Сцилла и харибда что такое: Что такое Сцилла и Харибда? | Книги | Культура

Содержание

Что такое Сцилла и Харибда? | Книги | Культура

В понедельник, 11 мая, президент РФ Владимир Путин выступил с обращением к гражданам. В своем обращении глава государства затронул вопросы санитарно-эпидемиологической обстановки и новых мер поддержки россиян и экономики страны.

Путин отметил, что определение дальнейших мер по ограничениям в связи с распространением коронавируса сохраняется за главами регионов. Они будут решать, где нужно смягчать, а где сохранять ограничения. При этом глава государства отметил, что регионы должны пройти «между Сциллой и Харибдой», возвращаясь к нормальному режиму работы экономики после ограничений, введенных в связи с коронавирусом.

Что такое Сцилла и Харибда? 

В греческой мифологии Сцилла и Харибда — легендарные чудовища, живущие по две стороны узкого водного канала. Они обитали на прибрежных скалах по обе стороны Мессинского пролива между Сицилией и Калабрией. Харибда — в сицилийской части пролива под Пелорским мысом, а Сцилла — на противоположном мысе, в Бруттии.

На пару они расправлялась с моряками, которые вынуждены были проплывать между ними. 

Различные мифы дают Сцилле разную родословную. Но чаще всего ее называют дочерью морского хтонического божества, бога чудес и бурного моря Форкия, и Гекаты, хтонической богини лунного света и колдовства. Согласно другим мифам, Сцилла — дочь бога Тритона, вестника глубин, и ведьмы Ламии. Некоторые источники приписывают ей родственные связи с верховным богом морей Посейдоном и богиней земли Геей.

Однажды морскую нимфу полюбило морское божество по имени Главк. Чтобы добиться ее расположения, оно воспользовалось приворотным зельем, которое ему приготовила волшебница Кирка. Однако приревновав Главка к Сцилле, волшебница отравила воды, и они превратили ее во время купания в жуткое чудовище, которое имело шесть собачьих голов, зубы в три ряда и двенадцать ног.

В гомеровской поэме «Одиссея» Сциллу изображают в паре с Харибдой — морским чудовищем, которое представляет собой то ли монстра, то ли громадный опасный водоворот.

В произведении Гомера Харибда изображается как морское божество, обитающее в проливе под скалой на расстоянии полета стрелы от другой скалы, которая служила местопребыванием Сциллы. Автор описывает чудовище как морской водоворот, который трижды в день жадно поглощает и извергает морскую воду.

Одиссей проплывает под Сциллой. репродукция

Одиссей со своими спутниками проходил между Сциллой и Харибдой. Рассчитав, что смерть от Харибды угрожает неминуемо всем, тогда как шестиглавая Сцилла могла схватить лишь шестерых, Одиссей избежал смерти, но при этом потерял шесть своих товарищей. После крушения корабля Одиссей был снова отнесен ветром к Харибде. Видя неминуемую гибель, он смог ухватился за ветви смоковницы, спускавшейся к воде, и висел в таком положении до тех пор, пока Харибда не выбросила обратно бревна, на одном из которых ему удалось выбраться из водоворота.

Что означает идиома «между Сциллой и Харибдой»?

Сопоставление Сциллы с Харибдой послужило образованию пословицы, равнозначной русским выражениям «из огня да в полымя» или «между молотом и наковальней».  Идиома «между Сциллой и Харибдой» означачает вынужденный выбор между двумя одинаково опасными ситуациями. Она употребляется в значении: оказаться между двумя враждебными силами, в положении, когда опасность угрожает и с той, и с другой стороны. 

Сцилла и Харибда: amak_190 — LiveJournal

Слышали что-нибудь про Сциллу и Харибду?
Наверняка слышали такое выражение «между Сциллой и Харибдой». Оно употребляется в значении: оказаться между двумя враждебными силами, в положении, когда опасность угрожает и с той, и с другой стороны. Сопоставление Сциллы с Харибдой послужило образованию пословицы, равнозначащей русской «из огня да в полымя», или «между молотом и наковальней.  Появилось это выражение ещё у древних греков – по их верованиям, на прибрежных скалах по обе стороны Мессинского пролива между Сицилией и Калабрией, обитали два чудовища: Сцилла и Харибда, губившие мореплавателей.
Вроде есть что-то созвучное: Сцилла  — Сицилия, Харибда – Калабрия…
Однако на самом деле, всё наоборот!
Харибда помещалась греками в сицилийской части пролива под Пелорским мысом, а Сцилла на противоположном мысе  — в Бруттии, близ Регия.
Кто же эти два монстра?
Как гласит мифология, Сцилла – это бывшая прекрасная нимфа. Она проводила все свои дни в море, играла с другими подобными себе персонажами. Только однажды ее полюбило морское божество по имени «Главк Морской» ( не путать с Министерством Морского Флота).
И для того чтобы добиться расположения прекрасной нимфы, он воспользовался приворотным зельем, которое ему приготовила волшебница Кирка. Однако и сама колдунья была не совсем равнодушной к богу и  не прочь была  избавиться соперницы. Её «приворотное зелье» превратило Сциллу в жуткое чудовище —  шесть собачьих голов, зубы в три ряда и двенадцать ног.

Поселилась она в пещере скалы расположенной у самого пролива и начала ловить моряков, внезапно возникая из своей пещеры. Бывшая прекрасная нимфа ломала им кости и, особо не торопясь, проглатывала всеми шестью своими пастями.

Вот что может произойти с прекрасными нимфами, если их обидеть..

Ну а Харибда?


Харибда —  морское чудище из греческой мифологии. Она  олицетворяет всепоглощающую морскую пучину, большой водоворот под скалой в расстоянии полета стрелы от другой скалы,  через пролив, на которой обитала Сцилла.
Харибда являлась дочкой двух богов – Геи и Посейдона. Ее превратил в страшное чудовище сам Зевс, сбросив при этом в море. Она три раза в день всасывает в себя огромное количество воды и через некоторое время выпускает ее обратно. При этом мореплаватели, затянутые в водоворот, погибали.

Вот так эти две бывшие приличные девушки и развлекались с попавшими в Мессинский пролив  моряками.

Между этими двумя монстрами, по рассказу Гомера,  пришлось однажды пройти Одиссею во время возвращения из Трои на родину.

В Одиссее это описано следующим образом.

Одиссей, для того чтобы проскочить между Сциллой и Харибдой, пожертвовал многим. Сначала Одиссей, избегая водоворота, устроенного Харибдой, направил свой корабль к Сцилле.

У Гомера так описано место обитания Сциллы: «Скала, на которой проживал монстр, поднималась практически до самого неба. Она всегда была покрыта черными тучами и сумраком. Забраться на скалу было практически нельзя, так как поверхность была достаточно скользкой и крутой. В центре подобной неприступной махины располагалась пещера, вход которой был направлен на запад. Именно в этой пещере и проживала страшная Сцилла. Она постоянно лаяла, оглашая окрестности своим пронзительным визгом. Спереди этого монстра располагалось двенадцать тонких лап. На плечах можно было увидеть шесть голов, которые держались на длинных и гибких шеях. В пасти у Сциллы были частые, острые зубы, расположенные в три ряда».
Охотилось на мореплавателей чудовище достаточно просто. Оно выставляло свои головы из пещеры и осматривало водную поверхность. В тот момент, когда мимо проплывал корабль, все пасти одновременно хватали людей».
Так случилось и с кораблём Одиссея. Сцилла схватила самых лучших его моряков в количестве шести штук  — по одному каждой из собачьих её голов, и удалилась вглубь пещеры для того, чтобы неспешно их съесть. Люди кричали о помощи, протягивали руки к Одиссею. Однако он был глух к их мольбам. Напротив, он постарался побыстрее проплыть мимо пещеры. Позже, Одиссей попал все-таки в один из водоворотов, который был создан Харибдой.
После кораблекрушения, оставшись один, он плыл на плоту из обломков своего корабля, связанных сыромятными ремнями. В какой-то момент, Одиссей, почувствовав, что сейчас его утлый пот поглотит водоворот, он схватился за корни дерева, которое приросло к одной из скал, и держался в таком состоянии до того момента, пока через некоторое время когда его плот не всплыл из пучины обратно. Тогда Одиссей снова спрыгнул на них и стал грести руками в сторону от Харибды. Одиссей  отдал всё и всех, но сам спасся от Сциллы и Харибды.
Такую историю рассказал нам Гомер. И с тех пор эта история будоражит умы художников.
Каждый по-своему пытается представить, как выглядят Сцилла и Харибда.

Может быть так:

А может быть и вот так

или так

А само нападение чудовищ на корабль Одиссея?

