Религия и кастовый строй в индии: Истоки кастовой системы — Новости — Научно-популярный журнал «ИКСТАТИ» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

Индийский кастовый строй. Брахманизм. Всеобщая история религий мира

Индийский кастовый строй. Брахманизм

В период Атхарваведы в Индии уже сложилось строгое разделение на касты, которое с небольшими изменениями сохранилось и до наших дней. Хотя этот факт широко известен, подробностей об индийской кастовой системе мы знаем довольно мало. Их образование, причины, приведшие к их появлению и развитию, – все это окружено тайной и породило, в свою очередь, множество догадок, теорий, гипотез.

О системе каст написано намного больше, чем о любом другом явлении индийской жизни, но даже ее современное состояние изучено исследователями недостаточно, что заставляет относиться с большой осторожностью к любой информации по этой проблеме.

Не вдаваясь в подробности кастовой системы, трудно избежать спорных и расплывчатых высказываний, поэтому мы попробуем остановиться только на проверенных и действительно доказанных фактах. Сами определения касты (португ. «порода», «происхождение»), которые выдвигают ученые, показывают глубинные отличия в понимании этого явления.

Индийские авторы из числа правоверных индуистов воспринимают кастовую систему как данное свыше разделение верующих по группам, которые ведут свое начало от четырех основных классов-сословий древнеиндийского общества (варн).

Европейские исследователи и большинство современных индийских ученых довольно убедительно доказывают, что фактически каста (джати) в той форме, в которой она существует до настоящего времени, абсолютно не тождественна древнеиндийской варне, и за исходное берут теперешнее положение первой. Этнограф Г. Г. Рисли вообще определяет касту как «организацию семейных или родовых групп, имеющих общее имя, общего мифического предка и традиционную профессию».

Индолог А. Бэшэм сужает это понятие, подчеркивая, что «каста – это система групп в рамках классов, каждая из которых, как правило, носит эндогамный характер и члены которой могут совместно есть и имеют свою особую профессию». Крупнейший европейский специалист по данному вопросу Дж.

Хэттон, впрочем, более осторожен в оценке: «Кастовая система – разделение общества на множество замкнутых, совершенно оторванных друг от друга и расположенных по принципу иерархии частей (каст), связи между которыми ритуально ограничены».

Страница из иллюстрированной рукописи, посвященной индийским кастам

Кшатрий (воин)

Невозможность дать полное и всеобъемлющее определение заставила большинство авторов открыто отказаться от этой идеи и заменить определение перечислением отличительных особенностей и функций кастовой системы. Сравнительно удачной в этом отношении представляется попытка Н.К. Датта, выделившего семь таких особенностей:

1) члены касты не должны вступать в браки вне своей касты;

2) подобные, но менее строгие запреты касаются и принятия пищи;

3) для многих каст точно установлен род занятий;

4) касты расположены по принципу иерархии, высшее место в ней занимают брахманы;

5) член касты со дня рождения и в течение всей жизни принадлежит к данной касте, если не исключается из нее за нарушение ее законов;

6) переход из одной касты в другую невозможен;

7) вся система держится на авторитете брахманов.

Прежде чем объяснить читателю структуру современной системы каст, следует обратиться к прошлому и там поискать ответ на вопрос об их происхождении. Как уже говорилось, древнеиндийские литературные источники, вообще довольно скупые на точные исторические сведения, и на этот раз не предоставляют нам сколько-нибудь достоверного материала. В одном из первых гимнов Ригведы сообщается о разделении индийского населения на четыре сословия (варны), возникших якобы из различных частей тела создателя и символически обозначенных различными цветами (на санскрите «варна» означает «цвет»).

По всей вероятности, варны с самого начала были связаны с существованием в древнеиндийском обществе таких функционально отграниченных друг от друга профессиональных групп, как брахманы (жрецы, жертвоприносители, духовные наставники), кшатрии (воины), вайшьи (крестьяне, торговцы, ремесленники благородных профессий) и шудры (прежде всего слуги и исполнители различной нечистой работы).

Брахманы

В индийском мифе о сотворении мира отчетливо просматривается идея о том, что иерархическая структура общества является частью божественного замысла, частью природного порядка. Различные части пуруши – Мировой Души – были призваны служить базой для поддержания общественного порядка в человеческом обществе. Позднее создание каст и определение рода занятий для них индийская мифология приписывала богу

Брахме. Его уста (брахманы, или брамины) отвечали за духовный порядок.

Брахманы владели священными знаниями и поэтому занимали главенствующее положение в обществе. Из рук Брахмы была создана варна кшатриев – воинов и князей (раджей). Бедра его составляют землевладельцы, скотоводы и купцы (вайшьи). Эти три варны считались благородными, в них входили исключительно арии. Их называли еще «дважды рожденными», поскольку они проходили специальные обряды посвящения (упанайяна), рассматривавшиеся как второе рождение. Ритуал посвящения проходил с наложением особого священного шнура, который носили всю жизнь как знак превосходства.

Наконец, четвертую варну (шудры) составляли крестьяне и ремесленники неарийского происхождения, их темная кожа была отлична от светлой кожи самих арийцев. Сложившаяся позднее концепция цикла перерождений говорила о том, что для шудра спасение возможно только в грядущей жизни, поскольку они еще не принадлежат к числу «посвященных».

В таком случае, где следует искать начало кастовой системы и откуда вести ее происхождение? Ответ на этот вопрос не так-то прост. Проведенные исследования убедительно показали, что возникновение каст нельзя объяснить каким-нибудь одним решающим фактором и что оно есть следствие действия ряда специфически индийских факторов.

Кастовая система как специфическое индийское явление пока не находит параллелей в мировой истории. Еще до прихода индоевропейцев этнический состав населения Индии отличался немалой пестротой. Здесь были представлены не только разные расы, но и многочисленные племенные группы, делившиеся, по всей видимости, по классовым, профессиональным и, возможно, религиозным признакам.

Данные раскопок доарийских центров древнеиндийской цивилизации позволяют археологам утверждать, что приблизительно в III тыс. до н. э. в Индии уже существовало рабовладельческое общество с зачатками кастовой структуры, и что уже тогда большое значение имела ритуальная чистота, которая в кастовой системе позднейшего периода стала играть столь важную роль.

Ворота храма ступы в Санчи

В некоторых областях Индии вплоть до новейшего времени обитали изолированные нецивилизованные племена, бок о бок жили совершенно обособленные группы населения, находившиеся на разном уровне технического и культурного прогресса, имевшие разную идеологию и традиции.

В одних кастах и поныне превалирует определенный расовый тип, другие сохраняют приверженность своей профессии, третьи тяготеют к определенной территории, четвертые напоминают нечто вроде ремесленных цехов и т.д. Естественно, что при этом матриархальные группы уравнивались с патриархальными, миграции и перемещения племен усложняли этнический состав населения, в тесный контакт вступали сравнительно развитая идеология и темные силы магии, оккультизма, знахарства.

И во всей этой мешанине пыталась навести порядок брахманская идеология с ее типично индийским стремлением к классификации, к установлению системы в вещах, не поддающихся упорядочиванию понятий.

Безусловно, здесь прежде всего проявлялось неодолимое стремление придать религиозную окраску такой общественной организации, которая отвечала бы интересам брахманов. Скорее всего, так и произошла кодификация четырех сословий, называемых варнами, но наибольшее значение приобрело реально существующее и сейчас разделение всего индийского населения на кастовое и бескастовое (аварна). Таким образом была заложена основа для возникновения многочисленного слоя так называемых

неприкасаемых, которые были навсегда выведены за кастовую, сословную иерархию.

Утреннее почитание дерева тулси

Несмотря на то, что сейчас по законам Республики Индии понятие «неприкасаемости» отменено и конституция запрещает любую дискриминацию, пройдут, вероятно, еще десятки лет, прежде чем исчезнет это уродливое порождение кастовой системы и внекастовые действительно станут равноправными членами общества.

Следует понимать, что речь идет не о какой-то небольшой части индийского населения: численность неприкасаемых сегодня составляет более 55 миллионов, и их общественное положение по-прежнему крайне тяжелое. К ним в первую очередь относятся лица, выполняющие работы, которые традиционно считаются оскверняющими: выделку кож, стирку белья, уборку трупов, нечистот, мусора и т. д.

Граница между кастовыми индуистами и неприкасаемыми очень резкая, особенно на юге страны. И хотя современный образ жизни, массовое производство, развитие транспортных средств, новое законодательство и, не в последнюю очередь, просветительская деятельность М. К. Ганди привели к большим сдвигам в сознании индийцев, предрассудки, связанные с неприкасаемостью, пока еще не изжиты.

Наиболее явным предрассудком остается внутренняя структура касты и подкасты, во главе которой в каждом населенном пункте или квартале стоит специальный кастовый комитет, или совет – панчаят («пятерка», хотя в нем обычно гораздо больше членов). Складывается такое впечатление, что последние не избираются; комитет, составленный из самых старых и уважаемых представителей касты, регулярно пополняется с общего согласия. Это очень важный институт: на него возложена обязанность следить за соблюдением порядка в касте, заботиться о всех ее членах, решать споры между ними, помогать им в трудную минуту и наказывать за преступления и нарушения предписаний. Он же определяет наказание и следит за его выполнением. Характерно, что в настоящее время в низших кастах сохраняется гораздо более строгий порядок, более авторитетное руководство и более сильные панчаяты, чем в высших.

Нарушивший кастовое предписание либо совершивший проступок, способный вызвать общественное осуждение, приглашается в панчаят. Там при необходимости выслушиваются свидетели, после чего выносится соответствующий приговор.

Судебная процедура обычно очень проста: если обнаруживаются расхождения между показаниями обвиняемого и свидетелей, то совет касты требует от участников принесения присяги – клянутся водой священной реки Ганг, священным растением тулси или священной коровой, которую приносящий присягу держит за хвост, – а затем большинством голосов решает, какая из сторон заслуживает доверия.

В письменных источниках зафиксированы случаи, наблюдавшиеся, однако, и в сравнительно недавний период, когда устраивалось нечто вроде христианского «божьего суда», по своей жестокости и бесчеловечности не уступавшего европейским средневековым обычаям (погружение руки в кипящую воду, взятие раскаленного железа голой рукой и т. д.).

В наши дни панчаят полагается по преимуществу на свою мудрость и выносит приговор без приемов установления вины и не прибегая к жребию. Решение окончательно и опротестованию не подлежит. Форма и сроки наказания в значительной мере определяются произвольно и зависят от отношения к провинившемуся и не в последнюю очередь от его материального и общественного положения.

О такой субъективности повествует история, произошедшая с М.К.Ганди: в соответствии с традицией и обычаями он после своего первого возвращения из Европы был исключен бомбейским панчаятом из касты, но никогда не должен был подвергаться покаянию и очищению, поскольку панчаят на его родине в Раджкоте не установил ему никакого наказания.

Большинство кастовых ограничений со временем слабеют или совсем исчезают, например, был снят запрет с заграничных поездок, хотя еще сравнительно недавно он касался всех «дважды рожденных».

Такое впечатление, что этот запрет был вызван, с одной стороны, невозможностью контролировать поведение члена касты на расстоянии, а с другой – сложностью соблюдения в чужой стране правил и религиозных предписаний. Несомненно, он не носил принципиального характера, иначе в древней и в средневековой Индии не могла бы процветать морская торговля, и, скорее, имел целью заставить вернувшегося из морского путешествия совершить очистительные обряды. Из источников известно, что это же требовалось от лиц, долго находившихся среди иноверцев, например в чисто мусульманском окружении.

Статуя священной коровы в храме Шивы

Кастовая система была закреплена уже в крупнейшем памятнике древнеиндийского законодательства – законах Ману. Считается, что он был составлен около V в. до н. э. Здесь кастовый строй не только закрепляется, но и освящается религией. В этот период ведические боги отходят на задний план. Верховным же божеством становится бог Брахма. Поэтому весь этот период религиозной истории Индии называют брахманским.

Атхарваведа отразила переход к иному типу обрядности, часто упоминаемому в позднейших религиозных источниках – Брахманах. Они содержат пространные прозаические описания и разъяснения сложных обрядов жертвоприношения. Различия в толковании подробностей привели к возникновению нескольких школ, почитавших те или иные тексты, важнейшими из которых являлись «Айтареябрахмана» (Айт.) и «Шатапатхабрахмана» (Шат.).

Пещерный храм в Эллоре. VIII-X вв.

Носителями культуры в тот период были не все «дважды рожденные», монополией обладала высшая каста жрецов-брахманов. Знание крайне сложного и запутанного ритуала настолько упрочило положение брахманов, что они возомнили себя выше богов. В «Шатапатхабрахмане» сказано: «Есть два вида богов – те, что являются богами, и те, что поют славящие их гимны, – боги в человеческом образе, брахманы. Между ними следует разделить жертву: богам – жертвенные дары, а человеческим богам – ученым брахманам – награду. Если эти два вида богов довольны, то они вознесут жертвователя на небо» (Шат. 2, 2, 6; 4, 3, 4).

На брахманах лежало четыре обязанности: быть подлинно брахманского происхождения, вести себя соответствующим образом, славиться своей ученостью, а также помогать «созреванию людей», т.е. осуществлять жертвоприношения, которые гарантируют созревание людей для этого мира.

Впрочем, люди тоже по отношению к брахманам выполняли определенные обязанности: они должны были их почитать, делать им подарки, не имели права притеснять их, а тем более убивать. К их имуществу не мог прикасаться даже царь. И если он даровал кому-либо владения с движимым и недвижимым имуществом, имущество брахманов из этого дарения обязательно исключалось. Убийством в полном смысле слова считалось лишь убийство брахмана. При споре последнего с представителем другой варны судья непременно принимал решение в пользу первого, ибо ему нельзя было противоречить.

В брахманский период в ведийском пантеоне произошли крупные изменения. Кроме Агни, сохранившего свое прежнее положение, на первый план выдвинулись Вишну и Шива, причем последний являлся как бы благожелательным вариантом своего прототипа Рудры. Кроме этих, главных, божеств большое значение имели и другие. Например, каждое мужское божество получило свою женскую пару: с Вишну теперь связывали богиню Лакшми, с Шивой – богиню Парвати, носившую также имена Кали и Дурга. Однако самая важная роль у брахманов отводилась Праджапати («Хозяину существ»). Его провозгласили «первосуществом». Вначале была пустота, не было ни неба, ни земли, ни атмосферы. Из небытия возник дух, из духа Праджапати, а из Праджапати остальные существа. Впрочем, и Праджапати почитали только потому, что он представлялся вселенским прототипом всемогущей жертвы, а она мыслилась важнее всех богов, вместе взятых.

Нисхождение Ганги на землю. Наскальный рельеф в Махабалипураме. VII в.

Эта жертва выступала в роли умозрительного соединения религиозных обрядов и священных изречений, из комбинаций которых, по брахманским представлениям, возникает великая сила, неосязаемая и непреодолимая, подобно тому, как при химической реакции возникает новое вещество. Этот высвобожденный флюид воплощался либо в Праджапати (соответственно Вишну), либо в верующем человеке, приносящем за себя жертву, либо одновременно в нем и в жреце, служившем посредником при жертвоприношении.

Считалось, что жертва – сила всей силы – проникает во все и скрыто пребывает во всем. Жрецу предписывается постоянно и внимательно охранять эту силу, так как она достаточно хрупкая и имеет склонность рассеиваться, лишь только наблюдение за ней ослабевает. Малейшая неосторожность может привести к самым неблагоприятным последствиям, поэтому в сборниках перечисляется множество мер, направленных на то, чтобы жертву никто не потревожил.

Рельефы в храме Шивакамасундари

В тварном мире нет никого, кто бы непосредственно не был заинтересован в жертве: «Существа, которые не участвуют в жертвоприношениях, теряют все. Но те, которые не потеряли все, должны принять участие в жертвоприношениях: после людей звери, после богов птицы и растения, деревья – все сущее, вся вселенная принимает участие в жертвоприношениях. Когда в ходе его вместе пировали боги, люди и предки, жертва была совместной трапезой. Тогда было видно, как боги приходят к жертве. Они присутствуют и сейчас, но они невидимы» (Шат. 3, 6, 2).

Жертва связывает небо и землю: «Боги живут тем, что жертвуется им; здесь, внизу, люди живут дарами, которые они получают с небес» («Тайттириясамхита» 3, 2, 9).

Верующие не должны бояться, что их жертва будет несвоевременной: боги всегда голодны, и они с нетерпением ждут жертвоприношения. Но как они поймут, что кто-то надумал принести жертву? «Решение созревает у человека в сердце, оттуда оно перемещается в дух, из духа в ветер, а ветер сообщает богам, что у человека в сердце» (Шат. 3, 4, 2).

Боги сходятся к дому жертвователя заранее. Самый критический момент наступает тогда, когда хозяин прикасается к тому, что приносится в жертву. Боги перескакивают друг через друга, и каждый считает, что жертва предназначена именно ему. Поэтому брахман должен руководить обрядом в соответствии с иерархией: назвать того, кому приносится жертва, и тем самым прекратить ссору среди богов, в противном случае жертва не достигнет цели.

Правильно совершенное жертвоприношение дает богатые плоды: «Если боги хоть однажды съели пищу, им предназначенную, приносящий жертву добьется бессмертия» («Каушитакибрахмаеа» 2, 8).

Статуэтка изображает Бога Шиву и богиню Парвати

Боги, однако, отнюдь не всегда склонны общаться с людьми: у них сохранились плохие воспоминания еще со времен, когда они жили вместе. Тогда люди хотели от них то одно, то другое и так надоели своими назойливыми просьбами, что те решили переселиться на небеса. Но место на небе боги могли получить только благодаря жертвам. «Они сказали: «Как сделать, чтобы люди не преследовали нас?» И высосали из жертвоприношений сок, как пчелиный мед; лишив, таким образом, жертву всего молока, они взяли жертвенный кол и обратили его острием книзу, чтобы скрыть следы, и исчезли» (Айт. 6, 1, 1; Шат. 1, 6, 2). Впрочем, боги недооценили ум риши, те разгадали их хитрость и скопировали жертву.

Шива и Парвати. Рельеф

Боги пробовали защитить себя от людей тем, что во вред всем остальным созданиям установили соглашение со Смертью: «Смерть говорила: «Что мне останется, если люди с помощью жертвоприношений добьются бессмертия?» И решили боги, что прочие создания должны отдать свои тела, и что смогут достигнуть бессмертия они лишь после выхода из тела» (Шат. 10, 4, 3). Поскольку в правильном жертвоприношении состоял секрет успеха богов, считалось обязательным максимально точное воспроизведение ритуала во всех технических деталях. «Еще сейчас совершаются жертвоприношения так, как это делали боги» (Шат. 1, 5, 3).

Из подобных представлений следовало, что жертва – это божественный акт, целью которого является перевоплощение человека в бога; оттого все человеческое чуждо жертве, если даже прямо не противоречит ей. Подражать богу означало одновременно выйти из человеческого состояния. Поэтому при посвятительных обрядах постригали ноги сперва на правой руке, ведь люди обычно начинают с левой, мазь наносили на правый глаз, ибо люди по привычке начинают с левого, и т.д. Противоречие между миром богов и миром людей так сильно, что то, что плохо для богов, хорошо для людей.

Храм Шарангапани в Кумбаконам, посвященный Вишну

Для того чтобы жертва принесла необходимый результат, она должна сопровождаться платой жрецу (дакшина). В брахманах этому вопросу отводится много места. Различаются четыре формы платы: золото, коровы, кони и одежда, в зависимости от важности жертвы. И хотя данные источников, которые указывают на слишком высокую плату, скорее всего, преувеличены, несомненно, что приносить жертвы могли только богачи и знать. Общественных же жертвоприношений в брахманизме не было, как не существовало и общественных храмов.

Абсолютно все умершие, по учению брахманизма, делились на бессмертных, которые уже никогда не умрут, и на остальных, которые должны будут еще раз умереть: «Те, кто знает, как этого добиться, и совершают этот обряд, после смерти вновь родятся для бессмертия. Те, кто не знают и не совершают этого обряда, будут после смерти вновь рождаться и вновь становиться жертвой смерти» (Шат. 10, 4, 3).

Умерший, добившийся жертвоприношением бессмертия, навсегда покидал свою телесную оболочку – ее он по соглашению богов со смертью оставлял на земле – и отправлялся на небо. В ином случае он опять вступал на путь предков, т.е. тех, кто умер, но по-прежнему смертен и не избавился от власти зла. У предков нет тела, они духи, живущие якобы в третьей сфере этого мира. По сравнению с людьми, они – существа более высокого порядка.

В процессе жертвования предкам погребальной еды нужно было отворачиваться, чтобы они не решили ниже своего достоинства принять ее. Предки раздражительны, их гнев опасен, а потому считалось, что лучше обращаться с ними осторожно. В священных текстах так объяснялись причины, по которым следует приносить им жертвы: «Обряд совершается для того, чтобы предки не пришли убить кого-нибудь из вас. Другая причина – за отданное предкам воздается от богов. Это – действие доброй воли по отношению к тому, кого боги воскресили к жизни. Еще одна причина заключается в том, что жертва позволит предкам подняться в другой, лучший мир. Она нужна также, чтобы загладить проступки и уменьшить силу возмездия, которое постигает человека за нарушение правильного поведения» (Шат. 2, 6, 1).

Бог и покровитель обезьян Хануман. Терракотовая скульптура

Прежде чем окончательно определится дальнейшая судьба умершего, он подвергался своеобразному испытанию, напоминающему суд взвешиванием: на одну чашу клались добрые поступки, на другую – злые. Конечное решение зависело от того, что перетянет. Понятию добра и зла в брахманизме, однако, не хватало этического содержания, поскольку все оценивалось лишь с точки зрения ритуала: хороший поступок – это соблюдение обрядовых предписаний, а плохой – их нарушение.

Сапта Матрикас, сидящие на горе трупов. Храм Кайлаш, зал жертвоприношений. Эллора

Поскольку человек не может взять с собой на небо тело, он должен был выполнить ряд особых обрядов, которые в совокупности назывались дикша. Дикша – второе рождение, превращающее индивида в бога. «Человек рождается лишь частично, только благодаря жертвоприношению он действительно рождается» («Майтраянисамхита» 3, 6, 7). Само понятие дикши тесным образом связано с верой (шраддха), но в данном случае речь идет не о моральной категории, которая в понимании древнего индийца связывалась с саттвой, означавшей «правильность», «истинность». Одним из важнейших элементов веры являлось глубочайшая уверенность жертвующего в том, что ему достанутся плоды обряда, совершенного за него жрецами. Это убеждение выкристаллизовалось в догму: «Богам – жертву, жертвующему – благословение» (Шат. 2, 3, 4). Вера буквально заменяла богов, занимала их место. Великие подвижники получили титул шраддха-дэва – «тот, кто обладает божественной верой». К ним принадлежал и великий законодатель Ману.

Согласно учению брахманов, обряд – это сочетание ряда правильно отобранных, производимых в определенные сроки и с установленной длительностью действий. Соответствующую комбинацию соответствующих элементов выбирают в зависимости от того, что желают получить. Для достижения долголетия, например, нужно было прочитать 100 стихов, для получения потомства – 720. Если жертвователь осквернился или приносил жертву без ведома брахмана, ему следовало прочесть 800 стихов, а если он хотел попасть на небо – 1000. Произнесение священных мантр тоже приспосабливалось к различным этапам жертвоприношения.

Индийский обычай: вдову, пережившую супруга, сжигают вместе с умершим мужем

В брахманизме различали пять главных видов жертвоприношения: живым существам, людям, предкам, богам и брахману. «Каждый день совершается обряд пищи – обряд живым существам. Каждый день следует подавать милостыню – обряд людям. Ежедневно следует проводить заупокойные церемонии – обряд предкам. Каждый день надо приносить жертвы богам, включая так называемое сжигание дров – обряд богам. Что же является жертвой брахману? Проникновение [в сущность] священного учения» (Шат. 11, 5, 6).

Самое малое отклонение от установленных правил принесения жертв могло иметь непредвиденные последствия. Опасности здесь подстерегали человека на каждом шагу: «Если котелок пуст, на него нельзя смотреть, иначе жертвующему грозит опасность быть разорванным. Он должен подниматься с южной стороны места жертвоприношения, так как там живут предки. Если же он будет спускаться с южной стороны, то окажется среди них» (Шат. 3, 1, 1).

В брахманах содержится упоминание о человеческих жертвоприношениях, но факт совершения их ариями и сегодня весьма спорен. Вполне вероятно, что это лишь воспоминание о далеком варварском прошлом ариев, включенное в текст для полноты картины. Человек здесь называется как наиболее эффективная из пяти жертв, располагающихся по значимости в убывающем порядке: человек, конь, бык, баран и безрогий козел.

При проведении обряда, связанного со строительством каменного алтаря, «вначале жертвуется человек, ибо он занимает первое место среди живых существ, потом конь, который идет за человеком, потом бык, идущий за конем, потом баран, идущий за быком, затем козел, идущий за бараном. Жертвы приносятся по степени достойности» (Шат. 6, 2, 1). При совершении обрядов в период брахманизма жертвы убивались только символически. Стремление четко следовать традициям и в измененных общественных условиях выразилось в том, что головы жертв делались из золота или глины. Тем более следует предположить, что при жертвоприношении человека заменяли животными.

