Первая земля и воля дата: Земля и воля – организация, участники и цели создания (1876-1879) кратко

Содержание

Тайное революционное общество «Земля и воля»: программа и деятельность

Вторая половина XIX в. в российской истории отмечена заметным ростом недовольства среди разных слоев населения и появлением объединений единомышленников, настроенных на перемены. Одним из крупных кружков стало общество «Земля и воля».

«Земля и воля» — название тайного революционного общества в период с 1861 по 1879 гг. (с 1864 по 1876 прерывало свою деятельность). Главной целью организации была подготовка революции, опорой которой являлось бы русское крестьянство.

Восстановившись в 1876 году, организация продолжила агитацию и пропаганду. После раскола объединения в 1879 году радикальное крыло было преобразовано в террористическую организацию «Народная воля».

Первое общество

Первая «Земля и воля» существовала с 1861 по 1864 гг. Руководителями общества являлись Н. И. Утин, Ю.М. Мосолов и Н.М. Шатилов. Основные политические требования участников «Земли и воли» были изложены Я. Я. Огаревым в статье «Что нужно народу?». Они следующие:

  • Созыв народного собрания для определения путей развития страны;
  • Введение выборного правительства;
  • Территориально-административное устройство страны должно быть изменено на добровольную федерацию областей.
  • Наделение крестьян землёй;
  • Введение самоуправления для общин крестьян.

«Земля и воля» управлялась органом, который назывался Центральный русский народный комитет. Он располагался в Санкт-Петербурге.

Виды деятельности первого общества:

  • Привлечение новых лиц;
  • Распространение агитационных листовок;
  • Содействие побегам политических заключенных.

 «Земля и воля» распалась в 1864 г. К её распаду привели разногласия среди участников общества. Несколько членов «Земли и воли» подверглись аресту.

Значение общества для истории России заключалось в том, что «Земля и воля» была первой крупной платформой для объединения различных революционных обществ. Организация способствовала более четкому оформлению воззрений оппозиционной интеллигенции.

Второе общество

Второе общество появилось в 1876 г., и просуществовало до 1879 г. Изначально его название звучало как Северно-революционная народническая группа. В 1878 г. стало называться «Земля и воля». Им управляли Г. В. Плеханов и М. А. Натансон.

Политические идеи второго общества:

  • Наделение крестьян земле и право общинного пользования ей;
  • Внедрение мирского самоуправления;
  • Организация промышленных ассоциаций;
  • Свобода слова и вероисповедания.

Ключевые направления деятельности:

  • Пропаганда среди народных масс посредством организации поселений агитаторов на местах;
  • Издание нелегальных газет;
  • Пропаганда революционных идей среди городских жителей.

«Земля и воля» перестала существовать в 1879 г. На её месте появились два новых общества — «Народная воля» и «Чёрный передел». Причиной раскола стали идейно-теоретические споры среди членов «Земли и воли».

Вторая «Земля и воля» являлась наиболее массовой организацией своего времени. Она оказала большое влияние на развитие революционных обществ Российской империи.

«Земля и воля» — сравнительная таблица

Характеристики

Первое общество

Второе общество

Годы существования

1861-1864 гг.

Это послереформенный период, когда население страны постепенно стало осознавать, что надежды на коренные перемены в государстве не оправдываются.

1876-1879 гг.

Время, когда правительство ужесточает слежку и контроль – в ответ в обществе зреют протест и революционное настроение.

Участники

Братья Серно-Соловьевичи, Н. Обручев, В. Курочкин, С. Рымаренко, А. Герцен, Н. Чернышевский.

Герцен проживал за границей, однако современники исследователи причисляют его к участникам «Земли и воли». Он — издатель журнала «Колокол», откуда черпали идеи будущие землевольцы (издание было очень популярно вплоть до реформы 1861 года).

В Польше существовало объединение «Комитет русских офицеров в Польше» — отделение «Земли и воли». Оно готовило почву для восстания среди польских военных.

М. Натансон (изначально кружок, возглавляемый им, был ядром возродившейся «Земли и воли», приверженцев Натансона называли «чайковцами»).

В 1871 г. «чайковцы» объединились с членами кружка Софьи Перовской, а затем из этого объединения возникла новая «Земля и воля».

Члены организации: С. Перовская, А. Михайлов, В. Осинский.

Журнал, издаваемый землевольцами, редактировал Г. Плеханов.

Социальный состав

Студенты, разночинцы, интеллигенция. Общая численность достигала, по некоторым оценкам, 3 тысяч человек — в 14 городах России.

Принципиальных изменений в составе не произошло: это тоже были студенты, интеллигенция, разночинцы. Вследствие агитации среди рабочих наиболее активно настроенные из них (например, Я. Потапов) стали примыкать к землевольцам.

Основной «костяк» — 400 человек.

Цели

Считали самодержавие изжившим себя политическим строем. Намеревались в 1863 году примкнуть к польским повстанцам (в этот период как раз назрело крупное выступление населения Польши против Царской России, вызванное тяжелым зависимым положением поляков, безработицей и обеднением, особенно среди малообеспеченных слоев населения).

Вместе с восставшими поляками хотели поднять масштабное выступление крестьян, чтобы в итоге созвать народное собрание и установить общинное самоуправление.

Хотели наделить всех крестьян землей, считая, что владеть землей должен тот, кто на ней работает.

Идеи общегосударственного устройства были у землевольцев не слишком четко проработаны.

С польским восстанием совместить свои действия в итоге им не удалось: оно началось раньше предполагаемого срока.

Отстаивали социалистические идеи, как и первые землевольцы-«шестидесятники». Были настроены против самодержавия.

Основной целью была организация повсеместного народного восстания, причем на этот раз наряду с «темной» крестьянской массой предполагалось вовлекать образованных передовых рабочих. Полагали, что после революции по всей России будут самоуправляющиеся общины.

Добивались свободы вероисповедания, права наций на самоопределение. Земля должна принадлежать крестьянам.

