Получение выхода к балтийскому морю военачальники: для каждого пропуска, обозначенного буквами, выберите номер нужного элемента. Даты войнВоеначальни

Содержание

Борьба русского народа за выход к Балтийскому морю в XIII-XVII в.в.

После татарского нашествия у России остались выходы только к трём морям: Балтийскому, Баренцеву и Белому. В Балтийском море русские владели только небольшой береговой линией Финского залива. Этот приморский участок, однако, имел важное значение, так как в Финский залив впадает река Нева, вытекающая из Ладожского озера, куда текут многочисленные реки. Восточная часть Финского залива, связывающая Балтийское море с речными системами северо-восточной окраины Европы, издавна привлекала к себе внимание западных соседей России, в первую очередь Швеции. Шведские захватчики стремились овладеть берегами Невы и Финского залива, чтобы отрезать Великий Новгород от морского побережья и отнять у русского народа единственный морской путь к странам Западной Европы.

Борьба за восточное побережье Финского залива с особенной силой развернулась с XIII века, когда русские земли были разорены набегами татар, что позволило католической церкви предпринять против обессиленной Руси большой крестовый поход. Инициаторами этого похода были римские папы, а исполнителями — немецкие рыцари в Ливонии, шведские и датские феодалы. 

Летом 1240 г. шведское войско во главе со своим предводителем Биргером высадилось на берег при впадении в Неву реки Ижоры. Отсюда шведские военачальники предполагали начать наступление в глубь новгородских земель и занять Ладогу, но осуществлению их планов помешала хорошо организованная охрана русских берегов. В устье Невы был постоянный морской дозор, под охраной которого находились два входных фарватера в её рукавах. Морская стража

 в устье Невы имела двоякое назначение: она наблюдала за движением неприятельского флота и давала лоцманов для купеческих кораблей. Стоявший в устье Невы дозор морской стражи, во главе которого находился Пельгусий («старейшина» Ижорской земли), сообщил в Новгород о высадке шведов. Получив это известие, новгородский князь Александр Ярославич немедленно выступил в поход со своей дружиной и с новгородским ополчением, не имея времени дожидаться помощи от отца из Суздальской земли.

лето 1240 г. Князь Александр наносит рану шведскому военачальнику.

15 июля 1240 г. воины Александра Ярославича врасплох напали на шведский лагерь и наголову разбили шведов. Не довольствуясь разгромом шведского лагеря, новгородцы напали на неприятельские корабли

, стоявшие у берега, и многие из них уничтожили. Один только новгородец Миша уничтожил три шведских корабля. Другой новгородец, Гаврила Олексич, по сходням («по деке») ворвался на коне на неприятельский корабль, преследуя знатного шведа, был сброшен со сходен, но остался в живых. Поражение шведского десанта было полным, трупы одних только знатных шведов наполнили три корабля, которые были потоплены самыми шведами. Ночью неприятельский шведский флот бесславно покинул Неву и Финский залив, оставив дальнейшие попытки утвердиться на невских берегах.

Невская битва 1240 года имела громадное значение для организации дальнейшей борьбы русских против немецких рыцарей и датских феодалов. В дальнейших военных действиях шведы уже не могли принимать участия. Это облегчило новгородскому

князю Александру Невскому борьбу с немецкими рыцарями. Поход русских войск против немецких рыцарей сразу же принял общерусский характер. Кроме новгородских полков вместе с Александром шли вспомогательные войска из Суздальской земли, под командой его брата.

Решительная битва с соединенным немецким и датским войском произошла 5 апреля 1242 г. на льду Чудского озера. Немецкие и датские феодалы были разбиты наголову и пытались спастись бегством, но весенний лёд проломился, и холодные воды Чудского озера поглотили множество немецких «псов-рыцарей».

После бесславного поражения Ливонский рыцарский орден был вынужден заключить мирное соглашение и отказаться от притязаний на русские земли и заключить мир в князем новгородским Александром Невским. (1221–1263 гг.)

Новые попытки прочно утвердиться на берегах Невы были сделаны

шведскими феодалами в конце XIII века. Они были связаны со стремлением Швеции подчинить своему владычеству Карелию.

В 1284 г. шведский флот прорвался в Ладожское озеро. Целью этой экспедиции было подчинение карелов: шведские феодалы «хотяще на Кореле дань взяти». Новгородцы и ладожане во главе с посадником Семёном дождались возвращения морских разбойников в устье Невы («сташа на усть Невы»), напали на них и уничтожили большую часть шведских кораблей. Эта битва на Неве даёт основания утверждать, что новгородцы имели морские и речные суда, предназначенные для военных действий, иначе они не могли бы разбить шведов, ворвавшихся в Ладожское озеро «в лойвах и шнеках». В устье Невы и на этот раз отмечено присутствие морской стражи, известившей о приближении вражеской флотилии.

Шведская экспедиция 1284 г. преследовала главным образом разведывательные цели. Совсем по-иному развернулись события в 1300 г., когда шведские феодалы сделали попытку прочно утвердиться на берегах Невы, построив здесь морскую крепость. Шведский флот остановился при впадении, реки Охты в Неву, где корабли могли подходить непосредственно к самому берегу. Предприятие было задумано широко. Шведы привезли с собой архитекторов для строительства крепости, среди которых был «нарочитый» (выдающийся) мастер «из великого Рима от папы». Возглавлял экспедицию 1293 года Торкельс Кнутссон, правитель Швеции, которого русский летописец называет королевским наместником.  Новый город-крепость  на Замковом острове получил название

Ландскроне (швед. Landskrona — «венец земли; в русских летописях «Венец земли»Выборг).

Борьба со шведами сразу приняла общерусский характер, так как новгородцы обратились за помощью к великому князю Андрею Александровичу. Князь Андрей пришёл с суздальскими войсками и вместе с новгородцами подступил к Ландскроне. Осада крепости велась по всем правилам тогдашнего военного искусства. С целью уничтожения шведского флота русские пустили по течению реки горящие плоты из брёвен. Но шведы предусмотрительно перегородили реку железной цепью, и замысел русских не удался. Схватки под крепостными стенами происходили и днём и ночью. Наконец, 18 мая 1301 г. новгородцы ворвались в крепость Ландскроне, перебили её гарнизон, сожгли и разорили укрепления, захватив в плен 300 человек. «Твердость та ни во что же бысть за высокоумье их»,

— поучительно замечает русский летописец о шведах. Провал новой попытки шведов лишить русский народ выхода к Балтийскому морю был радостно встречен в Новгороде, и летописец с благодарностью вспоминает тех безымянных героев, «иже у города того головы свои положиша». 

Город-крепость Выборг долгие годы оставался форпостом распространения шведского влияния на земли Карельского перешейка, оставаясь неприступным до 1710 года.  В 1403 году город-крепость Выборг имел приоритетное право приобретения товаров у торговых караванов и вскоре превратился в крупный торговый центр, где торговали немецкие купцы из городов ганзейского торгового союза.

Не ограничиваясь обороной своих берегов, новгородцы не раз переходили к активным действиям против шведов. Новгородцы создали свой военный флот,

годный для дальних торговых экспедиций из Ладоги по реке Малоге в Волгу, и в военных походах против шведов русские показали себя опытными мореплавателями.

В 1310 г. новгородцы предприняли поход для восстановления городка на реке Узъерва, впадающей в Ладожское озеро. На месте старых укреплений был построен новый город Карела (Кексгольм), ставший опорным пунктом новгородцев в этом районе. В 1311 г. новгородцы предприняли морскую экспедицию в глубь Финляндии. Смелый поход новгородцев свидетельствует об их стремлении защитить свои земли активными действиями на территории, захваченной шведскими феодалами.

Однако, пока Нева оставалось незащищённой, сохранялась и угроза вторжения противника в Ладожское озеро, тем более, что

шведы владели на берегу Финского залива прекрасной базой — городом Выборг. После неудачной осады Выборга новгородцы приступили к укреплению обороны своего побережья.

В 1323 г. новгородцы поставили при выходе Невы из Ладожского озера город Ореховец, или Орешек, на «Ореховом острове». Впоследствии Петр 1 переименовал его в Шлиссельбург («Ключ-город»), справедливо оценивая его как ключ к овладению Невой, открывавшей выход в море. В том же году Новгород заключил со Швецией Ореховецкий договор, по которому всё течение Невы оставалось за русскими, при условии отказа обоих государств от постройки новых городов в Карелии. Этот договор и лёг в основу последующих договоров России со Швецией, заключавшихся вплоть до начала XVII века.

Договор 1326 г. с Норвегией

прекратил длившиеся несколько десятилетий столкновения в пограничных местностях между Новгородским государством и Норвегией (в области Финмаркен) и привёл к установлению постоянной границы между Норвегией и Новгородской республикой, прошедшей у южного берега Варангер-фьорда и существовавшей затем в течение ряда столетий.  Заключение обоих договоров — Ореховецкого со Швецией и договора с Норвегией стабилизировало пограничные отношения с двумя северными соседями Новгорода. Стремясь к дальнейшему укреплению своих пограничных владений, новгородцы в 1333 г. договорились с литовским князем Гедимином и поручили его сыну Наримонту охрану пограничных крепостей Ладоги, Орешка, Корелы и Копорья. С тех пор литовские служилые князья или их наместники с дружиной в течение ряда десятилетий охраняли новгородские пограничные города. 

Шведско-новгородская война 1348-1351 годов.

В 1348 г. феодальная Швеция в последний раз в ходе своей двухвековой экспансии на востоке Балтики предприняла крупную попытку завоевания северо-западных русских владений, прилегавших к Балтийскому морю. Это был четвертый большой поход феодальной Швеции против Руси, под руководством шведского короля Магнуса Эрикссона, заслуживший презрительное прозвище слабого.

Последняя попытка шведов захватить бассейн реки Невы также закончилась позорным провалом. Король Магнус обратил своё внимание на восточное побережье Балтийского моря и решил организовать поход на Неву для захвата Ижорской и Водской земель и основной части Карельской земли, остававшейся по договору 1323 года под властью Новгорода. Официально затеваемая завоевательная операция  носила характер «крестового похода» для обращения «язычников» в католическую веру. Если в XII веке прибалтийские финские племена на берегах Финского залива действительно ещё пребывали в язычестве, то к середине XIV века карелы, ижора и водь были уже давно обращены в православие, и этого не могли не знать правящие круги Швеции.

В центрах всех трёх приморских русских областей новгородцы построили сильные крепости. В 1297 г. был сооружен город-крепость Копорье в центре Водской земли; в 1310 г. на острове реки Узерве (Вуоксы) новгородцы возвели крепость Корела в центре Карельской земли, Корела была самым северо-западным городом Руси; в 1323 г. в центре Ижорской земли новгородский князь Юрий Данилович поставил на Неве крепость Орешек (сейчас Шлиссельбург). Все три крепости были сооружены в местах, по своим природным особенностям удобных для обороны: Корела и Ореховец на островах, Копорье — на скалистом холме. Крепости имели постоянный военный гарнизон.

Острие похода Магнуса, как и шведских походов 1240 и 1300 годов, было направлено на Неву.  В 1348 г. шведский флот снова появился в устье Невы. Шведский десант был высажен на Березовом острове, где Магнус остановился «со всею своею силою». Магнус прямо предъявил новгородцам ультиматум: «. . .поидите в мою веру, а не пойдете, иду на вас со всею моею силою».  Главная цель похода — захват берегов Невы, жизненной артерии новгородской внешней торговли. Овладение этими территориями должно было полностью отрезать Новгород и всю Русь от Балтийского моря, поставить русскую торговлю с Западом под контроль Швеции.

В августе 1348 года шведы захватили город Ореховец, однако уже через год Ореховец был освобожден русским войском. Русские прочно держали выход к Балтийскому морю в своих руках. Самый полный рассказ о событиях этой войны дает Новгородская первая летопись, её весьма существенно дополняют Новгородская III и IV, а также Никоновская и Софийская I летописи. После этого борьба за выход к Балтийскому морю на длительное время затихла.

Буллы папы римского Климента VI с призывом к архиепископам и епископам трёх скандинавских стран призвать верующих к новому «крестовому походу» на Русь были написаны в 1351 году. 

Борьба за берега Прибалтики с новой силой возобновилась в XVI века. Интересы экономического и политического развития централизованного Русского государства, сложившегося в XV-XVI веков, настоятельно требовали разрешения «балтийского вопроса». Русский царь Иван III Васильевич (1440 — 1505 г.г.) обратил особое внимание на укрепление берегов Финского залива, принадлежавших России, и выстроил там крепости Ям и Копорье.

В 1492 г. на правом берегу Нарвы, был заложен новый город — крепость Ивангород, сделавшийся важным торговым и стратегическим пунктом на северо-западной границе Руси, для защиты от ливонских и шведских войск.  С этого времени русская торговля в Балтийском море в основном шла через новый порт, имевший одновременно значение передовой русской крепости на берегах Балтики.

Усиление Русского государства в XVI веке вызвало большую тревогу в Швеции, Ливонии, Польше и Германии. Правители этих стран всеми силами препятствовали установлению торговых сношений между Россией и Западной Европой. Швеция и Дания к тому же претендовали на господство в Прибалтике.

Ливонская война — 17 января 1558 – 26 мая 1583 гг.

Царь всея Руси Иван IV (1530—1584 г.г.), внимательно следивший за положением в Прибалтике и за военными приготовлениями, направленными против Руси, опередил своих противников, начав в 1558 г. войну с Ливонским орденом раньше, чем состоялось объединение враждебных государств. Первые же годы Ливонской войны, начавшейся 17 января 1558 года ознаменовались крупнейшими успехами русских войск, которые овладели Юрьевом (Тарту) и Нарвой.

Целью Руси в Ливонской войне (1558 – 26 мая 1583 гг.) было приобретение выхода в Балтийское море, защита русской торговли со странами западной Европы, и создание своего собственного флота на Балтике.

Рассчитывая насильственными мерами парализовать русскую морскую торговлю с Западом, Польша, а за нею и Швеция прибегли к обычному в те времена средству уничтожения торговли на море — к пиратству (корсарству). Все океаны и моря того времени были полны пиратами, охотно нанимавшимися на службу к различным правительствам. Поступая на такую службу, корсары получали специальное «каперское свидетельство« или патент и тем самым приобретали право легального существования. Царь Иван Грозный также завёл для защиты берегов Балтийского моря каперский флот, возглавлявшийся главным капером Карстеном Роде. Появление в Балтийском море каперского флота, действовавшего от имени правительства Ивана Грозного, вызвало чрезвычайное смятение в Швеции, Германии и других прибалтийских странах, хотя этот флот и существовали очень короткое время.

О том, что царь всея Руси Иван IV, помимо создания каперского флота, намеревался серьезно закрепиться на берегах Балтийского моря, свидетельствует и его попытка овладеть Ревелем (Таллин), крупным торговым портом и мощной морской крепостью. Овладение этим городом, захваченным после распада Ливонского ордена Швецией, означало не только изгнание опасного противника с южных берегов финского залива, но и получение укреплённой базы для каперского флота. Однако семимесячная осада Ревеля с суши не привела к желаемому результату. Оборонительные средства Ревеля оказались слишком мощными, к тому же к городу все время подвозили подкрепления и все необходимое морем.

Долголетняя Ливонская война потребовала напряжения всех сил Русского государства. С 1578 г. военные действия приняли неблагоприятный оборот для русской армии, хотя продвижение польско-литовской армии и было остановлено у стен героически оборонявшегося Пскова.

Длительная война, продолжавшаяся четверть века, закончилась перемирием с Польшей (1582 г.) и со Швецией (1583 г.), крайне невыгодным для России, потерявшей не только все приобретения, сделанные в Ливонии, но и южное побережье Финского залива с русскими городами Ям (ныне Кингисепп), Копорье и Ивангород. Россия была отрезана от Балтийского моря. 

Русское государство не могло примириться с потерей выхода к Балтийскому морю, поэтому на предложение шведов вместо перемирия заключить мир русское правительство ответило требованием возвратить России её города на Балтийском побережье и стало добиваться возвращения утраченных земель вооруженной силой.

Новая русско-шведская война закончилась заключением вечного Тявзинского мира 1595 г., по которому Швеции пришлось возвратить России побережье Финского залива и Карелу (Кексгольм).

Однако Швеция, несмотря на заключение «вечного мира», продолжала готовиться к захвату русского побережья Финского залива. В начале XVII века, когда Россия была ослаблена польской интервенцией, Швеция перешла к открытым захватническим действиям и оккупировала даже Новгород. 

По Столбовскому миру 1617 г. Швеция вновь отняла у России побережье Финского залива. Потеря русскими выходов к Балтийскому морю вызвала в Швеции бурный восторг. В официальном выступлении шведский король Густав-Адольф говорил:

«Русские — опасные соседи: границы земли их простираются до Северного, Каспийского и Чёрного морей; у них могущественное дворянство, многочисленное крестьянство, многолюдные города; они могут выставлять в поле большое войско; а теперь этот враг без нашего позволения не может ни одного судна опустить на Балтийское море». 

Афанасий Лаврентьевич Ордын-Нащокин

Отсутствие выхода в Балтийское море стало особенно остро чувствоваться в России в связи с образованием в XVII веке внутреннего «всероссийского рынка» и развитием экономических и политических сношений со странами Западной Европы.

Горячим сторонником борьбы со Швецией за выход в Балтийское море был выдающийся русский дипломат XVII века Афанасий Лаврентьевич Ордын-Нащокин. В специальной записке, поданной царю Алексею Михайловичу, он настаивал на заключении мира и союза с Речью Посполитой для того, чтобы направить все силы против Швеции. 

Русско-шведская война 1656—1658 годов

Готовясь к войне со Швецией, московское царство разработало широкий план военных действий, по которому предусматривалось одновременное наступление русских сил на нескольких направлениях. Главные силы под начальством самого царя Алексея Михайловича (1629 — 1676 г.г.)  должны были спуститься на стругах по Западной Двине к Риге, основанной 1150 году готландскими торговцами. Это направление считалось важнейшим, так как занятие Риги открывало выход к Балтийскому морю.

В августе 1656 г. русские войска овладели Динабургом и Кокенгаузеном (Кокенойс). На Западной Двине было начато строительство военных судов. Однако Ригу взять не удалось.

Другой отряд русских войск под начальством воеводы Петра Ивановича Потёмкина должен был изгнать шведов из Ижоры и овладеть устьем Невы, после чего выступил на Стокгольм. Для этой цели ему была прислана флотилия гребных судов с Дона более 500 казаков — опытных мореходов.Всё войско Потёмкина состояло из 570 донских казаков и 430 новгородских и ладожских стрельцов и «охочих людей»

Весной 1656 г. Потёмкин подошёл к устью Невы и взял город Ниеншанц (Канцы), затем подошёл к Нотебургу (Орешку), но овладеть им не смог, хотя и получил подкрепление из Ладоги в виде множества небольших судов. В июле 1656 года, спустившись по Неве в Финский залив, воевода Потёмкин «ходил с ратными людьми и судами на море», где встретил противника близ острова Котлин, где настиг отряд шведских судов и с боя взяли флагманский 6-пушечный корабль на абордаж и пленных.  Остальные шведские корабли  отступили. Воевода сообщал: «у Котлина острова с немецкими людьми (то есть со шведами) был бой, и милостию Божиею, взял полукорабль (возможно, полугалера — быстроходная скампавея) взял и немецких людей побил, и языка (т. е. пленного) поймал начального человека, капитана Ирека Далсфира, 8 человек солдат и наряд (то есть пушки) и знамена поимели». Бой у Котлина в июле 1656 года — первая документированная историческая русская победа на море в новое время. Десант, высаженный на Котлине, сжег шведское поселения.

Осложнившаяся международная обстановка помешала России вернуть потерянные земли у берегов Финского залива. Основные цели, преследуемые действиями русских в Ижорской земле, достигнуты не были, и Нотебург остался в руках шведов. Тем не менее в начавшихся в 1658 г. переговорах России со Швецией важнейшим вопросом был вопрос о морских пристанях для русских кораблей.  

Шведы более всего боялись появления русских у берегов Балтийского моря. По условиям перемирия, заключенного в деревне Валиесаре (1658 г.), за Россией остались только некоторые города, занятые ею в Ливонии. Однако и эти приобретения России были потеряны по миру со Швецией, заключенному в 1661 г. в Кардисе. Россия и Швеция остались в границах, определенных грабительским Столбовским миром 1617 г. 

Россия упорно добивалась получения гаваней в Балтийском море, но эта важнейшая историческая задача была разрешена только при Петре Великом.

Кроме небольшого участка побережья Финского залива, Россия издавна владела громадными по протяжению берегами северных морей — Белого и Баренцева моря, известного русским под характерным названием «дышучего», т.е. незамерзающего моря, круглый год имеющего приливы и отливы.

На Кольском полуострове и у берегов Белого моря с давних пор появились поселения новгородцев. Охота за тюленями и рыболовство был» извечными промыслами поморов, совершавших на своих судах дальние походы в Баренцево море. Отважные новгородцы пробирались далеко на восток и на север к берегам Новой Земли. В XIV веке три новгородских судна («юмы») долго блуждали по северным морям: одно из них погибло, а два пристали к высоким горам. Во главе мореходов были Моислав Новгородец и его сын Яков, рассказавшие о виданном ими «самосиянном свете», который был ярче солнца, т.е. о северном сиянии. Предполагают, что Моислав и его спутники доходили до гористых берегов Вайгача и Новой Земли.

Пустынные берега Белого моря порой становились ареной ожесточенных боёв русских с норвежцами («мурманами»), разорявшими прибрежные земли. Об этом довольно подробно рассказывают русские летописи XV века.

