Пребывание в михайловском безусловно: Вручение Почетного знака Администрации Волгоградской области Забота о детстве

Содержание

Поэт называл его другом | Публикации музея А.С. Пушкина в Гурзуфе

«Поэт называл его другом»


Пушкинский кипарис: были и небыли

Богданова Н.В.
(Гурзуф)

«И лавр, и темный кипарис
на воле пышно разрослись…»

А. С. Пушкин

Гурзуф — одно из наиболее примечательных мест на пушкинской карте Крыма. Пребывание А. Пушкина в Гурзуфе, как известно любому, кто хоть немного знаком с его биографией, было кратковременным, но он стал для него одним из проявлений «земного рая». Именно на нашей земле его «души настало пробужденье». Нынешний Крым, конечно, отличается от Тавриды пушкинской поры, но, как и прежде, шумит Черное море, высятся крымские горы, сияет «счастливое полуденное небо» и тянутся к нему густо-зеленые стрелы кипарисов. Все это сегодня воспринимается как некая связь с душой нашего любимого поэта.

Героем этого повествования стало дерево, когда-то, пусть ненадолго, бывшее для Пушкина «другом».

Вы не ошиблись, речь пойдет о кипарисе. Счастье, великое наше счастье, что до сих пор сохранилось это чудесное дерево, хранимое священным именем поэта.

На исходе 1824 года из Михайловской ссылки Пушкин пишет письмо другу А.Дельвигу, где вспоминает свою жизнь с семьей генерала Н.Н. Раевского в Гурзуфе. Там читаем: «В двух шагах от дома рос молодой кипарис, каждое утро я навещал его и к нему привязался чувством, похожим на дружество» .

Что происходило в душе Пушкина в тот момент? Вряд ли это поддается точной реконструкции. Но, наверняка, воображение способно оживить картинки его гурзуфских дней.

Светает. Теплое дуновение бриза коснулось его лица. Он проснулся, посмотрел в небо, снова удивился южному утру и волшебству мироздания. Это неторопливое созерцание сейчас ему было так необходимо. Впервые за последние месяцы он забыл боль столь недавних петербургских обид и унижений, его покинуло подневольное чувство ссыльного. Зыбкая дорожка утреннего света, переливающаяся на лазурной морской глади, манила к себе.

Он в одиночестве вышел из дома. Путь его лежал к морю.

Молодой парк как будто только еще набирался сил, чтобы окончательно проснуться. Еще не так давно это место занимал старый татарский заброшенный сад. Но новый хозяин имения А. Ришелье организовал вокруг дома парк в английском стиле. Француз-садовник Э. Либо высадил экзотические на то время для Крыма растения: пинии, кедры, гранаты, лавры. У дома — кипарисы. С отъездом Ришелье в Париж (1814) ухаживать за парком стал местный татарин Асан, с тех пор

… и лавр, и темный кипарис
На воле пышно разрослись.

То ли незатейливая татарская песня, то ли молитва привлекли внимание юного поэта; кто-то поднимался по тропе. Ему навстречу шагнул садовник Асан, невысокий, юркий, с феской на голове. Пушкин нисколько не удивился; будто давно ожидал этой встречи. Радостное приветствие и рукопожатие. Что сроднило их? А вот что: любовь и привязанность к молодому дереву. Много раз Пушкин слышал о кипарисе и давно хотел посмотреть, какой он.

А здесь у дома Ришелье их почти десяток.

Особенно полюбился ему одиноко стоящий молодой кипарис, при встрече с ним весело начинало трепетать сердце юноши, упрямо в глубине его начинало пульсировать это удивительно знакомое и гордое слово: «Ки-па-рис…».

Надо сказать, что на то время кипарисовых деревьев на южном берегу Крыма было очень мало, их завезли сюда древние греки. Лишь с 1815 года Никитский ботанический сад начал снабжать саженцами имения и парки южнобережья. Так что кипарис в Крыму — гость. Где же его родина? Мнения расходятся. Границы естественного обитания достоверно не известны, но общепринято считать, что родина кипариса — Малая Азия, северный Иран, острова Кипр и Крит. Эти деревья своей загадочной темной кроной породили немало любопытных легенд и мифов. Есть две крымские легенды.

Одна из них рассказывает о семье рыбака.

Муж с женой были добрыми и честными людьми, а три их дочери — Тополина, Граната и Кипариса — уродились злыми, ворчливыми. Дочери постоянно попрекали родителей, насмехались над ними. Дело дошло до кулаков.

— О небо, — взмолились родители, — защити нас от наших детей.

Услышали их боги и превратили дочерей в деревья. Младшая дочь застыла в гордом молчании, став кипарисом.

А в другой легенде кипарисом стала влюбленная девушка, отчаявшаяся дождаться своего возлюбленного из дальнего плавания. Она часами стояла на утесе, смотря в морскую даль. Ноги ее проросли в землю корнями.

Иранские легенды считают кипарис порождением рая. В этой связи интересна легенда в книге М. К. Кука «Замечательные явления растительной жизни» (СПб, 1883). В ней повествуется о том, что сын первого человека Адама сразу после смерти отца пробрался в рай, добыл там три семечка райских деревьев, удивительных и красивых, растущих только в раю, вложил их в рот усопшему отцу и похоронил его. Из этих семян на могиле Адама выросли земные деревья — сосна, кедр и кипарис.

В греческих легендах кипарис — прекрасный юноша, нечаянно убивший своего друга — олененка. Кипарис не смог жить с этим грузом в душе и обратился к богам Олимпа за наказанием. И солнцеликий бог Аполлон превратил юношу в дерево с устремленными к небесам ветвями.

Любимый Пушкиным поэт Овидий в «Метаморфозах» так описал это превращение:

Вот уже кровь у него от безмерного плача иссякла,
Начали члены его становиться зелеными; вскоре
И волосы, что вокруг белоснежного лба ниспадали,

Начали прямо торчать и, сделавшись жесткими, стали
В звездное небо смотреть возносящейся стройной вершиной.

По некоторым поверьям через стройный ствол кипариса душа светлого человека устремляется к Богу.

Кипарис соединяет в себе жизнь, смерть и горе. В пушкинскую эпоху символика растений широко использовалась в повседневной жизни, искусстве, литературе. Пушкин, безусловно, хорошо знал мифологию, возможно, некоторые фольклорные сказания услышал в Крыму. Гурзуфские впечатления легли в основу строк:

Я помню твой восход, знакомое светило,
Над мирною страной, где все для сердца мило.
Где стройны тополи в долинах вознеслись,
Где дремлет нежный мирт и темный кипарис,
И сладостно шумят полуденные волны…

Жизнь Пушкина в Гурзуфе, в свою очередь, породила множество новых легенд, передаваемых из поколения в поколение.

Ярким примером служат так называемые легенды о «пушкинском» кипарисе. Одна из первых появилась в печати в 1854 году в «Санкт-Петербургских ведомостях» в письмах писательницы Евгении Тур. Эту же легенду в статье «Пушкин в Южной России» (1861) вспоминает историк П. И. Бартенев: «Постоянные обитатели Гурзуфа, тамошние татары, уверяют, что когда поэт сиживал под кипарисом, к нему прилетал соловей и пел с ним вместе, с тех пор каждое лето возобновлялись посещения пернатого певца, но поэт умер, и соловей больше не прилетал» .

Н.А.Некрасов, будучи знакомым с сыном М.Н.Волконской (Раевской) и читавший эту легенду, в поэме «Русские женщины» облачает ее в стихотворную форму:

У самой террасы стоял кипарис, 
Поэт называл его другом,
Под ним заставал его часто рассвет,
Он с ним, уезжая, прощался…
И мне говорили, что Пушкина след
В туземной легенде остался:

К поэту летал соловей по ночам,
Как в небо луна выплывала,
И вместе с поэтом он пел — и, певцам
Внимая, природа смолкала!
Потом соловей — повествует народ —
Летал сюда каждое лето:
И свищет, и плачет, и словно зовет
К забытому другу поэта!
Но умер поэт — прилетать перестал
Пернатый певец… Полный горя
С тех пор кипарис сиротою стоял,
Внимая лишь ропоту моря…

Интерес к «пушкинскому» кипарису возобновился после того, как в Москве 6 июня 1880 года на Тверском бульваре был открыт первый в России памятник поэту работы А. М. Опекушина. Это событие всколыхнуло и жителей Гурзуфа. Они развесили «дощечки с подобающими надписями» на «пушкинском» кипарисе. Эти таблички впервые были упомянуты в печати княгиней Е. Горчаковой .

А. Л. Бертье-Делагард в 1912 году написал работу «Память о Пушкине в Гурзуфе», где делалась «попытка всесторонне рассмотреть такой духовный и художественный феномен, как пребывание А. С. Пушкина в Гурзуфе» . Там читаем: «Как ни мало мы склонны помнить наших великих людей и быть им благодарны, но все же вдохновенные строфы поэта не прошли бесследно на Южном берегу. В Гурзуфе показывают — дом одного владельца, а в нем комнату Пушкина; в парке имения — его кипарис…».

Шло время. Любовь к «пушкинскому» кипарису не угасала. Народ начал слагать новые легенды. В архивах крымского писателя Г. Пяткова записана одна из них. «В Гурзуфе жил старый садовник дед Иван. Сух он был и неказист видом. Рыжеватая бороденка — клинышком. Не было у него ни сына, ни дочери. Как говорится, Бог не дал. Вот перед войной и старуха преставилась. И перенес старик всю любовь свою и привязанность на деревья. Во всей округе дед Иван непревзойденным садовником считался. Если у кого с садом беда стрясется — к нему идут. Тут уж помощь верная: вылечит деревья и дельный совет даст на будущее. Знал старик каждое дерево, каждый кустик. Ко всем относился с большой нежностью и заботой, как отец к детям своим.

Как в любой семье, среди одинаково дорогих родительскому сердцу детей, всегда кто-то один из них получает больше ласки, заботы и внимания, так и у деда Ивана было такое дерево — пушкинский кипарис.

Грянула война. Слышит дед Иван, фашисты уже на горном перевале стреляют. По дорогам и горным тропам потянулись беженцы. Соседи позвали в дорогу и старика.

— Нет, люди добрые, не могу, — ответил садовник и, кивнув в сторону парка, добавил. — Сами посудите, как я детей своих оставлю.

Ходил дед Иван и думал: “Как спасти пушкинский кипарис от фашистского топора? Убрать и спрятать табличку с надписью — какой-нибудь подлец выдаст.

А если и не найдется такого, они же, озверелые, все деревья в парке порушат, чтобы до нужного добраться”. И вдруг старика осенило. Подошел он к пушкинскому кипарису, снял с него табличку и перенес на другое дерево: “Ты уж прости меня, что такое делаю. Знаю, ты бы сам так поступил, если бы мог передвигаться. Есть у нас такой закон неписанный: сам погибай, а друга выручай”.

Глухо зашумел в ответ кипарис, словно благодарил за честь великую… А на другой день старый садовник был свидетелем того, как гордо принял этот кипарис смерть от фашистского топора, спасая товарища.

Прошли годы. Одни говорят, что дед Иван и после войны садовником работал. Другие утверждают, что старик ушел к партизанам и погиб в бою с немцами. А молва о нем в народе жива. Жив в Гурзуфе и старина-кипарис. Так же люди приходят к нему в гости, помня его дружбу с Пушкиным. А чуть поодаль от пушкинского кипариса пенек виднеется. Вокруг этого пенька круглый год алые розы цветут…».

Вот такая то ли быль, то ли небыль живет в Гурзуфе. Розы, к сожалению, круглый год не цветут, и пенька никакого нет. А вот соединить легенду с жизнью предложил местный садовод-любитель С. И. Редькин в 1962 году — взамен якобы срубленного кипариса высадить много деревьев. За работу дружно взялись местные жители и отдыхающие: в февральские дни высадили более 50 саженцев, со временем образовавших Пушкинскую аллею гурзуфского парка. Многие устремляются сюда, испытывая потребность побывать здесь, послушать шорох кипарисовых ветвей, в которых живет быстротекущее время и вечность, память о неподдельных чувствах и добрых делах.

Разгадкой крымской тайны Пушкина не одно десятилетие занимаются краеведы, историки, филологи. Но приблизиться к разгадке тайны пушкинского кипариса помогли иные ученые-специалисты. Все дело в том, что до недавнего времени сотрудники музея не располагали точными данными, какой из кипарисов был другом Пушкина. Кипарисов у дома Ришелье несколько. Какой из них «друг»? А. Грибоедов, посетивший это место в 1825 году, пишет в воспоминаниях: «…вид с галереи, кипарисники возле балкона» . Пушкин говорит в письме о том, что его кипарис рос «в двух шагах от дома»…

Так уж исторически сложилось, что пушкинским всегда считался одиноко растущий кипарис, на сегодняшний день расположившийся как бы за домом. Но во времена Пушкина основной вход в здание был с северной стороны, и как раз мимо этого кипариса вела дорожка к морю. Подтверждение этой гипотезе дали ученые-математики, приехавшие в Гурзуф. Экспедицию возглавил доктор технических наук Г. А. Сергеев, последователь В. И. Вернадского в развитии идей учения о ноосфере. Он изобрел прибор — квантовый гравитометром, с помощью которого можно принимать идущие сквозь толщу лет послания. Вот с этим-то прибором и проводились исследования деревьев в парке Гурзуфа. От предполагаемого пушкинского кипариса исходит то же излучение (фиксируемое в цифровом обозначении прибором), которое полностью совпадает с излучением, что идет от известных подлинных личных вещей Пушкина, хранящихся в музеях. Т.е., по убеждению ученых-исследователей, можно считать, что всё, окружавшее человека при жизни, в том числе и растения, несёт в себе информацию о нем. И это прежде всего относится к выдающимся личностям, чье энергетическое воздействие на окружающую среду значительно. В музее Пушкина в Гурзуфе хранится письмо-отчет Г.А.Сергеева, где он пишет: «Кипарис создает локальный, однородный микрогравитационный фон, воздействующий на внешнюю среду. Это обнаружено путем регистрации полимерным детектором прибора, а также на контрольных образцах воды, подвергнутых облучением “поля” кипариса. На химическом уровне закодировано присутствие Пушкина».

Ничего удивительного в этом нет, так как нельзя забывать о том, что поэт всю жизнь мечтал сюда вернуться. И неслучайно его поэтическое завещание, согласно античным мифам о возвращении душ умерших в милые земные пределы, обращено к этому месту:

Там если удаляться можно
Оттоль, где вечный свет горит,
Где счастье вечно, непреложно,
Мой дух к Юрзуфу прилетит… 

Именно эти строки навели Г.А.Сергеева на мысль, что душа поэта живет в кроне кипариса, а научные изыскания подтвердили это предположение и точно выделили именно этот кипарис.

По этому поводу в печати появилось много публикаций, возобновился всплеск «народной любви» к дереву. Одна из симферопольских женских организаций в канун 200-летия Пушкина возложила срезанные ветки кипариса на могилу Анны Керн. А в гурзуфском музее зародилась традиция выращивать из семян кипариса саженцы и дарить их пушкинским музеям. «Детки» пушкинского кипариса уже поселились в Москве, в Санкт-Петербурге, в Михайловском.

Так что удивительная жизнь пушкинского кипариса продолжается. Его раздвоенная вершина, что крайне редко бывает у кипарисов подобного вида, напоминает силуэты двух влюбленных, может быть, юноши и девушки, или силуэты кучерявой головы поэта и его Музы. Когда ветер дует с моря, «поэт» тянется к «Музе», и думается — «здесь поэт обрел свою Музу»… Это она так часто ему

…услаждала путь немой
Волшебством тайного рассказа!  

И до сих пор кажется, что Пушкин стоит рядом и смотрит вместе с тобой на наш «Счастливый край, где блещут воды, лаская пышные брега…».

Как Пушкин относился к флоре? В пушкинских произведениях встречается множество названий растений. Наиболее употребительные названия растений у Пушкина — это роза (более 100 раз) и лавр (около 40 раз). Кипарис упоминается 8 раз 12, и часто в поэзии Пушкина он служит для передачи душевного состояния лирического героя или отражения в его сердце жизненных ситуаций.

В крымской лирике кипарис способствует созданию образа «рая полуденной природы», в других областях его символический характер видоизменяется. Об этом читатель может судить сам, познакомившись с некоторыми пушкинскими строками о кипарисе.

«В Юрзуфе жил я сиднем, купался в море и объедался виноградом; я тот час привык к полуденной природе и насаждался ею со всем равнодушием и беспечностью неаполитанского lazzaroni13. Я любил, проснувшись ночью, слушать шум моря — и заслушивался целые часы. В двух шагах от дома рос молодой кипарис; каждое утро я навещал его и к нему привязался чувством похожим на дружество».

Михайловское. (1824г.)

Кто знает край, где небо блещет
Неизъяснимой синевой,
Где моря теплою волной
Вокруг развалин тихо плещет;
Где вечный лавр и кипарис
На воле гордо разрослись.

(1827г.)

Поедем, я готов; куда бы вы, друзья,
Куда б ни вздумали, готов за вами я
Повсюду следовать, надменной убегая;
К подножию ль стены далекого Китая,
В кипящий ли Париж, туда ли, наконец,
Где Тасса14 не поет уже ночной гребец.
Где древних городов под пеплом дремлют мощи,
Где кипарисные благоухают рощи.
Повсюду я готов.

(1827г.)

Записка Жуковскому

Раевский, молоденец прежний,
А там уже отважный сын.
И Пушкин, школьник неприлежный
Парнасских девствениц-богинь,
К тебе, Жуковский, заезжали,
Но к неописанной печали
Поэта дома не нашли
И, увенчавшись кипарисом,
С французской повестью Борисом
Домой уныло побрели.

(1819г.)

Я помню твой восход, знакомое светило,
Над мирною страной, где все для сердца мило,
Где стройны тополи в долинах вознеслись,
Где дремлет нежный мирт и темный кипарис,
И сладостно шумят полуденные волны.

(1820г.)

«Князь Меньшиков завоевал их тем же средством, каким взята была Рига; чума предала их в его руки и увенчала его лаврами, меж тем как осыпала кипарисом несчастную Лифляндию, Курляндию, Литву и Пруссию».

(1835г.)

Многих поэтов, приезжающих в пушкинский Гурзуф, воодушевляет вид могучего кипариса и увиденное ложится в поэтические строки.

Сбылись те вещие слова.
И та тропа не зарастает,
Вновь кипариса голова
Двумя макушками кивает.
Две алых розы обвились,
К стволу большому набегая,
И друг поэта кипарис
Святую память сберегает.

Кащеев И. В.
(Москва)

Здесь был Поэт. Нога его ступала
Под сень чинар, под кипарисов тень.
Природа юга песни напевала —
Здесь новый начинался день,
День русской славы, русского веселья,
Поэзии немеркнущей в веках.
За то поклон, Вам, берега Тавриды,
Поклон тебе, гурзуфский парк.

Берловская В. Д.
(Харьков)

***
Гурзуф. Июнь. Рождение поэта
В музее празднуем мы имени Его.
И мне росток вручается заветный —
Потомок кипариса самого.

Подаренный росток стал как родной!
С росточком буду в творчестве расти.
Дух Пушкина теперь везде со мной,
Как талисман хранит меня в пути!

И сердце стало радоваться вслух.
В нем поселилась неземная благодать.
Дух Пушкина — Соборный Русский Дух —
Хочу я все землянам передать!

Дух Пушкина — как Русских Дух в Крыму —
Живет и будет жить в любые времена;
Он сердца истины передает уму,
Напоминая: Русь у нас одна,
И надо всеми силами беречь
И Русский Дух, и нам Родную речь!

Сквозь годы и века летит планета,
И Крым во времени весь устремлен вперед.
Нас берегут Душа и Дух Поэта,
И кипарис, в чьей кроне Дух живет!
***

Владимир Федоров
(Симферополь)

***
Двуглавый кипарис хранит
Воспоминанья двух веков…
Сюда — дух Пушкина спешит,
Освобожденный от оков…
Слышны Раевских голоса,
В тиши на даче Ришелье…
Благословляют небеса
Край благодатный на земле!
Жуковский здесь и Грибоедов;
Сонет Мицкевич завершил.
Здесь и сейчас открыты двери
Тому, кто душу не закрыл.
Хранит любовь, печаль и славу —
Красавец Кипарис двуглавый!

***

Александр Батарин
(Николаев)

***
К Пушкинскому Кипарису в Гурзуфе

Ты был с Поэтом юн.
Как Он — Ты ныне вечен.
Полетом светлых дум
Ты стал очеловечен.
Тебя он другом называл,
Шептались Вы украдкой.
Ты — первый колыбель качал
Онегинской тетрадке.
Красавец южный — гордый Кипарис —
Твой век с людским не спорит.
Будь так же строен и красив,
Шепчась с ночным прибоем;
И вечной зеленью встречай
Друзей прикосновенье;
Чужие тайны охраняй,
Рождая вдохновенье.

***

Александр Батарин
(Николаев)

***
Звезды мерцают над парком старинным,
Дом притаился средь кряжистых крон,
Пушкина дух прилетает незримо,
Тихо скользит мимо древних колонн.

Так же грустит кипарис у веранды,
Будто замедлился времени бег,
Грезится парус далекой шаланды,
Волны ласкают полуденный брег.

Профиль курчавой главы на гардине,
Гнется, как стебель, свечи огонек,
Вечер лавандой синеет в долине,
Сердцу легко после вечных тревог.

Где-то шумит и блистает столица,
Дамы, кареты, игра звонких шпор…
Дух над Юрзуфом парит, словно птица,
Благословляя подлунный простор.

***

Сергей Рыбалко
(Ялта)

***
Он молод был, он утром, выбегая,
Взволнованный, земной и вдохновенный,
В движенье листьев и узорах пены
Он красоту для строф своих искал.
И вот тогда они познали дружбу.
Поэт писал и слушал кипарис,
Как строки вдохновенные неслись
Над морем Черным и под солнцем южным.

***

Александр Чаплин
(Москва)

***
Сонный берег волна не тревожит,
В дремоте тихо дышит Медведь,
Легкий бриз пробегает по коже,
Горизонт начинает светлеть.

Шорох гальки под медленным шагом
Затихает под вздохом волны,
Все раздумья «курчавого мага»
Расставаньем с Юрзуфом полны.

Наглядевшись от мыса до мыса,
Глаз прищурив, взбежал на обрыв,
Пошептался в тиши с кипарисом,
Дух почувствовал теплой коры.

Солнца лучик по берегу прыснул,
Заиграл, заблестел океан,
Окруженьем, навеянный, в мыслях
Стихотворный родился роман.

Но не скоро застонет бумага
Под его гениальной строкой,
А пока что в тени Аю-Дага
Он вкушает прощанья покой!

***

Адольф Зиганиди
(Ялта)

***
Звончей пусть гитары полночной струна.
Звук оборвется вниз,
Тебя не забудет ни наша страна,
Ни твой родной кипарис.

Трель юной Авроры ужель не сполна
Прогнала ночную тень,
А ты в одиночестве будешь до дна
Свою будоражить сень.

Лазоревым цветом пышно расцвел
Тысячелетний тис,
И тянется темными ветвями вверх
Его родной кипарис.

Свиданье с Гурзуфом был не его
Минуты одной каприз.
Страдали все музы, винясь от того,
Что стал сиротой кипарис.
***

Александр Ахаев
(Ялта)

***
Поэту

Застывшие в камне брызги грез
Бегут за волной волна,
Прозрачные в небе тысячи звезд,
Средь них лишь одна — луна.

Покинут брегов невеселых Салгир,
Летит в поднебесье и ввысь
Помянутый им наш полуденный мир,
Его родной кипарис.

Взлетела над морем в седой синеве
Его неизбывная грусть,
И в нашей сиротской забытой судьбе
Звучат его рифмы пусть.

В тобою воспетом осеннем раю
Мы повстречаем вновь
Киприды сияние в нашем краю,
Вином возбужденную кровь.

И видится мне: это я одинок,
На Черной падаю ниц,
Поникли унылые проблески слез,
И твой родной кипарис.

***

Александр Ахаев
(Ялта)

***
Баллада о Гурзуфском кипарисе

Опальный сын России был судьбою
Из Петербурга занесен в Тавриду.
И здесь у моря он на горном склоне
Увидел кипарис – высокий, стройный!
Спросил: «Не сын ли Древней ты Эллады,
Посланец греков солнечного Кипра?
Что о себе ты мне поведать можешь?»
И кипарис, кивнув зеленой кроной,
Ответил Пушкину: «Открою тайну.

…В далеком прошлом был я человеком,
Парисом нареченным при рожденье.
В младенчестве я матерью был брошен.
Пастух нашел и воспитал как сына.
Подростком помогал отцу усердно,
Не раз от хищников спасал я стадо,
За что меня прозвали Александром,
Что значило по-гречески «защитник».

Я рос голубоглазым и кудрявым,
Был смуглым, ловким, быстрым, Словно ветер,
Мог мчаться на коне по горным кручам.
Признаюсь: женщины меня любили,
И подарить сердца свои желали
Три обольстительницы, три богини.
Супруга Зевса, Гера, мне сулила
За верность  — власть, несметные богатства,
Афина-дева – воинскую славу.
Но предпочел я дар от Афродиты:
Супругом стал прелестнейшей из женщин!

И ненависть с тех пор ко мне питали
Ревнивицы: и Гера, и Афина.
Я был в расцвете лет, когда пронзила
Меня стрела их злой, коварной мести.
Помочь никто уже мне был не в силах.
Смиренно об одном просил богов я,
Чтоб вознесли над грешною землею
Мятежный дух мой. Боги вняли просьбе –
И стал по их я воле кипарисом».

Стоял в задумчивости юный Пушкин.
 — Рассказ печален твой… Судьба Париса
Тяжелым камнем мне легла на сердце.
Увы, хоть я не чту себя пророком,
Но и моя судьба такой же будет…
Однако грусть долой! Я жив и весел!
И, упоенный ароматом хвои,
Твоим любуюсь гордым силуэтом –
Ты словно в небеса летишь стрелою!
Я вижу у тебя, друг, две вершины.

Что за причуда странная природы?
 — Нет, Александр, это символ дружбы
Столь бескорыстной, что не властно время
Ее прервать и за порогом жизни!

…Остались в прошлом дни той южной ссылки.
Тоске и грусти предавался Пушкин
В своем краю, заснеженном, суровом;
Мечтал вновь посетить брега Тавриды,
Увидеться с гурзуфским кипарисом.
За двести лет он возмужал и вырос,
Но верность сохранил поэту-другу,
И потому в народе в наше время
Зовется «пушкинским» он кипарисом.

***

Инна Козеева
(г.Ялта)

***
Кипарис

Двуглавый легендарный кипарис.
С ним, юным, подружился здесь Поэт…
Оливы, благородный лавр и тис
Ласкал Селены одинокий свет.

Они не забывали той поры,
Когда в Юрзуфе Александр гостил,
Скрывался от полуденной жары.
Под кронами мечтал или грустил.

Когда все забывались в сладком сне,
Часами слушал Пушкин шепот волн,
Он видел при задумчивой луне
Как по морю плутал далекий челн…

И в полночь Кипарис поведал вдруг,
Как за провинность заколдован был.
И не ласкать теперь ему подруг –
Но пыл в нем, как и прежде, не остыл.