Методы

Исключительно мирные способы воздействия на умонастроения в обществе. Главным образом занимались агитацией при помощи брошюр, листовок, книг. «Ходили в народ», занимаясь пропагандой среди крестьян.

Организовывали помощь политическим заключенным вплоть до побегов.

Изначально работали мирно: предпринимали попытки «хождения в народ», как и первые землевольцы, но теперь уже, убедившись в слабой эффективности разъяснительной деятельности, сами устраивали поселения, где занимались земледелием, наглядным примером демонстрируя крестьянам, какой должна стать жизнь после революционных преобразований.

«Развернулись лицом» к рабочим, занятым в промышленности, вели агитацию среди рабочего класса, разъясняя, что рабочие должны организовывать свои промышленные ассоциации – так и должно строиться управление в этой сфере.

Ближе к моменту раскола в среде землевольцев появились явные террористические настроения. Часть членов организации стала выступать за террор, организовывала политические убийства.

Политические требования

Намеревались после революции ввести выборное правительство. Изначально не выдвигали политических требований, к занятию постов и захвату политической власти не стремились.

Рассматривали вопрос о выборном правительстве.

Отказывались от идеи захвата власти. Политика не входила в сферу интересов представителей партии, но репрессии правительства и постоянная слежка настраивали землевольцев на политическую борьбу с использованием методов террора.

Причины распада

Не получилось синхронизировать выступление с польским восстанием, поэтому сил у землевольцев и примкнувших к ним не хватило. Пик популярности пришелся на 1861 год.

Однако интеллигенция со временем начала убеждаться в том, что царская власть все-таки приступила к реформам (а главную роль сыграла отмена крепостного права), поэтому интерес к деятельности «Земли и воли» угасал. В 1864 году произошел мирный самороспуск.

У «Земли и воли» второго этапа наблюдались расхождения во взглядах на методы работы практически с самого начала. В конце концов произошел окончательный раскол на «политиков» (сторонников террора) и «деревенщиков» (мирных землевольцев, настроенных на пропаганду среди народа). В 1879 организация официально разделилась.

«Политики» сформировали «Народную волю», а «деревенщики» — «Черный передел».

Общее

Общим было единое название организации – «Земля и воля». Члены кружка боролись с самодержавием, выступали за равные права народов. Принцип будущего экономического устройства страны они также видели одинаково: общинное самоуправление.

Не желали брать в свои руки политическую власть. Отстаивали принципы социализма.

Различия

Предпочитали мирные методы. Не вступали в открытый конфликт с правительством. Старались действовать через крестьянскую массу, рассказывая земледельцам об их правах и обрисовывая картины предполагаемого будущего.

Не было единства внутри партии: во взглядах членов организации были серьезные расхождения относительно методов работы. Многие стали выступать за террор, политические убийства. Изменилась тактика взаимодействия с народом: отныне использовали наглядный пример (организовывали свои поселения), привлекли к своей деятельности рабочих.

 «Земля и воля» существовала несколько лет, причем на разных этапах были хорошо заметны проявившиеся различия и противоречия внутри организационного центра. Разделение на мирно и радикально настроенных членов общества в итоге оказалось неизбежным. «Земля и воля» положила начало прогремевшей затем на всю Российскую империю «Народной воле».

Судьба организации «Земля и воля»: распад на «Народную волю» и «Черный передел»

В 1879 году самоликвидировалась организация «Земля и воля». Раскол назревал в ее ядре уже давно. Причиной стали расхождения относительно методик действия: среди части членов наметился переход к террористическим принципам воздействия. В поздней «Земле и воле» появились документы, в которых говорилось уже о «необходимости системного истребления наиболее вредных …лиц из правительства». Кто-то соглашался с такой позицией, кто-то не принимал ее, считая, что убийство ни в коем случае не должно использоваться в качестве метода изменения общественного устройства.

После официального раскола в 1879 г. «Земля и воля» разделилась на радикальную «Народную волю» и более лояльный к власти и либеральный «Черный передел».

В первую перешли «политики», считавшие, что пора всерьез переходить к активному террору. Во второй объединились «деревенщики», полагавшие, что убийство никогда не может быть благим делом, какие бы цели при этом не преследовались. Они были настроены на мирные преобразования, а уж если и революцию, то в отдаленном будущем.

Опереться последние собирались на крестьянскую массу (даже название «Черный передел» было взято из лексикона крестьян, надеявшихся на всеобщий справедливый передел земель).

Таблица: распад на «Народную волю» и «Черный передел»

Характеристики

«Народная воля»

«Черный передел»

Годы существования

Официально действовала с 1879 по 1884 годы. После казни лидеров продолжали «жить» еще какое-то время, примерно до 1887 года, отдельные кружки.

Период действия был очень коротким: с 1879 по 1881 годы.

Затем некоторые из уцелевших после арестов создали свою организацию с несколько иной идеологией.

Участники и организаторы

А. Михайлов, Н. Морозов, С. Перовская, А. Желябов.

Г. Плеханов, О. Аптекман, В. Засулич, П. Аксельрод.

Социальный состав участников

Организация была многолюдной: хотя зарегистрированных членов было примерно 500 человек, «сочувствующих» в разных крупных и небольших городах России насчитывалось несколько тысяч.

Главным образом это были студенты, интеллигенция, разночинцы, передовые рабочие. Среди членов организации были также военнослужащие.

Всего около 100 человек. В организацию входили разночинцы, студенты, рабочие, представители интеллигенции.

Цели

Итоговой целью народовольцев был государственный переворот. Они собирались свергнуть царизм, после чего отдать политическую власть Учредительному собранию.

Всю землю народовольцы хотели отдать крестьянам, которые непосредственно ее обрабатывают.

В конечном итоге народовольцы склонялись к социалистическому переустройству общества, но это был утопический социализм, без четко продуманной системы.

Бороться, по представлениям народовольцев, следовало немедленно, организовывать вооруженное выступление, привлекая народ и армию.

Намеревались постепенно произвести экспроприацию земель крупных собственников, наделив ею крестьян на равных условиях.