Алтарь храма Шивы

Бесспорно, что со временем наука об обрядах с ее окостеневшим ритуалом утрачивала свою значимость. Все чаще раздавались голоса, восхвалявшие «того, кто знает, как это надо делать», т.е. мудрецов, получивших знание свыше. Впрочем, в этот период философская мудрость в Индии была довольно тесно связана с религией.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Кастовый строй в средневековой Индии | История.

Реферат, доклад, сообщение, краткое содержание, конспект, сочинение, ГДЗ, тест, книга

Еще древнейшие индийцы делились на четыре варны: брахманов (жре­цов), кшатриев (правителей, воинов), вайшьев (торговцев, земледельцев) и шудр (ремесленников, слуг). Каждого уважали в зависимости от того, к какой варне он принадлежал. Того, кто не принадлежал ни к одной из варн, считали «неприкасаемым» и обращались с ним хуже, чем со скотиной.

Брахман. У него на лбу, скулах и пе­реносице — священные знаки, нане­сенные белой краской (этот цвет символизирует варну брахманов)

В средние века варны начали дро­биться на касты, количество которых возрастало. Членов касты объединя­ла прежде всего общая профессия, которая наследовалась детьми от отца. Осуждались переходы из одной касты в другую и браки между представите­лями разных каст.

Чем отличались касты от варн? Каждая каста руководствовалась сво­им религиозным законом, жила по своим обычаям и традициям. Равен­ства между кастами не существовало. Наиболее униженной была каста «неприкасаемых»), к которой принад­лежали слуги, уборщики, скотобойцы и прочие «чернорабочие». Как возни­кали новые касты? Прежде всего, вследствие смешанных браков. Когда супруги принадлежали к разным кас­там, они образовывали новую касту. Новыми кастами становились те лес­ные племена, которые переселялись в город или село. С появлением каст деление населения на варны сохрани­лось, касты сосуществовали с ними.

VII в. Китайский путешественник Сюань Цзан об индийских варнах и кастах

Семьи в Индии делятся на четыре варны.

К первой варне принадлежат брахманы. Это люди чистого поведения, они строго придерживаются законов религии, нравственности и руковод­ствуются наиболее правильными принципами.

Ко второй варне принадлежат кшатрии. В течение столетий они являются правящей группой. Кшатрии заботятся о добропорядочности и милосердии.

Люди третьей варны называются вайшьями. Они занимаются тортов- лей и ищут прибылей… Материал с сайта //iEssay.ru

Люди четвертой варны называются шудрами… Шудры занимаются зем­леделием… Женившись, человек занимает высшее или низшее положение, в зависимости от нового родства. Индийцы не допускают беспорядочного смешения через браки между родственниками. Вывшая замужняя женщина уже никогда не будет иметь второго мужа. Но, кроме пересчитанных варн, есть много и других групп (каст), в которых браки разрешаются только меж­ду представителями одной профессии.


Варна — в древней Индии одна из четырех больших социальных групп населения: брахманы, кшатрии, вайшьи, шудры.

Касты — замкнутые группы людей, каждая из которых занимает свое место в обществе и отличается прежде всего наследственной профессией.

3.2 Варно-кастовый строй в древней Индии

3.2 Варно-кастовый строй в древней Индии и религиозные представления. Древняя цивилизация долины Инда прекратила свое существование около 1500 г. до н.э., после прихода кочевников-ариев. Сведения об ариях содержатся в поэмах-эпосах «Махабхарата» и «Рамаяны». В частности, из «Ригведы» известно, что богатство ариев определялось по числу голов скота, им принадлежащего. В свободное время арии любили слушать музыку, танцевать и играть в различные игры.

Этот период в истории Индии называют арийским, или ведическим. И именно в эту эпоху начинают складываться основные сословия (классы): жрецов, воинов, земледельцев и купцов. В самом низу общественной лестницы находились дравиды (коренное население) и потомки от смешанных браков между ариями и дравидами. Это создало предпосылки для создания кастовой системы – системы замкнутых общественных групп: брахманы (знатные жрецы), кшатрии (военная знать), вайшии (земледельцы, ремесленники, торговцы) и шудры (бесправная часть населения, лишенная собственности). Вне каст были маргиналы-чандалы, считавшиеся «неприкасаемыми». Законом были запрещены смешанные браки и переход из одной касты в другую.

В VI в. до н.э. в Индии произошли важные изменения. Центр могущества ариев переместился в бассейн Ганга, где была создана оросительная система, выведены новые породы скота и началось использование прирученных слонов. Развивается торговля, появляются менялы, актеры, деньги и новая система письменности.

Религия в Индии прошла долгий путь формирования. Первым ее этапом была ведическая религия, обожествлявшая силы природы. В I тыс. до н.э. ее сменил брахманизм с его триединством главных богов – Брахмы, Вишну, Шивы. Брахма – главный, он создатель и управитель мира, Вишну – охранитель мира, Шива – его разрушитель.

В процессе развития и дальнейшей ассимиляции народных верований брахманизм перерос в индуизм, основой которого стало учение о перевоплощении душ (сансара), происходящем в соответствии с законом воздаяния (карма) за добродетельное или дурное поведение. В индуизме, как и других религиях этой цивилизации, важную роль играли идеи вечного повторения, скоротечности и незначительности человеческой жизни в сравнении с космической историей. Ни в одной другой посмертная судьба человека не обусловлена столь жестко его собственными действиями и помыслами, его кармой. Карма наследуется от предыдущих существований, обусловливающих настоящее существование, а настоящее моральное поведение человека определяет последующую карму. Взаимодействие бесчисленных карм вращает колесо жизни – сансару.

Критерием добродетельного или дурного поведения является почитание верховных богов (Вишну или Шивы) и соблюдение кастовых бытовых правил.

Культовые обряды совершались (и совершаются поныне) в храмах, у домашних алтарей, в священных местах. Индуизму присуще почитание животных и растений, признанных священными: коровы, змеи, лотоса и реки Ганг.

В индуизме два направления – вишнуизм и шиваизм. Вишнуизм повествует о нисхождении в мир Вишну, шиваизм олицетворяет начало вечно изменяющегося мира, в котором разрушение предшествует созиданию. Индуизм – свидетельство духовных ориентации индусов. На первый план здесь по сравнению с брахманизмом, в котором почиталось отвлеченное начало, выходят личные боги человека, покровительствующие и помогающие ему в повседневной жизни.

Как живут женщины в Индии и почему кастовый строй и браки по договоренности не мешают эмансипации

Индия, государство с гордым статусом emerging market, многим все еще представляется обществом глубоко традиционалистским. Катя Ковтунович встретилась с шестью индийскими девушками, чтобы узнать, как соблюдают их права в собственной стране и есть ли у местных женщин шансы преуспеть в жизни

В Индии по-прежнему существует кастовый принцип деления общества. Здесь официально признаны 9 религий и говорят более чем на 400 языках, а традиции во многом определяют уклад жизни. Впрочем, многое в стране за последнее время успело измениться — и особенно для женщин.  Индийские девушки рассказали Кате Ковтунович (@katyakovtunovich) о том, почему считают свою родину прогрессивным государством и не придают значения кастовой системе, а также, по какой причине хранят верность сари и остаются лояльными к нечастым теперь бракам «по договоренности».

 

Лекха Менон, редактор журнала Masala

— В Индии столько каст и подкаст, что если даже захочешь в них разобраться, то сойдешь с ума, лучше и не стараться. Но в общих чертах это работает так: моя фамилия Менон, она относится к определенной касте и к определенному региону — Керала. Любой, кто знает эту фамилию, сразу поймет, откуда я, на каком языке говорит моя семья, какую еду мы готовим и какую одежду носим. Моя каста не низкая и не высокая, она посередине, но для меня это неважно. Я выросла на европейских и американских фильмах, мой английский лучше, чем мой родной язык малаялам, я стала журналистом и начала писать для крупнейшей индийской газеты. И таких, как я, в Индии очень много.

В последнее время в Индии появилась новая для нас модель отношений — boyfriend и girlfriend, еще в нулевых индийское общество было настолько традиционным, что даже в кино девушка-героиня всегда выходила замуж нетронутой. Во времена молодости моей мамы женщина могла работать, но была обязана выйти замуж до 25 лет. Теперь у нас есть выбор — получить образование, стать финансово независимой, выйти или не выйти замуж. Все больше девушек выбирают самостоятельную жизнь, карьеру, бойфренда и живут полной жизнью, а замужество и рождение детей оставляют на потом.

Изменилось отношение к женщине в обществе и отношение самих женщин к себе. Мы как будто проснулись: «Это моя жизнь, я буду проживать ее так, как мне хочется. Кто ты такой, чтобы мне указывать?»

Стоит мне только подать жалобу, что кто-то меня обидел, и мужчина должен будет доказать, что он невиновен, но не наоборот

Женщины все чаще стремятся зарабатывать самостоятельно, они не хотят обслуживать мужчин, стоять у плиты и подчиняться. Возможно, это одна из причин такого всплеска физического насилия со стороны мужчин, которые не могут смириться с крушением традиций.

В традиционном обществе женщина всегда признавалась виновной в совершенном над ней насилии. Теперь женщины в Индии объявили этому настоящую войну. Каждый случай оказывается на первых полосах газет. Интернет и соцсети изменили наше мировоззрение, любой подобный инцидент с насилием становится центром общественного внимания.

Мне даже кажется иногда, что мужчинам стало сложно выживать в современной Индии: все законы за последние 10 лет изменились в пользу женщин. Стоит мне только подать жалобу, что кто-то меня обидел, и мужчина должен будет доказать, что он невиновен, но не наоборот.

 

Митали Сагар и Суммия Патни, основательницы модного блога House of Misu @HouseOfMisu

— Индия — прогрессивная страна, несмотря на то, что на свадьбу мы все-таки наденем традиционное сари, а не платье западного бренда. Впрочем, если бы Вера Ванг начала делать платья с индийскими мотивами, то все возможно.

У нас в обществе до сих пор приняты свадьбы «по договоренности» или arranged marriage, когда родители подбирают жениху невесту, а невесте — жениха. Мы знаем, что у европейцев волосы встают дыбом от мысли, что это до сих пор практикуется в XXI веке. Но для нас здесь нет ничего негативного, это нормальное явление для нашего общества. Хотя все больше пар находят друг друга самостоятельно. Например, из 40 человек моего класса в школе только двое поженились «по договоренности», остальные — по любви. Мы стали более открытой страной, но традиции все еще очень и очень сильны.

В нашей стране до сих пор существуют касты. Равны ли шансы у людей, рожденных в разных кастах? И да, и нет.

Есть много историй про то, как люди, родившиеся в бедной семье и низкой касте, сделали потрясающую карьеру, и напротив, те, кто родился уже с деньгами, не достиг в жизни вообще ничего. Если ты родился «внизу», конечно, у тебя нет такого количества связей, но если ты будешь много работать и стремиться к своей цели, то все возможно.

Наш блог — для всех, потому что мода объединяет людей. Мы не концентрируемся на какой-то одной группе населения или на касте.

Индия по-настоящему входит во вкус глобальной моды, с каждым годом это становится заметнее, особенно во время индийской недели моды. У нас начинает зарождаться свое fashion-сообщество и модная индустрия, которой раньше не было вообще.

У нас есть все глянцевые журналы: Vogue, Cosmopolitan, Grazia, Harper’s Bazaar, L’Officiel, GQ и Femina — это более традиционный lifestyle-журнал, его читают наши мамы, тогда как мы больше любим Vogue.

У НАС ЗДЕСЬ ЕСТЬ СВОИ МОДНЫЕ ЯВЛЕНИЯ, КОТОРЫХ НЕТ НА ЗАПАДЕ, НАПРИМЕР МОДА ДЛЯ СЕЗОНА ДОЖДЕЙ — ЭТО КОГДА У СУМКИ BIRKIN ЕСТЬ СПЕЦИАЛЬНЫЙ ДИЗАЙНЕРСКИЙ ПОЛИЭТИЛЕНОВЫЙ ЧЕХОЛ ИЛИ ДИЗАЙНЕРСКИЕ РЕЗИНОВЫЕ САПОГИ, КОТОРЫЕ В ЭТОТ ПЕРИОД ЗАМЕНЯЮТ НАМ ТУФЛИ

В наши дни Болливуд стал настоящим маркетинговым суперджетом для иностранных модных брендов в Индии. Из-за того что Айшвария Рай надела платье Ralph & Russo на красную дорожку в Каннах, теперь вся страна поголовно хочет покупать эти платья.

У нас здесь есть свои модные явления, которых нет на Западе, например мода для сезона дождей — это когда у сумки Birkin есть специальный дизайнерский полиэтиленовый чехол или дизайнерские резиновые сапоги, которые в этот период заменяют нам туфли».

 

Манджу Раманан, главный редактор индийских журналов Femina и Filmfare в Дубае

— Я выросла в штате Гуджарат в большой семье. В Индии принято жить с мамами, братьями, их семьями и делить хозяйство. С нами делили кров мой брат и его семья, моя бабушка и младшая сестра. В Дубае я тоже живу большой семьей — с родителями моего мужа. Я привыкла, что дом всегда полон людей, для меня это нормально, хотя в современном мире люди все чаще хотят жить отдельно.

Я познакомилась с моим мужем на работе, мы с ним из одной касты браминов, это одна из высших каст в Индии. В семье я была революционеркой, потому что сама выбрала себе мужа. В нашей семье все свадьбы всегда организовывались «по договоренности», когда тебе подбирают пару по касте, по богатству, даже по гороскопу.

Кастовое разделение общества — это традиция из прошлого, я не верю в нее и не позволю ей влиять на мою семью, на моего сына. Я разрешу ему жениться на той женщине, которую он полюбит, неважно, из какой она касты.

Для одного из номеров Femina я делала интервью с девушкой по имени Сушма Андхаре, она из самой низшей касты, из комьюнити Kolhati города Латур в штате Махараштра. Это сообщество танцовщиц Lavani, которые, по сути, зарабатывают своим телом. Понравившуюся со сцены девушку любой мужчина может сделать своей любовницей, этим юным особам не суждено выйти замуж. Про них говорят: «Их детей знают по имени матери», — потому что чаще всего отец неизвестен.

Кастовое разделение общества — это традиция из прошлого, я не верю в нее и не позволю ей влиять на мою семью, на моего сына

Сушму воспитывал ее дядя. В 14 лет, глядя на свою мать и тетю, танцующих на сцене, она вдруг осознала, что со дня на день сама окажется там. Тогда она твердо решила, что не хочет продолжать традицию и пойдет учиться. Ее семья отказалась от нее, перестала поддерживать, так как ее готовили к «выходу на рынок труда».

В то время в их районе произошло крупное землетрясение, и чтобы как-то помочь населению вернуться к жизни, правительство сделало все школы бесплатными. Сушма стала учиться, вошла в десятку лучших студентов, поступила в колледж, защитила докторскую. Сейчас она известный активист, буддийский лидер, автор нескольких книг, выступает с лекциями. Ее миссия — сделать так, чтобы ни одна девочка не была вынуждена зарабатывать своим телом. Эта история о том, что шанс изменить жизнь есть у каждого.

 

Ниша Наир, вице-президент страховой компании в Мумбаи

— В больших городах у нас все достаточно хорошо, но огромная часть Индии — это деревни, где женщины до сих пор не уравнены в правах с мужчинами, там как раз и действует кастовая система. Предстоит проделать огромную работу, чтобы женщины смогли занимать достойные места.

У меня в департаменте работают около 30 женщин. Все они из самых разных культур, каст, говорят на разных языках, но всех объединяет одно — каждая из них являет собой исключение из правил, каждая свернула горы и сломала массу преград, чтобы быть там, где она сейчас. Эти женщины нарушили все правила и устои, потому что хотели быть самостоятельными и иметь финансовую независимость.

Это удивительно, но в моем департаменте мужчины берут больше отгулов, чем женщины, несмотря на то, что на женщинах лежит гораздо больше ответственности за семью и детей. На каждой встрече я слышу, как от коллег-мужчин проскальзывает: «Да куда ей, она не придет сегодня, сейчас праздник, и она возьмет выходной». И это заставляет женщин упираться еще больше, чтобы доказать себе и всему миру, что они все могут, они не хуже, чем мужчины. 

Когда я выходила замуж, я сразу сказала мужу: «Все отлично, но некоторые решения я буду принимать сама за себя, а ты можешь принимать свои решения»

В индийской традиции женщина всегда на вторых ролях. Она обязана поставить на первое место мужа, семью мужа, ребенка, а потом уже думать о себе. Но я всегда верила, что если ты сама себя не любишь и если ты несчастлива, ты не сможешь никого сделать счастливым.

Когда я выходила замуж, я сразу сказала мужу: «Все отлично, но некоторые решения я буду принимать сама за себя, а ты можешь принимать свои решения». У нас отдельные счета в банке, отдельные друзья, я с подругами хожу в бары. Я всегда была очень независимой и сразу дала это понять семье мужа.

Я индуистка, а мой муж — католик. Его родители очень хотели, чтобы я сменила религию. Пришлось потратить много времени на объяснения, что дело не в религии, а в том, какой ты человек. Всегда должна быть свобода выбора.

 

Мерлин Варкей, офисный координатор

— В Мумбаи девушки по вечерам ходят в бары, а в небольшом городе на юге Кералы, где я родилась, после 7 вечера не принято даже выходить на улицу. Неважно, домохозяйка ты или независимая женщина, инженер или доктор, ты должна быть вечером дома. На улицах девочки в джинсах привлекают всеобщее внимание — чтобы смешаться с толпой, надо носить сари. На юге Кералы женщины могут работать. На севере мужчины предпочитают брать в жены домохозяек. 

Касты имеют значение только в делах семейных. На работе или в дружбе неважно, кто из какой касты. Но если разговор идет о свадьбе, то тут каста и религия имеют решающее значение.

Мы христиане, у меня достаточно современные взгляды. Но замуж я вышла «по договоренности». В течение 5 лет родители мужа искали ему подходящую партию, и мои родители делали то же самое. До этого я встретилась с 5 или 6 парнями, меня везде сопровождал мой брат, так как встречаться с кандидатами можно только в присутствии папы, дяди или брата. Тебе дается 10 минут, ты говоришь с человеком и принимаешь решение. Я успела спросить его только о том, что он пьет — чай или кофе. Он ответил, что не пьет ни то, ни другое. Я подумала: «Боже, что же это за человек такой, ничего не пьет», — и сказала ему да.

Я вижу людей моего возраста, европейцев, до сих пор неженатых. В нашем офисе много девушек, им по 35, и они одиноки. Они смотрят на меня и говорят: «Вау, Мерлин, ты уже мама двоих детей!» В эти моменты я понимаю, что все-таки благодарна культуре и традициям своей страны.

Он ответил, что не пьет ни то, ни другое. Я подумала: «Боже, что же это за человек такой, ничего не пьет», — и сказала ему да

Конечно, у меня бывают дни, когда я думаю о том, что, не будь я замужем, поехала бы в Европу строить карьеру. У меня было столько амбиций, я не хотела останавливаться, хотела путешествовать. Но я ни о чем не жалею, я благодарна родителям за то, что они меня подтолкнули к замужеству.

Жизнь в семье — это не столько безумная любовь, сколько взаимное уважение, ответственность и забота друг о друге. Когда ты уважаешь и заботишься о человеке, ты постепенно в него влюбляешься. Мои родители тоже поженились «по договоренности», они вместе 36 лет. Когда отец вдали от мамы, он ей звонит по три раза в день. Хотя когда они дома вместе, то могут целый день не разговаривать и воспринимать друг друга как само собой разумеющееся.  

Хочу ли я такой судьбы для своего сына и дочери? Да, хочу. Если они сами не смогут найти партнеров, то мы сделаем arranged marriage. Так же, как и мы, будущие супруги моих детей должны быть только католиками. Но не европейцами. Нет, ни за что. Мне будет очень сложно это принять. 

Касты: складывание кастового строя в Индии

Важной особенностью формирования феодальных отношений в Индии является постепенное оформление кастового строя. Касты — замкнутые общественные группы, занимающие установленное обычаем и законом место в производственной и общественной жизни, принадлежность к которым членов общества определяется их происхождением и наследуется,— существовали в той или иной форме и у некоторых других пародов древности (например, в Египте с конца Нового царства). Но в Индии кастовый строй сложился в наиболее законченном виде.

В условиях медленных темпов общественного и экономического развития многие племена древней Индии иногда в течение веков сохраняли свою экономическую самостоятельность, свой образ жизни. У одних племён ведущим типом хозяйства было земледелие, у других — животноводство, у третьих — охота, у четвёртых — рыболовство и т. д. Кроме того, у некоторых из них развивались ремёсла: гончарное, плотничье, кожевенное, примитивная металлургия и т. д. Общественное разделение труда, даже в неразвитом виде, привело к выделению групп людей, занятых в определённой сфере производственной деятельности. Внутренняя консолидация этих групп происходила с развитием рабовладельческого государства уже не на родоплеменной основе, а на основе общности занимаемого места в производственной жизни. Тем не менее в условиях сохранения сельской общины и существования значительных пережитков родоплеменной идеологии складывание этих новых общественных групп неизбежно сопровождалось заимствованием у родовой общины многих черт как в организации, так и в идеологических представлениях. Это видно даже из наименования этих общественных групп — джати, что означает — род, племя, происхождение; португальское слово «каста» является довольно точным переводом этого слова.

Для каст характерна отчуждённость их друг от друга; члены различных каст не могут вступать в браки; у каждой касты в принципе своя исключительная и неизменная профессия. Помимо того, что кастам были присущи эндогамность и общность занятия, касты в отличие от варн имели внутреннюю администрацию; члены касты были связаны обязательством взаимопомощи, совместным исполнением религиозного культа, регламентацией производственного процесса, определёнными правилами общения с членами других каст и т. д.

Ремесленники, селившиеся в городах и объединявшиеся по специальности (для взаимопомощи, для представительства перед органами государственной власти и т. д.), также образовывали корпорации, постепенно перераставшие в касты. То же происходило с купцами, прислугой и т. д.

Хотя кастовый строй окончательно сложился только в период раннего средневековья, тем не менее касты становятся важным элементом общественной структуры уже около начала нашей эры. Постепенное складывание кастового строя в условиях медленных темпов роста общественного разделения труда, а также внешнее сходство каст и варн привели составителей древнеиндийских сборников законов к заключению, что касты возникли из варн, как результат смешанных браков представителей различных варн. Эта точка зрения одно время господствовала и в буржуазной историографии. Но это не соответствует действительности.

Варны были результатом развития общественного неравенства; основным в системе варн является их различие в правах и обязанностях по отношению к рабовладельческому государству. Возникновение же каст было результатом развития разделения труда, и основным для каст является их место в экономической жизни общества. Однако общественное положение каст также было различным, так как они складывались в условиях уже существовавшего общественного неравенства, в условиях существования варн. Естественно, что касты впервые оформляются внутри варн, к которым относилась производительная часть населения — вайшьи и шудры; касты среди брахманов и кшатриев так и не развились в полной мере: брахманы до сих пор по традиции считаются единой кастой.

Только к периоду упадка рабовладельческих отношений в Индии относятся попытки фиксации в сборниках законов правил и предписаний, касающихся каст и кастового строя. К варне вайшьев вначале были отнесены те касты, члены которых были заняты с точки зрения оседлого земледельца благородными занятиями — земледелием и обслуживанием государства и рабовладельческой знати экономически независимым или квалифицированным трудом: земледельцы, скотоводы (занятые разведением крупного рогатого скота), купцы, зажиточные ремесленники (занятые производством предметов роскоши) и т. д. Касты, основным занятием членов которых оставались менее привилегированные ремёсла (кузнецы, гончары, ткачи и т. д.) или обслуживание земледельческих каст (деревенские ремесленники, пастухи, сторожа и т. д.), оказались отнесёнными к варне шудр.

Отсталые племена, лишаемые земли, оттесняемые в наиболее неудобные для земледелия районы, теряли возможность перейти к более передовым формам хозяйства. Они продолжали заниматься рыболовством, охотой, лесным промыслом и т. д., а их отсталость консервировалась. По мере того, как они подвергались ассимиляции, для них не оказывалось места в системе варн, и они рассматривались как отверженные. Если они селились в городах, их уделом оставались самые неквалифицированные, плохо оплачиваемые, презиравшиеся общественным мнением профессии (подёнщиков, метельщиков улиц, уборщиков нечистот, работников на кладбищах, палачей и т. д.). Вне каст оказывались также бывшие рабы, посаженные на землю рабовладельческой аристократией.

Эти общественные группы со временем составили многочисленные касты «неприкасаемых», с которыми членам «чистых» каст запрещалось всякое общение в обыденной жизни. Эксплуататорские классы, заинтересованные в максимальной разобщённости трудящихся, насаждали и поддерживали кастовые различия и в особенности насильственную изоляцию от других трудящихся наиболее обездоленных и эксплуатируемых из них, причислявшихся к «неприкасаемым».

В различных районах Индии процесс складывания каст происходил различными темпами и в неодинаковых формах. Сходные касты, относимые в одном районе к шудрам, в другом причислялись к вайшьям. Касты, причислявшиеся в одном районе к «неприкасаемым», могли не считаться таковыми в других и т. д. Кроме того, кастовая система отнюдь не была абсолютно неподвижной и застывшей. Возникали новые касты, вследствие изменения общественных условий происходили изменения в статусе отдельных каст, например, как уже указывалось, члены земледельческих каст, считавшиеся в древности вайшьями, с развитием феодальных отношений превращались в шудр.

