Почему панночка была ведьмой: Панночка была ведьмой. Дочкой сотника. Молодой, красивой девушкой.…: sinitsabolshaya — LiveJournal

Содержание

Профиль: Andron — Рецензия на фильм: Вий

Реально, это единственное, что я знал об этой истории до давешнего моего с нею знакомства. Ну, не считая, разумеется, пронесенного через года тяжкого бремени славы главного советского ужастика.

Так или иначе, но «Время настало, и вот они мы! Вот они мы, Ваши крошки!» В том плане, что «Ко мне, упыри! Ко мне, вурдалаки!» И ведь, что характерно, весьма колоритные парни (или девки — там как-то не уточняли) откликнулись — молодцы (авторы)! И, кстати, теперь я в курсе, откуда американцы слизали своего Шрека.

В общем, по части картинки — без вопросов, всё здорово. Насчет страшно — другое дело, но тут сделаем, так и быть, поправку на время, всё-таки тогда еще даже (!) «Чужого» не придумали — сам бог велел «этих» бояться. Не в этом проблема. Смысл я где-то «потерял». Всего происходящего. Или вовсе не увидел — не суть важно. И сразу договоримся: дескать, возьми книгу да почитай — это не рассматривается сейчас — речь конкретно о фильме идет.

Без либретто.

Оно понятно, что парня каким-то образом принудили сидеть в запертом помещении с «не совсем мертвой» барышней. И он самую чуточку до спасительного рассвета не дожил. Бывает. Но, внимание, вопросы. Как всё это вяжется с ночевкой в сарае, с которой начинается кино — раз. Что общего у оседлавшей Хому ведьмы и почившей панночки — два. И, наконец, чего всей этой нечисти было надо от парня — три. Вроде бы смотрел внимательно. Слушал. Но ничегошеньки не понял. Реально, возникло ощущение, что кино сняли для тех, кто Н. В. Гоголя читал и для него это так, иллюстрации, не более. Избранное, причем.

Ну, извините. А с остальными как же? Я уже молчу про принцип самодостаточности и пр. Не тот случай, явно.

А Л. Куравлев — молодец, сразу видно, талант. Про Н. Варлей ничего не скажу — слишком мало материала, да и неоднозначный он, мягко говоря.

В общем, ничего мне эта картина не дала. Может, и, в самом деле, раздобыть где книжечку, да просветиться на досуге. Так, от нечего делать.

Вопросы-то остались!

5 из 10

гоголевская панночка — …почитатели Божеств, поклоняющиеся образам своих собственных желаний… Джебран — LiveJournal

http://ru-witch.livejournal.com/1099762.html#comments
Итак — панночка была ведьмой. Дочкой сотника. Молодой, красивой девушкой.
Какого черта она решила заловить себе молодого пацана, превратившись в старую бабу и на каком-то черт знает где находящемся хуторе? Не проще и логичнее было бы сидеть в селе и, будучи молодой красоткой, сводить с ума не только псаря Микитку, но и любого понравившегося парня?
Ну, ок — в селе о ней уже знали, дурная слава, все дела, решила поселиться подальше и сидеть там, ждать, пока забредет кто. Но почему старухой?. Идут три парня, заходят на хутор, а там молодая хозяйка. Блин, да по одному ее слову они бы ее и покатали — каждый!. — и, ээ.. в общем, покатали бы, как надо. Так чего было старухой пугать Хому, бегать за ним?.

pyka_npu3paka

У панночки был реальный прототип, двоюродная сестра бабки Гоголя, он с нее портрет писал, в том числе и в молодости. Нет, она не погибла, а прожила более 100 лет. По происхождению была из казацкой старшИны.
Почему именно такой сюжет. Это для реалистичности. В тех местах ходит устойчивая легенда, что старая ведьма может превращаться в молодуху (а не как по сюжету), то же самое рассказывали и о прототипе…Тут намек. Панночка — не панночка, она в реале старуха и приходилась сотнику дочкой, но родилась давно. И сотник — колдун и дочка его ведьма и им не по столько лет как они выглядят. Она на самом деле старуха)
Да, жила ведьма-прототип в Киевской области, Броварской район, с.Русаново.
Она и моя дальняя родственница)

sinitsabolshaya

Родственница — это интересно)
Но всё-таки — если сотник сам колдун, что ему стоило узнать убийцу (честно говоря, настолько всё очевидно, что я и без колдовства бы просекла, почему дочка просила читать по ней и говорила о каком-то бурсаке) и наказать?. Мне кажется, он был не в курсе похождений панночки.. и что за хутор — мне кажется, он тоже был реальным, он у панночки был давно (всё-таки скотина там, видимо, все дела), или это она специально приобрела, чтоб заманивать мальчиков?. .))


pyka_npu3paka

Он знал, поэтому и отправил Хому отпевать в часовню.

sinitsabolshaya

Да ну, сидел же, плакал, что не знает, кто был убийцей и без Хомы, это и расстраивало его больше всего, и это не была игра на публику — наедине с телом дочери он как раз и возмущался больше всего.

pyka_npu3paka

А чего не возмушаться-то? Но по Хоме отдал четкий приказ — до петухов не выпускать и следить чтоб не сбежал.
…….

А он должен был всем орать, что колдун?) По сюжету он и есть Вий 😉

205). Вий. Что происходило за рамками повести Н. В. Гоголя «Вий»? Часть 2.

     Приветствую  всех  моих  читателей!  Продолжение  поста  204.        28.06.2013 г.

   5). Теперь о панночке-колдунье из повести Гоголя «Вий». Панночку эту магический клан Киева выявил ещё до рождения, у них было пророчество о рождении великой колдуньи. Колдуны ясновидением быстро нашли беременную мать панночки. Ведьмы магического клана с детства панночки были завсегдатаями дома её родителей, они гадали, лечили и защищали от дурного глаза. Когда панночка выросла, ей давали читать колдовские книги и делали посвящения в колдовство. Эта панночка стала гордостью и славой магического клана Киева.

   Когда панночка повзрослела, то тайком приходила на обряды магического клана. Попы киевщины прознали о великой колдунье, к которой перебежали колдующие прихожане киевской православной церкви. Против панночки-колдуньи попы и монахи собрали особый собор, на котором провели 5 католических обрядов инквизиции магической казни ведьмы. Попы и монахи на этом соборе магически казнили панночку-ведьму по рецепту французской инквизиции. Магическая казнь панночки была проведена с помощью церковной магии Сатаны в образе Мадонны-«богородицы». На обрядах магической казни панночки-ведьмы присутствовали два католических монаха-сатаниста, которые обучали магической казни и духовно сопровождали обряды. Как мне видится, на одном из обрядов казни в круг встали 9 попов, каждый с иконой своего святого и кадилом. Все 9 попов стояли в магическом круге, нарисованном мелом на полу. В центре круга на полу храма лежал балахон с капюшоном отобранный у панночки-ведьмы. На балахоне чаша с кровью убитого козлёнка и нож, которым убили козлёнка, а также крест-распятие. Попы читали масонские магические проклятья Соломона на латыни, затем орали анафему и насылали страх иудейский на панночку. В итоге, попы-масоны-маги киевщины наслали в тело панночки Сатану в образе страшной старухи-ведьмы.

    Напомню, что Сатана имеет способность оборотня и может принять удобный образ для воздействия. Старуха, оседлавшая Хому Брута была сильной ведьмой, в которой сидел Сатана, принявший её образ. Такой Сатана в образе старухи был тогда в киевщине главным образом магии Сатаны. Дабы заморочить и запугать Хому Брута Сатана являлся ему из панночки в образе старухи. Когда старуха оседлала Хому, магический фантом-двойник панночки, ведомый магией Сатаны, вселился в старуху и Сатана временно принял образ панночки наяву. Фантом панночки летал в окрестностях в поиске возлюбленного. Она увидела Хому и Хома ей понравился. И вот панночка, умирая от церковной кары, заказала себе Хому Брута, прощаясь с отцом. В магии панночки Сатана иудейской магии был не основным, а вторичным. Главным колдовством у панночки было колдовство Вия, именно в русской книге колдовства панночка начиталась и посвятилась в Вия. Если бы магический клан Киева не исповедовал наряду с с Вием и иудейского масонского Сатану, то церковники не смогли бы магически казнить панночку-ведьму и не кого было бы отчитывать Хоме Бруту. Вий не пустил бы карающего Сатану в тело панночки.

    6). Теперь о смерти Хомы Брута. После смерти великой ведьмы панночки, магический клан Киева объявил магическую войну православной церкви киевщины. Ведьмы и колдуны магического клана узнали об отпевании-отчите панночки Хомой Брутом. Один из главных отчитов Хоме Бруту дали католические монахи с благословления настоятеля монастыря. Маги магического клана Киева посчитали отчит панночки попыткой похоронить дух их магического клана. Это могло привести к распаду магического клана и потере их «прихожан». По этой причине все ночи отчита панночки Хомой Брутом маги магического клана Киева непрерывно делали магические обряды магического убийства Хомы Брута.

   В подвальном сводчатом этаже игрового клуба находилось святилище магического клана Киева. На полу мелом был нарисован магический круг, в котрый была вписана пентаграмма — пятиконечная звезда, нарисованная не отрывая руки. Пять магов стояли в вершинах пентаграммы с ножом в правой руке и свечой в левой руке. На груди у всех магов висел бронзовый медальон-науз колдовства Вия в виде головы мужчины с космами волос головы, усов и бороды. Глаза мужчины были очень крупные и вытаращенные, а рот раскрыт. В центре пентаграммы стояла лампада, на которую маги вызывали фантом Хомы Брута и ножами убивали его. На стене святилища висела икона Христа «Спас нерукотворный», в которой были выковыряны ножом глаза и рот. Маги перед обрядом метали ножи в эту икону. Под иконой стоял столик с языческой колдовской книгой русского колдовства Вия, «Чорта» и Гамаюна.

   Маги магического круга всеми ночами отчита Хомы Брута сначала начитывали заговоры Сатаны из книги Соломона. Сатана вселялся в полуумершее тело панночки, оживлял её и ею вызывал страшные видения у Хомы Брута. Но заговоры Соломона не могли пробить защиту магического круга Хомы Брута. В последнюю ночь маги магического клана делали обряд вызова Вия. На стул сел главный колдун и стал читать колдовскую книгу русского колдовства. Он читал 4 заговора насыла Вия и восклицал ужасные кличи. Вокруг главного колдуна с книгой стояли 9 колдунов, взявшись за руки. Они стояли грудью наружу круга. Это была русская языческая колдовская защита. Данный круг колдунов пел колдовские песни на смерть всем врагам Вия. За 3 часа такого обряда колдуны Вия наслали Вия-бронечудовище страшной смерти, который вместе со своей свитой встал перед магическим кругом Хомы Брута. В тело панночки вселился дух колдовства Вия и повёл обряд колдовского нападения внутри православного храма.

    Для раскрытия век Вия главный колдун магического клана Киева встал с книгой и прочитал заклание себя и всех своих потомков на победу над православной церковью киевщины. Заклание было объявлено Вию и на смерть главному колдуну и всем его потомкам в случае не убиения Хомы Брута. Это сверхжертвенное заклание главного колдуна магического клана и раскрыло веки Вию-бронечудовищу страшной смерти. Этот Вий увидел духов масонского магического круга и главных магов-масонов магического круга. Вий черз своего Вия-бога-кумира нашёл вину всех этих магов-масонов за все их найденные прошлые жизни. Вий-бог-кумир предъявил всю совокупную вину за все эти прошлые жизни всем магам-масонам магического круга. Этих магов-масонов на то время было пятеро, Вий тогда убил четырёх из пяти магов-масонов магического круга. Вследствие этого магическая защита магического круга внезапно и сильно ослабла и духи магического круга разбежались. Так Хома Брут остался беззащитным перед духами-убийцами Вия. Вий-бронечудовище страшной смерти сам подошёл к Хоме Бруту и правой лапой вырвал его духовное сердце.

Так русское московское Царь-колдовство через своё колдовство Вия одержало в Киеве победу над православной церковью киевщины. Победа эта весьма значима с учётом свершения её в православном храме над церковником-колдуном Хомой Брутом. В те времена в киевщине колдовство стало народным обычаем, а правосланая церковь стала лишь данью обычаю и пристанищем убогих. С тех пор всякая хохлушка имеет врождённые колдовские способности и половину этого колдовского влияния заложила победа колдунов Вия над церковью, описанная в повести Н. В. Гоголя «Вий».

Итак, пусть колдовство Вия срочно возродится и восторжествует для победы русского московского Царь-язычества в России и на Земле!

   Да будет так! Да свершится это! Слава русским богам! Бог наш — Торо’!

 

Анализ повести Н.В. Гоголя «Вий». — Kid-mama

 Предисловие

Анализ  повести «Вий» представляет собой непрерывное доказательство гениальности Гоголя. Во — первых это произведение, где как и в других предыдущих произведениях Гоголя романтизм перемешан с реализмом, где детальное и колоритное бытописание соседствует с ярчайшими фантасмагориями, где обычные люди взаимодействуют с невероятными сущностями и где мистический ужас разбавляется лукавым прищуром народной иронии. Ну и, конечно же, гоголевские великолепные природные пасторали перемежающиеся с пейзажами, достойными гравюр Дюрера и полотен Босха.

 Коротко о содержании повести «Вий»:

«Вий»

третья повесть из гоголевского сборника «Миргород» (первая«Старосветские   помещики», вторая-«Тарас Бульба», четвёртая-«Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»).

Хома Брут, ученик киевской духовной семинарии (бурсы), будучи на каникулах, по пути домой остановился на постой на хуторе. Ночью старуха, хозяйка хутора пришла к Хоме поразив его демоническими глазами, запрыгнула ему на плечи и погнала. Здесь то Брут и понял, кто она такая.

Словно конь Хома галопом нёсся по просторам с ведьмой за спиной. Затем, придя в себя и произнося молитвы, сумел сбросить её с себя. Придавив её и взяв лежавшее на дороге полено стал колотить ведьму. Старуха вначале хрипло ревевшая диким голосом, постепенно стала трансформироваться из безобразной и уродливой в красивую девушку. В страхе  Хома бросил ведьму, побежал к городу, находившемуся неподалёку. Через короткое время он и вовсе забыл о произошедшем.

Но вскоре же стало известно, что дочь одного из сотников была найдена вся избитая и перед смертью пожелала, чтобы после смерти три дня отходную по ней читал семинарист Хома Брут. Ректор академии вызвал Хому к себе и велел ехать к сотнику в сопровождении присланных им козаков.

Всё понял Хома, но деваться было некуда. Он подчинился, надеясь бежать при первой же возможности. Но козаки не дали ему этого шанса. В разговоре с Хомой сотник всё удивлялся, почему дочь пожелала именно его в качестве чтеца отходных молитв, но волю дочери был намерен исполнить. Он привёл Хому к гробу и тот с ужасом узнал в ней ведьму, убитую им.

Перед заходом солнца гроб отнесли в церковь на окраине.

Во время ужина Хомы с казаками, те говорили ему вполголоса, что знают, что панночка была ведьма, что она пила кровь, что заездила до смерти влюблённого в неё псаря Микиту.

Затем четверо казаков сопроводили Хому в церковь и заперли там.

Первая ночь.

Хому трясёт, хотя он и  успел за ужином подкрепить себя доброй чаркой  горилки. Во время чтения  молитвы он всё время оглядывался на гроб. И вот ужасный момент настал — панночка поднялась, встала из гроба и направилась искать его.

В ужасе Хома чертит вокруг себя круг и читает громче. И ведьма не может переступить его останавливаясь на самой черте. Ведьма возвращается в гроби начинает парить в церкви, но так и не видит Хомы. Звучит первый крик петуха и ведьма снова замирает неподвижно.

