Расскажите об основных военных операциях русской армии в 1914 году: Беларусь в Первой мировой войне: общая справка

Содержание

I. Общие положения — Женевская конвенция от 12 августа 1949 года об обращении с военнопленными — Конвенции и соглашения — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Женевская конвенция от 12 августа 1949 года об обращении с военнопленными

Принята 12 августа 1949 года Дипломатической конференцией для составления международных конвенций о защите жертв войны, заседавшей в Женеве с 21 апреля по 12 августа 1949 года

Раздел III. Плен

Часть I. Начало плена
Статья 17

Каждый военнопленный при его допросе обязан сообщить только свои фамилию, имя и звание, дату рождения и личный номер или, за неимением такового, другую равноценную информацию.

В случае, если военнопленный сознательно нарушит это правило, ему может угрожать ограничение преимуществ, предоставляемых военнопленным его звания или положения.

Каждая сторона, находящаяся в конфликте, обязана снабжать удостоверением личности с указанием фамилии, имени, звания, личного номера или равноценных сведений и даты рождения всякое лицо, на которое распространяется ее юрисдикция и которое может оказаться военнопленным. Это удостоверение личности может, кроме того, иметь подпись или оттиски пальцев владельца или то и другое, а также может содержать любые другие сведения, которые сторона, находящаяся в конфликте, захочет добавить в отношении лиц, принадлежащих к составу ее собственных вооруженных сил. Удостоверение личности должно, по возможности, быть размером 6,5х10 см и должно иметь дубликат. Военнопленный обязан предъявлять удостоверение личности при любом требовании, но оно ни в коем случае не может быть у него отнято.

Никакие физические или моральные пытки и никакие другие меры принуждения не могут применяться к военнопленным для получения от них каких-либо сведений. Военнопленным, которые откажутся отвечать, нельзя угрожать, подвергать их оскорблениям или каким-либо преследованиям или ограничениям.

Военнопленные, которые не могут дать сведений о своей личности из-за своего физического или психического состояния, будут переданы на попечение медицинской службы. Личность этих военнопленных будет установлена всеми возможными средствами с учетом положений предыдущего абзаца.

Допрос военнопленных должен проводиться на языке, понятном для них.

Статья 18

Все вещи и предметы личного пользования, за исключением оружия, лошадей, воинского снаряжения и военных документов, останутся во владении военнопленных, так же как металлические каски, противогазы и подобные предметы, выданные им для их личной защиты. У них останутся также вещи и предметы, служащие для их обмундирования и питания, даже в том случае, если эти вещи и предметы принадлежат к официальному воинскому снаряжению.

Военнопленные никогда не должны оставаться без удостоверений личности. Держащая в плену держава выдает удостоверения тем, у кого их нет.

Знаки различия и государственной принадлежности, знаки отличия и предметы, имеющие главным образом субъективную ценность, не могут быть отняты у военнопленного.

Денежные суммы, находящиеся у военнопленных, могут быть отобраны у них только по распоряжению офицера и только после того, как в специальном реестре будут зарегистрированы размеры этих сумм и данные об их владельцах, и последним будет выдана подробная расписка, на которой будут разборчиво написаны имя, звание и воинская часть лица, выдавшего эту расписку. Денежные суммы в валюте держащей в плену державы или те, которые по просьбе военнопленных были обменены на эту валюту, будут заноситься на кредит лицевого счета военнопленного в соответствии со статьей 64.

Держащая в плену держава сможет отбирать у военнопленных ценные вещи только по соображениям безопасности. В таких случаях соблюдается тот же порядок, что и в отношении изъятия денежных сумм.

Указанные вещи, а также отобранные денежные суммы, если они были в другой валюте, чем валюта держащей в плену державы, и об их обмене не поступала просьба от владельцев, должны храниться держащей в плену державой и будут возвращены военнопленным по окончании их плена в том виде, в каком они были отобраны.

Статья 19

В возможно более краткий срок после их взятия в плен военнопленные эвакуируются в лагеря, расположенные достаточно далеко от зоны военных действий, для того, чтобы они находились в безопасности.

В опасной зоне можно временно задерживать только тех военнопленных, которые по состоянию своих ранений или болезни подвергаются большему риску при эвакуации, чем при оставлении на месте.

Военнопленных не следует без необходимости подвергать опасности в ожидании их эвакуации из зоны военных действий.

Статья 20

Эвакуация военнопленных должна всегда проводиться гуманно и в условиях, подобных тем, которые держащая в плену держава предоставляет своим войскам при их передвижениях.

Держащая в плену держава должна снабжать эвакуируемых военнопленных питьевой водой и пищей в достаточном количестве, а также предоставлять им необходимую одежду и медицинскую помощь. Она примет все необходимые меры предосторожности для обеспечения их безопасности во время эвакуации и составит при первой возможности список эвакуируемых военнопленных.

Если военнопленные должны во время эвакуации пройти через транзитные лагеря, их пребывание в этих лагерях будет, возможно, более коротким.

Часть II. Интернирование военнопленных
Глава I. Общие положения
Статья 21

Держащая в плену держава может подвергнуть военнопленных интернированию. Она может обязать их не выходить за установленную черту лагеря, в котором они интернированы, или же, если лагерь обнесен оградой, не выходить за эту ограду.

За исключением случаев, предусмотренных положениями настоящей Конвенции, касающимися уголовных и дисциплинарных санкций, военнопленных нельзя держать в запертых помещениях или лишать права покидать помещения, если только эта мера не является необходимой для охраны их здоровья; во всяком случае применение этой меры допускается лишь в течение того времени, пока вызвавшие ее обстоятельства не отпали.

Военнопленным может быть под честное слово или обязательство предоставлена ограниченная или полная свобода, если только это допускают законы державы, за которой они числятся.

Эта мера будет применяться, в частности, в случаях, когда она может способствовать улучшению здоровья пленных. Пленных нельзя принуждать согласиться на свое освобождение под честное слово или обязательство.

При открытии военных действий каждая сторона, находящаяся в конфликте, сообщит противной стороне законы и правила, которые разрешают или запрещают ее гражданам давать согласие на свое освобождение под честное слово или обязательство. Военнопленные, освобожденные под честное слово или обязательство в соответствии с таким образом сообщенными законами и правилами, обязаны своей личной честью точно выполнять взятые на себя обязательства как в отношении державы, за которой они числятся, так и в отношении державы, взявшей их в плен. В таких случаях держава, за которой они числятся, не должна требовать или принимать от них каких-либо услуг, противоречащих данным ими слову или обязательству.

Статья 22

Интернированные военнопленные могут быть размещены только в помещениях, находящихся на суше и предоставляющих полную гарантию в отношении гигиены и сохранения здоровья. За исключением особых случаев, оправдываемых интересами самих пленных, их не следует размещать в тюремных зданиях.

Военнопленные, интернированные в нездоровых местностях или в местностях, климат которых губителен для их здоровья, будут при первой возможности переведены в места с более благоприятным климатом.

Держащая в плену держава будет размещать военнопленных в лагерях или секторах лагерей с учетом их национальности, языка и обычаев, при условии, что военнопленных не будут отделять от военнопленных тех вооруженных сил, в которых они служили в момент захвата их в плен, за исключением тех случаев, когда они сами выразят на это согласие.

Статья 23

Ни один военнопленный ни в какое время не может быть ни послан в такой район, где он подвергался бы действию огня из зоны боев, ни задержан там, а также не может быть использован для защиты своим присутствием каких-либо пунктов или районов от военных операций.

Военнопленные должны располагать в той же мере, что и местное гражданское население, убежищами против воздушных налетов и других опасностей войны. За исключением тех из них, которые участвовали бы в защите своих помещений от этих опасностей, они смогут отправляться в убежище возможно быстрее, как только будет дан сигнал тревоги. Любая другая мера защиты, принятая в пользу населения, должна применяться также и к ним.

Держащие в плену державы будут сообщать друг другу, при посредстве держав-покровительниц, все необходимые данные о географическом положении лагерей для военнопленных.

Днем лагеря для военнопленных, когда это позволяют соображения военного характера, должны быть обозначены буквами «PW» или «PG», расположенными таким образом, чтобы они были отчетливо видны с воздуха; однако заинтересованные державы могут условиться о другом способе обозначения. Только лагеря для военнопленных могут быть обозначены таким образом.

Статья 24

Транзитные или сортировочные лагеря постоянного типа по своему устройству должны отвечать условиям, подобным предусмотренным в настоящей части, и для военнопленных в них должен существовать такой же режим, как и в других лагерях.

Глава II. Помещение, питание и одежда военнопленных
Статья 25

Условия размещения военнопленных в лагерях должны быть не менее благоприятными, чем условия, которыми пользуются войска держащей в плену державы, расположенные в той же местности. Эти условия должны устанавливаться с учетом привычек и обычаев военнопленных и ни в коем случае не должны быть вредными для их здоровья.

Вышеупомянутые постановления должны применяться, в частности, к помещениям для сна военнопленных как в отношении общего размера площади и минимальной кубатуры, так и в отношении оборудования и постельных принадлежностей, в том числе и одеял.

Помещения, предназначенные военнопленным для индивидуального или коллективного пользования, должны быть полностью защищены от сырости, в достаточной мере отапливаться и освещаться, особенно в промежуток времени между наступлением темноты и установленным часом выключения света. Должны быть приняты все противопожарные меры.

В тех лагерях, в которых наряду с мужчинами находятся военнопленные женщины, для них должны быть обеспечены отдельные помещения для сна.

Статья 26

Основной суточный рацион питания должен быть достаточным по количеству, качеству, разнообразию для того, чтобы поддерживать хорошее состояние здоровья у военнопленных и не допускать потери веса или явлений, связанных с недостатком питания. Следует также считаться с привычным для пленных режимом питания.

Держащая в плену держава должна снабжать работающих военнопленных необходимым дополнительным питанием в соответствии с работой, которую они выполняют.

Военнопленным должна доставляться питьевая вода в достаточном количестве. Курение табака должно быть разрешено.

Военнопленные будут, в максимально возможной степени, привлекаться к участию в приготовлении для себя пищи; для этой цели их можно привлекать к работе на кухне. Кроме того, они получат возможность сами приготовлять пищу из дополнительных продуктов, которыми они будут располагать.

Для принятия пищи должны быть обеспечены надлежащие помещения.

Всякие коллективные дисциплинарные взыскания, затрагивающие питание, воспрещаются.

Статья 27

Одежда, белье и обувь будут выдаваться военнопленным в достаточном количестве держащей в плену державой, причем она должна учитывать климатические условия местности, в которой находятся военнопленные. Форменная одежда неприятельских армий, захваченная держащей в плену державой, будет использована для обмундирования военнопленных, если она соответствует климатическим условиям.

Регулярная замена и ремонт этих предметов обеспечиваются держащей в плену державой. Кроме того, работающие военнопленные получат соответствующую одежду везде, где этого требует род их работы.

Статья 28

Во всех лагерях будут устроены ларьки, в которых военнопленные смогут покупать продукты питания, предметы обихода, мыло и табак, продажная цена которых не должна превышать местных торговых цен.

Прибыль, полученная от ларьков, будет употреблена в пользу военнопленных; для этой цели будет создан специальный фонд. Доверенное лицо будет иметь право принимать участие в работе ларька и в использовании этого фонда.

При ликвидации какого-нибудь лагеря кредитовое сальдо специального фонда должно передаваться какой-либо международной гуманитарной организации для использования в интересах военнопленных, являющихся гражданами той же страны, что и военнопленные, способствовавшие созданию этого фонда. В случае всеобщей репатриации эта прибыль остается у держащей в плену державы, если между заинтересованными державами нет противоположного соглашения.

Глава III. Гигиена и медицинская помощь
Статья 29

Держащая в плену держава будет обязана принимать все меры гигиены, необходимые для обеспечения чистоты и благоприятного для здоровья состояния лагерей и для предупреждения возникновения эпидемии.

Военнопленные будут располагать днем и ночью санитарными установками, отвечающими правилам гигиены и содержащимися в постоянной чистоте. Во всех лагерях, в которых помещаются женщины-военнопленные, для них должны предоставляться отдельные санитарные установки.

Кроме того, помимо бань и душей, которые будут устроены в лагерях, военнопленным будет предоставляться вода и мыло в достаточном количестве для повседневного содержания тела в чистоте и для стирки белья; для этого им будут предоставляться необходимые помещения, возможности и время.

Статья 30

Каждый лагерь будет иметь соответствующий лазарет, где военнопленные получат помощь, в которой они могут нуждаться, и где им будет предоставлен необходимый режим питания. В случае надобности будут устраиваться изоляторы для заразных и душевнобольных.

Военнопленные, страдающие тяжелой болезнью, или состояние здоровья которых требует специального лечения, хирургического вмешательства или госпитализации, должны быть приняты в любое, могущее обеспечить их лечение военное или гражданское медицинское учреждение, даже если их репатриация ожидается в близком будущем. Особые условия будут созданы для ухода за инвалидами, в частности слепыми, и для их переобучения в ожидании репатриации.

Медицинская помощь будет оказываться военнопленным преимущественно медицинским персоналом державы, за которой они числятся, и по возможности их национальности.

Нельзя препятствовать военнопленным являться на прием к медицинскому персоналу. Власти, держащие в плену, будут выдавать каждому подвергающемуся лечению военнопленному, по его просьбе, официальную справку с указанием характера его ранения или болезни, длительности и характера лечения. Дубликат этой справки будет послан в Центральное агентство по делам военнопленных.

Расходы по лечению, включая расходы по приобретению всяких приспособлений, необходимых для поддержания здоровья военнопленных в хорошем состоянии, а именно — зубных или других протезов и очков, должна нести держащая в плену держава.

Статья 31

Медицинские осмотры военнопленных будут производиться не реже одного раза в месяц. Во время медицинских осмотров следует проверять и отмечать вес каждого военнопленного. Эти осмотры, в частности, будут иметь целью проверку общего состояния здоровья, питания и чистоты военнопленных, а также выявление заразных болезней, особенно туберкулеза, малярии и венерических болезней. Для этой цели будут применяться наиболее эффективные доступные методы, например периодические массовые рентгеновские снимки на микрофильме для обнаружения туберкулеза в ранних стадиях.

Статья 32

Держащая в плену держава может потребовать от военнопленных, хотя и не принадлежавших к медицинской службе своих вооруженных сил, но являющихся врачами, зубными врачами, санитарами и санитарками, выполнять свои медицинские обязанности в интересах военнопленных, числящихся за той же державой, что и они сами. В этом случае они будут продолжать числиться военнопленными, но будут пользоваться таким же обращением, что и соответствующий санитарный личный состав, задержанный держащей в плену державой. Они будут освобождены от любой другой работы, предусмотренной в статье 49.

Глава IV. Медицинский и духовный персонал, задержанный для оказания помощи военнопленным
Статья 33

Meдико-санитарный состав и духовный персонал, задержанные держащей в плену державой с целью оказания помощи военнопленным, не должны считаться военнопленными. Они будут, однако, пользоваться, по меньшей мере, преимуществами и покровительством настоящей Конвенции, и им будут также предоставлены все возможности, необходимые для оказания медицинской и духовной помощи военнопленным.

Они будут продолжать выполнять свои медицинские и духовные обязанности в интересах военнопленных, по преимуществу принадлежащих к вооруженным силам, за которыми они числятся, в рамках военных законов и уставов держащей в плену державы и под руководством ее компетентных органов, а также в соответствии с их профессиональной этикой. При выполнении своих медицинских и духовных обязанностей они будут также пользоваться следующими льготами:

a) им будет разрешено периодически посещать военнопленных, находящихся в рабочих командах или в госпиталях, расположенных вне лагеря: держащая в плену держава предоставит им с этой целью необходимые средства транспорта;

b) в каждом лагере старший по званию и по стажу военный врач будет нести ответственность перед военными властями лагеря за все, связанное с деятельностью задержанного медико-санитарного персонала. С этой целью с начала военных действий стороны, находящиеся в конфликте, договорятся по поводу соотношения званий их медико-санитарного персонала, в том числе и персонала обществ, упомянутых в статье 26 Женевской конвенции от 12 августа 1949 года об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях. Этот врач и, равным образом, священнослужители будут иметь право обращаться к соответствующим властям лагеря по всем вопросам, касающимся их профессиональной деятельности. Эти власти предоставят им необходимые возможности для ведения корреспонденции по этим вопросам;

с) хотя задержанный персонал будет подчиняться внутренней дисциплине лагеря, в котором он находится, однако его нельзя принуждать выполнять работу, не связанную с его медицинскими или религиозными обязанностями.

Во время военных действий стороны, находящиеся в конфликте, договорятся по поводу возможной смены задержанного персонала и установят порядок этой смены.

Ни одно из предшествующих положений не освобождает держащую в плену державу от обязательств, лежащих на ней в области удовлетворения медицинских и духовных нужд военнопленных.

Глава V. Религия, интеллектуальная и физическая деятельность
Статья 34

Военнопленным будет предоставлена полная свобода для выполнения обрядов их религии, включая посещение богослужений, при условии соблюдения ими дисциплинарного порядка, предписанного военными властями.

Для религиозных служб будут отведены надлежащие помещения.

Статья 35

Служителям культа, входившим в состав военного духовенства, попавшим во власть неприятельской державы и оставшимся или задержанным для оказания помощи военнопленным, будет разрешено обслуживать их духовные нужды и свободно отправлять свои обязанности среди своих единоверцев в соответствии со своей религиозной совестью. Они будут распределены между различными лагерями и рабочими командами, в которых находятся военнопленные, принадлежащие к тем же вооруженным силам, говорящие на том же языке или принадлежащие к той же религии. Им будут предоставляться необходимые возможности, в том числе транспортные средства, предусмотренные в статье 33, для посещения военнопленных, находящихся за пределами их лагеря. Они будут пользоваться свободой переписки, подлежащей цензуре, по религиозным делам их культа с духовными властями страны, в которой они задержаны, и с международными религиозными организациями. Письма и почтовые карточки, которые они могут отправлять, не входят в норму, установленную в статье 71.

Статья 36

Военнопленные, которые являются служителями культа, но которые не входили в состав военного духовенства в своей собственной армии, получат разрешение, каково бы ни было их вероисповедание, свободно отправлять свои обязанности среди своих единоверцев. В этом отношении с ними будут обращаться как с представителями военного духовенства, задержанными держащей в плену державой. Они не будут принуждаться ни к какой другой работе.

Статья 37

В тех случаях, когда военнопленные не располагают духовной помощью представителя военного духовенства из числа задержанных лиц или военнопленного — служителя их культа, по просьбе заинтересованных военнопленных для отправления этих обязанностей будет назначен служитель культа, принадлежащий к вероисповеданию этих военнопленных или к аналогичному вероисповеданию, или за отсутствием такового будет назначено сведущее светское лицо, если это допустимо с религиозной точки зрения. Это назначение, которое должно быть одобрено держащей в плену державой, будет производиться с согласия общины заинтересованных военнопленных и там, где это необходимо, с согласия местных духовных властей того же вероисповедания. Назначенное таким образом лицо должно будет действовать в соответствии со всеми правилами, установленными держащей в плену державой для поддержания дисциплины и обеспечения военной безопасности.

Статья 38

Относясь с уважением к личным склонностям каждого военнопленного, держащая в плену держава будет поощрять интеллектуальную, просветительную и спортивную активность военнопленных, а также активность по организации развлечений; она должна принять для этого необходимые меры путем предоставления в их распоряжение соответствующих помещений и необходимого инвентаря.

Военнопленные должны будут иметь возможность заниматься физическими упражнениями, включая спорт и спортивные игры, и находиться на открытом воздухе. Во всех лагерях для этой цели будут отведены свободные площади достаточного размера.

Глава VI. Дисциплина
Статья 39

Каждый лагерь военнопленных будет поставлен под непосредственное начало ответственного офицера, принадлежащего к регулярным вооруженным силам держащей в плену державы. Этот офицер будет иметь текст настоящей Конвенции; он будет следить за тем, чтобы ее положения были известны всему персоналу лагеря, и будет ответственен за ее применение под контролем своего правительства.

Военнопленные, за исключением офицеров, должны будут отдавать честь и оказывать внешние знаки уважения, предусмотренные действующими в их собственной армии уставами, всем офицерам держащей их в плену державы.

Военнопленные офицеры должны будут отдавать честь только офицерам этой державы, старшим их по званию. Однако они должны отдавать честь начальнику лагеря, каково бы ни было его звание.

Статья 40

Будет разрешено ношение знаков различия и государственной принадлежности, а также знаков отличия.

Статья 41

Текст настоящей Конвенции, ее приложений и содержание всех специальных соглашений, предусмотренных в статье 6, написанные на языке военнопленных, будут вывешены в каждом лагере на тех местах, где они могут быть прочитаны всеми военнопленными. При наличии соответствующей просьбы этот текст будет сообщаться военнопленным, которые лишены возможности ознакомиться с вывешенным текстом.

Всякого рода правила, приказы, объявления и извещения, касающиеся поведения военнопленных, будут им сообщаться на понятном для них языке. Они будут вывешиваться согласно установленному выше порядку, и некоторое количество экземпляров будет вручаться доверенному лицу. Все приказы и распоряжения отдельным военнопленным также должны отдаваться на понятном для них языке.

Статья 42

Применение оружия против военнопленных, в частности против совершающих побег или попытку к побегу, является мерой чрезвычайного характера, которой всегда должны предшествовать предупреждения, соответствующие обстоятельствам.

Глава VII. Воинские звания военнопленных
Статья 43

С самого начала военных действий стороны, находящиеся в конфликте, сообщат друг другу звания и должности всех лиц, о которых идет речь в статье 4 настоящей Конвенции, в целях обеспечения одинакового обращения с пленными равных званий; если должности и звания установлены позднее, об этом должно быть сделано такое же сообщение.

Держащая в плену держава будет признавать повышения военнопленных в звании, о которых ей будет надлежащим образом сообщено державой, за которой они числятся.

Статья 44

К офицерам и приравненным к ним военнопленным будут относиться с уважением, полагающимся их званию и возрасту.

Чтобы обеспечить обслуживание офицерских лагерей, выделяется, учитывая звание офицеров и к ним приравненных, достаточное количество военнопленных солдат тех же вооруженных сил, по возможности говорящих на том же языке; они не могут быть посланы ни на какую другую работу.

Распоряжение офицерским котлом самими офицерами следует всячески поощрять.

Статья 45

К военнопленным, не являющимся офицерами или приравненными к ним лицами, следует относиться с уважением, соответствующим их званию и возрасту.

Распоряжение самими военнопленными своим котлом следует всячески поощрять.

Глава VIII. Перемещение военнопленных после их прибытия в лагерь
Статья 46

Держащая в плену держава, при решении вопроса о перемещении военнопленных, должна учитывать интересы самих военнопленных с тем, в частности, чтобы не увеличивать затруднений в их репатриации.

Перемещение военнопленных должно всегда проводиться гуманно и в условиях не хуже тех, которые предоставляются держащей в плену державой своим войскам при перемещениях. Следует всегда принимать во внимание климатические условия, к которым привыкли военнопленные; условия их перемещения ни в коем случае не должны быть вредны их здоровью.

Держащая в плену держава должна снабжать военнопленных во время перемещения питьевой водой и пищей в достаточном количестве для поддержания их здоровья в хорошем состоянии, а также предоставлять им необходимые одежду, кров и медицинскую помощь. Она примет все необходимые меры предосторожности для обеспечения их безопасности, особенно во время перевозок морем или воздушным путем, и составит перед их отправкой полный список перемещаемых пленных.

Статья 47

Больных и раненых военнопленных не будут перемещать, если только этого не требует настоятельно их безопасность, пока переезд может поставить под угрозу их выздоровление.

При приближении линии фронта к какому-нибудь лагерю военнопленные этого лагеря будут перемещены только в том случае, если их перемещение может быть осуществлено в условиях достаточной безопасности или же если они подвергаются большей опасности, оставаясь на месте, чем при перемещении.

Статья 48

В случае перемещения военнопленным будет официально сообщено об их отправлении и новом почтовом адресе; это сообщение должно быть сделано заблаговременно с тем, чтобы они могли успеть запаковать свои вещи и предупредить свою семью.

Им будет разрешено взять с собой личные вещи, корреспонденцию и прибывшие в их адрес посылки; вес этих вещей, если обстоятельства перемещения этого потребуют, может быть ограничен до пределов того, что может нормально нести военнопленный, но разрешенный вес ни в коем случае не будет превышать 25 кг на человека.

Корреспонденция и посылки, адресованные в прежний лагерь, будут пересланы им без задержки. Начальник лагеря по согласованию с доверенным лицом примет необходимые меры для обеспечения перевозки коллективного имущества военнопленных и вещей, которые военнопленные не могли захватить с собой из-за ограничений, предусмотренных вторым абзацем настоящей статьи.

Расходы по перемещению будет нести держащая в плену держава.

Часть III. О работе военнопленных
Статья 49

Держащая в плену держава может использовать трудоспособных военнопленных в качестве рабочей силы с учетом их возраста, пола, звания, а также физических способностей, в частности, для того чтобы поддерживать их в хорошем физическом и моральном состоянии.

От военнопленных унтер-офицеров можно только потребовать осуществления надзора за работами. Унтер-офицеры, не поставленные на такую работу, могут просить дать им другую подходящую для них работу, которая по возможности будет им предоставлена.

Если офицеры или приравненные к ним лица просят дать им подходящую для них работу, таковая по возможности будет им предоставлена. Они не могут ни в коем случае принуждаться к работе.

Статья 50

Кроме работ по управлению, оборудованию и содержанию в порядке своего лагеря, военнопленные могут быть привлечены в принудительном порядке только к работам, относящимся к нижеперечисленным категориям:

a) сельское хозяйство;

b) добывающие или обрабатывающие отрасли промышленности, за исключением металлургической, машиностроительной и химической промышленности, а также общественных работ и строительства, носящих военный характер или имеющих военные цели;

c) работы на транспорте или погрузочно-разгрузочные, не имеющие военного характера или назначения;

d) торговая деятельность, искусство и ремесло;

e) работы по домашнему хозяйству;

f) коммунальные услуги, не имеющие военного характера или назначения.

В случае нарушения вышеуказанного положения военнопленным разрешается использовать свое право обжалования в соответствии со статьей 78.

Статья 51

Военнопленным должны предоставляться соответствующие условия для работы, особенно квартира, питание, одежда и снаряжение; эти условия не должны уступать условиям, которыми пользуются граждане держащей в плену державы при их использовании на аналогичных работах. Следует также принимать во внимание климатические условия.

Держащая в плену держава, используя труд военнопленных, обеспечит в местах их работы соблюдение национальных законов об охране труда, и в частности правил техники безопасности.

Военнопленные должны проходить подготовку, и в отношении их должны осуществляться мероприятия по охране труда, соответствующие той работе, которую они должны выполнять, и аналогичные тем, которые предоставляются гражданам держащей в плену державы. При условии выполнения положения статьи 52, военнопленные могут привлекаться к работам, связанным с обычным риском, которому подвергаются рабочие из числа гражданского населения.

Ни в коем случае нельзя создавать более тяжелые условия работы путем применения дисциплинарных мер.

Статья 52

Ни один военнопленный не может быть использован на работах, угрожающих здоровью, или опасных, если он не соглашается на это добровольно.

Ни один военнопленный не будет использован на работах, расцениваемых как унизительные для военнослужащего держащей в плену державы.

Удаление мин или других подобных снарядов будет рассматриваться как опасная работа.

Статья 53

Продолжительность рабочего дня военнопленных, включая время, необходимое для дороги на работу и обратно, не будет чрезмерной и ни в коем случае не должна превышать продолжительности рабочего дня, установленного для занятых на той же работе гражданских рабочих данного района из числа граждан держащей в плену державы.

Военнопленным должен предоставляться отдых в середине рабочего дня, по крайней мере на один час; этот отдых будет соответствовать тому, который предусмотрен для рабочих держащей в плену державы, если этот последний является более продолжительным. Кроме того, военнопленным дополнительно предоставляется непрерывный двадцатичетырехчасовой отдых один раз в неделю, предпочтительно в воскресенье или в день отдыха, установленный на их родине. Сверх того, каждому проработавшему год военнопленному предоставляется непрерывный восьмидневный отдых с сохранением платы за работу.

Если будут применяться такие методы работы, как сдельщина, то это не должно приводить к чрезмерному удлинению рабочего дня.

Статья 54

Размер причитающейся военнопленным платы за работу устанавливается согласно постановлениям статьи 62 настоящей Конвенции.

Военнопленным, пострадавшим от несчастных случаев на работе или заболевшим во время работы или в связи с ней, будет оказываться медицинская помощь, которой требует их состояние. Кроме того, держащая в плену держава выдаст им медицинское свидетельство, которое им позволит обосновать свои права перед державой, за которой они числятся, и дубликат этого свидетельства она передаст в Центральное агентство по делам военнопленных, предусмотренное в статье 123.

Статья 55

Годность военнопленных к труду проверяется периодически не реже одного раза в месяц, путем медицинских осмотров. При проведении медицинских осмотров должен особо учитываться характер работ, которые военнопленные вынуждены выполнять.

Если военнопленный считает себя нетрудоспособным, ему будет разрешено показаться медицинскому персоналу своего лагеря. Врачи могут рекомендовать освободить от работы пленных, которые, по их мнению, нетрудоспособны.

Статья 56

Режим в рабочих командах должен быть подобен режиму лагерей для военнопленных.

Всякая рабочая команда будет оставаться под контролем лагеря военнопленных и будет находиться в административной зависимости от него. Военные власти и начальник этого лагеря несут ответственность, под контролем их правительств, за соблюдение в рабочей команде положений настоящей Конвенции.

Начальник лагеря должен держать в порядке список рабочих команд, подчиненных его лагерю, и предъявлять этот список тем делегатам державы-покровительницы, Международного комитета Красного Креста или других организаций, оказывающих военнопленным помощь, которые могут посетить лагерь.

Статья 57

Обращение с военнопленными, работающими у частных лиц, даже если последние возьмут охрану и покровительство над ними под свою ответственность, будет, по меньшей мере, таким же, как это предусмотрено настоящей Конвенцией; держащая в плену держава, военные власти и начальник лагеря, к которому принадлежат военнопленные, несут полную ответственность за содержание, заботу о военнопленных, обращение с ними и оплату их работы.

Эти военнопленные будут иметь право поддерживать связь с доверенными лицами лагерей, за которыми они числятся.

Часть IV. Денежные средства военнопленных
Статья 58

С самого начала военных действий и до заключения соглашения по этому вопросу с державой-покровительницей держащая в плену держава может установить максимальную сумму денег наличными или в другом аналогичном виде, которую военнопленные могут иметь при себе. Все отобранные или удержанные у военнопленных излишки, являющиеся их законной собственностью, как и всякий внесенный ими денежный вклад, будут зачислены на их лицевой счет и не могут быть обращены в другую валюту без их согласия.

В тех случаях, когда военнопленным будет разрешено совершать вне лагеря покупки или пользоваться услугами за наличные деньги, платежи производятся самими военнопленными или администрацией лагеря с отнесением выплаченных сумм на дебет счетов соответствующих военнопленных. Держащая в плену держава выработает необходимые для этого правила.

Статья 59

Денежные суммы в валюте держащей в плену державы, отобранные у военнопленных в соответствии со статьей 18 в момент их взятия в плен, будут записаны в кредит лицевого счета каждого из них в соответствии с положениями статьи 64 настоящей части.

Денежные суммы в валюте держащей в плену державы, которые будут получены в результате обмена отобранных в то же время у военнопленных денежных сумм в другой валюте, будут также записаны в кредит лицевого счета каждого из них.

Статья 60

Держащая в плену держава будет ежемесячно выплачивать всем военнопленным аванс в счет денежного довольствия, размер которого определится путем пересчета на валюту указанной державы следующих сумм:

Категория I: пленные в звании ниже сержанта — восемь швейцарских франков;

Категория II: сержанты и прочие унтер-офицеры или пленные соответствующего звания — двенадцать швейцарских франков;

Категория III: офицеры до звания капитана включительно или пленные соответствующего звания — пятьдесят швейцарских франков;

Категория IV: майоры, подполковники, полковники или пленные соответствующего звания — шестьдесят швейцарских франков;

Категория V: генералы или пленные соответствующего звания — семьдесят пять швейцарских франков.

Однако заинтересованные стороны, находящиеся в конфликте, могут путем специальных соглашений изменить размер авансов в счет денежного довольствия, причитающегося военнопленным перечисленных выше категорий.

Кроме того, если указанные в первом абзаце суммы будут несоразмерно большими по сравнению с денежным довольствием, получаемым лицами из состава вооруженных сил держащей в плену державы, или по какой-либо причине будут вызывать серьезные затруднения для держащей в плену державы, последняя до заключения специального соглашения с державой, за которой числятся военнопленные, об изменении размеров указанных выше сумм:

а) будет продолжать зачислять на лицевой счет военнопленного указанные в первом абзаце суммы,

b) может временно ограничить размер сумм, выплачиваемых военнопленным в счет этих авансов для удовлетворения их нужд, суммами, размер которых является достаточным, но который для лиц первой категории не должен быть меньше сумм, выплачиваемых держащей в плену державой лицам из состава собственных вооруженных сил.

Причины такого ограничения должны незамедлительно сообщаться державе-покровительнице.

Статья 61

Держащая в плену держава будет принимать денежные суммы, которые будет высылать военнопленным держава, за которой они числятся, в качестве дополнительного довольствия, при условии, что эти суммы будут распределяться поровну между военнопленными одной категории и будут выплачиваться всем военнопленным этой категории, числящимся за этой державой, и будут заноситься на отдельные лицевые счета в соответствии с положениями статьи 64 в возможно кратчайший срок. Это дополнительное довольствие не освобождает держащую в плену державу от любых других обязательств, налагаемых на нее настоящей Конвенцией.

Статья 62

Военнопленные будут получать непосредственно от содержащих их властей справедливую плату за работу, размер которой устанавливается этими властями, но которая не может быть ниже одной четвертой швейцарского франка за полный рабочий день. Держащая в плену держава сообщит пленным, а также державе, за которой они числятся, через державу-покровительницу размер установленной ею поденной ставки заработной платы.

Власти, содержащие пленных, будут также выплачивать плату за работу военнопленным, которые постоянно должны заниматься обязанностями или ремеслом, связанными с управлением, внутренним устройством или содержанием в порядке лагерей, а также военнопленным, привлеченным к обслуживанию медицинских или духовных нужд своих товарищей.

Плата за работу доверенного лица, его помощников и его консультантов, если таковые имеются, покрывается из фонда, пополняемого отчислениями от прибылей ларька; размер этих окладов устанавливается доверенным лицом и утверждается начальником лагеря. Если такого фонда нет, содержащие пленных власти выплачивают этим военнопленным рассчитанную по справедливости плату за работу.

Статья 63

Военнопленным будет разрешено получать денежные переводы, адресованные им персонально или коллективно.

Каждый военнопленный вправе распоряжаться кредитовым сальдо своего счета, предусмотренного следующей статьей, в пределах, установленных держащей в плену державой, которая будет производить требуемые платежи. При условии соблюдения финансовых и валютных ограничений, необходимых с точки зрения держащей в плену державы, военнопленные смогут также производить платежи за границей. В этом случае платежи, производимые военнопленными своим иждивенцам, должны осуществляться в первую очередь.

В любом случае военнопленный сможет, с согласия державы, за которой он числится, распорядиться о производстве платежей в своей стране следующим порядком: держащая в плену держава будет посылать указанной державе, через державу-покровительницу, авизо, содержащее все необходимые указания о плательщике и получателе денег, а также размер платежной суммы, выраженной в валюте держащей в плену державы; это авизо будет подписано заинтересованным военнопленным и скреплено подписью начальника лагеря. Держащая в плену держава записывает эту сумму в дебет счета военнопленного. Записанные таким образом в дебет суммы держащая в плену держава записывает в кредит державы, за которой числятся военнопленные.

С целью применения вышеуказанных положений держащая в плену держава может воспользоваться типовыми правилами, содержащимися в приложении V настоящей Конвенции.

Статья 64

Держащая в плену держава открывает на каждого военнопленного лицевой счет, который, по крайней мере, будет содержать следующее:

1) суммы, причитающиеся военнопленному или полученные им в качестве аванса в счет денежного довольствия, платы за работу или других поступлений; денежные суммы в валюте держащей в плену державы, отобранные у военнопленного; деньги, отобранные у пленного и обращенные по его просьбе в валюту указанной державы;

2) суммы, выданные пленному наличными или в другом аналогичном виде; платежи, произведенные от его имени и по его просьбе; суммы, переведенные согласно третьему абзацу статьи 63.

Статья 65

Всякая запись в счете военнопленного должна быть подписана или парафирована им или же доверенным лицом, действующим от его имени.

Военнопленным должны быть всегда предоставлены достаточные возможности для ознакомления с состоянием их счетов и для получения копий этих счетов, которые также могут быть проверены представителями державы-покровительницы при их посещении лагеря.

При переводе военнопленных из одного лагеря в другой их лицевые счета следуют за ними. В случае передачи военнопленных одной держащей в плену державой другой державе принадлежащие военнопленным денежные суммы, не переведенные в валюту держащей в плену державы, следуют за ними. На все другие суммы, остающиеся на кредите их счетов, им выдается свидетельство.

Заинтересованные стороны, находящиеся в конфликте, могут договориться об уведомлении друг друга через определенные промежутки времени при посредстве державы-покровительницы о суммах, находящихся на счетах военнопленных.

Статья 66

По окончании плена вследствие освобождения военнопленного или его репатриации держащая в плену держава должна выдать ему документ, подписанный уполномоченным на то офицером этой державы, в котором будет указано кредитовое сальдо, причитающееся ему в конце его нахождения в плену. Держащая в плену держава отправит также через державу-покровительницу державе, за которой числятся военнопленные, списки, содержащие все надлежащие данные о всех военнопленных, нахождение в плену которых закончилось репатриацией, освобождением, побегом, смертью или любым другим образом, и указывающие размер их кредитового сальдо. Каждый лист таких списков должен быть заверен уполномоченным представителем держащей в плену державы.

Любое из вышеизложенных положений данной статьи может быть видоизменено путем взаимного соглашения между сторонами, находящимися в конфликте.

Держава, за которой числится военнопленный, будет нести ответственность за урегулирование с ним кредитового сальдо, причитающегося ему от держащей в плену державы по окончании его плена.

