Поход суворова через альпы: Зачем Суворов отправился в Швейцарский поход

Содержание

Зачем Суворов отправился в Швейцарский поход

Переход Суворова через Сен-Готард. Худ. А. Коцебу © public domain

Знаменитый переход через Альпы армии фельдмаршала Александра Суворова начался 222 года назад, 21 сентября 1799 года.

Швейцарским походом называют переход выступивших из Северной Италии русских и австрийских войск под командованием Суворова, участвовавших в войне Второй коалиции, через Альпы в направлении Австрии. Этот поход — часть русско-французской войны 1798-1800 годов и продолжение Итальянского похода 1799 года.

Суворов получил предписание от императора Павла I об отводе союзных войск в Швейцарию для соединения с находившимся там русским корпусом Александра Римского-Корсакова в середине августа 1799 года. Полководец спланировал свой маршрут так, чтобы нанести удар во фланг и тыл французов.

Он хотел использовать традиционный для него приём быстроты и натиска, поэтому выбрал кратчайший, хотя и наиболее тяжёлый путь через перевал Сен-Готард.

Условия были тяжёлыми. Австрийские союзники постоянно не выполняли свои обязательства, стычки с неприятелем были ежедневными и часто переходили в сражения. Да и сама природа создавала пути русской армии неимоверные трудности. Тем не менее переход был успешно завершён 8 октября 1799 года.

В истории Швейцарский поход стал подвигом Суворова, даже французский генерал Андре Массена, будущий маршал Франции, признался, что отдал бы все свои походы за одну лишь швейцарскую эпопею русского полководца.

За переход через Альпы Александр Суворов получил звание генералиссимуса. В честь этого события по инициативе и на личные средства князя Сергея Голицына в горах был высечен 12-метровый гранитный крест.

Через 220 лет группа реконструкторов повторила переход Суворова через Альпы

Пройти там, где и русская армия 220 лет назад. Переход Суворова через Альпы! История, отображенная не раз, и знакомая со школы прежде всего по картине Василия Сурикова. Отчаянный спуск тысяч солдат в полной экипировке с лошадьми и орудиями. Но были и ожесточенные сражения, и восхождения. Весь путь свыше 200 километров, через высокие перевалы. Трудности перехода готовы испытать на себе наши соотечественники, участники проекта «Швейцарский поход». И в том же снаряжении, что и суворовские чудо-богатыри.

Солдатские песни разносятся по улочкам деревеньки Айроло и эхом отзываются в Альпах. Секунда замешательства. Русские? Ах, да, Суворов. Легендарный швейцарский поход Суворова сегодня впервые повторяют реконструкторы.

«В форме люди не ходили на такие большие расстояния никогда практически. Ближайший аналог — Тур Хейердал, хотя, конечно, это круче — через океан на плоту, но тем не менее», — отмечает руководитель проекта «Швейцарский поход» Петр Кнопф.

200 километров за две недели по местам русской боевой славы. Максимальная высота ждет на перевале Паникс, 2407 метров. Это сейчас погода балует. Впереди по прогнозам затяжные дожди, возможен снег. К походу готовились почти три года. Продумана, кажется, каждая мелочь.

«Рацион сухарей на три дня, ржаных. Их в еду добавляли, в суп, ну и так грызли, пока было», — рассказывает участник похода Дмитрий Клименко.

Постоянные подъемы-спуски. По камням, через горные ручьи. Силы на исходе, а пройдена всего треть дневного пути. Марш в пять утра. «Шли беспрерывно в гору до самого полудня и при селении Айроло открыли вражеский авангард», — так писал участник итальянского и швейцарского походов Суворова офицер Русской императорской армии Николай Грязев.

За 220 лет тропинки здесь вряд ли изменились. Так приходит понимание, что на самом деле кроется за этими несколькими сухими строками из военного дневника.

Многочасовой переход показывает, как верны слова «для солдата и иголка имеет вес». Сердце готово выскочить из груди. На привале люди едва переводят дыхание.

«Все снаряжение, кроме тесака, на плечах. Оказывается, еще на тонких ремнях. Мы думали, что ноги сбивали в пробных походах не потому что обувь плохая, а потому что совершенно непривычное распределение этой нагрузки», — поясняет участница похода Наталья Кривцова.

Своей героине, как будто из гусарской баллады,, здесь никаких поблажек. А ей они и не нужны. Наталья достает флейту и дает сигнал к переходу на шаг атаки. А тем временем меняется растительность. Высота! Деревьев больше нет. И вот в скалах посреди кустов черники виден бронзовый бюст генералиссимуса Суворова.

«Это наша история. Это то, чем мы можем гордиться по-настоящему. И стараться быть хоть немного похожими на них», — говорит участник похода Артур Герасименко.

Весь день позади колонны гренадеров шел пожилой мужчина. Священник. Отец Александр. Ему 66. Решился на 200-километровый поход, так как уверен: «В обязательном порядке должна быть духовная составляющая. То есть это служение панихид на месте подвига воинов, поминовение воинов погибших».

И вот он, перевал Сен-Готард. Часовня павших. Здесь покоятся погибшие в бою русские солдаты. Далее Тойфельсберг, «Чертов мост». Внизу бурная горная река Рейс. Отходя, французы частично разрушили «Чертов мост». То, что произошло дальше. — пример невероятной воинской доблести и смекалки. Из реляции Суворова Павлу I следует, что русские солдаты под огнем противника восстановили мост и пересекли его по доскам, связанным между собой офицерскими шарфами.

От исторического моста остались лишь камни. Этот же, XIX века, гораздо шире. Легкая часть пути для тех, кто сегодня идет маршрутом Суворова. Построение у огромного креста, выбитого в скале. На флагштоке развевается и российский триколор. Эта земля принадлежит нашей стране. 495 квадратных метров, которые Швейцария подарила России. Символический жест. Благодарность за то, что это русские солдаты 220 лет назад спасли страну от поглощения Францией.

ПАМЯТНАЯ ДАТА ВОЕННОЙ ИСТОРИИ РОССИИ. ПЕРЕХОД СУВОРОВА ЧЕРЕЗ АЛЬПЫ

Опубликовано: 24 Сентябрь 2021

Просмотров: 2858

 

24 сентября 1799 года войска под командованием Александра Васильевича Суворова совершили героический переход через перевал Сен-Готард в Швейцарии. Переход Суворова через Альпы стал беспрецедентным в истории.

Наверное, нет в России людей, которые не слышали бы про знаменитый переход Суворова через Альпы. У большинства россиян знания об этом событии заканчиваются на самом факте перехода. С кем он воевал, когда и, самое главное — зачем был предпринят данный военный поход? Ведь вести армию по горам не просто сложно, но и смертельно опасно. Более того, армия могла просто не дойти и погибнуть в пути. Что заставило великого полководца принять такое решение? Полководца, который всегда так берег своих солдат!

 

В 1798 году Россия вступила во 2-ю антифранцузскую коалицию (Великобритания, Австрия, Турция и Неаполитанское королевство (часть нынешней Италии). Была создана объединенная русско-австрийская армия для похода в северную Италию, захваченную французскими войсками. По настоянию Англии Австрия обратилась с просьбой к российскому императору Павлу I назначить командующим Суворова. И хотя Павел I отправил Суворова в отставку (даже без права ношения мундира) за то, что тот выступал против насаждения императором прусских палочных порядков в нашей армии, тем не менее, Суворов был назначен командующим объединенных австро-российских войск.

 

Под его руководством была проведена блестящая военная кампания, которая закончилась разгромом основной части французских войск, почти вся Италия была освобождена. Оказавшись у южных границ Франции, Суворов получил прекрасную возможность полностью уничтожить врага, но вмешались «союзники».

 

Настоящей целью Австрии было овладеть освобожденной от французов территорией. И вместо похода на Париж, что окончательно уничтожило бы французскую армию, Австрия и Великобритания потребовали сначала освободить от французов Швейцарию. «Союзники» осознавали, что если русская армия победит, равных в Европе ей не будет. Направляя Суворова в Швейцарский поход, тогдашние партнеры России просто хотели уничтожить нашу армию. Павел I, возможно не до конца осознавая, с кем имеет дело, согласился на этот план.

 

Суворову было приказано отправиться в Швейцарию для соединения с корпусом Римского-Корсакова и после этого идти на Францию. Корпус Римского-Корсакова нуждался в поддержке.

Суворов избрал самый короткий, но самый трудный путь через Сен-Готардский перевал. Союзники должны были обеспечить русскую армию всем необходимым, но, подойдя к подножию Альп, русские не обнаружили практически ничего из того, что было обещано. Выступление пришлось задержать.

 

Русская армия двинулась вперед 21 сентября и почти сразу встретились с противником: перевал Сент-Готард (высота свыше 2 100 м) пришлось брать с боем. Было потеряно около 2 тысяч солдат. После перевала был взят с боями Чертов мост (узкая каменная арка над пропастью без перил длиной 25 м и шириной 4 метра).

 

Далее последовал очередной сюрприз от союзников. По информации союзников за перевалом должна была быть дорога, но дальше дороги просто не оказалось. Неизвестно: то ли австрийское командование не знало об этом, то ли попросту «забыло» проинформировать русских. Только через четыре дня после боя в ущелье полководец, наконец, узнал о том, что армия Римского-Корсакова разгромлена.

 

Однако другого варианта, кроме как идти вперед, у полководца, не проигравшего ни одного сражения, не было. В сложнейших условиях наши воины пошли через Альпы там, где сегодня это делают лишь альпинисты со специальным снаряжением. В общей сложности войска Суворова преодолели семь высокогорных альпийских перевалов – почти 300 км по узким горным тропам, снегу и скалам. Многие замерзли, другие сорвались в пропасть, многие погибли под обстрелами. За 17 дней пути потери русской армии в швейцарском походе составили более 5 тысяч человек – примерно 1/4 часть от всей численности, выступившей в поход. При этом суворовцы умудрились привести полторы тысячи пленных французов.

 

К сожалению, тяжести горного перехода не прошли бесследно для здоровья генералиссимуса. Простудившись и заболев, Александр Васильевич по прибытии в Петербург 6 мая 1800 года умер.

 

Предательство союзников не осталась незамеченным. Вскоре все дипломатические отношения были разорваны.

 

Календарь памятных дат военной истории России.

 

Картина Сурикова «Переход Суворова через Альпы».

 1899 г.Краткое описание Известный русский художник Василий Суриков очень много работал с различными полотнами касающимися русской истории, одним из самых заметных батальных произведений художника является картина «Переход Суворова через Альпы», с которой автор работал около четырех лет и закончил в 1899 г. В данном произведении художник раскрывает тему патриотического героизма воинов, во время Швейцарского похода.


На полотне представлен один из наиболее значительных подвигов русских солдат во главе с известным русским полководцем Александром Суворовым. Здесь ясно видна та никем неразгаданная молодецкая удаль. Суриков прекрасно передал атмосферу этого героического перехода, с большим талантом и любовью создал образы этих воинов и самого полководца, их движения и эмоции.

Поражает то, с какой точностью и скрупулезностью написаны фигуры воинов, а также сама оригинальная композиция этого произведения. Солдаты скользят в пропасть, их подбадривает командир. Его небольшая седовласая фигура заметна не сразу, а лишь по взглядам солдат, которые улыбаются в ответ на шутку гениального полководца. Фельдмаршал спокоен, и этим художник подчеркивает контраст с поведением его коня, который напуган разверзнувшийся перед ним пропастью.

Облака расположены совсем близко, кажется, стоит лишь поднять руку и можно потрогать их. Но расслабляться нельзя, войско находится на большой высоте, где сверкающий снег и лед буквально ослепляют, а синие скалы – закрывают небосклон.

Солдаты готовы следовать за Суворовым, куда он прикажет, потому что бесконечно ему доверяют и уверены в его военном таланте. Суриков специально концентрирует свет на фигуре командующего, то есть Суворова. Его голова словно окружена сиянием. Солдатского строя уже нет, он превращается в скольжение вниз.

Рассматривая детали можно понять все величие и тяжесть этого перехода. Не все лица солдат спокойны. Вот воин, осеняющий себя крестным знамением, у другого в глазах можно прочесть ужас от падения в пропасть и т. д. Однако знамена в надежных руках, а барабанщик, готов через несколько минут выбивать дробь, задавая ритм движению воинов.

Для того, чтобы показать тяжелую ситуацию, Суриков нарисовал расчехленные штыки, за что иногда подвергался критике. Формат полотна также выбран необычный для батальной сцены – вертикальный

В композиции полотна показан горный пейзаж: уходящая в небо вершина горы, окутанная пеленой белесо-матовых и нежно-голубых перистых облаков. И эта заоблачная высота показывает трудность похода и позволяет ощутить значительность подвига чудо-богатырей.

Работая над этим произведением, Василий Суриков в 1897 году посетил Швейцарию, где написал несколько этюдов к этой картине. Художник посетил Интерлакен, где сам скатывался со снежной горы, чтобы лучше ощутить, а затем запечатлеть этот полет, когда «под ногами снег в кучки сгребается».

В процессе работы Суриков столкнулся с некоторыми трудностями, необходимо было отобразить солдат в резком движении. С натуры такого сделать невозможно и художник практически методом тыка добивался движения персонажей. Например, на переднем плане мы видим прыгающего вниз солдата по горному склону, Сурикову не как не давался этот персонаж.

Он получался без движения, то есть солдат должен быть спрыгивающим со скалы а не сидящим на ней. В конце концов было найдено правильное решение, поднятые над головой руки придали солдату большей реалистичности и он уже стремительно мчится вниз по склону.

Суворов планировал атаковать французские войска с фланга и тыла, как всегда «неожиданно и быстро». Для этого был выбран невероятно трудный перевал Сен-Готард. Сама природа создавала на пути армии невероятные трудности. За этот переход Суворов был удостоен звания генералиссимуса, а в Альпах был высечен двенадцатиметровый крест из гранита.

В картине, художник изобразил русское войско, перед которым словно барьер, встает ледяная круча. Но солдаты под предводительством знаменитого полководца Александра Васильевича Суворова, которого называли «Отец солдатам», не останавливаются и перед этим препятствием. Даже на короткое мгновение у них не возникает сомнения в правильности решения своего любимого фельдмаршала. Только вперед! С Суворовым не страшно и с высокой обледенелой горы.

Суриков в картине Переход Суворова через Альпы стремился передать стремление воинов к победе, их неукротимое движение вперед, беззаветную храбрость. Седой, уже постаревший фельдмаршал, несмотря на холод, без головного убора. Он восседает на белом боевом коне у самого края пропасти, но старается, как всегда, ободрить солдат веселой шуткой. Несколько солдат оглядываются, чтобы лучше расслышать, что говорит Суворов.

Художник тщательно проработал выражение лиц солдат и, конечно, самого главнокомандующего. Хотя из-за большого размера и вертикального формата картины зрителю не всегда удается это увидеть.

Завершение работы совпало со столетием итальянского похода великого полководца. Полотно побывало на выставках в Москве и Санкт-Петербурге, а затем его приобрел для своей коллекции император.

Этот поход стал источником вдохновения для многих художников, которые писали картины с изображением отдельных этапов пути. Например, художнику Александру Коцебу принадлежат картины: «Переход Суворова через Чертов мост» и «Переход русских войск через Паникс в Альпах».

Картина Сурикова «Переход Суворова через Альпы» в настоящее время находится в Русском музее в городе Санкт-Петербург. размер ее составляет 495 на 373 см. Это историческое живописное произведение, привлекает к себе особое внимание всех посетителей музея.

Переход Суворова через Альпы

Наполеон завоевывал все новые пространства в Европе. Для оказания помощи австрийцам на территории Италии императором Павлом I были посланы русские войска под командованием А.В. Суворова. За четыре месяца Суворов вернул Австрии все, что у нее отнял Наполеон за два года войны. В Ломбардии Суворов больше был не нужен, к тому же он сильно раздражал австрийцев своей популярностью и почестями, оказываемыми полководцу итальянцами и англичанами. Они попросили русского царя отправить Суворова в Швейцарию, где австрийская армия уже довольно долго и безуспешно воевала с французами. И обязались снабжать русские войска провиантом и оружием. Суворов должен был соединиться с главными частями русской армии под управлением Римского-Корсакова в районе Цюриха и действовать по обстановке.

Суворов начал свой поход 21 сентября, когда в Альпах уже началась настоящая зима. Совершать переход в зимних условиях казалось откровенным самоубийством, так как большинство перевалов превращаются в неприступные снежные крепости, горные тропы исчезают под толстым слоем снега, а бесконечные метели не позволяют ничего видеть дальше вытянутой руки.

Первым серьезным препятствием, кроме погодных условий, стала бригада французов под командованием Луазона, которая прикрывала переход через перевал Сен-Готард. Умело действуя тремя колоннами, русско-австрийские войска под командованием Суворова смогли оттеснить неприятеля и выйти к деревне Урзерн.

Следующим препятствием на пути войск Суворова был Чертов мост (Teufelsbruecke), который перекинут через р. Рёйса. Желая не допустить чрезмерного укрепления французов на левом берегу, Суворов отдал приказ генералу Каменскому преследовать войска отступавшего генерала Лекурба, изматывая французские части постоянными арьергардными боями. В результате французы не смогли укрепиться у Чертова моста, но разобрали центральную его часть, сделав проход невозможным. Тогда русские солдаты под командованием П.И. Багратиона разобрали стоящий неподалёку сарай на брёвна, и, связав их между собой офицерскими шарфами, перебросили через пролом. Под натиском русских французы вынуждены отступить, а большая их часть была направлена на юг для эвакуации. Всего у Лекурба осталось 3 000 человек, после эвакуации не более 900.

Уже 29 сентября войска Суворова спускаются в Мутенскую долину через перевал Кинцинг-Кульм. В это же время фельдмаршал получает донесение о поражении сил Римского-Корсакова и австрийского полководца Хотца от Андре Массены – будущего маршала Франции. В результате Массене удалось окружить русские силы в долине. Суворов прекрасно понимал, в каком положении находятся войска. Накануне этого боя он обратился к офицерам: «Мы окружены горами… окружены врагом сильным, возгордившимся победою… Со времени дела при Пруте, при Государе Императоре Петре Великом, русские войска никогда не были в таком гибелью грозящем положении… Нет, это уже не измена, а явное предательство… разумное, рассчитанное предательство нас, столько крови своей проливших за спасение Австрии. Помощи теперь ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая – на величайшую храбрость и высочайшее самоотвержение войск, вами предводимых… Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти! Но мы – русские! С нами Бог! Спасите, спасите честь и достояние России и ее Самодержца!.. Спасите сына его…».

1 октября в Мутенской долине сошлись русские войска численностью 14 тыс. человек под командованием генерала А.Г. Розенберга с 24-тысячным корпусом под командованием генерала Массена. Понимая своё отчаянное положение, русские войска начали наступать на французские позиции и завязали всеобщий рукопашный бой. Натиск русских воинов был таков, что французский центр не смог продержатся и получаса – французы начали беспорядочное отступление. Входе истребления французских войск русский унтер-офицер Иван Махотин добрался до самого Массены и содрал с него золотой эполет, хотя генералу удалось бежать. В результате русские потеряли 700 человек убитыми и ранеными. Потери французов составили от 3 000 до 6 000 человек. В плен было взято 1 200 солдат и офицеров, в том числе генерал Ла Курк. Трофеями русских стали семь орудий и одно знамя.

Переход Суворова через Альпы стал беспрецедентным в истории. Никто ни до, ни после Суворова не совершал его в зимнее время.

По информации сети интернет

Альпийский (швейцарский) поход Суворова — переход через Альпы в 1799 году

Дороги и сражения Швейцарского похода стали лебединой песней и высшим взлётом судьбы Суворова.

Вот ведь какой парадокс: кампания 1799 года завершалась не лучшим образом для союзников и для Российской империи. Франции удалось сыграть на противоречиях между Британией, Австрией и Россией, удалось свести на нет победы Суворова в Италии, удалось избежать разгрома, не допустить перенесения боевых действий на территорию Французской республики. Из критического положения лета 1799 года революционная Франция вышла с наименьшими потерями.

В этом контексте Швейцарский поход Суворова можно было бы воспринимать как «хорошую мину при плохой игре». Можно было бы, но удивительные обстоятельства похода, подвиги всех его участников от солдата до генералиссимуса, тактический гений Суворова, проявленный на краю гибели – всё это мешает нам относиться к Швейцарскому походу даже с долей пренебрежения.

На излёте лета, в расцвет жаркого итальянского бархатного сезона, 28 августа армия Суворова двумя колоннами (ими командовали генералы Розенберг и Дерфельден) выступила из Ривальты и Асти в направлении Таверно. Узнав о наступлении частей Моро на Тортону и Серравалле, Суворов предпринял новый маневр: колонны повернули назад и через сутки были в Тортоне и Александрии. Моро произвёл разведку – и на него произвели впечатление сведения о нахождении русских частей в Пьемонте. Французы отступили на юг, избегая сражений.

В Таверно, по приказу Суворова, союзники заготавливали мулов и вьюки. Только Мелас исполнил этот приказ Суворова неудовлетворительно. Под Тортоной Суворов получил лишь малую часть мулов для нужд горной артиллерии, а остальные 1430 обещанных мулов должны были ждать русскую армию в Таверно. Но, прибыв в Таверно, мулов Суворов не увидел…

Никто иной как великий князь Константин Павлович предложил использовать под вьюки казачьих лошадей – тем более, что в горной войне спешенные казаки представлялись полезнее кавалеристов. Для горной войны казачьи лошади были «рыбой на безрыбье». Надо заметить, что казаки ревностно дорожили своими лошадьми и вряд ли рискнули бы своей главной собственностью, если бы не авторитет Суворова.

Аввакумов. Суворов в Альпах

В гневном письме императору Францу Суворов сетовал, что по австрийской вине он потерял преимущества «быстроты и стремительности нападения», потерял инициативу, потерял время. Ростопчину Суворов писал по-свойски, очень язвительно и откровенно:

«Пришли в Белинцону, но нет лошаков, нет лошадей, а есть Тугут, и горы, и пропасти… Тугут везде, а Готце нигде».

Шли дни. Мелас изливал извинения – и, наконец, доставлял русской армии мулов. Но в проволочках прошло пять суток! Расставались Суворов и Мелас, как и знакомились, со взаимной неприязнью: «была без радости любовь – разлука будет без печали». Одно скрашивало пребывание Суворова в Таверно: знакомство с Антонио Гамбой, хозяином дома, где остановился Суворов. Они сошлись, подружились – и 65-летний Гамба вызвался быть проводником Суворова в Альпах. Он выступил в поход с русской армией, и вплоть до Кура постоянно находился при Суворове. Гамбу называли «живой русской прокламацией», настолько бросалось в глаза дружественное отношение к русским этого уважаемого пожилого швейцарца.

В Белинцоне Суворов определяет состав колонн, готовых к началу горной войны. Авангард генерал-майора князя Багратиона (ему, как мы снова видим, Суворов доверял особо, по существу приравняв к старшим по званию генералам), как и оставшиеся три колонны, состоял из 8 батальонов с пятью орудиями: два батальона Егерского полка самого Багратиона, два батальона Миллера, батальоны гренадер Ломоносова и Дендрыгина, батальоны Санаева и Калёмина.

В дивизии Швейковского сотояли по два батальона из гренадерского полка Розенберга и мушкетёрских полков самого Повало-Швейковского, Каменского и Барановского. При дивизии состояло шесть орудий. В дивизии генерал-лейтенанта Ферстера состояло по два батальона мушкетёров Милорадовича, самого Ферстера, Тыртова и Велецкого. Орудий при дивизии Ферстера насчитывалось также шесть.

В дивизии полного генерала Розенберга шли два батальона егерей Кашкина, по два батальона Ребиндера, Мансурова и Фертча. Дивизия Розенберга двигалась в арьергарде и, кроме шести положенных орудий, при ней было два резервных орудия. Кроме указанного количества орудий и снарядов к ним, каждая дивизия получала по десять мулов для запаса ружейных патронов.

Колонны должны были идти сосредоточенно, в тесноте, да не в обиде. А между колоннами предполагался интервал в двести шагов. В основу тактики горной войны Суворов ставит сочетание колонн с рассыпным строем – румянцевское нововведение, которое он использовал и развивал начиная с Туртукая:

«Для овладения горою, неприятелем занимаемою, должно соразмерно ширине оныя, взводом и ротою или и более рассыпаясь лезть на вершину, прочие же батальоны во сто шагах следуют… Единою только твёрдою и непоколебимою подпорою колонны можно придать мужество и храбрость порознь рассеянным стрелкам, которые ежели бы по сильному неприятельскому отпору и не в состоянии были идти дальше, то должна колонна не сделав ни одного выстрела с великим стремлением достигнуть вершины горы и штыками на неприятеля ударить».

Эти правила, разработанные накануне похода, очень точно описывают реальную тактику Суворова, это была действительно наука побеждать. Особое значение в «Правилах» Суворов придаёт маневрам охватов и обходов:

«Не нужно на гору фрунтом всходить, когда боковыми сторонами оную обойти можно».

«Переход войск Суворова через Альпы в 1799 году», А. Попов, 1904 г.

В Альпах Суворов будет сочетать фронтальное давление с глубокими обходными маневрами, подчас внезапными для изощрённых противников.

«Если неприятель умедлит овладеть возвышениями гор, то должно на оные поспешно влезать и на неприятеля сверху штыками и выстрелами действовать»,

– этими словами Суворов завершал свои правила ведения военных действий в горах – первые подобные правила в истории русской армии и, по мнению некоторых исследователей, первые столь точные наставления по тактике горной войны в истории военного искусства нового времени.

Новаторство Суворова проявилось в решении вести в горах наступательную войну крупными дивизиями. Жомини объяснял это нарушение принятых законов войны невероятной силой суворовской воли. Он не собирался в горах отказываться от принципа «натиска» – наивысшего напряжения сил в решающий момент боя – как правило, это проявлялось в штыковых атаках.

Рядом с Суворовым в этом сложнейшем походе были старики – Дерфельден, Ребиндер, и молодые генералы – Багратион, Милорадович, Каменский.

Швейцарский поход начался 10 сентября, когда русские части выдвинулись из Таверно на Север. Сам Суворов следовал к Белинцоне в составе корпуса Дерфельдена. У Бьяски к ним присоединилась австрийская бригада Штрауха. Первый бой войскам Суворова французская бригада Лекурба готова была дать у Сен-Готардского перевала.

Начиналась горная война, невиданная по напряжению и чудесам воинской стойкости. И «старый скиф» Суворов в новых для себя условиях действовал отнюдь не прямолинейно, умело манипулируя небольшими, подвижными корпусами своей армии. Корпус Розенберга шёл отдельно от Суворова, по реке Тичино. А войска Дерфельдена после быстрых переходов остановились в Дацио, за десять вёрст до Айроло, где находились французские войска. Подходы к Сен-Готарду прикрывали французские бригады Гюдена и Луазона общей численностью 9 000 человек. Атаковать их в горах было немыслимой задачей, на которую Суворов решился.

Сен-Готард

На штурм Сен-Готарда русские пошли тремя колоннами: центральная колонна шла на французские позиции в Айроло, левая должна была прорубаться к верховьям реки Тичино, а правой, которой командовал Багратион, было суждено сыграть в сражении решающую роль. Войска Багратиона должны были обойти левый фланг французов, пройдя по крутым вершинам. В диспозиции Суворов писал:

«Первая или правая колонна, состоящая из авангарда князя Багратиона и дивизии генерал-лейтенанта Швейковского, выступив в 3 часа пополуночи, пойдёт по большой дороге до Валь-ди-Ведро и оттуда уже возьмёт вправо к Маддерана и чрез Балле атакует во фланг неприятельскую позицию при Боско. А как в этой позиции может быть не более 3 баталионов неприятельских, то упомянутая колонна с половины дороги к Боско должна отрядить 4 баталиона ещё правее, прямо к Госпису, на вершине С. -Готарда, чтобы отрезать совсем отступление неприятелю из позиции при Боско».

Появление Багратиона на высотах в кульминационный момент битвы и заставило французов спешно отступить. Суворов занял Сен-Готард. На одной из высот Сен-Готарда располагался странноприимный дом, хоспис, который содержала небольшая община. Приор радушно встретил Суворова, и после благодарственного молебна по случаю победы общинники угощали русских картошкой и горохом.

