Платонова пещера это: Платонова пещера | Философский штурм

Содержание

Платонова пещера | Философский штурм

Систематизация и связи

Основания философии

Онтология

Наглядно пояснить идею уровней реальности, уровней субъектов можно развив знаменитый миф о пещере из платоновского диалога «Государство». Напомню: в этой аллегории Платон описал реальность, чувственно явленную обычным людям, как перемещение теней по стене пещеры, как плоскую проекцию, отображение истинного мира, разворачивающегося перед входом в пещеру и недоступного восприятию наблюдателей, сидящих к нему спиной.

В своем мифе Платон однозначно противопоставляет мир идей и его плоскую проекцию, воспринимаемую людьми как чувственная реальность. Но одинаковые ли картинки видят сидящие в пещере? Представим, что они сидят не в ряд: кто-то ближе к стене, кто-то подальше от нее. Да и не в узкой пещере, а, скажем, просто перед бесконечной ровной стеной. Будут ли их теневые реальности совпадать? Понятно, что наблюдатели, уткнувшиеся носом в стену, практически ничего не могут разглядеть – в их действительностях различимы лишь чередующиеся границы света и тени, – они не могут зафиксировать в своем внимании ни одного целостного объекта, кроме собственной тени. Сидящие же чуть подальше, помимо того, что различают на стене отдельные тени от объектов «истинного мира», видят еще тени впереди сидящих людей, ну и собственные тени. То есть их действительности однозначно разделены на две части: тени, проплывающие по стене, и относительно неподвижные тени от людей. Чем дальше от стены сидит человек, тем более крупные объекты-тени он может разглядеть и тем больше людских теней видит перед собой.

Надеюсь, аллегория ясна? Теневая картинка-действительность, явленная субъекту, напрямую зависит от его удаленности от стены, то есть от его уровня. Одновременно понятно, что у близкоуровневых (рядом сидящих) субъектов действительности практически совпадают. Тогда эти субъекты приходят к соглашению, что они существуют в некой общей для них реальности – приходят к соглашению, что видят одинаковые тени. Субъекты же, расположенные на других расстояниях от стены, живут в других реальностях. И тут понятен принцип: чем дальше от стены субъект, тем больше объектов он различает, и уж точно он различает объекты, доступные всем людям, расположенным ближе к стене.

Хотя наверняка не различает тонкие эффекты чередования границ света и тени, доступные «низкоуровневым» субъектам, уткнувшимся носом в стену.

Чтобы безусловно следовать принципам релятивизма, надо еще на один шаг отступить от платоновского мифа, а по сути, вообще отказаться от его структуры. Представьте, что люди не сидят, а перемещаются на фиксированных для них расстояниях от стены. Конечно, с соблюдением условия, что смотрят они при этом только строго на стену – на которой и является им их действительность. А самое главное, уберем «истинный мир», разворачивающийся у них за спиной. Оставим только стену, свет и множество разноуровневых субъектов, перемещающихся между светом и стеной.

Предельно познавательная картинка. Человек, перемещаясь вдоль стены, однозначно выделяет движение своей тени и легко соотносит это перемещение с движениями теней близких по уровню к нему субъектов. Все они – близкоуровневые субъекты – однозначно различают в качестве объектов своей реальности и тени людей, расположенных ближе к стене – они называют их «вещами».

Движения теней-вещей, отбрасываемых людьми, находящимися в непосредственной близости от стены, практически неразличимы на большом удалении – они выглядят застывшими, неподвижными. А поскольку они всегда в поле зрения и выглядят одинаково, все близкоуровневые субъекты однозначно воспринимают эти тени как незыблемо реальные.

Ну и самое интересное: субъекты выделенного нами уровня могут видеть расплывчатые контуры проплывающих по стене теней, значительно превосходящих по размеру их собственные. О происхождении этих теней наши субъекты могут только гадать, называя их «идеями». Это ведь только нам, со стороны, понятно, что это тени людей, «живущих» за их спинами, на еще большем удалении от стены. И чем дальше от них люди, тем более грандиозны, но и более размыты отбрасываемые ими тени-идеи.

Вот такая релятивистская аллегория. Вот такой мир, населенный субъектами, которые являются объектами друг для друга. Есть в этом мире множество реальностей – совпадающих действительностей близких по уровню субъектов. Но нет единой реальности. Нет никакого «истинного» реального мира у них за спиной, как в аллегории Платона. Нет ничего, что не является тенью – в реальностях одноуровневых субъектов только маленькие тени-вещи, тени самих субъектов и громадные тени-идеи.

Но это всего лишь аллегория, призванная продемонстрировать уровневое мышление и релятивистское понимание реальности – ни в коем случае не следует придавать ей онтологический статус.

Болдачёв А. В. Темпоральность и философия абсолютного релятивизма. — М.: УРСС, 2011. — 224 с.

Про пещеру смотреть с 1:22:45

Читать «Платонова пещера» — Ольховская Влада — Страница 1

Влада Ольховская

Платонова пещера

Пролог

Мир возвращался медленно, мучительно. Тело пульсировало болью, как при сильном гриппе, и сквозь эту боль Екатерина почти ничего не чувствовала. Тошнота то нарастала, то отступала, голова кружилась, перед глазами плясали темные пятна, не позволявшие разглядеть ничего вокруг. Ей только и оставалось, что ждать.

Такое, говорят, бывает при сильном похмелье. Екатерина сравнить не могла – просто не знала, что такое похмелье. Вечеринки она оставила в студенческих годах, а когда они были? Двадцать лет прошло, двадцать пять даже… целая жизнь миновала! Да и тогда она была из «хороших девочек», которые возвращались домой трезвыми, в компании друзей и в тот же день, когда и ушли.

Потом все изменилось, жизнь пошла по другим правилам, и никто даже в шутку не смог бы предположить, что Екатерина Александровна, уважаемый преподаватель и автор научных работ, приложится к бутылке так крепко, что потом себя едва вспомнит.

И все же что-то произошло, раз она оказалась сегодня здесь, едва живая и совершенно потерянная. Но здесь – это где? А сегодня – это когда?

Первым ей подчинилось зрение. Темные круги постепенно отступали, заставляя Екатерину щуриться даже от рассеянного утреннего света. Она знала, что ей вряд ли понравится то, что она увидит, однако ничто не могло подготовить ее к представшему перед ней зрелищу.

Она была не дома и даже не валялась в каком-нибудь баре, что само по себе было бы дико. Екатерина обнаружила, что стоит на коленях, чуть пошатываясь, в центре одного из кабинетов университета, в котором она уже много лет преподавала. Вот только привычного порядка здесь больше не было: кто-то сдвинул столы, опрокинул стулья, на полу валялось битое стекло… Похоже, здесь была драка.

Екатерина попыталась повернуться, посмотреть, весь ли кабинет стал полем боя. Но движение лишь усилило головокружение, мир, только-только вернувшийся, качнулся, и чтобы не упасть, ей пришлось опуститься на четвереньки, поддерживая себя руками. Ее трясло, как при лихорадке, а в венах будто пламя пылало, наполняя все ее тело жаром. Нет, это не похмелье, это болезнь, но какая – Екатерина и предположить не могла.

А потом даже это отошло на второй план. Екатерина посмотрела на свои руки и с ужасом обнаружила, что ее кожа от кончиков пальцев до локтей покрыта плотной коркой засохшей крови. Шок отрезвил ее, заставил опомниться, вернуть контроль над собственным телом. Она снова поднялась на колени, чтобы поднести руки поближе к лицу, осмотреть их. Екатерина до последнего надеялась, что первое впечатление обмануло ее и это все же не кровь.

Но нет, поблажек у жизни не было. Кровь – ее ни с какой краской не спутаешь, да и запах все еще витал в воздухе. Вот только Екатерина не могла понять, откуда здесь столько и как эта кровь попала на ее руки. Боли она не чувствовала, кроме той, ноющей, что переполняла все ее тело и особенно остро пульсировала в голове; ран на ней тоже не было. Хотя осмотр показал, что она выглядела как человек, побывавший в драке: одежда в грязи и частично порвана, туфли на каблуке, в которых было бы неудобно двигаться, теперь валяются в углу, да еще эти пятна на руках… Екатерине нужно было знать, что здесь произошло, и срочно.

Выждав немного, чтобы унялось головокружение, она осторожно приподнялась, опираясь на ближайший стол. Судя по свету, лившемуся из окна, наступило раннее утро. Однако Екатерина не могла вспомнить, что делала накануне и как попала сюда. Мысли цеплялись друг за друга, как засохшие цветы репейника, сплетались, путались. Екатерина чувствовала, что одна она уже не справится, ей срочно нужна была помощь.

К счастью, оказалось, что она в кабинете не одна.

Кресло, которое обычно стояло у преподавательского стола, теперь было передвинуто к окну и развернуто к нему. Но даже так Екатерина видела, что в нем кто-то сидит, и знала, кто. Высокая спинка кресла не могла скрыть длинные пушистые волосы удивительного медно-рыжего оттенка. За свою жизнь Екатерина встречала всего одного человека с такими волосами, обознаться она точно не могла.

– Нина… – позвала она. Голос звучал хрипло, сдавленно, как после простуды. – Нина, ты уже проснулась?

Она оказалась в разгромленном кабинете вместе со своей студенткой. Это ничего не объясняло, но заставляло Екатерину собраться, подавить нарастающую панику. Из них двоих она была старше, опытней, она чувствовала ответственность, а значит, она должна была успокаивать студентку, не наоборот.

Вот только Нина в успокоении не нуждалась. Она все так же неподвижно сидела в кресле.

Впрочем, и не следовало ожидать, что она просто спит – не в таком месте, не при таких обстоятельствах. Должно быть, им обеим дали какое-то сильное снотворное, и Екатерина пришла в себя первой. Эта версия казалась необъяснимой и варварской – совсем как их нынешнее окружение. Сначала Екатерине нужно было убедиться, что со студенткой все в порядке, а потом только звать на помощь.

Она снова взглянула на кровь, покрывавшую ее руки, заметила, что размазанные багровые пятна появились на полу, на маркерной доске и на светлых стенах кабинета. Так много… И если на Екатерине нет ран, то откуда тогда эта кровь?

Она почувствовала, как сердце забилось в груди чаще, быстрее. Казалось бы: после такого пробуждения ничто уже не должно ее пугать. Но она все еще приходила в себя, ей сложно было понять и принять это. Екатерину не покидало чувство, что она проснулась в параллельной вселенной. А может, и вовсе не проснулась? Как просто было бы списать все на кошмар!

Однако сидеть и ждать заветного пробуждения она не могла. Екатерина поднялась на ноги и медленно, осторожно двинулась к креслу. Ее шатало из стороны в сторону, словно под ногами у нее был не пол, а палуба корабля в сильный шторм, но она не позволила себе остановиться. Она упрямо продолжала идти вперед, хотя небольшой, в общем-то, кабинет уже казался ей непреодолимой пустыней.

И все-таки она добралась. У самого кресла Екатерина остановилась, позвала опять:

– Нина!

Она и сама не знала, на что надеялась. За все то время, что она добиралась сюда, студентка даже не шелохнулась. И крови возле кресла было много, намного больше, чем в центре кабинета, где пришла в себя Екатерина. Все это было неправильно – но главное слово тут «было». Екатерина чувствовала: это не сон, это все по-настоящему, даже если так не бывает.

Она заставила себя протянуть руку вперед и толкнуть кресло. Оно поддалось легко, повернулось, позволяя ей увидеть обладательницу рыжих волос. Екатерина глухо вскрикнула, по привычке закрывая лицо рукой; в этот миг она даже не думала о том, что подносит к губам чужую кровь.

Это, несомненно, была Нина – ее волосы, ее фигура, ее одежда, и шрам этот приметный на руке тоже ее… А вот лицо – нет. Потому что лица не было. Его заменяла тонкая фарфоровая маска арлекина.

И Екатерина помнила эту маску! Кому-то изящный сувенир показался бы дорогим антиквариатом, но она знала, что это лишь талантливо выполненный сувенир. Нина сама сделала маску, расписала вручную и подарила преподавательнице. Все это время маска висела на стене – в другом кабинете!

Но теперь она была здесь. Сначала Екатерине показалось, что ее просто надели на студентку, что это лишь неудачная шутка. Любой человек на ее месте подумал бы об этом! Но чем дольше она смотрела на неподвижное тело, чем четче понимала, что все намного сложнее – и страшнее.

Маска не закрывала лицо студентки. Она заменяла лицо Нины. У края фарфора просматривалась кровавая линия, за которой кожи просто не было. Эту маску создавали как сувенир, надеть ее так, чтобы она идеально прилегала к лицу, было невозможно. Поэтому кто-то просто срезал кожу и мягкие ткани, освобождая место для хохочущего лика арлекина.

Все еще не веря себе, Екатерина коснулась руки студентки – и тут же отпрянула. Рука была холодной и неестественно твердой, словно в кресле сидела не настоящая девушка, а восковая кукла. Никто не смог бы пережить то, что сделали с несчастной, и умерла Нина, похоже, много часов назад.

Влада Ольховская — Платонова пещера читать онлайн бесплатно

Влада Ольховская

Платонова пещера

Мир возвращался медленно, мучительно. Тело пульсировало болью, как при сильном гриппе, и сквозь эту боль Екатерина почти ничего не чувствовала. Тошнота то нарастала, то отступала, голова кружилась, перед глазами плясали темные пятна, не позволявшие разглядеть ничего вокруг. Ей только и оставалось, что ждать.

Такое, говорят, бывает при сильном похмелье. Екатерина сравнить не могла – просто не знала, что такое похмелье. Вечеринки она оставила в студенческих годах, а когда они были? Двадцать лет прошло, двадцать пять даже… целая жизнь миновала! Да и тогда она была из «хороших девочек», которые возвращались домой трезвыми, в компании друзей и в тот же день, когда и ушли.

Потом все изменилось, жизнь пошла по другим правилам, и никто даже в шутку не смог бы предположить, что Екатерина Александровна, уважаемый преподаватель и автор научных работ, приложится к бутылке так крепко, что потом себя едва вспомнит.

И все же что-то произошло, раз она оказалась сегодня здесь, едва живая и совершенно потерянная. Но здесь – это где? А сегодня – это когда?

Первым ей подчинилось зрение. Темные круги постепенно отступали, заставляя Екатерину щуриться даже от рассеянного утреннего света. Она знала, что ей вряд ли понравится то, что она увидит, однако ничто не могло подготовить ее к представшему перед ней зрелищу.

Она была не дома и даже не валялась в каком-нибудь баре, что само по себе было бы дико. Екатерина обнаружила, что стоит на коленях, чуть пошатываясь, в центре одного из кабинетов университета, в котором она уже много лет преподавала. Вот только привычного порядка здесь больше не было: кто-то сдвинул столы, опрокинул стулья, на полу валялось битое стекло… Похоже, здесь была драка.

Екатерина попыталась повернуться, посмотреть, весь ли кабинет стал полем боя. Но движение лишь усилило головокружение, мир, только-только вернувшийся, качнулся, и чтобы не упасть, ей пришлось опуститься на четвереньки, поддерживая себя руками. Ее трясло, как при лихорадке, а в венах будто пламя пылало, наполняя все ее тело жаром. Нет, это не похмелье, это болезнь, но какая – Екатерина и предположить не могла.