Всевышний пожалел и внял мольбам.
В один два силуэта воплотил,
Чтоб снова прикасался он к губам
Единственной, которую любил…

***

Татьяна Парусникова
(г. Ялта)

 

Литература:

  1. Пушкин А.С. — А.А.Дельвигу. Михайловское, декабрь, 1824 г. // Пушкин А.С. Полное собрание сочинений: В 6 т. / Под ред. М. А. Цявловского. М.; Л.: Academia, 1938. Т. 6. С. 92.
  2. Пушкин А. С. «Когда порой воспоминанье» // Пушкин А.С. Указ.соч. Т. 1. С. 592.
  3. Пушкин А.С. «Редеет облаков летучая гряда…» // Пушкин А.С. Указ.соч. Т. 1. С. 279.
  4. Бартенев П.И. Пушкин в Южной России // Пушкин в Тавриде: Сб. литературно-краеведческих статей. Симферополь: Таврия, 1995. С. 19.
  5. Некрасов Н.А. Русские женщины // Некрасов Н. А. Собрание сочинений: В 4 т. М.: Правда, 1979. Т. 2. С. 293.
  6. Горчакова Е. Воспоминания о Крыме. М., 1881. С. 164–165.
  7. Пушкин в Тавриде: Сб. литературно-краеведческих статей. Симферополь: Таврия, 1995. С. 163.
  8. Бертье-Делагард А.А. Память о Пушкине в Гурзуфе // Пушкин в Тавриде: Сб. литературно-краеведческих статей. Симферополь: Таврия, 1995. С. 69.
  9. Грибоедов А.С. Сочинения. М.: Художественная литература, 1988. С. 425.
  10. Пушкин А.С. Люблю Ваш сумрак неизвестный. ПСС.-М: Воскресенье, 1998. Т.2., с.700
  11. Пушкин А.С. Евгений Онегин.// Указ.соч. т.3 с.141
  12. Число употреблений указано по «Словарю языка Пушкина».
  13. lazzaroni (итал.) – нарицательное прозвище беспечно живущего, без определенных занятий человека.
  14. Токвадо Тассо (1554-1595) – композитор, октавы которого пели венецианские гондольеры в XVIII веке.

Б.П. Балуев


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Б.

П. Балуев*

Н. К. Михайловский и “легальный марксизм”

(К 150-летию со дня рождения)