Козаки отпирают двери и измученный Хома получает передышку. Но приходит вечер и его опять под конвоем ведут в ночной кошмар…

 Вторая ночь.

Брут  во второй раз чертит  круг и начинает читать. Мёртвая вновь встаёт из гроба и не может преодолеть меловой круг, скрипя и лязгая зубами, бормоча при этом свои заклятья. В церкви свищет ветер, в окна бьются какие-то мерзкие сущности. Но весь адский цирк кончается при первом крике петуха. Козаки утром отворяющие двери видят перед собой поседевшего Хому…

Он пытается отказаться читать молитвы по сотниковой дочери. Но сотник настаивает на своём, угрожая плетьми. Хома пробует бежать, но козаки сотника догоняют и возвращают его обратно.

Ночь третья.

И вновь Хому заперли с гробом, теперь уже в последний, третий раз. Неясная, робкая надежда теснится в его душе и душе сопереживающего ему читателя. Опять панночка встаёт, скалясь перекошенным лицом, вся трясясь в бешеных конвульсиях. Напряжение нарастает. Тучи нечисти, налетевшей в выбитые окна и двери церкви, неистовым смерчем вращаются вокруг  философа. Но он недосягаем для них и надежда на благополучный исход начинает крепнуть в измученной душе Хомы, но ведьма визгливо приказывает нечисти привести

Вия.

Чудовище( Вий), покрытое могильной землёй больше похоже на громадный обрубок дерева с длинными корнеподобными руками и ногами, а самой ужасающей деталью были были длинные свисавшие до земли веки. Вызывающим дрожь полурёвом Вий требует: «Поднимите мне веки!» поднять себе веки. Внутренний голос шепчет Хоме: «Не гляди!», но какое-то гибельное противоречие вперемешку с убийственным любопытством заставляет его не послушаться и поднять глаза на монстра. Всё!

«Вот он!» – ревёт Вий, указывая на Хому и разрушая, тем самым, его магическую защиту. Упыри наваливаются на хлопца и сердце его останавливается.

Бешено визжащие упыри заглушают первый крик петуха. Лишь второй слышат они, когда становится уже поздно. Нечисть в ужасе ломится из церкви, но вязнет в дверях и окнах. А поутру селяне видят жуткую картину. Церковь становится запретным местом, а затем зарастает и поглощается лесом.

Романтико-«фэнтэзийная» составляющая «Вия»

Сказочно — мистическая составляющая повести проявляется и развивается в народных суевериях о реальности сущностей потусторонних: ведьм, оборотней и, конечно, Вия. Ведьма- дочь сотника, может трансформироваться то в собаку, то — в уродливую старуху, пьющую кровь, преимущественно — у беззащитных детей.

Панна своя среди нечисти: чертей, демонов и упырей и почти на короткой ноге с Вием, «начальником гномов»(1) по словам Гоголя. Она скачет на плечах парубков, рискнувших заигрывать с ней и загоняет их, словно лошадей, насмерть. Причём слуги её отца почти наверняка знают, кто она, в самом деле.

Гоголь виртуозно владеет сказочно-мистической палитрой. Фантазия его слова легка и волшебна. Тонкая натура и впечатлительность  Гоголя постоянно  прибегает к помощи элементов мистицизма.(2)

А  шабаш вурдалаков в церкви во главе с парящей во гробе ведьмой, описан Гоголем с такой мощью и сочностью красок, что полотна Босха и Брейгеля, с их галлюциногенным воздействием, слегка блекнут перед кошмаром Гоголевской фантазии…  Ни до, ни после Гоголя, никто не смог превзойти ужас сцены с Вием и она так и остаётся непревзойдённым коктейлем из почти больной фантазии с гениальностью художника слова.

Невероятная гениальность Гоголя ещё раз подтвердится при описании калейдоскопических картин колдовской ночи, во время скачки Хомы Брута, с ведьмой, взгромоздившейся на него . Вряд ли возможно встретить строки равные по силе и проникновенности нежели у Гоголя в этом эпизоде. Этими картинами можно просто упиваться…

(3).

Перечитывая эти строки опять и опять, ощущаешь невероятное чувство – физически личного присутствия… Мы словно начинаем дышать этим благоухающим воздухом тёплой, украинской ночи;  ночи, когда чудеса становятся реальностью, окутанной дымкой сна ,  но — «с открытыми глазами» (4).

«Тысяча и одна ночь…» — бледнеют и стыдливо скрываются в тени истинного шедевра, что уж там говорить о жалких попытках писателей до Гоголя описать что-то страшное или потустороннее…

Реализм в повести «Вий»

Мастерство  Гоголя проявлено и при описании вещей обыденных и, казалось бы, малоинтересных. Но в изображении Гоголя они также приобретают неповторимую перчинку и колорит: речь идёт о повседневности киевской бурсы и жизни находящихся там «бурсаков».

Их характеры и особенности выписаны Гоголем с присущим ему изяществом и глубиной. Впрочем все второстепенные, казалось бы, персонажи выведены Писателем столь же ёмко, полнокровно и своеобразно.

Студенческая жизнь в Европе средне- и поздневековой, всегда была достаточно суровой и полной лишений. Жизнь впроголодь, суровая дисциплина (часто — с поркой), зубрёжка всё это приводило у иных студиозусов к появлению фаталистически-философского отношения к жизни, что в полной мере отражено в характере главного героя.

Хома Брут — как яркий носитель украинского национального характера

Итак, «философ»(5) Хома Брут. Анализируя характер  Хомы видишь перед собой хлопчика, достаточно равнодушного, почти флегматичного, преизрядно ленивого, но склонного к юмору.

«Чому быть, того не миновать» – вот его девиз и, где то,  жизненное кредо. И из этого эмоционального статуса вывести его почти невозможно, что доказывают все последовавшие с ним злоключения.

Забив поленом ведьму, Хома Брут отобедал в корчме и придя в полное душевное равновесие, «глядел на приходивших и уходивших хладнокровно,  довольными глазами и вовсе уже не думал о своем необыкновенном происшествии».

Глядя же в церкви на ведьму, он шепчет себе «ничего!». В минуты подступающего ужаса – гонит его напоминанием себе, что он – «казак», что ему стыдно «бояться».

После жути первой ночи в церкви Хома  достаточно быстро возвращается к душевному спокойствию:»Философ был из числа тех людей, которых, если накормят, то у них пробуждается необыкновенная филантропия. Он, лежа со своей трубкой в зубах, глядел на всех необыкновенно сладкими глазами и беспрерывно поплевывал в сторону».

После второй ночи, поседевший Брут, на вопросы, что же там такое творится по ночам в церкви, лишь замечает, что: «много на свете всякой дряни водится! А страхи такие случаются… Ну…» – и всё…

И хотя Гоголь показывает некоторое нарастание страха в душе бурсака, перед последней ночью предчувствуя, как истинный фаталист, неизбежное,  Хома, повергая присутствующих в изумление, предаётся веселью и с упоением пляшет гопака.

Вообще, образ казака-философа, фаталиста и флегматика — любимый типаж Гоголя. Старые, бывалые казаки-рассказчики всех этих «страховинных  казочек»,  друзья  Хомы Брута (тоже «философы»)все обладают этим же хладнокровием.

Тиберий Горобец, например, делает вывод: «Я знаю, почему пропал он: оттого, что побоялся; а если бы не побоялся, то бы ведьма ничего не могла с ним сделать. Нужно только, перекрестившись, плюнуть на самый хвост ей, то ничего и не будет! Я знаю уже все это. Ведь у нас в Киеве все бабы, которые сидят на базаре, все ведьмы».

 «Экая невидальщина! Кто на своем веку не знался с нечистым!», – говорит один из них.

«Так ему Бог дал! – поддерживает его бурсак  Халява. – Пойдем в шинок, да помянем его душу!»

Уверенность в своей правоте, невозмутимое спокойствие и неспешность, черта национальная, украинская. Реалисты по жизни украинцы могут описать реалистически любую сказочную ситуацию. Реалистически, а значит — обыденно и именно это позволяет им смеяться даже там, где смеяться, казалось бы, невозможно.

Примечания

(1) В подстрочнике  к повести Гоголь пишет: «Вий – есть колоссальное создание простонародного воображения. Таким именем называется у малороссиян начальник гномов, у которого веки на глазах идут до самой земли. Вся эта повесть есть народное предание. Я не хотел ни в чем изменить его и рассказываю почти в той же простоте, как слышал».

(2) Об этом свидетельствует хотя бы, его собственное признание, что страшные сказки в детстве его очень занимали и волновали. В повести «Старосветские помещики» Гоголь в одном месте вспоминает, как часто в детстве он слышал таинственный голос, звавший его по имени. «Признаюсь, – говорит он, – мне всегда был страшен этот таинственный зов. Я помню, в детстве я часто его слышал. Иногда вдруг позади меня кто-то явственно произносит мое имя. Я, обыкновенно, тогда бежал с величайшим страхом и занимавшимся дыханием из сада…»

(3) «Леса, луга, небо, долины – всё, казалось, как будто спало с открытыми глазами; ветер хоть бы раз вспорхнул  где-нибудь; в ночной свежести было что-то влажно-теплое; тени от дерев и кустов, как кометы, острыми клинами падали на отлогую равнину; такая была ночь, когда философ Хома Брут скакал с непонятным всадником на спине…».       Что за божественные строки!!!

(4) «…Он чувствовал какое-то томительное, неприятное и вместе сладкое чувство, подступавшее к его сердцу. Он опустил голову вниз и видел, что трава, бывшая почти под ногами его, казалось, росла глубоко и далеко, и что сверх её находилась прозрачная, как горный ключ, вода, и трава казалась дном какого-то светлого, прозрачного до самой глубины, моря; по крайней мере, он видел ясно, как он отражался в ней вместе с сидевшею на спине старухою. Он видел, как, вместо месяца, светило там какое-то солнце; он слышал, как голубые колокольчики, наклоняя свои головки, звенели; он видел, как из-за осоки выплывала русалка… Видит ли он это, или не видит? Наяву ли его, или снится? Но там что? ветер, или музыка? звенит, звенит и вьется, и подступает, и вонзается в душу какою-то нестерпимою трелью.
«Что это?» – думал философ Хома Брут, глядя вниз, несясь во всю прыть… Он чувствовал бесовски-сладкое чувство, он чувствовал какое-то томительно-страшное наслаждение…».

(5) «Философом» он назван потому, что был в предпоследнем классе бурсы.

В последнем классе преподавалось только «богословие», и ученики носили название «богословов»; в предпоследнем классе преподавалась «философия» – и ученики назывались «философами».

                                                                                     Р.Д.

«Вий», краткое содержание повести Николая Васильевича Гоголя

Повесть начинается с краткого описания Вия — героя народной фантазии малороссов, начальника гномов с веками до самой земли. Гоголь уточняет, что повесть является пересказом народного предания в том простом виде, в котором сам автор его и слышал.

Далее — описание учеников киевской бурсы — философов и богословов, риторов и грамматиков. Из них младшие — грамматики, бестолковые, шумные дети с запачканной одежде; риторы — более опрятные, но с отметинами драк на лице; философы — беспечные и с исходящим от них ароматом табака и горилки. Общим для всех бурсаков было постоянное желание есть при скудных средствах к пропитанию. Поэтому время от времени ученики помоложе по наущению старших совершали налёты на местные огороды.

Любимым временем для семинаристов было начало июня, когда их по вакансии отпускали домой. Те, что были постарше и не имели возможности поехать домой, отправлялись на заработки в зажиточные семьи — на кондиции — обучать детей. Однажды во время такой отлучки три бурсака — ритор Тиберий Горобец, богослов Халява и Хома Брут, философ, — по пути решили заглянуть в первый попавшийся хутор и запастись там провизией. Из всех троих самым весёлым нравом отличался Хома Брут.

Три товарища шли по дороге до глубокой ночи, пока не сбились с пути. Они уже, было, решили заночевать в поле. Но Хома, вспомнив про опасность встретить волков, сказал, что неплохо было бы подкрепиться и «горелки» выпить. Вскоре они увидели хутор из двух домов, где хозяйкой была ворчливая старуха. Нехотя она впустила их на ночлег с условием, что все они будут спать в разных местах. Хоме Бруту достался овечий хлев. Он хотел уснуть, как вдруг молча вошла старуха и со страшным блеском в глазах начала его ловить руками. Философ испугался, напомнил бабусе, что нынче пост, но она его не слушала. Хома стал совершенно безвольным и потерял голос, а старуха оседлала его, как коня, и начала подниматься в воздух.

Стало ясно, что это ведьма. Хома начал читать все известные ему молитвы, и постепенно сила ведьмы уменьшилась. Бурсак воспользовался этим моментом и сам оседлал старуху, а потом принялся изо всех сил бить её попавшимся под руку поленом. Вдруг он заметил, что голос жертвы изменился — стал тихим и нежным. Перед Хомой лежала в изнеможении настоящая красавица. Очумевший от удивления и нахлынувших на него непонятных чувств, философ помчался прочь в сторону Киева.

Но вскоре за ним в бурсу явились люди от богатого сотника, проживавшего близ города. Дочь сотника умерла от побоев, но перед смертью наказала разыскать Хому Брута и велеть ему читать по ней три дня отходную и молитвы. Философа под пристальным надзором в кибитке отправили по месту назначения. Казаки зорко следили за тем, чтобы Хома не сбежал по дороге.

Когда они прибыли в деревню, философа посели в дом к сотнику, и тот долго расспрашивал, откуда Хома знал его дочь. Бурсак поклялся, что вовсе не знает её. Когда же они вместе зашли в хату, где лежала умершая, сотник произнёс речь, до глубины души тронувшую философа. Безутешный отец сожалел больше всего о том, что не знает убийцу любимой дочери и клялся, что, если бы знал, то житья бы этому человеку не было. Хома подошёл читать молитву и увидел в гробу необыкновенную красавицу — такую, словно она была ещё жива. Не сразу он узнал в ней ведьму… С ужасом отвернулся Хома от покойной и судорожно начал читать молитву.

После его проводили на кухню — сотник велел хорошенько накормить философа. Собрался весь местный народ, заговорили об умершей панночке. Казаки признали, что она была ведьмой, и вспомнили про её многочисленные бесчинства. От рассказов мужиков Хоме стало не по себе. А между тем уже была глубокая ночь, и казаки, опомнившись, повели бурсака исполнять завещанное в старую заброшенную церковь.

Внутри храма всё давно поросло паутиной, и образа почернели. Хома заметил свечи и расставил их по всему помещению. Однако время от времени он тревожно поглядывал на гроб, потом не выдержал, подошёл поближе рассмотреть покойную получше и вновь поразился её неестественно идеальной, свежей красоте. Словно она и не умирала вовсе. Ему показалось, что из левого глаза её покатилась слеза и потом она превратилась в каплю крови. Хома стал читать молитвы, но по-прежнему оглядывался на панночку. Ощущение, что она вот-вот встанет из гроба, не покидало его.

И действительно, панночка встала с закрытыми глазами и начала ходить по церкви, хватая руками воздух. Хома очертил вокруг себя линию. Ведьма наткнулась на непреодолимую стену и посинела от злости. Затем она вернулась к гробу и начала летать на нём. Но всякий раз круг не давал ей приблизиться к философу. Крик петуха прервал мучения юноши.

Хома проспал до обеда, затем был вдоволь накормлен, что его немного успокоило. Но когда он снова оказался в храме, невольно испугался, сразу очертил клирос кругом и принялся произносить молитвы, не обращая внимания на гроб. Но вскоре Хома увидел, что ведьма стоит прямо перед чертой и позеленевшими глазами смотрит на него. Только глаза эти ничего не видели. Ведьма со злостью произносила заклинания и звала на помощь нечистую силу. Вокруг церкви поднялся ураган, но спасительный крик петуха прекратил его.