Войска Дерфельдена неотступно преследовали французов, спускаясь с вершин Сен-Готарда. На новых позициях французы были подкреплены прибывшими войсками Лекурба и собирались перейти в наступление. Но тут пришло известие о приближении войск Розенберга; французы испугались удара в тыл и заняли оборону у селения Госпиталь. Из Госпиталя французские батальоны удалось выбить только с наступлением темноты. Надо сказать, что во время сражения за Сен-Готард судьба войск Розенберга была неизвестна Суворову. У этой русской колонны в те дни был свой славный путь.

Авангард корпуса Розенберга, которым командовал неунывающий Милорадович, трое суток теснил французские аванпосты. Героически проявил себя в те дни старый соратник Суворова, Фёдор Васильевич Харламов, седовласый испытанный богатырь, недавно произведённый в генерал-майоры.

Французы встретили русские авангард на вершине горы Криспальт. Милорадович атаковал неприятеля с левого фланга, полковник Мансуров – с правого, а по центру – Харламов с избранными им 170-ю храбрецами. Смелым броском они выбили французских стрелков с удобных позиций; неприятель спустился с горы и отступил в селение Урзерн, в долину. В Урзерне Лекурб оставил и резервы: французы готовились к нешуточному сопротивлению. Но и там русский авангард атаковал неприятеля; тихо скатившись с горы, они неожиданно с могучим «Ура!» бросился на не успевшего осмотреться врага. Дважды был ранен в этом бою генерал Харламов, но продолжал теснить французов.

В Швейцарии ярость русских штыковых атак возросла: в критической ситуации богатыри умели сметать любую преграду. И для старика Харламова это был звёздный час перед закатом. Третье ранение – картечью – остановило его, оказалось роковым. Русский генерал умирал в доме сельского священника, простившись с боевыми товарищами. В реляции о Швейцарском походе Суворов напишет кратко, сперва – в описании боя: «Генерал-майор Харламов был в сие время впереди, оказал свою храбрость двукратным нападением в штыки и получил тяжёлую рану в плечо», а уж потом – перечисляя раненых: «Харламов в плечо навылет пулею». Это была тяжкая потеря для Суворова.

Суриков. Переход Суворова через Альпы

В Урзерне французы потеряли 220 человек убитыми и пленными, оставили победителями три орудия, немало боеприпасов и запас провианта, которого корпусу Розенберга хватило на сутки. Розенберг подумывал о преследовании врага. Но на горы пал туман, темнело – и погоня по неизученной местности представлялась слишком рискованным предприятием. Если бы он знал о положении войск Суворова и Дерфельдена – новая атака на французов принесла бы русской армии решительную победу. Лекурбу было бы не просто избежать полного уничтожения.

Войска Суворова расположились для ночного отдыха в районе деревни Госпиталь, откуда недавно отступили французы. Небольшой отряд под командованием генерал-майора Каменского Суворов спозаранку послал идти тихим маршем на левый берег Рейса, к Цумдорфу и Гешенену. В Гешенене отряд Каменского оказывался в тылу у французов, преграждавших дорогу армии Суворова у Чёртова моста. От воинов Каменского требовалась в тот день колоссальная выдержка, требовались упорство и выносливость, чтобы после трудного, скрытого перехода обрушиться на позиции противника, рассеять их и пуститься в преследование.

Да, это был Архангелогородский мушкетёрский полк. Ему предстояло отличиться в бою за Чёртов мост. Молодой генерал Николай Михайлович Каменский был сыном старинного суворовского знакомца, графа Михаила Федотовича, с которым полководец так и не поделил победу при Козлуджах. К сыну недруга Суворов относился вполне уважительно, считал его храбрецом и героем, достойным великих дел.

В 6 часов утра с основными силами выступил из Госпиталя и Суворов. С Розенбергом он соединился в районе Урзерна. Войска двинулись вниз по реке Рейсе. Вскоре идти пришлось по туннелю Урнер-Лох (урзернская дыра), пробитому в скалах, после чего узкая дорога по краю скалы проходила по Чёртову мосту, переброшенному через глубокую пропасть. Это впечатляющее сооружение состояло из двух арок общей длиной порядка тридцати метров.

Первыми шли в наступление войска Розенберга и, раньше других – авангард Милорадовича. За ним – остальные войска Розенберга, а во вторую очередь – дивизия Дерфельдена. Бой начался при вступлении в туннель Урнер-Лох – три сотни французов с одной пушкой контролировали выход из туннеля. Сопротивление французов было преодолено с помощью фланговых движений: трёхсот героев, охотников славного полковника Трубникова, командовавшего батальоном в Орловском мушкетёрском полку Мансурова, послали в горы над Урнер-Лохом, других двухсот во главе с майором Тревогиным – через Рейсу, для угрозы тылу французов. Они пройдут по пояс в холодной воде, преодолевая сильное течение – и, карабкаясь и спускаясь по неприступным скалам, окажутся на левом берегу обрыва, во французском тылу. Вслед за отрядом Тревогина Суворов послал батальон полковника Свищова.

В этом сражении Суворов применил три обхода различной глубины – с помощью отрядов Трубникова, Тревогина – Свищова, Ауффенберга и, наконец, Каменского, который со своими архангелогородцами раньше других выступил в поход.

Завидев на склонах колонну Трубникова, французы, находившиеся по ту сторону обрыва, в панике принялись разрушать мост – теперь было очевидно, что с этим они припозднились. Охотники Трубникова пробрались по отвесному склону, закрепляясь на редких расселинах. Сработала суворовская система обучения!

Французы занимали оборону на левом берегу реки. Там находилось два батальона из числа отступивших от Урзерна. Передовой отряд французов оказался отрезанным от основных сил – и это использовал Милорадович. Его солдаты, прорвавшись через туннель, бросились на них в штыковую, всех перекололи, либо столкнули в пропасть. Подойдя к мосту, Милорадович увидел, что малая арка, возвышавшаяся над левым берегом, была разрушена. Началась перестрелка с противоположных берегов обрыва.

Тем временем, войска австрийского генерала Ауфенберга спустились с Дисентиса и показались во французском тылу. А архангелогородцы графа Каменского, посланные Суворовым в наиболее далёкий обход, обрушился на французов, а после отступления организовал их преследование.

Суворов, готовясь к сражению, предполагал, что мост придётся латать. Русские спешно принялись восстанавливать мост. Разобрали избу, натащили брёвен, перекинули их через обрыв. Славный майор князь С.В. Мещерский, безукоризненно служивший под началом Суворова в польскую кампанию 1794, первым связал брёвна собственным офицерским шарфом. Его примеру последовали многие.

В 16 часов мост был построен. Первым ступив на бревенчатый мост, брат майора Мещерского, Мещерский 3-й был смертельно ранен шальной пулей. По преданию, последними его словами было обращение к соратникам: «Друзья, не забудьте меня в реляции!» Подвиг майора Мещерского Суворов не забудет. Уже смертельно больной, в феврале 1800 Александр Васильевич будет ходатайствовать перед Ф.В. Ростопчиным о производстве героя в следующий чин, припомнив и о шарфе.

Австрийский 2,5-тысячный отряд Ауфенберга, сперва рассеявший французские посты у Амштега, не сумел остановить отступавшие войска Лекурба и Луазона. Французы, уступавшие австрийцам в численности, сумели опрокинуть войска Ауфенберга в Маддеранскую долину и отступить, занимая новые выгодные позиции на пути армии Суворова.

Войска прошли по Чертову мосту и остановились на ночлег в деревне Вазен. Суворов снова послал вперёд Милорадовича – его отряд к ночи оказался у деревни Вайлер, в трёх километрах от французского лагеря в амшеге. И авангард превосходно проявил себя 14–15 сентября, с боями пробившись к Амшегу, где незадолго до этого войска Лекурба потеснили австрийскую бригаду Ауфенберга, наступавшую из Дисентиса.

В долине Рейса потрёпанные в бою австрийцы соединились с войсками Милорадовича, и они сообща двинулись к Альтдорфу, атакуя арьергард Лекурба. У Альтдорфа французы готовились к бою, шеститысячный корпус Лекурба занял позиции за рекой Шахеном. Под ударом подоспевших основных сил корпуса Розенберга французы отступили к берегам Люцернского озера.

«Переход Суворова через Чертов мост», Неизвестный художник

Русским войскам удалось одновременно ударить с фронта и флангов. Альтдорф был занят, там Суворов расположился на кратковременный отдых. «Среди долины ровныя» было куда комфортнее, чем в скалах – здесь зеленели луга и пашни, легче было найти фураж для лошадей и хлеб-соль для солдат. Армия нуждалась в существенной передышке. Роптание солдат вынудило бы любого командующего остановиться в Альтдорфе на несколько дней. Враг не мешал Суворову остановиться в Альтдорфе на продолжительный срок. Лекурб, уже не раз изведавший силу русского удара, не отважился бы здесь атаковать армию Суворова.

Это был не первый кульминационный и критический момент кампании. Не первый, но, как оказалось, решающий. Дорог по берегам Люцернского озера, о которых сообщали Суворову австрийцы, не существовало. Теперь-то полководец об этом знал наверняка. В Альтдорфе Суворов принял решение идти через горный хребет Росток, спуститься в Муттенскую долину, откуда шла прямая дорога к Швицу. Об этом решении Суворова восторженно писал Милютин:

«Нужна была воля железная, чтобы решиться из Альтдорфа идти к Швицу; нужна была притом неограниченная уверенность в свои войска, чтобы избрать подобный путь. Суворова не испугало и самое расстройство, в котором находилась его армия: после семи дней тяжкого похода войска были утомлены до крайности; обувь изношена, провиант истощён».

Это было решение истого максималиста – идти самым трудным и опасным путём, не теряя времени, уже на следующее утро после прибытия в Альтдорф. Самый хладнокровный из комментаторов суворовского похода – Карл фон Клаузевиц – и тот писал весьма эмоционально:

«То, что Суворов потребовал этого от своей армии в том истощённом состоянии, в котором она прибыла в Альтдорф, свидетельствовало о невероятной силе воли полководца, и то, что он добился этого от неё, было свидетельством замечательной власти Суворова над духом своих войск. Осторожный полководец, если вообще можно себе представить такого полководца в подобном положении, остановился бы, а потом повернул бы вспять. Но Суворов чувствовал себя слишком сильным, чтобы отступать перед подобными трудностями, и слишком гордым, чтобы допустить даже мысль, что по собственной вине он не прибудет на тот сборный пункт борьбы, который сам назначил своим генералам. Ему не терпелось прибыть на этот сборный пункт, не теряя ни мгновения, и он его не потерял. Уже на следующее утро он выступил к Муттену».

В авангарде должен был идти отряд Багратиона – испытанного железного генерала. За ним – корпус Дерфельдена и бригада Ауфенберга. В арьергарде шёл корпус Розенберга, готовый отражать удары с тыла. Два таких удара Лекурб предпринял ещё в районе Альтдорфа. Атаки были отбиты с большими потерями для французов – и больше не повторялись.

В ходе второй атаки Лекурб имел перед Розенбергом значительное численное превосходство, но русскому арьергарду удалось сберечь даже вьючных животных, умело отбивая все атаки, уничтожая противника. Этот умело организованный переход и арьергардные бои – одно из несомненных суворовских чудес. Лекурб умело маневрировал, помогая природе уничтожить суворовскую армию на переходах, но от смелой наступательной тактики ему пришлось отказаться. Розенберг показал себя несгибаемым генералом, мастером ожесточённых арьергардных боёв.

В пять часов утра 16 сентября войска Багратиона по узкой тропинке побрёл по скалам хребта Росток. Камни осыпались под шагами солдат; подчас подошвы скользили по глине. На вершинах хребта утомлённые войска шли сквозь облака, как во сне. Переход продолжался двенадцать часов. В 17 часов авангард уже спускался в Муттенскую долину. Получив сведения о небольшом французском отряде, который дислоцировался в деревне Муттен, Багратион решил разбить его, расчищая путь для основных сил армии. Ему удалось окружить французов. Сам Багратион с егерями наступал с фронта, с левого фланга шли казаки, с правого – гренадеры.

После короткой атаки русских французы сложили оружие: 150 пленных доставил Багратион своему командующему. В арьергарде суворовской армии шёл корпус Розенберга, успешно отбивший у Альтдорфа атаки Лекурба. Войска Розенберга спустились в долину вслед за вьючным обозом – и французы опасались атаковать русский арьергард.

Но чаемое соединение со свежими русскими и австрийскими частями в Муттенской долине сорвалось – и уж, конечно, не по вине Суворова и его генералов. 14-15 сентября войска Массены на берегах реки Лимата, близ Цюриха, нанесли корпусу Римского-Корсакова чувствительное поражение. Давненько русские войска не терпели таких поражений! Остатки корпуса отступили к Шафгаузену.

В то же время австрийский корпус Готце был разбит дивизией Сульта у реки Линт. В бою погиб сам Готце. Теперь французы намеревались окружить в Муттенской долине и уничтожить армию Суворова. Массена публично обещал в течение нескольких дней пленить легендарного Суворова. Кто знает – насколько силён был в этом утверждении политический      подтекст.

Кандидатов на вакансию диктатора, которую вскоре прочно возьмёт в свои руки генерал Бонапарт, в те дни было ещё немало. И молодой, энергичный, авторитетный Массена не был чужд политических амбиций. До Суворова дошли сведения о громких высказываниях французского генерала, а не замечать брошенных перчаток русский фельдмаршал не привык.

Что же случилось под Цюрихом с войсками Римского-Корсакова? В многочисленных биографиях Суворова этому событию (как и личности генерала Римского-Корсакова) обычно уделяют немного внимания: бесславное поражение, которое Массена нанёс не великому русскому полководцу, а заурядному генералу Римскому-Корсакову.

Но Цюрих стал поворотным пунктом Швейцарского похода, после него вся война приняла угрожающий для России и суворовской армии оборот, и рассказывать о цюрихском крахе мы будем подробнее. Тем более, что генерал Массена проявил себя в те дни как талантливейший и энергичный тактик – так и хочется сказать, перегибая палку, как генерал суворовской школы. У французов, разумеется, была и своя достойная школа.

Против утомлённой боями и переходами суворовской армии французы бросили несколько формирований: в Альтдорфе стояла усиленная свежими силами дивизия Лекурба, в Клентале, на пути к Гларису – бригада Молитора. У Швица выход из долины преграждала дивизия Мортьё, которую удалось быстро привести в порядок после действий под Цюрихом.

Донесение генерала Линкена о поражениях союзных войск Суворов получил 18 сентября. Самые пессимистические сведения, поступавшие от местных обывателей, подтвердились, а слухи о победе генерала Линкена развеялись как дым перегорелого костра. Линкена бодро теснили войска Молитора. На военном совете Суворов был как никогда резок, открыто назвав австрийскую политику предательской. Роковой и злонамеренной оплошностью Вены Суворов считал пятидневную задержку войск в Таверне. Именно эта задержка помешала Суворову вовремя прибыть к Швицу и выручить Римского-Корсакова.

Суворов изначально опасался, что его блестящий план наступательной операции в Швейцарии не будет реализован из-за австрийских перестраховщиков. Но к такому удару он вряд ли был готов. Армия Суворова оставалась непобедимой, но обстоятельства не давали ей завершить кампанию решительной и полной победой. Теперь Суворов был убеждён, что у Швица Массена встретит его армию превосходящими силами, и это предположение оказалось верным.

Речь Суворова на том военном совете была записана «старым воином» Я.М.Старковым со слов генерала Багратиона. Это уникальный, хотя и не вполне достоверный источник. Вполне вероятно, что Суворов говорил в тот вечер что-то подобное:

«Корсаков разбит и прогнан за Цюрих! Готц пропал без вести, и корпус его рассеян. Прочие австрийские войска… шедшие для соединения с нами, опрокинуты от Глариса и прогнаны. Итак, весь операционный план для изгнания французов из Швейцарии исчез!.. Теперь идти нам вперёд на Швиц невозможно. У Массены свыше 60 тысяч, а у нас нет полных и 20-ти. Идти назад стыд! Это значило бы отступать, а русские и я никогда не отступали!.. Мы окружены горами; мы в горах! У нас осталось мало сухарей на пищу; а менее того боевых артиллерийских зарядов и ружейных патронов. Мы будем окружены врагом сильным, возгордившимся победою… победою, устроенной коварною изменою!. . Помощи теперь нам ожидать не от кого; одна надежда на Бога, другая – на величайшую храбрость и величайшее самоотвержение войск, вами предводимых. Это одно остаётся нам. Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти!.. Но мы русские!»

Эти слова трудно позабыть. Они сохранились в легендах.

В отчаянном положении Суворов предложил пробиваться к Гларису, следуя на северо-восток от Муттенской долины, через гору Брегель. По плану Суворова, первой вступить в бой с французами следовало бригаде Ауфенберга, которая немедленно должна была занять гору Брегель, сбив неприятельские посты. Следующим утром в дело должны были вступить авангард Багратиона и дивизия Повало-Швейковского. Важная роль отводилась и арьергарду Розенберга и Ферстера, прикрывавшему смелый марш-маневр основных сил армии.

«Альпийский поход Суворова. Фрагмент диорамы», А. Интезаров

Бригада Ауфенберга успешно выполнила боевое задание, разбив батальон, оставленный Молитором у Брагельберга, и расположилась на ночлег не доходя до Клёнтальского озера. На рассвете 19 сентября выступили войска Багратиона и Повало-Швейковского, а за ними и основные силы Суворова. К 15 часам они спустились в долину. Молитор всё ещё преследовал отряд Линкена, но, узнав о продвижении Ауфенберга, вернулся к Брагельбергу.

Утром французская дивизия Молитора атаковала войска Ауфенберга. Австрийская бригада отступила – и готовый капитулировать Ауфенберг уже вступил в переговоры с французами. Лишь завидев приближение войск Багратиона, он отбросил колебания и отказался от капитуляции. Багратион с марша бросил войска в бой: атаковал Молитора двумя батальонами с фронта, четырьмя – с правого фланга, а егерским полком – с левого. Атака утомлённым, ожесточённым солдатам Багратиона удалась на славу. Французы были отброшены, несли немалые потери.

Отступив, Молитор расположил войска на восточном берегу Клёнтальского озера. Он занял неприступную позицию по горному откосу, за каменной церковной оградой. Багратион несколько раз атаковал это укрепление, но опрокинуть войска Молитора до наступления темноты не удалось. Тогда Багратион предпринял обходной маневр, застрельщиком которого стал командовавший егерским полком граф Цукато. Ночью он с правого фланга обошёл позиции Молитора. За егерями шли шесть батальонов. С фронта атаковать Молитора были готовы оставшиеся силы авангарда. На рассвете французы заметили приближение противника и открыли огонь. Но энергичная атака с тыла и с фронта заставила Молитора отступить.

Новую позицию Молитор занял между рекой Линт и горной грядой, у деревни Нефельс. Быстрой атакой Багратион и здесь опрокинул войска Молитора, заняв Нефельс. Войска Молитора, усиленные подкреплением (к нему подоспели войска генерала Газана), вернулись к Нефельсу – и завязался упорный бой. К вечеру 20 сентября авангард Багратиона выполнил боевое задание: дивизия Молитора оттеснена на север, и Клёнтальская долина была открыта для армии. В Нефельсе продолжалось сражение, когда Суворов приказал Багратиону двигаться к Нетшталлю.

19 и 20 сентября, когда авангард Багратиона сражался в Клёнтальской долине, корпус Розенберга вёл арьергардные бои в Муттенской долине. Семитысячный корпус Розенберга принял бой с пятнадцатитысячным отрядом во главе с самим Массена. В этом бою Розенберг, уже прошедший суворовскую школу, переиграет французов диспозицией и прикажет действовать штыком, не теряя времени на пальбу.

Первый удар французов принял на себя полк Белецкого, который, отбиваясь, отступил к левому флангу, заманивая неприятеля в долину, где его встретили построенные в боевом порядке войска Розенберга. Широкой линией русские бросились в штыковую атаку. Суворов писал об этой в общей реляции императору о Швейцарском походе:

«Полки: Ферстера, Белецкого, Мансурова и егерский Кашкина на бегу не преставали поражать его, а баталион Ферча, усмотря оное, також бросился вслед и продолжал делать то же».

19 сентября русские войска отбили несколько атак Массена, отбросили французов к самому Швицу. Русские дрались храбро, а французский генерал опрометчиво не побеспокоился о контроле над высотами долины. В рядах полка Мансурова сражался герой недавнего боёв за Сен-Готард и Чёртов мост полковник Трубников. Он был смертельно ранен. Героями двухдневного боя были генералы Ребиндер и Милорадович. 19 сентября, отбивая атаки французов, азовцы Ребиндера браво кололи врага и забирали пленных. На них наступала дивизия Мортье – будущего наполеоновского маршала и военного губернатора Москвы. На следующий день Массена предпринял решительную контратаку, лично возглавив наступление, но корпус Розенберга снова выстоял и мощной ответной контратакой разбил противника.

Отменно командовал шгтыковыми атаками Милорадович. 5 орудий и 1000 пленных захватил Розенберг в этих боях – включая одного генерала и пятнадцать офицеров. Солдаты захватили богатую добычу: съестное, деньги, ценности. Главной добычей был генерал… Лакур. Розенберг в реляции Суворову назвал его Лакургом. А в реляциях Суворова Лакург превратился в Лекурба – так было привычнее, имя знаменитого генерала вертелось на языке, а в пылу сражений ошибку не заметили. Вот и заговорили историки и комментаторы о пленении знаменитого французского генерала, не раз бившего австрийцев – и до Альп, и после.

Родилась даже легенда о пребывании Лекурба в русском плену: несколько недель спустя, отпуская Лекурба из плена, Суворов, по преданию, подарит ему цветок для молодой жены. Этот цветок Лекурб будет хранить как реликвию. Может быть, в истоках этой легенды – история, произошедшая с генералом Лакуром? Реальный же Лекурб, продолжая сражаться под командованием Массены, и впрямь в те дни и недели проникся уважением к Суворову, о котором благоговейно вспоминал и через годы. Но в Муттенской долине Лекурб в плен не попадал!

«Переход руских войск через хребет Паникс в 1799 году», А.Е. Коцебу, 1860 год

Клаузевиц, кратко описывая успешную контратаку Розенберга, отбросившего превосходящие силы противников за Швиц, о пленении Лакура предпочитает умалчивать… Клаузевицу, подробно описавшему кампанию 1799 года, можно послать ещё один упрёк: описывая победы русских, он почему-то забывает о своей манере детально описывать сражения и практически даже не упоминает таких заметных русских генералов как Милорадович, Ребиндер, Денисов…

О сражении в Муттентальской долине Суворов с гордостью вспоминал в последние месяцы жизни: прославленные французы были посрамлены, хотя их положение в Муттенской долине никак нельзя назвать невыгодным. Массена отказался от намерения разбить русских в Муттенской долине и направился на соединение с бригадой Молитора и дивизией Газана. Уходя из долины, Розенберг послал в Швиц приказ о заготовке продовольствия на целый корпус солдат. Узнав об этом, французы готовились к новому нападению русских из Муттенской долины.

А Розенберг тем временем и не думал оставаться в долине. Его войска, прославленные победами в арьергардных боях, уже следовали за главными силами Суворова к Гларусу.

Суворов не составит об этих боях привычной подробной реляции: для этого не было времени. Сражения сменялись новыми боями и переходами. Только в письме эрцгерцогу Карлу, написанном в Паниксе, в смертельном утомлении Суворов кратко расскажет о славных делах:

«Между тем генерал Розенберг выгнал 19-20 сентября из долины Мутен самого Массену. 20–1 напал на войска, пришедшие к его подкреплению и принудил их бежать обратно в Швиц с потерей генерала Лекурба, более тысячи пленными и такового же числа убитыми и ранеными. Розенберг восстановило спокойствие».

Вообще, переписка с Карлом становилась всё резче, немало взаимных оскорблений нанесли друг другу разгорячённые корреспонденты. Позже эрцгерцог издаст книгу «История кампании 1799 г. в Германии и Швейцарии», в которой охарактеризует военное искусство Суворова как «стоящее на стадии детства». О русской армии он напишет: «Их достоинство основывалось, главным образом, на чувстве их физической силы, играющей решающую роль в единичных битвах и в рукопашных боях».

В ночь на 21-е арьергард покидал Муттенскую долину. Тяжело раненых оставили в Муттене с фельдшерами и запиской французскому командованию. Война не была тотальной: противники имели основание полагаться на великодушие друг друга. Записку французам передал штабс-капитан Сенявин, который в 1800 году вернётся в Россию с ответным документом, в котором французы свидетельствовали об исполнении рыцарского долга.

В горах выпал снег, и переход через Брегель затянулся. Пришлось ночевать в горах, а в Гларис Розенберг прибыл только 23 сентября. Итак, все войска Суворова расположились в Гларисе, и выход из окружения в Муттенской долине завершился успешно. В Гларисе, благодаря трофеям и помощи местного населения, солдатам выдали пшеничных сухарей и по фунту сыра.

Великий князь Константин Павлович, который в Италии многому научился у Суворова и у других героев, блеснул благородством, расплатился с местными крестьянами за продовольствие, чтобы все знали, что русский солдат – не грабитель. Сыр русским солдатам не пришёлся по вкусу: гниль какая-то, да и только. Зато уж офицеры вдоволь, до оскомины полакомились швейцарским сыром. Великий князь в Альпах держался молодцом, смело пробивался в авангардном отряде Багратиона, не считаясь с лишениями небывалого похода.

И ещё одно вынес великий князь из суворовских походов: презрение к австрийцам, доходившее до нескрываемой ненависти. По указанию отца, Константин Павлович возвращался в Россию, минуя Вену. По собственной инициативе он избегал контактов с австрийцами, не бывал с ними под одной крышей и не раз требовал, чтобы цесарцы покинули помещение, куда входил великий князь.

Только для одного родовитого австрийца он сделает исключение – для принца Кобургского. Константин Павлович даже заедет в Кобург с приветом от Суворова. Старый боевой товарищ передаст ответное письмо через великого князя. Член императорской фамилии, по рыцарски вступивший в войну, имел право чувствовать себя оскорблённым лицемерной политикой Вены. Но на Кобурга – старого боевого друга России – раздражение не распространялось.

Ощущалась острейшая нехватка боеприпасов. В том же письме эрцгерцогу Карлу Суворов признавался: «В этих упорных сражениях мы истратили все свои заряды и потому принуждены были избегать новых сражений».

Учитывая это обстоятельство, Суворову предстояло выбрать маршрут для выступления из Глариса. Северный путь лежал через Нефельс и Моллис. Там предстояли встречи с превосходящими силами французов. И Суворов избрал более гористый, суровый, но свободный от французов путь через хребет Паникс (Рингенкопф).

Можно ещё раз изумиться быстроте суворовской мысли и вере в неутомимость войска: армия в полном составе пребывала в Гларисе менее суток – и ринулась в новый опасный поход. Последний горный переход суворовской армии начался в ночь на 24 сентября. В авангарде шёл отряд Милорадовича, в арьергарде остался Багратион, сменив утомлённые войска Розенберга.

Снова выпал снег – и весь день 25 сентября армия медленно двигалась через хребет. К вечеру авангард Милорадовича вышел к деревне Паникс. Основные войска провели ночь на вершинах хребта, обледеневая на морозе. С утра Суворов приказал спускаться – остались воспоминания о тех часах похода: «Глаза мои встречали нашего неутомимого вождя, бессмертного Суворова. Он сидел на казачьей лошади, и я слышал сам, как он усиливался вырваться из рук двух шедших по сторонам дюжих казаков, которые держали его самого и вели его лошадь».

Монумент в Альпах

Массена попытался организовать преследование русской армии. Но переход через Паникс надёжно прикрывали ощетинившиеся войска Багратиона. У Глариса семитысячный французский отряд атаковал багратионов арьергард. Ожесточённая штыковая атака отбросила французов. Багратион приказал преследовать их до Глариса – это была победа, вырванная зубами, на отчаянии. Ни артиллерии, ни патронов у Багратиона не было. Стремительная атака охладила пыл французов: дальнейших попыток преследования не было.

Суворов и в сложнейшем положении, когда главной задачей стало сбережение войска и уход от смертельной опасности, оставался приверженцем войны наступательной, он смело бросает свои войска на неприятеля и по-прежнему использует «фурию» штыковой атаки. И в Альпах подтвердилась мысль Дениса Давыдова: «Он предал анафеме всякое оборонительное, ещё более отступательное действие в российской армии и сорок лет сряду, то есть от первого боевого выстрела до последнего дня своей службы, действовал не иначе как наступательно».