Н.К. Михайловский — выдающийся русский мыслитель, социолог, публицист и литературный критик — вошел в советскую историографию в основном как величина отрицательная. Вся его огромная по объему и широте проблематики 44-летняя литературная деятельность часто оценивалась через призму его полемики с марксизмом на последнем этапе его жизни, хотя эта полемика состояла всего лишь из нескольких эпизодов, а объектом его критики являлись главным образом печатные выступления так называемых легальных марксистов. Позиция Михайловского по разным вопросам общественно-политического развития России, да и политический его портрет в целом воссоздавался чаще всего с помощью цитат из работы 24-летнего В. И. Ленина “Что такое „друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?”. Игнорировалась полемическая направленность этой работы. Как правило, не принималась в расчет и постепенная трансформация взглядов Ленина на роль Михайловского в русском освободительном движении, завершившаяся его согласием (в роли главы Советского правительства) в 1918 г. высечь имя Михайловского на обелиске у Кремлевской стены в честь наиболее известных в прошлом мыслителей и борцов за свободу.
Особенно резким нападкам Михайловский и его последователи подвергались в официальной исторической науке с конца 1920-х гг., когда либерально-народническая идеология в целом стала трактоваться как своеобразная методологическая основа “правого уклона” 1.
Трудно было найти хотя бы один научный труд той поры о народничестве, в котором не цитировались бы слова Ленина из его статьи “Мелкобуржуазный и пролетарский социализму»: “Вся история русской революционной мысли за последнюю четверть века есть история борьбы марксизма с мелкобуржуазным народническим социализмом” 2. И поскольку история эта открывалась в произведениях Ленина борьбой с Михайловским, то в этом контексте и рассматривалась в основном вся деятельность мыслителя.
После выхода в свет “Краткого курса” истории ВКП (б) Михайловский упоминался в научной литературе чаще всего как идеолог кулачества. Так продолжалось почти тридцать лет. Лишь с середины 60-х гг., в связи с наступившей оттепелью и в политике и в науке, стали появляться работы, авторы которых пытались более взвешенно, объективно оценить деятельность Михайловского, насколько это было возможно в тех условиях, ибо идеологический караул, как известно, продолжал нести свою службу. Первопроходческой в этом плане была несомненно статья М. Г. Седова “К вопросу об общественно-политических взглядах Н. К. Михайловского” 3. Опираясь на более глубокое прочтение тех же ленинских работ и используя труды самого Михайловского, автор сумел раскрыть многие перечеркнутые советской историографией позитивные стороны его миросозерцания и общественно-политической деятельности.
Затем последовал еще ряд работ в этом ключе, показывающих этого многогранно талантливого выдающегося русского мыслителя, социолога, общественного подвижника, публициста, литературного критика 4. Все эти и ряд последующих публикаций в значительной степени восполняют многие пробелы в объективной характеристике Н. К. Михайловского, его заслуг в развитии русской общественной мысли и русского подлинно демократического движения. Однако заголовки перечисленных нами работ говорят о том, что один существенный пробел все-таки остается: проблема “Михайловский и марксизм”. Подавляющее большинство появившихся работ посвящены Михайловскому 70—80-х гг. XIX в., проблемам его воздействия на революционно-демократическое движение. Что касается полемики с марксизмом, то она, как и в 1930-е гг., освещается в русле двух постулатов: Михайловский начал на страницах “Русского богатства” поход против марксизма; Михайловский потерпел в этом походе сокрушительное поражение, главным образом благодаря выступлениям против него В. И. Ленина. Внимательное рассмотрение проблемы “Михайловский и марксизм” заставляет усомниться в правоте этих стереотипов. Раскрытие этой проблемы привносит новые штрихи к портрету нашего выдающегося соотечественника, и в связи со 150-летием со дня рождения хотелось бы изложить некоторые наблюдения по поводу явного несоответствия исторической правде указанных двух, скорее пропагандистских, нежели научных, постулатов.
Михайловский объявлялся и упорно продолжает называться зачинщиком полемики народников с марксистами. Считается достаточным при этом сослаться на первые строки работы Ленина “Что такое „друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?”: “„Русское богатство» открыло поход против социал-демократов. Еще в № 10 за прошлый год один из главарей этого журнала, г-н Михайловский, объявил о предстоящей „полемике» против „наших так называемых марксистов или социал-демократов»” 5. А между тем начало острой полемической схватке между либеральными народниками и марксистами было положено выступлением П. Б. Струве на немецком языке в берлинском вполне легальном социал-демократическом еженедельнике “Sozialpolitisches Centralblatt” 2 октября 1893 г. со статьей “К вопросу о капиталистическом развитии России”, в которой он представил социалистическую программу народников как утопическую и националистическую. (О том, что именно этот факт послужил толчком активной идейной борьбы, свидетельствовал в свое время видный соратник Ленина В. В. Боровский в своей работе “К истории марксизма в России”, опубликованной в 1908 г. 6). Удар Струве, несомненно, получил большой резонанс — немецкая социал-демократическая литература имела широкое распространение на европейском континенте, в том числе и среди русской интеллигенции, которая часто выезжала за границу, среди русских студентов, которые учились в Германии, Швейцарии и Франции. Под пером Струве народники “Русского богатства” предстали не в лучшем виде. Надо было отвечать на этот полемический выпад. В октябрьском номере журнала “Русское богатство” за 1893 г. (выходил он, как правило, с опозданием из-за цензуры) Михайловский мог лишь пообещать своим читателям поговорить на эту тему. “Об этой полемике, — вскользь заметил он в очередном обзоре октябрьского номера, — по обширности предмета, я сегодня не успею говорить” 7.
В указанной работе о начале полемики Ленин далее писал: “Затем появились статьи г-на С. Кривенко: „По поводу культурных одиночек» (№ 12) и г. Н. Михайловского: „Литература и жизнь» (№№ 1 и 2 „Р. Б. » за 1894 г. )” 8. Между тем в очередном очерке-обозрении “По поводу культурных одиночек” С. Н. Кривенко как раз и попытался ответить на критику Струве, посвятив этому всего несколько строк в большом очерке. Он посчитал ничем необоснованными утверждения Струве о том, что ставка на общинное землевладение является утопической, что основной массе крестьянства предстоит вывариться в фабричном котле. Кривенко не соглашался с утверждением, что народническая интеллигенция находится в меньшинстве, ибо с ней — огромная крестьянская масса, интересы которой она выражает. Да если бы и была она в меньшинстве, риторически восклицал он, неужели интеллигенция должна “радоваться успеху многочисленных трактирщиков”, “помогать еще более многочисленным скупщикам крестьянского хлеба, смотреть сквозь пальцы на ростовщические проценты и т. д. ” 9
Что касается выступлений Михайловского в двух первых номерах журнала “Русское богатство” за 1894 г., то это вовсе не были статьи, специально направленные против марксизма. Два очередных обозрения из серии “Литература и жизнь” публицист посвятил различным вопросам. О марксизме говорилось в небольших по объему фрагментах. В январской книжке опубликован был обзор писем марксистов, которые Михайловский получил в ответ на мимолетное замечание в октябрьском номере журнала за 1893 г. о том, что в поисках истины совсем не обязательно выбирать только между народничеством и марксизмом. В том же номере он подверг критике марксизм в изложении киевского профессора Н. И. Зибера, популяризатора экономических, но отнюдь не революционных воззрений Маркса. В небольшом фрагменте февральского обозрения Михайловский не согласился с марксистской концепцией, изложенной в вышедшей на русском языке книге Вильгельма Блоса “История немецкого движения 1848 и 1849 года” — представителя правого крыла германской социал-демократической партии. Именно в этих своих заметках Михайловский справедливо подчеркнул, что взгляды учеников Маркса, в том числе и русских его учеников, часто далеко не одно и то же, что у Маркса были все основания, имея в виду таких “учеников”, неоднократно шутливо повторять, что он “не марксист”. Михайловский высмеивает слепое, догматическое следование многих “учеников” Маркса за каждой строчкой его сочинений: “Какая-нибудь вскользь брошенная им мысль или даже не вскользь, но выраженная чисто отвлеченно или с преувеличенной полемической резкостью, переходя из уст в уста, из книги в книгу, постепенно утрачивает свой условный характер и обращается в последней, в данном случае низшей, инстанции в догмат” 10.
Противопоставление Михайловским взглядов русских “учеников” Маркса учению самого Маркса отнюдь не означало, что он принимал или готов был принять саму доктрину. Он категорически отвергал “единственно правильное”, “научное” объяснение законов развития человеческого общества, детерминизм в смене общественно-экономических формаций, неизбежность смены капиталистического строя социалистическим. Выступал против преувеличения марксизмом роли классовой борьбы как двигателя истории и против недооценки этим учением роли “демона национального самолюбия” в прошлой и будущей истории человечества. Резко протестовал он против квалификации марксизмом крестьянства как мелкобуржуазного сословия. Да и вообще все марксистское учение о базисе и надстройке, о жесткой предопределенности в смене формаций оценивал как слишком упрощенную схему развития человеческого общества. За счет этой простоты он и относил его широкое распространение среди молодежи. Как суровый приговор звучали его слова о марксистской науке, “умещающейся чуть не в карманном словаре, никогда себя не проверившей и, однако, надменно распоряжающейся жизнью и. смертью людей” 11. Таким образом, он отвергал не только “легальный”, но и “нелегальный”, т. е. революционный марксизм.
Но полемизировать ему пришлось в основном с представителями “легального” марксизма — П. Б. Струве, Н. А. Бердяевым, М. И. Туган-Барановским; ибо они использовали прессу для нападок на народническое учение. Взгляды их с самого начала явно не совпадали с марксистской ортодоксией, что подтверждалось и Лениным. Уже в том же 1894 г. Ленин начал, а в следующем году завершил работу под названием “Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве (отражение марксизма в буржуазной литературе). По поводу книги П. Струве: Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России. СПб. 1894”. Если в работе “Что такое „друзья народа»… ” Ленин берет Струве под защиту от критики либеральных народников как марксиста, то заголовком данной книги он отлучает его от этого звания и причисляет к авторам буржуазной литературы. Здесь Ленин не столько хвалит Струве за его попытку критиковать экономическое содержание народнических теорий с марксистских позиций, сколько обращает внимание читателя на отход автора от этих позиций в сторону абстрактности, “узкого объективизма”, надклассовости, мальтузианства и т. д. Постепенно ленинская критика в адрес бывших марксистов — Струве, Бердяева, Булгакова, Туган-Барановского явно усиливается — как раз в те годы, когда с ними как с марксистами (и в основном только с ними) и полемизировал Михайловский. А в 1902 г. в работе “Что делать?”, подводя итоги полемики с либеральными народниками и отмечая “громадное распространение вширь идей марксизма”, Ленин вынужден был заметить в скобках: “хотя и в вульгаризированном виде” 12.
А вульгаризация эта иногда достигала крайних пределов. В. Г. Короленко сообщал в одном из писем находившемуся в сибирской ссылке родственнику И. Ф. Волошенко, что бывшая одно время органом марксистов (“легальных”) газета “Самарский вестник” договорилась “до вреда народного образования” (пока “мелкий буржуа”, называемый по недоразумению крестьянином “не выварится в котле” — “образование ему не нужно”). “Правда, — добавлял Короленко, — здешние марксисты хватались за голову, читая эти прелести, но теперь они имеют удовольствие слышать эти речи уже в студенческих кружках… ” 13.
Все эти факты необходимо учитывать при рассмотрении проблемы “Михай-ловский и „легальный марксизм»”. При таком подходе возникает возможность высветить новые грани более широкой проблемы “либеральное народничество и марксизм”, которая традиционно рассматривалась до сих пор лишь в плане “разгрома” либерального народничества с помощью ленинской работы “Что такое „друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?”.
Итак, все дальнейшие выступления Михайловского в подавляющем большинстве случаев были выступлениями именно против “легального марксизма”. Вопреки установившемуся мнению о его абсолютной неправоте в этой полемике его критические стрелы часто попадали в цель, в самые слабые места пропагандируемой “легальными марксистами” доктрины. Далее, опять-таки вопреки традиционному представлению нападающей стороной в споре были чаще всего Струве, Булгаков, Бердяев и Туган-Барановский 14. Наконец, та и другая сторона в этой полемике в цензурном отношении испытывали примерно равные трудности, и о преимуществах положения народников можно говорить с большой натяжкой.
В 1894 г. Михайловский еще раз отозвался на марксистскую тему. Объектом критического разбора стала направленная не только против либерального народничества в целом, но и конкретно против Михайловского книга П. Б. Струве “Критические заметки по вопросу об экономическом развитии России”. Михайловский подчеркнул, что в основе хлесткого изречения Струве: “Признаем нашу некультурность и пойдем на выучку к капитализму” — лежит философски не-обоснованная и фактически непроверенная теория 15. В подтверждение публицист ссылается на слова самого Струве о непроверенности марксистской теории из его предисловия к книге.
Другое нашумевшее заявление Струве о том, что марксизм “просто игнорирует личность как социологически ничтожную величину”, Михайловский оценивает как проявление гегелевской системы, проникнутой, по его мнению, уничтожающим презрением и холодной жестокостью к личности. Он решительно отвергает приписанное ему Струве утверждение: “личность все может”, доказывая нелепость вымысла целой серией ссылок на свои произведения, из которых вытекало, что он, Михайловский, не отрицал существования социологической законосообразности и необходимости.
В свойственной ему иронической манере, особенно характерной для полемики с марксистами, Михайловский опять отмечает начетничество в приемах, которые употреблял Струве и другие “ученики” Маркса в споре со своими оппонентами: “Как для верующего мусульманина достаточно простого сопоставления той или другой предложенной ему мысли с тем или другим изречением Корана, чтобы признать ее правильной или неправильной, — ибо Аллах велик и Магомет пророк его — так и т. Струве очень часто довольствуется противопоставлением, которое и решает для него вопрос” 16.
В 1895 г. марксистская тема отразилась в творчестве Михайловского в виде краткого отзыва на книгу Г. В. Плеханова “К вопросу о развитии монистического взгляда на историю”. Содержание “этой только что вышедшей интересной книги” позволяет Михайловскому сделать опять-таки не без сарказма прозвучавший вывод: оказывается, исходя из оценок Бельтова (Плеханова) позиции Струве, последний “вовсе не настоящий марксист”, хотя и претендует на эту роль 17.
К полемике с “легальными марксистами” Михайловский возвращается лишь через два года, в 1897 г., да и то под давлением обстоятельств, которые возникли вследствие перехода либерально-народнического журнала “Новое слово” в руки Струве и его единомышленников и активизацией в связи с этим антинароднических выступлений “легальных марксистов”. Этот и многие другие факты в явном противоречии с расхожим утверждением о том, что Михайловский вел шумную кампанию, возглавив в своем журнале “Русское богатство” поход против марксистов. Многие авторы при этом цитируют соответствующее место из книги “Что такое „друзья народа»… ”, игнорируя тот факт, что Ленин впоследствии о “походе” ничего не говорил. И уж совсем обходят слова самого Михайловского из его обозрения 1897 г.: “К нам неоднократно устно и письменно обращались с вопросом, почему мы оставляем без возражения многочисленные выходки журнала „Новое слово» против нашего журнала или его отдельных сотрудников (главным образом, кажется, против пишущего эти строки)”. И далее: “Мы доселе воздерживались от полемики с „Новым словом», да и впредь не думаем заниматься ею специально, и менее всего, конечно, в той форме, которую практикует наш неутомимый антагонист”18.
Представляет интерес и мотивировка Михайловским сдержанного отношения руководимого им журнала к полемическим выпадам марксистского “Нового слова”. Помимо того, что у редакции, как пишет Михайловский, не было “ни времени, ни охоты” отвечать “на щипки щипками”, она учитывала то обстоятельство, что “Новое слово” “есть журнал новый, и нам казалось, что необходимо дать ему высказаться, выяснить свои взгляды, не вставляя на первых же порах, по французской поговорке, палки в колеса” 19.
Либеральные народники, сами подвергаясь в своем журнале “Русское богатство” непрерывным цензурным притеснениям 20, старались проявлять необходимый такт и деликатность к своему идейному противнику, также гонимому цензурой. О том свидетельствует ряд деталей в переписке Михайловского с его единомышленниками. Например, имея в виду полученную вскоре после закрытия журнала “Новое слово” из Парижа от своего нелегального корреспондента Н. С. Русанова рукопись статьи с критикой марксизма Михайловский пишет: “Статья Ваша о марксизме заставила нас много думать ввиду закрытия „Нового слова». Напечатать ее очень хочется, а в то же время как будто и неловко. Думал я даже воспользоваться именно заканчивающими ее вопросами, предложив марксистам ответить на эти вопросы в нашем же журнале (подчеркнуто мной. — Б. Б. ). Потом думал, напротив, отрезать их. Недоумения разрешились цензором, который просто похерил всю статью” 21.
И снова лишь через два года вернулся Михайловский к полемике с марксизмом в единственной среди ежемесячных обозрений статье за 1897 г. (в ноябрьском номере) под названием “О народничестве, диалектическом материализме, субъективизме и проч. ” Причем основное содержание данного обозрения составляет отнюдь не полемика с марксизмом, а размышления о народничестве в связи с анализом творчества Н. Н. Златовратского, тридцатилетний юбилей литературной деятельности которого в то время широко отмечался в печати. Марксизм затронут мимоходом и, как всегда, в сугубо саркастическом ключе. Михайловский иронизирует над попытками “диалектических материалистов” нацепить на него какой-нибудь ярлык: то “народника”, то “субъективиста”. Обличительный пафос Михайловского направлен против упрощенного мышления, против примитивизма характеристик, применяемых марксистами при оценке миросозерцания человеческой личности. Такой способ мышления порождает его отповедь: “Для многих было бы, вероятно, очень удобно, если бы существовало только два цвета — черный и белый, или только две страны света, например, север и юг, или только взаимно перпендикулярные линии и т. п. В этой фантастической скудности красок, линий, очертаний жить было бы гораздо скучнее, чем в нашей теперешней пестроте и сложности, но зато гораздо легче было бы ориентироваться” 22. Именно в этом обозрении Михайловский решительно не согласился с тезисом Маркса и Энгельса об “идиотизме деревенской жизни” и предрек горе “тому поколению, которое воспитается на презрительном отношении к деревне” 23.
И опять к марксистской теме Михайловский возвращается после большого перерыва, только в апреле 1899 г. Но, прежде чем рассмотреть это выступление, необходимо остановиться на той существенной эволюции, которую проделал к тому времени “легальный марксизм”, идейные лидеры которого — Струве, Бердяев, Туган-Барановский, Булгаков — именно в этот промежуток времени особенно активно стали выступать под флагом свободной критики марксизма, марксистской ортодоксальности, используя страницы легальных журналов “Мир божий”, “Жизнь”, “Научное обозрение”, предприняв в 1899 г. попытку издания собственного журнала “Начало”. На его страницах критике была подвергнута основа основ марксизма — экономические взгляды Маркса. В мартовском номере журнала “Начало” (1899 г. ) было дано подробное сочувственное изложение содержания в том же году вышедшей в Петербурге в русском переводе книги Э. Бернштейна “Проблемы социализма и задачи социал-демократии”, подвергшей критике и пересмотру почти все учение Маркса. Причем идеологи “легального марксизма” были далеки от единомыслия и в своей критике отдельных теоретических положений Маркса нередко вступали между собой в полемику.
В этой обстановке и появилось в апрельском номере журнала “Русское богатство” очередное обозрение Михайловского, посвященное анализу промарксистских журналов “Начало” и “Жизнь”. В статье Михайловский отмечает все больший разброд и шатания среди марксистов, которых он, естественно, не делил на “легальных” и “нелегальных”, а воспринимал как русских учеников Маркса, все дальше уходящих в сторону от ортодоксального марксизма, но все еще считающих, что “критический” марксизм и есть подлинный марксизм. Автор обозрения уличает своих оппонентов — Струве и Туган-Барановского — в постоянном искажении его позиции, в стремлении в который раз изобразить его полным отрицателем исторической законосообразности, вложить в его уста фор-мулу “личность все может”, которую он никогда не произносил и не мог произнести и которая вовсе не вытекает из разделяемого им тезиса Лаврова о “критически мыслящей личности”. Защищая свою позицию по этому вопросу, он видит ее близость к позиции Плеханова: “… Лично я не заинтересован в торжестве или падении формулы „критически мыслящая личность», но эта формула, во всяком случае, может лечь в основание ответа на вопрос: „что делать?» — развивай в себе критическую мысль и буди ее в других (буди сознание производителей, сказал бы г. Бельтов)” 24.
Следующее выступление Михайловского по марксистской теме состоялось только через два года и представляло собой отклик на появившуюся в 1901 г. книгу о нем Н. А. Бердяева: “Субъективизм и индивидуализм в общественной философии. Критический этюд о Н. К. Михайловском. С предисловием Петра Струве”. Фрагмент очередного обозрения Михайловского, опубликованного в 1, 2-м и 4-м номерах “Русского богатства” за 1901 г., так и назывался: “О книге г. Бердяева с предисловием г. Струве и о самом себе”. Это самая большая работа Михайловского о марксизме вообще. Она еще раз подтверждает тот вывод, что антимарксистские выступления Михайловского были своеобразной вынужденной обороной от нападок на него и его позиции “русских учеников”, в данном случае Бердяева и Струве. Вместе с тем в ней со всей полнотой проявился блестящий полемический дар редактора “Русского богатства».
Анализируя работу Бердяева и предисловие к ней Струве, Михайловский отмечает, что автор книги, несмотря на свою неутраченную веру “в близкое окончательное торжество марксизма” на основании все тех же “непреклонных” марксистских законов смены формаций, лишь по недоразумению (как, впрочем, и автор предисловия) может называться марксистом. Этот отход от учения Маркса, указывает Михайловский, откровенно прокламируют и автор предисловия, и автор книги. Струве в предисловии, например, заявил, что в книге Бердяева марксизм “совершенно открыто и решительно делает поворот к философскому идеализму и вступает, таким образом, в союз с духовными силами, которые до сих пор лишь по историческому недоразумению считались ему враждебными”, что “этот поворот обозначился довольно давно, но в книге Н. А. Бердяева он впервые получает более или менее законченное и сосредоточенное выражение”. А сам Бердяев, замечает Михайловский, признается, что философия марксизма “очень хромает, что представление марксизма о прогрессирующем ухудшении положения рабочего класса не подтверждается и поэтому “никоим образом не может быть удержано”. Михайловский подчеркивает, что о главенстве “экономического фактора” Бердяев и Струве в книге “совсем не говорят”. Суммируя все эти факты, а также факт критики теории трудовой ценности в статьях Струве и Туган-Барановского, наличие серьезных разногласий по философским и социологическим вопросам между Бердяевым, Струве и Туган-Барановским, Михайловский иронически заключает: “Допуская даже, что победа на их стороне (об этой победе писали в основном только сами марксисты. — Б. Б. ), это во всяком случае победа не марксизма, а скорее над марксизмом” 25.
В книге Бердяева Михайловский увидел не просто отречение ее автора от марксизма, но и открытые или завуалированные признания правоты своего оппонента, например: “Мы находим у него места, которые позволяют сказать, что он очень близко подходит к той социальной точке зрения, на которой стоим мы сами”, “точки соприкосновения между взглядами г. Михайловского и нашими собственными бросаются в глаза”, “г. Михайловский предвосхитил ту великую истину, что для социального познания необходима специфическая психология”, “как и всегда у г. Михайловского, мы встречаем здесь кое-что ценное, — он предчувствует истину” 26. Добавим: даже свою критику теории Михайловского “борьбы за индивидуальность” Бердяев сопроводил весьма характерной для его новой позиции оговоркой: “Своим „индивидуализмом» он (Михайловский. — Б. Б. ) ставит другой вопрос общественной философии, вопрос об отношении личности и общества. Он решает его неверно, но защищает по своему дорогую и для нас человеческую личность, предвосхищая отчасти точку зрения критической философии, которая признает святость человека как самоцели” 27.
Продолжая коллекцию признаний или полупризнаний в свой адрес на страницах книги Бердяева, Михайловский показывает своим читателям, что даже его методологические “заблуждения” теперь частично реабилитированы марксистами. “Сколько насмешек и негодований вызывал мой субъективизм, а теперь г. г. Струве и Бердяев, признавая его гносеологическую негодность, объявляют его психологическую неизбежность. .. ”, — отмечает он 28. Вполне вероятно, что эта уступка “легальных марксистов” Михайловскому была совершена не без влияния критики в предыдущем обозрении в апреле 1899 г. “смешливого настроения” по поводу его субъективного метода. Тогда он уличил “легальных марксистов” в проповеди объективизма, в отступлении в этом отношении от Маркса. В доказательство того, что Маркс совсем не так примитивно воспринимал “субъективизм” Михайловский привел слова из его “Тезисов о Фейербахе”. В более точном переводе, чем у Михайловского, одна из ссылок звучит так: “Главный недостаток всего предшествующего материализма — включая фейербаховский — заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берется только в форме объекта или в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность, практика, не субъективно” 29. Эта и другие цитаты наглядно показывали, что в своей “насмешливой” критике субъективизма Михайловского Струве, Бердяев и другие “легальные марксисты” исходили не из теории Маркса, а из своего “узкого объективизма”.
Михайловский напоминает, как издевались марксисты над его “требованием нравственного суда” над фактами истории и современной социальной жизни, а теперь, указывает он, Бердяев пишет: “Мы еще раз подчеркиваем наше полное согласие с мыслью Михайловского, что всякий человек должен давать нравственную оценку социальным явлениям”. Как от “клеветы” в свой адрес отмахивались марксисты от обвинений со стороны Михайловского в том, что проповедуемый ими железный детерминизм исторического процесса граничит с фатализмом. А ныне Бердяев, цитирует далее самого Бердяева Михайловский, “должен сознаться, что некоторые ученики Маркса дают повод к фаталистическому истолкованию своих воззрений, вследствие неразработанности философских основ”. С презрением высказывались “ученики” о защищаемой Михайловским самоценности “личности”, “индивидуальности”, а теперь в книге Бердяева, отмечает Михайловский, можно прочитать: “И г. Михайловский глубоко прав, отстаивая нравственную автономию человеческой личности, хотя бы весь мир посягал на нее”. С явными передержками “легальные марксисты” муссировали тезис Маркса и Энгельса об “идиотизме деревенской жизни”, даже, как пишет Михайловский, “нам предлагали, с позволения сказать, плюнуть на мужика” ввиду его “деревенского идиотизма”. А теперь, подчеркивает Михайловский, Бердяев явно корректирует эту позицию словами: “Мы можем признать свое бессилие в аграрном вопросе, но мы должны нравственно протестовать против хищнических сторон того процесса, который совершается в крестьянской жизни” 30.
Мы привели далеко не все случаи правоты Михайловского в книге Бердяева. Она была настолько внушительной, что на нее обратил внимание в то время не только Михайловский, но и другие рецензенты.
И все же, признавая заслуги Михайловского “в области коллективной психологии”, называя его “превосходным будильником мысли”, “блестящим, очень талантливым публицистом, чутко отражавшим лучшие стремления своего времени”, Бердяев продолжает в этой книге отвергать его “субъективный метод” с позиций марксистского, классового подхода к действительности, заявляет, явно противореча всем своим комплиментам в адрес Михайловского, что он якобы уже “пройденный этап”, явление “историческое”, что марксизм камня на камне не оставил от его миросозерцания. Исходя из проделанного анализа книги Бердяева, Михайловский заключает, что в ней произошло “отречение от марксизма” Струве и Бердяева, не без основания с иронией добавляет, что именно от марксизма они “не оставили камня на камне”. Для него появление этой книги — свидетельство того, что марксизм “находится в периоде кризиса” 31.
Михайловский безошибочно угадал дальнейший отход от марксизма молодых тогда, но уже прославившихся его адептов. Марксизм для них был всего лишь своеобразной детской болезнью на пути философского познания мира. В ногу со Струве и Бердяевым в пересмотре своих марксистских воззрений шли М. И. Туган-Барановский — во втором издании книги “Промышленные кризисы” и С. Н. Булгаков — в своем новом капитальном труде “Капитализм и земледелие”. Обе книги были опубликованы легально в Петербурге в 1900 г. Наконец, настоящим манифестом своеобразного преодоления марксизма явился вышедший в 1902 г. коллективный труд (сборник статей с участием указанных авторов) “Проблемы идеализма”. В предисловии к этой книге утверждалось, что все философские построения, основанные “исключительно на данных опыта, утратили свое руководящее значение”. Возрождение идеализма мотивировалось необходимостью решения игнорируемых материализмом этических проблем. Таким образом, бывшие “легальные марксисты”, с которыми Михайловский по временам вступал в полемику, к 1903—1904 гг. окончательно покинули марксистские позиции, перешли на позиции идеализма в философии, либерализма — в политике.
За год до смерти, в январе 1903 г., в одном из последних своих обозрений Михайловский в последний раз коснулся марксистской темы. Он с удовлетворением процитировал заявление Туган-Барановского в его новом труде “Очерки из новейшей истории политической экономии” о том, что тот пришел “к полному разрыву с ортодоксальным марксизмом”, что признает “социальный идеал верховным вождем в социальной борьбе”. С сарказмом Михайловский отмечает, что при отмежевании от марксизма в сборнике “Проблемы идеализма” Бердяев в своей статье “Этическая проблема в свете философского идеализма”, “точно в зеркало смотрится, не отстал ли он от Струве? Вровень ли с ним идет г. Булгаков?” 32.
Но Струве, Бердяев, Булгаков были для Михайловского сомнительными марксистами с самого начала. Другое дело — Туган-Барановский. По мнению Михайловского, он “был одним из самых ярых „учеников», доходя в своем экономическом материализме до последних пределов грубой прямолинейности”. Но вот прошло три—пять лет после появления его ортодоксально марксистских статей в “Мире божьем”, таких, как “Значение экономического фактора в истории” (1895 г.) и “Экономический фактор и идеи” (1896 г.), или статьи в журнале “Начало” — “Споры о фабрике и капитализме” (1899 г. ), и Туган-Барановский теперь пришел к “глубокому убеждению”, что марксизм “сделал свое дело и никакой будущности не имеет”, называет его “ветшающим”, и заявляет, что “здание, воздвигнутое автором „Капитала», дает одну трещину за другой, обваливается” и, если пока держится, то лишь потому, что еще не созрела “новая теория, долженствующая заменить собою марксизм” 33. Дословно цитируя новые труды бывших главных идеологов марксизма в России (а именно таковыми их считала в то время передовая молодежь), Михайловский показывал читателю не только тот факт, что эти, безусловно, талантливые авторы порвали с марксизмом, но еще и то, что они во многом, прямо или косвенно, теперь соглашаются с ним. Это сближение позиций стало особенно заметным после смерти Михайловского. Чем резче критикует Бердяев марксизм, чем дальше отходит от него в сторону идеализма, персонализма, индивидуализма, этического социализма, тем все более лояльными становятся его оценки роли Михайловского в истории русской общественной мысли. Критикуя марксизм, Бердяев иногда почти буквально воспроизводит антимарксистские аргументы Михайловского. А иногда ту или иную социологическую формулу Михайловского Бердяев поддерживает и развивает именно потому, что видит в ней удачный противовес марксизму, убедительное опровержение его.
Бердяев явно соглашается теперь с критикой Михайловского в адрес русских учеников Маркса за их религиозное отношение к марксизму, за их догматический, начетнический, цитатнический способ полемики с оппонентами. Имея в виду отношение русских “учеников” к марксизму как к открытой наконец-то абсолютной истине, он, явно перекликаясь с Михайловским, пишет: “И к этой открытой марксистами истине существует догматическое отношение, напоминающее отношение католической церкви к своей догматической истине” 34. Небезынтересно заметить, что к этому выводу Бердяев пришел в конце жизни, в своей последней, посмертно изданной работе “Царство духа и царство кесаря”. И он кажется ему настолько важным, что он повторяет его в другой главе той же книги, несколько развивая его. “Нетерпимые и фанатики, — пишет он, — обыкновенно бывают страшно ортодоксальны, все равно какие — католики, православные, марксисты, — и в ортодоксальности этой происходит окостенение веры, прекращение движения жизни” 35.
Михайловский неоднократно высмеивал русских “учеников” за их механический оптимизм, за их уверенность в непременный приход светлого будущего, социализма и коммунизма в связи с действием открытых Марксом законов смены социально-экономический формаций, иронически называл эту уверенность “радостным прогнозом”. В этой же работе, как бы подводя итог своим жизненным наблюдениям, Бердяев опять приходит к Михайловскому. Он заявляет. “Наиболее непонятен в марксизме этот его безграничный оптимизм в отношении к исторической необходимости, безграничная вера в благость и осмысленность исторического процесса” 36.
Известно, что одной из пружин человеческого прогресса Михайловский считал противоречие между личностью и обществом, между постоянным стремлением человека к свободе и непрерывным наложением на человеческую личность связывающих ее пут со стороны общества. Причем чем сильнее выражена дифференциация общества, тем сильнее закабалена в нем человеческая личность: она обречена выполнять одну узкую функцию, превращаясь “в палец ноги”. Струве “камня на камне” не оставил от этой теории Михайловского в своей антинароднической работе “Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России”, правда, не вполне разобравшись в ней и исказив ее. В тезисе Михайловского о дифференциации общества, все более закабаляющей человеческую личность, Струве увидел лишь все более усиливающийся и действительно неизбежный процесс общественного разделения труда. Тогда как в формуле Михайловского был заложен, пусть не совсем четко выраженный, социальный аспект дифференциации общества, а именно имелась в виду прежде всего сословная организация общества, все более угнетающая человеческую и прежде всего трудящуюся личность. Движение человеческого общества от первоначальной однородности к той разнородности капиталистического бытия, которая уже восторжествовала на Западе и угрожала торжеством в России, Михайловский расценивал как постепенное разрушение человеческой личности, его индивидуальности, как гибельное обезличивание человека. Теория Михайловского “борьбы за индивидуальность” наполнялась, таким образом, социальным содержанием, как теория борьбы за раскрепощение человеческой личности, за ее гармоническое развитие. Струве же выставил Михайловского как ретрограда, выступающего против очевидной и неизбежной, все нарастающей дифференциации человеческого труда. Ленин вынужден был заступиться за Михайловского по этому пункту в своей работе “Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве”. “Один имел в виду уничтожение сословных различий; другой — создание экономических различий”37, — разъяснял он.
В вышедшей в 1902 г. работе о Михайловском Бердяев с оговорками, но все же не принимает еще теорию Михайловского “борьбы за индивидуальность”, постановку им вопроса об отношении личности и общества. В дальнейшем, однако, происходит заметное сближение его с позицией Михайловского. В книге “Царство духа и царство кесаря” он заключает: “Общество имеет тоталитарные притязания и склонно говорить человеку: „ты мое создание и безраздельно принадлежишь мне»”. Отсюда вытекает рекомендация Бердяева: “Важнее всего сознать, что человек принадлежит не только общественному плану, но и плану духовному, и в этом источник его свободы”. И отсюда программа на будущее: “Поэтому речь может идти только о создании совершенно нового братского общества персоналистического и коммюнотарного” 38. Это как раз тот социализм, который завуалированно конструировал в своих подцензурных работах Михайловский, социализм свободной, полностью раскрепощенной человеческой индивидуальности. Совершенно в тоне размышлений Михайловского Бердяев много лет спустя утверждает, что в этом будущем обществе “после необходимого процесса социализации начнется процесс индивидуализации. Если его не будет, человек как личность исчезнет” 39.
Высокая оценка заслуг Михайловского в социологии присутствует и в двух других завершающих работах Бердяева: “Русская идея” и “Самопознание”. Здесь по-прежнему как философ Михайловский для Бердяева — незначительная величина (на эту роль, кстати сказать, Михайловский никогда и не претендовал), но он для него — “человек умственно одаренный, замечательный социолог, поставивший интересные проблемы”40. По мнению Бердяева, “в субъективном методе в социологии была угадана несомненная истина”, для него “интересна также теория „борьбы за индивидуальность», утверждавшая примат индивида над обществом”. Он видит в Михайловском сторонника “индивидуалистического социализма” и поясняет: “Для меня это было приемлемее других форм социализма. Проблема конфликта личности и общества мне представлялась основной” 41. Не случайно, рецензируя сборник „Вехи», П. Н. Милюков заметил: “Уже в начале XX века, еще при жизни Н. К. Михайловского, его суровые критики принуждены были признаться, что во многом нападали на него напрасно”42. Взгляды Бердяева в их развитии — яркая тому иллюстрация. Прав также Милюков и в том, что до полного совпадения взглядов Михайловского и его “суровых критиков” было далеко, ибо до конца жизни Михайловский оставался на позициях крестьянского демократизма в социологии и политике, на позициях эстетики реализма — в литературной критике. Бывшие идеологи “легального марксизма” уходили с позиций марксизма отнюдь не в этом направлении. Их взгляды стали отличаться все большим разнообразием, они во многом разошлись друг с другом, хотя первый шаг “от марксизма к идеализму” сделали вместе. Бердяев писал о Струве, что “очень скоро меня начало отчуждать от него решительное преобладание политики над проблемами духовными и уклон вправо в самой политике”. С С. Н. Булгаковым, который совершил “решительный поворот к христианству и православию”, у Бердяева также не оказалось полной близости, так как, по его словам, он сам в то время “стоял еще на почве свободной духовности” 43. М. И. Туган-Барановский эволюционировал в сторону либерализма и кооперативного социализма. Как экономист после революции 1905—1907 гг. он основное внимание уделял вопросам кооперации, наиболее известный труд его в этом плане — “Социальные основы кооперации” (М., 1916). Но при всем различии последующей эволюции лидеров “легального марксизма” отношение их к Михайловскому не могло не смягчиться после их разрыва с марксизмом, ибо противостояние Михайловскому как антимарксисту потеряло смысл. Во всяком случае известно, например, что к концу жизни Михайловского, а тем более после его кончины, в начале 1904 г., нападки на него и его наследие со стороны “легальных марксистов” совсем прекратились: теперь они говорили и писали в основном о его заслугах в русском освободительном движении, в истории русской общественной мысли.
Таким образом, о победе “легальных марксистов” в их журнальной полемике с Михайловским не приходится говорить. Но и о поражении тоже нельзя заявлять с уверенностью, ибо произошла лишь частичная сдача позиций, в основном в философско-социологическом аспекте, и далеко не всеми идеологами “легального марксизма” в равной степени. Главное влияние на политическое и духовное размежевание среди интеллигенции несомненно оказывал объективный фактор — сама российская действительность кануна революции 1905 г., экономические и социально-политические сдвиги в ней.
Вообще накладывать рамки строгой партийности на расстановку политических сил в конце XIX — начале XX в. было бы неосмотрительно. Процесс формирования политических партий только начинался. Четких границ “в лицах” между народниками и марксистами, между либеральными и революционными народниками, между “легальными” и революционными марксистами, особенно на уровне средней массы, не было. Шло формирование мировоззренческих позиций в трудном поиске в каждом отдельном случае, отсюда — подвижность границ между политическими группами и группировками, своеобразное переливание сил из одного лагеря в другой. Наглядный пример — поведение молодежи на редких встречах с Михайловским (он не любил публичных выступлений), которые зафиксированы в воспоминаниях современников. Нам уже приходилось частично воспроизводить эти эпизоды 44. Здесь важно отметить, как круто, можно сказать, на сто восемьдесят градусов, менялось настроение молодежи от одного лишь контакта с Михайловским.
Вспоминая об одном из таких случаев, В. Г. Короленко подчеркивает, что произошел он “в разгар боевого марксизма с его молодой и самоуверенной заносчивостью”, когда та же молодежь, которая поклонялась Струве и Туган-Барановскому, и Михайловского “встречала всякий раз, когда он выступал публично, восторженными рукоплесканиями”. Такое положение “вожакам марксизма из студенческой среды” показалось нетерпимым, и они решили “освистать” идеолога народничества на вечере памяти Н. А. Некрасова, который устраивал Литературный фонд. Все было заранее отрепетировано. Но акция сорвалась. Уже в начале речи Михайловского молодежь устроила ему “небывалую овацию”. Один из организаторов “акции” бросился унимать своих единомышленников. “Но „марксисты», — рассказывает Короленко, — только отмахивались и с сверкающими глазами, с лицами, на которых виднелось неодолимое увлечение и восторг, продолжали неистово аплодировать” 45. Об аналогичном случае, происшедшем на благотворительном вечере в пользу больного Г. И. Успенского, рассказал сам Михайловский в письме Н. С. Русанову от 18 апреля 1896 г.: “Достовернейшие свидетели говорят, что перед моим чтением на задних рядах несколько человек демонстративно вышли, а другие шикали, но это шиканье совсем пропало в неистовых аплодисментах” 46.
И это происходило в то время, когда на диспутах между марксистами и народниками (Михайловский в них, как правило, не участвовал) чаша весов нередко склонялась в пользу марксистов, во всяком случае обстановка всегда была крайне накаленной. Хорошо передает атмосферу идейных споров тех лет в своих воспоминаниях А. А. Кизеветтер: “То была пора бесконечных ожесточенных полемических турниров между „народниками» и „марксистами». Со времени знаменитых споров между западниками и славянофилами русское общество еще не переживало такого острого пароксизма идеологической борьбы. Но если полемика между западниками и славянофилами велась в свое время в четырех стенах некоторых салонов, в среде избранных кружков передовых мыслителей, то споры между марксистами и народниками в 90-х годах захватили самые широкие общественные круги и одно время, можно сказать, почти всецело наполнили собою содержание умственных интересов русского общества… Куда бы вы ни появились, вам прежде всего предлагали вопрос: вы марксист или народник?” 47
В такой атмосфере побеждать с первых минут своего появления перед аудиторией, настроенной явно недружественно, мог только Михайловский, властитель дум передовой молодежи на протяжении тридцати пяти лет. Он воспринимался как прямой продолжатель дела Чернышевского и Добролюбова, как самый талантливый публицист-демократ пореформенной эпохи, как соратник Некрасова и Салтыкова-Щедрина, соредактор легендарного, подлинно демократического журнала той эпохи — “Отечественных записок”, как мужественный, непреклонный борец за правду-истину и правду-справедливость, за раскрепощение человеческой личности, за полное освобождение крестьянства от остатков крепостнического рабства. Именно его критика перехлестов “легального марксизма” по части детерминизма, доведенного до мистицизма и фатализма, критика, разящая не только силой логики и эрудиции, но и силой иронии и сарказма, заставляла марксистствующую молодежь подвергать сомнению свои неокрепшие еще взгляды.
Огромный интеллектуальный и нравственный авторитет Михайловского со всей силой сказался, когда полемика с марксистами стала уже затухать, в дни сорокалетнего юбилея его литературной деятельности в 1900 г. Несмотря на то, что отмечать его было воспрещено и даже упоминать в печати не разрешалось, на редакцию “Русского богатства” и Союза писателей обрушился буквально шквал поздравительных адресов и телеграмм со всей России. Атмосфера юбилея хорошо передана в письмах Короленко жене. 14 ноября он писал: “Телеграмм, писем, адресов — бесчисленное множество, самых разнообразных от разнообразнейших кружков, лиц и учреждений. Из самых отдаленных мест — Сибири, Кавказа, из самых глухих углов — группы и одиночки шлют письма, прозу, стихи. Трудно было ждать такой огромной волны общественного понимания”. А 17 ноября дополнительно сообщал: “Юбилей Михайловского принял размеры просто целого события и, кажется, можно сказать, что ни один еще литературный юбилей так широко не захватывал читателей”. И относительно чествования Михайловского в Союзе писателей сообщал подробности, представляющие для нас особый интерес: “В Союзе писателей было набито битком и пришлось отказывать очень многим за недостатком места. .. Читались не все адреса, а только те, с которыми прибыли депутации или представители… Целую массу телеграмм не было никакой возможности даже прочесть, и только перечислялись места, откуда получены, и частию фамилии. Некоторые адреса были очень хороши… Среди адресов было немало марксистских (подчеркнуто нами. — Б. Б. ), в которых заявлялось о разногласиях, но и глубоком уважении ко всей деятельности Михайловского. В этом смысле (очень недурно, потому что с конспектом в руках) сказал Струве, — умно и искренно” 48.
В Пушкинском Доме в Санкт-Петербурге хранится несколько папок с приветствиями в адрес Михайловского по поводу различных его юбилеев, в том числе в связи с 40-летием литературной деятельности. Среди них действительно немало посланий от марксистов. Вот характерные выдержки из них: “В день, когда вся интеллигентная Россия без различия направлений празднует сорокалетие Вашего служения русскому народу, с гордостью и чувством глубокого нравственного удовлетворения можете Вы оглянуться на пройденный Вами путь, оставивший в самосознании русского общества неизгладимые следы. .. Народничество в наиболее благородном смысле слова имело в Вас, Николай Константинович, одного из самых блестящих своих представителей и истолкователей… Мы можем пожелать только, чтобы Вы нашли себе достойных преемников среди нового течения общественной мысли, чтобы идущие Вам на смену поколения выдвинули бы таких же, как Вы, самоотверженных и талантливых борцов за идеалы добра и свободы” (подпись: “Несколько марксистов из Киева”) 49.
Не скрывая своих идейных разногласий с Михайловским, социал-демократы подчеркивали его огромные заслуги перед русским освободительным движением. “Мы, последователи учения Маркса и Энгельса, великих идеологов известной общественной группы, естественно, не можем быть солидарными с Вами ни в оценках социальных явлений, ни в своих симпатиях к современным течениям общественной мысли; тем не менее наш нравственный долг — приветствовать Вас в этот день, так как Ваша литературная деятельность оплодотворена идеями 60-х и 70-х годов” 50, — писали в своем адресе социал-демократы Уфы. Им вторили социал-демократы из Полтавы: “Не соглашаясь с Вами во многих вопросах теоретико-практического характера, мы, тем не менее, приветствуем в Вашем лице убежденного и стойкого, во времена общей реакции не перестававшего будить русское общество на живую и плодотворную деятельность талантливого борца, от которого мы надеемся еще долгое время слышать живое, честное и смелое слово. Позволяем себе выразить уверенность, что наш привет является отголоском не только наших чувств, но и большинства наших единомышленников” 51.
Можно ли удивляться, что после того, как пик дискуссии между либеральными народниками и марксистами миновал, когда дискуссия подходила к концу, у некоторых сторонников Михайловского сложилось впечатление, что в ходе ее не Михайловский, а марксисты потерпели поражение? В самом деле, в процессе дискуссии идеологи “легального марксизма” — Струве, Бердяев, Туган-Барановский, Булгаков — не только расстались с марксизмом, но и по ряду философско-социологических вопросов согласились с оппонентом. Среди русских “учеников” Маркса произошел раскол: наряду с наиболее последовательными революционными социал-демократами появились бернштейнианцы, экономисты, а немного позже, после 1903 г., — меньшевики.
Н. С. Русанов в своих письмах Михайловскому в этот период неоднократно отмечает с оптимизмом все эти процессы как в Европе, так и в России, и призывает Михайловского в мае 1901 г. “ковать железо, пока горячо, — по случаю разгипнотизирования молодежи от доктринерского сна” 52. В работе В. Г. Хороса справедливо указывается, что версия о поражении марксизма в полемике его с народничеством имела в тот период определенную распространенность в кругах передовой интеллигенции, что придерживались этой версии и в Министерстве внутренних дел 53. Конечно, в данном случае имелось в виду отступление “легальных марксистов” с позиций марксизма в сторону идеализма и буржуазного либерализма.
У самого Михайловского, однако, никакой эйфории по поводу демонстративного ухода с марксистских позиций Струве, Бердяева, Туган-Барановского и Булгакова не наблюдалось — ни в его публицистических выступлениях, ни в переписке. Он был явно склонен к пессимизму к концу своей жизни как в отношении к окружающей его действительности, так и в своих прогнозах на ближайшее и отдаленное будущее как для России, так и для всей Европы. В марте 1901 г. он писал Русанову: “Трудные у нас, как Вы, конечно, знаете, времена и смутные дела. И я не знаю, своевременно ли сейчас полемизировать с марксистами. Не отложить ли до более спокойного времени? Я, по крайней мере, откладываю окончание статьи о книге Бердяева и Струве. А впрочем, и просто не могу писать. Столько постороннего дела и столько идет нашего времени и нервов” 54. Соратники недоумевали и протестовали. Русанов напоминал в письме к Михайловскому, что “русский марксизм начиная с 1883 г. и вплоть до самого последнего времени (т. е. до начала 1901 г., которым датировано письмо. — Б. Б. ) становился все реакционнее и реакционнее в смысле презрения к личности и ее организации, отношения к кустарю, мужику, общине, интеллигенции”, и считал своим долгом выступать против этого 55. В конце 90-х гг. другой постоянный корреспондент — ссыльный поэт П. Ф. Якубович — почти в каждом письме Михайловскому выражал недоумение по поводу молчания “Русского богатства” в связи с нападками марксистов в их легальных органах печати. Журнал, писал он, все больше и больше превращается из боевого органа просто в литературный 56. Якубович возмущался тем, что секретарь редакции А. И. Иванчин-Писарев выбросил из его статьи полемическое замечание в адрес “экономических материалистов”, объяснив это желанием сохранить за журналом “прозвание академического”. По его мнению, “Русское богатство” “не может быть академическим, совершенно не убив себя в глазах публики” 57. И тот, и другой намекали и прямо заявляли, что пора марксистам противопоставить четкую программу действий, обновив старую народническую программу. Оба в своих письмах выражали уверенность, что новое кредо по силам разработать только самому Михайловскому.
Еще более определенно мысль о необходимости изложения четкой позитивной программы в ходе полемики с марксистами высказал Н. Ф. Анненский в письме В. Г. Короленко от 23 августа 1899 г.: “… Мне думается, что для нас есть только один выход из теперешнего мертвого круга какой-то отрицательной полемики, в котором мы вертимся, — это выставить категорично нашу положительную программу” 58. Полемику с марксистами со стороны “Русского богатства” Анненский, как и Короленко, посчитал не только слишком “отрицательной”, но и чрезмерно личностной. Речь шла о статьях Михайловского и Мякотина. И здесь нужно отметить, что в отношении к марксизму, и в частности персонально к “легальным марксистам”, в редакции “Русского богатства” единодушия не было. В нашей литературе уже отмечалось более терпимое, чем у Михайловского, отношение к марксизму Н. Ф. Анненского и В. Г. Короленко 59. По мере отхода “легальных марксистов” в сторону буржуазного либерализма началось кратковременное, правда, сотрудничество молодого автора “Русского богатства” А. В. Пешехонова со Струве, Туган-Барановским и Булгаковым: он принимал участие в “Союзе освобождения” (1903—1904 гг. ), входил в состав его Совета, заместителем председателя которого был избран Н. Ф. Анненский 60.
В начале 90-х гг. у Короленко и Анненского были довольно близкие, дружеские отношения со Струве. Знал ли Михайловский об этих дружеских связях своих по существу соредакторов по журналу с одним из его ярых оппонентов или только догадывался, трудно сказать. Но с их открытым давлением на него с целью не обострять борьбы, не ввязываться в полемику с “легальными марксистами” он сталкивался неоднократно. Разумеется, и Анненский, и Короленко исходили при этом не только и не столько из своего расположения к Струве, а из убеждения, что для решения общедемократических задач — ликвидации самодержавия и установления конституционного строя — необходимо объединение всех демократических сил, а во имя достижения конечной цели — социализма — надо перейти от конфронтации крестьянского и пролетарского социализма к их союзу 61. В одном из писем к Короленко в октябре 1900 г. Анненский прямо пишет, что особую, “чувствительную” для него “колючесть” в восприятии инцидентов столкновения “Русского богатства” с марксистами создает “именно это-то сплетение и личного и общего элемента” 62.
Таким образом, говоря о причинах затухания полемики Михайловского с марксистами, надо учитывать целый ряд обстоятельств. Во-первых, разоружение главных оппонентов в споре (относительно марксизма) сняло остроту проблемы. Во-вторых, линия ведущих сотрудников редактируемого им журнала на союз с откочевавшими в сторону либерализма бывшими марксистами могла поколебать бескомпромиссность Михайловского, ибо оправдывалась подъемом общедемократического движения в стране. В-третьих, напоминания соратников о необходимости в полемике с марксистами разработать и выдвинуть обновленную народническую программу явно не стимулировали полемическую энергию Михайловского, ибо он по-прежнему скептически относился ко всяким претензиям произносить “новые слова” (каламбур Михайловского в связи с названием журнала “Новое слово”), по-прежнему считал, что “старые слова” 60-х и 70-х гг. не утратили своего мобилизующего значения.
Наконец, еще одно обстоятельство нельзя сбрасывать со счета. Здоровье Михайловского в конце 90-х гг. заметно пошатнулось — участились сердечные приступы. Сказывалась накопившаяся годами хроническая усталость от титанического труда (редкий номер “Отечественных записок” и “Русского богатства” выходили без его обозрений, рецензий, философско-социологических эссе), от постоянного нервного напряжения, связанного, с одной стороны, с жизнью под полицейским колпаком и под игом непрекращающихся цензурных гонений, а с другой — с тяжкими испытаниями неудавшейся личной жизни 63. Высылки из Петербурга под надзор полиции в 1882 и 1891 гг. (последнее требование Плеве в конце 1902 г. покинуть Петербург Михайловский проигнорировал), тяжелая борьба с духовной смутой и опустошенностью в годы политической реакции, десятилетнее пребывание без собственной журнальной трибуны в связи с закрытием “Отечественных записок”, разрыв с бывшими друзьями-едномышленниками (внутри редакции “Русского богатства” (Кривенко, Воронцов и др. ) — все это не осталось бесследным. За три—четыре года до его скоропостижной кончины в конце января 1904 г. неблагополучие в его состоянии отмечали уже многие из окружающих.
Встает вопрос, как же отнестись к традиционному, широкого распространенному утверждению нашей историографии о том, что марксисты в ходе полемики нанесли поражение народникам, в первую очередь, конечно, Михайловскому, что его идеи потерпели полный крах? Опорой такого заключения являются слова В. И. Ленина из работы “Что делать?”, которые обычно при этом и цитируются: “Благодаря этому союзу (с „легальными марксистами». — Б. Б. ) была достигнута поразительно быстрая победа над народничеством и громадное распространение вширь идей марксизма” 64. На наш взгляд, такие слова Лениным могли быть произнесены только в 1902 г., когда в деятельности народников — и в идейном, и в организационном плане — наблюдалась определенная пауза. Но мог ли он говорить о победе над народничеством позже, когда вышли на политическую арену эсеры, энесы, трудовики, когда эсеровская партия заявила о себе как об одной из ведущих политических сил в годы первой русской революции и с период Февральской революции, когда она одержала победу на выборах в Учредительное собрание? Нет, в эти годы Ленин написал десятки статей о народничестве, как о силе, с которой приходилось считаться, в основном идейно бороться, а иногда вступать в союз. А между тем в заголовке работы, написанной в 1902 г., “Вульгарный социализм и народничество, воскрешаемое социалистами-революционерами” об этой силе говорится как уже о чем-то мертвом, тщетно подвергаемом реанимации. Таким образом, указанные слова Ленина о “победе” нельзя рассматривать вне исторического контекста. Точнее было бы говорить о временной победе марксизма над народничеством, которую облегчил кризис народнической идеологии на рубеже XIX—XX вв.
Б. И. Николаевский в предисловии к подготовленному им тому воспоминаний В. М. Чернова писал: “Было бесполезным продолжать спор о том, может или нет Россия миновать капиталистическую фазу развития. Капитализм уже пришел в ее действительность, уже стал фактором, определяющим пути развития. Отсюда „кризис народничества» конца XIX века, когда многим казалось, что его лебединая песня уже спета. Хоронить народничество было еще рано. Наоборот, оно шло навстречу периоду блестящего расцвета, связанного с эпохой 1905 г., — и этот расцвет неразрывно связан с именем В. М. Чернова… ” 65.
Не совсем точным является, на наш взгляд, и утверждение о полном идейном крахе “легального марксизма”, который, как написано в первом томе многотомной “Истории КПСС”, был обусловлен “нарастанием революционного движения пролетариата и теоретической деятельностью русских социал-демократов во главе с Лениным” 66. После определенной трансформации в ходе полемики “легальный марксизм” продолжал свою жизнь. С одной стороны, он способствовал образованию экономизма и меньшевизма в социал-демократии, а с другой — в лице Струве послужил формированию партии кадетов.
Таким образом, более логичным представляется вывод не о “крахе” двух идеологических течений в результате борьбы с ними “русских социал-демократов во главе с Лениным”, а об дифференциации взглядов представителей этих двух противостоящих политических сил в связи с процессом образования в России в начале XX в. политических партий.

