться со мной!» Скажи лучше: «как мне повезло, что она не оставила меня без горечи, неустрашимой: вынести это не несчастье, а счастье». Препятствие на пути становится путем».

    Марк Аврелий

    «Берегите свои невзгоды. Переносить испытания со спокойной душой лишает несчастье его силы и тяжести. Мало жалуйтесь: нет такого горького состояния, в котором устойчивый ум не мог бы найти утешения.Продумывай свой путь через трудности: суровые условия меньше тяготят тех, кто умеет их выносить».

    Сенека

     

    1. Практика

    «Учись, практикуйся и тренируйся, если хочешь быть свободным: со временем мы забываем то, чему научились. Секрет счастья человеческого разума — в благодарности. Дисциплинируйте себя мышлением, упражнениями и чтением: это путь к человеческой свободе. Если вы преуспеваете, вы рассматриваете любой момент как возможность попрактиковаться.

    Эпиктет

    «Тренируйте свой ум регулярной практикой. Будьте настойчивы в своих усилиях по обретению здравого понимания. Нужна постоянная, ежедневная практика… стремление к мудрости делает нас свободными». Сенека

    «Возьмите за правило изучать принципы. Практикуйтесь, даже если успех кажется безнадежным. Дисциплина приносит душевное спокойствие.

    Марк Аврелий

     

    Стоицизм в школе

    Дети в школе учатся справляться со сложными эмоциями: разочарованием, беспокойством, страхом, тягой, раздражительностью, спорами, сплетнями, ревностью, ссорами, обидой, горечью и многим другим.Стоицизм предлагает укрепляющие способы думать об этих трудностях.

    Учителя могут …

    • показать ученикам то, что всегда находится под их контролем: их мысли, ответы и реакции.
    • заблаговременно обучают учеников тому, как предвидеть невзгоды и справляться с ними.
    • помогает ученикам изменить свое восприятие, чтобы они меньше жаловались, обвиняли и возмущались, а вместо этого сохраняли перспективу, оставались благодарными и были счастливыми.

    Ученики могут научиться…

    • отпустите разочарование : поняв, что оно находится в уме, поэтому под нашим контролем, и помня, что раздражение контрпродуктивно и его следует отпустить, а не зацикливаться на нем.
    • избавьтесь от беспокойства : вспомнив, что чем больше мы беспокоимся о вещах, которые не можем контролировать, тем хуже мы себя чувствуем; чем меньше мы волнуемся, тем спокойнее и счастливее себя чувствуем.
    • справляться со спорами: избегая критики, жалоб, обвинений или обиды на других, а вместо этого чувствуя радость и благодарность за то, что у нас есть.

    Руководители школ могут передать жизнь мыслителей и их мышление …

    Эпиктет был греко-римским рабом, который заслужил свободу и стал учителем.

    Марк Аврелий был римским императором, которого обучали философы, писавшие личные дневники.

    Луций Сенека был наставником и советником императора Рима, писавшим письма и пьесы.

    Все три мыслителя использовали аналогии , мантры и записи : записные книжки, дневники, письма или пьесы.

    Три аналогии

    Рабство : раздражение порабощает нас; мудрость освобождает нас.

    Иллюзии : тревоги — это наши собственные создания; мы можем избавиться от них.

    Бокс: мы должны усердно тренироваться, чтобы не проиграть !

     

    Взаимодействие

    В Микаэле мы постоянно возвращаемся к стоицизму в общении с учениками. С первой недели в Микаэле мы учим их подходу к жизни: все испытывают трудности, но мы можем их преодолеть. У нас есть собрания по этому поводу, мы тратим на него часовой урок, обсуждаем его за семейным обедом и возвращаемся к нему во время занятий. Мы учим их предвидеть жизненные разочарования и мантру: «Оставайся стойкими!»

    Вот шесть способов, как мы видим, это пригодится: в задержаниях , в экзаменах , в аргументах , в боли , в спорте и с их семьями .

    1. В заключении… оставайся стойким!

    Иногда ученики расстраиваются или обижаются из-за задержания.В беседах с ними мы напоминаем им сохранять спокойствие, сохранять стойкость, сохранять перспективу, отпускать гнев, решать, что они контролируют, думать о том, как они могут построить доверие в будущем, и решить, что они могут сделать по-другому в следующий раз.

    1. До, во время и после экзаменов… оставайтесь стойкими!