Вот так представлял себе это древний, 2 века н. э. художник

Или художник в средние века

А уж современные художники!

Буйство красок и фантазии!

И даже вот так

А вот и само спасение Одиссея от Харибды

А как Сцилла и Харибда выглядят в наше время?
Действительность, как всегда, мало похожа на фантазии художников.
После посещения города Мессины, наш круизный лайнер вошёл в Мессинский пролив.

Как не высматривал я какой-нибудь хоть малюсенький водоворотик, тщетно… Море было спокойно. Точнее два моря  — Ионическое и Тирренское. И на поверхности воды заметна только полоска, где в проливе  сталкиваются воды двух морей.

В наше время по обоим сторонам пролива поставлены мачты ЛЭП.
Вот та, что в Калабрии, на месте жилища Сциллы
Здесь действительно есть утес. Только чудища не видно

А вот эта – на Пелорском мысе в Сицилии, указывает нам место Харибды.

Я даже попытался сделать панораму этого прохода между Сциллой и Харибдой.
Только вот, на корме сильный ветер и звук получился не ахти…(

Короче, нагнал Гомер жути, а художники за столько веков подхватили и раздули этот фейк.

А местечко-то на самом дел довольно милое….))

Значение выражения Сцилла и Харибда, История фразеологизма

Страсти какие!

Между Сциллой и Харибдой — очутиться в окружении враждебных сил, безвыходное положение, поскольку если удасться избежать Сциллы, обязательно попадешь к Харибде.
История выражения связана с древнегреческой легендой, согласно которой на обоих берегах узкого Мессинского пролива, отделяющего восточный берег Сицилии от южного берега Калабрии обитали чудовища Сцилла и Харибда, охотившиеся на мореплавателей.

Сцилла жила в пещере под одной из скал, имела шесть голов на длинных шеях, три ряда острых зубов в каждой пасти, двенадцать ног и лаяла, как собака. Когда-то она была красивой девушкой, дочерью богов, но не повезло — оказалась на пути волшебницы, превратившей её из ревности в такое вот страшилище.

Харибда тоже некогда была прекрасной дочерью Посейдона и Геи. Её изуродовал, непонятно, правда, за что, сам верховный бог греческого пантеона Зевс. Обреталась Харибда под смоковницей и кормилась тем, что заливала свое огромное чрево бурлящим потоком воды и извергала черные волны. Сцилла и вовсе пожирала все живое.

Вот как описал всё это безобразие Гомер

«После ты две повстречаешь скалы: до широкого неба
Острой вершиной восходит одна, облака окружают
Темносгущенные ту высоту, никогда не редея.

Там никогда не бывает ни летом, ни осенью светел
Воздух; туда не взойдет и оттоль не сойдет ни единый
Смертный, хотя б с двадцатью был руками и двадцать
Ног бы имел, — столь ужасно, как будто обтесанный, гладок
Камень скалы; и на самой ее середине пещера,
Темным жерлом обращенная к мраку Эреба на запад;
Мимо ее ты пройдешь с кораблем, Одиссей многославный;
Даже и сильный стрелок не достигнет направленной с моря
Быстролетящей стрелою до входа высокой пещеры;
Страшная Скилла живет искони там. Без умолку лая,
Визгом пронзительным , визгу щенка молодого подобным ,
Всю оглашает окрестность чудовище. К ней приближаться
Страшно не людям одним, но и самым бессмертным. Двенадцать
Движется спереди лап у нее; на плечах же косматых
Шесть подымается длинных, изгибистых шей; и на каждой
Шее торчит голова, а на челюстях в три ряда зубы,
Частые, острые, полные черною смертью, сверкают;
Вдвинувшись задом в пещеру и выдвинув грудь из пещеры,
Всеми глядит головами из лога ужасная Скилла.
Лапами шаря кругом по скале, обливаемой морем,
Ловит дельфинов она, тюленей и могучих подводных
Чуд, без числа населяющих хладную зыбь Амфитриты.
Мимо ее ни один мореходец не мог невредимо
С легким пройти кораблем: все зубастые пасти разинув,
Разом она по шести человек с корабля похищает.
Близко увидишь другую скалу, Одиссей многославный:
Ниже она; отстоит же от первой на выстрел из лука.
Дико растет на скале той смоковница с сенью широкой.
Страшно все море под тою скалою тревожит Харибда,
105Три раза в день поглощая и три раза в день извергая
Черную влагу. Не смей приближаться, когда поглощает:
Сам Посейдон от погибели верной тогда не избавит»
(Гомер, «Одиссея», песнь двенадцатая)

Впрочем, существуют у этого фразеологизма и другие объяснения.

Где-то здесь

Сцилла и Харибда — два утеса на берегах пролива в Средиземном море, которые соединялись, как только между ними оказывалось какое-нибудь судно.

Сцилла и Харибда — утес и водоворот в Сицилийском проливе. Если путешественникам удавалось миновать скалу, они обязательно попадали в водоворот.

кто такие Сцилла и Харибда, которых упомянул Владимир Путин

Краткий экскурс в древнегреческую мифологию.

11 мая во время своего обращения к россиянам Владимир Путин вспомнил Сциллу и Харибду. Морских чудовищ президент России упомянул, говоря о необходимости постепенно возвращаться к нормальной экономической жизни, в тоже время сохраняя бдительность.

— Это должны быть детально просчитанные решения глав субъектов. Опасно безрассудно забегать вперёд, но и сидеть сложа руки, уклоняясь от ответственности, также нельзя. Нужно пройти между Сциллой и Харибдой, уважаемые коллеги, — отметил глава государства.

Выражение «между Сциллой и Харибдой» синонимично по смыслу с фразой «между молотом и наковальней». Но его история уходит в древнегреческие мифы. А самим ярким появлением в мировой культуре эти существа обязаны «Одиссее» Гомера.

Так кто же такие Сцилла и Харибда?

Харибда у древних греков — представление всепоглощающей морской пучины, дочь Посейдона и Геи. Согласно одному из толкований, этимологически Харибда близка к слову «водоворот».

У Сциллы родственные связи не настолько однозначные. В мифах среди её родителей — различные боги, великаны и нимфы. В некоторых сказаниях Сцилла представляется красивой девушкой, пострадавшей от чужой ревности. Согласно одному из них, воду, в которой купалась Сцилла, отравила волшебница, которая положила глаза на бога, полюбившего красавицу. Сцилла стала свирепым зверем, её красивое тело было изуродовано, нижняя его часть обратилась в ряд собачьих голов.

В «Одиссее» Гомера Сцилла — это без умолку лающее чудовище, с шестью головами и двенадцатью лапами. Зубы в её пастях располагались в три ряда. Сидя в тёмной пещере посреди одноимённой скалы, она всеми головами выслеживала добычу, шаря лапами кругом по скале и вылавливая дельфинов, тюленей и других морских животных. Когда проходил корабль мимо пещеры, Сцилла, разинув все пасти, разом похищала с корабля по шесть человек.

Харибда же у Гомера не имела индивидуальности. Это был морской водоворот, тревожимый незримой водяной богиней, которая три раза в день поглощает и столько же раз извергает морскую воду. Располагался этот водоворот под ещё одной скалой, на расстоянии полёта стрела от скалы Сциллы.

Одиссей встречает Сциллу и Харибду по пути на свой родной остров Итака. Когда он со своими спутниками проходил тесным проливом между между двумя скал, Харибда жадно поглощала воду. Рассчитав, что смерть от Харибды угрожает неминуемо всем, тогда как Сцилла могла схватить своими лапами лишь шесть человек, Одиссей, с потерей шести своих товарищей, которых сожрала Сцилла, избегает ужасного пролива.

Позднее Одиссей встречается со Сциллой и Харибдой ещё раз. К ним мифического героя относит после того, как буря, вызванная Зевсом, разрушила его корабль. В тот момент, когда обломки судна были уже на пути в водоворот, Одиссей ухватился за ветви смоковницы, спускавшейся к воде, и висел в таком положении пока Харибда не выбросила обратно «желанные брёвна». Оседлав их, ему удалось выбраться из водоворота.

Добавим, что Сцилла и Харибда также фигурировали в приключениях Ясона и аргонавтов, троянца Энея и даже Геракла.

Географически местопребывание Сциллы и Харибды приурочивалось древними к Мессинскому проливу между Сицилией и Калабрией, причём Харибда помещалась в сицилийской части пролива под Пелорским мысом, а Сцилла на противоположной стороне.

Увидеть Сциллу и Харибду «вживую» можно в двухсерийном фильме Андрея Кончаловского «Одиссея». Данная картина вышла в 1997 году.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.