Примечания

* Балуев Борис Петрович, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН.

1 См.: Алаторцева А. И. Советская историческая периодика. 1917 — середина 1930-х годов. М., 1989. С. 200. В поток политической брани по адресу либеральных народников и их главного идеолога Михайловского, нараставший по мере усиления борьбы с правым уклоном, а также в связи с итогами известной дискуссии 1929—1930 гг. о “Народной воле” и письмом Сталина в редакцию журнала “Пролетарская революция” 1931 г., явно не вписывалась только небольшая, но обстоятельная работа Б. Горева “Н. К. Михайловский” (М.; Л., 1931). В ней автор, репрессированный и растрелянный в 1937 г., попытался отойти от складывающейся в советской научной литературе вульгарно-социалистической схемы в оценке Михайловского, призвав читателя “спокойно и беспри-страстно познакомиться с интересной и разносторонней фигурой одного из талантливейших пред-ставителей старой русской интеллигенции” (с. 4).
2 Ленин В. И. ПСС. Т. 12. С. 40.
3 Общественное движение в пореформенной России. М., 1965. С. 179—210.
4 Галактионов А. А., Никандров П. Ф. Идеологи русского народничества. Л., 1966; Твардовская В. А. Н. К. Михайловский и “Народная воля”//Исторические записки, 1968. Т. 82; Рудаков Л. И. К вопросу об оценке социально-психологических воззрений Н. К. Михай-ловского//Проблемы философии и социологии. Л., 1968; Казаков А. П. Теория прогресса в русской социологии конца XIX века. Л., 1969. Рудаков Л. И., Парыгин Б. Д. Н. К. Михайловский о психологическом факторе в историческом процессе//История и психология. М., 1971; Малинин В.А. Философия революционного народничества. М., 1972; Макаров В. П. Формирование общественно-политических взглядов Н. К. Михайловского. Саратов. 1972; Xорос В. Г. Народническая идеология и марксизм. М., 1972; Суслова Ф. М. Н. К. Михайловский и движение революционного народничества 70-х годов XIX в. //Исторические записки. 1972. Самым фундаментальным по сей день является труд Э. С. Виленской “Н. К. Михайловский и его идейная роль в народническом движении 70-х — начала 80-х годов XIX века” (М., 1979).
5 Ленин В. И. ПСС. Т. 1. С. 129.
6 Воровский В. В. Собр. соч. Т. 1. М„ 1931. С. 138.
7 Михайловский Н. К. Полн. собр. соч. Т. VII. СПб., 1913. Стб. 682.
8 Ленин В. И. ПСС. Т. 1. С. 129.
9 Кривенко С. Н. На распутье. СПб., 1895. С. 270.
10 Михайловский Н. К. Полн. собр. соч. Т. VII. Стб. 743.
11 Там же. Стб. 758.
12 Ленин В. И. ПСС. Т. 6. С. 16. На факт преимущественной борьбы Михайловского именно с легальным марксизмом в свое время обратили внимание Б. Горев (см. указ. соч., с. 75) и Э. С. Виленская (в статье “Из истории борьбы марксизма и народничества в России в конце XIX в. ”/История экономической и общественной мысли. М., 1976, с. 252).
13 Короленко В. Г. Письма к П. С. Ивановской. М., 1930. С. 75.
14 Об этом говорит в своих воспоминаниях о Михайловском такой объективный свидетель событий, как В. Г. Короленко, который напомнил, что “стремительная атака марксизма” застигла Михайловского как раз в тот момент, когда он начинал борьбу с наиболее умеренным направлением в народничестве (Короленко В. Г. Воспоминания о писателях. М., 1934. С. 77).
15 Михайловский Н. К. Полн. собр. соч. Т. VII. Стб. 888.
16 Там же.
17 Там же.
18 Там же. Стб. 688—689.
19 Там же. Стб. 689.
20 См.: Евгеньев-Максимов В. Из истории “Русского богатства”. К двадцатипятилетию журнала//Русское богатство. 1917. № 11 —12.
21 ОР ГБЛ, ф. 358, к. 412, ед. хр. 6, л. 30.
22 Михайловский Н. К. Собр. соч. Т. VIII. СПб., 1914. Стб. 705.
23 Там же. Стб. 734.
24 Михайловский Н. К. Последние сочинения. Т. 1. СПб., 1905. С. 70.
25 Там же. С. 437, 439, 440, 441.
26 Там же. С. 425.
27 Бердяев Н. А. Субъективизм и индивидуализм в общественной философии. Критический этюд о Н. К. Михайловском. СПб., 1901. С. 266.
28 Михайловский Н. К. Последние сочинения. Т. 1. С. 441.
29 Там же. С. 70. Пит. по: Маркс К. и Энгельс Ф. Собр. соч. Т. 42. С. 264.
30 Михайловский Н. К. Последние сочинения. Т. 1. С. 441—442.
31 Там же. С. 433.
32 Там же. Т. 2. СПб., 1905. С. 346.
33 Там же. С. 342.
34 Бердяев Н. А. Судьба России. М., 1990. С. 225.
35 Там же. С. 289.
36 Там же. С. 313.
37 Ленин В. И. ПСС. Т. 1. С. 432.
38 Бердяев Н. А. Судьба России. С. 253.
39 Там же. С. 326.
40 Бердяев Н. А. Русская идея//О России и русской философской культуре. М., 1990. С. 142—143.
41 Бердяев Н. А. Самопознание. М., 1990. С. 106.
42 Милюков П. Н. Интеллигенция и историческая традиция//Интеллигенция в России. СПб., 1910. С. 99.
43 Бердяев Н. А. Самопознание. С. 123.
44 См.: Балуев Б. П. Имя на обелиске: Штрихи к портрету Н. К. Михайловского//Вестник Академии наук. 1990. № 10. С. 97.
45 Короленко В. Г. Воспоминания о писателях. М., 1934. с. 76.
46 ОР ГБЛ, ф. 358, к. 412, д. 5, л. 15 об.
47 Кизеветтер А. А. На рубеже двух столетий. Прага, 1929. С. 211—212, 214.
48 Короленко В. Г. Воспоминания о писателях. С. 180.
49 ИРЛИ, ф. 181, оп. 3, д. 203, л. 1.
50 Там же, л. 64.
51 Там же, д. 166, л. 5—6.
52 Там же, оп. 1, д. 607, л. 94.
53 Хорос В. Г. Указ. соч. С. 126.
54 ОР ГБЛ, ф. 358, к. 412, д. 6, л. 40.
55 ИРЛИ, ф. 181, оп. 1, д. 607, л. 94.
56 Там же, д. 811, л. 32 об.
57 Там же, л. 35.
58 ОР ГБЛ, ф. 135, разд. II, к. 17, д. 46, л. 20.
59 См.: Бялый Г. А. В. Г. Короленко. М.; Л., 1949. С. 253—254; Хорос В. Г. Указ. соч. С. 110—111; Литературный процесс и русская журналистика конца XIX — начала XX века. М., 1981. С. 31.
60 Шацилло К. Ф. Русский либерализм накануне революции 1905—1907 гг. М., 1985. С. 204.
61 См.: Ерофеев Н. Д. Народные социалисты в первой русской революции. М., 1979. С. 48—50.
62 ОР ГБЛ, ф. 135, разд. II, к. 17, д. 46, л. 28. —
63 Первый брак Николая Константиновича был неудачным и кратковременным. Второй, не оформленный, был более длительным, но также неудачным: Л. Н. Левицкая была духовно весьма далека от интересов Михайловского и, прожив с ним десять лет, ушла от него, оставив ему двоих сыновей. Михайловский был нежным, заботливым отцом — об этом свидетельствуют современники и письма его к сыновьям, он много сил и времени отдавал их воспитанию. Младший умер через несколько месяцев после смерти отца от горловой чахотки. Старший также не намного пережил отца.
64 Ленин В. И. ПСС. Т. 6. С. 16.
65 Чернов В. М. Перед бурей: Воспоминания. Нью-Йорк, 1953. С. 8—9.
66 История Коммунистической партии Советского Союза. М., 1965. Т. 1. С. 300.

Печатается по журналу «Отечественная история»/ РАН. Ин-т рос. истории. — М.: Наука, 1992. — N 6.  Балуев Б. П. — Н. К. Михайловский и «легальный марксизм» (К 150-летию со дня рождения)


Далее читайте:

Михайловский Николай Константинович (биографические материалы).

Члены «Народной Воли» и др. : | АБ | БА | ВА | ГА | ДА | ЕА | ЖА | ЗА | ИА | КА | ЛА | МА | НА | ОА | ПА | РА | СА | ТА | УА | ФА | ХА | ЦА | ЧА | Ш-ЩА | ЭА | ЮА | ЯА |

Народная воля, революционно-народническая организация, образовалась в августе 1879 г.

Земля и воля, тайное революционное общество, существовало в 1870-е гг.

Петрашевцы, участники кружка М. В. Петрашевского (1827-1866).

 

 

Нужны ли музею «Кижи» волонтеры? | Газета «Кижи»

«Тот, кто ничего не делает для других, ничего не делает для себя»

Коротко об истории волонтерского движения

Слово «волонтер» произошло от французского volontaire, которое в свою очередь произошло от латинского voluntarius, и в дословном переводе означает доброволец, желающий. В XVIII-XIX веках волонтерами назывались люди, добровольно поступившие на военную службу.

Волонтерство как идея социального служения почти столь же древняя, как и понятие «социум». В обществе всегда находились люди, для которых способом самореализации, самосовершенствования, связи и общения с другими людьми был труд на благо того сообщества, в котором этому человеку довелось родиться и жить.

История волонтерского движения в России отличается от зарубежной. Понятие «волонтер» сильно изменилось за последние 20 лет. Понятие, содержание и форма волонтерского труда в современной России начинает формироваться с 90-х годов одновременно с зарождением некоммерческих, общественных и благотворительных организаций. Деятельность волонтерских организаций регулируется Федеральными законами, среди которых есть закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» (7 июля 1995 г.), дающий юридическое определение волонтера: «Волонтеры — граждане, осуществляющие благотворительную деятельность в форме безвозмездного труда в интересах благополучателя, в том числе в интересах благотворительной организации». Семь базовых принципов, исповедуемых волонтерами:

Добровольность:
Мы работаем круглые сутки, но никогда не берем денег;
Независимость:
Нами руководят нужды, а не короли;
Единство:
У нас много идей, но один идеал;
Универсальность:
Мы уважаем нации, но пересекаем границы, чтобы оказать помощь;
Гуманность:
Мы служим людям, а не системам;
Беспристрастность:
Мы заботимся о жертвах- виновных и невиновных;
Нейтральность:
Мы берем инициативы, но никогда не берем стороны.
Из Российского опыта

Одним из самых ярких опытов развития волонтерства в России является движение доброхотов в музее-заповеднике «Михайловское». Термин «доброхот» в отношении помощников музея впервые применил первый директор музея-заповедника «Михайловское» Семен Гейченко. Он же и является основателем доброхотского движения. Первые отряды приехали помогать музею после Великой Отечественной войны в начале 1950-х годов XX века. Движение безвозмездного труда по поддержанию «в красоте и чистоте» пушкинских мест нашло широкое распространение, особенно среди школьников и педагогов. Сегодня доброхотские объединения приезжают в «Михайловское» из 25 городов России, а также Эстонии, Беларуси, Украины, Франции, Финляндии, Польши, США.

В музее разработано Положение о доброхотах. В нем говорится, что движение доброхотов является одной из форм работы музея-заповедника посредством приобщения широкого круга людей к сохранению культурно-исторических ценностей этих святых для каждого россиянина Пушкинских мест.

Отмечается, что доброхотом может стать человек или группа людей, пожелавший безвозмездно и бескорыстно потрудиться на благо процветания Пушкиногорья.

После первого приезда на работу в музей-заповедник, волонтеру присваивается звание «доброхот», вручается значок, подтверждающий это звание и позволяющий в будущем бесплатно посещать экскурсии, лекции и прочие культурно-массовые мероприятия, проводимые музеем-заповедником на собственной базе, за исключением контрактных концертов и выступлений.

Доброхоты выполняют работы по благоустройству заповедных территорий, уходу за памятниками истории и культуры, принимают активное участие в научных изысканиях, по результатам которых выполняются рефераты, доклады, представляемые на школьных конференциях и Конференции доброхотов в музее-заповеднике. Помимо этого юным помощникам предлагается обширная экскурсионная, научно-познавательная и культурно-воспитательная программа.

Формы безвозмездного труда на благо музея-заповедника и по сохранению природного и культурного наследия разнообразны. Это и уборка бытового мусора на экскурсионных маршрутах, и уборка валежника в лесопарковой зоне, уборка сучьев, веток в парках, прополка и полив цветников, прополка и подметание дорожек, уборка скошенной травы, чистка парковых водоемов от растительности, работа в оранжерее и питомнике, ремонтно-строительные работы, участие в археологических изысканиях, научно-исследовательская и творческая деятельность.

Вошли в практику ежегодные международные практические конференция доброхотов, которые собираются уже 8 лет.

Одним из последних событий волонтерского движения в Михайловском стал Фестиваль творческих программ пушкинских доброхотов «Лето с Пушкиным. Июль», который состоялся 1 июля. Во встрече отрядов доброхотов приняли участие представители Москвы, Волхова, Эстонии, Украины. Главной целью данного мероприятия было, в первую очередь, знакомство отрядов между собой.

Волонтеры в музее «Кижи»: «За»? «Против»?

В любой охраняемой территории, будь то национальный парк, заповедник или музей-заповедник, есть потребность в добровольцах, готовых безвозмездно потрудиться для сохранения природного и культурного наследия. Островная особенность музея-заповедника «Кижи», безусловно, влечет за собой некоторые ограничения в приеме волонтеров. Во-первых, это ежедневная доставка на остров с материка (если допустить размещение лагеря на материке или на одном из остовов в границах охранной зоны музея), во-вторых, это размещение лагеря на острове, где расположены памятники деревянной архитектуры. Стационарный лагерь – это, пожалуй, пока главный ограничитель в приеме людей, готовых работать на пользу музея.

А объем работ, которые они могли бы выполнять – достаточно обширный. Волонтеры могли бы принести пользу в Плотницком центре, на музейных полях, на санитарных рубках, необходимых для возвращения острову исторического ландшафта, на уборке мусора и т.д.

При серьезном отношении к принятому в международном масштабе волонтерскому движению и уже существующему опыту, а также согласованности всех заинтересованных служб музея возможно появление своего собственного пути музея «Кижи» в этом направлении деятельности.

Попытка разработать концепцию развития волонтерского движения в масштабах музея «Кижи» уже предпринята Т. Павловой, начальником отдела сохранения и мониторинга природного наследия.

В том, что безвозмездный труд в музее будет востребован, не сомневаются специалисты музея, которым мы задали три вопроса:

Нужны ли музею «Кижи» волонтеры? Если нужны, где можно применять их труд? Как может быть решена проблема их размещения?

Татьяна Незвицкая, зам. директора музея:
Волонтеры музею нужны. Их можно было бы привлекать к уборке острова, к работам по обкосу травы, по реставрации памятников. Многие хозяйственные вопросы также могут решаться с помощью добровольцев. Если говорить об их размещении, тут я вижу выход в организации палаточного городка вне острова Кижи на земле музея.
Татьяна Павлова, начальник отдела сохранения и мониторинга природного наследия:
Считаю, что привлечение волонтёров может принести значительную пользу. Это эффективный способ решать проблемы окружающей среды, позволяющий найти выход из сложных ситуаций и значительно увеличить количество рабочих сил для специфических работ или неквалифицированных и трудоемких работ.
Отдел сохранения и мониторинга природного наследия имеет потребность в привлечении дополнительных сил к работам по сохранению и реконструкции исторического ландшафта, таким как сбор камней на лугах, сенокошение и уборка сена, рубки и утилизация порубочных остатков, благоустройство берегов, очистка территорий от бытового мусора, посадка растений и уход за посадками.
Студентов-биологов можно была бы привлекать для участия в исследовательских работах, для сбора и оформление гербария и зоологических коллекций, для сбора трав и семян. Студенты-экологи и ландшафтники могли участвовать в работах по укреплению берегов.
Кроме этого, для задач экологического просвещения необходимы работы по оборудованию стоянок на островах в охранной зоне музея. Волонтёры могут быть полезны как участники экологических акций и распространители экологической информации.
Лагерь для добровольцев не более, чем на 15 человек целесообразно оборудовать в северной части острова Кижи, что снизит затраты на ежедневную доставку волонтёров на остров и в лагерь, облегчит обеспечение их жизнеобеспечения и безопасности.
Александр Любимцев, главный хранитель недвижимых памятников:
В нашем музее есть большое количество рутинной сезонной работы, которую способны выполнять неквалифицированные кадры. Поэтому волонтеры нашему музею нужны. При условии хорошей организации будет большой конкурс и, соответственно, возможность отобрать ответственных людей.
Труд волонтеров можно использовать на обкосах травы, которые длятся непрерывно с начала июня по август, на заготовке дров, на погрузочно-разгрузочных работах, на уборке территории от мусора, на уборке туалетов (не только в экспозиции, а, к примеру в Ямке и пр.), на различных разовых работах (красить забор, копать траншею), на уборке сухой травы.
Для расселения нужно организовывать палаточный лагерь на северной оконечности острова.
Сергей Куликов, главный архитектор музея:
Нужны безусловно! Это не только получение реальной помощи в проведении работ по охране Кижских памятников и природного окружения, но и наиболее эффективный способ приобщения людей к вопросам сохранения наследия. Осознание важности и необходимости этого лучше всего приходит через собственные руки. Помощь добровольцев, рядовых граждан и профессионалов может внести существенный вклад в дело сохранения Кижей, чтобы они могли и далее внушать благоговение и вдохновлять грядущие поколения.
Как правило, волонтеры работают на любых работах, не требующих специальной квалификации. Например, в Финляндии на реставрации церквей добровольные помощники охотно заготавливают бересту и строгают гонт для кровель, то есть выполняют ручную малоквалифицированную работу, требующую однако больших трудозатрат. Причем там это организовано часто как своеобразные «нон-стоп праздники народного ремесла», когда группы учащихся, друзей, семьи и отдельные лиц приезжают с однодневным визитом в свои выходные, знакомятся с памятниками и участвуют в различных работах. Если бы для Кижей были сделаны специальные рейсы теплоходов, с божескими ценами за проезд, то, я думаю, в Петрозаводске и далеко за его пределами нашлось не мало бы людей, желающих провести свои выходные на острове в благородном труде. Владельцев теплоходных компаний не очень бы обременил периодический льготный проезд десятка волонтеров, естественно, заранее заявленных.
Однодневное пребывание решило бы проблему размещения. Для многодневных волонтерских лагерей— теплый ангар, палаточный городок с оборудованными «удобствами». В Кижах — на самом северном конце острова, чтобы избежать местных перевозок. А для реставрации, например, мельницы из дер. Толвуя, которая стоит на Клименецком, и каких-то ландшафтных работ можно подыскать поляну и там.
Вместо заключения

Безусловно, в этом общем, пока первом публичном обсуждении проблемы, точку ставить рано. Предложения всех принявших в разговоре специалистов музея достойны внимания. Но уже ясно главное – музею «Кижи», как и многим российским музеям не помешал бы добровольный труд волонтеров.

Этот разговор выявил и главную проблему – сложность размещения лагеря волонтеров, учитывая островной характер музея и большое количество его деревянных памятников, находящихся под особой охраной. Но нет таких проблем, решения которым было бы невозможно найти. Главное, захотеть ее решить всем вместе, ответив на вопрос: «Нужны ли музею «Кижи» волонтеры?»

Елена ДОБРЫНИНА

Судьба человеческая судьба народная в рассказе Шолохова Судьба человека Размышление судьба человеческая судьба народная

Эпоха Смутного времени (конец XVI — начало XVII вв. ) привлекала внимание русских драматургов как исключительно драматический, переломный этап отечественной истории. Характеры ее основных действующих лиц — Годунова, Лжедмитрия, Шуйского — были исполнены подлинного драматизма, острых противоречий. Наиболее яркое отражение в русской драме первой трети XIX века эта тема нашла, как известно, в трагедии Пушкина «Борис Годунов» (1825г.).

Пушкин считал написание этой трагедии своим литературным подвигом, понимал ее политический смысл и говорил: «Никак не мог упрятать всех моих ушей под колпак юродивого — торчат». Интерес к истории Пушкина закономерен и глубок. Самые горькие раздумья над судьбой России не рождали у него исторического пессимизма. К этому времени вышли X и XI тома «Истории государства Российского» Карамзина и это обострило внимание к эпохе «смутного времени». Это было время переломное, критическое в истории России: польская интервенция, народное недовольство, шаткая власть самозванцев. «Борис Годунов» зарождается как замысел, из потребности постижения мира через историю, историю России. Пребывание в Михайловском, соприкосновение с народной жизнью играли тут роль не меньшую, чем великое творение Карамзина — «История государства Российского». Попытки постижения «механизма» человеческой истории — не абстрактная философская задача, но жгучая личная потребность Пушкина, начинающего осознавать себя социальным поэтом, наделенным к тому же, некой пророческой миссией; «это попытка проникнуть в тайну исторических судеб России, постигнуть научно как неповторимую личность, восстановить историческую и духовную родословную, которую «отменяла» революция Петра.

Он всматривается в характер русской государственности, связанный с характером народа, изучает эпоху одного из тех потрясений, которым эта государственность подверглась». У Карамзина Пушкин нашел и версию о причастности Бориса к убийству царевича Дмитрия, сына Ивана Грозного, в Угличе. Современная наука оставляет этот вопрос открытым. Пушкину же эта версия помогает с психологической глубиной показать муки совести Бориса. Сомнения в причастности Бориса к преступлению были весьма распространенными. В письме к С. Шевыреву Погодин пишет: «Напиши непременно трагедию «Борис Годунов». Он не виноват в смерти Дмитрия: в этом я убежден совершенно…

Надо же снять с него опалу, наложенную, кроме веков, Карамзиным и Пушкиным. Представь человека, которого обвинить стеклись все обстоятельства, и он это видит и дрожит от будущих проклятий». Именно эту трактовку Погодин и положил в основу своей драмы о Борисе Годунове, противопоставив ее пушкинской. В 1831г. им была закончена драма «История в лицах о царе Борисе Федоровиче Годунове». Само заглавие «История в лицах…» по-своему подчеркивает авторскую точку зрения на историю и особенности художественной разработки исторической темы. Прошлое раскрывается им не через борьбу социальных сил, а через столкновение добродетельных и порочных лиц. Погодин приходит к убеждению: цель истории — «научить людей обуздывать страсти», что звучит совсем в духе Карамзина, и этот специфический, достаточно рассудочный морализм останется и впредь одной из характерных особенностей его воззрений. Но Пушкин во многом разошелся и с Карамзиным в истолковании этого материала. Проблема соотношения драмы «Борис Годунов» с историей Карамзина является очень сложной, ее нельзя упрощать. Надо видеть и то, что связывает ее с Карамзиным, и глубокое различие между ними.

Дело в том, что «История» Карамзина — это и исторический научный труд, и одновременно художественное произведение. Карамзин воссоздавал прошлое в картинах и образах, и многие писатели, пользуясь фактическими материалами, расходились с Карамзиным в оценках. Карамзин в историческом прошлом России хотел видеть полюбовный союз и согласие между царями и народом) «История принадлежит царю»), а Пушкин увидел глубокий разрыв между самодержавием царя и народом. Драма отличается совершенно новым качеством историзма. До Пушкина ни классицисты, ни романтики не смогли воссоздать точную историческую эпоху. Они брали лишь имена героев прошлого и наделяли их мыслями людей 19 века. До Пушкина писатели не могли показать историю в ее движении, они модернизировали ее, осовременивали. Пушкинский историзм мышления заключается в том, что он видел историю в развитии, смене эпох. По мнению Пушкина, для того, чтобы сделать материал прошлого злободневным, ее не надо искусственно приспосабливать к современности. Девиз Пушкина: «Надо воссоздавать историческую правду и тогда прошлое уже само по себе будет актуально, потому что прошлое и современность связаны единством истории».

Пушкин удивительно точно воссоздал историческое прошлое. Перед читателями пушкинской драмы возникает эпоха смутного времени: здесь и летописец Пимен, бояре, «юродивый» и т. д. Пушкин не только воссоздает внешние черты эпохи, но он раскрывает основные социальные конфликты. Все группируется вокруг главной проблемы: царь и народ. Прежде всего Пушкин показывает трагедию Бориса Годунова и дает нам свое объяснение. Именно в понимании Бориса Годунова и его трагической судьбы прежде всего Пушкин расходится с Карамзиным. По мнению Карамзина, трагедия Бориса целиком коренится в его личном преступлении, это царь — преступник, вступивший на престол незаконно. За это он наказан Божьим судом, муками совести. Осуждая Бориса как царя — преступника, пролившего невинную кровь, Карамзин выступил в защиту законности престолонаследия. Для Карамзина это нравственно — психологическая трагедия. Трагедию Бориса он рассматривает в религиозно — назидательном плане. Многое в таком понимании жизни, судьбы Бориса было близко Пушкину.