    Тесты могут вызывать стресс у детей. Мы помогаем им увидеть, что подготовка, пересмотр и преодоление прокрастинации находятся в их власти. Если они проваливают экзамен или получают плохой результат, оставайтесь стойкими и не волнуйтесь по этому поводу, а вместо этого сосредоточьтесь на том, что они могут сделать по-другому, это поможет им для следующей предстоящей оценки.

    1. В спорах… оставайся стойким!

    Когда дети вступают в споры со своими друзьями или одноклассниками, стоицизм может помочь напомнить им сохранять спокойствие, игнорировать сплетни, злобные слухи или оскорбления и сохранять позитивный настрой, а не усиливать недоверие и гнев.

    1. Когда ты болен или борешься… оставайся стойким!

    Иногда трудно прийти в школу, если дети простудились или немного приболели; упорство вместо того, чтобы сдаться, заставляет их чувствовать себя гордыми и сильными.У одного ученика 7-го класса, которого мы учим, при сборке выпал зуб, он положил его в карман и продолжил слушать. Одного во время игры ужалила оса, и он преодолел боль, сохраняя в уме стоицизм. У другого регулярно идет кровь из носа, но он гордо терпит. После того, как она сломала запястье прямо перед экзаменами, другая научилась писать левой рукой и теперь владеет обеими руками. Стоическое мышление уменьшает нашу хрупкость: изменчивость мира не может нас дестабилизировать. Со стоицизмом проблемы становятся возможностью тренировать нашу устойчивость.

         5. В спорте… оставайтесь стойкими!

    Спорт, по своей соревновательной природе, — это время, когда настроение может накаляться. Стоицизм напоминает ученикам, что нельзя чрезмерно праздновать и издеваться над другими, когда забиваете гол или выигрываете матч; а не отчаиваться и не обвинять товарищей по команде (или судью!) в пропущенном голе или проигрыше в матче. Это предотвращает превращение желтых карточек в красные и предотвращает возникновение драк. В Michaela мы называем нашу футбольную команду The Stoics как символ такого мышления. Если холодно и идет дождь, мы говорим: «Отлично! вещи, формирующие характер: шанс потренировать нашу силу воли!»

       6. Вместе со своими семьями… оставайтесь стойкими!

    Дети переживают трудные времена, когда растут с родителями, братьями и сестрами. Если в школе их учат оставаться стойкими, это помогает им преодолевать ссоры, болезни и невзгоды в семье. Это может помочь им сохранять перспективу, оставаться благодарными и не воспринимать своих братьев, сестер, мам и пап как должное, а ценить их.

    Обучение детей стойкости в трудные времена дает им мощную перспективу, которая помогает им улучшить свою устойчивость, свои отношения и, в конечном счете, свою жизнь. Это даже улучшает жизнь учителей!

    Нравится:

    Нравится Загрузка…

    Родственные

    Зенон из Китиона — Энциклопедия всемирной истории жизнь в соответствии с разумом была целью человеческой жизни.

    Если кто-то жил в соответствии с инстинктом импульса и страсти, он был не более чем животным; если кто-то жил в соответствии с универсальным разумом, он был действительно человеком, живущим достойным существованием. Позднее эта философия была развита философом-стоиком Эпиктетом (ок. 50–130 гг. н. э.) и другими и оказала значительное влияние на жителей Рима, в первую очередь на императора Марка Аврелия (годы правления 161–180 н. э.). Стоицизм в конечном итоге стал одной из самых популярных и влиятельных философий в римском мире.

    Зенон был торговцем, пока не познакомился с учением Сократа (lc 470/469 — 399 г. до н.э.), культового греческого философа через книгу одного из учеников Сократа, Ксенофонта (l. 430 — ок. 354 г. до н.э.), известный как памятные вещи . Эта книга содержала беседы с Сократом, его философию и воспоминания Ксенофонта о времени, проведенном в качестве его ученика. Зенон был настолько увлечен работой, что оставил свою прежнюю профессию и посвятил себя изучению философии, в конце концов сам став учителем.Его школа в конечном итоге повлияла на развитие римской философии, когда один из ее учеников, Диоген Вавилонский (ок. 230–140 гг. до н. э.), принес стоицизм в Рим в 155 г. до н. э.