А потом даже это отошло на второй план. Екатерина посмотрела на свои руки и с ужасом обнаружила, что ее кожа от кончиков пальцев до локтей покрыта плотной коркой засохшей крови. Шок отрезвил ее, заставил опомниться, вернуть контроль над собственным телом. Она снова поднялась на колени, чтобы поднести руки поближе к лицу, осмотреть их. Екатерина до последнего надеялась, что первое впечатление обмануло ее и это все же не кровь.

Но нет, поблажек у жизни не было. Кровь – ее ни с какой краской не спутаешь, да и запах все еще витал в воздухе. Вот только Екатерина не могла понять, откуда здесь столько и как эта кровь попала на ее руки. Боли она не чувствовала, кроме той, ноющей, что переполняла все ее тело и особенно остро пульсировала в голове; ран на ней тоже не было. Хотя осмотр показал, что она выглядела как человек, побывавший в драке: одежда в грязи и частично порвана, туфли на каблуке, в которых было бы неудобно двигаться, теперь валяются в углу, да еще эти пятна на руках… Екатерине нужно было знать, что здесь произошло, и срочно.

Выждав немного, чтобы унялось головокружение, она осторожно приподнялась, опираясь на ближайший стол. Судя по свету, лившемуся из окна, наступило раннее утро. Однако Екатерина не могла вспомнить, что делала накануне и как попала сюда. Мысли цеплялись друг за друга, как засохшие цветы репейника, сплетались, путались. Екатерина чувствовала, что одна она уже не справится, ей срочно нужна была помощь.

К счастью, оказалось, что она в кабинете не одна.

Кресло, которое обычно стояло у преподавательского стола, теперь было передвинуто к окну и развернуто к нему. Но даже так Екатерина видела, что в нем кто-то сидит, и знала, кто. Высокая спинка кресла не могла скрыть длинные пушистые волосы удивительного медно-рыжего оттенка. За свою жизнь Екатерина встречала всего одного человека с такими волосами, обознаться она точно не могла.

– Нина… – позвала она. Голос звучал хрипло, сдавленно, как после простуды. – Нина, ты уже проснулась?

Она оказалась в разгромленном кабинете вместе со своей студенткой. Это ничего не объясняло, но заставляло Екатерину собраться, подавить нарастающую панику. Из них двоих она была старше, опытней, она чувствовала ответственность, а значит, она должна была успокаивать студентку, не наоборот.

Вот только Нина в успокоении не нуждалась. Она все так же неподвижно сидела в кресле.

Впрочем, и не следовало ожидать, что она просто спит – не в таком месте, не при таких обстоятельствах. Должно быть, им обеим дали какое-то сильное снотворное, и Екатерина пришла в себя первой. Эта версия казалась необъяснимой и варварской – совсем как их нынешнее окружение. Сначала Екатерине нужно было убедиться, что со студенткой все в порядке, а потом только звать на помощь.

Она снова взглянула на кровь, покрывавшую ее руки, заметила, что размазанные багровые пятна появились на полу, на маркерной доске и на светлых стенах кабинета. Так много… И если на Екатерине нет ран, то откуда тогда эта кровь?

Она почувствовала, как сердце забилось в груди чаще, быстрее. Казалось бы: после такого пробуждения ничто уже не должно ее пугать. Но она все еще приходила в себя, ей сложно было понять и принять это. Екатерину не покидало чувство, что она проснулась в параллельной вселенной. А может, и вовсе не проснулась? Как просто было бы списать все на кошмар!

Однако сидеть и ждать заветного пробуждения она не могла. Екатерина поднялась на ноги и медленно, осторожно двинулась к креслу. Ее шатало из стороны в сторону, словно под ногами у нее был не пол, а палуба корабля в сильный шторм, но она не позволила себе остановиться. Она упрямо продолжала идти вперед, хотя небольшой, в общем-то, кабинет уже казался ей непреодолимой пустыней.

И все-таки она добралась. У самого кресла Екатерина остановилась, позвала опять:

– Нина!

Она и сама не знала, на что надеялась. За все то время, что она добиралась сюда, студентка даже не шелохнулась. И крови возле кресла было много, намного больше, чем в центре кабинета, где пришла в себя Екатерина. Все это было неправильно – но главное слово тут «было». Екатерина чувствовала: это не сон, это все по-настоящему, даже если так не бывает.

Она заставила себя протянуть руку вперед и толкнуть кресло. Оно поддалось легко, повернулось, позволяя ей увидеть обладательницу рыжих волос. Екатерина глухо вскрикнула, по привычке закрывая лицо рукой; в этот миг она даже не думала о том, что подносит к губам чужую кровь.

Читать дальше

Платон. Теории эйдосов и космология

Поговорим подробнее о теории эйдосов. Верно ли считать, что Платон разделял мир на две части — «царство идей» и «царство вещей»?

💡 Что такое эйдос? Слово «эйдос» в буквальном переводе с древнегреческого означает «форма». Когда мы посмотрим на солнце, а потом закрываем глаза, на сетчатке какое-то время еще остается образ солнечного диска. Платоновские эйдосы — это такие образы, которые мы находим в своей душе и сознании, через которые воспринимаем и постигаем окружающий мир.

У эйдосов есть две главные функции 👇

1️⃣🔎 Познавательная. Эйдосы — это своего рода смыслы, в них выражается сущность вещей. При помощи эйдосов мы получаем доступ сквозь поверхностный слой явлений вглубь, к сути вещей.

2️⃣🌿 Онтологическая, бытийная. Эйдосы придают вещам бытие. Эйдос — это внутренний принцип существования вещи, тот стержень, на котором держится бытие вещи. Вещь существует в той степени, в которой она соответствует своему эйдосу. Если мы представим, что у вещи нет никакого эйдоса, то это будет означать, что она по-настоящему и не существует.

🏰 «Царство идей» и «царство вещей». Часто говорят, что Платон делит реальность на два мира. Это верно лишь отчасти. Если рассмотреть эйдосы сами по себе, в отрыве от вещей, то они действительно будут похожи на самодостаточную, вечную, неизменную, божественную реальность, к которой применимо название «царство идей» — особая область бытия. Тогда известный нам мир вещей — это другое «царство», которое расположено ниже. Еще ниже располагается сама по себе материя.

🧶 Материя. Если идеи обладают бытием в максимальной степени, а вещи частично, то сама материя — это небытие, ничто. Платон описывает материю очень презрительно, он называет ее «меон», что в буквальном переводе означает «не-сущее», то есть несуществующее, чистая материя — это просто небытие.

Получается, что мир делится на три уровня 👇

1️⃣ подлинное бытие — «царство идей»,

2️⃣ иллюзорное полубытие — «царство вещей»,

3️⃣ небытие — это материя.

🤝 Эйдосы, вещи и материя едины. Это деление условно, на самом деле эйдосы, вещи и материя у Платона абсолютно неразрывны, они связаны сложными и напряженными отношениями. Главное отношение, которым они связаны — отношение стремления-становления. Вещи не просто подражают своим идеям, но стремятся к ним. Идеи-эйдосы как магниты притягивают вещи к себе. Наличие «царства идей» заставляет весь вещественный мир находиться в устремлении вверх. Хотя сами вещи этого не осознают, весь материальный мир и процессы в нем устремлены к вечности. Материальный мир буквально любит эйдосы, эта любовь неосознаваемая, но разлитая по всему мирозданию.

➡️ Противопоставлять «царство идей» и «царство вещей» нельзя, они неразрывно связаны, одно без другого лишается смысла.

Платонова пещера. Лучшие в мире ученики, или Как научить детей учиться

Платонова пещера

По окончании первого года учебы Тома в средней школе Геттисберга в ней появился новый директор, Марк Блэнчард. У него была задача: разобраться, почему результаты школы за тест были ниже допустимого, и подтянуть успеваемость.

Геттисбергская школа великолепна. Она занимает площадь в 124 акра, кампус из красного кирпича и стекла находится в глубине территории, за ухоженной лужайкой. Комплекс, стоивший $40 млн и построенный в 1998 г., включает техническую лабораторию, оранжерею, три баскетбольных площадки и элегантный зал на 1600 мест. Школа тратит на школьника почти вдвое больше, чем школа Ким в Оклахоме, даже с учетом стоимости жизни и различий в потребностях школьников. Если эта школа в чем-то нуждалась, то отнюдь не в деньгах. В чем же проблема?

Сначала Блэнчард думал, что в учителях, однако в школе работало немало талантливых и опытных учителей, а еще сотни трудолюбивых, творческих детей, включая Тома. 20 % геттисбергских детей жили в бедности, но большинство одноклассников Тома из семей среднего или высокого достатка.

Со временем Блэнчард понял, что проблема более коварна. Трудность заключалась не в низком потенциале, а в недостатке воображения. Большинство родителей – в основном те, что занимаются сельским хозяйством, – хотят, чтобы дети окончили только среднюю школу, и все. В этом-то все и дело! Этот настрой поддерживали и многие учителя: зачем рассказывать ученикам о политике, литературе или высшей математике, если все они хотят лишь окончить среднюю школу?

Блэнчард уподобил эту проблему Платоновой пещере. Люди думали, что знакомые тени, которые они видели перед собой на стене, живые, хотя они были лишь отражением их собственных представлений. Ему нужно было убедить их обернуться и увидеть, что мир другой. Что все изменилось и они могут мечтать о большем.

В Финляндии и во всех лучше успевающих странах затраты на образование привязаны к потребности, что логично. Чем хуже обеспечены ученики, тем больше денег получает школа.

Сначала Блэнчард попробовал устроить полемику. Он объявил о плане вдвое расширить программу углубленного обучения и сообщил учителю музыки, что хочет иметь самую сильную программу обучения музыке в стране.

–?Я хочу, чтобы мы были сильны во всех отношениях. Чтобы никто не говорил, что это средняя школа для футболистов.

Затем он попробовал повысить академические требования, но лишь немного. Услышав о практических занятиях, он стал задавать вопросы. Ни одной из его предыдущих школ не был нужен курс практической подготовки, а почему он нужен Геттисбергской школе? Он стал называть их «уроками для тупиц» и предложил их отменить.

–?Дети соответствуют тому, чего вы от них ждете, – сказал он педагогам.

–?Школьники не сдадут экзамен! – били тревогу учителя и методисты.

Блэнчард ответил, что их дело учить всех детей, а не только амбициозных. И на второй год обучения Тома в школе уже не проводились «уроки для тупиц». Вот так в Геттисбергской средней школе упразднили низший уровень.

И вот что интересно: ничего не произошло. Никто не вылетел из школы потому, что отменили «английский для тупиц». Вскоре учителя перестали об этом говорить, будто курса практической подготовки никогда не существовало.

Геттисбергский и другие школьные округа решили сообща строить новое профессиональное училище для детей от 16 лет. До поступления туда они должны были изучать английский, естественные науки и математику. Например, будущие механики по дизельным двигателям должны знать геометрию и основы физики, читать чертежи и технические инструкции, знать процентные соотношения и пропорции и т. д. Все профессии стали более сложными, включая рабочие специальности.

Но многое в школе осталось прежним. Все еще существуют различные потоки, и детей делят на них очень рано. Программа углубленного изучения увеличилась, но не вдвое. Большинство учителей осталось прежним, и некоторые, мягко говоря весьма посредственные.

–?На них жалуются и родители, и дети, а они по-прежнему работают, – сказал мне один опытный учитель Геттисбергской средней школы.

Штат Пенсильвания в целом получил «D+»[42] за руководство учителями от Национального совета качества преподавания в 2011 и 2012 гг. И провальную «F»[43] за практику увольнения неэффективных учителей.

Спорт остался основой Геттисбергской школы. На каждом футбольном матче появлялось не меньше четверых репортеров. Местные газеты посвящали целые разделы занятиям спортом в средней школе. Многие игры транслировались по радио. У школьников-спортсменов был изнурительный режим, оставлявший мало времени и сил на учебу. Им нужно было все лето качаться, а не заниматься математикой. Блэнчард очень старался повысить в своей школе показатели целеустремленности и справедливости, но без особого успеха.

В 2011 г. 4 из 10 одиннадцатиклассников все еще не знали математику на уровне своего класса. Стандартизованный тест по чтению и математике одноклассники Тома сдали чуть лучше, чем в среднем по стране. Оценки за курс углубленного изучения были высокими, но его посещала всего 1/3 школьников. Казалось, что есть две разные Геттисбергские школы с одними идеалами для лучших учеников и другими – для остальных. Реорганизация застопорилась.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Рецензия на фильм «Дядюшка Бунми, который помнит свои прошлые жизни»

Дядюшка Бунми, страдающий острой почечной недостаточностью, возвращается в родную деревню в компании племянника и хромой своячницы. За ужином к ним подсаживаются призрак его умершей жены и без вести пропавший сын, обернувшийся большой черной обезьяной. Поразмыслив о карме, дядюшка изъявляет желание умереть в пещере, где он родился много реинкарнаций тому назад.

Как и предыдущий фильм Вирасетакуна «Синдромы и столетие», «Дядюшка Бунми…» вновь развивает тему кармической симметрии: прошлое и будущее в этих двух картинах есть половинки одного зеркала, отражающие друг-друга в череде бесконечных трансформаций. В «Синдромах…» на две такие половинки распадалась больница – место, где обретают спасение: на старую, где родители работали деревенскими врачами, и хайтековую, где сорок лет спустя трудятся и влюбляются их потомки. «Бунми…» тоже населен двойниками.

 

Сиамская принцесса, чье отражение в хитром озере кажется вечно молодым, отталкивает уличенного в лукавстве кавалера, а спустя столетия мужчина, старый и больной почками, уже не оттолкнет, а обнимет привидение своей жены, которая, к его удивлению, нисколько не постарела. Скрытые и явные зеркальные мутации в финале принимают форму почти анекдотическую, когда герои раздваиваются уже в реальном времени, находясь в одной комнате.

Фирменная невозмутимость Вирасетакуна и впрямь балансирует на грани видеоарта, но за райскими джунглями а-ля Анри Руссо, наивными тиграми и садами с тамариндом прячется сокрушенный человек, потерявший многое, так что объятие с призраком любви и есть момент истины. Безмятежная симметрия оборачивается у тайца драмой не в чеховско-шекспировском, а скорее платоническом смысле слова: пещера, где умирает Бунми, – это платонова пещера, где вместо идеальных форм проецируются бесконечные реинкарнации, а мы – лишь их тени.

 

В «Синдромах…» иллюзию проекций-теней и сопутствующих им страданий вытягивала больничная вентиляционная труба. В «Бунми…» спасение дарует кинокамера – тоже, в некотором смысле, платонова пещера, но проецирующая иллюзии обратно: прошлое она умеет делать настоящим, мертвое – живым, а сверхъестественное – объективным. 

Читать книгу Платонова пещера Влады Ольховской : онлайн чтение

– Это какие же?