Это тема преступления и наказания. Пушкин эту нравственно-психологическую драму еще больше усиливает тем, что для Пушкина Борис — незаурядная личность. Трагедия преступной совести раскрывается в монологах Бориса, сам Борис признается: «жалок тот, в ком совесть нечиста». В отличие от трагедий классицистов характер Бориса показан широко, многогранно, даже в эволюции. Если вначале Борис непроницаем, то потом он показан как человек со сломленной волей. Он показан и как любящий человек, отец. Он забоится о просвещении в государстве и учит сына управлению страной) «Сначала затяни, потом ослабь»), обнаженностью страданий он несколько напоминает шекспировских героев (Макбет, Глостер в «Ричарде III»). И то, что он к юродивому обращается по имени — Николка и называет его несчастным, как и себя, роднит с собой, это не только свидетельство безмерности страдания Бориса, но и надежда на возможное искупление этих страданий. Важно учесть, что Пушкин показывает народную точку зрения на содеянное. Борис не просто царь-узурпатор.

Пушкин подчеркивает, что убит не взрослый соперник, а младенец. Борис ступил через кровь невинного младенца — символ нравственной чистоты. Здесь, по мнению Пушкина, оскорблено нравственное чувство народа и оно выражено устами юродивого: «Не буду, царь, молиться за царя Ирода, Богородица не велит». Как не велико значение нравственно-психологической драмы Бориса, все — таки для Пушкина в драме главное — это трагедия Бориса как царя, властителя, государственного деятеля, на которого он смотрит с политической точки зрения. Акцент Пушкин переносит с личных страданий Бориса на последствия преступления для государства, социальные последствия.

«Судьба человеческая, судьба народная» в трагедии А. С. Пушкина «Борис Годунов»

Другие сочинения по теме:

  1. Пушкин ставил своей задачей создать народную трагедию в противоположность трагедии придворной и блестяще осуществил ее. «Что развивается в трагедии? Какова…
  2. «Борис Годунов» знаменует новую стадию в обращении к исторической теме. От предшествующего времени этот этап отличается принципом исторической верности. Для…
  3. В литературе о «Борисе Годунове» не раз высказывались соображения о том, что параллельно с «Историей Государства Российского» Карамзина и русскими…
  4. 20 февраля 1598 г. Уже месяц, как Борис Годунов затворился вместе со своей сестрой в монастыре, покинув «все мирское» и…
  5. В стремлении приблизить языковой строй трагедии к строю бытовой, разговорной речи Пушкин решает заменить традиционный для трагедий классицизма шестистопный рифмованный…
  6. «Маленькие трагедии» — условное название цикла, который составляют четыре драматических произведения: «Скупой рыцарь» (1830), «Моцарт и Сальери» (1830), «Каменный гость». ..
  7. Идейный и литературный замысел и идейное содержание трагедии «Борис Годунов» определили ее художественные особенности: композицию, реализм образов, историзм в воспроизведении…
  8. Задачи изображения прошлого и настоящего русского народа в духе историзма и реалистически понятой народности, в духе реализма со всей остротой…
  9. Тема народа проходит через все пьесу. О народе в пьесе не только говорят, но впервые в драматургии Пушкин вывел народ…
  10. Трагична судьба Моцарта, гения, вынужденного творить в обществе, где царят зависть, тщеславие, где возникают преступные идеи и находятся люди, готовые…
  11. В основе сюжета трагедии «Царь Борис» — бесплодная борьба Бориса с призраком убитого, борьба, приводящая к гибели самодержца нового типа….
  12. Никак нельзя согласиться с мнением некоторых западноевропейских исследователей, объявлявших об упадке поэтического таланта Мачадо в 20-е годы. Поэт никогда не…
  13. «Повести Белкина» дневник провинциальной России. Здесь и «мученик четырнадцатого класса» коллежский регистратор, смотритель одной из тысяч мелких почтовых станций, бедный…
  14. С 1816 года поэт начинает сходится с Карамзиным. В эту пору Карамзин выступал с публичными чтениями еще не изданной истории,…

М.А. Шолохов прошел Великую Отечественную войну практически от начала до конца – он был военным корреспондентом. На основе фронтовых заметок писателем созданы главы книги «Они сражались за Родину», рассказы «Наука ненависти», «Судьба человека».

«Судьба человека» – это не просто описание военных событий, а глубокое художественное исследование внутренней трагедии человека, душу которого искалечила война. Герой Шолохова, прототипом которого является реальный человек, с которым Шолохов встретился за десять лет до создания произведения, – Андрей Соколов, рассказывает о своей нелегкой судьбе.

Первое испытание, которое проходит Соколов, – фашистский плен. Здесь герой воочию наблюдает, как проявляются в экстремальных условиях все лучшие и худшие человеческие качества, как тесно соседствуют мужество и трусость, стойкость и отчаяние, героизм и предательство. Наиболее показательным в этом отношении является ночной эпизод в разрушенной церкви, куда согнали русских военнопленных.

Так, перед нами возникает, с одной стороны, образ врача, который даже в такой отчаянной ситуации не теряет присутствия духа, пытается помогать раненым, до конца сохраняя верность своему профессиональному и нравственному долгу. С другой стороны, мы видим предателя, который собирается выдать фашистам взводного – коммуниста Крыжнева, следуя логике приспособленчества и малодушия и заявляя, что «товарищи остались за линией фронта» и «своя рубашка к телу ближе». Этот человек и становится тем, кого впервые в своей жизни убивает Соколов (до того времени работавший военным шофером) на том основании, что предатель – «хуже чужого».

Описания существования военнопленных на принудительных работах наводят ужас: постоянный голод, непосильный труд, жестокие побои, травля собаками и – главное – постоянное унижение… Но герой Шолохова выдерживает и это испытание, символическим доказательством чего может служить его моральный поединок с лагерным комендантом Мюллером, когда Соколов отказывается пить за победу немецкого оружия и, отвергая хлеб с салом, демонстрирует «свое, русское достоинство и гордость». Андрею Соколову удалось выжить в таких нечеловеческих условиях – и это свидетельствует о его мужестве.

Однако, несмотря на то, что герой сохранил себе жизнь в физическом смысле, его душа была опустошена войной, которая отняла у него дом и всех родных: «Была семья, свой дом, все это лепилось годами, и все рухнуло в единый миг…». Случайный знакомый Соколова, которому тот и пересказывает историю своей сложной судьбы, прежде всего поражается взгляду своего собеседника: «Видали вы когда-нибудь глаза, словно присыпанные пеплом, наполненные такой неизбывной смертной тоской, что в них трудно смотреть?» Наедине с собой Соколов мысленно вопрошает: «За что же ты, жизнь, меня так покалечила? За что так исказнила?»

Мы видим, что наиболее жестоким испытанием для Андрея Соколова стала именно мирная, послевоенная жизнь, в которой он не мог найти себе места, оказался как бы лишним, духовно невостребованным: «Да уж не приснилась ли мне моя нескладная жизнь?». Во сне герой постоянно видит своих детей, плачущую жену, отделенных от него колючей проволокой концлагеря.

Таким образом, в небольшом по объему произведении раскрывается сложное, неоднозначное отношение писателя к событиям военного времени, обнажается страшная истина послевоенного времени: война не прошла бесследно, оставив в сознании каждого ее участника мучительные картины насилия и убийства, а в сердце – незаживающую рану утраты родных, друзей, однополчан. Автор относится к войне за Родину как к святому правому делу, считая, что человек, защищающий свою страну, проявляет высшую степень мужества. Однако автор подчеркивает, что сама по себе война как событие, делающее миллионы людей физическими и моральными калеками, противоестественна и противна человеческой природе.

Соколову помог духовно возродиться маленький мальчик Ванюшка, благодаря которому Андрей Соколов не остался одиноким. После всего пережитого одиночество для него было бы равносильно смерти. Но он нашел человечка, который нуждался в любви, заботе, ласке. Это спасает героя, «закаменевшее от горя» сердце которого постепенно «отходит, становится мягче».

Судьба шолоховских героев – «двух осиротевших людей, двух песчинок, заброшенных в чужие края военным ураганом невиданной силы», в одиночку выживших и после всего пережитого вместе «шагающих по русской земле», является художественным обобщением судеб миллионов наших соотечественников, чью жизнь опалила война. Автор использует прием максимальной типизации, отражая в судьбе главного героя рассказа наиболее характерные черты русского национального характера.

Достойное преодоление Соколовым тяжелейших испытаний, переживание страшнейших событий – смерти близких, всеобщего уничтожения и разрушения и его возвращения к полноценной жизни, говорят о необыкновенном мужестве, железной воле и чрезвычайной силе духа героя.

В этом отношении признание потерявшего семью Андрея Соколова в том, что он в буквальном смысле является отцом также потерявшего семью Ванюшки, приобретает символическое значение. Война как бы уравнивает героев в их обездоленности и, одновременно, позволяет им восполнить душевные утраты, преодолеть одиночество, «оставляя» в далеком Воронеже кожаное отцовское пальто, о котором случайно вспоминает Ваня.

Пронизывающий все произведение образ дороги выступает символом вечного движения, меняющейся жизни, человеческой судьбы. Не случайно также, что рассказчик встречается с героем именно весной – это время года также символизирует постоянное обновление, возрождение жизни.

Великая Отечественная война – одна из самых значительных и, одновременно, самых трагичных страниц истории России. Это значит, что книги, написанные об этой войне, в том числе «Судьба человека», никогда не потеряют силы идейно-художественного воздействия на читателя, останутся литературной классикой на долгие времена.

М.А. Шолохов прошел Великую Отечественную войну практически от начала до конца – он был военным корреспондентом. На основе фронтовых заметок писателем созданы главы книги «Они сражались за Родину», рассказы «Наука ненависти», «Судьба человека».

«Судьба человека» – это не просто описание военных событий, а глубокое художественное исследование внутренней трагедии человека, душу которого искалечила война. Герой Шолохова, прототипом которого является реальный человек, с которым Шолохов встретился за десять лет до создания произведения, – Андрей Соколов, рассказывает о своей нелегкой судьбе.

Первое испытание, которое проходит Соколов, – фашистский плен. Здесь герой воочию наблюдает, как проявляются в экстремальных условиях все лучшие и худшие человеческие качества, как тесно соседствуют мужество и трусость, стойкость и отчаяние, героизм и предательство. Наиболее показательным в этом отношении является ночной эпизод в разрушенной церкви, куда согнали русских военнопленных.

Так, перед нами возникает, с одной стороны, образ врача, который даже в такой отчаянной ситуации не теряет присутствия духа, пытается помогать раненым, до конца сохраняя верность своему профессиональному и нравственному долгу. С другой стороны, мы видим предателя, который собирается выдать фашистам взводного – коммуниста Крыжнева, следуя логике приспособленчества и малодушия и заявляя, что «товарищи остались за линией фронта» и «своя рубашка к телу ближе». Этот человек и становится тем, кого впервые в своей жизни убивает Соколов (до того времени работавший военным шофером) на том основании, что предатель – «хуже чужого».

Описания существования военнопленных на принудительных работах наводят ужас: постоянный голод, непосильный труд, жестокие побои, травля собаками и – главное – постоянное унижение… Но герой Шолохова выдерживает и это испытание, символическим доказательством чего может служить его моральный поединок с лагерным комендантом Мюллером, когда Соколов отказывается пить за победу немецкого оружия и, отвергая хлеб с салом, демонстрирует «свое, русское достоинство и гордость». Андрею Соколову удалось выжить в таких нечеловеческих условиях – и это свидетельствует о его мужестве.

Однако, несмотря на то, что герой сохранил себе жизнь в физическом смысле, его душа была опустошена войной, которая отняла у него дом и всех родных: «Была семья, свой дом, все это лепилось годами, и все рухнуло в единый миг…». Случайный знакомый Соколова, которому тот и пересказывает историю своей сложной судьбы, прежде всего поражается взгляду своего собеседника: «Видали вы когда-нибудь глаза, словно присыпанные пеплом, наполненные такой неизбывной смертной тоской, что в них трудно смотреть?» Наедине с собой Соколов мысленно вопрошает: «За что же ты, жизнь, меня так покалечила? За что так исказнила?»

Мы видим, что наиболее жестоким испытанием для Андрея Соколова стала именно мирная, послевоенная жизнь, в которой он не мог найти себе места, оказался как бы лишним, духовно невостребованным: «Да уж не приснилась ли мне моя нескладная жизнь?». Во сне герой постоянно видит своих детей, плачущую жену, отделенных от него колючей проволокой концлагеря.

Таким образом, в небольшом по объему произведении раскрывается сложное, неоднозначное отношение писателя к событиям военного времени, обнажается страшная истина послевоенного времени: война не прошла бесследно, оставив в сознании каждого ее участника мучительные картины насилия и убийства, а в сердце – незаживающую рану утраты родных, друзей, однополчан. Автор относится к войне за Родину как к святому правому делу, считая, что человек, защищающий свою страну, проявляет высшую степень мужества. Однако автор подчеркивает, что сама по себе война как событие, делающее миллионы людей физическими и моральными калеками, противоестественна и противна человеческой природе.

Соколову помог духовно возродиться маленький мальчик Ванюшка, благодаря которому Андрей Соколов не остался одиноким. После всего пережитого одиночество для него было бы равносильно смерти. Но он нашел человечка, который нуждался в любви, заботе, ласке. Это спасает героя, «закаменевшее от горя» сердце которого постепенно «отходит, становится мягче».

Судьба шолоховских героев – «двух осиротевших людей, двух песчинок, заброшенных в чужие края военным ураганом невиданной силы», в одиночку выживших и после всего пережитого вместе «шагающих по русской земле», является художественным обобщением судеб миллионов наших соотечественников, чью жизнь опалила война. Автор использует прием максимальной типизации, отражая в судьбе главного героя рассказа наиболее характерные черты русского национального характера.

Достойное преодоление Соколовым тяжелейших испытаний, переживание страшнейших событий – смерти близких, всеобщего уничтожения и разрушения и его возвращения к полноценной жизни, говорят о необыкновенном мужестве, железной воле и чрезвычайной силе духа героя.

В этом отношении признание потерявшего семью Андрея Соколова в том, что он в буквальном смысле является отцом также потерявшего семью Ванюшки, приобретает символическое значение. Война как бы уравнивает героев в их обездоленности и, одновременно, позволяет им восполнить душевные утраты, преодолеть одиночество, «оставляя» в далеком Воронеже кожаное отцовское пальто, о котором случайно вспоминает Ваня.

Пронизывающий все произведение образ дороги выступает символом вечного движения, меняющейся жизни, человеческой судьбы. Не случайно также, что рассказчик встречается с героем именно весной – это время года также символизирует постоянное обновление, возрождение жизни.

Великая Отечественная война – одна из самых значительных и, одновременно, самых трагичных страниц истории России. Это значит, что книги, написанные об этой войне, в том числе «Судьба человека», никогда не потеряют силы идейно-художественного воздействия на читателя, останутся литературной классикой на долгие времена.

Принцип жизненности характеров в истинно романтической, по определению Пушкина, а по существу в реалистической драме выдвигался поэтом в противоположность отжившей свой век эстетике классицизма. И особое сопротивление вызывала у Пушкина стилевая однородность классицистской трагедии. «Кроме сей пресловутой тройственности, — писал Пушкин, имея в виду единство времени, места, действия, — есть и единство, о котором французская критика и не упоминает (вероятно, не предполагая, что можно оспаривать его необходимость), единство слога — сего 4‑го необходимого условия французской трагедии, от которого избавлен театр испанский, {90} английский, и немецкий» 75 . Очень важно, что Пушкин обращал внимание именно на эту сторону, на язык драмы.

Единство слога еще в античной трагедии составляло необходимую основу драматического действия. Герои должны были: в отстаивании своих позиций быть одинаково «разумны» и потому говорили одинаково. Это относится не только к античной драме. Ведь и Шекспир был весьма щедр, придавая речи разных, по рангу персонажей в разной мере совершенную поэтическую разработку. В поэтике театра классицизма единство слога тоже было связано с природой драматического действия, отвечало концепции характеров. Так что дело было не в том, что драматурги не умели индивидуализировать речь персонажей. Пушкин, отвергая единство слога, касался отнюдь не внешних моментов классической драмы. Ведь и предшественник Пушкина, Грибоедов, предельно приближая стих комедии к выразительности разговорного языка, не отказывался от единства слога.

«Драматического писателя должно судить по законам, им самим над собой признанным, — писал Пушкин в связи с “Горем от ума”. — Следовательно, не осуждаю ни плана, ни завязки, ни приличий комедии Грибоедова. Цель его — характеры и резкая картина нравов» 76 .

Словом «резкая» Пушкин определял своеобразный подход, Грибоедова к драматической характеристике общества, политический угол зрения на нравы. Сам же тип драматического действия («цель — характеры и… картина нравов») был неприемлем для него.

Три единства, в том виде, в каком утверждала их классицистская поэтика, давно уже потеряли свой авторитет, и Пушкин: ограничивался здесь одной иронической фразой, не считая нужным развивать эту тему. Но проблема стиля выделяется им специально, собственно ей посвящено цитированное выше письмо к издателю «Московского вестника», которое принято рассматривать как предисловие к «Борису Годунову». Поэт настаивает на том, что в речи действующих лиц трагедии нет системы аллюзий, прямых намеков на те или иные обстоятельства современности. {91} Пушкин добивался национально-исторической определенности образов, и это было существеннее для трагедии, Для ее идейно-художественной и политической концепции, чем любые острые и смелые намеки, от которых поэт все-таки не мог удержаться. Он сознательно стремился перестроить языковую структуру драмы. «На мой взгляд, — замечает Пушкин в самый разгар работы над “Борисом Годуновым”, — ничего не может быть бесполезнее мелких поправок к установленным правилам: Альфиери крайне изумлен нелепостью речей в сторону , он упраздняет их, но зато удлиняет монологи, полагая, что произвел целый переворот в системе трагедии: какое ребячество!

Правдоподобие положений и правдивость диалога — вот истинное правило трагедий» 77 .

Пушкин постоянно обращает внимание на неправдоподобие диалога классицистской драмы. В том же письме он замечает: «У Лагарпа Филоктет, выслушав тираду Пирра, произносит на чистейшем французском языке: “Увы! я слышу сладкие звуки эллинской речи”». В другом случае он пишет: «У Расина полу-скиф Ипполит говорит языком молодого благовоспитанного маркиза» 78 .

В «Борисе Годунове» традиционный александрийский стих заменен белым пятистопным ямбом. Некоторые сцены написаны прозой («Унизился даже до презренной прозы»). Но дело не только в этих перебоях, тут еще не было ничего невиданного. Недаром Пушкин вспоминает английскую и испанскую драму. По форме стиха трагедия скорее едина. На основе этого единства и выступает различие интонаций, обнаруживающих типические черты. Пушкин, как показал Г. А. Гуковский, в лирике решил «проблему объективного обоснования личности» 79 . Этот метод он перенес в трагедию.

«… Концепция историко-национальных типов культуры, — пишет Г. А. Гуковский о трагедии Пушкина, — определяет в ней и действия, и мысли, и характер, и самые эмоции, и самую речь героев» 80 . В работе Г. А. Гуковского «Пушкин и проблемы реалистического{92} стиля» показано, что сравнение, сопоставление двух типов культур — русской, допетровской, и европейской ренессансности в польском варианте — проходит через всю пьесу. В таком сопоставлении и выступает как значимая структурная определенность национального и исторического.

Многоязычие «Бориса Годунова» особенно заметно в национальной окраске речи. В одной из сцен звучат немецкие слова. Самозванец произносит фразу по-латыни. Но это только знаки, подчеркивающие различия. Г. А. Гуковский обнаружил, что Самозванец говорит как бы на двух языках, в одних случаях — по-русски, в других — по-польски, такова стилевая окраска стиха 14 в сцене «Краков. Дом Вишневецкого» у Самозванца можно слышать и другие наречия. С Черниковским он скорее объясняется по-латыни. Меняется его речь, когда он обращается к Курбскому, к Поляку, к Кареле, приехавшему с Дона, к польскому поэту. Меняется не только речь, — Самозванец, разговаривая с каждым на его языке, усваивает, примеряет к себе строй мысли, культурно-бытовой уклад каждого из своих собеседников. Так Пушкин еще и еще подчеркивает различия национальных и культурных типов. В самой переменчивости, переимчивости Самозванца обнаруживается его индивидуальное и общее. Он при всем остается русским, национальное зерно сохраняется, дает о себе знать при всех поворотах. В этом драматическая суть характера.

Пушкин соединял в одной трагедии разные типы героев и разные типы драматических ситуаций. Он строил пьесу по принципу шекспировской композиции, где каждая сцена относительно самостоятельна в своей драматической завязке. В судьбе Бориса Годунова у Пушкина немало шекспировских черт. Сцена у фонтана — вариация на расиновские темы. Но именно через эти аналогии выступает совсем иное понимание драматического характера, его историзм, национально-культурная определенность. Новизна пушкинского решения не могла быть сразу воспринята и оценена. Даже Белинский отказывался признать в «Борисе Годунове» драматическое начало, считал, что трагедия эпична. Но, предлагая другой возможный вариант трагического толкования судьбы Годунова, критик возвращался к принципам романтической трагедии, придавал пушкинскому герою совсем иного типа драматизм.

{93} Белинскому казалось, что Пушкин совершил ошибку, последовав Карамзину в объяснении причин гибели Годунова. Мотив злодейского убийства царевича придает трагедии, считал критик, налет мелодраматизма. Но Пушкин ничего сам не объяснял . Былое преступление бросает отсвет и на судьбу Годунова. И через эту тему как раз и вводится во все перипетии трагедии народная точка зрения с ее глубинным нравственным пафосом. Тут выступает известная общность персонажей, от юродивого до царя, на основе которой и возможен был диалог, драматическая связь. Ведь и Годунов несет в себе частицу народного сознания, мыслит общими нравственными категориями. Пушкин не совсем верно представлял себе патриархальное единство допетровской Руси. Но именно из этих исторических заблуждений поэта вырастала драматическая концепция, которая приводила в политическом плане к отрицанию самодержавия, в художественном — к новому пониманию характера в драме. То, что Годунов не выключен совершенно из общенародной точки зрения и делает его драматическим характером. Самозванец нахватался западной культуры, но чувствует и действует как русский. В нем обнажается та же драматическая логика, хотя он как будто бы представляет иную историческую тенденцию.

Белинский считал, что «драматизм, как поэтический элемент жизни, заключается в столкновении и сшибке (коллизии) противоположно и враждебно направленных друг против друга идей, которые проявляются как страсть, как пафос» 81 . С этой точки зрения русская история смутного времени, полагал критик, не дает оснований для драмы. Трагедия Бориса Годунова, как ему казалось, могла бы заключаться в крушении возвысившейся над всеми личности, которая вместе с тем лишена гениальности, не способна выдвинуть совсем новую историческую идею, повернуть государство на принципиально иную дорогу, как это сделал, например, Петр I.

На самом деле Пушкин сталкивал героев разных исторических идей. Самозванец представлял западный вариант абсолютизма. Вместе с тем и Борис делал попытки найти для своей власти новые классовые опоры, у него возникают планы, аналогичные {94} петровским реформам. Таков смысл линии Басманова. Но в том-то и дело, что этот ход еще раз подтверждал общую логику драматического действия, через которую обнаруживало себя народное начало. Из противоречий народного сознания и возникала драматическая коллизия трагедии, которая по-своему отражалась в каждом из персонажей.

Белинский спорил с Пушкиным. Но он воспринимал драматическую логику «Бориса Годунова», когда переходил к оценке поэтической речи трагедии, углублялся в ее стилистику.

«… Отшельник Пимен, — писал критик, разбирая монолог старого монаха, — не мог так высоко смотреть на свое призвание как летописец; но, если б в его время такой взгляд был возможен, Пимен выразился бы не иначе, а именно так, как заставил его высказаться Пушкин» 82 .

В такой исторической и национальной выдержанности строя речи персонажей и заключается правдивость диалога. Через историческую логику мышления действующих лиц открывалась особая драматическая содержательность трагедии. Недаром именно пушкинская пьеса заставила Белинского сформулировать понятие о драматизме как столкновении разнонаправленных жизненных тенденций, то есть внести исторический и революционный смысл в гегелевские категории. При этом он не сразу воспринял историзм решения, который предлагал Пушкин. Но по существу учел его в своем определении.

Белинский подошел к «Борису Годунову» со сложившимся взглядом на природу драмы. Трагедия Пушкина вступала в противоречие с этими представлениями. Поскольку критик не только сопоставлял свою теорию с творением поэта, но анализировал его, точка зрения Белинского по ходу рассуждений менялась, хотя он не переходил всецело на позиции драматурга. Это дало возможность критику не только приоткрыть особый драматизм пушкинской трагедии, но уловить и ее противоречия. Истина рождалась в драматических по своему характеру взаимоотношениях критика и писателя. Поэтому творчество Белинского впервые в истории обрело художественную действенность, непосредственно смыкаясь с литературным процессом.

{95} Как вытекает из формулы Белинского, враждебность сталкивающихся идей сама по себе не составляет драматизма, хотя и является безусловно необходимым моментом. Чтобы борьба идейных тенденций выступила в качестве драматического конфликта, они должны «проявляться как страсть, как пафос». Столкновение исторических противоположностей приобретает драматический характер тогда, когда оно отражается в борьбе человеческих страстей и воль, когда общие исторические тенденции времени пробиваются на поверхность в виде взаимоотношения людей, целиком пронизывают поступки, жизненное поведение человека, срастаются с его природой. Между тем «истина страстей, правдоподобие чувствований в предполагаемых обстоятельствах» и составляла для Пушкина суть драматического. Пушкин отказывался от старых подходов к герою, свойственных классической драме, открывал характер, в котором историческое содержание обнаруживало свою драматическую суть. И это был генеральный путь будущего развития драмы. Сложность заключалась в том, что Пушкин еще мыслил трагедию как форму, которая выделяет драматическое из реальных связей, художественно укрупняя противоречия. Эти курсивы и заставляли Белинского говорить о мелодраматизме.

В литературе уже происходила перестройка системы жанров. Роман проникал в противоречия жизни на уровне обыденного ее течения. При этом не миновал он и драматических сторон. Белинский считал, что современная литература вообще не может обойтись без драматического элемента.

Драма отступала в системе жанров на второй план. Но не теряла своего значения в качестве основной формы выявления драматического содержания. Влияние прозы не прошло даром и для нее. Пушкин подготовил для этого почву. Он ввел многоязычие, разрушил классицистическую однолинейность развития действия, «шекспиризировал» драму.

Решающий шаг в «прозаизации» драмы был сделан Островским. Но двигался он в пушкинском русле. Основой действенных отношений и у Островского остается речь. Драматизм выступает в системе образов, только в связи с другими характер обнаруживает себя как типический и драматический.

Урок №3

Тема урока: «Опера «Иван Сусанин»

«Судьба человеческая — судьба народная. Родина моя! Русская земля»

Ход урока:

    Музыкальное приветствие.

    Проверка по журналу.

    Проверка домашнего задания.

    Повторение пройденного материала:

  • Что такое театр?

    Что такое опера? Музыкальный спектакль, в котором все поют. Это вид музыкально-театрального искусства, который основан на слиянии слова, музыки и сценического действия.

    Как с итальянского переводится слово опера? (сочинение или труд)

    В какой стране впервые возникли оперные спектакли? Италия.

    Какие бывают разновидности опер? (эпические, лирические, комические, драматические)

    Этапы сценического действия в драме? (экспозиция, завязка, развитие, кульминация, развязка)

    В музыкальной драме особую роль играет…..? конфликт.

    Как называется литературная основа оперы? Либретто.

    На какие части делиться опера по законам театра? На действия – картины – сцены.

    Обычно опера открывается вступлением, которое называется….? Увертюра.

    А кто ее исполняет? Симфонический оркестр.

    А для чего она нужна в опере? Чтобы увлечь и заинтересовать зрителя, приковать внимание к тому, что сейчас будет происходить на сцене.