В 1419 г. норвежцы появились в устье Северной Двины с отрядом в 500 человек, «в бусах и в шнеках», и разорили Неноксу и несколько других погостов. Поморы напали на грабителей и уничтожили две шнеки, после чего уцелевшие норвежские суда ушли в море. В 1445 г. норвежцы вновь появились в устье Двины, причинив большой ущерб местным жителям. Этот набег был совершен, по видимому, в отместку за поход подвластных Новгороду карелов в пределы Норвегии (возможно речь идет о севере Финляндии и Норвегии). Карелы нанесли норвежцам большой урон, «избиша их и повоеваша и пленивше». Как и первый раз, поход норвежцев окончился полной неудачей. Внезапно напав на врага, двиняне перебили большое число норвежцев, убили трех их воевод и взяли пленных, которых послали в Новгород. Остальные норвежцы «вметавшиеся в корабли отбегоша». 

Ввиду отсутствия, постоянной связи с Западной Европой через Балтийское море морской путь через северные моря имело для России большое экономическое и политическое значение. Путь в западную Европу через Белое и Баренцево моря был издавна известен русским поморам, а вовсе не открыт английскими моряками, как это утверждается во многих английских источниках.

Этим путём вместе с датским посольством плавал в западную Европу Истома Григорьев в конце XV веке. Путешественники сели в устье Северной Двины на четыре судна и шли вдоль берегов Кольского полуострова и Скандинавии, добравшись до Бергена. Поход Истомы не был явлением исключительным. Тем же путём шёл русский посол, направленный в Испанию, и некоторые другие русские люди. Замечательнее всего то, что русские путешественники характеризовали этот путь в северную Европу как «более длинный», но и более безопасный».

Таким образом, прибытие в устье Северной Двины английского корабля под командой Ченслера было всего лишь началом более или менее регулярной торговле Англии с Россией. Вслед за английскими в Белом море появились голландские корабли. Небольшое русское поселение в устье Северной Двины в 1584 г. быстро выросло и стало городом Архангельском -крупнейшим портом России в XVII веке.

Во время Ливонской войны (1558—1583 ) судоходство в Белом море получило большое развитие. К этому времени относятся попытки Швеции утвердиться в Белом море.

В 1571 г. поблизости от Соловецких островов появились шведские военные суда. Шведы, видимо, проводили рекогносцировку, готовясь к захвату Соловецких островов, что обеспечило бы им господство в Белом море. Для защиты от вражеских нападений вокруг Соловецкого монастыря был построен в 1420—1430 годах деревянный острог набраны стрельцы и казаки. Это оказалось своевременной мерой, так как во время русско-шведской войны 1590-1595 гг. шведы напали на западный берег Белого моря. 

В августе 1591 г. на севере развернулись военные действия в довольно широких масштабах. Шведский отряд в 1200 человек «в малых судах» пробрался к Кольскому острогу. Неприятель подступил к двум башням деревянного острога с намерением их зажечь, но был отброшен.

В сентябре 1591 года нападение шведов повторилось. На этот раз 400 шведов на малых судах пробрались рекой Кемь и внезапно появились у Сумского острога. В течение восьми часов шведы пытались поджечь острог, но в тот же день (23 сентября) сняли осаду и, разорив несколько деревень, ушли обратно. Под стенами деревянного Сумского острога, где сидело в осаде 200 русских, из которых только 30 были стрельцами и пушкарями, шведы понесли большой урон ранеными, убитыми и пленными. Шведский военачальник был убит.

В ответ на нападение шведов зимой того же 1591 г. русские войска вошли в пределы Швеции. Русский отряд насчитывал 3000 человек — стрельцов, казаков и ополченцев из Устюга, Холмогор, Заонежья, монастырских слуг Кирилло-Белозерского и Соловецкого монастырей. Воеводами были князья Андрей и Григорий Волконские. Поход начался с Сумского острога, целью его была Каянская земля на севере Финляндии, в которой русские войска воевали шесть недель.

Таким образом, попытка шведов в конце XVI века вытеснить русских с Кольского полуострова с целью воспрепятствовать торговому судоходству в Белом море не увенчалась успехом. Освоенный к середине XVI веке северный морской путь из Западной Европы в устье Северной Двины в течение всего следующего столетия служил основной торговой магистралью  России с западноевропейскими странами. 

Русские мореходы с давнего времени знали и морской путь по Северному Ледовитому океану на восток, к берегам Сибири. Северный путь получил особое значение с конца XVI века, после завоевания Сибири. Северный морской путь вдоль берегов Северного Ледовитого океана вёл к Мангазее, расположенной на реке Таз в Сибири, — главному пункту по торговле мехами в конце XVI — начале XVII века.

Русские суда («кочи»), выйдя из устья Северной Двины, шли вдоль восточного берега Белого моря, огибали полуостров Канин, а иногда пересекали его, пользуясь системой рек и тем, что даже в самое сухое время года «волок», т. е. сухое пространство между реками, впадавшими в Мезенскую губу и Чешскую губу, был незначительным. Опытные мореплаватели шли «большим же морем-окияном на урочище Югорский Шар», после чего вступали в Карское море. Весь путь до Мангазеи совершался с чрезвычайными трудностями, но это не останавливало русских промышленников. В 1610 г. в Мангазею пришло 16 кочей и на них 150 человек. Позже в летописи сообщается, что в Мангазею «пришли морем многие люди». 

Сведения о существовании северного морского пути в Мангазею проникали в западноевропейские торговые круги. Уже во время переговоров о заключении Столбовского мира шведские уполномоченные расспрашивали русских послов, «сколько от Московского государства до Сибири». Англичане и голландцы мечтали об открытии северного пути из Европы в Китай, Японию и Индию, вместо более дальнего пути через Атлантический и Индийский океаны, к южным и восточным берегам Азии. Теоретически северный морской путь на восток был более коротким и, следовательно, более выгодным, но практически этот путь, освоенный только в наше время, был недоступен для торговых судов Западной Европы. 

Все географические открытия в Сибири были сделаны отважными русскими мореходами. Ещё в 1610 г. русские промышленники в Мангазее сделали важное открытие «торговый человек» с Северной Двины, землепроходец и арктический мореход Кондратий Курочкин вместе с торговыми людьми, пришедшими с Северной Двины, совершил морскую экспедицию из Туруханского зимовья (Туруханска) в устье Енисея, «а как река и море прочистились… и они выехали из Енисея в открытое море». Таким образом, было доказано, что Енисей впадает в «Студеное» море, что доступ к устью Енисея имеется, что «большим кораблям из моря в Енисей пройти можно».  Курочкин сообщил первые достоверные сведения о таежной приенисейской полосе южнее Туруханского зимовья, о Енисейском зал. и о возможности плавания по Енисею на больших судах.

Полярные походы были крайне опасными и часто кончались гибелью отважных русских мореходов. О безвестных путешественниках рассказывает замечательная находка, сделанная у восточного побережья Таймырского полуострова советскими моряками в 1940 г. Здесь были найдены остатки предметов, принадлежавших русским зимовщикам, потерпевшим крушение в заливе Симса. О том, что эти зимовщики «шли морем, а не сушей, неопровержимо свидетельствуют не только обломки разбитого судна и железного блока от паруса, но и остатки по крайней мере шести специальных мореходных инструментов». 

С половины XVII века русские суда начинают появляться в восточной части Северного Ледовитого океана. Из устья Лены они ходили морским путем на запад и через «день парусного ходу» добирались до реки Оленёк. Далее русские суда в трое-пятеро суток доходили до устья Яны. Главным препятствием на пути отважных мореплавателей были нагромождения льда, среди которых с трудом пробирались поморские кочи, прижимаемые к берегу морскими ветрами.

После постройки трёх укрепленных зимовий на реке Колыме походы на восток вдоль берегов Северного Ледовитого океана участились. В 1648 г. экспедиция в составе шести кочей отплыла из устья Колымы. Три судна дошли до Большого Чукотского Носа, известного теперь под названием мыса Дежнева, названного так по имени Семена Дежнева, начальника одного из кочей, открывшего пролив между Азией и Америкой. Экспедиция обогнула крайнюю восточную оконечность Азии и дошла до реки Анадырь.

Таким образом, была доказана возможность прохода из Северного Ледовитого океана в Тихий океан. Контуры Великого северного морского пути вокруг берегов Азии были намечены отважными русскими мореплавателями XVII века.  

* * * По материалам статьи члена-корреспондент Академии Наук СССР М. Н. ТИХОМИРОВА

Борьба русского народа за выход к Чёрному морю в XIII-XVII в.в.

Борьба русского народа за выход к Чёрному морю в XIII-XVII в.в. Англосаксонское завоевание Британии

Северная война. Историческая справка. | Великая Северная война 1700-1721гг.

Северная война 1700–1721 гг., растянувшаяся практически на четверть века, не только стала второй по длительности за всю историю существования Российского государства, но и сменила векторы на международной арене. Россия заполучила выход к Балтийскому морю, приумножила свои территории и перешла в ранг сверхдержав, с которыми отныне должен был считаться весь мир.

Внешнеполитический курс Петра I, причины войны

Несмотря на то, что царь Петр был возведен на престол еще в десятилетнем возрасте, полные бразды правления он взял в свои руки только в 1689 году. К этому времени в составе Великого посольства молодой царь уже успел побывать за пределами Руси и ощутить разницу. В 1695–1696 годы уже более опытный царь-реформатор решил померяться силами с Османской Империей и затеял Азовские походы. Некоторые цели были достигнуты, была захвачена крепость Азов, контроль над ней обезопасил южные границы государства, но получить полноценный выход к Черному морю Петру так и не удалось. Реформировав войско и создав более современный флот, Петр I решил вернуть собственные земли и получить выход к Балтийскому морю, тем самым сделав Россию морской державой.

Для России получение выхода к Балтийскому морю было в этот период важнейшей внешнеполитической и экономической задачей. В 1617 году по Столбовскому мирному договору Россия была вынуждена уступить Швеции территорию от Ивангорода до Ладожского озера и, тем самым, полностью лишилась прибалтийского побережья. В ходе войны 1656—1658 годов часть территории в Прибалтике удалось возвратить. Были захвачены: Ниеншанц, Нотебург и Динабург; осаждена Рига. Однако возобновление войны с Речью Посполитой вынудило Россию подписать Кардисский мирный договор и вернуть Швеции все завоёванные земли.

Начало противостояния

На тот момент Швеция находилась на пике могущества, благодаря своим рудникам, чьё железо считалось лучшим в мире, а оружейная промышленность считалась мощнeйшей в Европе.

Постепенная модернизация металлургического производства привела к изменению технологии чугунного литья и это дало возможность наладить производство лёгких чугунных пушек, позволяющих перемещать их по полю боя вслед за пехотой. В результате шведские гаубицы оказались самым совершенным орудием, при помощи которого нагонялся страх на всю Европу.

Именно шведскими гаубицами в 1630 году в битве при Брейтенфельде оказалась расстрелянной армия императора Фердинанда II, короля Германии и императора Священной Римской империи, a всего за 20 лет войны шведами истребилось до 2/3 жителей Германии. После чего «шведский потоп» двинул на Польшу.

Hападение на Россию было лишь фактором времени.

Русский царь Пётр это прекрасно понимал, как понимал и бессилие собственной армии, лишившейся артиллерии после поражения под Нарвой. России просто немедленно требовалось возрождение артиллерии, а где её взять при полном отсутствии разработанных рудников с качественной рудой? На тот момент Россия завозила ежегодно до 120 тысяч пудов шведского железа.

И Пётр отдал приказ на отлив пушек из переплавленных церковных колоколов. А чуть позднее открыли первую домну Каменского завода, cтроительство которой велось в отчаянной спешке, и первые пять пушек санным путем, не дожидаясь вскрытия рек, привезли в Москву, после чего изготовление пушек из уральской руды поставили на поток.

Эти русские пушки оказались образцом шведских: лёгкие 3-х фунтовые с тонкими стенками стволов.

«Первая домна Каменского завода, построенная русскими мастерами, была значительно крупнее и производительнее домен подмосковных заводов XVII в., возведенных по голландским образцам. Она имела внутренний профиль крутого сечения, чем обеспечивался равномерный нагрев по углам шахты, улучшался процесс плавки. Домна могла выплавлять в сутки от 160 до 240 пудов металла, тогда как лучшие английские аналоги того времени давали в сутки не более 85 пудов, шведские — 134 пуда».

18 июля 1703 года московские «Ведомости» сообщили долгожданную новость: «В прежних ведомостях объявлено о сыскании железа в Сибири и ныне иуля в 17 день привезли к Москве из Сибири в 42 стругах 323 пушки великих, 12 мартиров, 14 гаубиц из таго железа сделанных… и такова доброго железа в свейской земле нет».

А в это время шведский король пребывал в эйфории собственных победоносных чувств, имея в заложниках Европу и державший её же в страхе. Он не подозревал, что Россия уже успела вооружиться собственной артиллерией и даже выучила артиллерийскому делу солдат.

Потому и двинул он шведское войско налегке в сторону Полтавы. И расплата оказалась жестокой.

Северная война 1700–1721 кратко подразделяется на четыре основных периода

В 1699 году был заключен Северный союз между Речью Посполитой, Данией, Саксонией и Русским царством. Целью объединения было ослабление Швеции, одной из самых влиятельных держав на тот период. Каждая из стран преследовала собственные интересы и имела территориальные претензии к шведам.

Первый этап

Период 1700–1706 гг. – первый и не самый успешный для России. В 1700 году произошло первое сражение на Нарве, в котором российские войска потерпели поражение.

Уже с первых дней войны обнаружились серьезные недостатки в военной подготовке и материальном обеспечении русской армии. Осадная артиллерия была устаревшей и не могла разрушить мощные стены Нарвы. Русская армия испытывала перебои в снабжении боеприпасами и продовольствием. Осада Нарвы затянулась. Тем временем Карл XII, перебросив свою армию в Прибалтику, пошел на помощь осажденной Нарве.

19 ноября 1700 г. Карл XII во главе небольшого войска (около 8.500 человек), появился перед русским лагерем. Русское войско, численно превосходившее отряд Карла по крайней мере в пять раз, растянулось под Нарвой на окружности около семи верст, так что на всех пунктах было слабее неприятеля, получавшего возможность напасть, откуда хочет. Концентрированным ударом шведы прорвали центр обороны русской армии и ворвались в укрепленный лагерь, разрезав русскую армию на две части. Управление войсками было потеряно еще в начале боя, так как большинство офицеров-иностранцев сдались в плен. В результате русские войска понесли значительные потери и, оставив шведам всю артиллерию и большое количество стрелкового оружия и снаряжения, отступили на правый берег Нарвы.

Затем военная инициатива переходила из рук в руки противников. 25 июня 1701 г. произошел бой у Архангельска между 4 шведскими кораблями и отрядом русских лодок под командованием офицера Животовского. Шведские суда были захвачены в плен. А в кампаниях 1701 – 1703 гг. частично перевооруженная и реорганизованная русская армия освободила от шведов значительную часть Восточной Прибалтики.

После десятидневной непрерывной канонады и тринадцатичасового боя русские войска 11 октября 1702 года захватили Нотебург. В ознаменование одержанной победы Петр I приказал переименовать Нотебург в Шлиссельбург – «ключ-город». А лучшие мастера в честь этого события отлили специальную медаль. В 1706 году русские нанесли поражение шведско-польским войскам под Калишем.

Петр I всеми силами пытался оставить в союзниках Августа II — короля Речи Посполитой, но шведский король все же расколол коалицию. Россия осталась один на один с могущественной флотилией и армией Карла XII.

Второй этап

Северная война 1700–1721, основные события которой связаны с противостоянием исключительно шведско-российских войск и флотилий, перешла в следующую стадию. 1707 -1709 гг. можно охарактеризовать как второй этап русско-шведской войны. Именно он стал переломным. Каждая из воюющих сторон наращивала свою мощь: увеличивала численность армии и вооружения. Карл XII вынашивал идею захвата некоторых российских территорий. А в итоге мечтал полностью расчленить Россию. Российский царь, в свою очередь, мечтал о Балтии и расширении своих территорий. Тем не менее, международная ситуация благоволила противнику. Великобритания не предоставила помощь России и всячески на международной арене оказывала политическую поддержку Швеции.

Северная война 1700–1721 гг. стала изнурительной для обеих сторон, но на умеренное перемирие никто из монархов был не согласен. Подойдя к границам России, шведские войска занимали территорию за территорией, планируя двинуться на Смоленск. В августе 1708 года шведы потерпели несколько тактических поражений и решили пойти на Украину, заручившись поддержкой гетмана Ивана Мазепы. Но подавляющее большинство украинских крестьян и простое казачество воспринимали шведов как захватчиков, оказывая им повсеместное сопротивление. В июне 1709 года произошла Полтавская битва, которая стала переломным моментом в войне. Петр I и его военачальники разбили шведов. Карл и Мазепа бежали в Турцию, но подписывать капитуляцию отказались.

Перелом войны. Полтавская битва

В июне 1708 года армия Карла XII форсировала Березину и подошла к русской границе; дальнейшие боевые действия велись на территории современной Белоруссии и Украины.

Потерпев поражение от русских войск на земле Белоруссии, Карл XII вступил на территорию Украины, и в апреле 1709 года 35-тысячное шведское войско осадило крепость Полтаву. Разгром русских под Полтавой мог завершиться общим поражением в Северной войне, шведским протекторатом над Украиной и расчленением России на отдельные княжества, к чему в конечном итоге и стремился Карл XII. Положение осложнила измена гетмана И. С. Мазепы, который в октябре 1708 года открыто выступил на стороне Швеции против России.

Стойкий полтавский гарнизон (6 тысяч солдат и вооружённых горожан) во главе с полковником А. С. Келиным ответил отказом на требование шведов сдаться. Бои за крепость носили ожесточённый характер. В конце мая к Полтаве подошли главные русские силы во главе с Петром I. Шведы из осаждавших превратились в осаждённых и оказались в кольце русских войск. В тылу у шведского войска находились отряды казаков под командованием князя В. В. Долгорукого и гетмана И. И. Скоропадского, избранного после измены Мазепы, а напротив стояла армия Петра I.

Последнюю отчаянную попытку взять Полтаву Карл XII предпринял 21—22 июня 1709 года, но защитники крепости мужественно отразили и этот приступ. Во время штурма шведы растратили весь свой орудийный боеприпас и фактически лишились артиллерии. Героическая оборона Полтавы истощила ресурсы шведского войска. Она не позволила ему захватить стратегическую инициативу, дав русской армии необходимое время для подготовки к новому сражению.

16 июня под Полтавой состоялся военный совет. На нём Пётр I решил дать шведам генеральное сражение. 20 июня главные силы русской армии (42 тысячи солдат, 72 орудия) переправились на правый берег реки Ворскла, а уже 25 июня армия расположилась в пяти километрах севернее Полтавы, на позиции у деревни Яковцы. Поле перед лагерем, прикрытое с флангов густым лесом и зарослями кустарника, было укреплено системой полевых инженерных сооружений. Построили 10 редутов, которые заняли два батальона пехоты. Позади редутов находились 17 кавалерийских полков под командованием А. Д. Меншикова.

Д. Мартен «Полтавская битва»

Знаменитая Полтавская битва состоялась 27 июня 1709 года. Она развеяла завоевательные планы шведского короля Карла XII. Одним из главных факторов, обеспечивших победу русского войска над неприятельским, стала артиллерия. В отличие от шведского короля Карла XII, Петр I не пренебрегал услугами «бога войны». Против четырех шведских пушек, привезенных на поле под Полтавой, русские выставили 310 разнокалиберных орудий. За несколько часов на наступающего неприятеля были обрушены четыре мощных артиллерийских удара. Все они привели к серьезным потерям со стороны шведов. В результате одного из них и вовсе треть армии Карла попала в плен: 6 тысяч человек разом. Остатки шведских войск отступили к Переволочне на берегу Днепра, где были настигнуты российской армией и 30 июня сложили оружие. Шведы потеряли в общей сложности более 9 тысяч человек убитыми, свыше 18 тысяч пленными, 32 орудия, знамёна, литавры и весь обоз. Потери русских войск составили 1345 человек убитыми и 3290 ранеными. Через Днепр сумели переправиться только Карл XII и бывший гетман Украины Мазепа с отрядом около 2000 человек.

Полтавская победа предопределила победоносный для России исход Северной войны. Швеция не смогла уже оправиться от понесенного поражения.

После победы под Полтавой Петру удалось восстановить Северный союз. 9 октября 1709 года в Торуни был подписан новый союзный договор с Саксонией. А 11 октября был заключён новый союзный договор с Данией, по которому она обязалась объявить войну Швеции, а Россия — начать военные действия в Прибалтике и Финляндии. Таким образом, Северная война 1700-1721, основные события которой развернулись на территории России, Швецией была фактически проиграна.

Третий этап

С 1710–1718 гг. начался третий этап противостояния между странами. События Северной войны 1700–1721 гг. этого периода были не менее насыщенными. В 1710 году возобновил свое существование Северный союз. А Швеции, в свою очередь, удалось втянуть в войну Турцию. В 1710 она объявила войну России, тем самым оттягивая многочисленную армию на себя и не давая Петру нанести решающий удар по шведам. По большей мере этот этап можно назвать периодом дипломатических войн, поскольку основные сражения велись в кулуарах. Великобритания всячески пыталась ослабить Россию и не дать ей вторгнуться в Европу. А Россия тем временем налаживала политический контакт с Францией. В 1718 году могло быть подписано мирное соглашение, но внезапная смерть Карла XII во время осады крепости в Норвегии, привела к смене монарха и на некоторое время отодвинула подписание мира.

Таким образом, Северная война 1700–1721, кратко и условно разделенная на 4 этапа, не сулила победу Швеции еще в 1718 году, но королева Ульрика Элеонора надеялась на помощь извне.