Предлагали в качестве государственного устройства общинное самоуправление. В рабочей среде также вводился принцип самоуправления. Считали очень важным моментом просвещение крестьян, повышение уровня грамотности народа. В конечном итоге намеревались избавиться от самодержавия, считая, что оно изжило себя.

Методы

Народовольцы использовали несколько методов, часть из них позаимствовав у «Земли и воли».

В частности, они издавали агитационные газеты и журналы: «Рабочая газета», «Народная воля».

Агитацию в среде крестьян и рабочих они тоже вели, но считали ее не особо действенной.

Третий метод народовольцев – организация политических убийств, а затем несколько покушений на царя, последнее из которых оказалось успешным.

Писали и печатали агитационные листовки, брошюры. Широко вели пропагандистскую деятельность в среде рабочих и крестьян.

Политические требования

Требовали:

  • свержения царизма;
  • созыва Учредительного собрания;
  • введения избирательного права для всех;
  • свободы слова и печати;
  • свободы вероисповедания;
  • передачи всей земли народу.

Четко оформленных политических требований не имели. Признавали необходимость свержения царизма, передел общества на принципах общинного устройства.

Считали, что революция непременно будет, но пока это дело отдаленного будущего. После революции в государстве должна действовать конституция.

Причины распада

После завершившегося убийством очередного покушения на Александра II лидеры организации были схвачены, несколько человек приговорены к смертной казни (А. Желябов, Т. Михайлов и другие).

После приведения приговора в исполнение 15 апреля 1881 года «Народная воля» практически перестала существовать как единое целое, остались отдельные кружки. Причиной распада стала ликвидация центра.

Члены организации придавали мало значения конспирации, поэтому довольно скоро подверглась полицейскому разгрому их типография.

Многочисленные аресты очень ослабили «Черный передел». Несколько первых лиц, в их числе Г. Плеханов, В. Засулич, порвали с народнической идеологией и создали марксистскую организацию «Освобождение труда».

Общее

Обе «дочки» «Земли и воли» выступали против самодержавия, пропагандировали принцип общинного самоуправления, выступали за свободу совести. Обе отдавали предпочтение социалистическим идеям. Обе считали главной действующей силой будущих преобразований и своей опорой крестьянство, во вторую очередь – рабочих и военных.

Различия

Народовольцы были весьма агрессивно настроены по отношению к существующему строю и его главным представителям. Они готовы были физически устранять неугодных.

Помимо такого радикального подхода к методам преобразований, они имели отличия в политических взглядах: обрисовали вполне конкретно будущее политическое устройство государства.

Имели четкую иерархическую структуру.

Имели довольно расплывчатое представление о государственном устройстве после реформ или революции.

Негативно относились к террору.

Их организация не отличалась жесткостью структуры.

И «Народная воля», и «Черный передел» просуществовали относительно недолго. Они не имели твердых оснований и не могли опереться на сколько-нибудь значительную народную поддержку. Правда, народовольцы имели больше искренних приверженцев, особенно среди молодежи, так как ореол героя-мученика, революционера, совершившего теракт «ради светлого будущего» и убитого действующей репрессивной системой, был очень привлекательным в молодежной среде.

Но в конце концов либеральный «Черный передел» оказался устойчивее: именно из этой организации вышли будущие марксисты, а течение марксизма обрело небывалую популярность.

программа, тактика и революционная деятельность. Возникновение и состав «Земли и воли»

ЗЕМЛЯ И ВОЛЯ (народническая организация)

«ЗЕМЛЯ́ И ВО́ЛЯ», революционная народническая организация 1870-х гг., основана в Санкт-Петербурге в 1876. Название с 1878. Организаторы: М. А. Натансон, (см. НАТАНСОН Марк Андреевич) А. Д. Михайлов (см. МИХАЙЛОВ Александр Дмитриевич) , А. Д. Оболешев, Г. В. Плеханов (см. ПЛЕХАНОВ Георгий Валентинович) и др. Руководящий орган — «Администрация»; состав: группа «деревенщиков», «рабочая группа», «дезорганизаторская группа»; филиалы: Киев, Одесса, Харьков и др. Программа: крестьянская революция, национализация земли, замена государства федерацией общин. Деятельность: поселения в «народе», революционная пропаганда среди рабочих и интеллигенции. Издавала газету «Земля и воля». (см. ЗЕМЛЯ И ВОЛЯ (нелегальная газета)) Разногласия между сторонниками и противниками политической борьбы привели к расколу (1879) на «Народную волю» (