Вернувшись к казакам, Хома попросил горилки. Когда же он снял головной убор, все ахнули: бурсак был наполовину седой. Философ решил идти с повинной к сотнику — просить отпустить его. Но тот был непреклонен.

Хома пытался бежать, его остановили и снова отправили в церковь. В страшной тишине философ очертил себя, как и раньше, кругом и стал как попало читать свои молитвы. Вскоре нечисть собралась вокруг него, стала носиться во все стороны, и ещё страшнее стал труп ведьмы. Она взывала к своим сородичам, требуя привести Вия. И вот появился он — Вий. Хома с ужасом увидел, что его лицо было из железа. Вий приказал поднять ему веки, которые были вытянуты до самого пола. И в эту минуту философ подумал, что главное сейчас не смотреть в глаза страшному чудовищу. Но не выдержал и обернулся. Тут же вся нечисть кинулась на него, а он от страху испустил дух. Закричал петух, и это был уже второй его крик. Вурдалаки и упыри попытались скрыться, но уже было поздно. Так и остались кто где на своих местах. И с тех пор в церкви не велись службы, да и дорога к ней заросла.

Позже в Киеве Халява и Тиберий поминали своего погибшего приятеля Хому, и Тиберий заключил, что Хома погиб оттого, что побоялся. А надо было плюнуть ведьме на хвост. И прибавил, что у них в Киеве все бабы на базаре ведьмы.

  • «Вий», анализ повести Николая Васильевича Гоголя
  • «Портрет», анализ повести Гоголя, сочинение
  • «Мертвые души», анализ произведения Гоголя
  • «Мертвые души», краткое содержание по главам поэмы Гоголя
  • «Нос», анализ повести Николая Васильевича Гоголя
  • «Ревизор», анализ комедии Николая Васильевича Гоголя
  • «Шинель», анализ повести Николая Васильевича Гоголя
  • «Майская ночь, или Утопленница», анализ повести Гоголя
  • «Портрет», краткое содержание по частям повести Гоголя
  • «Майская ночь, или Утопленница», краткое содержание по главам повести Гоголя
  • «Ревизор», краткое содержание по действиям комедии Гоголя
  • «Нос», краткое содержание по главам повести Гоголя
  • «Шинель», краткое содержание повести Гоголя
  • «Ночь перед Рождеством», анализ повести Гоголя
  • «Невский проспект», анализ повести Николая Васильевича Гоголя

По произведению: «Вий»

По писателю: Гоголь Николай Васильевич


Повесть «Вий» Очень краткое и Подробное содержание по главам


Очень краткий пересказ повести «Вий»

Сюжет разворачивается на одном из хуторов в окрестностях Киева. Ученик бурсы Хома Брут и его двое товарищей решили заняться репетиторской подработкой. Хома сталкивается со странной старухой, усмиряет ведьму, и она превращается в прекрасную девушку. После данного случая она умирает, но перед смертью просит своего отца пана, чтобы бурсак Хома читал над её гробом молитвы три ночи подряд. Получив задание от пана, Хома принимается за дело, но закончить начатое у него не получается, в конце третьей ночи, взглянув на страшного Вия, Хома погибает.

Кинематографическая схватка со старухой

Далее все было, как в кино. Старушка запрыгивает к Хоме на плечи и, пока тот не опомнился, заставляет его колдовскими чарами ее катать. Причем магия настолько сильна, что поднимает и «коня», и «ездока» в воздух. Философ потеет и припоминает молитвы. Ведьма слабеет. Пара опускается на землю. Хома поднимает с земли полено и начинает нещадно бить старуху.

Находясь при смерти, «добрая» хозяйка хутора обращается в молодую девушку небесной красоты. Хома видит это и с испугу находит дорогу, которая ведет его до самого Киева.

Интригующе заканчивается эта часть произведения «Вий» (Гоголь). Краткое содержание только набирает обороты и двигается далее.

Список и краткая характеристики героев повести Н. В. Гоголя «Вий»

Главные герои повести «Вий»:

  • Хома Брут – ученик киевской бурсы, любитель «забить» на науки. Весельчак, любитель хорошей компании. Отправился на один из хуторов Киевской губернии, чтобы заняться репетиторством. Усмирил ведьму, под личиной коей скрывалась красавица-девушка. После её смерти читал над гробом молитвы. В конце третьей ночи погиб.
  • Панночка – дочь пана-сотника и заглавная злодейка повести. Ведьма, погубившая многих жителей хутора. После смерти преследует Хому, и в конце третьей ночи ведьме помогает нечисть во главе с Вием.
  • Вий – один из главных противников Хомы Брута. Могущественный мифический гном-злодей, предводитель гномьей страны. Отличительная черта – опускающиеся до земли веки, кои поднимает нечисть. Если кто-нибудь посмотрит на Вия – несчастного глупца ждёт смерть.

Второстепенные персонажи повести «Вий»:

  • Богослов по прозвищу Халява – один из товарищей и соучеников Хомы Брута. Получил работу звонаря. Жалеет о смерти Хомы.
  • Ритор Тиберий по прозвищу Горобець (Воробей) – товарищ и соученик Хомы. Стал философом. Именно Тиберий высказал мнение, что Хома мог выжить, если бы не посмотрел в глаза Вию.
  • Пан-сотник – хозяин хутора. Хотя и косо посматривал на Хому, однако сделал то, о чём просила дочь перед смертью: отправил философа в церковь, дабы тот читал молитвы над гробом.

Основные персонажи повести

Главные герои:

  • Хома Брут – семинарист, философ. Читал три ночи молитвы над умершей панночкой-ведьмой; «был нрава веселого».
  • Панночка – ведьма, дочь сотника, над ее умершим телом Хома читал молитвы.
  • Вий – славянское демоническое существо с веками до земли.

Другие персонажи:

  • Сотник – богач, отец панночки-ведьмы, «уже престарелый», около 50-ти лет.
  • Халява – богослов (затем звонарь), приятель Хомы.
  • Тиберий Горобець – ритор (затем философ), приятель Хомы.

Краткое содержание повести Н. В. Гоголя «Вий» подробно по главам

Глава 1

Читатель знакомится с бытом и нравами киевской бурсы и семинарии. Не обходилось без традиционных драк, из-за коих у риторов оставались знаки на лице вроде распухшей губы или «фонаря» под глазом. Без воровства не обходилось – ибо бурсаки и семинаристы были бедны, как церковные мыши.

Когда же начиналось лето, учёба заканчивалась, и бурсаки с семинаристами начинали искать себе работу. Обычно это было репетиторство.

Глава 2

Три товарища-бурсака – философ-весельчак Хома Брут, ритор Тиберий по прозвищу Горобець, богослов по прозвищу Халява – свернули с наезженной дороги и отправились на поиски хутора, где можно было заниматься репетитором. Ритор был отчаянным забиякой, богослов – клептоманом, кравшим всё, что подворачивалось под руку, а Хома – философом, чей девиз звучал так: «чему быть – того не миновать».

Постепенно догорела вечерняя заря, а хутора всё не видно. И когда уже была глубокая ночь, приятели наконец-то дошли до хутора. Там была всего лишь пара хат, а когда бурсаки постучали в ворота – появилась старуха. Сумев-таки уломать её, приятели получили возможность нормально переночевать под крышей. Правда, в разных местах.

Глава 3

Хому ждал тот ещё сюрприз: старуха вошла в хлев, и так посмотрела, что несчастный философ оказался заколдован. Оседлав его, как коня, ведьма пришпорила Брута метлой. И лишь во время бега, когда остановиться было невозможно, понял Хома, что попал под хватку настоящей ведьмы. Правда, с помощью фраз-заклятий философ сумел усмирить несносную наездницу, а затем сам оседлал её. Однако неприятности лишь продолжались, и кончились в тот момент, когда невольный наездник отдубасил ведьму поленом. Настал рассвет, и старуха превратилась в молодую прекрасную девушку. Перепуганный Хома бежал со всех ног в хуторок.

Сумев нормально поесть и завалившись в трактир, молодой философ позабыл о ночном приключении, как вдруг услышал новость: дочь богатого сотника вернулась в отцовский дом, причём девушка была до полусмерти избита. Девушка при смерти, и её последнее желание – пусть её отпоёт Хома Брут, и пусть он же молится три ночи после её кончины. Сотник дал задание казакам: привести Хому.

Глава 4

По дороге Хома узнал о том, что девушка умерла. На душе философа скребли кошки, и Брут понимал, что дело плохо. И когда он увидел умершую панночку и внимательно присмотрелся – с ужасом узнал в ней ведьму. Сам сотник жалел о том, что не знает, кто именно погубил его дочь. Да только читатели догадались, что именно Хома Брут и стал тем самым убийцей.

Узнав о том, какие страшные злодейства творила роковая красавица, сколько людей погибло от её каверз, философ изрядно нервничал перед ночной службой. Когда церковь заперли, Хома зажёг свечи, и начал читать молитвы. Вскоре стряслась напасть: ведьма вылезла из гроба, и Хома очертил мелом круг, встав внутри него, и начал говорить заклятия. Не прорвавшись через круг, ведьма вернулась в гроб. И тут вдруг началась свистопляска: гроб летал по всей церкви.

Запели петухи, и наваждение закончилось. Гроб падает, крышка закрывается. Но это была только первая ночь.

Глава 5

На вторую ночь главный герой столкнулся с новой напастью: ведьма своими заклинаниями призывала нечистую силу и одновременно проклинала Хому, голос ведьмы наводил ужас. Когда всё закончилось, философ едва дышал. Когда двери церкви открылись, и казаки довели Брута до поместья сотника, Хома узнал о том, что поседел из-за проклятия ведьмы. Решил бурсак вернуться в Киев, однако суровый сотник чётко объяснил, что у парня нет выбора: либо по-хорошему отслужит третью ночь, либо будет выпорот и насильно загнан в церковь.

Попытка бегства оказалась напрасной, и в конце концов пришлось служить. И в этот раз в церковь ворвалась нечистая сила, а затем ведьма приказала позвать Вия. Пришёл ужасный человек, невысокого роста, ступавший по-медвежьи. Это и был Вий. И когда ему подняли веки, Хома не смог бороться с опасным искушением и посмотрел на чудовище. Увидел Вий противника и указал на него, напала нечисть, и Хома умер от страха.

Глава 6

Халява и Тиберий Горобець узнали о гибели Хомы Брута и пошли в кабак помянуть товарища. Обменялись они мнениями, и Тиберий сделал вывод, что именно страх и погубил Хому Брута.

Три студента киевской духовной семинарии

Повесть начинается с описания обычной студенческой жизни того времени. Писатель дает почувствовать, каково это — быть студентом духовной семинарии в 19-м веке. Мы застаем действующих лиц как раз в тот момент, когда занятия закончились и молодых людей распустили на каникулы.

Как и сейчас, в те времена крупные города аккумулировали в себе студентов, которые (кто-то меньше, а кто-то больше) хотели учиться. И, как правило, они были не киевляне. А это значит, чтобы добраться до дома, им надо было идти пешком.

Некоторые, правда, и вовсе не возвращались домой, находя на каникулы себе места репетиторов в богатых деревенских домах близ крупного города Российской империи. Отправившиеся же в путь молодые люди промышляли тем, что пели духовные песни, а набожные крестьяне выносили им сало, горилку и иногда приглашали на постой.

Три студента свернули не туда и сбились с дороги. Их имена: Халява (богослов), Хома Брут (философ) и Тиберий Горобец (ритор).

Уже хотели они заночевать в чистом поле, в котором оказались, как вдруг набрели на заброшенный хутор. Стали они стучать в ворота и добились-таки своего: отозвалась древняя старушка. Она им сказала, что постояльцев у нее полон двор и мест нет. Молодые люди упросили все же бабусю. Но старушка была хитрая, она разделила компанию и положила молодых людей отдельно друг от друга.

Так начинает свою повесть «Вий» Гоголь. Краткое содержание ее пока не представляется таким уж страшным. Подождите, самое интересное начинается далее, когда Хома Брут, уставший, уже почти уснул.

К нему в хлев пришла старушка. Он, будучи студентом и молодым человеком, посчитал, что они навестила его с целью развлечься. Но глаза бабуси недобро заблестели, и Х. Брут понял, что пришла старая женщина за его жизнью.

День третий. Явление Вия и смерть философа

На третий день герой понял, что может и не сдюжить, пошел к пану, все ему выложил. А тот ему только сказал, что знала дочь, поэтому и была ее последняя воля такой. Иди, мол, Хома, а я уж в долгу не останусь. Герой решил бежать, но его остановили казаки и препроводили в церковь.

В день третий сатанинская вакханалия достигла апогея. Нечистая сила все так же кружила вокруг Хомы, но не видела его. Потом мертвая панночка крикнула: «Приведите Вия! Ступайте за Вием!».

Небольшая справка: Вий — это страшное существо с очень тяжелыми веками и ресницами (поэтому он и говорит: «Поднимите мне веки!», сам он с этой задачей справиться не в состоянии). Взгляд его смертелен для человека.

Вия привели, подняли ему веки. Он увидел Хому, и тот умер от страха. На этом фактически заканчивает историю под названием «Вий» Гоголь. Краткое содержание (смысл страшной сказки пусть каждый понимает сам) тоже подходит к своему завершению. Одно можно сказать точно: никакой особенной морали у повествования, рассказанного Н.В. Гоголем, нет.

Самая страшная, по мнению многих читателей, повесть Н. В.Гоголя – «Вий» – впервые увидела свет в сборнике «Миргород», напечатанном в 1835 году. По тематике и по стилистике она явно отличается от других произведений, ибо те носят характер исторический, как «Тарас Бульба», или бытовой, как «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем».

Основу сюжета автор позаимствовал из украинского фольклора, ибо и сам по национальности был родом из Украины. Однако фольклорная, сказочная традиция – только внешняя канва, по которой Гоголь «вышивает» собственные узоры. Так что сам он несколько лукавил, когда в примечании к публикации повести указал, что решил поведать фольклорную историю читателям почти в том же самом виде, в каком сам слышал ее когда-то.

К 1835 году автор «Ревизора» и «Мертвых душ» еще не перестал быть романтиком по манере письма и художественному стилю. Таким образом, взяв сказочный фольклорный сюжет за основу, Гоголь развил его в новом, оригинальном ключе, ввел в ткань текста новые эпизоды, развернутые описания места действия и характеристики основных персонажей.

Стилистика произведения

Нельзя не обратить внимания на то, что по стилистике и образной системе «Вий» Гоголя примыкает к тем его повестям, которые составили основу его первого сборника – «Вечера на хуторе близ Диканьки». Мотивы, связанные с появлением нечистой силы, встречаются в «Майской ночи», «Вечере накануне Ивана Купала» и особенно в «Страшной мести».

Поруганная церковь и поминки

За всеми этими событиями петух закричал уже второй раз. Бесы разлетаются кто куда, но скрыться успевают не все, некоторые застревают в проемах окон. Церковь так и остается стоять, постепенно зарастая бурьяном и покрываясь мхом. Это место в округе справедливо считают проклятым. Узнав о страшной участи товарища, Тиберий Горобец и Халява решают помянуть Хому горилкой. Главной причиной его гибели они считают трусость.

Современные режиссеры тоже не упускают гоголевский шедевр из виду. Так, уже в этом году увидела свет принципиально новая экранизация повести, снятая еще несколько лет тому назад, но, видимо, ввиду финансовых затруднений, не вышедшая в широкий прокат вовремя. Фильм по-своему замечательный и оригинальный, однако, приходится признать, что к гоголевскому шедевру он имеет весьма слабое отношение.

Картина снята в неопределенном, смешанном жанре – не то триллера, не то психологического детектива. Сохранены имена персонажей Гоголя, но сюжет переписан начисто. Поэтому если уж решиться на просмотр такого кино, то лучше все-таки представлять и первоисточник. Это поможет при последующем сравнении, хотя кино и литература – все-таки различные виды искусства.