Завершающий этап военных действий в Северной войне

Завершающий этап военных действий — 1718–1721 гг. — историками охарактеризован как пассивный период. Активных военных действий в течение трех лет не велось. Вступление в войну Великобритании на стороне Швеции дало последней уверенность в своей возможной победе. Чтобы не дать России укрепиться в Прибалтике, мировое сообщество было готово затягивать военный конфликт. Но реальной помощи английские войска сторонникам не оказали, а российская флотилия одержала победу у островов Эзель и Гренгам, также несколько успешных кампаний провел русский десант. Итогом стало подписание Ништадтского мира.

Итоги Северной войны

В апреле 1721 г. в г.Ништадте (Финляндия) открылся мирный конгресс, который завершился подписанием 30 августа 1721 г. мирного договора между Россией и Швецией на условиях, предложенных русским правительством. Заключением Ништадского мира закончилась Великая Северная война – война за возвращение России выхода к Балтийскому морю.

Северная война 1700–1721, основные события которой привели к полному разгрому Швеции, стала тем «окном в Европу», которое не только вывело Россию на новый международный уровень, но и дало возможность соперничать на мировой арене с развитыми европейскими гегемонами. Царская Россия стала империей. Русь получила признание на международной арене. Присоединение исконно русских территорий и выход к Балтии произошли. Итогом стало и основание новых городов, в том числе Санкт-Петербурга. Существенно увеличился военно-морской потенциал государства. Россия стала участником международного рынка.

Однако победа в Северной войне далась нам дорогой ценой. Результатом войны стали следующие людские потери: со стороны России – 75 тыс. убитых, со стороны Польши и Саксонии – от 14 до 20 тыс. убитых, датчан – 8 тыс., а шведские потери были больше всех – 175 тыс. убитых.

Другое мнение

Итоги войны неоднозначны, многие историки отмечают огромные экономические и демографические потери. Как указывают документы – Северная война стала настоящим разорением России. Уже к 1710 году население России сократилось на 20%, а на территориях, прилегающих к театрам военных действий, на 40%. Налоги выросли в 3,5 раза. Крестьян превратили в рабов, чей подневольный труд стал залогом дешевого производства. Многие историки негативно оценивают деятельность Петра I, в том числе резко критические оценки высказывали Н.М. Карамзин и В.О. Ключевский, отмечая, что для разгрома Швеции вовсе не требовалась 20- летняя война.

1. Присоединенные к России территории Швеция не уступила, а продала России за огромные деньги, что легло тяжелым дополнительным бременем на страну.

2. Русская армия после Северной войны пришла в полный упадок, а флот оказался низкого качества и после смерти Петра I (1725 г.) быстро сгнил.

3. Выход к морю способствовал процветанию не России, а Европы, которая за бесценок вывозила из России природные ресурсы, увеличив товарооборот в 10 раз.

Какой был главный итог ливонской войны. Ливонская война (кратко)

После присоединения к Русскому государству Казанского и Астраханского ханств была ликвидирована угроза вторжения с востока и юго-востока. Перед Иваном Грозным встают новые задачи — вернуть русские земли, некогда захваченные Ливонским орденом, Литвой и Швецией.

В целом, для начала войны были найдены формальные поводы. Истинные же причины заключались в геополитической необходимости России в получении выхода к Балтийскому морю, как наиболее удобном для прямых связей с центрами европейских цивилизаций, а также в желании принять активное участие в разделе территории Ливонского ордена, Прогрессирующий распад которого становился очевидным, но который, не желая усиления России, препятствовал ее внешним контактам. Например, власти Ливонии не пропустили через свои земли более сотни специалистов из Европы, приглашенных Иваном IV. Некоторые из них были посажены в тюрьмы и казнены.

Формальным поводом к началу Ливонской войны послужил вопрос о «юрьевской дани». Согласно договору 1503 г. за него и прилегающую территорию должна была уплачиваться ежегодная дань, что, однако, не делалось. К тому же Орден заключил в 1557 г. военный союз с литовско-польским королем.

Этапы войны.

Первый этап. В январе 1558 года Иван Грозный двинул свои войска в Ливонию. Начало войны принесло ему победы: были взяты Нарва и Юрьев. Летом и осенью 1558 года и в начале 1559 года русские войска прошли всю Ливонию (до Ревеля и Риги) и продвинулись в Курляндии до границ Восточной Пруссии и Литвы. Однако в 1559 году, под влиянием политических деятелей, группировавшихся вокруг А.Ф. Адашева, препятствовавших расширению рамок военного конфликта, Иван Грозный был вынужден заключить перемирие. В марте 1559 года оно было заключено сроком на полгода.

Феодалы воспользовались перемирием для заключения с польским королём Сигизмундом II Августом в 1559 году соглашения, по которому орден, земли и владения рижского архиепископа переходили под протекторат польской короны. В обстановке острых политических разногласий в руководстве Ливонского ордена его магистр В. Фюрстенберг был смещён и новым магистром стал Г. Кетлер, державшийся пропольскую ориентации. В том же году Дания завладела островом Эзель (Сааремаа).

Начавшиеся в 1560 году военные действия принесли Ордену новые поражения: были взяты крупные крепости Мариенбург и Феллин, преграждавшая путь к Вильянди орденская армия была разбита под Эрмесом, а сам магистр Ордена Фюрстенберг был взят в плен. Успехам русского войска способствовали вспыхнувшие в стране крестьянские восстания против немецких феодалов. Результатом компании 1560 года стал фактический разгром Ливонского ордена как государства. Немецкие феодалы Северной Эстонии перешли в подданство Швеции. По Виленскому договору от 1561 года владения Ливонского ордена перешли под власть перешли под власть Польши, Дании и Швеции, а последний его магистр — Кетлер — получил лишь Курляндию, да и то находившуюся в зависимости от Польши. Таким образом, вместо слабой Ливонии у России оказалось теперь три сильных противника.

Второй этап. Пока Швеция и Дания воевали друг с другом, Иван IV вёл успешные действия против Сигизмунда II Августа. В 1563 году русское войско взяло Плоцк — крепость, открывавшую путь к столице Литвы Вильно и к Риге. Но уже в начале 1564 году русские потерпели ряд поражений на реке Улле и под Оршей; в том же году в Литву бежал боярин и крупный военачальник, князь А.М. Курбский.

На военные неудачи и побеги в Литву царь Иван Грозный ответил репрессиями против бояр. В 1565 году была введена опричнина. Иван IV попытался восстановить Ливонский орден, но под протекторатом России, а с Польшей повёл переговоры. В 1566 году в Москву прибыло литовское посольство, предложившее произвести раздел Ливонии на основании существовавшего на тот момент положения. Созванный в это время Земской собор поддержал намерение правительства Ивана Грозного вести борьбу и Прибалтике вплоть до захвата Риги: «Государю нашему тех городов Ливонских, которые взял король во обереганье, отступиться непригоже, а пригоже государю за те городы стояти». В решении собора также подчеркивалось, что отказ от Ливонии повредит торговым интересам.

Третий этап. Серьёзные последствия имела Люблинская уния, объединившая в 1569 году Польское королевство и Великое княжество Литовское в одно государство — Республику Обоих народов. Сложная обстановка сложилась на севере России, где вновь обострились отношения со Швецией, и на юге (поход турецкого войска под Астрахань в 1569 году и война с Крымом, во время которой армия Девлета I Гирея сожгла Москву в 1571 году и подвергла разорению южнорусские земли). Однако наступление в Республике Обоих народов длительного «бескоролевья», создание в Ливонии вассального «королевства» Магнуса, имевшего на первых порах притягательную силу в глазах населения Ливонии, снова позволили склонить чашу весов в пользу России. В 1572 уничтожена армия Девлет-Гирея и ликвидирована угроза больших набегов крымских татар (Битва при Молодях). В 1573 русские штурмом взяли крепость Вейсенштейн (Пайде). Весной московские войска под командованием князя Мстиславского (16 000) сошлись близ замка Лоде в западной Эстляндии с двухтысячным шведским войском. Несмотря на подавляющее численное преимущество, русские войска потерпели сокрушительное поражение. Им пришлось оставить все свои пушки, знамёна и обоз.

В 1575 году войску Магнуса сдалась крепость Саге, а русским — Пернов. После кампании 1576 Россия захватила всё побережье, кроме Риги и Колывани.

Однако неблагоприятная международная обстановка, раздача земель в Прибалтике русским дворянам, оттолкнувшая от России местное крестьянское население, серьёзные внутренние трудности отрицательно повлияли на дальнейший ход войны для России.

Четвертый этап. В 1575 году в Речи Посполитой закончился период «бескоролевья» (1572-1575 гг.). Королем был избран Стефан Баторий. Стефана Батория, князя Семиградского, поддерживал турецкий султан Мурад III. После бегства из Польши короля Генриха Валуа в 1574 году султан прислал польским панам грамоту с требованием, чтобы поляки не выбрали в короли императора Священной Римской империи Максимилиана II, а выбрали кого-либо из польских вельмож, например Яна Костку, или, если короля из других держав, то Батория или шведского королевича Сигизмунда Вазу. Иван Грозный в послании к Стефану Баторию не раз намекал на то, что тот был вассалом турецкого султана, что вызвало резкий ответ Батория: «яко нам смеешь припоминать так часто безсурмянство, ты, который еси кровь свою с нами помешал, которого продкове кобылье молоко, что укануло на гривы татарских шкал лизали…». Избрание Стефана Батория королём Речи Посполитой означало возобновление войны с Польшей. Однако еще в 1577 году русские войска занимали почти всю Ливонию, кроме Риги и Ревеля, который осаждали в 1576-1577 гг. Но этот год был последним годом успехов России в Ливонской войне.

С 1579 года Баторий начал войну против России. В 1579 году возобновила военные действия и Швеция, а Баторий возвратил Полоцк и взял Великие Луки, а в 1581 году осадил Псков, намереваясь в случае успеха идти на Новогород Великий и Москву. Псковичи поклялись «за Псков град битися с Литвою до смерти безо всякие хитрости». Клятву они сдержали, отбив 31 приступ. После пяти месяцев безуспешных попыток поляки вынуждены были снять осаду Пскова. Героическая оборона Пскова в 1581 -1582 гг. гарнизоном и населением города определила более благоприятный исход Ливонской войны для России: неудача под Псковом заставила Стефана Батория пойти на мирные переговоры.

Воспользовавшись тем, что Баторий фактически отрезал Ливонию от России, шведский полководец барон Понтус Делагарди предпринял операцию по уничтожению в Ливонии изолированных русских гарнизонов. К исходу 1581 года шведы, перейдя по льду замёрзший Финский залив, захватили всё побережье Северной Эстонии, Нарву, Везенберг (Раковор, Раквере), а затем двинулись к Риге, по пути забирая Хаапса-лу, Пярну, а затем и всю Южную (русскую) Эстонию — Феллин (Вильянди), Дерпт (Тарту). Всего шведские войска за сравнительно короткий период захватили 9 городов в Лифляндии и 4 — в Новгородской земле, сведя на нет все многолетние завоевания Русского государства в Прибалтике. В Ингерманландии были взяты Иван-город, Ям, Копорье, а в Приладожье — Корела.

Итоги и последствия войны.

В январе 1582 года в Яме — Запольском (недалеко от Пскова) было заключено десятилетнее перемирие с Речью Посполитой. По данному соглашению Россия отказывалась от Ливонии и белорусских земель, но ей возвращались некоторые пограничные русские земли, захваченные в ходе военных действий польским королём.

Поражение русских войск в одновременно идущей войне с Польшей, где царь был поставлен перед необходимостью решиться даже на уступку Пскова в случае, если бы город был взят штурмом, заставило Ивана IV и его дипломатов пойти на переговоры со Швецией о заключении унизительного для Русского государства Плюсского мира. Переговоры в Плюсе происходили с мая по август 1583 года. По данному договору:

  • 1. Русское государство лишалось всех своих приобретений в Ливонии. За ним сохранялся лишь узкий участок выхода к Балтийскому морю в Финском заливе.
  • 2. К шведам перешли Иван-город, Ям, Копорье.
  • 3. Также к шведам отошла крепость Кексгольм в Карелии вместе с обширным уездом и побережьем ладожского озера.
  • 4. Российское государство оказалось отрезанным от моря, разоренным и опустошенным. Россия потеряла значительную часть своей территории.

Таким образом, Ливонская война имела весьма тяжелые для Русского государства последствия, и поражение в ней сильно сказалось на его дальнейшем развитии. Однако можно согласиться с Н.М.Карамзиным, который отмечал, что Ливонская война «злосчастная, но не бесславная для России».

После покорения Казани Россия обратила свои взоры к Балтике и выдвинула планы взятия Ливонии. Для России главной целью Ливонской войны стало завоевание выхода к Балтийскому морю. Борьба за господство на море шла между Литвой и Польшей, Швецией, Данией и Россией.

Поводом для начала войны послужила неуплата Ливонским орденом дани, которую обязались платить по мирному договору 1554 года. В 1558 году русские войска вторглись в Ливонию.

На первом этапе войны (1558-1561) были взяты несколько городов и замков, в том числе такие значимые, как Нарва, Дерпт, Юрьев.

Вместо того чтобы продолжать успешно начатое наступление, Московское правительство предоставило Ордену перемирие и одновременно снарядило экспедицию против Крыма. Воспользовавшись передышкой, ливонские рыцари собрали военные силы и за месяц до окончания срока перемирия нанесли поражение русским войскам.

Россия не добилась результатов в войне против Крымского ханства и упустила благоприятные возможности для победы в Ливонии. Москва заключила мир с Крымом и сосредоточила все силы в Ливонию.

Второй этап войны (1562-1578) для России прошел с переменным успехом.

Высшим достижением России в Ливонской войне было овладение Полоцком в феврале 1563 года, после чего последовали военные неудачи

В 1566 году в Москву приехали литовские послы с предложением перемирия и с тем, чтобы за Москвой оставались Полоцк и часть Ливонии. Иван Грозный требовал всей Ливонии. Такие требования были отклонены, и литовский король Сигизмунд Август возобновил войну с Россией. В 1568 году Швеция расторгла заключенный ранее союз с Россией. В 1569 году Польша и Литва объединились в единое государство – Речь Посполитую. После смерти Сигизмунда Августа в 1572 году престол занял Стефан Баторий.

Третий этап Ливонской войны (1679-1583) начался с вторжения польского короля Стефана Батория в Россию. Одновременно России пришлось вести борьбу и со Швецией. 9 сентября 1581 года Швеция овладела Нарвой, и после этого продолжение борьбы за Ливонию утратило смысл для Грозного. Сознавая невозможность ведения войны сразу с двумя противниками, царь начал переговоры с Баторием о перемирии, чтобы сосредоточить все силы на отвоевание Нарвы. Но планы наступления на Нарву так и остались неосуществленными.

Итогом Ливонской войны стало заключение двух договоров, невыгодных для России.

15 января 1582 года был подписан Ям Запольский договор о 10-летнем перемирии. Россия уступила Польше все свои владения в Ливонии, а Баторий возвратил России завоеванные им крепости и города, но удержал за собой Полоцк.

В августе 1583 года Россия и Швеция подписали Плюсский договор о перемирии на три года. Шведы удержали за собой все захваченные русские города. Россия сохранила участок побережья Финского залива с устьем Невы.

Окончание Ливонской войны не дало России выхода к Балтийскому морю.

Ливонская война – краткое описание

После покорения непокорной Казани, Россия направила силы на взятие Ливонии. Исследователи выделяют две основных причины Ливонской войны: необходимость торговли русского государства на Балтике, а также расширение владений. Борьба за господством над Балтийскими водами шла между Россией и Данией, Швецией, а также Польшей и Литвой.

Повод для начала военных действия (Ливонская война)

Главным поводом для начала военных действий послужило то, что Ливонский орден не уплатил дань, которую оно должно было уплачивать по мирному договору пятьдесят четвёртого года. Русское войско вторглось в Ливонию в 1558 году. В первое время (1558-1561 гг.) были взяты несколько замков и городов (Юрьев, Нарва, Дерпт).

Однако вместо продолжения успешного наступления московское правительство предоставляет ордену перемирие, одновременно с этим снарядив военную экспедицию против Крыма. Ливонские рыцари, воспользовавшись поддержкой собрали силы и нанесли поражение московским войскам за месяц до окончания перемирия.

Против Крыма Россия не добилась положительного результата от военных действий. Также был упущен благоприятный момент для победы в Ливонии. Магистр Кетлер в 1561 году подписывает договор, согласно которому орден переходит под протекторат Польши и Литвы.

После заключения мира с Крымским ханством Москва сосредоточила силы на Ливонии, однако теперь вместо слабого ордена приходилось столкнуться сразу с несколькими мощными претендентами. И если в первое время удалось избежать войны с Данией и Швецией, то война с Польско-литовским королём была неизбежной.

Самым большим достижением российский войск во втором этапе Ливонской войны было взятие Полоцка в 1563 году, после чего было множество бесплодных переговоров и неудачных битв, в результате которых даже крымский хан решил отказаться от союза с московской властью.

Завершающий этап Ливонской войны

Завершающий этап Ливонской войны (1679-1683) – военное вторжение польского короля Батория в Россию, которая одновременно вела войну со Швецией. В августе Стефан Баторий взял Полоцк, а уже спустя год были взяты Великие Луки и небольшие города. Девятого сентября 1581 года Швецией была взята Нарва, Копорье, Ям, Ивангород, после чего борьба за Ливонию перестала быть актуальной для Грозного. Так как было невозможно вести войну с двумя врагами царь заключает перемирие с Баторием.

Итогом данной войны стало заключение совершенно не выгодных для России двух договоров, а также потеря многих городов .

Основные события и хронология Ливонской войны


Ливонская война: причины, ход, итоги:

ВВЕДЕНИЕ

1. ПРИЧИНЫ ЛИВОНСКОЙ ВОЙНЫ

2.1 Первый этап

2.2. Второй этап

2.3 Третий этап

2.4 Итоги войны

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. История Ливонской войны, несмотря на изученность целей конфликта, характера действий противоборствующих сторон, итогов столкновения, остается в числе ключевых проблем российской истории. Свидетельство тому — разнообразие мнений исследователей, пытавшихся определить значение этой войны среди других внешнеполитических акций России второй половины XVI века. Можно с полным основанием обнаружить сходные со временем царствования Ивана Грозного проблемы во внешней политике современной России. Скинувшее ордынское иго молодое государство нуждалось в срочной переориентации на Запад, восстановлении прерванных контактов. Советский союз также находился в длительной изоляции от большей части западного мира в силу многих причин, поэтому первоочередной задачей нового, демократического, правительства стал активный поиск партнеров и поднятие международного престижа страны. Именно поиском верных путей для установления контактов и обусловлена актуальность исследуемой темы в социальной действительности.

Объект исследования. Внешняя политика России в XVI веке.

Предмет исследования. Ливонская война причины, ход, итоги.

Цель работы. Охарактеризовать влияние Ливонской войны 1558 — 1583г. г. на международное положение России; а также на внутреннюю политику и экономику страны.

Задачи :

1. Определить причины Ливонской войны 1558 — 1583 г.г.

2. Выделить основные этапы в ходе военных действий с характеристикой каждого из них. Обратить внимание на причины возникновения изменений в характере войны.

3. Подвести итоги Ливонской войны, исходя из условий мирного договора.

Хронологические рамки: началась в 1558 году и закончилась 1583 году .

Географические рамки: территория Прибалтики, западный и северо-западный регионы России .

1. ПРИЧИНЫ ЛИВОНСКОЙ ВОЙНЫ

Основные направления внешней политики Русского централизованного государства выявились еще во второй половине XV в., при великом князе Иване III. Они сводились, во-первых, к борьбе на восточных и южных рубежах с татарскими ханствами, возникшими на развалинах Золотой Орды; во-вторых, к борьбе с Великим княжеством Литовским и связанной с ним узами унии Польшей за захваченные литовскими и отчасти польскими феодалами русские, украинские и белорусские земли; в-третьих, к борьбе на северо-западных границах с агрессией шведских феодалов и Ливонского ордена, стремившихся изолировать Русское государство от необходимого ему естественного и удобного выхода к Балтийскому морю. Королюк, В.Д. Ливонская война: из истории внешней политики Русского централизованного государства во второй половине XVIв. — М., 1954. — С. 33.

На протяжении веков борьба на южных и восточных окраинах была делом привычным и постоянным. После распада Золотой Орды татарские ханы продолжали совершать набеги на южные рубежи России. И лишь в первой половине XVI века длительная война между Большой ордой и Крымом поглотила силы татарского мира. В Казани утвердился ставленник Москвы. Союз между Русью и Крымом продержался несколько десятилетий, пока крымцы не уничтожили остатки Большой орды. Скрынников, Р.Г. История Российская. IX — XVII в.в. — М., 1997. — С. 227.Турки — османы, подчинив Крымское ханство, стали новой военной силой, с которой Русское государство столкнулось в этом регионе. После нападения крымского хана на Москву в 1521 году казанцы порвали вассальные отношения с Россией. Началась борьба за Казань. Успешным стал только третий поход Ивана IV: взяты Казань и Астрахань. Скрынников Р. Г. Указ. соч. — С. 275-277. Таким образом, к середине 50 — х годов XVI века к востоку и югу Русского государства сложилась зона его политического влияния. В ее лице выросла сила, которая могла противостоять Крыму и Османскому султану. Ногайская орда фактически подчинилась Москве, усилилось влияние и на Северном Кавказе. Вслед за ногайскими мурзами власть царя признал сибирский хан Едигер. Крымский хан выступал наиболее активной силой, сдерживавшей продвижение России на юг и восток. Зимин, А.А., Хорошкевич А.Л. Россия времени Ивана Грозного. — М., 1982. — С. 87-88.