Что означает выражение «между сциллой и харибдой»?

Это выражение пришло к нам из греческих мифов. Между Сциллой и Харибдой означает попасть в ситуацию, где с обеих сторон угрожает опасность. Вариант пословицы «между молотом и наковальней».

Происхождение выражения

Сюжет восходит к древнегреческой поэме Одиссея. Герои поэмы, путешествуя по морю, должны проплыть очень опасный и узкий пролив. С одной стороны на скале живет чудовище Сцилла, под другой, практически напротив – морское чудовище Харибда. Миновать этот пролив невредимыми было почти невозможно.

Рассказ у Гомера

Сюжеты греческих мифов сильно разнятся, расходятся и описания этих двух чудовищ. О Харибде сведений почти нет, в более поздних источниках она названа дочерью Посейдона и Геи. В Одиссее Гомер называет ее морским божеством, обитающим под скалой.

Но вообще в древнегреческих мифах Харибда олицетворяла собой, прежде всего, страшный морской водоворот, губительную силу водной пучины, а не живое существо.

О Сцилле информации больше. По разным мифологическим источникам она:

  1. Дочь Гекаты и Форкиса.
  2. Дочь Ламии и Тритона.
  3. Дочь Ехидны (Эхидны) и Тифона и т.д.

В любом случае Сцилла (Скилла) предстает перед нами в образе чудовища. По описанию Гомера она сидит в пещере, расположенной посередине мрачной скалы с острой вершиной. У чудища 6 зубастых голов на длинных шеях и 12 лап. Оно постоянно лает и визжит, когтистыми лапами хватает морскую дичь и проглатывает.

Если в проливе появляется корабль, Сцилла ухватывает лапами оттуда сразу 6 человек. Увернуться от нее невозможно, потому как на другой стороне пролива, под второй скалой находится Харибда-водоворот. Им управляет невидимая морская богиня. Трижды в день водоворот затягивает в себя воду. И так же трижды в день «выплевывает» ее обратно, так что корабль либо утонет в водовороте, либо команда попадет на обед к Сцилле.

Выражение «между Сциллой и Харибдой» означало у классических авторов, греческих и латинских то, что желая избегнуть одного зла, человек обязательно натыкался на другое. То есть, желая спастись от Харибды, неизменно попадал к Сцилле.

Сцилла и Харибда — значение фразеологизма

Что послужило причиной появления такого выражения, как «между Сциллой и Харибдой»? И что несет в себе оно, какой смысл? Возьмем за основу древнегреческую мифологию. Как она гласит, Харибда и Скилла (Сцилла) – это два чудовища, которые обитали с двух сторон морского пролива, отличавшегося малой шириной. Находился данный водный путь между Италией и Сицилией. Два монстра запомнились тем, что они губили мореплавателей. Итак, Сцилла и Харибда: значение фразеологизма и немного об этих персонажах мы расскажем в обзоре.

Краткая история первого чудовища

Как гласит мифология, Сцилла – это прекрасная нимфа. Она проводила все свои дни в море, играла с другими подобными себе персонажами. Однажды ее полюбило морское божество по имени Главк. И для того чтобы добиться расположения прекрасной нимфы, он воспользовался приворотным зельем, которое ему приготовила волшебница Кирка. Однако и сама колдунья была не совсем равнодушной к богу и для того, чтобы избавиться от своей соперницы, превратила ее в достаточно жуткое чудовище. Сцилла приобрела шесть собачьих голов, зубы в три ряда и двенадцать ног. После этого она начала ловить моряков, внезапно возникая из своей пещеры. Ранее прекрасная нимфа ломала им кости и, особо не торопясь, проглатывала. Это часть истории, в которой описана Сцилла. И Харибда заслуживает внимания. Теперь опишем историю второго монстра.

Немного о втором монстре

Харибда являлась дочкой двух богов – Геи и Посейдона. Ее превратил в страшное чудовище сам Зевс, сбросив при этом в море. Она три раза в день всасывает в себя достаточно большое количество воды и выпускает ее обратно. Именно так она и губила многих мореплавателей.

Что скрывает в себе крылатое выражение

Такое выражение, как «между Сциллой и Харибдой» говорит нам об опасности, которая угрожает одновременно с двух сторон. Между этими двумя монстрами однажды прошел Одиссей на своем корабле во время приближения к Сицилии. Он возвращался из Трои на свою родину.

Какие жертвы пришлось заплатить

Для того чтобы его не тронули Сцилла и Харибда, Одиссей пожертвовал многим. Сначала он направил свой корабль к Сцилле, спасаясь от второго монстра. Она, похитив самых лучших его моряков в количестве шести штук, удалилась вглубь пещеры для того, чтобы неспешно их съесть. Люди кричали о помощи, протягивали руки к Одиссею. Однако он не сделал ни шага для того, чтобы спасти их. Напротив, он просто проплыл дальше пещеры. Через несколько дней Одиссей все-таки попал в один из водоворотов, который был создан Харибдой. Он после кораблекрушения плыл на мачте и киле, которые были связаны между собой сыромятным ремнем. Одиссей, схватившись за корни дерева, которое приросло к одной из скал, смог удержаться в таком состоянии до того момента, пока водой не был поглощен его импровизированный плот. Через некоторое время киль и мачта были низвергнуты обратно. Тогда Одиссей снова их оседлал и стал загребать руками в сторону, противоположную от водоворота. Вот таким образом Сцилла и Харибда были им пройдены. Однако и потерял он при этом достаточно многое – корабль и всю свою команду. Да и путь на родину достаточно затянулся.

Фильм, в котором есть сцена с монстрами

Режиссер Кончаловский снял фильм, который был посвящен Одиссею. В нем предстали два персонажа – Сцилла и Харибда. Первый монстр имел вид дракона с большим количеством голов. Второе чудовище предстало перед телезрителями в виде огромной пасти, которая заглатывала корабли.

Упоминания о монстрах, которые дошли до нас в разнообразных видах

Следует также отметить, что Сцилла в переводе означает «лающая». Как многим известно, в Адриатическом море можно найти креветку, которую зовут точно так же. Кроме того, есть несколько фантастических произведений, написанных отечественными писателями, в которых можно встретить космических животных с большим количеством голов. Их, естественно, зовут точно так же, как и одноименного монстра из греческой мифологии. К примеру, Вергилий в своем произведении упомянул сразу несколько Сцилл, которые проживают недалеко от Тартара вместе со многими другими чудовищами. Стругацкие в своей повести под названием «Далекая радуга» Харибдой назвали механизм, поглощающий энергию волны, под которой скрывался катаклизм, вызванный экспериментаторами-физиками.

В Адриатическом море также можно найти Скиллейскую скалу. Как гласят местные предания, именно на ней проживала Сцилла. Кроме того, в игре «Кастелвания» представлен персонаж по имени Сцилла, а также Медуза Горгона.

Места обитания монстров

Согласно произведению Гомера под названием «Одиссея», Сцилла и Харибда проживали на расстоянии полета стрелы друг от друга. Первый монстр в качестве места своего пребывания выбрал скалу, а второй жил под горой. В античные времена места жительства двух монстров были связаны друг с другом Мессинским проливом, ширина которого достигала 5 км.

Родственные связи установить не всегда получается

Некоторые древнегреческие авторы в своих произведениях отмечали, что Сцилла – дочь Форкиса и Гекаты, Форбанта и Гекаты, Тритона и Ламии, Тифона и Ехидны. Если говорить проще, то имен упоминалось достаточно много. Другими словами, к чему-то общему авторы так и не смогли прийти. А вот Харибда единогласно была названа дочерью Посейдона и Геи.

Более подробно о месте проживания Сциллы и ее внешний вид по Гомеру

Гомер в своем произведении описал место обитания Сциллы. Скала, на которой проживал монстр, поднималась практически до самого неба. Она всегда была покрыта черными тучами и сумраком. Забраться на скалу было практически нельзя, так как поверхность была достаточно скользкой и крутой. В центре подобной неприступной махины располагалась пещера, вход которой был направлен на запад. Именно в этой пещере и проживала страшная Сцилла. Она постоянно лаяла, оглашая окрестности своим пронзительным визгом.

Спереди этого монстра располагалось двенадцать тонких лап. На плечах можно было увидеть шесть голов, которые держались на длинных и гибких шеях. В пасти у Сциллы были частые, острые зубы, расположенные в три ряда. Охотилось на мореплавателей чудовище достаточно просто. Оно выставляло свои головы из пещеры и осматривало водную поверхность. В тот момент, когда мимо проплывал корабль, все пасти одновременно хватали людей.