В авангарде пробивался по узкой дороге через хребет Рингенкопф (Паникс) отряд Милорадовича, за ним медленно – отнюдь не привычными солдатскими шагами – шли остальные части, шёл Суворов, изображавший для солдат неунывающий вид. Разобравшись с противником, брёл вслед армии арьергард Багратиона. Шли весь день 24 сентября. В ночь на 25-е Суворов основные силы Суворов расположил в деревушке Эльм – на краткий беспокойный отдых. В 2 часа ночи армия продолжила поход, чтобы 25-го встретить последние нечеловеческие испытания.

Спуск с вершин хребта был кульминацией последнего перехода и очередным страшным испытанием. Погибали последние лошади и мулы. Люди оказались крепче лошадей, крепче металла.

Милорадович с авангардом был в Паниксе в ночь на 26 сентября. Все войска сосредоточились у деревни Паникс к концу дня. Перед этим главные силы Суворова заночевали на холодных вершинах. После короткого отдыха армия двинулась к Иланцу, где расположилась на ночлег. В Иланце войскам удалось обогреться, обсушиться после горных переходов и кое-как подлатать платье и давно обветшавшую обувь. 27-го Суворов был уже в городе Кур, где, наконец, дал израненным войскам двухдневную передышку. Получив кое-какой провиант, армия двинулась по рейнской долине и 1 октября прибыла к городу Фельдкирху. Под Фельдкирхом Суворов приказал разбить лагерь. Этот день считается окончанием Швейцарского похода. Русский штык прорвался сквозь Альпы.

Горстка храбрецов сражалась вдали от родного края для того, чтобы враг не пришёл в Россию. И даже в Альпийском походе изможденная армия Суворова в каждом бою побеждала.

24 сентября 1799 года был совершен переход войск Суворова через перевал Сен-Готард в Швейцарских Альпах (13.09.1799 по старому стилю)

Наполеон завоевывал все новые пространства в Европе. Для оказания помощи австрийцам на территории Италии Императором Павлом I были посланы русские войска под командованием А.В. Суворова. За четыре месяца Суворов вернул Австрии все, что у нее отнял Наполеон за два года войны. В Ломбардии Суворов больше был не нужен, к тому же он сильно раздражал австрийцев своей популярностью и почестями, оказываемыми полководцу итальянцами и англичанами. Они попросили русского Царя отправить Суворова в Швейцарию, где австрийская армия уже довольно долго и безуспешно воевала с французами. И обязались снабжать русские войска провиантом и оружием. Суворов должен был соединиться с главными частями русской армии под управлением Римского-Корсакова в районе Цюриха и действовать по обстановке.

Решено было идти на соединение кратчайшим путем, через Сен-Готардский перевал в Альпах. Австрийцы должны были подготовить в Таворне для марш-броска русских полторы тысячи вьючных мулов и продовольствие, но не сделали этого. Придя в Таворну и не найдя обещанный обоз, русские были вынуждены создавать обоз из собственных резервов (даже офицерам пришлось отдать своих лошадей и идти в поход пешком) и потратили на это пять дней. Это промедление оказалось роковым и решило неблагоприятный для союзных войск исход военной кампании. Было потеряно преимущество быстроты и внезапности. Тем не менее русские войска освободили значительную часть Швейцарии, а героизм русских воинов поразил швейцарцев, которые до сих пор хранят благодарную память об этом.

Обоз и полевую артиллерию Суворов отправил в Швейцарию кружным путем, а сами выступили с легкими пушками. Нашли проводника — охотника Антонио Гампа. У озера Лугано русские войска перешли границу со Швейцарией, перевал был взят сходу. Знаменитое сражение на Чертовом мосту произошло на следующий день. Мост узкий, и каждый, проходивший по нему, неизбежно попадал под обстрел французской пушки, установленной в туннеле и направленной на мост. Поэтому часть солдат отправили верхом через скалы, другие спустились вниз, переправились через бурную реку и по крутому склону вылезли наверх. Увидев это, французы отступили, сбросив пушку в реку.

Около двух тысяч наших солдат погибли при взятии перевала. Братская могила их была устроена в горной расщелине, доверху заполненной русскими телами. В скале, напротив Чертова моста, вырублен огромный каменный крест в память о русских воинах, погибших при переходе через Альпы в 1799 году. Этот кусок земли (495 кв. м) Швейцария подарила России, и теперь он считается русской территорией.
31 августа (12 сентября) Начался героический Швейцарский поход Суворова 1799 года, ставший великой страницей русской истории. Первым крупным столкновением с французами стал штурм перевала Сен-Готард, открывавшего путь в Швейцарию. Оборонявшая его французская дивизия Лекурба насчитывала до половины всей русской армии. Взяв деревни Урзерн и Хоспенталь русские войска начали штурм на рассвете 13 (26) сентября. С третьего приступа перевал был взят. 14 (27) сентября русские войска, соединившись в один отряд двинулись к Швицу, где на пути вновь предстояло штурмовать французские укрепления в исключительно трудных условиях: в районе Чёртова моста, который был перекинут через ущелье, по которому текла река Ройс. К мосту выходил узкий тоннель (Урнзернская дыра), пробитый в огромных практически отвесных утёсах.
Сражение
С восходом солнца русские войска стали выдвигаться к подступам позиций французов на Сен-Готарде, несмотря на сильный втер и ледяной дождь. Авангард князя Багратиона вышел к деревне Айроло около двух часов пополудни. Передовые посты неприятеля отошли на север к боевой линии батальона. Отступавших французов преследовал небольшой отряд егерей. Остальные силы Багратиона повернули направо, в обход позиции противника. Французы боя не приняли и отошли на позиции у речки Соречия. С ходу, на плечах отступавших, занять позицию у реки не получилось. Все атаки егерей Багратиона были отбиты. Без особого успеха атаковали французов и подоспевшие дивизии Повало-Швейковского и Ферзена. Исход боя решил обходной маневр отряда Багратиона. Французы вновь снялись с позиции, отступили, опасаясь за тыл.
Сражение откатилось к вершинам Сен-Готарда. Многократные атаки русских мушкетеров и гренадеров при поддержке стрелковых цепей французы отбивали методично.
Около четырех часов вечера 13 сентября Суворов назначил генеральную атаку. К этому времени егеря Багратиона уже вскарабкались на крутые склоны гор во фланг французам. Произведена одновременная атака с фронта главными силами и егерями Багратиона с фланга. С высот. Неприятель вынужден был оставить рубеж обороны. И отступить к селению Госпиталь.
К району сражения подтянулся штаб Лекурба с дивизией Луазона. Солдаты Луазона заняли гребень высот у селения Госпиталь. Часть сил была оставлена возле Урзерна для прикрытия тылов. Ожесточенный бой у Госпиталя длился до наступления сумерек. Лекурб цеплялся за высоты при Госпитале, чтобы задержать продвижение армии Суворова. Но выполнить эту задачу Лекурбу не удалось, пришлось отступать и оставить селение Госпиталь.
Колонна Розенберга 13 сентября на урзернском направлении атаковала два батальона французов. Эти части противника были сбиты с горы Криспальт. Успех русской колонны Розенберга вынудил французов отойти к озеру Обер-Альп. Продвигавшиеся батальоны Розенберга выбили противника и с этой новой позиции. Подойдя к селению Урзерн, части Розенберга сосредоточились на вершине высокой горы Альткирх. В подзорные трубы офицеры корпуса Розенберга разглядели сосредоточение французских батальонов у подножия высоты.
На горы надвигался туман, вечерело. Под прикрытием тумана колонна Розенберга почти вплотную подошла к противнику. После дружного залпа русские мушкетеры и гренадеры, егеря ударили в штыки. Французские солдаты в панике устремились по дороге к Фурку. А части Розенберга беспрепятственно вошли в селение Урзерн. Им достались брошенные противником припасы и три пушки. В Урзерне оказалось 370 тысяч патронов для ружей и запас провианта для всего корпуса.
Лекурб вскоре получил известие о занятии Розенбергом селения Урзерн. Французский генерал немедленно приказал сбросить все оставшиеся орудия в реку Рейс. Его войска направились к перевалу Бетцберг кружным путем. К полуночи 13 сентября 1799 года части Лекурба перешли Бетцберг. На следующий день 14 сентября французские батальоны закончили сосредоточение севернее Урзерна, у деревни Гешенен.
Последствия
Одолев сопротивление французской армии у Сен-Готарда, корпуса армии Суворова 14 сентября соединились для движения на Швиц. Дорога шла вдоль отвесных и высоких берегов реки Рейс. Путь пролег до тоннеля Урзерн-Лох. После тоннеля дорога шла к высокому мосту, проложенному над пропастью. Это был «Чертов мост». Лекурб полагал, что это место окажется непреодолимым для суворовских гренадеров. Французы. 13 тысяч пехоты. Около 24 полевых орудий на позициях. Генерал Лекурб.
Русские. 23 тысячи пехоты и кавалерии. 25 горных пушек. Командование — фельдмаршал А.В.Суворов.

В Швейцарском походе проявились как полководческий гений Суворова, так и тактическое мастерство русских командиров. Обойдя по дну ущелья французов, русские войска сумели отбросить их от выхода из тоннеля, и бой завязался уже за сам Чертов мост. Его удалось взять, не допустив разрушения. С боями и тяжёлой борьбой с неблагоприятными природными условиями войско продвигалось дальше. Наиболее тяжёлым испытанием на Сен-Готардской дороге был переход через наиболее высокую и крутую заснеженную гору Бинтнерберг, против и посередине водопада. При переходе погибло множество русских солдат. Наконец, перейдя через гору и вступив в Альтдорф, Суворов обнаружил отсутствие дороги вдоль Люцернского озера, о которой ему говорили австрийцы, что делало невозможным идти на Швиц. Все лодки, имевшиеся на озере, использовали для отступления прижатые к озеру остатки дивизии Лекурба.
Между тем начал заканчиваться провиант, у Фирвальштедского озера сосредотачивались французские войска, и Суворов принял решение направить войска через мощный горный хребет Росшток и, перейдя через него, выйти в Муттенскую долину, а оттуда идти на Швиц. Во время этого тяжелейшего перехода Суворов (которому уже исполнилось 68 лет) тяжело заболел. Переход через Росшток занял 12 часов. Спустившись к деревне Муттен, занятой французами, русские начали её штурм, что стало полной неожиданностью для французов. К вечеру 19 сентября все суворовские войска сосредоточились в Муттенской долине и здесь узнали о поражении корпуса Римского-Корсакова, на помощь которому они спешили. Суворовские войска оказались блокированными французами.

Русская армия сумела прорваться через французские позиции и с боями продвигалась вперёд через заснеженные горы и перевалы. Уже практически не осталось провианта и патронов, одежда и обувь износилась, многие солдаты и офицеры были босы. 20 сентября в Муттенской долине 7-тысячный арьергард русской армии под командованием Розенберга, прикрывавший Суворова с тыла, разгромил 15-тысячную группировку французских войск под командованием Массены, едва не попавшего в плен:

«В этих боях в плен чуть не попал и сам Массена, которого гренадер Махотин пытался стащить с лошади. У русского воина остался в руках оторванный генеральский эполет. «Неприятель, — доносил Розенберг, — более 8 верст до самого Швица гнан был».»

Только в этом бою погибло от 4 до 5 тыс. французов и 1,2 тыс., в том числе генерал Лекурб, были взяты в плен (русские потеряли 650 убитыми). После того, как последняя австрийская бригада покинула русских (в Гларусе), генералитет русской армии принял решение пробиваться через перевал Паникс (Рингенкопф) в долину реки Рейн на соединение с остатками корпуса Римского-Корсакова. Это был последний и один из наиболее тяжёлых переходов. Были сброшены в пропасть все пушки, свои и отбитые у французов, потеряно около 300 мулов. Французы нападали на арьергард русской армии, но, даже имея запас пуль и артиллерию, обращались в бегство русскими в штыковых атаках. Последним испытанием был спуск с горы Паникс (изображённый на картине Сурикова «Переход Суворова через Альпы»). В начале октября 1799 года прибытием к австрийскому городу Фельдкирху Швейцарский поход Суворова завершился.

За этот беспримерный по трудностям и героизму поход Суворов был удостоен высшего воинского звания генералиссимуса, став четвёртым генералиссимусом в России.
В Швейцарском походе потери русской армии, вышедшей из окружения без продовольствия и боеприпасов и разбивших все войска на своём пути, составили около 5 тыс. человек (до ¼ армии), многие из которых разбились при переходах. Однако потери французских войск, обладавших подавляющим превосходством в численности, превосходили потери русских войск в 3−4 раза. Было захвачено в плен 2778 французских солдат и офицеров, половину которых Суворов сумел прокормить и вывести из Альп как свидетельство великого подвига.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

По следам генерала Суворова

Писатель-путешественник Рон Смит следует по стопам русского генерала, который посреди зимы вел свою армию через Альпы, преследуемые французами. Вернитесь в прошлое с этой захватывающей историей и насладитесь захватывающими дух пейзажами сегодняшнего дня . ……

Огромный монумент, высеченный в скале, посвященный битве в сентябре 1799 года, когда русский генерал Суворов разбил французскую армию.

Перевал Сен-Готард в Швейцарии – самая крупная европейская достопримечательность.Альпы образуют непреодолимую преграду между севером и югом, через которую можно пройти только через Готард, где на протяжении столетий человек карабкался вверх и снова — только в летние месяцы.

От прекрасного озера в Люцерне железная дорога до тоннеля на вершине — это путешествие, которое необходимо совершить, даже если вы не фанат железной дороги. Поезд мчится вперед, постоянно виляя и поворачивая с невероятными панорамами то в одну, то в другую сторону. Он переходит в спиральные туннели, и в одном месте, Вассене, деревенская церковь с ее типичным куполом в форме луковицы проходит три раза на разных уровнях и с разных сторон поезда, когда он пересекает долину и по спирали проходит через туннели.

В устье знаменитого туннеля Готард находится станция и деревня Гошенен. Здесь поезда останавливались, чтобы наполнить локомотивы водой, в то время как пассажиры толпились в знаменитых залах ресторана, где в кратчайшие сроки было предложено замечательное обслуживание из нескольких сотен обедов из трех блюд. Во дворе вокзала, окруженном горой, начинается еще одна железная дорога, на этот раз метровой колеи.

Поезда поднимаются по удивительному уклону над входом в туннель главной линии и проходят через длинные укрытия от лавин в туннель.Когда он выходит из туннеля, вы пересекаете ущелье Шолленен, одну из тех голых серых скальных расщелин, на которых специализируется Швейцария.

Старая дорога должна была пройти здесь, и трудность заключалась в том, чтобы построить мост, чтобы пересечь эту расщелину. Вы просто должны быть поражены тем, как им удалось построить этот опасный мост через такую ​​глубину, с бушующей внизу рекой. В конце концов, у строителей не было другого выбора, кроме как заключить договор с дьяволом. Дьявол поможет им, но первая душа, которая перейдет мост, будет принадлежать дьяволу. Это было согласовано, и мост наконец построили.

Дьявол очень обрадовался и ждал, пока кто-нибудь перейдёт, но сначала прислали козла. Дьявол был так разгневан, что швырнул в долину огромный камень размером с большой дом. Эту скалу нельзя не заметить, и сегодня она находится рядом со станцией Гошенен, а на ее вершине развеваются швейцарский и кантонский флаги.

Рядом с чертовым мостом находится огромный монумент, вырубленный в необработанной скале, который увековечивает битву в сентябре 1799 года, когда русский генерал Суворов (или Суворов) пробил себе дорогу через ожидавшую его здесь французскую армию численностью 8500 человек.Памятник находится на земле, переданной российскому правительству, которое несет ответственность за его содержание.

Генерал Суворов до сих пор известен в России и является одним из немногих генералов в истории, не проигравших ни одного сражения (это не значит, что он всегда побеждал!). В России есть много его статуй.

Странно, что хотя генерал Суворов фактически ничего не сделал для швейцарцев, они до сих пор помнят и прославляют его и его людей. Есть Суворовская тропа (с вездесущими желтыми остроконечными знаками на столбах, обозначающих путь) и Музей Суворова в Линтале, в кантоне Гларус (см.1799.ч). Я должен был следить за этим. Это может быть не обычная туристическая вещь, но какая история.

Русские и австрийцы сражались с французами. Суворов и его люди вытеснили французов из северной Италии и теперь пытались соединиться с другой русской армией под Цюрихом, чтобы противостоять большой французской армии. Вытеснив французов с Чертова моста, его 21 000 человек и 25 больших орудий спустились в Готардскую долину. От перевала (2108 метров над уровнем моря – м над уровнем моря) до Альтдорфа (458 м над уровнем моря) на Люцернском озере трудные 23 мили.В Альтдорфе находится большая статуя Вильгельма Телля и его сына; где злобный австриец Гесслер заставил его выстрелить яблоком в голову сына.

Когда русские прибыли, они обнаружили, что австрийцы их подвели, не оставили припасов и отошли за горы. Французы увели все лодки с озера, и берега озера здесь представляют собой отвесные отвесные обрывы скал. Обратного пути не было, и 80 000 французских солдат шли в атаку, так как они тем временем разбили другую русскую армию под Цюрихом.Генерал Суворов двинулся в Швиц и устроил там штаб, а на лугу провел военный совет.

Когда появились французские солдаты, у нас не было другого выбора, кроме как попытаться сбежать через перевал Прагель (1550 м над уровнем моря с пиками по обеим сторонам, поднимающимися до 2300 м над уровнем моря) в кантон Гларус. Они так и сделали, а затем двинулись из города Гларус в Шванден (525 м над уровнем моря) и отправились на Сернфталь. Эта долина прекрасна. Раньше у него был собственный трамвай / железная дорога из Швандена, а сегодня активная ассоциация сохраняет все, что может, и имеет музей в Энги.

Здесь четко обозначен Суворовский путь. Дома в этой закрытой долине, как правило, построены из темного древнего дерева, и на них есть таблички с описанием их истории. Один, в Эльме, был построен около 1670 года, модернизирован в 1748 году, и в нем говорится, что генерал Суворов пробыл там несколько дней около 5 октября 1799 года, пока планировал, что делать.

Дом, в котором 5 октября 1799 года останавливался генерал Суворов.

Не оставалось ничего другого, как продолжить путь через перевал Паниксер (2407 м над уровнем моря). Был снегопад некоторой глубины, но солдаты тронулись, пересекли перевал и спустились в Иланц, далее в Кур, а затем бежали на дружественную австрийскую территорию и вернулись в Россию.Во время этой переправы русские потеряли около 7000 человек и все орудия. Не было ни еды, ни дров, суровой зимы, хотя было только начало октября.

Местные жители, должно быть, были удивлены внезапному появлению этой огромной армии, 18 000 солдат и 5 000 конных казаков с растрепанными бородами и развевающимися одеждами. Армия, должно быть, съела все, что было в долине, всех животных, и использовала все щепки для костров, а затем двинулась дальше, оставляя за собой след из замерзших мертвых солдат на всем пути вверх по долине и через перевал.

Суворовский музей — это в основном работа одного человека, Вальтера Гелера. Он был частью старой текстильной фабрики в Швандене, теперь он переехал в начало долины в Линтале, вновь открылся в июне 2012 года. Внутри музея находятся мушкетные и пушечные ядра, штыки, сабли, картины, карты и многое другое. , много реликвий, оставленных русскими во время их отчаянного отступления. Вся долина называется Линталь, где когда-то выращивали линт (лен) и перерабатывали его в льняную ткань, и до сих пор можно увидеть много следов этой когда-то важной отрасли.

Музей открыт с 10:00 до 19:00 по средам, пятницам, субботам и воскресеньям, вход бесплатный. Господин Гелер собрал великолепную коллекцию артефактов. Он лично использовал металлоискатель не менее 40 лет, находя монеты, мушкетные пули, пуговицы, медали и так далее. Есть также модели солдат того времени в натуральную величину в форме, документы, письма и все, чтобы оживить эту безнадежную русскую кампанию.

В Люцерне, в Ледниковом саду, есть большая рельефная модель французов и Суворова, изображающая весь этот эпизод.Эта удивительная модель была создана около 1800 года Йозефом Нидеростом из Швица, который был свидетелем событий. Он также отлил отдельные фигуры, которых насчитывается более 700. Есть еще дом в Ридерне, и его надеются восстановить как еще один музей Суворова. Именно здесь 1 октября 1799 года генерал собрал военный совет, чтобы решить, что делать ему и его армии.

Хотя генерал Суворов никогда не был побежден, он, безусловно, потерял много людей и вызвал опустошение и отчаяние местных жителей, когда отступил через Швейцарию.Чтобы пройти по его хорошо обозначенному следу, потребуется несколько дней, хорошие ботинки, выносливость и хорошая погода. Какими должны были быть его люди, невообразимо.

То, что его так хорошо помнят в Швейцарии, примечательно и является лишь одной из захватывающих вещей, с которыми вы сталкиваетесь вдали от основных туристических маршрутов. Районы Швейцарии, которые он пересек, потрясающе красивы, в основном тихие, так как они не являются сквозными (даже Готард, где есть автомагистраль и очень загруженная железная дорога, тихий, если вы съезжаете с главной дороги, с сонными деревнями и дружелюбными людьми). в почти вечной тени их крутых горных склонов) и есть что открыть.

Русская армия, которая на самом деле ничего не сделала для швейцарцев, кроме причинения страданий и бед местному населению, но так хорошо прославилась и запомнилась ими!

Если вы находитесь в этом уголке Швейцарии, обратите внимание на знаки Суворова и подумайте о 21 000 человек, проходящих через них. В этом районе есть много других интересных мест и развлечений; например, в летние месяцы почтовый автобус отправляется с железнодорожной станции в Линтале и проходит через перевал Клаузен (1948 г. над уровнем моря) по крутым поворотам и захватывающим видам, чтобы спуститься к Флюэлену в конце озера Люцерн.

Автобус почтового отделения на вершине перевала Клаузен.

Рядом с простой станцией в Линтале находится классический швейцарский загородный отель. Отель-ресторан Bahnhof Linthal был построен в 1903 году и был отремонтирован в 2008 году. Он находится в семейном управлении и предлагает хорошую местную кухню, см. www.hotelbahnhof-linthal.ch Добраться до этого района Швейцарии для нас несложно.

Летите в Цюрих из Абердина или Инвернесса через Амстердам, Париж, Лондон или упростите себе задачу и отправляйтесь рейсом Lufthansa из Абердина через Франкфурт (см.Lufthansa.com). На момент написания они предлагают лучшие тарифы и лучшее время стыковки. Из аэропорта Цюриха, самого эффективного в Европе, поезда отправляются на главный вокзал каждые несколько минут. Ежечасные поезда ходят прямо до Гларуса и Линталя (см. www.sbb.ch, их национальные железные дороги) или отправляются на сайт www.myswitzerland.com, где также организуют отели и трансферы.

Хороший совет — купите пропуск. Швейцария дорогая для нас – не их вина, у них цены практически не растут. Это фунт, который затонул.Швейцарцы знают об этом и поэтому предлагают такие замечательные вещи, как Swiss Pass, который дает вам бесплатное пользование всем общественным транспортом, а также множество входных билетов и скидок. Одно можно сказать наверняка: у швейцарцев все это хорошо организовано и все работает.

В этой части Швейцарии немецкий язык (со своим сильным диалектом), но везде говорят по-английски, даже в самых высоких горах всегда есть туалеты и кафе или ресторан. Это действительно идеальное место для отдыха.Долина Линталь с высокими горами по обеим сторонам не так хорошо известна туристам, это отличное место для открытия.


Вы хотите ответить на эту статью? Если это так, нажмите здесь , чтобы представить свои мысли, и они могут быть опубликованы в печати.

по истории прохождения армий через горы Альп

Все мы знаем со школьных лет о героическом походе русской армии через Альпы, все видели картину Сурикова.Но, думаю, большинство из нас плохо представляет себе, что же там произошло на самом деле, как туда попали русские и в чем величие подвига русских воинов и Суворова. На торжественном собрании в Андерматте в честь 200-летия знаменитого перехода высокопоставленный российский чиновник тихонько спросил у историка: «А как, собственно, сюда попал Суворов?» И мой друг признался, что только пройдя весь маршрут своими ногами, он понял, почему этот переход остался в военной истории беспрецедентным.

Поэтому, когда я прочитала на сайте Альпиндустрия, что планируется поход по суворовской тропе через Альпы, я в числе первых записалась. Это была моя вторая поездка с командой Alpindustria. Двумя годами ранее я ездил с ней в итальянские и французские Альпы, где мы поднялись на Монблан. Эта поездка стала одним из самых захватывающих моих путешествий, и я был рад возможности снова побывать в Альпах, теперь уже в Швейцарии. На первую неделю путешествия был запланирован поход по следам армии Суворова, на вторую — переход и восхождение на альпийские вершины Монте-Роза и .

Ровно за неделю до нашего отъезда Западную Европу затопило. Беспрецедентное наводнение затронуло многие страны, в том числе Швейцарию. Перекрыты дороги, эвакуированы люди из некоторых районов, есть человеческие жертвы. Друзья и знакомые уговаривали меня отказаться от поездки. Позвонив товарищам, я понял, что отказываться от поездки никто не собирается. Я тоже успокоился.

Действительно, приехав в Цюрих, мы не обнаружили никаких следов разрушений. В Люцерне действительно часть улиц была затоплена, на набережной лежали мешки с песком, на улицах стояли деревянные платформы.Лебеди плавали вокруг торчащей из воды беседки. Вода в реке мчалась быстрым, мощным потоком. Стихия только что подошла к берегам.

Последствия наводнения в Люцерне:

Из пасмурного, полузатопленного Люцерна мы поехали на юг и к вечеру очутились в итальянском кантоне Швейцарии — Тичино, в городе Лугано, среди пальм, под палящим солнцем… Вот тут и начался наш переход .

Наш кемпинг в Лугано

Наша команда состояла из 20 человек.Для передвижения по стране был нанят микроавтобус с прицепом. Останавливались в кемпингах, ночевали в палатках. Кроме гида и организатора поездки Саши Елкова, нас также сопровождал член патриотического общества, занимавшийся военной историей, который по мере нашего продвижения по маршруту рассказывал нам о Суворовском походе.

Вкратце события развивались следующим образом.

Наполеон завоевал все новые просторы Европы. Часть наших войск под командованием Суворова была направлена ​​на помощь австрийцам в Италию.Через четыре месяца Суворов вернул Австрии все, что Наполеон отнял у нее за два года войны.

В Ломбардии Суворов был уже не нужен, к тому же он сильно раздражал австрийцев своей популярностью и почестями, оказанными полководцу итальянцами и англичанами. Они просили Павла I направить Суворова в Швейцарию, где австрийская армия долго и безуспешно вела бои с французами. И обязались снабжать русскую армию провиантом и оружием.Суворов должен был соединиться с основными частями русской армии под управлением Римского-Корсакова в районе Цюриха и действовать по обстановке.

Было решено идти к соединению кратчайшим путем, через перевал Сен-Готард. Австрийцам пришлось подготовить полторы тысячи вьючных мулов и провизию для похода русских на Таворн, но они этого не сделали.

Прибыв в Таворну и не найдя обещанный обоз, русские вынуждены были создать обоз из собственных резервов (даже офицерам пришлось отказаться от лошадей и идти пешком) и потратили на это пять суток. Это промедление оказалось роковым и решило исход военной кампании. Преимущество в скорости и внезапности было потеряно.

Обоз и полевая артиллерия были отправлены в Швейцарию окольными путями, а сами вышли с легкими пушками. Найден проводник — охотник Антонио Гамп.

На озере Лугано российские войска перешли границу со Швейцарией.

Мы тоже говорили. Рано утром, собрав наш лагерь на берегу озера, мы поехали в сторону Сен-Готарда, по пути сворачивая в столицу кантона Тичино — Беллинзон …Через него проходят пути к трем альпийским перевалам: Сен-Готард, Сен-Бернар и Лукаманир.

На улицах Беллинцоны

Город очень гармонично вписан в гористую местность; на холмах стоят три мощные крепости-замки, напоминающие о временах, когда через перевалы проходили вооруженные войска, а на самом подходе к Альпам необходимо было иметь укрепленное поселение.

Три крепости Беллинцоны

Поднялись к самой старой крепости — Кастельгранде. Оттуда открывался широкий вид на окрестные горы и долину реки Тичино.

Перевал Сен-Готард

В нескольких километрах за Беллинцоной сразу за военной базой начался подъем на перевал (накануне мы проехали его в обратном направлении по подземному тоннелю). Лес кончился быстро, мы поднялись по травянистому склону по хорошей тропе.