Статья 67

Авансы в счет денежного довольствия, выдаваемые военнопленным согласно статье 60, должны рассматриваться как авансы, выданные от имени державы, за которой они числятся. Такие авансы в счет денежного довольствия, равно как и все платежи, произведенные указанной державой в силу третьего абзаца статьи 63 и статьи 68, явятся предметом соглашения между заинтересованными державами после окончания военных действий.

Статья 68

Любое требование военнопленного о компенсации в связи с увечьем или инвалидностью, являющимися результатом работы, должно направляться державе, за которой числится военнопленный, через державу-покровительницу. В соответствии со статьей 54, держащая в плену держава во всех случаях выдает военнопленному документ, указывающий: характер увечья или инвалидности, обстоятельства, при которых они произошли, и данные о медицинском или больничном лечении, предоставленном ему. Этот документ должен быть подписан ответственным офицером держащей в плену державы, а медицинские данные должны быть удостоверены врачом медицинской службы.

Любое требование военнопленного о компенсации за его личные вещи, деньги или ценности, конфискованные у него держащей в плену державой в соответствии со статьей 18 и не выданные ему при его репатриации, или о компенсации за убытки, которые, по его мнению, причинены ему по вине держащей в плену державы или любого из ее представителей, должны также направляться державе, за которой числится военнопленный. Однако все такие личные вещи, которые необходимы для военнопленных во время их нахождения в плену, заменяются за счет держащей в плену державы. Держащая в плену держава во всех случаях выдает военнопленным документ, подписанный ответственным офицером, в котором указываются все имеющиеся сведения, касающиеся причин, по которым не возвращаются эти вещи, деньги или ценности. Копия такого документа должна направляться державе, за которой числится военнопленный, через Центральное агентство по делам военнопленных, предусмотренное в статье 123.

Часть V.
Сношения военнопленных с внешним миром
Статья 69

Тотчас же после того, как военнопленные окажутся в ее власти, держащая в плену держава извещает их и державу, за которой они числятся, через державу-покровительницу о мероприятиях, принятых для выполнения постановлений настоящей части. Она также будет сообщать заинтересованным сторонам о всяком изменении в этих мероприятиях.

Статья 70

Каждый военнопленный, с момента взятия его в плен или самое позднее через неделю после его прибытия в лагерь, даже если это транзитный лагерь, а также в случае заболевания либо отправки в лазарет или другой лагерь должен получить возможность послать, с одной стороны, непосредственно своей семье, а с другой — Центральному агентству по делам военнопленных, предусмотренному в статье 123, почтовую карточку, составленную, если возможно, по приложенному к настоящей Конвенции образцу, с сообщением о взятии в плен, о состоянии своего здоровья и с указанием своего адреса. Эти карточки должны пересылаться как можно скорее, и их передача не может быть замедлена каким бы то ни было образом.

Статья 71

Военнопленным будет разрешено как отправлять, так и получать письма и почтовые карточки. Если держащая в плену держава найдет необходимым ограничить эту корреспонденцию, она должна, по крайней мере, разрешить отправку двух писем и четырех карточек в месяц, не считая карточек, предусмотренных в статье 70, составленных, по возможности, по образцам, прилагаемым к настоящей Конвенции. Другие ограничения могут быть введены только в том случае, если держава-покровительница имеет основания считать их отвечающими интересам самих военнопленных, ввиду затруднений, которые держащая в плену держава встречает при наборе достаточного количества квалифицированных переводчиков для осуществления необходимой цензуры. Если корреспонденция, адресуемая военнопленным, должна быть ограничена, это решение может быть принято только державой, за которой они числятся, в некоторых случаях, по просьбе держащей в плену державы. Эти письма и почтовые карточки должны пересылаться наиболее быстрым способом, имеющимся в распоряжении держащей в плену державы; задержка или замедление их доставки не может являться мерой дисциплинарного воздействия.

Военнопленным, не получающим долгое время известий или лишенным возможности получать их от своей семьи или посылать их ей обычным путем, так же как и военнопленным, находящимся на большом расстоянии от своих родных, будет разрешено посылать телеграммы, стоимость которых будет занесена в дебет их счета, который имеется у держащей в плену державы, или оплачена деньгами, которые имеются в их распоряжении. Такая возможность будет предоставляться военнопленным также в случае крайней необходимости.

Как общее правило, корреспонденция военнопленных ведется на их родном языке. Находящиеся в конфликте стороны могут разрешить вести переписку и на других языках.

Мешки с корреспонденцией пленных должны быть тщательно опечатаны, на них должны быть ярлыки с точным указанием их содержания, и они должны направляться в адрес почтового отделения места их назначения.

Статья 72

Военнопленным будет разрешено получать по почте или всякими иными способами индивидуальные или коллективные посылки, содержащие, в частности, продукты питания, одежду, медикаменты и предметы, предназначенные для удовлетворения их религиозных потребностей, для их просвещения или развлечения, включая книги, предметы культа, аппаратуру для научных работ, экзаменационные материалы, музыкальные инструменты, спортивный инвентарь и материалы, позволяющие военнопленным продолжать учиться или заниматься художественной деятельностью.

Эти посылки ни в коем случае не освобождают держащую в плену державу от обязательств, налагаемых на нее настоящей Конвенцией.

Единственными ограничениями в отношении этих посылок могут быть только ограничения, предложенные в интересах самих военнопленных державой-покровительницей или же, в случае чрезвычайной загрузки транспорта или системы связи и только в отношении их собственных посылок, Международным комитетом Красного Креста или любой другой организацией, оказывающей помощь военнопленным.

Порядок отправки индивидуальных и коллективных посылок должен, если это необходимо, составить предмет специальных соглашений между заинтересованными державами, которые ни в коем случае не могут задерживать получение военнопленными посылок помощи. Книги не должны вкладываться в посылки с продуктами и одеждой. Медицинские материалы, как правило, должны посылаться в коллективных посылках.

Статья 73

При отсутствии специальных соглашений между заинтересованными державами о порядке получения и распределения коллективных посылок помощи будут применяться приложенные к настоящей Конвенции правила, касающиеся коллективных посылок.

Вышеупомянутые специальные соглашения ни в коем случае не могут ограничивать прав доверенных лиц на передачу им поступивших коллективных посылок, предназначенных для военнопленных, на распределение таковых или на распоряжение ими в интересах военнопленных.

Этими соглашениями не может быть ограничено право контроля над распределением коллективных посылок среди получателей, право, которым будут располагать представители державы-покровительницы, Международного комитета Красного Креста или любой другой организации, оказывающей помощь пленным и несущей ответственность за передачу этих посылок.

Статья 74

Все посылки помощи, предназначенные для военнопленных, освобождаются от таможенных пошлин и других сборов.

Корреспонденция, посылки помощи и разрешенные денежные переводы, адресованные военнопленным или отправляемые ими по почте, непосредственно или через Справочное бюро, предусмотренное в статье 122, или же через Центральное агентство по делам военнопленных, предусмотренное в статье 123, освобождаются от всех почтовых сборов как в стране отправления и в стране назначения, так и в промежуточных странах.

Расходы по пересылке предназначенных для военнопленных посылок помощи, которые по своему весу или по какой-либо другой причине не могут им быть отправлены по почте, будет нести держащая в плену держава на всех территориях, находящихся под ее контролем. Другие державы, являющиеся участницами Конвенции, будут нести расходы по перевозке на своих территориях.

В случае отсутствия специальных соглашений между заинтересованными державами расходы по перевозке таких посылок, не подпадающие под действие вышеуказанных льгот, оплачиваются отправителем.

Высокие Договаривающиеся Стороны будут стараться снизить, насколько возможно, тарифы на телеграммы, отправляемые военнопленными или им адресованные.

Статья 75

В случае, если военные операции помешают заинтересованным державам выполнить лежащую на них обязанность обеспечить перевозки посылок, упомянутых в статьях 70, 71, 72 и 77, заинтересованные державы-покровительницы, Международный комитет Красного Креста или всякая другая организация, признанная сторонами, находящимися в конфликте, могут заняться обеспечением перевозки этих посылок с помощью соответствующих транспортных средств (вагонов, грузовых машин, судов или самолетов и т. п.). С этой целью Высокие Договаривающиеся Стороны постараются предоставить эти транспортные средства и разрешить их движение, в частности, путем выдачи им необходимых для этого пропусков.

Эти транспортные средства могут быть также использованы для перевозки:

a) корреспонденции, списков и докладов, которыми обмениваются Центральное Справочное агентство, упомянутое в статье 123, и национальные бюро, предусмотренные в статье 122;

b) корреспонденции и докладов, касающихся военнопленных, которыми державы-покровительницы, Международный комитет Красного Креста или всякая другая организация, оказывающая помощь военнопленным, обмениваются как со своими представителями, так и со сторонами, находящимися в конфликте.

Настоящие положения ни в чем не ограничивают права любой стороны, находящейся в конфликте, обеспечить другие средства транспорта, если она это предпочитает, или выдавать пропуска на условиях, которые могут быть установлены по взаимному соглашению.

При отсутствии специальных соглашений расходы, связанные с использованием этих транспортных средств, несут пропорционально стороны, находящиеся в конфликте, в пользу чьих граждан оказываются эти услуги.

Статья 76

Цензура корреспонденции, адресованной военнопленным или ими отправленной, должна производиться в возможно кратчайший срок. Она может осуществляться только государствами-отправителями и получателями и лишь по одному разу каждым из них.

Осмотр посылок, адресованных военнопленным, не должен производиться в таких условиях, которые угрожали бы сохранности находящихся в них продуктов питания, и должен иметь место, за исключением тех случаев, когда речь идет о печатных и письменных материалах, в присутствии адресата или его товарища, должным образом им уполномоченного. Передача пленным индивидуальных или коллективных посылок не может быть задержана под предлогом трудностей, связанных с цензурой.

Всякое запрещение корреспонденции, вводимое находящимися в конфликте сторонами по военным или политическим причинам, может иметь только временный характер, и срок его должен быть возможно более коротким.

Статья 77

Держащие в плену державы предоставят все возможности для передачи через державу-покровительницу или через предусмотренное в статье 123 Центральное агентство по делам военнопленных актов, бумаг и документов, адресованных военнопленным или исходящих от них, в частности, доверенностей и завещаний.

Во всех случаях держащие в плену державы будут оказывать содействие военнопленным в составлении этих документов, в частности, разрешая им консультироваться с юристом, и примут необходимые меры для обеспечения засвидетельствования подписи пленных.

Часть VI. Взаимоотношения военнопленных с властями
Глава I.
Жалобы военнопленных по поводу режима плена
Статья 78

Военнопленные имеют право представлять военным властям, под властью которых они находятся, просьбы по поводу установленного для них режима пребывания в плену.

Они также имеют право обращаться без всяких ограничений через доверенное лицо или непосредственно, если они найдут это нужным, к представителям держав-покровительниц, чтобы обратить их внимание на те моменты режима плена, в отношении которых у них имеются жалобы.

Эти ходатайства и жалобы не будут ограничиваться или рассматриваться как часть квоты корреспонденции, указанной в статье 71. Они должны передаваться в срочном порядке. Они не могут повлечь за собой никакого наказания, даже если они будут признаны необоснованными.

Доверенные лица смогут направлять представителям держав-покровительниц периодические доклады о положении в лагерях и о нуждах военнопленных.

Глава II.
Представители военнопленных
Статья 79

Во всех местах, где будут находиться военнопленные, за исключением тех мест, где находятся офицеры, военнопленные будут свободно, путем тайного голосования, избирать каждые шесть месяцев, а также в случае открывшихся вакансий доверенных лиц, которые должны их представлять перед военными властями, державами-покровительницами, Международным комитетом Красного Креста и перед всякой другой организацией, которая оказывает им помощь. Эти доверенные лица могут быть переизбраны.

В лагерях для офицеров и приравненных к ним лиц или смешанных лагерях старший по званию и стажу военнопленный офицер признается доверенным лицом. В офицерских лагерях ему помогают один или несколько консультантов, избранных офицерами; в смешанных лагерях его помощники выбираются военнопленными, не являющимися офицерами, из своей среды.

В трудовые лагеря для военнопленных будут помещаться военнопленные офицеры того же гражданства с тем, чтобы они могли выполнять в лагере административные функции, возлагаемые на военнопленных. Эти офицеры могут быть выбраны на должность доверенного лица в соответствии с положениями первого абзаца настоящей статьи. В этом случае помощники доверенного лица будут выбираться из числа военнопленных, не являющихся офицерами.

Всякое избранное доверенное лицо, прежде чем приступить к исполнению своих обязанностей, должно быть утверждено держащей в плену державой. В случае, если держащая в плену держава откажется утвердить военнопленного, выбранного его товарищами по плену, она должна будет представить причины такого отказа державе-покровительнице.

Во всех случаях гражданство, язык и обычаи доверенного лица должны быть одинаковыми с гражданством, языком и обычаями военнопленных, которых он представляет. Таким образом, военнопленные, распределенные по различным секторам лагеря в соответствии с их гражданством, языком и обычаями, будут иметь в каждом секторе свое доверенное лицо в соответствии с постановлениями предыдущих абзацев.

Статья 80

Доверенные лица должны содействовать физическому, моральному и интеллектуальному благосостоянию военнопленных.

В частности, если бы пленные решили организовать между собой систему взаимопомощи, то эта организация должна находиться в ведении доверенных лиц, независимо от специальных обязанностей, которые возложены на них другими постановлениями настоящей Конвенции.

Доверенные лица не будут ответственны только в силу своих обязанностей за правонарушения, совершенные военнопленными.

Статья 81

Доверенные лица не будут принуждаться ни к какой другой работе, если это будет затруднять выполнение их функций.

Доверенные лица могут назначать нужных им помощников из числа пленных. Им будут предоставлены все практические возможности и, в частности, некоторая свобода передвижения, необходимая для выполнения их обязанностей (посещение рабочих команд, прием посылок помощи и т. д.).

Доверенным лицам должно быть разрешено посещать помещения, в которых интернированы военнопленные; последние будут иметь право свободно консультироваться со своим доверенным лицом.

Равным образом доверенным лицам будут предоставлены все возможности для их почтовой и телеграфной переписки с властями, держащими в плену, с державами-покровительницами, Международным комитетом Красного Креста и их представителями, со смешанными медицинскими комиссиями, а также с организациями, которые будут оказывать помощь военнопленным. Доверенные лица рабочих команд будут пользоваться теми же льготами в отношении своей переписки с доверенным лицом основного лагеря. Для этой переписки не будет установлено никаких ограничений, и ее нельзя рассматривать как идущую в счет квоты, предусмотренной в статье 71.

Ни одно доверенное лицо не может быть переведено в другое место без предоставления ему времени, нормально необходимого для введения своего преемника в курс дела.

В случае смещения доверенного лица причины этого решения будут сообщены державе-покровительнице.

Глава III. Уголовные и дисциплинарные наказания
I.
Общие положения

Статья 82

Военнопленные подчиняются законам, уставам и приказам, действующим в вооруженных силах держащей в плену державы. Последняя будет иметь право принять судебные или дисциплинарные меры в отношении любого военнопленного, совершившего нарушение этих законов, уставов или приказов. Однако не следует допускать судопроизводства или наказаний, противоречащих положениям настоящей главы.

Если в законах, уставах или приказах держащей в плену державы объявляются наказуемыми действия, совершенные военнопленными, в то время как те же действия не влекут за собой наказания, если они совершены лицами, принадлежащими к составу вооруженных сил держащей в плену державы, то в таком случае на военнопленных будут наложены лишь дисциплинарные взыскания.

Статья 83

При решении вопроса о том, какие меры наказания должны применяться за преступления, в которых обвиняются военнопленные, судебные или дисциплинарные, держащая в плену держава должна следить за тем, чтобы соответствующие власти проявляли максимальную снисходительность при оценке этого вопроса и при всех возможных случаях прибегали скорее к дисциплинарным мерам, чем к судебному преследованию.

Статья 84

Только военные суды могут судить военнопленного, если только законодательство держащей в плену державы не предоставляет специально право гражданским судам судить лиц, принадлежащих к составу вооруженных сил этой державы, за то же преступление, в котором обвиняется военнопленный.

Ни в коем случае военнопленный не будет судиться каким бы то ни было судом, который не предоставляет основных общепризнанных гарантий независимости и беспристрастности и, в частности, судебная процедура которого не обеспечивает подсудимому прав и средств защиты, предусмотренных статьей 105.

Статья 85

Военнопленные, подвергающиеся преследованию в силу законодательства держащей в плену державы за действия, совершенные ими до взятия в плен, пользуются покровительством настоящей Конвенции даже в случае их осуждения.

Статья 86

Военнопленный может быть наказан только один раз за один и тот же проступок или по одному и тому же обвинению.

Статья 87

Военные власти и суды держащей в плену державы не должны приговаривать военнопленных ни к каким других наказаниям, кроме тех, которые предусмотрены за такие же проступки, совершенные лицами, принадлежащими к составу вооруженных сил держащей в плену державы.

При назначении наказания суды или власти держащей в плену державы должны в максимально возможной степени учитывать тот факт, что, поскольку подсудимый не является гражданином держащей в плену державы, он не связан долгом верности по отношению к ней и что он находится в ее власти вследствие обстоятельств, не зависящих от его воли. Они будут иметь возможность смягчить наказание, полагающееся за вменяемое военнопленному в вину правонарушение, и для этого не будут обязаны придерживаться предписанного минимума этого наказания.

Воспрещаются всякие коллективные наказания за индивидуальные проступки, всякие телесные наказания, заключение в помещения, лишенные дневного света, и вообще какие бы то ни было виды пыток или проявления жестокости.

Держащая в плену держава не может лишить ни одного военнопленного его звания или возможности носить знаки различия.

Статья 88

При равном звании военнопленные офицеры, унтер-офицеры или солдаты, отбывающие дисциплинарное или уголовное наказание, не могут подвергаться более строгому обращению, чем то, которое предусмотрено в отношении таких же наказаний в вооруженных силах держащей в плену державы.

Женщины-военнопленные не должны приговариваться к более суровым наказаниям или подвергаться более суровому обращению во время отбывания наказания, чем женщины из состава вооруженных сил держащей в плену державы, наказываемые за аналогичные правонарушения.

Ни в коем случае женщины-военнопленные не могут приговариваться к более суровому наказанию или подвергаться более суровому обращению во время отбывания наказания, чем мужчины из состава вооруженных сил держащей в плену державы, наказываемые за аналогичные правонарушения.

После отбытия военнопленными наложенных на них дисциплинарных или уголовных наказаний с ними нельзя обращаться иначе, чем с другими военнопленными.

II. Дисциплинарные взыскания

Статья 89

На военнопленных могут быть наложены следующие дисциплинарные взыскания:

1) штраф в размере не свыше 50 % аванса в счет денежного довольствия и платы за работу, причитающихся военнопленным в соответствии со статьями 60 и 62 и притом на срок, не превышающий 30 дней;

2) лишение преимуществ, предоставленных сверх того, что предусмотрено настоящей Конвенцией;

3) внеочередные наряды не свыше двух часов в день;

4) арест.

Наказание, указанное в пункте 3, не может быть наложено на офицеров.

Дисциплинарные взыскания ни в коем случае не должны быть бесчеловечными, жестокими или опасными для здоровья военнопленных.

Статья 90

Продолжительность одного наказания никогда не должна превышать 30 дней. В случае дисциплинарного проступка сроки отбытого предварительного заключения до слушания дела или до вынесения дисциплинарного взыскания будут засчитываться в срок наказания, наложенного на военнопленного.

Максимальный тридцатидневный срок, предусмотренный выше, не может быть увеличен, даже если военнопленный должен одновременно отвечать в дисциплинарном порядке за ряд проступков в момент вынесения решения о наказании, независимо от того, связаны ли эти проступки между собой или нет.

С момента вынесения решения о наложении дисциплинарного взыскания и до его исполнения должно пройти не больше месяца.

Если на военнопленного будет наложено новое дисциплинарное взыскание, то между приведением в исполнение каждого из наказаний должно проходить не менее трех дней, если продолжительность одного из наказаний достигает десяти или более дней.

Статья 91

Побег военнопленного считается удавшимся в тех случаях, когда:

1) он присоединился к вооруженным силам державы, за которой он числится, или союзной державы;

2) он покинул территорию, находящуюся под властью держащей в плену державы или ее союзницы;

3) он попал на судно, плавающее под флагом державы, за которой он числится, или союзной державы и находящееся в территориальных водах держащей в плену державы, при условии, что это судно не находится под контролем этой последней.

Военнопленные, которые после удавшегося, по смыслу настоящей статьи, побега снова попали в плен, не подвергаются никакому наказанию за побег.

Статья 92

Военнопленный, пытающийся бежать или пойманный до удачного, в смысле статьи 91, завершения побега, подлежит за этот проступок только дисциплинарным взысканиям, даже в случае рецидива.

Вновь захваченный военнопленный должен быть без промедления передан соответствующим военным властям.

В отступление от статьи 88, абзац четвертый, военнопленные, несущие наказание за неудавшийся побег, могут быть поставлены под особый надзор, при условии, однако, что таковой не отразится на состоянии их здоровья, что он будет осуществляться в лагере для военнопленных и что он не повлечет за собой устранения ни одной из гарантий, предоставляемых им настоящей Конвенцией.

Статья 93

Побег или попытка к побегу, даже в случае рецидива, не должны рассматриваться как отягчающие вину обстоятельства в том случае, когда военнопленный привлекается к судебной ответственности за совершенные им при побеге или при попытке к побегу правонарушения.

В соответствии с принципом, изложенным в статье 83, преступления, совершенные военнопленными с единственной целью облегчить себе побег и не сопровождающиеся какими-либо насильственными действиями против жизни и здоровья, например такие, как преступления против общественной собственности, кража без намерения обогатиться, изготовление или использование фальшивых документов, ношение гражданской одежды, влекут за собой только дисциплинарные взыскания.

Военнопленные, которые являлись соучастниками побега или попытки к побегу, будут подвергнуты за это только дисциплинарному взысканию.

Статья 94

О бежавшем, но пойманном военнопленном должно быть послано державе, за которой он числится, извещение в порядке, предусмотренном в статье 122, если ранее было сообщено о его побеге.

Статья 95

Военнопленные, обвиняемые в дисциплинарных проступках, содержатся в предварительном заключении до вынесения приговора только в том случае, если лица из состава вооруженных сил держащей в плену державы подлежат такому же предварительному заключению за аналогичные проступки или если такое заключение необходимо в интересах поддержания порядка и дисциплины в лагере.

Для всех военнопленных срок предварительного заключения в случае совершения дисциплинарного проступка будет сокращен до минимума и не будет превышать 14 дней.

Положения статей 97 и 98 настоящей главы применяются к военнопленным, подвергшимся предварительному заключению за дисциплинарный проступок.

Статья 96

Действия, представляющие собой нарушения дисциплины, должны быть немедленно расследованы.

За исключением случаев, подлежащих компетенции судебных органов и высших военных властей, дисциплинарные взыскания могут быть наложены только офицером, наделенным дисциплинарной властью в качестве начальника лагеря, или ответственным офицером, который заменяет его или которому он передал свою дисциплинарную власть.

Ни в коем случае такие полномочия не могут передаваться военнопленному и последний не может их осуществлять.

До наложения любого дисциплинарного взыскания военнопленному будут в точности сообщены проступки, в которых он обвиняется, и ему будет предоставлена возможность объяснить свое поведение и защищаться. Ему будет разрешено, в частности, вызывать свидетелей и прибегнуть, если необходимо, к услугам квалифицированного переводчика. Решение должно быть объявлено обвиняемому военнопленному и доверенному лицу.

Начальник лагеря должен вести реестр налагаемых дисциплинарных взысканий. Этот реестр будет доступен представителям державы-покровительницы для ознакомления с ним.

Статья 97

Ни при каких обстоятельствах военнопленные не могут быть переведены для отбытия дисциплинарных взысканий в исправительные учреждения (тюрьма, исправительные заведения, каторжные тюрьмы и прочее).

Все помещения для отбытия дисциплинарных взысканий должны отвечать требованиям гигиены, предусмотренным в статье 25. Военнопленные, отбывающие наказания, должны, в соответствии со статьей 29, иметь возможность содержать себя в чистоте.

Офицеры и к ним приравненные не должны содержаться в заключении в одних помещениях с унтер-офицерами или рядовыми.

Женщины-военнопленные, отбывающие дисциплинарные взыскания, будут содержаться в помещениях отдельно от мужчин-военнопленных и будут находиться под непосредственным наблюдением женщин.

Статья 98

Военнопленные, подвергнутые дисциплинарному взысканию в виде ареста, будут продолжать пользоваться положениями настоящей Конвенции, кроме тех, которые являются неприменимыми в связи с указанным арестом. Их нельзя ни в коем случае лишать прав, предусмотренных статьями 78 и 126.

Военнопленные, подвергнутые дисциплинарным взысканиям, не могут быть лишены преимуществ, присвоенных их званию.

Военнопленные, подвергнутые дисциплинарным взысканиям, будут иметь возможность делать ежедневно физические упражнения и пребывать на открытом воздухе не менее двух часов.

Им будет разрешено, по их просьбе, являться на ежедневный медицинский осмотр. Они будут получать необходимую им по состоянию здоровья медицинскую помощь, а в случае необходимости они будут помещены в лагерный лазарет или в госпиталь.

Им будет разрешено читать и писать, а также посылать и получать письма. Однако выдача им посылок и денежных переводов может быть отложена до отбытия наказания. Таковые будут вручаться на это время доверенному лицу, которое будет передавать в лазарет находящиеся в посылках скоропортящиеся продукты.

III. Судебное преследование

Статья 99

Ни один военнопленный не может быть предан суду или осужден за проступок, который не является наказуемым по законодательству держащей в плену державы или по международному праву, которое действует в момент совершения проступка.

Никакое моральное или физическое давление не может быть оказано на военнопленного для того, чтобы заставить его признать себя виновным в проступке, в котором его обвиняют.

Ни один военнопленный не может быть осужден, если он не имел возможности защищаться и если ему не был предоставлен квалифицированный защитник.

Статья 100

Как только это будет возможно, военнопленные и державы-покровительницы извещаются о правонарушениях, карающихся смертной казнью по законам держащей в плену державы.

Впоследствии ни за какое другое правонарушение не может быть установлена смертная казнь без согласия державы, за которой числятся военнопленные.

Смертный приговор может быть вынесен военнопленному только в том случае, если, в соответствии со статьей 87, абзацем вторым, внимание суда было особо обращено на тот факт, что, поскольку обвиняемый не является гражданином держащей в плену державы, он не связан долгом верности по отношения к ней и что он находится в ее власти вследствие обстоятельств, не зависящих от его воли.

Статья 101

В случае вынесения военнопленному смертного приговора последний приводится в исполнение не ранее чем по истечении шестимесячного срока со дня получения державой-покровительницей по указанному ею адресу подробного сообщения, предусмотренного в статье 107.

Статья 102

Приговор в отношении военнопленного будет считаться законным только в том случае, если он выносится теми же судами и в том же порядке, какие установлены для лиц, принадлежащих к составу вооруженных сил держащей в плену державы, и, кроме того, при условии соблюдения постановлений настоящей главы.

Статья 103

Всякое судебное расследование в отношении военнопленного должно вестись с такой быстротой, какую только допускают обстоятельства, и таким образом, чтобы судебный процесс начинался по возможности скорее. Ни один военнопленный не должен содержаться в предварительном заключении, если только такая же мера не применима к личному составу вооруженных сил держащей в плену державы за аналогичные правонарушения и если этого не требуют интересы государственной безопасности. Ни в коем случае это заключение не должно превышать трехмесячного срока. Срок предварительного заключения военнопленного должен засчитываться в тот срок лишения свободы, к которому он будет приговорен, и будет приниматься во внимание при определении наказания.

Военнопленные, находящиеся в предварительном заключении, будут продолжать пользоваться положениями статей 97 и 98 настоящей главы.

Статья 104

Во всех случаях, когда держащая в плену держава возбуждает судебное преследование против военнопленного, она извещает об этом державу-покровительницу как можно скорее, но не позднее чем за три недели до начала слушания дела в суде. Трехнедельный срок начинается с момента получения этого извещения державой-покровительницей по адресу, предварительно ею указанному держащей в плену державе.

Извещение это должно содержать следующие данные:

1) фамилия и имя военнопленного, его звание, его личный номер, дата его рождения, его профессия, если таковая у него имеется;

2) место интернирования или заключения;

3) подробное изложение обвинения или обвинений, с указанием подлежащих применению статей закона;

4) наименование суда, который будет разбирать дело, и указание намеченных места и даты начала слушания дела.

Такое же извещение посылается держащей в плену державой доверенному лицу военнопленного.

Если при начале слушания дела не поступит доказательство, что держава-покровительница, военнопленный и заинтересованное доверенное лицо получили вышеуказанное извещение по крайней мере за три недели до начала слушания дела, последнее не может иметь места и должно быть отложено.

Статья 105

Военнопленному предоставляется право пользоваться помощью одного из своих товарищей из среды пленных, иметь квалифицированного адвоката по своему выбору, требовать вызова в суд свидетелей и, если он это считает необходимым, прибегать к услугам компетентного переводчика. Об этом своем праве он заблаговременно до начала слушания дела уведомляется держащей в плену державой.

Если военнопленный не выберет себе защитника, держава-покровительница предоставит ему такового, располагая для этого сроком не менее недели. По просьбе державы-покровительницы держащая в плену держава передаст ей список квалифицированных лиц, могущих обеспечить защиту. В случае, когда ни военнопленный, ни держава-покровительница не выберут защитника, держащая в плену держава официально назначит для защиты обвиняемого квалифицированного адвоката.

Защитник будет иметь в своем распоряжении не менее двух недель до начала слушания дела для подготовки к защите обвиняемого, равно как и все необходимые для этого возможности, в частности, он будет иметь право свободно посещать обвиняемого и разговаривать с ним без свидетелей. Он может также совещаться с любыми свидетелями защиты, включая военнопленных. Он будет располагать такими возможностями до истечения срока обжалования приговора.

За достаточно продолжительное время до дня открытия судебного заседания обвиняемый военнопленный получит изложенный на понятном для него языке обвинительный акт, а также документы, сообщаемые обычно обвиняемому, согласно законам, действующим в вооруженных силах держащей в плену державы. Подобные же документы при этих же обстоятельствах должны быть вручены его защитнику.

Представители державы-покровительницы будут иметь право присутствовать на судебных заседаниях, кроме тех случаев, когда они, в порядке исключения, должны происходить при закрытых дверях в интересах государственной безопасности. В таких случаях держащая в плену держава предупреждает об этом державу-покровительницу.

Статья 106

Каждый военнопленный будет иметь такое же право подавать апелляционную или кассационную жалобу на всякий вынесенный ему приговор или просить о пересмотре дела, какое имеют лица, принадлежащие к составу вооруженных сил держащей в плену державы. Он должен быть полностью информирован о своем праве на обжалование и о сроке, в течение которого он может это сделать.

Статья 107

Всякий вынесенный какому-нибудь военнопленному приговор немедленно доводится до сведения державы-покровительницы в виде краткого сообщения, в котором также указывается, имеет ли военнопленный право подавать апелляционную или кассационную жалобу или просить о пересмотре дела. Такое же сообщение будет передано соответствующему доверенному лицу. Оно будет равным образом передано военнопленному на понятном для него языке, если приговор был вынесен в его отсутствие. Кроме того, держащая в плену держава немедленно сообщит державе-покровительнице о решении военнопленного воспользоваться своими правами на обжалование или не воспользоваться ими.

Кроме того, в случае, если приговор вошел в законную силу и если речь идет о смертном приговоре, вынесенном в суде первой инстанции, держащая в плену держава направит как можно скорее державе-покровительнице подробное извещение, содержащее:

1) точный текст приговора;

2) краткий отчет о предварительном следствии и о суде, в котором особенно будут выделены моменты обвинения и защиты;

3) указание в соответствующем случае места, где наказание будет приводиться в исполнение.

Предусмотренные в предыдущих абзацах сообщения посылаются державе-покровительнице по адресу, предварительно ею указанному держащей в плену державе.

Статья 108

Военнопленные будут отбывать наказания, которые на них будут наложены по вступившим в законную силу приговорам, в тех же учреждениях и в тех же условиях, что и лица из состава вооруженных сил держащей в плену державы. Эти условия должны во всяком случае отвечать требованиям гигиены и гуманности.

Женщина-военнопленная, в отношении которой вынесен подобный приговор, должна заключаться в отдельное помещение и находиться под наблюдением женского персонала.

В любом случае военнопленные, приговоренные к наказанию с лишением свободы, остаются под защитой положений статей 78 и 126 настоящей Конвенции. Кроме того, им будет разрешено получать и отправлять корреспонденцию, получать не менее одной посылки в месяц, регулярно гулять на открытом воздухе; они также будут получать медицинскую помощь, которая потребуется по состоянию их здоровья, и духовную помощь, которую они пожелают иметь. Наказания, которые на них могут быть наложены, должны соответствовать положениям статьи 87, абзаца третьего.

 


Источник: Права человека: Cборник международных договоров, том I (часть вторая): Универсальные договоры/ Женева, 1994 г.

Великая Отечественная война в судьбе моей семьи

9 мая 2020

Студенты ВУЦ: Великая Отечественная война в судьбе моей семьи



Сколько бы не прошло лет, память о Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. всегда будет передаваться от поколения к поколению, от сердца к сердцу. И эту память с гордостью хранят будущие защитники Отечества — студенты ВУЦ, рассказывая о своих прадедах фронтовиках, героях страшной войны с «коричневой чумой».



Сальников Николай Андреевич

Студент ВУЦ ДВФУ Константин Сальников:

 Мой прадедушка Сальников Николай Андреевич  Герой России, советский лётчик, бывший командир звена 155–го гвардейского штурмового авиационного полка 9–й гвардейской штурмовой авиационной дивизии 2–й воздушной армии, полковник в отставке.

Когда началась Великая Отечественная война, ему было 22 года. 7 февраля 1940 года был призван в армию и направлен для обучения в Новосибирскую военную авиационную школу пилотов. После окончания лётной школы, 11 августа 1941 года, он сразу попал на фронт. Сражался на Северо–Западном, Степном, 2–м и 1–м Украинских фронтах. С декабря 1942 года по май 1944 года воевал в составе 992–го ночного легкобомбардировочного авиационного полка, был пилотом По–2. В августе 1943 года стал командиром звена в том же полку. Совершил 111 боевых вылетов на ночных легких бомбардировщиках По–2. Участник наступательных операций на демянском и ржевском направлениях, Курской битвы, битвы за Днепр, Нижнеднепровской и Корсунь–Шевченсковской наступательных операций.

С мая 1944 года Сальников Николай Андреевич — пилот и командир звена в 155–м гвардейском штурмовом авиационном полку в составе 2–й воздушной армии. В этом полку участвовал в Львовско–Сандомирской, Висло–Одерской, Нижне–Силезской. Верхне-Силезской, Берлинской наступательных операциях. Совершил 100 боевых вылетов на штурмовиках Ил–2. В бою 13 сентября 1944 года сжег 1 танк, артиллерийскую батарею, 2 автомашины, 1 бронетранспортер. В боевом вылете 18 января 1945 года по одной из железнодорожных станций уничтожил 2 паровоза и 6 вагонов. В тяжелых боях по блокаде окруженной группировке врага в городе Бреслау 11 марта 1945 года уничтожил важный объект в системе обороны врага, 8 различных зданий, 1 танк, 4 автомашины и 20 фашистов.

Мой прадедушка был сбит 4 раза, его исключали из списков личного состава как погибшего в бою, но каждый раз он возвращался в свою часть. Об одном эпизоде прадедушка рассказывал мне: «Война шла на территории Польши. После успешной Висленской операции наши войска форсировали Вислу и заняли плацдарм. Нашему полку была поставлена задача провести разведку противника, особенно местонахождение танковых частей, их движение и место сосредоточения. Эту задачу поручили выполнить Герою Советского Союза А. И. Петрову и мне. Нас прикрывали 4 истребителя. При перелёте линии фронта нас атаковали истребители противника, в результате мой самолёт был выведен из строя, самолёт А.И. Петрова тоже был подбит. Я сел на нейтральной полосе, а Петрову удалось приземлиться на своей территории. Лётчики–истребители, возвратившиеся на свой аэродром, доложили командованию, что лейтенант Сальников сбит над территорией противника и погиб. Такое письменное донесение пошло из нашей части в вышестоящие инстанции. Оно и сейчас находится в архиве Министерства обороны России (г. Подольск). На третий день я прибыл в часть, как будто с того света, и снова продолжал громить противника до конца войны».

Ещё об одном эпизоде вспоминали однополчане: «Два экипажа Ил–2 шли на разведку. Их с воздуха прикрывали четыре истребителя Як–1. В районе линии фронта зенитками с земли был подбит пилотируемый Сальниковым самолет. Пробили масленый бак. Самолет стал падать. У земли удалось смягчить посадку, но рядом передовая немцев. К счастью, наши артиллеристы все видели и прикрыли своих. Они стреляли до тех пор, пока члены экипажа не ушли от линии передовой. Летчику удалось выбраться из кабины, вытащить раненного в ногу радиста Ивана Марченко. Более двух километров тащил командир своего боевого друга в сторону артиллеристов. Силы уже иссякли, но тут подоспели свои, оказали помощь».

Многое пришлось повидать прадедушке на войне и через большие испытания пройти. Остаться в живых ему, я думаю, удавалось благодаря своему твёрдому характеру, сильной воле и огромной вере в победу. А ещё в полку его ждала жена — моя прабабушка, она тоже там воевала. На войне они и познакомились, и поженились, и пронесли через всю свою жизнь фронтовую любовь. Войну мой прадедушка закончил в Германии. Его «летающий танк» ИЛ–2 с неба штурмовал Берлин.

У моего прадедушки много наград. Он награждён двумя орденами Боевого Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1–й степени, двумя Отечественной войны 2–й степени, двумя орденами Красной Звезды, многими медалями. Но самая главная награда — Золотая Звезда Героя и звание Героя Российской Федерации была вручена ему спустя годы после окончания войны. Дело в том, что в 1945 году за свои подвиги прадедушка был представлен к званию Героя Советского Союза. Но пока оформлялись документы, полк перебрасывали в разные места. И, как это иногда случается, часть документов потерялась. Конечно, их потом восстановили, но на это ушло время, и свою награду наш герой получил в 1997 году. Звезда под номером 414 была вручена Герою России 25 декабря 1997 года лично Президентом РФ.