– Следы пальцев на шее девушки. Ее кровь на руках моей тети, кожа под ногтями – и кстати, под ногтями Нины была ее кожа, она сопротивлялась! Отпечатки пальцев моей тети на скальпеле. Точность хирургической работы. Даже эта проклятая маска принадлежала ей! Так что не надо говорить, что мне легко было смириться. Не легко. Но я верю фактам!

– Факты можно выстроить должным образом, – рассудила Агата. – Забудем на время про улики. Вы искали в этом деле что-нибудь подозрительное? Что-то, что выбивалось бы из общей версии?

– Искали. И ничего не нашли!

Он ответил слишком быстро и недостаточно уверенно, да еще и взгляд отвел. Агата не могла не заметить этого.

– Совсем ничего? – спросила она.

– Допустим, одна странность была… Но она вряд ли относилась к делу, это просто совпадение.

– Уже любопытно. И что же это за совпадение?

– Даже если оно относится к делу, оно будет трактоваться против моей тети, увеличивать ее вину, – предупредил Герман. – Но, повторяю, оно не связано с этим делом.

Они давно уже дошли до машины, даже обходным путем. Однако уезжать Герман не спешил, они беседовали под навесом над парковкой. Из окон кухни их могли увидеть, но не услышать, и Агату это вполне устраивало.

– Вы мне скажете, что это была за странность, или нет?

– Скажу, в надежде, что это вас образумит и заставит уехать отсюда, – кивнул Герман. – Напротив университета, где произошло убийство, находится большой ювелирный магазин. Его несколько раз грабили, после чего владелец установил хорошую сигнализацию и камеры наблюдения, которые не выключались круглые сутки. Но именно в день убийства камеры неожиданно перестали работать.

– Но при чем здесь они? – удивилась Агата.

– При том, что если бы они работали в обычном режиме, те из них, что расположены снаружи, могли записать, что творилось в кабинете – окна там большие. Не все, конечно, однако труп Нины оставили у окна – то есть, тот, кто это сделал, вполне мог мелькнуть перед объективом.

– А камеры не работали…

– Именно. Чудесное совпадение, не так ли? – усмехнулся он. – Владелец магазина не придал этому большого значения, не стал спешить с ремонтом, потому что сигнализация работала исправно. Камеры починили уже на следующий день.

– Когда они были не важны для этого преступления… Но это действительно странно!

Почему вы считаете, что это может навредить вашей тете? Скорее, помочь!

– Потому что она была единственной, кому это выгодно, – указал Герман. – Никакая запись не отменила бы других улик. Но если бы удалось доказать, что это моя тетя сломала камеры, или кто-то по ее заказу, уже не получилось бы списать все на сумасшествие. Это была бы подготовка к преднамеренному убийству. Совсем другая статья – и другое наказание.

– И вы верите, что это возможно? – ужаснулась Агата. – Что Екатерина могла так жестоко расправиться со своей студенткой?

– Я не хочу в это верить, поэтому не думаю о тех камерах.

– Но вы все равно допускаете, что они могут увеличить ее вину. Вы не рассматриваете их как способ оправдания вашей тети!

– Что, поддались ее очарованию? – равнодушно поинтересовался Герман.  – Напрасно. Я люблю свою тетю, я уважал ее всю жизнь. Но теперь я ни за что не остался бы в одном с ней доме на ночь.

Не важно, что он говорил. По его глазам Агата видела, что он допускал такую возможность, пусть и неохотно, – он готов был поверить, что Екатерина спланировала убийство Нины Яровой.

Вот только недоставало самого главного: мотива. Зачем ей избавляться от своей студентки?

Зависть? Профессиональная ревность? Скрытая неприязнь? Слишком это все мелочно для такого преступления – и для такого человека, как Екатерина Веренская. Да и потом, она смогла избежать строгого наказания, но ее прежняя жизнь все равно рухнула.

Так что Герман не прав. Испорченные камеры как раз указывают, что, возможно, той кровавой ночью в кабинете был кто-то еще.

– Вы уедете? – спросил Герман.

– Не сегодня.

– Вы напрасно упрямитесь…

– А вот вы уедете сегодня, – мягко прервала его Агата. – Простите, мне пора. Счастливого пути.

– Вы совершаете ошибку.

– Не первая ошибка в моей жизни. Всего доброго.

Она развернулась и направилась обратно к дому, чтобы прекратить этот спор. Герман не стал задерживать ее, и скоро Агата услышала, как завелся мотор автомобиля.

Может, он и был прав. Может, ей следовало держаться подальше от этой истории – неважно, виновна Екатерина или нет, дело все равно сложное и опасное. Но Агате было некуда отступать, только не после всего, что с ней случилось.

Она уже знала, что сегодня днем позвонит Дмитрию Гриценко.

* * *

Глядя на труп отца, Никита Нефедов не мог поверить, что все по-настоящему, что это уже произошло – и обратного пути нет. Он допустил ошибку, которую невозможно исправить – ее даже полностью принять нельзя!

Но это случилось. Тело, которое готовились увозить медики, застыло и окоченело. Никаких следов насильственной смерти нет, взлома – тоже, и ничего не пропало. Винить некого.

Сиделка, которая обнаружила тело, все еще рыдала, забившись в угол. Никита направился к ней.

– Если он думал о самоубийстве, ты должна была сказать мне! – рявкнул он. – Должна была предупредить!

Она убрала руки от лица и посмотрела на него огромными, покрасневшими от слез глазами.

– Я не думаю, что это было самоубийство… – пролепетала она.

– Правильно не думаешь! Мой отец был не из тех, кто это творит. Настоящий мужик! Тогда почему он мертв?

– Никита Михайлович…

– Ты где была? – перебил ее Никита.

Он понимал, что нет смысла обвинять ее. Он сам назначил график посещений, он запретил ей жить в этой квартире. Ему казалось, что ежедневных визитов будет достаточно. А жить рядом со стариком… зачем? Еще втерлась бы в доверие, заставила бы включить ее в завещание. Неоправданный риск.

Да и потом, его отец неплохо со всем справлялся, сам себя обслуживал. Никита был убежден, что ему ничего не угрожает – до сегодняшнего дня.

– Я пришла вовремя, как обычно, – продолжала оправдываться сиделка. – Я должна была помочь Михаилу Семеновичу искупаться днем. Но он, видно, устал меня ждать, он начал без меня… и просто… просто уснул…

– Он не просто уснул! Вон там, – Никита указал на гостиную, – на столе валяется упаковка от снотворного. Мой отец напился снотворного и пошел принимать ванную? И это не самоубийство?

– Это не снотворное, Никита Михайлович. Это обезболивающее с успокоительным эффектом. Ваш отец регулярно принимал его, просто… не так много.

– Тогда почему он принял столько сегодня?

– Наверно, боли усилились, – пожала плечами сиделка. – Он уже сталкивался с таким, просто вам не говорил.

– Почему?

– Вы же его знаете… Он никому никогда не жаловался. Даже я знала просто потому, что находилась рядом, все видела. Но он не говорил мне об этом.

Тут она подметила верно – его отец был именно таким человеком. Сильным, терпеливым. Слишком гордым, чтобы убить себя! Однако Никита вынужден был признать, что за последний год старик сильно сдал. Иногда его отец забывал самые банальные вещи, делал типично стариковские глупости.

Он мог отсыпать себе больше таблеток, чем назначил врач. Он всю жизнь верил, что он умнее других, так почему теперь, на склоне лет, он отказался бы от этого убеждения?

Он мог после этого направиться в ванную до того, как пришла сиделка. Он вообще не хотел, чтобы она помогала ему в таких вещах, это Никита настоял. Если обезболивающее подействовало, старик решил, что способен позаботиться о себе. Она вряд ли вспомнил, что может заснуть.

И все равно Никите не хотелось принимать эту версию – такую простую и бездарную. Его отец был великим человеком и заслуживал великой смерти. Он мог проиграть бой старости, но не так, не убив себя по глупости.

Однако как Никита ни старался, подвоха он не находил. Предсмертной записки нигде не было. Телефон отца был включен, он мог позвонить и позвать на помощь, но не позвонил. Значит, считал, что помощь ему не нужна.

Но это все так, на первый взгляд. Полиция этим делом не заинтересовалась, да Никита и не настаивал на их помощи. Он собирался прислать сюда своих людей уже этим вечером. Пусть проверят все, снимут отпечатки, узнают, кто приходил к отцу незадолго до смерти. Никита только сейчас понял, что почти ничего не знал о жизни старика в эти годы.

– Никита Михайлович, я могу идти? – робко напомнила о себе сиделка.

– Вали, – отмахнулся Никита. – Окончательный расчет получишь на карточку. И не болтай о том, что здесь случилось!

– Конечно, я никому ничего не скажу. Очень жалко Михаила Семеновича, я вам так сочувствую…

– Вали, я сказал!

Она торопливо кивнула и прошмыгнула к двери. Он даже не помнил ее имя, но это не так важно, у его секретаря должно быть записано.

Сиделку Никита не подозревал. Может, и стоило бы – но он уже прошел по комнатам, убедился, что главные ценности остались на своих местах. Эта девица была всего лишь деревенской дурой. Даже если бы она набралась наглости и утопила его отца, она бы тут же попалась на краже. Такие, как она, не могут пройти мимо легкой наживы.

Но раз она не притронулась ни к деньгам, ни к драгоценностям, значит, смерть старика и правда стала для нее шоком.

Поэтому о сиделке можно было забыть. Никите хотелось верить, что убийца все-таки был, что его получится найти и отомстить. Но уже сейчас он начал подозревать, что бросил вызов ветряной мельнице. Его отец умер в результате несчастного случая. Придется признать это.

* * *

Похоже, все были уверены в ее будущем – кроме нее самой. Екатерина сказала, что бояться нечего, мертвой она Гриценко не нужна, да и на органы он ее продавать не будет, не его стиль. Ян вообще назвал все это «забавным приключением». Дмитрий Гриценко во время телефонного разговора был сама любезность.

И только Агату не покидало чувство, что она вот-вот прыгнет в змеиную яму.

– Я ведь один раз убежала от него, он мне уже не доверяет, – попыталась объяснить она.

– Напротив, он оценит то, что вы сами ему позвонили, Агата, – возразила Екатерина. – А то, что вы некоторое время были непонятно где, станет для вас плюсом.

– Почему же?

– Он не знает, где вы провели это время, с кем были. Пока он не выяснит, с кем вы связаны и кому известно его имя, он будет действовать осторожно.

Уверенности в том, что она поступает правильно, по-прежнему не было. Агата знала, что, когда она покинет этот дом, вернуться сюда просто так уже не получится. Люди Дмитрия Гриценко будут присматривать за ней, поэтому ей нельзя даже звонить Веренской. Ян сам ее найдет, когда сочтет нужным, ей оставалось только верить ему.

Когда она позвонила Гриценко, он был в восторге, но от этого показательного дружелюбия становилось тошно. Он ничего не спросил про побег, потому что формально он не мог знать об этом. Однако он то и дело пытался выяснить у Агаты, как прошла выписка из больницы.

Агата же сказала ему, что он был прав и она оказалась в тупике. С работы ее уволили, после той истории с похищением она больше не может доверять людям, денег у нее совсем мало и ей некуда идти. Словом, она становилась для него идеальной жертвой, которую он мог легко привязать к себе.

Он поспешил назначить ей встречу. Агата была бы не против провести первые переговоры в каком-нибудь людном месте, но Гриценко настаивал, чтобы она приехала к нему.

– Разговор будет не самый обычный, – пояснил он. – Нам не нужно, чтобы его слышали посторонние, правда.

Она вынуждена была согласиться, хотя на душе кошки скребли. Всеобщее спокойствие сейчас только раздражало.

Ян подвез ее до города, там она взяла такси, дала водителю указанный Дмитрием адрес. «Незаменимый консультант» жил в собственном доме, но в городской черте. Небольшой аккуратный коттедж был окружен забором – более крепким и глухим, чем забор вокруг дома Екатерины. Это не могло не настораживать.

Когда машина остановилась у ворот, Гриценко выбежал встречать ее, сам расплатился с водителем. Он не казался опасным – невысокий, полный, в спортивном костюме, который вряд ли когда-либо использовался для спорта. Но когда Агата ловила на себе взгляд темных глаз, она чувствовала мороз на коже. Дмитрий мог быть очевидно меньше Яна или слабее Германа – но тех двоих она не боялась, а от него ей хотелось бежать. Потому что настоящая опасность не всегда очевидна.

– Добро пожаловать, – Дмитрий широко улыбнулся ей. – Вы чудесно выглядите, рад видеть, что ваше выздоровление прошло так хорошо!

– Спасибо, – кивнула Агата. – Если бы все остальное у меня тоже проходило так хорошо, я была бы просто счастлива.

– Будет! – заверил ее Гриценко. – Я ведь сказал вам, что помогу, а я от своего слова не отступаю. Вы не бойтесь, я все устрою так, что будет выгодно и вам, и мне. Чудесно будет. Осталось только обговорить детали и вопрос решен!

За тюремного вида забором были обустроены цветущие клумбы, одну из стен дома увивал плющ, неподалеку расположилась беседка с мангалом. Дом Гриценко не был той зловещей цитаделью, которую Агата успела вообразить по пути сюда.

Похоже, он и правда бизнесмен – может, жулик, но совсем не опасный. Даже если он интересуется необычными людьми, как сказал ей Ян, в этом нет ничего пугающего и противоестественного. Никто ведь не знает наверняка, связан он со смертью Нины Яровой или нет! Поэтому к моменту, когда они вошли в дом, Агата сумела успокоить себя и почти расслабилась.

Здесь, внутри, тоже не было ничего страшного – ни замков на всех дверях, ни пятен, очень похожих на засохшую кровь, на светлых обоях, ни следов от ногтей несчастной сопротивляющейся жертвы на полу. Чувствовалось, что здесь живет одинокий мужчина, который не жалеет на себя денег: мебель была современной и дорогой, техники оказалось даже больше, чем нужно.

– Вы напряжены, – заметил Дмитрий. – Но я и не надеялся, что вы сразу же начнете мне доверять. Ничего, сработаемся. Агата, вы только не пугайтесь, но я попрошу вас спуститься со мной в подвал.

Легко сказать – не пугайтесь!

– Зачем? – насторожилась Агата. – Меня любая из комнат на первом этаже вполне устроит!

– Понимаете, мы с вами никаких соглашений не подписывали, так что моей клиенткой вы пока официально не стали. Я веду свой бизнес не совсем обычными способами, и я бы не хотел, чтобы о них узнали посторонние. У вас нет причин доверять мне, но точно так же у меня нет причин доверять вам.

– Я все еще не понимаю, как это может быть связано с подвалом.

– Все очень просто. Я не знаю, нет ли у вас с собой записывающих устройств, а обыскивать вас считаю неправильным и аморальным, – невозмутимо пояснил Дмитрий. – В подвале установлена специальная система, которая останавливает работу любых «жучков». Поэтому я рекомендую вам оставить мобильный телефон здесь – не волнуйтесь, вы сможете его забрать, когда мы поднимемся.