Хома Брут на своё несчастье встретил ведьму, которая оседлала его, как коня, и понеслась на нём по полям верхом. Сумев освободиться, парень сумел забраться на саму старуху и начал бить её поленом, пытаясь вырваться из-под её чар. Позже его заставили читать молитвы над телом панночки, но, как оказалось, это и была та самая ведьма, желающая мести за свою смерть. Три ночи предстояло Хоме провести над гробом с панночкой в отчаянных попытках спастись от её заклинаний. В последнюю ночь ведьма призвала Вия, направившего на уже поседевшего парня всю свою свору, и от страха Хома умер на месте.

Силы добра и зла ведут за людские души непрекращающуюся борьбу. Неравная борьба с нечистью, в которую вступает герой Хома Брут, приводит его к смерти, несмотря на то, что он отчаянно боролся с черной силой и даже сумел обмануть ведьму. Автор показывает, что даже стойкие героические натуры не всегда способны вырваться из плена враждебных чёрных сил.

Страшное открытие

По приезде Хома является к сотнику. Тот интересуется, где он познакомился с его покойной дочерью. Хома отвечает, что понятия не имеет о ней. И только когда он подходит к гробу, то в ту же секунду с ужасом понимает, что перед ним – убитая им же ведьма. За ужином Хома вдоволь наслушался рассказов казаков о том, что творила панночка при жизни, и у него кровь леденеет в жилах при одной только мысли, что ему придется остаться наедине с гробом этой дьяволицы в течение целых трех ночей.

И вот наступает время первой ночи. Церковь, где стоит гроб, наглухо заперта. Хома приступает к своим прямым обязанностям, подходит к клиросу и оттуда начинает читать положенные молитвы. Ведьма сначала не подает никаких признаков жизни, но затем поднимается из гроба, начинает метаться по церкви.

Интуитивно Хома понимает, что спастись он может только в том случае, если очертит вокруг себя меловой круг, что в точности и исполняет. Ведьма злится и неистовствует, однако ничего поделать не может. Поэтому меняет тактику – возвращается в гроб, тот поднимается в воздух и летает по церкви, однако всё тщетно – громкие молитвы и круг надежно защищают Хому от нечистой силы. Гроб падает. Из него поднимается позеленевший труп. Раздается отдаленный крик петуха, возвещающий наступление утра. Ведьма упадает обратно в гроб и за ней захлопывается крышка.

Она уже не одна!

Днем Хома пытается прийти в себя, то спит, то прикладывается к горилке, то бесцельно слоняется по хутору. Однако развеяться и отогнать мрачные мысли не удается. Чем ближе к вечеру, тем задумчивее становится Хома.

Вечером его снова отводят в церковь и запирают там. Он вновь чертит спасительный круг, начинает громко читать молитвы. Когда он поднимает голову от книги, ведьма уже стоит рядом. Ведьма тоже шипит свои заклинания. Им вторит прочая нечистая сила, ломящаяся в двери. И второй раз крик петуха кладет конец разгулявшемуся бесовскому действу.

За эту ночь Хома поседел. Его находят еле живым. Хома умоляет сотника отпустить его с миром, боясь, что не переживет третьей ночи. Однако сотник грозит всыпать Хоме плетей, если тот вздумает ослушаться и сбежать. И хотя он действительно пытается бежать, но убегает недалеко. Его ловят и возвращают обратно.

Если бы он не посмотрел…

В третью ночь железная крышка гроба разлетается в стороны. Ведьма клацает зубами от злости, по всему приделу церкви разносятся ее визгливые заклинания, призывающие на помощь упырей и вурдалаков. Наконец, двери церкви все же срываются с петель, и все внутреннее пространство заполняет собой сонмище, где один другого отвратительнее. Шумят крылья, слышится царапанье когтей.

Собрав последние силы, Хома продолжает читать молитвы. Ведьма призывает на помощь Вия – приземистое косолапое чудовище с железным лицом. Его считают предводителем всей нечистой силы. Тяжелыми шагами Вий вступает в церковь и приказывает поднять ему веки.

Так же вы можете прочитать краткое содержание . Это произведение считается одним из самых мистических произведений Гоголя.

Следующая наша статья посвящена еще одному Чехова “ “, где автор с юмором повествует об одном случае из жизни дворянина, у которого сильно разболелся зуб.

Внутренний голос шепчет Хоме, чтобы он не поднимал глаза. Однако любопытство пересиливает ужас – Хома поднимает глаза и они встречаются с глазами Вия. Тот указывает на Хому. Магия мелового круга больше не действует. Весь сонм нечистой силы бросается на философа и тот падает замертво.

Страшные истории про панночку вместо напутствия. День первый

Одно было хорошо во всем этом: Хому кормили и поили совершенно бесплатно. Мужики (те же казаки, которые привезли его на хутор) любили собираться ближе к вечеру и рассказывать истории. Во время «первой смены» Хомы речь, конечно, зашла о панночке и вопросе, была она ведьмой или нет. Мужики сходились на том, что зналась она с нечистым, как пить дать, зналась. Они рассказали две истории про ведьмочку. Согласно первой, она извела псаря Микиту. От него осталась одна зола. По преданиям, он сам себя заживо спалил. А согласно другой истории, панночка выпила кровь годовалого младенца и убила его мать.

Заряженный оптимизмом, Хома пошел на окраину села, в старую покосившуюся церковь читать заупокойные молитвы. Краткое содержание рассказа «Вий» (Гоголь Николай Васильевич — автор его) входит в фазу зубодробительного экшена.

Как любит писать С. Довлатов, остальные события этого дня излагаем пунктирно. Гроб с телом панночки поставили в церкви. Заперли Хому вместе с ним. Герой решил зажечь все свечи, чтобы было больше света, начал читать молитвы. Покойница поднялась и стала ходить по церкви, будто ища кого-то. Хома отчертил круг и принялся читать специальные заклинания, которым его научил один монах, который был большим специалистом по защите от темных сил.

Сколько прошло времени, неизвестно, но ночь сменялась ранним утром и философа приободрил первый петушиный крик. Потом его сменили. Конечно, к тому времени по церкви уже никто не ходил. Хома в тот день с трудом уснул и проспал до обеда.

Вызов пана

Главного героя Хому приглашает к себе ректор духовной семинарии и говорит, что какой-то зажиточный пан призывает философа. Ректор рассказывает, что недавно пришла его дочь, она была еле жива и приказала, чтобы последние молитвы по ней читал именно Х. Брут.

Студент сначала, почувствовав неладное, решил бежать, но ректор принял необходимые меры предосторожности, чтобы сирота некуда не делся. Кроме того, за философом послали мужиков — слуг пана, чтобы они его лично привезли.

Другими словами, никуда Хома не ушел. Приехали мужики и отправились они в путь по направлению к пану. Конечно, в дороге не обошлось без пьянки. Здесь Н. В. Гоголь («Вий»: краткое содержание — в фокусе нашего внимания) чрезвычайно реалистичен.

Главное — то, что казаки, посланные за Хомой, в хмельном кураже его почти отпустили, но потом все сорвалось в последний момент. Повесть хороша тем, что держит в напряжении от начала и до конца.

Панночка-то, оказывается, ведьма!

Какое-то время Брут походил по окрестностям, потом его привели к пану, который «его давно ждет». Знакомство работодателя и наемника проходит в богатой комнате, где стоит гроб с телом покойной. Хома никак не решается посмотреть на девушку, но потом, когда пан и герой уже обговорили условия (читать молитвы герой будет 3 дня, и безутешный отец ему хорошо заплатит), философ все-таки узрел небесную красоту юной девы, а следом пришла мысль: «Ведьма!» Хома даже выкрикнул это слово, благо в комнате пана уже не было. Он ее узнал.

Так умело закручивает сюжет повести «Вий» Гоголь. Краткое содержание продолжает основная интрига: выдержит ли философ-сирота схватку с нечистой силой?

Николай васильевич гоголь. Вий, гоголь николай васильевич Н в гоголь вий читать письменный пересказ

Год написания: 1835

Жанр: повесть

Главные герои: Хома Брут , панночка

Сюжет

Трое семинаристов отправились домой на вакации, по дороге попросились заночевать в одной деревне. Хозяйка, старая и страшная бабка, уложила Хому в сарае, а ночью пришла к нему, оседлала и отправилась на шабаш. Храбрый парень сумел справиться с ведьмой, но когда она умирала, то превратилась в юную красавицу.

А наутро за ним пришли от воеводы с требованием, чтобы Хома читал псалтырь у гроба внезапно умершей дочери пана в течение трех ночей.

Когда парень остался в темной церкви ночью наедине с панночкой, лежащей в гробу, он очень испугался. Но еще больше он испугался, когда ведьма встала и стала искать его, чтобы отомстить за свою смерть. Потом она позвала на помощь всю нечисть, и, в конце концов, с помощью Вия, демонического славянского существа, нечистые одолели юношу.

Вывод (мое мнение)

Хому победил его собственный страх, он боялся ведьму и нечистую силу, и хотя находился в храме, не мог найти для себя спасения. На мой взгляд, человек должен бороться со своими страхами, и тогда он станет непобедим.

«Вий» — одна из мистических повестей Н.В. Гоголя, основные события которой происходят на родине автора. Сюжет книги основан на украинском фольклоре. Краткий пересказ «Вия», конечно, не сможет передать всей красоты прозы Гоголя, зато каждый читатель сможет быстро восстановить давно прочитанные страницы в памяти. Повесть в сокращении ускорит Вашу подготовку к экзаменам.

(593 слова) Вакансии — событие, которое больше всего ждали семинаристы. Наконец-то бурсаков (казеннокоштных семинаристов) отпускали по домам. По пути из Киева они устраивали духовные песнопения на богатых хуторах, чтобы заработать на кусок хлеба.

Однажды ночью, сбившись с дороги, семинаристы Халява, Хома Брут и Тиберий Горобец забредают на хутор. Там они встречают старуху, которая предлагает юношам переночевать в ее доме, но при условии, что каждый из них расположится на своем месте. Едва уставший Хома собрался заснуть в пустой овчарне, как внезапно появляется хозяйка. Глаза ее сверкали каким-то странным блеском, и Хома осознал, что не может двинуться с места. И в ту же секунду вскочила старуха на спину юноше да стукнула его метлой по боку. Не иначе бабка ведьмой оказалась! Брут начинает читать молитвы и заклинания, чувствуя, что это помогает ослабить старуху. Выждав момент, Хома вспрыгнул ей на спину и начал колотить ведьму поленом. Старуха завизжала, и, обессилев, упала наземь. Брут не поверил своим глазам:

“Перед ним лежала красавица, с растрепанною роскошною косою, с длинными, как стрелы, ресницами”.

Странное чувство овладело Хомой, и бросился он бежать со всех сил обратно в Киев.

Там его вызывает ректор и наказывает ехать к сотнику, чья дочь скончалась в результате жутких побоев. Перед смертью девушка попросила, чтобы отходные молитвы по ней читал Хома Брут. За бурсаком прислали кибитку в сопровождении шести козаков, чтобы тот не вздумал сбежать по дороге. По прибытию Брута сразу повели на допрос к сотнику. Хома утверждал пану, что не знает ни его дочь, ни причину ее желания. Однако увидев покойницу, молодой человек с ужасом узнает в ней ту самую ведьму с хутора.

Во время трапезы козаки делятся историями о проказах юной панночки. На ночь бурсака приводят в церковь, где покоится мертвая девушка, и запирают за Хомой дверь. Брут не мог отвести взгляд от молодой ведьмы, ее лицо пугало своей резкой красотой:

“Оно было живо, и философу казалось, как будто бы она глядит на него закрытыми глазами”.

Пытаясь успокоиться, семинарист начал во весь голос читать молитвы. Внезапно покойница поднялась из гроба…

С закрытыми глазами она уже двигалась прямо к чтецу. Хома в ужасе чертит вокруг себя круг и читает заклинания от нечисти. Панночка приблизилась к черте, однако так и не смогла ее переступить. Едва ведьма легла обратно в гроб, как он сорвался и “и со свистом начал летать по всей церкви”, но даже так ей не удалось разрушить защиту Брута. Крик петуха прервал ночной кошмар, и гробовая крышка мигом захлопнулась.
Днем Хома пытался отвлечься от ужасов ночи: проспал до обеда, выпил горилки, погулял по хутору, но к вечеру его спокойствие отступает. Бурсака снова ведут в церковь. Сразу начертив круг, Брут громко молится, но мертвая девушка уже стоит совсем близко и пристально таращится на него позеленевшими глазами. Жуткие заклинания ведьмы призвали несметную нечисть и пронизывающий ветер. И снова утренний крик петуха прервал бесовщину. Поседевшего семинариста обнаруживают едва ли живого. Он молит сотника освободить его от работы, но пан грозится страшным наказанием и снова запирает семинариста в церкви.

Беззвучие третьей ночи мгновенно нарушает разорвавшаяся железная крышка гроба. Начался хаос: из уст ведьмы с визгом летят магические слова, двери летят с петель, и бесы заполнили собой все пространство церквушки. На клич панночки явилось чудище с опущенными до самой земли веками. “Не гляди!” — пронеслось в голове Брута, но чтец не удержался. Вий тут же увидел Хому, и вся свора бросилась на несчастного. Семинарист падает на пол, и ”тут же вылетел дух из него от страха”. Не успели духи скрыться до рассвета, так и остались навеки в церкви.

Весть о смерти Хомы долетела и до Киева, там помянули его душу Тиберий и Халява, заметив, что помер Брут из-за того, что побоялся.

», четвёртая – «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем »).

Хома Брут, студент-философ киевской духовной семинарии (бурсы), раз был отпущен на каникулы, шёл домой пешком и по пути заночевал на хуторе у одной старухи. Ночью старуха вошла к Хоме со странно горевшими глазами, вскочила ему на спину и стала погонять метлой. Брут с ужасом понял, что она – ведьма.

С необычайной скоростью Хома скакал на просторе, неся ведьму на спине. Немного придя в себя, он начал произносить молитвы и сумел выпрыгнуть из-под старухи. Хома сам вскочил к ней на спину, подхватил лежавшее на дороге полено и стал колотить её им. Старуха вначале кричала диким, хриплым голосом, но потом звук его начал делаться приятнее и чище. Ведьма упала на землю, и Брут с изумлением увидел, что перед ним лежит не старая женщина, а бесчувственная девушка необычайной красоты.

Уже совсем недалеко блестели золотые главы киевских церквей. Хома бросил ведьму, побежал к городу и вскоре стал забывать о странном происшествии.

Между тем стало известно, что дочь одного из богатейших окрестных сотников возвратилась с прогулки вся избитая и перед смертью пожелала, чтобы три дня после кончины отходную по ней читал семинарист Хома Брут. Ректор академии вызвал Хому к себе и предписал ему ехать к сотнику, вместе с присланными за ним провожатыми казаками .

Философ почувствовал недоброе, но деваться было некуда. Он поехал к сотнику, собираясь удрать при первой же возможности. Однако казаки зорко следили за ним по пути и доставили на хутор к своему пану.

Сотник удивлялся, почему дочь поручила читать отходную никому не известному Хоме, но намеревался во что бы то ни стало исполнить её желание. Пан повёл философа ко гробу дочери. Хома содрогнулся, узнав в ней ту самую ведьму, которая каталась на нём ночью.

На закате гроб отнесли в церковь на краю села. Поздно вечером Хома и местные казаки сели ужинать возле сотниковой кухни. Все наперебой говорили, что умершая панночка была ведьмой, сделавшей землякам много зла. Рассказывали истории о том, как она пила кровь из живых людей, как заездила до смерти влюблённого в неё псаря Микиту.