При медленном темпе развития производительных сил и общественного разделения труда, в условиях господствующей общинной организации и сильнейших пережитков родоплеменной идеологии, при низком уровне техники кастовый строй способствовал (особенно в ремесле) накоплению совершенных производственных навыков и преемственности в их передаче из поколения в поколение.

Цитируется по изд.: Всемирная история. Том II. М., 1956, с. 567-569.

Урок по истории Древнего мира. 5-й класс. «Кастовое деление в Древней Индии»

(Аналогично учитель знакомить учащихся с остальными кастами и кратко характеризует их).

В касту воинов входили цари, военачальники, воины, сражавшиеся на колесницах и в конном строю. Им доставалась большая часть военной добычи. В мирное время они пировали, охотились, состязались в стрельбе из лука.

Земледельцы были созданы из бедер Брахмы. Они обрабатывали землю и выхаживали скот, платили налоги, которые шли в государственную казну.

Каста слуг была создана из запыленных ступней Брахмы. Их удел – быть слугами, питаться остатками со стола своего хозяина, носить его изношенную одежду и пользоваться его старой утварью. Им запрещалось участвовать в жертвоприношении богам. У них было мало прав.

4. Закрепление изученного материала с дополнением нового.

Игра «Живые картинки»

Ребята выбирают карточку определенного цвета. Цвета карточек соответствуют цвету одежд, которые носили представители каждой касты. На карточке дано описание каждой касты. Ученик, познакомившись с описанием, должен отгадать, к какой касте он относится и занять свое место : брахманы – стоят на стуле, воины стоят по краям около стульев, земледельцы сидят у ног брахманов на стульях, слуги – сидят на полу. Несколько ребят не войдут ни в одну касту. После того, как ребята заняли свои места, предложить им проверить себя: у каждой касты листочки одинакового цвета.
Учит. Вот такого цвета и носили одежды представители каждой касты.

Но у нас осталось несколько ребят, которые не смогли определить своего места. Почему? (Предложить одному из этих учеников прочитать, что написано у него на листочке.)

«Нам приходится хуже всего. Нам не разрешают даже жить в деревне. С нами никто не садится за один стол. А питаемся – отбросами. Мы носим особую одежду, чтобы никто не подошел и случайно к нам не прикоснулся. Мы выполняем самую грязную работу в деревне и в это время нет никого на улице.»

Учит. Это группа неприкасаемых Почему они не встали вместе со всеми?

(Это не каста, а социальная группа.)

Садитесь все на места и запишите название каст и группы населения в тетрадь, только отступите одну строчку для темы урока. Мы ее запишем в конце урока, а сформулируете вы ее сами.

5. Знакомство с Буддой и буддизмом.

— Как сами индийцы относились к кастовому делению? (Читаем вслух пункт 6 в учебнике).

— Кто такой Будда) (Сообщение ученика о Будде.)

Запишите в тетрадь «Будда – основатель мировой религии буддизма».

Технологическая карта урока: Индийские касты

I. Организационный момент

Фронтальная. Словесный. Слово учителя

Приветствует учащихся.

Проверяет готовность к уроку

Приветствуют учителя. Организуют свое рабочее место

Быстрое включение в деловой ритм

 

II. Постановка учебной задачи

Фронтальная. Словесный. Беседа

Сообщает тему урока, предлагает сформулировать учебную задачу

Слушают учителя и отвечают на его вопросы

Регулятивные: принимают учебную задачу, сформулированную вместе с учителем

 

III. Усвоение новых знаний и способов действий.

Миф о происхождении четырех каст

Фронтальная. Объяснительно-ил-люстративный, проблемный. Рас-

сказ учителя,

работа с ап-

пликацией, иллюстрациями, беседа

Используя аппликацию, рассказывает
о происхождении каст в Индии.

– Считаете ли вы справедливым разделение людей на касты?

Знакомятся с терминами: каста, брахманы, воины, земледельцы, слуги

Регулятивные: определяют и формулируют цель деятельности на уроке с помощью учителя.

Познавательные: извлекают необходимую информацию из прослушанного рассказа, наглядного материала

Беседа по вопросам

Общественное устройство, варны

Групповая. Словесный. Работа с текстом, рассказ

Предлагает каждой группе «совершить экскурсию» в одну из каст, затем рассказать об увиденном

Характеризуют условия и образ жизни, занятия людей разных каст индийского общества

Коммуникативные: принимают участие в работе группами; договариваются, приходят к общему решению

Рассказ

Будда. Буддизм

Индивиду-альная, фронтальная.
Словесный, творческий. Сообщение, работа с текстом, беседа

Предлагает послушать сообщение о Будде, задать вопросы выступающему. Организует работу с текстом учебника, вопросами (см. Приложение 1)

Характеризуют основателя новой религии – Будду, особенности буддизма

Коммуникативные: готовят сообщения, используя информацию, полученную из ресурсов Интернета; высказывают свое мнение

Сообщение,

беседа по вопросам

Культурные достижения

Индивидуальная, фронтальная. Словесный, творческий. Сообщение, беседа

Предлагает послушать сообщение
о культурных достижениях Древней
Индии

Рассказывают о создании в Индии цифр, шахмат, письмо, 0 – обозначение пустоты

Коммуникативные: готовят сообщения, используя информацию, полученную из ресурсов Интернета

Сообщение

IV. Закрепление знаний и способов действий

Фронтальная, парная. Словесный. Беседа

Организует беседу по вопросам (см. Приложение 2).

Предлагает осуществить взаимопроверку на знание терминов

Объясняют значения терминов

Познавательные: воспроизводят по памяти информацию.

Коммуникативные: оформляют свои мысли в устной форме; слушают и понимают речь других

Беседа по вопросам, взаимопроверка

V. Информация о домашнем задании

Фронтальная. Словесный. Сообщение учителя

Комментирует задание.

Задания 83–85 в рабочей тетради. Индивидуальное задание: подготовить

сообщение о Конфуции (по ресурсам
Интернета)

Воспринимают задание, уточняют

Регулятивные: принимают учебную задачу

Задания
в рабочей тетради, сообщение

Индийская кастовая система: объяснение

Происхождение кастовой системы

Может быть, вы узнали, что такое кастовая система, на уроке мировой истории в школе. Возможно, вы думали, что это историческая система, которая давно осталась в прошлом. Но, в отличие от других социальных разделений, которые мы видели на протяжении всей истории, это до сих пор определяет большую часть жизни в Индии. В том числе, где вы можете жить, какую работу вы можете выполнять и даже какую воду вы можете пить. Но позвольте мне перемотать назад.Кастовая система глубоко укоренилась в индуистской вере в карму и реинкарнацию.

Кастовая система, существующая более 3000 лет назад, делит индусов на четыре основные категории: брахманов, кшатриев, вайшьев и шудр в зависимости от того, кем они были в прошлой жизни, своей кармы и родословной, из которой они происходят. Многие считают, что система произошла от Брахмы, индуистского Бога творения, считая, что брамины представляют глаза и ум Брахмы и поэтому часто являются учителями и священниками, кшатрии представляют его руки и часто являются воинами, вайшьи представляют его ноги и ноги. часто фермеры или торговцы, а шудры представляют его стопы и часто являются чернорабочими.

Вот распределение четырех основных каст:
  1. Брахманы: Высшая и наиболее уважаемая каста. Эти люди часто занимают должность священника или учителя.
  2. Кшатрии: Вторая каста. Эти люди традиционно известны как «воины». Они часто работают фермерами, торговцами или торговцами.
  3. Вайшьи: Третья каста. Эти люди часто работают фермерами, торговцами или купцами.
  4. Шудры: Четвертая каста. Часто это люди, занимающиеся ручным трудом.

Хотя есть 4 основные касты, система разделена на тысячи подкаст, что еще больше разделяет народ Индии. Кроме того, существует целая отдельная каста, которых общество считает настолько мерзкими, что они вообще не считаются частью системы — неприкасаемые или далиты. Они полностью отстранены от общества. запрещено жить среди представителей высших каст.

Вот некоторые факты о кастовой системе Индии:
  • Брахма, четырехголовое и четырехрукое божество, которому индусы поклоняются как создателю вселенной. Кастовая система основана на проявлении Брахмой четырех основных каст, описанных выше.
  • Махатма Ганди провел большую часть своей жизни, работая над обеспечением равенства далитов (неприкасаемых). Он называл неприкасаемых «хариджанами», то есть детьми Божьими.
  • Ваша каста назначается при рождении на основе касты вашей семьи.
  • Кастовая система впервые была описана в индуистском тексте «Законы Ману», написанном около 250 г. до н.э.
  • Далиты считаются настолько нечистыми, что им запрещено пользоваться одной и той же водой, пользоваться одной и той же улицей и т. д., как и высшим кастам.

Хотя многие крупные города по всей Индии отказались от такого сильного влияния на касты, эта система по-прежнему широко распространена в деревнях по всей стране, определяя, кто и где может жить, какую работу они могут иметь, с кем они могут говорить и даже какие права человека они могут иметь.

Эта система настолько глубоко укоренилась в культуре страны, что ее принципы и эффекты будут жить долгие годы.

Вам также может понравиться:

Христианство и далиты в Индии

Далиты – есть надежда для касты вдали от Индии

Христианство в Индии

Разница между кастой и религией

Что такое каста?

Каста — это система социальной стратификации или группировки людей в соответствии с богатством, доходом, профессией или социальным положением.Каста характеризуется эндогамией (брак внутри одного класса), наследованием образа жизни, часто связанного с родом занятий, социальным статусом или иерархическим статусом, а также разрешенным социальным взаимодействием и исключением.

Слово «каста» происходит от испанско-португальского слова «casta», которое переводится как «раса, происхождение или порода». Его современное использование было введено португальцами в 1498 году, когда они прибыли в Индию.

Кастовые системы использовались на протяжении всей истории и существуют до сих пор. Он существует в различных культурах и регионах, однако чаще всего его называют примером индийской системы социальных классов. Кастовые системы можно найти среди других мест в Индии, Непале, Шри-Ланке, Китае, Корее, Японии, Древнем Египте, Иране и некоторых частях Африки.

Считается жесткой системой социальных различий. Положение в кастовой системе определяет ценность человека, а также определенные блага и общественное согласие. Люди на более низких уровнях системы будут иметь больше ограничений и исключений.В рамках кастовой системы многих вещей, которые могут быть желательны для одного класса, можно избежать любой ценой в другом классе.

Поскольку каста является наследственной системой, человек рождается в положении, и в большинстве случаев почти невозможно перейти на более высокое положение. Люди в пределах определенного класса кастовой системы часто принимают решения как группа, и индивидуальность теряется как член социального класса.

 

Что такое религия?

У ученых нет единого мнения о том, что такое религия. Некоторые просто классифицировали это как «веру в сверхъестественное». Это и неправильно, и правильно. Религия имеет дело со сверхъестественным в том смысле, что в большинстве религий есть мысли о загробной жизни, духовном царстве, божественном божестве за пределами понимания и чудесах. Все эти вещи имеют дело с понятиями, которые находятся за пределами естественного и, следовательно, сверхъестественного. Однако большинство религий не верят в призраков, оборотней, вампиров и других фантастических и сверхъестественных существ или идей.

Слово «религия» происходит от латинского religio , значение и происхождение которого затемнено историей.Это слово чаще всего понимается как «поклонение богам» или «уважение к тому, что свято».

Чаще всего под религией понимают систему верований, которая поклоняется божественному божеству или божествам посредством различных практик, образа жизни, жертвоприношений и молитв. Божественная сущность чаще всего рассматривается как создатель физического мира, а чаще всего также как создатель метафизического. Он основан на вере, и ему верят независимо от доказательств. В зависимости от взглядов человека на Бога божество будет иметь прямое или косвенное влияние на физический мир и жизнь отдельных верующих.

Существует также мнение, что религия рассматривается как любая забота, которая в конечном счете затмевает все другие заботы и рассматривается как основа смысла жизни. Мысли о заботе раскрываются через образ жизни, который придерживается понимания заботы. Поэтому многие утверждают, что буддизм в его различных формах является религиозным, поскольку мысли и философия актуализируются через образ жизни, уникальный для системы верований, связанной со смыслом жизни.

Религия в конечном итоге имеет дело с вещами, которые считаются святыми или важными на духовном уровне для человека.Однако это расплывчатое описание, но оно включает пророчества, святые места, ритуалы, писания, священные предметы, организации, методы поклонения, песни и движения.

 

Сходства между кастой и религией

Так же, как существуют разные религии, существуют и разные кастовые системы. Точно так же, как некоторые религии (хотя и не всегда) связаны с культурой или регионом, различные кастовые системы связаны с культурой и регионом.

И то, и другое можно рассматривать как определенный набор правил для поддержания порядка.Они похожи в том смысле, что оба навязывают определенный образ жизни и ожидания отдельных лиц и групп.

В индуизме кастовая система тесно связана с религией, и ее часто путают, поскольку это одно и то же понятие. Как и во многих других кастовых системах, религия часто используется для подтверждения достоверности системы и обеспечения ее использования. Поэтому во многих случаях кастовые системы были переплетены с религией до такой степени, что рассматривались как часть религиозного долга и, следовательно, создавали сходство.

Примерами того, как религия использовалась для обеспечения кастовой системы, являются голландская реформатская христианская церковь во время режима апартеида в Южной Африке и индуизм, поддерживающий кастовую систему Варнашрама Дхарма до сих пор.

 

Разница между кастой и религией

Религия и каста различаются по основной форме систем и назначению. В то время как каста имеет социальную цель для нынешних структур и образа жизни культур, цель религии чаще связана с будущим и нацелена на образ жизни в соответствии с примером божества.

  1. Религия чаще всего предшествует кастовой системе, поскольку большинство кастовых систем происходят из религиозной философии.
  2. В то время как кастовые системы имеют дело с социальными структурами в физическом мире, религия больше сосредоточена на метафизическом.
  3. Кастовые системы основаны на системах, занимающихся иерархическими вопросами, в то время как религия сосредоточена на поклонении Богу, морали и этических вопросах.
  4. Кастовые системы в основном оправданы в пределах высших рангов системы.Религия оправдывается священными писаниями, которые считаются святыми или божественными.
  5. Кастовые системы чаще всего зависят от культуры, и хотя существует множество вариантов кастовых систем, все они могут быть идентифицированы в пределах определенного региона и культурной группы. Одна и та же религия может быть найдена в разных культурах, принимая разные идентичности, связанные с культурами, сохраняя при этом основные ценности и характеристики.
  6. В религиях суждение, скорее всего, принадлежит божеству, которому поклоняются, и осуществляется через форму церкви и саморефлексию.Кастовая система насаждается через социальный коллектив, чаще всего из высших слоев общества.

Вот сравнительная таблица Касты и Религии

 

Резюме стихов касты и религии:

Каста и религия различны в различных аспектах; они имеют сходство и относятся к одним и тем же предметным областям.

Каста во многом связана с юриспруденцией, антропологией и другими областями гуманитарных наук, и среди них, безусловно, будет иметь отношение к религиоведению.

Религия будет относиться к тем же областям, хотя и будет иметь отдельную область изучения.

Перспектива исследований, однако, покажет величину различий и то, что эти два совершенно разных понятия связаны лишь минимально. Можно основательно изучить религию, не касаясь кастовой системы. С другой стороны, изучение кастовых систем почти наверняка коснется темы религии.

Последние сообщения Габриэля Давидса (посмотреть все)

: Если вам понравилась эта статья или наш сайт.Пожалуйста, распространите информацию. Поделитесь им с друзьями/семьей.

См.
APA 7
Дэвидс, Г. (2018, 1 мая). Разница между кастой и религией. Разница между похожими терминами и объектами. http://www.differencebetween.net/miscellaneous/religion-miscellaneous/difference-between-caste-and-religion/.
MLA 8
Дэвидс, Габриэль. «Разница между кастой и религией». Разница между похожими терминами и объектами, , 1 ​​мая 2018 г., http://www.разницамежду.net/разное/религия-разное/разница-между-кастой-и-религией/.

Границы | Роль индийской кастовой идентичности и кастовых несовместимых норм в представлении статуса

Введение

В целом люди принадлежат ко многим социальным категориям, которые можно либо получить, например, профессия, либо передать по наследству, например, пол. Последствия социальной категоризации часто проявляются не только в динамике социальных взаимодействий, но и в способе представления социального статуса.Для настоящего исследования интерес представляет индийско-индуистская кастовая система, которая является неотъемлемой чертой индийской социальной структуры. Кастовая система обеспечивает иерархию социальных ролей, которые обладают врожденными характеристиками и, что более важно, остаются стабильными на протяжении всей жизни (Dirks, 1989). Неявный статус присваивается касте, которая исторически менялась от социальных ролей к наследственным ролям. Это создало статусные иерархии на наследственной основе с ограниченной социальной мобильностью. Например, люди, рожденные в высшей касте, то есть в касте браминов , обычно были священниками и учеными.Люди, рожденные в касте кшатриев , были воинами и королями. Люди, родившиеся в касте вайшьев , были торговцами. Наконец, люди, рожденные в касте шудр , были рабочими. Кроме того, существовала дополнительная группа «отверженных», называемая далитов или «неприкасаемые», которые занимали самую низкую ступеньку социальной лестницы (см. Ambedkar, 1925/1989; Pick and Dayaram, 2006). В современной Индии индийское правительство ввело схему категоризации, в которой неприкасаемые касты были классифицированы как зарегистрированные касты (SC), отсталые племена были классифицированы как зарегистрированные племена (ST), а обездоленные касты были классифицированы как другие отсталые касты (OBC).Сообщество передовой касты (FC) обычно составляет группу высших каст. SC, ST и OBC, включающие исторически неблагополучные группы, получили возможность трудоустройства от правительства посредством позитивных действий (Sheth, 1987; Kumar, 2001; Gupta, 2005; Dreze and Khera, 2009). ФК исторически занимал и продолжает занимать прочное социально-экономическое положение с самым высоким статусом в обществе. Таким образом, одной из основных целей настоящего исследования было изучение того, как статус когнитивно репрезентируется в индийском обществе как следствие того, как воспринимается каста. Даже сейчас люди в Индии продолжают определять свою самоидентификацию с помощью касты, к которой они принадлежат, и социальной группы, в которой они находятся. тип социальной идентичности, вероятно, был бы одним из самых заметных идентичностей в индийском контексте. Этот аспект рассматривается в теории социальной идентичности (Tajfel and Turner, 1986), к которой мы сейчас обратимся.

Социальная идентичность как основа кастовой идентичности

Социальная идентичность утверждает, что люди получают важную часть своей идентичности от подтверждения принадлежности к группе, к которой они принадлежат.Тайфел и Тернер (1986) предположили, что любая группа (например, социальный класс, семья, футбольная команда и т. д.) может служить источником гордости и самоуважения, поэтому мы склонны повышать свою самооценку, поощряя и одобряя статус группы, к которой мы принадлежим, так называемой «своей группы» (в отличие от «чужих» групп, к которым мы относимся , а не , см. также Hogg and Turner, 1987). Индийская социальная структура обеспечивает благодатную почву для изучения интерактивных ролей множества идентичностей, таких как религиозная, национальная, региональная (север против других).юг), класс и каста, в которых можно было отказаться или соединить эти идентичности в интересах общественного функционирования (Miller et al., 1990; Miller and Bersoff, 1992). Но многие исследователи подчеркивают важность и влияние касты как неотъемлемой социальной идентичности среди многих выходцев из Южной Азии по сравнению с другими социальными идентичностями, такими как пол и этническая принадлежность (например, Gayer, 2000; Mand, 2006). На самом деле утверждалось, что кастовая идентичность может преобладать над другими социальными идентичностями из-за ее первостепенной важности для многих выходцев из Южной Азии (Judge and Bal, 2008).Мы утверждаем, что в контексте репрезентации статуса кастовая идентичность (в отличие от религиозной, национальной и региональной идентичности) была бы наиболее заметной идентичностью в объяснении различий в восприятии статуса из-за неотъемлемых ассоциаций касты и статуса. Таким образом, согласно теории социальной идентичности, люди будут стремиться поддерживать положительный образ своей кастовой идентичности. Далее мы утверждаем ниже, что кастовая идентичность будет особенно заметна для представителей высших каст.

Сильная кастовая идентичность может обеспечить чувство принадлежности или чувство собственного достоинства, тем самым полагаясь на некоторые кастовые нормы.В частности, известно, что представители высших каст рассматривают кастовую идентичность как более устойчивую конструкцию, при которой эта идентичность наследуется при рождении. Они склонны эссенциализировать свою идентичность, и это в основном связано с чувством связи с предыдущими поколениями своей кастовой группы. Люди из высших каст также развивают чувство преемственности во времени, позитивную самобытность и повышенную самооценку в результате эссенциализации своей кастовой идентичности (Jaspal, 2011). Фактически, в исследовании, проведенном Cotterill et al.(2014), утверждалось, что кастовая система имеет тенденцию узакониваться через идеологию кармических верований (веры в то, что общие хорошие или плохие поступки в жизни вознаграждаются или порицаются рождением в высшей или низшей касте в следующей жизни) особенно теми, кто имеет высокую ориентацию на социальное доминирование (SDO), то есть теми, кто демонстрирует общее предпочтение иерархическим социальным отношениям (Sidanius and Pratto, 1999; Pratto et al. , 2000). Более того, когда члены высших каст эссенциализируют свою кастовую идентичность (Mahalingam, 2003), они позволяют себе клеймить представителей низших каст.Члены низших каст или далитов , с другой стороны, не верят, что их кастовая идентичность передается по наследству, и поэтому не придают ей эссенциального значения. Таким образом, они могут повысить свою самоэффективность благодаря возможности социальной мобильности, основанной на идее о том, что кастовая идентичность может рассматриваться как менее постоянная (Mahalingam, 2003). Таким образом, мы утверждаем, что кастовая идентичность более заметна среди представителей высшей касты из-за их веры в то, что они имеют привилегию унаследовать этот положительный образ высшей касты при рождении.Люди из низших каст не будут иметь ярко выраженной кастовой идентичности, потому что они считают, что эта идентичность не является эссенциальной и что принадлежность к этой группе имеет негативные последствия.

Угроза социальной идентичности и кастовые нормы

Эффекты социальной идентичности основаны на защите я-концепций (Tajfel and Turner, 1986), и, таким образом, любая угроза этой я-концепции будет связана с сильными эффектами идентичности. Исследования показали, что члены группы с высокой идентификацией находят способы защитить свою внутригрупповую идентичность (см., 1997). Однако Branscombe et al. (1999) утверждают, что угроза социальной идентичности на самом деле зависит от степени групповой идентификации. Например, они предполагают, что те, кто сильно идентифицируется со своей группой, с большей вероятностью будут демонстрировать защитные реакции, чем те, кто не так сильно идентифицирован. Мы можем предположить, что представители высшей касты, узаконивающие присущую им высшую касту, также будут демонстрировать сильную принадлежность к высшей касте.

Итак, что конкретно может вызвать угрозу идентичности, связанную с кастой? Мы утверждаем, что нормы и ожидания, связанные с принадлежностью к касте, если их подвергнуть сомнению, могут стать источником угрозы.На самом деле чаще всего наблюдается, что человек, совершающий какие-либо нарушения норм (особенно из высшей касты), подвергается остракизму и обесцениванию (Mahalingam, 2007). Одна из наиболее глубоко укоренившихся кастовых норм касается брака. Например, когда люди нарушают норму брака внутри своей касты, вступая в межкастовый брак, считается, что представитель высшей касты позорит семью, и это нарушение нормы считается аморальным. Бранскомб и др. (1999) утверждали, что когда идентичность, связанная с ценностью морали, находится под угрозой, люди с высокими идентификаторами будут демонстрировать более защитные реакции.Поэтому мы утверждаем, что угроза собственной касте, если она связана с моральными ценностями или нормами, побудит сильных кастовых идентификаторов смягчить эту угрозу и защитить свою идентичность.

В течение многих лет представители высших каст в целом имели более высокий статус в обществе и считали себя живущими в соответствии с более высокими моральными стандартами и ценностями по сравнению с представителями низших каст (Mahalingam, 2003). Обычно считается, что люди из высших каст обладают качествами, связанными с мудростью, интеллектом, честностью, аскетизмом и нравственностью, в то время как люди из низших каст обладают качествами тупости, глупости, безнравственности, нечистоты и другими негативными качествами (Дешпанде, 2010). Эти древние установленные нормы были перенесены в современное индийское общество, и, таким образом, некоторые нормы были явно привязаны к кастовому типу. Таким образом, мы можем утверждать, что мораль, возможно, является важной ценностью, присущей чьей-либо касте, и нарушение такой нормы может быть источником угрозы, особенно среди высокопоставленных лиц. Как упоминалось ранее, межкастовые браки могут рассматриваться как типичное нарушение норм в Индии и часто рассматриваются как «загрязняющие» неприкосновенность кастовой системы (Dube, 2001), тем самым затрагивая ценность морали.Браки между представителями высших и низших каст караются особенно сурово и иногда приводят к публичному линчеванию супружеских пар или их родственников, убийству (невесты, жениха или их родственников), изнасилованию, публичным избиениям и другим санкциям (NYU 2007, p. 11 as цитируется в Hoff et al., 2009). Фактически, в Северной Индии межкастовые браки часто приводят к тому, что члены семьи решают убить пару (Flintoff, 2010; Goli et al. , 2013). Таким образом, когда член высшей касты совершает нарушение норм, он обесценивается в обществе.Этот эффект можно, в частности, понять под «эффектом черной овцы» (BSE), когда люди в целом унижают девиантных членов группы (Marques and Paez, 1994).