Дацунов Василий Трофимович

Студент ВУЦ ДВФУ Владимир Дацунов:

— Мой прапрадед, Дацунов Василий Трофимович — участник двух войн. В Гражданскую войну он был красным партизаном. За отвагу получил благодарность лично от Семена Михайловича Буденного. В годы Великой Отечественной Войны служил на Дальнем Востоке в железнодорожных войсках. Отправлял эшелоны на фронт. В 1945 году демобилизовался и всю жизнь проработал на шахте в г. Райчихинске, добывал уголь стране. Прожил 93 года.

Сын Василия Трофимовича, Дацунов Сергей Васильевич, в 1941 году окончил школу, а осенью был призван в армию и отправлен в Хабаровск в артиллерийское училище. В 1942 году всех курсантов отправили на фронт. С фронта Сергей присылал домой письма, в которых успокаивал маму, что у него всё хорошо, фронт от них далеко, они обязательно победят и вернутся домой. «Береги себя, мама», — писал Сергей. Погиб он в 1944 году в Румынии. Шёл бой, артиллерия била по немецким танкам. В той битве вражеский снаряд попал прямо в дуло орудия Сергея. Весь боевой расчёт разорвало вместе с пушкой. Матери пришёл треугольник с сообщением, что её сын геройски погиб… Ему было всего 19 лет.


Светлицкий Владимир Трофимович

— Мой прадед, Светлицкий Владимир Трофимович, в годы Великой Отечественной войны служил в воздушнодесантных войсках. Прошел войну до Будапешта. Был ранен. Награжден «Орденом Великой Отечественной войны», медалями «За боевые заслуги», «За взятие Будапешта» и другими. После войны всю жизнь проработал начальником Амур–электромонтажного управления в Благовещенске. За доблестный труд ему присвоены звания «Почетный строитель» и «Почетный гражданин г. Благовещенска». Умер в 2006 г.

Светлицкая Александра Васильевна

Моя прабабушка, Светлицкая Александра Васильевна (в девичестве Дацунова).

Об этом добром, светлом человеке хочется рассказать с особым восхищением и гордостью. Невозможно представить, как молодые и хрупкие девушки могли перенести все ужасы войны и победить. В 1939 году Александра окончила школу, а в 1942 была призвана в Красную армию. Стране нужны были молодые кадры для фронта. Ей было 20 лет. 15 мая приняла военную присягу и была отправлена на фронт.

Из ее личных воспоминаний:

«Под Сталинградом сразу получила боевое крещение. Наш эшелон попал под бомбежку. От страха забыли про все, побежали, куда глаза глядят. Все бы погибли, если бы не голос командира: Ложись! Буду стрелять!» Хотелось зарыться в землю от гула разрывающихся снарядов».

После Сталинградской битвы она была направлена в Москву на офицерские курсы. После их окончания, младший лейтенант, Дацунова Александра, была назначена начальником полевой станции № 23226 Юго–Западного фронта 96–ой стрелковой дивизии. Полевая станция, где служила Шура, обслуживала все части фронта, вместе с бойцами, следуя за врагом.

Из воспоминаний прабабушки, которые она передала в музей:

«Часто фронтовая обстановка была очень трудной. Под вражеским обстрелом и бомбёжкой, в холод и зной, приходилось доставлять почту. Иногда проходили по 30 километров с тяжёлой ношей на плечах. Лямки рюкзаков до крови натирали плечи девушек-почтальонов, но никто из них не жаловался. Почта доставлялась и двухместным самолётом У–2. Трудно было зимой. Мы часто отмораживали руки и ноги. Лицо от отморожений было покрыто коричневой коркой. Плакали от боли, но бойцы получали почту вовремя, ведь мы знали, что письма были не только тёплыми весточками из дома, они будили и ненависть к врагам. Помню, как одному бойцу пришло из дома письмо. Мать рассказывала сыну (а их у неё на фронте было трое), как немцы убили их больного отца: «Фашист — больше, чем зверь, это изверг», — писала мать сыну…

А вот строки из письма бойца…:

«Спасибо, мамочка, дорогая, за письма. Они поднимают дух и придают нам новые силы. Обстановка, в которой мы находимся сейчас, учит и терпению, и выдержке, и спокойствию. Я, мамочка, даю тебе слово, что буду твёрдо переносить все трудности и лишения. Уверен, что мы победим, выгоним проклятых фашистов и обязательно вернёмся».

… Как бы ни было трудно, мы знали, что письма родных, газеты, боевые листки, доставленные нами, звали солдат на подвиги, поднимали в атаку, вселяли веру в долгожданную победу».

Трудный путь войны прошла моя прабабушка. Она служила в разных дивизиях: в 96-ой стрелковой, 295-ой истребительной авиадивизии, 1–ой гвардейской воздушно–десантной. Она прошагала по дорогам войны через всю Украину, Молдавию, Венгрию и Чехословакию. 20-го мая 1945 года их дивизию по тревоге отправили в Монголию, где ей довелось принять участие в войне против милитаристской Японии.

Награждена «Орденом Великой Отечественной войны», медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За боевые заслуги», и другими.

По окончании войны вернулась в Благовещенск. Вышла замуж. Воспитала троих детей. Старший сын, Дацунов Владимир Николаевич, (мой дедушка) был офицером и прослужил на флоте 26 лет. Всю жизнь прабабушка проработала в Амурсельхозпроект институте начальником отдела выпуска. Вела активную общественную работу. До последнего дня была руководителем организации «Фронтовые подруги». Умерла в 2007 году.

Младший лейтенант Александра Дацунова (справа) 1945 год.

Приближается праздник День Победы. Это святой праздник для моей семьи. Нет среди нас четверых самих дорогих членов семьи. Всю жизнь они служили Родине, геройски воевали за Отечество, а потом возрождали страну из руин. Я всегда буду помнить их, и своим детям и внукам буду рассказывать о подвиге предков, чтобы помнили. Мы должны сохранить благодарную память о тех, кто сражался за нашу Родину с сильнейшей армией Европы и победил!

Дегоев Алан Казбекович

Cтудент ВУЦ ДВФУ Александр Иванов:

 Я хочу рассказать о человеке, которым гордится вся наша семья. Это Дегоев Алан Казбекович, мой прадедушка.

К сожалению, я никогда не видел его, и знаю о нем, благодаря воспоминанием моей бабушки. По ее словам, он был замечательным человеком, настоящим патриотом и героем.

Дегоев Алан Казбекович ушёл на фронт в первые дни войны. Перевозил различные грузы — боеприпасы, продукты, людей. Прошел все трудности войны, но не дожил до долгожданной победы. В 1945 году был тяжело ранен и вскоре умер. Имеет боевые награды, которые, к сожалению, не сохранились, как и фотографий самого прадеда.

Глушко Митрофан Петрович

Cтудент ВУЦ ДВФУ Руслан Берилов:

— Нет в нашей стране семьи, которой бы не коснулась Великая Отечественная война. И моя семья не исключение. Мой прадед по материнской линии, Глушко Митрофан Петрович, один из немногих, пройдя дорогами фронта, вернулся домой живым. Митрофан Петрович воевал в 567 штурмовом авиационном полку, 198 штурмовой Варшавской Краснознаменной авиационной дивизии, 6–й штурмовой авиационный корпус в звании сержант.

За время службы он был награжден за храбрость, стойкость и мужество Орденом Отечественной войны 1 степени; за героический штурм и освобождение Варшавы в период 14—17 января 1945 года — Медалью «За освобождение Варшавы»; Медалью «За взятие Берлина» при героическом штурме и взятие Берлина в период 22 апреля — 2 мая 1945 года; Медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг. ». Награжден юбилейными медалями Советского Союза за Победу над Германией в Великой Отечественной войне.

Но самой дорогой медалью он считал Медаль «За отвагу».

Его героический подвиг члены нашей семьи передают из поколение в поколение.

Воздушный стрелок — сержант Глушко Митрофан Петрович, находясь на 1 Белорусском фронте, произвел 10 успешных боевых вылетов на уничтожение живой силы и техники противника. В бою проявлял мужество, стойкость и взаимную выручку. 4 раза отбивал атаки истребителей противника. 22 апреля 1945 года выполняя боевое задание в районе северной окраины города Берлин, из своего пулемета уничтожил 1 автомашину и 5 солдат противника. На втором боевом вылете в этот день при выполнении боевого задания был атакован истребителем противника, но Митрофан Петрович огнем из своего пулемета отбил атаку истребителя противника и экипаж отлично выполнил боевое задание.

По рассказам моей бабушки, он был необыкновенным человеком, никогда не сдавался и не унывал в трудную минуту. О войне он рассказывал не много, бабушка запомнила лишь одну фразу «Все, что было на войне, никогда не расскажут ни в книгах, ни в кино».

Мой прадед умер в 1994 году. Я буду всегда помнить о нем и гордиться.

Глазова Елизавета Поликарповна


Студент ВУЦ ДВФУ
Александр Глазов:

 Моя прабабушка, Глазова Елизавета Поликарповна, была участницей Великой Отечественной войны. На фронт она попала совсем девочкой в марте 1943 года. Служила поваром в составе 138-й стрелковой дивизии.

Воевала на фронтах Белоруссии, Западной Украины, Польши, Румынии, дошла до Германии. Награждена Орденом Отечественной войны 2 степени; Медалью «За победу над Германией»; Медалью «За отвагу»; Медалью «За боевые заслуги».

Семейные реликвии: награды Елизаветы Глазовой

Куряев Николай Михайлович


Студент ВУЦ ДВФУ 
Роман Лизенков:

— Мой прадед, Куряев Николай Михайлович, родился в 1920 году в с. В. Якушка Ульяновская область. Поступил на службу 23.06.1941. Прошел дорогами войны от Волги до Вислы. Участвовал в боях под Сталинградом, на Курской дуге при форсировании Днепра, в КорсуньШевченской операции в составе 75–й Гвардейской дивизии.

Участвуя в боях на фронтах Отечественной войны имел 2 ранения и контузию. После войны служил в Забайкалье в кавалерийских войсках, вышел в отставку майором. Умер в 1997 году в Симферополе.

Награды: Орден Красной звезды, Медаль «За отвагу», Медаль «За боевые заслуги».

Медалью «За боевые заслуги» награжден за то, что в боях с 17 по 25 сентября 1944 г. с риском для жизни, под огнем противника вывозил раненых бойцов и офицеров и спас десятки жизней.

Кинзерский Владимир Александрович


Студент ВУЦ ДВФУ 
Егор Хилик:

 Каждый человек должен знать свои корни. Мы не должны забывать участников Великой Отечественной войны. Среди них был и мой прадед, Кинзерский Владимир Александрович.

Когда началась война моему прадеду было 17 лет. В 1942 году его призвали в ряды Советской Армии. Служил пулеметчиком в мото-стрелковой дивизии. Прошел всю войну. Награжден Медалью «За Победу над Германией», которую мы храним с гордостью как самую дорогую семейную реликвию.

  


Ерофеев Леонид Константинович
Студент ВУЦ ДВФУ Илья Каплин:

 Великая Отечественная война оставила свой след и в нашей семье. Мой двоюродный прадедушка, Ерофеев Леонид Константинович, 1921 года рождения, в годы Великой Отечественной войны служил сержантом стрелкового отделения.

Известно, что до войны он был мотористом на катере, вплавь переплывал Волгу, был хулиганистым парнем, любил маму и «горой» стоял за сестру, не давая её никому в обиду. Мать и сестра Леонида хранили его редкие письма с фронта. Затем пришло сообщение, что Ерофеев Леонид Константинович пропал без вести.

Вот то немногое, что мой дед слышал от своей бабушки и матери.

Время было трудное после войны, о тяжёлых годах Великой Отечественной вспоминали не часто. И только в наше время, мой отец Карлин Валерий Владимирович, с помощью интернета нашёл место гибели и захоронения моего двоюродного прадеда. Оказалось, он погиб во время прорыва блокады города Ленинграда. Сержант Ерофеев Леонид Константинович, командир стрелкового отделения, 1921 г.р. погиб 24 января 1944 года. Захоронен: Ленинградская область, Слуцкий район, Северная окраина, деревня Фёдоровка.

Сейчас мой долг и долг моих ровесников хранить память о тех, кто ценой своей жизни завоевал нашу свободу и независимость. Ни одна могила солдат ВОВ не должна быть брошена и забыта.

Калина Антон Макарович


Студент ВУЦ ДВФУ Александр Мокрицкий:

— Мой прадед, Калина Антон Макарович, родился 16 августа 1912 г. Во время войны находился в Приморском крае, где героически противостоял японским войскам. За достижения на службе получил медаль за отвагу.

После войны занимался взрывными работами для добычи угля.

У моей прабабушки Евдокии Осиповны было 3 брата: Беляев Владимир Осипович, Беляев Михаил Осипович, Беляев Валентин Осипович.

  

(Фотография третьего брата не сохранилась).

До войны старший брат Владимир (1912 года рождения) работал бухгалтером в лесосплавном участке в посёлке Новобурейский. В 1941 г. Когда ему было 28 лет ушёл на войну. На фронте был назначен командиром танковой бригады. Погиб в 1943 году.

Средний брат, Михаил (1921 года рождения), пехотинцем дошёл до Пруссии, где без вести пропал, в возрасте 20 лет.

Валентин, младший из братьев (1922 года рождения), ушёл на фронт добровольцем, когда ему было 17 лет. В 18 стал снайпером. Когда их отряд шёл в наступление место обстреляли фашисты. Его друг рассказывал, как Валя лежал раненый в ноги и просил его пристрелить. Валентин считается пропавшим без вести.

Война унесла жизни всех трёх братьев, ни один не вернулся с полей сражений, от них остались только “похоронки” и светлая память в сердцах близких.

Мой дед, Мокрицкий Борис Иванович, тоже посвятил свою жизнь военной службе, получил звание капитана и ушёл на пенсию по выслуге лет.

Марченко Илья Лаврентьевич

Студент ВУЦ ДВФУ Павел Марченко:

— Мой прадед, Марченко Илья Лаврентьевич, являлся участником Великой Отечественной войны. Он родился 1 сентября 1901 года в Красноярском крае, Боготольского р-на, д. Ильинка.

Был призван 17 мая 1941 года, рядовым. Прошёл всю войну, награждён множеством медалей за отвагу и мужество. Умер в 1984 году.

О своём прадеде я узнал от папы. К сожалению многие факты были утеряны временем, но память о нём до сих пор живёт в нашей семье. 

Я горжусь, что одним из людей, защитивших мир, голубое небо над головой, счастливое детство, был мой прадед.

Наш долг — хранить благодарную память. Один из философов утверждает, «война начинается тогда, когда вырастает поколение, забывшее войну предыдущую».

Ветераны достойно и честно прожили свою жизнь. Будем помнить о них.  

Якуба Василий Григорьевич

 
Студент ВУЦ ДВФУ М. Визгалов:

— В моей семье мало что сохранилось от родных, которые отдали свою жизнь в борьбе за свободу против немецко–фашистских захватчиков. Осталась лишь память о моем прадеде  Якуба Василии Григорьевиче, о котором так часто мне рассказывал мой дедушка.

Мой прадед родился в простой рабочей семье в селе Нестеровка, Пограничного района, Приморского края 19 сентября 1919 года и поэтому также, как и я впервые надел военную форму в 22 года. Только это было не военное обучение на лейтенантов запаса, а призыв защищать Родину от немецких оккупантов.

В 1942 году мой прадед попал на фронт в звании рядового. Дивизия, в которой служил прадед, участвовала в обороне и освобождении города Ленинграда. Тогда он еще не знал, что будет принимать участие в самой трагической и продолжительной обороне во Второй Мировой войне. Блокада Ленинграда — это та правда Великой Отечественной войне, о которой трудно говорить. С сентября 1941 года по январь 1944 года на долю ленинградцев выпали самые страшные испытания. 27 января 1944 года войска Ленинградского, Волховского и 2–го Прибалтийского фронтов победно провели Ленинградско–Новгородскую стратегическую наступательную операцию и разгромили красносельско–ропшинскую группировку вермахта. За что Василий Григорьевич был награжден медалью «За оборону Ленинграда».

После снятия блокады Ленинграда, мой прадед участвовал во взятии Кёнигсберга. Штурм Кёнигсберга был задачей исключительной сложности, так как успех операции ставил под вопрос существование группы армий «Север». Этот город веками готовился к отражению огромных сил. Город охватывало кольцо из семнадцати фортов невероятной прочности, практически неуязвимых для полевой артиллерии и авиабомб. Жилые кварталы представляли сплошную зону обороны. Стены Кёнигсберга выдерживали удары снарядов самого крупного калибра. Подходы к укреплениям были заминированы. Все отчетливо понимали сложность взятия города-крепости.

Взятие Кёнигсберга длилось более 3 месяцев. Потери Красной армии составили порядка 3700 человек, 8 тысяч раненых, среди которых был мой прадед, получивший ранение в ногу на ближних подступах к городу-крепости. Повреждение было настолько серьезным, что в военном госпитале было принято решение об ампутации конечности.

За участие в операции Василий Григорьевич был награжден медалью «За взятие Кёнигсберга» и до конца своих дней проходил в деревянном протезе. Умер мой прадед 23 апреля 1981 года в том же самом селе Нестеровка, где и родился.

Я не перестаю удивляться людям, прошедшим такие испытания, как война. Сколько в них было сил и выдержки! Воля к победе, сила духа и праведная ярость — главное оружие нашего народа.

Я всегда буду чтить тех, кто внес свой вклад в Великую Победу. Несомненно, я горжусь тем, что в моем роду был такой мужественный и по–настоящему героический человек — Василий Григорьевич Якуба.

Макуров Алексей Васильевич

Студент ВУЦ ДВФУ Е. Бикетов:

— Мой прадедушка  Макуров Алексей Васильевич в 1941 году во время Великой Отечественной войны, на тот момент ему было 23 года, работал машинистом паровоза.

В те годы с заводским ремонтом железнодорожной техники было сложно, паровозов катастрофически не хватало. В середине 1941 года 83% всего грузооборота внутри страны приходилось на железнодорожный транспорт, который перевозил народнохозяйственные и военные грузы. К тому же, в результате немецких бомбардировок, артобстрелов было потеряно большое количество паровозов, на многих станциях стояли брошенная железнодорожная техника. Прадедушка предложил собрать в депо неработающие паровозы, несколько из них пустить на разборку, чтобы отремонтировать десятки других.

После работы машинистом, практически не отдыхая, он вместе с товарищами занимался восстановлением сломанной железнодорожной техники.

Когда Сталину на стол положили последние сводки по восстановлению паровозов, он обратил внимание на то, что одна из железнодорожных станций поставила армии семь отремонтированных паровозов, больше в три раза, чем все остальные. Тут же Верховный главнокомандующий дал распоряжение: «Поощрить машиниста Макурова». За этот трудовой подвиг в годы войны мой прадедушка получил самую большую награду, которую приравнивали к ордену — знак «Почетный железнодорожник».

После войны он окончил техникум и заочно железнодорожный институт в Хабаровске. Как почетный железнодорожник известен на всем Дальнем Востоке.

И пусть прадедушка Леша не воевал и напрямую не участвовал в боевых действиях, но его работа, его вклад в общее дело, как и вклад множества других людей, работавших в тылу, помогли нашей стране одержать победу в Великой Отечественной войне.

К сожалению, я мало знаю о других своих родственниках, участвовавших в боях. Знаю, что один мой прадед, Бикетов Николай Иванович погиб под Сталинградом и его имя указано на мемориальной доске. Другой прадед — Сташкевич Иван Александрович пропал без вести.

Я горжусь всеми моими родственниками, как участвовавшими в боевых действиях, так и работавшими в тылу.

Ишбулатов Ишбулдо Ишбулатович

Студент ВУЦ ДВФУ В. Жабин:

— Мой прадед, Ишбулатов Ишбулдо Ишбулатович, был участником Великой Отечественной войны. Он родился в 1912 году в деревне Рефанды Мишкинского района Башкортостана. На момент вторжения нацисткой Германии на территорию СССР ему было 29 лет.

Как только новость об объявлении войны донеслась до Башкортостана, мой прадед, не дожидаясь основной волны мобилизации, добровольцем прибыл в Мишкинский военкомат Башкирской АССР.

Прадед был стрелком Красной армии. Он бился с фашистами на «Невском пятачке». Данный плацдарм находился на левом берегу Невы в районе поселка Дубровка.

Из писем, полученных с фронта, известно, что он участвовал в первой Синявинской операции, в ходе которой получил легкое ранение в плечо. Через месяц после этого семья получила сообщение о том, что Ишбулатов Ишбулдо Ишбулатович пропал без вести.

Мой прадед по линии матери отца, Василий Павлович Рябовол, с 1941 г. был призван на фронт в качестве связиста.

Василий Павлович Рябовол

Его главная задача состояла в обеспечении бесперебойной связи, которая сильно влияла на исход всей боевой операции. Военный связист Василий Павлович Рябовол и его сослуживцы совершали подвиги, являя примеры самоотверженности и мужества, решимости и изобретательности, находчивости и стойкости.

Один из таких примеров — Курская битва, которая длилась с 5 июля 1943 г. по 23 августа 1943 г.. Битва на Курской дуге — переломное центральное событие Великой Отечественной войны. Со слов прадеда: «Не видно было ни неба, ни земли. Всё затянуло черным дымом. Возле нас взорвался снаряд, присыпало землей. От взрыва, я получил контузию, на какое–то время пропал слух. Но это не помешало мне   восстановить связь».

Прадед дошел до Берлина, был награжден медалью за битву на Курской дуге, взятие Кёнисберга и за Победу в Берлине. Вернулся на Родину в звании – старший сержант.

Также в 1941 был призван в Красную Армию его родной брат, Рябовол Павел Павлович, который служил в заградительном отряде.

Рябовол Павел Павлович

В 1943 году пропал без вести. Позже его останки были обнаружены поисковым отрядом.



Письмо о нахождении Павла Павловича Рябовол


Письмо прадеду о захоронении Павла Павловича Рябовол

О гибели брата прадеда известно мало, остается предполагать, что он погиб во вражеской перестрелке.

Известно также и о брате прадеда по отцовской линии, Жирных Алексее Емельяновиче.

Призван в 1941, защищал Москву и погиб. Ни одного известия больше не было получено. В настоящее время в городе Биробиджан в сквере победы на мемориальном комплексе внесен в список участников ВОВ.

Наша семья проживает в разных уголках Дальнего Востока. Мы все принимаем участие в победном параде 9 мая, чтим память о тех, кто ценой собственной жизни завоевал Победу.

  

Бессмертный полк г. Биробиджан. На фото мой отец с сестрой

Кадочников Иван Петрович

Студент ВУЦ ДВФУ Кадочников И.В.:

— Мой прадедушка, Кадочников Иван Петрович, участвовал в боевых действиях с августа по сентябрь 1945 на 1–м Дальневосточном фронте в составе 1й Кранознаменной армии, 15й пушечной артиллерии. Награжден орденом Отечественной войны II степени и медалью «За победу над Японией».

Я благодарен ему и всем солдатам, и офицерам за то, что живу под голубым небом, в свободной стране. И от нас сейчас зависит сохранить память о погибших. Она священна. Ведь люди сражались за независимость Родины, за наше счастье. Вечная память погибшим в той страшной войне и низкий поклон выжившим!

Рыбин Николай Александрович

Студент ВУЦ ДВФУ Карнаухов А.И.:                              

— Мой прадедушка, Николай Александрович Рыбин, был призван в Красную Армию в 1941 году сразу в начале Великой Отечественной войны. В 1942 году он погиб на фронте. Похоронен был в братской могиле под Ростовом. А семье была прислана посмертная повестка. Она хранится в моей семье до сих пор.

Деревянко Антон Игнатьевич  прадедушка по линии матери, всю войну пробыл на востоке, воевал с японцами. Вернулся в 1946 году. Он рассказывал, как, выполняя боевое задание, ему пришлось пробыть 3 дня в болотной воде. После этого он долго восстанавливал здоровье.

Смоленский Иван Ефимович

 


Студент ВУЦ ДВФУ Смоленский Е.И.:

— Я хочу рассказать про своего прадеда по линии отца  Смоленского Ивана Ефимовича, который являлся участником боевых действий Великой Отечественной войны. Он родился 20 июля 1910 в Баевском районе Алтайского края, позже переехал в село Верхняя Суетка, где и прожил всю жизнь. Умер в январе 1996 года. С 1932 года по 1934 прошёл срочную службу, а в 1941 году был мобилизован в ряды Красной Армии. Участвовал в обороне г. Сталинграда, а также освобождал г. Кёнигсберг. После взятия г. Кёнигсберг. Также принимал участие в составе Красной Армии в боевых действиях против Квантунской армии.

Брал Мишаньский укрепрайон, г. Мишань, КНР

Награжден медалями «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией» и орденом ВОВ I степени, а также медалями «За доблестный труд» и «За освоение целинных земель».

Я горжусь своим прадедом и всеми ветеранами, которые участвовали в боевых действиях, а также всеми теми, кто застал то нелегкое время.

Память о тех годах и о подвиге, который совершили наши предки останется с нами всегда и наша задача, передать всю важность победы в Великой Отечественной войне следующим поколениям.

Стародубов Андрей Филимонович

Студент ВУЦ ДВФУ Стародубов М.И.:

Передо мной лежит Приказ №011/Н по 430 ГВАРДЕЙСКОМУ ПУШЕЧНОМУ АРТИЛЛЕРИЙСКОМУ ОРДЕНА АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО ПОЛКУ 71 ОТДЕЛЬНОЙ ГВАРДЕЙСКОЙ ЛЕГКОЙ АРТИЛЛЕРИЙСКОЙ ОРДЕНА БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО II СТЕПЕНИ КЕЛЕЦКОЙ БРИГАДЫ 4–й ГВАРДЕЙСКОЙ ТАНКОВОЙ АРМИИ 1–ого Украинского Фронта, на 5–ой странице которого написано от имени ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СОЮЗА ССР о необходимости наградить медалью «За отвагу» шофера артиллерийского парка гвардии, моего прадедушку, ефрейтора Стародубова Андрея Филимоновича.

Родился в 1914 году, умер в апреле 1996. Призван в ряды Красной Армии Комсомольским РВК Хабаровского края 10 июля 1941 года.

После призыва в ряды Красной Армии во время ВОВ исполнял обязанности шофера, для доставки различных продуктов и другой гуманитарной помощи. Основным автомобилем являлся ГАЗ–АА.

Принимал участие в оказании гуманитарной помощи блокадному Ленинграду в периоды с 1941 по 1944 годы. Основной маршрут пролегал в зимнее время через Ладожское озеро.

В метель, под частыми налетами немецких бомбардировщиков и сквозь трещины и торосы приходилось доставлять грузы в блокадный Ленинград, совершая ежедневный подвиг.

Награжден медалью «За отвагу» за своевременную доставку боеприпасов, в трудных условиях боевой обстановки, а также, за отличную сохранность своего автомобиля, отсутствия аварий и простоев.

При наступательных боях, в деревне Шенкердоф, уничтожил огнем из личного оружия 2–х гитлеровцев и одного пленил.

Во время войны получил контузию. После войны, по возвращению домой, всю жизнь проработал шофер на заводе «Восход», который занимался снаряжением боеприпасов.


Волошин Платон Денисович

Студент ВУЦ ДВФУ Чеботарь В.А.:

— Мой прадед, Волошин Платон Денисович, родился 19 января 1920 года в селе Жариково, ныне поселок Пограничный. В 1939 году он был призван в Советскую Армию и с первых дней Великой Отечественной войны находился в рядах Красной Армии.

Во время войны был награжден медалью за отвагу и орденом Красной звезды. В начале войны потерял многих друзей при отступлении. Рассказывал про случай, произошедший с ним во время отступления. Немецкие танки напали на колонну в составе которой находился мой прадед. Танк начал давить гусеницами наших бойцов, тогда красноармейцы приняли решение разбежаться в разные стороны. Так мой прадед остался жив, но потерял своего близкого друга в этом неравном бою.

Войну закончил под Кёнигсбергом, подорвавшись на пехотной мине, в результате чего потерял ногу и получил контузию. На всю жизнь остался инвалидом. После госпиталя демобилизовался и приехал во Владивосток.

Считаю своего прадеда героем и скромным человеком, так как всю жизнь он не хотел пользоваться какими–либо льготами, а награды надевал только на День Победы. Горжусь им.


Коваль Архип Алексеевич
Студент ВУЦ ДВФУ Дычек С.А.:

— Мою семью война также не обошла стороной.

Мой прадед — Коваль Архип Алексеевич  пошёл на фронт в 1941 году, когда ему было 23 года. Столько же лет, сколько мне сейчас.

Во время войны он был сапером. Награжден медалями «За отвагу» и «Боевые заслуги».

Брат моего прадеда — Коваль Семен Алексеевич  был летчиком. Про войну он не любил рассказывать. А вот о том, как каска спасла ему жизнь часто вспоминал. В начале войны шлемов для летчиков было мало, защищали голову простыми солдатскими касками. Они были неудобными, мешали осматривать небо во время полета, поэтому его эскадрилья их обычно не носила.

Перед очередным боем, вопреки своей привычке, Семен Алексеевич решил надеть каску. В бою он попал под обстрел, несколько пуль пробили корпус самолета, одна попала в челюсть, другая — в каску, защитив лоб. Как посадил самолет он не помнил, после операции вернулся на фронт и с каской больше не расставался.

Каждый из них приближал победу. Вечная память погибшим!

Романюк Петр Федотович

Студент ВУЦ ДВФУ 
В. Монастырный:

— В жизни моей семьи война также оставила свой след.

Мой прадедушка, Романюк Петр Федотович, был призван в действующую армию, в пехоту в сентябре 1941 г. и сразу попал на фронт.

В составе западного фронта он участвовал в обороне Москвы. В первых ожесточенных боях за Москву мой прадед получил тяжелое ранение, из-за чего был комиссован. Награжден медалью «За отвагу».

Боевые раны дали о себе знать через 6 лет и моего прадеда парализовало на правую сторону. Несмотря на все трудности, он вырастил одиннадцать детей и умер в 1990 году.

Я горжусь тем, что мой прадед был активным участником ВОВ и внес достойный вклад в победу нашего народа.

Вечная память, благодарность и гордость — эти чувства будут жить вечно в наших сердцах.

Гусев Иван Иванович

Студент ВУЦ ДВФУ Н. Жуковец:

— Мой прадед по материнской линии, Гусев Иван Иванович, прошел все 3 войны.

Родился он в 1903 года рождения. В 1939 году принимал участие в советско–финской войне. Война велась в непривычных условиях, многие походы совершались на лыжах. В 1940 году в войне с финами получил тяжелое ранение и был госпитализирован. После восстановления в 1943 г. воевал на фронтах Великой Отечественной войны. В 1944 году, в бою с немецким отрядом, получил ранение. Во время русско-японской войны со своим взводом совершил длительный марш от города Чойболсан до города Линдунь, преодолев до 700 км безводных степей Монголии, 300 км бездорожья Большого Хингана, более 100 км пустынь, форсировал реки Ляохэ и Цзяоляньха. Прибыл в место назначения точно в срок, без потерь в личном составе. Был награжден Орденом Красной Звезды. Закончил войну в звании лейтенанта командиром огневого взвода 1028 артиллерийского полка 52 стрелковой Шумлинско–Венской Краснознаменной ордена Суворова дивизии.

О прапрадеде по отцовской линии известно гораздо меньше.

Пушкарев Порфирий Дмитриевич 1904 года рождения поступил на фронт в самом начале Великой Отечественной войны. К сожалению, при форсировании Днепра в 1943 году получил тяжелое ранение и до конца войны провел в госпитале. После окончания войны тяжело больной после ранения возвращался домой на поезде, где его обворовали и похитили награды и все документы.   

Я уверен, самая большая награда для фронтовиков Великой Отечественной — встреча с родными. Мои прадеды вернулись с войны живыми. И наша семья помнит о них, и ими гордится.


Гумеров Мухамед Абрахманович

Студент ВУЦ ДВФУ А. Захаров:

— Один мой прадед пропал без вести. Другой прадедушка по линии отца, Гумеров Мухамед Абрахманович, воевал на Ленинградском фронте, деля   вместе с остальными свой солдатский паек с жителями блокадного Ленинграда. На вопрос «Зачем? Вы же голодали и при этом воевали…», он отвечал: «Там же дети, старики, просто обыкновенные люди, которые помогают фронту. Для нас это был город Ленина». Больше о войне он не рассказал, твердил, что воевал для того, чтобы мы жили под мирным небом.

Еще один прапрадед, выходец из дворянского рода, в чине майора НКВД был репрессирован, и за четыре дня перед Великой Отечественной войной в 1941 году оправдан.

В конце 1944 года он был тяжело ранен. Очнулся на «большой земле» в госпитале. Потерял память. Как выяснилось позже, его ординарец погиб, когда разорвался снаряд, а сам он был ранен. Пока везли в госпиталь, перепутали документы. Ординарца похоронили под именем деда, а дед два года жил под именем ординарца. Так дед из Ахатова, превратился в Шайморданова. Имя и отчество: Фаиз Ахатович, он вернул себе, когда вернулась память.

Его уважали односельчане и когда он умер все как один вышли проводить его в последний путь.


История: Наука и техника: Lenta.ru

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций, посвященных революционному прошлому нашей страны. Вместе с российскими историками, политиками и политологами мы вспомним ключевые события, фигуры и явления тех лет. О том, как менялась русская армия после 1905 года и в ходе Первой мировой войны и какую роль она сыграла в революционных событиях 1917 года, «Ленте.ру» рассказал кандидат исторических наук, доцент МГУ имени Ломоносова Олег Айрапетов.

Незаконченная реформа

«Лента.ру»: После неудачной русско-японской войны Россия взялась за реформу армии. Удалось ли ее завершить к началу Первой мировой войны?

Олег Айрапетов: Военную реформу попытались начать еще в ходе русско-японской войны, которая вскрыла очень низкое качество управления войсками и неудовлетворительный уровень высшего военного руководства.

Материалы по теме:

Поэтому в 1905 году по инициативе великого князя Николая Николаевича в России создали Совет государственной обороны и Главное управление Генерального штаба. Оба этих органа подчинялись непосредственно Николаю II, а за военным министром оставили лишь административные функции. Но военная реформа не удалась — как это часто у нас бывает, она оказалась поверхностной.

Почему?

Во-первых, это было связано с отсутствием у военно-политического руководства страны политической воли и четкого представления о том, какая армия нужна России. Во-вторых, на заключительном этапе войны случилась революция 1905 года, в подавлении которой войска принимали активное участие. Армии попросту некогда было готовиться к войне с внешним врагом. Да и состояние государственных финансов примерно до 1909 года исключало возможность масштабных преобразований в государственной обороне.

Но разве у Николая II не было аналога внутренних войск или нынешней Национальной гвардии?

Нет, в дореволюционной России армия выполняла в том числе и полицейские функции. В Москве три четверти всех караулов, охраняющих государственные и стратегические объекты, формировалось из армейских подразделений. Когда случилась революция, войска были задействованы на ее подавление в таких масштабах, что на полноценную боевую подготовку времени уже не оставалось.

К тому же после окончания войны с Японией значительная часть войск, боеприпасов и продовольствия остались на Дальнем Востоке на случай нового обострения обстановки. И когда в 1908 году произошел Боснийский кризис, вдруг выяснилось, что западные границы империи оказались оголенными. Понимая, что Россия абсолютно не готова к войне с Австро-Венгрией и Германией, Николаю II пришлось фактически капитулировать перед Берлином и Веной.

После скандала в Государственной Думе в 1909 году, где военный министр Александр Редигер практически признал некомпетентность высшего генералитета, Николай II его уволил и назначил на этот пост начальника Генштаба и бывшего командующего Киевским военным округом Владимира Сухомлинова, а Совет государственной обороны упразднил.

Русский солдат угрожает двум дезертирам, 1914 год

Фото: Hulton Archive / Getty Images

Незавершенное перевооружение

Именно Сухомлинов, свернув незаконченные структурные реформы в армии, начал программу ее масштабного перевооружения?

Да, все структурные реформы сводились к бесконечным и бесплодным спорам в Совете государственной обороны, и Сухомлинов в 1909 году все это сразу прекратил. Но мы должны понимать, что в определенной степени ему повезло — страна оправилась от революции 1905 года, улучшилось ее экономическое положение и, соответственно, в казне появились деньги на армию и ее перевооружение.

Но, как это часто бывает, когда в бюджете появляются деньги, резко усиливается казнокрадство. На военных заказах стали быстро наживаться промышленники-монополисты, снабжающие армию по искусственно завышенным ценам.

Они это делали в сговоре с генералами?

Некоторая часть военных, конечно, тоже в этом участвовала, но надо признать, что большинство армейских интендантов пыталось бороться с этими злоупотреблениями. Правительство хотело создать сеть казенных заводов для обеспечения, как сейчас бы сказали, государственного оборонного заказа, но против этого резко выступила Государственная Дума, в которой был широко представлен крупный капитал. Для того чтобы избежать грабежа казны и создавать конкуренцию, часть военных заказов (например, на тяжелую полевую артиллерию) пришлось размещать у потенциального противника — в Германии.

Затем возникла проблема в определении необходимой потребности в боеприпасах, поскольку невозможно хранить снаряды в огромном количестве в течение длительного срока. Поэтому в руководстве военного министерства, исходя из опыта прошлых войн, решили, что будущая война будет такой же скоротечной и не потребует большого расхода боеприпасов. Сделали что могли: по отношению к русско-японской войне нормы были увеличены в два-три раза, и казалось, что этого будет достаточно. Однако это решение станет одной из главных причин «снарядного голода» русской армии в 1915 году.

Насколько была выполнена программа перевооружения к началу Первой мировой войны?

Полноценную программу перевооружения утвердили лишь в начале 1914 года, поэтому о каком ее выполнении к началу войны можно говорить? Тем не менее нельзя сказать, что период между Боснийским кризисом и началом Первой мировой прошел для русской армии впустую — если в 1908-1910 годах Россия даже не могла обороняться, то в 1914 году она уже была вполне готова к наступательной войне.

Но уже в самом начале войны быстро выяснилось, что уровень компетентности высшего военного руководства и уровень его штабной культуры оказался совершенно недостаточным, особенно для борьбы с таким противником, как Германия.

Генеральские интриги

Почему?