Весь перевал был пронизан туннелями, через расщелины перекинуты мосты, изредка стояла охрана.

Мимо нас неторопливо проехал черный дилижанс с кучером в старинной одежде.

И наконец — первое напоминание о походе — медный барельеф у большого камня с надписью «Александр Суворов — благодарная Европа» на четырех языках.

Сначала мы остановились, привлеченные памятным знаком, потом не могли выбраться из брусники, которая росла среди камней.

К четырем часам мы достигли широкого перевала Сен-Готард.

Кстати, русская армия была там примерно в то же время. Сначала все наши атаки успешно отбивались французами, пока отряд под управлением Багратиона не обошел скалы и не атаковал противника сверху. При взятии перевала Сен-Готард погибло около 2 тысяч наших солдат. Братская могила была устроена в расщелине горы, до краев заполненной телами.

Сейчас на перевале Сен-Готард находится национальный музей.Перед музеем находится горное озеро с плотом посередине, на нем искусственные лошади, запряженные в повозку.

Чуть в стороне памятник Суворову (скульптор Тугаринов, 1999 г.), где необычно представлен фельдмаршал, отнюдь не герой-победитель, с гордо поднятым колесом и грудью, а изможденный старик верхом на поникшая лошадь, которую ведет горный проводник Антонио Гампа…

Спустились с перевала через город Хоспенталь, где сохранился дом, в котором ночевал Суворов после взятия перевала.

Мы добрались до Андерматта, где разбили лагерь на окраине, на широкой травянистой площадке у подножия горы. В тот вечер мы были единственными гостями.

Поужинали на полянке за длинным столом. Вскоре к палаточному лагерю подъехала машина, из которой вышли двое мужчин, одним из которых оказался мэр Андерматта Фердинанд Мюхейм.

На следующее утро к завтраку нам принесли в подарок от мэра два подноса с кусочками колбасы и сыра (мэр был также владельцем мясной лавки в Андерматте).

Чертов мост

Утром мы въехали в узкое, глубокое ущелье с отвесными стенами и вышли на знаменитом Чертовом мосту. Сейчас через ущелье проходит современный мост. Остатки старого, разрушенного моста намного ниже. Тут же в скале был прорублен железнодорожный тоннель.

Битва у Чертова моста произошла на следующий день после взятия Сен-Готарда. Мост узкий, и все проходящие по нему неизбежно попадали под огонь французской пушки, установленной в туннеле и нацеленной на мост.Поэтому одни воины были отправлены верхом по скалам, другие спустились, переправились через бурную реку и взобрались по крутому склону. Сбросив пушку в реку, французы отступили.

В скале напротив Чертова моста высечен огромный каменный крест в память о русских воинах, погибших при переходе через Альпы в 1799 году.

Этот участок земли (495 кв. м) подарила России благодарная Швейцария, и теперь он считается российской территорией.

Слева от памятного креста начинается «виа феррата» — каменистый маршрут с перилами. Легкий подъем, красивые виды.

Очень быстро внизу осталось тенистое ущелье с бурной рекой. Время от времени красный мчащийся поезд выскальзывал из темной дыры в скале, или наоборот, исчезал внутри горы.

Потом по дороге поползла колонна БТРов.

На вершине горы, среди душистых трав, установлен флаг кантона Ури: черная голова быка на оранжевом фоне (по границе италоязычного кантона Тичино и немецкоязычного Ури проходит граница перевал Сен-Готард).

Потом мы спустились через тенистый лес. На каждом витке серпантина висят плакаты с описанием растений и животных, встречающихся в этом уголке. На открытых площадках сооружены противолавинные ограждения.

Обедали в историческом ресторане «Суворов» на Чертовом мосту.

Ресторан стоит на уступе, на небольшой каменистой платформе, спускающейся отвесными стенами вниз, и, подойдя к краю обрыва, можно наблюдать безудержный поток реки, кувырком летящий вниз по крутым каменным ступеням.

В самом ресторане небольшой музей, на стенах скрещенные сабли, штыки (найденные на склонах и дне реки), портрет Суворова и картины, посвященные битве на Чертовом мосту.Подается фирменное вино «Сувороф».

Вечером гуляли по Андерматту. Спокойный, тихий город, почти безлюдный вечером. Черные лебеди в небольшом пруду, очаровательный фонтан с фавном, бык на мотоцикле. В центре города находится внушительный Суворофхаус, дом, в котором находилась ставка Суворова с памятной доской.

Вечернюю тишину нарушил отряд пожарных, вышедших в полном обмундировании, с длинными лестницами и шлангами.Подведя лестницу к одному из домов, они стали карабкаться туда-сюда, натягивая шланги. Оказывается, городская пожарная команда состоит из добровольцев, которые вечером после основной работы отправляются на тренировки.

Через некоторое время по улице шли молодые ребята в военной форме… Это военнослужащие, которые спускались из своей воинской части на дискотеку в город (воинская часть расположена достаточно высоко, мы видели ее днем, когда поднимались по виа феррата.думаю ребята хорошо обучены,если ночью после дискотеки бегут в свою часть на такой высоте ).

Альтдорф. Перевал Кунциг-Кульм

На следующее утро мы выехали из Андерматта. На прощание сфотографировались с местными жителями в ожидании дилижанса.

Утром с жителями Андерматта

К полудню мы были в Альтдорфе.

В Альтдорфе русская армия оказалась в ловушке. Согласно австрийским картам, из Альтдорфа в Швиц был проход по берегу Люцернского озера. На самом деле там были отвесные скалы. Все корабли, в том числе рыбацкие, французы увели в Люцерн.Провизия закончилась.

Обратный путь был отрезан французами.

Решено прорываться через хребет Росток. До сих пор на швейцарских картах этот путь через перевал Кунциг-Кульм именуется «суворовским путем 1799 года».

Альтдорф — симпатичный, провинциальный городок, столица кантона Ури (формально не имеет статуса города, так как население менее 10 тысяч). Красивые расписные здания, театр, музей Суворова (был закрыт), фонтаны, клумбы.

Местный театр в Альдорфе

Швейцарское граффити

Когда-то здесь жил Вильгельм Телль, который руководил борьбой местных жителей против австрийцев. Памятник ему установлен в центре Альтдорфа.

Мы прибыли в Альтдорф 1 сентября, улицы были запружены детьми. У каждого оранжевый ромб на шее и светоотражатели на груди и спине.

Через несколько километров от Альтдорфа начинается подъем на перевал Кинциг-Кульм.Сначала мы поднялись на кресельном подъемнике в горную деревню Бел. Там они некоторое время ждали трейлер наверху в окружении местных детей: школьники, живущие в горах, отучившись в школе в Альтдорфе, возвращались домой в горы по канатной дороге. Вскоре трейлер прибыл.

И поплыли остроконечные ели, потом склоны, поросшие густой травой, с пасущимися коровами, с редкими домиками.

С верхней станции фуникулеры пошли на перевал.Подъем относительно пологий, по хорошей тропе. На самом перевале есть деревянный крест, часовня и столб с указателями на горные деревни и хутора, разбросанные в окрестностях.

На спуске — такие же мягкие, плавные, ниспадающие склоны.

Слева красивая каменная стена с выступающими вершинами, очень напоминающая итальянские Доломиты.

Справа скалистый остров.

Одинокие коровы, самостоятельно гуляющие среди густой травы и провожающие нас безмятежными взглядами.

Пахнет нагретой травой и цветами. Появились ели.

Внезапно среди горного леса возник странный резкий запах, а на следующем повороте обнаружился и его источник — сыроварня в большом деревянном доме… За открытой дверью сыроварни показались ряды полок с головками созревающий сыр, который двое молодых парней переворачивали деревянными лопатками.

Еще ниже у нас значительно снизилась скорость передвижения из-за растущих вдоль пути зарослей малины.

Муотатал и перевал Прагель

Наконец мы выехали из леса, где на стоянке нас ждала наша маршрутка, на которой мы уже доехали до города Муотатал.

Русская армия в течение двух суток двигалась из Альдорфа в долину реки Муота через хребет Росток. Моросил мелкий осенний дождь, раскисшая глина наверху сменилась снегом.Не было ни еды, ни дров, чтобы согреться и немного обсохнуть на привалах, шли всю ночь и только к исходу второго дня спустились в долину реки Муота.

Там Суворова ждали тяжелые новости. Австрийцы, узнав, что Суворов идет им на помощь, немедленно вывели свои войска из Швейцарии, оставив русских продолжать сражаться в одиночку. Воспользовавшись этим, французский генерал Массена разбил под Цюрихом корпус Римского-Корсакова, с которым так торопился соединиться Суворов.Битва при Цюрихе стала одним из самых тяжелых поражений русской армии в 18 веке — было потеряно более половины нашей армии (это произошло в день, когда суворовцы сражались за Чертов мост). Теперь французы напирали на Суворова со стороны Швица и отрезали путь по долине Муота в сторону Австрии. Кампания была практически проиграна.

Нужно было спасти остатки измученной армии, вывести людей из гор и пробиться в Россию.

Солидный, старинный дом в Муоттале с табличкой о том, что два века назад здесь останавливался Суворов. «Сколько лет самому дому?» — спросили мы хозяина, который высунулся из окна. — Четыреста, — ответил пожилой добродушный дядя, с интересом глядя на нас.

Мы пришли в монастырь Святого Иосифа, где Суворов собрал военный совет. На этом совете было решено пробиться в долину Рейна через перевалы Прагель и Паникс.

К нам спустилась настоятельница монастыря и провела нас в большую комнату со старинной мебелью и столом в центре, ту самую комнату, где проходил исторический военный совет. Настоятельница достала огромный том «Протокол», в котором показала нам записку 1799 года о событиях тех дней, о мародерстве французов. С немецкой дотошностью упоминалось также, что русские заплатили за доставленное питание.

Когда мы уходили из монастыря, из города, из «отпуска», вернулись монахини, хорошенькие модно одетые девушки.Они поспешно отправились в свои кельи, чтобы успеть переодеться и явиться на вечернюю службу в подобающем одеянии и настроении.

Сначала мы хотели переночевать в местной общаге, но там оказалось душно, и мы пошли в кемпинг на берегу реки. Кемпинги в Швейцарии хорошо обустроены, с горячим душем, кухней, стиральной машиной… В этом же была конура для хассок, и мы провели утро в вольерах, фотографируя милых собачек. Зимой они используются для катания туристов на собачьих упряжках.

Путь к перевалу Прагель отбит отрядом Багратиона. Пока авангард пробирался к Гларусу из долины Муота, арьергард отбивался от наступающих французов в Муотатале, а затем рассеялся и сам перешел в наступление, отбросил их к Швицу и взял в плен 1200 французов.

Подъем на перевал Прагель идет по широкому ущелью, склоны которого покрыты зарослями малины.Сам перевал очень низкий (1551 м) и неявно выраженный, поэтому, если бы не памятная доска о том, что через этот перевал в 1799 году прошла армия Суворова, я бы его и не заметил.

Закончился лес и заросли малины, мы шли по альпийским лугам, по которым гуляли самостоятельные, ухоженные и упитанные коровы. Луга, однако, были отгорожены проводами со слабым током, а тропы перегорожены «удочками», чтобы скот не сильно бродил по горам.

Возле аскетической часовни с колокольней, сложенной из необработанных камней, нас ждал наш микроавтобус, в который мы погрузились и поехали вниз.

Эта долина сильно пострадала от недавнего стихийного бедствия. Несколько деревенских домов были разрушены селевыми потоками. Сарай с заготовленным на зиму сеном был полностью взорван, пространство между домами было завалено сеном. Сейчас там работал трактор, и люди расчищали завалы.

Среди поросших лесом склонов перед нами вдруг открылось озеро Кленталь, глубокого сине-зеленого цвета. Он был залит водой, прибрежные кусты были полузалиты водой. Мы приземлились на берегу. Вода была прохладная, но тем не менее все купались с удовольствием.

Затем мы спустились к городку Гларус, где несколько дней отдыхала русская армия и ждала свой арьергард. А оттуда мы переехали в город Вяз, где есть очень маленькая скульптура: Суворов верхом на коне.Сохранился и «Суворовхаус» — дом, в котором фельдмаршал останавливался 5 октября 1799 года перед труднейшей переправой через перевал Паникс.

Пасс Паникс

Единственным способом спасти остатки армии и вывести ее в долину Рейна был горный хребет Рингенхопф. В октябре 1799 года горы были покрыты снегом. 6 октября армия выступила на перевал Паникс. Орудия были сброшены вниз. Полуголые, босые, голодные солдаты, используя штыки как ледорубы, под порывами ветра карабкались на заснеженные склоны.Спуск был еще тяжелее. Многие солдаты погибли, падая на обледеневшие скалы. Именно драматический момент спуска с перевала Паникс изображен на картине Сурикова.

Во второй половине дня мы начали подъем на перевал Паникс. Одинокий заброшенный танк стоял прямо у начала тропы.

Сначала тропа была широкой и пологой, но вскоре сузилась и пошла зигзагами по крутым скалистым склонам.

Трава и деревья остались внизу.Непосредственно перед выходом на перевал есть широкий участок пути, аккуратно выложенный камнем.

А теперь — озерцо и хижина на перевале.

Хижина была занята охотниками.

Планировалось, что мы будем ночевать в палатках, но на перевале было жутко холодно и ветрено, я моментально замерз, а еще несколько часов назад меня мучила жара в Эльме. Она натянула всю теплую одежду и все еще стучала зубами.

Потихоньку мы все-таки проникли в хижину, под предлогом, что нужно приготовить ужин для группы. «Начальником» был долговязый швейцарец в очках, с большим подозрением смотревший на всю нашу компанию, появившуюся из ниоткуда. Тем не менее, наш проводник договорился с ним, что девушки будут ночевать в хижине, а мужчины пошли ставить палатки чуть ниже перевала, чтобы было меньше ветра.

Охотники храпели всю ночь, а в 4 утра стали собираться на охоту.Наши палатки тоже встали рано, побежали к шалашу: чайка, погреться.

Горы были еще покрыты серыми предрассветными сумерками, когда мы начали спуск с перевала. Сначала тропа была просто узкой и крутой, потом начинались скальные стены, с которых надо было спускаться лицом к скале, держась за зацепы обеими руками и ощущая ногой ступеньку внизу.

Там были стены по 3-4 метра, и было где упасть. Не представляю, как здесь можно было спускать лошадей и телеги.Проводник сказал, что к этому времени от повозок мало что осталось.

Впоследствии выяснилось, что на этом сайте никто не сделал ни одной фотографии. На это не было времени. Только когда тропа стала ровной и появилась трава, мы остановились и достали фотоаппараты.

На краю обрыва возле тропы стоял высокий безымянный крест.

Лихтенштейн. В гостях у барона фон Фальц-Фейна

Спустившись с перевала, мы сели в свой микроавтобус, а в полдень пересекли Рейн и оказались в независимом государстве Лихтенштейн, в его столице Вадуце.Наши проводники договорились, что барон фон Фальц-Фейн примет нас на своей вилле Аскания-Нова.

Эдуард фон Фальц-Фейн — одна из заметных личностей прошлого века. Его дядя основал в Крыму заповедник Аскания-Нова. Другой его родственник, генерал Епанчин, организовал в Петербурге пажеский корпус. Многие его предки оставили заметный след в истории России и приумножили ее славу.

После революции семья уехала из России. Эдуарду тогда было 4 года. Он прожил бурную жизнь, во многих сферах добился успеха: в журналистике, бизнесе, спорте, меценатстве. Он много сделал для возвращения культурных ценностей в Россию. Сохранение памяти о подвиге суворовской армии — во многом его рук дело. Он выделял деньги на установку памятников, содержание музеев.

До нашей встречи с бароном мы плохо представляли себе, кого идем в гости, а позже я прочитала о нем в Интернете и посмотрела посвященную ему передачу на телеканале «Культура».Пока мы ждали приема во дворе перед виллой, кто-то спросил гида: «Саш, к какой категории относится предстоящее мероприятие?» — «В разряд исторических», — просто ответил он.

Барону на тот момент было 93 года. Он принял нас, полулежа на диване, возле широкого окна, из которого открывался вид на лежащий внизу Вадуц. Красивое, породистое лицо, изысканная русская речь, без намека на акцент.

В залах много картин и фотографий, рояль и столы заставлены всякими интересными вещицами.

Барон рассказал о своей недавней поездке в Петербург для открытия пажного строительства, о своих связях с Россией, об энтузиастах, которые здесь, в Швейцарии, поддерживают и создают музеи, посвященные Суворову, устанавливают памятные доски. Он подписал открытки для каждого из нас.

В тот же вечер должна была состояться встреча остальных членов семьи Романовых на Боденском озере, куда был приглашен и барон, как имеющий родство с царской династией.На прощание сфотографировались с хозяином. Ему пора было готовиться к встрече. Вскоре его должны были забрать. Выглянув в окно, я увидел, что наш микроавтобус заблокировал проезд на дачу, так что Романовы не могли попасть сюда.

Мы покинули виллу совсем в другом настроении. Как будто вы прикоснулись к истории.

Визитом к барону фон Фальц-Фейну завершилось наше путешествие по пути Суворова. Через несколько часов, проехав через всю Швейцарию, мы уже были в Церматте.

Что сказать в заключение. В этом походе Суворов не одерживал громких побед. И подвиг русской армии был другим. Посланные в ловушку, по сути, на верную смерть, сталкиваясь на каждом шагу с предательством и предательством австрийцев, люди сделали невозможное.

Выигрывая локальные сражения, убегая из-под носа врага по нехоженым горным тропам, пробираясь через горные хребты, считавшиеся непроходимыми, суворовцы показали миру пример того, что из самой проигрышной ситуации можно выйти с доблестью. Совершив 400-километровый переход, они вышли к Рейну, взяв в плен 1400 французов. Потери русских составили 5 тысяч из 20-тысячной армии (по другим данным — 8 из 22).

Туристическая страховка —

Железнодорожные и автобусные билеты в Европе и Если вы хотите получать сообщения о появлении новых историй на сайте, вы можете подписаться.

Когда мы слышим о переходе через Альпы, то сразу вспоминаем подвиг непобедимого Александра Суворова и его воинов.Бесстрашная русская армия навсегда вписала себя в историю, но была ли она первой многотысячной армией, перешедшей через Альпы? На самом деле мы часто незаслуженно забываем легендарного полководца Пунии Ганнибала, история жизни которого вдохновляла и продолжает вдохновлять потомков.

Если с помощью машины времени вернуться во времена Римской империи, то вопрос «Кто был главным врагом Рима?» любой Ромей, не задумываясь, ответил бы: «Ганнибал». Хитрый карфагенский военачальник столько раз наносил римлянам сокрушительные поражения, что страх перед ним сохранялся много веков спустя, а детей пугал Ганнибал за непослушание. Однажды карфагенский полководец был близок к захвату Вечного города, но что-то помешало ему отдать приказ о штурме. Кто знает, как бы сложилась история всего мира, если бы Рим пал?

В молодости Ганнибал Барка (в переводе «Барка» означает «Молния») дал клятву уничтожить ненавистную Римскую республику. И Риму, и Карфагену было ясно, что избежать новой войны им не удастся – слишком тесно в Средиземноморье двум сверхдержавам. Поэтому военачальники обеих сторон готовились к затяжной войне.

Это был 217 год до нашей эры. Когда под командованием Ганнибала собралась внушительная армия, перед ним встал вопрос: вести войну на территории Карфагена или попытаться вторгнуться на Апеннинский полуостров и принести войну в дом врага? А если воевать на территории Рима, то как туда попасть: проверенным путем через Сицилию или попытаться как-то застать врага врасплох и навязать ему свои условия? В сложной ситуации Ганнибал принял гениальное стратегическое решение: добраться до Рима через Испанию. На первый взгляд абсурдная идея давала пуньянам целую линейку преимуществ: возможность пополнить свою армию воинами дружественных галльских и испанских племен; армия защищалась от неприятельского флота, поджидавшего ее на подступах к Риму; фактор неожиданности.

Поставив перед собой цель, Ганнибал шаг за шагом продвигался к ней, пока перед его войском не взошла армада горных пиков с заснеженными горами. Африканские войны, не видевшие ничего подобного, были поражены, а местные жители галлы только растерянно пожали плечами.В этой ситуации единственным выходом было идти вперед, сохраняя фактор неожиданности. И Ганнибал со своей армией отправился на самый рискованный штурм в своей жизни — штурм альпийских вершин.

Без карт и дорог, без теплых вещей по колено в снегу, с вьючными животными и боевыми слонами карфагенское войско продвигалось все дальше и дальше.

Наибольшие проблемы доставляли воинственные племена горцев, которые всегда воевали против всех, кто приходил на их землю. Они устраивали засады в самых неожиданных местах, нападали на карфагенян издалека, пользуясь гористой местностью. Но самым любимым их приемом был громкий крик, который они издавали возле воинов, проходивших по узким тропинкам. Нет, от их криков лавина не сошла, как можно было бы подумать. Животные и боевые слоны боялись резких звуков, которые вместе с людьми пробивались сквозь снег. испугавшись, они разбежались во все стороны, не обращая внимания на команды, калеча людей и падая со скал вместе с провиантом.Другой враг — голод и холод — отнимал у армии не меньше людей, чем разъяренные звери и дикие горцы. Галльские проводники, плохо знавшие местность, много раз теряли следы, заводя армию в тупик. Воины и животные страдали от голода, а пополнить скудные запасы продовольствия удавалось только при разорении редких горных поселений.

Люди были на пределе своих возможностей, когда впереди, наконец, предстал заветный спуск в долину.О состоянии войск красноречиво свидетельствовало количество потерь, которые при спуске были больше, чем при подъеме.

Ганнибал потерял почти всех животных. Только один слон из двадцати выжил. Одна треть армии навсегда осталась в альпийских долинах. Но неожиданное появление карфагенских войск в Италии подействовало на римлян как гром среди ясного неба, и еще несколько лет они не могли прийти в себя и терпели поражение за поражением.

Ганнибал Барка был любимым полководцем Александра Суворова. Будущий генералиссимус в юном возрасте прочел все книги, которые смог найти о своем кумире. Он часами просиживал над картами сражений, изучая тактику и стратегические маневры Ганнибала. В дальнейшем Суворов не раз прибегал к совету древнего полководца. Тактические приемы, работавшие до нашей эры, ковали славу русского оружия в 18 веке! История может удивить! Суворову, как и его кумиру Ганнибалу, было предложено провести войско через Альпы.Кто знает, не по тем ли дорогам вел своих чудотворных героев Суворов, по которым Ганнибал Барка два тысячелетия назад вел свои войска?

В Швейцарии вспомнили важные события не только российской, но и мировой истории. Прошло ровно двести десять лет с момента легендарного перехода армии Суворова через суровые Альпы. Два столетия назад это событие изменило судьбу Старого Света, и именно Россия сыграла в этом ключевую роль.

До этого дня ни царей, ни советских деятелей, ни российских президентов, и это при том, что у России и Швейцарии есть исторические даты, которые можно отмечать вместе.
Героический переход армии Суворова через Альпы, 210-летие которого мы будем отмечать, и светлая память о нем в Швейцарии — еще одно свидетельство прочной исторической основы наших отношений.
В сентябре 1799 года русской армии нужно было как можно скорее добраться до Швейцарии, чтобы помочь генералу Римскому-Корсакову. Суворов избрал кратчайший, но и самый трудный путь — через перевал Сен-Готард, занятый французами. Одержав победу и разгромив врага, полководец был удостоен высшего воинского звания — генералиссимуса.

Дмитрий Медведев воспользовался приглашением, полученным в прошлом году в Цюрихе, по пути на конференцию по безопасности в Эвиане, Франция. Затем президент привез в Европу российский план действий — противовес американской программе ПРО в Восточной Европе. Он не потерял своего значения, несмотря на то, что Вашингтон передумал размещать радары и ракеты в Чехии и Польше.

А накануне Дмитрий Медведев и Президент Швейцарии Ханс-Рудольф Мерц обсудили вопросы сотрудничества двух стран и подписали пакет двусторонних соглашений.На пресс-конференции по итогам переговоров в Берне российский лидер, среди прочего, поднял вопрос европейской безопасности. http://www. / док. HTML? идентификатор = 316351

Швейцарский поход Суворова

http://ru. википедия. org/
После освобождения Северной Италии Суворов намеревался начать наступление на Францию, нанося главный удар в направлении Гренобля, Лиона, Парижа. Но этот план был сорван союзниками, опасавшимися усиления влияния России в регионе.Средиземное море и Италия. Великобритания и Австрия решили вывести русскую армию из Северной Италии. Суворову было приказано, оставив австрийские войска в Италии, во главе русских войск отправиться в Швейцарию, соединиться с действовавшим там Корсаковским корпусом и оттуда наступать на Францию.

…»Фельдмаршал Суворов на вершине Сен-Готард 13 сентября 1799 года» Русские войска прошли 150 км от Алессандрии до Таверно за шесть дней. По прибытии в Таверно обнаружилось, что австрийцы в нарушение достигнутых договоренностей о доставке туда 1429 мулов, необходимых для подвоза провизии и артиллерии, этого не сделали.Между тем русская армия направила свою артиллерию и обозы другим путем. Мулы были доставлены только через 4 дня и всего 650 штук. Австрийские офицеры также давали неверные сведения о численности французской армии (занижая ее почти на треть) и о топографии маршрута (утверждая, что вдоль Люцернского озера была тропинка, которой на самом деле не было.

31 августа (11 сентября) русские войска наконец выступили двумя колоннами. Начался героический швейцарский поход Суворова 1799 года, ставший великой страницей русской истории.Первым крупным столкновением с французами стал штурм перевала Сен-Готард, открывший путь в Швейцарию. Оборонявшая его французская дивизия Лекурбы насчитывала до половины всей русской армии. Взяв деревни Урсерн и Хоспенталь, русские войска начали штурм на рассвете сентября. С третьей атаки передача была взята. Сентябрь русские войска, соединившись в один отряд, двинулись к Швицу, где по пути им вновь пришлось штурмовать французские укрепления в крайне тяжелых условиях: в районе Чертова моста, перекинутого через ущелье, по которому р. Текла река.К мосту выходил узкий тоннель (Урнзернская дыра), пробитый в огромных, почти отвесных скалах.

Переход Суворова через Чертов мост. Художник В Швейцарской кампании проявились и полководческий гений, и тактическое мастерство русских полководцев. Обойдя французов по дну ущелья, русским войскам удалось отбросить их от выхода из туннеля, и начался бой за сам Чертов мост. Им удалось взять его, не допустив разрушения.С боями и упорной борьбой с неблагоприятными природными условиями войско продвигалось вперед. Самым тяжелым испытанием на дороге Сен-Готард был переход через самую высокую и крутую заснеженную гору Бинтнерберг, напротив водопада и в его середине. Многие русские солдаты погибли при переправе. Наконец, перейдя гору и въехав в Альтдорф, Суворов обнаружил отсутствие дороги вдоль Люцернского озера, о которой ему говорили австрийцы, что делало невозможным прохождение в Швиц. Все лодки на озере использовали остатки прижатой к озеру дивизии Лекурба для отхода.

Памятник Суворову в Швейцарских Альпах Тем временем начала заканчиваться провизия, французские войска концентрировались у озера Фирвальстед, и Суворов решил направить войска через мощный хребет Росток и, перейдя его, выйти в Муттенскую долину, а оттуда в Швиц. Во время этого тяжелого перехода Суворов (которому было уже 70 лет) тяжело заболел. Пересечение Росстока заняло 12 часов. Спустившись к деревне Муттен, занятой французами, русские начали ее штурм, что явилось для французов полной неожиданностью.К вечеру сентября все войска Суворова сосредоточились в Мутной долине и здесь узнали о разгроме корпуса Римского-Корсакова, на помощь которому спешили. Войска Суворова были блокированы французами.