Эффекты нарушения норм и идентификация

Когда норма нарушается, участники часто воспринимают это девиантное поведение как потенциально угрожающее групповой идентичности и поэтому борются с девиантным поведением, чтобы уменьшить угрозу (Jetten and Hornsey, 2014). Однако исследования показали, что склонность группы защищаться от угрозы зависит от степени, в которой человек идентифицируется с группой (Marques and Paez, 1994).Те, кто не так сильно идентифицируется с группой, обычно менее мотивированы защищать свою социальную идентичность (Spears et al., 1997; Rimal and Real, 2005). Таким образом, можно понять, что люди с высоким уровнем идентификации будут демонстрировать большую мотивацию к участию в групповой защите для защиты от угрозы (Doosje et al. , 1995). Мы утверждаем, что люди из высших каст будут иметь высокие идентификаторы со своей кастой, а люди из низших каст будут низкими идентификаторами со своей кастой. Однако мы утверждаем, что защита внутригрупповой идентичности будет рассматриваться как эффект паршивой овцы, а не как внутригрупповой фаворитизм.Известно, что в определенных ситуациях члены своей группы исключают нежелательных членов из своей группы, чтобы сохранить позитивную и самобытную социальную идентичность (Marques and Paez, 1994). Например, исследование Оттена (2009) утверждает, что агрессивное социальное взаимодействие между жертвой и преступником может привести к в целом предвзятым реакциям, которые могут привести либо к внутригрупповому фаворитизму, либо к эффекту паршивой овцы; последний эффект наиболее вероятен в определенных ситуациях. Говоря более конкретно, внутригрупповой фаворитизм особенно наблюдается, когда девиантное поведение преступника было двусмысленным или непреднамеренным (Duncan, 1976; Sagar and Schofield, 1980). Однако, когда есть явные доказательства того, что внутригрупповые преступники преднамеренно «совершили преступление» (см. также Abrams et al., 2000; Marques et al., 2001), можно наблюдать эффект паршивой овцы. Ван и др. (2016) также обнаружили нейронные доказательства того, что преднамеренные агрессивные взаимодействия приводят к паттернам эффекта паршивой овцы. Таким образом, есть некоторые свидетельства того, что агрессивные, преднамеренные и недвусмысленные взаимодействия приведут к большему количеству отступлений внутри группы.

Кроме того, этот образец внутригруппового умаления, как правило, более выражен среди людей, которые сильно идентифицируют себя со своей группой (Biernat et al., 1999), чем те, кто ими не является. Люди из высшей касты действительно будут иметь высокие идентификаторы из-за понятия «рождения» в высшей касте и, таким образом, будут особенно мотивированы защищать свою группу, исключая нежелательного члена (см. Branscombe et al., 1999). Кроме того, Castano et al. (2002) объясняют, что хорошо зарекомендовавшие себя члены группы (члены высших каст) особенно осведомлены о соответствующих правилах и нормах, и поэтому любое отклонение от таких норм будет представлять угрозу для групповой идентичности, на что ответит девальвация совершающего преступление члена группы и рассматривая его / ее как низкотипного.Исследование Stamkou et al. (2016) также добавляют, что особенно те, кто сильно идентифицирует себя со своей группой, воспринимают девиантного человека как менее типичного для своей группы. Таким образом, в целом члены группы, отклоняющиеся от нормы, воспринимаются как более негативные, чем члены, не отклоняющиеся от нормы (Marques et al., 1998, 2001; Pinto et al., 2010). Также согласно классификации угроз Branscombe et al. (1999), видно, что перед лицом угрозы моральным ценностям люди с высокими идентификаторами (лица из высших каст) чаще всего реагируют на такую ​​угрозу, участвуя в защитных реакциях (эффект паршивой овцы) и стремясь отличаться от девиантных. член группы.Таким образом, мы утверждаем, что представители высокой касты, которые также являются высокими идентификаторами своей касты, обесценят другого члена группы, совершающего нарушение норм (то есть агрессивного и преднамеренного), и сочтут нарушение морально неприемлемым, чтобы защитить свою социальную идентичность, находящуюся под угрозой.

Развивая эффект паршивой овцы, согласно теории субъективной групповой динамики (SGD; Marques et al., 1998; Abrams et al., 2000), члены группы мотивированы на поддержание положительной социальной идентичности.Затем эта мотивация приводит к положительным оценкам внутригрупповых конформеров и негативным оценкам внутригрупповых девиантов (Marques et al., 1998, 2001). Аналогичным образом Stamkou et al. (2016) обнаружили, что члены группы с более высоким рейтингом отдавали предпочтение последователям норм, чем их нарушителям. Они предполагают, что это могло быть связано с тем, что членам с более высоким рейтингом больше угрожал вызов нарушителя норм статус-кво. Таким образом, мы можем утверждать, что представители высших каст будут более мотивированы защищать свою внутригрупповую идентичность, давая отрицательную оценку девиантному члену.Точно так же, согласно теории реляционных моделей (RMT, Fiske, 1991, 1992), умаление члена своей группы с целью защиты групповой идентичности и целостности объясняется нарушением моральных норм, регулируемых конкретными внутригрупповыми отношениями. В нашем контексте это особенно относится к моральным мотивам единства и иерархии. Единство направлено на заботу и поддержку целостности своей группы, избегая или устраняя угрозы заражения. Когда член группы совершает моральное нарушение, вся группа чувствует себя оскверненной и пристыженной, пока не очистится.Иерархия, в свою очередь, направлена ​​на поддержание линейного порядка социального статуса, при котором подчиненные мотивированы уважать и подчиняться, а начальники — направлять, защищать, но также брать на себя моральную ответственность за действия своих подчиненных (обзор всех моральных мотивов см. в Раи и Фиске). , 2011). Таким образом, представители высших каст, которые нарушают прочно укоренившиеся высококастовые нормы морали, чистоты, самоконтроля и пастырской заботы, должны ожидать группового отвращения или даже наказания. Поэтому нас интересовала угроза идентичности в форме нарушения кастовых норм и вытекающие из этого когнитивные репрезентации касты и статуса, которые могли поддерживать идентичность.Мы исходим из того, что в этом контексте активизируется только кастовая идентичность, тогда как другие идентичности, такие как религиозная, национальная и региональная принадлежность, не будут играть роли.

Каста и социальные последствия

Одной из наиболее распространенных социальных проблем кастовой системы была дискриминация членов низших каст, как объяснялось ранее. В 1950 году конституция независимой Индии запретила дискриминацию по кастовому признаку, и в целях компенсации исторической несправедливости власти ввели квот на государственные должности и в учебные заведения для улучшения качества жизни низших каст («Что такое кастовая система Индии?», 2016, 26 февраля. , пара. 13). Была введена система резервирования , согласно которой для представителей низших каст резервировалось определенное количество мест в высших учебных заведениях и на государственных должностях. Однако этот закон вскоре встретил сильное сопротивление со стороны сообщества высших каст, которые считали, что система не является меритократической и предоставляет несправедливое преимущество членам низших каст (например, Siddique, 2011). Мы считаем, что система резерваций является одним из наиболее важных социальных последствий кастовой системы в наше время, и отношение к этой системе должно быть отражением кастовой идентичности.

Настоящее исследование

Утверждалось, что социальная идентичность будет играть неотъемлемую роль в том, как люди представляют свой статус. Таким образом, угроза своей социальной (кастовой идентичности) в виде нарушения норм приведет к включению в групповую защиту. Важно отметить, что мы относимся к нарушениям норм как к поведению других членов группы, а не к нарушениям собственных норм. Таким образом, целью данного исследования было изучить роль несовместимых (нарушающих) кастовых норм и несогласных с ними.кастовые нормы-согласованные (не нарушающие) ситуации в создании ментальных представлений о статусе. Кроме того, мы также хотели изучить, как представители высших и низших каст выносят моральные суждения в ситуациях нарушения норм и их ненарушения. Мы прогнозируем, что угроза кастовой идентичности будет наиболее заметной для представителей высших каст, потому что эти люди в целом имеют более высокий уровень кастовой идентичности. В целом, мы предсказывали, что люди из высших каст будут демонстрировать эффект паршивой овцы, когда вводятся нарушения кастовых норм.Таким образом, мы ожидали, что перед лицом угрозы идентичности в условиях, несовместимых с нормами, будет ярко выраженная кастовая идентичность, приводящая к мысленной репрезентации, отражающей обесценивание внутригруппового преступника (эффект паршивой овцы) и снижение моральной приемлемости действие внутригруппового преступника, особенно среди лиц из высших каст. Более того, мы ожидаем, что этот эффект паршивой овцы опосредуется высокой кастовой идентичностью (а не региональной, религиозной или национальной идентичностью).

В этом исследовании мы использовали виньетки, описывающие ситуацию социального конфликта, которая включала нормы насилия и морали, как отражающие общепринятые нормы в индийском контексте. Социально-конфликтная ситуация всегда влекла за собой заведомо агрессивное взаимодействие между потерпевшим и виновником. Участники прочитали две истории, в которых два главных героя изображались либо жертвой, либо преступником. Главные герои принадлежали к высшей или низшей касте, что изображалось с использованием имплицитных стимулов имен и лиц (предварительно протестировано).Затем они должны были выбрать и выбрать в качестве ответа одно из девяти графических изображений, которые представляли главных героев истории на вертикальной линии с разной степенью статусной дистанции. В конце каждой истории участники также должны были оценить моральную приемлемость поведения, имевшего место между главным героем и жертвой. Эта процедура была выбрана на основе общей идеи о том, что суждения о статусе поддерживаются автоматическим моделированием вертикального местоположения (von Hecker et al., 2013; см. также Schubert, 2005, посвященный тому же аргументу о социальной власти).Мы предполагаем, что абстрактные понятия, такие как статус, могут быть мысленно представлены в воплощенном виде (Niedenthal et al., 2005). Гисснер и Шуберт (2007) показали, что информация о власти лидера влияет на вертикальное позиционирование лидера участниками. Используемая здесь парадигма включает такие представления статуса через вертикальное измерение. В этом исследовании мы интерпретируем эффект паршивой овцы в форме оценки статуса, при которой член группы не обязательно исключается, а вместо этого обесценивается в статусе.То есть, когда преступник изображается как член своей группы (высокой касты), они затем унижают этого человека, представляя его как человека с более низким статусом. С другой стороны, люди из низших каст не будут отличаться в том, как они представляют статус, независимо от состояния, то есть они обычно демонстрируют тенденцию изображать преступника как имеющего более высокий статус, чем жертва, независимо от того, является ли преступник высоким или низкая каста. Наконец, мы также предсказываем, что высокая кастовая идентичность также будет опосредовать отношения между кастовой принадлежностью и социальными последствиями касты, такими как одобрение позитивных действий.Таким образом, оппозиционное отношение лиц из высших каст к позитивным действиям в сфере образования будет опосредовано их идентичностью из высшей касты.

Материалы и методы

Участники

Сто два южных индийца из различных частей Ченнаи, Индия, были завербованы лично с помощью удобного метода выборки. К участникам подходили из разных частей города и объясняли исследование на примерах и на местном языке – тамильском. В качестве прикрытия им сообщили, что опрос является частью большого исследовательского проекта, который поможет лучше понять индийское общество.Испытываемые материалы вводили с помощью бумаги и карандаша. Исследователь оставался в этом районе, пока участники не завершили опрос и не ответили на вопросы, если это необходимо. Участники вызвались участвовать в этом исследовании бесплатно (возраст M = 33,25, SD = 12,46; 56 женщин; 45 представителей высшей касты). Описательные данные демографических данных участников приведены в Таблице 1.

ТАБЛИЦА 1. Частота и процентное соотношение всех демографических переменных.

Дизайн и процедура

Все участники ответили на демографические вопросы, а затем им было предложено прочитать несколько историй и ответить на несколько вопросов, основанных на них. Затем участников случайным образом распределяли по одному из двух условий. (i) соответствие кастовой норме, когда преступник принадлежал к низшей касте, а жертва — к высокой касте, и (ii) несоответствие кастовой норме, когда преступник принадлежал к высокой касте, а жертва — к низшей касте.Затем участники прочитали истории, относящиеся к каждому состоянию, и ответили на вопросы о представлении статуса и моральной приемлемости каждой истории. Затем последовали ответы на вопросы об отношении к позитивным действиям, об их национальной, региональной, кастовой и религиозной идентичности и, наконец, проверка на манипулирование. По окончании опроса все участники были подведены итоги.

Материалы и меры

Материалы для кастовых раздражителей
Предварительно протестировано

имен и лиц, из которых получилось четыре имени и лица; двое принадлежат к низшей касте и двое принадлежат к высшей касте из Южной Индии.Имена содержали имя и фамилию, указывающую на принадлежность к определенной касте. Длина имени не контролировалась, поскольку одни фамилии более характерны для касты, чем другие. Имена низших каст включали Селварадж Мани и Каннан Пандиан. Имена высших каст включали Мурали Раман и Рави Кришнамурти. Характерные черты, используемые для различения лиц, принадлежащих к разным кастам, включали (i) цвет кожи, при этом лицо из высшей касты обычно имело более светлый цвет кожи, а лицо из низшей касты имело более темный цвет кожи (ii) волосы на лице, при этом лицо из более высокой касты имело бы иметь меньше волос на лице или вообще не иметь их, в то время как лицо из низшей касты будет иметь больше волос на лице, и (iii) общий уход, при котором лицо из высокой касты выглядело более ухоженным, чем лицо из низшей касты. Участникам никогда прямо не сообщали, что люди в рассказах принадлежат к высшей или низшей касте.

Истории социальных конфликтов

Участники прочитали два рассказа, в которых описывалась ситуация социальной угрозы, в которой два главных героя были либо жертвой, либо преступником. Конкретные конфликтные ситуации, связанные с насилием и моралью, были выбраны из-за их распространенности в индийском обществе и потому, что такие проблемы в значительной степени уходят корнями в различие характеристик высших и низших каст.В условиях соответствия кастовым нормам все участники читали две истории в южно-индийском контексте, в которых жертва изображалась как член высшей касты, а преступник изображался как член низшей касты, на основе кастовых ассоциаций, имена и лица которых могли бы вызвать . Например, «На перекрестке Маунт-Роуд образовалась огромная пробка, где столкнулись две машины. Пока никто не пострадал, водители выскочили из машин и начали оскорблять друг друга. Эта ссора вскоре переросла в настоящую драку, когда Селварадж Мани выпрыгнул из своей машины и напал на Мурали Рамана . Мурали Рамана вытащили из машины и сильно ударили Селварадж Мани . Мурали Раман наконец упал на землю и выкрикнул извинения, но Селварадж Мани не переставал пинать его, пока не приехала полиция и не разлучила двух водителей». В условиях несоответствия кастовым нормам участники также прочитали две южноиндийские истории, в которых жертва изображалась как член низшей касты, а преступник изображался как член высшей касты. Например, «На перекрестке Маунт-Роуд образовалась огромная пробка, где столкнулись две машины.Пока никто не пострадал, водители выскочили из машин и начали оскорблять друг друга. Эта ссора вскоре переросла в настоящую драку, когда Мурали Раман выпрыгнул из своей машины и напал на Селвараджа Мани . Селварадж Мани вытащили из машины и сильно ударили Мурали Раман . Селварадж Мани наконец упал на землю и выкрикнул извинения, но Мурали Раман не переставал пинать его, пока не приехала полиция и не разлучила двух водителей. В конце каждого рассказа были представлены две фотографии лиц и их имена под фотографиями. Таким образом, имя низшей касты было представлено под фотографией низшей касты, а имя высшей касты было представлено под фотографией высшей касты. Были выбраны две разные конфликтные ситуации. Один был о ситуации с пробкой, а второй — о ситуации в офисе, когда двое коллег поссорились (все истории см. в Приложении 1). Истории были сбалансированы в контексте Южной Индии, а также между условиями.Все истории были на тамильском языке.

Демографические вопросы

Участники прошли опрос, который включал несколько демографических вопросов, указывающих на их религию, предполагаемый социально-экономический статус, образование и касту. Категории каст включали самую отсталую касту (MBC), отсталый класс (BC), ST, SC и FC. Участникам было предложено указать свою касту, выбрав одну из категорий. Для целей исследования MBC, BC, ST и SC были сгруппированы вместе как низшей касты , а FC остались как высшей касты . В таблице 1 показаны все частоты и проценты для других демографических переменных.

Представление статуса

После прочтения рассказов участники должны были выбрать одно из девяти графических изображений, которое, по их мнению, лучше всего отражало социальный статус между двумя главными героями рассказа. Каждое изображение состояло из вертикальной линии с двумя кругами, представляющими каждого из главных героев с разной степенью статуса. Более широкое расстояние между двумя кругами по вертикали указывало на большую разницу в статусе (подробности см. на рис. 1).Первая и девятая картинки представляли наибольшую статусную дистанцию, но в разных направлениях, например, жертва в нижней части вертикальной линии, а преступник в верхней части вертикальной линии, или положение жертвы и преступника поменялось местами. На рисунке 5 два круга, объединенные в один на вертикальной линии, указывают на равный статус. Эти значения были объяснены участникам. Расстояние оценивалось на основе изображения, при этом изображение, представляющее наибольшее расстояние, получило 4 балла, а изображение, представляющее наименьшее расстояние, получило 1 балл. Изображение, представляющее равный статус, получило 0 баллов. Положительные значения расстояния были оценены для конгруэнтного представления статуса и историй, то есть жертва в более низком положении, а преступник в более высоком положении. Отрицательные значения расстояния были назначены для неконгруэнтного представления статуса и историй, то есть жертва занимает более высокое положение, а преступник — более низкое. Каждый участник получил балл за каждую из историй. Все выбранные расстояния, относящиеся к южноиндийским историям, были объединены вместе, чтобы получить оценку расстояния.

РИСУНОК 1. Пример переменной, зависящей от расстояния.

Моральная приемлемость

После выбора репрезентаций статуса для всех историй участников просили указать по шкале (1 = крайне неприемлемо до 5 = крайне приемлемо ), в какой степени они воспринимали поведение между главным героем и жертвой в сценариях как аморальное. приемлемо.

Отношение к системе бронирования

Участники оценили вопрос о том, поддерживали они или выступали против политики позитивных действий (система квот в Индии) по шкале (от 1 = решительно против до 5 = решительно поддерживаю ).

Множественные личности

Участников попросили указать, в какой степени они отождествляют себя с индийцами, южноиндийцами, представителями высшей касты, низшей касты и религиозностью по шкале (от 1 = строго не отождествляют до 5 = сильно отождествляют ). Все вопросы были даны на тамильском языке.

Проверка манипуляции

В конце исследования участникам представили все восемь имен главных героев и попросили указать, к какой касте они принадлежат, выбрав высшую касту, низшую касту или неуверенный вариант.

Результаты

Описательная статистика результатов проверки манипулирования представлена ​​в Таблице 2, где показаны частоты категорий ответов для каждого из протагонистов. В целом, большинство участников отнесли главных героев южноиндийской высшей касты к высшей касте, а главных героев южноиндийской низшей касты — к низшей касте. Таким образом, можно предположить, что имен и лиц главных героев было достаточно для идентификации касты. Описательная статистика и двумерные корреляции переменных идентичности представлены в таблице 3.Для целей настоящего исследования были усреднены статусные расстояния из истории Южной Индии 1 ( M = 0,92, SD = 2,23) и истории Южной Индии 2 ( M = 0,61, SD = 2,49). используется, поскольку образец был образцом из Южной Индии. Все участники читали рассказы и делали индивидуальное описание статуса для каждого рассказа. Чтобы проверить наши прогнозы, мы проверили, связана ли согласованность кастовой нормы (закодированная 0 как несовместимая с кастовой нормой, 1 как несовместимая с кастовой нормой) с высокой кастовой идентичностью (посредник).В свою очередь, ожидалось, что принадлежность к высшей касте предсказывает репрезентацию статуса (DV) и моральную приемлемость (DV), но только среди членов высшей касты по сравнению с членами низшей касты (модератор), как показано в теоретической модели на рисунках 2, 3. , соответственно. То есть, мы предсказали, что несоответствие кастовой норме приведет к неконгруэнтным представлениям о статусе (жертва рассматривается как имеющая более высокий статус, а преступник — как более низкий статус), опосредованное принадлежностью к высокой касте, но этот эффект может быть замечен только среди высокопоставленных людей. кастовые личности.Точно так же мы предсказали, что условие, несовместимое с кастовыми нормами, приведет к меньшей моральной приемлемости преступника из высшей касты, что опосредовано большей идентичностью из высшей касты, и опять же только среди представителей высшей касты. Мы использовали модель 5 в макросе процесса для SPSS (Hayes, 2013), чтобы проверить эти умеренные эффекты посредничества. В каждом случае использовалось 20 000 бутстреп-выборок, сообщались 95% доверительные интервалы с поправкой на систематическую ошибку и нестандартизированные коэффициенты. Религия, образование, пол, предполагаемый социально-экономический класс, национальная, региональная и религиозная идентичность контролировались. Кроме того, поскольку мы хотели изучить роль одной идентичности в частности, было важно контролировать эти другие идентичности.

ТАБЛИЦА 2. Частота и процентное соотношение касты по категориям для каждого главного героя.

ТАБЛИЦА 3. Интеркорреляции, средние значения и стандартные отклонения для всех переменных идентичности и реальной касты.

РИСУНОК 2. Теоретическая модель взаимосвязи между состоянием (соответствие норме и норме).непоследовательно), высокая кастовая идентичность и статусная дистанция в зависимости от касты (высокая или низкая).

РИСУНОК 3. Представление статуса в зависимости от касты (высокий или низкий) и состояния (соответствующий норме или непостоянный).

В соответствии с нашими прогнозами мы обнаружили, что условие кастовой нормы было связано с репрезентацией статуса через косвенный эффект принадлежности к высшей касте ( IE = 0,24, 95% ДИ [0,06; 0,54]). Результаты показали, что условие кастовой нормы отрицательно предсказывало принадлежность к высшей касте ( b = -0.68, t = -2,81, p = 0,006, 95% ДИ [-1,17, -0,20]), а принадлежность к высокой касте отрицательно предсказала статусную дистанцию ​​( b = -0,35, t = -2,98, p = 0,004, 95% ДИ [-0,58, -0,12]). Таким образом, мы видим, что несоответствие кастовых норм ведет к более высокой кастовой идентичности, что, в свою очередь, приводит к неконгруэнтным статусным дистанциям, однако только среди представителей высших каст. Условное прямое влияние состояния кастовой нормы на статусную репрезентацию было значимым только среди представителей высших каст ( b = 4.84, t = 11,47, p < 0,0001, 95% ДИ [4,00, 5,68]), но не среди представителей низших каст, ( b = 0,39, t = 1,37, p 9 95% ДИ [-0,17, 0,95]). Взаимодействие между состоянием и кастой в представлении статуса графически представлено на рисунке 4. Взаимодействие между состоянием и кастой значимо ( b = 4,46, t = 8,52, p < 0,0001, 95% ДИ [3,42, 5,49 ]), при этом существует значительная разница между согласованным и несовместимым состоянием кастовой нормы среди представителей высших каст ( b = 0.37, t = 14,97, p < 0,0001, 95% ДИ [4,79, 6,26]), но нет существенной разницы среди представителей низших каст ( b = 0,32, t = 1,10, p 093). , 95% ДИ [-0,26, 0,91]). Кроме того, результаты показали, что лица из высших каст демонстрировали больше неконгруэнтных представлений о статусе по сравнению с лицами из низших каст в норме, несовместимом состоянии ( b = -5,83, t = -17,87, p < 0,0001, 95% ДИ [-6,47 , -5.17]). Анализы были повторены для каждой из других идентичностей (религиозной, национальной, региональной и низшей касты), которые использовались в качестве посредников, контролируя друг друга. Косвенные эффекты для низшей касты ( IE = -0,01, 95% ДИ [-0,09; 0,07]), южно-индийской идентичности ( IE = -0,00, 95% ДИ [-0,07; 0,04]), национальной идентичности ( IE = 0,00, 95% ДИ [-0,03; 0,08]) и религиозная принадлежность ( IE = -0,02, 95% ДИ [-0,16; 0,06]) не были значимыми.

РИСУНОК 4. Теоретическая модель взаимосвязи между состоянием (соответствие норме и непоследовательность), высокой кастовой идентичностью и моральной приемлемостью, обусловленной кастом (высокое или низкое).