см. НАРОДНАЯ ВОЛЯ) и «Черный передел». (см. )
* * *
«ЗЕМЛЯ́ И ВО́ЛЯ», тайное общество революционеров-народников (1876-79).
Возникновение и состав «Земли и воли»
Общество возникло в Петербурге в результате объединения петербуржцев с харьковско-ростовским кружком. Название «Земля и воля» получило в 1878, первоначально называлось «Общество народников» и «Северная революционно-народническая группа». Основатели и лидеры организации — М. А. Натансон (см. НАТАНСОН Марк Андреевич) , А. Д. Михайлов (см. МИХАЙЛОВ Александр Дмитриевич) , О. В. Аптекман (см. АПТЕКМАН Осип Васильевич) , Г. В. Плеханов (см. ПЛЕХАНОВ Георгий Валентинович) , А. Д. Оболешев, В. А. Осинский (см. ОСИНСКИЙ Валериан Андреевич) , А. А. Квятковский (см. КВЯТКОВСКИЙ Александр Александрович) , М. Р. Попов (
см.
ПОПОВ Михаил Родионович) и др.
В 1878 году в «Землю и волю» вошли бывшие «чайковцы» (см. ЧАЙКОВЦЫ) С. М. Степняк-Кравчинский (см. СТЕПНЯК-КРАВЧИНСКИЙ Сергей Михайлович) , Д. А. Клеменц (см. КЛЕМЕНЦ Дмитрий Александрович) , Н. А. Морозов (см. МОРОЗОВ Николай Александрович) , С. Л. Перовская (см. ПЕРОВСКАЯ Софья Львовна) , Л. А. Тихомиров (см. ТИХОМИРОВ Лев Александрович) , М. Ф. Фроленко (см. ФРОЛЕНКО Михаил Федорович) . В 1877 году в организацию входило около 60 человек, примыкало к ней еще примерно 150 революционеров. Печатные органы — социально-революционное обозрение «Земля и воля» (Петербург, № 1-5, октябрь 1878 — апрель 1879) и приложение к нему — «Листок «Земли и воли» (Петербург, № 1-6, март-июнь 1879).
Появление общества явилось результатом пересмотра революционерами-народниками своих организационных и тактических принципов после неудачи «хождения в народ» (см.
ХОЖДЕНИЕ В НАРОД) .
Цели и программа
Целью организации являлось «осуществление народного восстания в возможно ближайшем будущем». Землевольцы перешли от отвлеченной пропаганды социалистических идей к выдвижению требований, «реально осуществимых в ближайшем будущем». Эти требования и были выражены в лозунге «Земля и воля». От «летучей» пропаганды землевольцы перешли к «поселениям» в народе с целью сближения с крестьянством. Поселения были организованы в Поволжье (центр — Саратовская губерния), Донской области и некоторых других губерниях.
Землевольцы создали рабочую группу и вели пропаганду среди промышленных рабочих Петербурга, Харькова и Ростова. Ими была проведена первая в истории России демонстрация 6 декабря 1876 у Казанского собора в Петербурге, на которой выступил с речью Плеханов и было развернуто знамя с лозунгом «Земля и воля».
Террор
В программу землевольцев были включены действия, направленные на «дезорганизацию» правительства, т. е.
террор. Террор не занимал поначалу ведущего места в их деятельности, рассматривался лишь как орудие самозащиты и мести. Однако под влиянием разочарования в пропагандистской деятельности, не приносящей видимых результатов, а также репрессий со стороны властей часть землевольцев фактически переходит к террору, постепенно вступая на путь политической борьбы. Кружок Осинского — Д. А. Лизогуба (см. ЛИЗОГУБ Дмитрий Андреевич) , действоваший в Киеве и Одессе, организует в 1878 — начале 1879 убийства агента полиции А. Г. Никонова, жандармского офицера Г. Э. Гейкинга, харьковского генерал-губернатора Д. Н. Кропоткина; с марта 1878 на прокламациях по поводу покушений появляется печать с изображением револьвера, кинжала и топора и подписью «Исполнительный комитет социально-революционной партии»; террористическая борьба, начавшись на юге, перебрасывается в столицу; 4 августа 1878 Степняк-Кравчинский убил шефа жандармов генерала Н. В. Мезенцева (
см.
МЕЗЕНЦОВ Николай Владимирович) , 13 марта было совершено покушение на его преемника генерала А. Р. Дрентельна.
Раскол «Земли и воли»
В «Земле и воле» возникают острые разногласия по поводу применения новой тактики, знаменовавшей фактически переход от анархизма к политической борьбе. «Листок «Земли и воли», редактируемый Н. А. Морозовым, становится по существу органом террористов. Острые разногласия вызвало покушение А. К. Соловьева (
см.
СОЛОВЬЕВ Александр Константинович) на Александра II (см. АЛЕКСАНДР II Николаевич) 2 апреля 1879; часть членов организации протестовала против подготовки теракта, считая, что он погубит дело пропаганды.
В мае 1879 террористы создают группу «Свобода или смерть», не согласуя своих действий с «деревенщиками», т. е. со сторонниками пропаганды (Аптекман, Плеханов). 15 июня, накануне общего съезда землевольцев, «политики» собираются в Липецке для выработки дополнений к программе организации и общей позиции; на липецкий съезд были приглашены некоторые сторонники политической борьбы, не входившие в «Землю и волю», в том числе А. И. Желябов (см. ЖЕЛЯБОВ Андрей Иванович) . На съезде в Воронеже 19-21 июня 1879 землевольцы пытались урегулировать противоречия и сохранить единство организации.
Однако компромисс оказался непрочным, и 15 августа 1879 «Земля и воля» прекратила свое существование, разделившись на фракцию «политиков» (Михайлов, Тихомиров, Квятковский и др.), принявших название «Народная воля» (см. НАРОДНАЯ ВОЛЯ) , и фракцию «народников» (Плеханов, Попов, Аптекман и др.), взявших название «Черный передел» (см. ЧЕРНЫЙ ПЕРЕДЕЛ (народническая организация)) .

Энциклопедический словарь . 2009 .

Смотреть что такое «ЗЕМЛЯ И ВОЛЯ (народническая организация)» в других словарях:

    1. ЗЕМЛЯ И ВОЛЯ, тайное общество в 1861 64 (название с 1862), федерация кружков. Возникла под идейным влиянием А. И. Герцена и Н. Г. Чернышевского. Организаторы и руководители: Н. А. и А. А. Серно Соловьевичи, А. А. Слепцов, Н. Н. Обручев, В. С … Русская история

    — «Земля и воля», тайное революционное общество народников в 70 х гг. 19 в. Основано в Петербурге в 1876. Название «З. и в.». дано обществу в конце 1878, с появлением одноимённого печатного органа; прежние название: «Северная революционно… …

    Лидер: Период 1861 1864 Н. Н. Обручев С. С. Рымаренко И. И. Шамшин и др. Период 1876 1879 А. Д. Михайлов Г. В. Плеханов Д. А. Лизогуб Позже С. М. Кравчинский Н. А. Морозов С. Л. Перовская Л. А. Тихомиров. Дата основания … Википедия

    1) революционная народническая организация 1870 х гг., основана в Санкт Петербурге в 1876. Название с 1878. Организаторы: М. А. Натансон, А. Д. Михайлов, А. Д. Оболешев, Г. В. Плеханов и др. Руководящий орган «Администрация»; состав: группа… … Политология. Словарь.