Cказывались долговременные последствия милютинской военной реформы 1870-х годов. Милютин создал массовую армию, но не успел создать механизмы для эффективного управления ею. Поэтому в ходе всех последующих военных кампаний у нас постоянно возникали какие-то проблемы: то под Плевной во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов, то под Мукденом во время русско-японской войны 1904-1905 годов.

В чем именно, на ваш взгляд, выражался недостаточный уровень компетентности военного руководства?

Это касалось в основном генералитета. Низшее и среднее офицерское звено, имевшее боевой опыт русско-японской войны, было намного более толковым и грамотным. Но чем выше — тем было хуже. Милютинская реформа, при всех ее позитивных чертах, создала приоритет военной администрации над военным планированием и реальным командованием войсками.

Посмотрите биографии командующих фронтами и армиями в 1914 году. Большинство из них в начале карьеры имели лишь опыт командования батальоном или ротой, а после окончания академии продолжали службу в Военном министерстве, где переходили из одного кабинета в другой. Понятно, что ни связи с войсками, ни опыта планирования крупных военных операций у них не было. Реалии современной войны, с появившимися к тому времени пулеметами и самолетами, эти «паркетные» полководцы тоже не понимали.

Русские генералы и солдаты, Первая мировая война, 1914 год

Фото: Hulton Archive / Getty Images

К тому же к началу Первой мировой войны высший генералитет был охвачен подковерными интригами между враждующими группировками военного министра Сухомлинова и главнокомандующего армией великого князя Николая Николаевича. Они терпеть друг друга не могли, поскольку Сухомлинов в 1909 году с ликвидацией Совета по государственной обороне похоронил все так и не реализованные планы Николая Николаевича по структурным преобразованиям армии. Поэтому неудивительно, что при назначении на командные должности личные качества и боевые заслуги того или иного генерала играли намного меньшую роль, чем принадлежность к какой-либо из этих группировок.

Дело Мясоедова и отставка Сухомлинова

Поэтому после неудач на фронте в 1915 году возникло дело полковника Мясоедова, обвиненного в шпионаже в пользу Германии, а затем и аналогичный судебный процесс над Сухомлиновым?

Конечно, дело полковника Мясоедова было типичной судебной расправой. В феврале 1915 года в Восточной Пруссии немцы неожиданно начали наступление и прорвали наш фронт, в результате чего в окружение попал 20-й армейский корпус генерала Булгакова.

Любое поражение легче всего списать на шпионов, и подходящей жертвой для этого стал офицер штаба 10-й армии полковник Мясоедов, еще до войны знакомый с военным министром Сухомлиновым. Никаких доказательств вины Мясоедова не было, но зараженное шпиономанией и германофобией общество требовало найти виноватого в неудачах русской армии, а Николай Николаевич стремился с помощью этого скандала дискредитировать и сместить Сухомлинова.

Сергей Мясоедов

Фото: Yevrowl / Wikipedia

То есть никаких документов, подтверждающих вину Мясоедова, не было?

Среди нынешних историков есть, пожалуй, единственный человек, всерьез верящий в виновность Мясоедова – это генерал ФСБ в запасе Александр Зданович. Кстати, два года назад на одной из научных конференций он пообещал вскоре опубликовать все документы, подтверждающие обвинения против Мясоедова, но до сих пор почему-то это не сделал.

В итоге цель интриги была достигнута: Мясоедова повесили, а вскоре его бывшего покровителя военного министра Сухомлинова сначала отправили в отставку, а потом арестовали по аналогичному обвинению в шпионаже. Хотя и в этом случае никаких правдоподобных доказательств так и не нашли.

Как вы думаете, было ли оправданным решение Николая II после военных неудач 1915 году объявить себя главнокомандующим русской армии?

Думаю, что Николай II тогда принял логичное решение, поскольку ситуация требовала концентрации политической и военной власти в одних руках. У Николая Николаевича были большие политические амбиции, он даже умудрился наладить контакты с деятелями из думской оппозиции, чтобы они поддержали его в стремлении получить диктаторские полномочия. Чем хуже были дела на фронте, тем больше становились его аппетиты во внутренней политике. Тем более что полководцем великий князь оказался никудышным — он упустил управление войсками и оказался склонным к панике. При известиях о неудачах на фронте он часто либо срывался в истерику, либо впадал в прострацию.

Интеллигенты в погонах

Расскажите, как в ходе Первой мировой войны менялся социальный состав русской армии.

Как известно, любая армия есть зеркальное отражение общества. Нижние чины, естественно, в основном комплектовались за счет крестьян. Что касается кадровых офицеров, то здесь было сложнее. У нас благодаря книгам и фильмам все дореволюционное русское офицерство принято считать потомственными аристократами, служащими царю и Отечеству на протяжении нескольких поколений.

Это было не совсем так. Дворянский состав офицерского корпуса уже начал размываться в ходе Великих реформ Александра II, когда в него стали постепенно вливаться представители других сословий. Например, генералы Алексеев и Деникин были сыновьями крепостных крестьян. К началу Первой мировой войны менее половины кадровых офицеров русской армии были дворянами, остальные были выходцами из мещан и крестьян, духовенства и купцов. Кстати, из тех офицеров, которые во время гражданской войны пошли служить красным, большинство было именно дворянами, которым противостояли сын казака Корнилов и дети выслужившихся в офицеры крепостных Деникин и Алексеев.

Русские солдаты, получившие хорошие новости с фронта, танцуют, 1916 год

Фото: Hulton Archive / Getty Images

Офицерский корпус держался не социальным происхождением, а особой корпоративной этикой и сплоченностью. Но еще до Первой мировой войны в среде кадровых военных начались процессы идеологического брожения. Не надо думать, что они все жили в безвоздушном пространстве и не видели, что происходит в стране, — вспомним хотя бы знаменитый рассказ Куприна «Поединок». Конечно, там много надуманного, но тяжелая жизнь армейского офицера описана довольно верно. Однако в конце 1914 года и в течение 1915 года весь этот кадровый офицерский корпус практически полностью погиб в боях. Возникла огромная проблема нехватки офицеров на фронте.

Как ее решали?

Было два варианта: либо производить в офицеры из солдат (это было редким явлением по причине недостаточного уровня грамотности крестьян), либо призывать в армию на офицерские должности всех более или менее грамотных людей — из студентов, из семинаристов и даже вчерашних гимназистов. В войну военные училища стали выпускать офицеров по ускоренной программе в течение полугода вместо прежних двух-трех лет. Таким офицером, кстати, был будущий маршал Василевский, происходивший из семьи священника. Но офицеров все равно не хватало, и тогда пришлось еще создать ускоренные курсы прапорщиков.

Получается, что по сравнению с довоенной численностью в 46 тысяч человек офицерский корпус русской армии в ходе Первой мировой пополнился примерно 350 тысячами выпускников военных училищ и курсов прапорщиков. Качественно это была уже совсем другая армия, преимущественно интеллигентская по происхождению. В итоге к началу 1917 года на один полк русской армии приходилось максимум два-три кадровых офицера, остальные были призваны во время войны. Во многом этот фактор определил реакцию подавляющего большинства офицеров на Февральскую революцию.

Живой мертвец

А какая была реакция?

Ленин говорил, что русский солдат — это рабочий или крестьянин, переодетый в шинель. По аналогии с этой фразой можно сказать, что типичный русский офицер в начале 1917 года — это интеллигент в погонах. Значительная часть офицерского корпуса февральскую революцию встретила с воодушевлением.

Почему?

Во-первых, монарх и монархия были безнадежно дискредитированы, в том числе из-за дела Сухомлинова, а также из-за нелепых и беспочвенных слухов об императрице и Распутине. Во-вторых, республиканские идеи, столь популярные среди русской интеллигенции начала XX века, во время войны по описанным выше причинам неизбежно проникали и в офицерскую среду. Но эйфория первого послереволюционного месяца быстро закончилась, когда начались разоружения и убийства офицеров.

Кстати, почему после февраля 1917 года офицеров стали воспринимать как едва ли не главных врагов революции?

Для солдата, вчерашнего крестьянина, любой офицер был прежде всего барином, и его мало интересовало, был ли тот на самом деле дворянином или поповским сыном. По этой причине после февраля 1917 года кровавые расправы с офицерами приобрели такой ужасающий и массовый характер. Кроме того, и Временное правительство настороженно относилось к офицерам. В 1917 году в России среди революционно настроенной публики очень модно было проводить параллели с событиями Великой французской революции. Керенский очень боялся появления русского Наполеона, поэтому постоянно клеймил «консервативную военщину» и говорил, что у революции нет противников слева, а есть только враги справа.

Александр Керенский проверяет боеготовность войск, отправляющихся на фронт, 1917 год

Фото: Keystone / Getty Images

Конечно, большинство офицеров были лояльны новой власти. Министры Временного правительства это понимали, но они очень опасались прежнего генералитета. Поэтому военный министр Гучков постоянно тасовал генералов по разным армиям и фронтам, чтобы во избежание возможного заговора не допустить у них установления чересчур доверительных отношений с подчиненными. Излишне говорить, что такая кадровая чехарда во время войны крайне отрицательно сказывалась на боеспособности войск.

Насколько такие подозрения были обоснованны?

В том-то и дело, что многие генералы тоже приняли Февральскую революцию, как, например, тот же Корнилов. Другое дело, что потом все они быстро обнаружили, что революция уничтожила воинскую дисциплину и полностью разложила армию, — а без этого их звания и погоны уже ничего не стоили. В итоге к концу 1917 года прежняя русская армия превратилась в живого мертвеца, хотя именно из нее впоследствии вышли кадры как Белой и Красной армий, так и многочисленных вооруженных формирований националистических правительств на окраинах бывшей Российской империи.

Войны и знаковые военные операции в истории государства Российского


Вся история России пронизана непрерывной чередой больших и малых войн, походов и агрессивных нашествий. Во многом благодаря военной силе Русское государство заняло на мировой арене место Великой державы, способной противостоять самому сильному противнику и успешно решать политические задачи по всем направлениям.

Цель военных действий

В разные эпохи развития государства Российского войны преследовали особые, присущие конкретному этапу истории страны цели:

  1. В древнерусском государстве – присоединение земель, военная добыча, оборона границ от беспокойных соседей.

  2. В период феодальной раздробленности и моногло-татарского ига – противостояние завоевателям и укрепление основ государственности, расширение территорий.

  3. В эпоху Московского государства – решение проблем политической и экономической конкуренции с соседними государствами, борьба за участие в мировой морской торговле, территориальный рост.

  4. Войны российской империи – защита Отечества от агрессий, приращение территориями и расширение сфер влияния.

  5. Во времена Советского Союза – отражение агрессии и расширение сфер влияния.

  6. Современная Россия воюет против терроризма, за сохранение суверенитета и целостности территории государства.

Такая разнонаправленность военных целеполаганий и широта задач характерна для России в силу ее особого развития в общемировом историческом процессе. Соседствуя с враждебными государствами, Россия более тысячи лет ведет кровопролитные войны за право оставаться самой собой. Эти войны могли быть успешными и неудачными, но в них наше Отечество закалялось и становилось конкурентным во всех сферах исторического, политического, экономического и духовного развития. В то же время войны нанесли нашей стране неисчислимый ущерб.

Войны Древнерусского государства

Дата

Название войны

Документ

Результаты

Между 

864 и 884

Каспийский поход русов

Ибн Исфандийар. «История Табаристана» 

Поход был неудачным. Все русы были перебиты.

907

Поход на Константинополь

«Повесть временных лет»»

«Вещий Олег прибил свой щит на вратах Царьграда».

911

Война князя Олега с Византией

Русско-византийский договор

Условия мирного договора были выгодны для Руси.

941

Русско-византийская война 

«Повесть временных лет»

Неудачный поход – флот руссов был сожжен «греческим огнем».

943-944

Поход князя Игоря на Константинополь

Мирный договор

Византия выплатила большой выкуп.

965

Поход князя Святослава на Хазарский каганат

«Повесть временных лет»

Полный разгром каганата.

967-971

Русско-Византийская война в Болгарии

Заключен новый мирный договор и возобновлен старый мирный договор

Князь Святослав погиб на обратном пути. Отношения Руси с Византией надолго остались враждебными.

988

Русско-Византийская война (поход на Корсунь)

Заключение ряда договоров

Князь Владимир женился на племяннице ромейского императора Анне.

Крещение Руси.

1030-1032

Каспийский поход русов

«История Ширвана и Дербента»

Удачный поход, с возвращением рати через Византию.

1043

Морской поход кн. Ярослава на Константинополь

Заключен мирный договор

Несмотря на отступление Ярослав, женил сына Всеволода на дочери императора Константина Мономаха.

Войны периода феодальной раздробленности Руси

Дата

Название войны

Документ

Результаты

XI – XIII вв.

Серия Русско-Половецких войн

«Слово о полку Игореве», летописи

Переменные успехи.

1223

Сражение на р. Калка

Тверская летопись

Поражение русской и половецкой ратей от монголов.

1237- 1240

Монголо-татарское вторжение

Летописные своды

Разорение Северо-Восточной и Южной Руси.

Установление монгольского ига на Руси.

1240-1242

Война с крестоносцами. Невская битва

Битва на Чудском озере

Новгородская старшего извода.

Старшая Ливонская рифмованная Хроника

Разгром шведского войска.

Разгром рыцарей Ливонского ордена.

1378- 1382

Русско-ордынская война (бой на Воже, Куликовская битва и нашествие Тохтамыша)

«Задонщина», летописи

Разгром мамаевой орды. Сожжение Москвы Тохтамышем.

1480

Стояние на Угре

Вологодско-Пермская летопись

Освобождение Руси от монголо-татарского ига.

Войны Московского государства

Дата

Название войны

Документ

Результаты

1487-1537

Серия Русско-Литовских войн

Мирные договоры

Переменный успех.

1495-1497

Первая Русско-Шведская война

Перемирие на 6 лет

Ни одна сторона ничего не приобрела.

1554-1557

Русско-Шведская война

Сорокалетнее перемирие

Русско-шведская граница возвращалась к оговоренной в 1323 г.

1552

Война с Казанским ханством

Софийская вторая летопись

Присоединение Казани.

1556

Взятие Астрахани

Без договора

Присоединение Астраханского ханства.

1558-1583

Ливонская война

Ям-Запольское (1582) с Речью Посполитой и Плюсское со Швецией (1583) перемирия

Россия потеряла Белоруссию, Ливонские завоевания и побережье Финского залива.

1571-1572

Война с Крымским ханством

Хан Гирей отказался от притязаний на Казань

Разгром крымского войска под Москвой в 1572 году положили начало заката Крымского ханства.

1590-1595

Русско-Шведская война

Тявзинский мирный договор

Возврат части побережья Финского залива.

1610-1617

Русско-Шведская война

Столбовский мирный договор

Возврат Россией Новгорода и Пскова.

1609-1618

Русско-Польская война

Соглашение о перемирии в с. Деулино

Россия потеряла Смоленск, Чернигов и Северскую землю.

1632-1634

Смоленская война

Поляновский мир

Владислав перестал претендовать на московский трон.

1654-1667

Война с Польшей

Андрусовское перемирие

Возврат Смоленска, Чернигова и Северскиой земли, присоединение левобережной Украины и Киева.

1656-1661

Война со Швецией

Мирный договор (Кардис)

Восстановление довоенной границы.

1676-1681

Русско-Турецкая война

Бахчисарайский мир

Турция признала протекторат России над левобережной Украиной, а Россия признала протекторат Турции над Правобережной.

1686-1700

Война с Турцией. Крымские походы

Константинопольский мир

Турция уступила России г. Азов.

1700-1721

Северная война

Ништадтский мир

Россия получила Прибалтику, Ингерманландию и свободное мореплавание на Балтике.

Войны Российской империи

Войны Советского периода

Дата

Название войны

Документ

Результаты

1918-1920

Гражданская война

Без договора

«Красные» победили «Белых».

1919-1921

Советско-Польская война

Рижский мирный договор

Советская Россия потеряла Западные: Украину и Белоруссию.

1939-1940

Советско-Финская война

Московский мирный договор

СССР взял под контроль всю акваторию Ладожского озера и создал зону безопасности для Мурманска.

1941-1945

Великая Отечественная война

Акт о безоговорочной капитуляции Германии

Победа советского народа.

1945

Советско-Японская война

Акт о капитуляции

Победа над милитаристской Японией.

1946-1992

«Холодная война»

Кэмп-дэвидские соглашения

Прекращение «Холодной войны».

1979-1989

Афганская война

Женевские договоренности

Вывод ОКСВА из Афганистана.

Войны современной Российской Федерации

Дата

Название войны

Документ

Результаты

1991 — 1993

Гражданская война в Грузии

Без документов

Свержение Звиада Гамсахурдии, победа Государственного Совета Грузии.

1992

Конфликт в Приднестровье

Мирное соглашение

Приостановление военных действий, начало переговорного процесса.

1992 — 1993

Война в Абхазии

Московское соглашение о прекращении огня

Провозглашение независимости Абхазии (не признанной в международном масштабе).

1994-1996

1-я Чеченская война

Хасавюртовские соглашения

Вывод федеральной армии из Чечни.

1999-2000

2-я Чеченская война

Без договоров

Восстановление территориальной целостности РФ.

2008

Грузино-Осетинская война

«План Медведева — Саркози»

Признание РФ независимости Южной Осетии и Абхазии.

2009 — 2017

Военные действия на Северном Кавказе

Без договоров

Формальная ликвидация «террористического подполья».

2014

Военные действия в Крыму

Договор между РФ и Республикой Крым

Присоединение Крыма к Российской Федерации (не признанное международным сообществом).

2014 — н. в.

Военные действия на территории Восточной Украины

Минский протокол

Образование непризнанных «политий» — Донецкой и Луганской «народных республик» под фактическим контролем российских войск.

2015 по н.в.

Военная операция РФ в Сирии

Договор «О дружбе и сотрудничестве между СССР и САР»

Уничтожение ИГИЛ (ДАИШ) и других террористических образований.

2018 — н. в.

Гражданская война в Центральноафриканской республике

Без договоров

Война продолжается

Таким образом, на всем протяжении тысячелетней истории России ее сопровождали бесчисленные войны, походы и вооруженные конфликты. Победы давались большими жертвами, но триумфы и даже поражения делали страну сильнее и жизнеспособнее. Отличительными особенностями нашей армии являлись мужество, стойкость, непримиримость к врагам и милость к поверженным. На том Великая Россия стояла века, и дальше стоять будет.

3.4/5 — (8 голосов)

Дэвид Р. Стоун, Русская армия в Великой войне: Восточный фронт 1914-1917

Pipss.org выражает благодарность Кевину Робертсу, редактировавшему рецензию на эту книгу

1 Книга Дэвида Р. Стоуна Русская армия в Великой войне впечатляет на многих «фронтах». Обложка обложки обещает, что книга «доскональная и хорошо читаемая», и Стоун выполняет эти обещания. Стоун очень эффективно представляет военные кампании на Восточном фронте в убедительной прозе и в политическом и социальном контексте, объединяя победы и поражения в более широком повествовании об общих действиях России во время войны. Ему превосходно удается достичь своей «главной цели» — представить «четкий и краткий синтез научных исследований опыта России в Первой мировой войне» , включение этих числовых ссылок несколько сбивает с толку . Девять глав представляют собой хронологическое повествование военной истории войны от восточно-прусских кампаний в первые дни 1914 года до последних сражений перед большевистской революцией в Рижском заливе. Они исследуют как известные кампании, такие как Великое отступление и Брусиловский прорыв, так и менее известные сражения на Кавказе и в Румынии.В этих главах содержится подробный отчет о том, как развертывалась каждая битва в оперативном отношении и почему она была выиграна или проиграна. Остальные три главы и заключение обеспечивают важнейший контекст этих военных операций, исследуя дипломатию и истоки войны, военную реформу и планирование, обзор российского общества в условиях войны, политический крах 1917 года и начало гражданской войны в России. Война. Вопросы оккупации, армейско-гражданских отношений и солдатской повседневной жизни затронуты очень кратко.

Обширный рассказ 2Stone опирается на новейшие научные исследования на русском и английском языках, а также на воспоминания участников Первой мировой войны и исследования, проведенные в первые послевоенные десятилетия бывшими русскими офицерами. Его работа отражает и дополняет «ревизионистскую» интерпретацию Восточного фронта, ставя под сомнение представление о том, что Первая мировая война для России была «непреодолимой катастрофой, завершившейся позорным крахом». Его сравнительный анализ кризисов, переживаемых как союзниками, так и центральными державами, и распада всех четырех центрально- и восточноевропейских империй показывает, что, хотя Россия не смогла выиграть Первую мировую войну, ее борьба была очень похожа на ту, с которой столкнулись другие страны. крупные державы.Хотя Российская империя пала первой, она «была не единственной великой державой, рухнувшей под напряжением войны». Ни одна из других держав не могла сравниться с немецкой армией в операциях, тактике и скорости реакции. . Все армии испытывали нехватку боеприпасов и насчитывали в своих рядах некомпетентных генералов. Плохое руководство привело к ненужной бойне и неэффективному использованию новых технологий, таких как радио. На многих тыловых фронтах не хватало продовольствия, и в 1917 году солдаты широко бунтовали как во Франции, так и в России.Хотя ей редко удавалось победить немецкую армию, русская армия оставалась нетронутой на протяжении всей войны и одерживала значительные победы над австро-венграми и османами.

3Stone подчеркивает случайность при рассмотрении исхода войны, указывая на то, что было множество решающих поворотных моментов, которые могли резко изменить ход войны. Признавая, что историкам не нравится контрфактическое мышление, Стоун напоминает читателям, что, например, «в более умелых руках» русское вторжение в Восточную Пруссию в начале войны могло «вызвать настоящий политический кризис для правительства Германии, Или, если бы им удалось завершить окружение русских армий в Лодзи в ноябре 1914 года, немцы могли бы нанести русским удар, от которого они не смогли бы оправиться. Следовательно, исход войны был далеко не предрешен, и события могли сложиться совсем иначе — с Россией в числе победителей или с Германией в числе победителей. В своем заключении Стоун указывает, что, несмотря на общий крах России в 1917 году, у немцев все еще было значительное количество дивизий, дислоцированных на Востоке; если бы война на Восточном фронте закончилась раньше, немцы, возможно, смогли бы победить британцев и французов весной 1918 года до прибытия американских войск.

4 Русская Армия в Великой войне — чрезвычайно полезная книга для широкого круга читателей, студентов и специалистов. Хотя Стоун указывает, что книга не предназначена для его «коллег-специалистов по русской военной истории», я думаю, что они сочтут его всеобъемлющий подход полезным. Я бы порекомендовал эту книгу и специалистам по Западному фронту; поскольку сравнительный подход Стоуна открывает новые способы осмысления войны в целом.

Русская Армия в Великой войне

Русская Армия в Великой войне

Восточный фронт, 1914-1917 гг.

Дэвид Р. Стоун

Целый век спустя наша картина Первой мировой войны по-прежнему представляет собой массовую бессмысленную резню в окопах Западного фронта. Расширение нашего внимания на Восточный фронт, как это делает Дэвид Р. Стоун в этой мастерской работе, коренным образом меняет — и проясняет — эту картину.Подробная и легко читаемая история русского фронта во время Первой мировой войны, эта книга исправляет широко распространенные заблуждения о русской армии и войне на востоке, одновременно углубляя и расширяя наше понимание конфликта в целом.

Из четырех империй, находившихся в состоянии войны к концу 1914 года — Австро-Венгерской, Османской, Германской и Российской — ни одна не уцелела. Но конкретные политические, социальные и экономические слабости определили то, как Россия рухнула и вернулась в виде радикально нового советского режима.Именно этот контекст, который дает работа Стоуна, дает читателям более здравый взгляд на войну России как в тылу, так и на передовой. Здесь проявляется одно ключевое и судьбоносное отличие российского опыта: его неспособность систематически и всесторонне перестроить свое общество для войны, в то время как три самые западные державы приступили к программам тотальной мобилизации.

«Стоун знакомит читателей с новым поколением постсоветской российской военно-исторической науки. »

—Русское обозрение

«Мастерский обзор и синтез малоизученного и непонятого участника Первой мировой войны. Эта книга должна найти место на полках командиров в Европе и их штабов, а также тех, кто интересуется Первой мировой войной и хочет выйти за рамки традиционных повествований о Западном фронте. »

— Пехота
Просмотреть все обзоры…

«Это яркий и выдающийся первоисточник, а также увлекательное повествование о крупном театре военных действий, малоизвестном и недооцененном. »

—World War One Illustrated

«Стоун имеет репутацию умного, надежного и прозорливого историка, и эта книга демонстрирует все его сильные стороны. Одним из многих достоинств этого тома является то, что Стоун выдвигает на передний план несколько кампаний, которым уделяется мало внимания даже в более широких глобальных или европейских военных историях войны. »

— The Historian

«Предоставляет отличный обзор действий русских в Первой мировой войне, который, вероятно, некоторое время будет оставаться стандартным англоязычным трудом по этой теме. »

—Армейская история

«Подробный отчет о Российской Императорской Армии во время Великой войны. . . проясняет титаническую борьбу на Восточном фронте. »

— NYMAS Review

«Искусно меняет наш взгляд не только на Восточный фронт, но и на войну в целом, подчеркивая общие черты (между империями, операциями, тыловыми фронтами) и надлежащим образом подчеркивая множество уникальных проблем, с которыми сталкиваются царское государство».

«Новые книги по военной истории»

«В этом тонком томе искусно использованы последние архивные публикации и классические отчеты, чтобы сформировать ясное, краткое и часто острое изображение участия России в Первой мировой войне, войне, которая коренным образом изменила ход русской истории. Это «обязательна к прочтению» для тех, кто интересуется этой темой».

—Дэвид М. Гланц, автор книги
Финал под Сталинградом

«Многим пока мало известна Первая мировая война на Востоке, как говорит Стоун, там все изменилось. Стоун — превосходный путеводитель по новаторской и захватывающей работе, которая ведется в этой области, и его рассказ захватывает читателя с первого абзаца».

— Кристофер Рид, автор книги
«Война и революция в России: 1914–1922 годы: крах царизма и установление Советской власти» См. меньше обзоров…

Контекст также важен для понимания особого ритма войны на востоке. Опираясь на недавние и недавно появившиеся исследования на русском и английском языках, Стоун предлагает детальный отчет о военных операциях России, сосредоточив внимание на непрерывной последовательности кампаний в первые 18 месяцев войны. Гонка восточных империй за крахом подчеркивает критическую важность непредвиденных обстоятельств во всей истории Первой мировой войны. На то, когда и как именно Россия проиграла войну, повлияли структурные сильные и слабые стороны ее социальной и экономической системы, а также ее исход. событий на поле боя.Сосредоточив внимание на этих событиях и поместив их в контекст, эта книга корректирует и обогащает нашу картину Первой мировой войны, истинных сил и слабостей, триумфов и успехов русской армии в Великой войне.

Об авторе

Дэвид Р. Стоун — профессор истории Пикетта в Университете штата Канзас. Он является автором Военная история России: от Ивана Грозного до войны в Чечне и Молот и винтовка: Милитаризация Советского Союза, 1926-1933 и редактор Советский Союз на войне, 1941 –1945 .

Дополнительные заголовки в серии исследований современной войны

Морис Палеолог. Воспоминания посла. 1925. Том. I, Глава III.

Морис Палеолог. Воспоминания посла. 1925. Том. I, Глава III.

АН ВОСПОМИНАНИЯ ПОСЛА
Морис Палеолог
Том I

ГЛАВА III

3-17 АВГУСТА 1914

Война создает волну патриотический подъем всего русского народа.—Большой Герцог Николас назначен генералиссимусом. на стороне Франции и России. — Царь принимает меня в Петергофе: его благодарность Франции. — Общая схема военных операций; бой насмерть. Великий князь Николай затем получает я .— Обещание немедленного и прямого наступления на Германию. —Австро-Венгрия объявляет войну России.—Энтузиазм Русская армия. —Заседание Думы 8 августа: все партии соединенных. — Великая княгиня Мария Павловна.—славянство и германизм; Немецкие влияния в России. — Общее наступление русских армии. — Манифест великого князя Николая к польскому народу.

Понедельник, 3 августа 1914 г.

Министр внутренних дел Николай-Алексеевич Маклаков, говорит мне, что всеобщая мобилизация проходит в полном порядке на всей территории империи среди большого взрыва патриотизм.

На этот счет я не сомневался; больше всего я боялся местного инциденты.

Б——-, один из моих информаторов, вращающийся в передовых кругах, сказал мне:

«В данный момент не ожидается забастовки или беспорядков. Национальный энтузиазм слишком силен. На всех заводах и семинары, поэтому лидеры Социалистической партии выступали за уход на военную службу; кроме того, они убеждены, что эта война приведет к победе пролетариата».

«Победа пролетариата… даже в случае победа?»

«Да, потому что война приведет к слиянию всех социальные классы; он соберет крестьянина, рабочего и студент; это еще раз обнажит позор нашей бюрократии и это заставит правительство считаться с общественным мнением.Наконец, он внесет либеральный и даже демократический элемент — лейтенанты запаса — в аристократическую офицерскую касту. Этот элемент играл важную политическую роль даже во времена Маньчжурская война. . . Военные восстания 1905 года не имели бы было возможно без него. »

«Наше первое дело — победить. Посмотрим, что получится потом.»

Председатель Думы Михаил Владимирович Родзянко, также говорил со мной в очень обнадеживающих выражениях — в настоящее время.

«Война, — сказал он, — вдруг положила конец на все наши внутренние распри. Во всей Думе одна мысль это борьба с Германией. Такого русский народ не знал волна патриотизма с 1812 года».

.

Великий князь Николай Николаевич назначен генералиссимусом, временно, так как царь оставляет за собой право принять личное командовать своими армиями в более удобное время.

Это назначение вызвало очень оживленную дискуссию в совете Его Величество провел со своими министрами.Его Величество хотел положить сам во главе своих войск сразу. Горемыкин, Кривошеин, Адмирал Григорович и в особенности Сазонов почтительно настаивали. что он не должен рисковать своим престижем и авторитетом в направлении войны, которая обещает быть очень жестокой и опасная борьба и в начале которой может случиться что угодно.

— Надо ожидать, — сказал Сазонов, — что мы могут быть вынуждены отступить в течение первых нескольких недель. Ваше Величество не должны подвергаться критике, такое отступление обязаны породить в нации и даже в армии.»

Царь в знак протеста сослался на пример своего предка, Александр I в 1805 и 1812 годах. Сазонов рассудительно ответил:

«Если бы Ваше Величество милостиво прочитали мемуары и переписке того периода вы бы увидели, как ваш августейший предок подвергался критике и обвинению в том, что взял на себя командование операциями лично. Вы бы также увидели, скольких зол можно было бы избежать если бы он остался в своей столице, чтобы контролировать дела из голова.»

В конце концов царь принял этот совет.

Генерал Сухомлинов, военный министр, давно желавший августейший пост генералиссимуса, приходит в ярость, обнаружив себя перешло в пользу великого князя Николая. К несчастью, он из тех, кто хочет отомстить. . . .


Вторник, 4 августа 1914 г.

Вчера Германия объявила войну Франции.

.

Всеобщая мобилизация активно идет по всей империи и без малейшего инцидента.На самом деле пять или шесть часов в расписании войск прикрытия.

.

Сазонов, чьи достоинства бескорыстия и принципиальности I часто ценил, в последнее время показал себя в свете, который поднимает его еще выше в моих глазах. В нынешнем кризисе он видит не только политическая проблема, которую необходимо решить, но и — и фактически в первую очередь — моральная проблема, в которую вовлечена сама религия. Вся работа его ума управляется тайными побуждениями его совести и его веры.Несколько раз он говорил я:

«Эти действия Австрии и Германии столь же гнусны, сколь и абсурдны: в этом нет ни единого элемента морали; это возмущает все божественные законы».

Увидев его сегодня утром совершенно изможденным, с темными кольцами вокруг его лихорадочные глаза, я спросил его, как ему удалось пройти через такое огромный объем работы с его хрупким здоровьем. Его ответ было

«Бог поддерживает меня.»

.

Ежедневно проходят шествия с флагами и иконами под окна посольства под хор «Да здравствует Франция! Да здравствует ла Франс! »

Тоже очень разношерстная толпа: рабочие, попы мужики, студентов, мужчин и женщин, слуг, продавцов и т. д.Их энтузиазм кажется искренним. Но насколько ответственна полиция для этих многочисленных демонстраций, которые имеют место в таких регулярных интервалы?

Я задал себе этот вопрос в десять часов вечера, когда Мне сказали, что толпа напала на посольство Германии и разграбила это сверху вниз.

Посольство Германии — это колоссальное здание в самом важная площадь города, между Исаакиевским собором и дворец Марии. У него тяжелый фасад в Финляндии гранит, массивные наличники, циклопическая кладка.На крыше двое огромные бронзовые кони с гигантами, держащими их уздечки, все но разрушить все здание. Отвратителен как произведение искусства является, тем не менее, мощным образцом символизма. С его грубым и вопиющим красноречием он подчеркивает претензии Германии на господство в России.

Толпа ворвалась в здание, разбила окна, разорвала гобелены, рвали картины, швыряли всю мебель (включая мрамор и бронзу эпохи Возрождения, которые сформировали Пурталес). замечательная частная коллекция) из окон.В заключение мародеры швырнули конную группу на фасад вниз на улицу. Мешок длился более часа под терпимый взгляд полиции.

Имеет ли этот акт вандализма какое-либо символическое значение

Можно ли сказать, что это предвещает крушение немецкого влияния в России?

.

Мой австро-венгерский коллега граф Шапари все еще в Петербурге и не может понять, почему его правительство, по-видимому, так мало спешки разорвать отношения с русским правительством.


Среда, 5 августа 1914 г.

Сегодня в Нотр-Дам де Франс французская колония в Санкт-Петербурге провел торжественную мессу, чтобы молиться о божественном благословении для наших армий.

Сегодня в пять часов утра Бьюкенен позвонил мне и сказал, что ночью он получил телеграмму из министерства иностранных дел объявил об участии Англии в войне. поэтому у меня было получил приказ добавить британский флаг к французскому. и российские флаги, которые драпировали главный алтарь.

В церкви у меня было обычное место в правом трансепте. Бьюкенен прибыл почти одновременно.

«Мой союзник! Мой дорогой союзник!» — сказал он с большим волнением.

В центре первого ряда поставили два стула, один князю Белосельскому, первому адъютанту императора, представлявшему Его Величества, а другой генералу Крупенскому, Великому Князю. Адъютант Николая, представляющий генералиссимуса.

В левом трансепте были все русские министры с разве что сто чиновников, офицеров и т. д., позади них.

Тихое и спокойное собрание заполнило всю церковь.

Я мог видеть то же выражение счастливого удивления на лице каждого вошедшего. Юнион Джек над алтарем сказал им всем, что Англия отныне наш союзник.

Флаги трех стран очень красноречиво сочетаются друг с другом. Состоит одних и тех же цветов, синего, белого и красного, они очень живописны. яркое выражение взаимозависимости трех народов коалиции.

В конце мессы хор по очереди пел:

Domine salvam fac Rempublicam …
Domine, salvam fac Imperatorem Nicolaum
Domine, salvam fac Regem Brittannicum …

Когда обедня была отслужена, Сазонов сказал мне, что царь хотел бы увидеть меня днем ​​в Петергофе.

.

Около трех часов я добрался до маленького коттеджа Александрия. и был немедленно введен в кабинет Его Величества.

По этикету я был в парадной форме, но обычный церемониальный было упрощено.Церемониймейстер вывел меня из Из Петербурга в Петергоф меня доложил адъютант и там был неизбежным курьером императорского двора в XVIII в. костюм века.

Кабинет царя на первом этаже освещается широким окна, из которых видно Финский залив, простирающийся далеко за горизонт. Мебель состоит исключительно из двух столов, завален бумагами, кушеткой и шестью кожаными стульями, а также несколько гравюр военной тематики. Царь в полевой форме, получил меня стоя:

— Я хотел сказать тебе, — сказал он, — всю мою благодарность, все мое восхищение вашей страной.Показывая себя таким верным союзница Франция дала миру бессмертный пример патриотизма и лояльность. Пожалуйста, передайте мою самую горячую благодарность правительству Республики.»

Последнее предложение он произнес пронзительным голосом, который дрожал немного. Его эмоции были очевидны. Я ответил:

«Правительство Республики будет очень признательно Ваше Величество спасибо. Он заслуживает их за оперативность и решимость, с которой он принял свои обязательства в качестве союзника когда однажды ему пришлось признать, что дело мира непоправимо потерянный.Он не колебался ни мгновения, и с этого момента и далее моей единственной задачей было передать заверения в поддержке и солидарности вашим министрам».

— Знаю, знаю!.. Я всегда верил во Францию. слово.»

Потом мы говорили о борьбе, которая вот-вот начнется. То Царь думает, что это будет очень сурово, затяжно и опасно:

«Мы должны вооружиться мужеством и терпением. Говоря для себя, я буду бороться до победного конца. Чтобы одержать победу, я пожертвую своим последним рублем и своим последним солдатом.Пока ни одного врага на русской или французской земле я никогда не подписывайте мир.»

Очень спокойным и твердым тоном Царь произнес это торжественное заявление. В его голосе — и еще больше во взгляде — представлял собой любопытную смесь решимости и безмятежности, своего рода безжалостная решительность и пассивность, мечтательность и точность; как если бы он не выражал своей воли, а подчинялся какому-то внешняя сила, какой-то указ Провидения или судьбы.

Менее обученный, чем он, в вере фатализма, которую я вызвал вся сила в моем распоряжении, чтобы представить ужасную опасность Франции пришлось бы столкнуться на первом этапе войны:

«Французской армии предстоит столкнуться с грозным наступлением из двадцати пяти немецких корпусов. Поэтому я прошу Ваше Величество приказать вашим войскам немедленно перейти в наступление. Если они не сделать так, есть риск, что французская армия будет разгромлена. потом вся немецкая масса повернется единым блоком против России».

Он ответил, подчеркивая каждое слово:

«Когда мобилизация завершится, я прикажу продвигать. Мои войска полны энтузиазма. Атака будет нажата с наибольшей силой. Без сомнения, вы знаете, что великий князь Николас необычайно силен.»