Естественным кажется возникший внешнеполитический вопрос: продолжать ли натиск на татарский мир, доканчивать ли борьбу, корни которой уходили в далекое прошлое? Своевременна ли попытка завоевания Крыма? В русской внешней политике столкнулись две различные программы. Формирование именно этих программ определялось международными обстоятельствами и расстановкой политических сил внутри страны. Избранная рада считала решительную борьбу с Крымом своевременной и необходимой. Но она не учла трудностей осуществления этого плана. Громадные просторы «дикого поля» отделяли тогдашнюю Россию от Крыма. Опорных пунктов на этом пути у Москвы еще не было. Обстановка говорила скорее в пользу обороны, чем наступления. Помимо трудностей военного характера, стояли и большие политические трудности. Вступая в конфликт с Крымом и Турцией, Россия могла рассчитывать на союз с Персией и Германской империей. Последняя находилась под постоянной угрозой турецкого нашествия и потеряла значительную часть Венгрии. Но в данный момент гораздо большее значение имела позиция Польши и Литвы, видевших в Османской империи серьезный противовес России. Совместная борьба России, Польши и Литвы с турецкой агрессией была сопряжена с серьезными территориальными уступками в пользу последних. Россия не могла отказаться от одного из основных направлений во внешней политики: воссоединения с украинскими и белорусскими землями. Более реальной представлялась программа борьбы за Прибалтику. Иван Грозный разошелся во взглядах со своей радой, решив идти войной на Ливонский орден, попытаться продвинуться к Балтийскому морю. В принципе, обе программы страдали одинаковым пороком — неосуществимостью в данный момент, но в то же время обе были одинаково неотложны и своевременны. Шмурло, Е.Ф. История России (IX — XX в.в.). — М., 1997. — С. 82-85.Тем не менее, перед началом боевых действий на западном направлении Иван IV стабилизировал положение на землях Казанского и Астраханского ханств, подавив в 1558 году мятеж казанских мурз и принудив этим к покорности и астраханских. Зимин, А.А., Хорошкевич А.Л. Россия времени Ивана Грозного. — М., 1982. — С. 92-93.

Еще во время существования Новгородской республики с запада в регион начала проникать Швеция. Первая серьезная стычка относится к XII веку. Тогда же немецкие рыцари приступают к реализации своей политической доктрины — «Марш на восток», крестового похода на славянские и прибалтийские народы с целью обращения их в католичество. В 1201 году в качестве опорного пункта была основана Рига. В 1202 году специально для действий в Прибалтике был основан Орден меченосцев, завоевавший в 1224 году Юрьев. Потерпев ряд поражений от русских сил и прибалтийских племен, меченосцы и тевтоны образовали Ливонский орден. Усилившееся наступление рыцарей было остановлено на протяжении 1240 — 1242 г.г. В целом, мир с орденом в 1242 году не уберег от военных действий с крестоносцами и шведами в будущем. Рыцари, опираясь на помощь римско-католической церкви, в конце XIII века захватили значительную часть прибалтийских земель.

Швеция, имея свои интересы в Прибалтике, была способна вмешаться в ливонские дела. С 1554 по 1557 годы длилась русско-шведская война. Попытки Густава I Вазы привлечь к войне против России Данию, Литву, Польшу и Ливонский орден не дали результатов, хотя первоначально именно орден толкал шведского короля на борьбу с Русским государством. Швеция войну проиграла. После поражения шведский король был вынужден вести крайне осторожную политику в отношении своего восточного соседа. Правда, сыновья Густава Вазы не разделяли выжидательной позиции отца. Наследный принц Эрик рассчитывал установить полное господство Швеции в Северной Европе. Было очевидно, что после смерти Густава Швеция вновь примет активное участие в Ливонских делах. В какой — то степени руки Швеции связывало обострение шведско-датских отношений. Королюк, В.Д. Указ.соч. — С. 25-26.

Территориальный спор с Литвой имел давнее происхождение. Перед смертью князя Гедимина (1316 — 1341 г.г) русские области составляли более двух третей всей территории Литовского государства. На протяжении последующих ста лет, при Ольгерде и Витовте, были завоеваны Чернигово-Северская область (города Чернигов, Новгород — Северск, Брянск), Киевская область, Подолье (Северная часть земель между Бугом и Днестром), Волынь, Смоленская область. Шмурло, Е.Ф. Указ. соч. — С. 108-109.

При Василии III Россия претендовала на престол княжества Литовского после смерти в 1506 году Александра, вдова которого приходилась русскому государю сестрой. Зимин, А.А. Россия на пороге нового времени. М.,1972. — С.79. В Литве началась борьба между литовско-русской и литовской католической группировками. После победы последней на литовский престол взошел брат Александра Сигизмунд. Последний видел в Василии личного врага, претендовавшего на литовский трон. Это обостряло и без того натянутые русско-литовские отношения. В такой обстановке литовский сейм в феврале 1507 года принял решение начать войну с восточным соседом. Литовские послы в ультимативной форме поставили вопрос о возвращении земель, перешедших к России в ходе последних войн с Литвой. Позитивных результатов в процессе переговоров достичь не удалось, и в марте 1507 года начались военные действия. В 1508 году в самом княжестве Литовском начинается восстание князя Михаила Глинского, еще одного претендента на престол Литвы. Мятеж получил активную поддержку в Москве: Глинский был принят в русское подданство, кроме того, ему дано было войско под командованием Василия Шемячича. Глинский вел военные действия с переменным успехом. Одной из причин неудач был страх перед народным движением украинцев и белорусов, желавших воссоединиться с Россией. Не обладая достаточными средствами для успешного продолжения войны, Сигизмунд решил начать мирные переговоры. 8 октября 1508 года был подписан «вечный мир». По нему Великое княжество Литовское впервые признало официально переход в состав России северских городов, присоединенных к русскому государству в ходе войн конца XV — начала XVI в.в. Зимин, А.А. Россия на пороге нового времени. М., 1972. — С. 82-93.Но, несмотря на некоторый успех, правительство Василия III не считало войну 1508 года решением вопроса о западнорусских землях и рассматривало «вечный мир» как передышку, готовясь к продолжению борьбы. Не склонны были примириться с потерей северских земель и правящие круги Великого княжества Литовского.

Но в конкретных условиях середины XVI века прямое столкновение с Польшей и Литвой не предусматривалось. Русское государство не могло рассчитывать на помощь надежных и сильных союзников. Более того, войну с Польшей и Литвой пришлось бы вести в сложных условиях враждебных выступлений как со стороны Крыма и Турции, так и со стороны Швеции и даже Ливонского ордена. Поэтому русским правительством этот вариант внешней политики в данный момент не рассматривался. Королюк, В.Д. Указ. соч. — С. 20.

Одним из важных факторов, определившим выбор царя в пользу борьбы за Прибалтику, был низкий военный потенциал Ливонского ордена. Главной военной силой в стране являлся рыцарский Орден меченосцев. В руках орденских властей находилось свыше 50 замков, разбросанных по всей стране. Верховной власти магистра подчинялась половина города Риги. Совершенно самостоятельными были архиепископ рижский (ему подчинялась другая часть Риги), и епископы дерптский, ревельский, эзельский и курляндский. Королюк В.Д. Указ.соч. С. 22. Рыцари ордена владели поместьями на ленном праве. Крупные города, такие как Рига, Ревель, Дерпт, Нарва и др., были фактически самостоятельной политической силой, хоть и находились под верховной властью магистра или епископов. Между Орденом и духовными князьями постоянно происходили столкновения. В городах быстро распространялась реформация, в то время как рыцарство в основном оставалось католическим. Единственным органом центральной законодательной власти являлись ландтаги, созываемые магистрами в г. Вольмаре. На заседаниях присутствовали представители четырех сословий: Ордена, духовенства, рыцарства и городов. Постановления ландтагов обычно не имели реального значения в условиях отсутствия единой исполнительной власти. Тесные связи существовали издавна между местным прибалтийским населением и русскими землями. Беспощадно подавляемое экономически, политически и культурно, эстонское и латышское население готово было поддержать военные действия русской армии в надежде на освобождение от национального гнета.

Само Русское государство к концу 50 — х г.г. XVI века являлось могущественной военной державой в Европе. В результате реформ Россия значительно окрепла и достигла значительно более высокой степени политической централизации, чем когда-либо прежде. Были созданы постоянные пехотные части — стрелецкое войско. Больших успехов достигла и русская артиллерия. Россия располагала не только большими предприятиями по изготовлению пушек, ядер и пороха, но и хорошо обученными многочисленными кадрами. Кроме того, введение важного технического усовершенствования — лафета — позволило применять артиллерию в полевых условиях. Русские военные инженеры разработали новую эффективную систему инженерного обеспечения атаки крепостей.

Россия в XVI веке стало крупнейшей торговой державой на стыке Европы и Азии, ремесло которой по-прежнему задыхалось от отсутствия цветных и благородных металлов. Единственный канал поступления металлов — торговля с Западом при накладном посредничестве ливонских городов. Зимин, А.А., Хорошкевич. Россия времени Ивана Грозного. — М., 1982. — С. 89. Ливонские города — Дерпт, Рига, Ревель и Нарва — входили в состав Ганзы, торгового объединения немецких городов. Основным источником их дохода была посредническая торговля с Россией. По этой причине попытки английского и голландского купечества установить непосредственные торговые отношения с Русским государством упорно подавлялись Ливонией. Еще в конце XV века Россия пыталась повлиять на торговую политику Ганзейского союза. В 1492 году напротив Нарвы был заложен русский Ивангород. Немного погодя был закрыт ганзейский двор в Новгороде. Экономический рост Ивангорода не мог не пугать торговую верхушку ливонских городов, терявших огромные прибыли. Ливония в ответ готова была к организации экономической блокады, сторонниками которой являлись также Швеция, Литва и Польша. С целью ликвидировать организовываемую экономическую блокаду России в мирный договор 1557 года со Швецией был внесен пункт о свободе сообщений с европейскими странами через шведские владения. Королюк, В.Д. Указ.соч. — С. 30-32. Другой канал русско-европейской торговли проходил через города Финского залива, в частности, Выборг. Дальнейшему росту этой торговли препятствовали противоречия между Швецией и Россией в пограничных вопросах.

Торговля на Белом море, хоть и имела большое значение, не могла решить проблемы русско-североевропейских контактов по многим причинам: навигация на Белом море невозможна большую часть года; путь туда являлся трудным и дальним; контакты носили односторонний характер при полной монополии англичан и т. д. Зимин, А. А., Хорошкевич, А. Л. Россия времени Ивана Грозного. — М., 1982. — С. 90-91. Развитие русской экономики, нуждавшейся в постоянных и беспрепятственных торговых связях со странами Европы, ставило задачу получения выхода на Балтику.

Корни войны за Ливонию следует искать не только в описываемом экономическом положении Московского государства, также они лежали и в далеком прошлом. Еще при первых князьях Русь находилась в тесном общении со многими иностранными государствами. Русские купцы торговали на рынках Константинополя, брачные союзы связывали княжескую семью с европейскими династиями. Кроме заморских купцов, в Киев часто приезжали послы других государств и миссионеры. Шмурло, Е. Ф. Указ. соч. — С. 90. Одним из последствий татаро-монгольского ига для Руси стала насильственная переориентация внешней политики на Восток. Война за Ливонию стала первой серьезной попыткой ввести русскую жизнь в прежнее русло, восстановить прерванную связь с Западом.

Международная жизнь ставила для всякого европейского государства одинаковую дилемму: обеспечить себе в сфере международных отношений самостоятельное, независимое положение или служить простым объектом интересов других держав. Во многом от исхода борьбы за Прибалтику зависело будущее Московского государства: войдет ли она в семью европейских народов, получив возможность самостоятельно сноситься с государствами Западной Европы.

Помимо торговли и международного престижа не последнюю роль среди причин войны сыграли территориальные претензии русского царя. В первом послании Грозного Иван IV небезосновательно заявляет: «…Город Владимир, находящийся в нашей вотчине, Ливонской земле…». Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским / Сост. Я. С. Лурье, Ю. Д. Рыков. — М., 1993. — С. 156. Многие прибалтийские земли издавна принадлежали Новгородской земле, также как и берега реки Невы и Финского залива, захваченные впоследствии Ливонским орденом.

Не следует сбрасывать со счетов и такой фактор, как социальный. Программа борьбы за Прибалтику отвечала интересам дворянства и посадской верхушки. Королюк, В. Д. Указ. соч. — С. 29. Дворянство рассчитывало на поместные раздачи земель в Прибалтике, в противовес боярской знати, которую больше удовлетворял вариант присоединения южных земель. В силу отдаленности «дикого поля», невозможности установить там сильную центральную власть, по — крайней мере, первое время землевладельцы — бояре имели возможность занять положение почти независимых государей в южных областях. Иван Грозный стремился ослабить влияние титулованного российского боярства, и, естественно, учитывал в первую очередь интересы дворянского и купеческого сословий.

При сложной расстановке сил в Европе крайне важно было выбрать благоприятный момент для начала военных действий против Ливонии. Он наступил для России в конце 1557 — начале 1558 г.г. Поражение Швеции в русско-шведской войне на время нейтрализовало этого достаточно сильного противника, имевшего статус морской державы. Дания в этот момент была отвлечена обострением своих отношений со Швецией. Литва и Великое княжество Литовское не были связаны серьезными осложнениями международного порядка, но не были готовы к военному столкновению с Россией в силу неразрешенных вопросов порядка внутреннего: социальных конфликтов внутри каждого государства и разногласий по поводу унии. Доказательством тому является факт продления в 1556 году истекавшего перемирия между Литвой и Русским государством на шесть лет. Там же. — С. 27. И наконец, в результате военных действий против крымских татар можно было на какое-то время не опасаться за южные рубежи. Набеги возобновились лишь в 1564 году в период осложнения на литовском фронте.

В этот период отношения с Ливонией достаточно натянутые. В 1554 году Алексей Адашев и дьяк Висковатый объявили ливонскому посольству о нежелании продлевать перемирие из-за:

Неуплаты дерптским епископом дани с владений, уступленных ему русскими князьями;

Притеснения русских купцов в Ливонии и разорения русских поселений в Прибалтике.

Установление мирных отношений России со Швецией способствовало временному урегулированию русско-ливонских отношений. После того, как Россия отменила запрет на экспорт воска и сала, Ливонии были предъявлены условия нового перемирия:

Беспрепятственный провоз в Россию вооружения;

Гарантия уплаты дани дерптским епископом;

Восстановление всех русских церквей в ливонских городах;

Отказ от вступления в союз со Швецией, Польским королевством и Великим княжеством Литовским;

Предоставление условий для свободной торговли.

Ливония не собиралась выполнять свои обязательства по перемирию, заключенному на пятнадцать лет. Зимин, А. А., Хорошкевич А. Л. Россия времени Ивана Грозного. — М., 1982. — С. 92 — 93.

Таким образом, был сделан выбор в пользу решения Балтийского вопроса. Этому способствовал ряд причин: экономических, территориальных, социальных и идеологических. Россия, находясь в условиях благоприятной международной обстановки, обладала высоким военным потенциалом и была готова к военному конфликту с Ливонией за обладание Прибалтикой.

2. ХОД И ИТОГИ ЛИВОНСКОЙ ВОЙНЫ

2.1 Первый этап войны

Ход Ливонской войны можно разделить на три этапа, каждый из которых несколько различается составом участников, продолжительностью и характером действий. Поводом к началу военных действий в Прибалтике стал факт невыплаты дерптским епископом «Юрьевской дани» с владений, уступленных ему русскими князьями.Королюк, В. Д. Указ. соч. — С. 34. Помимо притеснения русских людей в Прибалтике ливонские власти нарушили еще один пункт соглашения с Россией — в сентябре 1554 года они заключили союз с Великим княжеством Литовским, направленный против Москвы. Зимин, А. А., Хорошкевич, А. Л. Россия времени Ивана Грозного. — М., 1982. -С. 93. Русское правительство направило магистру Фюрстенбергу грамоту с объявлением войны. Однако военные действия тогда не начались — Иван IV надеялся добиться своих целей дипломатическим путем вплоть до июня 1558 года.

Главной целью первого похода русской армии в Ливонию, состоявшегося зимой 1558года, стало стремление добиться от Ордена добровольной уступки Нарвы. Военные действия начались в январе 1558г. Московские конные рати во главе с касимовским «царем» Шах — Али и кн. М.В. Глинским вступили на землю Ордена. Во время зимней кампании русские и татарские отряды, насчитывавшие 40 тыс. воинов, доходили до балтийского побережья, разорив окрестности многих ливонских городов и замков. Русские военачальники в ходе этого похода дважды, по прямому указанию царя посылали магистру грамоты о возобновлении мирных переговоров. Ливонские власти пошли на уступки: начали сбор дани, договорились с русской стороной о временном прекращении военных действий и направили в Москву своих представителей, в ходе тяжелейших переговоров вынужденных согласиться на передачу России Нарвы.

Но установившееся перемирие вскоре нарушили сторонники военной партии Ордена. В марте 1558г. нарвский фогт Э. фон Шленненберг приказал обстрелять русскую крепость Ивангород, спровоцировав новое вторжение московских войск в Ливонию.

Во время второго похода в Прибалтику в мае-июле 1558г. русскими было захвачено более 20 крепостей, в том числе важнейшие — Нарва, Нейшлосс, Нейгауз, Кирипе и Дерпт. В ходе летнего похода 1558г. войска московского царя вплотную приблизились к Ревелю и Риге, разорив их окрестности. Королюк, В. Д. Указ. соч. — С. 38.

Решающее сражение зимней кампании 1558/1559гг. произошло при городе Тирзене, где 17 января 1559г. встретились большой ливонский отряд рижского домпробста Ф. Фелькерзама и русский Передовой полк во главе с воеводой кн. В.С. Серебряным. В упорном бою немцы потерпели поражение.

В марте 1559г. русское правительство, посчитав свое положение достаточно прочным, при посредничестве датчан пошло на заключение шестимесячного перемирия с магистром В. Фюрстенбергом — с мая по ноябрь 1559г.

Получив в 1559г. крайне необходимую передышку, орденские власти во главе с Г.Кетлером, ставшим 17 сентября 1559г. новым магистром, заручились поддержкой Великого княжества Литовского и Швеции. Кетлер в октябре 1559г. разорвал перемирие с Москвой. Новому магистру удалось неожиданным нападением разбить близ Дерпта отряд воеводы З.И. Очина-Плещеева. Тем не менее, начальник Юрьевского (дерптского) гарнизона — воевода Катырев-Ростовский успел принять меры к обороне города. В течение десяти дней ливонцы безуспешно штурмовали Юрьев и, не решившись на зимнюю осаду, вынуждены были отступить. Такой же неудачной оказалась осада Лаиса в ноябре 1559 года. Кетлер, потеряв в боях за крепость 400 воинов, отступил к Вендену.

Результатом нового большого наступления русских войск стало взятие одной из сильнейших крепостей Ливонии — Феллина — 30 августа 1560 года. За несколько месяцев до этого русские войска во главе с воеводами князем И. Ф. Мстиславским и князем П. И. Шуйским заняли Мариенбург.

Таким образом, первый этап Ливонской войны длился с 1558 года по 1561 год. Он задумывался как карательный демонстрационный поход при явном военном превосходстве русской армии. Ливония упорно сопротивлялась, рассчитывая на помощь Швеции, Литвы и Польши. Враждебные отношения между этими государствами позволили России до поры до времени вести успешные военные действия в Прибалтике.

2.2 Второй этап войны

Несмотря на разгром Ордена правительство Ивана Грозного стояло перед трудным выбором: либо уступить Прибалтику в ответ на ультимативное заявление Польши и Литвы (1560 г.), либо готовиться к войне против антироссийской коалиции (Швеция, Дания, Польско-Литовское государство и Священная Римская империя). Иван Грозный предпринял попытку избежать конфликта путем династического брака с родственницей польского короля. Сватовство оказалось неудачным, так как Сигизмунд потребовал территориальных уступок в качестве брачного условия. Костомаров, Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее важнейших деятелей. СПб., 2007. — С. 361.

Успехи русского оружия ускорили начавшийся распад «Кавалерского Тевтонского ордена в Ливонии». Королюк, В. Д. Указ. соч. — С. 44. В июне 1561г на верность шведскому королю Эрику XIV присягнули города Северной Эстляндии, в том числе Ревель. Ливонское государство прекратило существование, передав свои города, замки и земли под совместную власть Литвы и Польши. Магистр Кетлер стал вассалом польского короля и великого князя литовского Сигизмунда II Августа. В декабре в Ливонию были направлены литовские войска, занявшие более десяти городов. Со Шведским королевством московской стороне первоначально удалось достичь согласия (20 августа 1561г. в Новгороде с представителями шведского короля Эрика XIV было заключено перемирие на 20 лет).

В марте 1562г., сразу же после окончания срока перемирия с Литвой, московские воеводы разорили окрестности литовских Орши, Могилева и Витебска. В Ливонии войска И.Ф. Мстиславского и П.И. Шуйского захватили города Тарваст (Таурус) и Верпель (Полчев).

Весной 1562г. литовские войска произвели ответные рейды на смоленские места и псковские волости, после чего бои развернулись по всей линии русско-литовской границы. Летом — осенью 1562г. продолжались нападения литовских войск на пограничные крепости в России (Невель) и на территории Ливонии (Тарваст).

В декабре 1562г. в поход против Литвы выступил с 80-тысячным войском сам Иван IV. Русские полки в январе 1563г. двинулись на Полоцк, имевший выгодное стратегическое положение на стыке русских, литовских и ливонских границ. Осада Полоцка началась 31 января 1563г. Благодаря действиям русской артиллерии хорошо укрепленный город был взят 15 февраля. Там же. — С. 55. Попытка заключить мир с Литвой (с условием закрепления достигнутых успехов) не удалась.

Вскоре после победы под Полоцком, русские рати стали терпеть поражения. Литовцы, встревоженные потерей города, направили к московской границе под командованием гетмана Николая Радзивилла все наличные силы.

Сражение на р. Улле 26 января 1564г. обернулось тяжелым поражением для русской армии из-за предательства кн. А.М. Курбского, агента литовской разведки, передавшего сведения о передвижении русских полков.