    Революционная народническая организация 1870 х гг., основана в Санкт Петербурге в 1876. Название с 1878. Организаторы: М. А. Натансон, А. Д. Михайлов, А. Д. Оболешев, Г. В. Плеханов и др. Руководящий орган Администрация; состав: группа… … Большой Энциклопедический словарь

    I тайное революционное общество разночинцев в России в 1861 64 (название с 1862), федерация революционных кружков.

    Возникла под идейным влиянием А. И. Герцена и Н. Г. Чернышевского. Организаторы и руководители: Н. А. и А. А. Серно Соловьевичи,… … Энциклопедический словарь

    О газете см. Земля и Воля (газета). Земля и Воля тайное революционное общество, возникшее в России в 1861 году и просуществовавшее до 1864 года, с 1876 года по 1879 годы восстановившееся как народническая организация. Содержание 1 … Википедия

    I Земля и воля («Земля и воля»,) тайное революционное общество в России в начале 60 х гг. 19 в. Появление и деятельность «З. и в.» обусловлены революционной ситуацией 1859 61 в стране. Образование и начало деятельности «З. и в.» относятся … Большая советская энциклопедия

    Земля и Воля — 1) существовавшее в России в 60 х годах XIX в. революционное общество; 2) революционная народническая организация 70 х годов прошлого века, ведшая социалистическую пропаганду, агитировавшая за „землю и волю. Неудачи народнической пропаганды в… … Популярный политический словарь

    — «ЧЕРНЫЙ ПЕРЕДЕЛ», народническая организация в Санкт Петербурге в 1879 81. Возникла после раскола «Земли и воли», сохранила ее программу; отрицание политической борьбы и террора, пропаганда среди рабочих. Центр Санкт Петербургский кружок (Г. В.… … Энциклопедический словарь

Вдохновителями общества были Герцен и Чернышевский . Своей целью участники ставили подготовку крестьянской революции. В числе организаторов были Н. Н. Обручев, С. С. Рымаренко, И. И. Шамшин и другие. Программные документы были созданы под влиянием идей Герцена и Огарева. Одним из важнейших требований, выдвигавшимися членами организации, было созыв бессословного народного собрания.

В первый Исполнительный комитет организации вошли 6 её организаторов (Н. Н. Обручев, С. С. Рымаренко, братья Н. А. и А. А. Серно-Соловьёвичи, А. А. Слепцов, В. С. Курочкин). Земля и Воля представляла собой объединение кружков, располагавшихся в 13-14 городах. Наиболее крупными кружками были московский (Ю. М. Мосолов, Н. М. Шатилов) и петербургский (Н. И. Утин). Военная организация Земли и воли была представлена «Комитетом русских офицеров в Польше» под руководством подпоручика А.

А. Потебни. По данным, имевшимся у А. А. Слепцова, численность «Земли и воли» составляла 3 000 человек (московское отделение состояло из 400 членов).

Летом 1862 год царские власти нанесли серьезный удар по организации, арестовав его лидеров — Чернышевского и Серно-Соловьёвича, а также радикального журналиста Д. И. Писарева, связанного с революционерами . В 1863 году в связи с истечением срока действия уставных грамот члены организации ожидали мощное крестьянское восстание, которое они хотели организовать в сотрудничестве с польскими революционерами. Однако польские подпольщики вынуждены были организовать восстание раньше обещанных сроков, а надежды на крестьянский бунт не оправдались. Кроме того , либералы большей частью отказались поддерживать революционный лагерь, веря в прогрессивность начавшихся в стране реформ. Под влиянием всех этих факторов «Земля и воля» вынуждена была самоликвидироваться в начале 1864 года.

2. Второй состав 1876-1879 гг

Второй состав «Земли и Воли», восстановившейся в 1876 году как народническая организация, включал в себя таких деятелей как А. Д. Михайлов, Г. В. Плеханов, Д.А.Лизогуб, позже С. М. Кравчинский, Н. А. Морозов , С. Л. Перовская, Л. А. Тихомиров, Н. С. Тютчев. Всего организация насчитывала около 200 человек. «Земля и воля» в своей деятельности опиралась на широкий круг сочувствующих лиц.

Воронежский съезд членов народнической организации «Земля и воля», созванный в июне 1879 в Воронеже в связи с разногласиями среди революционных народников по вопросу о дальнейшем направлении деятельности. Участвовало около 20 человек, в том числе Г. В. Плеханов, А. Д. Михайлов, А. И. Желябов, В. Н. Фигнер, С. Л. Перовская, Н. А. Морозов, М. Ф. Фроленко, О. В. Аптекман. Сторонники «политики» политической борьбы и террора (Желябов, Михайлов, Морозов и др.) явились на съезд сплоченной группой, окончательно сорганизовавшейся на Липецком съезде (июнь 1879). Сторонники Плеханова («деревенщики») заняли примирительную позицию, считая главной задачей работу среди крестьян: они не возражали, по существу, и против террора. Плеханов, доказывавший опасность увлечения террором для перспектив работы в народе, формально вышел из «Земли и воли» и покинул съезд.

Постановления съезда носили компромиссный характер : наряду с деятельностью в народе признавалась и необходимость политического террора.

Организация просуществовала до 1879 года, после чего распалась. Террористическое крыло образовало новую организацию «Народная воля», а крыло, оставшееся верным чисто народническим тенденциям — общество «Чёрный Передел». После раскола «Земли и воли» на Воронежском съезде Исполнительный комитет Липецкого съезда положил начало новой организации «

Создана под влиянием осознания причин неудачи «хождения в народ». Изначально называлась «Северно-революционной народнической группой», в «Землю и волю» переименована в 1878 году. Организация дала о себе знать политической демонстрацией 6.12.1876 года у Казанского собора. Акция была разогнана и побита, до 30 участников предстали перед судом и отправлены на каторгу и в ссылку. Плеханову удалось скрыться.