Тогда царь спросил меня о разных военно-технических делах, боевые действия германской армии, совместные планы французов и русских генеральных штабов, помощь английской армии и флот, возможное отношение Турции и Италии и тд—все из них вопросы, по которым он показался мне очень хорошо информированным.

Аудиенция длилась час, когда Царь внезапно потерял сознание. в тишину. Он выглядел смущенным и серьезно посмотрел на меня в несколько неуклюже, с полупротянутыми руками.Все в однажды взял меня на руки:

» Monsieur I’Ambassadeur, позвольте мне обнять вас моя дорогая и славная Франция!»

.

Из скромной александрийской хижины я перешел в роскошную Знаменский дворец, резиденция великого князя Николая довольно близко.

Генералиссимус принял меня в своем огромном кабинете, где карты были разложены на всех столах. Он подошел ко мне со своим быстрым, твердым шагом, и так же, как три дня назад в Зимнем дворце выжал из меня жизнь:

«Бог и Жанна д’Арк с нами!» — воскликнул он.«Мы победим!.. Не провидение ли, что эта война для такого благородного дела, что наши два народа ответили так восторженно относились к указу о мобилизации, а обстоятельства так благоприятны?»

Я изо всех сил старался подняться на эту ноту военной и мистической высокопарности, наивная форма которого не мешала мне осознавать его великодушное вдохновение; но я воздержался от ссылки на Жанну д’Арк; в момент, когда наше дело не в том, чтобы «охотиться на англичан из Франция», но доставить их туда и как можно скорее.

Не нащупывая пути, я затронул вопрос — самый серьезный всего:

«Как скоро вы отдадите приказ о наступлении, монсеньор?»

«Я отдам приказ о наступлении, как только операция выполнимо и я нападу на фонд . .. Возможно Я даже не стану ждать, пока завершится сосредоточение всего моего корпуса. Как только я почувствую себя достаточно сильным, я нападу. Так и будет вероятно, 14 августа.»

Затем он объяснил мне свой общий план операций (1) группа армий, действовавшая на прусском фронте (2) группа армий, действующих на Галицком фронте (3) массово в Польше с задачей обрушиться на Берлин, как только южный армиям удалось задержать» и «зафиксировать» враг.

Все его существо излучало яростную энергию, когда он стоял таким образом, открывая его планы, его палец на карте. Его острая, размеренная речь, сверкающие глаза и быстрые, нервные движения, твердый стальной рот и гигантский рост олицетворяют властную и стремительную дерзость что было доминирующей характеристикой великих русских стратегов как Суворов и Скобелев. Но есть кое-что еще о Николая Николаевича, что-то вспыльчивое, деспотичное и неумолимое. что ставит его в истинную линию московских воевод пятнадцатого и шестнадцатого веков. И разве он не делится с их детская преданность, их суеверная доверчивость, их вкус к грубой и энергичной жизни? Что бы там ни было быть в этих исторических отношениях, я могу с уверенностью сказать, что Великий Князь — человек высокого духа и что верховное повеление русских армий нельзя было доверить более сильному или более верные руки.

Под конец нашего разговора он сказал:

«Пожалуйста, передайте генералу Жоффру мои искренние поздравления. и уверения в непоколебимой уверенности в победе.Рассказывать того, что рядом с моим главнокомандующим флагом я буду нести флаг, который он дал мне, когда я был на французских маневрах два года назад.»

Он энергично пожал мне руку и повел к двери:

«А теперь, — воскликнул он, — в руки Божьи!»

В половине пятого я присоединился к имперскому поезду, который привез меня обратно в Петербург.

.

Сегодня вечером немецкая армия вошла на территорию Бельгии.


Четверг, 6 августа 1914 г.

Сегодня утром мой австро-венгерский коллега Шапари вручил Сазонову «Объявление войны». В этом заявлении утверждались две причины: (1) позиция, занятая русским правительством в австро-сербской спор; (2) тот факт, что согласно сообщению из Берлина, Россия взяла на себя обязательство начать военные действия против Германия.

Немцы входят в западную Польшу. Со вчерашнего дня вчера они заняли Калиш, Ченшову и Бендин.Это стремительное наступление показывает, насколько мудрым был русский генеральный штаб. в 1910 г. при выводе своих пограничных гарнизонов и сосредоточении зоне на сотню километров дальше на восток — шаг, который встретился с резкой критике во Франции в то время.

.

В полдень я уехал в Царское Село, где должен был пообедать. с великим князем Павлом Александровичем(1) и его морганатическая жена, графиня фон Гогенфельсен, с которой я были очень дружны на протяжении многих лет.

Весь пробег моя машина догоняла и обгоняла пехоту полки на марше со своим полевым снаряжением. Каждый полк за ними тянулась бесконечная вереница машин, боеприпасов фургоны, багажные тележки, грузовики армейской службы, машины скорой помощи, полевые кухни, телеги, линейки, крестьянские подводы и др., Транспортные средства следовали друг за другом в произвольном порядке; иногда они пересекали поля в беспорядочном и живописном беспорядке что напомнило об азиатской орде. Пехотинцы посмотрели хорошо, хотя их марш был затруднен дождем и грязью. Много женщин присоединились к колонне, чтобы сопровождать своих мужей на первое остановка — для последнего прощания.У некоторых на руках были дети. Один из них произвел на меня очень трогательное впечатление. Она была очень молодой, с тонким лицом и тонкой шеей, красно-белый шарф обвязанный вокруг ее светлых волос синий хлопковый сарафан натянутый на талии кожаным ремнем, и она прижимала ребенка к ее груди. Она шагала так хорошо, как могла, чтобы сохранить идти в ногу с человеком в конце колонны — молодец, загорелый и мускулистый. Они не обменялись ни словом, а пристально посмотрели на друг друга любящими, изможденными глазами.Три раза подряд Я видел, как молодая мать предлагала солдату ребенка для поцелуя.

Великий князь Павел и графиня фон Гогенфельзен пригласили только один гость, кроме меня, Михаил Стахович, член Совета империи по земству Орловскому, одному из русские, особенно пропитанные французскими идеями. Таким образом, я оказался в атмосфере теплой и интимной симпатии.

Когда я вошел, все они приветствовали меня громким: «Vive la Франция.«В простой и прямой манере, которая все свои великий князь выразил восхищение взрывом щедрого энтузиазма, с которым французская нация поспешила помочь своему союзнику:

«Я знаю, что ваше правительство, не колеблясь ни минуты, поддержало нас, когда Германия заставила нас защищаться. Только это великолепный. Но необыкновенно, даже возвышенно, что все нация сразу осознала свой союзнический долг и что не было ни малейшего нежелания или протеста в каком-либо классе общества или любую политическую партию!

Стахович вмешался:

«Да, прекрасно! Конечно, Франция сегодня только следует за до ее исторической традиции; она всегда была землей возвышенный. »

Я согласился, говоря с некоторым акцентом:

«Это совершенно верно. Французский народ часто обвиняли в скептицизме и легкомыслии, но, несомненно, нация так часто бросалась в конфликт из-за чисто бескорыстных мотивам или пожертвовал собой ради идеализма».

Затем я рассказал гостям о длинной череде событий. которыми отмечены последние две недели. Со своей стороны они рассказали мне большое количество фактов и эпизодов, доказывающих единодушная решимость всех русских спасти Сербию и победить Германию.

«Никто в России и слышать не хочет, чтобы мы разрешили маленькому Сербский народ будет раздавлен», — сказал Стахович.

Затем я спросил его, что думают о войне члены крайне правых в Совете империи и Думе, что большая и влиятельная партия, которая устами князя Мещерский, Щегловитов, барон Розен, Пуричкивич и Марков, всегда выступал за взаимопонимание с германским империализмом. Он заверил меня, что это учение, которое всегда вдохновлялось главным образом по соображениям внутренней политики, был совершенно разрушен нападением на Сербию и добавлено:

«Война, которая сейчас начинается, — это смертельный поединок между Славянство и германизм. Нет русского, который не знает это.»

Поднявшись из-за стола, я только успел выкурить сигарету и уехал в Петербург.

Под Пулково прошел полк легкой пехоты Гвардии который уезжал на границу. Его командир, генерал, узнал машину французского посла по ливрее моего слуги. Он послал одного из своих офицеров попросить меня выйти, чтобы он мог выставить своих людей передо мной.

Я вышел и подошел к генералу, который наклонился со своего лошадь, чтобы обнять меня.

По резкому приказу полк остановился, ряды сомкнулись и оделся, и группа пошла во главе колонны. Пока эти предварительные приготовления были в самом разгаре генерал крикнул мне:

«Мы уничтожим этих грязных пруссаков!.. не будет больше ни Пруссии, ни Германии! . . . Уильям на острове Святой Елены! . . .'»

Марш начался. Мужчины выглядели гордыми и хорошо настроенными. Когда каждая рота проходила мимо, генерал приподнимался на стременах и давал заказ:

«Францовский Пасоль! Посол Франции! Ура!»

Мужчины отчаянно зааплодировали:

«Ура! Ура!»

Когда прошла последняя папка, Генерал наклонился, чтобы обнять снова ко мне и сказал серьезным тоном:

«Очень рад познакомиться с вами , господин посол. Все мои люди разделят мое мнение, что это хорошее предзнаменование встречались с Францией на первом этапе.»

Затем он поскакал, чтобы присоединиться к голове колонны и как Я возвращался в свою машину, он проревел свой боевой клич:

«Уильям на острове Святой Елены! Уильям на острове Святой Елены!…»

.

В четыре часа у меня был долгий разговор с моим итальянским коллегой, Маркиз Карлотти ди Рипарбелла: Я очень старался показать ему что нынешний кризис предоставляет его стране неожиданную возможность реализации своих национальных устремлений:

«Какими бы ни были мои личные убеждения, я не самонадеянный достаточно, чтобы гарантировать, что армии и флоты Тройственной Антанты будет победоносным.Но я имею полное право — особенно после моего вчерашнего разговора с царем — чтобы уверить вас в дух, который оживляет три силы и их неумолимую решимость сокрушить Германию. Все трое единодушны в своем решении положить конец немецкой тирании. Проблема формулируется таким образом, вы сами можете судить на чьей стороне шансы на успех и сделать неизбежные выводы.»

Мы ушли вместе, и я отправился в Министерство иностранных дел где у меня было множество вопросов, чтобы решить — блокада, репатриация, телеграфная переписка, пресса, полиция и т. д. д., не говоря уже о дипломатических вопросах.

Сазонов говорит мне, что послал за Диаманди, румынским посланником, просить о немедленной помощи румынской армии против Австрии. Взамен он предлагает Кабинету Бухареста право аннексировать вся австро-венгерская территория, населенная ныне румынским населением, т. е. большая часть Трансильвании и западная Буковина. Кроме того, державы Тройственной Антанты гарантируют Румынии целостности ее территории.

Наконец Сазонов телеграфировал русскому посланнику в Софию. просить его обеспечить доброжелательный нейтралитет Болгарии в возврат за обещание некоторых районов быть отделенными от Сербская Македония, если Сербия получит прямой выход к Адриатике Море.


Пятница, 7 августа 1914 года.

Вчера немцы вошли в Льеж; некоторые из фортов до сих пор сопротивляются.

.

Сазонов делает предложение правительствам Франции и Великобритании вступить в немедленные переговоры в Токио о присоединении Японии к нашему союзу. Союзные державы признают право японского правительства аннексировать немецкую территорию Киаочау; Россия и Япония будут взаимно гарантировать целостность каждого чужие азиатские владения.

.

Сегодня вечером я обедал в Яхт-клубе на Морской. В этом в высшей степени консервативном органе я нашел подтверждение тому, что Вчера Стахович говорил мне о чувстве Крайней Прямо в сторону Германии. Те самые мужчины, которые на прошлой неделе протестовали громче всего, что надо было укреплять православный царизм тесным союзом с прусским самодержавием клянутся теперь, что бомбардировка Белграда — невыносимое оскорбление всего славянского мира и проявляют себя столь же воинственными, как и любой другой. Другие говорят ничего или ограничиваются замечанием, что Германия и Австрия нанесли смертельный удар монархическому началу в Европе.

Перед возвращением в посольство я зашел в министерство по иностранным делам, как хотел меня видеть Сазонов.

— Я несколько взволнован, — сказал он, — некоторыми известиями Я получил из Константинополя. Я очень боюсь, что Германия и Австрия замышляют против нас после того, как их сердца.»

«Что это такое?»

«Боюсь, что австро-венгерский флот собирается укрыться в Мраморном море.Вы можете себе представить результат!»


Суббота, 8 августа 1914 г.

Вчера французская армия вошла в Бельгию, направляясь на помощь бельгийская армия. Решается ли судьба Франции еще раз? между Самброй и Маасом?

.

Сегодня было заседание Совета империи и Дума. После 2 августа царь объявил о своем намерении созвать внеочередное заседание законодательного собрания, «чтобы я мог быть в совершенном союзе с моим народом. «Этот созыв будет считались совершенно естественными и необходимыми в любой другой стране, но здесь это было истолковано как проявление «конституционализм». В либеральных кругах царь тем более благосклонно, что не забывается, что Председатель Совета Горемыкин, министр внутренних дел, Маклаков, министр юстиции, Щегловитов и прокурор Святейшего Синода, Саблер, считают Думу низшей и самая незначительная часть государственного организма.

Я сидел с сэром Джорджем Бьюкененом в первом ряду дипломатического галерея.

Сессия открылась трогательной речью Президента Родзянко. Его красноречивое и звучное ораторское искусство вызвало большой восторг у собравшихся. энтузиазм.

Следом на трибуну проковылял постаревший Горемыкин. Вытеснение его слова с трудом слабым голосом, который, казалось, каждый время от времени, чтобы быть исчерпаны и вот-вот истечет. он заявил что «Россия не желала войны, что имперское правительство сделал все возможное, чтобы спасти дело мира, цепляясь за даже к малейшему шансу остановить поток крови, который угрожает поглотить мир.В заключение он сказал, что Россия не могла уклониться от брошенного ей вызова. германскими державами и во всяком случае, «если бы мы уступили унижение не изменило бы хода дел». Подчеркнув эти последние слова, его голос стал немного сильнее. и его слабые старые глаза вспыхнули на мгновение. Можно сказать что этот скептический старик, отягощенный трудами, почестями и опытом, находил злобное удовольствие в провозглашении своего разочарованного фатализма.

Сазонов последовал за ним на трибуну.Он был бледен и нервничал. С самого начала он очищал свою совесть: «Когда история приближает день беспристрастного суда, я убежден, что он оправдает нас». Он энергично напомнил своей аудитории, что «это было не русская политика, угрожавшая миру во всем мире». и что, если бы Германия захотела, она могла бы «одним словом одно авторитетное слово», остановили Австрию в ее воинственном карьера. Затем в теплых тонах он превозносил «великодушную Францию, благородная Франция, вставшая на нашу сторону на защиту право и справедливость.»При этих словах все депутаты встали, повернулся ко мне и раз за разом приветствовал Францию. Все же я заметил, что ура были не очень восторженными на скамьях, занятых левыми: либеральные партии никогда не простили нам того, что мы продлили жизнь царизму своими финансовыми субсидии.

Аплодисменты вспыхнули вновь, когда Сазонов сказал, что Англия также признал моральную невозможность оставаться равнодушным к возмущению Сербии. Его перорация точно переведена мысль, которая вдохновляла все наши действия и размышления в последние недели: «Мы не примем иго Германии и ее союзник в Европе.«Он спустился с трибуны к сопровождение дальнейших ура.

После того, как заседание было прервано, все партийные лидеры представили доказательство своего патриотизма, заявив о своей готовности любые жертвы ради спасения России и славянских народов от немцев гегемония. Когда президент поставил кредиты, запрошенные Правительство на голосование Социалистическая партия объявила, что воздержаться от голосования, не желая брать на себя никакой ответственности за политику царизма: но он увещевал демократию России защитить свою родную землю от иноземного вторжения.»Рабочие и крестьяне, соберите все свои силы для защиты нашей страны; мы освободим его потом!» За исключением воздержавшихся социалисты голосовали за военные кредиты без единственный несогласный голос.

Когда мы с Бьюкененом выезжали из Таврического дворца, в наших машинах было немного с трудом пробирались сквозь толпу, которая кишела круглые и тепло приветствовали нас.

Впечатление от сеанса удовлетворительное. Русский народ не хотел войны и был даже удивлен войну, но она твердо намерена противостоять требуемым для этого усилиям.С другой стороны, правительство и правящие классы осознают что судьба России отныне неразрывно связана с судьбами Франции и Англии. Этот второй пункт не менее важным, чем первый.


Воскресенье, 9 августа 1914 г.

Вчера французские войска вошли в Мюльхаузен.

.

Великий князь Николай, еще не перенесший свою ставку на фронт, прислал ко мне своего начальника штаба генерала Янушкевича, сказать мне, что мобилизация была почти завершена при лучшее покровительство и что концентрация вполне своевременна.Он добавил, что, поскольку правительство полностью уверено в сохранении порядка в Петербурге войска в столице и ее пригородах теперь должны были отправить на фронт.

Затем мы поговорили о предстоящих операциях. Генерал Янушкевич подтвердил (1), что Виленская армия перейдет в наступление в направление Кенигсберг; (2) что Варшавская армия в однажды быть брошенным на левый берег Вислы для охраны фланги Виленской армии; (3) что начнется общее наступление 14 августа.

В половине седьмого я поехал на машине в Царское Село, пообедать с Великой Княгиней Марией Павловной.(2)

При Великой Княгине были старший сын и невестка, Великий Князь Кирилл Владимирович и Великая Княгиня Виктория Федоровна, ее зять и ее дочь, князь Николай Греция и великая княгиня Елена Владимировна и ее служанки честь и некоторые близкие друзья.

Стол был накрыт в саду в шатре, три стороны которого были открыты.Воздух был чист и мягок. Из розовых клумб ароматный запах наполнял воздух. Солнце, которое было высоко в небе, несмотря на поздний час, проливая мягкий свет и разбрасывая прозрачные тени вокруг нас.

Разговор был общий, откровенный и теплый. Конечно, единственный предметом была война. Но одна тема возникала каждую минуту — распределение высших команд и состав посохи. Некоторые критиковали уже сделанные назначения. Другие пытался угадать, какие встречи царю еще предстояло сделать.Все соперничество двора и гостиных выдавало себя в различных предложениях. Время от времени я думал, что я переживает главу из романа Толстого «Война и мир».

По окончании обеда Великая княгиня Мария Павловна взяла меня в конец сада и заставил меня сесть рядом с ней на сиденье.

«Теперь мы можем говорить без ограничений», сказала она. «Я такое ощущение, что Император и Россия играют за верховную ставка. Это не политическая война, как многие другие.Это поединок между славянством и германизмом. Один из двух должен поддаться. Я видел много людей в эти последние несколько дней; мои машины скорой помощи и санитарные поезда свели меня с людьми все социальные круги и классы. Я могу заверить вас, что никто не никаких иллюзий относительно серьезности борьбы, на которой мы приступили. От царя до самого скромного мужика полны решимости неуклонно выполнять свой долг. Мы будем не уклоняться ни от какой жертвы.Если наше начало неудачно — какое Не дай бог! —увидишь ты опять чудеса 1812 года».

«Вероятно, что у нас будут большие трудности в самом начале. Мы должны ожидать чего угодно, даже катастрофы. Все я просить Россию — держаться».

«Она выдержит. Не сомневайся!»

Чтобы заставить Великую Княгиню высказать свое мнение по более деликатному я поздравил ее с проявленным мужеством, ибо я должен был предположить, что ее твердость не была развеяна от ужасного внутреннего рывка.

«Я рад, что могу свободно говорить с вами. Много раз в последние несколько дней я обратил прожектор на свою совесть. Я заглянул в самые глубины своей души. Но ни в моем ни в сердце, ни в уме я не нашел ничего, что не было бы всецело посвящено на мое русское отечество. И я благодарил Бога за это! Является это потому, что первые жители Мекленбурга и их первые правители, мои предки, были славянами? Может и так, но мне кажется что это мое сорокалетнее проживание в России — все счастье Я познал здесь все мечты, что мне приснились, все привязанность и доброту, которые я получил — которые дали мне полностью русская душа.Я мекленбуржец только в одном: в моя ненависть к императору Вильгельму. Он представляет то, что я меня с детства учили ненавидеть тиранию из Гогенцоллернов. Да, это Гогенцоллерны извратили, деморализовали, деградировали и унижали Германию и постепенно разрушали в ней все элементы идеализма и великодушия, утонченности и благотворительность.»

Таким образом, она дала выход своему гневу в длинной обличительной речи, которая заставила чувствую все чувства закоренелой ненависти, немой и цепкой отвращение, которое маленькие и когда-то независимые государства Германии иметь для деспотического дома Пруссии.

Около десяти часов я простился с Великой Княжной как В посольстве меня ждала масса работы.

Ночь была ясная и теплая. Луна, бледная и призрачная луна, натянул серебряные шарфы тут и там по всей площади. невыразительный простой. На западе, где находится Финский залив, горизонт был укрыт медными венками.

Когда я вернулся в половине одиннадцатого пачку телеграмм, которые приехали вечером, привезли мне.

Было почти 2 часа ночи.м. когда я легла в постель.

Слишком устал, чтобы заснуть. Я взял книгу, одну из немногих книг. может открыться в этот час всеобщего волнения и исторической конвульсии — Библия. Еще раз прочитал Откровение и остановился на этом проход:

И вышла другая лошадь, рыжая: и сила была дано Сидящему на нем взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга: и дано было ему отличный меч. . . И я взглянул и увидел коня бледного: и его имя, которое сидело на нем, было Смерть, и Ад следовал за ним.И дана им власть над четвертой частью земли, убить мечом, и голодом, и смертью, и звери земные.

Сегодня мужчины будут играть роль «зверей». Земли.»


Понедельник, 10 августа 1914 г.

Сазонов настаивает на вступлении итальянского правительства в наш союз. Он предлагает договор на следующих условиях:

(1) Итальянская армия и флот немедленно атакуют австро-венгерская армия и флот; (2) после войны Трент и порты Триест и Валона будут присоединены к Италии.

Впечатления от Софии неутешительные. Царь Фердинанд способен на любую гнусность или преступление, когда его тщеславие или его ненависть поставлены на карту. Я точно знаю три страны, которые объект его непримиримой ненависти — Сербия, Румыния и Россия. Я сказал это Сазонову, но он перебил меня:

«Что! Царь Фердинанд злится на Россию! За что?»

«В первую очередь он обвиняет правительство России встать на сторону Сербии и даже Румынии в 1913 году . Потом его старые обиды, которым нет числа. . .»

«Да какие обиды? Мы всегда осыпали его милостями. Когда он приехал сюда в 1910 году, царь оказал ему такую ​​же честь. и уважение, как если бы он был сувереном великого королевства. Что еще мы могли сделать?»

«Почему, это визит 1910 года, который является одним из его самых горьких жалобы. Как только он вернулся в Софию, он послал за мной дворец и сказал: «Мой дорогой министр, я послал за вами, потому что Мне нужна ваша помощь в распутывании впечатлений, которые я принес со мной из св.Петербург. Правда у меня не получилось выяснить, что они ненавидят больше всего: мой народ, мою работу или меня самого».

«Должно быть, он сошел с ума!»

«Это не сильно сказано… Несомненно, этот индивидуум проявляет признаки нервной дегенерации и психических расстройств — импульсы, галлюцинации, idées fixes , меланхолия, мания величия, страх преследования. Они только делают его еще более опасным ибо он привносит непревзойденное мастерство и необычайно проницательный ум в служение его амбициям и ненависти.»

«Не знаю, сколько бы осталось от его ума если бы вероломство было устранено из него. Однако это может быть мы не может слишком внимательно следить за делами Фердинанда. я подумал, что я должен дать ему знать, что если он интригует с Австрией против Сербии Россия однозначно откажется от своей дружбы от болгарского народа. Савинский, наш министр в Софии, очень проницательный; он выполнит свою задачу со всем необходимым тактом».

«Этого недостаточно. Есть и другие аргументы, которые очень решительно к клике болгарских политиков.Нам следует обратиться к ним без промедления».

«Я тоже так думаю. Мы еще обсудим это.»

.

Война, похоже, породила необычайную волну патриотизма. среди русского народа.

Информация, как официальная, так и личная, которая доходит до меня из любой части России всегда одно и то же. В Москве Ярослав, Казань, Симбирск, Тула, Киев, Харьков, Одесса, Ростов, Самара, Тифлис, Оренбург, Томск, Иркутск—по сути везде—там такие же народные демонстрации, те же серьезные и религиозные энтузиазм, тот же порыв сплотиться вокруг царя, тот же вера в победу, то же возвышение национальной совести.Нет оппозиции, нет инакомыслия. Плохие дни 1905 года кажутся исчезнуть из памяти всех. Коллективная душа Святого Россия никогда так сильно не проявляла себя с 1812 года.


Вторник, 11 августа 1914 г.

Французские войска, оккупировавшие Мюльхаузен с такой веселой смелость были вынуждены эвакуировать его.

.

Народная ненависть к немцам продолжает проявляться по всей России в насильственных действиях, причинивших много материального повреждать.Превосходство, завоеванное Германией во всех областях русской экономической жизни — господство, которое обычно было равносильно монополия — слишком хорошо оправдывает эту жестокую реакцию национальных настроений. Точную цифру назвать сложно на количество немецких подданных в России, но не было бы Было бы ошибкой зафиксировать его на уровне 170 000 по сравнению со 120 000 австро-венгров, 10 000 французов и 8 000 англичан. Таблица импорта четная красноречивее. В течение прошлого года немецкие товары были импортированы в стоимость 643 000 000 рублей, тогда как английский импорт составил Только 170 000 000, французский импорт 56 000 000 и австро-венгерский импорт 35 000 000.

К элементам немецкого влияния в России надо добавить целое население немецких иммигрантов, говорящих на немецком языке, сохраняя немецкие традиции и насчитывая не менее 2 000 000 душ, поселившихся в Прибалтике, на Украине и в долине нижней Волги.

Наконец — и прежде всего — «балтийские бароны», которые постепенно сделали «угол» во всех высших инстанциях назначения и лучшие должности в армии и административном и дипломатические службы.В течение ста пятидесяти лет феодальная касты прибалтийских провинций снабжали царизм наиболее преданные слуги и его самое грозное реакционное оружие. Это было прибалтийское дворянство, обеспечившее торжество самодержавной абсолютизма путем подавления декабрьского восстания 1825 года. снова балтийская знать, которая всегда руководила работой репрессий всякий раз, когда либеральный или революционный дух пробудился от своего сна. Это балтийская знать, которая более больше всего способствовало превращению Российского государства в великая полицейская бюрократия, в которой татарский деспотизм и методы прусского деспотизма сочетаются в странном амальгама.Именно балтийская знать является основным каркасом режима.

Чтобы реализовать отвращение, в котором «Балтийские бароны» держат настоящие русские Мне остается только слушать Е——. распорядитель церемоний, с которым я на доверительных отношениях и чей бескомпромиссный национализм меня забавляет. Он пришел посмотреть меня вчера о каком-то рутинном деле и вывели еще больше чем его обычный огонь в брани против немцев при дворе — Граф Фредерикс, министр императорского двора барон Корф, Великий церемониймейстер, генерал фон Грюневальдт, Великий Конюший, граф Бенкендорф, великий маршал и все племя Мегендорфов, Будбергов, Гейденов, Штакельбергов, Ниеротов, Коцебу, Кноррингс и др., которые загромождают императорские дворцы. Подчеркивая свои слова выразительным жестом он закончил:

«После войны свернём шеи балтийским баронам.»

«Но когда вы свернули им шею, вы уверены, ты не пожалеешь? »

«Что?… Что ты имеешь в виду?… Ты действительно думаешь русские не умеют управлять собой?»

«Я уверен, что они вполне способны. Но это опасно снять анкерную балку конструкции, не имея другого под рукой занять свое место.»


Среда, 12 августа 1914 г.

Пока вооруженные силы мобилизуют все общественные организации готовятся к войне. Как обычно подается сигнал Москвой, настоящим центром национальной жизни и местом где дух предприимчивости более пробужден и развит, чем где-нибудь еще. Съезд всех земств городов России собирается провести там для координации многогранного отрасли общественной деятельности в целях войны — Красная Перекрестная работа, помощь бедным классам, распределение людей энергетика, производство продуктов питания, медикаментов, одежды и т.д.Идея за движением, чтобы пойти на помощь правительству в выполнение сложных задач, которые бюрократия, праздная, коррумпирован и слеп к нуждам людей, не способен выполняет себя. Остается искренне надеяться, что чиновников, со своей обычной подозрительностью не станут сопротивляться этому прекрасному, спонтанному импульс как рутина!

На Невском проспекте, Литейном и Садовой Я каждый день проходил мимо полков, направлявшихся к Варшавскому вокзалу.Эти красивые и хорошо экипированные люди производили отличное впечатление. на меня своим серьезным и решительным видом и твердым, ритмичным шаг. Глядя на них, я подумал, что многие из них были уже обречены на смерть. Но какие будут чувства из тех, кто возвращается? Какие понятия, размышления и крики, какие новый дух или новую душу они принесут с собой в свою собственные камины?

Каждая великая война приносила русскому народу глубокую внутреннюю кризис. Освободительная война 1812 года подготовила эту безмолвную работу эмансипации, которая чуть не смела царизм в декабре, 1825 г.Неудачная Крымская война привела к отмене крепостного права и вызвало необходимость «Великих реформ» 1860 г. За Балканской войной 1877-1878 гг. с ее дорогостоящими победами последовала взрывом нигилистического терроризма. зловещий маньчжурский Война закончилась революционными взрывами 1905 года. Что будет дальше настоящая война?

Русская нация так неоднородна в своем этническом и моральный состав, он состоит из столь несочетаемых и анахронизм, он всегда развивался вопреки логике, через такой лабиринт столкновений, потрясений и несоответствий, что его историческая эволюция полностью противоречит пророчеству.

.

Сегодня вечером я обедал с мадам П—— и графиней Р——, чьи мужья только что ушли на фронт. Они сами собирается присоединиться к передовой скорой помощи в Галиции как сестры Красного Креста. На основании различных писем, полученных ими от провинций и страны меня уверяли, что мобилизация протекал повсюду в стимулирующей атмосфере национальной гордости и героизм.

Мы рассказали о страшном испытании, которое современное боевое оружие налагать на моральных комбатантов; никогда раньше человеческие нервы подвергались такому напряжению.Мадам П — сказала мне:

«В этом отношении ручаюсь за русского солдата. Он не имеет себе равных в том, чтобы оставаться непоколебимым перед смертью».

Графиня Р——, которая обычно так живо мыслит и большой говорун, был очень молчалив. Наклонившись вперед в своем кресле, руки сложены на коленях, брови нахмурены, глаза застыв на земле, она казалась погруженной в свои мысли.

Мадам П—— спросила у нее:

«О чем ты думаешь, Дарья? Ты похожа на сивиллу на ее стуле.Ты собираешься пророчествовать?»

«Нет, я не думаю о будущем, я думаю о прошлое или, вернее, то, чем оно могло быть. ты собираешься дать Ваше мнение, Monsieur l’Ambassadeur. Вчера я звонил о госпоже Танеевой — знаете, матери Анны Вырубовой. Там присутствовало человек пять-шесть, цветок распутинского сета. Они очень серьезно спорили и выглядели очень взволнованными. Мое прибытие был холодным придурком, так как я не из их толпы. Не я! После несколько неловкое молчание возобновила разговор Анна Вырубова.Безапелляционным тоном — как будто она хотела меня чему-то научить — она заявил, что войны, несомненно, не было бы, если бы Распутин был в Петербурге, а не полумёртвый в Покровске, когда что-то пошло не так между нами и Германией(3). Не раз говорила:

«Если бы старец (4) был там, у нас не должно было быть войны. Я не знаю, что бы он сделал или советовал, но Бог вдохновил бы его, в то время как служители оказались неспособны увидеть или предотвратить что-либо.Это абсолютная катастрофа, что его не было здесь, чтобы открыть глаза! Вы только посмотрите, что определяет судьбу империй. блудница мстит грязному мужику; Царь всех Россия сразу теряет голову. И вот весь мир на огонь!»

Мадам П—— прервана потрясенным тоном

«Дарья, не надо так говорить перед посол, даже в шутку. Страшно подумать, что такое ходят разговоры среди близких друзей Их Величеств!»

Снова серьезно, графиня Р—— возобновил

«Хорошо! Я буду серьезен.Как вы думаете, война была неизбежно, Monsieur l’Ambassadeur. Может ли любой личный влияние предотвратило это?

Я ответил:

«В путь поставлена ​​задача по воле Германии война была неизбежна. В Петербурге, как в Париже и Лондоне, все было сделано для спасения дела мира. это было невозможно идти дальше по пути уступок. Альтернативы не было но преклонить колени перед германскими державами и капитулировать. Было бы Распутин посоветовал царю сделать что? »

«Не сомневайтесь!» воскликнула мадам П —- с негодованием пылает в ее глазах.


Четверг, 13 августа 1914 г.

Великий Князь Николай Николаевич сообщил мне, что Виленская и Варшавская армии перейдут в наступление завтра на рассвете. Армии, предназначенные для операций против Австрии, то же чуть позже. Великий князь сегодня вечером уезжает из Петербурга, взяв с собой моего первого военного атташе генерала де Лагиша, и английский военный атташе генерал Уильямс. Общий Штаб-квартира находится в Барановичах, между Минском и Брест-Литовском.У меня остается мой второй военный атташе, майор Верлин, и мой военно-морской атташе, коммандер Галланд.

.

Правительство Румынии отклонило предложения Российской правительства на основании давней и тесной дружбы между Король Кэрол и император Франц-Иосиф. Но принял к сведению этих предложений, дружеский характер которых она высоко оценивает, и приходим к выводу, что в настоящее время фазы конфликт, разделяющий Европу его обязанность — ограничить свои усилия по поддержанию баланса сил в Балканы.

Предупреждение, которое Сазонов просил передать нашему флоту неделю назад было напрасно. Два больших немецких крейсера, Goeben и Бреслау удалось укрыться в Мраморном море. Невозможно даже сомневаться в том, что турецкое правительство был их сообщником.

Большое волнение в Адмиралтействе, где материал ожидаемого ущерба от нападения на российское Черное море берег, а еще больше его моральный эффект, очень опасаются.

Сазонов смотрит еще дальше:

«Этим сюрпризом немцы удвоили свой престиж в Константинополе, — сказал он. — Если мы не примем немедленных действие Турция потеряна для нас … не просто потеряна для нас, но она выходи против нас! И потом надо будет раздать наши силы над побережьем Черного моря и Армянским и Персидским границы!»

«Как вы думаете, что нужно сделать?»

«Я еще не пришел к определенному выводу.Вначале мне кажется, мы должны предложить Турции торжественную гарантию ее территориальной целостности как цена ее нейтралитета; мы может добавить обещание больших финансовых преимуществ за счет Германии.»

Я призвал его исследовать тот путь решения, который так срочно требуется.

«Сейчас я открою тебе секрет, великий секрет,» — сказал Сазонов. «Император решил восстановить Польшу и предоставить ей большую степень автономии. Его намерения будут быть объявлено полякам в манифесте, который вскоре будет издано великим князем Николаем.Его Величество приказал мне его составить.»

«Отлично! Это великолепный ход, и он произведет огромное впечатление не только на поляков, но и во Франции и Англии и во всем мире. Когда будет манифест быть выданным?»

«Через три-четыре дня. Я представил свой проект в Император, и он одобрил это. Я отправлю его сегодня вечером великий князь Николай, который, возможно, потребует определенных изменений детали.»

«Но почему Император поручает издание манифест к великому князю.Почему он не выдает его сам как прямое выражение его суверенной воли? Моральный эффект будет быть тем более ярким.»

«Это была и моя первая мысль, но Горемыкин и Маклаков враждебно настроенных к воссозданию Польши наблюдается, а не без справедливости, что поляки Галиции и Познани до сих пор под австрийским и прусским господством; что завоевание этих две провинции — это только предчувствие, надежда, так что Император не может последовательно с достоинством обращаться к будущему подданных, а великий князь Николай, напротив, не выходить за пределы своих функций русского главнокомандующего, если он себя славянским народам он пришел избавить.Император пришел к такому мнению.»

Потом мы философствовали о присоединении силы России выиграет от примирения двух народов под властью скипетр Романовых. Таким образом, немецкая экспансия на восток быть обязательно арестованным; все проблемы Восточной Европы носить новый вид, к большому преимуществу славянства. Наконец, а главное, более широкий, щедрый и либеральный дух был бы введены в отношения царизма с различными расовыми группы Империи.


Пятница, 14 августа 1914 года.

О вере бог весть какие слухи, исходящие из Константинополя, в Париже и Лондоне бытует мнение, что Россия медитирует нападение на Турцию и удерживает часть ее сил для этот натиск в ближайшем будущем. Сазонов, который был проинформирован из этого одновременно Извольским и Бенкендорфом, отображенным с некоторой горечью, рассказывая мне о своем разочаровании, обнаружив сам объект столь незаслуженного подозрения в глазах его союзники:

«Как они могли приписать нам такую ​​идею? не просто фальшиво, а смешно! рассказал великий князь Николай ты сам, что все наши силы без исключения сосредоточены на западной границе Империи с одной целью и одним только цель: сокрушить Германию. Только сегодня утром, когда Я доложил царю Его Величество заявил своими словами: Я велел великому князю Николаю пробиться к Берлин в кратчайшие сроки и любой ценой. я считаю наши операции против Австрии имеют лишь второстепенное значение. Наша главная цель — уничтожение немецкой армии. Что больше может кто хочет? »

Я успокаивал его, как мог:

«Не принимай слишком близко к сердцу.Это не в меньше всего удивляет то, что Германия пытается заставить поверить турок что вы готовитесь атаковать их. Отсюда определенная сумма волнений в Константинополе. Послы Франции и Англии сообщили об этом своим правительствам. Это все! Отличный новости, которые вы мне только что сообщили, будут тем более оценены».


Суббота, 15 августа 1914 г.

Бельгийцы оказывают упорное сопротивление в Хасселте.Буду французская армия прибудет вовремя, чтобы спасти их?

.

Великий Князь Николай прислал сообщить мне из Барановичей что сосредоточение его армий происходит с заметной вперед по расписанию, так что он предлагает продлить свое наступление.

Вчера русский авангард вошел в Галицию у Сокаля. на Буг и отбросил противника в сторону Лемберга.