Как выглядит монстр в разнообразных романах

Авторы мифов изображали Сциллу внизу собакой, а вверху женщиной. Нередко можно увидеть изображение, в котором монстр представлен в виде девушки с шестью собачьими головами и двумя хвостами. На самом деле, историй о том, как выглядит Сцилла, достаточно много. Каждый автор демонстрирует ее по-разному, проявляя всю свою фантазию.

Второй монстр приравнивался к божеству

Харибда, по мнению Гомера, не обладает индивидуальностью, хоть и относится к категории божеств. По его словам, это просто морской водоворот, который за один день возникает три раза и поглощает, а затем извергает воду. Ее никто не видел, так как она скрыта толщей воды. Харибда обладает исполинской пастью, в которую вода льется без остановки.

В древнегреческой мифологии Харибда считалась неким олицетворением морской пучины. В некоторых ситуациях ее изображали в качестве морского божества или монстра.

Параллели с современным миром

Можно также почитать произведение, которое написал Никонов. «Между Сциллой и Харибдой» – именно под таким выражением он описывал путь развития цивилизации, который сопровождался постоянной опасностью со всех сторон. В качестве Сциллы он продемонстрировал реакционный консерватизм и мракобесие. Харибда в романе автора предстала в виде мягкотелой политкорректности, которая уже доведена до абсурда. Никонов пытался донести до всех свою идею – прозрачный мир будущего. Насколько у него это получилось, можно узнать после прочтения книги.

Заключение

Вы задавались вопросом: Сцилла и Харибда – это кто такие? В данном обзоре мы постарались рассказать вам об этих двух персонажах, собрав несколько историй и домыслы авторов. На самом деле монстры, которых так зовут, существуют в фантазиях людей достаточно давно. Каждый по-своему пытается представить, как они выглядят. Кто-то при этом еще и изливает свое представление, написав книгу. И следует отметить, что в современном мире все еще пользуется особой популярностью выражение «между Сциллой и Харибдой». Надеемся, что после прочтения данного обзора вам стало понятно, что оно означает.

Сцилла и Харибда Джо Байдена – Газета Коммерсантъ № 213 (7175) от 24.11.2021

Сопоставление действий в период президентства двух заклятых врагов — Дональда Трампа и Джо Байдена — дает интереснейшую картину. Оно позволяет с большой точностью выявить, какие именно цели и направления деятельности лидеров не зависят от их взглядов и партийной принадлежности, а входят в сферу национальных интересов США.

Президент Трамп решил вывести войска из Афганистана, сочтя их пребывание там расточительным и бессмысленным. Но не был переизбран, и это лишило его возможности реализовать задуманное. За него — пусть не самым удачным образом — это сделал его оппонент и соперник президент Байден.

Дональд Трамп резко изменил курс по отношению к Китаю, потому что понял: если оставить все как есть и не начать прессинговать Поднебесную по всем фронтам, крупнейшая держава мира в обозримом будущем заткнет за пояс США и станет единоличным мировым лидером. В бытность хозяином Белого дома Трамп рьяно взялся за дело, предприняв ряд жестких шагов — от установления таможенных барьеров на продукцию из Китая до задержания (правда, в Канаде, но какая разница) финансового директора компании Huawei, по совместительству дочь основателя компании. Можно было подумать: вот придет Джо Байден и развернет курс на 180 градусов. Но нет же! Политика по отношению к Китаю стала чуть более взвешенной, дочку основателя Huawei освободили, зато США вплотную приступили к созданию антикитайских военных альянсов. Потому что сдерживание Китая для США — это национальный интерес в чистом виде.

Президент Трамп пришел к власти с твердым намерением наладить нормальные отношения с Россией. Не потому, что у него были какие-то тайные связи с Кремлем, в чем его подозревали и продолжают подозревать оппоненты, а в первую очередь потому, что он хотел развязать себе руки в противостоянии с Китаем. Он также понимал, что взаимодействие с Россией может помочь ему в решении важных задач по Ирану, Сирии, КНДР. Однако клеймо «друга Кремля», который, как до сих пор убеждены его недруги-демократы, помог ему победить на выборах 2016 года, помешало Трампу реализовать план нормализации отношений с Москвой.

И вот президентом стал Джо Байден, который, казалось бы, должен был поднять градус противостояния с Россией. Ведь он противоположность Дональда Трампа и демократ, а значит, помимо всего прочего, имеет зуб на Москву. Но сегодня мы видим, как президент Байден пытается наладить диалог с Владимиром Путиным — засылает в Москву эмиссаров, пробует организовать саммит, ведет переговоры о нормализации дипотношений. Но он попал в ту же ловушку, что и до него Трамп. Значительная часть американского истеблишмента и многие союзники за рубежом требуют от него жесткости по отношению к России. А любой шаг ей навстречу вызывает дикое сопротивление. Президент США мог бы попытаться его преодолеть, но для этого ему потребовалось бы бросить на чашу весов весь свой — и так невеликий — политический капитал, и это помешало бы достижению других крайне важных для него задач. Джо Байден оказался между Сциллой долгосрочной стратегии и Харибдой политической конъюнктуры. Преодолеть это узкое место ему вряд ли удастся. Перспектива замирения с Россией во имя реализации национальных интересов Америки может обозначиться только после того, как к власти в США придет более сильный лидер.

Леонид Ганкин, завотделом внешней политики “Ъ”

Сцилла и Харибда — Энциклопедия всемирной истории

Сцилла и Харибда были монстрами из греческой мифологии, которые, как считается, населяют Мессинский пролив, узкое море между Сицилией и материковой Италией. Охотясь на проходящих мимо мореплавателей, Сцилла была страшным существом с шестью головами и двенадцатью ногами, а Харибда, обитавшая на противоположной стороне проливов, была еще одним чудовищем, которое со временем трансформировалось в воображении древних в более разумное, но не менее смертоносный, водоворот.Одиссею, как известно, пришлось договариваться о проходе через их смертельные когти в гомеровской «Одиссее ».

Сцилла

Согласно Гесиоду, Сцилла (или Скилла) была дочерью Гекаты, которая была связана с Луной и Подземным миром, и особенно со свирепыми гончими. Однако Гомер называет мать Сциллы Кратаидой. Ее отец — морской бог Форкис, но также может быть Тифон, Тритон или Тиррениус, все фигуры, связанные с морем. Более поздняя традиция делает ее красивым смертным человеком, у которого есть дела с Посейдоном, Миносом с Крита и морским богом Главком, пока она не превращается либо волшебницей Цирцеей, либо супругой Посейдона, морской нимфой Амфитритой, в монстра из ревности.Девушка застигнута врасплох в своем бассейне для купания, а когда в воду брошены волшебные травы, она превращается в отвратительное существо.

«Сцилла не была рождена для смерти: она ужасна, неукротима, свирепа и с ней невозможно бороться». — Гомер

Сцилла, чье имя означает «та, что разрывает» или «щенок», могла только издавать звуки щенячьей собаки, но в других областях она была хорошо наделена шестью ногами и шестью головами, выходящими из различных частей ее тела, каждая из которых с тремя порочными рядами зубов, так что ее укус определенно был хуже, чем ее лай. Обитая в пещере высоко в скалах пролива, Сцилла ждала, пока ничего не подозревающая добыча — рыбы, дельфины и люди — пройдет мимо нее, а затем выбрасывала одну из своих голов, чтобы затащить жертву обратно в свое логово, где ее раздавили и убили. съел на досуге. Гомер описывает это страшное существо так:

Никто не мог бы смотреть на нее с восторгом, даже бог, если бы он проходил так. У нее двенадцать ног, все болтаются в воздухе, и шесть длинных тощих шей, каждая из которых заканчивается ужасной головой с тройным рядом клыков, плотно посаженных и мрачно угрожающих смерти.По пояс она погружена в глубь пещеры, но головы ее торчат из страшной бездны, и так она ловит рыбу из своего жилища, жадно ощупывая скалу. ( Одиссея , 12:87-95)

Гомер, опять же через предостерегающий голос Цирцеи, также описывает утес, где живет Сцилла:

Его острая вершина… увенчана черными облаками, которые никогда не расходятся и не оставляют ясной погоды вокруг вершины, даже летом или во время сбора урожая. Ни один человек на земле не мог бы подняться на его вершину или даже удержаться на ней, даже если бы у него было двадцать рук и ног, чтобы помочь ему, потому что скала такая гладкая, как если бы она была отполирована.Но на полпути вверх по утесу есть темная пещера, обращенная на запад и спускающаяся к Эребу… Даже сильный молодой лучник не смог бы добраться до зияющего входа в пещеру стрелой, выпущенной с корабля внизу… Ни одна команда не может этого сделать. хвастаются тем, что когда-либо проплывали на своем корабле мимо Сциллы целыми и невредимыми … Сцилла не была рождена для смерти: она ужасна, непокорна, свирепа и с ней невозможно сражаться. ( там же , 12:75-120)

Сцилла, Краснофигурная ваза

Мари-Лан Нгуен (общественное достояние)

Греческий поэт-трагедист 3-го века до н.э. Ликофрон рассказывает о предании, что она была убита специалистом по истреблению монстров Гераклом, но в остальном судьба Сциллы неизвестна.Сцилла появилась на монетах Кумы и Акрагаса (современный Агридженто на Сицилии) V века до н. э., а также на многочисленных краснофигурных гончарных сосудах V и IV веков до н. Обычно ее изображают в виде русалки с собачьими головами, выходящими из ее талии.