Сдерживать желание развернуться и уйти отсюда становилось все сложнее. Агата просто не знала, позволит ли он ей уйти. Ей было выгоднее подыгрывать ему и притворяться, что они друзья. Да и потом, что толку от телефона? Даже если бы он был при ней, ей не позволили бы позвонить.

Поэтому она без лишних слов достала телефон из кармана и положила его на тумбочку.

– Спасибо за понимание, – Дмитрий выдал очередную жизнерадостную улыбку. – И не волнуйтесь, у меня там не катакомбы и не зал допросов! Самая обычная комната отдыха.

После своего пробуждения в лесной хижине Агата терпеть не могла подвалы, но чувствовала, что говорить об этом Дмитрию бесполезно. Он бы, может, и посочувствовал на словах, однако исключения для нее не сделал бы. К счастью, этот подвал был не похож на тот, в котором она очнулась. Вниз вела широкая, хорошо освещенная лестница, и хотя за ней начиналась темнота, страха все равно не было. Потому что в этой темноте Агата все же различала очертания диванов, журнальных столиков и книжных полок, а вовсе не хирургического стола и пластиковых контейнеров для органов.

Они спустились вниз, Дмитрий щелкнул выключателем, и яркий электрический свет залил весь подвал. Агата, уже окончательно успокоившаяся, застыла на месте. Она не закричала лишь по одной причине: страх ледяными тисками сковал горло, не давая издать ни звука. Она даже дышать нормально не могла!

А все потому, что прямо перед ними на большом столе для бильярда лежал труп.

На зеленом сукне замерло тело молодой девушки, стройной и бледной. Обута она была в прогулочные ботинки, почти новые, едва стоптанные, короткие джинсовые шорты подчеркивали, что природа подарила ей красивые длинные ноги, которым позавидовали бы многие модели. А вот белая майка девушки сохранилась лишь отчасти, на животе она была порвана в лоскуты, перемешавшиеся с внутренностями, вытянутыми из жуткой раны и разложенными рядом с ней на столе. Лицо девушки было кукольно идеальным – с большими глазами и пухлыми губами, возле которых застыли две аккуратные струйки крови. Длинные светлые волосы, раскинувшиеся вокруг ее головы ореолом, делали ее похожей на ангела.

Картина жестокого убийства шокировала Агату, а вот Дмитрия Гриценко разозлила.

Мгновенно потеряв обаяние мартовского кота, он процедил через сжатые зубы:

– Лора, мать твою, какого черта ты творишь?

В ответ на его тон, похожий на рычание взбешенного пса, труп моргнул остекленевшими глазами и приподнял голову. Пухлые губы растянулись в улыбке, и кровь, окружавшая их, из-за этого потрескалась.

– Что, неплохо? – поинтересовалась выпотрошенная покойница.

– Ты с ума сошла?!

– Это ты бесишься, а на нее посмотри! Стоит и трясется, как осиновый лист! Я тебе сразу сказала, что она с нами работать не сможет. Нечего было сюда тащить! Разворачивай и пусть валит, пока не поздно!

Агата перевела взгляд на свои руки; они действительно дрожали. Однако стыдиться этого она не могла: покойница и сейчас выглядела реалистично, а когда она не двигалась, безжизненно глядя в потолок, никто бы не догадался, что она жива. Агата вдруг подумала, что точно так же она бы смотрелась на операционном столе, если бы не сумела сбежать. Только для нее это была бы не игра.

Между тем покойница бодро спрыгнула со стола, оставив на зеленом сукне грязное пятно.

Внутренности с тошнотворным звуком плюхнулись на пол.

– Что это за дрянь? – поморщился Дмитрий.

– Свиные кишки, – с готовностью пояснила покойница. – Классная штука, да? От настоящих никто не отличит чисто по виду, когда они так разбросаны.

– Лицо ты себе тоже кишками перемазала?

– Обижаешь! Я ж брезгливая. Это разбавленное вишневое варенье.

– Идиотка, – холодно заключил Гриценко.

– Эй, без оскорблений нельзя? Я просто показываю тебе, что твоя новенькая не сможет работать с нами, если это ее из колеи выбило!

– Лора, пошла вон отсюда.

– Ты что, за стол злишься? – допытывалась блондинка. – Так это все отмоется! Придет тетка твоя эта, как там ее… Короче, отмоет она все! А если не получится, перетянем за мой счет.

– Вон пошла, я сказал! – рявкнул Дмитрий.

Блондинка сообразила, что перешла черту, о которой даже не знала. Она притихла и, не глядя в глаза Гриценко, поспешила покинуть подвал, прощемившись между ним и Агатой.

Агата чувствовала: если бы он был сейчас один, Дмитрий вел бы себя не так вежливо.

Когда несостоявшаяся покойница ушла, Гриценко повернулся к своей гостье.

– Я прошу простить меня за этот балаган!

– Вы тут при чем? – пожала плечами Агата. – Я так поняла, это ее инициатива.

Ей все еще было не по себе, но дрожь удалось подавить. Она видела, что Гриценко смотрит на нее с возросшим уважением. Похоже, у нее получилось использовать этот небольшой инцидент себе во благо.

Дмитрий провел ее в дальнюю часть подвала, туда, где у электрокамина стояли удобные кожаные кресла. Отсюда невозможно было разглядеть окровавленный бильярдный стол, и сейчас это радовало. Хотя запах крови все еще витал в воздухе.

– Не потрудитесь объяснить, что это было? – спросила Агата. – Я, честно говоря, не такой беседы ожидала!

– Я тоже! Это идея Лоры, за которую, поверьте, она еще свое получит. Но в целом, она дала удачный пример того, чем мы занимаемся.

– Людей убиваете?

– Убитые люди своим ходом подвал не покидают, – заметил Дмитрий. – Мы, в некотором роде, занимаемся мистификациями.

– Мошенничеством, что ли?

– Вы видите, сколько агрессии в слове, которое использовали вы? Мистификация таит в себе магию. Без магии это и правда был бы банальный обман. Но сегодня желающих обманывать много. Мы отличаемся от них тем, что используем свою магию.

– Мы – это кто? И, надеюсь, говоря о магии, вы имеете в виду не то, что я думаю?

– Не эльфов и ведьм, не беспокойтесь! – рассмеялся Гриценко. – Выпьете что-нибудь? Мне, признаться, после выходки Лоры захотелось.

Агате тоже хотелось, но она не могла себе этого позволить. После того, что она уже видела, трезвый ум был ей нужен как никогда. Поэтому она лишь отрицательно покачала головой.

Дмитрий встал с кресла и прошел к старинному резному бару. Агата плохо разбиралась в антиквариате, но догадывалась, что это не подделка и не новодел.

– Есть люди, которые хранят в себе магию, – сказал он, не глядя на Агату. – Кто-то этому научился, как Лора. При всем своем сумасшествии, она отличный профессионал, этого не отнять. А есть те, кому особый дар достался от природы. Это как раз вы.

– О каком же даре идет речь?

– Вы знаете.

– Думаю, правильней будет сказать – догадываюсь. Я догадываюсь, что у меня с кровью что-то не так. Но никто не сказал мне, что именно.

Дмитрий бросил пару кубиков льда в стакан и вернулся к своему креслу.

– Это еще предстоит выяснить врачам, – признал он. – Возможно, ничего, нет никакого диагноза, и вы просто здоровый человек, которому пару раз повезло.

– Учитывая, что меня хотели разобрать на органы, это спорно.

– И тем не менее. Я разбираюсь в талантах – это мой дар, если можно так сказать. Я не могу сказать вам, в чем ваша особенность, но я чувствую, что она у вас есть, это не ошибка.

– Допустим, – согласилась Агата. – Только какой от этого может быть толк?

– Я найду способ использовать ваш дар. И, поверьте, для этого мне не придется убивать вас или вредить вам. Мне просто нужно, чтобы вы понимали: я на вашей стороне. Тогда вам будет проще поверить.

– В магию? Сомневаюсь.

– Вы настроены скептично, и это понятно. Как и большинство современных людей. Я не в обиде.

Голос его и правда звучал ровно и спокойно, а вот по глазам Агата понимала: обида все же есть.

Нужно было сгладить неловкий момент.

– Так что от меня требуется? – спросила она.

– А к чему вы готовы?

– Да уж точно не валяться со свиными кишками на животе!

– Вы путаете цель и способ. Лора хотела вас напугать – я не говорю, что это правильно, я просто разъясняю ее цель. Она выбрала способ, который помог ей добиться этого быстро и эффективно.

– Она ведь знает, кто я и через что я прошла? – мрачно поинтересовалась Агата.

– К сожалению, да, и она это использовала. Если вкратце, то, чем занимаемся я и мои помощники, – это достижение целей. Цели всегда разные, поэтому и способы подбираются для каждой отдельной ситуации. Я стараюсь собрать вокруг себя как можно больше талантливых людей, чтобы ресурсы, которыми я пользуюсь, не были ограничены. Если мне удается найти уникального человека, такого, как вы, и мы можем помочь друг другу, я не могу пройти мимо.

– Красиво объясняете. Но среди этого многообразия слов вы так и не сказали четко и понятно: чем вы занимаетесь?

Она спросила на удачу, не особо надеясь на ответ. Судя по тому, как вела себя Лора, здесь умели играть со страхом.

А значит, Дмитрий Гриценко и его помощники вполне могли организовать жуткое убийство Нины Яровой. Предположение Екатерины было не таким уж диким.

– Это сложно объяснить.

– Тогда спрошу по-другому… То, что вы делаете, всегда законно?

Дмитрий окинул ее долгим испытующим взглядом. Извиняться и оправдываться Агата не собиралась, она терпеливо ждала ответа.

– Думаю, нам пока не стоит говорить об этом, – наконец сказал Дмитрий.

– Тогда зачем я здесь? Перфоманс этот посмотреть и с вами посидеть? Зачем тогда секретность без мобильных, если вы ничего конкретного не говорите?

– Как и любой работодатель, я должен сначала взглянуть на человека, с которым мне предстоит иметь дело.

– Вы меня в больнице видели, – напомнила Агата.

– Да, но тогда вы были в… другом состоянии. Я хотел посмотреть, насколько вы оправились после того стресса, насколько вы психологически устойчивы. Лора со своими трюками, хоть она и не права, все же помогла мне. Я вижу, что вы сильный человек, который ко многому готов.

– Знаете, это звучит не так уж приятно, как вам кажется.

– Я здесь не для того, чтобы говорить приятные вещи, не будем тратить время на комплименты, – усмехнулся Дмитрий.  – Речь идет о сложной работе и больших деньгах. У вас есть талант, но от вас требуется не только продать его. Вы должны научиться молчать. Потому что мыслите вы верно: в достижении целей мы действуем как свободные художники и стараемся ничем себя не ограничивать.

– Включая уголовный кодекс?

Дмитрий лишь загадочно улыбнулся.

– Хорошо, – вздохнула Агата. – Допустим, я поняла вас, хотя бы отчасти. И что будет дальше?

– Дальше я предложу вам обдумать все, что вы видели и слышали сегодня. Я попрошу моего водителя проводить вас домой, чтобы вы были уверены, что вы в безопасности.

Она подозревала, что «водитель» не только проводит ее домой, но и будет наблюдать за ее квартирой до рассвета, а может, и дольше. Теперь уже Дмитрий точно не даст ей соскочить с крючка. Но говорить об этом она не стала, сделала вид, что поверила.

– Предположим, я надумаю присоединиться к вам. Что тогда?

– Тогда вы позвоните мне – а номер вы уже знаете. Вы приедете ко мне снова, но уже не просто так. Возьмите с собой самые необходимые вещи, на время проверки вам придется пожить у меня. Ничего не бойтесь – у вас будет своя комната с отдельной ванной, запирающаяся изнутри.

– Да я вас и не боюсь, – соврала Агата. – Меня просто смущает этот домашний арест.

– Это не домашний арест, вы сможете ездить куда угодно, просто в сопровождении. Так будет удобней и вам, в свете недавних событий, и мне. Кроме того, согласившись работать со мной, вы подпишете договор о неразглашении. Он почти стандартный, это лишь формальная процедура.

Агата уловила это «почти» и снова не стала возмущаться. Ей нужно было делать вид, что она в восторге от такого будущего. Она подозревала, что ей все равно придется работать на Дмитрия, и будет лучше, если при этом сохранится хотя бы иллюзия добровольного сотрудничества.

– Так что я буду делать, если перееду к вам?

– Сначала – ничего, – объявил Дмитрий. – Вы будете знакомиться с коллегами, с нашей работой, мы вместе изучим ваш дар. А когда мы будем знать, что и как, мы подберем вам задание. Одно я могу гарантировать уже сейчас: вы точно останетесь живы!

Он свел все в шутку, не стал добавлять «пока вы работаете на меня». Но они оба это понимали.

* * *

Перед ним сидела толстая некрасивая женщина. Природа и без того наделила ее маленькими глазами, а она еще и заузила их в подозрительном прищуре – должно быть, думала, что так будет смотреться умнее и проницательнее. Тонкие губы она подчеркнула дешевой яркой помадой, которая собиралась в уголках рта неопрятными комками. Слой пудры на лице не мог скрыть воспаленную кожу с крупными угрями. Попытки женщины уложить волосы невнятного цвета привели лишь к тому, что вокруг ее лица свисали тонкие, почти как паутина, желтоватые пряди.

А главное, она знала, что некрасива. Не потому, что это было очевидно – на самом деле, в мире хватало людей пострашнее, и правильный уход сделал бы ее весьма недурной. Но ей говорили о том, какая она. Сначала одноклассники, потом – одногруппники в университете. Мальчики, парни и мужчины, которые ей нравились. Эти слова окружали ее коконом, въедались под кожу, делали спину вечно ссутуленной, а жесты – нервными и быстрыми. Демид прекрасно знал такую породу и, будь его воля, вообще не общался бы с ними. Но именно толстые, нервные, некрасивые женщины больше всего платили ему.

– Я ведь знаю, что вы мошенник! – заявила она.

Вопреки ожиданиям Демида, голос у нее оказался вполне обычный, мелодичный даже. Странно. Обычно неприятные люди были неприятны во всем.

– Если бы вы верили в это, вы бы не пришли ко мне, – заметил он.

– Вам верят мои подруги. Я хочу доказать им, что они ошибаются!

– Или проверить, правы ли они. В глубине души вы уже знаете, что правы. Вы сталкивались с шарлатанами, обжигались, и я понимаю, что вам сложно поверить кому-то. Я не в обиде.

Сейчас неплохо было бы назвать ее по имени, такие это любят. Но Демид, как ни старался, имя это вспомнить не мог – он его благополучно прослушал, когда она представилась. Обычно это не было проблемой, он каждое утро заучивал список клиентов. Но сегодня давала о себе знать бурная ночь, и память отказывалась работать нормально.

Нестрашно, он помнил все остальное, и только это было важно сейчас.

– Вы говорите то же, что и другие! – заявила женщина. От волнения на ее лбу проступили капли пота, оставлявшие на пудре грязные разводы. Демид едва заставил себя не смотреть на них.

– Я просто вежлив, а правила вежливости одни для всех – и для мошенников, и для настоящих экстрасенсов.