Русской армии удалось прорвать позиции французов и с боем продвигаться вперед через заснеженные горы и перевалы. Провизии и патронов практически не осталось, одежда и обувь изношены, многие солдаты и офицеры ходили босиком.20 сентября в Муттенской долине 7-тысячный арьергард русской армии под командованием Розенберга, прикрывая Суворова с тыла, разгромил почти попавшую в плен 15-тысячную группу французских войск под командованием Массены. Только в этом сражении погибло от 4 до 5 тыс. французов и 1 тыс., в том числе генерал Лекурб, попало в плен (русские потеряли убитыми 650 человек). После того, как последняя австрийская бригада ушла от русских (в Гларис), генералы русской армии решили прорваться через хребет Панкис (Рингенкопф) в долину реки Рейси, чтобы соединиться с остатками корпуса Римского-Корсакова.Это был последний и один из самых сложных переходов. Все пушки, как свои, так и захваченные у французов, были брошены в пропасть; около 300 мулов было потеряно. Французы атаковали арьергард русской армии, но, даже имея запас патронов и артиллерии, штыковыми атаками бежали от русских. Последним испытанием стал спуск с горы Панкис (изображен на картине Сурикова «Переход Суворова через Альпы»).

Марка «Суворов в Альпах» (с рисунка Николая Аввакумова, 1941, Москва, Государственный музей изобразительных искусств им.) В начале октября 1799 года, с прибытием в австрийский город Фельдкирх, завершился Швейцарский поход Суворова.

В Швейцарской кампании потери русской армии, вышедшей из окружения без продовольствия и боеприпасов и разгромившей все войска на своем пути, составили ок. 5 тысяч человек (до 1/4 армии), многие из которых погибли при переходах. Однако потери французских войск, имевших подавляющее численное превосходство, превышали потери русских войск в 3-4 раза. В плен попало 2778 французских солдат и офицеров, половину из которых Суворов успел накормить и вывезти за Альпы как свидетельство великого подвига.

За этот беспримерный по трудностям и героизму поход Суворов был удостоен высшего воинского звания генералиссимуса, став четвертым генералиссимусом в России.

С детства мы знаем, что в каком-то далеком году русская армия зачем-то перешла через Альпы. Армией командовал великий Суворов, не потерпевший за свою военную карьеру ни одного поражения и получивший после этого похода чин генералиссимуса. Однако не все знают, как там оказалась наша армия, почему она ушла из Италии в Швейцарию и какими результатами (или их отсутствием) обернулась вся кампания.

Очень давно я хотел побывать в тех самых местах, где русские воины без всяких средств форсировали горные перевалы, били французов и навсегда вписали свои имена в мировую военную историю. И за летние каникулы мне это удалось — по пути в Гриндельвальд мы проехали перевал Сен-Готард, Андерматт и Чертов мост, которые сегодня неразрывно связаны с именем великого русского полководца.

Как известно, в ходе так называемой войны Второй коалиции (Австрия, Англия и Россия против Франции) в 1799 году русская армия успешно освободила север Италии от французских войск, в результате чего Суворову было присвоено звание «Принц Италии». После этого в Голландии высадился еще один русский корпус, на соединение с ним пошли австрийские войска из Швейцарии, а вместо них Суворов должен был прийти из Италии: официально, для того, чтобы окончательно выбить французов из этой прекрасной горной страны. Но австрийцы нарушили соглашение и ушли Швейцария ранее, оставив русских наедине с пятикратной силой французов — Суворов потом писал, что это было сделано для того, чтобы помешать ему взять Париж, ибо его стремительные победы в Италии напугали не только французов, но и «союзников».Однако, несмотря на такое преимущество, русская армия смогла не только сохранить большую часть своего состава, но и одержать несколько блестящих побед.

Суворов прошел через перевал Сен-Готард, который в то время был одним из немногих связующих звеньев между Италией и Швейцария. До Сен-Готарда из Лозанны по местным меркам идти «далеко» — около трех часов. По дороге будет еще парочка перевалов, которые поражают великолепными видами и по которым машина на машине упорно не хочет подниматься в крутую гору.


Примерно такие картины наблюдали простые крестьянские парни, которых родина бросила на помощь дальним странам.


Дорога через Сен-Готард была самой трудной, но и самой быстрой. Это сейчас здесь прорыт один из самых длинных тоннелей в мире, а тогда была только дорога, прорубленная в камнях. Естественно, мы пошли на вершину, и виды оттуда потрясающие.


Первые бои произошли на пути к Санкт-Петербургу.Готард. Перевал был взят только с третьей попытки, и местные жители встретили россиян с радостью. На этой картине изображена встреча с монахами местного монастыря.

Один из местных жителей (кажется, итальянец) даже согласился быть проводником русских войск. За что ему выпала честь сопровождать Суворова у памятника, установленного на перевале несколько лет назад.


Памятник выполнен в стиле модерн с искаженной реальностью.


Печальными детскими глазами смотрел Александр Васильевич на собрание местного клуба производителей поршней, которое проходило в этот день в Санкт-Петербурге. Готард.


Тут же на перевале есть озеро и музей, где можно увидеть всю историю этой дороги с самых ранних дней.


Сразу же у входа в один из залов музея дьявол стоит в вызывающей позе.

Однако, помимо дьявола, в музее много интересных экспонатов. Огромная часть, естественно, посвящена Суворову и его походу.


Еще одна картина о встрече с монахами св.Готтард (вверху).

Но есть еще несколько интересных экспонатов. Если вы следите за моими рассказами из швейцарских музеев, то уже знаете, что в них должна быть какая-то чертовщина.


И еще одна очень интересная картина «Утро путников». Верхний человек очень похож на А.С. Пушкин.


Но вернемся к Суворову. Из Сен-Готарда путь Суворова лежал в Андерматт, небольшой городок в долине Рейса. По пути туда наши солдаты видели все те же прекрасные швейцарские виды.


В Андерматте Суворов останавливался в этом доме, где до сих пор можно увидеть убранство его комнаты.


Примерно таким был вид из окна суворовской анфилады.

После Андерматта русской армии пришлось пройти одно из самых суровых препятствий на своем пути – так называемый «Чертов мост». По легенде, местные жители не смогли построить мост через ущелье Рейс, и это было сделано только с помощью дьявола.Он построил красивый арочный мост длиной в двадцать метров, без перил и ограждений, и эта тонкая дорога была, по сути, единственной нитью, соединяющей Италию со Швейцарией.


Дьявол построил мост не просто так — он потребовал в жертву первого, кто перейдет его. Местные жители перехитрили дьявола и пустили через мост козу. Теперь дьявол и пацан нарисованы рядом с новой автомобильной эстакадой.


Еще одна трудность при переходе через Чертов мост заключалась в том, что рядом с ним находилась так называемая «Урзернская дыра» — узкий проход в скалах длиной 65 метров и шириной не более трех метров.


Французы поставили пушку у прохода и заняли прочную оборону.

Но Суворов их перехитрил — русские войска обошли дыру по дну ущелья и атаковали с тыла, и одновременно был нанесен стремительный удар по Чертову мосту. Французы попытались его разрушить, и им это частично удалось, но русские мастера разобрали соседний сарай, обвязали бревна офицерскими шарфами и бросились на другую сторону.


Швейцария.«Чертов мост»


Так изобразил его в свое время художник Коцебу…


А вот так мост выглядит сегодня. Верхний мост автомобильный, а нижний пешеходный. Но это не тот, что переправил Суворов, а более новый, то есть по идее их должно быть уже три. Если присмотреться, то можно увидеть опоры древнейшего моста, с которого в бурную воду падали русские и французские солдаты.


И упасть здесь высоко.


Полет в этом месте бурлит и спускается к Чертову мосту каскадом ревущих водопадов.


Власть Суворова над армией была настолько велика, что солдаты совершенно не боялись ни проклятого моста, ни стихии.


Современный вид этого места.


А с другой стороны

Прямо над Рейсским ущельем в 1899 году был установлен памятник, над которым до сих пор развевается российский флаг.Этот клочок земли был передан России в знак памяти о тех славных победах.


В скале высечен огромный крест, а под ним надпись на русском языке «Доблестным сподвижникам генералиссимуса генерал-фельдмаршала графа Суворова Рымницкого князя Италии, погибших при переходе через Альпы в 1799 году»


Рядом с памятником есть ресторан и сувенирная лавка, которые удачно монетизируют память об этом переходе.


Даже трудно представить, какой должна была быть сила и воля Суворова, сколь безграничной была его власть над армией, чтобы двадцать тысяч русских воинов, впервые увидевших горы, смогли в нечеловеческих условиях перейти через Альпы и противостоять восьмидесятитысячной армии Массены, одного из лучших наполеоновских генералов. И хотя этот поход не принес России никаких политических дивидендов, Суворов вскоре попал в немилость и умер, а через 12 лет Россия вновь вступила в войну с Наполеоном, тем не менее победы Суворова в Швейцарии навсегда останутся одной из самых ярких страниц в Русская военная история.


После Чертова моста мы направились в Грин-де-Вальд, чтобы провести следующий день в походе по горам. Но об этом в следующем выпуске.

Я бы все свои победы отдал за один швейцарский поход Суворова.
Маршал Массена

Швейцарский поход русских войск под командованием Александра Васильевича Суворова (10 (21) сентября — 27 сентября (8 октября) 1799) был выдающимся переходом армии через Альпы. Это классический образец ведения боя в горных условиях и венец славы великого русского полководца.

Предыстория похода

Поход через Альпы был продолжением Итальянского похода: к концу августа 1799 г. в результате действий армии А. Суворова в Италии наши войска были поддержаны с море эскадрой вице-адмирала Ф. Ф.Ушакова (Средиземноморский поход) почти весь полуостров был освобожден от французских войск. Остатки 35-тысячной французской армии генерала Жана Моро (около 18 тыс. человек), потерпев поражение у Нови, отступили к Генуе.Регион Генуи оставался последней итальянской провинцией под контролем Франции. Поэтому закономерным следующим шагом представлялась операция по разгрому генуэзской группировки французов русско-австрийской армией под командованием Александра Суворова (около 43 тыс. человек), которая привела бы к полному контролю над Италией.

После этого Суворов планировал провести поход на Париж. А Наполеон, еще один военный гений того времени, находился в это время в Египте, некому было остановить русского полководца, не проигравшего еще ни одного сражения.

Но блестящие победы русских вызвали тревогу в Вене и Лондоне — наших «союзниках» в той войне. После полного освобождения Италии и взятия Парижа русские позиции в Европе стали слишком сильны, к тому же Россия могла оставить свои военные силы на Аппенинском полуострове на постоянной основе. Укрепление позиций Лондонской Российской империи в районе Средиземноморья было равносильно удару ножом в грудь.

Именно поэтому «союзники» стали требовать, чтобы Россия отправилась в Швейцарию, чтобы освободить ее от французских войск.Хотя понятно, что нападение на Париж автоматически решило эту проблему. Теперь понятно, что Австрия и Англия хотели уничтожить в Швейцарии не французов, а русскую армию «чудо-богатырей» Суворова и нашего военного гения. Это понимал и сам Суворов, сказавший следующее: «Меня гнали в Швейцарию, чтобы там уничтожать». К сожалению, русский император, рыцарь-романтик Павел I этого в то время не понял, понял он лишь потом, разорвав отношения с «союзниками», заключив союз с Наполеоном и начав подготовку к нападению на Англию — походу в Индии.

Андре Массена, титулы: герцог де Риволи, принц Эслингена (6 мая 1758, Ницца — 4 апреля 1817) — военачальник французских республиканских войн, а затем империи Наполеона I.

Австрийцы планировали вывести все свои силы из Швейцарии (58 тыс. человек) и бросить их на помощь намечавшемуся в Голландии англо-русскому десанту (30 тыс. человек). Австрийские войска хотели заменить армией Суворова (около 21 тыс.) и русским корпусом Александра Римского-Корсакова, находившимся в Швейцарии (24 тыс.).Павел согласился, но потребовал от Вены до вывода австрийских войск очистить Швейцарию от французских войск. Австрийцы дали обещание это сделать, но не выполнили его и начали отводить свои войска. Русский корпус остался один против французской армии под командованием Массены (84 тыс.). Правда, следует отметить, что эрцгерцог Карл, 18 (29) августа 1799 г., начав отход австрийских войск, понимая, что после ухода австрийской армии русские войска попали в безвыходное положение, временно под под его личную ответственность, до прихода армии Суворова, оставил на швейцарском фронте 22 тыс. военнослужащих под командованием генерала Фридриха фон Хотце.

Русская армия под командованием Суворова двинулась в сторону Швейцарии в 7 часов утра 31 августа (10 сентября) 1799 года, после капитуляции французского гарнизона в Тортоне. 10 сентября начался собственно Швейцарский поход, вылившийся в череду больших и малых сражений, стычек, постоянный подвиг русских воинов.

Основные события

С самого начала начались проблемы — австрийцам нужно было подготовить вьючных животных, провизию и фураж.Но когда русская армия подошла к горам — там ничего не было, пришлось несколько дней собирать недостающее продовольствие и боеприпасы. Учитывая, что вся поездка длилась 17 дней, потеря этого времени была очень важна.

12 сентября русские войска атаковали французские войска правого крыла, оборонявшие Сен-Готард и долину Реи, под командованием Ш. Ж. Лекурба. Бригада Гудена (4,3 тыс. человек) и бригада Луазона (такая же численность) поддерживали ее непосредственно против русских войск.Наши войска заняли Сен-Готард. В это время Андрей Григорьевич Розенберг (он командовал передовой колонной), начав на рассвете 13 сентября из Тавеча, шел по Рейской долине, тесня французские войска, и к вечеру оттеснил их к деревне Урсерн.

14 (25) сентября, после соединения с колонной Розенберга в Урцерне, Александр Суворов выслал на левый берег реки Ройс (Ройс) полк под командованием генерала Каменского, его задачей было выйти в тыл враг у Чертова моста.Полководец повел свои войска правым берегом на север, но встретил естественные препятствия — так называемую Урзернскую яму и Чертов мост. Урсернская яма представляла собой узкую и низкую галерею, которая была пробита в окружающих Ройсс скалах, длиной и шириной 64 метра, что позволяло пройти только одному человеку с вьюком. Далее дорога круто спускалась к мосту — 20-метровой узкой каменной арке без перил, перекинутой через реку Ройсс на высоте 22-23 метра. Но «чудо-богатыри» Суворова под командованием полковника Трубникова смогли обойти охраняемый французами туннель через горы и ущелье реки и внезапным ударом разгромили французский отряд.Тогда французы, находившиеся на противоположном берегу, стали разрушать мост, но не успели его полностью сломать, так как в тылу появились солдаты Каменского. Российские солдаты разобрали соседний сарай и закрыли яму бревнами. Первым, кто вошел в эту переправу, был офицер Мещерский-третий, он был поражен французским огнем, но французы не смогли остановить русских солдат, они под огнем противника форсировали заслон и отбросили противника. Затем Чертов мост за несколько часов отремонтировали более основательно, и по нему стали переходить основные силы Суворова.


Суворовский переход через Чертов мост. Художник А. Э. Коцебу.

Проблема дальнейшего движения

15 сентября уставшие, замерзшие и голодные русские части согласно плану прибыли в город Альтдорф. Там их ждал новый неприятный «сюрприз». Оказалось, что дальше дороги отсюда просто нет! Она не была разрушена французами и ее не разрушила стихия — дороги никогда не существовало, австрийские союзники просто «забыли» сообщить об этом Суворову.До Швица, куда направлялась армия, можно было добраться только по Люцернскому озеру, но на нем французы захватили все средства переправы. Из Альтдорфа было всего 2 дороги — из долины Шаген в верховья реки Линт и из долины Мадеран в верховья Рейна. Но ни та, ни другая дорога не вели к Швицу и к соединению с корпусом Римского-Корсакова.

Ситуация была критической. Суворов узнает о наличии двух горных троп, по которым в настоящее время можно пройти с альпинистским снаряжением.Они вели через перевалы Роза-Альп-Кульм (2172 метра) и Кинциг-Кульм (2073 метра), через снежный хребет Рошток в деревню Мутен, а оттуда дорога шла на запад в Швиц. Это был трудный выбор: запасы продовольствия уже истощились, обувь износилась, войска устали от недельного перехода и боев в горах. Нужна была стальная воля и уверенность в своих силах и людях, все это было у Александра Суворова. Командир решает идти кратчайшим путем — 18 км, через перевал Кинциг-Кульм.

На рассвете 16 (27) сентября русская армия выступила. Багратион шел с авангардом, за ним части генералов Дерфельдена и Ауфенберга, затем вьюки. Тыл остался прикрывать Розенберга. И не зря части Розенберга при переходе главных сил Суворова отразили две атаки французского корпуса Лекурбы. Части Розенберга двумя колоннами ушли 17 и 18 сентября, а Лекурб только утром 18-го понял, куда ушла армия Суворова, и отправил сообщения Массне и другим французским командующим.Это был беспримерный переход, настоящий подвиг русского духа. Именно поэтому тогда местные швейцарцы ставили памятники русской армии. Через 12 часов авангард вышел к деревне Мутен и без боя захватил французский пост (150 человек). К вечеру 17-го подошёл хвост армии.

Последние части арьергарда Розенберга прибыли в долину Мутен 18 сентября. В этот же день Александр Суворов получил письменное донесение генерала Линкена о разгроме корпуса Римского-Корсакова (14-15 сентября) и австрийского отряда Хоце (14 сентября).


Переход Суворова через Альпы. С картины А. Попова 1903-1904

Выход из окружения

Выяснилось, что, совершив один беспримерный подвиг, армия оказалась на грани гибели или позорной капитуляции. В отчаянном двухдневном бою с превосходящими силами противника корпус Римского-Корсакова потерпел поражение. Суворов тогда писал эрцгерцогу Карлу: «Вы ответите перед Богом за кровь, пролитую под Цюрихом».

Идти на Швиц, занятый главными силами французов, было бессмысленно.Русская армия оказалась в окружении в Мутенской долине, один на один с превосходящими силами противника, с ограниченным количеством боеприпасов и продовольствия, измученная трудным переходом через горы. Суворов провел военный совет в трапезной францисканского монастыря св. Иосифа. Были сказаны слова, во многом созвучные с речью князя Святослава перед решающей битвой (см. Приложение), и решено прорываться из окружения к городу Гларусу.

18-го армия двинулась: австрийская бригада Ауфенберга поднялась на Брагельберг, сбила французские охранные части и спустилась в долину Кленталь, за ней двинулись части Багратиона, дивизия Швейковского и главные силы. Розенберг с 4 тыс. стоял у Мутена и прикрывал тыл.

Французы были воодушевлены своими успехами, и во французской армии царили победные настроения, но вскоре им предстояло умыться кровью и забыть о победе над великим Суворовым и его «чудо-богатырями». Массена планировал прочно запереть русскую армию в долине. А потом заставить ее сдаться. Часть французских сил была направлена ​​на выход из долины Кленталь. Сам командир с 18 тыс. корпус отправился в Швиц, чтобы нанести удар по Мутену, в тыл армии Суворова.

19 (30) сентября австрийская бригада Ауфенберга вступила в бой с французской бригадой генерала Габриэля Молитора и была на грани поражения. Но Багратион спас ее: французы были разбиты, они бежали, более 200 человек утонули в озере Рутень.20 сентября произошло встречное сражение примерно равных сил (5-6 тыс. человек), французы были разбиты, понесли большие потери, путь на Гларус был открыт. Но вскоре ситуация изменилась: к разгромленному Молитору подошла дивизия Газана. Теперь французы имели превосходство в силах, сражение разгорелось с новой силой, деревня Нефельс переходила из рук в руки 5-6 раз, но в итоге осталась за Багратионом.

Суворов во избежание больших потерь приказал Багратиону отходить к Незстали, вечером 20-го основные силы русской армии были сосредоточены у Гларуса.

Бой в долине Мутен

В это же время в тылу шел бой между силами А. Розенберга и войсками Андре Массена. 19 сентября 10-тыс. Войска Массены атаковали 4 тыс. Розенбергов. Первая русская линия под командованием Максима Ребиндера (Суворов назвал его по имени в знак большого уважения) остановила противника; при подходе второй линии — под командованием Михаила Милорадовича русские войска перешли в контрнаступление.Французы были опрокинуты и отогнаны на 5 километров к Швицу, где по приказу Милорадовича остановились.

Ночью в Мутен с перевала спустили последние припасы и подошли три полка. Силы Розенберга выросли до 7 тысяч штыков. 20-го Массена решил нанести новый решительный удар и бросил в бой около 15 тысяч человек, они шли тремя колоннами, с плотной цепью стрелков впереди них. Русский передовой отряд под командованием Милорадовича вел перестрелку с противником и отступил.Внезапно русский отряд рассредоточился в стороны, а главные силы оказались впереди французов, они выстроились в две трехрядные линии на расстоянии 300 метров друг от друга. В резерве было два полка. И тут русские атаковали ошеломленных французов. Они быстро закрыли брешь, и завязался рукопашный бой… Они атаковали так яростно и отчаянно, что некоторые батальоны второй линии оказались впереди первой линии. Французы не выдержали натиска, их охватила паника, и вскоре битва переросла в истребление французских войск.Сам Массена едва не попал в плен: унтер-офицер Иван Махотин стащил его с лошади и схватил за шиворот. Его спасло то, что на Махотина напал французский офицер, и пока Махотин колол его, Массена бежал, оставив в руках суворовского богатыря только свой золотой эполет.

Это было полное поражение, французские солдаты, преследуемые казаками, сдавались в плен толпами: всего 3-6 тысяч убитых, более тысячи пленных, наши общие потери около 700 человек.Потрясенный, Массена не решился организовать новую атаку.

Розенберг также ввел в заблуждение Массена: командующий отдал приказ населению Швица заготовить на два дня провизию для ввода 12 000 русских войск. Массена знал о взятии Гларуса, но решил, что это вспомогательный удар, а основной удар будет через Швиц на Цюрих. Поэтому он передал командование в Швице Сульту и отправился в Цюрих для организации обороны от удара восстановленного корпуса Римского-Корсакова.В результате Массена, имевший значительный численный перевес, отказался от активных действий. Розенберг смог соединиться с Суворовым за 3 дня без сопротивления противника.

Андрей Григорьевич Розенберг (21.01.1739, Рига — 25.08.181, Черно-Подольская губерния) — русский генерал от инфантерии.

Дальнейшее движение русской армии

Прибыв в Гларус, Александр Суворов увидел, что исчезла последняя надежда на помощь и содействие австрийских войск.Австрийский генерал Линкен со своим отрядом ни с того ни с сего покинул долину Линта и отступил к Граубюндену. 21 сентября (2 октября) бригада Ауфенберга отделилась от сил Суворова и отошла за Линкен. Тогда, чтобы спасти свои войска, Суворов решил повернуть на юг и идти к городку Иланц (через Шванден, Эльм, Рингенкопф, в долину реки Рейн). Окончательное решение было принято на военном совете 23 сентября.
Армия ушла в ночь с 23 на 24 сентября, построение было изменено: передние силы возглавил Михаил Милорадович, за ним следовали части Андрея Розенберга и Вильгельма Дерфельдена, тыл прикрывал отличившийся Петр Багратион как отличный командир арьергарда, неоднократно отбрасывавший атакующего с тыла противника.

После полуночи 25 сентября (6 октября) русские войска, больше не преследуемые противником, двинулись в путь через перевал Рингенкопф (высота 2,4 тыс. м). Это был очень сложный переход: путь можно было пройти только в одиночку, стоял густой туман, шли со снегопадом и сильным ветром, снежный покров достигал полуметра. При переходе погибло до 200 русских воинов, еще выше потери были среди пленных французов — до 1400 человек. Пришлось отказаться от всех орудий.Пришлось заночевать на перевале, 26 числа был спуск, к вечеру этого дня русские войска вышли к Иланцу, а 27 сентября — к городу Кур. Там люди смогли нормально отдохнуть и поесть, на Куре войско простояло 2 дня. На этом швейцарская кампания заканчивается.

Исходы

Александр Суворов в очередной раз доказал свой военный гений, который остался неизменным, а русские солдаты — свои отличные боевые качества.

Россия усвоила очередной урок доверия к своим «союзникам».

Цели операции — полный разгром французской армии и очищение Швейцарии от французов — не были достигнуты из-за предательства или глупости австрийцев. Хотя войска Александра Суворова единолично нанесли поражение сначала правому крылу французов под командованием Ж. Лекурба, оборонявшемуся на практически неприступных позициях, а затем и центру противника под командованием Андре Массены.

Крупнейший исследователь Швейцарской кампании Д.Милютин, оценил общие потери армии А. Суворова в Швейцарской кампании в 5,1 тыс. человек, из них 1,6 тыс. убитых, в том числе погибших не в бою, а замерзших, разбившихся при форсировании перевалов, и около 1000 раненых. Это от 21 тыс. войско, отправившееся в поход. Таким образом, Суворов вывел из окружения более 3/4 войск. Общие потери, понесенные французскими войсками, точно неизвестны, но ясно, что они значительно превышали потери русских.Так, только их ущерб в битве в Мутенской долине был сравним с общими потерями всей армии Суворова. Сам русский полководец считал, что французы понесли в 4 раза больше потерь, чем его армия. В плен попало 2,8 тыс. французов — половина из них погибла при переходе через перевал Рингенкопф. И это при том, что, спустившись в Мутенскую долину, Суворов стремился не уничтожить французскую армию, а вывести армию из окружения.

Швейцарский поход армии Суворова был одним из крупнейших для своего времени примеров боевых действий на горном театре.

Этот поход стал для русского полководца настоящим венцом воинской славы, высшей точкой побед русского оружия в 18 веке. Павел высоко ценил труд Суворова — «Побеждая врагов Отечества везде и во всю жизнь, тебе недоставало одного — самой природы победить, но ты теперь одержал над ней верх». Полководец получил высшее воинское звание Российской империи — генералиссимуса. Войска должны были оказывать Суворову почести, равные императорским, даже в присутствии царя.

Павел I пришел в ярость от подлости «союзников», отозвал посла из Вены, расторгшего союз с Австрией. В том же году он отозвал посла из Англии, русский корпус в Голландии, находившийся под командованием англичан, буквально «исчез» из-за голода и болезней. Поль резко изменил направленность своей внешней политики, начал сближение с Францией и бросил вызов Британской империи.

К сожалению, Александр Васильевич Суворов не смог насладиться заслуженными наградами и почестями, принести России новые победы, 6 (18) мая отправился в небесную дружину…Вечная память величайшему русскому полководцу и его чудо-богатырям! Мы должны помнить, что нашим предкам приходилось проливать реки крови и пота, исправляя чужие ошибки и предательство «союзников».

Заявка. Речь Суворова, записанная со слов Багратиона на военном совете в Иосифовском монастыре.

«Мы окружены горами… окружены сильным врагом, гордимся победой… Со времен Прута, при императоре Петре Великом, русские войска никогда не находились в таком смертельно опасном позиция …Нет, это уже не измена, а явное предательство… разумное, расчетливое предательство нас, проливших столько крови за спасение Австрии. Теперь помощи ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая на величайшее мужество и высочайшее самопожертвование руководимого тобой войска… Нам предстоят величайшие, невиданные в мире подвиги ! Мы на краю пропасти! Но мы русские! Бог с нами! Спаси, сохрани честь и достояние России и ее Самодержца! .. Спасите сына…» Старший после Суворова генерал Дерфельден от имени всей армии заверил Суворова, что каждый исполнит свой долг: «Мы все вытерпим и не посрамим русского оружия, а если падем, то погибнем». во славе! Веди нас, куда думаешь, делай, что знаешь, мы твои, батюшка, мы русские! «Спасибо, — ответил Суворов. — Надеюсь! Рад! Помилуй Бог, мы русские! Спасибо, спасибо, давайте разобьем врага! И победа над ним, и победа над обманом будет победой!» »

Мифы древних шумеров.

Мифология древней Месопотамии

Все мы знаем со школьных лет о героическом походе русской армии через Альпы, все видели картину Сурикова. Но, думаю, большинство из нас плохо представляет себе, что же там произошло на самом деле, как туда попали русские и в чем величие подвига русских воинов и Суворова. На торжественном митинге в Андерматте в честь 200-летия знаменитого перехода высокопоставленный российский чиновник негромко спросил у историка: «А как, собственно, сюда попал Суворов?» И мой друг признался, что, только пройдя весь маршрут своими ногами, он понял, почему этот переход остался в военной истории беспрецедентным.

Поэтому, когда я прочитала на сайте Альпиндустрия, что планируется поход по суворовской тропе через Альпы, я в числе первых записалась. Это была моя вторая поездка с командой Alpindustria. Двумя годами ранее я ездил с ней в Итальянские и Французские Альпы, где мы поднялись на Монблан. Эта поездка стала одним из самых захватывающих моих путешествий, и я был рад возможности вернуться в Альпы, теперь швейцарские. На первую неделю путешествия был запланирован поход по следам армии Суворова, на вторую — переход и восхождение на альпийские вершины Монте-Роза и .