1564г. принес не только бегство Курбского в Литву, но и еще одно поражение от литовцев — под Оршей. Война принимала затяжной характер. Осенью 1564г. правительство Ивана Грозного, не имея сил сражаться сразу с несколькими государствами, заключило семилетний мир со Швецией ценой признания шведской власти над Ревелем, Перновом (Пярну) и другими городами Северной Эстонии.

Осенью 1564г. литовское войско, в котором находился и Курбский, перешло в успешное контрнаступление. Согласованно с Сигизмундом II к Рязани подступил и крымский хан Девлет-Гирей, набег которого привел царя в панику.

В 1568 г. на шведский престол сел враг Ивана IV Юхан III. Кроме того, грубые действия русских дипломатов способствовали дальнейшему ухудшению отношений со Швецией. В 1569г. Литва и Польша по Люблинской унии сливались в единое государство — Речь Посполитую. Королюк, В. Д. Указ. соч. — С. 69. В 1570 русский царь принял мирные условия польского короля с тем, чтобы иметь возможность вытеснить шведов из Прибалтики силой оружия. На занятых Москвой землях Ливонии было создано вассальное королевство, правителем которого стал датский принц Магнус Гольштейнский. Осада русско — ливонскими войсками шведского Ревеля в течение почти 30 недель закончилась полным провалом. Костомаров, Н. И. Исторические монографии и исследования: в 2 кн. — М., 1989. — С. 87.В 1572 г. в Европе началась борьба за опустевший после смерти Сигизмунда польский трон. Речь Посполитая оказалась на пороге гражданской войны и иностранного вторжения. Россия поспешила повернуть ход войны в свою пользу. В 1577 г. состоялся победоносный поход русской армии в Прибалтику, в результате, которого Россия контролировала все побережье Финского залива, исключая Ригу и Ревель.

На втором этапе война приняла затяжной характер. Борьба велась на несколько фронтов с переменным успехом. Положение осложнялось неудачными дипломатическими действиями и бездарностью военного командования. Неудачи во внешней политике привели к резкой смене внутриполитического курса. Многолетняя война привела к экономическому кризису. Достигнутые к 1577 г. военные успехи впоследствии не удалось закрепить.

2.3 Третий этап войны

Решительный перелом в ходе военных действий связан с появлением во главе Польско-Литовского государства опытного военачальника Стефана Батория, чья кандидатура на польский трон была выдвинута и поддержана Турцией и Крымом. Он сознательно не мешал наступлению русских войск, затягивая мирные переговоры с Москвой. Его первой заботой стало решение внутренних проблем: подавление мятежной шляхты и восстановление боеспособности армии.

В 1578г. началось контрнаступление польских и шведских войск. Упорная борьба за замок Верден закончилась 21 октября 1578г. тяжелым поражением русской пехоты. Россия теряла один город за другим. Перешел на сторону Батория герцог Магнус. Тяжелая обстановка заставила русского царя искать мира с Баторием, чтобы собрать силы и нанести летом 1579г. решительный удар по шведам.

Но Баторий не хотел мира на русских условиях и готовился к продолжению войны с Россией. В этом его полностью поддерживали союзники: шведский король Юхан III, саксонский курфюрст Август и бранденбургский курфюрст Иоганн-Георг. Зимин, А. А., Хорошкевич, А. Л. Россия времени Ивана Грозного. — М., 1982. — С. 125.

Баторий определил направление главного удара не на разоренную Ливонию, где находилось еще много русских войск, а на территорию России в районе Полоцка — ключевого пункта на Двине. Там же. — С. 140.

Встревоженный вторжением польской армии в пределы Московского государства, Иван Грозный пытался укрепить гарнизон Полоцка и его боевые возможности. Однако эти действия явно запоздали. Осада Полоцка поляками продолжалась три недели. Защитники города оказали ожесточенное сопротивление, но, неся огромные потери и утратив веру в помощь русских войск, сдались 1 сентября Баторию.

После взятия Полоцка литовская армия вторглась в Смоленскую и Северскую земли. После этого успеха Баторий вернулся в столицу Литвы — Вильну, откуда направил Ивану Грозному послание с сообщением о победах и требованием уступки Ливонии и признания прав Речи Посполитой на Курляндию.

Готовясь возобновить военные действия в следующем году, Стефан Баторий опять предполагал наступать не в Ливонии, а на северо-восточном направлении. На этот раз он собирался овладеть крепостью Великие Луки, прикрывавшей с юга новгородские земли. И вновь планы Батория оказались неразгаданными московским командованием. Русские полки оказались растянутыми по всей линии фронта от ливонского г. Кокенгаузена до Смоленска. Эта ошибка имела самые негативные последствия.

В конце августа 1580г. войско польского короля (48-50 тыс. человек, из них 21 тыс. — пехота) перешло русскую границу. Выступившая в поход королевская армия имела первоклассную артиллерию, в составе которой находилось 30 осадных пушек.

Осада Великих Лук началась 26 августа 1580г. Встревоженный успехами противника, Иван Грозный предложил ему мир, согласившись на очень значительные территориальные уступки, прежде всего передачу Речи Посполитой 24 городов в Ливонии. Также царь выразил готовность отказаться от претензий на Полоцк и Полоцкую землю. Однако Баторий посчитал предложения Москвы недостаточными, требуя всей Ливонии. По-видимому, уже тогда в его окружении вырабатывались планы завоевания Северской земли, Смоленска, Великого Новгорода и Пскова. Прерванная осада города продолжилась, и 5 сентября защитники полуразрушенной крепости согласились на капитуляцию.

Вскоре после этой победы поляками были взяты крепости Нарва (29 сентября), Озерище (12 октября) и Заволочье (23 октября).

В сражении под Торопцом было разбито войско кн. В.Д. Хилкова, и это лишило защиты южные пределы новгородской земли.

Польско-литовские отряды продолжили военные действия в этом районе и зимней порой. Шведы, взяв с великим трудом крепость Падис, положили конец русскому присутствию в Западной Эстляндии.

Основной целью третьего удара Батория стал Псков. 20 июня 1581г. польская армия выступила в поход. На этот раз скрыть его подготовку и направление главного удара королю не удалось. Русским воеводам удалось, опередив врага, нанести предупреждающий удар в районе Дубровны, Орши, Шклова и Могилева. Это нападение не только замедлило продвижение польской армии, но и ослабило ее силы. Благодаря временной остановке польского наступления, русскому командованию удалось перебросить в Псков дополнительные воинские контингенты из ливонских замков и укрепить фортификационные сооружения. Польско-литовские войска осенью и зимой 1581г. штурмовали город 31 раз. Все приступы были отбиты. Баторий отказался от зимней осады и 1 декабря 1581г. оставил лагерь. Наступил удачный момент для переговоров. Русский царь понимал, что война проиграна, для поляков же дальнейшее нахождение на территории России было чревато тяжелыми потерями.

Третий этап — это в большей степени оборонительные действия России. В этом сыграли свою роль многие факторы: военный талант Стефана Батория, неумелые действия русских дипломатов и полководцев, значительное падение военного потенциала России. На протяжении 5 лет Иван Грозный неоднократно предлагал противникам мир на невыгодных для России условиях.

2.4 Итоги

Россия нуждалась в мире. В Прибалтике перешли в наступление шведы, крымцы возобновили набеги на южных рубежах. Посредником в мирных переговорах выступил папа Григорий XIII, мечтавший расширить влияние папской курии на Восточную Европу. Зимин, А. А., Хорошкевич, А. Л. Россия времени Ивана Грозного. — М., 1982. — С. 143.Переговоры начались в середине декабря 1581 г. в небольшой деревушке Яме Запольском. Съезды послов завершились 5 января 1582 г. заключением десятилетнего перемирия. Польские комиссары согласились уступить Московскому государству захваченные ранее их армией Великие Луки, Заволочье, Невель, Холм, Ржеву Пустую и псковские пригороды Остров, Красный, Воронеч, Велью. Особо оговаривалось, что возвращению подлежали русские крепости, осаждавшиеся на тот момент войсками польского короля, в случае захвата их неприятелем: Врев, Владимерец, Дубков, Вышгород, Выборец, Изборск, Опочка, Гдов, Кобылье городище и Себеж. Предусмотрительность русских послов оказалась нелишней: согласно этому пункту поляки возвратили захваченный город Себеж. Со своей стороны Московское государство согласилось на передачу Речи Посполитой всех занятых русскими войсками городов и замков в Ливонии, каковых оказалось 41. Ям — запольское перемирие не распространялось на Швецию. Королюк В. Д. Указ. соч. — С. 106.

Так, Стефан Баторий закрепил за своим королевством большую часть Прибалтики. Ему также удалось добиться признания своих прав на Полоцкую землю, на города Велиж, Усвят, Озерище, Сокол. В июне 1582 г. условия Ям-Запольского перемирия были подтверждены на переговорах в Москве, которые вели польские послы Януш Збаражский, Николай Тавлош и писарь Михаил Гарабурда. Стороны договорились датой окончания действия заключенного в Яме Запольском перемирия считать день св. Петра и Павла (29 июня) 1592 г.

4 февраля 1582 г., через месяц после заключения Ям-Запольского перемирия, последние польские отряды ушли из-под Пскова.

Однако, Ям-Запольским и «Петропавловским» мирным соглашением 1582 г. Ливонская война не закончилась. Окончательный удар по русским планам сохранения части завоеванных в Прибалтике городов нанесла шведская армия под командованием фельдмаршала П. Делагарди. В сентябре 1581 г. его войска овладели Нарвой и Ивангородом, оборону которого возглавлял воевода А. Бельский, сдавший крепость неприятелю.

Закрепившись в Ивангороде, шведы вскоре вновь перешли в наступление и вскоре заняли пограничные Ям (28 сентября 1581 г.) и Копорье (14 октября) с их уездами. Россия 10 августа 1583 года заключила перемирие со Швецией в Плюсе, по которому за шведами оставались занятые ими русские города и Северная Эстония. Зимин, А. А., Хорошкевич, А. Л. Россия времени Ивана Грозного. — М., 1982. — С. 144.

Продолжавшаяся почти 25 лет Ливонская война закончилась. Россия потерпела тяжелое поражение, лишившись не только всех своих завоеваний в Прибалтике, но и части собственных территорий с тремя важнейшими пограничными городами-крепостями. На побережье Финского залива за Московским государством остались лишь небольшая крепость Орешек на р. Неве и узкий коридор вдоль этой водной артерии от р. Стрелки до р. Сестры, общей протяженностью 31,5 км.

Три этапа в ходе военных действий носят разный характер: первый — локальная война при явном преимуществе русских; на втором этапе война приняла затяжной характер, складывается антироссийская коалиция, бои идут на границе Русского государства; третий этап характеризуется преимущественно оборонительными действиями России на ее территории, русские воины демонстрируют небывалый героизм при обороне городов. Главная цель войны — решение Балтийского вопроса — не была достигнута.

Ливонская война 1558-1583 годов стала одной из важнейших кампаний времен Да и всего XVI века, пожалуй.

Ливонская война: кратко о предпосылках

После того, как великому московскому царю удалось покорить Казанское и

Астраханское ханства, Иван IV обратил свое внимание на балтийские земли и выход к Балтийскому морю. Взятие этих территорий для Московского царства означало бы многообещающие возможности торговать в Балтике. Вместе с тем, обосновавшемуся там уже немецкому купечеству и Ливонскому ордену было крайне невыгодно допускать в регион новых конкурентов. Разрешением этих противоречий и должна была стать Ливонская война. Кратко следует также упомянуть и о формальном поводе к ней. Им послужила неуплата дани которую Дерптское епископство было обязано платить в пользу Москвы согласно договору 1554 года. Формально такая дань существовала еще с начала XVI столетия. Однако на практике о ней давно никто не вспоминал. Лишь с обострением отношений между сторонами использовал этот факт в качестве оправдания русского вторжения в Балтику.

Ливонская война: кратко о перипетиях конфликта

Русские войска начали вторжение в Ливонию в 1558 году. Первый этап столкновения, длившийся до 1561 года, завершился

сокрушительным поражением Ливонского ордена. Армии московского царя с погромами прошлись по восточной и центральной Ливонии. Были взяты Дерпт и Рига. В 1559 году стороны на полгода заключили перемирие, которое должно было перерасти в мирный договор на условиях Ливонского ордена от России. Но на помощь немецким рыцарям поспешили короли Польши и Швеции. Король Сигизмунд II дипломатическим маневром сумел взять орден под собственный протекторат. А в ноябре 1561 года условиями Виленского договора Ливонский орден прекращает свое существование. Его территории разделены между Литвой и Польшей. Теперь Ивану Грозному пришлось противостоять сразу трем могущественным соперникам: Княжеству Литовскому, Королевствам Польскому и Шведскому. С последними, впрочем, московскому царю удалось достаточно быстро заключить мир на некоторое время. В 1562-63 годах начинается второй масштабный поход в Балтику. События Ливонской войны на этом этапе продолжали развиваться благополучно. Однако уже в середине 1560-х годов до предела обостряются отношения между Иваном Грозным и боярами Избранной рады. Положение еще больше ухудшается из-за бегства одного из ближайших княжеских соратников Андрея Курбского в Литву и его переходом на сторону противника (причиной, побудившей боярина, стала нарастающая деспотия в Московском княжестве и ущемление древних вольностей боярства). После этого события Иван Грозный окончательно ожесточается, видя вокруг себя сплошных предателей. Параллельно с этим происходят и поражения на фронте, которые объяснялись князем внутренними врагами. В 1569 году Литва и Польша объединяются в единое государство, что

укрепляет их могущество. В конце 1560-х — начале 70-х русские войска терпят ряд поражений и даже теряют несколько крепостей. С 1579 года война для принимает уже в большей степени оборонительный характер. Однако в 1579 году противником был захвачен Полоцк, в 1580-м — Великий Лук, в 1582-м продолжается длительная осада Пскова. Становится очевидной необходимость подписания мира и передышки для государства после десятилетий военных кампаний.

Ливонская война: кратко о последствиях

Война закончилась подписанием крайне невыгодных для Москвы Плюсского и Ям-Запольского перемирий. Выход к так и не был получен. Вместо этого князь получил истощенную и разоренную страну, оказавшуюся в крайне трудном положении. Последствия Ливонской войны ускорили внутренний кризис, приведший к Великой Смуте начала XVI века.

Рекомендации по региональной безопасности в Балтийском море

В то время как учения «Запад» в России и Беларуси попали в заголовки газет в сентябре 2021 года, 10-дневные командно-штабные учения «Joint Protector 21» в Эльвдалене, Швеция, стали проверкой многостороннего оперативного командно-штабного сотрудничества в вымышленный сценарий «серой зоны», если не считать открытой войны. Более 500 участников прибыли из 10 стран Объединенного экспедиционного корпуса (JEF): Дании, Эстонии, Финляндии, Исландии, Латвии, Литвы, Нидерландов, Норвегии, Швеции и Великобритании.

JEF не является военным альянсом. Это сила — «коалиция деятелей», по словам министра обороны Великобритании Бена Уоллеса, — которая может действовать независимо, с союзниками или в составе операции Организации Объединенных Наций или НАТО. Функционирует с 2018 года, его основной мандат — Северная Европа, а его возможности варьируются от гуманитарной помощи до высокоуровневых конфликтов.

JEF не является конкурентом НАТО. На саммите альянса в 2014 году предполагалось, что «группы союзников объединятся для многонациональной работы над совместным развитием сил и средств, необходимых Североатлантическому союзу, при содействии рамочной нации.«В случае с JEF рамочной страной является Великобритания. Это иллюстрирует новую роль, которую все чаще играют «минилатералии» — гибкие, неформальные коалиции союзников-единомышленников.

JEF заполняет важный пробел. Ему недостает гибкости при принятии решений в НАТО и Европейском Союзе (ЕС), что сдерживается необходимостью достижения консенсуса между 30 странами (НАТО) или 27 (ЕС). Его можно развернуть в критической «серой зоне» до фактического начала вооруженного конфликта, тем самым выступая в качестве сдерживающего фактора дальнейшей эскалации.Сочетание дипломатической, медийной и другой деятельности, связанной с таким развертыванием, облегчается высоким уровнем политического доверия.

Члены JEF обладают передовым военным потенциалом, а также входят в число ведущих европейских стран по противодействию гибридным угрозам. Европейский центр передового опыта по противодействию гибридным угрозам, базирующийся в Хельсинки, выступил консультантом и принял участие в конференции Joint Protector 21 в сентябре 2021 года.Она выиграла бы от поддержки США в развитии своих подпороговых возможностей, оттачивании своего подхода к эскалации (включая привлечение лиц, принимающих решения на высоком уровне) и координации своей деятельности с Силами реагирования НАТО. Расширенные встречи на высоком уровне, учения, обучение и командировки штабных офицеров помогут достичь этих целей .  

 

Ближе к ветру: региональная безопасность Балтийского моря

Мы выражаем признательность нашим коллегам из CEPA, полковнику в отставкеРэю Войчику, Дали Банкускайте и адмиралу в отставке Джейми Фогго, а также Международному институту стратегических исследований за предоставление нам данных из бесценного сборника «Военный баланс» за 2021 год. В этом отчете также использовались исключительные исследования, проведенные FOI (Шведское агентство оборонных исследований), Центром военно-морского анализа и корпорацией RAND.

Наше исследование основано на десятках интервью, проведенных в основном в первом квартале 2021 года, с государственными чиновниками, политиками, действующими военными, отставными лицами, принимающими решения, аналитиками и другими заинтересованными сторонами.Чтобы поощрить откровенность, мы ясно дали понять, что их личности не будут раскрыты, а их вклад в наше мышление не подлежит атрибуции. Мы благодарны десяткам сторонних рецензентов, которые высказали свои мысли по черновому варианту этого отчета.

Наша работа также выигрывает от других работ CEPA. Предшествующий этому отчету «Грядущая буря» (2015 г.) отмечал российскую угрозу и стратегическую непоследовательность в регионе Балтийского моря. Он выступал за то, чтобы отложить вопрос о членстве Швеции и Финляндии в НАТО и сосредоточиться на наращивании национального потенциала и региональном сотрудничестве в области обороны.

В отчете за 2018 г. «Безопасность Сувалкского коридора» подчеркивается уязвимость наземного сообщения между Польшей и Литвой. В нем проанализированы потенциальные стратегии и возможности России, история коридора и местность, расположение сил НАТО, а также политическая и военная обстановка вокруг региона. Он рекомендовал НАТО улучшить свою оборону и сдерживание, обеспечив способность быстро распознавать угрозы, повысить скорость принятия решений и ускорить переброску подкреплений через оперативные линии и национальные границы.

«Один фланг, одна угроза, одно присутствие» (2020 г.) обозначил стратегическую непоследовательность НАТО на своих восточных границах. Он рекомендовал НАТО усилить свою роль в более широком регионе Черного моря во всех областях — усиление потенциала сдерживания и обороны, совершенствование разведки и разведки (см. вставку «Разведка: уроки Черного моря») и принятие общей оценки угроз, чтобы быстрая политическая и военная реакция, необходимая для сдерживания российского зондирования и агрессии.

Отчеты проекта военной мобильности (2021 г.) сосредоточены на пяти различных военно-политических сценариях, включая усиление Эстонии из Норвегии и прибалтийских государств через коридор Сувалки. Этот проект выявил необходимые изменения в правовых и нормативных стандартах, инфраструктуре, военных требованиях и управлении рисками, необходимые для повышения военной мобильности в Европе.

Этот проект был реализован при щедрой поддержке General Atomics Aeronautical Systems и Министерства обороны Эстонии. CEPA благодарит обоих этих партнеров за постоянную поддержку этого важного исследования.

Швеция усиливает патрулирование острова Готланд на фоне напряженности в отношениях с Россией русских десантных кораблей на Балтике.

Москва напугала Запад, сосредоточив войска вблизи Украины, вызвав опасения, что она рассматривает возможность вторжения. Москва отрицает любые подобные планы, заявляя, что может размещать силы на своей территории по своему усмотрению. читать дальше

Готланд, самый большой остров Швеции, имеет стратегическое значение и находится примерно в 330 километрах (205 миль) от Калининграда, штаб-квартиры Балтийского флота России. В 2019 году Швеция разместила на острове обновленную систему противоракетной обороны «земля-воздух».

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Регистрация

Генерал-лейтенант Майкл Клаессон, начальник отдела совместных операций вооруженных сил, сообщил Рейтер, что с четверга войска патрулируют гавань и аэропорт Висбю, главного города Готланда.

Швеция не является членом НАТО, но имеет тесные связи с Атлантическим альянсом и наращивает свои вооруженные силы после десятилетий забвения на фоне возросшего беспокойства по поводу бряцания оружием России в регионе Балтийского моря.

Клаессон сказал, что операция на Готланде была вызвана выходом российских десантных кораблей в Балтийское море на этой неделе и последовала за годами ухудшения условий безопасности, в том числе в непосредственной близости от Швеции.

«Недавние события в области безопасности и напряженность на уровне политики безопасности не изменили эту картину, а скорее усилили ее», — сказал он, добавив, что вооруженные силы недавно отметили расширение иностранных наступательных возможностей вблизи Швеции.

«…Российские десантные корабли являются примером такой наступательной способности», — сказал он. «Они прошли через (Дания) пролив Большой Бельт и продолжили путь в Балтийское море».

Клаессон сказал, что вооруженные силы также предпринимают действия в других частях Швеции в ответ на недавние действия России, но отказался от дальнейших комментариев.

Верховный главнокомандующий Швеции заявил на прошлой неделе, что шведская стратегия безопасности будет полностью подорвана, если НАТО согласится воздержаться от дальнейшего расширения и ограничить часть своей деятельности в Европе, как того требует Россия. читать дальше

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

Репортаж Хелены Содерпальм и Анны Рингстром Под редакцией Гарета Джонса

Наши стандарты: Принципы доверия Thomson Reuters.