Харибда

Чудовище неизвестного происхождения, Харибда считалась дочерью Посейдона и Геи (Земли) и обитала напротив Сциллы в тех же проливах.Она была брошена туда после удара молнии Зевса, возможно, в наказание за ее похотливый характер. Считалось, что ее воды, превращенные в водоворот или водоворот, всасываются и выбрасываются три раза в день. Такова была мощная сила этой турбулентности, что ни один корабль не мог устоять перед вниманием Харибды.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку по электронной почте!

Одиссей

В «Одиссее » Гомера, бурлящие воды Харибды разбили корабль героя Одиссея, возвращавшегося домой с Троянской войны.Только что пережив сирены, корабль, пытаясь избежать Харибды, подошел слишком близко к логову Сциллы. Шесть членов команды Одиссея, шесть лучших, были схвачены шестью головами Сциллы, когда они шли через бурные воды узких проливов. Корабль миновал все еще кричащих жертв и прошел через проход, но спасение было лишь временным.

Сцилла, монета Агридженто

Британский музей (авторское право)

Высадившись на Сицилии, люди Одиссея проигнорировали строгие инструкции и приготовили священный скот, принадлежавший Гипериону.В наказание Зевс послал бурю и один из своих ударов молнии, которые разбили мачту, убив рулевого, когда она рухнула. Корабль потерпел крушение, команда утонула, и только Одиссей выжил, связав обломки обломков. Однако боги еще не закончили, когда пришла еще одна буря и унесла героя обратно в Харибду. Одиссея долго били, пока ему не удалось убежать, схватившись за нависающую ветку дикой смоковницы. Затем он рассчитал время выхода, ожидая, пока вода выбросит его и унесет в безопасное место вместе с обломками его корабля.После девяти дней плавания удача отвернулась от героя, и он высадился на острове Огигия, где прекрасная Калипсо помогала ему отдыхать и восстанавливать силы в течение следующих семи лет.

Перед публикацией эта статья прошла проверку на точность, надежность и соответствие академическим стандартам.

История о Сцилле и Харибде, двух чудовищах из греческой мифологии

Вы когда-нибудь слышали поговорку «Между молотом и наковальней»? Это означает, что есть опасности или проблемы, независимо от того, в каком направлении вы идете.Возможно, именно так чувствовали себя древнегреческие путешественники, когда оказывались между Сциллой и Харибдой.

Харибда, дочь морского бога Понта и богини земли Геи, была смертоносным водоворотом. Трижды в день Харибда втягивала и выталкивала воду с такой силой, что корабли тонули. Первоначально красивая девушка, Харибда была изменена царем богов Зевсом, потому что она украла скот, принадлежавший его сыну Гераклу, и помогла его брату Посейдону увеличить территорию, находящуюся под его контролем, затопив землю водой.

Сцилла, с другой стороны, была монстром с шестью головами, заполненными острыми зубами и расположенными на длинных шеях. Тех моряков, которые подошли слишком близко, сдергивали с кораблей и съедали. Она была дочерью Форика и Кето, богов моря, которые также были родителями Горгон (помните Медузу из истории Персея?) и Греев (трех сестер, у которых был общий глаз и один зуб).

Чудовищное превращение

Есть две истории превращения Сциллы в чудовище.Во-первых, жена Посейдона Амфитрита приревновала нимфу и отравила бассейн, в котором она купалась. Два, Главк, морской бог, влюбился в нее и попросил у волшебницы Цирцеи приворотное зелье. Но Цирцея, которая сама была влюблена в Главка, дала ему напиток, превративший Сциллу в чудовище.

Сцилла и Харибда жили напротив друг друга в водном проливе, который сегодня отождествляют с Мессинским проливом между Сицилией и Италией. Ни один корабль не мог пройти этот участок, не будучи атакованным одним из них.Интересно, что движение воды в Мессинском проливе (между Ионическим и Тирренским морями) вызывает водоворот, но не может повредить современные корабли.

Эти двое фигурируют во многих историях греческой мифологии. Ясон и аргонавты были первыми, кто столкнулся с ними, но, поскольку Ясон был благосклонен к Гере и Афине, морские нимфы, известные как Нереиды, провели их и его друзей мимо опасного дуэта.

Одиссей, другой греческий герой, встречает их на пути домой с Троянской войны.Волшебница Цирцея — да, та самая, что превратила Сциллу в чудовище, — советует ему подплыть ближе к Сцилле, а не к Харибде, и заставить своих моряков грести как можно быстрее. Одиссей следует ее совету и теряет шесть моряков из-за Сциллы, но убегает от Харибды.

Между Сциллой и Харибдой

Специалист по морской логистике

Опубликовано в Морские размышления (Деннис Брайант) на 8 октября 2010 г.

Трудный выбор в изменчивых ситуациях

Греческая мифология включала в себя два особых морских чудовища.Сцилла была похожа на гидру, с зубчатыми головами на каждой из шести длинных шей. У нее также было двенадцать щупалец вместо ног. Если корабль подходил слишком близко к Сцилле, она хватала по одному матросу в каждой из своих шести пастей. Харибда была огромным существом с огромным ртом и ластами вместо рук и ног. Три раза в день она проглатывает большое количество воды, а затем снова отрыгивает ее. Со временем мифы эволюционировали: Сцилла превратилась в большую скалу, а Харибда превратилась в водоворот. Два монстра располагались очень близко друг к другу, так что корабли, пытавшиеся пройти между ними, подвергались опасности либо одного, либо другого, либо обоих. В «Одиссее» корабль избегает Харибды, но проходит слишком близко к Сцилле и теряет шесть матросов. Джейсон и аргонавты более успешно преодолевают узкий пролив между двумя монстрами. Историки и мореплаватели приписывают фактическое место, которое легло в основу легенды, либо как мыс на северо-западе Греции, либо, что более известно, как Мессинский пролив между Сицилией и носком итальянского сапога. Тем не менее, фраза «между Сциллой и Харибдой» теперь означает оказаться в ситуации между двумя опасностями, так что удаление от одной приближает вас к другой.Фраза была сделана более общей как «между камнем и водоворотом», но сегодня более популярно используется как «между камнем и наковальней». Лица, успешно совершившие переход, считаются либо искусными мореплавателями, либо очень удачливыми.

Между Сциллой и Харибдой в «Одиссее» — видео и стенограмма урока

Аллюзия на Сциллу и Харибду в политической карикатуре 18 века, символизирующая два опасных варианта, стоящих перед британской конституцией.

Кто такая Сцилла?

Кто такая Сцилла в Одиссея ? Сцилла — шестиголовый монстр, блокирующий одну сторону Мессинского пролива, скалистого района, расположенного в современной Калабрии, Италия, один из многих монстров Одиссеи, которые появляются в эпосе.

В The Odyssey Сцилла описывается как лающий, «ужасный» зверь с двенадцатью ногами, шестью длинными шеями и шестью «отвратительными» головами, каждая с тремя рядами клыков.Она живет на полпути к массивной скале, и ни один корабль никогда не проплывал мимо ее пещеры без потери шести человек, по одному на каждую голову.

В то время как Гомер идентифицирует Сциллу как дочь Кратеиды, богини морских опасностей, греческая мифология предлагает противоречивые сведения о ее происхождении, наиболее примечательным из которых является: Главк. Когда Главк просит у Цирцеи заклинание, чтобы заставить Сциллу вернуть его любовь, Цирцея, которая благосклонно относится к самой Главке, начинает ревновать и вместо этого превращает ее в зверя, отравляя ее воду в ванне.