Ровно за неделю до нашего отъезда Западную Европу затопило. Беспрецедентное наводнение затронуло многие страны, в том числе Швейцарию. Перекрыты дороги, эвакуированы люди из некоторых районов, есть человеческие жертвы. Друзья и знакомые уговаривали меня отказаться от поездки. Позвонив товарищам, я понял, что отказываться от поездки никто не собирается. Я тоже успокоился.

Действительно, приехав в Цюрих, мы не обнаружили никаких следов разрушений. В Люцерне действительно часть улиц была затоплена, на набережной лежали мешки с песком, на улицах стояли деревянные платформы.Лебеди плавали вокруг торчащей из воды беседки. Вода в реке мчалась быстрым, мощным потоком. Стихия только что подошла к берегам.

Последствия наводнения в Люцерне:

Из пасмурного, полузатопленного Люцерна мы отправились на юг и к вечеру очутились в итальянском кантоне Швейцарии — Тичино, в городе Лугано, среди пальм, под палящим солнцем. Вот и начался наш переход.

Наш кемпинг в Лугано

Наша команда состояла из 20 человек.Для поездок по стране был нанят микроавтобус с прицепом. Останавливались в кемпингах, ночевали в палатках. Кроме гида и организатора поездки Саши Елкова, нас также сопровождал член патриотического общества, занимавшийся военной историей, который по мере нашего продвижения по маршруту рассказывал нам о Суворовском походе.

Вкратце события развивались следующим образом.

Наполеон завоевал все новые просторы Европы. Часть наших войск под командованием Суворова была направлена ​​на помощь австрийцам в Италию.Через четыре месяца Суворов вернул Австрии все, что Наполеон отнял у нее за два года войны.

В Ломбардии Суворов был уже не нужен, к тому же он сильно раздражал австрийцев своей популярностью и почестями, оказанными полководцу итальянцами и англичанами. Они просили Павла I направить Суворова в Швейцарию, где австрийская армия долго и безуспешно вела бои с французами. И обязались снабжать русскую армию провиантом и оружием.Суворов должен был соединиться с основными частями русской армии под управлением Римского-Корсакова в районе Цюриха и действовать по обстановке.

Было решено идти к соединению кратчайшим путем, через перевал Сен-Готард. Австрийцы должны были подготовить полторы тысячи вьючных мулов и провизию для похода русских на Таворн, но они этого не сделали.

Прибыв в Таворну и не найдя обещанный обоз, русские вынуждены были создать обоз из собственных резервов (даже офицерам пришлось отказаться от лошадей и идти пешком) и потратили на это пять суток.Это промедление оказалось роковым и решило исход военной кампании. Преимущество в скорости и внезапности было потеряно.

Обоз и полевая артиллерия были отправлены в Швейцарию окольными путями, а сами вышли с легкими пушками. Найден проводник — охотник Антонио Гамп.

На озере Лугано российские войска перешли границу со Швейцарией.

Мы тоже говорили. Рано утром, собрав наш лагерь на берегу озера, мы поехали в сторону Сен-Готарда, по пути сворачивая в столицу кантона Тичино — Беллинзон … Через него проходят пути к трем альпийским перевалам: Сен-Готард, Сен-Бернар и Лукаманир.

На улицах Беллинцоны

Город очень гармонично вписан в гористую местность; на холмах расположены три мощных замка-крепости, напоминающие о временах, когда через перевалы проходили вооруженные войска, а на самом подступе к Альпам необходимо было иметь укрепленное поселение.

Три крепости Беллинцоны

Поднялись к самой старой крепости — Кастельгранде.Оттуда открывался широкий вид на окрестные горы и долину реки Тичино.

Перевал Сен-Готард

В нескольких километрах за Беллинцоной сразу за военной базой начался подъем на перевал (накануне мы проехали его в обратном направлении по подземному тоннелю). Лес кончился быстро, мы поднялись по травянистому склону по хорошей тропе.

Весь перевал был пронизан туннелями, через расщелины перекинуты мосты, изредка стояла охрана.

Мимо нас неторопливо проехал черный дилижанс с кучером в старинной одежде.

И наконец — первое напоминание о походе — медный барельеф у большого камня с надписью «Александр Суворов — благодарная Европа» на четырех языках.

Сначала мы остановились, привлеченные памятным знаком, потом не могли выбраться из брусники, которая росла среди камней.

К четырем часам мы достигли широкого перевала Сен-Готард.

Кстати, русская армия была там примерно в то же время. Сначала все наши атаки успешно отбивались французами, пока отряд под управлением Багратиона не обошел скалы и не атаковал противника сверху. При взятии перевала Сен-Готард погибло около 2 тысяч наших солдат. Братская могила была устроена в расщелине горы, до краев заполненной телами.

Сейчас на перевале Сен-Готард находится национальный музей. Перед музеем находится горное озеро с плотом посередине, на нем искусственные лошади, запряженные в повозку.

Чуть в стороне памятник Суворову (скульптор Тугаринов, 1999 г.), где необычно представлен фельдмаршал, отнюдь не герой-победитель, с гордо поднятым колесом и грудью, а обессиленный старик верхом на поникшей лошади, которую ведет под уздцы горный проводник Антонио Гумпа…

Спустились с перевала через город Хоспенталь, где сохранился дом, в котором ночевал Суворов после взятия перевала.

Мы добрались до Андерматта, где разбили лагерь на окраине, на широкой травянистой площадке у подножия горы. В тот вечер мы были единственными гостями.

Поужинали на полянке за длинным столом. Вскоре к палаточному лагерю подъехала машина, из которой вышли двое мужчин, одним из которых оказался мэр Андерматта Фердинанд Мюхейм.

На следующее утро к завтраку нам принесли в подарок от мэра два подноса с кусочками колбасы и сыра (мэр был также владельцем мясной лавки в Андерматте).

Чертов мост

Утром мы въехали в узкое, глубокое ущелье с отвесными стенами и вышли на знаменитом Чертовом мосту. Сейчас через ущелье проходит современный мост. Остатки старого, разрушенного моста намного ниже. Тут же в скале был прорублен железнодорожный тоннель.

Битва у Чертова моста произошла на следующий день после взятия Сен-Готарда. Мост узкий, и все проходящие по нему неизбежно попадали под огонь французской пушки, установленной в туннеле и нацеленной на мост.Поэтому одни воины были отправлены верхом по скалам, другие спустились, переправились через бурную реку и взобрались по крутому склону. Сбросив пушку в реку, французы отступили.

В скале напротив Чертова моста высечен огромный каменный крест в память о русских воинах, погибших при переходе через Альпы в 1799 году.

Этот участок земли (495 кв. м) подарила России благодарная Швейцария, и теперь он считается российской территорией.

Слева от памятного креста начинается «виа феррата» — каменистый маршрут с перилами. Легкий подъем, красивые виды.

Очень быстро внизу осталось тенистое ущелье с бурной рекой. Время от времени из темной дыры в скале выскальзывал красный мчащийся поезд или, наоборот, исчезал внутри горы.

Потом по дороге поползла колонна БТРов.

На вершине горы, среди душистых трав, установлен флаг кантона Ури: черная голова быка на оранжевом фоне (по границе италоязычного кантона Тичино и немецкоязычного Ури проходит граница перевал Сен-Готард).

Потом мы спустились через тенистый лес. На каждом витке серпантина висят плакаты с описанием растений и животных, встречающихся в этом уголке. Лавинные ограждения были построены на открытых площадках.

Обедали в историческом ресторане «Суворов» на Чертовом мосту.

Ресторан стоит на уступе, на небольшой каменистой платформе, спускающейся отвесными стенами вниз, и, подойдя к краю обрыва, можно наблюдать безудержный поток реки, кувырком летящий вниз по крутым каменным ступеням.

В самом ресторане небольшой музей, на стенах скрещенные сабли, штыки (найденные на склонах и дне реки), портрет Суворова и картины, посвященные битве на Чертовом мосту.Подается фирменное вино «Сувороф».

Вечером гуляли по Андерматту. Спокойный, тихий город, почти безлюдный вечером. Черные лебеди в небольшом пруду, очаровательный фонтан с фавном, бык на мотоцикле. В центре города находится внушительный Суворофхаус, дом, в котором находилась ставка Суворова с памятной доской.

Вечернюю тишину нарушил отряд пожарных, вышедших в полном обмундировании, с длинными лестницами и шлангами.Подведя лестницу к одному из домов, они стали карабкаться туда-сюда, натягивая шланги. Оказывается, городская пожарная команда состоит из добровольцев, которые вечером после основной работы отправляются на тренировки.

Через некоторое время по улице шли молодые парни в военной форме. Это военнослужащие, которые спускались со своей воинской части на дискотеку в город (воинская часть расположена довольно высоко, мы это видели днем, когда поднимались по виа феррата. Думаю, ребята хорошо обучены, если ночью после на дискотеке они бегут к себе в отряд на такой высоте ).

Альтдорф. Перевал Кунциг-Кульм

На следующее утро мы выехали из Андерматта. На прощание сфотографировались с местными жителями в ожидании дилижанса.

Утром с жителями Андерматта

К полудню мы были в Альтдорфе.

В Альтдорфе русская армия оказалась в ловушке. Согласно австрийским картам, из Альтдорфа в Швиц был проход по берегу Люцернского озера. На самом деле там были отвесные скалы. Все корабли, в том числе рыбацкие, французы увели в Люцерн.Провизия закончилась.

Обратный путь был отрезан французами.

Решено прорываться через хребет Рошток. До сих пор на швейцарских картах этот путь через перевал Кунциг-Кульм именуется «суворовским путем 1799 года».

Альтдорф — симпатичный, провинциальный городок, столица кантона Ури (формально не имеет статуса города, так как население менее 10 тысяч). Красивые расписные здания, театр, музей Суворова (был закрыт), фонтаны, клумбы.

Местный театр в Альдорфе

Швейцарское граффити

Когда-то здесь жил Вильгельм Телль, который руководил борьбой местных жителей против австрийцев. Памятник ему установлен в центре Альтдорфа.

Мы прибыли в Альтдорф 1 сентября, улицы были забиты детьми. У каждого оранжевый ромб на шее и светоотражатели на груди и спине.

В нескольких километрах от Альтдорфа начинается подъем на перевал Кинциг-Кульм.Сначала мы поднялись на кресельном подъемнике в горную деревню Бел. Там они некоторое время ждали трейлер наверху в окружении местных детей: школьники, живущие в горах, отучившись в школе в Альтдорфе, возвращались домой в горы по канатной дороге. Вскоре трейлер прибыл.

И поплыли остроконечные ели, потом склоны, поросшие густой травой, с пасущимися коровами, с редкими домиками.

С верхней станции фуникулеры пошли на перевал.Подъем относительно пологий, по хорошей тропе. На самом перевале есть деревянный крест, часовня и столб с указателями на горные селения и хутора, разбросанные по окрестностям.

На спуске — такие же мягкие, плавные, ниспадающие склоны.

Слева красивая каменная стена с выступающими вершинами, очень напоминающая итальянские Доломиты.

Справа скалистый остров.

Одинокие коровы, самостоятельно гуляющие среди густой травы и провожающие нас безмятежными взглядами.

Пахнет нагретой травой и цветами. Появились ели.

Внезапно среди горного леса возник странный резкий запах, а на следующем повороте был обнаружен его источник — сыроварня в большом деревянном доме. Через открытую дверь сыроварни были видны ряды полок с созревающим сыром, которые двое молодых людей переворачивали деревянными лопатами.

Еще ниже скорость нашего движения резко снизилась из-за растущих вдоль тропы зарослей малины.

Муотатал и перевал Прагель

Наконец мы выехали из леса, где на стоянке нас ждала наша маршрутка, на которой мы уже доехали до города Муотатал.

Русской армии потребовалось два дня, чтобы переправиться из Альдорфа в долину реки Муота через хребет Росток. Моросил мелкий осенний дождь, раскисшая глина наверху сменилась снегом.Не было ни еды, ни дров, чтобы согреться и немного обсохнуть на привалах, они шли всю ночь и только к концу второго дня спустились в долину реки Муота.

Там Суворова ждали тяжелые новости. Австрийцы, узнав, что Суворов идет им на помощь, немедленно вывели свои войска из Швейцарии, оставив русских продолжать сражаться в одиночку. Воспользовавшись этим, французский генерал Массена разбил под Цюрихом корпус Римского-Корсакова, с которым так торопился соединиться Суворов.Битва при Цюрихе была одним из самых тяжелых поражений русской армии в 18 веке — было потеряно более половины нашей армии (это произошло в день, когда суворовцы сражались за Чертов мост). Теперь французы напирали на Суворова со стороны Швица и отрезали путь по долине Муота в сторону Австрии. Кампания была практически проиграна.

Нужно было спасти остатки измученной армии, вывести людей из гор и пробиться в Россию.

Солидный, старый дом в Муоттале с табличкой, что Суворов останавливался здесь два века назад. «Сколько лет самому дому?» — спросили мы у высунувшегося из окна хозяина. — Четыреста, — ответил пожилой добродушный дядя, с интересом глядя на нас.

Мы пришли в монастырь Святого Иосифа, где Суворов собрал военный совет. На этом совете было решено пробиться в долину Рейна через перевалы Прагель и Паникс.

К нам спустилась настоятельница монастыря и провела нас в большую комнату со старинной мебелью и столом в центре, ту самую комнату, где проходил исторический военный совет. Настоятельница достала огромный том «Протокол», в котором показала нам записку 1799 года о событиях тех дней, о мародерстве французов. С немецкой дотошностью упоминалось также, что русские заплатили за предоставленные продукты.

Когда мы уходили из монастыря, из города, из «отпуска», вернулись монахини, хорошенькие модно одетые девушки.Они поспешно разошлись по своим кельям, чтобы успеть переодеться и явиться на вечернюю службу в соответствующем одеянии и настроении.

Сначала мы хотели переночевать в местной общаге, но там оказалось душно, и мы пошли в кемпинг на берегу реки. Кемпинги в Швейцарии хорошо оборудованы горячим душем, кухней, стиральной машиной. В этом же вольере была конура хассок, и мы провели утро в вольерах, фотографируя милых собачек. Зимой они используются для катания туристов на собачьих упряжках.

Путь к перевалу Прагель отбит отрядом Багратиона. Пока авангард пробирался к Гларусу из долины Муота, арьергард отбивался от наступающих французов в Муотатале, а затем рассеялся и сам перешел в наступление, отбросил их к Швицу и взял в плен 1200 французов.

Подъем на перевал Прагель идет по широкому ущелью, склоны которого покрыты зарослями малины. Сам перевал очень низкий (1551 м) и неявно выраженный, поэтому, если бы не памятная доска о том, что через этот перевал в 1799 году прошла армия Суворова, я бы его и не заметил.

Закончился лес и заросли малины, мы шли по альпийским лугам, по которым гуляли самостоятельные, ухоженные и упитанные коровы. Луга, однако, были отгорожены проводами со слабым током, а тропы перегорожены «удочками», чтобы скот не сильно бродил по горам.

Возле аскетической часовни с колокольней, сложенной из необработанных камней, нас ждал наш микроавтобус, в который мы погрузились и поехали вниз.

Эта долина сильно пострадала от недавнего стихийного бедствия. Несколько деревенских домов были разрушены селевыми потоками. Сарай с заготовленным на зиму сеном был полностью взорван, а пространство между домами было завалено сеном. Сейчас там работал трактор, и люди расчищали завалы.

Среди лесистых склонов перед нами вдруг открылось озеро Кленталь, глубокого сине-зеленого цвета. Он был залит водой, прибрежные кусты были полузалиты водой.Мы приземлились на берегу. Вода была прохладная, но тем не менее все купались с удовольствием.

Затем мы спустились к городку Гларус, где несколько дней отдыхала русская армия и ждала свой арьергард. А оттуда мы переехали в город Вяз, где есть очень маленькая скульптура: Суворов верхом на коне. А также сохранился «Суворовхаус» — дом, в котором фельдмаршал останавливался 5 октября 1799 года перед труднейшей переправой через перевал Паникс.

Пасс Паникс

Единственным способом спасти остатки армии и вывести ее в долину Рейна был горный хребет Рингенхопф. В октябре 1799 года горы были покрыты снегом. 6 октября армия выступила на перевал Паникс. Орудия были сброшены вниз. Полуголые, босые, голодные солдаты, используя штыки как ледорубы, под порывами ветра карабкались на заснеженные склоны. Спуск был еще тяжелее. Многие солдаты погибли, упав на обледеневшие скалы.Именно драматический момент спуска с перевала Паникс изображен на картине Сурикова.

Во второй половине дня мы начали подъем на перевал Паникс. Одинокий заброшенный танк стоял прямо у начала тропы.

Сначала тропа была широкой и пологой, но вскоре сузилась и пошла зигзагами по крутым скалистым склонам.

Трава и деревья остались внизу. Непосредственно перед выходом на перевал есть широкий участок пути, аккуратно выложенный камнем.

А теперь — озерцо и хижина на перевале.

Хижина была занята охотниками.

Планировалось, что мы будем ночевать в палатках, но на перевале было жутко холодно и ветрено, я моментально замерз, а еще несколько часов назад меня мучила жара в Эльме. Она натянула всю теплую одежду и все еще стучала зубами.

Потихоньку мы все-таки проникли в хижину, под предлогом, что нужно приготовить ужин для группы. «Начальником» был долговязый швейцарец в очках, с большим подозрением смотревший на всю нашу компанию, вылезшую из ниоткуда. Тем не менее наш проводник договорился с ним, что девушки будут ночевать в хижине, а мужчины пошли ставить палатки чуть ниже перевала, чтобы не дул ветер.

Охотники храпели всю ночь, а в 4 утра стали собираться на охоту. Наши палатки тоже встали рано, побежали в хату: чайку попить, согреться.

Горы были еще покрыты серыми предрассветными сумерками, когда мы начали спуск с перевала. Сначала тропа была просто узкой и крутой, потом начинались скальные стены, с которых нужно было спускаться лицом к скале, держась обеими руками за зацепы и ощущая ногой ступеньку внизу.

Там были стены по 3-4 метра, и было где упасть. Не представляю, как здесь можно было спускать лошадей и телеги. Проводник сказал, что к этому времени от повозок мало что осталось.

Впоследствии выяснилось, что на этом сайте никто не сделал ни одной фотографии. На это не было времени. Только когда тропа стала ровной и появилась трава, мы остановились и достали фотоаппараты.

На краю обрыва возле тропы стоял высокий безымянный крест.

Лихтенштейн. В гостях у барона фон Фальц-Фейна

Спустившись с перевала, мы сели в свой микроавтобус, а в полдень пересекли Рейн и оказались в независимом государстве Лихтенштейн, в его столице Вадуце.Наши проводники договорились, что барон фон Фальц-Фейн примет нас на своей вилле Аскания-Нова.

Эдуард фон Фальц-Фейн — одна из заметных личностей прошлого века. Его дядя основал в Крыму заповедник Аскания-Нова. Другой его родственник, генерал Епанчин, организовал в Петербурге пажеский корпус. Многие его предки оставили заметный след в истории России и приумножили ее славу.

После революции семья уехала из России. Эдуарду тогда было 4 года.Он прожил бурную жизнь, во многих сферах добился успеха: в журналистике, бизнесе, спорте, меценатстве. Он много сделал для возвращения культурных ценностей в Россию. Сохранение памяти о подвиге армии Суворова — во многом его дело. Он выделял деньги на установку памятников, содержание музеев.

До нашей встречи с бароном мы плохо представляли, с кем идем в гости, а потом я прочитала о нем в Интернете и посмотрела посвященную ему передачу на телеканале «Культура».Пока мы ждали приема во дворе перед виллой, кто-то спросил гида: «Саш, к какой категории относится предстоящее мероприятие?» — «В разряд исторических», — просто ответил он.

В то время барону было 93 года. Он принял нас, полулежа на диване, возле широкого окна, из которого открывался вид на лежащий внизу Вадуц. Красивое, породистое лицо, изысканная русская речь, без намека на акцент.

В залах много картин и фотографий, рояль и столы заставлены всякими интересными вещицами.

Барон рассказал о своей недавней поездке в Петербург для открытия пажного строительства, о своих связях с Россией, об энтузиастах, которые здесь, в Швейцарии, поддерживают и создают музеи, посвященные Суворову, устанавливают памятные доски. Он подписал открытки для каждого из нас.

В этот же вечер на Боденском озере должно было состояться собрание остальных членов семьи Романовых, куда был приглашен и барон, как имеющий родство с царской династией.На прощание сфотографировались с хозяином. Ему пора было готовиться к встрече. Вскоре его должны были забрать. Выглянув в окно, я увидел, что наш микроавтобус заблокировал проезд на дачу, так что Романовы не могли попасть сюда.

Мы покинули виллу совсем в другом настроении. Как будто вы прикоснулись к истории.

Визитом к барону фон Фальц-Фейну завершилось наше путешествие по пути Суворова. Через несколько часов, проехав через всю Швейцарию, мы уже были в Церматте.

Что сказать в заключение. В этом походе Суворов не одерживал громких побед. И подвиг русской армии был другим. Посланные в ловушку, по сути, на верную смерть, сталкиваясь на каждом шагу с предательством и предательством австрийцев, люди сделали невозможное.

Выигрывая локальные сражения, убегая из-под носа врага по нехоженым горным тропам, пробираясь через горные хребты, считавшиеся непроходимыми, суворовцы показали миру пример того, что из самой проигрышной ситуации можно выйти с доблестью. Совершив 400-километровый переход, они вышли к Рейну, взяв в плен 1400 французов. Потери русских составили 5 тысяч из 20-тысячной армии (по другим данным — 8 из 22).

Туристическая страховка —

Железнодорожные и автобусные билеты в Европе и Если вы хотите получать сообщения о появлении новых историй на сайте, вы можете подписаться.

На момент окончания царствования Екатерины II Россия находилась в союзе с Австрией, Англией и Пруссией, направленном против Франции.Екатерина даже приказала А.В. Суворова начать формирование 60-тысячного корпуса для борьбы с Французской революцией и восстановления там монархии.

Павел I отказался от этого плана, объявив союзникам о невозможности войны с Францией, так как русская армия, находясь с 1756 года в «непрерывной» войне, нуждалась в отдыхе. Но придерживаться политики невмешательства ему не удалось, и почти все время правления Павла Россия либо вела войну с Францией, либо находилась в состоянии войны с Англией и Австрией, довольно часто меняя свои политические интересы. Внешнеполитическая деятельность Павла I отличалась такой же непоследовательностью, как и внутренняя.

Ряд действий французского правительства заставил Поля обратить внимание на европейские дела. Его беспокоили приготовления Наполеона к египетскому походу, арест русского консула на Ионических островах, покровительство Франции польским эмигрантам, слухи о намерении французов напасть на северное побережье Черного моря. Однако непосредственной причиной начала войны с Францией стали события, связанные с Мальтийским орденом.В 1797 году император Павел I взял Мальту под свое покровительство. Этот факт был проигнорирован Наполеоном, и, отправившись в египетский поход, захватил остров. Магистр Мальтийского ордена бежал. Обиженный Павел принял титул Великого Магистра Ордена. Это обстоятельство подтолкнуло его к участию в новой (второй) антифранцузской коалиции, которая образовалась в 1798 г. В нее, помимо России, вошли Австрия, Османская империя, Англия и Неаполитанское королевство.

Боевые действия развернулись как на суше, так и на море. Объединенный русско-османский флот под командованием Ф.Ф. Ушаков, пройдя через Черноморские проливы, вышел в Адриатическое море и летом 1798 года захватил Ионические острова и крепость Корфу. (В конце марта 1800 г. в Константинополе была подписана конвенция об образовании там Республики Семи Соединенных Островов под вассальной зависимостью Османской империи, но с внутренним самоуправлением и правом иметь собственный флот). В 1799 г. высадился Ф.Ф. Ушакова десант успешно вел боевые действия против французской армии на Апеннинском полуострове, освобождая от французов Неаполь и Рим.

Наполеон завоевал Италию в блестящей военной кампании с Австрией в 1796-1797 гг. Армия талантливого 27-летнего генерала неожиданно для врага прошла по прибрежной окраине Альп, где вся дорога находилась под обстрелом с моря.

Во время итальянской и швейцарской кампаний Наполеон находился в Египте, который в то время был частью Османской империи. Во время этой кампании французская армия одержала знаменитую победу в битве у пирамид 20 июля 1798 года. Однако вскоре английский флот под командованием адмирала Нельсона у Абукира уничтожил французскую эскадру, доставившую войска Наполеона в Египет. Таким образом, французская армия оказалась в ловушке — ее выход из Египта был отрезан. Когда известие об успехах второй коалиции в Италии дошло до Египта, Бонапарт решился на рискованный шаг: бросив армию на произвол судьбы, ему удалось на двух кораблях с группой верных генералов прорвать кольцо английской блокады. и 16 октября 1799 г. прибыл в Париж.18 брюмера (9 ноября) 1799 года он совершил государственный переворот, свергнув правительство Директории. Власть перешла в руки трех консулов. Главная роль в этом триумвирате принадлежала Наполеону, установившему персональный авторитарный режим.

В начале 1799 г. командование сухопутными союзными русско-австрийскими войсками, посланными на помощь неаполитанскому королю Фердинанду VI, было поручено А.В. Суворов. Главным театром военных действий стала Северная Италия, которая за полтора месяца была очищена от французских войск. В упорном трехдневном сражении 15-17 апреля 1799 г. Суворов разгромил французскую армию у р. Добавлять. После этого Турин и Милан были захвачены без боя. 4 июня союзная армия совершила небывалый марш, преодолев за 36 часов около 80 верст и сразу же начала бой у р. Треббия, в ходе которого французская армия под командованием генерала Макдональда потерпела поражение. Назначение нового французского командующего Жубера не улучшило положения: его армия была разбита Суворовым под Нови, а сам Жубер был убит.С падением крепости Мантуи северная Италия окончательно перешла в руки русской армии.

Успехи А.В. Суворов открыл истинные цели Австрии – стремление захватить территорию, освобожденную от французов. В этих условиях присутствие русской армии было нежелательно для австрийцев. Суворову было приказано отправиться в Швейцарию на соединение с корпусом Римского-Корсакова, чтобы перенести боевые действия на французскую территорию. Суворов выбрал кратчайший, но и самый трудный путь через перевал Сен-Готард.

Суворов начал свой поход 21 сентября, когда в Альпах уже началась настоящая зима. Совершать переход в зимних условиях казалось откровенным самоубийством, так как большинство перевалов превращаются в неприступные снежные крепости, горные тропы скрываются под толстым слоем снега, а бесконечные метели не позволяют увидеть ничего дальше протянутой руки.

Первым серьезным препятствием, кроме погодных условий, стала французская бригада под командованием Луазона, прикрывавшая проход через перевал Сен-Готард.Умело действуя тремя колоннами, русско-австрийские войска под командованием Суворова смогли оттеснить противника и выйти к деревне Урзерн.

Следующим препятствием на пути суворовских войск стал Чертов мост (Teufelsbruecke), перекинутый через реку. Ройсс. Желая предотвратить чрезмерное усиление французов на левом берегу, Суворов приказал генералу Каменскому преследовать войска отступавшего генерала Лекурба, изматывая французские части постоянными арьергардными боями. В результате французы не смогли укрепиться у Чертова моста, а разобрали его центральную часть, сделав проход невозможным. Затем русские воины под командованием П.И. Багратион разобрал ближайший сарай на бревна и, связав их между собой офицерскими косынками, перекинул через щель. Под натиском русских французы были вынуждены отступить, и большая их часть была отправлена ​​на юг для эвакуации. Всего в Лекурбе осталось 3000 человек, после эвакуации не более 900.