    Основной характеристикой главных героев является их пение, а как называются их музыкальные номера? Ария, речитатив, песня, каватина, трио, дуэт, хор, ансамбль.

    Что такое ария, речитатив, песня, каватина, трио, дуэт, хор, ансамбль?

    Нам пришло музыкальное письмо? Угадайте, что звучит?

    Правильно Увертюра, а из какой оперы? (Иван Сусанин)

    Какого века этот композитор? 19в.

    Найдите его среди других портретов?

    Какое второе название имеет эта опера? Жизнь за царя

    Что положено в основу этой оперы? Реальные исторические события 1612г.

    Кто главный герой этой оперы? Герой этой оперы — костромской крестьянин Иван Сусанин, который погибает за Отечество.

5. Новая тема:

Сегодня мы продолжим наш разговор об опере русского композитора М. И. Глинки «Иван Сусанин»

«…Кто русский по сердцу, тот бодро и смело,

И радостно гибнет за правое дело!

Ни казни, ни смерти и я не боюсь:

Не дрогнув, умру за царя и за Русь!»

Большая часть оперы была написана прежде слов: я думаю, такой курьезной истории не случалось еще ни с одной оперой.

Дело в том, что первая мысль Глинки была написать не оперу, но нечто вроде картины, как говорил он, или симфонической оратории.

Все музыкальное создание в главных чертах его было уже в голове; помнится, он хотел ограничиться лишь тремя картинами : сельской сценой, сценой польской и окончательным торжеством. Высокий патриотизм, благородная гражданственность думы Рылеева, герой которой отдает свою жизнь за отчизну, были близки сознанию Глинки. Жуковский стал его советчиком и даже сочинил текст эпилога оперы, а в качестве либреттиста рекомендовал барона Розена, секретаря наследника престола.

Текст сочинялся на готовую музыку, вся планировка действия принадлежала композитору.

В опере Глинки рассказывается о событиях 1612 года, связанных с походом польской шляхты на Москву. Борьба против поляков приобрела всенародный характер. Враги были разбиты русскими ополченцами во главе с Мининым и Пожарским. Одним из ярчайших эпизодов этой борьбы явился подвиг крестьянина села Домнина Ивана Сусанина, о котором рассказывают многочисленные костромские предания. Величавый образ крестьянина, ставшего символом героизма и патриотической верности, воплощен в опере как живой народный тип, наделен богатством мысли, глубиной чувств, показан на широком фоне русской народной жизни и природы.

Опера состоит из четырех действий с эпилогом.

Познакомимся с главными действующими лицами оперы:

Иван Сусанин, крестьянин села Домнина,

Антонида (его дочь),

Ваня (приемный сын Сусанина),

Богдан Собинин, ополченец, жених Антониды.

Действие первое Крестьяне села Домнина, среди которых — Иван Сусанин, его дочь Антонида и приемный сын Ваня, встречают народных ополченцев. Народ полон решимости отстоять отчизну. «Кто на Русь дерзнет, смерть найдете. Все расходятся, остается одна Антонида. Она тоскует о своем женихе Богдане, который ушел сражаться с поляками. Сердце подсказывает девушке, что милый жив и спешит к ней. И в самом деле, вдалеке слышится песня гребцов: это Богдан Собинин со своей дружиной. Собинин привез радостные вести: нижегородский крестьянин Минин собирает ополчение, чтобы освободить захваченную панами Москву и окончательно разбить поляков. Однако Сусанин печален: враги еще хозяйничают на родной земле. На просьбы Собинина и Антониды об их свадьбе он отвечает отказом: «Нынче не до свадеб. Время боевое!»

Действие второе Пышный бал у польского короля Сигизмунда. Опьяненные временными успехами, поляки кичливо хвастаются награбленной на Руси добычей. Паненки мечтают о прославленных русских мехах и драгоценных камнях. В разгар веселья появляется посланец от гетмана. Он принес недобрые вести: русский народ восстал на врагов, польский отряд осажден в Москве, гетманское войско бежит. Танцы прекращаются. Однако хвастливые рыцари в пылу задора грозятся захватить Москву и взять в плен Минина. Прерванное было веселье возобновляется.

Первое – называется русским, в нем рассказывается о том, как на Русь напали поляки и народ собирает ополчение на борьбу с врагом.

Второе действие – называется польским. Тут композитор показал бал в замке польского короля.

В третьем действии происходит столкновение двух сил.

И четвертое действие развязка и подвиг.

Действие третье Ваня, приемный сын Сусанина, мастерит себе копье, напевая песню о том, как названый отец пожалел и приютил его. Вошедший Сусанин сообщает, что пришел Минин с ополченцами и расположился в бору. Ваня поверяет отцу заветные мечты — поскорее стать воином и пойти защищать отчизну.

И так, послушаем незатейливую песню приемного сына Ивана Сусанина Вани, незатейливую и полную нежности и благородства к отцу. К пению присоединяется голос Сусанина и получается дуэт.

Смотрим видеоролик из оперы Песня Вани

Между тем в семье Сусанина готовятся к свадьбе. Приходят крестьяне пожелать добра Антониде. Оставшись одни, Антонида, Собинин, Сусанин и Ваня говорят о своей радости — пришел наконец этот долгожданный день. Затем уходит и Собинин. Внезапно в избу врываются поляки. Угрожая Сусанину смертью, они требуют провести их к стану Минина и в Москву. Вначале Сусанин отказывается: «Страха не страшусь, смерти не боюсь, лягу за святую Русь», — гордо говорит он. Но затем у него созревает смелый, дерзкий план завести врагов в лесную глушь и погубить. Притворно соблазнившись деньгами, Сусанин соглашается провести поляков к стану Минина. Тихо говорит он Ване, чтобы тот скорее бежал в посад собирать народ и предупредить Минина о нашествии врагов. Поляки уводят Сусанина. Горько плачет Антонида. Тем временем приходят со свадебной песней ничего не ведающие подружки Антониды, а затем и Собинин с крестьянами. Антонида рассказывает о случившемся. Крестьяне во главе с Собининым бросаются в погоню за врагами.

Слушаем романс Антониды «Не о том грущу подруженьки».


Действие четвертое . Ночью к ограде монастырского посада прибегает Ваня. В стане поднимается тревога, воины вооружаются и готовятся к походу. Все дальше в лесную глушь уводит Сусанин врагов. Они допытываются, куда завел их русский крестьянин. «Туда завел я вас… где вам от лютой вьюги погибать! Где вам голодной смертью помирать!» — с достоинством отвечает Сусанин. В злобном ожесточении поляки убивают Сусанина.

Смотрим видеоролик сцена в лесу.

Эпилог . Картина первая. У ворот, ведущих на Красную площадь, проходят нарядные толпы народа. Празднично гудят колокола. Все славят царя, великую Русь, русский народ, родную Москву. Здесь же — Антонида, Ваня, Собинин. На вопрос одного из воинов, почему они так грустны, Ваня рассказывает о подвиге и смерти отца. Воины утешают их: «Вечно в памяти народной будет жить Иван Сусанин». Картина вторая. Красная площадь в Москве заполнена народом. Мощно звучит слава Руси. Со словами утешения обращаются воины к детям Сусанина. Появляются Минин и Пожарский. Народ приветствует славных полководцев. Звучит торжественная здравица.

Слушаем хор «Славься»

6. Итог урока:

Сегодня мы перелистнули страницы нашей истории.

Опера «Иван Сусанин» воссоздала атмосферу народного подвига в Смутное время в начале XVII века.

Музыка учит нас любить, защищать Россию и гордиться своей Родиной.

7. Распевание.

8. Разучивание песни.

по литературным местам Псковского края

27 сентября отмечается Всемирный день туризма. К празднику Региональный центр чтения Псковской областной универсальной научной библиотеки предлагает читателям заповедной Псковской земли отправиться в виртуальное путешествие по литературным усадьбам и музеям региона. Давайте вместе окунемся в этот прекрасный мир прошлого, ностальгического счастья, наполненного творчеством и единением с природой, тишиной, мирозданием.

 

 

Живите в доме — и не рухнет дом.

Я вызову любое из столетий,

Войду в него и дом построю в нем.

Вот почему со мною ваши дети

И жены ваши за одним столом,-

А стол один и прадеду и внуку:

Грядущее свершается сейчас …

(Арсений Тарковский «Жизнь, жизнь»)

Все мы знаем, что туризм имеет разные грани топонимической реализации. И среди многообразия форм туристических маршрутов особое место занимают литературные места – музеи, усадьбы, имения.

Псковская область имеет богатейший музейно-усадебный потенциал. Прежде всего, это места, овеянные гением великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. Но не только. Государственный мемориальный историко-литературный и природно-ландшафтный музей-заповедник А. С. Пушкина, безусловно, блистает славой в мировом туристическом сообществе, но в Псковском крае есть и другие жемчужины литературного музееведения.

Станислав Жуковский. Брошенная терраса. 1911. Тульский художественный музей

О них и рассказывает небольшой видеофильм Регионального центра чтения, созданный в рамках литературно-краеведческого проекта «Литературный Псков».

Есть здесь главы и о всемирно известных пушкинских местах – Тригорском, Михайловском, Петровском Пушкиногорского района; есть история и о тех глубинках, которые менее известны русскому туристу, ведь они затеряны в заповедной зелени Псковского края: «Дом-музей Сергея Довлатова», литературно-мемориальный дом-музей Александра Алтаева (псевдоним Маргариты Ямщиковой), Литературно-художественный музей истории Великой Отечественной войны имени псковского писателя Ивана Васильева, мемориальная комната при библиотеке д. Спицино в память о русском писателе Сергее Воронине.

Эти места практически не испорчены излишней реставрацией, стирающей следы старого времени, – и этом их прелесть. И под их неказистым внешним видом скрывается удивительное сокровище, измеряемое ценностью  уникального литературного наследия каждого автора, имя которого носит та или иная усадьба-музей.

При просмотре данной видеоэкспозиции важно понимать, что она не претендует на какую-либо научность, это – лишь малая толика интереснейшей истории родного края, которой нам хотелось бы поделиться с людьми, глубоко неравнодушными к развитию региональной туристической инфраструктуры.

Что как не русская усадьба, способно покорить сердце человека,  ищущего гармонии, тишины, уединения. Только в старинной, затерянной в красотах русских пейзажей, усадьбе  мы можем незримо обрести духовную цельность, окунувшись в мир уже давно минувших дней. Но самое главное, что может даровать нам пребывание в мемориальных музеях и усадьбах, это возможность побыть наедине с собой, ведь именно этого нам порой так не хватает в суете жизненных неурядиц.

Все места,  о которых идет речь в данном материале, представляют собой целый пласт культуры разных эпох и традиций. В каждом из них можно открыть что-то особенно интересное для себя, и, прежде всего, творчество удивительных писателей и поэтов, на которых держится литературная жизнь псковского музееведения.

Поздравляем всех с праздником туризма – отрасли, которая наполняет нашу жизнь интересными открытиями, событиями, именами и дарует нам цельность и полноту мироздания.

Желаем заинтересованным туристам обязательно посетить литературные места Псковского края – в них есть и своя прелесть, и своя уникальность!

Добрых дорог и невероятных впечатлений!

Материал подготовила Голубева Антонина, главный специалист Регионального центра чтения

10 лучших отелей рядом с Михайловский театр оперы и балета, Санкт-Петербург 2022

  • При бронировании отеля в Санкт-Петербурге, какие районы наиболее популярны для проживания?

    При посещении Санкт-Петербурга многие путешественники выбирают отели следующих направлений: Адмиралтейский район или Центральный район.

  • Какие недорогие гостиницы наиболее популярны в Санкт-Петербурге?

    Гостиница Турист Санкт-Петербург, Друзья на Фонтанке и Кубе Хостел популярные отели эконом-класса с хорошими рейтингами.

  • Сколько стоят гостиницы в Санкт-Петербурге?

    Исходя из цен на отели на Trip.com, средняя стоимость ночи в отеле Санкт-Петербурга составляет 87 долларов США. Цены в отелях часто меняются; эта цена только для справки.

  • Какие гостиницы наиболее популярны в Санкт-Петербурге?

    Путешествуете ли вы по делам или отдыхаете, в Санкт-Петербурге есть множество популярных отелей на выбор.Гостиница Талион Империал, Гостиница Шоуюань и Гостиница Стасов все популярные отели для проживания.

  • В каких отелях Санкт-Петербурга можно попробовать местные блюда на завтрак?

    Вкусный завтрак — отличное начало дня. В Апарт-отель Docklands, Авент Инн Невский и Гранд Екатеринин Палас Отель , гости могут насладиться завтраком в петербургском стиле.

  • Какие отели в Санкт-Петербурге подходят для семей или путешественников с детьми?

    Многие люди, которые путешествуют с семьями или детьми в Санкт-Петербург, предпочитают остановиться в Эпиграф Отель, Комфорт Отель и Арт Авеню .Эти гостиницы также оценены недорого.

  • Какие роскошные отели рекомендуются в Санкт-Петербурге?

    Кемпински Отель Мойка 22 Санкт-Петербург, отель Коринтия Санкт-Петербург и отель Талион Империал являются одними из самых популярных роскошных отелей в Санкт-Петербурге.

  • Какие отели в Санкт-Петербурге подходят для пар?

    Собираетесь ли вы в медовый месяц или в отпуск со своим партнером, Гран-де-Мар, отель Rocco Forte Astoria и бутик-отель Trezzini Palace являются одними из лучших отелей, которые выбирают пары.

  • Сколько стоят отели в Санкт-Петербурге на выходные?

    Исходя из цен на отели на Trip.com, средняя стоимость ночи в выходные дни для отелей в Санкт-Петербурге составляет 87 долларов США. Цены в отелях часто меняются; эта цена только для справки.

  • Какие отели при поездке в Санкт-Петербург пользуются наибольшей популярностью у деловых путешественников?

    Когда дело доходит до деловых поездок, выбор отеля с удобным транспортным сообщением важен для многих гостей.Новотель Санкт-Петербург Центр, Деметра Арт Отель и Соло Сокос Отель Палас Бридж удобное транспортное сообщение и недорогие цены. Подумайте о том, чтобы остановиться в одном из этих отелей во время поездки.

  • В каких популярных отелях Санкт-Петербурга можно попробовать блюда местной кухни?

    Те, кто любит пробовать местную кухню, могут остановиться в Апарт-отель Docklands, отель «Санкт-Петербург» или отель «Стасов» . Рядом с этими отелями находится множество известных ресторанов, где подают блюда местной кухни.

  • Какие из отелей Санкт-Петербурга имеют самые высокие оценки пользователей?

    При первом путешествии в Санкт-Петербург многие путешественники затрудняются с выбором отеля для проживания. По данным Trip.com, Апартаменты Spb.Place, Лиготель и Литейный отель являются популярными отелями с высокими рейтингами, что делает их хорошим выбором для вашей поездки.

  • Какие популярные отели в Санкт-Петербурге предлагают парковку?

    Если вы планируете поехать в Санкт-Петербург, почему бы не остановиться в Кравт Отель Санкт-Петербург, Авент Инн Невский или Аглая Отель и Кортъярд ? Это все популярные отели с автостоянками.

  • Во время поездки в Санкт-Петербург в каких отелях есть бассейны?

    Лето — прекрасное время для поездки с детьми или всей семьей в Санкт-Петербург. Rocco Forte Astoria Hotel (крытый бассейн), Достоевский Отель Санкт-Петербург и Арт Отель Карелия популярные отели с бассейнами.

  • Какие популярные отели находятся рядом с аэропортом Пулково?

    Если вы забронировали ранний рейс, вы можете остановиться в отеле рядом с аэропортом Пулково на ночь перед вылетом. Holiday Inn St. Petersburg-Moskovskye Vorota, an Ihg Hotel, Tourist Hotel Saint Petersburg и Park Inn by Radisson Pulkovskaya Hotel & Conference Center St Petersburg являются популярным выбором отелей для проживания.

  • В каких популярных гостиницах Санкт-Петербурга есть номера для некурящих?

    Многие гости заботятся о качестве номеров, в которых они останавливаются, и хотят, чтобы в их номерах был свежий и чистый воздух. Апарт-отель Docklands, Достоевский Отель Санкт-Петербург и Арт-отель Карелия Все популярные отели Санкт-Петербурга с номерами для некурящих.

  • В каких популярных отелях Санкт-Петербурга есть бесплатный Wi-Fi?

    При проживании в отеле доступ в Интернет важен как для отдыхающих, так и для деловых путешественников. Авент Инн Невский, Апарт-отель Docklands и Арт-отель Карелия Все популярные отели Санкт-Петербурга с бесплатным Wi-Fi.

  • Какие гостиницы Санкт-Петербурга имеют безбарьерный доступ?

    Талион Империал Отель, Достоевский Отель Санкт-Петербург и Four Seasons Hotel Lion Palace St. Петербург — популярные отели Санкт-Петербурга с безбарьерным доступом.

  • В каких популярных отелях Санкт-Петербурга есть тренажерные залы?

    На основании оценок пользователей Trip.com, Four Seasons Hotel Lion Palace Санкт-Петербург, Авент Инн Невский и Холидей Инн Экспресс Санкт-Петербург — Садовая отели с высоким рейтингом и тренажерными залами.

  • Где остановиться в Санкт-Петербурге (инсайдерский справочник 2022 г.)

    Санкт-Петербург — один из красивейших городов мира.У него богатая и сложная история, уникальная культура, интересная еда и, возможно, одно из лучших мест ночной жизни в Европе.

    Но это огромный город, и выбор лучшего района для проживания в Санкт-Петербурге очень важен. Вот почему я составил этот подробный путеводитель о том, где остановиться в Санкт-Петербурге.

    В этом путеводителе лучшие районы Санкт-Петербурга разбиты на удобные для чтения категории, чтобы вы могли быстро найти лучшее место для проживания в зависимости от того, чем вы хотите заниматься.

    Если вы хотите повеселиться, поесть или осмотреть достопримечательности, в этом путеводителе по Санкт-Петербургу есть все, что вам нужно знать о втором городе России, и многое другое!

    Так что радуйтесь, вот мой лучший выбор, где остановиться в Санкт-Петербурге, Россия.

    Где остановиться в Санкт-Петербурге

    Ищете конкретное жилье? Это мои наилучшие рекомендации по местам для отдыха в Санкт-Петербурге.

    Раскройте ВЕЛИЧАЙШИЕ секреты путешествий The Broke Backpacker!

    Подпишитесь на информационный бюллетень The Broke Backpacker ниже, чтобы получать еженедельные советы о жизни в путешествиях + БЕСПЛАТНУЮ копию Библии Backpacker!

    Лучший Airbnb в Санкт-Петербурге: Безумно удобный лофт

    Чрезвычайно гостеприимный, с отличной кроватью, сеткой-гамаком для отдыха (высоко, но определенно безопасно) и местом для сидения у окна, вы почувствуете себя более чем комфортно. комфортно в этом Airbnb — посмотрите сами на фотографии.Вы получите красивое жилое пространство, качественную кухню и множество других удобств. Он находится прямо в центре города, поэтому вы будете рядом со всем, что нужно изучить.

    Лучший хостел в Санкт-Петербурге: Клуб позднего завтрака

    Расположенный к северу от Невского клуб «Озеро» — мой любимый хостел в Санкт-Петербурге. Он расположен в самом центре города, в 10 минутах ходьбы от баров, клубов и ресторанов Невского проспекта. Хостел с красочным декором, комфортабельными номерами и множеством кафе поблизости.

    Хотите хорошо провести время с другими туристами? Поправляйтесь, остановившись в одном из этих замечательных хостелов в Санкт-Петербурге!

    Лучший отель в Санкт-Петербурге: Акян Санкт-Петербург

    Это мой любимый отель в Санкт-Петербурге, потому что он имеет прекрасное расположение, удобные кровати и множество удобств. Номера хорошо оборудованы кондиционерами и современными удобствами. Гости также могут насладиться вкусной едой в собственной столовой, а поблизости есть множество ресторанов.

    Путеводитель по районам Санкт-Петербурга

    ВПЕРВЫЕ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

    ВПЕРВЫЕ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

    Центральный

    Центральный район – бьющееся сердце Санкт-Петербурга. Он находится в центре событий и является домом для некоторых из самых известных и интересных достопримечательностей города, в том числе Зимнего дворца и Исаакиевского собора.

    БЮДЖЕТНЫЙ

    БЮДЖЕТНЫЙ

    К северу от Невского

    К северу от Невского — район в центре Санкт-Петербурга.Он расположен в пределах Центрального района и лежит севернее Невского проспекта.

    НОЧНАЯ ЖИЗНЬ

    НОЧНАЯ ЖИЗНЬ

    Невский проспект

    Протяженностью 4,5 км Невский проспект является главной артерией Санкт-Петербурга. Он делит Центральный район на две части и пересекает три реки, не доходя до Невы.

    САМОЕ КРУТОЕ МЕСТО ДЛЯ ОСТАНОВКИ

    САМОЕ КРУТОЕ МЕСТО ДЛЯ ОСТАНОВКИ

    Остров Новая Голландия

    Остров Новая Голландия – одно из самых крутых мест для проживания в Санкт-Петербурге.Он расположен в центре города и предлагает легкий доступ к самым известным достопримечательностям Санкт-Петербурга, достопримечательностям, ресторанам и магазинам.

    ДЛЯ СЕМЕЙ

    ДЛЯ СЕМЕЙ

    Васильевский остров

    Васильевский остров — остров и район, расположенный в центре Санкт-Петербурга. Он расположен через реку Неву от Центрального и является одним из старейших районов города.

    Санкт-Петербург — огромный и впечатляющий город. Это второй по величине город в России, расположенный на восточном берегу Балтийского моря.

    Санкт-Петербург, один из самых захватывающих и потрясающих городов мира, полон волшебства и тайн. У него длинная и увлекательная история, рассказанная в его зданиях и архитектуре, а также в его кулинарных и культурных сценах.

    В этом путеводителе я покажу пять лучших мест для проживания в Санкт-Петербурге, организованных в соответствии с вашими интересами, потребностями и бюджетом.

    Центральный район — один из крупнейших в Санкт-Петербурге. Он расположен в центре города и является домом для самых известных туристических достопримечательностей и исторических памятников Санкт-Петербурга. Поскольку есть так много всего, что можно увидеть и испытать, я выбрал Центральный район в качестве лучшего района в Санкт-Петербурге для тех, кто впервые приезжает сюда.

    Рядом с Центральным находится Севернее Невского . В оживленном и ярком районе к северу от Невского есть отличные рестораны, кафе и бары. Это также лучший район в Санкт-Петербурге, где можно остановиться, если у вас ограниченный бюджет.

    Пересечение города Невский проспект . На этой улице есть фантастические магазины и рестораны, и это мой лучший выбор для ночной жизни в Санкт-Петербурге.

    Остров Новая Голландия — одно из самых крутых мест для отдыха в Санкт-Петербурге. Этот небольшой район расположен к западу от центра города и имеет множество закусочных, баров, бистро и достопримечательностей.

    И, наконец, за рекой Васильевский остров . Мой выбор номер один для того, где остановиться в Санкт-Петербурге с детьми, в этом районе есть одни из лучших мест для посещения в Санкт-Петербурге, еда, напитки и развлечения.

    Что НУЖНО КАЖДОМУ ПУТЕШЕСТВЕННИКУ???

    Есть один предмет, который НУЖЕН каждому путешественнику.Некоторые путешественники даже не знают, что им это нужно, , но этим путешественникам это нужно больше, чем кому-либо.

    Что это за забытая основа туристической жизни? СПОЙЛЕРЫ! Думаю, вам просто нужно нажать на кнопку, чтобы узнать. 😉

    Узнайте, что это такое!

    5 лучших районов Санкт-Петербурга для проживания

    Все еще не знаете, в каком районе Санкт-Петербурга лучше остановиться? Не беспокойтесь, я подробно расскажу о лучших районах Санкт-Петербурга.Где бы вы ни остановились, убедитесь, что вы подключены к станциям метро, ​​чтобы легко добраться до достопримечательностей города.

    #1 Центральный – где остановиться в Санкт-Петербурге в первый раз

    Центральный район – бьющееся сердце Санкт-Петербурга. Он находится в центре событий и является домом для некоторых из самых известных и интересных достопримечательностей города, в том числе Зимнего дворца и Исаакиевского собора.

    Это, без сомнения, самый известный район в центре города и лучший район для проживания в Санкт-Петербурге, если вы посещаете его впервые.

    Являетесь ли вы любителем истории, ценителем культуры или бесстрашным гурманом, вам понравится исследовать Центральный район, потому что в этом районе полно ресторанов, магазинов, кафе, баров и многого другого.

    Лучший Airbnb в Центральном: Безумно удобный лофт

    Чрезвычайно гостеприимный, с отличной кроватью, сеткой-гамаком для отдыха (высоко, но определенно безопасно) и местом для сидения у окна, вы будете чувствовать себя более чем комфортно в этом Airbnb — посмотрите фотографии сами. Вы получите красивое жилое пространство, качественную кухню и множество других удобств.Он находится прямо в центре города, поэтому вы будете рядом со всем, что нужно изучить.

    Лучший хостел в Центральном: Soul Kitchen

    Soul Kitchen — это комфортабельный хостел с двухъярусными кроватями, собственными ванными комнатами и множеством отличных удобств. К услугам гостей уютный зал с телевизором и просторная кухня, а также бесплатный доступ в Интернет. Расположенный в центре города, это одно из лучших мест для проживания в Санкт-Петербурге для тех, кто путешествует по Восточной Европе.

    Лучшая гостиница в Центральном: Акян Санкт-Петербург

    Это моя любимая гостиница в Санкт-Петербурге, потому что она имеет прекрасное центральное расположение, удобные кровати и множество удобств.Номера хорошо оборудованы кондиционерами и современными удобствами. Гости также могут насладиться вкусной едой в собственной столовой, а поблизости есть множество ресторанов и баров.

    Лучшая гостиница в Центральном: 3 Моста

    3 Моста удобно расположена в Центральном, одном из лучших мест в Санкт-Петербурге для осмотра достопримечательностей. К услугам гостей удобства премиум-класса, такие как терраса на крыше и вкусный ресторан. Комфортабельные и стильные номера оснащены кондиционером, телевизором с плоским экраном, холодильником и собственной ванной комнатой.

    Что посмотреть и чем заняться в Центральном

    • Просмотр парадных залов Строгановского дворца.
    • Поднимитесь на вершину Исаакиевского собора и насладитесь видами.
    • Окунитесь в историю российской царской семьи в великолепном Зимнем дворце.
    • Посетите один из крупнейших художественных музеев мира — Государственный Эрмитаж.
    • Насладитесь невероятными блюдами у Царя.
    • Насладитесь восхитительной традиционной русской едой в ресторане «Европа».
    • Полюбуйтесь архитектурой и дизайном храма Спаса-на-Крови.
    • Посмотреть спектакль мирового уровня в Санкт-Петербургском государственном академическом театре балета имени Эйфмана.

    Это лучший набор для путешествий???

    За прошедшие годы мы протестировали бесчисленное количество рюкзаков и нашли свой абсолютный фаворит: одобренную кочевниками дорожную сумку Nomatic.

    Хотите узнать больше о том, почему мы так чертовски любим это ? Тогда прочтите наш исчерпывающий обзор, чтобы узнать больше!

    Узнайте больше прямо сейчас!

    #2 К северу от Невского – Где остановиться в Санкт-Петербурге с ограниченным бюджетом

    К северу от Невского – район, расположенный в центре города. Он расположен в пределах Центрального района и лежит севернее Невского проспекта.

    В этом районе города, о котором часто забывают, находятся одни из лучших дворцов, художественных галерей и музеев Санкт-Петербурга. Здесь также есть большой выбор баров, кафе, ресторанов и клубов, которые предлагают традиционные и аутентичные русские вечера.