Сегодня днем ​​у меня был долгий разговор с генералом Сухомлиновым, военному министру с целью скорейшего урегулирования большого ряд военных вопросов: транспорт, боеприпасы, припасы, и т.п.Затем мы говорили о проводимых операциях. Генерал план такой:

(1) Северо-западные армии. — Три армии в составе десяток корпусов перешли в наступление. Две из этих армий действует к северу от Вислы; третий действует южнее этой реке и уже ударил к западу от Варшавы. Четвертая армия из трех корпусов наступят на Познань и Бреслау и соединится эти три армии с силами, действующими против Австрии.

(2) Юго-Западные армии.— Три армии в составе двенадцати корпус, имеют задачу захватить Галицию.

В генерале Сухомлинове есть что-то такое, что заставляет беспокойный. Шестьдесят два года, раб довольно красивой жены на тридцать два года моложе себя, интеллигентного, ловкого и хитрый, подобострастный царю и другу Распутина, окружен чернью, которая служит посредниками в его интригах и двуличия, это человек, отвыкший от работы и держит все силы для супружеских радостей.Своим хитрым взглядом, своим глаза, всегда настороженно поблескивающие под тяжелыми складками век, Я знаю мало мужчин, которые вызывают большее недоверие с первого взгляда.

.

Через три дня царь едет в Москву, чтобы совершить торжественную воззвание к своему народу из Кремля. Он пригласил Бьюкенена и мне пойти с ним.


Воскресенье, 16 августа 1914 г.

Манифест великого князя Николая к польскому народу опубликовано сегодня утром.Пресса единодушна в своем удовлетворении и большинство газет посвящают восторженные статьи празднованию примирение поляков и русских в лоне великого Славянская семья.

Документ представляет собой настоящее произведение искусства и был составлен линии, указанные Сазоновым, одним из заведующих отделом Министерство иностранных дел, князь Григорий Трубецкой. Перевод на польский язык сделал граф Сигизмунд Велопольский, президент польской группы в Совете империи.

Позавчера Сазонов спросил Велопольского прийти к нему, не объясняя ему причин. В нескольких словах он рассказал ему, что происходит, а затем прочитал ему манифест. Велопольски слушал, затаив дыхание, сложив руки. После переезда peroration—— может знак Креста, символ страдания и воскресение народов, сияй в этой новой заре! — он расплакалась и пробормотала: Благословен будь Бог! Благословен будь Бог!»

Когда Сазонов мне все это рассказал, я процитировал ему слова отца Гратри. сказал в 1863 г.: «Со времени раздела Польши Европа была в состоянии смертного греха.»

«Значит, я хорошо поработал для спасения Европы!» воскликнул он.

Из Польши мы перевели наш разговор на Турцию. Сазонов предложение французскому и британскому правительствам присоединиться к нему сделав следующее заявление османскому правительству:

(1) Если Турция будет соблюдать строгий нейтралитет, Россия, Франция и Англия гарантирует целостность своей территории;

(2) На тех же условиях три союзные державы обязуются, в случае победы обеспечить включение в мирный договор пункта, освобождающего Турцию от гнетущей опеки, навязанной на нее со стороны Германии в вопросах экономических и финансовых.Например этот пункт будет предусматривать расторжение контрактов для Багдадской железной дороги и других немецких предприятий.

Я поздравил Сазонова с этим двойным предложением, которое казалось мне сама мудрость. На самом деле я имел в виду именно первый пункт:

«Так что, даже если мы победим, Россия претензий предъявлять не будет, либо территориальные, либо политические, на Турцию? . Я уверен, ты понимаешь то значение, которое я придаю своему вопросу. Без сомнения, вы знаете, что абсолютная независимость Турции является одним из руководящих принципов французской дипломатии.»

Сазонов ответил

«Даже если мы победим, мы будем уважать независимость и целостность Турции при условии, что она останется нейтральной. Максимум мы будем просить, чтобы был новый режим для проливов, режим, общеприменимый ко всем причерноморским государствам, России, Турции, Болгарии и Румынии.


Понедельник, 17 августа 1914 г.

Французские войска продвигаются в Верхних Вогезах и Верхний Эльзас.Русские войска перешли в энергичное наступление. на границе Восточной Пруссии, на линии от Ковно до Кенигсберга.

О манифесте к полякам говорят повсюду. Общее впечатление, которое он произвел, остается прекрасным. Единственный критика, более или менее выраженная, исходит от сторонников Крайнего Прямо там, где всегда было взаимопонимание с прусской реакцией. считалось жизненно важным условием сохранения царизма. Подавление польского национализма, конечно, является самой основой этого понимания.

.

В восемь часов вечера я уехал в Москву с сэром Джорджем. и леди Джорджина Бьюкенен.


Примечания к главам

1. Родился 21 сентября 1860 г. Брат царь Александр III; расстрелян большевиками 30 января, 1919.

2. Дочь великого герцога Фридриха Франциска. II Мекленбург-Шверин. Родился 14 мая 1854 г.; женат, август 28 декабря 1874 г. умершему великому князю Владимиру Александровичу. 17 февраля.1909.

3. 29 июня 1914 г. Распутин, только что прибыл в родное село Покровское, был зарезан в живот петербургской проституткой Хиней Гусевой, у которой любовником он был. Две недели он висел между жизнью и смертью. Его выздоровление казалось долгим делом. Царица телеграфировал ему каждый день. Хиния Гусева была отправлена ​​в сумасшедший дом убежище. Ударив Распутина, она закричала: «Я убила Антихрист!» Затем она попыталась покончить с собой.А скорее красивая девушка лет двадцати шести, она была самым характерным типом русской проститутки, одновременно истерички, пьяницы и мистика. Ее легко представить в одном из произведений Толстого или Достоевского. романы.

4. Буквально «старик». Несмотря на то что Распутину едва исполнилось сорок три года, так его ученики называют его: в знак уважения, как описывают монахов. Точный значение старца таково: «Отец» или «Преподобный». Но даже в этом смысле стиль грамматически неверен, т.к. Распутин всего лишь мужик и не в духовном сане.

Глава Четыре

Стол содержания

Российские военные выглядят как настоящий бумажный тигр

У России есть проблема: ее вооруженные силы не так сильны, как считалось в мире –  Жестокое и неспровоцированное вторжение президента России Путина в Украину показало, что, несмотря на пропаганду, российская армия существенно не улучшилась с тех пор, как она плохо себя показала в Грузии в 2008 году.

На самом деле можно утверждать, что, несмотря на новые блестящие игрушки, российские вооруженные силы по-прежнему остаются той же в значительной степени некомпетентной силой, которая неумело прошла через две чеченские войны и вторжение в Грузию и чьи недостатки уже проявились в Сирии и других местах.

Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что обычные вооруженные силы России не представляют никакой угрозы для НАТО, хотя их ядерный арсенал остается огромной угрозой для всего мира.

Неспособность добиться превосходства в воздухе

Первым грехом русских военных стала полная неспособность российской авиации завоевать господство в воздухе. По состоянию на четвертый день конфликта украинские ВВС все еще очень активны до такой степени, что они пополняются дополнительными ракетами класса «воздух-воздух» для своих истребителей Су-27 и МиГ-29.Украинские беспилотники также действуют, уничтожая российские колонны.

Причина, видимо, в том, что русские не нанесли значительного ущерба украинским авиабазам. Например, на спутниковых снимках авиабазы ​​Кульбакино видны лишь незначительные повреждения на линии полета, а также попадание на кладбище самолетов. Остальная часть авиабазы ​​кажется невредимой, включая ангары и взлетно-посадочные полосы. Таким образом, 299-я тактическая авиационная бригада по-прежнему очень активна, потеряв 27 февраля один Су-25.

Российские усилия кажутся довольно жалкими, особенно по сравнению с эквивалентными американскими военными действиями в недавнем прошлом. Например, в 2017 году американские военные выпустили 59 «Томагавков» по ​​одной авиабазе в Сирии за одну ночь в рамках ограниченного удара. Между тем, США подтвердили, что Россия выпустила только более 160 ракет в первом залпе по широкому кругу целей. Как показал ограниченный ущерб в Кульбанкино, такого небольшого количества ракет недостаточно против такой большой страны с большой армией.Действительно, если удар США по Сирии будет нанесен по Украине и с учетом того, что Украина имеет не менее 13 действующих авиабаз, то русским потребовалось более 760 ракет, чтобы нанести существенный ущерб украинским авиабазам, и это без учета других целей, таких как командные центры и авиабазы. отряды обороны.

Это также осуждение российского истребительного флота и хваленых российских систем ПВО, которые не смогли сдержать действия Украины. Действительно, не было никаких подтвержденных сообщений о боях воздух-воздух, несмотря на слухи о мифическом Призраке Киева.

Российские ПВО, кажется, изо всех сил пытаются справиться с небольшим парком украинских самолетов Bayraktar TB2 турецкого производства, которые нанесли многочисленные поражения российским силам. ПВО России даже не удалось остановить удар украинских ракет ОТР-21 по авиабазе Миллерово 25 февраля.

Невозможность подавления ПВО

Помимо того, что русские не смогли нейтрализовать украинскую авиацию, русские также не смогли нейтрализовать украинскую сеть ПВО.До войны у украинцев была плотная, хотя и несколько устаревшая сеть противовоздушной обороны, состоящая из различных версий более современных С-300 и «Бук М1», а также более старых С125, С200, ОСА-КМ и многих других систем.

Имеются неподтвержденные сообщения о том, что украинские ПВО сбили все, от штурмовиков Су-25 до транспортных самолетов Ил-76, а также подтвержденные сбития вертолетов Ка-52. Также вероятно, что 25 февраля украинские ПВО сбили над Киевом один из своих самолетов Су-27.

Этим можно объяснить относительное или полное отсутствие тяжелых российских дальних бомбардировщиков типа Ту-22М, которые использовались в благоприятных условиях в Сирии и в более враждебных условиях в Грузии, где был потерян как минимум один.

Некомпетентность на местах

Район, где русские проявили наибольшую некомпетентность, находится на земле. С самого начала кампании русские соединения практически не проявляли боевой готовности.

В некоторых случаях российские взводы сдавались в первый же день, наткнувшись на украинское сопротивление.Российская разведка поля боя, кажется, особенно плоха, поскольку многочисленные подразделения просто устраивают засады. Это невообразимо в эпоху, когда дроны могут обеспечивать круглосуточное прикрытие поля боя, а также быструю огневую поддержку. Действительно, только в 2020 году азербайджанским военным удалось с помощью беспилотников разгромить сильно окопавшиеся армянские силы в труднопроходимой местности.

Российские тыловые подразделения кажутся совершенно незащищенными от атак беспилотников или арьергарда, а артиллерийские, тыловые, инженерные и другие подразделения, не являющиеся передовыми, часто подвергаются атакам.

Российский спецназ, похоже, атакует без какой-либо поддержки, что видно из первоначальной неудачной атаки на авиабазу Хостомель, где был уничтожен первый российский десантник. Присутствие украинской авиации и полное отсутствие российской авиации — еще одно свидетельство плохой работы российских ВВС и плохой координации между различными родами российской армии. В других случаях также были уничтожены группы диверсантов в Киеве.

Изображение системы вооружения ТОС-1 российского производства.Кредит изображения: Creative Commons.

Президент Путин наблюдает за совместными стратегическими учениями вооруженных сил Российской Федерации и Республики Беларусь «Запад-2021».

Российский танк на Красной площади в 2021 году. Изображение предоставлено Российской Федерацией.

Таким образом, русским войскам не удалось захватить ни один крупный город, хотя Киев, Мауриполь и Харьков были в осаде к 4-му дню. Российские потери неизвестны, но предположительно велики.

Без сюрпризов

Большая часть этого не должна вызывать удивления.

Несмотря на новые военные игрушки Путина, российские военные страдают от плохого морального духа и коррупции. Даже русские младшие офицеры живут в нищенских условиях в армии, которая почти или совсем не уважает их.

Плохая тактическая подготовка уже была замечена в Сирии и других местах. Например, номинально частная, но тесно связанная с российскими военными группа наемников Вагнера понесла большие потери в боевых действиях, особенно в Сирии. В 2018 году американские силы уничтожили объединенные сирийско-вагнеровские силы с помощью артиллерии и вертолетов без потерь со стороны американцев и ранен только один солдат союзников.

Подготовка Вагнера проводится российскими военными и особенно 10-й -й бригадой специального назначения ГРУ России. Таким образом, можно предположить, что это обучение аналогично обучению российских войск. Если судить об эффективности Вагнера, то можно предположить, что российские войска будут ненамного лучше, и действительно, украинский опыт является убедительным свидетельством этой присущей им некомпетентности.

Действия ВВС и ПВО России в Сирии и Ливии выявили множество проблем с российскими системами.В Сирии российская авиация полагалась в основном на неуправляемое оружие малой дальности. Для доставки этого неуправляемого оружия требуется, чтобы самолет пролетал над противником и, следовательно, над потенциальной системой противовоздушной обороны. У ИГИЛ не было интегрированной системы противовоздушной обороны, поэтому российские самолеты могли атаковать без особого риска. Как уже упоминалось, Украина имеет довольно сложную систему противовоздушной обороны, поэтому атака с применением оружия малой дальности сопряжена с гораздо большим риском для атаки самолетов с использованием старомодных неуправляемых атак, более подходящих для Второй мировой войны, чем для современного поля боя.

Российская военная артиллерийская установка. Кредит изображения: Creative Commons.

Президент России Путин с российскими вооруженными силами. Кредит изображения: Creative Commons.

Российская система ПВО также оказалась неадекватной против беспилотников и дистанционно управляемых боеприпасов в Ливии, Сирии и Нагорном Карабахе. В Сирии Израиль регулярно избегает хваленых систем С-300, а сирийцы, по-видимому, признают, что российские системы бесполезны против израильских крылатых ракет.

Кроме того, Шведское агентство оборонных исследований сообщило, что даже новейшие системы С-400 разрекламированы и далеки от заявленных возможностей. Однако Россия развернула С400 против Украины, учитывая действия ВВС Украины, очевидно, что они не выполнили своих обещаний.

Хорошие новости для НАТО

Военные учения 2014–2015 годов показали, что русские сокрушат силы НАТО в странах Балтии за 36–60 часов. Учения в Польше показали, что страна не продержится и недели под натиском русских.Украинский опыт говорит о том, что все это нужно пересмотреть.

Учитывая жалкое выступление России против предположительно гораздо более слабого противника, невозможно понять, как российские силы превзойдут НАТО. Если российские силы не могут сокрушить военно-воздушные силы со 120 устаревающими истребителями, то как они могут сокрушить большой современный парк F-22, F-35, Eurofighters и других современных боевых самолетов, поддерживаемых системой AWACS, а также другими передовыми источниками сбора разведданных? как большое количество дронов?

Российские силы вообще не могут наступать против НАТО без превосходства в воздухе.А очевидная слабость их систем ПВО, особенно против самолетов-невидимок и беспилотников, приведет к уничтожению российских сухопутных войск.

В случае с НАТО России придется быстро решить, стоит ли становиться ядерной, что она, возможно, уже делает на Украине.

Денис Коста изучал политологию и международный бизнес в Университете Тасмании, Австралия. Он работает в сфере управления медицинским бизнесом, но сохраняет большой интерес к военным и международным делам.

Россия и война — Сайт изучения истории

В России не было единого фронта, когда была объявлена ​​война Германии и Австрии. Премьер-министр Горемыкин придерживался патриотической линии и имел больший доступ к Николаю, чем большинство других министров.Однако такие министры, как министр иностранных дел Сазинов, были куда более осторожными. Даже военный министр Сухомлинов не был уверен, способна ли Россия вести войну против Германии. Память о катастрофической русско-японской войне была еще сильна, и возможно, что психологически Россия еще не оправилась от поражения.

Горемыкину удалось уговорить Николая выступить перед толпой перед Зимним дворцом. Царь был встречен очень тепло, как и его заявление о том, что Санкт-Петербург, названный в честь Петра Великого, будет переименован в Петроград, поскольку Санкт-Петербург считался слишком немецким.Горемыкин правильно предчувствовал, что горожане сплотятся к царю в час нужды его нации. Поэтому фактическое объявление войны не ускорило революционный процесс.

Война во многом укрепила отношения между Великобританией, Россией и Францией. Французские инвестиции в российскую промышленность эффективно финансировали ее развитие. Считалось, что военно-морская мощь Британии и армии России и Франции будут более чем достойными соперниками Германии.

Почти в одночасье в России прекратились забастовки, народ сплотился к царю.Объявление войны также разделило революционеров. Многие также присоединились к патриотическому призыву, наиболее известным из которых был Плеханов. На данный момент те, кто призывал к миру, были отодвинуты на второй план.

Однако опасения Сухомлинова вскоре проявились. Россия просто не была готова к войне против такой могущественной державы, как Германия. Никаких планов по переводу экономики России на военный лад не разрабатывалось. Ее промышленный рост был связан с тяжелой промышленностью, но не с производством современного оружия.

Когда Россия вступила в войну, ее армия насчитывала 1,5 миллиона человек — намного больше, чем британская армия, и численно соответствовала немецкой армии. На бумаге Россия с 3 миллионами резервистов представляла собой грозную военную силу. Однако цифры могут ввести в заблуждение. Многие были просто не более чем пушечным мясом.

Русская Армия имела 60 батарей тяжелой артиллерии. В немецкой армии их было 381. В России было по 2 пулемета на батальон. В Германии было 36.

У России в декабре 1914 года тоже кончились боеприпасы для пехотинцев.В российской армии в среднем на 10 000 человек приходилось один хирург. Многие раненые умерли от ран, которые лечили бы на Западном фронте. С медицинским персоналом, рассредоточенным по фронту в 500 миль, вероятность того, что какой-либо российский солдат получит какое-либо лечение, граничила с нулем.

Начнем с того, что русская армия добилась успеха как против немцев, так и против австрийцев. На Германию напали через Восточную Пруссию, а на Австрию через Карпаты. Когда у солдат заканчивались боеприпасы, они дрались штыками.Никто не сомневался в мужестве русского солдата. За первоначальными успехами также удалось замаскировать хронические проблемы в российской армии.

Ни одна армия не могла выдержать 3 800 000 потерь за первые 10 месяцев войны. В эту цифру также входило огромное количество офицеров, которые шли в бой в своей парадной форме, что делало их легкой мишенью для любого немецкого снайпера или пулеметчика. К 1915 году шанс быть убитым у русского офицера составлял 82%, а в некоторых районах кампании продолжительность их жизни составляла от 4 до 5 дней.Один немецкий пулеметчик писал домой: «Они все приближались, а мы продолжали стрелять. Периодически нам приходилось расталкивать тела, чтобы стрелять по свежим волнам».

Русские потеряли 100 000 человек за один день битвы при Танненбурге.

По иронии судьбы, наибольшее влияние русские оказали на Западном фронте. Немцы были настолько обеспокоены неожиданным продвижением русских в Пруссию, что перебросили две дивизии с Западного фронта на Восточный фронт.Это не было частью плана Шлиффена, и это дало французам передышку, в которой они нуждались на Марне, чтобы остановить наступление немцев на Париж. Брусиловский прорыв был очень успешным, но только в краткосрочной перспективе. Это также было против австрийской армии, а не немецкой армии.

Условия в русской армии были плохими. В сочетании с ужасающим уровнем смертности существовала нехватка продовольствия, а убежище зависело от того, где вы находились в конкретный момент времени. По мере развития войны дезертирство стало более распространенным явлением, как и убийства офицеров их же людьми.Агенты советов принесли пропаганду на фронт войны, чтобы поощрить мятеж и распространять революционные идеи. Они обнаружили, что многие были готовы слушать. Когда царь призвал верные войска для подавления мартовской революции 1917 года, он нашел лишь немногих, кто был готов подчиниться.

В злосчастной кампании легко можно было свалить на генералов русской армии. Николая не нужно было связывать с их неудачами. Однако когда он решил отправиться на фронт, чтобы лично командовать русской армией в качестве главнокомандующего, всю вину за поражения он взвалил на себя.Для одних это был героический поступок, для других — очень глупый.

Related Posts

  • Зимняя война 1939 года Война между Россией и Финляндией, обычно называемая Зимней войной, продолжалась с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1939 года…

Русская армия и ведение операций в 1914 году

Британский журнал военной истории, том 2, выпуск 2, февраль 2016 г.

Русская армия и проведение операций в 1914 г. СТИВЕН УОЛШ Королевская военная академия в Сандхерсте Эл. достаточно знаком, но русская кампания 1914 года, за исключением Танненберга, изучена плохо.Военная стратегия Российской Армии, выбор, который она сделала, чего она пыталась добиться, почему и как, малоизвестны. В этой статье российская стратегия и операции будут проанализированы в тематической, а не повествовательной манере, а ведение операций русскими будет помещено в контекст российского военного мышления того времени. Он будет утверждать, что относительная важность восточно-прусской и галисийской операций была неправильно понята, особенно русских операций в северной Галиции. В конце августа 1914 г. русская армия столкнулась со стратегической катастрофой на всем Восточном фронте не из-за событий в Восточной Пруссии, а в северной Галиции, где обострилось хроническое несоответствие целей и средств в русской военной стратегии.Желание российского высшего командования начать третью операцию в Восточной Германии в августе 1914 года исказило русскую стратегию до такой степени, что русская армия заигрывала с катастрофой в северной Галиции, столкновением с катастрофой, которая спасла русскую стратегию от ее собственных иллюзий, позволив им разгромить австрийцев и заставить немецкую армию вести затяжную войну на два фронта. «История кампании 1914 года есть не что иное, как история последствий стратегических ошибок военного плана». события, положившие начало Первой мировой войне, войне

1

Н.Н. Головин, Русская кампания 1914 г. (Лондон: Hugh Rees Ltd, 1933), с. 73. 2 C. Кларк, Лунатики (Лондон: Penguin, 2013), с. 509 расценивает русскую мобилизацию как «одно из важнейших решений июльского кризиса». 59

РОССИЙСКАЯ АРМИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ В 1914 ГОДУ, повлекшей за собой миллионы потерь русской армии, социальные бедствия3 и, в конечном счете, две революции 1917 года, уничтожившие династию Романовых. Война была политической, военной, социальной и экономической катастрофой.За ней последовала ужасная Гражданская война в России (1918–1921), из которой большевики вышли победителями, чтобы навязать свою версию утопии разрушенному обществу. Существует всеобъемлющая, исчерпывающая и действительно исчерпывающая литература о происхождении Первой мировой войны. Однако в этой статье не будет анализироваться, почему Россия пошла на войну, и если они не повлияли на планирование и проведение операций, не будут анализироваться и политические цели России. В нем будет рассмотрено, как русская армия планировала идти на войну и как она вела операции в Восточной Пруссии, Галиции и Польше.В нем будет проанализирована и объяснена военная стратегия России в 1914 году, чего русские надеялись достичь и почему Ставка, русское верховное командование, сделала стратегический и оперативный выбор, который привел к успеху и провалу. Русская армия 1914-1918 годов кажется неизгладимо ассоциирующейся с образом плохо экипированной массы храбрых, но ограниченных солдат, ведомых неумелым офицерским корпусом, представителей дискредитировавшей себя царской политической системы, отправившихся на войну, по иронии судьбы, среди прочих вещи, чтобы поддержать статус России как великой державы.4 Русская армия 1914 года была ущербным инструментом, громоздким инструментом царского государства, неспособным использовать военный потенциал России. Однако фактом является то, что хотя русская армия регулярно терпела поражения от немцев в 1914 году, она также нанесла значительное поражение австро-венгерской армии, что стало одним из немногих решающих стратегических событий кампании 1914 года. Наследие русско-японской войны В августе 1914 года русские хотели восстановить военную репутацию, подорванную русско-японской войной 1904-1905 годов.Портсмутский договор, штат Нью-Гэмпшир, подписанный в сентябре 1905 года, публично признал победу Японии и унижение России. Армия потерпела поражение, а флот разгромлен, а их деятельность изображалась симптоматической для средневекового царского самодержавия, плохо приспособленного для современного мира. Поражение в войне спровоцировало внутренние волнения, и в октябре 1905 года царский режим едва предотвратил революцию, предоставив политическую конституцию и выборное собрание — Думу. Русско-японская война показала, что «мы не знали

3

D.Стивенсон, 1914-1918, История Первой мировой войны (Лондон: Penguin, 2004), с. 102. 4 С. МакМикин, Российские истоки Первой мировой войны (Кембридж: издательство Гарвардского университета, 2011 г.), прямо рассматривает внешнюю политику России и цели войны. Он считает, что «война 1914 года была войной России даже в большей степени, чем войны Германии», с. 5. Далее он утверждает, что Россия планировала агрессивную войну против Османской империи еще во время боснийского кризиса 1908-09 гг., с. 16, полагать, что русские пошли войной за Сербию, «наивно» (стр.29) и что у России была «жажда Австрийской Галиции», с. 22. www.bjmh.org.uk 60

Британский журнал военной истории, том 2, выпуск 2, февраль 2016 г., современная война»5, и первоначально армия стремилась распознать и усвоить ее уроки.6 Однако к 1908 г. целеустремленность выродилась в ссоры, каббалистические выходки, которые подрывали реформы и нарушали русское стратегическое планирование, несмотря на тот факт, что оно «подпитывалось неотвратимостью общеевропейской войны». 13: каждый был либо продуктом, либо вовлеченным, либо поглощенным эндемичным фракционизмом.8 Ведущие военные мыслители России были убеждены, что русско-японская война стала свидетелем зарождения современных операций. У реки Ша-Хо в октябре 1904 г. 400 000 русских и японских солдат сражались в течение двух недель на фронте глубиной 90 х 20 миль в нерешительной схватке, которая обошлась обеим сторонам примерно в 40 000 жертв.9 Аналогичным образом, под Мукденом в феврале-марте 1905 г. Три русские армии численностью 300 000 человек сражались с пятью японскими армиями численностью 280 000 человек в течение девятнадцати дней на фронте глубиной 80 х 20 миль.В 1907 году майор Александр Свечин утверждал, что стратегия, использование военной силы для достижения целей и тактики национальной войны, командование воинами в бою не могут адекватно объяснить Ша-Хо и Мукден.10 Русские теоретики пришли к выводу, что Ша-Хо и Мукден были не сражения, а боевые действия, которые велись на оперативном уровне войны, а именно Ша-Хоевская операция и Мукденская операция. , п.5. 6 Тимоти С. Доулинг, стр. 4 Брусиловское наступление (Блумингтон: издательство Университета Индианы, 2008 г.), предполагает, что в период с 1908 по 1910 г. было опубликовано более 1500 книг по военным вопросам. 7 Ричард У. Харрисон, Русский путь войны: оперативное искусство, 1904-40 (Лоуренс: Университетское издательство Канзаса, 2001), с. 39. 8 Алан Уайлдман, Конец Российской Императорской Армии, том 1 (Принстон, Нью-Джерси: издательство Принстонского университета), с. 70, перечисляет их как Сухомлинова, Мышлаевского, Гернгросса, Жилинского и Янушкевича.9 Роберт М. Ситино, В поисках решающей победы (Лоуренс: University Press of Kansas, 2002), стр. 88-89. 10 А.А. Свечин, «Стратегия и оперативное искусство», Гарольд С. Оренштейн, «Эволюция советского оперативного искусства, 1927–1991», том 1, «Оперативное искусство» (Лондон: Фрэнк Касс, 1995), с. 38. Н. Варфоломеев, «Стратегия в академической формулировке», Гарольд С. Оренштейн, Эволюция советского оперативного искусства, 1927-1991, том 1, Оперативное искусство, (Лондон: Фрэнк Касс, 1995), с. 38. Джейкоб В. Кипп, Советская военная доктрина и истоки оперативного искусства, 1917-1936 гг., под ред., Уиллард С. Франк и Филип С. Джиллетт, Советская военная доктрина от Ленина до Горбачева, 1915–1991 (Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press, 1992), с. 93. 11 См. В.А. Авдеев, «После Мухдена» // Военно-исторический журнал. 8 (август 1992 г.), стр. 2–9. 61

РОССИЙСКАЯ АРМИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ В 1914 ГОДУ Ведущие мыслители русской армии, возможно, пришли к единому мнению о существовании оперативного уровня, но существовали разные теории о типе операций, которые должны были проводиться.Незнамов, приверженец германской военной мысли, выступал за массированные оперативные окружения, проводимые двумя, тремя или даже четырьмя армиями12. Напротив, Свечин утверждал, что окружение и уничтожение в оперативном масштабе представляет собой исключительную, неизменно недостижимую «чрезвычайную победу». 13 Он одобрял последовательные операции, связанные во времени и пространстве в течение нескольких месяцев в кампанию, с «дозированной» военной силой, не поглощаемой в одном, гигантском, рискованном оперативном окружении. 14 Однако «именно во время Первой мировой войны современная операция действительно пришел в себя».15 В августе 1914 г. на начальных этапах Галицийской операции преобладало стремление окружить и уничтожить австро-венгерские войска, добиться «чрезвычайной победы». Точно так же на первый взгляд Восточно-Прусская операция отражала идеи, связанные с оперативным окружением, но на нее также повлияла русская военная традиция обходного хода, или обхода, что подтверждается стратегическими и оперативными директивами, изданными командованием в августе. 1914.16 Обход не был чем-то новым. 17 Действительно, любовь русских к форме непрямого подхода, известной как «поворотное движение», вероятно, происходит из традиции Чингисхана; безусловно, она долгое время была основополагающей для российского военного мышления.18 12

Harrison, The Russian Way of War, pp. 31-35, подробно обсуждает идеи Незнамова. 13 А.А. Свечин, «Стратегия и оперативное искусство», с. 9. 14 Там же, с. 10. 15 Харрисон, Русский путь войны, с. 39. 16 О стратегических директивах см. указание Ставки Командующему Северо-Западным фронтом Жилинскому от 10 августа 1914 г., в котором 1-й армии прямо предписывалось обойти левый фланг противника, а 2-й армии — обходить южную сторону Мазурского фронта. Лейкс, цитируется у генерал-майора сэра Эдмунда Айронсайда, Танненберг: первые тридцать дней в Восточной Пруссии (Эдинбург и Лондон: William Blackwood and Sons Ltd, 1933), с.43. Оперативную директиву см. в Инструкции Жилинского от 13 августа 1914 г., в которой командующий Северо-Западным фронтом сообщал 1-й и 2-й армиям, что «наступление будет вестись путем обхода обоих флангов противника, расположенного в районе озера». (цитируется по Ironside, Tannenberg, стр. 45). 17 Кристофер Беллами, «Наследники Чингисхана: влияние татаро-монголов на императорскую российскую и советскую армии», Журнал Королевского института объединенных служб, том. 128, нет. 1 (март 1983 г.), стр.54-55. 18 Ричард Э. Симпкин, Deep Battle (Лондон: Brassey’s, 1987), с. 33. www.bjmh.org.uk 62

Британский журнал военной истории, том 2, выпуск 2, февраль 2016 г. разрушение. На начальных этапах обходной ход напоминал оперативное окружение, но если оперативное окружение имело целью физическое уничтожение противника, то обход стремился маневрировать разумом и убедить противника отказаться от своей задачи посредством косвенной, психологической угрозы физического уничтожения. .Боснийский кризис 1908–1909 годов показал, что перед лицом решимости Австрии аннексировать Боснию русская армия не могла серьезно помышлять о войне и фактически была неспособна вступить в войну даже против хрипевшего конгломерата Австро-Венгрии19. Россия капитулировала и была разоблачена как великая держава, неспособная использовать войну как инструмент государственной политики. Российская пресса описывала боснийское унижение как «дипломатическую Цусиму»20. Оно отбрасывало длинную тень21. Во время последовательных балканских кризисов 1912–1913 годов граф Турн, австрийский посол в России: неоднократно повторял… что, хотя русский руководство искало и остро нуждалось в мире, оно скорее согласилось бы на почти безнадежную войну, чем столкнулось бы с дальнейшим унижением.22 В период с 1909 по 1914 год во внешней политике России преобладало непреходящее стремление сохранить свой статус великой державы, в случае необходимости силой. Это было вызвано необходимостью культивировать союзников, избегать дальнейших унижений, продвигать интересы России на Черном море и восстанавливать российскую военную мощь как надежный фактор в международных отношениях.23 В августе 1914 г. во многом она действительно боялась мира и унижений больше, чем войны.

19

Дикарь, Конец Российской Императорской Армии, том 1, с.65 цитирует начальника Генерального штаба генерала Рёдигера, который признал, что армия не способна даже к оборонительным действиям. См. также Доминик Ливен, К огню: Империя, война и конец царской России (Лондон: Allen Lane, 2015), с. 223. 20 Там же, с. 222. 21 Д. Ливен, Россия и истоки Первой мировой войны (Нью-Йорк: St. Martin’s Press, 1983), стр. 140-150, представляет собой блестящий анализ продолжительного и глубокого воздействия боснийских унижений на русских лица, принимающие решения. 22 Ливен, Навстречу пламени, с.222. 23 МакМикин, Русские истоки Первой мировой войны, с. 28, утверждает, что у российских политиков была «широко распространенная одержимость, граничащая с паникой, по поводу проливов», позиция, частично обусловленная тем фактом, что русским военным кораблям было запрещено заходить в проливы после Берлинского конгресса в 1878 году. 63

THE РОССИЙСКАЯ АРМИЯ И ВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ В 1914 ГОДУ Миф о паровом катке После унижения боснийцев армия получила огромные инвестиции в автомобильную и железнодорожную инфраструктуру, а также в рабочую силу и технику.Великая программа предусматривала создание к 1917 году армии численностью 1,7 миллиона человек: более многочисленной и лучшей армии, способной к быстрой мобилизации и длительным операциям, с большей огневой мощью, большими резервами и повышенной гибкостью. Русская Армия станет непобедимым стратегическим колоссом. В феврале 1914 года Мольтке недвусмысленно заявил, что «готовность России к войне достигла гигантских успехов со времени русско-японской войны и сейчас намного выше, чем когда-либо в прошлом».25 Тем не менее, «несмотря на все эти улучшения, армия по-прежнему опасно отставала от своих вероятных противников» 26. Одним из устойчивых мифов двадцатого века, как тогда, так и сейчас, было представление, если не реальность, неограниченных людских ресурсов России. Правда, в августе 1914 года русская армия была самой многочисленной в мире, но это было поверхностное превосходство. Россия мобилизовала меньший процент своей рабочей силы, чем Франция или Германия, в то время как пресловутая система льгот гарантировала, что многие из тех, кто мог служить, не служили, а те, кто служил, были более низкого качества.Количество не компенсировало плохое качество, а льготный режим также лишил офицерский корпус способных лиц, которые, в отличие от аристократии, не были социально подготовлены к службе в армии27. Однако союзники и соперники России, особенно Германия, упорно переоценивали русскую армию. , убежденные, что это смещает баланс сил в сторону Тройственной Антанты.28 Двойной союз превратился из нервного стратегического страхового полиса, движимого страхом перед Германией, в более конфронтационный военный союз.Совместное французско-русское военное планирование было более актуальным и значимым в период 1911-14 гг. Восприятие военного восстановления России повлияло на французское стратегическое планирование, в то время как союз России с Францией доминировал в российской стратегии в августе 1914 года. Это была стратегия, определяемая постоянной борьбой за примирение целей и средств. Дилеммы русской военной стратегии В период 1909-1914 годов в российском стратегическом планировании доминировала борьба за разработку военного плана, способного примирить необходимость вести войну на два фронта против Германии и Австрии, поддерживать французов, защищать Польшу, вторгнуться в Германию и защитить Сербию.29 Эти стратегические дилеммы оставались нерешенными в августе 1914 г.; 24

Харрисон, Русский путь войны, с. 40. Норман Стоун, Восточный фронт, 1914-1917 гг. (Лондон: Penguin, 1998), с. 37. 26 Харрисон, Русский путь войны, с. 40. 27 Стоун, Восточный фронт, с. 21. 28 Кларк, Лунатики, стр. 311-313. 29 Брюс В. Меннинг, «Планирование войны и начальные операции в контексте России», Хольгер Хервиг и Ричард Ф. Гамильтон (ред.), War Planning 1914 (Кембридж: www.bjmh.org.uk 64 25

British Journal для военной истории, том 2, выпуск 2, февраль 2016 года, действительно, они преследовали кампанию.Дилеммы вращались вокруг ряда ключевых стратегических вопросов, которые были различны и проблематичны сами по себе, но также сложным и неуловимым образом взаимодействовали друг с другом. Это были не эзотерические загадки, а насущные вопросы военной стратегии в мире, где к 1912 г. неизбежность войны между Тройственной Антантой и Тройственным союзом была предметом всеобщего обсуждения в столицах Европы30. Во-первых, должна ли русская стратегия быть наступательным или оборонительным? Во-вторых, как Россия могла одновременно поддерживать французов, сражаться с немцами, бросать вызов австрийцам и защищать сербов? В-третьих, если Россия нападет, ее приоритетом будет Восточная Пруссия, вторжение в восточную Германию на берлинском направлении или австрийцы в Галиции? В-четвертых, был ли польский выступ ключевым стратегическим активом, предоставляющим возможности для наступления и обороны против Австрии и Германии, или неоправданной стратегической обузой, полной ожесточенных поляков? против Германии или, наоборот, напасть на Германию и вести оборонительные действия против австрийцев? В-шестых, была ли реальной возможность быстрой победы русских над немцами, а если нет, то зачем тратить силы на кровавые, нерешительные или неудачные операции против Германии за счет стратегического наступления на Австрию? В-седьмых, была ли на самом деле возможна оборонительная стратегия против немцев, когда Франции требовалось русское наступление, чтобы отвлечь немецкие войска с запада? В-восьмых, может ли русская стратегия сосредоточить внимание на Австрии, исходя из широко распространенного предположения, что основные силы Германии нанесут удар на запад? Если Россия отдавала предпочтение Австрии, а немцы двигались на восток, надвигалась стратегическая катастрофа.Это было маловероятно, но это нужно было учитывать. 32 Девять, русско-японская война и боснийское унижение серьезно поставили под сомнение идею о том, что способность России победить австрийцев, не говоря уже о немцах. Наконец, в-десятых, как Россия могла бы защитить сербов и интересы России на Балканах? В военном плане 1910 г., План 19, четыре русские армии, 1-я, 2-я, 4-я и 5-я, были направлены к границе с Восточной Пруссией, но только 3-я армия выступила против австрийцев в Галисии, а 6-е издательство Кембриджского университета, 2014), стр.80-142, представляет собой прекрасный анализ вопросов, повлиявших на российское планирование. 30 Уильям К. Фуллер-младший, Стратегия и власть в России, 1600–1914 гг. (Нью-Йорк: The Free Press, 1992), с. 438. 31 МакМикин, Русские истоки Первой мировой войны, с. 19, предполагает, что «Польша была поддерживающей раной российского военного планирования, предметом сотен тревожных анализов и бесконечных военных игр». 32 Ю. Данилов Н., Россия в Мировой войне, 1914-1915. (Берлин: Книгоиздательство, 1924), с. 88. Данилов был начальником оперативного отдела Ставки в 1914–1915 годах и играл важную роль в стратегическом мышлении русских в период 1908–1915 годов.65