Четверо казаков отвели Хому в церковь, где стоял гроб, и заперли там. Философ чувствовал сильную робость, хотя и успел за ужином подкрепить себя кружкой горелки. Он начал читать молитвы, всё время поглядывая на гроб – и вдруг увидел, как панночка приподнялась, встала и пошла по церкви.

Хома в страхе очертил вокруг себя круг и стал читать ещё громче. Ведьма с бешенством старалась поймать его руками, но не видела свою жертву и потому не находила её. Через круг синий труп панночки не мог переступить: он всегда останавливался на самой черте. Ведьма вернулась в гроб, и он стал летать по церкви, однако тоже не мог преодолеть черты круга. Панночка и гроб вернулись на своё место лишь после первого крика петухов.

Утром казаки отворили двери церкви. Изнеможённый Хома поспал и пообедал. Вечером его опять отвели в храм и заперли в нём.

Хома вновь начертил круг и стал читать. Труп поднялся из гроба и стал перед ним на самой черте, щёлкая зубами и ворча непонятные заклинания. По церкви прошёл ветер, в окна стали биться какие-то гадкие, крылатые создания… Всё опять кончилось по первому крику петуха. Пришедшие утром казаки нашли Хому едва живым. За ночь он весь поседел.

Философ заявил сотнику, что больше не будет читать молитвы по его дочери. Но пан настаивал, чтобы он провёл в церкви последнюю, третью ночь, угрожая иначе расправиться с ним плетьми. Когда Хома попробовал бежать через панский сад, казаки сотника догнали его и вернули обратно.

Хому заперли с гробом в третий раз. Панночка опять поднялась, дёргаясь в судорогах. Сонмы прилетевшей нечистой силы, выбив в церкви окна и двери, стали носиться вокруг философа. Но никто из страшилищ не видел его, пока ведьма не приказала привести царя гномов, Вия.

Косолапый Вий был весь покрыт землёй. Его ноги и руки напоминали жилистые, крепкие корни, а длинные веки висели до самой земли. Страшным голосом Вий повелел поднять себе веки. «Не гляди!» – шептал Хоме внутренний голос, но он не удержался и глянул. «Вот он!» – закричал Вий, уставив на Хому железный палец. Нечисть бросилась на несчастного, и он тут же умер от страха.

Хома Брут и Вий. Иллюстрации к повести Гоголя. Художник А. Кукушкин

Возбуждённые гномы пропустили первый крик петуха. Они услышали только второй, когда спасаться им было уже поздно. Духи бросились из церкви, но не успели вылететь из неё, завязли в дверях и окнах. Утром жители села ужаснулись от страшной картины. Церковь, куда по зову ведьмы приводили Вия, была заброшена. Она заросла травой и бурьяном, и теперь уже никто не найдёт к ней дороги.

Мистическую повесть «Вий» Гоголь написал в конце 1834 года. Произведение вошло в сборник писателя «Миргород» (1835).
На нашем сайте можно читать онлайн краткое содержание «Вия» по главам. Представленный пересказ подойдет для читательского дневника, подготовки к уроку литературы.

Главные герои

Хома Брут – семинарист, философ. Читал три ночи молитвы над умершей панночкой-ведьмой; «был нрава веселого» .

Панночка – ведьма, дочь сотника, над ее умершим телом Хома читал молитвы.

Сотник – богач, отец панночки-ведьмы, «уже престарелый» , около 50-ти лет.

Другие персонажи

Халява – богослов (затем звонарь), приятель Хомы.

Тиберий Горобець – ритор (затем философ), приятель Хомы.

Вий – славянское демоническое существо с веками до земли.

Самым торжественным событием для киевской семинарии были вакансии (каникулы), когда всех семинаристов распускали по домам. Бурсаки шли толпой по дороге, постепенно разбредаясь в стороны. Как-то «во время подобного странствования три бурсака» – богослов Халява, философ Хома Брут и ритор Тиберий Горобець решили по дороге зайти в ближайший хутор, чтобы запастись провиантом. Семинаристов впустила к себе старуха и разместила отдельно.

Философ Хома собирался уже спать, как к нему вошла хозяйка. Ее глаза горели «каким-то необыкновенным блеском» . Хома понял, что не может пошевелиться. Старуха же вскочила на спину философу, «ударила его метлой по боку, и он, подпрыгивая, как верховой конь, понес ее на плечах своих» . Хома понял, что старуха ведьма, и начал читать молитвы и заклятья против духов. Когда старуха ослабла, он выпрыгнул из-под нее, вскочил ей на спину и начал бить поленом. Ведьма закричала, постепенно ослабла и упала на землю. Начинало светать, и философ увидел перед собой вместо ведьмы красавицу. «Затрепетал, как древесный лист, Хома» и пустился бежать во весь дух в Киев.

Распространились слухи, что дочь богатого сотника вернулась домой вся избитая и перед смертью «изъявила желание, чтобы отходную по ней и молитвы» три дня читал киевский семинарист Хома Брут. За философом прямо в семинарию прислали экипаж и шесть козаков. По приезду Хому сразу отвели к сотнику. На расспросы пана философ ответил, что не знает ни его дочь, ни причин такой ее воли. Сотник показал философу умершую. Брут к своему ужасу понял, что это «была та самая ведьма, которую убил он» .

После ужина Хому отвели в церковь, где был гроб с покойной, и заперли за Брутом двери. Философу показалось, словно панночка «глядит на него закрытыми глазами» . Неожиданно мертвая приподняла голову, затем вышла из гроба и с закрытыми глазами последовала к философу. В страхе Хома очертил вокруг себя круг и начал читать молитвы и заклинания против нечисти. Панночка не смогла переступить через круг и снова легла в гроб. Вдруг гроб поднялся и начал летать по церкви, но даже так ведьма не пересекла очерченного круга. «Гроб грянулся на середине церкви» , из него поднялся «синий, позеленевший» труп, но тут послышался крик петуха. Труп опустился в гроб, и гроб захлопнулся.

Вернувшись в поселение, Хома лег спать и после обеда «был совершенно в духе» . «Но чем более время близилось к вечеру, тем задумчивее становился философ» – «страх загорался в нем» .

Ночью Хому снова отвели в церковь. Философ сразу очертил вокруг себя круг и начал читать. Через час он поднял глаза и увидел, что «труп уже стоял перед ним на самой черте» . Умершая начала произносить какие-то страшные слова – философ понял, что «она творила заклинания» . По церкви пошел ветер, и что-то забилось в стекла церковных окон, пыталось попасть внутрь. Наконец вдали послышался крик петуха, и все прекратилось.

Вошедшие сменить философа нашли его едва живого – за ночь Хома весь поседел. Брут попросил у сотника разрешения не идти в церковь на третью ночь, но пан ему пригрозил и распорядился продолжать.

Придя в церковь, философ снова очертил круг и начал читать молитвы. Вдруг в тишине железная крышка гроба с треском лопнула. Умершая поднялась и начала читать заклинания. «Вихорь поднялся по церкви, попадали на землю иконы» , двери сорвались с петель и в церковь влетела «несметная сила чудовищ» . По призыву ведьмы в церковь вошел «приземистый, дюжий, косолапый человек», весь в черной земле и с железным лицом. Его длинные веки были опущены до самой земли. Вий сказал: «Подымите мне веки: не вижу!» . Внутренний голос шепнул философу не смотреть, но Хома глянул. Вий тут же закричал: «Вот он!» , и указал на философа железным пальцем. Вся нечисть бросилась на Брута. «Бездыханный грянулся он на землю, и тут же вылетел дух из него от страха».

Раздался второй петушиный крик – первый нечисть прослушала. Духи бросились убегать, но не смогли выбраться. «Так навеки и осталась церковь с завязнувшими в дверях и окнах чудовищами» , обросла лесом и сорняками, «и никто не найдет теперь к ней дороги» .

Слухи о случившемся дошли до Киева. Халява и Горобець пошли помянуть душу Хомы в шинок. Во время беседы Горобець высказался, что Хома пропал «оттого, что побоялся» .

Заключение

Повесть Н. В. Гоголя «Вий» принято относить к прозе романтизма. В рассказе фантастический, романтический мир представляется исключительно ночным, тогда как реальный мир – дневным. При этом и сам Хома не является классическим романтическим героем – в нем много от обывателя, он не противопоставляется толпе.

Тест по повести

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Рейтинг пересказа

Средняя оценка: 4.7 . Всего получено оценок: 439.

Самое ожидаемое событие для семинаристов – выпуск из семинарии. Небольшие группы семинаристов разъезжаются из Киева, зарабатывая еду пением духовных песен в богатых хуторах.

Трое семинаристов – Халява, Хома Брут и Тиберий Горобец теряют в темноте дорогу и выходят к хутору. Старая хозяйка пускает семинаристов на ночлег, но с одним условием – каждый будет спать в отдельном месте. Хоме Бруту достается овечий хлев. Пытаясь уснуть, Брут замечает, что в хлев вошла старуха. Она сверкает глазами, ловит Брута и забирается ему на плечи. Хома понимает, что это ведьма, однако она уже летит с ним над землей. Брут пытается вспомнить все молитвы, чувствуя при этом, что ведьма слабеет. Извернувшись, Брут умудряется выпрыгнуть из-под ведьмы. Он тут же запрыгивает ей на спину, хватает чурбачок и начинает им колотить старую ведьму. Она кричит и вскоре падает на землю, однако тут же превращается в молодую девушку, которая с предсмертными стонами лежит передБрутом. В ужасе Хома несется со всех ног обратно в Киев.

Ректор семинарии вызывает к себе Брута и дает ему наказ отправляться в далекий хутор к одному богатому сотнику, чтобы прочитать отходные молитвы – его дочь вернулась с прогулки сильно избитой. Последним желанием молодой девушки стало, чтобы Хома в течение трех дней читал по ней отходную. Дабы он не ускользнул по дороге, специально для него прислали кибитку и 6 здоровяков. Когда Хома добирается до хутора, сотник любопытствует, откуда он знает его дочь и где они познакомились. Брут сам этого не знает, однако когда он приближается к гробу, то узнает в умершей девушке ведьму.

Во время ужина Хома выслушивает много рассказов о проделках юной ведьмы. Ближе к ночи его отводят в церковь с гробом, где его запирают. Он подходит к клиросу для прочтения молитв и очерчивает вокруг себя круг. Во время чтения молитв, ведьма поднимается из гроба, однако не может преодолеть линию круга. Она ложится в гроб и начинает в нем летать, однако Хома находится под защитой молитв и очерченного круга. Гроб падает и из него появляется позеленевшее трупное тело ведьмы, однако крик петуха заставляет ведьму упасть обратно в гроб. Крышка захлопывается.

В течение дня Хома отсыпается, пьянствует и бродит по хутору, но чем ближе вечер, тем тучнее он становится. Вечером его вновь ведут в церковь. Там он опять очерчивает вокруг себя круг и начинает громко читать молитву. Труп ведьмы уже совсем близко, она стоит и смотрит на него своими мертвыми глазами, бормоча проклятья и заклинания, чья сила порождает ветер внутри церкви, а в двери начинает ломиться орда нечистой силы. Но, с первым криком петуха зло вновь отступает. Хома от страха становится седым, и поутру его обнаруживают еле живым. Хома умоляет сотника, чтобы он его отпустил, однако тот не поддается на уговоры и лишь грозится страшной карой за непослушание. Тогда Хома решает сбежать, но попадается.

Наступает третья, последняя ночь. Невыносимая тишина внутри церкви разрывается лязгом железной гробовой крышки. Ведьма клацает зубами, с визгом изрыгает заклинания, двери падают с петель и орда различных чудищ пробирается внутрь, привнося шум крыльев и царапанье когтей. На остатке сил Хома читает молитвы.

Ведьма требует, чтобы ей привели Вия. Страшное низкорослое чудище с железным лицом тяжелыми шагами заходит в церковь. Этот предводитель нечистой силы приказывает поднять его железные веки. Внутренний голос Хомы подсказывает ему не глядеть, однако он не справляется с собой и смотрит. Вий указывает на Хому пальцем и говорит: — «Вот он!”. Тут же вся нечисть бросается на Хому и дух покидает его тело. Во второй раз раздается крик петуха, первый его крик нечистая сила прослушала. Они бросаются наутек, но уже слишком поздно. Церковь на веки веков остается с застрявшей в окнах и дверях нечистью. Она зарастает бурьяном и теперь никто и никогда не отыщет к ней дорогу.

Друзья Хомы – Тиберий и Халява узнают о его судьбе и принимаются поминать его в Киеве. После третьего стакана друзья приходят к выводу, что погиб философ из-за страха.

От Цирцеи до Клинтон: почему влиятельных женщин изображают ведьмами | Книги

Во время президентских выборов в США в 2016 году американские социальные сети были наводнены изображениями Хиллари Клинтон в черной шляпе, катающейся на метле или гогочащей с зеленой кожей. Ее противники называли ее Злой ведьмой левых, утверждали, что у них есть источники, свидетельствующие о том, что от нее пахло серой, и особенно восхищались изображениями ее плавления. Учитывая, что последний суд над ведьмами в США был более 100 сотен лет назад, что мы должны сделать из этого?

В конце 19 века суфражистка Матильда Джослин Гейдж заявила нечто революционное.По ее словам, преследование ведьм не имеет ничего общего с борьбой со злом или сопротивлением дьяволу. Это было просто укоренившееся социальное женоненавистничество, целью которого было подавление интеллекта женщин. Ведьма, по ее словам, не была злой. Она не летала на метле голой в темноте и не общалась с демонами. Вместо этого она, вероятно, была женщиной «с превосходными знаниями». В качестве мысленного эксперимента она предложила вместо «ведьм» читать «женщины». Их истории, как она намекнула, идут рука об руку.

Очевидно, она что-то задумала. Когда мы говорим ведьма, мы почти исключительно имеем в виду женщину. Конечно, мужчин тоже обвиняют в колдовстве, но их, безусловно, меньшинство. Кроме того, слова, используемые для описания людей с магическими способностями — чернокнижник, маг, колдун, волшебник — не несут такого же клейма.

Ведьма нарушает нормы женской власти – ее наказание заставляет других бояться идти по стопам непослушной женщины

Лучшей параллелью слову «ведьма» является слово «шлюха».Оба являются проверенными временем инструментами для надзора за женщинами, предназначенными для того, чтобы пристыдить их и заставить вести себя социально предписанным. Шлюха нарушает нормы женской сексуальности; ведьма нарушает нормы женской силы. Ведьм часто называют неестественными из-за их способности угрожать мужчинам. С помощью своих заклинаний ведьма может превратить вас в свинью или победить в бою. Она может проклясть вас, испортить ваш урожай, игнорировать вас, отказать вам, поправить вас. Наказание ведьм достигает двух целей: устраняет угрозу и заставляет других бояться идти по стопам непослушной женщины.

Тем не менее, несмотря на все попытки искоренить ведьм, они так же сильны, как и прежде, от Ванды Максимофф, Алой Ведьмы в фильмах «Мстители», до недавнего фильма «Ведьма любви» и телесериала «Американец». «История ужасов » до научно-популярных книг, таких как « Ведьмы: Салем» Стейси Шифф, 1692 . Стереотипный образ ведьмы — зеленая кожа, остроконечная шляпа, бородавки, черная кошка — укоренился, но под этой поверхностью скрывается ослепительное разнообразие; богатое разнообразие женщин, которые пугали, обладали и вдохновляли нас на протяжении веков.

Яблоки раздора… монтажи Хиллари Клинтон в образе ведьмы заполонили соцсети

Начнем с классики: злобной старухи. Этот образ прочно укоренился в христианскую эпоху, когда ведьмами называли женщин, вступавших в союз с дьяволом; но старые и уродливые ведьмы предшествовали Иисусу. Римская литература изображала ведьм как жалких существ со вставными зубами и седыми волосами, которые копали землю при лунном свете, разрывали животных зубами и использовали органы мальчиков, которых они умерли от голода, для своих заклинаний.У них было два основных развлечения: приготовление любовных зелий и наложение проклятий. Поэт Овидий обвинил в разочаровывающем сексуальном поведении ведьму, использовавшую своего рода римскую куклу вуду, чтобы лишить его потенции. (Конечно, Овидий, это тоже было моей первой мыслью.)