    К северу от Невского я также рекомендую, где остановиться в Санкт-Петербурге на одну ночь, потому что здесь большой выбор хостелов и недорогих отелей.Здесь вы можете найти отличное жилье, которое поможет вам немного растянуть свои доллары (или рубли).

    Лучший Airbnb на севере Невского: Бюджетная квартира

    Найти хорошее жилье с ограниченным бюджетом может быть головной болью… Но мы вас поддержим! Эта квартира — да, вы получите собственную квартиру — доступная, чистая и в центре города. С двумя кроватями вы можете взять с собой друга и сделать арендную плату еще дешевле. Если вы приехали сюда летом, вы можете позагорать на балконе (или понаблюдать за снежинками зимой).

    Лучший хостел на севере Невского: Клуб позднего завтрака

    The Lake Breakfast Club — мой любимый хостел в Санкт-Петербурге. Он расположен в самом центре города, в 10 минутах ходьбы от баров, клубов и ресторанов Невского проспекта. Хостел с красочным декором, комфортабельными номерами и множеством кафе поблизости.

    Лучший отель Северного Невского: Гринвич

    Гринвич — четырехзвездочный отель, расположенный в центре города. Это одно из лучших мест для проживания в Санкт-Петербурге, поскольку оно находится недалеко от популярных баров, ресторанов, достопримечательностей и достопримечательностей.В этом отеле есть восемь уникальных номеров с современными удобствами и удобными функциями.

    Лучшая гостиница Северного Невского: Гостиница Танаис

    Гостиница Танаис — уютная гостиница в центре города. Это отличный вариант для проживания в Санкт-Петербурге, так как он имеет комфортабельные номера и находится в нескольких минутах ходьбы от популярных туристических достопримечательностей. В каждом номере есть мини-кухня и кофеварка, а также телевизор с плоским экраном.

    Что посмотреть и чем заняться на севере Невского

    • Полюбуйтесь удивительной сине-белой барочной архитектурой Смольного собора.
    • Прогуляйтесь по особняку Шувалова 18 века и посетите музей Фаберже.
    • Посмотреть оригинальную цитадель Петропавловской крепости.
    • Полюбуйтесь современным искусством в галерее Эрарта.
    • Исследуйте Дворец Тавридов и прогуляйтесь по обширным садам.
    • Узнайте об искусстве, ремеслах и культуре русского народа в Российском этнографическом музее.
    • Посетите спектакль мирового уровня в Театре имени Мусоргского, одном из старейших театров оперы и балета России.
    • Выпейте кофе и насладитесь видом в легендарном кафе Singer.
    • Сядьте на те же стулья, что и великие, как Пушкин, в Литературном кафе.

    #3 Невский проспект – Где остановиться в Санкт-Петербурге для ночной жизни

    Протяженностью 4,5 км Невский проспект является главной артерией Санкт-Петербурга. Он делит Центральный район на две части и пересекает три реки, не доходя до Невы.

    Невский проспект, одна из самых оживленных улиц города, является лучшим районом Санкт-Петербурга для ночной жизни.Здесь находятся одни из лучших баров, клубов и ресторанов, а также множество возможностей для вечернего веселья. Вы также можете найти мероприятия и живую музыку на Дворцовой площади.

    Невский проспект также является отличным местом для проживания, если вы хотите делать покупки до упаду. На улице много сувенирных магазинов и элитных торговых центров, где можно купить все, от безделушек до дизайнерских товаров.

    Вот совет. Если вы приезжаете в Санкт-Петербург на выходные, бронируйте заранее, чтобы избежать резкого скачка цены в последнюю минуту.

    Best Airbnb на Невском проспекте: проверенный лофт с милым стилем

    Возвращаясь с вечеринки и заходя в дом, в котором вы сразу чувствуете себя комфортно и желанно, — это именно то, что Airbnb может предложить вам. Удобное расположение, рядом с многочисленными барами, ресторанами и клубами, вы будете развлекаться всю ночь. Очаровательный лофт с симпатичным дизайном сделает ваше похмелье почти таким же неприятным. Определенно отличное место для отдыха!

    Лучший хостел на Невском проспекте: Rest Hostel

    Rest Hostel — отличный вариант для бюджетного проживания в Санкт-Петербурге.Он предлагает приятную атмосферу, удобные кровати и современные удобства по непревзойденной цене. Бронирование включает полотенца и постельное белье, и гости имеют доступ к прачечной, трансферу и бесплатному Wi-Fi.

    Лучший отель на Невском проспекте: Аничков Санкт-Петербург

    Этот превосходный трехзвездочный отель расположен на Невском проспекте, в одном из лучших мест для проживания в Санкт-Петербурге. Он находится недалеко от множества процветающих баров и шумных клубов, а также ресторанов, магазинов и кафе.Этот отель располагает современными номерами с роскошными удобствами и отличным выбором услуг.

    Лучший отель на Невском проспекте: Kaleydoskop Design

    Дизайн-отель Kaleydoskop расположен в центре Санкт-Петербурга. Он расположен в одном из лучших районов Санкт-Петербурга для ночной жизни, потому что он находится недалеко от баров, ресторанов и клубов. В этом четырехзвездочном отеле есть просторные и уютные номера с современными удобствами, мини-кухней и бесплатным Wi-Fi.

    Что посмотреть и чем заняться на Невском проспекте

    • Ешьте, пейте и наслаждайтесь прекрасным вечером в баре Grizzly.
    • Насладитесь концертом на Дворцовой площади.
    • Наслаждайтесь великолепным бельгийским пивом и закусками, такими как вафли, в Brasserie Kriek.
    • Поднимитесь на борт и насладитесь круизом под лунным светом по Неве.
    • Отправляйтесь в Петропавловскую крепость на урок истории.
    • Полюбуйтесь панорамным видом на город, потягивая коктейли и слушая прекрасную музыку в «Квартире Кости Кройц».
    • Попробуйте множество вкусных уличных блюд Средней Пасхи в Bekitzer.
    • Делайте покупки до упаду в Елисеевском универмаге.
    • Полюбуйтесь потрясающей архитектурой Государственного Русского музея (Михайловский дворец)
    • Выпейте коктейль в атмосферном баре «Кабинет».
    • Полюбуйтесь современным искусством в KGallery.
    • Попробуйте настоящий русский алкоголь в Православном баре.

    Будущее SIM-карт уже ЗДЕСЬ!

    Новая страна, новый контракт, новый кусок пластмассы — ура. Вместо купите eSIM!

    eSIM работает так же, как приложение: вы покупаете его, загружаете и БУМ! Вы подключены. Это так просто.

    Готов ли ваш телефон к eSIM? Прочтите о том, как работают электронные SIM-карты, или нажмите ниже, чтобы увидеть одного из ведущих поставщиков электронных SIM-карт на рынке и отказаться от пластика .

    Купите eSIM!

    #4 Остров Новая Голландия – самое классное место для отдыха в Санкт-Петербурге

    Остров Новая Голландия – одно из самых классных мест для отдыха в Санкт-Петербурге. Он расположен в центре города и предлагает легкий доступ к самым известным достопримечательностям Санкт-Петербурга, достопримечательностям, ресторанам и магазинам.

    На протяжении десятилетий остров Новая Голландия был одним из самых загадочных районов города, потому что он принадлежал армии и был закрыт для посетителей и местных жителей. В начале 2010-х годов остров открылся для публики и быстро стал одним из самых модных районов Санкт-Петербурга благодаря модным магазинам, оживленным барам и инновационным ресторанам.

    Район также популярен в летнее время, так как здесь много зелени и регулярно проводятся мероприятия.

    Лучший Airbnb на острове Новая Голландия: 1-комнатная квартира возле Исаакиевского собора

    Эта невероятная двухкомнатная квартира более чем потрясающая.Остров Новая Голландия находится менее чем в минуте ходьбы, вы можете увидеть его прямо из своего окна. Airbnb современный и был разработан с вниманием к деталям. Он оснащен очень современными высококачественными удобствами, имеет лифт в здании и круглосуточную охрану.

    Лучший хостел на острове Новая Голландия: At Sunny’s

    Этот хостел расположен в центре Санкт-Петербурга, всего в нескольких минутах ходьбы от модного района острова Новая Голландия. Он находится недалеко от известных достопримечательностей, таких как Исаакиевский собор, Петропавловская крепость и Эрмитаж, а также поблизости есть множество баров и кафе.У них есть двухместные отдельные комнаты, комфортабельные общежития, бесплатный чай/кофе и бесплатный Wi-Fi.

    Лучший отель на острове Новая Голландия: Pushka Inn Hotel

    Отель Pushka Inn представляет собой особняк 18-го века, расположенный в самом сердце Санкт-Петербурга в районе острова Новая Голландия, в нескольких минутах ходьбы от центра города, баров, ресторанов, станции метро и магазины. Он находится в одной минуте ходьбы от Дворцовой площади. Номера хорошо оборудованы роскошными удобствами и спутниковым телевидением.

    Лучший отель на острове Новая Голландия: Бутик-отель Ленинград

    Этот очаровательный отель идеально расположен в Санкт-Петербурге и является одним из лучших мест для проживания в городе. Он предлагает легкий доступ к популярным туристическим достопримечательностям и находится в нескольких минутах ходьбы от баров Невского проспекта. В этом отеле есть элегантные номера с кондиционером и собственной ванной комнатой.

    Что посмотреть и чем заняться на острове Новая Голландия

    • Полюбуйтесь деталями интерьеров Юсуповского дворца.
    • Посетите завораживающее представление в Концертном зале Мариинского театра.
    • Попробуйте свежие и вкусные морепродукты и другие русские угощения в «Кузне».
    • Откройте для себя The Bottle House, элегантное здание с магазинами, кафе и множеством оздоровительных центров.
    • Насладитесь великолепными блюдами европейской и русской кухни в Cococo.
    • Прогуляйтесь по набережной реки Мойки.
    • Отведайте первоклассный бургер от Ferma Burger.
    • Отведайте ароматные блюда вьетнамской кухни в кафе Pho’n’Roll.
    • Попробовать царскую еду на Русской Рюмочной № 11.

    #5 Васильевский остров – где остановиться в Санкт-Петербурге для семей

    Васильевский остров – это остров и район, расположенный в центре Санкт-Петербурга. Он расположен через реку Неву от Центрального и является одним из старейших районов города. Васильевский остров, задуманный царем Петром Великим как центр новой столицы, — это место, где вы можете найти одни из самых старых и самых впечатляющих зданий в городе.

    Это также мой выбор, где остановиться в Санкт-Петербурге для семей.Он находится не только рядом с известными туристическими достопримечательностями и достопримечательностями, но и рядом с отличными музеями, ресторанами и магазинами, которые развлекут и увлекут всех членов вашей семьи.

    Best Airbnb на Васильевском острове: Уютная семейная квартира

    Эта милая семейная квартира расположена в самом центре острова. Он выполнен в скандинавском стиле, что делает его еще более уютным – как настоящий дом. Вы находитесь в нескольких минутах ходьбы от достопримечательностей и станции метро.Второе спальное место — удобный раскладной диван в гостиной. Airbnb уютный, но идеально подходит для семьи из 4 человек.

    Лучший хостел на Васильевском острове: Online Hostel

    Online Hostel идеально расположен на Васильевском острове. Он находится недалеко от станций метро и в нескольких шагах от отличных ресторанов, магазинов и кафе. Это свойство состоит из восьми кроватей и четырех спален с постельными принадлежностями, полотенцами и запирающимися шкафчиками. У каждой кровати также есть лампа и розетки.

    Лучший отель на Васильевском острове: Nashotel

    Этот четырехзвездочный отель удобно расположен в Санкт-Петербурге.Это один из моих лучших вариантов, где остановиться в Санкт-Петербурге с детьми, потому что здесь есть большие номера с отличными удобствами, и он находится недалеко от известных достопримечательностей и достопримечательностей.

    Лучший отель на Васильевском острове: Арт-отель Трезини

    Ярко, красочно и комфортно – это отличный вариант размещения в Санкт-Петербурге для семейного отдыха. Этот уникальный отель предлагает круглосуточное обслуживание номеров и трансфер от/до аэропорта. Номера просторные и удобные, в каждом есть кондиционер, телевизор с плоским экраном и беспроводной доступ в Интернет.

    Что посмотреть и чем заняться на Васильевском острове

    • Просмотрите невероятную коллекцию Зоологического музея.
    • Окунитесь в историю в Кунсткамере, Музее антропологии и этнографии имени Петра Великого.
    • Увидеть великие произведения современного искусства в музее Эрарта.
    • Перекусите тапас и выпейте бокал вина в баре «Разбитые сердца».
    • Совершите экскурсию по величественному желтому Меншиковскому дворцу.
    • Попробуйте вкусную и сытную грузинскую еду в Хачапури И Вино.
    • Посетите легендарные и впечатляющие Ростральные колонны.
    • Прогуляйтесь по Стрелке и насладитесь прекрасным видом на город.

    Часто задаваемые вопросы о поиске жилья в Санкт-Петербурге

    Вот что меня обычно спрашивают о районах Санкт-Петербурга и о том, где остановиться.

    В каком районе Санкт-Петербурга лучше остановиться?

    Рекомендую Центральный. Это самое центральное место, где можно увидеть все главные достопримечательности города. С его невероятной архитектурой и историей потрясающе впитывать культуру.

    Где лучшие Airbnbs в Санкт-Петербурге?

    Где в Санкт-Петербурге лучше всего остановиться с семьей?

    Васильевский остров идеален. В этом районе так много вещей, которые отлично подходят для людей всех возрастов, но особенно для семей. Это классное место для изучения.

    Иногда хорошо заблудиться, но также хорошо не потерять слишком . Есть люди, которые хотят, чтобы ты вернулся целым и невредимым.

    Есть одна страховая компания, которой The Broke Backpacker доверяет все свои безумные махинации… World Nomads!

    Нажмите кнопку ниже, чтобы получить расценки на вашу страховку, или прочитайте наш подробный обзор покрытия World Nomads. А потом… да начнутся махинации. 😉

    Заключительные мысли о том, где остановиться в Санкт-Петербурге

    Санкт-Петербург — один из самых волшебных городов мира. Он имеет богатую историю и разнообразную культуру, которая очаровывает своих посетителей. Добавьте к этому оживленную ночную жизнь, изысканную кухню и захватывающую дух архитектуру, и Санкт-Петербург, без сомнения, станет городом, который нельзя пропустить.

    В этом путеводителе я рассмотрел лучшие места для отдыха в Санкт-Петербурге.Если вы все еще не уверены, что подходит именно вам, вот краткий обзор моих любимых мест.

    Клуб позднего завтрака на Северном Невском — мой любимый хостел, потому что у него отличное расположение, красочный декор и удобные кровати.

    Еще один отличный вариант — Акян Санкт-Петербург. Этот отель расположен в центре города, в нескольких минутах ходьбы от главных туристических и исторических достопримечательностей, а также ресторанов, баров и магазинов.

    У вас есть отличный хостел, отель или квартира? Хотите попасть в наш список? Напишите [email protected], чтобы узнать, как это сделать.


    Спасибо за чтение – было весело! 😀

    Мы предлагаем вам эпический БЕСПЛАТНЫЙ контент!
    Узнайте, как ВЫ можете нам помочь.

    У нас большой сайт с большой командой, и эта работа не всегда проста. Но мы делаем это, потому что нам это нравится — нам нравится предоставлять эпический и бесплатный контент. Нам нравится осознавать, что наш контент поддерживает вас в приключениях. Мы не просим денег, но если вы хотите узнать, как вы можете помочь сайту более органично, нажмите кнопку ниже.
    Спасибо за вашу поддержку 🙂


    Пока, но не навсегда!

    Если вы хотите ЕЩЕ БОЛЬШЕ первоклассного контента Broke Backpacker, подобного этому, подпишитесь на нашу еженедельную рассылку ниже, чтобы получать самые свежие и лучшие новости!

    И ради прозрачности, , знайте, что некоторые ссылки в нашем контенте являются партнерскими ссылками. Это означает, что если вы бронируете жилье, покупаете снаряжение или оформляете страховку по нашей ссылке, мы получаем небольшую комиссию (без дополнительных затрат для вас).Тем не менее, мы ссылаемся только на то оборудование, которому доверяем, и никогда не рекомендуем услуги, которые, по нашему мнению, не соответствуют требованиям. Еще раз спасибо!

    Подпишитесь, чтобы читать | Файнэншл Таймс

    Разумный взгляд на глобальный образ жизни, искусство и культуру

    • Проницательные чтения
    • Интервью и обзоры
    • Кроссворд FT
    • Путешествия, дома, развлечения и стиль

    Выберите свою подписку

    Пробный

    Попробуйте полный цифровой доступ и узнайте, почему более 1 миллиона читателей подписались на FT

    • В течение 4 недель получите неограниченный цифровой доступ Премиум к проверенным, отмеченным наградами бизнес-новостям FT
    Подробнее

    Цифровой

    Будьте в курсе важных
    новостей и мнений

    • MyFT – отслеживайте наиболее важные для вас темы
    • FT Weekend — полный доступ к контенту выходных
    • Приложения для мобильных устройств и планшетов — загрузите, чтобы читать на ходу
    • Подарочная статья — делитесь до 10 статей в месяц с семьей, друзьями и коллегами
    Подробнее

    электронная бумага

    Удобная цифровая копия печатного издания

    • Читайте печатное издание на любом цифровом устройстве, доступное для чтения в любое время или загрузки на ходу
    • Доступно 5 международных изданий с переводом более чем на 100 языков
    • Журнал FT, журнал How to Spend It и информационные приложения в комплекте
    • Доступ к 10-летним предыдущим выпускам и архивам с возможностью поиска
    Подробнее

    Команда или предприятие

    Премиум ФУТ. com доступ для нескольких пользователей, с интеграцией и инструментами администрирования

    Премиум-цифровой доступ плюс:
    • Удобный доступ для групп пользователей
    • Интеграция со сторонними платформами и CRM-системами
    • Цены на основе использования и оптовые скидки для нескольких пользователей
    • Средства управления подпиской и отчеты об использовании
    • Единый вход на основе SAML (SSO)
    • Выделенные команды по работе с клиентами и работе с клиентами
    Подробнее

    Узнайте больше и сравните подписки содержимое раскрывается выше

    Или, если вы уже являетесь подписчиком

    Войти

    Вы ​​студент или профессор?

    Проверьте, есть ли у вашего университета членство в FT, чтобы читать бесплатно.

    Проверить мой доступ

    Как спланировать самостоятельную экскурсию по Санкт-Петербургу

    Россия — довольно сложное направление для посещения, но, по мнению тех, кто был, посещение величественных городов, таких как Санкт-Петербург, того стоит. Полный захватывающей истории и архитектурных жемчужин, этот город определенно входит в список . Ранее мы делились подробностями планирования поездки о том, как посетить Санкт-Петербург без группового тура. Сегодня наш гость, Татьяна Клоди, дает еще больше советов по самостоятельному путешествию, когда она приглашает нас на самостоятельную экскурсию по Санкт-Петербургу.

    Санкт-Петербург – «окно в Европу», основанный в 1703 году императором Петром Великим, является обязательным для посещения туристическим направлением в России. Будучи относительно молодым российским городом, он поражает приезжих своей богатой историей, великолепием дворцов и величием соборов. Для своей экскурсии в этот солнечный осенний день я выбрал маршрут по историческому центру, включающий в себя несколько известных достопримечательностей. Независимо от продолжительности вашего пребывания в Санкт-Петербурге, вы можете воспользоваться этой самостоятельной экскурсией, которая займет около четырех часов.

    Чем заняться в Санкт-Петербурге

    Поскольку исторический центр города не рассчитан на большое количество автомобилей, автобусов и троллейбусов, пробки здесь — обычное дело. Поэтому воспользуйтесь обширной системой метро, ​​которая безопасна, удобна и привлекательна. Чтобы начать экскурсию, я доехала на метро до станции «Невский проспект», вышла, повернула направо, прошла вдоль канала Грибоедова, затем через Михайловский сад дошла до одного из самых очаровательных мест города — Летнего сада.

    Прогуляться по летнему саду

    Обязательно найдите время, чтобы осмотреть первую королевскую резиденцию в городе.

    Созданный в 18 -м веке Летний сад напоминает Версаль: здесь есть павильоны, статуи, фонтаны, пруд с белыми лебедями. Летом на одной из его аллей можно услышать военный духовой оркестр, играющий русскую музыку, в другое время вас могут развлечь артисты-кукольники и музыканты. Поскольку плата за вход не взимается, это место популярно как среди местных жителей, так и среди приезжих.

    Исследуя сады, вы найдете много красивых скульптур.

    Я пошел прямо к Летнему дворцу — первой в городе царской резиденции, построенной для императора Петра Великого и одному из первых каменных зданий города, — но он был закрыт на реконструкцию. Очень жаль! Но я все еще наслаждался своим временем, прогуливаясь по аллеям, любуясь скульптурами и фонтанами. И я получил настоящее удовольствие – кукольный спектакль! Даже когда видишь кукловода, благодаря его умениям, у тебя все равно создается впечатление, что куклы живые, когда танцуют и даже подмигивают тебе!

    Если вам повезет, вы встретите забавных уличных артистов.

    Если вам нужно перекусить, выпейте чашечку кофе с выпечкой в ​​столовой Летнего сада.

    Загадай желание и брось монетку

    Я вышел из Летнего сада, повернул направо, перешел дорогу к Михайловскому замку, а потом пошел обратно к Первому Инженерному мосту посмотреть на памятник Чижику-Пыжику. Самая маленькая в этом городе (11 см или 4,77 дюйма) статуя была установлена ​​в 1994 году и стала чрезвычайно популярной (несколько раз ее даже украли).

    Статую Чижика-Пыжика — самую маленькую статую в городе — найти непросто, но это забавная достопримечательность.

    Чтобы ее увидеть, нужно перегнуться через мост и посмотреть вниз, так как статуя стоит на выступе набережной. Вы легко найдете его, потому что там всегда есть люди, наклоняющиеся и бросающие монеты. Если ваша монета упадет на статую или хотя бы на выступ – ваше желание будет исполнено!

    Посещение Михайловского замка

    Посетите замок, чтобы получить урок истории города.

    Далее я посетил Михайловский замок (единственный замок в городе), резиденцию императора Павла I (правнук Петра Великого).Я прошел по Первому Инженерному мосту и свернул направо ко входу в замок. Во дворе стоит памятник императору Павлу I. Для него построен этот замок, но он прожил там всего 40 дней, так как был убит здесь во время государственного переворота. После этого трагического события замок был преобразован в Инженерную школу и получил другое название – Инженерный замок.

    Памятник Павлу I во внутреннем дворе замка.

    Несколько лет назад замок отреставрировали как царскую резиденцию и превратили в музей: здесь есть шикарные залы с официальными портретами российских особ.Посетители могут фотографироваться без вспышки. Прогуливаясь по комнатам, любуясь артефактами, я нашел одну из самых впечатляющих картин, которые я когда-либо видел – «Парад в октябре 1931 года на Царицынском лугу в Санкт-Петербурге», на котором запечатлены многочисленные персонажи: царь Николай I, его жена и их сына, 45 придворных и 223 зевак (не считая войска!). Придворный художник Григорий Чернецов потратил на ее выполнение четыре года, но Николай I невзлюбил картину и не заплатил художнику. . .

    Памятник Петру Великому – основателю Санкт-Петербурга.

    Выйдя из замка, я пошел вперед, чтобы полюбоваться конной статуей основателя города Петра Великого. Это первая конная статуя в России: император, одетый как римский цезарь, восседает на своей любимой лошади Лизетте. Я слышал городскую легенду: если посмотреть на эту статую ровно в 3 часа ночи в период белых ночей (с середины мая по июль), то можно увидеть, как она движется! (Я обязательно должен вернуться сюда и проверить это!).

    Исследуйте архитектурную жемчужину Санкт-Петербурга

    Я перешел дорогу и прошел через Михайловский сад обратно к каналу Грибоедова, чтобы посетить одно из архитектурных чудес России – Собор Воскресения Христова. Он был построен на месте, где русскими политическими нигилистами был смертельно ранен император Александр II. Таким образом, она более известна под другим названием – Спас-на-Крови. Построенное в средневековом русском архитектурном стиле, это здание напоминает собор Василия Блаженного в Москве.

    Храм Спаса-на-Крови на сегодняшний день является самой популярной достопримечательностью города. Красиво, правда?

    Это одна из самых популярных достопримечательностей у туристов: здесь всегда толпы людей, любующихся эффектным фасадом церкви и ее замысловатыми позолоченными куполами. Но посетители и не подозревают, какие чудеса ждут их внутри храма: колонны, украшенные полудрагоценными камнями, и более 7500 квадратных метров мозаики с изображением библейских персонажей. Допускаются фотографии без вспышки.Чтобы не стоять в очереди к кассе, вы можете забронировать билеты онлайн.

    Мозаики внутри церкви невероятные!

    Возле входа можно встретить имитаторов королевских особ, которые предлагают сфотографироваться на камеру в компании «царя» или «царицы». Осторожно: эти фотографии не бесплатны! (Обычно они берут около 5 долларов за фото).

    «Королевская» карета и имитаторы королевских особ вне церкви.

    Поедание блинов и покупка книг в Singer House

    Посмотрите на эти богато украшенные детали!

    Я шел по каналу Грибоедова к следующей моей остановке – Дому Зингера (построен для российского филиала фирмы швейных машинок Зингер).В этом великолепном здании в стиле модерн находятся Дом Книги и Singer Café , где посетители могут отведать русские блины (русская разновидность блинов). Это кафе, расположенное на втором этаже, — прекрасное место для обеда: вы не только сидите в уютном зале и наслаждаетесь русской кухней, но и наслаждаетесь видом на Невский проспект и Казанский -окна в пол. После долгих прогулок вы заслуживаете освежения в этой расслабляющей атмосфере! Еда вкусная, цены не кусаются.

    Планируете собственное бумерское приключение в Санкт-Петербурге? Начните поиск отелей в Санкт-Петербург с нами.

    После обеда, спустившись на первый этаж, можно просмотреть путеводители, календари, открытки и сувениры. Ассортимент богат, туристическая литература представлена ​​на всех основных европейских языках.

    Последняя остановка самостоятельной экскурсии по Санкт-Петербургу: площадь Искусств

    Теперь, набравшись сил в кафе, я продолжил экскурсию.Я вышел из дома Зингера, перешел канал Грибоедова, прошел по Невскому проспекту в сторону Михайловской улицы и повернул налево к площади Искусств. Это название знаменательно тем, что эту площадь окружают Михайловский театр (театр оперы и балета), Театр музыкальной комедии и филармония.

    Памятник Александру Пушкину на площади Искусств.

    В центре площади расположен скверик с памятником Александру Пушкину, величайшему русскому поэту, жившему в Санкт-Петербурге и посвятившему этому городу вдохновляющие стихи: «Люблю тебя, великое создание Петра.. ». Летом этот парк служит популярным местом для проведения музыкальных фестивалей. Но сейчас, в октябре, это место было почти пустым, если не считать подростков, играющих с опавшими золотыми листьями.

    Завершите свой тур поездкой в ​​Русский музей.

    Я прошел мимо памятника Пушкину до конечной цели – Михайловского дворца . Спроектированный итальянским архитектором Карло Росси для года великого князя Михаила (сына Павла I), этот дворец был признанным шедевром как в России, так и в Европе. В его знаменитом музыкальном салоне выступали такие знаменитости, как Лист, Шуман и Вагнер.В конце 19 -го -го века дворец был превращен в первый музей изобразительных искусств. Сейчас в нем размещается Русский музей , известный своей огромной коллекцией русского искусства.

    Поскольку за одно посещение невозможно осмотреть все 400 000 экспонатов музея, я решил посмотреть Древнерусские иконы (на 2 -м этаже) и произведения русских импрессионистов и художников-авангардистов (на 3-м -м этаже). пол). В этом музее не так многолюдно, как в Эрмитаже, и я с удовольствием провел там время, медленно переходя от одной картины к другой, восхищаясь мастерством и фантазией художников.