– Тогда как увидеть разницу?

– Разницу вы уже видите, вы просто не позволяете себе верить. Это не так уж страшно. После того, что пережили вы, я бы тоже не спешил доверять людям, я вам по-настоящему сочувствую.

– Что вы имеете в виду? – растерялась она.

– Мужчин, предававших вас. Сначала вашего отца, который бросил вас за день до вашего шестнадцатилетия, – ужасный поступок, на мой взгляд, и совсем не мужской. Конечно, он бросил не вас, он бросил всю семью, но вы перенесли это тяжелее всех. Даже ваша мать пришла в себя за год-другой, а вам больно до сих пор. Это клеймо не отпускает вас, оно влияет на ваши отношения с мужчинами. Но не вы виноваты в том, что тот студент-заочник обманул вас. Помните его? Сладкие слова, красивые свидания – это смотрелось таким убедительным, что кто угодно поверил бы. Не вините себя. Вы не виноваты в этом – и в том, что ваша свадьба осенью не состоялась. Вы вообще ни в чем не виноваты.

Она пришла сюда настороженной и подозрительной, облаченной в недоверие, как в доспехи. Но теперь она смотрела на него широко распахнутыми глазами, в которых набирало силу восхищение.

Должно быть, она сейчас пыталась понять, откуда он может все это знать, и не могла. Ей казалось, что разумного объяснения нет. За неделю до визита сюда она подчистила свои профили в социальных сетях, убрала оттуда всю личную информацию. Она была убеждена, что он ничего не узнает о ней, если у него и правда нет особых способностей.

Аллегория пещеры Платона

Аллегория пещеры принимает форму разговора между Сократом и братом Платона Главконом в одном из литературных произведений Платона «Государство» (том 7).

Поскольку Сократ никогда ничего не записывал, мы знаем о его учениях в основном через рассказы третьих лиц. Платон был одним из учеников Сократа, поэтому вполне возможно, что аллегория могла быть основана на реальном разговоре, который вел Сократ.

Платон использует его, чтобы проиллюстрировать свою концепцию нашего эфемерного мира в отличие от его конструкции

. Аллегория пещеры принимает форму разговора между Сократом и братом Платона Главконом в одном из литературных произведений Платона «Государство» (том 7).

Поскольку Сократ никогда ничего не записывал, мы знаем о его учениях в основном через рассказы третьих лиц. Платон был одним из учеников Сократа, поэтому вполне возможно, что аллегория могла быть основана на реальном разговоре, который вел Сократ.

Платон использует его, чтобы проиллюстрировать свою концепцию нашего эфемерного мира в отличие от его конструкции вечного мира Форм. Платон считал, что люди предсуществуют в идеальном мире форм, прежде чем они рождаются в физическом мире чувственного восприятия, в котором мы находимся. Мы не можем воспринимать природу реальности через наши чувства, но наши органы чувств, например, когда мы видим или слышим вещи, подталкивают наши воспоминания о божественном или идеальном мире форм и таким образом помогают нам вспомнить истинную природу существования. .

Аллегория пещеры включает в себя представление группы заключенных, прикованных с рождения в пещере таким образом, что они могут видеть только стену пещеры перед собой. Их единственное визуальное восприятие — это тени, отбрасываемые на стену пещеры перед ними, от объектов на возвышении между ними и огня, горящего позади них.До них доходят только отголоски голосов и звуков. Заключенные принимают тени и эхо за реальность, потому что это все, что они знают.

Сократ (как говорящий в этом диалоге из произведения Платона «Республика») затем постулирует, что произойдет, если узника насильно выведут из пещеры и освободят во внешнем мире. Это кажется аллегорией того, когда человек освобождается от иллюзий и знакомится с «истиной». Затем Сократ описывает, как такой человек сначала чувствовал бы гнев и дискомфорт из-за того, что его вырвали из его зоны комфорта.Если бы его вывели на свет, его глаза сначала были бы ослеплены, но в конце концов он начал бы видеть вещи такими, какие они есть на самом деле. (Платон, по-видимому, здесь имеет в виду свой идеальный Мир Форм, который для него является «истиной».)

Платон (говоря как Сократ) затем утверждает, что такой просвещенный человек станет презирать ограниченные и ошибочные концепции. людей, все еще прикованных к стене в пещере, которые не могут видеть правду и должны делать выводы о реальности, основываясь на тенях, которые они видят.

Затем у Платона есть муза Сократа о том, что другие люди, все еще находящиеся в пещере, подумают, что просветленный человек (предположительно философ) был ослеплен светом, и, если он (философ) попытается просветить их, они отвергнут это, и они могут подумать, что им нужно убить его.

Последнее интересно тем, что Сократ действительно предстал перед судом и был приговорен к смертной казни за «развращение ума молодежи» своими философскими идеями, исповедовавшими скорее аристократию, чем демократию.

Платон объясняет в конце аллегории, что он использует огонь (например, огонь в пещере) и солнце как символ источника добродетели, мудрости и реальности, и поэтому солнце также является ссылкой на Бога .

Таким образом, нужно принять во внимание, что аллегория относится не только к реальным физическим объектам. Платоновская «истина» охватывает природу абстрактных сущностей, таких как красота, добродетель или «добро», и источник «добра», а также философскую мудрость или знание.

Если у вас нет времени читать Платона, но вы хотите познакомиться с эпистемологией Сократа, 7-я книга «Государства» — отличное место для начала.

Работа написана гораздо более простым языком, чем можно было бы ожидать от столь уважаемого источника большей части того, на чем была построена западная философская мысль, так что дерзайте!

Вы можете скачать его бесплатно с таких сайтов, как Gutenberg.org.

Пещера Платона — Терапевт Билла Ливитта

Пещера Платона

( из Википедии и изменено с комментариями Билла Ливитта )

Аллегория пещеры (также называемая Аналогия пещеры , Платонова пещера или Притча о пещере ) представлена ​​греческим философом Платоном в его работе Республика для сравнения «… эффекта воспитания и отсутствие его в нашей природе». Он написан как диалог между братом Платона Главконом и его наставником Сократом, рассказанный последним.

Платон поручил Сократу описать собрание людей, которые всю свою жизнь прожили прикованными к стене пещеры лицом к глухой стене. Люди наблюдают за тенями, отбрасываемыми на стену предметами, проходящими перед огнем позади них, и начинают давать имена этим теням. Тени настолько близки, насколько заключенные могут видеть реальность. Затем он объясняет, как философ подобен узнику, которого освободили из пещеры и который приходит к пониманию того, что тени на стене вовсе не составляют реальности, поскольку он может воспринимать истинную форму реальности, а не просто видимые тени заключенными.

Краткий обзор                                            

Заключение в пещере

Сократ начинает с того, что просит Главкона представить себе пещеру, населенную заключенными, заключенными с детства. Эти заключенные скованы цепями таким образом, что их ноги и шеи зафиксированы, что заставляет их смотреть на стену перед собой. Позади узников костер, а между огнём и узниками приподнятая дорожка.Вдоль этой дорожки проходит невысокая стена, за которой ходят люди, неся предметы, «…в том числе фигурки людей и животных, сделанные из дерева, камня и других материалов». Таким образом, идущие люди сравниваются с кукловодами, а низкая стена — с экраном, на котором кукловоды выставляют своих марионеток. Идущие люди находятся за стеной на дорожке, поэтому тени на стену отбрасывают не их тела, а предметы, которые они несут. Заключенные ничего не видят позади себя, они могут видеть только тени, отбрасываемые на стену перед ними.Звуки людей, идущих эхом от затененной стены, заключенные ошибочно воспринимают эти звуки как звуки теней.

Сократ предполагает, что для заключенных тени артефактов составляют реальность y , потому что они не видели света. Они не осознают, что то, что они видят, является тенями артефактов, вдохновленными реальными людьми и животными за пределами пещеры. Кроме того, Сократ предлагает, чтобы заключенные «присваивали авторитет и престиж» тому из них, кто мог быстро вспомнить, какие тени были раньше, предсказать, какие тени последуют за ними, и назвать, какие тени обычно встречаются вместе.Платон в образах этой игры передает, что престиж победы в этой игре на самом деле вовсе не является честью, потому что заключенному не хватает знаний о мире за пределами пещеры.

Выход из пещеры

Затем Сократ предполагает, что один заключенный, освобожденный, внезапно вынужден стоять, поворачиваться, идти и смотреть в сторону огня. Свет причинял боль его глазам и создавал большие трудности для него, чтобы увидеть тени объекта, которые он видел раньше.В своей боли, продолжает Сократ, освобожденный отворачивался и бежал назад к тому, что он мог разобрать; тени переносимых предметов. Затем ему говорят, что то, что он раньше видел, не имеет субстанции, а то, что он видит теперь (переносимые предметы), составляет большую реальность. Когда он видит мир за пределами пещеры, он начинает сомневаться в своих прежних убеждениях.

Освобожденного с болью и раздражением тащат вверх и из пещеры . При выходе из пещеры этот дискомфорт только усиливается, так как сияющий свет солнца заливает его глаза.Солнечный свет символизирует новую реальность и знания, которые испытывает освобожденный.

Медленно его глаза привыкают к солнечному свету. Сначала он способен видеть только тени вещей. Затем он может видеть отражения вещей в воде, а позже способен видеть сами вещи. Затем он может смотреть на звезды и луну ночью и, наконец, он может смотреть на солнце.

 

 На что следует обратить внимание. Почему узник возвращается к своим цепям? Почему заключенные, освободившиеся после 20-летнего заключения, ищут способы вернуться в тюрьму? Почему мы остаемся в отношениях, которые подобны аду? – Потому что это то, что мы знаем и с чем нам комфортно.

Какие тени есть в твоей жизни? Каким образом вы рассматриваете мир как реальность, но на самом деле это не так? Депрессия и стресс могут сделать это. Так же как и наркотики, не говоря уже о психозах.

Какие цепи держат тебя в твоей пещере? Это может быть то, как вы были воспитаны. Ваши страхи, ваши зависимости, ваши взгляды на мир, ошибки мышления. Есть множество вещей, удерживающих нас на месте и заставляющих смотреть на мир теней.

Платонова пещера — ТВ-тропы

«Когда я сделал тень на своем оконном ставне
Они вызвали полицию и дали показания
Но они как люди, закованные в цепи в пещере
В аллегории людей в пещере греческого парня.»

В знаменитой аллегории Платона из Республики реальность непосредственно не воспринимается. Мы привязаны, в пещере, перед огнем, не можем видеть ни себя, ни кого-либо еще, только их тени; и когда мы видим, как тени танцуют и взаимодействуют друг с другом, мы верим, что тени — это мы сами, а стены пещеры — это мир.

Сеттинг Platonic Cave — это сеттинг, в котором пещера показана как искусственная. Истории в таком сеттинге часто связаны с отслаиванием слоев, попытками приблизиться к реальности.

Сюжет «Гнездо кукушки» использует это как часть истории одного эпизода. Богоявленская тюрьма аналогичным образом использует затемненную природу реальности, чтобы заманивать людей в ловушку.

Этот термин иногда может использоваться как синоним «искусственной реальности», как в случае голодека из «Звездного пути» . Можно сойти с ума от откровения о том, что находится за пределами пещеры в космической истории ужасов.

Сравнить Киберпространство. Может пересекаться с Lotus-Eater Machine.

Остерегайтесь спойлеров дальше этого пункта.


Примеры:

    открыть/закрыть все папки 

    Аниме и манга 

    Комиксы 

  • Невидимые , где наша вселенная является пересечением двух других. Когда кого-то приводят в Невидимый Колледж, ему говорят: «Представьте, что мир — это узор на обоях….ну, теперь мы в стене.»
  • Morning Glories , сыграно очень буквально.

    Веерные работы 

    Фильмы — игровые фильмы 

  • Тринадцатый этаж : Пещера представляет собой симуляцию виртуальной реальности внутри другой симуляции виртуальной реальности.
  • Обсуждается в After The Dark . Зимит сравнивает Джеймса с наблюдателем теней, чтобы оскорбить интеллект Джеймса. Финал изображает Зимита столь же слепым, потому что его эгоистическое пренебрежение к эмоциям означает, что он не может понять любовь Джеймса и Петры или причину, по которой она так его злит.
  • Концовка фильма Бразилия . «Пещера» — это собственный разум главного героя, сошедшего с ума под пытками.
  • Независимый фильм Кафе люди проводят большую часть фильма внутри кафе. Оказывается, кафе (и, возможно, весь мир снаружи) — это компьютерная программа с причудливой маленькой девочкой в ​​качестве аватара программы. Это платоническое кафе, если хотите.
  • Темный город : Пещера представляет собой инопланетный космический корабль/лабораторию, сделанную так, чтобы выглядеть как американский город ок. 1930-е годы.
  • Клык : Брат и сестра никогда не покидали свой дом с тех пор, как родились, и не контактируют с людьми извне. Реальность, которую они знают, — это вымысел, созданный их родителями, чтобы изолировать их от реального мира.
  • El Topo дает очень буквальное толкование этого тропа. Психоделически.
  • eXistenZ : Пещера — игра виртуальной реальности. Однако этот троп ниспровергается, когда выясняется, что transCendenZ такая же подделка, как и eXistenZ.А люди, которые хотят разрушить пещеру? Безумные террористы, которые хотят помешать вам играть в видеоигры.
  • Ex Machina : Обсуждается Калебом, но не по имени, когда он учит Аву идее человека, который знает абсолютно все о цвете, но на самом деле никогда не видел его, поскольку ее единственный источник информации — черно-белый телевизор. . В конце Ава выходит на солнечный свет, оставляя других «узников» позади — прямая отсылка к «Аллегории пещеры» Платона. Визуально подкреплено в последней сцене, показывая тени пешеходов на тротуаре.
  • Начало : Пещеры — это сны, которые часто невозможно отличить от реальности.
  • Остров : Клоны освобождаются в конце, выходя из подземного объекта на солнце.
  • В том же ключе, Logan’s Run есть люди, оказавшиеся в ловушке в городе-крепости, не имеющие представления о том, на что похож мир вокруг них. Извращенные в том смысле, что они знают, что что-то есть за пределами города, но их представление о том, что это такое, оказывается полностью искаженным.
  • Матрица, из Матрица . «Пещера» — это гигантская компьютерная программа.
  • Исходный код : Солдат отправляется в прошлое в созданной военными капсуле, которая интегрирована с различной электроникой внутри, требующей его обслуживания. Позже он обнаруживает, что вся капсула — иллюзия, созданная его собственным разумом, в то время как его сильно поврежденное тело находится в коматозном состоянии, подключенном к машине.
  • Частичный пример: Они живут! , в котором радиосигналы направляются в наш мозг, заставляя нас видеть неточно.
  • THX 1138 : Пещера — это весь подземный город, а финальная сцена, где THX поднимается по лестнице и убегает на солнце, — явная отсылка к «грубому восхождению» и трансцендентности, как описано в аллегории.
  • Это одна из интерпретаций всего фильма «Вспомнить все» (1990) , и фильм также в значительной степени подразумевает, что это действительно сеттинг после имплантата мечты Куэйда. Поскольку это экранизация Филипа Дика (см. ниже)…
  • Шоу Трумэна .«Пещера» — это звуковая сцена телешоу размером с город.