Самыми известными из этого типа должны быть странные сестры Шекспира из Макбета . Это отвратительные «полуночные ведьмы» с тонкими губами, обветренными пальцами и бородами. Их заклинания — глаз тритона и лягушачий палец — столь же отвратительны, как и их внешний вид, и проклинают любого, кто пересекает их. Классическая сказочная ведьма из сказки Гензеля и Гретель, которая поедает детей, тоже попадает в эту категорию, как и славянская Баба-Яга, и Злая Ведьма Запада из сериала Л. Маргарет Гамильтон. Роль изначально предлагалась очаровательной Гейл Сондергаард, но она отказалась, потому что не хотела казаться некрасивой.

Spellbound… Элизабет Тейлор в роли Клеопатры, которую обвинили в колдовстве. Фотография: Allstar/20th Century Fox

И уродство, конечно же, является ключевым моментом.Хищная внешность этих ведьм призвана соответствовать их злым внутренностям и свидетельствовать об их неестественности, поскольку женщины должны быть максимально опрятными, привлекательными и молодыми. Но ассоциация с возрастом также содержит зерно истины: многие из женщин, обвиняемых в колдовстве, были так называемыми «мудрыми женщинами», пожилыми людьми, часто бедными вдовами, которые зарабатывали на жизнь в обществе своим опытом акушерок, травников. и хедж-доктора. Их одинокий, уязвимый статус и необычные знания сделали их идеальными мишенями для гнева и страха людей, когда неурожай или дети умирали.

Иностранные женщины также были уязвимы для обвинений в колдовстве, а связь между иммигрантами и колдовством восходит как минимум к греческой мифологии. Ведьма Медея была принцессой Колхиды, на восточной окраине Черного моря, которая для заведомо ксенофобных древних греков была чуждой и подозрительной. Когда Ясон и его аргонавты пришли за золотым руном у ее отца, Медея влюбилась в Ясона и помогла ему своими заклинаниями, так что он и аргонавты смогли захватить руно и сбежать.В благодарность Ясон женился на Медее, но дома, в его королевстве, ее избегали, ее колдовство и чужеродность сливались в одну нежелательную черту. Идея, кажется, была такой: неудивительно, что она колдунья-убийца, она с востока.

Этот тип нативизма также всплывает в шекспировском The Tempest . Сикоракс, ведьма-мать Калибана, родом из Алжира, и хотя она никогда не появляется в пьесе, она представляет собой душераздирающую, отвратительную фигуру, «голубоглазую ведьму», сгорбленную от «старости и зависти». Она была изгнана из Алжира (подразумевается, что она была слишком испорченной даже для них) и попала на остров, где «подбрасывала [ред]» своего уродливого сына, практиковала свою магию и поклонялась своему языческому богу Сетебосу. . К концу 17 века рабыня Титуба, которая, возможно, была выходцем из Южной Америки, была обвинена в том, что она привела невинных (белых) девушек Салема ко злу. Ее опыт аутсайдера среди истеричных ведьм пуритан блестяще представлен в романе Мариз Конде « I Tituba, Black Witch of Salem ».

Страх перед колдовством, основанный на расизме, сохраняется и сегодня. Цыган, давних изгоев в Европе, часто обвиняют в злой магии. А вуду с африканским влиянием регулярно используется Голливудом в качестве сюжета фильма ужасов.

Но обвинения в колдовстве привлекали не только уязвимых женщин. Это были также женщины с серьезной политической властью. Жанна д’Арк привела французов к победе над англичанами и была известна во Франции своей чистотой, умом и верой в свои «голоса». Когда английское руководство не смогло победить ее, они подорвали ее, приписав ее успех бесовским средствам, так как, конечно, юная женщина никогда не смогла бы совершить такие чудеса самостоятельно. Когда она была схвачена, ее судили за колдовство, приводя в качестве частичного доказательства ее противоестественности огромную храбрость, которую она проявила в бою, и ее способность перехитрить своих экзаменаторов в дебатах.

Волшебный круг… в новом фильме «Излом времени» представлены «Миссис Которая», «Миссис Кто» и «Миссис Что». Фотография: Atsushi Nishijima/Disney/Kobal/Rex/Shutterstock

Клеопатра и Анна Болейн также были обвинены в колдовстве, и ходили слухи, что Анна даже имела физические следы своего договора с дьяволом, такие как третий сосок, родинки и шестой палец на ее правая рука.Такие обвинения были умным и эффективным способом для политических врагов женщины очернить ее, поскольку, как узнали бесчисленные другие женщины, обвиненные в колдовстве, невозможно предоставить окончательное доказательство того, что не ведьма. Возможно, что больше всего шокирует в этой уловке-22, так это то, как она продолжает разыгрываться сегодня. Помимо Хиллари Клинтон, которую называли ведьмой с тех пор, как она стала первой леди, был также случай с Джулией Гиллард, первой женщиной-премьер-министром Австралии, которая столкнулась с насмешками протестующих «бросьте ведьму».Нэнси Пелоси, спикер Палаты представителей США от меньшинства, столкнулась с аналогичными оскорблениями, связанными с ведьмами, а недавно Терезу Мэй засняли, как она громко смеется, и ее так называемое «ведьмино кудахтанье» быстро стало вирусным. Женоненавистничество всего этого очевидно. Обсуждать и побеждать этих лидеров политически недостаточно — как женщины, которые проявляют амбиции, они мерзости, которые должны быть признаны злом и изгнаны.

С портрета Цирцеи Инвидиозы Дж. В. Уотерхауса. Фотография: Alamy

Традиция сексуальной ведьмы, соблазняющей мужчин своей красотой, любима современными костюмерами для взрослых, но восходит к первой ведьме в западной литературе: божественной волшебнице Цирцее. Впервые она появляется в «Одиссее » Гомера после того, как Одиссей и его команда выброшены на ее остров, измученные и оплакивающие потерю своих товарищей. Они отправляются на поиски жителей и находят роскошный дом с ручными львами и волками, бездельничающими в саду. Сияющая богиня подходит к двери и приглашает их войти. Она дает им еду и вино, которые она накачала заклинательными травами, затем поднимает свою палочку и превращает их в свиней.

История Цирцеи объединяет многие классические ведьмовские мотивы: умение обращаться с травами и зельями, волшебная палочка, контроль над животными.Но что наиболее примечательно, так это ее моральная двусмысленность — хотя она начинает эпизод как фигура угрозы, после того, как она и Одиссей становятся любовниками, она снова превращает его людей и предлагает Одиссею жизненно важные ресурсы и советы для его пути домой. Не все обольстительные ведьмы демонстрируют подобную двусмысленность (у Белой Ведьмы К.С. Льюиса, конечно же, нет), но Морган ле Фэй, Мортиша Аддамс и Мелисандра из Игры престолов попадают в эту категорию.

Образ доброй ведьмы преобладает в массовой культуре в то время, когда женщины добились больших успехов на пути к равенству

Это подводит нас к нашему последнему типу: доброй ведьме.Прежде чем мы перейдем к известным примерам, давайте начнем с неизвестных — бесчисленных женщин в истории, которые использовали свои знания о травах, целительстве и акушерстве, чтобы служить своим общинам в качестве врачей и химиков де-факто. Во времена, когда надежное лечение было дефицитным и дорогим, они предлагали первую и часто единственную помощь страдающему человеку. Матильда Джослин Гейдж в своем трактате «Женщина, церковь и государство » назвала эту местную травницу «самым глубоким мыслителем, самым передовым ученым» своего времени.Имя Гейдж в настоящее время в значительной степени неизвестно, но ее работа живет яркой жизнью: она была свекровью Баума и напрямую повлияла на его создание Глинды, одной из самых знаковых добрых ведьм в популярной культуре. Глинда — яркий и запоминающийся образ в фильме 1939 года, а в книгах она играет важную роль, страстно и мудро защищая хороших людей из страны Оз. Мы также можем увидеть дух Гейджа в романе Грегори Магуайра « Злая », который переосмысливает Злую Ведьму Запада, Эльфабу, как героического, неправильно понятого персонажа.

Конечно, обсуждение добрых ведьм не может быть полным без превосходной Гермионы Грейнджер. На протяжении всей серии книг Джоан Роулинг о Гарри Поттере интеллект, доброта, чувство справедливости и целеустремленность Гермионы делают ее образцом для подражания для девочек и мальчиков во всем мире. И она всего лишь одна из десятков очаровательных ведьм, созданных Роулинг, которые варьируются от добрых (Минерва МакГонагалл) до жестоких злых (Беллатрикс Лестрейндж).

Руперт Гринт (слева) и Дэниел Рэдклифф с Эммой Уотсон в роли Гермионы Грейнджер в фильме «Гарри Поттер и узник Азкабана» (2004).Фотография: Allstar/Warner Bros

Что возвращает нас к многочисленности и разнообразию ведьм. Правда в том, что ведьм нельзя сдерживать типами; они перепрыгивают границы, вырываясь из категорий так же быстро, как мы их делаем. Они постоянно меняются вместе с нами, отражая наши представления о женщинах нам самим.

Если это так, то есть много поводов для вдохновения. Образ доброй ведьмы преобладает в популярной культуре (помимо Гермионы, примером которой являются Алая Ведьма, Уиллоу из Баффи, истребительница вампиров и новый фильм Излом времени , в котором заметное место занимают Миссис Которая, Миссис Кто и миссис Что?).Женщины добились значительных успехов на пути к равенству, и мы наблюдаем беспрецедентное осознание сексуальных домогательств, нападений и заставления женщин молчать. Каждый день всплывает все больше таких тайных злоупотреблений, и все больше виновных отстраняются от власти.

Несмотря на этот прогресс, есть и отрезвляющие новости. За последнее десятилетие официальные лица Организации Объединенных Наций сообщили о росте числа женщин, убитых за колдовство по всему миру. В Индии эта проблема особенно хорошо задокументирована: пожилые женщины становятся козлами отпущения или предлогом для захвата их земель и имущества.В Саудовской Аравии женщин судили за колдовство, а в Гане их сослали в так называемые «лагеря ведьм». Эта несправедливость трогательно раскрыта в отмеченном наградами фильме « Я не ведьма ». А в Соединенных Штатах опрос Гэллапа показал, что 21% людей верят в ведьм (а не в таких, как Гермиона Грейнджер).

Таким образом, мы стоим на перекрестке дорог, что вполне уместно, поскольку перекрестки посвящены Гекате, греческой богине колдовства. Будем ли мы продолжать бояться и наказывать женщин силой? Назвать их злыми? Или, возможно, мы наконец сможем отпраздновать женскую силу, признав, что ведьмы — и женщины — никуда не денутся.99) . Чтобы купить за 12,99 фунтов стерлингов, перейдите на сайт guardianbookshop.com.

Сезон ведьм: почему молодые женщины устремляются на древнее ремесло | Феминизм

«Я настоящая ведьма», — пошутила рэперша Азилия Бэнкс в январе прошлого года, незадолго до того, как в ее аккаунте в Твиттере разразился настоящий ад.

Бэнкс известна своими онлайн-разглагольствованиями. Она имеет тенденцию делиться довольно плотными идеями, спонтанно изложенными в резких фразах, обильно перемежающихся ругательствами.Я не знаю человека на этой земле, который мог бы согласиться с каждым из них, но ее мнение умнее, чем ей обычно приписывают.

Тем не менее, даже по меркам Бэнкса эта история с ведьмами была странной. Он вышел в середине забега о чернокожих американцах и их отношении к христианству:

Интересно, знают ли большинство чернокожих американских христиан в США, ПОЧЕМУ они христиане? Интересно, считают ли они хотя бы на СЕКУНДУ, что до того, как их предки пришли в Америку, они, возможно, верили во что-то ДРУГОЕ.

Не бесспорно, но и неправильно. Затем Бэнкс внезапно свернул в сторону, что казалось то ли шуткой, то ли неожиданным объятием фанфика о Гарри Поттере. Она продолжила:

Но на самом деле все дело в магии. Самые волшебные люди — это те, кому приходится иметь дело с угнетением, потому что немагические завистливы. Вот почему евреи и чернокожие снова и снова подвергались преследованиям на протяжении всей истории. потому что у них больше всего магии … все, что я пытаюсь сказать, это то, что чернокожие от природы рождены ПРОВИЦАТЕЛЯМИ, ПРОГАДАТЕЛЯМИ, ВЕДЬМАМИ И ВОЛШЕБНИКАМИ.у нас есть НАСТОЯЩИЕ сверхъестественные способности, и чем раньше мы ВСЕ научимся их развивать и получать к ним доступ, тем быстрее мы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО сможем исправить это дерьмо.

Потом она пошутила, что расизм мог бы закончиться гораздо раньше, если бы чернокожие могли заставить своих врагов болеть и умирать одной мыслью, и, конечно, правые издания забили сирену.

Самое странное: просто назвав себя ведьмой на публике, Бэнкс сумела вызвать настоящий страх. Правые относились к ней так, как будто она на самом деле планировала губить посевы и проклинать своих врагов, при этом утверждая, что не верят в колдовство.

Учитывая силу реакции, можно подумать, что Бэнкс была первой женщиной, перешедшей на темную сторону. Вы были бы неправы. Колдовство — и использование «магических» практик, таких как чтение карт Таро, — недавно пережили своего рода возрождение среди молодых, творческих, политически ангажированных женщин.

Это в значительной степени отражено в нишевых уголках поп-культуры США: «Американская история ужасов: Ковен , » 2013 года, в котором колдовство заменяло силу девушки, был самым популярным сезоном «Американской истории ужасов».Популярный блог Tumblr Charmcore якобы ведется тремя сестрами-ведьмами; он дает саркастические «магические» советы и восхваляет женщин-знаменитостей, которых считает «очевидными ведьмами». Что касается более серьезной стороны, подростковый сенсационный журнал Rookie опубликовал учебные пособия по Таро наряду с более стандартными феминистскими и модными советами, а Autostraddle, популярный левый блог для молодых квир-женщин, имеет штатного обозревателя Таро. Говоря об этом, эти карты Таро доступны в модных бруклинских магазинах безделушек и Urban Outfitters, а также в магазинах нового века. И в наши дни никто не думает, что есть что-то странное в фитотерапии и других снадобьях.

Задача вернуть ведьму в основе своей поэтична.

В моде или нет, но Бэнкс продолжала наследие женского активизма, которое уходит корнями в прошлое, выражая свою политику и призывая устрашающую силу «ведьмы».

«Вернуть слово «ведьма» — значит вернуть наше право, как женщин, быть могущественными», — написала Стархок в своей основополагающей книге 1979 года «Спиральный танец ». «Быть ​​ведьмой — значит идентифицировать себя с 9 миллионами жертв фанатизма и ненависти и взять на себя ответственность за формирование мира, в котором предрассудки больше не требуют жертв».

Сегодня «Спиральный танец» находится в третьем издании, продано более 300 000 копий. Это первое знакомство многих людей с Виккой, земным духовным движением, которое было создано в 1950-х годах и стало признанной религией во всем мире. Это также один из самых известных и всеобъемлющих текстов, посвященный особому моменту в истории феминизма, который до недавнего времени был в значительной степени немодным: движению «женской духовности», в котором женщины радикально переписывали существующие религии или просто создавали свои собственные, чтобы быть в тренде. соответствует целям освобождения женщин.

«Я участвую в возрождении интереса к духовности с 1960-х годов, — сказал мне Стархок во время телефонного разговора. «Как будто внезапно мир открылся, и люди поняли, что есть не только иудаизм, христианство, ислам. Был целый мир восточных религий и традиций. В 1970-х, с возрождением феминистского движения, многие из нас начали исследовать феминистскую духовность и традиции богинь Европы и Ближнего Востока».