    Ранняя жизнь

    Зенон родился в фонецианско-греческом городе Китиум на Кипре в том же году, когда Александр Македонский взошел на престол Македонии. Его отец был купцом, часто ездил в Афины, и Зенон, естественно, продолжил профессию отца. Неизвестно, изучал ли Зенон философию в юности, но примерно в возрасте 22 лет, оказавшись в Афинах после кораблекрушения, он взял копию « Memorabilia » Ксенофонта и был настолько впечатлен фигурой Сократа, что отказался от своего прежнего жизни и сделал изучение философии своим единственным интересом.

    Зенон учился у Ящика Фивского (l. c. 360-280 до н. э.), а затем у Стилпона Мегарянина, а затем стал учеником Полемона. От каждого из этих людей он узнал разные стороны и нюансы жизни философа. От Стильпо, например, говорят, что он узнал, что величайшая ошибка в жизни заключается в том, чтобы слишком быстро говорить «да» на любую просьбу, и этого следует избегать, чтобы жить спокойной жизнью. В этом он предшествует утверждению Сартра о том, что слово «нет» является утверждением своей личной идентичности, в то время как согласие на чужую просьбу умаляет индивидуальную личность. После многих лет обучения Зенон основал свою собственную школу и начал преподавать на крыльце («стоа») аркады на рыночной площади в Афинах, и поэтому его школа получила название места обучения — стоическая.

    Студент и учитель

    Зенон считал, что следует обращаться к разуму и признать, что все вещи непостоянны и не имеют непреходящей ценности.

    Традиционно считается, что Зенон не раз говорил: «Я совершил удачное путешествие, когда потерпел кораблекрушение», и под этим он имел в виду, что до его прибытия в Афины его жизнь не имела смысла.Философская дисциплина дала Зенону то внимание, которого ему как торговцу, похоже, не хватало, и он посвятил себя изучению и, что более важно, жизни в соответствии с ценностями, которые он усвоил от своих учителей и книг, которые он читал.

    История любви?

    Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку по электронной почте!

    Профессор Форрест Э. Бэрд пишет, что Зенон «утверждал, что добродетель, а не удовольствие, была единственным благом и что естественный закон, а не случайное отклонение атомов, был ключевым принципом вселенной» (505). Афиняне высоко хвалили его за умеренность, постоянство в следовании тому, чему он учил, и хорошее влияние на городскую молодежь.

    Кажется, Зенон никогда не держал язык за зубами, когда видел то, что он воспринимал как глупость в окружающих его юношах, и многие из его замечаний звучат похоже по тону на заявления Диогена Синопского (l. c. 404–323 до н. э.). В отличие от «безумного Сократа» с Агоры (как был известен Диоген), Зенон жил традиционной, афинской, респектабельной жизнью, отказываясь при этом идти на компромисс со своими принципами ради того, что ценилось обществом.

    Философия Зенона

    Зенону было ясно, что большинство афинян страдало, потому что они желали того, чего не имели, или боялись потерять то, что любили. Стремление к удовольствию, поддерживаемое эпикурейской философией (возникшей из киренейской школы Аристиппа, 435–356 гг. или пытаясь удержать то, что уже было получено.Вместо удовольствия следует искать разум и признать, что все вещи непостоянны и не имеют непреходящей ценности.

    Как только человек понял это, он достиг бы состояния просветленной апатии, в котором он был бы освобожден от «рабства своих страстей» (Mautner, 607). Именно эта вера сделала стоическую школу столь популярной у греков того времени, а позднее и у римлян: учения Зенона прояснили ум и позволили человеку заглянуть за пределы того, что, как нам кажется, он хочет, узнать все, что ему действительно нужно, а именно просто себя.Если кто-то осознает себя, он также осознает других и, кроме того, признает, что истинное удовлетворение можно найти в простоте. Эти учения, конечно, более известны сегодня как основные принципы буддизма, но их отстаивали и многие досократовские философы Греции.