РОССИЙСКАЯ АРМИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ В 1914 ГОДУ Армия охраняла Санкт-Петербург, а 7-я армия – румынскую границу33. План 1910 года представлял собой оборонительную стратегию, которая решала вопрос о войне на два фронта путем направления главных русских сил против Германии. . Это было решающим, но противоречивым, поскольку фактически отказалось от Польши, чтобы обеспечить российскую мобилизацию. Его критиковали как чрезмерно оборонительный, уступающий стратегическую инициативу, не поддерживающий Францию ​​​​и раскрывающий интересы России в Польше и Галиции перед Австрией.Однако «План 1910» был также отрезвляющей, возможно, реалистичной оценкой возможностей русской армии, а не ее устремлений34. Однако всего за два года русская стратегия перешла от обороны к наступлению. План 1912 года содержал два стратегических варианта: план А и план G. В плане А, который считается наиболее вероятным сценарием, основные усилия Германии будут направлены на запад. Русские войска теперь будут атаковать Восточную Пруссию, не просто защищать границу, а всего двумя армиями, 1-й и 2-й русскими, а не четырьмя, как в плане 1910 года.План А 1912 года также предусматривал одновременное использование трех русских армий, 3-й, 4-й и 5-й, для наступательных операций против австрийцев, а не одной, как в плане 1910 года. В плане G 1912 года основные усилия Германии были направлены на восток. Три русские армии, 1-я, 2-я и 4-я армии, сосредоточатся в Восточной Пруссии, тем самым сместив центр тяжести русских на север по сравнению с планом А 1912 года, но только две армии, 3-я и 5-я, будут вести оборонительные действия против австрийцев. План G 1912 года был, по сути, развитием Плана 1910 года, но в наиболее вероятном сценарии войны, Плане «А» 1912 года, Россия будет атаковать, а не защищаться.35 Таким образом, в случае войны был дан ответ на фундаментальный стратегический вопрос о том, будет ли русская армия атаковать или обороняться. Однако стратегия наступления представляла собой столько же оперативных дилемм, сколько и решала, дилеммы, которые План 1910, несмотря на его ограничения, разрешил, только не приняв во внимание их36. Вариант для Восточной Пруссии Стратегия, предполагавшая наступательные операции в Восточной Пруссии, столкнулась со значительными препятствиями. Во-первых, Россия не могла исключить возможность, если не вероятность нападения Германии из Восточной Пруссии.Во-вторых, любое русское наступление в Восточной Пруссии требовало защиты северной Польши, важной как самой по себе, так и в качестве плацдарма для последующего наступления. и «Г». Однако для простоты понимания я буду называть их «План 1910» и «План 1912». 34 Для получения дополнительной информации о «Плане 1910» см. J. Snyder, The Ideology of the Offensive: Military Decision Making and the Disasters of 1914 (London: Cornell University Press). , 1984), с.166-173; Харрисон, Русский путь войны, с. 43; Стоун, Восточный фронт, стр. 33-34. 35 Фуллер, Стратегия и сила, стр. 444-445. 36 Снайдер, Идеология наступления, стр. 172; Стоун, Восточный фронт, стр. 34-35; Фуллер, Стратегия и власть, стр. 442–443. www.bjmh.org.uk 66

Британский журнал военной истории, том 2, выпуск 2, операции за февраль 2016 г. Кроме того, наступление в Восточной Пруссии требовало отдельных, но связанных операций в южной и восточной Пруссии при охране Польши.Местность, сопротивление немцев и плохая связь с русскими означали, что координация этих операций будет проблематичной. Наконец, потребности в живой силе для совместных операций в Восточной Пруссии и Польше, по-видимому, исключали продолжительные наступательные операции против австрийцев. Польский вариант Французы хотели, чтобы русские вторглись в восточную Германию из Польши. Это завладело бы стратегической инициативой и выполнило бы обязательства России перед Францией, а также подвергло бы российские стратегические и оперативные линии снабжения немецкой атаке из Восточной Пруссии.Вдобавок любое наступление русских на польско-силезской оси рисковало австрийским продвижением в южную Польшу, даже при кошмарном сценарии австро-германского стратегического окружения. Польская свобода и культура. 38 Поэтому для вторжения в Германию требовались значительные русские силы просто для защиты северной и южной Польши, силы, отвлеченные из Восточной Пруссии и Галиции. Австрийский вариант Запутанные сложности Восточной Пруссии и Польши, казалось, рекомендовали австрийцам наступательную и оборонительную стратегию против Германии.Во-первых, русская армия уступала немецкой, но, возможно, превосходила австрийскую. Во-вторых, многие русские офицеры выступали за наступление на Австрию39. Если бы Россия победила Австрию в Галиции, а немцев сдерживали на западе и в Восточной Пруссии, Германия оказалась бы в изоляции. В-третьих, местность Галиции больше подходила для наступательных операций, чем Восточная Пруссия, и была менее рискованной, чем вторжение в Германию. В-четвертых, галисийское наступление исправило бы положение австрийцев, косвенно поддержало бы Сербию и активизировало бы российское общественное мнение, что было ключевым вопросом после 1905 года, а также защитило бы более широкие интересы России на Балканах.Тем не менее, способность России добиться быстрой и решающей победы над австрийцами была спорной, а оборонительная стратегия на севере не могла отвлечь немецкие войска от Франции. Если Россия должна была выйти победителем из европейской войны, Франция должна была выжить, но если Россия отдавала предпочтение Австрии, это казалось менее вероятным. 37

Массированное австро-германское стратегическое окружение русских войск в Польше австрийцами, наступающими с юга, и немцами из Восточной Пруссии было заветной мечтой начальника австрийского Генерального штаба Конрада фон Хотцендорфа.38 Данилов, Россия в Мировой войне, стр. 86; Фуллер, Стратегия и власть, op.cit. п. С. 440. 39 В 1912 г. Алексеев, начальник штаба Киевского военного округа, успешно выступал за изменение баланса предполагаемого развертывания русских в плане 1910 г. в пользу наступательных операций против австрийцев. См. Снайдер, Идеология наступления, стр. 174-178. См. также А.М. Зайончковский, Подготовка России к Империалистической Войне, (М.: Государственное Военное Издательство, 1926), с. 237. 67

РОССИЙСКАЯ АРМИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ В 1914 ГОДУ Французская связь Теоретически Россия могла бы использовать свои традиционные сильные стороны в живой силе, географическом положении, расстоянии и времени внутри России, но это была бы полностью оборонительная стратегия, аналогичная плану 1910 года. , рисковал поражением Франции и изоляцией России.В случае успеха на западе Германия, скорее всего, двинется на восток. Немецкая армия считала войну с Россией неизбежной, чем скорее, тем лучше, даже при поддержке Франции, поэтому она не боялась изолированной России. Это был не 1812 год: как показали более поздние события 1915 года, немецкая армия была более чем способна вторгнуться в европейскую часть России. Русская рабочая сила не была безграничной, и не было ясно, что хрупкий политический, социальный, культурный и экономический компромисс, которым была царская Россия, переживет натиск Германии.В 1905 году поражение спровоцировало революцию, а не солидарность. Французское соединение доминировало в российском стратегическом мышлении. Боснийский кризис показал, что без Франции у России было мало военных возможностей. Французская поддержка России во время боснийского кризиса была вялой, но: в Петербурге хорошо понимали, что главной причиной триумфа Австрии была твердая поддержка Германии. План 1910 ужаснул французов.41 В период 1911-1914 годов именно стратегическая необходимость повышения военного авторитета России, служащая интересам Франции, побудила Францию ​​пойти на риск войны за Россию на Балканах. 42 Поддержка Франции подкрепляла рискованную поддержку Россией сербского национализма и ее агрессивной внешней политики по отношению к австрийцам во время Балканских войн 1912–1913 годов. Шаткий статус России как великой державы был сохранен, но доверие к российской армии было неразрывно связано с Францией. Если бы не было французов, не было бы русских нигде.Действительно, единственным способом, которым Россия могла быть уверена, что французы будут там, когда они ей понадобятся, было убеждение их в том, что Россия в состоянии нанести ранние и мощные удары по Германии43. В конечном счете, русская стратегия в августе 1914 г. французским союзом. Если бы России пришлось воевать, она не могла бы воевать в одиночку. Для успеха на востоке требуется французский язык 40

Фуллер, Стратегия и сила, с. 422. Там же, с. 433; Кларк, Лунатики, с. 304. 42 Кларк, Лунатики, с.293-299, а также с. 558, описывает то, что он называет «балканизацией франко-русского союза». 43 Фуллер, Стратегия и власть, с. 439. www.bjmh.org.uk 68 41

Британский журнал военной истории, том 2, выпуск 2, февраль 2016 г. Выживание на западе, в то время как выживание на западе требовало наступления России на востоке. Это не означает, что Россия самоотверженно пожертвовала собой ради французов44. Россия не вступала в войну за Францию, но стратегические возможности России зависели от ее союза с Францией.Французы и русские были партнерами в Двойном союзе, но каждый манипулировал другим, официально признавая интересы своего союзника. Французы хотели, чтобы русские вторглись в Восточную Германию, а также в Восточную Пруссию, потому что для Франции союз был связан с Германией, а не с Австрией. «Естественным» врагом русских были австрийцы, а не немцы, но Россия боялась немцев и не могла даже помыслить о войне с Австрией без Франции45. .Французы и русские нуждались друг в друге. Без двойного союза ни одна из них не могла бы всерьез рассматривать возможность применения силы для достижения политических целей в Европе. Поэтому в августе 1914 года Россия напала на Германию, чтобы поддержать Францию, а взамен получила возможность рассчитаться с Австрией. Двойственный союз объясняет, почему Россия напала и на Германию, и на Австрию, как она напала и где она напала, но, что особенно важно в 1914 году, она оказала несоразмерное влияние на то, когда русские напали, «имея фатальное влияние на ход первых операций советской армии». Мировая война.46 В мае 1913 г. начальник Генерального штаба Жилинский согласился начать русские наступательные операции против Германии всего через пятнадцать дней после мобилизации, несмотря на то, что русская армия не могла надеяться мобилизовать, вооружить, командовать, контролировать, снабжать и эффективно развернуть 800 000 человек для продолжительных операций в течение пятнадцати дней.47 Таким образом, в августе 1914 г. скорость повлияла на русскую стратегию так же, если не больше, чем на немецкую стратегию, и обязывала царские войска выполнять обязательства 15-го дня.48 Это не было

44

Макмикин, Русские истоки Первой мировой войны, с.78, утверждает, что «из всех мифов, которые омрачают понимание Первой мировой войны, самым седым должно быть представление о том, что Россия «пала от меча за Францию»». См. также Snyder, The Ideology of the Offensive, стр. 182, где утверждается, что «это решение может объяснить только собственная заинтересованность России в спасении Франции». 45 МакМикин, The Russian Origins of the First World War, pp. 79-80, утверждает, что большая часть российской политической и военной элиты не интересовалась Восточной Пруссией и не верила, что она сможет победить немцев.46 Н.Н. Головин, Русская кампания 1914 года (Лондон: Hugh Reed Ltd, 1933), с. 54. 47 Снайдер, Идеология наступления, стр. 181, утверждает, что «Жилинский просто сказал французам то, что они хотели услышать». Университетское издательство, 1992), с. 252, имеет более широкое обсуждение 69

РУССКАЯ АРМИЯ И ВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ В 1914 ГОДУ достаточно, чтобы объявить войну: чтобы поддержать Францию, Россия должна была атаковать и атаковать быстро.Цели и средства: третье наступление 1 августа 1914 года, всего через двадцать четыре часа после мобилизации русских, французы запросили вторжение русских в восточную Германию, несмотря на то, что существующая стратегия России строилась вокруг одновременных операций в Восточной Пруссии и Галиции. .49 Чтобы отвлечь немецкие войска с запада, нужно было одновременно начать третью операцию на востоке, но это можно было сделать только в том случае, если она заменила либо Восточно-Прусскую, либо Галисийскую операции. Такое решение внесло бы хаос в русский мобилизационный план, вызвало бы волнения в армии и с российской стратегической точки зрения, если не с французской, вызвало бы больше проблем, чем решило.Кроме того, третья операция сместит стратегический центр тяжести русских на запад, в центр Восточного фронта, что будет иметь серьезные оперативные последствия для Восточной Пруссии и Галисийской операции. 4-я армия была самым северным русским соединением, участвовавшим в Галицийской операции. Это была единственная русская часть, которая могла даже предполагать предстоящие операции на направлении Варшава-Берлин. Однако он не мог сделать этого самостоятельно, и любая диверсия поставила бы под угрозу его роль северного крыла Юго-Западного фронта в окружении австрийских войск в Галиции.Кроме того, 4-я армия была стратегической точкой опоры Русского фронта, соединением, соединявшим в единое целое Северо-Западный фронт (СЗФ) в Восточной Пруссии и Юго-Западный фронт (ЮЗФ) в Галиции. Можно возразить, что «варшавский опорный пункт» (то есть 4-я армия) позволил русским заявить, что у них есть выбор между Варшавой и Берлином, в то время как на самом деле Галиция всегда была главным направлением русских усилий50. Тем не менее фактом является то, что 6 августа В 1914 году Ставка принимала решения, либо с целью показухи, либо с подлинными стратегическими намерениями, которые учитывали интересы Франции таким образом, что это имело существенные стратегические, оперативные и тактические последствия для операций в Восточной Пруссии и Галиции, решения, которые сформировали русскую кампанию 1914 года.Гвардейский корпус и 1-й корпус, обещанные 1-й армии в Восточной Пруссии, были передислоцированы в Варшаву, как и 18-й корпус из Санкт-Петербурга. Ставка объявила, что в этих частях

несоответствие между русской армией было совершено в условиях мобилизации и Киевских маневров апреля 1914 г. 49 Головин, Русская кампания 1914 г., с. 83. 50 МакМикин, Русские истоки Первой мировой войны, с. 80. www.bjmh.org.uk 70

Британский журнал военной истории, том 2, выпуск 2, февраль 2016 г. сформирует авангард новой армии для действий против Германии.51 Короче говоря, на Варшаву были отведены три корпуса, к которым позже присоединились все 9-я и 10-я армии. Кроме того, Ставка перебросила 20-й корпус из состава 4-й армии в состав 1-й армии в Восточной Пруссии52. 10 августа 1914 г. Янушкевич заявил, что поддержка Россией Франции «должна принять форму максимально быстрых действий против Германии»53. и SWF, помимо 9-й и 10-й армий, Ставка попыталась организовать третью наступательную операцию русских — вторжение в восточную Германию.54 Принимая эти решения, Ставка готовилась к катастрофе в Галиции и Восточной Пруссии, к стратегической катастрофе, которая уничтожила бы Тройственный союз как эффективный военный союз и избавила бы Германию от стратегического бремени войны на два фронта независимо от событий на западе. Восточно-прусская операция Стратегическая изоляция Восточной Пруссии обрекла 8-ю немецкую армию на ведение отдельной войны, но на оперативном и тактическом уровне. Восточную Пруссию, предмет многочисленных выездов штаба, учений, документов и планов германского генерального штаба, было легче защищать, чем казалось.Немецкое командование хорошо разбиралось в защите региона с надежными стратегическими и оперативными путями снабжения. Немецкий план предусматривал длительную операцию по задержке, в ходе которой 8-я армия давала время немецким войскам на западе для перемещения на восток, прежде чем начать контрнаступление. 8-я армия должна была избежать решающего столкновения, даже если бы это означало освобождение, а не защиту Восточной Пруссии. Линия Ангераппа включала в себя естественные и искусственные препятствия, а также Мазурские озера. Леса, укрепления и зоны поражения отражали атаки противника и мешали маневру.Кроме того, сеть автодорог и железных дорог в Восточной Пруссии была спроектирована таким образом, чтобы обеспечить оперативную мобильность и тактическую маневренность. Следовательно, несмотря на значительное численное превосходство в августе 1914 года, немецкая оборона опиралась на прочный фундамент. Поэтому любое вторжение в Восточную Пруссию было обманчиво сложным. 40; Головин, Русская кампания 1914 года, с. 90. Данилов, Россия в Мировой войне, 1924, стр. 135-136, обсуждает необходимость развертывания 9-й армии; Головин, Русская кампания 1914 года, с.97. 53 Айронсайд, Танненберг, с. 43; Головин, Русская кампания 1914 года, с. 90. Снайдер, Идеология наступления, стр. 194, предполагает, что Данилов и Ставка были очень обеспокоены успехом немцев под Льежем. 54 Х. Страчан, Первая мировая война, Том 1: К оружию, (Оксфорд: Издательство Оксфордского университета), с. 315, утверждает, что Ставка фактически рассматривала Восточно-Прусскую и Галисийскую операции как прелюдию к вторжению в Германию. Снайдер, «Идеология наступления», стр. 160, указывает, что «это третье направление атаки было добавлено в самую последнюю минуту.’ 71 52

РОССИЙСКАЯ АРМИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ В 1914 ГОДУ, действительно, Жоффр, начальник французского генерального штаба, рассматривал Восточную Пруссию как оперативную засаду55. Русский оперативный план Северо-Западный фронт под командованием Жилинского , бывшего начальника Генерального штаба, который согласился на крайний срок 15-го дня, насчитывал 400 000 человек. В ее состав входили 1-я армия Ренненкампфа на восточной границе Восточной Пруссии и 2-я армия Самсонова севернее Варшавы на юго-восточной границе Пруссии.Стратегическое положение Восточной Пруссии предполагало оперативное окружение 8-й армии, но первоначальный план Жилинского, представленный Ставке 10 августа 1914 г., предусматривал продвижение 2-й армии на север просто для удара по южному флангу 8-й армии в то же время, когда он был занят 1-й армией. с востока. Однако Ставка отвергла план Жилинского как несовместимый со своим стратегическим императивом от 6 августа 1914 г., который требовал «скорейшего наступления на Германию»56. Ставка приказала 1-й армии севернее Мазурских озер обойти левый фланг 8-й немецкой армии.Она должна была вести динамичные наступательные действия в Восточной Пруссии «с целью привлечения к себе максимально возможной силы противника»57. 2-я армия должна была наступать севернее, но дальше западнее Мазурских озер, чем это предполагалось Жилинским. Он должен был войти в оперативный тыл, а не только на южный фланг немецких войск, оттянутых на восток 1-й армией. Это должно было уничтожить оставшиеся немецкие войска и предотвратить отход противника к Висле58. Короче говоря, «переманивание немцев на восток было основой плана русских отрезать их от Вислы».59 Стратегической целью Ставки было не окружить 8-ю немецкую армию, а фактически очистить Восточную Пруссию с помощью 1-й и 2-й армий. Армия. Жилинский получил указание, что как только 1-я и 2-я армии выйдут на уровень с Варшавой, левое крыло СЗФ должно вторгнуться в восточную Германию вместе с 9-й армией. Перехват 2-й армией войск противника восточнее Вислы 55

Камень, Восточный фронт, с.54. Янушкевич, 10 августа 1914 г., Жилинскому, цитируется в Ironside, Tannenberg, p. 43. 57 Там же. 58 Генеральный Штаб РККА, Восточно-Прусская Операция, часть серии Красной Армии Сборник Документов Мировой, Империалистической Войны на Русском Фронте, 1914-1917 (М.: Воениздат, 1939), с.61-62. В дальнейшем Восточно-Прусская. 59 Айронсайд, Танненберг, с. 67. 60 Там же, с. 44. www.bjmh.org.uk 72 56

Британский журнал военной истории, том 2, выпуск 2, февраль 2016 г., предназначенный для предотвращения организованного вывода немецких войск, угрожающего операциям России на направлении Варшава-Берлин.Вмешательство Ставки изменило Восточно-Прусскую операцию в соответствии с ее стратегическим императивом начать третью операцию в Восточной Германии, а не в оперативной обстановке Восточной Пруссии. 13 августа 1914 года Жилинский издал исправленную инструкцию, которая соответствовала стратегическим намерениям Ставки. 1-й армии было приказано обойти северный фланг 8-й немецкой армии и отрезать Кенигсберг. 2-я армия Самсонова должна была повернуть южный фланг немцев и наступать на север, западнее Мазурских озер.61 Действительно, 14 августа 1914 г. Жилинский заявил, что 8-я армия должна быть выбита из Восточной Пруссии без окружения.62 Битва при Гумбиннене: 20 августа 1914 г. 17 августа 1914 г. 1-я армия пересекла восточно-прусскую границу на фронте в 35 миль. , с тремя корпусами, 20-м, 3-м и 4-м корпусами, развернутыми с севера на юг. В битве при Сталлупонене 1-я армия окровавила нос, но она продолжилась на запад. Однако 19 августа 1914 года, несмотря на просьбу Ставки о проведении активных операций, Ренненкампф остановил 1-ю армию, чтобы решить проблемы со связью и снабжением.Позиции 1-й армии транслировались в прямом эфире и идентифицировались немецкой разведкой. В ответ Притвиц, командующий 8-й немецкой армией, отказался от идеи затягивания операции в пользу решительного сражения к востоку от линии Ангераппа. 1-я русская армия скорее случайно, чем по замыслу, достигла своей главной оперативной цели — привлечь к себе максимально возможную силу противника. Три из четырех корпусов 8-й немецкой армии, 1-й корпус, 17-й корпус и 1-й резервный корпус двинулись на восток, оставив только 20-й корпус для наблюдения за 2-й русской армией.Битва при Гумбиннене началась для немцев удачно63. На севере 1-й немецкий корпус добился быстрого успеха, но в центре 17-й немецкий корпус отступил под шквальным огнем русской артиллерии. На южном крыле 1-й немецкий резервный корпус, наступавший на северо-восток от Голдапа, был блокирован 4-м русским корпусом. Немецкие корпуса вели изолированные тактические бои без реального оперативного плана: 1-й корпус был введен слишком рано, 17-й корпус потерял 8000 человек, а 1-й резервный корпус был окровавлен.К 18.00 20 августа 1914 года Гумбиннен был закончен. 1-я русская армия понесла тяжелые потери, но не была уничтожена, а 8-я немецкая армия была отведена на восток. Утверждалось, что «Гумбиннен следует считать победой Германии», но когда пыль улеглась, отчеты подтвердили, что 2-я армия Самсонова пересекла Восточную Пруссию. 263. Харрисон, Русский путь войны, стр. 46-47. 63 Strachan, The First World War, pp. 321-322, дает содержательный отчет о существенных деталях битвы при Гумбиннене.См. также У. Брюс Линкольн, Проход через Армагеддон (Нью-Йорк: Саймон и Шустер, 1986), стр. 67–69. 73 62

РОССИЙСКАЯ АРМИЯ И ВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ В 1914 г. граница.64 Двигалась на север в тыл 8-й армии. На волне катастрофического пессимизма Притвиц пришел к выводу, что 8-я армия столкнулась с катастрофой. Стратегически он рисковал быть отрезанным от Германии. В оперативном отношении три корпуса закреплялись за 1-й русской армией. Тактически 20-му немецкому корпусу противостояла вся 2-я русская армия. В 21.В 30 часов 20 августа 1914 г. Притвиц сообщил ошеломленному немецкому командованию в Кобленце, что Восточная Пруссия потеряна и 8-я армия отступает к Висле65. Русский обход убедил Притвица, что 8-я армия будет уничтожена и не сможет выполнить свою задачу. Короче говоря, русские успешно маневрировали его умом и достигли в теории, если еще не на практике, стратегической цели Ставки «очистить Восточную Пруссию с помощью Первой и Второй армий». 66 Казалось, что историческая победа русских неминуема и создаст оптимальные условия для третьей операции Ставки.Последствия Гумбиннена: триумф и катастрофа Чтобы превратить оперативные возможности, созданные Гумбинненом, в стратегическую победу, 1-я русская армия должна была закрепить 8-й немецкий отряд в Восточной Пруссии. Тем не менее, 1-й русский ничего не сделал. Три дня ничего не делал. Действительно, Ренненкампф приказал ему отдохнуть, пока три немецких корпуса вышли из боя с 1-й русской армией и соединились со 2-й армией. 23 августа 1914 г. 1-я армия возобновила наступление, но Жилинский ничего не сделал для ее активизации, преследуя 2-ю армию.Видение Жилинским Восточно-Прусской операции оставалось, по сути, его первоначальным оперативным планом, отвергнутым Ставкой 10 августа 1914 г. , более тонкие стратегические нюансы плана Ставки, в котором фактическое физическое уничтожение немецких войск в Восточной Пруссии было менее важным, чем скорость, с которой была вытеснена 8-я армия. Жилинский считал, что 1-я армия выполнила свою оперативную задачу, и не сомневался в лени Ренненкампфа после Гумбиннена.Действительно, Жилинский не посылал ему никаких приказов идти вперед и никак не комментировал его неспособность поддерживать связь с противником.67

64

47. См. также Головина, который утверждает, что «несмотря на поражение, нанесенное немцам в центре, все преимущества были на их стороне» вечером 20 августа 1914 г. 65 Роберт Б. Эспри, Немецкое верховное командование на войне (Лондон : Warner Books, 1991), с. 57. 66 Стратегическая цель Восточно-Прусской операции, изложенная Янушкевичем Жилинскому 10 августа 1914 г.Цитируется по Ironside, Tannenberg, p. 44. 67 Айронсайд, Танненберг, с. 199. www.bjmh.org.uk 74

Британский журнал военной истории, том 2, выпуск 2, февраль 2016 г. По мнению Жилинского, задачей 2-й армии было завершить работу 1-й армии. Поэтому 22 августа 1914 г., когда 1-я армия отдыхала, Жилинский потребовал от 2-й армии «немедленных и решительных действий»68. СЗФ должен был провести одну операцию двумя армиями, но, хотя Жилинский был уверен, что 8-й армии не уйти, его действия превратил Восточно-Прусскую операцию в две операции отдельных армий.26 августа 1914 г. Жилинский приказал двум корпусам 1-й армии, составлявшим половину ее численности, отрезать Кенигсберг69. Это представляло собой отдельную операцию в то время, когда прямое взаимодействие 1-й армии со 2-й армией имело решающее значение для закрепления немецких частей. Директива Жилинского изолировала 2-ю армию и избавила 8-ю немецкую армию от опасений, что 1-я армия зайдет ей в тыл. Жилинский был настолько одержим призрачной угрозой Кенигсбергского гарнизона, что не смог предвидеть, обнаружить или понять выход 8-й армии из боя с 1-й армией.При этом Жилинский создал окно возможностей, которое позволило немцам вырвать победу из поражения. Это был катастрофический провал оперативного искусства. Наступление 2-й русской армии 19 августа 1914 г. 2-я армия начала действия пяти корпусов 2-го, 6-го, 13-го, 15-го и 23-го, дислоцированных на юго-восточной границе Пруссии для выполнения инструкции Жилинского № 1.70. к северу, но и к западу от Мазурских озер, чтобы отрезать путь отхода немцев к Висле.Наступление 2-й армии потрясло немцев до глубины души, но на самом деле 2-я армия была гораздо менее слаженной и мощной силой, чем казалось. У Жилинского и Самсонова были сварливые, антагонистические отношения, и они столкнулись 16 августа 1914 года. Самсонов считал, что 2-я армия должна двигаться на север, но также и дальше на запад, чтобы выполнить приказ Ставки, в то время как Жилинский настаивал на том, чтобы 2-я армия двигалась прямо на север. 71 Самсонов был непокорным, но лучше Жилинского понимал стратегические намерения Ставки. Директива Жилинского, возможно, использовала язык обходных маневров, но его действия и приказы на протяжении всей Восточно-Прусской операции, по-видимому, были направлены на проведение охвата или фланговой атаки, а не обхода или обходного маневра.Связь 2-й армии была ненадежной: Самсонов и его командиры корпусов не могли эффективно общаться. 72 Действительно, сообщение 68

Ibid., p. 128. Восточно-Прусская Оператися, стр. 228-229. См. также Головин, Русская кампания 1914 г., стр. 303-304. 70 1-й корпус Артаманова изначально не входил в состав 2-й армии, а занял позицию на западном фланге позиции 2-й армии. 71 Айронсайд, Танненберг, с. 124. 72 Восточно-Прусская Оператися, с. 264. Страчан, Первая мировая война, с.326, утверждает, что к 20 августа 1914 г. внутренние коммуникации 2-й армии были нарушены. операций в 1914 г.73 На самом деле, 2-я армия двинулась в Пруссию скорее как пять отдельных, расположенных вместе тактических групп, чем как сплоченная оперативная сила, способная к устойчивым, скоординированным маневрам. Ключом к оперативному маневру и снабжению в 1914 году были не стратегические железнодорожные артерии, а региональные сети.Перед Северо-Западным фронтом, особенно 2-й армией, стояла задача провести быстрые и продолжительные операции в районе, практически лишенном материально-технической инфраструктуры. Местная сеть автомобильных и железных дорог была плохой, что было наследием преднамеренной стратегии русских по сдерживанию немецкого наступления. Оперативные и тактические возможности СЗФ были ограничены, а линии наступления предсказуемы. Это был паровой каток, которому по определению не хватало маневренности, и он полагался на массу для создания сокрушительного стратегического и оперативного импульса для победы над врагом.Тем не менее, в августе 1914 года СЗФ не мог выдерживать быстрый маневр на больших расстояниях и не обладал тактической маневренностью 8-й армии. Быстрые операции остановили немцев, но СЗФ так и не развили стратегический, оперативный и тактический импульс, необходимый для разгрома 8-й армии. Он уложился в срок 15-го дня, но не был готов к длительной работе. Его тыловые службы были в хаосе до начала операций, но стратегическая потребность в скорости для поддержки Франции заглушала реальность. В результате логистические усилия русских в августе 1914 г. оказались катастрофически неэффективными, особенно в Восточной Пруссии.Лошади были необходимы, но фураж создавал огромную нагрузку на снабжение. Офицеры 1-й армии пожаловались на нехватку материально-технического обеспечения всего через 48 часов после начала операции. Бойцы 2-й армии сутками шли по песчаной земле, в удушающий зной, томимые жаждой, живя впроголодь, прежде чем вступить в бой с противником. В Восточной Пруссии и Галиции русские части вступили в бой, не имея 20 % своего личного состава, но по-прежнему имели слишком много войск для снабжения74. Таким образом, русская армия с трудом снабжала поспешные, плохо подготовленные операции, которые она на самом деле обдумывала в течение двадцати лет.Скорость, инерция и боевая мощь были жизненно важны, но распад русского тыла сделал их несовместимыми, а также необходимыми. СЗФ и Самсонов понятия не имели, что 2-я армия идет в немецкую ловушку. Жилинский не знал, что 20-й немецкий корпус преднамеренно сдерживал действия, чтобы позволить 8-му немецкому корпусу на востоке маневрировать на запад против 2-й армии. 2-я армия страдала от плохой разведки, прерывистой связи, неумелого командования, разбитых войск, хаотичной логистики и проблемной местности.23 августа 1914 г. Самсонов запросил паузу для разбора тыла 2-й армии.

73

Дэвид Р. Стоун, Российская армия в Великой войне (Лоуренс: University Press of Kansas, 2015), с. 72. 74 Макс Хастингс, Катастрофа (Лондон: Уильям Коллинз, 2013), с. 268. www.bjmh.org.uk 76

Британский журнал военной истории, том 2, выпуск 2, февраль 2016 г. Жилинский отказался, настаивая на том, что «противник, по-видимому, оставил перед вами лишь незначительные силы»75. Запрос Самсонова отражал точку зрения крепких, компетентных солдат, таких как генерал 15-го корпуса Мартос.Однако в ошеломляющем порыве 24 августа 1914 г. Жилинский заметил, что: видеть врага там, где его нет, есть трусость, но я не позволю генералу Самсонову изображать из себя труса и требовать от него продолжения наступления76. вел вслепую, но в оперативной обстановке, задушенной туманом войны, 24 августа 1914 г. немецкая разведка перехватила сообщения 2-й армии, транслировавшиеся в прямом эфире. Немцы обнаружили позицию, намерения и будущие движения 2-й армии, а также ее хаотичную ситуацию со снабжением.25 августа 1914 г. дальнейшие перехваты подтвердили, что 1-я армия не взаимодействовала активно со 2-й армией, и впечатление подтвердилось 26 августа 1914 г., когда Жилинский приказал войскам 1-й армии двигаться в Кенигсберг. Немецкий контрудар После Гумбиннена Притвитц был заменен Гинденбургом и Людендорфом, и немцы предположили, что цель русских состояла в том, чтобы окружить 8-ю армию. противостоять 2-й армии, которая считалась большей угрозой.Немцы сделали ставку на удержание пассивной 1-й армии всего двумя дивизиями, чтобы сосредоточить восемь против 2-й армии. 20-й корпус закрепил немецкие позиции, в то время как войска маневрировали против 6-го русского корпуса справа от русских и 1-го русского корпуса на крайнем левом фланге 2-й армии. Это был поразительно рискованный план, зависящий от сети железных дорог, отлаженной штабной работы и неумелого соучастия 1-й армии78. Все было готово для Танненберга. 26 августа 1914 года 17-й немецкий корпус, наступая с северо-востока, прорвал 6-й русский корпус и двинулся на юго-запад.Правое крыло 2-й армии было полностью разоблачено, но 6-й русский корпус не смог сообщить Самсонову, который остался в неведении о своей судьбе. На рассвете 27 августа 1914 г. 1-й немецкий корпус уничтожил 1-ю 75

Восточно-Прусскую операцию, стр. 263-264; Головин, Русская кампания 1914 года, с. 195. 76 Головин, Русская кампания 1914 года, стр. 204-205. 77 Гастингс, Катастрофа, с. 273. 78 Там же, стр. 275, хотя Гастингс указывает, что подобные маневры были предметом немецких учений в 1891, 1898 и 1899 годах.77

РУССКАЯ АРМИЯ И ВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ В 1914 г. Русский корпус под Усдау на левом фланге 2-й армии. Он двинулся на восток, чтобы встретить 17-й немецкий корпус, в то время как в центре 20-й немецкий корпус боролся с центральными корпусами 2-й армии, 13-м и 15-м, в ожесточенных позиционных боях. К рассвету 28 августа 1914 года 2-я армия попала в окружение. В ответ Самсонов двинулся в карман, чтобы принять личное командование, может быть, кто знает, чтобы показать Жилинскому, что он не трус. Это был бесполезный жест. Северо-Западный фронт и 2-я армия были перепродуманы, переиграны и переиграны.В ночь с 28 на 29 августа 1914 г. 2-я армия начала распадаться. Командование прекратилось, когда разбитые, отчаянные группы измученных людей боролись и неизменно не могли сбежать из лесов Восточной Пруссии. В ночь с 29 на 30 августа подавленный, отчаявшийся Самсонов покончил жизнь самоубийством. Танненберг был катастрофой: к 31 августа 1914 г. 2-я армия исчезла: 18 000 русских погибли, 92 000 взяты в плен79. В серии боев на Мазурских озерах (7–17 сентября 1914 г.) немцы оттеснили 1-ю армию на восток, понесла тяжелые потери, но не смогла его уничтожить.Боевой отход, проведенный серией изнурительных форсированных маршей, спас 1-ю армию от уничтожения. Однако ничто не могло скрыть тот факт, что восточно-прусская операция потерпела полный провал. К концу сентября 1914 г. русские ушли из Восточной Пруссии, потеряв 250 000 человек за шесть недель80. Первоначальный ФНБ перестал существовать как сплоченная боевая сила. Галицкая операция Юго-Западный фронт под командованием Иванова имел четыре армии, развернутые в две группы, северную и южную.81 Северная группа численностью 337 000 человек состояла из 4-й армии Зальце и 5-й армии Плеве, тогда как южная группа численностью 354 000 человек состояла из 3-й армии Рузского и 8-й армии Брусилова82. Стратегия русских предусматривала концентрическое наступление с продвижением северной группы на юг. -запад, в то время как южная группа двинулась на запад из восточной Галиции, в сторону Лемберга, в массированной операции по окружению. Однако, как и в Восточной Пруссии, Ставка и SWF разошлись во мнениях относительно последовательности операций. Ставка хотела, чтобы северная группа закрепила австрийцев за южную группу, тогда как SWF хотела, чтобы южная группа закрепила австрийцев в восточной Галиции за северную группу.Кроме того, SWF разыскивал 79

Джеффри Джукса, Первая мировая война: Восточный фронт, 1914–1918 (Оксфорд: Оспрей, 2002), с. 23. 80 Там же, с. 22. 81 А. С. Белой, Галицийская Битва. М. и Л.: Государственное Издательство, 1929. С. 62-67, анализирует и описывает русский стратегический и оперативный план в Галиции. Брусилов А.А. Мои Воспоминания. М., 2003. С. 67, описывает Иванова как «узкого, нерешительного и непоследовательного». Алексеева как «довольно умного, но нерешительного и бесхарактерного»: цитируется в Harrison, The Russian Way of War, p.52. 82 Белой, Галиционная битва, стр. 56. www.bjmh.org.uk 78