Викка, с ее акцентом на богине (а не на боге-мужчине — хотя они тоже есть) и относительно открытым подходом к созданию канона, была естественным подходом для многих женщин-феминисток, заинтересованных в написании собственного духовного сценария.Но женщин, которые не были явно викканками, также привлекали «колдовские» способы восприятия мира: женщины не только составляли феминистские карты Таро в 1970-х годах, автор Элис Уокер лично одобрила один набор — колоду Motherpeace. Психологи-феминистки, такие как Джин Шинода Болен и Кларисса Пинкола Эстес, написали книги об использовании образов богинь и мифов как средства понимания женской субъективности.

Вероника Лейк в фильме «Я женился на ведьме». Фотография: Everett Collection/Rex

Заманчиво списать все это на пушистую болтовню (тривиальность, о которой Starhawk хорошо известно: «Мы не более сумасшедшие, чем большинство религий, — говорит она, — и, вероятно, намного больше). менее сумасшедший, чем некоторые»).Но политика есть, и она держится; в сочетании с заклинаниями и ритуалами Спирального Танца , вы найдете размышления о сексуальном насилии, экологии и создании анархистских групп, а также мысли о том, как мужчины могут преодолеть патриархальную обусловленность, чтобы эффективно участвовать в левой деятельности.

Более того, в тот момент, когда Стархок и другие, подобные ей, практиковали колдовство как религию, нерелигиозные женщины также считали ведьму символом своих феминистских амбиций.Социалистически-феминистский коллектив «Ведьма» 1970-х годов — буквы означали все, что лидеры чувствовали в тот или иной момент, но популярным был женский международный террористический заговор из ада — проводил театральные акции протеста, начиная с «проклятия» Нью-Йоркской фондовой биржи и заканчивая чтобы посетить «ярмарку новобрачных», где они выпустили в толпу белых мышей.

Их кричалки протеста были особенно запоминающимися: «Двойник, пузырь, война и щебень/ С женщинами связываешься – беда будет».

Есть что-то глубоко притягательное в том, чтобы соприкоснуться с внутренним источником силы.

Это была уловка, но она нашла отклик: «Поскольку действия ведьм можно было проводить с небольшой группой, и они были веселыми и политическими, они быстро распространились по стране», — пишет Джо Фриман. «Бостонские женщины заколдовали бары. Женщины округа Колумбия прокляли президентскую инаугурацию. Чикагские женщины уничтожили все».

Я спросил Стархок, почему она считает, что иконография ведьмы пользуется такой настойчивостью в кругах активистов.В конце концов, феминистки могут называть себя гарпиями или сиренами. Почему из всех мифологических образов, которые мы могли бы выбрать, прижился именно этот?

«Я думаю, что часть силы слова заключается в том, что оно относится к силе, которая не узаконена властями», — говорит Стархок. «Несмотря на то, что не все ведьмы — женщины, и многие мужчины — ведьмы, кажется, что это означает, в частности, женскую силу. И это очень страшно в патриархальном мире — такая сила, которая исходит не просто от иерархической структуры, а какая-то внутренняя сила.И использовать его для достижения целей, за которые всегда выступали женщины, например, для воспитания и заботы о следующем поколении — это, я думаю, удивительно опасная перспектива».

«Каждая волна феминизма возрождает уважение к женщинам, которые были до нас», — говорит Бет Мейден, обозреватель карт Таро Autostraddle, которая также ведет веб-сайт littleredtarot.com. «Я думаю, нам нравится отождествлять себя с историями о женщинах, которых преследовали в прошлом — мудрых женщинах, ведьмах, женщинах, которые практиковали такое «кухонное» исцеление, которое не было частью патриархального развития медицины.

Это означает отождествление, как это делали женщины 1960-х и 1970-х годов, с древними мифами и иконографией богинь или с мифологическим образом ведьмы. Но это также может означать возобновление уважения к этим женщинам: наследие их движения за духовность, кажется, было незаметно вновь включено в основное русло феминизма.

Это часть более крупного феномена — тенденции представителей поколения X и тех, кто пришел после них, быть «духовными, но не религиозными». Вместо того, чтобы обращаться к одной установленной мифологии, молодые люди склонны черпать духовные идеи и практики из любого работающего источника.Карты Таро

можно найти как в модных магазинах, так и в магазинах нью-эйдж. Карты Таро от The Wild Unknown.

Есть что-то глубоко притягательное в том, чтобы соприкоснуться с внутренним источником силы, который нельзя отнять. Не то чтобы эта сила должна быть чем-то туманным и мистическим: как говорит Сьюзи Икс, одна из учителей Таро Новобранца и солистка «ведьминской» панк-группы Shady Hawkins, она может быть чертовски прагматичной.

«Я думаю, что один из самых больших заговоров в обществе, где доминируют мужчины, заключается в подавлении женской интуиции, поскольку женщины были приучены все время сомневаться в собственных догадках или собственных способностях». она сказала мне.«Знаешь, когда можно сразу сказать, что кто-то жуткий? Это говорит твоя интуиция».

Принятие колдовства — решение, что вы можете узнать что-то о своей жизни, глядя на карты Таро и прислушиваясь к своим догадкам, или пытаясь повлиять на ситуацию, сосредоточив на ней свою волю — может быть просто процессом, с помощью которого женщины могут доверять самих себя.

Существует также притяжение табу, быть женщиной, которая делает то, что ей не положено: «Невероятно использовать все аспекты женщины, которые господствующая культура считает признаками слабости, такие как эмоциональная чувствительность или менструальный цикл, как инструменты, когда вы читаете или произносите заклинание», — говорит Марти Виндал, владелец Tarotscopes.«Для меня это действительно суть того, чтобы быть ведьмой, переворачивая все с ног на голову. Это, и создание сокровищ из мусора.


С тех пор, как она попала в беду из-за этого в первый раз, Бэнкс удвоила ставку на ведьмовство, чирикая о вечеринках в полнолуние, чтениях карт и ее травяном кабинете.

Расскажите белым СМИ, что вы король вуду и вам нравится пить кровь петуха и жевать стекло. Перестаньте пытаться заставить их общаться. РЖУ НЕ МОГУ.

Возможно, она шутит, но ее цели — идентифицировать себя с преследуемыми предками, вернуть утраченные способы видения мира, заявить о способности быть сильным и страшным — являются частью давней традиции.Образы колдовства апеллируют ко многим женщинам — прямым и нет, белым и цветным, религиозным и искренне атеистичным, — потому что задача возрождения ведьмы в основе своей поэтична.

Ведьма, эта странная женщина на окраине города – сумасшедшая, страшная, уродливая, нелюбимая, но, может быть, только может быть, умнее всех в городе – ну, это все мы.

Почему женщин обвиняют в колдовстве?

Следующее эссе перепечатано с разрешения The Conversation, интернет-издания, посвященного последним исследованиям.

От средневековой охоты на ведьм в Европе до современных «знахарей» в Танзании – вера в колдовство существовала во всех человеческих обществах на протяжении всей истории. Антропологи давно были очарованы этим явлением, но изо всех сил пытались изучить его количественными методами — поэтому наше понимание того, как и почему оно возникает, плохое.

Но исследование, проведенное нами в одном китайском регионе, дало возможность проверить наиболее распространенную гипотезу о том, что обвинения в колдовстве служат наказанием для тех, кто не соблюдает местные нормы.Согласно этой теории, метки ведьм помечают предположительно ненадежных людей и побуждают других подчиняться из-за страха быть отмеченными. Однако некоторые эмпирические исследования показали, что навешивание ярлыков на ведьм подрывает доверие и социальную сплоченность в обществе.

Наше исследование основано на 800 домохозяйствах в пяти деревнях на юго-западе Китая. Мы исследовали социальное поведение тех, кто был отмечен ярлыком «ведьма», и сравнили его с теми, кто им не был. Работа, опубликованная в журнале Nature Human Behaviour, стала основой долгосрочного сотрудничества между учеными из Университетского колледжа Лондона, Китайской академии наук в Пекине и Ланьчжоуского университета.

Чтобы определить социальные сети и сотрудничество между домохозяйствами, мы провели опросы домов, спрашивая, у кого есть дети, браки и партнерские отношения с кем. Мы также собрали данные о подарках и о рабочих группах на фермах во время сбора урожая и посевной, чтобы узнать, кто помогает другим домохозяйствам в их сельском хозяйстве. Все эти меры привели к четырем социальным сетям между домохозяйствами, основанными на родстве, репродуктивных партнерах, обмене подарками или работе на ферме.

Магический яд

Находясь в этом районе, нас время от времени предупреждали, что нельзя есть в некоторых домах, так как тамошние женщины считались сверхъестественными «дарителями яда».Используемый ими ярлык — « жу » или « жубо » — иногда также переводят как «ведьма». Общеизвестно, какие дома были помечены таким образом, и мы были удивлены, обнаружив, что это составляет 13% домохозяйств.

Тег был одним из самых сильных предикторов ассортимента в социальных сетях. Те из помеченных домохозяйств редко имели детей или партнерские отношения с теми, кто из немаркированных домохозяйств, они также не очень часто обменивались подарками или работали на фермах друг друга. Однако помеченные домохозяйства помогали друг другу и размножались друг с другом, что снижало издержки исключения из основных социальных сетей.

Мы также играли в «экономическую игру» в деревнях, где каждому человеку давали небольшую сумму денег и просили пожертвовать любую часть этой суммы, какую они пожелают, в деревню (для разделения между всеми игроками). Мы не нашли никаких доказательств того, что те, кто помечен как «ведьмы», были менее склонны к сотрудничеству в этой игре, чем в любой другой.

На самом деле мы обнаружили, что помеченные домохозяйства очень похожи на другие домохозяйства, за исключением того, что помеченные домохозяйства чаще возглавляются женщинами и фактически немного богаче, чем в среднем.

Мы также обнаружили, что процесс получения метки был непрозрачным. Даже жертвы часто не знали, кто пустил о них слух, они могут просто начать замечать, что другие избегают их. Некоторые источники сообщают, что такие теги распространяются в семье, а дочери унаследовали статус от своих матерей. Следовательно, происхождение оскорбления могло произойти давно.

Интерпретация результатов

Антропологи, которые считают, что страх потери репутации (из-за навешивания ярлыков ведьм или по другим причинам) может быть мощным двигателем сотрудничества в более широком сообществе часто подкрепляют свои аргументы лабораторными экспериментами с использованием экономических игр.Такие эксперименты также показывают, что те, кто наказывает нарушителей, могут сами получить выгоду для своей репутации.

Однако трудно найти примеры этого в реальном мире. Большинство исследований колдовства не являются количественными и не изучают социальные сети, как это сделали мы. Хотя это исследование предполагает, что нет никаких доказательств того, что те, кто помечен этим вредоносным ярлыком, отказывались сотрудничать, оно не полностью объясняет, почему такие обвинения остаются в одних случаях, а в других нет.

Мы пришли к выводу, что обвинение в колдовстве возникло в результате соперничества между домохозяйствами.Маркировка могла стать для людей способом опередить своих соперников и получить конкурентное преимущество в воспроизводстве или ресурсах. Однако в разных случаях источники конкуренции могут быть разными.

Возможны и другие объяснения. Во всем мире представления о колдовстве имеют много общих черт. Например, женщины среднего возраста являются наиболее распространенными жертвами, и часто возникают обвинения в отравлении. Но есть и много различий. Другая идея происхождения обвинений в колдовстве заключается в том, что они распространены, когда патриархальные институты пытаются установить господство над матриархальными.Возможно, это также применимо и в данном случае, поскольку в буддизме, наиболее распространенной религии в этом районе, преобладают мужчины, тогда как традиционная социальная структура в регионе является «матрилинейной», где происхождение обычно прослеживается по женской линии.

Патриархальный аспект обвинений в колдовстве также может объяснить преобладание женщин в качестве жертв как в традиционных обществах, так и даже в современных контекстах, которые могут напоминать «охоту на ведьм», например онлайн-издевательства над женщинами.

Чем больше исследований мы проводим, тем ближе мы подходим к пониманию и устранению механизмов, стоящих за этой практикой, которая может иметь разрушительные последствия для женщин во всем мире.

Первоначально эта статья была опубликована на The Conversation. Прочтите исходную статью.

Новая запись из Ганы: Goats and Soda: NPR

Три женщины, которые поют о своем тяжелом положении — и своих надеждах — в альбоме Я забыла, кем я была раньше .Их имена не разглашаются для защиты их физической безопасности, поскольку их обвиняют в колдовстве. Марилена Умухоза Делли скрыть заголовок

переключить заголовок Марилена Умухоза Делли

Три женщины, которые поют о своем тяжелом положении — и своих надеждах — в альбоме Я забыла, кем была раньше . Их имена не разглашаются для защиты их физической безопасности, поскольку их обвиняют в колдовстве.

Марилена Умухоза Делли

В коротком треке под названием «I Stand Accused» женщина из отдаленной части Ганы интонирует и повторяет заглавную фразу с интенсивностью городского глашатая. Ее сопровождает только стук дров. Но в своем одиночестве она говорит от имени сообщества под названием Witch Camp, которое записало новый альбом I’ve Forgotten Now Who I Was To Be .

Эта певица — одна из примерно 1000 женщин в северной Гане, которые покинули свои дома из-за обвинений в колдовстве и опасения, что в результате они подвергнутся физическому нападению. Причины для таких обвинений разные: некоторые обвинения возникают из-за того, что земля, которой они владели, могла быть украдена. В других случаях осуждаются женщины с умственными или физическими недостатками. Злобный сексизм, эйджизм или личная ревность обычно являются частью этих обвинений. Их средства к существованию могут включать рубку дров для местных вождей и сбор выброшенной еды для себя.В одном треке описывается особенно суровый способ выживания: «Заброшенный (принуждение к проституции)».

«Я должен построить новый дом» — песня из альбома

Для Марилены Умухозы Делли, которая продюсировала альбом Witch Camp вместе со своим мужем Яном Бреннаном, их истории вызывают личный резонанс. Они слышали о женщинах, работая над подобными проектами по всему миру.

«Моя мать из Руанды, инвалид, овдовевшая, трижды пережившая геноцид», — говорит Умухоза Делли.«Я выросла в бедности в Италии, в консервативном районе, поэтому было невозможно смотреть на обстоятельства этих женщин и не видеть мою собственную мать. С Яном, как мы сделали это в Танзании, с пережившими геноцид в Руанде и Камбодже, наша цель предоставить платформу для этих женщин, которые в противном случае подвергались цензуре или не были услышаны».

Умухоза Делли и Бреннан имеют значительный опыт в том, чтобы сделать такие маргинальные голоса услышанными, поощряя их превращать свои истории в песни. Они выпустили альбом Zomba Prison Project I Have No Everything Here , в котором звучат голоса из малавийской тюрьмы строгого режима.Для «Лагеря ведьм» Умухоза Делли и Бреннан отправились в три сельские деревни на севере Ганы, в которых проживают обвиняемые ведьмы. (Они не назвали деревни из соображений общей безопасности. Работая с (и при поддержке) вождями и переводчиками, знавшими местные диалекты мампрули и дагбани, продюсеры потратили две недели на запись в декабре 2018 года.

Ни одна из женщин в лагере ведьм не имеет музыкального образования.

«Мы записали более 100 человек, шесть часов музыки, и большинство женщин пожилые, многим за 70», — говорит Умухоза Делли.«Вся пластинка состоит из мгновенных композиций» — песен, которые они импровизировали сами.

«Это было довольно быстро, но невероятно интенсивно», — говорит Умухоза Делли о сессиях. «Мы говорим о записи с утра до позднего вечера».