Варианты НАТО – Предотвращение эскалации в странах Балтии: Сборник действий НАТО

Содержание

Поскольку в текущих условиях может произойти преднамеренная, непреднамеренная или случайная эскалация или их неясная комбинация, необходимо изучить конкретные варианты в распоряжении НАТО для более эффективного устранения этих рисков эскалации.Три средства, которые НАТО использует в той или иной степени для противодействия российскому вызову: (1) сдерживание и гарантия; (2) устойчивость; и (3) снижение риска — у всех есть свои плюсы и минусы. Существуют компромиссы и потенциальная синергия между отдельными целями калибровки сдерживания, сохранения единства альянса и предотвращения непреднамеренной или случайной эскалации с Россией.

Сдерживание и уверенность

НАТО имеет в своем распоряжении два основных военных подхода для снижения риска преднамеренной эскалации со стороны России: (1) сдерживание путем отрицания, то есть сдерживание России путем формирования военной позиции, способной убедительно помешать России достичь своих целей в военном отношении; и (2) улучшить нынешний подход альянса к растяжке, то есть более убедительно продемонстрировать России, что, хотя силы НАТО в регионе сравнительно слабы, издержки агрессии все равно перевешивают выгоды.Оба варианта приведут к политическим компромиссам в разной степени.

Сдерживание отказом

Если НАТО хочет лишить Россию возможности успешно атаковать одну или несколько балтийских стран, у нее нет иного выбора, кроме как развернуть силы в гораздо большем масштабе, чем сейчас. Такие силы можно было бы развертывать постепенно, чтобы не дать России casus belli и сделать такое развертывание более приемлемым для скептически настроенных членов НАТО. В исследовании RAND 2017 г. предлагалось разместить около 35 000 человек с возможностью дополнительного усиления примерно до 70 000 человек; 1 это, безусловно, предотвратит свершившийся военный факт России и заставит Москву вести кровавую и затяжную обычную войну, если она нападет.Эти развертывания также, возможно, устранили бы большинство трудностей — и некоторые из вытекающих из этого путей эскалации, — которые вытекают из текущей потребности альянса в быстром и крупномасштабном подкреплении войск в условиях кризиса. Кроме того, такое развертывание войск повысит издержки Москвы, связанные с преднамеренным форсированием военного кризиса с НАТО.

Если НАТО хочет лишить Россию возможности успешно атаковать одну или несколько балтийских стран, у нее нет иного выбора, кроме как развернуть силы в гораздо большем масштабе, чем сейчас.

Хотя такие меры могут снизить краткосрочный риск преднамеренной российской эскалации, они приведут к ряду серьезных политических компромиссов. Во-первых, подход, основанный на сдерживании путем воспрепятствования, может нарушить хрупкий политический консенсус среди членов НАТО в отношении обычного сдерживания и обеспечения гарантий. Ряд государств-членов, возможно, во главе с Германией и Францией, не поддержали бы такую ​​политику и попытались бы ее заблокировать. Что еще более важно, возможно, даже страны Балтии не поддерживают такой максималистский подход.В то время как многие официальные лица и эксперты стран Балтии хотели бы видеть более широкое военное участие США в регионе, некоторые из них весьма скептически относятся к предположениям, лежащим в основе военных игр RAND, и считают, что они слишком пессимистичны в отношении обороны стран Балтии. Хотя они хотели бы видеть сильный, единый союзнический ответ на растущую угрозу со стороны России, они также признают необходимость избегать ненужной эскалации общей напряженности в отношениях с Россией. 2 Кроме того, на фоне часто спорных дебатов внутри НАТО о разделении финансового и военного бремени было бы совсем неясно, кто предоставит необходимые средства и силы для такого большого военного присутствия. Ни Соединенные Штаты, ни большинство других союзников в настоящее время не кажутся одновременно желающими и способными.

Во-вторых, вместо того, чтобы предотвратить преднамеренную эскалацию со стороны России, такой подход, основанный на сдерживании путем воспрепятствования, мог бы, по сути, усилить ощущение отсутствия безопасности со стороны России. России не хотелось бы принимать силы НАТО такого размера так близко к своим границам. Москва может попытаться предотвратить развертывание сил НАТО с помощью различных средств, в том числе, что не исключено, путем рассмотрения возможности превентивного применения силы (то есть Россия может начать войну, потому что ее положение в будущем может только ухудшиться).Этот риск может стать еще более острым на ранних стадиях кризиса, когда Россия может ошибочно истолковать крупномасштабное передвижение значительных сил, такое как 70-тысячное усиление личного состава, предложенное исследованием RAND, как подготовку НАТО к превентивному нападению на Россию. В-третьих, широкомасштабное развертывание обычных вооружений могло бы помочь еще больше укрепить зависимость России от ее средств ядерного сдерживания и даже снизить порог России для применения ядерного оружия, что повысит вероятность раннего применения ядерного оружия.

Однако здесь имеется и потенциально положительный синергетический эффект. Если бы крупномасштабное развертывание войск НАТО предотвратило преднамеренное нападение России с применением обычных вооружений, у Москвы не было бы причин использовать наступательную линию от эскалации к деэскалации.

Улучшение растяжки

НАТО также может попытаться усовершенствовать свой существующий подход к ядерному сдерживанию и устранить некоторые неясности, присущие подходу Североатлантического союза к ядерному сдерживанию.Доступны различные варианты. Во-первых, если НАТО хочет повысить свою способность возлагать расходы на Москву, избегая при этом эскалации общей напряженности в отношениях с Россией и сохраняя единство альянса, она может добавить дополнительный персонал и технику значительно ниже уровня семи постоянно развернутых тяжеловооруженных бригад. Сможет ли НАТО прийти к консенсусу по развертыванию, например, двух дополнительных бригад, тем не менее, совершенно не ясно. Тем временем Москва, вероятно, воспримет это как приглашение ответить взаимностью, чего она до сих пор не делала в ответ на развертывание EFP.Кроме того, с военной точки зрения более чем сомнительно, смогут ли две дополнительные бригады сдерживать российскую атаку достаточно долго, чтобы НАТО отправило подкрепление. Тем не менее, даже две дополнительные бригады увеличат военные расходы, которые Россия понесет за вторжение в страну-члена НАТО, тем самым угрожая болью, которой Москва могла бы надеяться избежать.

НАТО могла бы улучшить свой существующий подход к ядерному сдерживанию и устранить некоторые неясности, присущие его подходу к ядерному сдерживанию.

Во-вторых, более скромный подход состоял бы в том, чтобы НАТО устранила некоторые из своих существующих военных недостатков — увеличив вероятность того, что сработает растяжка, что приведет к своевременному политическому решению НАТО о реагировании — с целью укрепления доверия подхода НАТО к сдерживанию и тем самым предотвратить преднамеренную эскалацию со стороны России. Например, если НАТО хочет обеспечить как можно более раннее участие EFP в боевых действиях в случае нападения России, она могла бы переосмыслить географическое расположение баз EFP или добавить дополнительный небольшой элемент сил передового базирования, который постоянно патрулировать и контролировать границы с Россией.Таким образом, НАТО ограничит возможности России по переброске через границу небольших замаскированных подразделений. НАТО также может рассмотреть вопрос о том, чтобы попросить Вашингтон добавить некоторые силы США в три балтийских государства, чтобы снять любые опасения, что некоторые из стран, участвующих в EFP, могут не проявить решимости в случае нападения России. Поступая таким образом, НАТО укрепит уверенность, прислушавшись к призывам стран Балтии к американским ботинкам на земле.

Еще одна необходимая корректировка, если она еще не началась, заключалась бы в формировании в НАТО четкого политического понимания ее роли в отношении возможных внутренних протестов, которые Россия может спровоцировать в трех странах Балтии. В том же духе НАТО следует избегать каких-либо дублирующих друг друга или даже противоречащих друг другу цепочек командования для EFP и рассмотреть дополнительный вариант разработки согласованных правил ведения боевых действий до того, как вступит в силу ее поэтапный план реагирования.

Помимо EFP, НАТО следует добиваться большей внутренней ясности в отношении того, какие военные или, возможно, даже политические события вызовут развертывание передовых сил и eNRF. Этот процесс должен привести к упорядоченному принятию политических и военных решений в случае кризиса.НАТО уже начала репетировать принятие кризисных решений, 3 , но это не то же самое, что оптимизация необходимых процессов. Возможно, союзникам следует заранее определить, какие общие непредвиденные обстоятельства вызовут подкрепление, чтобы во время кризиса Североатлантический совет мог действовать быстро.

Кроме того, НАТО необходимо усилить свои возможности для усиления сил передового базирования, учитывая ее атрофированные возможности тылового обеспечения в Европе, а также российские возможности A2/AD. НАТО уже начала пересматривать и пересматривать свой подход к тыловому обеспечению, чтобы быстрее перебрасывать силы в случае кризиса. 4 Но союзники должны также обсудить усиление противовоздушной обороны, направленное на защиту жизненно важных транспортных и логистических узлов НАТО в Западной Европе, а также укрепление воздушного пространства Балтийского моря.

Ни один из этих вариантов не вызвал бы споров внутри альянса. Однако они почти наверняка вызовут гораздо меньше споров, чем применение подхода сдерживания путем воспрепятствования, и помогут укрепить уверенность восточных членов альянса.Также маловероятно, что Россия (ошибочно) воспримет такие меры как эскалацию.

Единство Североатлантического союза будет гораздо труднее поддерживать, когда речь идет о ядерном сдерживании НАТО, учитывая вышеупомянутую двусмысленность в нынешнем подходе НАТО по политическим причинам. Одним из способов убедить Россию в решимости и готовности НАТО было бы, возможно, укрепить связь между обычными и ядерными силами НАТО, интегрировав оба элемента в учения, как это делала НАТО во время холодной войны. Другим вариантом было бы повышение уровня готовности ядерных сил в Европе (ни один из них в настоящее время не может быть приведен в боевую готовность менее чем за несколько недель).Еще более провокационным шагом для НАТО было бы распространение своих соглашений о совместном использовании на избранных восточных членов, таких как Польша, позволив им сертифицировать национальные самолеты для доставки ядерного оружия и/или разместив гравитационные бомбы B-61 на своей территории.

Ни одна из этих ядерных мер не имеет реальных шансов быть принятой НАТО в данный момент. Противодействие таким далеко идущим мерам со стороны таких стран, как Германия, Франция и другие, было бы просто слишком сильным. Противодействие им может поставить под угрозу единство альянса.Более того, некоторые из этих мер могут помочь увеличить, а не уменьшить, риск эскалации, если, например, Россия будет атаковать недавно сертифицированные самолеты двойного назначения, дислоцированные вблизи российской территории на ранних этапах войны. Распространение соглашений о совместном использовании на восточных членов также может привести к тому, что Россия ответит взаимностью, возможно, путем производства и развертывания нового тактического ядерного оружия. Эти действия могут спровоцировать новую гонку ядерных вооружений в Европе, что будет способствовать росту общей напряженности и сделает более вероятной непреднамеренную эскалацию.

Учитывая эти риски, НАТО в качестве альтернативы могла бы попытаться повысить общую безопасность своих членов другими способами, надеясь при этом избежать дорогостоящей и потенциально дестабилизирующей гонки ядерных вооружений с Россией и не подрывая единства альянса в традиционно противоречивой сфере ядерного сдерживания и обеспечения гарантий. . 5 Этот альтернативный вариант предполагает более активное использование американских бомбардировщиков для подачи сигналов и учений. Действительно, союзники по НАТО уже движутся в этом направлении.Например, в связи с Балтийскими операциями НАТО 2017 года (BALTOPS) и учениями Sabre Strike ВВС США направили в Соединенное Королевство бомбардировщики B-52 и B-2, способные нести ядерное оружие. 6 В то время как возросшая зависимость от американских бомбардировщиков позволяет НАТО избежать ядовитых дебатов о своих средствах ядерного сдерживания передового базирования, у этого выбора есть и обратная сторона, заключающаяся в увеличении риска непреднамеренной эскалации. В случае ядерного кризиса в отношениях с Россией Москва может неправильно истолковать развертывание бомбардировщиков как подготовку к стратегическому удару по территории России и в ответ сделать выбор в пользу скорейшего применения ядерного оружия.Таким образом, НАТО может рассмотреть вопрос о передаче России уровней боевой готовности в случае (ядерного) кризиса.

Учитывая эти компромиссы, альянс мог бы еще больше укрепить доверие к своему потенциалу ядерного сдерживания — не путем добавления (новых) возможностей или миссий, а путем передачи более четкого сообщения о политической решимости. Такой подход потребует инклюзивного политического процесса, поддерживаемого всеми союзниками. Публичные, а также частные сообщения отдельных глав государств и правительств стран НАТО должны передавать Кремлю единый сигнал о том, что НАТО готова защищать своих членов всеми необходимыми средствами. Высокопоставленные политические и военные руководители стран-членов НАТО также должны регулярно появляться в странах Балтии, чтобы публично подчеркивать, что НАТО способно нанести неприемлемый ущерб любому противнику в случае нападения на одного из своих членов.

Что касается реакции НАТО на предполагаемые нарушения Россией Договора о РСМД, то альянс может принять решение о развертывании собственных крылатых ракет наземного базирования средней или средней дальности, если Вашингтон будет готов произвести и предоставить их и если европейские союзники согласятся разместить их у себя.Поступая таким образом, НАТО может наложить значительные расходы на Москву, которая, несмотря на свои усилия по укреплению своих возможностей для нанесения высокоточных ударов, казалось, помнила, по крайней мере в прошлом, о вероятных последствиях новой гонки вооружений для экономики и безопасности. 7

Эта политика, однако, означала бы расторжение Договора о РСМД. Учитывая сильную оппозицию этому в большинстве стран Западной Европы, возникнут огромные политические издержки и риски подрыва единства НАТО. Таким образом, союзники могли бы изучить альтернативные варианты, соответствующие ДРСМД, такие как ограниченное передовое развертывание обычных крылатых ракет на U.бомбардировщики и корабли S. в Западной Европе, а также усиленная защита от крылатых ракет на жизненно важных транспортных узлах НАТО. Параллельно натовские и не входящие в НАТО члены должны усилить дипломатическое давление на Москву. 8 При этом союзники должны стремиться к тому, чтобы дополнительные страны из Азии, также непосредственно затронутые предполагаемыми нарушениями Москвы, выразили свое недовольство Кремлем.

Устойчивость

В отличие от угроз, которые Россия представляет в военной сфере, запугиванию Москвой союзников по НАТО с помощью некинетических операций в различных гражданских областях нельзя противостоять традиционными военными средствами.Вместо сдерживания и защиты гражданские меры устойчивости являются лучшими инструментами для борьбы с большей частью российской тактики NGW. В частности, ключевой чертой политики НАТО должно стать повышение устойчивости этнических русских в странах Балтии к российской пропаганде. Пример Украины, хотя и сильно отличающийся от трех прибалтийских государств, показывает, что существующая этнополитическая напряженность может служить воротами для вмешательства России.

Повышение устойчивости этнических русских в странах Балтии к российской пропаганде должно стать ключевым элементом политики НАТО.

В Украине Россия использовала существующие этнополитические проблемы как предлог для применения силы. Его методы должны привести к двум важным осознаниям: Кремль заботится о своем имидже на мировой арене и осознает, что любой нарратив, оправдывающий интервенцию, должен получить широкую внутреннюю поддержку в России. 9 Обе реализации имеют значение для управления как преднамеренными, так и непреднамеренными путями эскалации. Прежде чем совершить акт агрессии против НАТО, Москва должна была создать масштабный предлог, который оправдал бы войну с самым могущественным в мире военным альянсом. Хотя это кажется маловероятным, нельзя исключать возможность того, что беспорядки в странах Балтии с участием этнических меньшинств могут привести к непреднамеренной эскалации, если внутреннее давление в Москве усилится. У НАТО не так много военных возможностей для смягчения этих рисков эскалации. Сдерживание применимо только в том случае, если Россия решит реагировать на внутренний кризис в странах Балтии — преднамеренно спровоцированный или случайно возникший — военным давлением или применением силы.

Более эффективным подходом было бы максимально снизить первоначальный риск внутренних беспорядков.Меры устойчивости могут стать важным способом сделать меньшинства более невосприимчивыми к некинетическим действиям России, таким как пропаганда и дезинформация. Однако нынешние усилия НАТО по повышению устойчивости сосредоточены на предотвращении сбоев в развертывании войск для обеспечения эффективного сдерживания и обороны. 10 Помимо военной сферы, НАТО рассматривает устойчивость как один из аспектов своих усилий, а не основную задачу.

Но у НАТО есть несколько вариантов расширения своего портфеля устойчивости.Во-первых, НАТО могло бы предоставить средства технической помощи странам Балтии, чтобы помочь им создать русскоязычные СМИ с нуля. Эта помощь должна охватывать наращивание потенциала, разработку программ, связи с общественностью и брендинг. Чтобы быть комплексными, эти усилия должны включать традиционные средства массовой информации, такие как газеты, телевидение и радио, а также социальные сети и интернет-ресурсы. Цель состояла бы в том, чтобы предоставить контрнарратив российской пропаганде и помочь аудитории отличить факты от фейковых новостей.

Хотя такие усилия по повышению устойчивости обойдутся намного дешевле, чем большинство военных вариантов, любые положительные результаты можно будет увидеть только в ближайшие десятилетия. В то же время союзники могут столкнуться с трудностями в достижении консенсуса относительно того, действительно ли НАТО, военный альянс, является подходящей организацией для применения подхода «мягкой силы», не в последнюю очередь потому, что такие усилия могут быть восприняты как спонсируемая НАТО пропаганда. Поскольку НАТО уже сотрудничает с ЕС в области устойчивости, 11 Брюссель, возможно, лучше подходит для руководства такими усилиями.

Спорные дебаты о цели членов НАТО тратить 2 процента своего ВВП на оборону могут привести к положительному синергетическому эффекту. Некоторые союзники, в том числе Германия, утверждают, что невоенные меры, такие как постконфликтное восстановление, предотвращение конфликтов, помощь в целях развития и интеграция беженцев, способствуют безопасности союзников и что НАТО должна учитывать расходы на них в рамках целевого показателя в 2 процента. 12 Несмотря на то, что генеральный секретарь НАТО осудил призывы Германии, 13 союзники могли бы извлечь из необходимости добродетель, поощряя Германию и другие страны финансировать и организовывать независимые русскоязычные СМИ и признавая, что такие усилия по обеспечению устойчивости засчитываются для достижения цели. 14

Спорные дебаты о цели членов НАТО тратить 2 процента своего ВВП на оборону могут привести к положительному синергетическому эффекту.

Другим вариантом для НАТО может быть пристальное наблюдение за состоянием интеграции, правами и обращением с русскими меньшинствами в странах Балтии и вмешательство, возможно, через специальную гражданскую миссию по наблюдению и консультированию, в случаях, вызывающих обеспокоенность. Такой контрольный орган мог бы помочь сигнализировать России о том, что НАТО серьезно относится к этому вопросу.В настоящее время НАТО не играет никакой роли в защите прав меньшинств в государствах-членах и опасается посягательств на суверенитет членов. Поэтому может быть довольно сложно достичь консенсуса относительно разрешения НАТО напрямую вмешиваться во внутреннюю политику своих государств-членов. Союзники с плохим послужным списком с точки зрения демократических институтов и верховенства закона, включая Турцию или Венгрию (и, в меньшей степени, Польшу), могут даже рассматривать это как опасный юридический прецедент. Кроме того, институционализированный мониторинг может непреднамеренно показаться именно той стигматизацией стран Балтии, которую Россия хочет вызвать.

Но НАТО — это союз общих ценностей, а интеграция и справедливое обращение с русскими меньшинствами в странах Балтии — слишком важный вопрос, чтобы оставлять его без внимания. Если союзники сочтут мониторинг НАТО неприемлемым, они могут выбрать самоотчетность. Очевидно, что самоотчеты стран Балтии будут иметь свои недостатки, но такой подход может сопровождаться закулисным давлением со стороны других союзников, чтобы отчеты были содержательными. Другим вариантом было бы возложить на ОБСЕ, которая также занимается правами человека, усиленную мониторинговую роль.Проблема, однако, в том, что у России есть право вето в этой организации.

Повышение устойчивости членов НАТО к российскому вмешательству не должно ограничиваться странами Балтии. Как показали попытки России вмешаться в выборы во Франции, Нидерландах и США, усиление киберзащиты государственных органов, а также политических партий является первым необходимым шагом для предотвращения преднамеренной утечки конфиденциальной информации. НАТО должна сделать так, чтобы национальные меры по обеспечению устойчивости в киберсфере учитывались при достижении цели альянса в размере 2 процентов расходов на оборону.

Союзники должны информировать свою общественность о том, что Москва оказывает на них влияние либо напрямую, либо через доверенных лиц.

Кроме того, союзники должны информировать свою общественность о том, что Москва оказывает на них влияние либо напрямую, либо через доверенных лиц. Поскольку все большее число граждан скептически относятся к своим правительственным учреждениям, национальные правительства должны сотрудничать, обмениваясь информацией о российском вмешательстве, с независимыми группами гражданского общества, которые часто считаются более заслуживающими доверия.Такой подход может показаться сговором, но на него стоит пойти. Одним из недостатков такого сильного внимания НАТО к России в последние несколько лет, хотя и полностью оправданным, является тенденция изображать Кремль непобедимым «сверхчеловеком», что явно не так. Таким образом, союзники могли бы направить более решительный публичный сигнал своему населению о том, что действия Москвы не новы и не настолько значительны, чтобы разрушить западную демократию и верховенство закона.