    Литература 

  • Многие сказки Лавкрафта в «Мифах Ктулху» рассказывают о людях, которые на самом деле не осознают силу космоса перед нами, и о том, что все мы живем в псевдореальности, не связанной с правдой существования, и о том, что знание того, что существование приведет к вы безумны, так как человеческий разум не может постичь того, что находится за пределами аллегорической пещеры. В одной истории раскрывается, что мир, который мы знаем, на самом деле может быть пещерой в пещере, поскольку вся вселенная — это сон Азатота.Его усыпляют инопланетяне, играющие музыку, и если он когда-нибудь проснется, даже Жуткие Мерзости не знают, что произойдет.
  • modus operandi Филипа К. Дика. Многие, многие, многие его рассказов связаны с поддельными мирами или ненадежными представлениями реальности, часто как показывает Помидор в зеркале:
    • Око в небе В главные герои оказались в ловушке внутри солипсистских проявлений разума главных героев, где реальность подчиняется предвзятости подтверждения их субъективных убеждений.
    • Time Out of Joint , похожий на Шоу Трумана , заставляет главного героя обнаружить, что его, казалось бы, идиллическая жизнь в пригороде 50-х годов — это обман, созданный военными.
    • В «Человек в высоком замке» главный герой, мистер Тагоми, так сильно концентрируется на произведении искусства, что теряет связь с собственной реальностью, где державы Оси выиграли Вторую мировую войну, и ненадолго забредает в нашу.
    • В «Предпоследней истине» есть буквальная Платонова пещера, где маленькие добрые рабочие пчелы находятся в массивных подземных хранилищах, создавая автономное оружие, в то время как новости о вечной войне, опустошающей поверхность Земли, передаются по каналам.Оказывается, война закончилась некоторое время назад, и это автономное оружие стало отличным ландшафтным дизайнером для элиты, накопившей все богатства.
    • Убик заставляет Джо Чипа открыть для себя регрессирующий во времени мир, в который он попал, на самом деле его предсмертный сон, когда он задерживается в анабиозе. Может быть. В последней главе Рансайтер, который якобы выжил, начинает переживать точно таких же вещи…
    • ВАЛИС возмущается этим, отражая нервный срыв автора, когда он считал, что общается с инопланетным спутником, который пытался убедить его, что Римская империя конструирует сфабрикованную гностическую реальность, чтобы заманить в ловушку души людей и заставить их забыть, что распятие Иисуса Христа произошло совсем недавно. Удивительно, но затем он написал себя в книге как голос разума для главного героя, указывая, что у него, возможно, просто психотический срыв.
    • Название эссе, которое Дик написал о писательстве, философии и обо всем: «Как построить вселенную, которая не развалится через два дня», говорит миру о его мировоззрении.
  • Перевернутый троп в Божественная комедия ; души Луны такие жемчужные и бледные, что Данте принимает этих реальных людей за тени.Беатрис должна показать ребячливому Данте, что перед ним не иллюзии, а истинная реальность.
  • Та же самая аллегория сделана с замочной скважиной вместо Цветы для Элджернона , поскольку Чарли размышляет о том, насколько он изменился после сыворотки. Чарли : Я часто перечитывал свои отчеты о проделанной работе и видел неграмотность, детскую наивность, низкоинтеллектуальный ум, выглядывающий из темной комнаты через замочную скважину на ослепительный свет снаружи. Я вижу, что даже в своей тупости я знал, что я неполноценен, и что у других людей было что-то, чего мне не хватало, что-то отказывало мне.В своей умственной слепоте я думал, что это каким-то образом связано со способностью читать и писать, и я был уверен, что если я смогу получить эти навыки, у меня автоматически появится и интеллект.

    Даже слабоумный человек хочет быть похожим на других мужчин.

  • В Великий Бог Пан , ученый, ответственный за весь сюжет, провел эксперимент, потому что он верил в эту теорию и хотел показать нам часть «реальной» реальности. Правда это или нет, не уточняется, но учитывая тот факт, что вокруг бегает Жуткая мерзость, скорее всего так и есть.
  • Небеса Яна Стюарта и Джека Коэна происходит в основном в реальном мире, но он включает в себя «миры» Lotus-Eater Machine и содержит одну подобную сцену. Посвященный в более глубокие секреты религии, создающей эти фантастические миры, показан внутри одного из них, а затем возвращается в офис, где он был. Его инструктор утверждает, что виртуальная реальность, которую он испытал, была реальной, и он не согласен. Он говорит, что на самом деле реально это , то есть его окружение, и в этот момент он просыпается и понимает, что на самом деле это была еще одна симуляция, использованная только для того, чтобы подчеркнуть, что он начал говорить о том, что это более реально, чем первый.
  • В романе «Ересь Хоруса » «Тысяча сыновей, тысяча сыновей» примарх Магнус Красный пересказывает историю, пытаясь убедить Императора в том, что он должен позволить продолжить изучение магии. Он терпит неудачу, и хотя его легион осуждается за его использование, они продолжают использовать его с катастрофическими результатами. В этом случае Император изо всех сил пытается удержать пещеру на месте, так как он знает, что то, что скрывается за пределами пещеры, совершенно ужасно. И Магнус уже давно заключил сделку с одним из этих ужасов, что как раз и бьет его по делу.И чтобы завершить символизм, судьба Тысячи Сыновей и Магнуса предвещается, когда Ариман указывает, что Магнус неправильно рассказал историю: в версии этой вселенной другие люди убили человека, который сбежал, когда он вернулся и рассказал им о свете.
  • В романе Айзека Азимова « I, Робот » история «Разум» вращается вокруг робота, который убеждается, что космическая станция, на которой он работает, — это вся его вселенная, а обязанности, которые он выполняет на станции, — это обряды для божества.Люди, которые наблюдают за станцией, не могут убедить его в обратном, и их рассказы о большой планете с миллиардами людей отвергаются как заблуждения, которые им дал «Хозяин», чтобы их собственная жизнь казалась значимой. В конце истории их спасатели заверяют их, что Земля на самом деле все еще существует, но история заканчивается до того, как они физически покидают ее пределы.
  • Машина останавливается — это, если отбросить всю научную фантастику, история, рассказанная Платоном.Кроме, пожалуй, концовки.
  • Главный герой книги Уильяма Гибсона Нейромант в какой-то момент находится внутри программы виртуальной реальности, сидит у костра, внутри чего-то очень напоминающего пещеру.
  • В рассказе Роберта Хайнлайна «Они» главный герой осознает тот факт, что он находится в пещере, когда кто-то, управляющий миром, ошибается, и за одним окном идет дождь, а за другим солнечно. Они посылают психолога, чтобы попытаться убедить его, что он шизофреник.

    Прямой эфир 

  • Вавилон 5 :
    • Во время допроса в эпизоде ​​«И небо, полное звезд» Синклер заперт в кибернетическом кресле, в котором он познает альтернативную реальность.
    • В «Пауке в паутине» Абель Хорн превращается в кибернетически управляемого убийцу, телепатически блокируя его разум в момент смерти, так что это становится его реальностью.
    • Шеридан, возможно, проводит некоторое время в одном из них, когда умирает на За’ха’думе.Он выходит из этого только тогда, когда придумывает что-то, ради чего стоит жить.
    • В «Гонке сквозь темные места» Бестер телепатически обманывается, заставляя думать, что он выполнил свою миссию.
    • Лондо попал в ловушку телепатической реальности, созданной Г’Каром в «Прах к праху».
  • Доктор Кто :
    • Матрица в «Смертельном убийце», одноименный сеттинг в стиле MC Эшера, созданный на заказ Мастером и управляемый ребенком-отрекшимся, или Адриком в «Кастровальве», и альтернативные реальности в «Небесном мастере игрушек» и «Похититель разума».
    • «Вторжение андроидов» имеет фальшивую Землю.
    • «Тупик»: автомагистраль. Никто не хочет говорить о «Слоне в комнате»: никто не видел никаких признаков властей с тех пор, как началась пробка, и все выезды закрыты, потому что в живых остались только люди на трассе и в подземном городе. на всей планете.
    • «Тишина в библиотеке»/«Лес мертвецов»: «Пещера» — это компьютерная система Библиотеки. Благодаря подписям 4022 человек, сохраненным на жестком диске для их же безопасности, ядро ​​компьютера, маленькая девочка, подвергшаяся загрузке мозга, не может вспомнить или осознать, что ее мир представляет собой компьютерную симуляцию из-за нехватки памяти.
    • «Выбор Эми»: один из миров, представленных Доктору, Эми и Рори, — это Пещера, являющаяся всего лишь сном, а другой — реальный мир. На самом деле оба мира ложны, что делает пещеру двойной.
  • Путь : Кэл рассказывает историю оригинальной аллегории Платона, с которой, по-видимому, согласуется мейеризм, поскольку их «лестница» — это путь, указанный в названии, который ведет «к свету» из пещеры.
  • Красный карлик : В «Назад в реальность» персонажи просыпаются и обнаруживают, что они, по-видимому, были в захватывающей компьютерной игре, а вне игры у них совсем другая личность.Однако позже они обнаруживают, что это само по себе является альтернативной реальностью, созданной хищным кальмаром отчаяния в попытке довести их до самоубийства.
  • Сибуя в Sh25uya прямо указано, что это виртуальная копия в начале шоу.
  • Звездный путь: Следующее поколение :
    • Профессор Мориарти обнаруживает, что он является персонажем фантазии о голодеке, и доходит даже до того, что он подвергает сомнению воспоминания и личность, которые были запрограммированы, отвергая их ради шанса на новую личность и существование.Когда Пикард не выполняет свое обещание, в следующем эпизоде ​​Мориарти заманивает Пикарда и Дейту в ловушку в одном из них, что ненадолго заставляет Пикарда задуматься о том, что их собственная реальность может быть Платонической пещерой.
    • Пикард попал в другую ловушку в «Внутреннем свете», пережив всю жизнь давно умершего инопланетянина по имени Кайлен, веря, что это реальность.
    • Райкер заперт в двухслойной пещере в «Несовершенном будущем», сначала его заставили думать, что он находится в будущем и страдает амнезией, а затем заставили поверить, что и были симуляцией голодека его похитителями, ромуланцы.На самом деле это была двойная пещера, созданная инопланетянином-ребенком, который играл роль в обеих симуляциях пещеры.
    • Райкер оказывается в еще одном в «Frame of Mind», поскольку он постоянно переключается между двумя отдельными реальностями. В одном он на корабле играет в пьесе, в другом он пациент/заключенный в чужом мире. Эпизод сосредотачивается на том, как Райкер медленно теряет контроль над реальностью, пытаясь понять, какая реальность реальна, а какая является платонической пещерой.
  • Эпизод «Звездный путь: Глубокий космос 9» «Трудные времена» рассказывает о последствиях того, что О’Брайен был принужден в Платоническую пещеру в качестве наказания инопланетным видом. В своей пещере он был вынужден пережить 20 лет воспоминаний о том, что он был заключенным.
  • Звездный путь: Вояджер
    • И в «Жажда смерти», и в «Кью и Серый» Кью создают репрезентативную реальность, отражающую основные идеи Кью-континуума для нас, простых смертных (хотя они не пытаются обмануть людей, заставляя их думать, что это реально, это, по крайней мере, предполагает, что в реальности есть нечто большее, чем они способны вынести).
    • В нескольких эпизодах рассказывается о вымышленных персонажах голодека, постепенно приходящих к пониманию того, что все их существование находится в пещере с точки зрения основного состава.Сюда входят изображения Леонардо да Винчи («Относительно полета») и всего города Фэйр-Хейвен («Честная гавань»).
  • В эпизоде ​​ Сверхъестественное «Что есть и чего никогда не должно быть» Дин изо всех сил пытается признать, что Вселенная желаний не реальна, а была лишь фантазией, созданной, чтобы позволить джинну выпивать его кровь.

    Музыка 

    Религия 

  • Вообще говоря, этот троп можно легко рассматривать как один из постулатов верований, которых придерживаются приверженцы большинства религий: Материальная вселенная, в которой мы живем, является лишь частью нашей реальности.Помимо наблюдений и понимания человечества и его точных наук, существуют Бог, боги, духи и другие космические силы, влияющие на физические события. Любой, кто отрицает это, обычно рассматривается как человек, блуждающий во тьме, полагающийся на свои ограниченные чувства. Гностицизм, в частности, выводит это на другой уровень, сравнивая физическую реальность с тюрьмой , из которой человечество, чья истинная форма считается духовной по своей природе, должно сбежать. Заметным исключением является зороастризм, который считает физический мир священным, а людей, отказывающихся от него, серьезно заблуждающимися.

    Настольные игры 

  • Маг: Пробуждение . Сама Реальность — это «пещера», «падшее» изображение безграничного чуда Высших Царств. И даже для тех, кто успеет разорвать веревки и обернуться, чтобы посмотреть на выход, есть демиурги, охраняющие вход в пещеру, и траншея, прежде чем вы сможете даже добраться до них.

    Видеоигры 

  • В Bloodborne сильно подразумевается, что весь мир — это просто мир грез, созданный сущностями, называемыми «Великими».Окончание «Yharnam Sunrise» ясно показывает, что это именно этот троп.
  • Зло внутри содержит один из самых тревожных примеров этого тропа. Пещера — это разум серийного убийцы, в котором главный герой оказался в ловушке с помощью устройства, называемого STEM-системой.
  • Fallout 3 имеет это в виде Tranquility Lane, VR-симуляции тупикового района 1950-х годов, в котором доктор Станислав Браун, изображенный как девушка по имени Бетти, неоднократно пытает, убивает и воскрешает жителей .Сами Убежища могут претендовать на жителей, которые там родились и никогда не видели внешнего мира.
  • Final Fantasy Tactics Advance — Пещера — это мир, созданный волшебной книгой.
  • The Legend of Zelda: Link’s Awakening содержит довольно душераздирающий взгляд на этот образ. Пещера — это все окружение, остров Кохолинт, который является просто миром снов, созданным божеством, Рыбой Ветра. Кикер? Все жители острова, о которых Линк заботится и о которых узнает, в том числе любовный интерес Марин, также являются частью пещеры, и если Линк покинет ее, все они перестанут существовать.Тем не менее, Линк не может продолжать свои поиски, если он останется в пещере, что делает всю историю очень горько-сладкой.
  • Metal Gear Solid :
    • Установка завода в Metal Gear Solid 2: Sons of Liberty . Уровень явно создан по образцу Metal Gear Solid , хотя игрок, скорее всего, откажется от этого. Позже мы узнаем, что игра представляет собой операцию под ложным флагом, разработанную кураторами Райдена для имитации кризиса MGS1: ядерная угроза, восставшие солдаты, два VIP-персонала, которых нужно спасти, ученый, который знает о слабом месте Metal Gear, и различные ловушки, которые можно копировать и использовать. вставлено из предыдущей игры.В качестве метафоры все растение — это просто камуфляж, который рассыпается, когда его обнаруживает Райден.
    • Личную жизнь Райдена можно считать за единицу. Правительство идет на особенно жестокие меры, чтобы контролировать его, даже моделируя внешность сотрудника на основе его психического профиля и платя ей за то, чтобы она действовала как его девушка. Даже его карьера — обман.
    • Все становится еще безумнее, если вы действительно хотите нырнуть в кроличью нору и раскрыть все скрытые сообщения игры. Подписываясь на очень хорошо представленные и правдоподобные теории, представленные здесь, вся миссия вполне может быть виртуальной симуляцией.
  • В Minecraft ‘s End Poem два рассказчика называют жизнь «долгим сном», а игру — «коротким сном» внутри него. Когда они говорят о истинной реальности, вне снов, текст искажен и непонятен.
  • Оракул Дао это кульминация оригинальной истории. Амброзия так обеспокоена тем, что ей снится предсмертный сон или что она вообще не настоящая, что приходит в ярость, когда Бог объясняет истинную природу реальности. На самом деле она , единственная из , которая существует. Как ни странно, все становится интереснее после того, как это происходит, и есть целый игровой эпилог, основанный на этой новой реальности.
  • The Ring: Terror’s Realm об этом. Мир, который Мэг воспринимает как программу [RING], на самом деле является реальным миром, который существует с тех пор, как Садако начала террор. То, что она воспринимает как приземленный мир, является общечеловеческой проекцией, которую Садако посылает, чтобы убаюкать их ложным чувством безопасности.
  • Звездный океан: до конца времен показывает, что вся вселенная является смоделированной реальностью и, следовательно, все в ней являются программой ИИ.