Мы также обнаружили повторение модели модерируемого посредничества, в которой условие кастовой нормы было связано с моральной приемлемостью посредством косвенного влияния высокой кастовой идентичности ( IE = 0,11, 95% ДИ [0,01; 0,30]) при контроле других идентичностей .Результаты показали, что условие кастовой нормы отрицательно предсказывало принадлежность к высшей касте ( b = -0,57, t = -2,53, p = 0,013, 95% ДИ [-1,02, -0,12]), а принадлежность к высокой касте отрицательно. прогнозируемая моральная приемлемость ( b = -0,19, t = -2,12, p = 0,039, 95% ДИ [-0,37, -0,01]). Условное прямое влияние состояния кастовой нормы на моральную приемлемость снова оказалось значимым только среди представителей высших каст ( b = 1. 84, t = 5,63, p < 0,0001, 95% ДИ [1,19, 2,48]), но не среди лиц из низших каст, ( b = 0,13, t = 0,58, p 0,56, 9095 p 90 95% ДИ [-0,30, 0,56]). Взаимодействие между состоянием и кастой при представлении статуса графически представлено на рис. 5. Взаимодействие между состоянием и кастой значимо ( b = 1,71, t = 4,17, p < 0,0001, 95% ДИ [0,90, 2,52 ]). Таким образом, мы видим, что несоответствие кастовым нормам приводит к более высокой кастовой идентичности, что, в свою очередь, приводит к меньшей моральной приемлемости, однако только среди представителей высших каст.Анализы были повторены для каждой из других идентичностей (религиозной, национальной, региональной и низшей касты), которые использовались в качестве посредников, контролируя друг друга. Косвенные эффекты для принадлежности к низшей касте ( IE = -0,04, 95% ДИ [-0,03; 0,11]), южно-индийской идентичности ( IE = -0,01, 95% ДИ [-0,10; 0,04]), национальной идентичность ( IE = 0,00, 95% ДИ [-0,03; 0,05]) и религиозная идентичность ( IE = -0,00, 95% ДИ [-0,09; 0,01]) снова не были значимыми.

РИСУНОК 5. Моральная приемлемость в зависимости от касты (высокая или низкая) и состояния (соответствие нормам и непоследовательность).

Чтобы проверить влияние фактической касты на социальные последствия кастовой системы, такие как отношение к позитивным действиям, опосредованным через принадлежность к высшей касте, был проведен анализ посредничества (модель процесса 4, Hayes, 2013), как теоретически изображено на рисунке 6. , Опять же, в соответствии с нашими прогнозами, результаты показали, что реальная каста положительно предсказала высокую кастовую идентичность ( b = 1.10, t = 4,78, p < 0,0001, 95% ДИ [0,65, 1,56]), а высокая кастовая идентичность негативно предсказывала установку позитивных действий ( b = -0,39, t = -8,75 p, <0,0001, 95% ДИ [-0,53, -0,25]). Мы обнаружили косвенное влияние касты на отношение к позитивным действиям, частично опосредованное высокой кастовой принадлежностью ( IE = -0,43, 95% ДИ [0,07; 0,46]). Прямое влияние фактической касты на отношение к позитивным действиям также было значительным ( b = -1.56, SE = 0,18, p <0,0001, 95% ДИ [-1,91, -1,21]). Таким образом, высокая каста приводит к противодействию позитивным действиям частично из-за повышенной идентичности высшей касты. Анализы были повторены для каждой из других идентичностей с контролем для другой. Косвенные эффекты для низшей касты ( IE = 0,03, 95% ДИ [-0,20; 0,23]), южно-индийской идентичности ( IE = -0,03, 95% ДИ [-0,06; 0,16]), национальной идентичности ( IE = 0,02, 95% ДИ [-0.08; 0,15]) и религиозная идентичность ( IE = -0,00, 95% ДИ [-0,08; 0,09]) также не были значимыми.

РИСУНОК 6. Теоретическая модель взаимоотношений между кастами (высокие и низкие), высокой кастовой идентичностью и отношением к позитивным действиям.

Обсуждение

В этом исследовании мы применяем хорошо зарекомендовавшую себя теоретическую основу, включающую теорию социальной идентичности (Tajfel and Turner, 1986), эффект паршивой овцы (Marques et al. , 1988) и моральные мотивы, полученные из теории реляционных моделей (Fiske, 1991; Rai and Fiske, 2011), для понимания небольшой части сложной социальной структуры, а именно индийской кастовой системы. Важно отметить, что мы не утверждаем, что это исследование ответило на все нюансы, наблюдаемые при изучении кастовой системы, но проложило путь к лучшему пониманию этой концепции. В целом, мы нашли подтверждение нашему аргументу о том, что групповая принадлежность к определенной касте влияет на то, как человек воспринимает свой статус среди других членов общества.В частности, мы подтвердили, что, когда люди из высших каст узнают, что их товарищи по группе нарушают нормы поведения, они обесценивают статус этого члена группы. Так, например, когда член высшей касты женится на члене низшей касты, этот член высшей касты будет обесценен его товарищами по группе из-за нарушения норм. Более того, мы находим, что эта тенденция особенно прослеживается как следствие повышенной принадлежности к высшим кастам. Наши результаты показывают, что в ситуации нарушения норм высокая кастовая идентичность предсказывает, как люди репрезентируют свой статус.Мы утверждаем, что это нарушение нормы вызывает угрозу идентичности, особенно среди лиц из высших каст, и в результате этой угрозы они усиливают свою высшую кастовую идентичность, тем самым участвуя в девальвации статуса. Истории в исследовании также изображают преднамеренное агрессивное, девиантное поведение, и в соответствии с предыдущими исследованиями (Abrams et al., 2000; Marques et al., 2001) это поведение привело к эффекту паршивой овцы в форме девальвации статуса из-за высокой члены касты. Классические исследования Branscombe et al.(1993) и Biernat et al. (1999) показывают, что люди с высокой идентификацией проявляют больше унижений внутри группы, особенно когда их идентичность находится под угрозой. Более того, мы также утверждаем, что, поскольку представители высших каст склонны рассматривать кастовую идентичность как унаследованную при рождении, а также склонны придавать эссенциальность своей касте (Dube, 2001; Mahalingam, 2007), принадлежность к высшей касте будет более заметной среди представителей высшей касты. индивидов, чем низкая кастовая идентичность среди представителей низших каст. Таким образом, члены высшей касты будут особенно защищать угрозу идентичности для поддержания позитивной социальной идентичности из-за повышенной идентификации с группой (Marques and Paez, 1994) и будут воспринимать девиантного внутригруппового как менее типичного для своей группы (Castano et al. ., 2002).

Таким образом, в настоящем исследовании мы смогли показать, как репрезентируется статус без явной информации о касте главного героя. Информация, которую люди получили, была просто именем человека и фотографией, и все же очевидно, что существующие знания о касте были активированы. Как видно из проверки манипулирования, в целом большинство имен протагонистов из высшей касты были идентифицированы как принадлежащие к высшей касте, а имена протагонистов из низшей касты — как принадлежащие к низшей касте. Кроме того, в исследование был включен новый метод измерения восприятия статуса с помощью проективной задачи с использованием вертикального измерения, поскольку было показано, что это измерение используется в рассуждениях для моделирования власти (Schubert, 2005) и социального статуса (von Hecker et al. ). др., 2013), чтобы сформировать суждения об этих характеристиках. Поэтому, когда участники изображали отношения таким образом, что преступник был представлен внизу вертикальной линии, а жертва — вверху, мы полагаем, что абстрактная концепция статуса и внутригруппового умаления была явно воплощена.

Важно понимать, что причина, по которой социальная ситуация, нарушающая нормы, была выбрана для создания угрозы идентичности, заключалась в том, что в индийском контексте нарушение кастовых норм является, возможно, наиболее заметной ситуацией угрозы идентичности.Дешпанде (2010) объясняет, что каста приобрела наследственные характеристики в индийском обществе, что связано с определенными нормами, возникшими из древних писаний. Таким образом, когда эти нормы нарушаются в обществе, это воспринимается штрафными санкциями. Угроза, использованная в этом контексте, нарушила основные моральные ценности касты и, согласно Branscombe et al. (2000), угроза моральным ценностям приводит к защитным реакциям и воспринимаемой внутригрупповой неоднородности, особенно среди людей с высоким уровнем идентификации. Таким образом, когда моральный кодекс высшей касты, заключающийся в том, чтобы быть добродетельным и неагрессивным, был нарушен, высокоидентифицированные члены высшей касты укрепили свою идентичность и продемонстрировали внутригрупповое умаление, обесценив статус внутригруппового девианта. Это рассуждение было дополнительно подтверждено, когда представители высшей касты в несовместимом с нормами (нарушающем) состоянии продемонстрировали более низкую моральную приемлемость поведения, когда преступник был членом высшей касты.

Во-вторых, результаты также показывают, что только люди из высших каст, по-видимому, подвержены угрозе идентичности нарушения норм при представлении статуса, но не люди из низших каст.На самом деле представители низших каст, по-видимому, не обнаруживают различий в том, как они представляют свой статус, и, более того, они, кажется, делают это в соответствии со статусом, то есть преступник всегда изображается как человек с высоким статусом, а жертва всегда изображается с высоким статусом. изображен как человек с низким статусом. Возможно, это связано с тем, что исторически люди из низших каст являются стигматизированными группами с низким статусом (Mahalingam, 2003). Следовательно, они, вероятно, не испытывают такой же угрозы идентичности в условиях нарушения норм, как люди из высших каст.Представители низших каст из-за веры в то, что их каста не была приобретена по рождению (Dube, 2001) и из-за отсутствия устоявшегося статуса, вероятно, также проявляли меньшую идентификацию со своей низшей кастой. Таким образом, когда человек из низшей касты читает историю о члене низшей касты, нарушающем нормы, который на самом деле является жертвой, угроза не активируется, вероятно, потому, что они не демонстрируют высокой идентификации. Кроме того, изображение жертвы не угрожает имиджу своей группы людей из низших каст, тем самым снижая потребность в защите имиджа своей группы.

Другим важным результатом этого исследования было то, что только принадлежность к высшей касте, по-видимому, играла неотъемлемую роль в прогнозировании эффектов статуса и моральной приемлемости. Как уже объясняли Джадж и Бал (2008), кастовая идентичность доминирует над всеми другими идентичностями в индийском контексте, вероятно, из-за неотъемлемых характеристик, которые влечет за собой концепция касты. Как видно из корреляций (Таблица 2), только идентичность с высокой и низкой кастами, по-видимому, отрицательно коррелирует друг с другом; понятно, потому что те, у кого более высокая принадлежность к касте, будут иметь меньшую принадлежность к низшей касте.Интересно, что принадлежность к низшей касте не выступала в качестве значимого посредника в прогнозировании статусных отношений или понимании моральной приемлемости. Это и понятно, поскольку предыдущие исследования показали, что кастовая идентичность эссенциализирована и узаконена (Dube, 2001; Mahalingam, 2007), особенно представителями высших каст; таким образом, принадлежность к высшей касте может привести к пониманию и представлению различий в статусе в большей степени, чем принадлежность к низшей касте. Наши результаты также показывают, что никакая другая идентичность — национальная, региональная или религиозная — не играла важной роли в прогнозировании статусных дистанций или моральной приемлемости. Хотя Индия представляет собой сложную социальную структуру с интерактивной ролью множества идентичностей, у нас есть разумные основания полагать, что, возможно, в контексте репрезентации статуса, иерархии и социальных результатов, связанных с кастами, другие идентичности не так заметны, поэтому, возможно, люди отбрасывают их. личности при вовлечении в статусные ситуации. Таким образом, кажется, что в контексте того, как люди видят свой статус в обществе, кажется, что активируется только идентичность высшей касты, в то время как альтернативные идентичности могут быть отброшены.Это очень важный вывод, потому что, хотя исследования показали, что кастовая идентичность является наиболее заметной идентичностью (Gayer, 2000), возможно, усиление других идентичностей, таких как региональная или национальная идентичность, может привести к уменьшению основанных на кастах статусных иерархий или представлений о статусе. Подобные вмешательства можно увидеть в работе Брюера и Гертнера (2008), где они говорят о перекрестной категоризации как о методе преодоления предубеждений. Типичный пример можно увидеть в спортивном контексте, когда спортсмены со всей страны из разных социально-экономических слоев и каст объединяются в команду, чтобы играть за страну.Возросшая внутригрупповая национальная идентичность, возможно, ослабляет существующую кастовую идентичность, которая потенциально может создавать ситуации предубеждений среди различных игроков. Хотя существует множество религиозных и региональных конфликтов, мы видим, что дискриминация по кастовому признаку является наиболее заметной формой, когда она включает в себя дифференциацию групп с разным статусом.

Наконец, результаты также подтверждают социальные последствия кастовой системы с точки зрения позитивных действий. Как указал Сиддик (2011), политика позитивных действий была введена для улучшения качества жизни представителей низших каст.Однако вскоре это встретило сопротивление со стороны высшего кастового сообщества. Иногда каста не всегда связана с классом, поэтому возможно, что кто-то из низкой касты может принадлежать к высокому классу и, следовательно, иметь достаточные средства и возможности в местах образования и на государственных должностях. Таким образом, настоящие результаты подтвердили, что лица из высших каст обычно выступают против позитивных действий, причем эта связь частично опосредована принадлежностью к высшей касте. Что еще более важно, опять же, ни одна из альтернативных идентичностей не играла роли в определении отношения к позитивным действиям.Это неудивительно, потому что позитивные действия были введены в результате пересмотра последствий кастовой системы для представителей низших каст. Следовательно, другие тождества, по-видимому, не играют жизненно важной роли в предсказании этих эффектов.

Настоящее исследование, однако, имеет некоторые ограничения, особенно в отношении размера выборки и метода выборки (удобная выборка). Хотя для измерения идентичности использовались только одноэлементные меры, в качестве последующего исследования кастовая идентичность также должна быть измерена сама по себе с использованием вопросника и соотнесена с настоящими результатами.Настоящие выводы следует также распространить на другие случаи нарушения норм, помимо контекста жертва-преступник. В Индии существует несколько других нарушений норм, например, употребление говядины в чисто «индуистском» государстве, или женщины, одетые в «западную» одежду, или вступление в межкастовый брак, последнее является наиболее распространенным нарушением кастовых норм. Кроме того, было бы необходимо провести повторное исследование, на этот раз манипулируя классом главных героев, использующих разные профессии (без имен), чтобы исключить влияние класса в этих процессах.Также было бы важно воспроизвести эти результаты с образцом из Северной Индии. Наконец, важно отметить, что, когда человек из высшей касты совершает нарушение норм, возникает более негативная коннотация, поскольку постоянной нормой человека из высшей касты является норма чистоты и нравственности (Deshpande, 2010). Однако постоянной нормой представителей низших каст является норма нечистоты и безнравственности, поэтому негативное ожидание их поведения уже установлено как норма и, следовательно, в состоянии нарушения нормы, в котором они изображаются как жертвы, они вероятно, не так опасны, как представители высших каст. Положительная коннотация, связанная с нарушением нормы, возможно, не вызывает такой большой угрозы, и поэтому люди из низших каст остаются незатронутыми этими двумя условиями. Это ограничение необходимо устранить в будущих исследованиях.

Заключение

В настоящем исследовании была предпринята попытка использовать основные теории социальной идентичности для объяснения одного из результатов очень сложной социальной системы, такой как индийская кастовая система. Он также затронул наиболее доминирующую идентичность, которая полезна для прогнозирования различий в статусе в индийском обществе.Принимая во внимание сложность индийской кастовой системы, было крайне важно изучить небольшое следствие кастовой системы, а не всю структуру как таковую. Это исследование также прокладывает путь к пониманию эффекта паршивой овцы, проявляющегося в репрезентации статуса как предполагаемого общего отношения к уничижению внутри группы. Крайне важно расширить это исследование, изучив другие аспекты угрозы социальной идентичности в индийском контексте, такие как религия, чтобы лучше понять, как множественные идентичности взаимодействуют друг с другом в функционировании индийского общества.

Заявление об этике

Исследование одобрено Комитетом по научным исследованиям и этике Института психологии Ягеллонского университета, Краков, Польша (дата записи 2 июля 2014 г.). Все участники подписали форму информированного согласия, и им было сказано, что они могут выйти из исследования в любое время.

Вклад авторов

SS и UvH изначально разработали эту идею. SS и MS разработали идею и в первую очередь разработали исследование.SS в основном занимался сбором и анализом данных. SS и MS участвовали в интерпретации данных, а UvH участвовал в обсуждении. С.С. участвовал в написании черновика статьи. И MS, и UvH участвовали в пересмотренных версиях бумаги.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Ушу Санкарана из Ченнаи, Индия, которая вызвалась собрать данные для этого исследования и помогла закодировать ответы на вопросник в Excel. Это исследование проводится в рамках гранта FUGA (2016/20/S/HS6/00317), присужденного SS Национального центра науки Польши (2016–2019 гг.). Расходы на публикацию поддерживаются Кардиффским университетом.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/article/10.3389/fpsyg.2017.00487/full#supplementary-material

.

Сноски

  1. Каста не всегда связана с социально-экономическим классом, хотя эти два понятия связаны.Например, человек из высшей касты и человека высокого класса может быть профессором университета, а человек из высшей касты и человека низкого класса может быть брахманом храмовым священником. Точно так же политик может быть представителем низшей касты и человеком высокого класса, а типичным примером человека низшей касты и низшего класса может быть помощник по дому или продавец цветов.
  2. Термины назад и вперед используются на основе официальной классификации, выпущенной правительством Индии и признанной в Конституции Индии. По существу, группы отсталой касты состоят из исторически обездоленных людей в Индии, в то время как передняя каста включает представителей более привилегированных представителей высшей касты. Эти термины ни в коем случае не обозначают в лингвистическом смысле движение вперед или назад.
  3. Мы хотели бы утверждать, что участники на самом деле имеют предрасположенное представление о статусе, основанное на информации о касте. Таким образом, в то время как истории в виньетках действительно подразумевают отношение власти, это предрасположенное понятие статуса имеет краткосрочное влияние на репрезентацию статуса.Мы утверждаем, что правонарушение как результат властных отношений по-прежнему оценивается в зависимости от того, кто является преступником — из высшей или низшей касты.
  4. Помимо двух историй из Южной Индии, все участники также должны были ответить на две другие истории, относящиеся к контексту Северной Индии. Поскольку все участники были из Ченнаи, Тамил Наду в Южной Индии, мы не включали оценку расстояния и моральной приемлемости историй из Северной Индии. Кроме того, проверка манипулирования показала, что, когда их попросили классифицировать главных героев как принадлежащих к определенной касте, большинство североиндийских главных героев были отнесены к категории «неуверенных».Таким образом, мы использовали только данные, относящиеся к контексту Южной Индии.

Ссылки

Абрамс, Д., Маркес, Дж. М., Баун, Н., и Хенсон, М. (2000). Пронормовые и антинормовые отклонения внутри и между группами. Дж. Перс. соц. Психол. 78, 906–912. дои: 10.1037/0022-3514.78.5.906

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Амбедкар, Б. Р. (1925/1989). «Очерки о неприкасаемых и неприкасаемости I», In Writings and Speches , Vol.5, изд. В. Мун (Бомбей: Департамент образования, правительство Махараштры).

Академия Google

Biernat, M., Vescio, T.K., and Billings, L.S. (1999). Черная овца и нарушение ожиданий: интеграция двух моделей социального суждения. евро. Дж. Соц. Психол. 29, 523–542. doi: 10.1002/(SICI)1099-0992(199906)29:4<523::AID-EJSP944>3.0.CO;2-J

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бранскомб, Н. А., Касл, К., Дорси, А. Г., Сурбек, Э.и Тейлор, Дж. Б. (2000). Дошкольное образование – конструктивистский подход. Бостон: компания Houghton Mifflin.

Академия Google

Branscombe, N.R., Ellemers, N., Spears, R., and Doosje, B. (1999). «Контекст и содержание угрозы социальной идентичности», в Social Identity: Context, Commitment, Content , eds N. Ellemers, R. Spears, and B. Doosje (Oxford, UK: Blackwell), 35–58.

Академия Google

Бранскомб, Н.Р., Ванн, Д.Л., Ноэль, Дж. Г., и Коулман, Дж. (1993). Ингрупповая или внегрупповая крайность: важность социальной идентичности, находящейся под угрозой. чел. соц. Психол. Бык. 19, 381–388. дои: 10.1177/0146167293194003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Брюэр, М. Б., и Гертнер, С.Л. (2008). «На пути к уменьшению предрассудков: межгрупповые контакты и социальная категоризация», в Blackwell Handbook of Social Psychology: Intergroup Processes , eds R. Brown and SL Gaertner (Oxford: Blackwell Publishers Ltd), doi: 10.1002/9780470693421.ч32

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кастано, Э., Паладино, М.-П., Коулл, А., и Изербит, В.Ю. (2002). Защита ингруппового стереотипа: идентификация ингруппы и управление девиантными членами ингруппы. руб. Дж. Соц. Психол. 41, 365–385. дои: 10.1348/014466602760344269

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Коттерилл С., Сиданиус Дж., Бхардвадж А. и Кумар В. (2014). Идеологическая поддержка индийской кастовой системы: ориентация на социальное доминирование, правый авторитаризм и карма. J. Soc. полит. Психол. 2, 98–116. дои: 10.5964/jspp.v2i1.171

Дешпанде, М.С. (2010). История индийской кастовой системы и ее влияние на Индию сегодня. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Калифорнийского университета.

Академия Google

Диркс, Н. Б. (1989). Первоначальная каста: власть, история и иерархия в Южной Азии. Вклад. Индийская соц. 23, 59–77. дои: 10.1177/00699668

01005

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Доосье, Б., Эллемерс, Н., и Спирс, Р. (1995). Воспринимаемая внутригрупповая изменчивость как функция группового статуса и идентификации. Дж. Экспл. соц. Психол. 31, 410–436.

Академия Google

Дубе, Л. (2001). Антропологические исследования гендера: пересекающиеся поля. Тысяча Дубов, Калифорния: SAGE.

Академия Google

Дункан, Б.Л. (1976). Дифференциальное социальное восприятие и атрибуция межгруппового насилия: проверка нижних пределов стереотипного представления о чернокожих. Дж. Перс. соц. Психол. 34, 590–598. дои: 10.1037/0022-3514.34.4.590

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Фиске, А. П. (1991). Структуры социальной жизни: четыре элементарные формы человеческих отношений. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Free Press.

Академия Google

Гайер, Л. (2000). Глобализация политики идентичности: опыт сикхов. Междунар. Дж. Пенджаб Стад. 7, 223–262.

Академия Google

Гисснер, С.Р. и Шуберт, Т.В. (2007). Высоко в иерархии: как взаимосвязаны вертикальное расположение и суждения о силе лидеров. Орган. Поведение Гум. Реш. Обработать. 104, 30–44. doi: 10.1016/j.obhdp.2006.10.001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Голи, С., Сингх, Д., и Секер, Т. (2013). Изучение мифа о смешанных браках в Индии: данные общенационального опроса. Дж. Комп. фам. Стад. 44, 193–206.

Академия Google

Хейс, А.Ф. (2013). Введение в анализ посредничества, модерации и условного процесса: подход, основанный на регрессии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: The Guilford Press.

Академия Google

Хофф, К. , Кшетрамаде, М., и Фер, Э. (2009). Каста и наказание: наследие кастовой культуры в обеспечении соблюдения норм. Рабочие документы по исследованию политики. Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк. дои: 10.1596/1813-9450-5040

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хогг, М.А. и Тернер, Дж. К. (1987). Межгрупповое поведение, самостереотипирование и значимость социальных категорий. руб. Дж. Соц. Психол. 26, 325–340. doi: 10.1111/j.2044-8309.1987.tb00795.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Яспал, Р. (2011). Каста, социальная стигма и процессы идентичности. Психолог. Дев. соц. 23, 27–62. дои: 10.1177/097133361002300102

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Судья П.С. и Бал Г. (2008 г.).Понимание парадокса изменений среди далитов в Пенджабе. Экон. полит. еженедельно. 43, 49–55.

Академия Google

Кумар, В. (2001). Неприкасаемость в Уттаранчале. Экон. полит. еженедельно. 36, 4536–4537.

Академия Google

Махалингам, Р. (2003). Эссенциализм, культура и власть: переосмысление социального класса. J. Soc. Выпуски 59, 733–749. doi: 10.1046/j.0022-4537.2003.00087.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Махалингам, Р.(2007). Убеждения о целомудрии, мужественности и кастовой идентичности: культурная психология пола. Половые роли 56, 239–249. doi: 10.1007/s11199-006-9168-y

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мэнд, К. (2006). Пол, этническая принадлежность и социальные отношения в рассказах пожилых мужчин и женщин сикхов. Этн. Расовый стад. 29, 1057–1071. дои: 10.1080/01419870600960305

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Маркес, Дж., Абрамс, Д., Паес, Д., и Мартинес-Табоада, К. (1998). Роль категоризации и внутригрупповых норм в суждениях о группах и их членах. Дж. Перс. соц. Психол. 75, 976–988. дои: 10.1037/0022-3514.75.4.976

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Маркес Дж., Абрамс Д. и Серодио Р. Г. (2001). Быть лучше, будучи правым: субъективная групповая динамика и умаление внутригрупповых девиантов, когда подрываются общие нормы. Дж. Перс. соц. Психол. 81, 436–447.дои: 10.1037/0022-3514.81.3.436

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Маркес Дж., Изербит В. и Лейенс Дж. П. (1988). «Эффект паршивой овцы»: крайность суждений о членах ингруппы как функция групповой идентификации. евро. Дж. Соц. Психол. 18, 1–16. doi: 10.1002/ejsp.2420180102

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Маркес, Дж. М., и Паез, Д. (1994). «Эффект паршивой овцы: социальная категоризация, неприятие внутригрупповых отклонений и восприятие групповой изменчивости», в European Review of Social Psychology , Vol.5, ред. В. Стробе и М. Хьюстон (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley), 38–68.