Организация. Ячейка – закрытые пятерки, каждый знал только членов своей пятерки. Структурно организация делилась на группы:

· «Центр» («Администрация») – руководство. Избирался «основным кружком» в составе 30 человек (ядро организации)

· Деревенщики – агитация в деревне

· Рабочая группа – агитация рабочих

· Интеллигентская группа – агитация студентов

· Дезорганизаторская группа – разведка, добыча сведений из карательных учреждений, привлечение на свою сторону чиновников и военных, террористические акты)

· «Небесная канцелярия» — подготовка паспортов, видов на жительство и пр.

Программа:

· Передача всей земли крестьянам с правом общинного ею пользования

· Введение самоуправления

· Утверждение гражданских свобод (слова, вероисповедания, собрание)

· Создание производственных земледельческих и промышленных ассоциаций

Средства:

· Пропаганда среди крестьян, рабочих, студентов, ремесленников, военных

· Воздействие на либерально-оппозиционные круги русского общества с целью привлечь их на свою сторону

Как Бакунин, отказались от идеи политической борьбы (т. к. народные массы индифферентны к характеру политического строя). Проблема террора еще не ставилась – она выдвинулась в 1879 году. Совершевшиеся до этого акты насилия были вызваны плохим поведением властей или самозащитой (1878 год – Засулич vs Трепов)

В январе 1879 года Клеточников поступил на службу в 3 отделение и получил доступ к секретным материалам, и в течении 2 лет сливал важную информацию революционерам. В конце концов его раскрыли и приговорили к казни, замененной вечной каторгов, до которой не дожил – умер в пертропавловке.

Группа «Южные бунтари» организовала «Чигиринский заговор» (1877), который состоял в передаче крестьянам под видом царского указа революционной программы. Собрали 2 тысячи крестьян. В июне организацию раскрыли. Сами организаторы сбежали из тюрьмы, четверых крестьян осудили на каторгу.

В 1879 году появильсь много сторонников тактики террора. 2.04.1879 – неудачное покушение Соловьева на А2 на Дворцовой площади. Репрессии на народников. Внетри организации велись острые дискуссии о целесообразности террора и политической борьбы. Сторонники террора создали организацию «Свобода или смерть». 18-24.06.1879 года состоялся съезд землевольцев в Воронеже. Сторонники террора еще до жтого собрались в Липецке для определения линии поведения. На воронежском съезде развернулась острая полемика между Андреем Желябовым(за террор) и Плехановым (против террора). Желябов победил. 15.08.1879 «Земля и воля» разделилась на «Народную волю»(большинство землевольцев) и «Черный передел»(держались прежних принципов)

«Земля и воля» , тайное революционное общество народников в 70-х гг. 19 в. Основано в Петербурге в 1876. Название «З. и в.». дано обществу в конце 1878, с появлением одноимённого печатного органа; прежние название: «Северная революционно-народническая группа», «Общество народников». Видными деятелями «З. и в.». со времени её основания были М. А. и О. А. Натансон, А. Д. Михайлов, А. Д. Оболешев, Г. В. Плеханов, А. А. Квятковский, Д. А. Лизогуб, В. А. Осинский, О. В. Аптекман и др. Позже в неё вступили С. М. Кравчинский, Д. А. Клеменц, Н. А. Морозов, С. Л. Перовская, Л. А. Тихомиров, М. Ф. Фроленко (все — бывшие чайковцы). Платформу «З. и в.». разделял и с ней сотрудничал кружок В. Н. Фигнер (А. И. Иванчин-Писарев, Ю. Н. Богданович, А. К. Соловьев и др.). «З. и в.». имела тесную связь с революционерами, действовавшими в Киеве, Харькове, Одессе.

Образованию «З. и в.». предшествовало обсуждение опыта «хождения в народ» 1873-75. В результате были определены основы политической платформы, которая была названа «народнической». Землевольцы признавали возможность особого (некапиталистический путь развития России, основой для которого должна была послужить крестьянская община. Они считали необходимым приспособить цели и лозунги движения к самостоятельным революционным стремлениям, уже существующим, по их убеждению, в крестьянстве. Эти требования, обобщённые в лозунге «Земля и воля!», сводились программой общества к переходу всей земли «в руки сельского рабочего сословия» с «равномерным» её распределением, к «полному мирскому самоуправлению», к разделению империи на части «соответственно местным желаниям».

«З. и в.». защищала необходимость создания постоянных «поселений» революционеров в деревне с целью подготовки народной революции. Основную революционную силу землевольцы видели в крестьянстве, рабочему движению отводили подчинённую роль. Исходя из неизбежности «насильственного переворота», землевольцы выдвигали на особо важное место «агитацию» главным образом «путём дела» — бунтов, демонстраций, стачек. Они представляли «бунтарскую» струю в революционном движении 70-х гг. Существенной заслугой землевольцев, отмеченной В. И. Лениным, было стремление «… привлечь к своей организации всех недовольных и направить эту организацию на решительную борьбу с самодержавием» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 6, с. 135). Принципами организации стали дисциплина, взаимный товарищеский контроль, централизм и конспирация.

Для устройства своих «поселений» землевольцы избрали Саратовскую, Нижегородскую, Самарскую, Астраханскую, а также Тамбовскую, Воронежскую, Псковскую губернии, Донскую область и др. Предпринимались попытки революционной деятельности на Северном Кавказе, Урале. «З. и в.». в широком для подпольных условий масштабе поставила издание и распространение революционной литературы (выпуск «Земли и воли», «Листка „Земли и воли“» и др.), вела пропаганду и агитацию среди рабочих; землевольцы участвовали в проведении нескольких стачек в Петербурге в 1878-79. «З. и в.». оказывала влияние на развитие студенческого движения. Ею были организованы или поддержаны демонстрации в Петербурге, в том числе так называемая Казанская демонстрация 1876, которой «З. и в.». впервые открыто заявила о своём существовании.