Уже 29 сентября войска Суворова спускаются в Мутенскую долину через перевал Кинцинг-Кульм. В это же время фельдмаршал получает донесение о разгроме войск Римского-Корсакова и австрийского полководца Хотца от Андре Массена, будущего маршала Франции. В результате Массена удалось окружить русские войска в долине. Суворов прекрасно понимал положение войск. Накануне этого боя он обратился к офицерам: «Мы окружены горами…в окружении сильного врага, гордого победой… Со времен Прута, при императоре Петре Великом, русские войска никогда не находились в таком смертельно опасном положении. .. Нет, это уже не измена, а явное предательство… разумное, расчетливое предательство нас, проливших столько своей крови за спасение Австрии. Теперь помощи ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая на величайшее мужество и высочайшее самопожертвование руководимых тобой войск… Нам предстоят величайшие, невиданные в мире подвиги! Мы на краю пропасти! Но мы русские! Бог с нами! Спаси, сохрани честь и достояние России и ее Самодержца! ..Спасите сына…»

Старший офицер Отто Дерфолден ответил фельдмаршалу: «Мы всё вытерпим и не посрамим русского оружия, а если падём, то погибнем со славой! Веди нас, куда хочешь, делай, что умеешь! Мы твои, отец, мы русские! »

1 октября в Мутенской долине встретились русские войска численностью 14 тысяч человек под командованием генерала А.Г. Розенберг с 24-тысячным корпусом под командованием генерала Массены. Осознав свое безвыходное положение, русские войска начали атаковать французские позиции и завязали общий рукопашный бой. Натиск русских солдат был таков, что французский центр не смог продержаться и получаса — французы начали беспорядочное отступление. У входа на истребление французских войск русский унтер-офицер Иван Махотин добрался до самого Массены и сорвал с него золотой погон, хотя генералу удалось спастись.В результате русские потеряли убитыми и ранеными 700 человек. Потери французов составили от 3000 до 6000 человек. В плен попало 1200 солдат и офицеров, в том числе генерал Лакурк. Семь орудий и одно знамя стали трофеями русских.

Переход Суворова через Альпы стал беспрецедентным в истории. Никто, ни до, ни после Суворова зимой этого не делал. Русские войска доблестно выполнили свои союзнические обязательства перед австрийцами, чего нельзя сказать о последних.

Поразивший всю Европу переход был успешно завершен, однако помощь запоздала и действовавший в Швейцарии корпус Римского-Корсакова потерпел поражение от французов под Цюрихом. Войдя после трудного перехода в Швейцарию, русские войска не были вовремя поддержаны австрийцами и в Мутенской долине были окружены. С большим трудом Суворову удалось, одержав несколько побед, уйти в южную Германию. Он справедливо приписал неудачу кампании плохим приказам австрийского военного совета, который хотел руководить всем театром военных действий из Вены.Император Павел I разделил это мнение Суворова и, обвинив австрийцев в поражении отряда Римского-Корсакова, отвел свои войска в Россию. Суворову было присвоено звание генералиссимуса и почетный титул принца Италии.

Воспользовавшись отходом русских войск, Бонапарт вновь отправился в Италию, 14 июня 1800 года разбил австрийскую армию у деревни Маренго, вынудив тем самым Австрию заключить в феврале 1801 года мирный договор. турецкая армия потерпела поражение в Египте.После того, как Россия и Австрия вышли из войны, Англия в марте 1802 года также была вынуждена подписать Амьенский мирный договор с Наполеоном. Вторая антифранцузская коалиция полностью распалась.

Развалу второй коалиции способствовала смена внешнеполитических приоритетов Павла I. Свержение правительства Директории означало явное стремление Бонапарта восстановить монархию. Он обратился к Павлу с лестным письмом и вернул всех русских пленных. С другой стороны, британские войска, отняв Мальту у французов, не спешили возвращать остров Мальтийскому ордену.Итогом всех этих событий стал мир Павла с Наполеоном и разрыв союза с Австрией и Англией. В 1800 году он заключил направленный против Австрии союз с Пруссией, а против Англии образовалась целая коалиция в составе России, Дании, Швеции и Пруссии.

Особенно активно готовились военные действия против Англии. Желая нанести ей чувствительный удар, Павел отправил 40 полков донских казаков на завоевание Индии.Войско выступило в поход без точных карт, без определенного плана действий, без знания местности и, вероятно, было бы обречено на гибель в среднеазиатских пустынях, если бы смерть Павла не остановила это предприятие (на в ночь переворота Александр отдал приказ вернуть казаков домой).

Я бы все свои победы отдал за один швейцарский поход Суворова.
Маршал Массена

Швейцарский поход русских войск под командованием Александра Васильевича Суворова (10 (21) сентября — 27 сентября (8 октября) 1799) был выдающимся переходом армии через Альпы.Это классический образец ведения боя в горных условиях и венец славы великого русского полководца.

Предыстория похода

Поход через Альпы был продолжением Итальянского похода: к концу августа 1799 г. в результате действий армии А. Суворова в Италии наши войска были поддержаны с море эскадрой вице-адмирала Ф.Ф. Ушакова (Средиземноморский поход), почти весь полуостров был освобожден от французских войск.Остатки 35-тысячной французской армии генерала Жана Моро (около 18 тыс. человек), потерпев поражение у Нови, отступили к Генуе. Регион Генуи оставался последним регионом Италии, находившимся под контролем Франции. Поэтому закономерным следующим шагом представлялась операция по разгрому генуэзской группировки французов русско-австрийской армией под командованием Александра Суворова (около 43 тысяч человек), которая привела бы к полному контролю над Италией.

После этого Суворов планировал провести поход на Париж.А Наполеон, еще один военный гений того времени, находился в это время в Египте, некому было остановить русского полководца, не проигравшего еще ни одного сражения.

Но блестящие победы русских вызвали тревогу в Вене и Лондоне — у наших «союзников» в той войне. После полного освобождения Италии и взятия Парижа русские позиции в Европе стали слишком сильны, к тому же Россия могла оставить свои военные силы на Аппенинском полуострове на постоянной основе.Для Лондона укрепление позиций Российской империи в районе Средиземноморья было как нож в груди.

Именно поэтому «союзники» стали требовать от России идти в Швейцарию, чтобы освободить ее от французских войск. Хотя понятно, что нападение на Париж автоматически решило бы эту проблему. Теперь ясно, что Австрия и Англия хотели уничтожить не французов в Швейцарии, а русскую армию «чудо-богатырей» Суворова и нашего военного гения.Это понимал и сам Суворов, сказавший следующее: «Меня гнали в Швейцарию, чтобы там уничтожать». К сожалению, русский император, рыцарь-романтик Павел I этого в то время не понял, понял он лишь потом, разорвав отношения с «союзниками», заключив союз с Наполеоном и начав подготовку к нападению на Англию — походу в Индии.

Андре Массена, титулы: герцог де Риволи, принц Эслингена (6 мая 1758, Ницца — 4 апреля 1817) — военачальник французских республиканских войн, а затем империи Наполеона I.

Австрийцы планировали вывести все свои силы из Швейцарии (58 тыс. человек) и бросить их на помощь запланированному в Голландии англо-русскому десанту (30 тыс. человек). Австрийские войска хотели заменить армией Суворова (около 21 тыс.) и русским корпусом Александра Римского-Корсакова, находившимся в Швейцарии (24 тыс.). Павел согласился, но потребовал от Вены до вывода австрийских войск очистить Швейцарию от французских войск. Австрийцы дали обещание это сделать, но не выполнили его и начали отводить свои войска.Русский корпус остался один против французской армии под командованием Массены (84 тыс.). Правда, следует отметить, что эрцгерцог Карл, 18 (29) августа 1799 г., начав отход австрийских войск, понимая, что после ухода австрийской армии русские войска попали в безвыходное положение, временно находясь под их личным Ответственность, до прихода армии Суворова, оставила на швейцарском фронте 22 тыс. военнослужащих под командованием генерала Фридриха фон Хотце.

Русская армия под командованием Суворова выступила в сторону Швейцарии в 7 часов утра 31 августа (10 сентября) 1799 года, после капитуляции французского гарнизона в Тортоне. 10 сентября начался собственно Швейцарский поход, вылившийся в череду больших и малых сражений, стычек, постоянный подвиг русских воинов.

Основные события

С самого начала начались проблемы — австрийцам нужно было подготовить вьючных животных, провизию и фураж.Но когда русская армия подошла к горам — там ничего не было, пришлось несколько дней собирать недостающее продовольствие и боеприпасы. Учитывая, что вся поездка длилась 17 дней, потеря этого времени была очень важна.

12 сентября русские войска атаковали французские войска правого крыла, оборонявшие Сен-Готард и долину Реи, под командованием Ш. Ж. Лекурба. Бригада Гудена (4,3 тыс. человек) и бригада Луазона (такая же численность) поддерживали ее непосредственно против русских войск.Наши войска заняли Сен-Готард. В это время Андрей Григорьевич Розенберг (он командовал передовой колонной), начав на рассвете 13 сентября из Тавеча, шел по Рейской долине, тесня французские войска, и к вечеру оттеснил их к деревне Урсерн.

14 (25) сентября, после соединения с колонной Розенберга в Урцерне, Александр Суворов выслал на левый берег реки Ройс (Ройс) полк под командованием генерала Каменского, его задачей было выйти в тыл враг у Чертова моста.Полководец повел свои силы по правому берегу на север, но встретил естественные препятствия — так называемую Урзернскую яму и Чертов мост. Урсернская яма представляла собой узкую и низкую галерею, которая была пробита в окружающих Ройсс скалах, длиной и шириной 64 метра, что позволяло пройти только одному человеку с вьюком. Далее дорога круто спускалась к мосту — 20-метровой узкой каменной арке без перил, перекинутой через реку Ройсс на высоте 22-23 метра. Но «чудо-богатыри» Суворова под командованием полковника Трубникова смогли обойти охраняемый французами туннель через горы и ущелье реки и внезапным ударом разгромили французский отряд.Тогда французы, находившиеся на противоположном берегу, стали разрушать мост, но не успели его полностью сломать, так как в тылу появились солдаты Каменского. Российские солдаты разобрали соседний сарай и закрыли яму бревнами. Первым, кто вошел в эту переправу, был офицер Мещерский-третий, он был поражен французским огнем, но французы не смогли остановить русских солдат, они под огнем противника форсировали заслон и отбросили противника. Затем Чертов мост за несколько часов отремонтировали более основательно, и по нему стали переходить основные силы Суворова.


Суворовский переход через Чертов мост. Художник А. Э. Коцебу.

Проблема дальнейшего движения

15 сентября уставшие, замерзшие и голодные русские части согласно плану прибыли в город Альтдорф. Там их ждал новый неприятный «сюрприз». Оказалось, что дальше дороги отсюда просто нет! Она не была разрушена французами и ее не разрушила стихия — дороги никогда не существовало, австрийские союзники просто «забыли» сообщить об этом Суворову.До Швица, куда направлялась армия, можно было добраться только по Люцернскому озеру, но на нем французы захватили все средства переправы. Из Альтдорфа было всего 2 дороги — из долины Шаэн в верховья реки Линт и из долины Мадеран в верховья Рейна. Но ни та, ни другая дорога не вели к Швицу и к соединению с корпусом Римского-Корсакова.

Ситуация была критической. Суворов узнает о наличии двух горных троп, по которым в настоящее время можно пройти с альпинистским снаряжением.Они вели через перевалы Роза-Альп-Кульм (2172 метра) и Кинциг-Кульм (2073 метра), через заснеженный хребет Росток в деревню Мутен, а оттуда дорога шла на запад в Швиц. Это был трудный выбор: запасы продовольствия уже истощились, обувь износилась, войска устали от недельного перехода и боев в горах. Нужна была стальная воля и уверенность в своих силах и людях, все это было у Александра Суворова. Командир решает идти кратчайшим путем — 18 км, через перевал Кинциг-Кульм.

На рассвете 16 (27) сентября русская армия выступила. Багратион шел с авангардом, за ним части генералов Дерфельдена и Ауфенберга, затем вьюки. Тыл остался прикрывать Розенберга. И не зря части Розенберга при переходе главных сил Суворова отбили две атаки французского корпуса Лекурба. Части Розенберга двумя колоннами ушли 17 и 18 сентября, а Лекурб только утром 18-го понял, куда ушла армия Суворова, и отправил сообщения Массне и другим французским командующим.Это был беспримерный переход, настоящий подвиг русского духа. Именно поэтому местные швейцарцы тогда ставили памятники русской армии. Через 12 часов авангард вышел к деревне Мутен и без боя захватил французский пост (150 человек). К вечеру 17-го подошёл хвост армии.

Последние части арьергарда Розенберга прибыли в долину Мутен 18 сентября. В этот же день Александр Суворов получил письменное донесение генерала Линкена о разгроме корпуса Римского-Корсакова (14-15 сентября) и австрийского отряда Хоце (14 сентября).


Переход Суворова через Альпы. С картины А. Попова 1903-1904

Выход из окружения

Выяснилось, что, совершив один беспримерный подвиг, армия оказалась на грани гибели или позорной капитуляции. В отчаянном двухдневном бою с превосходящими силами противника корпус Римского-Корсакова потерпел поражение. Суворов тогда писал эрцгерцогу Карлу: «Вы ответите перед Богом за кровь, пролитую под Цюрихом».

Идти на Швиц, занятый главными силами французов, было бессмысленно.Русская армия оказалась в окружении в Мутенской долине, один на один с превосходящими силами противника, с ограниченным количеством боеприпасов и продовольствия, измученная трудным переходом через горы. Суворов провел военный совет в трапезной францисканского монастыря св. Иосифа. Были сказаны слова, во многом созвучные речам князя Святослава перед решающим сражением (см. Приложение), и принято решение о прорыве из окружения к городу Гларусу.

18-го армия двинулась: австрийская бригада Ауфенберга поднялась на Брагельберг, сбила французские охранные части и спустилась в долину Кленталь, за ней двинулись части Багратиона, дивизия Швейковского и главные силы. Розенберг с 4 тыс. стоял у Мутена и прикрывал тыл.

Французы воодушевлялись своими успехами, и во французской армии царили победные настроения, но вскоре им предстояло умыться кровью и забыть о победе над великим Суворовым и его «чудо-богатырями».Массена планировал прочно запереть русскую армию в долине. А потом заставить ее сдаться. Часть французских сил была направлена ​​на выход из долины Кленталь. Сам командир с 18 тыс. корпус отправился в Швиц, чтобы нанести удар по Мутену, в тыл армии Суворова.

19 (30) сентября австрийская бригада Ауфенберга вступила в бой с французской бригадой генерала Габриэля Молитора и была на грани поражения. Но Багратион спас ее: французы были разбиты, они бежали, более 200 человек утонули в озере Рутень.20 сентября произошло встречное сражение примерно равных сил (5-6 тыс. человек), французы были разбиты, понесли большие потери, путь на Гларус был открыт. Но вскоре ситуация изменилась: к разгромленному Молитору подошла дивизия Газана. Теперь французы имели превосходство в силах, сражение разгорелось с новой силой, деревня Нефельс переходила из рук в руки 5-6 раз, но в итоге осталась за Багратионом.

Суворов, во избежание больших потерь, приказал Багратиону отходить к Незстали, вечером 20-го основные силы русской армии были сосредоточены у Гларуса.

Бой в долине Мутен

Одновременно в тылу шел бой между силами А. Розенберга и войсками Андре Массена. 19 сентября 10-тыс. Войска Массены атаковали 4 тыс. Розенбергов. Первая русская линия под командованием Максима Ребиндера (Суворов назвал его по имени в знак большого уважения) остановила противника; при подходе второй линии — под командованием Михаила Милорадовича русские войска перешли в контрнаступление.Французы были опрокинуты и отогнаны на 5 километров к Швицу, где по приказу Милорадовича остановились.

Ночью в Мутен с перевала спустили последние припасы и подошли три полка. Силы Розенберга выросли до 7 тысяч штыков. 20-го Массена решил нанести новый решительный удар и бросил в бой около 15 тысяч человек, они шли тремя колоннами, с плотной цепью стрелков впереди. Русский передовой отряд под командованием Милорадовича вел перестрелку с противником и отступил.Внезапно русский отряд рассредоточился в стороны, а главные силы оказались впереди французов, они выстроились в две трехрядные линии на расстоянии 300 метров друг от друга. В резерве было два полка. И тут русские атаковали ошеломленных французов. Они быстро закрыли брешь, и начался рукопашный бой. Они атаковали так яростно и отчаянно, что некоторые батальоны второй линии оказались впереди первой линии. Французы не выдержали натиска, их охватила паника, и вскоре битва переросла в истребление французских войск.Сам Массена едва не попал в плен: унтер-офицер Иван Махотин стащил его с лошади и схватил за шиворот. Его спасло то, что на Махотина напал французский офицер, и пока Махотин колол его, Массена бежал, оставив в руках суворовского богатыря только свой золотой эполет.

Это было полное поражение, французские солдаты, преследуемые казаками, сдавались в плен толпами: всего 3-6 тысяч убитых, более тысячи пленных, наши общие потери около 700 человек.Потрясенный, Массена не решился организовать новую атаку.

Розенберг также ввел в заблуждение Массена: командующий отдал приказ населению Швица заготовить на два дня провиант для ввода 12 тыс. русских сил. Массена знал о взятии Гларуса, но решил, что это вспомогательный удар, а основной удар будет через Швиц на Цюрих. Поэтому он передал командование в Швице Сульту и отправился в Цюрих для организации обороны от удара восстановленного корпуса Римского-Корсакова.В результате Массена, имевший значительный численный перевес, отказался от активных действий. Розенберг смог соединиться с Суворовым за 3 дня без сопротивления противника.

Андрей Григорьевич Розенберг (21.01.1739, Рига — 25.08.181, Черная Подольская губерния) — русский генерал от инфантерии.

Дальнейшее движение русской армии

Прибыв в Гларус, Александр Суворов увидел, что исчезла последняя надежда на помощь и содействие австрийских войск.Австрийский генерал Линкен со своим отрядом ни с того ни с сего покинул долину Линта и отступил к Граубюндену. 21 сентября (2 октября) бригада Ауфенберга отделилась от сил Суворова и отошла за Линкен. Тогда, чтобы спасти свои войска, Суворов решил повернуть на юг и идти к городку Иланц (через Шванден, Эльм, Рингенкопф, в долину реки Рейн). Окончательное решение было принято на военном совете 23 сентября.
Армия ушла в ночь с 23 на 24 сентября, построение было изменено: передние силы возглавил Михаил Милорадович, за ним следовали части Андрея Розенберга и Вильгельма Дерфельдена, а тыл прикрывал отличившийся Петр Багратион как отличный командир арьергарда, неоднократно отбрасывавший наступавшего с тыла противника.

После полуночи 25 сентября (6 октября) русские войска, больше не преследуемые противником, выступили через перевал Рингенкопф (высота 2,4 тыс. м). Это был очень сложный переход: путь можно было пройти только в одиночку, стоял густой туман, шли со снегопадом и сильным ветром, снежный покров достигал полуметра. При переходе погибло до 200 русских воинов, еще выше потери были среди пленных французов — до 1400 человек. Пришлось отказаться от всех орудий.Пришлось заночевать на перевале, 26 числа был спуск, к вечеру этого дня русские войска вышли к Иланцу, а 27 сентября — к городу Кур. Там люди смогли нормально отдохнуть и поесть, на Куре войско простояло 2 дня. На этом швейцарская кампания заканчивается.

Исходы

Александр Суворов в очередной раз доказал свою военную гениальность, которая осталась равнодушной, а русские солдаты — своими отличными боевыми качествами.

Россия усвоила очередной урок доверия к своим «союзникам».

Цели операции — полный разгром французской армии и очищение Швейцарии от французов — не были достигнуты из-за предательства или глупости австрийцев. Хотя войска Александра Суворова в одиночку нанесли поражение сначала правому крылу французов под командованием Ж. Лекурба, оборонявшемуся на практически неприступных позициях, а затем и центру противника под командованием Андре Массены.

Крупнейший исследователь Швейцарской кампании Д.Милютин, оценил общие потери армии А. Суворова в Швейцарской кампании в 5,1 тыс. человек, из них 1,6 тыс. убитых, в том числе погибших не в бою, а замерзших, разбившихся при форсировании перевалов, и около 1000 раненых. Это из 21 тысячи. войско, отправившееся в поход. Таким образом, Суворов вывел из окружения более 3/4 войск. Общие потери, понесенные французскими войсками, точно неизвестны, но ясно, что они значительно превышали потери русских.Так, только их ущерб в битве в Мутенской долине был сравним с общими потерями всей армии Суворова. Сам русский полководец считал, что французы понесли в 4 раза больше потерь, чем его армия. В плен попало 2,8 тыс. французов — половина из них погибла при переходе через перевал Рингенкопф. И это при том, что, спустившись в Мутенскую долину, Суворов стремился не уничтожить французскую армию, а вывести армию из окружения.

Швейцарский поход армии Суворова был одним из крупнейших для своего времени примеров боевых действий на горном театре.

Этот поход стал для русского полководца настоящим венцом воинской славы, высшей точкой побед русского оружия в 18 веке. Павел высоко ценил труд Суворова — «Побеждая врагов Отечества везде и во всю жизнь, тебе недоставало одного — самой природы победить, но ты теперь одержал над ней верх». Полководец получил высшее воинское звание Российской империи — генералиссимуса. Войска должны были оказывать Суворову почести, равные императорским, даже в присутствии царя.

Павел I пришел в ярость от подлости «союзников», отозвал посла из Вены, расторгшего союз с Австрией. В том же году он отозвал посла из Англии, русский корпус в Голландии, находившийся под командованием англичан, буквально «исчез» из-за голода и болезней. Поль резко изменил направленность своей внешней политики, начал сближение с Францией и бросил вызов Британской империи.

К сожалению, Александр Васильевич Суворов не смог насладиться заслуженными наградами и почестями, принести России новые победы, 6 (18) мая он отправился в небесную дружину…Вечная память величайшему русскому полководцу и его чудо-богатырям! Мы должны помнить, что нашим предкам приходилось проливать реки крови и пота, исправляя чужие ошибки и предательство «союзников».

Приложение. Речь Суворова, записанная со слов Багратиона на военном совете в Иосифовском монастыре.

«Мы окружены горами… окружены сильным врагом, гордым победой… Со времен Прута, при императоре Петре Великом, русские войска никогда не находились в таком смертельно опасном позиция …Нет, это уже не измена, а явное предательство… разумное, расчетливое предательство нас, проливших столько своей крови за спасение Австрии. Теперь помощи ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая на величайшее мужество и высочайшее самопожертвование руководимого тобой войска… Нам предстоят величайшие, невиданные в мире подвиги ! Мы на краю пропасти! Но мы русские! Бог с нами! Спаси, сохрани честь и достояние России и ее Самодержца! .. Спаси сына…» Старший после Суворова генерал Дерфельден от имени всей армии заверил Суворова, что каждый исполнит свой долг: «Мы все вытерпим и не посрамим русского оружия, а если падем, то погибнем». во славе! Веди нас, куда думаешь, делай, что знаешь, мы твои, батюшка, мы русские! «Спасибо, — ответил Суворов. — Надеюсь! Рад! Помилуй Бог, мы русские! Спасибо, спасибо, давайте разобьем врага! И победа над ним, и победа над обманом будет победой!» »

В Швейцарии вспомнили важные события не только российской, но и мировой истории.Прошло ровно двести десять лет с момента легендарного перехода армии Суворова через суровые Альпы. Два столетия назад это событие изменило судьбу Старого Света, и именно Россия сыграла в этом ключевую роль.

До сих пор ни цари, ни советские руководители, ни российские президенты не посещали альпийскую республику с государственным визитом, и это несмотря на то, что у России и Швейцарии есть исторические даты, которые можно отмечать вместе.
Героический переход армии Суворова через Альпы, 210-летие которого мы будем отмечать, и светлая память о нем в Швейцарии — еще одно свидетельство прочной исторической основы наших отношений.
В сентябре 1799 года русской армии нужно было как можно скорее добраться до Швейцарии, чтобы помочь генералу Римскому-Корсакову. Суворов избрал кратчайший, но и самый трудный путь — через перевал Сен-Готард, занятый французами. Одержав победу и разгромив врага, полководец был удостоен высшего воинского звания — генералиссимуса.

Дмитрий Медведев воспользовался приглашением, полученным в прошлом году в Цюрихе, по пути на конференцию по безопасности в Эвиане, Франция. Затем президент привез в Европу российский план действий — противовес американской программе ПРО в Восточной Европе.Он не потерял своего значения, несмотря на то, что Вашингтон передумал размещать радары и ракеты в Чехии и Польше.

А накануне Дмитрий Медведев и Президент Швейцарии Ханс-Рудольф Мерц обсудили вопросы сотрудничества двух стран и подписали пакет двусторонних соглашений. На пресс-конференции по итогам переговоров в Берне российский лидер, среди прочего, поднял вопрос европейской безопасности. http://www. / док. HTML? идентификатор = 316351

Швейцарский поход Суворова

http://ru.википедия. org/
После освобождения Северной Италии Суворов планировал начать наступление на Францию, нанося главный удар в направлении Гренобля, Лиона, Парижа. Но этот план был сорван союзниками, опасавшимися усиления влияния России в Средиземноморье и Италии. Великобритания и Австрия решили вывести русскую армию из Северной Италии. Суворову было приказано, оставив австрийские войска в Италии, во главе русских войск идти в Швейцарию, соединиться с действовавшим там Корсаковским корпусом и оттуда наступать на Францию.

…»Фельдмаршал Суворов на вершине Сен-Готард 13 сентября 1799 года» Русские войска прошли 150 км от Алессандрии до Таверна за шесть дней. По прибытии в Таверно обнаружилось, что австрийцы в нарушение достигнутых договоренностей о доставке туда 1429 мулов, необходимых для подвоза провизии и артиллерии, этого не сделали. Между тем русская армия направила свою артиллерию и обозы другим путем. Мулы были доставлены только через 4 дня и всего 650 штук.Австрийские офицеры также дали неверную информацию о численности французской армии (занижая ее почти на треть) и о топографии маршрута (аргументируя тем, что вдоль Люцернского озера проходит тропинка, которой на самом деле не было.

31 августа (11 сентября) русские войска наконец выступили двумя колоннами. Начался героический швейцарский поход Суворова 1799 года, ставший великой страницей русской истории. Первым крупным столкновением с французами стал штурм перевала Сен-Готард, открывший путь в Швейцарию.Оборонявшая его французская дивизия Лекурбы насчитывала до половины всей русской армии. Взяв деревни Урсерн и Хоспенталь, русские войска начали штурм на рассвете сентября. С третьей атаки передача была взята. Сентябрь русские войска, соединившись в один отряд, двинулись к Швицу, где по пути им вновь пришлось штурмовать французские укрепления в крайне тяжелых условиях: в районе Чертова моста, перекинутого через ущелье, по которому р. Текла река.К мосту выходил узкий тоннель (Урнзернская дыра), пробитый в огромных, почти отвесных скалах.

Переход Суворова через Чертов мост. Художник В Швейцарской кампании проявились как полководческий гений Суворова, так и тактическое мастерство русских полководцев. Обойдя французов по дну ущелья, русским войскам удалось отбросить их от выхода из туннеля, и начался бой за сам Чертов мост. Им удалось взять его, не допустив разрушения.С боями и упорной борьбой с неблагоприятными природными условиями армия продвигалась дальше. Самым тяжелым испытанием на дороге Сен-Готард был переход через самую высокую и крутую заснеженную гору Бинтнерберг, напротив водопада и в его середине. Во время переправы погибло много русских солдат. Наконец, перейдя гору и въехав в Альтдорф, Суворов обнаружил отсутствие дороги вдоль Люцернского озера, о которой ему говорили австрийцы, что делало невозможным прохождение в Швиц.Все лодки на озере использовали остатки прижатой к озеру дивизии Лекурба для отхода.

Памятник Суворову в Швейцарских Альпах Тем временем начала заканчиваться провизия, французские войска концентрировались у озера Фирвальстед, и Суворов решил направить войска через мощный хребет Росток и, перейдя его, выйти в Муттенскую долину, а оттуда в Швиц. Во время этого тяжелого перехода Суворов (которому было уже 70 лет) тяжело заболел. Пересечение Росстока заняло 12 часов.Спустившись к деревне Муттен, занятой французами, русские начали ее штурм, что явилось для французов полной неожиданностью. К вечеру сентября все войска Суворова сосредоточились в Мутной долине и здесь узнали о разгроме корпуса Римского-Корсакова, на помощь которому спешили. Войска Суворова были блокированы французами.

Русской армии удалось прорвать позиции французов и с боем продвигаться вперед через заснеженные горы и перевалы.Провизии и патронов практически не осталось, одежда и обувь изношены, многие солдаты и офицеры ходили босиком. 20 сентября в Муттенской долине 7-тысячный арьергард русской армии под командованием Розенберга, прикрывая Суворова с тыла, разгромил почти попавшую в плен 15-тысячную группу французских войск под командованием Массены. Только в этом сражении погибло от 4 до 5 тыс. французов и 1 тыс., в том числе генерал Лекурб, попало в плен (русские потеряли убитыми 650 человек).После того, как последняя австрийская бригада ушла от русских (в Гларис), генералы русской армии решили прорваться через Панкисский хребет (Рингенкопф) в долину реки Рейси, чтобы соединиться с остатками корпуса Римского-Корсакова. Это был последний и один из самых сложных переходов. Все пушки, как свои, так и захваченные у французов, были брошены в пропасть; около 300 мулов было потеряно. Французы атаковали арьергард русской армии, но, даже имея запас патронов и артиллерии, штыковыми атаками бежали от русских.Последним испытанием стал спуск с горы Панкис (изображен на картине Сурикова «Переход Суворова через Альпы»).