  • Версия Ликофрона — Посейдон, Бог Моря, влюбляется в прекрасную женщину Сциллу, и его жена Амфитрита в конечном итоге инициирует ревнивое превращение.
  • В то время как дополнительные мифологические источники идентифицируют Форкия, Тритона или Гекату как возможные отцы, каждая версия соглашается с тем, что Сцилла начинается как привлекательная женщина, позже становится жертвой карательного любовного треугольника и, наконец, превращается в шестиголового монстра, пожирающего проходящего мимо моряки.

    Декоративная древнегреческая ваза с изображением чудовища Сциллы в частичном человеческом обличии.

    Кто такая Харибда?

    Кто такая Харибда в Одиссея ? Харибда — это гигантский водоворот, расположенный под смоковницей на берегу, противоположном берегу ее напарницы Сциллы.

    Трижды в день «устрашающая» Харибда всасывает и извергает окружающие воды, и когда она активна, от нее невозможно убежать. Гомер пишет, что даже сам Посейдон не смог спасти корабли от ее гибели.

    Согласно греческой мифологии, Харибда — дочь Посейдона, бога моря, и Геи, матери-титана-земли. Когда-то похотливая и наглая женщина, Харибда разозлила Зевса после кражи скота Геракла, и он в наказание пронзил ее своей молнией, приковав ее к морскому дну.

    Изображение Мессинского пролива 1840-х годов с изображением скалистых опасностей и бурных вод Харибды.

    Между Сциллой и Харибдой: выбор Одиссея

    Выслушав рассказ Цирцеи об опасностях, подстерегающих Одиссея и его команду, Одиссей принял несколько решений:

    • Какой путь ему выбрать: невозможные Движущиеся камни, смертоносная Харибда или шестиглавая Сцилла?
    • Как он должен подготовить свою команду к столкновению?
    • Как он может вести своих людей во время опасного перехода?

    Путь Одиссея

    Немедленной реакцией Одиссея является драка, предполагающая, что он может помешать Сцилле съесть его людей. Цирцея упрекает Одиссея в его высокомерии и настаивает на том, что со Сциллой, «бессмертным опустошением», нельзя бороться, и что его единственный шанс — бежать, пока она жует свои первые шесть жертв.

    Она предупреждает Одиссея, что если он остановится в попытке сразиться, она, скорее всего, съест еще шестерых мужчин. Точно так же невозможно избежать Движущихся камней или смертоносного водоворота Харибды.

    Между Сциллой и Харибой Цирцея настоятельно советует Одиссею выбрать Сциллу, так как лучше потерять шесть человек, чем рисковать собственной жизнью и всей командой.В конце концов, Одиссей соглашается, что это лучший план, и готовится уйти.

    Подготовка к столкновению

    Одиссей пересказывает некоторые предупреждения Цирцеи своей команде. В Одиссея Одиссей предлагает частичную правду, но представляет себя заслуживающим доверия лидером: «Друзья … неправильно, чтобы только один или два знали откровения, которые прекрасная Цирцея сделала мне одному. Я расскажу вам все, так что мы можем умереть с широко открытыми глазами сейчас или вместе избежать своей судьбы и верной смерти.

    Здесь Одиссей предполагает, что при совместной работе все выживут в опасном путешествии, хотя он знает, что это неправда. Он решает опустить часть о жертве шести человек, необходимой для побега из Сциллы, чтобы предотвратить панику и поощрить сфокусированная командная работа

    Опасный переход: Сцилла и Харибда в

    Одиссея

    После успешного прохождения сирен экипаж замечает признаки активной Харибды — дым и раскаты грома, обнаженная скала — и приходит в ужас.Одиссей произносит им воодушевляющую речь о том, что это ничем не отличается от опасностей, с которыми сталкивается пещера Циклопа, и инструктирует их следовать приказам, работать как один и грести к противоположному берегу, где, без их ведома, Сцилла скрывается в своей пещере.

    С Харибдой по левому борту и Сциллой по правому борту Одиссей решает проигнорировать совет Цирцеи и готовится к битве, надевая доспехи и хватая копья. Но поскольку он и его люди сосредоточены на уничтожении Харибды и боятся их коллективной смерти, Сцилла хватает шестерых сильнейших людей Одиссея и проглатывает их заживо.Хотя он намеревается защищать и защищать свою команду, Одиссей просто бессильно наблюдает.

    Последствия

    Этот опыт сильно повлиял на Одиссея: «Из всех жалких вещей, которые мне пришлось пережить, страдая, исследуя морские тропы, это больше всего разорвало мое сердце». К сожалению, у Одиссея не так много времени, чтобы подумать об их потере, поскольку вскоре они прибывают к берегам своего следующего опасного приключения.

    В некотором смысле действия Одиссея могут показаться эгоистичными, но он намеренно принимал решения, чтобы максимизировать количество спасенных жизней.Помните, никогда не бывает счастливого конца, когда человек оказывается между Сциллой и Харибдой.

    Резюме урока

    В книге 12 из Одиссея , Цирцея говорит Одиссею, что у него есть два пути вернуться домой, и предоставляет ему информацию, которая поможет ему сделать трудный выбор: Одиссей может плыть либо через невозможные Движущиеся камни или случайное плавание между Сциллой и Харибдой, печально известные морские чудовища, охраняющие Мессинский пролив . В греческой мифологии и шестиголовое чудовище Сцилла , и гигантский водоворот Харибда начинались как прекрасные девушки, прежде чем ревнивый Бог наказал и превратил каждого в их нынешнюю звериную форму. В конце концов, Одиссей решает принести шесть мужчин в жертву Сцилле, женщине-монстру с шестью головами на длинных шеях, которая съедает сразу шесть матросов, поскольку это гарантирует выживание большинства, поскольку альтернатива быть пойманным Харибдой, женщиной-монстром, которая высасывает и выплевывает окружающую воду, означало бы, что вся команда погибнет.

    Когда Одиссей и его люди впервые входят в Мессинский пролив, они начинают паниковать, увидев дым и шум разрушения Харибды. Одиссей приказывает своей команде грести к противоположному берегу, но не предупреждает их о Сцилле. Вместо этого он облачается в доспехи, хватает свой меч и готовится сразиться с шестиголовым зверем, но это бесполезно. Сцилла съедает шестерых своих людей, а Одиссей и оставшаяся команда спасаются бегством.

    Сцилла и Харибда: психология принятия решений с высокими ставками | Ричард М.Adler

    В греческой мифологии герой Одиссей был вынужден пройти через опасный узкий пролив на своем долгом пути домой после Троянской войны. Пролив охраняли два грозных монстра. Сцилла, шестиглавая морская змея, примостившаяся на скалах с одной стороны. Харибда, огромный водоворот вырисовывался на другой стороне канала. Следуя совету волшебницы Цирцеи, Одиссей решил держаться подальше от Харибды, только чтобы потерять шесть членов своей команды из-за Сциллы, когда они были захвачены страшным водоворотом, когда они проплыли мимо него.

    Современное выражение «меж молота и наковальни» происходит от этой истории, поскольку оно относится к ситуациям, в которых люди должны выбирать между двумя одинаково неприятными вариантами решения. Миф о Сцилле и Харибде также представляет собой подходящую метафору для предприятий и других организаций, сталкивающихся с критическими решениями. В этом контексте дилемма заключается не в выборе между двумя проблематичными альтернативами, а в навигации между двумя неизбежными рисками, возникающими в процессе принятия решений с высокими ставками.

    Закон непреднамеренных последствий (LUC) гласит, что решения о вмешательстве в сложные ситуации приводят к непредвиденным и часто нежелательным результатам. Есть две основные причины LUC — когнитивные искажения и ограниченная рациональность. Предубеждения относятся к ошибочным суждениям и выборам, которые часто возникают, когда наша интуиция для оценки и реагирования на незнакомцев и повседневные ситуации решает гораздо более сложные проблемы, такие как корпоративные слияния, стратегии роста и разработка новых политик или правил.Например, мы склонны интерпретировать ситуации с точки зрения ярких историй, стереотипов или других статистически недостоверных образцов и прибегать к слабо относящимся к делу свидетельствам или аналогиям. Мы полагаемся на упрощенные эмпирические правила, чтобы предсказать, как изменятся ситуации и действия с течением времени. Большинство этих интуитивных суждений возникают рефлекторно, ниже уровня нашего сознания, что делает невозможным их избегание. Добавляя оскорбление к травме, наши убеждения, желания и чувства, такие как самоуверенность, страх и давление со стороны сверстников, еще больше искажают то, какие данные мы выбираем для сбора, как мы их взвешиваем, какие варианты решений мы формулируем и как мы их оцениваем.