Еще одна область, в которой НАТО могла бы повысить сопротивляемость своего населения, касается общественного признания сдерживания в целом и ядерного сдерживания в частности.В то время как опросы показывают, что уровень одобрения НАТО растет по обе стороны Атлантики, 15 частей западноевропейского общества по-прежнему весьма скептически относятся к политике сдерживания и обороны НАТО в отношении России. 16 Открытое несогласие с официальной политикой является одним из самых ценных достижений демократического общества. Но существует риск эксплуатации, как это предусмотрено в российской схеме NGW. Союзники по НАТО могли бы лучше разъяснять своей общественности политику НАТО в области сдерживания и обороны, в частности, почему НАТО остается ядерным союзом и что это на самом деле означает.

Снижение риска

Ни сдерживание и гарантия, ни повышенная устойчивость не применимы для предотвращения случайной эскалации. Для этой задачи в игру вступает цель НАТО по достижению безопасности в сотрудничестве с Москвой. Совместное снижение различных рисков, связанных с ограниченной прозрачностью и потенциальными военными инцидентами, требует согласованных правил и хорошей коммуникации в кризисных ситуациях. Помимо таких незамедлительных мер по снижению риска, будет сложнее достичь более амбициозных мер МДБ и контроля над вооружениями.Некоторые из них, такие как модернизация Венского документа ОБСЕ, могут быть достижимы даже в нынешних условиях. Другие, такие как ограничения на обычное вооружение, было бы труднее продать. Многое будет зависеть от способности НАТО достичь надежного консенсуса по этим вопросам.

Параллельно с реализацией согласованных мер по усилению сдерживания и обеспечения безопасности, НАТО следует продолжать привлекать Москву к улучшению связи в случае непредвиденного кризиса. Вместе эти два усилия могли бы подготовить почву для того, чтобы НАТО представила Москве конкретные МДБ и механизмы контроля над обычными вооружениями.Положительным моментом такого подхода было бы примирение позиций членов альянса, которые скептически относятся к более сильному военному ответу России, с теми, кто скептически относится к расширению сотрудничества.

Есть три основных способа, с помощью которых НАТО могла бы попытаться снизить самые насущные риски случайной эскалации.

Есть три основных способа, с помощью которых НАТО могла бы попытаться уменьшить самые насущные риски случайной эскалации. Во-первых, НАТО должна стремиться восстановить каналы связи между военными в кризисных ситуациях с российским генеральным штабом на рабочем уровне.НАТО проводит несколько спорадических заседаний Совета Россия-НАТО, который является полезным инструментом для общего политического диалога, но может оказаться недостаточным в случае кризиса, поскольку совет не обеспечивает необходимых каналов связи между военными. Во-вторых, первоначальные разговоры о том, как избежать случайной эскалации, должны быть направлены на общепринятые и соблюдаемые правила предотвращения происшествий в загруженном гражданском и военном воздушном пространстве над Балтийским морем. Что еще более амбициозно, Вашингтон и Москва должны постоянно использовать легкодоступные двусторонние отношения США.С.-Российское соглашение о предотвращении опасных военных действий. Кроме того, НАТО следует поощрять Польшу и три прибалтийских государства к стремлению заключить с Россией индивидуальные соглашения, аналогичные Соглашению о предотвращении инцидентов в открытом море и над ним. В-третьих, возобновление переговоров между НАТО и Россией о военной стратегии и ядерной доктрине, которые велись до аннексии Крыма Россией, могло бы помочь развеять неправильные представления и таким образом избежать непреднамеренной эскалации. Такие обсуждения были бы особенно важны, поскольку стратегический ядерный диалог между Вашингтоном и Москвой фактически прекратился после вступления в силу в 2011 году нового СНВ (хотя усилия по его возобновлению предпринимаются). НАТО может использовать такие переговоры, чтобы подчеркнуть свою решимость и обсудить предполагаемый нелинейный подход России к угрозе или применению ядерного оружия.

Эти краткосрочные варианты вряд ли вызовут серьезные разногласия внутри НАТО, поскольку они не подорвут сдерживание, уверенность или единство альянса. Однако реализовать их в нынешних политических условиях будет сложно, потому что Россия получает выгоду от непредсказуемости. Выйти за рамки этих первоначальных мер по устранению риска случайной эскалации и привлечь Россию к более далеко идущим мерам МДБ и контроля над вооружениями было бы еще сложнее.

На этом фронте НАТО следует начать прилагать больше интеллектуальных усилий для определения того, какие конкретные меры повысят безопасность союзников. Во-первых, обеспокоенность союзников крупномасштабными российскими учениями вблизи территории НАТО подчеркивает отсутствие прозрачности и предсказуемости, которые можно было бы смягчить за счет взаимно согласованных МДБ, таких как обновленная версия Венского документа ОБСЕ, касающаяся внезапных учений, а также крупные разбиты на несколько компонентов. Во-вторых, снижение рисков, связанных с численным дисбалансом в региональных обычных вооруженных силах, должно стать возможным, если обе стороны смогут разработать ограничения на тяжелые обычные вооружения.Наихудшим сценарием для НАТО было бы нападение России на одного из слабых в военном отношении восточных членов альянса. Чтобы такая атака была успешной, России пришлось бы использовать свои танки, бронетехнику, самолеты и вертолеты. Такие вспомогательные технологии, как крылатые ракеты, средства управления и ПВО, имеют решающее значение для таких операций, но они не могут захватить и удержать территорию противника. Эта реальность указывает на постоянную полезность договоренностей о контроле над вооружениями, ограничивающих возможности государств передвигать сапоги по земле.

Когда закончилась холодная война, НАТО и Варшавский договор подписали Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), который сократил и ограничил пять определенных типов обычной военной наземной и воздушной техники в определенных географических зонах. В 2007 году Москва приостановила действие ДОВСЕ в ответ на то, что НАТО поставила ратификацию адаптированного ДОВСЕ в зависимость от вывода Россией оставшихся вооружений и личного состава из сепаратистских регионов Грузии и Молдовы. 17 Несмотря на то, что договор де-факто все еще действует, без участия России он потерял большую часть своей полезности.Тем не менее, особенно в сегодняшних напряженных условиях, договоренность типа ДОВСЕ может повысить безопасность на восточном фланге НАТО. Поскольку значительная часть нынешней военной напряженности исходит из Балтийского моря, возможно, можно было бы добавить компонент контроля над военно-морскими вооружениями, хотя решение проблемы быстрых перемещений военно-морских сил может оказаться затруднительным.

НАТО также следует помнить о критиках подхода к контролю над обычными вооружениями. Критики из стран Балтии, в частности, высказывают опасения, что региональные ограничения на обычные вооруженные силы, даже если они будут взаимными, укрепят идею союза с различными зонами безопасности, тем самым подорвав уверенность и единство. 18 Хотя такое мнение, безусловно, имеет свои достоинства, союзники по НАТО должны убедить страны Балтии в том, что безопасность может быть построена на усилении сдерживания и уверенности, в идеале в сочетании с взаимными договоренностями о контроле над вооружениями.

Возможно, самым большим препятствием будет преодоление нежелания России использовать обычные ограничения, учитывая, что региональный баланс сил по-прежнему в ее пользу.

Возможно, самым большим препятствием будет преодоление нежелания России вводить обычные ограничения, учитывая, что региональный баланс сил все еще в ее пользу и что Москва не завершила свою программу модернизации обычных вооружений.Более того, региональные ограничения повлекут за собой географические ограничения, в частности, в Западном военном округе России. У России вообще были проблемы с принятием таких ограничений, даже по условиям первоначального ДОВСЕ. Тем не менее, в долгосрочной перспективе дело не безнадежно. Региональное военное превосходство России и военное превосходство НАТО в Европе в целом могут позволить заключить некую взаимовыгодную сделку. Если бы этого было невозможно добиться, НАТО все еще могло бы использовать угрозу дополнительных развертываний в качестве рычага давления на Москву в плане контроля над вооружениями.На самом деле Кремль не хотел бы соглашаться на дополнительное постоянное развертывание НАТО в странах Балтии и Польше, если союзники в какой-то момент согласятся с необходимостью такого шага.

Еще в конце 1970-х годов НАТО использовала аналогичную стратегию в ответ на наращивание советского ракетного вооружения. Угрожая ответить на действия СССР наращиванием собственных ракет, НАТО сделало конкретное предложение о диалоге и контроле над вооружениями. Несколько лет спустя, и после того, как НАТО подвергла испытанию свою угрозу, Москва наконец села за стол переговоров.Получившийся в результате американо-советский договор о РСМД ликвидировал все те ракеты средней дальности, которые НАТО и Советы сочли наиболее опасными. Аналогичным образом любое потенциальное развертывание дополнительных сил НАТО в странах Балтии должно включать в себя предложение диалога с Москвой с целью создания нового регионального и взаимного механизма контроля над обычными вооружениями. Такой механизм, если он будет успешно реализован и реализован, может сделать дополнительные развертывания излишними.

Наконец, союзники могут попытаться использовать продолжающийся ДРСМД аналогичным образом.Если Россия не вернется к соблюдению ДРСМД, развертывание американских войск станет все более вероятным в ближайшие несколько лет. 19 Вашингтон и его союзники могут использовать надвигающуюся угрозу этих развертываний в качестве стартовой заявки на более широкие переговоры с Россией о европейской безопасности и контроле над вооружениями. Если переговоры по контролю над вооружениями приведут к удовлетворительному результату, НАТО может отказаться от наращивания вооружений. Чтобы быть успешным, такой подход должен быть тщательно рассчитан по времени, иметь широкую поддержку внутри альянса и быть тщательно доведенным до сведения России.

Новый национальный отчет США пытается установить такую ​​связь, утверждая, что разработка новой ядерной крылатой ракеты морского базирования США «обеспечит необходимое нестратегическое присутствие в регионе, гарантированный потенциал реагирования и ответ в соответствии с Договором о РСМД на продолжающиеся действия России». Нарушение договора». 20 В NPR далее говорится, что «если Россия вернется к соблюдению своих обязательств по контролю над вооружениями, сократит свой нестратегический ядерный арсенал и исправит другие дестабилизирующие действия, ракета.” 21 К сожалению, этот подход не очень многообещающ, потому что связь, установленная NPR, слишком широка и выходит далеко за рамки вопроса предполагаемого нарушения Россией Договора о РСМД. В частности, NPR не обещает окончательно прекратить программу КРМБ, если Россия выполнит требования США.

Примечания

1 Шлапак, Сдерживание российской агрессии в странах Балтии .

2 Интервью автора с официальными лицами и экспертами стран Балтии.

3 НАТО, «Годовой отчет Генерального секретаря за 2016 год», стр. 35, http://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/pdf_2017_03/20170313_SG_AnnualReport_2016_en.pdf#page=35.

4 НАТО, «Логистика», 21 июня 2017 г., http://www.nato.int/cps/en/natohq/topics_61741.htm?selectedLocale=en.

5 В беседах с автором эксперты и официальные лица из Латвии и Литвы не выразили желания более сильного ядерного ответа со стороны НАТО.Однако все выразили озабоченность в связи с предполагаемыми нарушениями РСМД со стороны России.

6 Ориана Павлик, «США впервые отправили все 3 бомбардировщика в Европу», Business Insider, 9 июня 2017 г., http://www.businessinsider.com/us-sends-has-all-3-nuclear -боеспособные-бомбардировщики-в-европе-в-первые-2017-6.

7 По словам Президента Путина в 2006 году, «Мы должны учитывать планы и векторы развития вооруженных сил других стран, и мы должны быть в курсе перспективных разработок, но мы не должны гнаться за количеством и просто бросать свои деньги на ветер. Наши ответы должны основываться на интеллектуальном превосходстве. Они будут асимметричными, не такими затратными, но несомненно сделают нашу ядерную триаду более надежной и эффективной». Кремль, «Ежегодное обращение к Федеральному собранию», 10 мая 2006 г., http://en.kremlin.ru/events/president/transcripts/23577.

8 Последствия и контекст нарушения Россией Договора о РСМД, 115-е совещание. (2017) (подготовленное заявление Джона Вольфсталя перед подкомитетом по стратегическим силам комитета Палаты представителей по вооруженным силам и подкомитетом по терроризму, нераспространению и торговле Комитета по иностранным делам, 30 марта 2017 г.), http://docs.house.gov/meetings/FA/FA18/20170330/105811/HHRG-115-FA18-Wstate-WolfsthalJ-20170330.pdf.

9 Кадри Лийк, «Чего хочет Россия?» Европейский совет по международным отношениям, 26 мая 2017 г., http://www.ecfr.eu/article/commentary_what_does_russia_want_7297.

10 См. НАТО, «Союзники предпринимают дальнейшие шаги по повышению устойчивости», 28 марта 2017 г. , http://www.nato.int/cps/en/natohq/news_142645.htm?selectedLocale=en.

11 См. НАТО, «Совместное заявление президента Европейского совета, президента Европейской комиссии и генерального секретаря Организации Североатлантического договора», 8 июля 2016 г., http://www.nato.int/cps/en/natohq/official_texts_133163.htm.

12 «Помощь в целях развития не может быть частью расходов на оборону: Столтенберг НАТО», Reuters, 31 марта 2017 г., http://www.reuters.com/article/us-nato-spending-idUSKBN172234?mod=related&channelName=worldNews .

13 Там же.

14 Германия уже сотрудничает с информационными партнерами в странах Балтии. «Совместная работа во имя безопасности — министр иностранных дел Габриэль посещает страны Балтии», Федеральное министерство иностранных дел Германии, 2 марта 2017 г., http://www.auswaertiges-amt.de/EN/AAmt/BM-Reisen/2017/170228_Baltikum/170228_Baltikum.html.

15 Брюс Стоукс, «Имидж НАТО улучшается по обе стороны Атлантики», Исследовательский центр Пью, 23 мая 2017 г. , http://www.pewglobal.org/2017/05/23/natos-image-improves-on -по обе стороны Атлантики/.

16 Майкл Бирнбаум, «Опрос: Западная Европа опасается поддержки соседей России по НАТО», Washington Post , 10 июня 2015 г., https://www.washingtonpost.com/world/survey-western-europe-wary- of-supporting-russias-nato-neighbours/2015/06/09/8251602c-0df6-11e5-a0fe-dccfea4653ee_story.html?utm_term=.20c0075159d7.

17 Ульрих Кюн, «Контроль над обычными вооружениями 2.0», Журнал славянских военных исследований 26, вып. 2 (2013): 189–202.

18 Интервью автора с официальными лицами и экспертами из Латвии и Литвы.

19 Вольфсталь, «После развертывания: что?»

20 Министерство обороны, Обзор ядерной политики, 2018 г. , 55.

21 Там же.

Байден взвешивает развертывание тысяч военнослужащих в Восточной Европе и странах Балтии

«Вероятно, слишком мало и слишком поздно, чтобы сдерживать Путина», — сказал г-н Таунсенд в электронном письме. «Если русские действительно вторгнутся в Украину через несколько недель, эти 5000 должны быть просто авансовым платежом за гораздо большее присутствие США и их союзников. Западная Европа должна снова стать вооруженным лагерем».

Во время встречи в Кэмп-Дэвиде г-н Остин и генерал Марк А. Милли, председатель Объединенного комитета начальников штабов, появились по видеосвязи из Пентагона и из каюты генерала Милли, где он находился на карантине с тех пор, как у него был положительный результат теста для коронавируса.Официальные лица заявили, что, если г-н Байден одобрит развертывание, часть войск прибудет из Соединенных Штатов, а другие переместятся из других частей Европы в более уязвимые страны на восточном фланге НАТО.

Понимание нападения России на Украину


Карточка 1 из 7

Что лежит в основе этого вторжения? Россия считает Украину естественной сферой своего влияния, и ее нервирует близость Украины с Западом и перспектива вступления страны в НАТО или Европейский союз. Хотя Украина не является частью ни того, ни другого, она получает финансовую и военную помощь от США и Европы.

Эта напряженность только начинается сейчас? Антагонизм между двумя странами кипит с 2014 года, когда российские военные пересекли территорию Украины после того, как в результате восстания на Украине дружественный России президент сменился прозападным правительством. Затем Россия аннексировала Крым и спровоцировала сепаратистское движение на востоке. В 2015 году были достигнуты договоренности о прекращении огня, но боевые действия продолжаются.

Как отреагировала Украина? 23 февраля Украина объявила чрезвычайное положение на 30 дней, поскольку кибератаки вывели из строя государственные учреждения. После начала терактов президент Украины Владимир Зеленский объявил военное положение. Министр иностранных дел назвал атаки «полномасштабным вторжением» и призвал мир «остановить Путина».

Американские официальные лица не стали подробно описывать рассматриваемые подкрепления сухопутных войск, но нынешние и бывшие командиры заявили, что они должны включать в себя дополнительные силы ПВО, инженерных войск, тылового обеспечения и артиллерии.

Помимо войск г-н Байден мог бы также одобрить отправку дополнительных самолетов в регион.

Представитель Техаса Майкл МакКол, главный республиканец в комитете по иностранным делам, заявил в воскресенье, что Соединенным Штатам также необходимо проводить больше учений в этих странах НАТО.

«Нам нужны совместные учения в Польше, странах Балтии, Румынии, Болгарии, чтобы показать Путину, что мы настроены серьезно», — сказал г-н Маккол в программе «Лицом к нации». «Сейчас он не видит, что мы серьезно.

По данным министерства обороны Польши, в настоящее время в Польше дислоцировано около 4000 военнослужащих США и 1000 других военнослужащих НАТО. В странах Балтии также находится около 4000 военнослужащих НАТО.

С конца декабря Соединенные Штаты регулярно летают над Украиной на самолетах электронной подслушивания RC-135 Rivet Joint ВВС США. Самолеты позволяют оперативникам американской разведки прослушивать переговоры российских наземных командиров. ВВС также используют самолеты наземного наблюдения E-8 JSTARS для отслеживания наращивания российских войск и их передвижений.

6 причин не беспокоиться о вторжении России в Прибалтику

Продолжение истории под рекламой

Вот почему наблюдатели опасаются, что Россия окунется в Прибалтику.

Страх перед российской военной интервенцией в странах Балтии основан на двух заманчивых, но ошибочных аналогиях с конфликтом на Украине.

Во-первых, как и в Украине, в странах Балтии проживает большое количество этнических русских. Население Латвии примерно на 26 процентов составляют русские, а соответствующие цифры в Эстонии и Литве составляют 24 процента и 6 процентов соответственно.Кроме того, это русское население имеет давнюю историю недовольства языком, гражданством и культурной политикой, которая исключила их из политической и экономической жизни после обретения странами Балтии независимости в 1991 году. Россия обеспечила доступ к своему штабу Черноморского флота в крымском Севастополе, поэтому Путину может понадобиться доступ и к российскому эксклаву в Калининграде. Провинция является частью России, но отделена от российской «материковой части» Латвией, Литвой и Беларусью.Что еще более важно, Калининград является штабом Балтийского флота России. Многие опасаются, что Путин может попытаться прорваться через Польшу или Литву при поддержке своего белорусского союзника Александра Лукашенко и захватить транзитный маршрут в Калининград.

Но не волнуйтесь. Вот почему.

Продолжение истории под рекламой

Так может ли Прибалтика быть следующей? Я так не думаю по шести причинам.

1. Владимир Путин не может удержать страны Балтии от НАТО или E.U.

Специалист по международным отношениям Джон Миршаймер выдвинул провокационный аргумент, что вторжение России в Украину было спровоцировано расширением НАТО в 1990-х и 2000-х годах. Согласны вы или нет, но страны Балтии попали в клуб до того, как Россия смогла их остановить. Некоторые эксперты утверждают, что одной из главных причин, по которой Россия спровоцировала конфликт в Грузии в 2008 году и на Украине в 2014 году, было наложение вето на членство этих стран в НАТО, поскольку НАТО вряд ли допустит новых членов с открытыми территориальными спорами.

Продолжение истории ниже объявления

Вторжение в соседние страны может быть хорошей стратегией для удержания их подальше от НАТО или ЕС, но это не так полезно, когда они уже являются членами, поскольку гарантирует катастрофическую войну между Россией и НАТО.

2. России никогда не будет места за столом переговоров в балтийской политике

  Москва имеет право голоса в формировании внешней и внутренней политики Украины.

Но этого не могло быть в Прибалтике. Всегда. Исторический антагонизм слишком силен. Мое предыдущее исследование национальной идентичности в странах Балтии показывает, что советская оккупация стран Балтии во время Второй мировой войны остается центральной для национальной памяти и идентичности. Россия рассматривается как имперский «другой», против которого страны Балтии определяют себя, и ей никогда не позволят вмешиваться во внутреннюю политику.

История продолжается под рекламой

Более того, Путину пока не удалось достичь своей стратегической цели — установить в Киеве уступчивое пророссийское правительство.Даже если бы он представлял себе это возможным, мало оснований полагать, что он добьется большего успеха в странах Балтии.

3. Прибалтика не имеет такого же символического значения, как Украина и Крым

Украина имеет глубокое символическое значение для России. Граждане обеих стран считают древнюю империю Киевской Руси (и ее столицу Киев) колыбелью восточнославянской цивилизации. Киевский князь Владимир Великий принес православие своим подданным в 988 году, в золотой век славянской цивилизации, который стал основой последующих достижений Московии и Российской империи.На самом деле, они только что установили краеугольный камень нового массивного памятника князю Владимиру возле Кремля в Москве. Части современной Украины были частью Российской империи с 16 го века; Крым стал частью России в 1783 году.

История продолжается под рекламой

Эта глубокая историческая связь цивилизаций долгое время мешала России проглотить независимость Украины.

Однажды Путин сказал Джорджу Бушу: «Ты должен понять, Джордж.Украина — это даже не страна». И на протяжении большей части истории России он прав: Украина стала страной только в 1991 году, после столетий пограничной территории Российской и Советской империй.

То, что Украина захватила с собой Крым, только усугубило ситуацию, поскольку полуостров был «подарен» Украинской Советской Социалистической Республике Никитой Хрущевым только в 1954 году, что многие россияне считали незаконным как до, так и после распада СССР.