Программа «З. и в.». предусматривала и действия, направленные, по мнению её членов, на «дезорганизацию государства», в частности уничтожение «наиболее вредных или выдающихся лиц из правительства». Самым значительным террористическим актом «З. и в.». было убийство шефа жандармов Н. В. Мезенцова (1878). Однако «З. и в.». не рассматривала ещё террор как средство политической борьбы против существующего строя, расценивая его как самозащиту революционеров и месть их правительству. Разочарования в революционной деятельности в деревне, усиление правительственных репрессий, резкое обострение политического недовольства в период русско-турецкой войны 1877-78 и назревания революционной ситуации способствовали зарождению и развитию новых настроений внутри организации. В «З. и в.». постепенно сформировалась фракция террористов-политиков, основавшая в марте 1879 свой орган «Листок „З. и в.»». Разногласия между сторонниками продолжения прежней линии общества — «деревенщиками» (Плеханов, М. Р. Попов, Аптекман и др.) и «политиками» — защитниками перехода к политической борьбе путём систематического применения террористических методов (Михайлов, Морозов, Тихомиров, Квятковский и др.), потребовали созыва в июне 1879 Воронежского съезда, приведшего лишь к формальному и кратковременному компромиссу между двумя этими группировками. В августе 1879 «З. и в.». окончательно раскололась на 2 самостоятельные организации:

Организация.

Энциклопедичный YouTube

  • 1 / 5

    На рубеже 1850-1860-х годов в крупнейших городах России действовал ряд студенческих кружков. Они находились под идейным влиянием «Колокола » Герцена и Огарёва и занимались пропагандой освободительных идей. Некоторые общества были раскрыты властями, поэтому сохранились сведения о них: Харьковско-Киевское тайное общество , Пермско-Казанское тайное общество , Библиотека казанских студентов , выделившийся из последней кружок Аргиропуло-Заичневского .

    Первый состав 1861-1864 гг.

    Вдохновителями общества были Герцен и Чернышевский . Своей целью участники ставили подготовку крестьянской революции. Программные документы были созданы под влиянием идей Герцена и Огарева . Одним из важнейших требований, выдвигавшихся членами организации, был созыв бессословного народного собрания .

    В первый Исполнительный комитет организации вошли 6 её организаторов (Н. Н. Обручев , С. С. Рымаренко, братья Н. А. и А. А. Серно-Соловьёвичи , А. А. Слепцов , В. С. Курочкин). «Земля и Воля» представляла собой объединение кружков, располагавшихся в 13-14 городах. Наиболее крупными кружками были московский (Ю. М. Мосолов, Н. М. Шатилов) и петербургский (Н. И. Утин). Военная организация «Земли и воли» была представлена «Комитетом русских офицеров в Польше» под руководством подпоручика А. А. Потебни . По данным, имевшимся у А. А. Слепцова, численность «Земли и воли» составляла 3 000 человек (московское отделение состояло из 400 членов).

    Второй состав 1876-1879 гг

    Второй состав «Земли и Воли», восстановившейся в 1876 году как народническая организация, включал в себя таких деятелей как А. Д. Михайлов , Г. В. Плеханов , Д. А. Лизогуб , позже С. М. Кравчинский , Н. А. Морозов , С. Л. Перовская , Л. А. Тихомиров , Н. С. Тютчев . Всего организация насчитывала около 200 человек. «Земля и воля» в своей деятельности опиралась на широкий круг сочувствующих лиц.

    Название «Земля и воля» дано обществу в конце 1878, с появлением одноименного печатного органа; прежнее название: «Северная революционно-народническая группа», «Общество народников».

    В основу пропаганды организации легли не прежние социалистические принципы, непонятные народу, а лозунги, исходившие непосредственно из крестьянской среды, то есть требования «земли и воли». В своей программе программе провозгласили идеал «анархизма и коллективизма». Конкретные требования заключались в следующих пунктах:

    • передача всей земли крестьянам в равных долях
    • введение полного общинного самоуправления
    • введение свободы вероисповеданий
    • предоставление нациям права на самоопределение

    Средства достижения этих целей включали организаторские (пропаганда, агитация среди крестьян и других сословий и групп) и дезорганизаторские (индивидуальный террор против наиболее неугодных правительственных чиновников и агентов охранки). Организация имела собственный устав.

    Организация состояла из основного кружка (подразделялся на семь специальных групп по роду деятельности) и местных групп, располагавшихся во многих крупных городах империи. «Земля и воля» имела собственный печатный орган с одноименным названием. Агент «Земли и воли» Н. В. Клеточников был внедрён в Третье отделение . Землевольцы организовали деревенские поселения как переход к «оседлой» пропаганде. Тем не менее, эта акция, равно как и «хождение в народ», окончилась неудачей. После этого все силы народники сосредоточили на политическом терроре.

    Землевольцы участвовали в проведении нескольких стачек в Петербурге в 1878-79. «Земля и воля» оказывала влияние на развитие студенческого движения. Ею были организованы или поддержаны демонстрации в Петербурге, в том числе Казанская демонстрация 6(18) декабря 1876 года, которой «Земля и воля» впервые открыто заявила о своем существовании. Казанская демонстрация стала первой политической демонстрацией в России с участием передовых рабочих. Демонстрация была организована и проведена народниками-землевольцами и связанными с ними членами рабочих кружков на Казанской площади в Санкт-Петербурге. На площади собралось около 400 чел. Страстную революционную речь перед собравшимися произнес Г. В. Плеханов. Молодой рабочий Я. С. Потапов развернул красное знамя со словами «Земля и воля». Демонстранты оказали сопротивление полиции. Был арестован 31 демонстрант, из которых 5 осуждены на 10-15 лет каторжных работ, 10 приговорены к ссылке в Сибирь и трое рабочих, в том числе Я. Потапов, к заточению на 5 лет в монастырь. Казанская демонстрация знаменовала начало сознательного участия русского рабочего класса в общественном движении.