    Веб-комиксы 

    Веб-оригинал 

  • Французский багет Разведка : Обсуждается в Дебаты между наукой и этикой . Гарри предлагает держать людей на острове, где они будут изолированы и будут тайно контролироваться. Когда Гринго говорит, что это аморально, он отвечает, говоря, что человеку все равно, потому что он не будет знать, что он заключенный; поскольку он не знал бы о внешнем мире, у него не было бы желания уехать, поэтому он оставался бы там по своему выбору.

    Гарри: Свобода не познается, она ощущается; и то, что мы чувствуем, определяется ложью, которой нас кормят. Как только закончится пандемия, вы будете дорожить своей «свободой» из офиса, который два года назад называли «тюрьмой». Вот что происходит, когда крыса убегает из клетки, чтобы попасть в клетку большего размера. Я хочу сказать, что если объект находится посреди пустыни, вы можете позволить людям свободно и без присмотра бродить, и все же они всегда будут выбирать вернуться, потому что они будут убеждать себя, что в мире для них ничего нет.Как вы можете чувствовать себя в ловушке, если не видите ограничений?

  • Видео «Белые стены» переосмысливает этот образ через призму Мифов Ктулху. Одно предположение, чем это закончится.

    Вестерн Анимация 

  • Так и оказалось в 12 унций. Мышь с очень постепенным раскрытием в течение первых двух сезонов, что привело к проблеску (возможно) реального мира в финале 2 сезона.
  • Принц Драконов : Во втором сезоне Лужанн обсуждает, как понимание того, что человек может когда-либо знать только свое восприятие реальности, является центральным для лунного аркана.

    Lujanne: Тайна Луны связана с пониманием связи между видимостью и реальностью. Большинство людей считают, что реальность — это правда, а видимость обманчива. Но те из нас, кто знает лунный аркан, понимают, что мы можем по-настоящему знать только сам внешний вид. Вы никогда не сможете прикоснуться к так называемой реальности, которая находится за пределами досягаемости вашего собственного восприятия.

    Реальная жизнь 

  • Несколько физиков предложили онтологии, которыми Платон мог бы гордиться:
    • Космолог Пол Дэвис, наряду с большим количеством других ученых, философов и теологов, считает, что Вселенная — не что иное, как очень мощный квантово-цифровой компьютер. Он даже предложил эксперимент, который можно было бы провести в ожидании развития вычислительной техники.
    • Макс Тегмарк считает, что существует только математика, а то, что мы воспринимаем как реальность, есть не что иное, как уравнения, которые обманывают себя, заставляя думать, что они существуют в реальном мире.
    • Вероятно, самым странным из всех является то, что после рассмотрения философских последствий нарушения теоремы Белла Бернар д’Эспаньа пришел к выводу, что законы физики — не что иное, как тени панентеистического бога.
    • В квантовой механике было обнаружено, что фундаментальные частицы (кварки, электроны, фотоны и т. д.) являются «точечными частицами», частицами, которые не имеют физического расширения в трехмерном пространстве и, следовательно, не занимают его. Это сделало бы атомные структуры больше не пустым пространством, а полностью пустым пространством. Одно из предложенных решений состоит в том, что основой реальности является не материя, а информация, и что основой частицы является количество крошечного пустого пространства, которому были приданы определенные свойства и параметры, которые влияют на сферический радиус крошечного пустого пространства. Кто или что «программирует» Вселенную, естественно, очень открыто для обсуждения.
  • Пифагор считал, что числа — это истинная природа всего сущего. Это стало эмпирической теорией Исаака Ньютона, который кодифицировал, как использовать математику для описания физики.
  • На самом деле мы не воспринимаем ничего, кроме теней. Вы думаете, что видите других людей, но это всего лишь электромагнитные волны, стимулирующие вашу сетчатку. То, что вы слышите, это просто молекулярные вибрации.То, что вы чувствуете, — это просто давление, вызванное вашими нервами. У людей нет единого чувства, что непосредственно воспринимает то, как мы интерпретируем данные, которые получаем из окружающей среды. Другими словами, вы не можете постигнуть истинную форму всего, что вас окружает, и то, что вы видите, — всего лишь иллюзия, созданная мозгом, пытающимся разобраться во всем.
  • Балийцы верят в нечто очень похожее на это. Все, что мы видим и переживаем, является отражением реального мира. Священный театр Бали включает в себя пьесы ваянг (отражение) с использованием плоских кукол из кожи за освещенным экраном, поэтому все, что вы видите, это их тени.
  • Некоторые индейские племена также верят в это. Чтобы попасть в реальный мир, нужно мечтать. Бешеный Конь был одним из многих святых людей, известных своей способностью находиться в обоих мирах одновременно.
  • Мозг в чане, концепция, согласно которой, если бы ваш мозг плавал в чане с поддерживающей жизнь жидкостью и был подключен к суперкомпьютеру, предназначенному для имитации реальности, обрабатывая выходные данные вашего мозга и отвечая на соответствующие входные данные, абсолютно никаким образом для вас не определить, что это было так.
  • Пурпурный цвет создается вашим мозгом, когда он одновременно видит красный и фиолетовый свет. Не существует «пурпурной» длины волны.
  • Термин проснулся относится к этому, используя метафору «пробуждения», чтобы увидеть мир таким, какой он есть на самом деле, чтобы описать обретение полного осознания социальной несправедливости, присутствующей в мире. «Woke» — это афроамериканский вариант слова «woken», который был придуман в его нынешнем использовании в 2010-х годах активистами, пытающимися повысить осведомленность о жестокости полиции в отношении чернокожих и другой несправедливости по отношению к афроамериканскому сообществу.

Всемирный молодежный альянс | Тюрьма ложного восприятия: пещера Платона

Греческий философ Платон много лет назад провел Аллегорию пещеры как размышление о природе человека, знания и истины.

Аллегорию можно кратко резюмировать: «Существование пещеры, в которой люди оставались узниками с рождения, привязанные за шею и ноги к стене, в которой только они могли смотреть на стену пещеры, где отбрасывались тени, были фигуры людей и животных, переносимых людьми и отражаемых огнём, эти люди иногда сохраняли разговоры, услышанные заключенными, поэтому единственным знанием, которым обладали рабы, были разговоры и что отражаемые тени были не чем иным, как реальными предметами» — Платон «Государство

»

Кто заключенные в пещере? Заключенные представляют людей, особенно людей, погруженных в поверхностный мир видимостей. Люди утратили способность познавать реальность и подлинные потребности мира. Люди — пленники новой реальности, основанной на поверхностности, и больше не могут видеть истинный смысл жизни. Что еще более важно, люди утратили способность связываться со своим истинным происхождением — целью каждого человека давать другим. Это символизируется в аллегории тенями: заключенные могут видеть только тени, отбрасываемые огнем на стены пещеры; они не могут видеть реальных человеческих тел, движущихся по земле над ними, и не могут они видеть настоящий источник света, которым является солнце.

Однако не все заключенные скованы своей неспособностью видеть мирскую правду. В своей аллегории Платон обсуждает тип узника, освобожденного от своих цепей. Платон считает, что эти освобожденные узники и есть философы. Эти философы — люди, которые решают противостоять вызовам, искренне желают найти смысл жизни и, самое главное, решают направлять других, используя свои знания, чтобы открывать другим людям глаза. В аллегории Платона солнце представляет Истину.Именно эту Истину могут видеть философы и стараются помочь увидеть другим.

Платон написал эту аллегорию более двух тысяч лет назад. Имеет ли этот древний миф какое-либо отношение к сегодняшнему дню? Ответ положительный. Нам нужно понять, каким заключенным мы хотим быть. Хотим ли мы быть типом заключенного, который принимает поверхностные или материальные поверхности за истинную реальность и неправильно понимает глубокую цель нашей жизни, или мы хотим признать, что уважение человеческого достоинства должно быть приоритетом в нашей жизни и в действиях, которые мы совершаем? решили взять?

Эта статья не только об известной философии.Нам нужно понять, что самая глубокая задача, с которой мы родились, — это оказывать положительное влияние на мир. Когда мы вносим положительный вклад в мир, мы можем видеть дальше иллюзии простой видимости. Мы видим правду; мы вырваться из наших пещер, и мы можем увидеть солнце.

Алисия Ромеро, стажер в офисе WYA в Латинской Америке

Родственные

Аллегория Платона о пещере

Эд Уилан, автор статей, Classical Wisdom

Влияние Платона на западную философию было огромным; некоторые из его ключевых мыслей заключены в «Аллегории пещеры». В нем представлены некоторые из его ключевых философских идей о природе истины, реальности и даже общества. Это необходимо для понимания концепций афинского мыслителя, которые сегодня так же актуальны, как и более двух тысяч лет назад.

Метафизика Платона

Чтобы понять Аллегорию Платона, сначала необходимо понять некоторые из его основных идей. В своем шедевре «Республика » он излагает свою теорию реальности. Он предположил, что существуют два мира. Есть мир чувств, который мы знаем, который всегда в движении и ненадежен.Потом был второй мир; вневременной и неизменный мир вечных идей или форм. То, что мы называем «истиной», есть знание этих форм или идей, которые являются моделями всего, что мы воспринимаем в физическом мире. Этот мир Идей и есть «реальный» мир. Согласно Платону, мы можем познать Формы, практикуя рассуждения и философию. Платон из скульптуры 4 века до н.э.

Аллегория Платона о пещере

Платон часто использовал притчи и аллегории, чтобы передать свои аргументы и подчеркнуть свою точку зрения. Аллегория пещеры, которая появляется в Республике, , была написана Платоном для развития его идей о реальности и знании. Он был разработан, чтобы показать дихотомию между мнением и верой, реальным и нереальным. История рассказана в форме диалога между Сократом и братом Платона Главконом.

В аллегории Платон рассказывает, как Сократ рассказывает, что в пещере долгое время находилось несколько заключенных, скованных вместе цепями. За ними огонь, а между огнем и пленниками стоят люди, несущие предметы.Пламя отбрасывает тени на стены перед заключенными, которые думают, что они настоящие. Итак, заключенные принимают игру теней за реальность. Однажды один из заключенных сбегает, видит огонь и понимает, что то, что он считал реальным, было всего лишь тенями.

Затем он исследует мир за пределами пещеры и впервые понимает природу реальности. Заключенный понимает, что другие заключенные в цепях должны знать об этом, и что это побудит их сбежать из пещеры.По возвращении в пещеру узник был полуслепым, потому что его глаза не привыкли к солнечному свету. Никто из заключенных не поверил бы ему и теперь думает, что он слепой. Они отказываются пытаться покинуть пещеру и продолжают верить, что тени, которые они видят, — реальность. В диалоге Платона Сократ заявляет, что если скованные узники будут освобождены, они убьют своих освободителей.

Бюст Сократа

Аллегория пещеры и реальности

Сократ, который на самом деле только высказывает идеи Платона, объясняет аллегорию Главкону.Пещера и ее тени — это мир чувств, огонь — это солнце, а внешний мир — это царство Идей. Большинство людей осознают только тени, а не реальный мир. Это потому, что они предполагают знание чувств, а не форм. В результате большинство людей живут в неведении. Бегство узника из тьмы во внешний мир отражает восхождение души из чувственного царства в царство Идей, где обитает истина. Подобно заключенному, те, кто увидит Формы, отвергнут старый взгляд на реальность и захотят узнать больше об истине, которую можно познать только интеллектуально. Аллегория показывает двойственную природу взглядов Платона на реальность. Он также утверждает, что каждый может познать истину, как сбежавший узник, и стать мудрым, если только обратит свой разум к Формам. Однако это также показывает, что просветление является сложной задачей, как видно из проблем сбежавшего заключенного с прикованными людьми в пещере. Это потому, что большинство заблуждаются, как закованные в цепи узники, и враждебно относятся к мудрецам, видевшим реальный мир, потому что они противоречат общепринятым верованиям.

Аллегория и правда

По Платону, только те, кто знает Формы, знают истину и должны быть лидерами. Благодаря своим знаниям они понимают добро и ненавидят безнравственное. В результате у них есть обязанность помогать своим собратьям, которые все еще находятся в неведении. Те, кто знает только тени (ощутимый мир), составляют большинство людей, и они невежественны и иррациональны. Те, кто видел Формы, мудры и знают добро. Платон считает, что правление Философов — лучшая форма правления. Поскольку большинство людей невежественны, они не подходят для участия в политике. Эту идею критиковали как недемократическую, поскольку она утверждает, что править должны лишь немногие. Многие комментаторы видят в аллегории намеки на Сократа и на то, как афиняне довели его до смерти. Сократ, как заключенный, который пытался сказать правду и призывал людей измениться, но ему не поверили и вместо этого напали. Некоторые ученые истолковали Аллегорию так, что те, кто знает истину, пострадают за нее, как Сократ, потому что умы большинства направлены только на нереальное.

На картине Рафаэля Афинской школы Платон изображен указывающим на небо, что свидетельствует о его вере в Формы.

Заключение

В аллегории Платон представляет многие из своих самых глубоких и влиятельных идей. Он использовал эту историю, чтобы проиллюстрировать двойственную природу реальности, природу истины, веры и мнения. Афинский философ показывает, что люди не хотят знать реального и быть свободными. Платон использует свои аргументы, чтобы оправдать правление мудрецов или философов.Он также демонстрирует, что просветление было трудным и что мудрые часто страдают, если пытаются помочь другим.

Артикул

Платон (2000). Республика. Хармондсворт: Пингвин.