Академия Google

Миллер, Дж. Г., и Берсофф, Д. М. (1992). Культура и моральное суждение: как разрешаются конфликты между справедливостью и межличностными обязанностями? Дж. Перс. соц. Психол. 62, 541–554. дои: 10.1037/0022-3514.62.4.541

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Миллер, Дж. Г., Берсофф, Д. М., и Харвуд, Р. Л. (1990). Восприятие социальной ответственности в Индии и США: моральные императивы или личные решения? Дж.Перс. соц. Психол. 58, 33–47. дои: 10.1037/0022-3514.58.1.33

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ниденталь, П. М., Барсалу, Л. В., Винкельман, П., Краут-Грубер, С., и Рик, Ф. (2005). Воплощение в отношениях. Соц. Восприятие. Эмот. Перс. соц. Психол. Ред. 9, 184–211. дои: 10.1207/s15327957pspr0903_1

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Оттен, С. (2009). «Социальная категоризация, межгрупповые эмоции и агрессивные взаимодействия», в Межгрупповых отношениях: роль мотивации и эмоций , под редакцией С. Оттен, К. Сассенберг и Т. Кесслер (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Psychology Press), 162–181.

Академия Google

Пик, Д., и Даярам, ​​К. (2006). Современность и традиции в глобальную эпоху: новое изобретение касты в Индии. Междунар. Ж. социол. соц. Политика 26, 284–294. дои: 10.1108/01443330610680380

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пинто, И. Р., Маркес, Дж. М., Левин, Дж. М., и Абрамс, Д. (2010). Статус членства и субъективная групповая динамика: кто запускает эффект паршивой овцы? Дж.Перс. соц. Психол. 99, 107–119. дои: 10.1037/a0018187

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Pratto, F., Liu, J.H., Levin, S., Sidanius, J., Shih, M., Bachrach, H., et al. (2000). Ориентация на социальное доминирование и легитимация неравенства между культурами. Дж. Кросс-культ. Психол. 31, 369–409. дои: 10.1177/0022022100031003005

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Рай Т. С. и Фиске А.П. (2011).Моральная психология — это регулирование отношений: моральные мотивы единства, иерархии, равенства и пропорциональности. Психолог. Ред. 118, 57–75. дои: 10.1037/a0021867

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Римал, Р. Н., и Реал, К. (2005). Как на поведение влияют воспринимаемые нормы. Комм. Рез. 32, 389–414. дои: 10.1177/0093650205275385

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Сагар, А., и Шофилд, Дж.В. (1980). Расовые и поведенческие сигналы в восприятии черными и белыми детьми неоднозначно агрессивных действий. Дж. Перс. соц. Психол. 39, 590–598. дои: 10.1037/0022-3514.39.4.590

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шет, Д.Л. (1987). Пересмотрена политика бронирования. Экон. полит. еженедельно. 22, 461957–461962.

Академия Google

Сиданиус, Дж., и Пратто, Ф. (1999). Социальное доминирование: межгрупповая теория социальной иерархии и угнетения. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. дои: 10.1017/CBO9781139175043

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Сиддик, З. (2011). Доказательства дискриминации по кастовому признаку. Экономика труда. 18, С146–С159. doi: 10.1016/j.labeco.2011.07.002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Спирс, Р., Доосье, Б., и Эллемерс, Н. (1997). Самостереотипирование перед лицом угроз групповому статусу и самобытности: роль групповой идентификации. чел. соц. Психол. Бык. 23, 538–553. дои: 10.1177/0146167297235009

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Стамкоу, Э., ван Клиф, Г.А., Хоман, А.С., и Галинский, А.Д. (2016). Как нарушения норм формируют социальную иерархию: те, кто стоит наверху, не дают нарушителям норм подняться. Групповой процесс. Межгрупповое отношение. 19, 608–629. дои: 10.1177/1368430216641305

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Тайфел Х. и Тернер Дж.С. (1986). «Теория социальной идентичности межгруппового поведения», в Социальная психология межгрупповых отношений , редакторы С. Уорчел и У. Остин (Чикаго, Иллинойс: Нельсон-Холл), 7–24.

Академия Google

фон Хекер, У., Клауэр, К.С., и Санкаран, С. (2013). Воплощение социального статуса: эффекты вертикальности в многоуровневых ранговых порядках. Соц. Познан. 31, 374–389. дои: 10.1521/soco_2013_1006

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ван, Л., Чжэн Дж., Мэн Л., Лу К. и Ма К. (2016). Внутригрупповой фаворитизм или эффект паршивой овцы: предполагаемые намерения модулируют субъективные реакции на агрессивные взаимодействия. Неврологи. Рез. 108, 46–54. doi: 10.1016/j.neures.2016.01.011

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Каста, религия и региональные различия в ожидаемой продолжительности жизни при рождении в Индии: перекрестные оценки из недавнего Национального обследования здоровья семьи

Сильные стороны и недостатки этого исследования

  • по касте, религии и региону в Индии.

  • В нем представлены оценки преждевременной и взрослой смертности в социальных группах и регионах Индии.

  • Бремя болезни, инвалидность и причины преждевременной смертности в этом исследовании не изучались.

  • Оценка ожидаемой продолжительности жизни и преждевременной смертности по отдельным штатам не проводилась из-за недостаточного размера выборки.

  • Оценки смертности и продолжительности жизни не связаны с социально-экономическим статусом в Индии.

Введение

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении является одним из наиболее часто используемых суммарных показателей здоровья. Он используется для количественной оценки медицинского аспекта индекса человеческого развития1. В глобальном масштабе ожидаемая продолжительность жизни при рождении сближается между странами и внутри них.2–4 Страны также сближаются по показателям младенческой смертности, смертности детей в возрасте до пяти лет и использованию основных медицинских услуг. услуги.5–7 Несмотря на более высокую ожидаемую продолжительность жизни при рождении у женщин, чем у мужчин, результаты большого количества исследований в развивающихся странах показывают, что женщины находятся в невыгодном положении в отношении здоровья и использования медицинских услуг.8–13 Хотя ожидаемая продолжительность жизни при рождении растет почти во всех обществах, различия в смертности существуют как внутри, так и между подгруппами населения в рамках национальных и региональных границ. 14–23 Региональные различия в смертности связаны с социально-экономическим благополучием и доступом к здравоохранению.24–26 Традиционно люди, проживающие в городах и находящиеся в более благополучном экономическом и социальном отношении, как правило, имеют более низкую смертность и более высокую продолжительность жизни.27–30

В Индии с населением 1,35 миллиарда человек в 2018 г. показатели здоровья.Ожидаемая продолжительность жизни при рождении увеличилась с 58,7 лет в 1990 году до 68,30 лет в 2015 году (Генеральный регистратор Индии (RGI)). Государственные различия в ожидаемой продолжительности жизни с годами сужаются. Несмотря на то, что в Индии наблюдается впечатляющее снижение уровня смертности, изменения в условиях смертности в разных штатах были разными.26 Существует сильный градиент между севером и югом между штатами, с большими различиями в уровне и темпах снижения смертности с течением времени.31– 33 Например, ожидаемая продолжительность жизни в Керале была выше, чем в штате Уттар-Прадеш в Индии34–37; смертность среди взрослых и преждевременная смерть также были высокими.33 Средняя продолжительность жизни по стране и штату скрывает большие различия между штатами и социальными группами в Индии.

Здравоохранение, образование и занятость в Индии варьируются в зависимости от социальных и экономических групп в Индии. Каста и религия часто используются в качестве ключевых социальных переменных и им отдается приоритет в национальной и государственной политике. Население Индии подразделяется на четыре кастовые группы, а именно: зарегистрированные касты (SC), зарегистрированные племена (ST), другие отсталые классы (OBC) и другие. Популяция ST, насчитывающая 8.6% от общей численности населения, это самые обездоленные, за которыми следуют СК. В большом количестве исследований изучались кастовые различия в отношении здоровья и здравоохранения в Индии и ее штатах, и было обнаружено, что население SC и ST имеет плохое здоровье.38–40 Однако исследования показывают, что растущее социально-экономическое последствия для здоровья среди подгрупп населения в стране.41–47

Система выборочной регистрации (SRS) обеспечивает регулярные оценки ожидаемой продолжительности жизни при рождении и повозрастного коэффициента смертности (ASDR) для основных штатов в разбивке по полу и месту жительства.Однако такие оценки недоступны для социальных групп, таких как каста и религия, а также для экономических групп. Насколько нам известно, существует несколько исследований, в которых даны оценки ожидаемой продолжительности жизни по социальным группам/экономическим группам. Моханти и Рам48 оценили ожидаемую продолжительность жизни при рождении среди социальных групп, используя данные Национального обследования здоровья семьи (NFHS)-2 и NFHS-3, и обнаружили, что ожидаемая продолжительность жизни при рождении одинакова среди бедных в разных кастовых группах. Недавно Asaria et al 47 предоставили оценки ожидаемой продолжительности жизни при рождении по квинтилям благосостояния, используя данные NFHS-4, и обнаружили, что ожидаемая продолжительность жизни при рождении среди беднейшего квинтиля благосостояния составляет 65 лет.1 год по сравнению с 72,7 годами в самом богатом квинтиле.

Патель объясняет, что женщины SC могут несправедливо обслуживаться службами охраны материнства и, в некоторых случаях, даже сталкиваться с определенной дискриминацией. Низкое состояние здоровья наблюдается среди бедных, женских, сельских и конкретных групп меньшинств ST и SC.49–52 По сравнению с обычными кастами, женщины из низших каст (OBC и SC/ST) чаще подвергались дискриминации в сельских районах западной Индии. .53 Женщины из низших каст сообщали о большей распространенности более слабого здоровья, чем женщины из высших каст.38 54 В возрасте 60 лет ожидаемая продолжительность жизни, ожидаемая продолжительность активной жизни и ожидаемая продолжительность неактивной жизни были значительно выше, на 2,3, 1,9 и 0,4 года, для пожилых людей в общей кастовой группе по сравнению с лицами в группах SC/ST/OBC, соответственно. .46 55 Многие исследования подтверждают вывод о том, что ожидаемая продолжительность жизни в центральном регионе была ниже, чем в других регионах.40 56

Средняя продолжительность жизни по стране скрывает большие различия между подгруппами населения и социально-экономическими характеристиками.Это первое в истории исследование, которое оценивает ожидаемую продолжительность жизни и структуру смертности в зависимости от касты, религии, региона и пола в Индии.

Источники данных

Использованы данные NFHS-4, 2015–2016 гг. и СГД, 2011–2015 гг. NFHS представляет собой перекрестное исследование, основанное на крупномасштабных многоэтапных опросах, проведенных в репрезентативной выборке домохозяйств по всей Индии. Первый раунд NFHS был проведен в 1992–1993 гг., а четвертый – в 2015–2016 гг. NFHS-4 охватил 601 509 домохозяйств и 811 808 человек.NFHS предоставляет надежные оценки рождаемости, детской смертности, планирования семьи, состояния питания детей и детской заболеваемости по стране. Что касается смертности, то NFHS 1, 2 и 3 предназначались для обеспечения надежных оценок младенческой и детской смертности. Однако в NFHS-4 была предпринята попытка зафиксировать общую смертность, и данные были собраны на национальном и районном уровнях. Это крупнейшее в истории обследование состояния здоровья населения в стране.

Были заданы вопросы о смерти кого-либо из членов домохозяйства за 3-летний отчетный период.Всего за время опроса было зарегистрировано 74 945 смертей. Наряду с записями о смерти собирались данные о поле, месте жительства, касте, религии, имуществе и быту домашнего хозяйства. Кастовые данные были собраны для SC, ST, OBC и других. Как правило, ST считаются социально и экономически более бедными, за ними следуют SC и OBC. Многие программы социального обеспечения центрального правительства и правительства штатов были специально разработаны для обеспечения благосостояния населения. Точно так же данные о религии были собраны в семи группах.Это индуисты, мусульмане, христиане, сикхи, буддисты, джайны, другие религии и религии, не указанные. Мы объединили группы сикхов, буддистов, джайнов, других религий и религий, не указанных в связи с ограничениями по размеру выборки. ASDR от SRS используется для сравнения уровня смертности в разных возрастных группах.

Методы

Данные СГД не предоставляют информацию о смерти по социально-экономическому статусу (СЭС). Преимуществом использования данных NFHS является использование его статистики смертности по социально-экономическим характеристикам.В NFHS-4 0,6% (479) из 74 945 смертей были признаны пропавшими без вести из-за одной или нескольких СЭС. Отсутствующая информация о СЭС для возраста на момент смерти была скорректирована.

Следующие шаги были использованы для корректировки отсутствующих случаев, расчета ASDR, ожидаемой продолжительности жизни при рождении, смертности взрослого населения ( 45 q 15 ) и преждевременной смертности ( 70 q 0 ) по касте, религии и региону .

  1. Корректировка отсутствующих случаев смерти: Случаи с отсутствующей информацией о СЭС для возраста на момент смерти были увеличены на 100/100-x для каждой возрастной группы. 47

  2. В общей сложности в 479 случаях отсутствовали некоторые основные переменные, такие как возраст, пол и другие характеристики СЭС. Мы распределили 479 случаев поровну в каждой возрастной группе.

  3. Оценка ASDR: Годовой ASDR оценивался по мере сбора данных за 3-летний базисный период.

  4. Оценка ожидаемой продолжительности жизни с использованием сокращенной таблицы дожития: ожидаемая продолжительность жизни при рождении была рассчитана с использованием повозрастной смертности и среднегодовой численности населения из подхода таблицы дожития NFHS-4.Приведен 95% ДИ оценок.57

  5. Сокращенная таблица смертности составлена ​​для оценки ожидаемой продолжительности жизни при рождении, смертности взрослого населения ( 45 q 15 ) и преждевременной смертности ( 70 q 0 ). по касте, религии и региону. Преждевременная смертность определяется как любая смерть в возрасте до 70 лет. Математическая форма преждевременной смертности ( 70 q 0 ) = и смертности в трудоспособном возрасте ( 45 q 15 ) =. 58

Наконец, ASDR использовался для расчета ожидаемой продолжительности жизни при рождении в разбивке по полу, касте, религии и региону с использованием метода Чанга. В методе Чианга n a x оценивается средним числом лет, прожитых в возрастном интервале от x до x+n теми, кто умер в этом интервале.58–60

Участие пациентов и общественности

Пациенты и общественность не участвовала. В статье используются вторичные данные, доступные для публичного использования.

Результаты

На рис. 1 представлен график ASDR по SRS и NFHS в 5-летней возрастной группе.Оценка SRS ожидаемой продолжительности жизни при рождении в Индии составила 68,3 года, а оценка NFHS-4 — 65,3 года. В целом, ASDR близки из обоих источников, и ASDR перекрываются в большом количестве возрастных групп. В таблице 1 представлены численные значения ASDR от SRS и NFHS по 5-летней возрастной группе. На рис. 2 представлена ​​ожидаемая продолжительность жизни в разном возрасте. Результаты показывают, что ожидаемая продолжительность жизни зависит от различных социальных характеристик; каста, религия и регион в Индии.

Рисунок 1

Повозрастной коэффициент смертности (ASDR) от NFHS-4 и SRS, 2011–2015 гг., Индия.NFHS, Национальное обследование здоровья семьи; SRS, Образец системы регистрации.

Рисунок 2

Расчетная ожидаемая продолжительность жизни при рождении по данным NFHS-4, 2015–2016 гг. и SRS, 2011–2015 гг., в Индии. NFHS, Национальное обследование здоровья семьи; SRS, Образец системы регистрации.

Таблица 1

ASDR по 5-летним возрастным группам и расчетная ожидаемая продолжительность жизни по данным NFHS-4 и SRS в Индии, 2015–2016 гг. ASDR был выше среди SC (0,055), затем следовали OBC (0,050), ST (0,050).045), а затем другие (0,043) в возрасте до 1 года. Точно так же в более позднем возрасте кривая показывает перекос в каждой категории. На рис. 4 представлены ASDR по религиям. ASDR был выше среди мусульман (0,051), чем среди других (0,031) в возрасте до 1 года. Среди населения в возрасте 50 лет ASDR был выше у индуистов, чем у христиан. Однако в более позднем возрасте ASDR был выше среди мусульман, за ними следуют индуисты, другие и христиане в Индии.

Рисунок 3

Повозрастной коэффициент смертности по кастовым группам в Индии, 2015–2016 гг.OBC, другие отсталые классы; SC, запланированные касты; ST, запланированные племена.

Рисунок 4

Повозрастной уровень смертности по религиям в Индии, 2015–2016 гг.

На рис. 5 показано, что ASDR для детей младше 1 года был выше в восточном регионе (0,059), за которым следует центральный регион (0,025). Смертность детей в возрасте 1–9 лет была выше в южных, чем в северных регионах (0,009 против 0,003). Уровень смертности был почти одинаковым в возрастных группах 10–34 лет. Смертность населения в возрастной группе 65–69 лет была выше в Восточном регионе, чем в Западном (0,000,000 % населения).036 против 0,025). Вариации были видны в возрасте до одного года и в возрастной группе 1–4 года и показали разрыв среди населения возрастных групп 60–85 лет.

Рисунок 5

Повозрастной коэффициент смертности по регионам Индии, 2015–2016 гг.

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении варьируется от 4 лет в разных кастовых группах Индии (таблица 2). Ожидаемая продолжительность жизни при рождении оценивалась в 63,1 года (95% ДИ 62,60–63,64) для SC, 64,0 года (95% ДИ 63,25–64,88) для ST, 65,1 года (95% CI 64,69–65,42) для OBC и 68 лет.0 лет (95% ДИ 67,44–68,45) для остальных (см. таблицу 1 в дополнительном приложении). Женщины имели более высокую ожидаемую продолжительность жизни при рождении по сравнению с мужчинами, и этот разрыв сохраняется во всех социальных группах. Однако этот разрыв уменьшается с наступлением пожилого возраста (60 лет) и колеблется от 0,8 до 2,5 лет в разных социальных группах. Ожидаемая продолжительность жизни в возрасте 60 лет составила 17 лет для SC, 18,2 года для OBC, 18,6 года для ST и 19,5 лет для других. Эти результаты согласуются с результатами других исследований.8 9 У женщин была более высокая продолжительность жизни, чем у мужчин в различных кастовых категориях в Индии.

Таблица 2

Ожидаемая продолжительность жизни по кастам и полу в Индии, 2015–2016 гг.

В таблице 3 представлены религиозные различия в ожидаемой продолжительности жизни. Это говорит о том, что ожидаемая продолжительность жизни при рождении была выше среди других с 68,6 лет (95% ДИ 67,38-69,80) по сравнению с христианами с 68,1 лет (95% ДИ 66,44-69,60) и мусульман с 65,9 лет (95% ДИ 65,29-66,54) чем в Индии с 65,0 годами (95% ДИ 64.74 — 65.22) (см. онлайн дополнительное приложение, таблица 2). Разрыв в ожидаемой продолжительности жизни между мужчинами и женщинами был самым высоким среди христиан (8 лет), за ними следуют другие (6 лет), индуисты (5 лет) и мусульмане (3 года). Ожидаемая продолжительность жизни женщин при рождении была самой высокой среди христиан (72,1 года), за ними следуют другие (71,5 года) и индуисты (67,7 года), но самая низкая среди мусульман (67,6). Различия между полами в ожидаемой продолжительности жизни в возрасте 20 лет были выше среди христиан, за которыми следуют индуисты, другие и мусульмане.

Таблица 3

Ожидаемая продолжительность жизни в зависимости от религии и пола в Индии, 2015–2016 годы

В таблице 4 представлена ​​ожидаемая продолжительность жизни при рождении по регионам Индии, которая колеблется от 64 до 69 лет. При разнице более чем в 5 лет ожидаемая продолжительность жизни составила всего 63,6 года (95% ДИ 63,12–64,05) в Восточном регионе по сравнению с 68,7 годами (95% ДИ 68,06–69,34) (см. онлайн дополнительное приложение, таблица 3). в Северном регионе. Однако ожидаемая продолжительность жизни в возрасте 1 года составила в Северном регионе 68,7 года и 63 года.8 лет на северо-востоке — разница 4,9 года. Точно так же среди мужчин ожидаемая продолжительность жизни при рождении колебалась от 66,2 года (95% ДИ 65,42–67,09) на западе до 60,9 года (95% ДИ 59,16–62,58) (см. дополнительную таблицу 3 в онлайн-приложении) в северо-восточном регионе — a разница 5,3 года. В возрасте 1 года разрыв в ожидаемой продолжительности жизни по полу достигал 8 лет на юге, за которым следуют северо-восток (5,5 года), север (5,4 года) и запад (4,8 года). В возрасте до 1 года разрыв в ожидаемой продолжительности жизни по полу был меньше в восточном регионе.Аналогичным образом, ожидаемая продолжительность жизни при рождении для женщин была выше в северном регионе 71,8 года (95% ДИ 70,96–72,73) и ниже в восточном регионе 64,8 года (95% ДИ 64,15–65,45) (см. дополнительную таблицу 3 в онлайн-приложении). разница 7,0 лет.

Таблица 4

Ожидаемая продолжительность жизни по регионам и полу в Индии, 2015–2016 гг. . Результаты представлены в таблицах 5 и 6.Таблица 5 показывает, что уровень смертности среди взрослых выше среди мужчин, чем среди женщин в Индии. У лиц, принадлежащих к ST, вероятность смерти взрослого человека выше (0,178), чем у групп SC (0,165). Точно так же в зависимости от религии вероятность смерти среди индусов составляла 0,147 по сравнению с 0,145 среди других, за ними следовали 0,133 среди христиан и 0,129 среди мусульман. По регионам вероятность смерти взрослых в северо-восточном регионе была выше (0,167), чем в центральных районах (0,158). Точно так же преждевременная смертность по кастовым группам показала, что у лиц, принадлежащих к СК, вероятность преждевременной смерти выше, чем у обычных каст (0.382 против 0,301). Преждевременная смертность также была проанализирована по религиям и регионам Индии, и было обнаружено, что она различается. Например, у индуистов (0,347) преждевременная смертность выше, чем у мусульман (0,341) и христиан (0,316). По регионам вероятность преждевременной смертности на северо-востоке составила 0,385, затем следуют центральные 0,372, восточные 0,364, южные 0,349, западные 0,303 и северные регионы 0,294. Таблица 6 показывает, что взрослая смертность и преждевременная смертность были выше среди мужчин, чем среди женщин в каждой социальной страте; каста, религия и регион в Индии.Преждевременная смертность среди мужчин и женщин была высокой среди ST (0,159), за которыми следовали SC (0,127), OBC (0,099) и другие (0,097). Точно так же, что касается религии, разрыв в преждевременной смертности был выше среди христиан, чем среди индуистов. Региональные различия показывают, что на юге разрыв был больше, чем в других регионах.

Таблица 5

Вероятность смерти в возрасте 15–60 лет и преждевременная смертность в возрасте 70 лет в зависимости от касты, религии и региона в Индии

Таблица 6

Вероятность смерти в возрасте 15–60 лет и преждевременная смертность в возрасте 70 лет среди категории каст, религий и регионов в разбивке по полу в Индии

Предыдущие исследования показывают, что различия в кастах и ​​религиях показывают неравенство в смертности между группами населения, подгруппами и географическими районами.44 60 61 В этом исследовании рассматриваются социальные различия в состоянии здоровья и приводятся данные о разрыве в ожидаемой продолжительности жизни и преждевременной смертности среди различных социальных групп в Индии.

Обсуждение

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении широко используется в качестве суммарного показателя здоровья. Дезагрегированные оценки ожидаемой продолжительности жизни ограничены во многих развивающихся странах, включая Индию. Это первое в истории исследование, в котором оценивается ожидаемая продолжительность жизни при рождении и преждевременная смертность по социальным группам, таким как каста, религия и регион в Индии.Ниже приведены важные результаты этого исследования.

Во-первых, ожидаемая продолжительность жизни при рождении сильно различается в зависимости от касты, религии и региона Индии. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении среди SC была самой низкой, за ней следовали ST, OBC и другие. Во-вторых, кастовые и религиозные различия в ожидаемой продолжительности жизни наблюдались при рождении и на протяжении веков. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении была самой высокой среди христиан, за которыми следуют другие, мусульмане и индуисты. Разрыв в ожидаемой продолжительности жизни при рождении между христианами и индусами составлял 3 года.Он был низким в центральном регионе по сравнению с западным регионом в возрасте до 1 года. В-третьих, мы обнаружили устойчивые половые различия в ожидаемой продолжительности жизни среди каст и религиозных групп. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении у женщин была выше у мужчин во всех социальных группах как в сельской, так и в городской местности. В-четвертых, смертность среди взрослых ( 45 q 15 ) была самой высокой среди СК. Однако в случае религии вероятность смерти взрослого человека ( 45 q 15 ) была выше среди индуистов, чем среди мусульман.Вероятность смерти была выше на северо-востоке, чем в западном регионе Индии. В-пятых, преждевременная смертность ( 70 q 0 ) была самой высокой среди СК. Что касается религии, то преждевременная смертность ( 0 q 70 ) среди мусульман была выше, чем среди христиан. По регионам преждевременная смертность ( 70 q 0 ) на Северо-Востоке была выше, чем на Севере.