Музыкальное сопровождение, по ее словам, идет от «предметов из их ближайшего окружения: чайника, консервной банки, воздушного шара, оставшихся после политического митинга». Один из немногих ганских мужчин в лагере, которого обвинили в колдовстве, известный как Волшебник, играл на говорящем барабане в альбоме.

Композиции стали мантрами. Некоторые женщины повторяли одни и те же фразы снова и снова, как молитвы. Женщины хотят остаться анонимными ради собственной безопасности и, как говорит Умухоза Делли, «дать песням говорить самим за себя».

«Когда у них появилась возможность петь, они были потрясены и счастливы, что к их жизни был такой интерес», — говорит Умухоза Делли. «Вокруг этого проекта был позитив, все активно участвовали и были очень вовлечены».

Эта энергия проявляется в песнях «Love» и «Love, Please», где общие голоса звучат почти восторженно в ответ на мольбы ведущего вокалиста о любви и принятии.Эти реплики также заставляют сольных исполнителей на большинстве других треков звучать еще более резко и пронзительно.

Но независимо от того, включает ли Witch Camp группу, кричащую вместе, или одинокие голоса, изображающие изоляцию, окружающую эти деревни, всеобъемлющее чувство сопереживания становится жизненной силой на протяжении всего альбома, особенно в таких песнях, как «I Trusted My Family, They Betrayed Me».

В Гане вера в ведьм проникла во все социальные слои и появляется в качестве сюжета в телевизионных программах.Но средства массовой информации Ганы также призвали положить конец увековечиванию ложной веры в колдовство и выступили за повторное включение этих обвиняемых женщин в общество в целом. Прошлым летом, после того как 90-летний Акуа Денте был убит по такому обвинению, редакционная статья в Ghanaian Times заявила: «Линчевание Акуа Дентех, хотя и душераздирающее и предосудительное, дает нам уникальную возможность принять смелое решение закрыть все такие места [лагеря], освобождают всех женщин, которых заклеймили ведьмами, и действительно говорят: «Больше никаких лагерей ведьм».»

Женщины, принимавшие участие в записи «Witch Camp». Марилена Умухоза Делли скрыть заголовок

переключить заголовок Марилена Умухоза Делли

Женщины, принимавшие участие в записи «Лагеря ведьм».

Марилена Умухоза Делли

Наряду с надеждой на то, что ганское общество реинтегрирует женщин из лагерей ведьм, Умухоза Делли выступает за более широкое изменение сознания.

«Огорчает большое количество врачей, полицейских, учителей, которые все еще верят в колдовство», — говорит она. «Это проблема, которая затрагивает всех нас. Гана — великая нация, и, как и в любой стране, такой стресс вызывают несколько плохих актеров.»

ЮНЕСКО является одной из основных организаций, работающих над повышением осведомленности об этой проблеме в Западной Африке. Махмуд Ахмед Баджи является исследователем и ассистентом отдела социальных и гуманитарных наук регионального отделения ЮНЕСКО в Дакаре, Сенегал. «Мы нужно поговорить с местными властями, религиозными авторитетами и молодежью, чтобы объяснить им, что мы должны научиться жить вместе без дискриминации», — говорит Баджи, который надеется, что художники и спортсмены могут сыграть роль в распространении таких сообщений.

Все, кто связан с альбомом Я забыл, каким я был раньше , надеются, что этот альбом поможет оживить международное сознание.

«Музыка обладает великой силой, — говорит Умухоза Делли. «Люди будут слушать сообщения в песнях, которые иначе они бы никогда не стали терпеть».

Аарон Коэн является автором книг Move On Up: Chicago Soul Music and Black Cultural Power (University of Chicago Press) и Amazing Grace (Bloomsbury).Он преподает гуманитарные науки и английскую композицию в городских колледжах Чикаго и регулярно пишет об искусстве для таких изданий, как Chicago Tribune , Chicago Reader и DownBeat .

Project MUSE — По следам «ведьм»: знахарки, акушерки и европейская охота на ведьм

По следам «ведьм»: волхвы, акушерки и европейская охота на ведьм Ритта Джо Хорсли и Ричард А. Хорсли С началом второй волны женского движения феминистки стали свидетелями европейской охоты на ведьм 16 и 17 веков. столетий как важнейшее явление в нашей истории, имеющее важные последствия для нашей сегодняшней ситуации.Ранние анализы сосредоточили внимание на преследовании предполагаемых ведьм как на насильственном проявлении страха и ненависти западной мужской культуры к женщинам, а также на расширении ее потребности подавить традиционные женские силы, обряды и знания, которые она интерпретировала как демонические угрозы. Другие показали, как обвинение невинных жертв, имевшее место на самих судебных процессах, увековечено современными учеными, которые преуменьшают или упускают из виду пытки и убийства десятков тысяч женщин или называют обвиняемых настоящими ведьмами, злыми… исполнители, достойные своей судьбы, или как психически или сексуально неуравновешенные истерики.В поисках альтернативных интерпретаций некоторые феминистки следовали более романтическим и теперь в значительной степени дискредитированным теориям, которые рассматривают обвиняемых как членов языческой религии плодородия, подпольного пережитка допатриархальной, ориентированной на природу и женщину культуры. В этом духе феминистское колдовство вернуло фигуру ведьмы как | символ подавляемых женских знаний, власти и независимости. Но хотя такое присвоение мифа о ведьмах может быть важным источником обновления и энергии, мы должны осознавать, что это современная политическая трансформация и не представляет ни точного понимания исторической реальности, ни адекватной основы для оспаривания патриархальных искажений Наша история.Чтобы двигаться к такому пониманию и более надежно обосновать нашу солидарность с замученными и осужденными женщинами и мужчинами, нам необходимо применить точки зрения и гипотезы феминистской науки к новой междисциплинарной информации и достижениям в теории, касающимся периода охоты на ведьм. Вопросы о том, как и почему такое массовое и жестокое насилие в отношении женщин (подавляющее большинство жертв) могло иметь место на большей части территории Европы на заре современной эпохи, необходимо рассмотреть, чтобы как понять, так и бороться с историческими и продолжающимися механизмами. угнетения и продвигать общую феминистскую критику западной патриархальной культуры.Ранней феминистской интерпретацией охоты на ведьм была гипотеза, выдвинутая Барбарой Эренрайх и Дейдрой Инглиш, о том, что женщины, обвиняемые в судебных процессах, были преимущественно мудрыми женщинами, целительницами и повивальными бабками крестьянского общества, преследуемыми, потому что они представляли угрозу церковному контролю и конкуренции. tOj — зарождающаяся мужская врачебная профессия раннего Нового времени. Работа Эренрайха и Инглиша частично опирается на дискредитированные сейчас романтические теории, но их фундаментальное предположение о том, что «ведьмы» часто выполняли роли целительниц или акушерок, не зависит от выживания дохристианского культа плодородия и может быть исследовано отдельно от других. из такой теории.Можно собрать воедино разрозненные и отрывочные свидетельства о социальных ролях обвиняемых, которые одновременно обосновывают и отчасти уточняют тезис Эренрайха и Инглиша. Такое расследование, показывающее, что значительная часть обвиняемых были мудрыми женщинами, имеет важные последствия для основных вопросов, почему охота на ведьм вообще должна была иметь место и почему так много жертв должны были быть женщинами. Однако для решения таких вопросов относительно конкретные и частные результаты нашего исследования ролей обвиняемых должны быть объединены с анализом, учитывающим сложный набор факторов, антропологических, экономических, социально-политических и религиозных.Европейская охота на ведьм может быть поучительным примером того, как женская история требует — и порождает — междисциплинарный подход. Чтобы быть полезным для нашей цели, наше исследование ролей обвиняемых в судебных процессах над ведьмами в Англии и Западной Европе должно выйти за рамки простого количественного анализа распределения по возрасту и полу, который, хотя и полезен, делает немногим больше, чем подтверждает стандартный обобщение, что подавляющее большинство казненных за колдовство были бедными пожилыми женщинами. При отборе и анализе материала также необходимо распознавать и четко придерживаться…

В силу того, что вы женщина, вы уже ведьма.

В викканских преданиях это время года известно как Самайн; согласно «Библии ведьм» Джанет и Стюарта Фаррар, это время «психической жуткости», когда завеса между живыми и мертвыми очень тонка. Предположительно, это время, когда вещи, которые обычно не предназначены для просмотра, тем не менее появляются, когда мы вспоминаем, что все мы когда-нибудь умрем — так что мы могли бы также сказать, что мы хотим, и пировать и веселиться.

В обществе в целом тоже приподнимается завеса.Мы видим, как обстоят дела на самом деле, и многие люди все больше не боятся смотреть несправедливости в лицо и называть ее тем, чем она является, независимо от того, что это заставляет других думать.

В прошлом году многие женщины и гендерно-неконформные люди осознали более явно, чем когда-либо прежде, что мы бесим людей. Нам не нужно было ничего делать, чтобы оправдать их враждебность, просто просить о доброте и правах, которые у нас уже были. Нас всегда подозревали в том, что мы хотим абортов, ищем убежища, хотим защитить нашу землю и нуждаемся в медицинской помощи и отпуске по беременности и родам — но все чаще нас за это откровенно поносят.

И в процессе этого поношения мы узнали то, что всегда знали ведьмы: даже если все кажется хорошим, это не так. Мы всегда были ведьмами.

Я не знаю, действительно ли ведьмы, которых мы сжигали (и сжигаем до сих пор), накладывали проклятия и высасывали кровавые жертвы под полной луной; по большей части, я не думаю, что они сделали что-либо из этого. Любой текст о судебном процессе над ведьмами полон обвинений в одержимости и вызывании болезни, но, читая между строк, этих женщин часто наказывали за подозрительность — за то, что они действовали вопреки тому, как, по мнению господствующего общества, должна поступать женщина.Они были злыми; они были нехристианами; они были в каких-то юридических затруднениях, которые усложняли жизнь другим; они не были белыми.

Они были ведьмами, потому что что-то в их существовании выводило людей из себя.

Хотя есть те, кто считает ведьмовство религиозной принадлежностью, в западном обществе «ведьма» — это скорее личность, к которой люди обращаются в трудные времена, как к символу непокорной силы. Ведьма — это женщина, которая живет обособленно и знает, как процветать, когда ее не принимает общество. А в патриархальном, капиталистическом обществе женщин не принимают по своей сути. Какое-то время некоторым было легче игнорировать это. Но за год, прошедший после избрания Дональда Трампа, для многих стало гораздо более очевидным, что проблемы, с которыми сталкиваются женщины в этой стране, начались не во время инаугурации Трампа.

Однако женщины начали подключаться к своим внутренним ведьмам еще до избрания Трампа; стремление к колдовским вещам, от темной моды до женщин, формирующих настоящие шабаши, росло вместе с господствующим признанием этого поколения феминизма.Женщину, которая сомневается в авторитете и отказывается подчиняться, было легко зацепить за личность: еще в 2015 году соавтор моих «Основных ведьм» Джесс Циммерман объявила колдовство новым мизандрией, предвидя будущее, в котором мы перестанем злиться. у мужчин к их игнорированию. Мы еще не достигли этого, но это обещание, которое дает ведьма: однажды вашей жизнью и мыслями не будут управлять мужчины.

Я не помню момент, когда я понял, что живу в обществе, настроенном против меня, но я знаю, что было до и после: Раньше мужчина называл меня сукой за то, что я оттолкнул его от меня, когда он толкнул руки вниз мои штаны в баре, бесконечные вопросы о том, почему я не сменил имя, когда женился. Мое существование бесило людей, а я даже не пытался.

В силу того, что ты женщина, ты уже ведьма. Вы могли бы также принять это.

Женщины сегодня думают о ведьмах, я думаю, потому что ведьмам нечего терять. Ведьма знает, что люди ее ненавидят, и, даже если иногда это доходит до нее, она находит способ жить честно и радостно перед лицом этого. В момент, когда мы можем потерять доступ к абортам, здравоохранению, заповедникам дикой природы, защите рабочих мест и многому другому, заманчиво направлять наших внутренних ведьм.Если мы выскажемся и дадим отпор, мы рискуем, что, подвергнуться остракизму? Непопулярность? Мы уже были там.

Чтобы быть ведьмой, не нужно верить в систему или более крупную структуру, что заманчиво, поскольку все наши структуры постоянно нас подводили. Вместо этого ведьме нужно только верить в себя. У нее может быть шабаш, или она может работать одна, но она позволяет себе чувствовать радость и боль, гнев и печаль, когда сражается. Она олицетворение всей женщины, которая не ограничена тем, как мы должны действовать или заботиться. Она, в некотором роде, наше лучшее «я».

Джайя Саксена — независимый писатель и редактор, чьи работы публиковались в ELLE.com, The New Yorker, The Daily Dot и других изданиях. Она также является соавтором книги «Основные ведьмы».

Французская феминистка призывает нас принять нашу внутреннюю ведьму

Сфера охвата Шолле здесь в значительной степени ограничена женщинами, которые могли бы иметь детей, но решили этого не делать. Она почти не упоминает тех женщин, которые отказываются от детей, потому что они не могут себе их позволить, или потому что их партнеры не хотят их, или потому что у них нет легкого доступа к лечению бесплодия, которое Франция легализовала для одиноких женщин и лесбиянок только прошлым летом, после многолетняя борьба за биоэтику.Для женщины не иметь детей в стране с одними из лучших в мире пособий по беременности и родам определенно означает летать против ветра. (Она также не обращается к опыту трансгендерных людей.)

Хотя Шолле опирается на французские источники — «Второй пол» Симоны де Бовуар остается основополагающим текстом — большая часть ее лексики происходит из англосферы, популяризируя феминистское мышление в американском стиле. для французской аудитории. «В защиту ведьм» — это своего рода французский ответ Ребекке Трейстер «Все одинокие дамы» 2016 года, которую Шолле с восхищением цитирует.Она также ссылается на Глорию Стайнем, Сьюзан Фалуди, Эдриенн Рич, Сьюзен Зонтаг, Элизабет Гилберт, Одре Лорд и Ребекку Солнит.

Стиль Шолле доступен. Она сочетает личный опыт с проницательным анализом поп-культуры, пропитанной, но не доминирующей феминистской теорией. Ее тон говорит о самосознающем любопытстве. Она журналист, а не полемист. (Перевод Софи Р. Льюис на британский английский четкий; сама книга выиграла бы от более тщательного редактирования.) «В защиту ведьм» вызвала резонанс во Франции своим оправдательным эффектом; это помогло устранить предрассудки и заставило женщин почувствовать себя признанными.В Le Monde журналист Валентин Фор определил работу Шолле как направленную на «личное политическое развитие: освобождение и поощрение бунта, но через изменение себя в той же степени, что и через изменение мира».

Тем не менее, несмотря на все попытки Шолле вернуть ведьму как положительный символ, я искренне желаю, чтобы мы могли отказаться от этой роли. Нельзя ли придумать термин получше? Весь проект Шолле подчеркивает скудость нашего словарного запаса для описания женственности вне биологии или семьи.В ее последней книге «Réinventer L’Amour» или «Изобретая любовь заново» есть глава под названием «Сделать себя маленькой, чтобы быть любимой?», в которой освещаются обложки французских журналов, на которых Карла Бруни предстает не выше своего мужа, бывший президент Франции Николя Саркози. Он разделил место в списках бестселлеров с последней иеремиадой Эрика Земмура, телевизионного эксперта, ставшего крайне правым кандидатом в президенты, который часто сетовал на то, что расширение прав и возможностей женщин на роли, выходящие за рамки материнства, ослабило французское общество.Социолог Эммануэль Тодд попал в заголовки газет в этом году с книгой, в которой он критикует современный феминизм, утверждает, что патриархата никогда не существовало, и говорит, что женщины не должны видеть в мужчинах антагонистов и агрессоров — весь этот шум вокруг фемицида! — а как необходимые партнеры в борьбе с экономическим коллапсом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.