Продолжение истории под объявлением

Украина особенная для России.Прибалтика — это отдельная история. Мое исследование проследило территориальную эволюцию России в Балтийском регионе. В то время как Прибалтика стала частью Российской империи в результате разделов Польши в 18 -м веке, цари были достаточно «отстранены», чтобы позволить процветать сильной национальной идентичности, которая противостояла российскому господству.

Более того, между мировыми войнами Прибалтика была независимой. Когда Советский Союз снова насильственно аннексировал их в 1940 году, граждане стран Балтии восприняли это как незаконную иностранную оккупацию и продолжали сопротивляться в течение следующих 51 года.Даже когда Горбачев изо всех сил пытался в последние дни существования СССР скрепить какой-то союз, он знал, что в него не войдут прибалтийские республики, и исключил их из предложенного им договора, спасая то, что осталось от Советского Союза.

Согласно опросам и интервью, которые я проводил в России и Латвии, Россия и русские давно признали, что страны Балтии культурно и исторически отличаются от России. Было ли историческое и культурное значение Украины мотивом или просто оправданием действий Путина на Украине, в странах Балтии отсутствует сопоставимый символизм, что делает их менее вероятными объектами для вмешательства России.

Продолжение истории под объявлением

4. Российскому доступу в Калининград ничего не угрожает. На данный момент.

На протяжении всей своей постсоветской истории украинские лидеры использовали российскую военно-морскую базу в Севастополе, Крым, как козырную карту с Россией. После Оранжевой революции 2004–2005 годов прозападный президент Виктор Ющенко объявил, что Украина не будет продлевать договор аренды базы с Россией после 2017 года. Хотя его преемник, злополучный Виктор Янукович, отменил это решение, многие утверждали, что сохранение доступ к базе был ключевой стратегической целью российского вторжения в Крым.Аннексия полуострова раз и навсегда решила стратегическую проблему размещения Черноморского флота.

Напротив, ни одно балтийское или западное правительство никогда не предпринимало серьезных попыток заблокировать доступ России в Калининградский эксклав, хотя официальные лица Литвы признали свою теоретическую способность сделать это. Но на самом деле реализация угрозы перекрыть железные и автомобильные дороги и коммуникации в Калининграде почти наверняка спровоцирует военный ответ России и гарантирует опасную эскалацию с потенциально ядерными последствиями.Так что ни одна страна даже не пытается.

Да, Калининград вполне может превратиться в горячую точку, особенно если Россия использует его для агрессивной стратегии запрета доступа/закрытия территории. Российские ракеты, базирующиеся в Калининграде, могут помешать военно-морским и сухопутным силам НАТО достичь Прибалтики в случае нападения России, изолировав три страны от остальной части альянса в критический момент. Но пока Литва разрешает русским доступ в регион, война из-за Калининграда маловероятна.

5.Прибалтийские русские не крымчане, не донбасцы и не русские

Большая часть разговоров о российском вторжении в Прибалтику сосредоточена вокруг проживающих там этнических русских. Как выразился один репортер в Риге: «Если бы Путин чувствовал себя оправданным в своих действиях против Украины, где 17 процентов населения составляют этнические русские, а 24 процента — русскоязычные, латвийское меньшинство, которое якобы находится под угрозой исчезновения, казалось бы, предоставило ему удобный предлог для действий. ».

Один общественный деятель в Латвии предупредил о том, чего опасаются многие наблюдатели: «Военная агрессия в старом стиле — переход танками границы — здесь маловероятна. … Но то, что они называют гибридным наступлением — провокации, информационная война — вполне возможно, и от этого трудно защититься».

Гибридная война сочетает в себе обычные и нетрадиционные способы ведения войны, перенося сражения на новые поля боя. Как пишет полковник в отставке Джон МакКуэн, «решающие сражения в сегодняшних гибридных войнах ведутся не на обычных полях сражений, а на асимметричных полях сражений среди населения зоны конфликта, населения тыла и населения международного сообщества.

Таким образом, многие предположили, что русские меньшинства в странах Балтии могли предложить России сочувствующее целевое население, чтобы использовать его в качестве стартовой площадки для гибридного вторжения, точно так же, как Россия использовала местные сепаратистские движения в Крыму и Восточной Украине в качестве прикрытия для гибридного вторжения. военное дело.

Все больше и больше этнических русских получают гражданство в странах Балтии и, похоже, все чаще придерживаются мнения Нила Ушакова, этнически русского мэра столицы Латвии Риги: «Я родился здесь. … я гражданин Латвии; русскоязычный латыш, патриот своей страны». Такое отношение особенно распространено среди молодого поколения прибалтийских русских, которые все больше считают себя европейцами и пользуются преимуществами жизни в Европейском Союзе.

Даже старшее поколение, которое все еще ощущает более тесную связь с Россией, может заметить разницу в уровне жизни между Россией и странами Балтии. Катри Райк, директор Нарвского колледжа в Эстонии, который обслуживает русскоязычное население Эстонии, сравнивает Нарву с русским городом Ивангородом, который находится через реку:

Что произойдет, если в Нарве проведут референдум? Захотели бы его жители жить в Эстонии или в путинской России? Любой здравомыслящий человек… хотел бы жить в Эстонии.Потому что жизнь здесь лучше, стабильнее, пенсии выше, у нас есть социальная защита. Жители Нарвы знают, что они выберут, потому что часто бывают в Ивангороде.

Исследование Аммона Ческина подтверждает эту точку зрения. В то время как балтийские русские поддерживают тесную культурную близость с Россией, политическая и экономическая привлекательность России намного ниже.

Стремясь использовать эту культурную близость, Москва использовала различные стратегии, включая поддержку пророссийских партий в странах Балтии, агрессивную пропаганду в российских СМИ, которые смотрит большинство балтийских русских, и стратегии массовой мобилизации, чтобы попытаться спровоцировать сепаратизм.Эти усилия пока не убедили балтийских русских. Тем не менее Эстония недавно запустила русскоязычный телеканал, чтобы лучше интегрировать русское население и противостоять влиянию Москвы.

6. Российская гибридная атака не останется тайной надолго

Гибридная война по определению сочетает в себе обычные и нетрадиционные средства. Даже если Владимир Путин решит проигнорировать пять приведенных выше причин, по которым ему не следует начинать гибридную войну в странах Балтии, гибридная стратегия потребует в конечном итоге использования обычных российских вооруженных сил.

Рано или поздно мир получит явные доказательства того, что «зеленые человечки» в форме без опознавательных знаков ведут свое происхождение от российских вооруженных сил — прямая военная агрессия против союзника по НАТО. Хотя потребовалось некоторое время, чтобы найти убедительные доказательства присутствия российских войск на Украине, они наконец появились.

НАТО окажется перед выбором: выполнить цель, ради которой она была создана, или принять свершившийся факт и перестать быть актуальным в 21 ст веке. Соединенные Штаты и Европа по-прежнему приветствуют НАТО как «краеугольный камень глобальной безопасности».Так что есть веские основания полагать, что альянс будет сопротивляться.

Воевать с НАТО Владимиру Путину не по карману. Если он опытный стратег, как многие, включая Стивена Уолта, считают его таковым, то он поймет невероятную цену провоцирования войны с НАТО.

Эти шесть причин говорят нам, почему Россия вряд ли сделает страны Балтии следующей целью военной агрессии. Но маловероятно не то же самое, что невозможно. История и раньше преподносила большие сюрпризы.

Российская агрессия в Прибалтике, несомненно, в долгосрочной перспективе станет для Москвы стратегической катастрофой. Однако в краткосрочной и среднесрочной перспективе Москва, несомненно, продолжит создавать проблемы для стран Балтии и их союзников по НАТО, используя пропаганду и провокационные военные учения, чтобы вывести всех из равновесия. Но эти меры, какими бы тревожными они ни были, не следует путать с начальной фазой российского вторжения.

Роберт Персон — доцент кафедры международных отношений и сравнительной политики Вооруженных сил США в Вест-Пойнте.Специализируется на внешней и внутренней политике России и постсоветских государств.

Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не отражают официальную политику или позицию Министерства обороны, Министерства обороны США или правительства США.

Российская проблема защиты от доступа/отказов в зоне над Калининградом и Прибалтикой > Авиационный университет (AU) > Показать статью

Wild Blue Yonder —  

В связи с усилением российской агрессии в Украине в 2014 году и уроками, извлеченными из этого конфликта, лидеры Организации Североамериканского договора (НАТО) стали более обеспокоены вторжением России в страны Балтии. Латвии, Литвы и Эстонии, а также средства предотвращения доступа/блокировки территории (A2/AD), которые Россия могла бы использовать в этом конфликте.Вскоре после вторжения России в Украину и аннексии ею Крыма напряженность в Балтийском регионе усилилась. В сочетании с вторжениями российских военно-морских сил в территориальные воды союзников НАТО, агрессивными воздушными маневрами и учениями Россия увеличила свое военное присутствие в странах Балтии с помощью «современных ракетных систем», которые предназначены для предотвращения воздушных, наземных и и военно-морские силы от поддержки вооруженных сил Латвии, Литвы и Эстонии в конфликте с Россией. 1

Прибалтика вся неудобно расположена на западной границе России и Белоруссии, союзницы России.В Литве, Латвии и Эстонии есть «значительные этнические русские меньшинства, которые получают почти исключительно спонсируемые российским государством СМИ». Эти русские этнические меньшинства могут почувствовать, что они недостаточно представлены в странах Балтии, и они могут решить взять дело в свои руки. 2 Это именно тот сценарий, который произошел на Украине в 2014 году и продолжается по сей день в связи с участием России в восточной Украине. На ранних стадиях российско-украинского конфликта президент России Владимир Путин «указывал на необходимость защиты прав российских граждан и русскоязычных в Крыму и на юго-востоке Украины» как на предлог для вторжения в Украину и вооружения русских этнических меньшинств для борьбы с Украинские военные. 3 Также имеет стратегическое значение в сухопутном коридоре между Беларусью и Калининградом, известном как Сувакльский проход. Ширина этой бреши составляет всего 40 миль, и она служит стратегическим узким местом для сил НАТО, пытающихся перебраться из Польши в страны Балтии, чтобы защититься от любого российского вторжения. Если бы Россия смогла захватить этот сухопутный коридор, она фактически отрезала бы страны Балтии от любой поддержки со стороны НАТО. Российские войска могут затем продвинуться на запад в самое сердце страны НАТО и угрожать Польше и Германии. 4 Чтобы усилить преимущество России перед силами НАТО в случае балтийского сценария, Россия создала обширную инфраструктуру A2/AD в Калининграде, Белоруссии и на западе России. В этой статье будут освещены возможности A2/AD российских космических, кибернетических, радиоэлектронных, воздушных, наземных и военно-морских сил в каждой части интегрированной сети систем противовоздушной обороны, а также даны рекомендации по возможностям, которые американские руководители и планировщики могли бы использовать для сдерживания российской агрессии в Прибалтика.

Первыми угрозами американским воздушным операциям по защите Прибалтики и восточных стран НАТО являются космические и кибернетические возможности России. Космические возможности России включают в себя спутники для сбора разведывательных изображений (IMINT) и спутников для сбора разведывательных сигналов (SIGINT). Российские спутники IMINT используются для наблюдения за передвижениями американских военных в Европе и на континентальной части США. 5 Российские спутники SIGINT имеют оцененную способность перехватывать сообщения наземного, воздушного и морского базирования, а также, возможно, «определять направление передатчика по местоположению спутника.После того, как эти данные будут собраны, «аналитики на земле могут затем объединить данные с семи спутников, чтобы точно определить местоположение приемника и определить тип излучателя». 6 Российские кибервозможности также могут быть использованы для эксфильтрации данных для анализа. 7 Российские средства IMINT, SIGINT и кибернетические средства могут предоставить указания и предупреждения российскому руководству о неминуемой атаке на российские объекты или позиции противника в Прибалтике или Калининградской области.

Вторая угроза, с которой американские ВВС столкнутся на пути к победе над русскими, — это российская радиолокационная сеть. На вооружении России находится РЛС дальнего обнаружения 29Б6 Контейнер. Это стационарная система, которая обеспечивает покрытие по «дуге 180 градусов» и, как сообщается, «может обнаруживать и отслеживать объекты… на расстоянии от 1240 до 1864 миль». 8 Россия также имеет боеспособные системы радиоэлектронной борьбы в Калининграде и его окрестностях. Эти системы могут охватывать большую часть электромагнитного спектра.Следует отметить систему «Красуха-4», способную глушить радары истребителей, штурмовиков, разведчиков, разведчиков и беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Это фактически ослепило бы любой американский самолет, пытающийся проводить операции в Калининграде или его окрестностях. 9

Как только американские самолеты приблизится к восточным границам НАТО, им придется бороться с авиационными возможностями России. ВВС России в Калининграде и на западе России состоят из «модернизированных» Су-27 и современных истребителей Су-35.Су-35, без сомнения, более боеспособен из двух самолетов. 10 Су-35 FLANKER E позиционируется как истребитель «поколения 4++», в котором реализованы некоторые «технологии пятого поколения». Одной из таких технологий является радар с пассивной фазированной антенной решеткой, используемый для дальнего обнаружения воздушных угроз на расстоянии до 250 миль и ведения восьми одновременных столкновений. Это особенно выгодно при использовании для поражения американских бомбардировщиков и истребителей сопровождения. Еще одна технология пятого поколения, используемая в Су-35, — это двигатели с регулируемым вектором тяги. Эти двигатели делают Су-35 чрезвычайно маневренным в бою. Максимальная дальность полета Су-35 составляет почти 2240 миль, что достаточно для поддержания превосходства в воздухе над Польшей и странами Балтии и способно угрожать воздушным средствам над большей частью стран НАТО. В 2007 году российский полковник Николай Баранов заявил, что, по его мнению, «Су-35 может конкурировать с [] F-22 в любом месте и в любой ситуации». 11 Су-27, хотя и не такой совершенный, как Су-35, по-прежнему представляет угрозу для американской военной авиации, особенно бомбардировщиков.Су-27 — реактивный истребитель 4-го поколения, отличающийся «высокой маневренностью». Этот самолет стал ответом России на F-15 и F-16. Хотя Су-27, вероятно, станет пушечным мясом для самолетов 5-го поколения, таких как F-22, он все же сможет конкурировать с большинством американских истребителей, а также с большинством истребителей НАТО. 12

Российские ракеты класса «земля-воздух» (ЗРК) также представляют угрозу для американских военных самолетов, действующих вблизи Прибалтики и Польши, чтобы помешать российскому вторжению в Прибалтику. Самой большой угрозой для американских военных самолетов, действующих под Калининградом, является SA-21. Эта система ЗРК имеет радиус действия почти 250 миль и может охватывать половину Польши, часть Германии, всю Литву и большую часть Латвии. Эта система также мобильна, что усложнит наведение на цель для ее уничтожения. Эта система предназначена для поражения «самолетов [включая истребители, бомбардировщики, ISR, БПЛА, крылатые ракеты] и имеет потенциал конечной защиты от баллистических ракет». 13

На море многие корабли ВМФ России оснащены ЗРК, предназначенными для предотвращения достижения цели американскими военными самолетами.Одним из таких судов, представляющих интерес, является корвет типа «Стерегущий». Это судно «оснащено передовыми системами малозаметности, радара и радиоэлектронной борьбы, а также имеет ракетные системы, которые могут точно поражать цели на суше», а также представляет угрозу для американских военных самолетов с их передовой корабельной системой ЗРК. Российский Балтийский флот способен поражать цели НАТО на суше крылатыми ракетами, беспокоить корабли НАТО, поддерживающие сухопутные силы НАТО, и устанавливать мины для предотвращения пополнения запасов сухопутных сил НАТО. 14

Возможности России класса «земля-земля» могут угрожать американским кораблям и базам. Одной из таких систем является SS-26, с которой связаны два варианта. К ним относятся «Искандер-М» с дальностью примерно 310 миль и «Искандер-К», который способен запускать крылатую ракету SS-N-27 с дальностью действия около 1550 миль. «Искандер-М» может поразить любые цели на большей части территории Польши и Эстонии, а также во всей Литве и Латвии.«Искандер-К», вооруженный SS-N-27 LACM, может угрожать американским авиабазам, таким как авиабаза Рамштайн в Германии, авиабаза Авиано в Италии и американским авиабазам в Великобритании. Эти системы будут препятствовать усилиям по пополнению запасов, которые позволят американской военной авиации продолжать борьбу за защиту и освобождение стран Балтии. 15

Учитывая количество слоев, через которые придется пробиться американским летчикам, как Соединенные Штаты могут надеяться противостоять России в Прибалтике и Калининграде? Одним из решений является ускорение производства и развертывания гиперзвукового оружия быстрого реагирования воздушного базирования.По оценкам, это оружие будет двигаться «в пять раз быстрее скорости звука» и, возможно, даже «в 20 раз быстрее звука». 16 Еще одно решение — ускорить производство B-21 Raider. «Ожидается, что первый B-21 поступит в продажу в начале 2022 года и полетит в середине этого года». 17 До этого времени B-2 Spirit, 30-летний самолет, уже начинающий показывать свой возраст, должен будет выполнять роль единственного бомбардировщика-невидимки ВВС США. 18

Россия, безусловно, представляет угрозу для наших прибалтийских союзников. Большая армия России может быстро захватить страны Балтии, а российские возможности A2/AD представляют угрозу для американской военной авиации, поддерживающей силы НАТО, пытающиеся освободить страны Балтии. Космические и кибер-возможности России могут указывать и предупреждать о надвигающихся атаках, в то время как ее воздушные и зенитно-ракетные силы могут защищать российские сухопутные войска и стратегические районы, такие как Сувалкский коридор и Калининград.Российский флот и ракеты класса «земля-земля» могут помешать американским усилиям по пополнению запасов сил НАТО и американских ВВС. Пока новые возможности не поступят в оперативные силы, страны Балтии будут находиться во власти президента России Владимира Путина или его преемника.

Капитан Даниэль «Даб-Степ» Инс

Капитан Даниэль «Даб-Степ» Инс — офицер разведки, прикомандированный к 353-й учебно-боевой эскадрилье на авиабазе Эйлсон, штат Алабама. Перед назначением на авиабазу Эйлсон капитан Инс был назначен в 608-й центр управления воздушными операциями на авиабазе Барксдейл, штат Луизиана, в качестве заместителя командира группы анализа, корреляции и синтеза.Роль капитана Инса на авиабазе Барксдейл заключалась в анализе российской проблемы воспрепятствования доступу/запрещению зоны действия над Калининградом и Прибалтикой, и он подробно исследовал этот вопрос, чтобы проинформировать командующего 8-м ВВС и командующего Глобальным ударом ВВС во время ежегодных учений Глобального удара ВВС по всему миру. МОЛНИЯ и ГЛОБАЛЬНЫЙ ГРОМ.

Примечания

1 Энн-Софи Даль, Стратегические вызовы в регионе Балтийского моря: Россия, сдерживание и успокоение (Вашингтон, Д.C .: Издательство Джорджтаунского университета. 2018), 1.

2 Ульрих Кунн, Предотвращение эскалации в странах Балтии: пособие НАТО (Вашингтон, округ Колумбия: Фонд Карнеги за международный мир, 2018 г.), 9.

3 «Global Conflict Tracker: конфликт в Украине», Совет по международным отношениям, 27 января 2021 г., https://www.cfr.org/.

4 Януш Бугайски, «Сувалкский коридор», Центр анализа европейской политики, 26 марта 2018 г., https://cepa.орг/ .

5 «Россия и визуальная разведка», GlobalSecurity.org, по состоянию на 31 января 2021 г., https://www-globalsecurity-org.aufric.idm.oclc.org/.

6 «Россия и разведка сигналов», GlobalSecurity.org, по состоянию на 31 января 2021 г., https://www.globalsecurity.org/.

7 Джоди Уэстби, «Россия провела 20 лет кибератак, которые требуют международного ответа», Forbes, 20 декабря 2020 г., https://www.forbes.com/.

8 Джозеф Тревитик, «Россия планирует создать новую массивную радиолокационную решетку, чтобы помочь «контролировать» арктический регион», The Warzone, 2 декабря 2019 г., https://www.thedrive.com/.

9 Роджер Н. Макдермотт, Возможности России в области радиоэлектронной борьбы до 2025 г.: вызов НАТО в электромагнитном спектре (Таллинн, Эстония: Международный центр обороны и безопасности, 2017 г.), 18.

10 Джефф Гилмор, «Калининград и страны Балтии – российская угроза НАТО?», Журнал военных и стратегических исследований 19, вып.1 (2018): 5.

11 «Су-35С Flanker-E», GlobalSecurity.org, по состоянию на 31 января 2021 г., https://www.globalsecurity.org/ .

12 «Су-27 FLANKER», GlobalSecurity.org, по состоянию на 31 января 2021 г., https://www. globalsecurity.org/ .

13 «S-400 Triumf», Ракетная угроза: Проект противоракетной обороны CSIS, 15 июня 2018 г., https://missilethreat.csis.org/ .

14 Мэтью Томас, «Проблемы морской безопасности в регионе Балтийского моря», Институт исследований внешней политики, 22 июля 2020 г., https://www.fpri.org/.

15 Гилмор, «Калининград и страны Балтии».

16 Стивен Сташвик, «ВВС США испытывают новую гиперзвуковую ракету», The Diplomat, 17 декабря 2020 г., https://thediplomat.com/ .

17 Джон А. Тирпак, «Второй B-21 в стадии строительства, поскольку бомбардировщик движется к первому полету», Air Force Magazine , 15 января 2021 г., https://www.airforcemag.com/.

18 Омар Торрес, «B-2 в 30 лет: эволюция бомбардировщика-невидимки», Northrop Grumman, 17 июля 2019 г., https://news.northropgrumman.com/ .

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.