    Другая причина LUC — ограниченная рациональность — относится к ограничениям человеческих способностей сознательно рассуждать о сложных средах, таких как организации, рынки и общества. Например, информация, которую мы можем получить для принятия важных решений, как правило, является неполной и неточной (например, рыночные данные, стратегии конкурентов и предпочтения клиентов). Не менее важно и то, что социальные научные знания об индивидуальном, групповом и общественном поведении несовершенны. Это не позволяет нам предсказывать эволюцию рыночных или социальных ситуаций, не говоря уже о результатах возможных решений реагировать на них или формировать их.Эти проблемы усугубляются нашей врожденной неуверенностью в отношении будущих сил, тенденций и событий. Ограниченная рациональность исключает возможность обнаружения «оптимальных» критических решений; в лучшем случае мы можем разработать и определить относительно удовлетворительные варианты.

    Процесс принятия важных решений соответствует узкому проливу, через который Одиссей был вынужден пройти на пути домой. Лидеры вынуждены принимать важные решения, чтобы реагировать на надвигающиеся проблемы или возможности.Чудовище Харибда соответствует когнитивным предубеждениям, которые невольно вовлекают бизнес и правительства в ошибочные решения, приводящие к неожиданным и нежелательным результатам. Ограниченная рациональность сопоставляется со Сциллой, набором человеческих ограничений, которые подрывают все наши усилия по принятию строгих и правильных решений в сложных ситуациях.

    Большинство отчетов о критическом принятии решений сосредоточены на той или иной причине LUC и предлагают меры, ограничивающиеся смягчением этой опасности. Дискуссии, отдающие предпочтение психологической ориентации, концентрируются на ошибках принятия решений, вызванных когнитивными предубеждениями.Они предписывают устранение предвзятости как средство — набор методов, которые компенсируют наши интуитивные недостатки, заменяя ошибочные суждения или выборы более тщательно обоснованными. Например, предубеждения, ориентированные на действия, такие как самоуверенность, побуждают срезать углы в процессе принятия решений, что приводит к поспешным и часто чрезмерно агрессивным решениям. Этим тенденциям можно противостоять, придерживаясь надлежащих процессов принятия решений, уделяя больше внимания неблагоприятным данным и противоречивым мнениям, вырабатывая более надежные альтернативы и более добросовестно рассматривая риски.Напротив, ученые, принимающие решения, считают главным виновником ограниченную рациональность. Они предписывают методы анализа и моделирования для уточнения суждений (например, о предпочтениях, классификации и вероятностях) и улучшения прогнозов и сравнений вариантов решений. Науки о принятии решений раздвигают границы рациональности, расширяя наши ограниченные возможности по управлению и обнаружению полезных закономерностей в больших наборах данных, проецированию сложной ситуационной динамики и быстрому, последовательному и масштабному сравнению результатов.

    Метафора Сциллы и Харибды служит ярким напоминанием об опасностях этих разрозненных подходов. Одиссею пришлось столкнуться с и угрозами в проливе. Точно так же компании, пытающиеся принять важные решения, не могут избежать двойной угрозы когнитивных предубеждений и ограниченной рациональности. Игнорирование любой опасности ведет к бедствию. Без надежной защиты от когнитивных искажений мы уязвимы для ошибочных суждений и решений; эти ошибочные входные данные могут поставить под угрозу строгий аналитический процесс принятия решений.Например, предвзятые интуитивные оценки текущей ситуации, результатов предлагаемых действий или будущих условий «загрязняют» обдуманную формулировку и оценку вариантов решения. Но пренебрежение мощными инструментами, предлагаемыми наукой о принятии решений, не менее проблематично. Отсутствие предубеждений только снижает частоту и серьезность ошибочных суждений и решений. Это никак не расширяет наши возможности по разработке и проверке сложных вариантов решений для навигации в сложных средах. Инструменты для моделирования и анализа так же необходимы, как устранение смещения, чтобы свести к минимуму разрушительное воздействие LUC.

    В моей книге «Нарушение закона непреднамеренных последствий » представлен метод «тест-драйва» критически важных решений. Следуя стратегии Одиссея, этот метод прокладывает курс для лиц, принимающих решения, который сводит к минимуму воздействие двойных причин LUC. Он защищает от когнитивных искажений, используя модели, адаптированные к конкретным типам важных решений, таких как управление рисками, рост и конкуренция. Каждая модель создается на основе экспертных знаний о том, какой минимальный набор входных данных необходим, каковы составляющие «полного» варианта решения и как моделировать эффекты выполнения вариантов решения в сложных средах.Полученные модели действуют как шаблоны, которые уменьшают возможности лиц, принимающих решения, и аналитиков непреднамеренно вводить ошибочные суждения, варианты решений или сравнения. Метод тест-драйва также противостоит ограниченной рациональности благодаря использованию мощных инструментов моделирования «что, если» и аналитических инструментов для прогнозирования и сравнения вероятных результатов альтернативных решений. Тем не менее, тест-драйв много раз имитирует доступные варианты решений на основе различных наборов правдоподобных предположений о будущих условиях и «физике» реализации решений в сложных деловых и социальных средах. Этот подход изолирует лиц, принимающих решения, от выбора варианта, который хорошо работает только в отношении одного хрупкого набора предположений о текущей ситуации, будущих условиях и несовершенных динамических знаниях.

    Одиссей старался избегать и Сциллы, и Харибды. Ему удалось лишь частично, но он спас свой корабль и большую часть своей команды. Большинство кораблей, пытавшихся пройти через пролив, были уничтожены тем или иным монстром. Лица, принимающие решения, должны принять аналогичную стратегию, координируя защиту как от когнитивных искажений, так и от ограниченной рациональности, чтобы избежать «крушения поезда» и свести к минимуму негативные и непреднамеренные результаты.

    РАССКАЗЫВАЙТЕ МНЕ ИСТОРИЮ — 30 августа

    РАССКАЗАЙТЕ МНЕ ИСТОРию

    СКИЛЛА И ХАРИБДА (греческий миф)

    адаптировано Эми Фридман и проиллюстрировано Джиллиан Джиллиленд

    Давным-давно прекрасная наяда родилась у великого морского бога Посейдона. Ее звали Харибда. Она любила и восхищалась своим отцом всем сердцем. И вот, когда Посейдон пошел на войну с великим богом Зевсом и вызвал сильные бури, Харибда оседлала волны, направляя воду на пляжи.Таким образом, море поглотило деревни, поля, леса и города, объявив их богом моря.

    Через некоторое время Харибда завоевала столько земли для царства своего отца, что Зевс разгневался на нее. Он поклялся остановить ее навсегда, и для этого он превратил ее в чудовище — широко раскрытую пасть; ее руки и ноги превратились в ласты. С этого момента Харибда была вынуждена жить в пещере под одинокой смоковницей на крохотном острове в Мессинском проливе. Каждый день, три раза в день, Харибда всасывала галлоны соленой воды, а вместе с ней иногда проглатывала проходящие корабли.Когда Харибда проглотила, она создала водяную воронку. Те, кто смотрел вниз, могли видеть сквозь крутящийся водоворот скалу внизу; моряки слышали ее отвратительный рев, когда она извергала воду, создавая безжалостные, опасные водовороты. Сотни матросов утонули в этих свирепых водах, взбудораженных яростью Харибды.

    По другую сторону этого узкого канала между Италией и Сицилией жило еще одно чудовище. Как и Харибда, Сцилла не всегда была ужасом. Она родилась нимфой, дочерью Форкия, но однажды Главк, рыбак, превратившийся в морского бога, безумно влюбился в нее.Сцилла не ответила на его любовь и поэтому бежала от него. В отчаянии и стремлении убедить ее полюбить его, Главк отправился к волшебнице Цирцее. Там он выпросил приворотное зелье, которое растопит сердце Сциллы.

    Увы, когда Главк рассказал Цирцее свою историю любви и тоски, чародейка влюбилась в него. Она пыталась убедить его забыть Сциллу и вместо этого влюбиться в нее, но он не обращал на нее внимания; его сердце принадлежало нимфе. Это взбесило Цирцею. Чтобы наказать соперницу, она приготовила пузырек с ядом и вылила его в бассейн, где купалась Сцилла.

    Как только Сцилла вошла в свою ванну, она превратилась в ужасающего монстра с шестью головами, каждая с тройным рядом зубов острее ножей. Теперь она была уже не красавицей, а чудовищным существом с 12 ногами и телом, состоящим из отвратительных лающих собак. Не в силах двигаться, она жила в нищете на скале под водой и набрасывалась на все проходящие мимо корабли. Всякий раз, когда корабль подплывал слишком близко, каждая из голов Сциллы хватала члена экипажа и уничтожала их своими гротескными ртами.