    Зенон из Китиума Бюст

    Пользователь Википедии: Рама (CC BY-SA)

    Древний писатель Диоген Лаэртский (180–240 гг. до н. э.) сохранил некоторые учения Зенона в своей работе «Жизнеописания и мнения выдающихся философов» .Он пишет, что Зенон утверждал:

    Что касается утверждения некоторых людей, что удовольствие есть цель, на которую направлено первое побуждение животных, то стоики показывают, что оно ложно. Наслаждение, если оно действительно ощущается, они объявляют побочным продуктом, который никогда не приходит до тех пор, пока природа сама не изыщет и не найдет средства, подходящие для существования или конституции животного; это последствия, сравнимые с состоянием процветания животных и расцвета растений. И природа, говорят они, первоначально не делала различия между растениями и животными, ибо она регулирует и жизнь растений, в их случае без импульса и ощущения, подобно тому как и в нас протекают известные процессы вегетативного рода.Но когда у животных к ним прибавляется импульс, благодаря чему они получают возможность отправиться на поиски своей собственной пищи, для них, говорят стоики, правилом природы является следовать направлению импульса. Но когда разум посредством более совершенного руководства был дарован существам, которых мы называем разумными, для них жизнь согласно разуму по праву становится естественной жизнью. Потому что разум должен формировать импульс научно (Baird, 507).

    Этим Зенон просто говорит, что животные стремятся к удовольствиям, потому что ими управляет инстинкт, который побуждает их к импульсу; но люди, поскольку им дан разум, должны руководствоваться разумным мышлением и жить разумно.Стремиться к удовольствию как к смыслу жизни и думать, что живешь хорошо, значит быть не более чем животным или, как позже сформулирует это Шекспир в «Гамлете »:

    Что такое человек, если его главное благо и рынок его времени, но спать и питаться? Зверь, не более. Несомненно, тот, кто сотворил нас с такой обширной речью, смотрящей вперед и назад, не дал нам той способности и богоподобной причины, чтобы жить в нас неиспользованными. (Акт IV.iv.33-39)

    Чтобы быть настоящим человеком, нужно вести себя как настоящий человек: рационально.

    Зенона

    Республика

    Когда он учился у Фивского ящика, Зенон написал свою книгу «Республика », которая представляет собой совершенно иное видение совершенного общества, чем идеальный город-государство, представленный Платоном в его одноименной работе. Республика Зенона — это утопия, граждане которой считают вселенную своим домом и где все живут в соответствии с законами природы и рациональным пониманием. Мужчины и женщины были полностью равны в глазах общества и не было несправедливости, потому что все действия исходили из разума.

    Не было необходимости в законах, потому что не было преступлений, и, поскольку нужды каждого удовлетворялись так же, как и животные в природе, не было ни жадности, ни алчности, ни какой бы то ни было ненависти. Любовь управляла всем, и все, кто жил в этом космополисе, понимали, что у них есть то, что им нужно, и больше ничего не нужно.

    Считается, что это видение во многом было навеяно жизнью Кратеса и его жены Гиппархии из Марнеи, которая жила с ним на совершенно равных условиях, носила мужскую одежду и преподавала мужчинам философию.Кратес и Гиппархия жили своей жизнью в соответствии с простотой разума, и видение Зенона в его Республике отражает эту точку зрения. Позже Плутарх написал о работах Зенона:

    Верно, что так восхваляемая Республика Зенона, первого автора стоической секты, стремится только к тому, чтобы ни в городах, ни в поселках мы не жили по законам, отличным друг от друга, но чтобы мы смотрели на всех вообще людей быть нашими земляками и гражданами, соблюдая один образ жизни и один вид порядка, как стадо, пасущееся вместе с равным правом на одном общем пастбище. Этот Зенон писал, воображая себе, как во сне, некую схему гражданского порядка и образ философского государства.

    Заключение

    Зенон жил и преподавал в Афинах с того момента, как он прибыл туда после кораблекрушения, и до своей смерти. Он умер, по-видимому, от самоубийства, после того, как споткнулся, выходя из школы, и сломал палец на ноге. Лежа на земле, он процитировал строчку из «Ниобеи» Тимофея: «Я пришел сам; зачем называть меня так? а затем, истолковав происшествие как знак, что ему пора уходить, задушил себя.

    Хотя это может показаться странным концом жизни человека, проповедовавшего примат разума, ему это не показалось бы таковым. Когда заканчивается какой-то счастливый период жизни, иррационально цепляться за прошлое и желать, чтобы оно вернулось; ничто не может вернуть это время, и тоска по невозможному прошлому только лишает настоящего. Зенон был стариком, когда он, как говорят, сломал палец на ноге и, поняв, что прожил хорошую и осмысленную жизнь в Афинах, возможно, просто пришел к выводу, что ему пора переходить к чему-то, а куда-то еще.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.