Марка «Суворов в Альпах» (с рисунка Николая Аввакумова, 1941, Москва, Государственный музей изобразительных искусств им.) В начале октября 1799 года Швейцарский поход Суворова завершился его прибытием в австрийский город Фельдкирх.

В Швейцарской кампании потери русской армии, вышедшей из окружения без продовольствия и боеприпасов и разгромившей все войска на своем пути, составили ок.5 тысяч человек (до 1/4 армии), многие из которых погибли при переходах. Однако потери французских войск, имевших подавляющее численное превосходство, превышали потери русских войск в 3-4 раза. В плен попало 2778 французских солдат и офицеров, половину из которых Суворов успел накормить и вывести из Альп в свидетельство великого подвига.

За этот беспримерный по трудностям и героизму поход Суворов был удостоен высшего воинского звания генералиссимуса, став четвертым Генералиссимусом в России

Когда мы слышим о переходе через Альпы, то сразу вспоминаем подвиг непобедимого Александра Суворова и его воинов.Бесстрашная русская армия навсегда вписала себя в историю, но была ли она первой многотысячной армией, перешедшей через Альпы? На самом деле мы часто незаслуженно забываем легендарного полководца Пунии Ганнибала, история жизни которого вдохновляла и продолжает вдохновлять потомков.

Если с помощью машины времени вернуться во времена Римской империи, то вопрос «Кто был главным врагом Рима?» любой Ромей, не задумываясь, ответил бы: «Ганнибал». Хитрый карфагенский военачальник столько раз наносил римлянам сокрушительные поражения, что страх перед ним оставался на многие столетия позже, а детей пугали Ганнибалом за непослушание.Однажды карфагенский полководец был близок к захвату Вечного города, но что-то помешало ему отдать приказ о штурме. Кто знает, как бы сложилась история всего мира, если бы Рим пал?

В молодости Ганнибал Барка (в переводе «Барка» означает «Молния») дал клятву уничтожить ненавистную Римскую республику. И Риму, и Карфагену было ясно, что избежать новой войны не удастся — слишком тесно в Средиземноморье двум сверхдержавам. Поэтому военачальники обеих сторон готовились к затяжной войне.

Это был 217 год до нашей эры. Когда под командованием Ганнибала собралась внушительная армия, перед ним встал вопрос: вести войну на территории Карфагена или попытаться вторгнуться на Апеннинский полуостров и принести войну в дом врага? А если воевать на территории Рима, то как туда попасть: проверенным путем через Сицилию или попытаться как-то застать врага врасплох и навязать ему свои условия? В сложной ситуации Ганнибал принял гениальное стратегическое решение: добраться до Рима через Испанию.На первый взгляд абсурдная идея давала пуньянам ряд преимуществ: возможность пополнить свою армию воинами из дружественных галльских и испанских племен; армия обезопасила себя от неприятельского флота, поджидавшего ее на подступах к Риму; фактор неожиданности.

Поставив перед собой цель, Ганнибал шаг за шагом продвигался к ней, пока перед его войском не взошла армада горных пиков с заснеженными горами. Африканские войны, не видевшие ничего подобного, были поражены, а местные галлы только растерянно пожали плечами.В этой ситуации единственным выходом было идти вперед, сохраняя фактор неожиданности. И Ганнибал со своей армией пошел на самый рискованный штурм в своей жизни — штурм альпийских вершин.

Без карт и дорог, без теплой одежды, по колено в снегу, с вьючными животными и боевыми слонами карфагенское войско продвигалось все дальше и дальше.

Наибольшие проблемы доставляли воинственные племена горцев, которые всегда воевали против всех, кто приходил на их землю.Они устраивали засады в самых неожиданных местах, нападали на карфагенян издалека, пользуясь гористой местностью. Но самым любимым их приемом был громкий крик, который они издавали возле воинов, проходивших по узким тропинкам. Нет, их крики не оставили лавины, как можно было бы подумать. Животные и боевые слоны боялись резких звуков, которые вместе с людьми пробивались сквозь снег. Испугавшись, они разбежались во все стороны, не обращая внимания на команды, калеча людей и падая со скал вместе с провиантом.Другой враг — голод и холод — отнимал у армии не меньше людей, чем разъяренные звери и дикие горцы. Галльские проводники, плохо знавшие местность, много раз теряли следы, заводя армию в тупик. Воины и животные страдали от голода, а пополнить скудные запасы продовольствия удавалось только при разорении редких горных поселений.

Люди были на пределе своих возможностей, когда впереди, наконец, появился заветный спуск в долину.О состоянии войск красноречиво свидетельствует количество потерь, которые при спуске были больше, чем при подъеме.

Ганнибал потерял почти всех животных. Только один слон из двадцати выжил. Одна треть армии навсегда осталась в альпийских долинах. Но неожиданное появление карфагенских войск в Италии подействовало на римлян как гром среди ясного неба, и еще несколько лет они не могли прийти в себя и терпели поражение за поражением.

Ганнибал Барка был любимым полководцем Александра Суворова. Будущий генералиссимус в юном возрасте прочел все книги, которые смог найти о своем кумире. Он часами просиживал над картами сражений, изучая тактику и стратегические маневры Ганнибала. В дальнейшем Суворов не раз прибегал к совету древнего полководца. Тактические приемы, работавшие до нашей эры, ковали славу русского оружия в 18 веке! История может удивить! Суворову, как и его кумиру Ганнибалу, было предложено провести войско через Альпы.Кто знает, не вел ли Суворов своих чудо-богатырей теми же дорогами, по которым два тысячелетия назад вел свои войска Ганнибал Барка?

Hausstock

Hausstock — гора в Гларусских Альпах, на возвышенности на границе между кантонами Гларус и Граубюнден. Отсюда открывается вид на долины рек Линт и Сернф в Гларусе и долину реки Фордеррайн в Граубюндене. Хаусшток был местом вывода русской армии в 1799 году под командованием генерала Александра Суворова.Гора, известная уже в девятнадцатом веке среди британских и американских альпинистов, остается популярной среди альпинистов и лыжников.

География и геология

Из дома Hausstock открывается вид на долины рек Линт и Сернф в Гларусе и долину реки Фордеррайн в Граубюндене. Ближайшими населенными пунктами являются деревни Линталь (в долине Линт), Эльм (в долине Сернф) и Пигниу (на склонах долины Фордеррейн). В административном отношении гора находится в муниципалитетах Гларус-Зюд, Иланц/Глион и Андиаст.

Перевал Ричетли к северу от горы соединяет деревни Эльм и Линталь, достигая высоты и отделяя Хаусшток от горы Карпф. Перевал Паникс на юго-востоке соединяет деревни Эльм и Пиньиу, достигая высоты 1000 м над уровнем моря. Оба перевала проходят только по неровным пешеходным тропам, хотя перевал Ричетли является частью маршрута Альпийского перевала, дальнего пешеходного маршрута через Швейцарию между Саргансом и Монтрё.

Хауссток соединен с вершиной Ручи на юго-западе длинным гребнем.

Как и остальная часть нуммулитовой формации высоких Гларусских Альп, Хауссток содержит мелкозернистый черный песчаник. Гора является частью надвига Гларус, крупного надвига; верхний слой состоит из формаций Verrucano , возраст 250-300 млн лет, поверх мела, 100-150 млн лет, и флиша, 35-50 млн лет. В 2008 году надвиг был объявлен геотопом, геологическим объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО, под названием Swiss Tectonic Arena Sardona . Надвиг Гларус хорошо виден на горе примерно на высоте .

История

В октябре 1799 года русский генерал Александр Суворов совершил стратегическое отступление от французских революционных сил в Италии через перевал Паникс. Это событие часто упоминается в британских горных путеводителях девятнадцатого века, что добавляет интереса к горе и до сих пор привлекает туристов в этот район. Мемориальная доска в Паксисе отмечает это событие. Сегодня все еще есть военное присутствие: швейцарская армия содержит полигон для стрельбы из танков; армия «даже использует минометы, чтобы нацеливаться на ледник на верхних склонах горы Хауссток высотой 3000 метров.

Согласно американскому альпинисту У. А. Б. Кулиджу, первое восхождение на гору было совершено в 1832 году. Поход через перевал, под сенью горы, подробно описан в трудах известного ирландского натуралиста и альпиниста Джона Болла. , Маршрут перепечатан в том, кто упоминал Хауссток во многих своих работах. Уже в 1860 году в Хаусстоке был один из этапов того, что Уильям Мартин Конвей, президент Альпийского клуба с 1902 по 1904 год, называл «Северным туром через Альпы». , маршрут, популярный в девятнадцатом веке среди британских и американских путешественников; на гору часто можно было добраться по длинному хребту, соединяющему ее с соседним Ручи, в .Первоначально опубликовано в 1895 году. Хауссток — самая высокая из гор вокруг деревни Вяз, с которой обычно поднимаются; это по-прежнему популярная гора для восхождений, и на перевале Паникс есть горная хижина Panixerpasshütte.

Сегодня Хаусшток является популярным курортом для зимних видов спорта, до которого можно добраться через деревню Вяз с системой подъемников, установленной в начале 2000-х годов. Горнолыжный тур «Хауссток» считается «невероятным… Долгим и разнообразным, с прекрасным видом с вершины.»

Внешние ссылки

Виа Альпина – Походы в Альпы

Посмотреть блог в Nederlands a.u.b. хай кликкен!
Für den Beitrag auf Deutsch нажмите сюда!

Чтобы увеличить карту, нажмите на квадратик в левом верхнем углу! Большая карта откроется на новой странице.


17 января 2022 г.

Солнце светит – в голубом небе, но и за тучами!

Сегодня день, названный Синий понедельник .Это указание несколько негативное: возможно, реализация всех «благих намерений», заложенных в начале января, не удалась, что приятные мелочи в виде отпуска и других возможностей проведения досуга кажутся далекими…

У меня самого более положительное отношение: солнце светит всегда, несмотря ни на что и независимо от количества плывущих перед ним облаков. Это мой опыт снова и снова во время моих походов, которые в прошлом году были ограничены Нидерландами из-за пандемии COVID-19.Я надеюсь, однако, что я смогу отправиться в Альпы и продолжить свое путешествие по Via Alpina !

Впечатления от солнца без облаков, с облаками или за облаками в Нидерландах в течение всего года:

Посмотреть блог в Nederlands a.u.b. хай кликкен!
Für den Beitrag auf Deutsch нажмите сюда!

Чтобы увеличить карту, нажмите на квадратик в левом верхнем углу! Большая карта откроется на новой странице.


4 января 2021 г.

2021: будем надеяться, что походы в Альпы скоро снова станут возможными…!

Виа Альпина : большая коллекция длинных пешеходных маршрутов в Альпах, самый длинный из которых проходит через все восемь альпийских стран, от Триеста в Италии до Монте-Карло, княжества Монако. Всего трассы состоят из 342 дневных этапов.

продолжить чтение

Voor de ВЕБ-САЙТ в Нидерландах a.у.б. хай кликкен!
Für die WEBSEITE на немецком сайте нажмите сюда!

Посмотреть блог в Nederlands a.u.b. хай кликкен!
Für den Beitrag auf Deutsch нажмите сюда!

Чтобы увеличить карту, нажмите на квадратик в левом верхнем углу! Большая карта откроется на новой странице.


2020: Продолжайте двигаться в Альпах…!

19 февраля 2020 г.

Виа Альпина : большая коллекция длинных пешеходных маршрутов в Альпах, самый длинный из которых проходит через все восемь альпийских стран, от Триеста в Италии до Монте-Карло, княжества Монако.Всего трассы состоят из 342 дневных этапов.

С 2011 года существует официальный сайт Via Alpina . Вдохновленный этим проектом, в начале 2017 года я начал разрабатывать сайт « Полина, походы » о Via Alpina и походах в горы в целом. На четвертом курсе я просто сообщаю вам, что я все еще в восторге от походов по Виа Альпина и вокруг нее! Поэтому я надеюсь, что и в этом году вы, дорогие читатели, захотите последовать за мной в этом путешествии! « Дорога является пунктом назначения «.

Последние пять блогов, как всегда, упомянуты на боковой панели. Если вы хотите прочитать предыдущие блоги, нажмите здесь: на странице Архивов вы попадете в блог, который ищете.

С уважением,

Полина

Voor het bericht in het Nederlands a.u.b. хай кликкен!
Für den Beitrag auf Deutsch немного нажмите здесь!

Чтобы увеличить карту, нажмите на квадратик в левом верхнем углу! Большая карта откроется на новой странице.

Для получения дополнительной информации об этом этапе нажмите здесь или на официальном сайте Via Alpina здесь.


3 октября 2019 г.

Над дорогой Штокальпера и Наполеона

Сегодня в 10.18 я выехал почтовым вагоном в Симплон-Дорф через перевал Симплон. Из-за сегодняшней хорошей погоды я планировал пройти часть этапа Виа Альпина: 6-й этап Голубой тропы официально проходит от перевала Симплон до деревни Цвишберген, на границе с Италией.Сегодня я прошел от Симплон-Дорф до Симплонского перевала, часть этого этапа и в обратном направлении! И снова в неведомой мне эре. Продолжить чтение

Посмотреть блог в Nederlands a.u.b. хай кликкен!
Für den Beitrag auf Deutsch немного нажмите здесь!

Чтобы увеличить карту, нажмите на квадратик в левом верхнем углу! Большая карта откроется на новой странице.


2 октября 2019 г.

Осенние краски и радуга

Дождь, начавшийся прошлой ночью, сегодня утром прекратился, но внешний мир выглядел, тем не менее, совсем по-осеннему: вершина Глисхорна , возвышавшаяся высоко над Бригом, исчезла в облаках, и, несмотря на небольшие пятна синевы, небо было просто пасмурно… В Гостинице Европа они, видимо, подумали, что Осень действительно началась, потому что в зале для завтраков на столе с множеством оттенков оранжевого стояла милая осенняя композиция.На сегодня я планировал отправиться в Эйшолль: деревню на горном выступе над левым берегом Роны ниже по течению от Брига. Поездка на поезде до Рарона в долине Роны занимает около 20 минут, а до Эйшхолля — около 10 минут на крошечной канатной дороге. Когда в прошлом году я прошел несколько этапов Виа Альпина, я все время мог видеть деревню с ее характерной белой церковью на противоположной стороне. Продолжить чтение

Посмотреть блог в Нидерландах a.у.б. хай кликкен!
Für den Beitrag auf Deutsch немного нажмите здесь!

Чтобы увеличить карту, нажмите на квадратик в левом верхнем углу! Большая карта откроется на новой странице.

Для получения дополнительной информации об этом этапе нажмите здесь или на официальном сайте Via Alpina здесь.


1 октября 2019 г.

Из Фишерталя по подвесному мосту в Бельвальд

Сегодня я предпринял еще одну попытку начать 95-й этап Красной тропы Виа Альпина: от Фишеральпа до Ридеральпа.Поэтому я снова сел на поезд до Фиша: по прибытии снова большая толпа сошла с поезда и села в почтовый вагон, который также должен был остановиться на нижней станции канатной дороги до средней станции Фишеральп. На той остановке я не вышел: на этот раз она мне тоже не понравилась… Между тем у меня сложилось впечатление, что все эти толпы, как «туристы-катастрофы», хотят посмотреть, как тают ледники и что это может быть последний раз, когда эти ледники можно было увидеть. К сожалению, это факт, что ледники тают, и это, конечно же, вызывает беспокойство.Я просто не хотел быть частью этого «туризма-катастрофы»… Почтовый вагон продолжает свой путь в деревню Фишерталь. Там я слез. Продолжить чтение

Посмотреть блог в Nederlands a.u.b. хай кликкен!
Für den Beitrag auf Deutsch немного нажмите здесь!

Чтобы увеличить карту, нажмите на квадратик в левом верхнем углу! Большая карта откроется на новой странице.

Для получения дополнительной информации об этом этапе нажмите здесь или на официальном сайте Via Alpina здесь.


30 сентября 2019 г.

Через Алечский лес и через плотину Гибидумского водохранилища

Этим утром я сел на поезд из Брига в Мёрель, который шел в 10.48, и вышел через две остановки и 17 минут спустя. Железнодорожная станция между ними называется Bitsch — забавно слышать, как это объявляется в поезде по-английски: это действительно звучит как « сука » вместо « пляж »! В Мёреле было всего три минуты ходьбы до долинной станции гондолы, которая в конце концов заканчивается в Ридеральпе.Первая часть трассы идет до поселка Рид-Мёрель на горном уступе. Гондола движется очень медленно, поэтому люди, направляющиеся в Рид-Мёрель, могут сойти без проблем. Пассажиры Ридеральпа должны оставаться на своих местах: гондола продолжается по другому кабелю до конечной станции Ридеральп. Продолжить чтение

Посмотреть блог в Nederlands a.u.b. хай кликкен!
Für den Beitrag auf Deutsch немного нажмите здесь!

Чтобы увеличить карту, нажмите на квадратик в левом верхнем углу! Большая карта откроется на новой странице.

Для получения дополнительной информации об этом этапе нажмите здесь или на официальном сайте Via Alpina здесь.


29 сентября 2019 г.

Красивый поход по зеленым горным склонам и живописной долине

Сегодня утром снова была хорошая погода, но несколько прохладнее, чем вчера, и гораздо сильнее дул ветер! Мой план на ближайшие дни состоял в том, чтобы еще раз отправиться в поход по Via Alpina . В прошлом году, 16 сентября, я начал вторую часть 96-го этапа Красной тропы в Белальпе над Блаттеном и закончил в Мунде.В этом году я хотел бы попробовать пройти этап 95 (от Фишерталь до Ридеральп) и первую часть этапа 96 (от Ридеральп до Белальп): тогда я бы прошел четыре длинных этапа подряд. Этапы 95–98 от Фиша до Лейкербада фактически образуют единую территорию в долине Роны и кантоне Вале. Продолжить чтение

Посмотреть блог в Nederlands a.u.b. хай кликкен!
Für den Beitrag auf Deutsch немного нажмите здесь!

Чтобы увеличить карту, нажмите на квадратик в левом верхнем углу! Большая карта откроется на новой странице.


28 сентября 2019 г.

Хоспенталь-апон-Ройс и Бриг/Натерс-апон-Рон

Сегодня утром я в последний раз завтракал в отеле Hotel Drei Könige&Post в Андерматте. Мне нужно было совершить небольшое путешествие к следующему пункту назначения: в Бриг, где я так хорошо провел время в сентябре прошлого года. Я взял 10.38 часов. поездом и миновал деревню Хоспенталь, откуда начинается дорога через Готардский перевал на юг. Позавчера, в четверг, 26 сентября, я пошел туда пешком — только в первой половине дня, когда дождь прекратился.В течение дня погода улучшалась все больше и больше. Продолжить чтение

Посмотреть блог в Nederlands a.u.b. хай кликкен!
Für den Beitrag auf Deutsch немного нажмите здесь!

Чтобы увеличить карту, нажмите на квадратик в левом верхнем углу! Большая карта откроется на новой странице.


27 сентября 2019 г.

От ветряков по горным склонам до маяка!

Сегодня была хорошая погода, в поселке приятная температура и не слишком сильный ветер.Теперь я хотел бы сделать то, что я собирался сделать в прошлый вторник, 24 сентября, но то, что я пропустил ради концерта Суворовского кадетского оркестра: проехать на гондоле из Андерматта по средней станции Нэтшен до конечной станции Гютш, оттуда пешком по Höhenweg до вершины горы Schneehüenerstock , затем спуститься на другой гондоле и через перевал Оберальп вернуться на поезде в Андерматт. Продолжить чтение

Грязная осень на Готардском перевале

«Чем больше комфорта, тем меньше мужества» — Александр Суворов.

Прогноз погоды на ту ноябрьскую субботу был неутешительным, но и бездельничать дома тоже не вариант, поэтому я решил присоединиться к группе единомышленников в суворовском походе (или его части) в Андерматте, на юге Швейцарии. Александр Суворов, храбрость которого хорошо известна среди швейцарцев, сражался с французской армией в Альпах в очень тяжелых условиях. Ежегодно возле Чертова моста (Teufelsbrücke) на Готардском перевале в Альпах проходят торжества в память о Суворове и всех погибших там русских воинах.

Наш маршрут: Гешенен – Шёлленен – Андерматт – Хоспенталь – Брюгглох – перевал Готтхард.

Сложность: Т2 – Горный поход, 16,8 км, набор высоты 1159 м, 6-7 часов.

Дополнительная информация о следе Суворова: http://wanderland.myswitzerland.com/ru/routen_detail.cfm?id=344572

Грязные тени уходящей осени на тропе Хоспенталь – Брюгглох

Готардский перевал приветствует вас многочисленными водопадами, живописными скалами и изумрудными водами

Вид на ущелье Шёлленен, перевал Готард

Ущелье Шёлленен, перевал Готард

Мост через ущелье Шёлленен, перевал Готард

Очаровательный горный город Больница

Вход в Брюгглох, ходьба против очень сильного ветра и подготовка к тому, чтобы быть покрытым снегом

Тропа Брюгглох – перевал Готард

Тропа Брюгглох – перевал Готард

Мы не могли понять предназначение загадочного здания, но, к сожалению для нас, оно точно не было защитным!

Здесь мы находимся на высоте около 1900 м над уровнем моря, думая о том, продолжать ли до вершины Готардского перевала или использовать сильный ветер, чтобы помочь нам вернуться в Андерматт.Погодные условия ухудшались, и большие участки дороги были покрыты сплошным льдом, поэтому мы решили назвать это хорошей попыткой и вернуться

.

Готардский перевал

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Участок тропы Виа Суворов от Шехенталь до Муотаталь

Воскресенье, 5 июля — Генерал Александр Суворов, считающийся одним из самых талантливых военачальников в мировой истории, провел свои войска через Швейцарию в 1799 году во время французских революционных войн, после изгнания французских войск из Италии и отозван через Швейцарию.По пути он встретил сопротивление у озера Ури, и ему пришлось отвлечь свои войска через гору, чтобы добраться до долины Муотаталь. На 170-километровой тематической тропе, проложенной в его честь, установлено несколько памятников ему: ViaSuworow (региональное испытание № 55 от Айроло до Иланца через Муотаталь).

Я давно мечтал пройти участок от долины Шехенталь до Муотатала, 15-километровый, 5-часовой поход с очень длинным спуском на высоте около 1500 м. (Также недалеко от нашего дома в том же регионе, где мы недавно совершили двухдневный поход).Конечно, мы могли начать с поездки на фуникулере, которая доставила нас за 90 минут до перевала Чинциг-Чульм, и в отличие от Суворова и его 22 000 солдат, которые должны были переправляться со своими тяжелыми полевыми орудиями в плохую погоду в С наступлением зимы у нас был еще один фантастически прекрасный день для этого нового приключения. Технически, однако, мы не совсем следовали его маршруту, так как его спуск через узкую долину Чинзиг был темным и в тени даже в этот июльский день. Мы выбрали более длинную тропу, которая дольше удерживала нас на высоте и позволяла нам хорошо отдохнуть на альпийском озере перед долгим, хотя и не очень утомительным спуском в Муотаталь.

Больше наблюдений за сурками и сернами, как и в наших предыдущих трех походах! И снова очень мало людей на нашем пути….



Экскурсия начинается с кабельной езды от Bürglen в долине Schächental ниже (место, где мы были часто) к станции Summit Biel-Kinzig

Канатная дорога Биль-Кинциг

Вот маршрут, который мы выбрали: 90 минут озера и еще час до перевала 5 часов до Муотатала, хотя для нас это, вероятно, означает около 6 часов!

8:30 — Heading вверх по склону к тропе, которая ведет нас к Chinzig-Chulm пройти

и А оглянуться на массив, в котором мы провели два дня чуть раньше на этой неделе.(Ситтлисальп — это то место, откуда мы начали, затем поднялись на вершину Хох-Фулена, переночевали на озере Зеевли сразу за ней, а на следующий день спустились в Халди.) другая точка зрения!

Перед тем, как отправиться на перевал Чинзиг Чулм, наполняем бутылки свежей горной водой. Суваров шел сюда с 22 000 солдат! Не могу представить.

Наш более легкий путь через заднюю часть Альп.Несколько других туристов пошли по более высокой альпийской тропе, более прямому пути.

Красивые скальные образования здесь

Мы видели два замши в рано утром тенистой стороне горы. Всегда волнительно смотреть, как они движутся по склонам

ВИДЕО:

Мощная серна мчится вверх по склону

как он увидел нас на тропе ранним утром

Окончательный подъем на перевал.Поскольку это тенистая сторона, подъем был приятно прохладным.

На Chinzig Chulm перевале, глядя на юг в сторону Хох Fulen, долину Ройс и Ури Альпы

Это часть Trail No.55: ViaSuworow

поминовение на пересечении Generalissumus Суваров о Chinzig Chulm осенью 1799

на Chinzig Chulm Pass

Отсюда мы смотрим вниз на Чинцигскую долину, где фактически прошли войска.Мы выбрали тропу дальше налево

Позади нас на юго-восток, недалеко от Клаузенпасса в долине Шехенталь, находится гора Шерхорн, одна из моих любимых гор.

Прямо к западу от нас и по другую сторону озера Ури находится гора Гитченен. Урс поднялся на вершину этого в свои молодые годы.

Порода здесь называется карстовой, а грунт очень пористый.Вода быстро улетучивается и находит путь через подземные туннели. Рядом находится самая большая серия подземных пещер в Европе. А еще иногда в земле просто открываются дыры….

Единственный клочок снега, который нам пришлось пересечь здесь!

Впереди вершина под названием Россток, на которую в это субботнее утро, видимо, поднималось много людей! (Подъем с другой стороны).
Эта овца пыталась пробраться к своему стаду позади нас. На мгновение я подумал, что он может атаковать нас!

Первый вид на озеро Зеенальп, где у нас был часовой обеденный перерыв. Потребовалось еще один полный час, чтобы добраться до озера

большого верхнего Moor ландшафту

Больше фантастических скальных образований.Через эту большую кучу упавших камней идет тропа

Почти у цели!

Мы нашли хорошее место на лугу у озера для часового обеденного перерыва и короткого сна, прежде чем продолжить вторую половину нашего похода: Отсюда весь спуск

Небольшая горная тропинка всю дорогу, очень интересно гулять.

На самом деле до озера ведет дорога, но автомобили могут проехать только до этой кривой ниже. В любом случае, тропа продолжается вниз по долине сзади.

Почти у реки (так называемый Wängibach)

долгожданным длинный плоский растяжимость и оглянуться на долину, где Суваров скрещенных со своими войсками.

Стадо коз присоединилось к нам на отрезке пути в маленькую деревушку Липплисбюль, расположенную всего в часе ходьбы от Муотаталя, до которой легко добраться на машине.

Lipplisbüel, где мы остановились в Gasthaus для Panaché и пломбира с мороженым.

+
Из Липплисбюэля последний часовой отрезок пути в Муотаталь проходил через лес и небольшой овраг.Мы были рады тени сейчас!

91 743 Близится дно Muotathal долины
+
Муотаталь долина ниже

91 743 Прохладный и освежиться в овраге
Взгляд назад в каньон (овраг) мы только что спустились.

Еще несколько метров до главной дороги в Хинтерталь (Муотаталь), где мы сели на автобус обратно на вокзал в Швице. В этой долине на востоке войска продолжили путь через перевал Прагель и Гларус, мимо озера Клонталерзее, поход, который мы совершили в 2016 году, но в другом направлении.
Генерал Суваров был гостем в монастыре Муотаталь во время своей кампании 1799 года, исторический факт, которым местные жители очень гордятся.

В желтом наш 15-километровый поход занял не менее 5 часов 30 минут ходьбы. Со всеми перерывами мы прибыли в Хинтерталь через 8 часов после начала похода по долине Шехенталь

долина Муотаталь (15 км)
Когда мы были на плато Халди на южной стороне долины Шехенталь менее чем за неделю до этого, вот как выглядел перевал Чинциг Чульм с этой точки зрения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.