    Моя любимая работа здесь была « Последний день Помпеи » Карла Брюллова. Художнику удалось создать впечатляющую картину с точными деталями извержения вулкана и исторической достоверностью окружающей среды. Шесть лет художник провел в Италии, работая над этим шедевром, но его труд не пропал даром: он стал одним из самых известных европейских полотен своего времени, выставленным в Милане и Париже. Русский поэт Баратынский писал: «И «Последний день Помпеи» стал первым днем ​​для русского искусства.

    Моя самостоятельная экскурсия по Санкт-Петербургу подошла к концу: я посетила два парка, один замок, одну церковь и один музей (не говоря уже о Доме книги). Конечно, в историческом центре города есть на что посмотреть, включая весь Невский проспект — музей под открытым небом! Надеюсь, моя самостоятельная экскурсия по Санкт-Петербургу окажется для вас полезной!

    Вы ездили на самостоятельную экскурсию по Санкт-Петербургу? Присоединяйтесь к обсуждению на странице My Itchy Travel Feet в Facebook.Или отправьте нам электронное письмо с вашими мыслями.

    Бутик-отель «Росси» • Санкт-Петербург Экскурсовод

    Добро пожаловать в город!

    Компания «Экскурсии по Санкт-Петербургу» рада приветствовать гостей бутик-отеля «Росси»! Ваш отель расположен в историческом центре города в отреставрированном историческом здании. Он предлагает 50 номеров, дизайн которых представляет собой сочетание современности и некоторых сохранившихся исторических деталей, таких как открытые балочные потолки или отопительные печи.Некоторые люксы сохранили оригинальный декор 19 века. Отель следует традициям петербургского гостеприимства, поэтому приятное пребывание здесь гарантировано. Бутик-отель «Росси» со спа-центром и качественным рестораном можно смело рекомендовать для индивидуалов, деловых путешественников и небольших групп туристов.

    Достопримечательности вокруг

    Благодаря удачному расположению бутик-отеля «Росси» вы легко доберетесь до основных достопримечательностей города: музея Федора Достоевского (13 мин), музея Фаберже (10 мин), церкви Владимирской иконы Божией Матери. Божий (11 мин), Александринский театр (3 мин), Михайловский театр (15 мин), Казанский собор (15 мин).

    Также пешком можно добраться до изысканных ресторанов и милых местных кафе: Палкин (0,9 км), Кавказ Бар (0,95 км), Гастрономика (0,8 км), а также многочисленные бары на улице Рубинштейна, которую часто называют «улицей ресторанов». . Ближайшие станции метро: Гостиный двор (0,7 км) и Достоевская (0,8 км). Невский проспект, главная улица Санкт-Петербурга, находится в 0,7 км от бутик-отеля «Росси».

    Аттракционы и экскурсии

    Культурная столица России, Санкт-Петербург.Санкт-Петербург привлекает посетителей со всего мира, и мы будем рады организовать для вас индивидуальную экскурсию на 1, 2 или 3 дня, разовое посещение музея или индивидуальную программу. Мы команда лучших местных гидов, которые действительно хотят, чтобы вы получили удовольствие от пребывания в Санкт-Петербурге. Мы организуем частные экскурсии по городу с 2005 года, и наши предлагаемые маршруты всегда разработаны с учетом всех ваших пожеланий, интересов и темпа.

    Лучшее соотношение цены и качества

    Пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к нам за лучшими туристическими маршрутами, экскурсиями, билетами в театр или на мероприятия и частными трансферами в Санкт-Петербурге.Петербурга и в пригороды. Просто нажмите здесь, чтобы получить лучшие цены на частные туры и сравнить их с предложением вашего отеля.

    Все наши гиды имеют лицензии местных органов власти, а водители — профессионалы, которые обеспечат вам наилучшие впечатления от путешествия по Санкт-Петербургу.

    Формула Михаила Мессерера для выделения Михайловского балета

    Элла Перссон вспоминает репетиции своего дебюта в роли Жизели. «Я был в труппе на первом курсе и начал готовиться с Михаилом Мессерером поздними вечерами, — говорит корифей Михайловского балета, родившийся в Швеции.«Я определенно не был готов, но он дал мне шанс проявить себя и сделал меня намного сильнее, морально и физически».

    Под руководством Мессерера Михайловский балет занял свою нишу на российской и международной сцене, инвестируя в обучение и рост танцоров. В отличие от старого Мариинского театра, вторая балетная труппа Санкт-Петербурга была основана только после Первой мировой войны. Но с классическим репертуаром и постановками, которые меняются на сцене каждый месяц, она предлагает множество возможностей для процветания талантов.

    Главный балетмейстер Михаил Мессерер. Фото предоставлено Михайловским балетом.

    В то время как иностранцы редко встречаются в списках Большого и Мариинского театров, Мессерер открыл двери для иностранных танцоров, которые жаждут опыта русского балета. Помимо Перссона, в Михайловском в настоящее время работают четыре американца, в том числе 19-летний первый солист Джулиан Маккей, а также танцоры из Канады и Италии. «Я беру хороших танцоров», — с улыбкой говорит Мессерер.«Я не смотрю их паспорта».

    Мессерер — наследник русской балетной династии, связанный родственными узами с хореографом и педагогом Асафом Мессерером и знаменитой звездой Большого театра Майей Плисецкой. Михаил Мессерер танцевал в Большом театре, прежде чем бежать на Запад в 1980 году со своей матерью, примой Большого Суламифь Мессерер. Он стал востребованным лондонским балетмейстером, но не задумывался о режиссуре, пока Михайловский балет не попросил его поставить «Лебединое озеро» в 2009 году.

    «Некоторые советники хотели поставить Мариинский спектакль. Я сказал им, что не считаю правильным иметь две одинаковые версии в одном городе», — объясняет он. Мессерер Лебединое озеро был основан на московских традициях, и тогдашний генеральный директор Михайловского Владимир Кехман увидел потенциал в стратегии Мессерера, чтобы выделить компанию. В том же году он предложил ему должность главного балетмейстера — должность, примерно эквивалентная художественному руководителю.

    «Изначально я думал, что останусь только на сезон, — говорит Мессерер. Поскольку его жена и двое детей все еще живут в Лондоне, работа требует много поездок на работу, но успех Михайловского поддерживает его.

    Михайловский балет в «Золушке». Фото Стаса Левшина, предоставлено Михайловским балетом.

    Сразу по прибытии Мессерер предпринял шаги по повышению технических стандартов. «Я веду занятия и ежедневно провожу репетиции, — говорит он. «Для меня это лучший способ управлять компанией.Поскольку школы у Михайловского нет, его стиль — русский до мозга костей, но яркий и серьезный — формируется прямо в мастерской.

    Новые постановки также функционируют как опыт обучения. Приезд в 2011 году современного испанского хореографа Начо Дуато, который был художественным руководителем до 2014 года и разделял обязанности с Мессерером, последовал этой логике. «Это было большим подспорьем, потому что мы боролись с современной хореографией, — говорит Мессерер.

    Однако в центре внимания Михайловского остался классический репертуар.Мессерер поставил ряд знаменитых классических постановок и советских реконструкций, от «Дон Кихот » до испанской возни Вахтанга Чабукиани Лауренсия и, в сентябре прошлого года, Ростислава Захарова 1945 «Золушка » — самую первую постановку партитуры Прокофьева.

    Фирменные полнометражки Михайловского пользовались особой популярностью за границей, с регулярными гастролями в США, Англии и Японии. И Мессерер возвращает эти постановки, ориентируясь на сегодняшнюю аудиторию: Золушка пришла с красивым дизайном видео.

    Мессерер. Фото предоставлено Михайловским балетом.

    Михайловский театр, насчитывающий около 140 танцоров, может быть большим по западным стандартам, но Мессерер считает его размером с человека по сравнению с русскими гигантами и видит в этом конкурентное преимущество. Танцоры из других трупп сбежали с корабля, от бывшей звезды Мариинского театра Леонида Сарафанова до недовольных талантов Большого театра Ивана Васильева и Ангелины Воронцовой. «Мы даем танцорам лучшие возможности, и хорошо начинать молодыми.

    Персон соглашается. По сравнению с Большим или Мариинским, говорит она, «у нас не так много девушек, поэтому в корде нужно много танцевать». Она была удивлена ​​тем, насколько поддерживающая атмосфера. «Михаил Мессерер может быть очень строгим, но он очень добрый человек. И все были очень приветливы: большинство людей здесь пытаются немного говорить по-английски».

    Мессерер верит в способность компании отстаивать русский стиль, не живя прошлым. «Я хочу убедиться, что так называемая старшая школа не исчезнет.Это плавильный котел, баланс между сегодняшними ожиданиями и традициями».

    Михайловский балет
    Краткий обзор

    Количество танцоров: около 140

    Срок контракта: круглогодично

    Начальная зарплата: Узнать в компании

    Спектакли в год: около 160

    Сайт: mikhailovsky.ru/en

    Совет по прослушиванию


    Ежегодно Михайловский балет проводит одно открытое прослушивание в Санкт-Петербурге.Санкт-Петербург, но Мессерер принимает видеоприложения круглый год. «Я смотрю на позу, размещение, épaulement», — говорит он. «У нас также есть много балетов, которые требуют драматического мастерства, поэтому экспрессия и соответствие репертуару являются ключевыми».

    Как найти спрятанные сокровища

    Россия и страны бывшего Советского Союза имеют отличную репутацию благодаря классической музыке и танцевальным представлениям . А при посещении Санкт-Петербурга на ум сразу же приходит Мариинский (бывший Кировский) театр.Это самый известный театр в Петербурге – и самый дорогой. Есть ли другие способы насладиться классической музыкой в ​​Санкт-Петербурге без ущерба для качества, но с меньшими затратами?

    О да, и я был удивлен, сколько их!

    Рядом с Невским проспектом есть много классных развлечений.

    Во время моей слишком короткой безвизовой 60-часовой поездки в Санкт-Петербург у меня было две ночи на музыку. После недолгих поисков в Интернете и изучения различных расписаний театров я решил посетить спектакля в Михайловском театре и Филармонии Шостаковича .Я забронировал стратегически расположенный М-Отель недалеко от Невского проспекта, что позволило мне дойти туда за 5-10 минут и вернуться ночью через элитный супермаркет «Ленд» за шампанским и икрой… или, в моем случае, за яблоками, черникой и пирожными к чаю!

    Думская улица и Невский – сердце петербургской театральной земли

    Я забронировал билеты на веб-сайтах театров, что было очень просто, так как у всех есть англоязычные веб-сайты и безопасные сайты бронирования. Вообще не нужно обращаться к посредникам или бронировать туры, если серьезно.

    Итак, вот мой опыт двух бюджетных театральных вечеров и некоторых других площадок, и как заказать билеты в Мариинский, если вы действительно не можете поехать в Санкт-Петербург без посещения его самого известного театра. И вы знаете, я буду использовать это как исследование для моей следующей поездки, где я подам заявление на получение визы и пробуду в ней по крайней мере одну неделю, чтобы отдать должное всем церквям, зданиям, историческим местам и музеям, охватывающим очень бурная история наряду с массой классических постановок.

    Классический Санкт-Петербург

    Михайловский театр

    Первый из двух моих спектаклей в Санкт-Петербурге должен был состояться в старейшем публичном театре Санкт-Петербурга , основанном в 1833 году по указу царя Николая I, внука Екатерины Великой. Он известен не только своими политическими достижениями. На самом деле его часто называют классическим самодержцем, и он взошел на престол еще ребенком, после того как его невротический отец царь Павел I был убит в Михайловском замке, похожем на крепость, расположенном неподалеку.Итак, в политическом плане это были темные времена, но искусство процветало, когда примерно 30 лет спустя открылся Мариинский театр.

    Михайловский — один из старейших театров Петербурга.

    Михайловский театр (иногда именуемый Мусоргским) находится в тихом элегантном здании в стиле классицизма на Михайловской площади, с немного патиной оригинального интерьера. Менее 5 минут ходьбы от Невского проспекта. Кажется, довольно часто проходят проверку безопасности, и все, что больше, чем маленькая сумочка или пальто, должно быть проверено.Это бесплатно, но не спешите забирать свои вещи позже.

    Сидим в Gods, немного тесновато… но посмотрите на вид на сцену!

    Спектакль «Корсар»

    Я купил билеты на балет «Корсар» за 500 рублей (6 евро) . За эту мизерную сумму я получил место во втором ярусе, мало места для ног и не так много места над головой — зато отличный вид на сцену. Меня окружали одетые в пух и прах русские, и когда я подумал, что аншлаговый спектакль уже не может быть намного полнее, пришли люди со стоячими билетами… тем не менее, опыт был приятным и сделал более расслабляющим один длинный антракт.

    А производительность? О, я не был другом балета, и музыка Адольфа Адамса, конечно, не сделает меня им, но танец был райским. Сцена, декорации, танцы были сделаны великолепно, освещение было гениальным, и весь спектакль был похож на сказку, что я так мало внимания уделял музыке, они могли танцевать под что угодно. Это было завораживающе красиво. Интересно, каково было бы увидеть балет, в котором я люблю музыку?

    Красочный и самый красивый

    В следующие три месяца будет представлено МНОГО классических балетов… «Щелкунчик», «Лебединое озеро», «Золушка», «Корсар», «Баядерка» и несколько известных итальянских и французских опер.

    Билеты стоят от 500 до 7500 рублей в зависимости от представления, более дешевые билеты раскупаются быстрее. Обязательно бронируйте билеты как минимум за месяц.

    Сайт театра: https://mikhailovsky.ru

    Как добраться: Метро Гостиный двор/Невский проспект, 5-10 минут пешком

    Филармония имени Шостаковича

    Моя вторая ночь высоко оцененных музыкальных представлений в Санкт-Петербурге должна была состояться в знаменитом Санкт-Петербурге.Санкт-Петербургская академическая филармония имени Д. Д. Шостаковича, или сокращенно зал Шостаковичской филармонии! Специально построенный в 1838 году в стиле классицизма и на несколько лет старше Шостаковича, он принимал почти всех, кто имеет имя в классической музыке. Здесь выступают два симфонических оркестра Санкт-Петербурга. Оркестр Санкт-Петербургской филармонии — старейший оркестр России, а с Юрием Темиркановым в качестве его главного дирижера — пожалуй, самый известный. Санкт-Петербургский академический симфонический оркестр был основан в 1930 году и прославился исполнением Симфонии № 1 Шостаковича.7 в этом самом доме летом 1942 года, во второй год блокады Ленинграда.

    Мюзик-холл имени Шостаковича: аскетичнее театров, с отличной акустикой

    Я опоздал на три дня к началу официального Филармонического Сезона, но с уже дующим ледяным ветром долго ждать не хотелось! Тем не менее, они дают много выступлений в течение лета, и вокальное исполнение романсов и арий абхазского сопрано Хиблы Герзмава было предложено, билеты на которые были почти распроданы за три месяца до выступления.Я подумал, что это гарант качества, и купил билет за 35 евро. Это дало мне очень удобное место на одном из задних рядов 1500-местного зала Большого Зала, но с отличным обзором и акустикой. Исполнив главные роли в «Скале», «Ковент-Гарден», «Метрополитене» и некоторых других известных оперных театрах, она была бы хороша.

    Сольный концерт

    И была ли она? О да, стоит каждого цента. Она легко заполнила зал на 1500 мест только ею и пианисткой. Начиная с некоторых русских композиторов: Глинки, Римского-Корсакова и Прокофьева.Я не знал ни одного из произведений, но они были совершенно другого характера и пелись прекрасно. После антракта все закончилось Доницетти, Форе и Верди, а также многочисленные выступления на бис на русском языке, что явно ей нравилось больше всего. В общем, еще одна замечательная музыкальная ночь, которая, казалось, затмила все довольно хорошие оперные постановки, которыми я наслаждался в Берлине в этом году – это была ступенька вверх по вокальной лестнице, в буквальном смысле, и если вы любите классическую музыку, не быть пропущенным.

    Программа в Большом (Большом) и Малом (Малом) залах эклектична, от русских композиторов, от барокко до модерна, от зарубежных оркестров и камерной музыки – стоит заранее ознакомиться на их сайте! Они также будут проводить концерты в течение лета вне основного зимнего сезона Филармонии, и они практически никогда не закрываются. Билеты стоят от 500-5000 рублей, в зависимости от исполнителя, но редко превышают 1500 рублей.

    Мне он вообще показался гораздо менее нарядным, чем Михайловский театр, хотя люди все же старались.Определенно стоит взять красивое темное платье для женщин и несколько темных брюк и рубашку для мужчин, чтобы визуально гармонировать.

    Сразу после концерта в переполненном зале

    Сайт: https://www.philharmonia.spb.ru

    Как добраться: Метро Гостиный двор/Невский проспект, 5 минут пешком

     

    Другие известные места

    За мои короткие 60 часов в Санкт-Петербурге у меня было только два выступления, так что я, очевидно, не пробовал лично ни одну из этих площадок.Эти рекомендации основаны на личных исследованиях, а также на личных рекомендациях других любителей музыки.

    Комиссаржевская Театр

    Если вы увлекаетесь музыкой и театром, район вокруг Михайловской площади — ваша Мекка. Малоизвестный за пределами России, это еще один старый красивый театр с авторитетными постановками русской классики и международной оперы и балета. Его веб-сайт только на русском языке, хотя вы можете купить билеты на других англоязычных сайтах.Наградой за то, что вы пробираетесь через его русский сайт, являются невероятно дешевые билеты в этот довольно уютный старый театр, от 500 до 1000 рублей. Возможно, стоит попросить кого-нибудь в отеле забронировать вам билет.

    Санкт-Петербургская камерная опера

    Если вам нравится маркграфский оперный театр в стиле барокко в Байройте, популярный в последнее время Instagram, вам понравится этот праздник позолоты и гипса. Площадка и без того выглядит совершенно потрясающе, а при ценах в пределах 400-200 рублей это, безусловно, часть доступной помпезности.Почти каждый вечер что-то идет, как правило, известные классические оперы, такие как «Мадам Баттерфляй», «Лючия ди Ламмермур», «Травиата» и несколько оперетт Штрауса. Некоторые из их спектаклей идут и в Эрмитажном театре.

    Сайт: www.spbopera.ru

    Эрмитажный театр

    Это был придворный театр Зимнего дворца, и вы можете ожидать определенного великолепия в этом уютном театре на 250 мест. Если вы посмотрите на их афишу, то увидите, что там ужасно много «Лебединого озера», «Щелкунчика» и «Спящей красавицы», а весна и лето — это постоянный показ «Лебединого озера», что наводит меня на подозрения. это может быть шоу только для туристов.Это отражено в ценах на билеты около 150 евро и некоторых отзывах, критикующих качество исполнения. Так что, хотя это место может быть красивым, представление может и не быть. Прежде чем тратить столько денег, проверьте, можно ли посмотреть театр в составе Государственного Эрмитажа, может быть, насладиться музыкой где-нибудь в другом месте.

    Одна из парадных приемных Эрмитажа

    Санкт-Петербургская консерватория

    Санкт-Петербургская консерватория имени Н.А. Римского-Корсакова имеет концертный зал и иногда дает концерты, зарекомендовавшие себя как очень качественные.К сожалению, этого нельзя сказать о его веб-сайте, который в настоящее время почти не работает в разделе «концерты» на английском языке. Впрочем, с русскоязычным сайтом можно погуглить, но там не так много концертов.

    Санкт-Петербургский Музыкальный зал

    Старый отдельно стоящий театр 1800-х годов, кажется, предлагает немного более легких развлечений, таких как мюзиклы и акробатика. Вы получаете «Лучшее из Рахманинова» в один вечер и мюзикл «Великий Гэтсби» в следующий. Он кажется очень популярным, а билеты — абсолютная кража, от 600 до 2000 рублей, вероятно, далеко от туристической страны.

    Сайт: www.musichallspb.ru

    Смольный собор и Камерный хор

    Относительно молодой хор, созданный в 1991 году, известен мастерством исполнения сложных партитур и выступает в различных церквях и соборах Санкт-Петербурга, а также в их родном зале Смольного собора. Насколько мне удалось узнать, у них есть касса в музее Смольного собора или рядом с ним

    .

    Санкт-Петербургская Государственная Академическая Капелла/Государственная Академическая Капелла имени Глинки

    Несмотря на свое центральное расположение на набережной реки Мойки, дом 20, в двух шагах от Зимнего дворца, это своего рода инсайдерская информация.Они существуют с 1749 года, начиная с Капеллы Санкт-Петербургского двора, и занимают прекрасное место в барочном дворце

    .

    Веб-сайт: www.capella-spb.ru/en, похоже, находится в разработке — вам придется зайти на русский сайт и настоящую кириллицу, чтобы увидеть, что происходит, или посетить их! Концерты проходят практически ежедневно, а концертный зал в стиле рококо выглядит просто потрясающе. Цены очень приемлемые 300-500 рублей за билет, около 5 евро.

    Дворец Белосельских-Белозерских

    С этой сладкой смесью капающих розового и белого вы встретите долгую прогулку по Невскому проспекту в сторону станции Московский, на пересечении реки Фонтанки у изящного Аничкова моста.В настоящее время он принадлежит городу Санкт-Петербургу и время от времени проводит концерты классической музыки в своих богато украшенных залах в стиле необарокко, которые считаются одними из самых роскошных в Санкт-Петербурге. В сети очень мало информации о том, что идет, но на сайте есть касса и список событий. Они также время от времени проводят экскурсии, но опять же, информации в Интернете мало, возможно, лучше пройти и проверить, когда вы впервые приедете.

    Александринский театр

    Вот большое театральное здание в традициях Мариинки, только в другом колорите (желтое, построенное итальянцем Карло Росси).Первоначально драматический театр, именно здесь впервые была поставлена ​​«Чайка», получившая ужасные отзывы. Здесь по-прежнему проходят в основном драматические постановки, а иногда и музыкальные, и есть собственная балетная труппа, Александринский Императорский театр балета, который, кажется, ставит очень много «Лебединого озера», и не более того. Поскольку драматические представления идут на русском языке, поэтому, если вы не хотите увидеть, как выглядит драматический театр на русском языке, вам может понадобиться хорошо знать русский язык, чтобы действительно насладиться этим.

    Веб-сайт: https://en.alexandrinsky.ru

    Троицкий собор Санкт-Петербурга

    А если ДОЛЖЕН БЫТЬ Мариинский театр…

    МОЖЕТ быть, вы хотите разориться на 100 ЕВРО за самый дешевый билет в знаменитый Мариинский театр. И эй, не является ли «Лебединое озеро» в Санкт-Петербурге немного шаблонным? Это прекрасный балет и красивая музыка, но его популярность и связь с Санкт-Петербургом и Россией превращают этот спектакль в своего рода массовый спектакль, где никогда не знаешь, будет ли качество хорошим.Хотя Мариинский не должен разочаровывать. У них есть почти непрерывный пробег «Лебединого озера» в течение лета, обслуживая туристическую торговлю. Зимой программа намного разнообразнее, намного больше оперы, но и балета, и много такого, что, наверное, не увидишь за пределами России. А как же «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии»? Билеты в Новом Мариинском (современное здание) на эту оперу начинаются от 400 рублей. Если вы хотите увидеть спектакль в оригинальном большом старом театре, вы можете попробовать «Леди Макбет Мтенского уезда» Шостаковича в этом сезоне по сходным ценам.Или, чуть дороже, очень красивый «Евгений Онегин» Чайковского, русская классика на все времена.

    Если хотите бронировать, вот официальный сайт театра, покупайте их здесь, а не на очень похожих по звучанию сайтах, где делают наценку на билеты: https://www.mariinsky.ru. Покупайте заранее! И да, это самые дешевые билеты в главный Мариинский театр на вечернее балетное представление.

    Билеты в современную «Вторую сцену» или «Новый Мариинский театр» стоят примерно столько же.Оперы и утренники, как правило, обходятся как минимум на 50 % дешевле, а за мероприятия в концертном зале вы платите примерно на две трети меньше. Вы можете найти все площадки вместе с расписанием на английском языке на сайте театра.

    Красивая территория для прогулки возле Мариинского театра

    А если вас интересует только Лебединое озеро в Петербурге…

    Вы можете купить билеты на некоторые спектакли «Лебединое озеро» через сторонний веб-сайт за большие деньги… если вы просто введете название балета в поисковик… сайты вырастут из сети, предлагая вам билеты за 100-300 ЕВРО… просто говоря! Помните, за первоклассный Михайловский спектакль «Лебединое озеро» или «Щелкунчик» вы платите от 1000 до 5000 рублей, причем дороже только билеты в первый ряд.

    Кунсткамера на Васильевском острове

    Рекомендации отелей в Санкт-Петербурге

    Вы не хотите бродить всю ночь после представления. Я рекомендую остановиться в нескольких минутах ходьбы от одного из театров. Если вы хотите воспользоваться метро, ​​Филармония и Михайловский театр находятся в 5-10 минутах ходьбы по хорошо освещенным улицам до станции метро «Невский проспект/Гостиный двор», с выходом на две линии. Снаружи ждало не так много такси, поэтому, если вам нужно такси, вы можете воспользоваться услугами Uber/Gett/Yandex, которые работают в Санкт-Петербурге.Петербург.

    Мариинский театр находится немного в глуши, более чем в километре от любого метро. Я рекомендую оставаться поблизости или использовать такси.

    Санкт-Петербург: неоклассическая архитектура и яркие цвета

    Гостиницы возле Михайловского театра и Филармонии им. Шостаковича

    Бюджетный/средний уровень: Baby Lemonade Hotel and Hostel. Он по-прежнему находится в Центральном районе, на этот раз всего в нескольких минутах ходьбы от метро Невский проспект, но недалеко от удобной Садовой улицы с очень удобной трамвайной линией и остановкой прямо у отеля.В нем есть современные номера в стиле поп-музыки по цене от 55 евро и кровати в общежитии от 11 евро.

    Средний: Я останавливался в М-Отеле рядом с Невским проспектом и очень рекомендую его. Это очень тихо, учитывая центральное расположение, комфортно и дружелюбно. Вы также можете прочитать мой отдельный обзор.

    Роскошь:  Белмонд Гранд Отель Европа — это исторический 5-звездочный отель, расположенный в центре города, недалеко от Невского проспекта, но в тихом переулке. Русский музей, Михайловский театр и Филармония находятся менее чем в минуте ходьбы.Настоящий европейский отель в стиле «Гранд-отель» со всем ситцем и мрамором, по моему выбору, если вы путешествуете вдвоем. Где еще можно остановиться в гранд-отеле примерно за 150 евро за ночь? Правда, это было бы в низкий сезон, но ситец и золото — это одно и то же.

    Кунсткамера Санкт-Петербурга – Первый музей России

    Гостиницы возле Мариинского театра

    Проблема здесь в том, что здесь гораздо меньше гостиниц и гораздо меньше общественного транспорта, а театр находится в гораздо более тихой части города.До метро далековато, но есть трамваи и автобусы.

    Бюджетный/средний уровень: Отель «Майнингер Санкт-Петербург Никольский» находится в красивом районе, где пересекаются три канала, вдали от туристических маршрутов, но с трамвайной остановкой у дверей и менее чем в 10 минутах ходьбы от театра. Он современный, причудливый и стоит около 30 евро за двухместный номер, что непревзойденно для отеля с таким причудливым дизайном, даже если он является частью сети.

    Люкс: Четырехзвездочный бутик-отель Alexander House расположен в идиллическом месте у канала, в 5-10 минутах ходьбы от театра.В этой части города меньше кафе и ресторанов, чем на Невском, но у вас все равно будет трамвай за дверью и удивительно тихое место.

    Памятник Медному всаднику царя Петра Первого

    Раскрытие информации: Эта поездка полностью финансировалась за счет собственных средств.   Я не получал никаких денежных или неденежных вознаграждений за ссылки, за исключением некоторых партнерских ссылок .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.