Британский журнал военной истории, том 2, выпуск 2, февраль 2016 г. 4-я армия на крайнем правом крыле северной группы будет самым сильным соединением, но Ставка хотела, чтобы это была 8-я армия Брусилова на юге83. Все дебаты русских основывались на самодовольном наборе предположений о намерениях Австрии. В период 1909–1912 годов разведка австрийского предателя полковника Редля позволила русским получить четкое представление об австрийской стратегии.84 Русские были убеждены, что основные австрийские силы будут развернуты к востоку от реки Сан в восточной Галиции. Фактически в августе 1914 г. австрийцы фактически развернули свои основные армии — 1-ю Данкля, 4-ю Ауффенберга и 3-ю армию Брудермана — западнее Сан. Северный фланг удерживала группа армий Куммер с корпусом Войрш, немецкой резервной группировкой, охранявшей силезское направление. Южный фланг был обеспечен группой Ковесса, поскольку 2-я армия Бон-Эрмолли не возвращалась с сербского фронта до 25 августа 1914 года.85 В этих условиях решение Ставки от 6 августа 1914 г. импровизировать третью операцию и лишить 4-ю армию ее 20-го корпуса оказало большое влияние на Галицкую операцию. 86 SWF уже растянулся на 400 километров, но Ставка усугубила проблему. 4-я армия, находившаяся на правом крыле северной группы, была, возможно, самым важным русским соединением на всем русском фронте, представляющим физическую и концептуальную связь между Восточной Пруссией, Галицией и Третьей операцией. Однако вмешательство Ставки сделало ее самой слабой российской армией, несмотря на ее ключевую роль в первоначальном оперативном плане ЮЗФ.Кроме того, западное развертывание австрийцев также подвергло бы 4-ю армию, которой Ставка теперь отказала в корпусе, фланговой атаке 1-й и 4-й австрийских армий. Тем не менее русские не знали о фактическом развертывании австрийских войск до 22 августа 1914 года, всего за двадцать четыре часа до того, как северная группа начала операции. Отчет Джеффри Вавро о стратегическом, оперативном и тактическом поведении австрийцев в войне в Галиции познакомил более широкую аудиторию с этим аспектом войны на востоке. часто затмевается Восточно-Прусской операцией.88 Если его вообще замечают, внимание неизменно приковано к захвату южной группой

83

Страхана, Первая мировая война, стр. 351-352; Стоун, Восточный фронт, стр. 82-84. Данилов, Россия в Мировой войне, стр. 158-59. Clark, The Moonwalkers, pp. 115-117, приводит подробности о полковнике Альфреде Редле, старшем австрийском офицере, который шпионил в пользу русских. 85 Н. Головин, «Великая Галицийская битва», The Slavonic Review, vol. 1, нет. 5 (192627), стр. 25–27 и стр. 26–27. 86 Головин, Русская кампания 1914 года, с.97. 87 Джеффри Воро, Безумная катастрофа (Нью-Йорк: Basic Books, 2014). 88 Дэвид Р. Стоун, Русская армия в Великой войне, с. 81. 79 84

РОССИЙСКАЯ АРМИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ В 1914 Г. Лемберг 3 сентября 1914 г.89 Фактически, ключевые события Галицийской операции, да и всего Восточного фронта, включали в себя ряд бурных боев на северном участке во время период с 23 августа по 3 сентября 1914 г.90 Действительно, на ранних этапах Галицийской операции преобладали лобовые столкновения, незапланированные встречные бои за стратегическую, оперативную и тактическую инициативу в северном секторе, поскольку австрийцы и русские стремились перехитрить, перехитрить маневрировать и переиграть друг друга.23 августа 1914 года, продвигаясь на юг, северная группировка русских столкнулась с 1-й и 4-й австрийскими армиями западнее Красника. 4-я русская армия понесла тяжелые потери и отступила на северо-восток к Люблину91. Сражение под Красником было значительным тактическим поражением русских, но оно также имело важные оперативные и стратегические последствия. 92 Красник был ключевым железнодорожным узлом и имел решающее значение для мобильности русских операций в северной Галиции. Если бы австрийцы разгромили 4-ю армию, они могли бы разорвать коммуникации русских с Варшавским военным округом, разъединить Восточно-Прусскую и Галисийскую операции и поставить под угрозу третью операцию Ставки.Кроме того, отход 4-й армии на северо-восток к Люблину оставил ее южного соседа, 5-ю армию Плеве, с двумя открытыми флангами, северным и южным93. Хольгер Аффлербах, «Восточный фронт», в Дж. Винтер (редактор), Кембриджская история Первой мировой войны, том 1, Глобальная война, (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 2014), стр. 234-265, почти не упоминается Галицкие операции. Ян Ф. У. Беккет, The Great War 1914-1918 (Harlow: Pearson, 2001) содержит только один абзац о Галисийской операции (стр.57-58). С другой стороны, Стивенсон, 1914-1918 гг., История Первой мировой войны, с. 69, признает, что «возможно, это имело более серьезные последствия, чем Восточная Пруссия». 90 Вавро, Безумная катастрофа, стр. 169-194, есть целая глава о Краснике. Это в первую очередь с австрийской точки зрения и стремится поместить битву в австрийский стратегический и оперативный контекст. Фактический отчет о битве при Краснике в основном ограничивается стр. 191-193. Уинстон С. Черчилль, Великая война, том 1 (Лондон: George Newnes Limited, 1933), стр.201-209, также есть очень читаемый отчет о битвах при Краснике и Комарове, и его цитирует Вавро. 91 Белой, «Галицкая битва», описывает сражения 4-й русской армии и 5-й русской армии в последнюю неделю августа 1914 г. с огромными подробностями, но см. также Wawro, A Mad Catastrophe, p. 200; Стоун, Восточный фронт, с. 85; Харрисон, Русский путь войны, с. 54; Стоун, Русская армия в Великой войне, с. 87. 92 Белой, Галицийская битва, стр. 105-106, конкретно о битве под Красником. См. также Я.И. Ростунов, Русский фронт первой мировой войны. М.: Издательство, Наука, 1976. С. 131-140, где также подробно освещаются оборонительные операции 5-й русской армии западнее Люблина. 93 Вавро, Безумная катастрофа, с. 204. www.bjmh.org.uk 80

Британский журнал военной истории, том 2, выпуск 2, февраль 2016 г. стратегический план и освобождение австрийцев для нападения на южную группировку русских. Короче говоря, в последнюю неделю августа 1914 г. вся русская стратегия, план кампании 1914 г. и ее оперативное ведение вращались вокруг судьбы 4-й и 5-й армий, северной группировки русских в Галиции.94 Юго-Западный фронт осознавал стратегические, оперативные и тактические последствия поражения 4-й армии под Красником, а также относительную важность северного и южного секторов в Галиции95. 24 августа 1914 г. Алексеев, начальник штаба ЮЗФ, приказал 5-му Левый фланг армии сменить 4-ю армию, атаковав правый фланг 4-й армии Ауффенберга96. Алексеев также приказал 3-й армии Руцкого на север, чтобы обезопасить незащищенный южный фланг 5-й армии. Тем не менее, несмотря на неоднократные приказы, Руской этого не сделал; страх перед 3-й австрийской армией вызывал «почти психотическое благоразумие», но другие считали, что он хотел Лемберга и личной славы.97 28 августа 1914 г., через четыре дня после первого приказа, Иванов поручил Рузскому: перебросить армию вправо; это диктуется положением 4-й и 5-й армий98. Еще 2 сентября 1914 г. взбешенный Алексеев напомнил Рузскому, что: исход первого периода кампании не зависит от ваших действий против Львова (Лемберга) и Днестр… даже взятие Львова не компенсировало бы нам проигрыш в битве на севере99. Хроническая некомпетентность, а также неподчинение стратегическому, оперативному и тактическому командованию мешали русской кампании 1914 года.100 Ставка представляла собой неорганизованный конгломерат личностей и фракций, чья каббалистическая политика заразила российское военное мышление после боснийского кризиса. Ставку номинально возглавлял великий князь Николай, дядя царя, отсутствовавший в высшем командовании с 1908 года, жертва политических баталий с военным министром генералом Сухомлиновым. Сухомлинова ненавидели и им восхищались, но он влиял на Ставку через Данилова, начальника оперативного отдела Ставки. Данилов был более влиятельной фигурой, чем избранник царя на 94

Н.Головин, Великая битва за Галицию, с. 30. Там же, с. 29. 96 Стоун, Восточный фронт, стр. 87-88, рассматривает битву при Замостье-Комарове. См. также Wawro, A Mad Catastrophe, pp. 202-211, в основном с австрийской точки зрения. 97 Н. Головин, Великая битва за Галицию, с. 33. Цитируется по Stone, The Eastern Front, p. 88; Харрисон, Русский путь войны, стр. 54-55. 98 Н. Головин, Великая битва за Галицию, с. 33. 99 Там же, с. 35. 100 Стоун, Восточный фронт, стр. 51-53. 81 95

РОССИЙСКАЯ АРМИЯ И ВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ В 1914 ГОДУ Начальник Генерального штаба Янушкевич.101 Данилов играл ключевую роль в «Плане 1910» и «Плане 1912» и неоднократно конфликтовал с Алексеевым из-за Восточной Пруссии и Галиции. 102 Жилинский считался живым трупом, придворным солдатом, а не оперативным командиром. 103 Иванов был тверд, но постоянно спорил. с Алексеевым и Брусиловым считали его посредственным.104 Рузский игнорировал приказы и гнался за личной славой, однако 16 сентября 1914 г. был произведен в командование СЗФ.105 Руководство Ренненкампфа было почти сатирическим в своей упрямой слепой глупости; Самсонов командовал 2-й армией, но никогда не контролировал ее.Тактические командиры в Восточной Пруссии, такие как 6-й корпус Благовещенский и 1-й корпус Артаманов, были крайне неэффективны, в то время как другие, такие как 15-й корпус Мартос, сделали все возможное в исключительно тяжелых условиях. Стратегические, оперативные и тактические дилеммы, с которыми столкнулось русское командование в 1914 году, были огромными, но некомпетентное командование создавало проблемы и усугубляло неизбежные трудности. Ставка ставила нереальные цели, не могла установить иерархию стратегических и оперативных задач, последовательное соотношение целей и средств, правильно координировать действия фронтов, армий и корпусов.Стратегические планы Ставки были интеллектуально блестящими, но превышали реальные возможности русской армии. Ставка изо всех сил пыталась навязать свою волю командующим фронтами; командующие фронтами спорили с командующими армиями; командующие армиями не могли полагаться на командиров корпусов; некоторые были способными и храбрыми, другие некомпетентными. Короче говоря, армейская политика, неподчинение, личный антагонизм, некомпетентность и плохая связь бросили вызов армейской цепочке командования и подорвали ее способность участвовать в организованном применении силы, что, возможно, является отличительной чертой армии.106

101

Страчан, Первая мировая война, с. 314, указывает, что царь настаивал на том, чтобы Янушкевич стал начальником Ставки в августе 1914 года, хотя он казался неподходящим для этой должности. 102 Там же, с. 314. Snyder, The Ideology of the Offensive, p.165, предполагает, что в период 1910-1914 гг. дебаты о русской военной стратегии были по существу личным соперничеством между Даниловым и Алексеевым. 103 Харрисон, Русский путь войны, с. 45. Айронсайд охарактеризовал его как непопулярного и «больше похожего на солдата-офицера, чем на полевого лидера»: Айронсайд, Танненберг, с.25. 104 Стоун, Восточный фронт, с. 85. В целом Стоун язвительно отзывается о характере и компетентности русского высшего командования в кампании 1914 года. 105 Харрисон, Русский путь войны, с. 59. 106 См. обсуждение у Дэвида Р. Джонса, «Имперские силы России в войне», в Милле и Мюррее (ред.) «Военная эффективность», том 1, Первая мировая война (Лондон: Allen & Unwin, 1988), стр. 301-305. www.bjmh.org.uk 82

Британский журнал военной истории, том 2, выпуск 2, февраль 2016 г. В Галиции стойкие, компетентные командиры, такие как Алексеев, Плеве и Брусилов, были решающим фактором между победой и поражением.Плеве был сморщенной маленькой крысой, но у него был острый ум и неукротимая воля. 5-я армия в центре и на левом фланге вела затяжной бой с 4-й австрийской армией Ауффенберга, но 26 августа 1914 года, когда 5-я армия была практически окружена, Плеве приказал своему левому флангу удерживать позиции, а не маневрировать на запад, как приказал Алексеев. Три корпуса 19-го, 5-го и 17-го корпусов образовали оборонительный полукольцо западнее Комарова и, ведя бои в тактической обороне, вступили в бой с 4-й австрийской армией.30 августа 1914 года Плеве заверил Иванова, что 5-я армия «будет сражаться до конца», но «желательно, чтобы 3-я армия как можно скорее сблизилась». 108 31 августа 1914 г., после шестидневных боев, 5-я армия заняла оборонительный рубеж на Висле, западнее Люблина. Она потеряла 30 000 человек, но спасла северную группу109. Это был ключевой стратегический, оперативный и тактический момент кампании 1914 года. 5-я армия была отброшена, но стабилизировала положение русских как раз в тот момент, когда появились новости о катастрофе 2-й армии в Восточной Пруссии.Вторая катастрофа грозила поражением в Галиции, а также Восточной Пруссии, крахом всего русского фронта и потерей Польши. Кроме того, поражения русских в Галиции и Восточной Пруссии заставили Ставку пересмотреть русскую стратегию и похоронили любые мысли о неминуемой третьей операции. 30 августа 1914 года Ставка сообщила SWF, что Гвардейский корпус, усиленная 4-я армия и 9-я армия теперь находятся под его командованием.110 Кроме того, 10-я армия была переброшена из Варшавы для поддержки 1-й армии на границе с Восточной Пруссией.Первоначально все они были задействованы для проведения третьей операции — вторжения в восточную Германию.

107

Генерал-майор сэр Альфред Нокс, С русской армией, 1914-1917, том 1 (Лондон: Hutchinson & Co, 1921), с. 229. 108 Н. Головин, Великая битва за Галицию, с. 32. 109 Харрисон, Русский путь войны, с. 54; Стоун, Русская армия в Великой войне, с. 88-90, описывает ожесточенный бой, который 150-тысячная 5-я армия Плеве вел в конце августа 1914 года, но отчет носит в основном описательный характер.Вавро, Безумная катастрофа, с. 211, указывает, что за практически окруженную группировку 5-я армия сражалась ожесточенно. 110 Н. Головин, Великая битва за Галицию, с. 36, считает это важным стратегическим решением кампании 1914 года. 83

РУССКАЯ АРМИЯ И ВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ В 1914 ГОДУ Южная группировка Юго-Западного фронта начала боевые действия 18 августа 1914 года111. Ее целью было захватить Лемберг, форсировать Сан, взять Краков на юго-востоке Польши и выбить австрийцев из Галиции. .Медленное, преднамеренное продвижение, а также относительно надежная логистика и слабое сопротивление создали определенный оперативный импульс, отсутствующий в северной Галиции и Восточной Пруссии. В серии столкновений к востоку от Лемберга русские постепенно продвигались на запад. У реки Золотая Липа (26–27 августа 1914 г.) огневая мощь 3-й армии разбила 3-ю австрийскую армию112. оперативная позиция в Восточной Галиции 114 и 3 сентября 1914 г. 3-я русская армия заняла Лемберг.Заигрывание русских с катастрофой в северной Галиции непреднамеренно создало условия для успеха на юге. Первые победы австрийцев убедили Конрада 30 августа 1914 года отдать приказ левому крылу 3-й австрийской армии на север поддержать попытку 4-й австрийской армии окружить 5-ю армию Плеве. Однако, как только 5-я армия стабилизировала положение русских, Конрад передумал и стал добиваться побед на юге. 115 1-й армии Данкла было приказано сдерживать 9-ю и 4-ю русские, а левому крылу 4-й австрийской армии — 5-ю русскую армию.116 Остальная часть 4-й армии Ауффенберга была отправлена ​​на юг для удара по 3-й русской армии. Это было абсурдно нереально117. 4-я австрийская армия действовала уже десять дней, но австрийцы пожертвовали своими позициями на севере, чтобы преследовать иллюзии на юге118. 4 сентября 1914 г., когда 4-я австрийская армия продвигалась на юг, ее левый фланг был атакован. 5-й армией, двигавшейся на запад: началось контрнаступление русских.112 Белой, Галицийская битва, стр. 151-154, рассказывается о битве на Злотой Липе. 113 А.А. Брусилов, A Soldier’s Notebook (London: MacMillan & Co, 1930), pp. 47-54 дает удобочитаемый отчет о битве на Гнила Липе. См. также Головин Н. Великая битва за Галицию, с. 37-38; Харрисон, Русский путь войны, с. 55; Стоун, Русская армия в Великой войне, стр. 92-93. 114 Вавро, Безумная катастрофа, стр. 220–225; дает яркий отчет об этих сражениях с австрийской точки зрения. См. также Черчилль, Великая война, том 1, стр.210212. 115 Вауро, Безумная катастрофа, стр. 233–236. 116 Н. Головин, Великая битва за Галицию, с. 38. 117 Stone, The Eastern Front, p. 84, считает решение Конрада «почти безумным». 118 Вавро, Безумная катастрофа, с. 233. 119 Харрисон, Русский путь войны, с. 56. Харрисон также считает решение Конрада «безрассудным». www.bjmh.org.uk 84

Британский журнал военной истории, том 2, выпуск 2, февраль 2016 г. Русское контрнаступление: 4–15 сентября 1914 г. Приток русских резервов в Галицию после того, как Ставка отказалась от третьей операции 30 августа 1914 г. сыграл решающую роль в контрнаступлении русских.Контрнаступление началось в северном секторе.120 ЮЗФ приказал 5-й армии Плеве провести глубокий оперативный маневр вглубь австрийского тыла, чтобы соединиться с 3-й армией, двигавшейся к северу от Лемберга, в районе Рава-Русска. Одновременно 9-я и 4-я русские армии должны были форсировать 1-ю Данкля на австрийском западе. 5-я русская армия превратила Галицкую операцию из жестокой схватки на истощение в маневренную войну. К 9 сентября 1914 года правое крыло 5-й русской армии развернуло 1-ю австрийскую армию, а левое крыло также «влилось в зияющую брешь между Данклем и Ауффенбергом».121 Он двинулся на юго-запад в тыл 4-й австрийской армии у Рава-Русской и вместе с 3-й армией оттеснил австрийцев на запад. Австрийская позиция. 11 сентября 1914 года Конрад приказал отступить, что привело к разгрому. К 15 сентября 1914 года русские были над Саном, но из-за дождя дороги превратились в болото, русская логистика рухнула. К началу октября 1914 г. австрийцы стабилизировали свои позиции.Галисийская операция осталась незамеченной, но она имела большое стратегическое значение для русской кампании 1914 года. Русские потеряли в Галиции 250 000 человек. Австрийцы сражались хорошо, но потеряли 350 000 человек, потери, которые нельзя было легко или эффективно восполнить123. Австрийская армия все еще могла сражаться, но ей требовалась поддержка Германии, чтобы выжить. Это оказалось решающим стратегическим событием, которое убедило немцев отказаться от предложенного стратегического окружения польского выступа, по иронии судьбы, от заветной мечты Конрада.124 Новая 9-я немецкая армия была направлена ​​для защиты Силезии и поддержки австрийцев. Вторжение в Германию и Лодзинская операция К осени 1914 года относительный тупик в Восточной Пруссии и Галиции заставил немцев и русских сосредоточить свои усилия на Польше. В южной Галиции Ставка передала 3-ю, 8-ю и 11-ю русские армии под командование Брусилова, а в конце сентября 1914 г. см. Wawro, A Mad Catastrophe, pp. вид разбитых австрийских солдат.Черчилль, Великая война, том 1, стр. 216-219, также дает четкое описание запутанного периода операций. 121 Вавро, Безумная катастрофа, с. 240. 122 Стоун, Русская армия в Великой войне, стр. 97. 123 Страчан, Первая мировая война, стр. 356. Вавро, Безумная катастрофа, с. 247, оценивает потери Австрии в 440 000 человек. 124 Страчан, Первая мировая война, с. 358. 85

РУССКАЯ АРМИЯ И ВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ В 1914 ГОДУ 9-я немецкая армия Макензена двинулась на северо-восток на Варшаву, но встретила упорное сопротивление 2-й, 4-й и 5-й армий Иванова.125 20 октября 1914 г. 9-я немецкая армия вышла из Варшавы всего через три дня после того, как Ставка возродила свой план вторжения в восточную Германию. было решающим стратегическим столкновением, и к началу ноября 1914 г. 2-миллионное русское войско, девять русских армий находились в Польше128. 1-й русской армией Ренненкампфа и 10-й русской армией Пфлюга.Юго-Западный фронт должен был закрепить австрийцев на юге, в то время как главный удар русских наносился на северо-запад на направлении Варшава-Берлин. Разрушение немцами региональной автомобильной и железнодорожной сети в Варшаве в октябре 1914 года нарушило подготовку русских, но, что еще более зловеще, немецкие радиоперехваты позволили им распознать намерения русских. В ответ в начале ноября 1914 года немцы перебросили всю 9-ю немецкую армию поездом из центральной южной Польши в Торн на северном фланге русской ударной группировки.129 Ставка получила сведения об этих передвижениях немцев, но недооценила масштабы и значение действий противника; действительно, разведданные использовались для оправдания немедленной операции по срыву передислокации 9-й армии и расчистке пути в Германию.130 Армия прорвала границу правого крыла 2-й армии и левого крыла 1-й армии и устремилась на юг, вглубь оперативного тыла 2-й армии Шейдемана и 5-й армии Плеве.Немцы оставили всего один корпус, чтобы отбиваться от 1-й армии Ренненкампфа, и двинулись на юго-восток от Лодзи, крупного центра снабжения русских. 2-я армия ожесточенно сражалась, чтобы избежать окружения, и закрепила немцев к северу, западу и востоку от Лодзи. Серия невероятных форсированных маршей привела 5-ю армию Плеве с запада от Лодзи к юго-востоку от города, где она соединилась со 2-й армией. Стоун, Русская армия в Великой войне, с.110; Варшавско-Ивангородская Операция, с. 257. 127 Варшавско-Ивангородская Операция, стр. 33-34. 128 Там же, с. 40. 129 Asprey, The German High Command, p. 126; Джакс, Восточный фронт, с. 23; Стоун, Русская армия в Великой войне, с. 117. 130 Сборник Документов, Лодзинская Операция, стр. 71-73; Страчан, Первая мировая война, с. 369. www.bjmh.org.uk 86 126

Британский журнал военной истории, том 2, выпуск 2, февраль 2016 г., чтобы бороться с этим.131 К 20 ноября 1914 г. четыре немецких корпуса окружили Лодзь, но 21 ноября 1914 г. контрманевр русских захватил немецкие войска к юго-востоку от Лодзи.Немцев временно перехитрили и перехитрили, но 25-й корпус Шерера вырвался из котла в ночь с 23 на 24 ноября 1914 г., взяв с собой 2000 немецких раненых и тысячи русских пленных, не тронутые войсками 1-й армии, которые зимой мрак, приняв их за русских. Лодзинская операция не достигла оперативной цели Германии, но, как и в Восточной Пруссии, превосходная мобильность, тактическая маневренность и плохая безопасность русских позволили немцам добиться выдающегося стратегического успеха.Лодзинская операция предотвратила вторжение в восточную Германию в то время, когда Германия находилась в тяжелом положении на Западном фронте и столкнулась с последствиями затяжной войны на два фронта. Наступление русских на Берлин в ноябре 1914 года поставило бы Германию перед стратегическим кошмаром, стратегическим землетрясением, которое охватило бы как Восточный, так и Западный фронт в первые месяцы Первой мировой войны. Русские упустили свой шанс, но упорно сражались под Лодзью. Ставка планировала дальнейшие операции в конце ноября 1914 года, но приток немецких войск в Польшу означал, что возобладала осторожность.Действительно, 6 декабря 1914 г. русские фактически уступили Лодзь и отошли на более короткие оборонительные рубежи к западу от Варшавы132. На юге в течение ноября 1914 г. 3-я армия Радко-Дмитриева и 8-я армия Брусилова оттеснили 3-ю австрийскую армию в Карпаты. Однако в начале декабря 1914 г. австрийское контрнаступление отбило Карпаты, что стало прелюдией к ужасной зимней войне в горах, которая стоила тысяч австрийских и русских жертв при незначительном выигрыше.133 Заключение Основные стратегические цели русской армии в августе 1914 г. должны были отвлечь немецкие силы с запада и разгромить австрийцев в Галиции.Ставка и французская армия считали, что вторжение в восточную Германию притянет к русским значительные немецкие силы, тем самым облегчив положение французов и увеличив шансы Тройственной Антанты на поражение плана Шлиффена. Для этого Ставка попыталась провести третью операцию в августе 1914 года, хотя русская армия уже участвовала в Восточно-Прусской и Галисийской операциях. Восточно-прусская операция была оперативным средством достижения стратегической цели, в которой доминировала стрелка компаса французского союза.Крайний срок 15-го дня вынудил русский «каток» бежать в спринт, но лишил его средств для создания стратегического 131

Stone, The Russian Army in the Great War, p. 120. Страчан, Первая мировая война, с. 371. 133 Брусилов, Солдатская тетрадь, стр. 78-114, дает подробный отчет о боях между австрийцами и 3-й, 11-й и 8-й русскими армиями. 87 132

РОССИЙСКАЯ АРМИЯ И ВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ В 1914 ГОДУ и боевой импульс, который был ее самым большим достоянием.Именно этот хронический провал стратегического и оперативного мышления лежал в основе провала операции в Восточной Пруссии в августе 1914 года. В Галиции русские балансировали на грани стратегической и оперативной катастрофы, прежде чем одержали решающую победу над австрийцами. Северный сектор Галицийской операции, а не Восточная Пруссия, был русским центром притяжения, важным пунктом, вокруг которого вращался русский стратегический план. Именно столкновение с катастрофой в северной Галиции, а не поражение 2-й армии в Восточной Пруссии, спасло русскую стратегию от ее более причудливых устремлений и разрешило, хотя и временно, дилеммы, преследовавшие русскую стратегию.В ноябре 1914 года вторжение в Восточную Германию, операция, которая исказила, повлияла и подорвала русскую стратегию, польстила обмануть, но провалилась, столкнувшись с ожесточенным сопротивлением немцев. Это была стратегическая авантюра, направленная на то, чтобы воспользоваться возможностью, которая больше никогда не представилась, и в декабре 1914 года русские уступили западную Польшу. В августе 1914 года русская армия, каковы бы ни были политические цели России, столкнулась со стратегическими задачами, которые были слишком амбициозны, с недостаточными силами для их достижения, но со слишком большим количеством войск для снабжения.История русской кампании 1914 года — это история стратегической несоотнесенности целей и средств: для достижения стратегического и оперативного успеха были необходимы быстрые победы, но у русской армии не было средств для поддержания таких операций. «Грандиозные кровавые кампании 1914 года нанесли страшный урон России, нанеся 1,2 миллиона жертв»134 и положили начало войне, боролись за сохранение статуса царской России как великой державы, что в конечном итоге уничтожило ее.

134

Дэвид Р.Стоун, Военная история России (Вестпорт, Коннектикут: Praeger, 2006), с. 175. www.bjmh.org.uk 88

Восстановление Российской Императорской Армии, сентябрь 1915-февраль 1917

К концу сентября 1915 года казалось, что патовая позиционная война, наконец, охватила Восточный фронт, и внимание всего мира вернулось к унылой борьбе на Западном фронте, разгрому в Галлиполи и разрушению Сербии. Царские армии теперь отдохнули и были перестроены с улучшенной логистикой, в то время как он и его сын путешествовали по фронту, чтобы поднять боевой дух.На Кавказе мир был потрясен турецкой резней армян весной 1915 года. К июлю это позволило русским продвинуться к Вану, но вскоре этот город снова был оставлен. Однако в декабре Юденич начал крупное наступление в Армении, которое привело к штурму 16 февраля 1916 г. стратегической крепости Эзерум после трех дней ожесточенных боев. Турки продолжали отступление и к 21 февраля 1916 г. войска генерала Д. К. Абациева заняли крупный опорный пункт Битлис, а в июле Эрзинган.Тем временем Береговой отряд Ляхова при поддержке Черноморского флота продвинулся вдоль побережья Кавказа и 4–5 апреля захватил крупный османский порт снабжения Трапезунд.

Царские войска также вошли в Османскую Персию осенью 1915 года, чтобы отвлечь турок, соединившись с англичанами. Это наступление прошло через Касвин, Хамадан и 13 февраля 1916 г. через Кирманшах. Затем русские повернули на запад, чтобы угрожать турецкому флангу в Месопотамии и помочь освободить осажденные британские силы в Куте.Их марш продолжился после падения Кута (16 апреля) на Ханыкин и Ровандуз, а другой отряд присоединился к англичанам на Тигре. Эти успехи выгодно отличались от неудачи союзников в Дарданелях и секретного англо-франко-российского договора, разделившего Азиатскую Турцию, поэтому Россия получила Армению, часть Курдистана и всю северную Анатолию. Этот пакт дополнил мартовское 1915 г. обещание о том, что Россия получит Константинополь и проливы, и свидетельствует о том значении, которое до сих пор придавали России государственные деятели союзников.Межсоюзническое сотрудничество еще больше укрепилось за счет отправки русской бригады на Западный фронт, а 15 июля 1916 года еще одна присоединилась к союзникам в Салониках. И, несмотря на возвращение турками Ханыкина, Кирманшаха, Хамадана, Мусга и Битлиса, русские закончили 1916 г. с уверенностью в будущем успехе как в Персии, так и на Кавказе. Более того, новый главнокомандующий Черноморским флотом адмирал А. В. Колчак начал агрессивную минную политику, которая блокировала Босфор и вернула контроль над этим морем русским.

Признаки улучшения появились и в других местах. 23-25 ​​ноября 1915 г. представители Ставки во Франции встретились с союзниками под Шантильи для согласования планов на 1916 г., а в декабре 1915 г. 11-й корпус на Русском Европейском фронте начал ограниченное локальное наступление вдоль реки Стрыпа. Если последний не смог прорвать вражеские окопы и не повлиял на немецкое планирование, это было признаком того, что русская армия далека от уничтожения. Тем не менее, 8 февраля 1916 года генерал фон Фалькенхайн начал немецкую кампанию по уничтожению французов на наковальне Вердена, в то время как австрийцы теперь сосредоточились на разгроме итальянцев в Трентино.

К марту 1916 года русские достаточно оправились, чтобы ответить на призыв французов крупной двусторонней атакой на немецкие укрепления у озера Нарочь и в Вишневском, к югу от Двинска. Несмотря на двухдневную бомбардировку, эта атака в стиле 1915 года полностью провалилась. Какое бы облегчение это ни принесло французам под Верденом, оно стоило примерно 110 000 русских потерь против 20 000 немцев, и ясно показало, что условия на Восточном фронте полностью аналогичны окопной войне на Западе.Большинство генералов теперь полагали, что предварительные бомбардировки, сопровождаемые массированными атаками пехоты для обеспечения прорыва, который может использовать кавалерия, были выходом из патовой ситуации, которую русские называли «позиционной войной». Когда эта тактика потерпела неудачу, генералы снова обвинили в нехватке боеприпасов. Так что для нового наступления в районе Вильнюса местное командование потребовало еще больше орудий и снарядов. Но эти сосредоточения предотвратили внезапность под Нарочью, а бомбардировка на очень узком фронте просто превратила поле боя в топкое болото, на котором оборонительная огневая мощь позволяла даже меньшим силам обороняющихся наносить колоссальные потери атакующим.

К счастью для русских, генералы, собравшиеся вокруг Брусилова, теперь командующего Юго-Западным фронтом, обдумали недавние неудачи и разработали новые комплексы оперативных и тактических подходов. Они предусматривали применение пехотных ударов одновременно в нескольких разных местах с минимальной артиллерийской подготовкой. Фактически, поскольку Ставка поддерживала наступление на севере, когда Брусилов предложил начать второстепенное наступление, он был вынужден добиться внезапности, используя только имеющиеся силы для запланированного удара в сторону Карпат.Это должно было произойти на 14-мильном фронте у Луцка, подкрепленное атаками на меньших участках у Тарнополя и Язловца и демонстрацией в направлении Львова. Аэрофотоснимки использовались, чтобы проинформировать его войска о противостоящих системах траншей, в то время как секретность сохранялась за счет эффективной маскировки и строительства больших подземных бункеров, в которых можно было спрятать нападавших. Он также отказался от всегда видимой кавалерии, обычно сосредоточенной массами позади фронта, из-за риска быть не в состоянии поддержать прорыв.

Тем временем итальянцы обратились за помощью после того, как австрийцы захватили их позиции в Трентино. Следовательно, Брусилов начал наступление на 11 дней раньше, 22 мая 1916 года. Его армии нанесли удар на 300-мильном фронте в Галиции и Буковине, их целью был важный железнодорожный узел в Ковеле. Поскольку Ставка отказалась от артиллерийской поддержки, собственные орудия Брусилова за первые два дня произвели всего по 250 выстрелов каждое по сравнению с 600 выстрелами, израсходованными ежедневно на Сомме. Внезапность была полной, и австрийские позиции были прорваны, Луцк отбит, и завязался бой на реке Стрипе (29 мая — 17 июня).Войска Габсбургов были полностью дезорганизованы и деморализованы, что вынудило немцев еще раз прийти им на помощь. Эффективно используя железнодорожную сеть, немцы атаковали северную окраину Луцкого выступа. Это стабилизировало фронт, но не раньше, чем Черновиц пал перед русскими Брусилова. Тем временем севернее Ставка наступала из Барановичей. Но, как и одновременная битва на Сомме во Франции, этот штурм не смог сломить линию противника, хотя бои длились всего 12 дней.Что же касается Брусилова, то теперь он вернулся к применению тяжелых бомбардировок и массированных атак пехоты, которые не смогли взять Ковненский железнодорожный узел. Он объявил, что его наступление закончилось 31 июля, хотя после этого продолжались ожесточенные бои, и в общей сложности его войска потеряли 500 000 человек. Между тем его противники потеряли 1,5 миллиона человек и 582 орудия.

К сожалению, успехи Брусилова быстро уравновешивались поражениями в других местах. После продолжительных переговоров обещания союзников и победы России в Галиции убедили румын вступить в войну 14 августа 1916 года.Вопреки совету русских они сразу же напали на венгерскую Трансильванию, где немцы и болгары под командованием фон Макензена и фон Фалькенхайна быстро окружили свои войска в Германштадте. Захватив затем порт Констанца, два немецких отряда прорвались через карпатские перевалы в Валахию и двинулись на Бухарест, который румыны оставили. В результате Брусилов вскоре был вынужден сократить и расширить свой фронт примерно на 300 миль на юго-восток, чтобы открыть свой собственный румынский фронт. Отступление румын, наконец, закончилось на реке Серет в январе 1917 г., но оставило немцам контроль над румынской пшеницей и нефтью.

Несмотря на эту неудачу, встреча союзников в Шантийи в ноябре 1916 г. оставалась оптимистичной из-за поражения Германии под Верденом и успеха Брусилова на Востоке. Хотя Алексеев был обеспокоен Балканами, союзники поставили этот регион на второе место в своих планах победы в 1917 году. Николай 11 разделял эту точку зрения, и Ставка приступила к реализации плана Шантийи по одновременным наступлениям во Франции, Италии и России. Чтобы вывести немцев из равновесия, в конце декабря Северный фронт России бесшумно нанес удар сквозь туман, чтобы начать Митавскую операцию, которая отбила и удержала Ригу в пятидневном бою.Но 9 января 1917 года немцы контратаковали и вовремя вернули большую часть утраченных позиций. Тем не менее к концу месяца 12-я армия остановила немцев и удерживала Ригу. Митавская операция, последнее наступление царской Ставки, продемонстрировала, что методы Брусилова распространились по всей императорской армии, что она все еще способна победить как австрийцев, так и немцев и что она может сотрудничать в запланированных наступлениях союзников.

Это стало возможным благодаря промышленной мобилизации, проведенной под эгидой Особого совета государственной обороны.С 1914 года российская экономика росла, а не рушилась, с темпами роста более 110 процентов в год. Царь мудро сопротивлялся предложению Ставки в середине 1916 года о военной диктатуре. К 1917 году выпуск винтовок вырос на 1100 процентов, снарядов — на 2000 процентов, а в октябре 1917 года победившие большевики получили в наследство запас в 18 миллионов снарядов. Аналогичная история была и в других областях производства, и к январю 1917 года русские солдаты наконец-то вышли в бой полностью экипированными даже с запасными противогазами.Оставшиеся пробелы обещали заполнить помощь союзников после межсоюзнической конференции, открывшейся в Петрограде 19 января 1917 года. К 1914 году боеспособность большинства этих новых войск ухудшилась, а усталость от войны подорвала боевой дух гражданского населения. Самое главное, что в июне 1916 г. приказ о призыве 400 000 жителей из Туркестана и Средней Азии спровоцировал крупное восстание, которое отняло силы для его подавления.

В то же время быстрая индустриализация привела к перенаселенности городов, дефициту во время войны и инфляции. Стоимость бумажного рубля, увеличившегося в обращении по сравнению с 1914 г. в шесть раз, к 1917 г. упала с 56 до 27 копеек. Наиболее значительным был кризис, вызванный перегруженностью и старением железной дороги. Царь и его министры искали решения, которые предотвратили бы поломки, нехватку продовольствия и беспорядки. Тем не менее попытка Николая назначить новым председателем Совета министров князя М.Д. Голицына, реорганизовать транспортную систему не удалось, и это непосредственно привело к голодным бунтам в Петрограде, вызвавшим революцию и предвосхитившим меры режима по исправлению положения.

Если в январе 1917 года у российских лидеров еще оставалось место для оптимизма, то их усилия были подорваны пессимизмом, царившим в неофициальных российских политических кругах. Это последнее было главным фактором Февральской революции. Это было связано с общей усталостью от войны, а также с настойчивой кампанией «античерных сил».Из-за этого монарху было трудно найти подходящих министров даже после повторного созыва Думы в феврале 1916 года. Хотя Николай явно проигнорировал совет своей жены, заявления Распутина о влиянии придали правдоподобие растущим слухам. Затем в октябре бюро Прогрессивного блока решило выступить против правительства в лице председателя Совета министров Р. В. Штюрмера, в котором они видели немецкого ставленника Распутина. Когда Дума вновь собралась в ноябре 1916 года, и лидер кадетов П.Н. Милюков слева, В. В. Шульгин и В. А. Малаков справа произнесли крамольные речи, обвиняя правительство в глупости или предательстве. Слухи о сепаратном мире усилились, и это несмотря на формальные опровержения со стороны военных и морских министров. Смена Николаем других министров не принесла облегчения, и, столкнувшись с дальнейшими требованиями оппозиции, царь стоял твердо.

В ночь перед закрытием Думы в конце 1916 года высокопоставленные заговорщики убили Распутина.Но это ничего не дало, и к началу 1917 года имперская Россия представила странную картину. Его успешная промышленная мобилизация и недавние военные достижения мало повлияли на пессимизм в тылу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.