Мы выдвигаем следующие объяснения. Ожидаемая продолжительность жизни объясняется сочетанием биологических и поведенческих факторов.47 Кастовая система с ее социальной стратификацией и социальными ограничениями по-прежнему оказывает большое влияние на Индию. 62 Каста и религия неразрывно связаны с СЭС в Индии и являются его прокси. Плохая СЭС в значительной степени связана с плохими результатами в отношении здоровья и ограниченным доступом к медицинским учреждениям. Преимущества кастовой системы занятости, образования и здравоохранения в основном используются более состоятельными людьми из неблагополучной кастовой группы. В результате средний показатель остается низким, а бедные становятся еще беднее.Точно так же гендерные различия в состоянии здоровья постоянно пересекаются между кастами и религиями. Хотя женщины живут дольше мужчин, у них выше заболеваемость и инвалидность в более позднем возрасте.63 Средняя продолжительность жизни без инвалидности среди женщин была ниже, чем среди мужчин. Риски смертности взрослых могут быть связаны с хроническими заболеваниями или недоеданием в детстве. Большинство неинфекционных заболеваний неизлечимы, но их можно контролировать при регулярном лечении. Однако, несмотря на то, что риск воздействия этих условий образа жизни относительно ниже среди бедных, после того, как они пострадали, они не могут позволить себе высокие расходы на лечение, и поэтому они преждевременно умирают. Полученные данные указывают на значительные различия в состоянии здоровья населения в зависимости от каст, религий и регионов. Индуистские дети имеют более высокую смертность, чем мусульманские дети.64

Исследование также имеет некоторые ограничения. Несколько исследований показывают, что СЭС и уровень образования в значительной степени связаны со смертностью среди взрослых. Объем дальнейших исследований заключается в изучении различий внутри кастовой группы, скажем, бедных и богатых внутри SC и ST, которые не отражены в исследовании. Мы считаем, что неравенство внутри кастовой группы велико и способствует различиям в смертности и продолжительности жизни.Во-вторых, ожидаемая продолжительность жизни в статье несопоставима с SRS из-за неиспользования поправочного коэффициента, используемого при оценке CI. ДИ и ожидаемая продолжительность жизни оценивались без поправочного коэффициента. В-третьих, в документе представлены результаты вероятности смерти и ожидаемой продолжительности жизни без поправки на причину смерти по касте, религии и региону.

Сокращение преждевременной смертности, основной приоритет общественного здравоохранения, является одной из целей ООН в области устойчивого развития.65 Уровень смертности снизился для большинства возрастных групп с 2000 по 2016 год, особенно среди подростков и молодых людей во многих развитых и развивающихся регионах. , но остается высоким среди взрослых среднего возраста (36–55 лет) и пожилых людей (55 лет).Однако преждевременная смертность и смертность среди взрослых по-прежнему выше среди всех этнических групп во всем мире.66–68

Заключение

Полученные данные свидетельствуют о том, что различия в смертности значительны в зависимости от касты, религии и региона в Индии. Хотя ожидаемая продолжительность жизни женщин при рождении у женщин выше, они могут страдать от более высокой заболеваемости. Преждевременная смертность высока среди каст и религиозных групп. Рекомендуется уделять приоритетное внимание сокращению преждевременной смертности, в том числе младенческой смертности и смертности детей в возрасте до пяти лет.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить редактора и рецензентов за их полезные предложения по доработке предыдущего проекта. Авторы также хотели бы поблагодарить г-на Суяша Мишру за его полезные комментарии и предложения.

Влияние европейского колониализма на индийскую кастовую систему

В какой степени индуизм и кастовая система Индии были в значительной степени «изобретены» европейцами?

В этом эссе будет установлено, в какой степени индуизм и кастовая система могут считаться европейским изобретением.Будет продемонстрировано, что содержание индуизма никоим образом не было изобретено европейцами, а религиозная категория индуизма была изобретена. Будет показано, что кастовая система была частью социального содержания индуизма и поэтому не была изобретена европейцами, а просто адаптирована и использовалась британскими колонизаторами. В этом эссе будет дана оценка природе индуизма и кастовой системы до, во время и после периода британского колониализма в Индии, а также оценка изменений, вызванных колониализмом.

В следующем разделе будут освещены аспекты современной интерпретации индуизма, существовавшие до британского колониализма. Аспекты «индуизма» до британского колониализма, которые следует наблюдать, будут его развитием из долины Инда, предварительным существованием индуизма наряду с исламом и существованием индуизма в религиозной форме. Будет отмечена и объединяющая роль санскрита.

Причина рассмотрения индуизма до британского вмешательства будет заключаться в том, чтобы продемонстрировать, что до британского колониализма не было сплоченной, самоопределяющейся, крупномасштабной «индуистской» религиозной группы.Таким образом, это может способствовать выводу о том, что концепция единой индуистской религии в какой-то момент была в значительной степени изобретена британскими колонизаторами.

Современный термин «индус», скорее всего, происходит от имени, данного людям, которые жили в районах, окружающих реку Инд, на территории современного Пакистана. «Индус» изначально было персидским словом, используемым для обозначения этих людей[1], демонстрируя, что изначально это был термин внешнего определения, а не самоопределяемая идентичность.

Самой ранней значительной цивилизацией долины Инда была Хараппская цивилизация, существовавшая между 3000 и 1500 годами до нашей эры. Хараппская цивилизация была сосредоточена вокруг относительно развитых городов Хараппа и Мохенджо-Даро. При расчетном населении в 40 000 человек в каждом городе, оба из которых были описаны Фитцсаймонсом как «удовольствие утилитарного градостроителя», [2] очевидна изощренная база для культурного и религиозного роста. Это говорит о том, как люди «Инда» могли быть идентифицированы как «индусы» даже после заката хараппской цивилизации.

Именно в хараппской культуре находятся многие истоки современной индуистской религии. Религия хараппской цивилизации была типична для районов речных долин. Фитцсаймонс утверждает, что «хараппская религия включала в себя поклонение богине-матери с различными проявлениями в сфере овощеводства, животноводства и охоты. Существовал культ явного плодородия». [3] Ключевой аспект современного индуизма, ритуальное омовение, как отмечает Фицсаймонс, преобладал в харрапском городе Мохенджо-Даро. Он утверждает, что «почти в каждом здании в Мохенджодаро есть место для купания».[4] Эти сходства показывают, что современная индуистская религия имеет ощутимые религиозные корни в регионе, откуда происходит ее название. Однако этого сходства недостаточно, чтобы продемонстрировать, что индуистская религия имеет полное и прямое происхождение от цивилизации долины Инда. Это подтверждает утверждение о том, что многочисленные источники способствовали тому, что позже было обобщено британскими колонистами как индуистская религия.

До британского колониализма те, кого теперь можно было бы определить как индуистов, существовали без единой коллективной идентичности и уж точно не обладали единой коллективной религиозной идентичностью. Можно сказать, что группа, которую теперь определяют как индуистскую, существовала только потому, что это была группа, независимая от ислама, христианства или иудаизма, хотя и не связанная внутренне. Отсутствие религиозной согласованности внутри индуистской группы демонстрируется тем фактом, что они не рассматривали ислам с религиозной точки зрения. Тальбот утверждает, что «утверждение, что эпиграфическое значение слова «индус» в четырнадцатом веке не было в первую очередь религиозным, исходит из отрицательных свидетельств того, что термины «ислам» и «мусульманин» (в его персидском варианте, мусульманин) никогда не фигурируют в надписях Андхра с четырнадцатого по середину — семнадцатый век.[5] Это говорит о том, что, не определяя других в религиозных терминах, индусы не могут рассматриваться как определяющие себя как одну религиозную группу.

Перед лицом авраамических религий одним из объединяющих факторов доколониального индуизма является использование санскритского языка. Этот объединяющий фактор можно рассматривать как культурное, а не религиозное сходство доколониального индуизма. Санскрит был древним литургическим языком, используемым многими религиозными группами, что сделало его стандартом, по которому британские колонизаторы могли определить индуизм.И это несмотря на свидетельства, свидетельствующие о том, что использование санскрита не было исключительно индуистским.

Санскрит был полезным политическим инструментом, поскольку демонстрировал связь с древними религиями местного населения. Талбот утверждает, что пожертвования и тому подобное были «записаны на санскрите на медных пластинах, традиционно царском типе подарков и надписей». Эту точку зрения также поддерживает Талбот, который заявляет, что «стремясь к признанию законными королями, вожди, такие как Пролайя Наяка и Вема Редди, искали самую престижную поддержку.Это включало в себя не только использование общеиндийского литературного языка санскрита, покровительство брахманов и память о предыдущей династии Какатия, но и богатую символику вековой борьбы с демонами и беспорядком»[7]. использование санскрита и использование различных других, которые сейчас считаются индуистскими традициями, демонстрирует, что не существовало заранее определенной индуистской религии, которую можно было бы рассматривать как измененную и дополненную.

Буддизм и джайнизм — две религии, литургические тексты которых также написаны на санскрите, однако британцы не считали их индуистскими. На первый взгляд может показаться, что британские востоковеды знали о разнице между различными религиями, использующими санскрит. Однако можно отметить, что хотя буддизм, джайнизм и индуизм имеют много общего, особенно, например, веру в карму, они также содержат много различий. В равной степени внутри различных сект индуизма также существуют заметные различия. Например, верования различных деноминаций варьируются от монотеизма до политеизма. Это демонстрирует, что размеры различий между буддизмом и джайнизмом также существуют в самой конструкции индуизма и что индуизм нельзя рассматривать как монолитную религию.Таким образом, причины, по которым буддизм и джайнизм не были включены в британское обобщение индуизма, заключаются в том, что они были значительно больше, чем большинство индуистских конфессий, и, что более важно, в значительной степени самоопределялись как отдельные, отдельные религии.

Несмотря на значительную связь и интеграцию с исламскими традициями в некоторых районах Индии, санскрит по-прежнему использовался как единственный литургический язык, используемый для демонстрации суверенитета, несмотря на преобладание других религий в Индии, особенно ислама.

Эту интеграцию с исламом можно проиллюстрировать на примере изучения одежды в Виджаянагаре, который широко рекламируется как индуистский район. Вагонер утверждает, что «адаптация исламской одежды в Виджаянагаре была фундаментальной частью более широкого, далеко идущего процесса исламизации, посредством которого избранные индийские культурные формы и практики были заменены в ключевых «общественных» контекстах аналогами, взятыми из более универсального, исламистского культура». [8] Это говорит об отсутствии какой-либо строгой индуистской последовательности, несмотря на тот факт, что Виджаянагара и его культура будут в значительной степени определены британскими колонизаторами как индуистские.Это еще раз демонстрирует тот факт, что индуизм обычно не рассматривался как сплоченная религия, поскольку ислам не считался агрессивным по религиозным мотивам. Вагонер заключает, что ассимиляция исламской культуры произошла не из-за какой-либо агрессии со стороны ислама, а «результата сознательных и преднамеренно рассчитанных действий творческих личностей, стремящихся максимально использовать свои возможности в постоянно расширяющемся мире». [9] Это демонстрирует, что индусы в Виджаянагара, не чувствуя угрозы со стороны ислама по религиозным мотивам, не могли считать себя единым религиозным образованием.

Исследование существования индуизма до британского вмешательства дает три вывода относительно того, изобрели ли индуизм европейцы. Первый вывод, который следует сделать, заключается в том, что социальная группа долины реки Инд, откуда происходит название индус, не существовала как узнаваемая индуистская социальная группа. Хотя аспекты их религиозных верований существуют в современном индуизме, не существует целостной религии, которая сохранилась между тем и сегодняшним днем.

Второе замечание заключается в том, что то, что теперь считалось бы индуистской группой, не определяло себя как особую религиозную группу, даже перед лицом ислама, как в военном, так и в культурном отношении.

Третий вывод заключается в том, что санскритский язык, который британские ученые использовали бы для обобщения индуизма, является литургическим языком для многих религиозных деноминаций, большинство из которых были обобщены в индуизм, несмотря на огромное разнообразие между ними.

Эти выводы показывают, что до британского изобретения не существовало целостной и самостоятельной индуистской религии. Затем необходимо установить природу, в которой был изобретен индуизм, чтобы понять, как обширное содержание было обобщено британцами в одну религию.

В период британского колониализма было три ключевых фактора, способствовавших изобретению индуизма. Востоковеды, такие как Уильям Джонс и Эдвард Мур, внесли свой вклад в академическую систематизацию и обобщение индийской религии. Колониальные социальные структуры способствовали обобщению индуизма бюрократическими средствами, а местные религиозные традиции способствовали тому, что они создавали индуизм как конкурента христианству. Эти аспекты «изобретения» в британский колониальный период теперь будут исследованы.Однако, во-первых, необходимо достичь понимания доколониальных европейских представлений об индуизме.

«Изобретение» индуизма можно продемонстрировать, просто наблюдая контраст между современными интерпретациями индуизма и его доколониальным европейским пониманием. До XVIII века индийская культура считалась языческой. Как утверждает Кинг, «преобладающее христианское мировоззрение среди европейцев относило индийскую религию к всеобъемлющей рубрике язычества.С этой точки зрения существовало четыре основные религиозные группы [в Индии]: евреи, христиане, магометане (то есть мусульмане) и язычники». К концу колониальной эпохи в Индии индуизм существовал как общепринятая сплоченная религия. Пеннингтон объясняет, что «где-то между 1789 и 1832 годами британское восприятие индуистских религиозных традиций претерпело сейсмический сдвиг». [11] Это свидетельствует о том, что современное понимание индуизма проявилось в период британской колонизации.Необходимо изучить природу этого проявления, чтобы выяснить, был ли индуизм изобретен британскими колонистами, а не самими индийцами.

Первой формой индуистского строительства были востоковеды, основными примерами которых были Уильям Джонс и Эдвард Мур. В этой форме построение и изобретение индуизма развивалось благодаря попыткам понять и классифицировать индуизм. Из-за естественно западного подхода этих ученых индийская религия была неверно истолкована, хотя и непреднамеренно.Далримпл называет эти классификации «энциклопедиями богов классического и ближневосточного мира». [12] Энциклопедические усилия этих востоковедов привели к массовому обобщению многих различных индийских традиций под общим определением индуизма.

Делая это с хорошими академическими намерениями, эти востоковеды опирались на обширные материалы индийской культуры таким образом, что они рассматривались как связанные части всеобъемлющей культуры. Это привело к непреднамеренному изобретению религии, которая до того момента никогда не существовала в целостной форме.Эту точку зрения поддерживает Копф, который утверждает, что «работа по объединению обширного собрания мифов, верований, ритуалов и законов в целостную религию и по формированию аморфного наследия в рациональную веру, известную сейчас как «индуизм», была усилия, инициированные востоковедами». [13] Это показывает, что, хотя их усилия считаются важными как энциклопедические сборники, они рассматриваются как изобретение индуизма.

Выдающимся из этих востоковедов можно считать Эдварда Мура, чья книга Индуистский пантеон является выдающимся ранним англоязычным сборником индуистской религии и культуры.[14] При оценке этой работы становится особенно очевидным желание определить индуизм так же, как и западные религии. Основная тема, по-видимому, заключается в легитимации индуизма в попытке продемонстрировать его как подлинную религию, сравнимую с христианством. Хотя это демонстрирует привязанность к индийской культуре, это также приводит к неправильному пониманию реальности индуизма.

Примеры только из первой главы демонстрируют различные попытки представить индуизм в таком свете, чтобы христианам было труднее определить его как языческий.

Важным аспектом индуизма, который необходимо подчеркнуть для легитимации в западных кругах, были элементы монотеизма. Мур утверждает, что «строго говоря, религия индусов есть монотеизм . Они поклоняются Богу в единстве и выражают свои представления о Божественном Существе и его атрибутах в самых ужасных и возвышенных выражениях. Бога, которого так почитают, называют БРАХМ: Единый Внешний Разум; самосущего, непостижимого Духа».[15] Учитывая, что это утверждение относится ко всей индуистской культуре, его можно считать необоснованным обобщением.

Дальнейшие попытки легитимации и непреднамеренного построения иллюстрируются Муром, когда он заявляет: «Хотя индусов учат обращаться со своими клятвами к идолам и святым, они все же являются лишь прообразами и олицетворениями Божества, которое слишком ужасно, чтобы быть созерцаемый и слишком непостижимый, чтобы быть описанным».[16] Утверждая, что индусов обучают, Мур подразумевает, что существует структура индуистского образования, в которой преподается последовательная религия, что было не так.Хотя индийское образование, безусловно, было пураническим[17], их учение не соответствовало единому кодексу индуизма, особенно учитывая, что пуранические тексты существуют дополнительно как в буддизме, так и в джайнизме. Цитата демонстрирует попытки легитимации через попытки Мура показать индуизм как монотеистический. Хотя это, возможно, верно, это вывод, придуманный Мавром, а не разглашенный строго из индуистского учения.

Несмотря на элементы изобретательства в работах Мура, он также делает наблюдения, которые полезны при отмечании западных интерпретаций индийской религии и вклада этих интерпретаций в изобретение индуизма.Мур утверждает, что Брахма, которого сейчас считают одним из самых важных божеств индуизма, не был широко распространен в индийских учениях. Он замечает, что «Брахма, олицетворение созидательной силы Божества, хотя имена трех наиболее знакомых, возможно, европейских читателей, на самом деле не так часто слышны в Индии , как двух других великих сил сохранения и разрушения; или как несколько других божеств или воплощений божеств низшего описания.[18] Это наблюдение предполагает, что западное изобретение, поскольку Брахма, хотя и не получило широкого распространения в Индии, стало преобладать из-за того, что это понятие было лучше признано на Западе.

Сэр Уильям Джонс был ранее выдающимся востоковедом, внесшим вклад в изобретение индуизма. Джонс внес огромный вклад в перевод санскрита и знакомство с индийской культурой на Западе. Проблемы возникли, однако, в его попытках интерпретации и предположений о фактах индийской культуры, Далримпл, например, отмечает, что Джонс «страстно верил, что индусы были затерянным племенем Египта.[19] Это показывает более ранний пример попыток связать индийскую культуру с признанной «западной» цивилизацией в стремлении востоковедов узаконить индийскую культуру в глазах западного христианства. Кэннон утверждает, что Джонс пытался изменить «представления европейцев об индейцах».[20] Такой подход неизбежно ведет к обобщениям и неправильному толкованию фактов, особенно с учетом огромной предметной области, которой они занимаются.

Ранние востоковеды, хотя и делали это с честными намерениями, внесли ключевой вклад в изобретение индуизма.Две формы изобретения, которые произошли благодаря востоковедам, были изобретением через легитимацию и через обобщение. Однако помимо востоковедов были и другие факторы, способствовавшие формированию индуизма.

Вторым средством, с помощью которого был изобретен индуизм, было столкновение Индии с британскими социальными и религиозными традициями. Хотя в значительной степени произошло слияние как британских, так и индийских традиций, «колониальная ситуация определила правила встречи.[21] Это означало, что британские представления об индейцах станут более распространенными, чем представления индусов о самих себе.

Британская империя использовала современные государственные институты, поэтому определение идентичности населения было важным. Переписи и другие институты классификации демонстрируют британские определения индуизма. Как показывает Кинд, «Закон об индуистских браках 1955 года, раздел 2(1), определяет «индуистов» как категорию, включающую не только всех буддистов, джайнов и сикхов, но также всех, кто не является мусульманином, христианином, парсом или евреем. .Это классифицирует индуизм как «всеохватывающую рубрику для неиудео-христианского «Другого»». [22] Это негативное наименование демонстрирует изобретение индуизма как религии (которая была) определена но не будучи уже существующей единой религией.

При колониализме индийская религия прямо столкнулась с британским христианством. Поскольку христианство было одним из столпов, на которых была построена Британская империя, религия индейцев стала мишенью для колониальных миссионеров точно так же, как это произошло по всей империи.Миссионеры пытались провести различие между «настоящей» религией христианства и якобы мистическими заблуждениями индийской религии. Кинг утверждает, что «описание религий Востока как «мистических» — это способ отличить существенную историческую истину христианства от его низших соперников». [23] Эта атака способствовала массовому обобщению многих «мистических» индийских религий в индуизм. Это связано с тем, что для демонстрации превосходства христианства над индийской религией обобщение было необходимо просто из-за огромного количества систем верований, которые подвергались сомнению.

Желание миссионеров распространять христианство возникло в связи с ростом евангельского христианства, и именно это евангельское направление сыграло наиболее важную роль в изобретении и систематизации индуизма. Это связано с попытками евангелистов создать единственного определяемого религиозного оппонента. Пеннингтон утверждает, что «наряду с евангельским христианством возникла концепция единой индийской религии, позже известной как индуизм». [24] Без евангельского стремления распространять учение христианства не существовало бы религиозного требования для создания индуизма.Примером обобщения, продемонстрированного Пеннингтоном, является миссионерская одержимость идолопоклонством. Он заявляет, что «это был идол, которого обвиняли в том, что он вызывал восхищение и поклонение индуистов и мешал миссионерскому крестовому походу радикального религиозного преобразования Индии». , а, наоборот, справиться с многогранным религиозным культом огромного населения.

Влияние колониальных социальных и религиозных традиций на изобретение индуизма было очень значительным. Колониальные государственные институты внесли свой вклад в построение индуизма, создав бюрократическую категоризацию, которая создала индуизм как религию, поскольку он не принадлежал к другим религиозным группам. Британская религия внесла свой вклад в изобретение индуизма, создав последовательное религиозное «другое», по отношению к которому христианство можно было рассматривать как превосходящее.

Краткий обзор ситуации после периода британского колониализма демонстрирует дополнительные свидетельства индуистского изобретения, а также демонстрирует природу этого изобретения.

Индийское колониальное восстание 1957–1958 годов было частью общей модели реактивного национализма. Это демонстрирует изобретение индуизма из-за того факта, что индуистский национализм стал преобладать только после длительного периода британского колониализма, в отличие от первоначального «индуистского» сопротивления. Однако изобретение дополнительно продемонстрировано, несмотря на индуистский национализм. Например, хотя Махатма Ганди был «националистом и благочестивым индуистом»,[26] он был не индуистским националистом, а индийским националистом.Это говорит о том, что народное восстание было индийским, а не индуистским. Это, в свою очередь, предполагает изобретение индуизма из-за того факта, что, если бы он не был британской конструкцией, народное восстание было бы вызвано индуистскими националистами, а не индийскими националистами, такими как Ганди.

Важно понимать, что влияние британского колониализма на индуизм в значительной степени значительно только из-за его относительно недавней истории. Лоренцен утверждает, что в научных кругах существует тенденция «принимать постколониалистскую точку зрения, которая отдает предпочтение британскому колониальному периоду как периоду, когда были изобретены или построены почти все основные институты индийского общества и политики.[27] Предрасположенность называть индийские проблемы «доколониальными, колониальными или постколониальными»[28] означает, что часто чрезмерное внимание уделяется важности британцев в построении индийской культуры. Однако можно считать, что британцы не «изобрели» большую часть индуизма, а просто классифицировали его как индуизм. Самый значительный существенный вклад в создание индуизма существовал задолго до любого британского влияния, и аргумент Лоренцена демонстрирует снижение значимости британского колониализма, когда он перестанет быть аспектом недавней истории.

Кастовая система в Индии является древней частью индийского общества. Созданная индийскими религиями кастовая система делит людей на четыре категории варн; Брахманы (жрецы), кшатрии (воины), вайшьи (земледельцы) и шудры (слуги). Далиты (неприкасаемые) — это группа, которая не существует ни в одной из четырех категорий варн. В этом разделе будет продемонстрировано, что эта кастовая система является частью древнего содержания индуизма и поэтому не должна рассматриваться как британская колониальная конструкция, и что британское участие и вклад в кастовую систему типичны для правящих классов в истории Индии.

Каст никоим образом не может считаться британской колониальной конструкцией, часто утверждается, поскольку это очевидно на протяжении всей истории индийской культуры. Макдонелл утверждает, что каста «была главной характеристикой цивилизации Индии на протяжении более 2500 лет и отличала индийскую цивилизацию от цивилизации остального мира как уникальную». изменились за относительно короткий период британского колониализма.

Каста упоминается в Ригведе, одной из Вед, которые относятся к древнейшим религиозным текстам мира и основополагающим текстам многих индийских религий: «Брахман был его ртом, из обеих его рук была создана Раджанья.Его бедра стали вайшьей, из его стоп появился шудра».[30]

Конечно, в предположениях о том, что британское колониальное правление изобрело систему, впервые появившуюся между 1700–1100 годами до н.

Кастовая система также существовала в материальном социальном контексте, наряду с чисто религиозным контекстом. Как утверждает Макдонелл, «обращаясь к старым сводам законов, из которых кодекс Ману (об А.D. 200) является наиболее репрезентативным для наших целей, мы имеем дело с обществом, которое уже строго организовано на кастовой основе»[31]. адаптирован для общественного использования британскими колонизаторами. Еще один пример находится в Аташастре в 4 -м веке до нашей эры. В нем говорится как о законе: «Человек шудры, которым он ударит брахмана, должен быть отрезан». [32] Этот пример явно демонстрирует древний закон, сосредоточенный на отношениях между различными кастами.

Британские колониальные правители самопровозгласили себя браминами во время этой эволюции кастовой системы. Портер утверждает, что «при кастовой организации духовенство нашло средства увеличить свою власть, перерабатывая схоластические системы, изменяя и добавляя предписания, которые они содержали, и более точно адаптируя их к своей собственной выгоде». [33] Это демонстрирует, что британцы были типичны для любых правителей, приспосабливающих системы к своим средствам.