Судья, Кэрол. «Дорога к солнцу, которого они не видят: платоновская аллегория пещеры, забвения и руководства в «Дороге» Кормака Маккарти». Журнал Кормака Маккарти, том. 7, нет. 1, 2009, стр. 16-30

Пещера Платона и побег из тюрьмы невежества

Платон, несомненно, является одним из самых влиятельных мыслителей во всей истории.Он поднял ряд вопросов — о философии, о знании, об истине, о политике и об этике, — которые продолжают занимать людей до наших дней.

Жизнь

Великий чревовещатель

Платон родился в Афинах где-то между 428 и 423 г. до н.э. в высокопоставленной афинской семье. Семья Платона особенно гордилась своим родством с великим государственным деятелем Солоном, жившим за два века до этого и установившим законы, на которых основывалась афинская демократия.

Как и многие другие философы Древней Греции, Платон писал свои философские труды в литературной форме. Но там, где Парменид и Ксенофан писали стихами, Платон предпочитал диалог. Это делает Платона чем-то вроде чревовещателя-философа: в своих диалогах он транслирует свои идеи через уста других — прежде всего своего учителя Сократа. И это чревовещание привело к многовековым спорам о том, какие идеи принадлежат Платону, какие — Сократу, а какие — другим участникам его диалогов.

Ученик Сократа

Еще в юности Платон попал под чары Сократа. И он оставался частью круга Сократа, пока его наставник не был казнен в 399 г. до н.э.

Вероятно, после этого Платон покинул Афины и путешествовал по всему грекоязычному миру и, возможно, даже до Египта. Его работы показывают, насколько широко он учился. На него оказали влияние пифагорейские философы, Парменид и Гераклит. А ссылки на Египет на протяжении всей его работы предполагают, что независимо от того, посещал Платон Африку или нет, он находился под влиянием египетских философских традиций, уходящих вглубь веков.

Платон вернулся из путешествия и поселился в Афинах, когда ему было около сорока лет. По возвращении он основал собственную философскую школу — Академию. Одним из самых известных его учеников был Аристотель, который позже продолжил развивать — и яростно критиковать — работу своего учителя.

Платон продолжал преподавать до самой смерти, в начале или середине восьмидесятых.


Философия

Философское чревовещание Платона придает его философии очень своеобразный оттенок: он не просто рассказывает нам, как обстоят дела; вместо этого он показывает нам, как люди собираются вместе и вступают в дебаты, пытаясь приблизиться к истине.То, что Платон хочет дать нам в своем произведении, — это не философия как набор идей. Вместо этого он хочет дать нам запись философии как деятельность — как исследование вещей, имеющих значение, предпринятое живыми, мыслящими людьми.

Когда вы читаете Платона, вы получаете ощущение мышления в действии.

Философия как повивальная бабка

Часто главным оратором диалогов Платона является Сократ — или идеализированная версия Сократа, у которого, кажется, есть подходящий ответ (хотя и не всегда ответ) на каждый вопрос и сверхъестественная способность связывать все остальные в узлах.

В « Теэтете » Платона Сократ описывает себя как повивальную бабку, которая помогает при рождении истины, предоставляя именно такое ободрение, правильные мази и зелья, чтобы помочь людям, с которыми он говорит, родить истинное знание, или может быть, даже к мудрости. Но рождение мудрости — это не то, что Сократ может сделать для других людей. Сократ утверждает, что он не наставляет, он просто помогает в этом процессе развития мудрости, в чем мы все должны пройти индивидуально.

Сократ подрабатывает продавцом сигар. Иллюстрация из коробки для сигар c. 1890 г. Общественное достояние на Викискладе.

Платон серьезно относится к этой идее философии как повивальной бабки. И именно поэтому форма диалога так важна для него. Он хочет избежать давать нам ответы. Вместо этого он хочет привести нас — подобно Сократу — к открытию истины для нас самих. И что может быть лучше для этого, чем представить аргументы и контраргументы, чтобы мы могли разобраться, оставив место для двусмысленности и для наших собственных вопросов?

Жизнь в пещере

Но это не значит, что у Платона нет четкого и конкретного видения того, какой может быть истина.

Излагая это видение, Платон часто использует мифы, басни, аллегории и истории. И одна из самых известных из всех этих историй — аллегория пещеры из Республики . Это действительно очень странная история, но она также символически связана с взглядом Сократа на философию как на акушерство.

СОКРАТ: Представь людей, живущих в подземном жилище, похожем на пещеру, с входом далеко вверх, открытым для света и таким же широким, как сама пещера. Они там с детства, закрепленные на одном месте, со скованными шеей и ногами, способные видеть только перед собой, потому что путы мешают им поворачивать голову. Свет обеспечивается огнем, горящим далеко над ними и позади них. Также за ними, но на возвышенности, между ними и огнем тянется тропинка. Представьте себе, что вдоль этой дорожки выстроена невысокая стена, подобная ширме перед кукловодами, над которой они показывают своих марионеток.

ГЛАУКОН: Мне кажется.

СОКРАТ: Тогда представьте также, что вдоль стены стоят люди, несущие всевозможные артефакты, возвышающиеся над ней — статуи людей и других животных, сделанные из камня, дерева и всякого материала. И, как и следовало ожидать, кто-то из перевозчиков разговаривает, а кто-то молчит.

ГЛАУКОН: Странный образ вы описываете и странные заключенные…

Республика (514a-515a)

Изображение: Гравюра Пещеры Платона работы Яна Сенредама (1604).Общественное достояние через Wikimedia Commons.

Срывая наши цепи

Это действительно странный образ. Но дело вот в чем: для скованных узников вся их реальность будет тенями, отбрасываемыми на стены пещеры. За собой гнусные кукловоды таскают модели ослов, людей и прочего. А несчастные узники видят только тени моделей вещей и предполагают, что эти тени и есть сами вещи.

Во второй части этой серии статей о Платоне я более подробно расскажу о платоновских тенях, моделях и подражаниях.А пока мы просто посмотрим, что аллегория пещеры говорит о взглядах Платона на философию: трудный процесс, посредством которого мы, запертые в пещерах нашего невежества, достигаем большей истины.

Сократ продолжает представлять одного из этих пленников освобожденным. Сначала они могут быть сбиты с толку, неуверенные в том, что видят. Все было бы иначе и странно. А если бы они проковыляли немного вверх по тропинке наружу, они бы отшатнулись от света и на мгновение ослепли бы.Потребовался бы кто-то, кто помог бы рождению их мудрости: повивальная бабка-философ, как Сократ.

СОКРАТ: И если бы кто-нибудь силой поволок его оттуда, по неровной, крутой тропе, и не отпускал бы его, пока он не вытащит его на солнечный свет, разве не было бы ему больно и раздраженно от того, что с ним обращаются так? способ? И когда он выйдет на свет, и солнце заполнит его глаза, разве он не сможет увидеть ни одной из вещей, которые теперь называются правдой?

Республика (515e)

И все же, как только глаза этого бывшего заключенного привыкнут к свету, они увидят весь мир — предметы мира, небо, свет звезд и солнце.И они были бы поражены тем, насколько более эта реальность была, чем то, что они себе представляли, застряв в пещере.

Философ Парменид утверждал, что мир явлений — то, как вещи кажутся нам, — расходится с реальностью. Платон подхватывает эту идею и пытается убедить нас в том, что мир, который мы переживаем изо дня в день, есть лишь тень истинного богатства мира: богатства, которого мы достигаем, следуя по пути философии.

Тюрьма невежества

Аллегория пещеры заканчивается удручающей мыслью.Как только бывший заключенный увидит правду, он, возможно, захочет приступить к освобождению всех остальных из своего плена. В конце концов, если истинная реальность на самом деле намного больше, чем призрачный мир видимостей, почему бы вам не поделиться ею?

Но если бы этот только что освобожденный узник вернулся в пещеру и попытался освободить своих бывших товарищей из плена, то встретил бы непонимание, гнев, насмешки и даже насилие. «А что касается того, кто пытался освободить узников и увести их наверх, — спрашивает Сократ, — если бы они каким-то образом могли заполучить его, разве они не убили бы его?» Это явная отсылка к возможной судьбе Сократа, казненного его согражданами-афинянами.

Аллегория о пещере имеет философские глубины, которые мы рассмотрим в более позднем файле философов. И мы еще поговорим о внешнем виде, реальности, тенях и имитациях. Но мы уже можем видеть, как эта аллегория также содержит две важные идеи, которые сформировали то, как преемники Платона представляли себе философию вплоть до наших дней.

Первая мысль о том, что философия по существу есть поиск истины, скрытой за миром видимостей, и что этот поиск есть трудное, индивидуальное восхождение из тьмы к свету.

И вторая — это пессимистическая идея, что даже если мы сможем постичь эту истину, когда мы говорим ее другим, мы рискуем быть неправильно понятыми, осмеянными, осмеянными — или даже убитыми. Потому что, как сказал Т.С. Элиот выразился в «Четырех квартетах » : «Человечество не может вынести слишком много реальности».


Присоединяйтесь к сообществу и поддержите долгосрочный рост компании «В поисках мудрости». Как член сообщества вы получите доступ к форуму сообщества Agora, где вы сможете участвовать в дискуссиях с гидом, а также получите бесплатный доступ к нашим ежемесячным воскресным салонам.Вы также получите эксклюзивный информационный бюллетень для членов сообщества и теплое ощущение того, что вы поддерживаете независимые публикации. Насколько это приятно?

В поисках мудрости: Сообщество

Зарегистрируйтесь в качестве бесплатного подписчика еженедельника Philosopher Files. Или станьте членом нашего сообщества, чтобы поддержать «В поисках мудрости» и принять участие в управляемых дискуссиях на Агоре.


Дополнительная литература

Книги

Книга Джулии Аннас Платон: очень краткое введение (Oxford University Press, 2003) — отличный и доступный путь к его работе.

Платон очень читаемый писатель. Хороший всеобъемлющий сборник — Plato: Complete Works (Hackett 1997) под редакцией Джона М. Купера. Это версия, которую я использовал здесь.

Есть также хороший перевод Платона Республика Г.А.М. Grube, также опубликованный Hackett (1992).

Наконец, чтобы найти что-то совершенно другое, попробуйте роман Хосе Сарамаго «Пещера » (Mariner Books, 2003 г.), основанный на мотивах Платона.

Интернет-ресурсы

Если вы еще не смотрели его, вам обязательно стоит посмотреть эту пластилиновую адаптацию пещеры Платона. Он отходит от буквы истории Платона в нескольких местах, но дает реальное представление о духе того, что Платон пытается сказать.


Изображение: Платон. Офорт Д. Кунего, 1783 г., по Р. Менгсу по Рафаэлю. Кредит: Коллекция Wellcome. Атрибуция 4.0 Международная (CC BY 4.0)



Об «Аллегории пещеры» Платона. | Аарон Мбома

Когда я изучал философию образования

Философия сама по себе является областью изучения, которая заставляет человека выглядеть искушенным, — это то, чем мы часто можем заниматься, не осознавая, что на самом деле делаем это.Для неспециалиста слово философия вызывает в воображении такие имена, как Сократ, Платон или Аристотель.

Когда я проходил курс Философия образования на втором курсе колледжа, преподаватель постоянно просил нас сдавать комментарии к философским статьям, которые мы читали. Недавно я наткнулся на некоторые комментарии, которые я сделал по Платону «Аллегория пещеры ».

Повествование Платона действительно сложное, зная, что оно вызвало споры различных ученых о его предполагаемом значении.Принимая во внимание другие школы мысли, моя точка зрения на труды Платона заключает в себе политику и революции

«Политика — грязная игра. Не делай этого», говорят они. «Те, кто занимается этим, рискуют умереть раньше»,  – говорят другие. Каким бы ни был их вывод, нас так долго воспитывали в страхе перед политической ареной, оставляя ее для избранных (чаще, чем иногда, для избранных). Мы были воспитаны так, чтобы меньше думать о том, чтобы быть политическими авантюристами, и больше о том, чтобы наблюдать за тем, что делают правительства.

Из наблюдений я могу сказать, что в пещере Платона находится большое количество людей. Они видят тени, проявляющиеся на стенах, а не сам объект. Они не видят коррупции или мародерства у правительств, которые «они» поставили у власти. В этой пещере, в которой они находятся, все, что они видят, это « дороги, строящиеся в их районах», , а не махинации, происходящие за этими «постройками». И вы не можете их винить, пока они не выйдут из пещеры, чтобы действительно увидеть свет.

К сожалению, то, что они выходят из этой пещеры , не является гарантией того, что они действительно примут то, что увидят. Им может быть трудно приспособиться к этому слепящему свету за пределами пещеры, и они предпочитают возвращаться в пещеру.

Подумайте о человеке, выросшем в типичной деревне, который считает, что правительство не коррумпировано только потому, что оно построило дорогу в его деревне. «Реальность» того, что правительство коррумпировано, была затемнена, и человеку, выведенному из пещеры, будет трудно принять эту реальность.Возможно, можно прибегнуть к ярлыку таких откровений как к «пропаганде» и, следовательно, отбросить их.

В то время как я в равной степени поддерживаю идею о том, что некоторые из них вышли из пещеры и смирились с этой « новообретенной реальностью », я понимаю, что это имеет свои последствия.

Когда люди видят эти правительства в их подлинной идентичности, люди рассматривают перспективы выхода на политическую арену. Но знаете почему?

Они не хотят быть частью системы, потому что хотят загладить свою вину (они дают дразнящих обещаний).Они только понимают, что многое пропустили, пока были в этой « пещере ». Мой постулат заключается в том, что если они придут к власти, их первая миссия — грабить, а не реальное строительство нации.

Откровенно говоря, я нахожу это одной из главных причин, по которой некоторые нации страдают от бесконечного цикла порчи, среди прочих.

Но что вы ожидаете от нации, если ее «предполагаемых» будущих лидеров ранее эксплуатировались правительствами?

Что они так долго жили в нищете за счет государственных чиновников, пополняющих их казну?

Чтобы разрушить это заклинание, требуется много личного выбора и честности.Но многие ли, придя к власти, действительно будут отстаивать то, что правильно? Сколько на самом деле решит поставить нацию на первое место, будучи так долго оторванным от богатства?

В то время как другие выходят из пещеры, как и в случае выше, есть и те, кто отказывается выходить из пещеры полностью.

С этой точки зрения я решаю взглянуть на концепцию революции . Некоторые из нас боятся больших перемен, особенно когда нам приходится быть проводниками этих перемен.

Платон показывает, что заключенные в пещере не хотят меняться и убьют любого, кто вытащит их для разнообразия. Даже если изменения окажутся к лучшему.

Люди могут жить под жалкой администрацией (некоторые университеты, которые я знаю), но могут никогда не стать пионерами революции, не говоря уже об участии в ней. Удивитесь причинам?

Большинство людей не видят дальше Революции (мой друг намекнул на модель ежик против лисы) .Их реальность, которой они вполне довольны, — это жизнь в этой пещере.

Кто знает, будет ли революция успешной? Собственно говоря, кто знает, станет ли жизнь после революции лучше, чем прежде? Они скорее останутся с тем, что у них уже есть, чем обещание лучшего завтра, которое слишком непрозрачно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.