    С тех пор Харибда жила по одну сторону голубого канала, а Сцилла по другую. Два монстра стали опасностью для всех моряков. У всех были истории, чтобы рассказать об ужасах, которые они вызвали. Два берега пролива были так близко друг к другу, что те, кто пытался избежать Сциллы, проходили бы слишком близко к Харибде, рискуя жизнью в водоворотах. Но те, кто пытался проскользнуть мимо Харибды, подходили слишком близко к Сцилле, и многие умирали в тисках ее скрежещущих зубов.

    Среди тех, кто столкнулся с чудовищами, был великий Одиссей — отважный и умелый мореплаватель — и к тому же удачливый, ибо боги охраняли его. Цирцея предупредила Одиссея и его команду о монстрах. Предупрежденный таким образом, Одиссей решил, что сможет пройти безопасно, и когда он и его команда приблизились к каналу, они внимательно следили за ревущими водами, когда Харибда проглотила; ее рев предупреждал его держаться на расстоянии.

    Увы, как ни всматривались, не смогли разглядеть Сциллу, так скрыта она была под морем.И когда они благополучно прошли мимо Харибды, Сцилла метнулась вперед со своими страшными головами. В каждый рот она поймала по матросу, и эти шестеро мужчин визжали от ужаса, когда она несла их в свою палатку под водой.

    Улисс никогда не видел более ужасного зрелища. Он беспомощно стоял на палубе, не в силах спасти своих людей. Его сердце разрывалось, когда он слушал эхо криков спустя долгое время после того, как Сцилла поймала их. Конечно, на этом его беды не кончились — ему еще предстояло соперничать с островом солнца, с голодом и проклятиями, мерзкими ветрами и бурями.

    Молния вскоре разрушила его мачту, а корабль разорвало на куски. Оказавшись на плоту, Одиссей снова был унесен в пролив, чтобы встретиться лицом к лицу с Харибдой и Сциллой. На этот раз он прошел слишком близко к Харибде, и одним сильным рывком она проглотила его плот. Умный моряк, однако, прыгнул в безопасное место, уцепившись за смоковницу, нависшую над ее логовом.

    Когда Харибда наконец выбросила сломанный плот, Одиссей спрыгнул в безопасное место на один из бревен и выплыл из пролива.Вот так он, в отличие от многих других, и выжил.

    По сей день морские чудовища остаются ужасом для всех проходящих мимо моряков, источником многих сказок. Теперь они спокойнее, но настоящие мужчины и женщины моря понимают опасность, которая скрывается под водой, скрытая от глаз, но никогда не забываемая.

    Сцилла и Харибда Воплощение мужских страхов в греческой мифологии

    Мифологическое греческое чудовище Сцилла, которое, как говорят, обитало в Мессинском проливе и убило шестерых мужчин Одиссея.Она показана с хвостом кетос и собачьими головами, растущими из ее тела. Фрагмент краснофигурного кратера-колокола в Лувре, 450–425 гг. до н.э. Эта форма Сциллы преобладала в древних изображениях, хотя и сильно отличалась от описания у Гомера, где она наземная и более похожа на дракона. Чудовища греческой мифологии формируют для нас само понятие ужаса. Создания Сцилла и Харибда не являются исключением из этого правила. Фото предоставлено: Jastrow (2006)/ Public Domain

    Благодаря огромной силе и влиянию греческих литературных произведений монстры греческой мифологии сформировали сами представления об ужасе в воображении западноевропейских народов.Создания Сцилла и Харибда не являются исключением из этого правила.

    Тогда стоит задаться вопросом — почему так много из этих существ женского пола и что это говорит об основной дихотомии мужчин и женщин? Были ли древние рассказчики и писатели так боялись женщин в глубине души, что им приходилось придавать им ужасающие атрибуты, изображая их угрожающими?

    И как это изображение дошло до наших дней, влияя на наше мировоззрение и, в частности, на наше сегодняшнее представление о женщине?

    В недавней статье в журнале Smithsonian Нора МакГриви утверждает, что «Монстры рассказывают о людях больше, чем можно подумать.

    «Что считается человеком?»

    «Как плод воображения, инопланетные, ползучие, клыкастые, крылатые и другие ужасающие существа, населяющие мифы, уже давно помогают обществам определять культурные границы и отвечать на извечный вопрос: что считать человеком, а что считать человеком. чудовищно?»

    Сцилла, женщина-чудовище, охранявшая в греческой мифологии Мессинские проливы, была изображена с прекрасным лицом и сладострастной фигурой Бартоломеусом Шпрангером в его картине 1581 года «Главк и Сцилла.» Кредит: общественное достояние через Wikimedia Commons

    Что еще более тревожно, действительно ли истории, в которых рассказывается о победе мужчин над этими монстрами, означают врожденное желание доминировать над женщинами?

    Гомер противостоит Сцилле и Харибде

    В величайшей из всех греческих эпических поэм «Одиссея» Гомера, написанной где-то в седьмом или восьмом веке до нашей эры, по пути домой из Трои герой должен сделать невозможный выбор между сражением со Сциллой, которая изображается как шестиглавое двенадцатиногое лающее чудовище и Харибда, морское существо.

    Получив задание пройти через то, что МакГриви интересно описывает как «узкий, опасный канал, чреватый опасностью», Одиссей и его ничего не подозревающие люди сталкиваются со Сциллой — чудовищным существом с шестью головами и шеями, достигающими отвратительной длины, живущими на вершине утеса. пещера.

    Но мало того, ее челюсти могут ловить и пожирать ничего не подозревающих моряков. На другой стороне пролива морское чудовище Харибда угрожает уничтожить весь корабль, утопив всех находящихся на нем людей.

    Не та женщина

    Может ли это быть просто притчей о мужском страхе попасть в лапы не той женщины? Или — скорее всего — способ сказать, что мужчина, что бы он ни делал, он действительно попадет в лапы не той женщины?

    В этой работе по крайней мере одно из грозных существ безошибочно описывается как женщина, а Гомер описывает Сциллу с небольшими человеческими характеристиками. Но в пересказе греческого мифа римским поэтом Овидием, записанном примерно через 700 лет, ведьма Цирцея в порыве ревности к своей богине-сестре набрасывается на Сциллу, превращая ее ноги в лающих собак.

    Естественно, в современном мире эти басни воспринимаются как просто интересные притчи, которые, возможно, были естественным результатом небылиц, рассказываемых воинами у костров.

    «Квазиисторическая реальность»

    Однако в отношении древних людей, по словам МакГриви, они «отражали квазиисторическую реальность», столь распространенную во всей греческой мифологии, где боги резвились вместе с людьми — и, конечно, иногда даже имели с ними потомство.

    Все возможно, когда это происходит.

    Так что логично, что все страхи и психологические проявления гнева, которые могли быть у людей в то время, получили полную волю в этих рассказах — которые, не будем забывать, почти всегда рассказывали мужчины.

    Харибда, которая на самом деле могла быть водоворотом — экзистенциальной угрозой для любого моряка, — изображалась как женщина, пахнувшая ямой от ненасытного голода. Греческий историк Полибий, писавший во втором веке до нашей эры, был первым, кто предположил, что это действительно был водоворот, который долгое время угрожал настоящим морякам вдоль Мессинского пролива.

    «В мужских руках они всегда были героическими»

    Поскольку любой мужчина, приблизившийся к ней, будет поглощен, нетрудно ощутить страх мужчин, которые боялись потерять свою свободу из-за женщины в этом конкретном изображении.

    В «Одиссее» величайший из всех греческих героев едва избегает ее хватки, цепляясь за осколки, оставшиеся от его корабля.

    Журналист и критик Джесс Циммерман утверждает в статье «Женщины и другие монстры: создание новой мифологии», что «Женщины были монстрами, а монстры были женщинами в историях на протяжении столетий, потому что истории — это способ закодировать эти ожидания и претворить их в жизнь. на.

    Это правда, что устрашающие существа женского пола фигурируют в культурных традициях всего мира, но Циммерман сосредоточился на древнегреческих и римских произведениях литературы и искусства, которые оказали, безусловно, наибольшее влияние на американскую культуру.

    Циммерман убедительно доказывает, что «чудовищные» качества, которыми обладали эти существа женского пола в глазах древних, современные читатели альтернативно могут рассматривать как их величайшую силу.

    Вместо того, чтобы бояться и ненавидеть этих древних монстров, почему современные читатели не могут сегодня рассматривать их как самостоятельных героев со всеми фантастическими — и обычно устрашающими — атрибутами, которыми обладали все греческие боги в мифологии?

    «Черты, которые олицетворяют (монстры) — стремление, знание, сила, желание — не ужасны», — говорит Циммерман.«В мужских руках они всегда были героическими».

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.