Оценка происхождения кастовой системы демонстрирует не только то, что каста определенно существовала до британского колониализма, но и существовала вне религиозного контекста в очень осязаемой социальной форме. Оценка британского колониального взаимодействия с кастовой системой еще больше продемонстрирует, что каста не является британским изобретением.

Существует значительная точка зрения, предполагающая, что каста, как и индуизм, была британским изобретением. Этот аргумент не так хорошо поддерживается, как аргумент о том, что индуизм был британской конструкцией. Это связано с тем, что каста является древней чертой индийской культуры и, следовательно, каста представляет собой аспект содержания, который британцы обобщают как индуизм.

Аргументы в пользу «изобретения» касты больше связаны с тем, как она использовалась в рамках британского колониализма. Диркс, например, утверждает, что «каста достигла своего критического колониального положения, потому что британскому государству удалось отделить касту как социальную форму от ее зависимости от доколониальных политических процессов». Диркс отмечает, что правящая власть неизбежно принимает местные традиции и использует их в своих целях.

Эту адаптацию также обсуждает Вайдьянатан, который, поддерживая утверждения Дирка, позволяет нам сделать выводы об использовании британцами кастовой системы. Он утверждает, что «колонизаторы были частью авраамической традиции, которая верит в гомогенизацию, и неоднородное и неконфликтное индийское общество не соответствовало бы их замыслу. Это могло привести их к построению классового дискриминирующего общества из многочисленных сампрадай и каст, мирно сосуществующих.В конце концов, история устроена так, чтобы удовлетворять нужды колонизаторов и победителей». [35] Вайдьянатан косвенно поддерживает мнение о том, что касты наверняка существовали в истории индийского общества и что их использование британцами было нормальной практикой для правящих классов Индии.

В связи с недавними усилиями по ликвидации каст в Индии природа изменения кастовой системы может быть представлена ​​другим образом. Нараян утверждает, что далиты изобретают свои собственные кастовые истории и что «через эти кастовые истории политические партии направляют чувство идентичности далитов в свою пользу, в то же время настраивая их против своих политических соперников. [36] Это демонстрирует постоянное переосмысление значения касты таким образом, который никоим образом не является исключительным для колониальной эпохи.

Высокомерный характер заявления о том, что кастовая система является британской конструкцией, хорошо отмечен Лоренценом, который заявляет: «Как недавно пошутил хинди-критик Пурушоттом Агравал: неужели мы настолько неспособны, что не смогли бы даже создать их сами?»[37] Это демонстрирует, что современную Индию не следует рассматривать таким образом, чтобы даже самые индийские проблемы считались продуктом ее наиболее значительного взаимодействия. с Западом, без оглядки на века независимой истории.Однако неизбежно, что современная кастовая ситуация является прямым потомком относительно недавних событий британского колониализма.

Вопрос об изобретении каст можно завершить, заявив, что кастовая система является частью содержания того, что британские колонизаторы обобщили как индуизм. Ни в коем случае нельзя считать, что британцы изобрели какое-либо реальное содержание самого индуизма, а только общий ярлык, присвоенный этому содержанию.

Этот вывод был сделан на основе оценки происхождения кастовой системы, которая показала, что каста существовала не только в религиозном контексте, но и в социальном плане.Кроме того, было продемонстрировано, что британский вклад в кастовую систему был типичен для до- и постколониальных ситуаций. Кастовая система постоянно адаптируется теми, кто обладает любой степенью политической власти.

Основные выводы об «изобретении» индуизма европейцами двойственны. Во-первых, британские колонисты внесли большой вклад в категоризацию религии индуизма или индуизма как единого корпуса и системы религиозной доктрины, текстов, ритуалов и практик, чего раньше не было, и, во-вторых, социальное и религиозное содержание индуизма группа никоим образом не была изобретена, а развивалась на протяжении тысячелетий.Эти выводы подкрепляются наблюдением за кастовой системой, выводами в данном случае о том, что кастовая система является частью социального содержания индуизма и поэтому не может считаться изобретенной европейцами. Эти выводы были сделаны путем изучения этих вопросов до, во время и после британского колониализма.

Наблюдение за ситуацией до британского колониализма показало, что содержание индуизма развилось из его корней в долине Инда, хотя между тем и современным индуизмом не существовало единой религиозной группы.Индуистская группа никогда не существовала под единой религиозной идентичностью, несмотря на все традиции современного индуизма, существовавшие независимо до британского колониализма. Европейская точка зрения на религию в Индии заключалась в том, что все неавраамические религии считались языческими. Эти наблюдения означают, что содержание существовало до британского колониализма и в какой-то момент в течение периода было обобщено в индуизме.

Изучение ситуации во время британского колониализма показывает, что различные факторы способствовали формированию индуизма.Востоковеды объединили различные индийские религиозные традиции в целостную индуистскую религию. Британское колониальное строительство индуизма происходило посредством категоризации таких институтов, как перепись населения, и христианские ученые использовали обобщение индуизма, чтобы создать общего религиозного антагониста из-за их миссионерского характера. Эти заявления демонстрируют, что вклад британского колониализма в «изобретение» индуизма был в значительной степени вкладом в обобщение и категоризацию.

Кастовая система уже существовала как содержание индуистской культуры более 2500 лет. Хотя она могла быть использована и изменена британским колониализмом, она не была им изобретена.Это еще раз подтверждает вывод о том, что «фактическое» содержание индуизма не было изобретено. Единственным изобретением был сбор контента под определение индуизма.

В заключение, хотя индуизм как название можно считать колониальным изобретением, все его содержание является результатом тысячелетнего социального и религиозного развития. Влияние британского колониализма считается столь распространенным в отношении индуизма только потому, что оно является частью недавней истории Индии.Индуизм следует считать индийским во всех смыслах, независимо от общего ярлыка, которым его навешивают колонизаторы

Библиография

Arthashastra , Книга 3, Глава XIX, онлайн, по состоянию на 5 th марта 2012 г. ,

Пушка. G, «Сэр Уильям Джонс и ассоциация между Востоком и Западом», Proceedings of the American Philosophical Society , Vol.121, № 2, апрель 1977 г.

Далмия. В., Штитенкрон. HV, Представление индуизма: построение религиозных традиций и национальной идентичности , Sage Publications, Лондон, 1995

Далримпл. W, «Боги и монстры», в The Guardian , 25 августа 2007 г., онлайн, по состоянию на 4 марта 2012 г.,

Дэвид Копф, «Герменевтика против истории», Journal of Asian Studies , Vol.39, № 3, май 1980 г.

Кортики. NB, Изобретение касты: гражданское общество в колониальной Индии , рабочие партнеры CSST, Мичиганский университет, октябрь 1988 г.

Итон. RM, Переосмысление инаковости: вскрытие для постмодерна в Индии , неопубликованное эссе 1998 г. , цитируется по Лоренцену. Д. Н., «Кто изобрел индуизм?», Сравнительные исследования в обществе и истории , Vol. 41, № 4, октябрь 1999 г.

Фитцсиммонс. MA, «Цивилизация долины Инда», Учитель истории , Vol.4, № 1, ноябрь 1970 г.

Лоренцен. Д. Н., «Кто изобрел индуизм?», Сравнительные исследования в обществе и истории , Vol. 41, № 4, октябрь 1999 г.

Лудден. D, Делаем Индию индуистской , Oxford University Press, Оксфорд, 2007

Макдонелл. А. А., «Ранняя история каст», The American Historical Review , том 19, № 2, январь 1914 г.

Мавр. E, The Hindu Pantheon , London, 1810, онлайн, доступ 1 st марта 2012 г.,

Нараян. B, «Изобретение кастовой истории: мобилизация далитов и националистическое прошлое», Вклады в индийскую социологию , Vol. 38, № 193, 2004

Ориентализм и религия, Ричард Кинг, Рутледж, Лондон, 2006 г.

Пеннингтон. Б.К., Был ли изобретен индуизм? , Издательство Оксфордского университета, Оксфорд, 2005 г.

Портер.JH, «Каста в Индии», , американский антрополог , Vol. 8, № 1, январь 1895 г.

Ригведа , Книга 10, Гимн 90, онлайн, по состоянию на 5 марта 2012 г.,

Сугиртхараджа. S, Воображая индуизм: постколониальная перспектива , Routledge, Лондон, 2003

Талбот. C, «Вписывание другого, вписание себя: индуистско-мусульманская идентичность в доколониальной Индии», Сравнительные исследования в обществе и истории , Vol.37, № 4, октябрь 1995 г.

Вайдьянатан. R, «Кастовая дискриминация — британское изобретение, большее, чем паровой двигатель», в Daily News & Analysis , 26 февраля 2008 г., онлайн, по состоянию на 5 марта 2012 г. ,

Вагонер. PB, «Султан среди индуистских королей»: одежда, титулы и исламизация индуистской культуры в Виджаянагаре», , Журнал азиатских исследований, , Vol.55, № 4, ноябрь 1996 г.


[1] Ориентализм и религия, Ричард Кинг, Рутледж, Лондон, 2006, стр. 98

.

[2] Фитцсиммонс. MA, «Цивилизация долины Инда», Учитель истории , Vol. 4, № 1, ноябрь 1970 г., стр. 11

[5] Талбот. C, «Вписывая других, вписывая себя: индуистско-мусульманская идентичность в доколониальной Индии», Сравнительные исследования в обществе и истории , Vol. 37, № 4, октябрь 1995 г., стр. 701

[8] Вагонер.PB, «Султан среди индуистских королей»: одежда, титулы и исламизация индуистской культуры в Виджаянагаре», Журнал азиатских исследований , том 55, № 4, ноябрь 1996 г., стр. 702

[9] Там же среди индуистских королей P. 702

[10] Ориентализм и религия, Ричард Кинг, Рутледж, Лондон, 2006, стр. 99

.

[11] Пеннингтон. Б.К., Был ли изобретен индуизм? , издательство Оксфордского университета, Оксфорд, 2005 г., стр. 3

.

[13] Дэвид Копф, «Герменевтика против истории», Journal of Asian Studies , Vol.39, № 3, май 1980 г., стр. 502

[14] Мур. E, The Hindu Pantheon , London, 1810, онлайн, доступ 1 st March 2012,

[15] Мур. E, The Hindu Pantheon , London, 1810, онлайн, доступ 1 st марта 2012 г., , стр. 1

[17] Далмия. В., Штитенкрон. HV, Представление индуизма: построение религиозных традиций и национальной идентичности , Sage Publications, Лондон, 1995, стр. 23

[20] Пушка. G, «Сэр Уильям Джонс и ассоциация между Востоком и Западом», Proceedings of the American Philosophical Society , Vol.121, № 2, апрель 1977 г., стр. 183

[21] Далмия. В., Штитенкрон. HV, Представление индуизма: построение религиозных традиций и национальной идентичности , Sage Publications, Лондон, 1995, стр. 23

[22] Ориентализм и религия, Ричард Кинг, Рутледж, Лондон, 2006, стр. 99

.

[24] Пеннингтон. Б.К., Был ли изобретен индуизм? , издательство Оксфордского университета, Оксфорд, 2005 г., стр. 23

.

[26] Ладден. D, Делаем Индию индуистской , Oxford University Press, Оксфорд, 2007, с.271

[27] Лоренцен. Д. Н., «Кто изобрел индуизм?», Сравнительные исследования в обществе и истории , Vol. 41, № 4, октябрь 1999 г. , стр. 654

[28] Итон. RM, Переосмысление инаковости: вскрытие для постмодерна в Индии , неопубликованное эссе 1998 г., цитируется по Лоренцену. Д. Н., «Кто изобрел индуизм?», Сравнительные исследования в обществе и истории , Vol. 41, № 4, октябрь 1999 г.

[29] Макдонелл. AA, «Ранняя история каст», The American Historical Review , Vol.19, № 2, январь 1914 г., стр. 230

[31] Макдонелл. AA, «Ранняя история каст», The American Historical Review , том 19, № 2, январь 1914 г., стр. 234

[33] Портер. JH, «Каста в Индии», , американский антрополог , Vol. 8, № 1, январь 1895 г., стр. 26

[34] Кортики. NB, Изобретение касты: гражданское общество в колониальной Индии , Рабочие партнеры CSST, Мичиганский университет, октябрь 1988 г., стр. 30

[36] Нараян.B, «Изобретение кастовой истории: мобилизация далитов и националистическое прошлое», Вклады в индийскую социологию , Vol. 38, № 193, 2004, С. 219

[37] Лоренцен. Д. Н., «Кто изобрел индуизм?», Сравнительные исследования в обществе и истории , Vol. 41, № 4, октябрь 1999 г., стр. 654

Автор: Ben Heath
Автор: Университет Суонси
Автор: Robert Bideleux
Дата написания: май 2012 г.

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

Религиозная, кастовая и расовая дискриминация сломила Индию

  • Раса, каста и религия по-прежнему остаются главными принципами порядка в индийском обществе.
  • Постоянно поступают новости о жестокости по отношению к меньшинствам и насилии между различными религиозными общинами.
  • С тех пор, как к власти пришло правительство Моди, повестка дня, ориентированная на индуистов, только ускорилась, и я не уверен, что моя страна готова к большему.
  • Пион Хирвани — независимый журналист.
  • Это колонка мнений. Высказанные мысли принадлежат автору.
  • Посетите домашнюю страницу Business Insider, чтобы узнать больше.
LoadingЧто-то загружается.

Между 1500 и 1000 г. до н.э. в Индии была введена кастовая система, согласно которой люди были разделены на основе их класса или варны.Цель состояла в том, чтобы упростить обязанности, защитить добродетель касты и установить порядок. Низший класс стал рабом высшего общества, а сообщество далитов (также известное как изгои или неприкасаемые) было оплевано.

Можно с уверенностью сказать, что появление этой дискриминационной системы стало началом, пожалуй, самого ужасного неравенства, которое до сих пор не дает покоя моему народу.

Вы можете себе представить, что в наши дни Индия вышла бы за рамки этой ужасной древней системы — неприкасаемость была бы отменена, межконфессиональные браки не были бы наказуемым деянием, а люди не стали бы жертвами по признаку расы.Однако раса, каста и религия остаются главными принципами порядка в Индии.

Религиозная дискриминация остается широко распространенной 

Эта продолжающаяся дискриминация на основе религии лучше всего отражена в недавней серии законов, основанных на «любовном джихаде». «Любовный джихад» — это теория заговора, обвиняющая мужчин-мусульман в том, что они заманивают индуистских женщин в брак с целью насильственного обращения их в ислам. Такие законы направлены на то, чтобы остановить насильственное обращение в религию или обращение мошенническим путем — любой, кто хочет перейти в другую религию, должен будет представить чиновникам документы с просьбой об официальном признании беседы как минимум за два месяца.

Законы о «любовном джихаде» в настоящее время действуют в нескольких штатах Индии, и дополнительные штаты объявили о своем намерении принять аналогичные законы.

«Я думаю, что в последние десятилетия произошло значительное снижение сочувствия к мусульманам», — сказал Сомриддхо Дасгупта, андрогинная модель-мусульманка и цветной активист. Дасгупта также указал на недавнюю теорию «корона джихада», которая ложно обвиняет мусульман в распространении коронавируса в Индии, как еще один пример этой дискриминации.

«Закон о гражданстве 2019 года вызвал раздражение у иммигрантов-мусульман, поскольку с ними обращаются как с незаконными поселенцами из-за отсутствия действительных документов, удостоверяющих личность», — сказал Дасгупта.

После объявления акта в Нью-Дели вспыхнули протесты. Ужас, который моя нация увидела на улицах, приведший к гибели 43 человек, был просто ужасен. Во время протестов пятеро мужчин-мусульман подверглись физическому насилию со стороны по меньшей мере шести полицейских, заставивших их петь национальный гимн.Индуистские толпы избивали мусульман ломами, металлическими трубами и железными прутьями. Затем толпа привязала веревку к шее жертвы и стащила ее в канаву.

«Люди нашей страны стали настолько невосприимчивы к такого рода злодеяниям и насилию», — сказала Бина Палликал, генеральный секретарь Национальной кампании за права человека далитов. Она имела в виду случай, когда мусульманская семья была сожжена толпой индуистов. «Абсолютно нет стыда, а безнаказанность резко возросла».

Кастовые зверства продолжаются

Тем не менее религиозное насилие — не единственная беда Индии.Хотя кастовая дискриминация является неконституционной, кастовое насилие сохраняется.

Недавно священник храма из штата Уттар-Прадеш вместе с двумя другими, как сообщается, изнасиловал 50-летнюю женщину и бросил ее умирать на улице. В прошлом году мужчина убил свою сестру и похоронил ее тело на семейной ферме после того, как она вышла замуж за далита, несмотря на неодобрение ее семьи. В 2018 году 13-летняя девочка-далит была обезглавлена ​​на глазах у ее матери мужчиной, принадлежащим к высшей касте, после того, как она обвинила его в сексуальных домогательствах по отношению к ней.

Чтобы гарантировать «безупречность» генофонда браминов из высшего общества, один штат объявил, что Государственный совет по развитию браминов будет платить семьям женщин из более уязвимых слоев браминского общества, чтобы те выходили замуж за мужчин и священников той же касты.

Через день появляются новости о жестокости по отношению к меньшинству, о насилии между различными религиозными общинами, о введении абсурдных законов, нарушающих смысл демократии, и о неразумном обращении с меньшинствами в газетах.

Индия разрушена

«В Индии наблюдается постоянное снижение качества политического дискурса и критического мышления», — сказала Insider Синтия Стивен, независимый исследователь гендерных вопросов, бедности, развития и политики.

В настоящий момент политический дискурс в моей стране сигнализирует об «интеллектуальном банкротстве», которое демонстрируют ее лидеры. Они настолько одержимы религией, кастами и расами, что позволяют этим факторам влиять на наши законы и политику.

Кажется, мы движемся задним ходом. В 2020 году сотни мусульман собрались, чтобы отпраздновать праздник в разгар пандемии коронавируса. Группа была разогнана и разогнана полицией. Однако несколько дней спустя то же самое сделали индусы практически без возражений.

«Пока силен индуизм, будут сильны и касты, а пока есть касты, будут и низшие касты», — сказал Аватти Рамая, профессор социологии из Мумбаи, The New York Times в 2018 году. не согласен.Кастовая система является определяющей чертой индуизма.

Мы не можем винить ни одну организацию, государственный орган или организацию.

«Все индийское общество и культурная ткань вносят свой вклад в то, как работают отношения, и особенно в то, насколько люди склонны уважать границы других», — сказал Саурав Датт, автор, который фокусируется на таких темах, как насилие в отношении женщин, гендерная дискриминация и домашнее насилие.

Точно так же Палликал сказал Insider: «От обычных граждан до политиков — все подошли к моменту, когда им стало все равно.Да, законы есть, но исполнения нет».

Конституция Индии прямо запрещает акт неприкасаемости, но многие до сих пор им пользуются. и порочные ситуации. 

Мир развивается, и мы должны двигаться вместе с ним. Раса, каста и религия остаются важными чертами жизни в Индии.С тех пор, как правительство Моди пришло к власти, повестка дня, ориентированная на индуистов, только ускорилась, и я не уверен, что моя страна готова к большему.

Кастовый мастерский ход хиндутвы — индус

С тех пор, как бывшие поборники светских ценностей начали проводить различие между индусом и хиндутвади, многие интеллектуалы возмущаются. Они спорят о том, что эти тонкие метафизические различия не имеют значения на улице. В основном из индуистской элиты это те же самые ученые, которые утверждают, что ислам следует отделить от исламизма, и поясняют, что захватчиков Индии следует описывать как персидских турок, а не как мусульманских военачальников.

Слово «религия» обрело популярность в 19 веке. Это относилось к монотеистической мифологии, которая считала бога фактом, несмотря на растущее влияние науки. Для большинства колонизаторов существовала только одна религия — их версия христианства, католическая или протестантская. Они считали иудаизм устаревшим, а ислам ересью, несмотря на их общие корни. Верования населения колонизированных ими народов считались языческими и идолопоклонническими, а следовательно, недействительными, как суеверия, а не религия.

Затем, однако, стало трудно получить доступ к японским рынкам, так как Император Японии не ценил миссионерскую деятельность. Именно тогда идея «уважения к религии других людей» приобрела политическую ценность. Другими словами, в 19 веке именно рынок заставил европейцев признать правомерность множества религий.

Индийская идентичность

Поэтому не случайно, что в этот период Будда был «открыт» Европой и получил широкое признание.Индийцам сказали, что буддизм — это лучшая идея, чтобы выйти из Индии, в противовес кастовому индуизму. Именно тогда были изобретены такие слова, как индуизм и хиндутва, первый в начале 19 века Раджа Раммохан Рой, который верил в социальные реформы, а второй в конце 19 века Чандранатх Басу, выступавший против социальных реформ.

До этого периода идентичность в Индии основывалась на касте, племени и регионе. Одни считали рыбаков принадлежащими к касте рыбаков. Неважно, кому они поклонялись.Землевладельцы были землевладельцами — кто-то мусульманин, кто-то раджпут, кто-то брамин, кто-то Тхакур, кто-то каястха.

Британцы успешно формализовали религию как категорию с помощью переписи населения. У индусов никогда не было централизованной религии, пока британцы не сказали им об этом. Он был создан браминами для обеспечения соблюдения кастовой иерархии, подобно тому, как пророки и жрецы применяли божественный закон в христианстве. Этот новый религиозный словарь позволил Британии оправдать свое господство над Индией и «спасти» индусов от мусульманских правителей, а индусов из «низшей» касты от «высшей» кастовой элиты. Позже это позволило мусульманской элите разделить Индию и «защитить» мусульман от теперь уже могущественной индуистской элиты. И теперь он используется для «объединения» Индии с так называемыми «марксистскими» антикастовыми силами, которые хотят разделить индусов, а значит, и саму Индию.

Если смотреть через призму религии, даже до раздела Индия была государством с преобладающим индуистским населением. Если смотреть сквозь призму касты, Индия всегда была страной многих меньшинств. Религия имеет для политика больше смысла, чем каста, потому что демократия основана на цифрах.Пока они боролись с элитой индусов, мусульманский политик мог объединить мусульманские элиты Северной Индии для создания Пакистана. Но затем бенгальская элита отказалась подчиниться пенджабской элите, и это привело к разделу Пакистана и созданию Бангладеш.

Говоря о кастах

Страх дальнейшего разделения преследует обе страны, поскольку всем известно, что народы Южной Азии имеют сильные кастовые и племенные корни, несмотря на религию. Однако и Пакистан, и Бангладеш будут сопротивляться разговорам о касте в своих мусульманских общинах, настаивая на том, что каста — это индуистское, а не южноазиатское слово.Академики редко сопротивляются, несмотря на многочисленные доказательства обратного.

Есть ли что-нибудь индуистское вне касты? Если не говорить о касте, индуса обвиняют в том, что он является элитным индусом, который использует привилегии для отрицания касты. Если индус говорит о касте, то он должен говорить о ней только с точки зрения угнетения и ее уничтожения. Любой другой разговор о кастах, скажем, с точки зрения культурного и профессионального разнообразия, превращает индуса в фанатика, преклоняющегося перед кастами. Таким образом, разговоры искусно затыкаются, чтобы укрепить идею о том, что индуизм — это не что иное, как каста.

У политиков никогда не было проблем с упоминанием касты, так как это создает банки голосов, и они всегда могут оправдать это, апеллируя к правам меньшинств. Когда дело дошло до ислама, политики могли ссылаться на религию и оправдывать ее, снова апеллируя к правам меньшинств. Но когда дело дошло до индуизма, упоминание религии не очень помогло. Кроме исламофобии, индусов ничто не объединяло.

Мощная сила

Комиссия Мандала изменила это. Он признал, что более 50% индийских каст на самом деле являются отсталыми сообществами, ни элитными, ни зарегистрированными, ни саварнами, ни аварнами.Хиндутва стала могущественной силой, когда этим отсталым общинам напомнили об их кастовой истории и заставили гордиться своим индуистским наследием.

Это был мастерский ход хиндутвы; теперь он говорит об индуизме, обращаясь к забытой середине колоколообразной кривой кастовости. С одной стороны, сотням тысяч индийцев сказали, что им отказывают в доступе к институту или работе не из-за заслуг, а потому, что их предки установили кастовую иерархию и извлекли из нее пользу.Они расплачиваются за преступления своих предков. Это социальная справедливость. Звучит рационально, морально и этично. Но это не убирает злость. Это не заставляет вас отказываться от своей касты, это заставляет вас еще более цепляться за нее.

С другой стороны, академическое предположение о том, что непривилегированные касты хотят отказаться от каст, не основано на фактах. Вы цепляетесь за свою кастовую идентичность, чтобы получить сертификат, который даст вам доступ к образованию и работе. Вы можете скрыть его, чтобы войти в элитные круги.Учитывая огромные размеры Индии, не все выигрывают от позитивной дискриминации. Есть еще много людей, не имеющих богатства, власти и образования, которые находят утешение в своей кастовой принадлежности, поскольку это единственная семейная история, которая у них есть. И Хиндутва признает это. Цинично, можно возразить. Но признается, тем не менее, завоевывая сердца избирателей.

Банки голосования индусов

Каста смущает элиту индусов. Идея уничтожения касты заставила многих интеллектуалов почувствовать свое моральное превосходство точно так же, как уничтожение религии заставило интеллектуалов 19-го века чувствовать себя морально выше, а уничтожение гендера заставило интеллектуалов 21-го века чувствовать себя морально выше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.