    Липецкий съезд членов народнической организации «Земля и воля» состоялся в июне 1879 в Липецке. Созван в обстановке обострения разногласий среди революционных народников по вопросу о дальнейшем направлении деятельности организации. На Липецкий съезд, тайно от «Земли и воли», собрались А. Д. Михайлов , А. А. Квятковский , Л. А. Тихомиров , Н. А. Морозов , А. И. Баранников, М. Н. Ошанина, А. И. Желябов , Н. И. Колодкевич, Г. Д. Гольденберг, С. Г. Ширяев, М. Ф. Фроленко. Съезд решил внести в программу «Земли и воли» признание необходимости политической борьбы с самодержавием как первоочередной и самостоятельной задачи. Участники Липецкого съезда объявили себя Исполнительным комитетом Социально-революционной партии и приняли устав, основанный на централизме, дисциплине и конспирации. Исполнительный комитет в случае согласия общего съезда «землевольцев» в Воронеже с новой программой должен был взять на себя осуществление террора.

    Воронежский съезд членов народнической организации «Земля и воля», созванный в июне 1879 в Воронеже в связи с разногласиями среди революционных народников по вопросу о дальнейшем направлении деятельности. Участвовало около 20 человек, в том числе Г. В. Плеханов , А. Д. Михайлов , А. И. Желябов , В. Н. Фигнер , С. Л. Перовская , Н. А. Морозов , М. Ф. Фроленко , О. В. Аптекман . Сторонники «политики» политической борьбы и террора (Желябов, Михайлов, Морозов и др.) явились на съезд сплоченной группой, окончательно сорганизовавшейся на Липецком съезде (июнь 1879). Сторонники Плеханова («деревенщики») заняли примирительную позицию, считая главной задачей работу среди крестьян: они не возражали, по существу, и против террора. Плеханов, доказывавший опасность увлечения террором для перспектив работы в народе, формально вышел из «Земли и воли» и покинул съезд.

    Постановления съезда носили компромиссный характер: наряду с деятельностью в народе признавалась и необходимость политического террора.

    Организация просуществовала до 1879 года , после чего распалась. Террористическое крыло образовало новую организацию «Народная воля» , а крыло, оставшееся верным чисто народническим тенденциям — общество

История

ВОРОНЕЖ, город, административный центр Воронежской области РФ, крупный промышленный и культурный центр, железнодорожный узел. Расположен на обоих берегах р. Воронеж, левом притоке р. Дон. Население – 1 014 713 чел. (на 01.01.2014), площадь – 597 кв.км. Воронеж впервые упоминается в летописях в 1177, но взаимосвязь летописного Воронежа с современным городом не доказана. 

Крепость на месте современного Воронежа, заложенная по указу царя Федора Иоанновича от 1585 года, была достроена в 1586 году под руководством воевод С.Ф.Сабурова, В.Г. Биркина и И.Г. Мясного (Судакова) для защиты от набегов крымских и ногайских татар и от вторжения польско-литовских войск. Поэтому 1586 год считается датой возникновения Воронежа. Крепость располагалась на высоком и крутом правом берегу р. Воронеж. В 1590 Воронеж сожжен в ходе набега черкасами. В 1594 отстроен заново практически на том же месте. В годы Смуты воронежский гарнизон преградил путь отрядам атамана Ивана Заруцкого — фактического союзника польских интервентов. В 1613  у стен Воронежа отряды атамана были разбиты и бежали в степи южного Дона. В 1615 город с торгово-ремесленным посадом имел около 7 тысяч человек населения. В первые десятилетия своего существования, Воронеж стал надежным бастионом, прикрывавшим мирное население региона и обеспечивавшим его хозяйственное освоение. В середине 17 века в связи со строительством Белгородской сторожевой черты Воронеж превратился в одну из ее крепостей. В 1658 Воронеж был передан в военное подчинение воеводе Белгородского разряда. Опасаясь появления отрядов Ф.Т.Разина, воевода Б.Г. Бухвостов в 1670 укрепил крепостные стены.  В 1682 Воронеж стал центром епархии, в город прибыл первый епископ – святитель Митрофан. К 1690-м гг. деревянная крепость полностью обветшала, и в связи с прекращением военной угрозы перестала ремонтироваться. Зимой 1696, после неудачного 1-го Азовского похода, Петр I принял решение о создании военно-морского флота и выбрал Воронеж местом его строительства. Петр I в 1696–1722 побывал в Воронеже 13 раз и провел здесь в общей сложности около 500 дней. В Воронеж приезжали также члены царской семьи, иностранные дипломаты, сподвижники царя (А.Д.Меншиков, Ф.М.Апраксин, К.И.Крюйс, Ф.Лефорт). Во время пребывания Петра I Воронеж фактически превращался в административный центр России. Население  Воронежа в период кораблестроения увеличилось с 10 до 50 тыс. чел. На берегу реки Воронеж была устроена верфь. В 1696–1709 здесь были построены десятки крупных кораблей («Принципиум», «Апостол Петр», «Апостол Павел», «Гото Предестинация» и др.), а также галеры, брандеры и др. Для организации строительства в Воронеж прибыли иностранные и русские корабельные мастера (Р.Козенц, Д.Най, Ф.М.Скляев, Ф. Пальчиков и др.), образовалась так называемая Немецкая слободка. В 1698 на острове, образуемом рукавами р.Воронеж, возведены адмиралтейство и цейхгауз. В 1701 город был передан в управление Адмиралтейскому приказу. Построенный в Воронеже флот принимал участие во взятии турецкой крепости Азов (июль 1696), участвовал в Керченском походе 1699. В Воронеже были заложены организационные основы последующего строительства флота на Балтийском и Черном морях. Здесь же было создано первое в России Адмиралтейство. В 1703 была открыта первая в Воронежском крае школа для обучения морских офицеров.  В 1709 Воронеж вошел в состав Азовской губернии. В 1711 ее центр переместился из Азова в Тамбов, а в ноябре 1715 переведен в Воронеж. С 1725 Азовская губерния стала называться Воронежской. В 1745 открылось первое учебное заведение – духовная семинария (действовала до 1918, возрождена в 1993). В 1774, после очередного крупного пожара, Екатерина II утвердила генеральный план застройки Воронежа  на регулярной основе (автор – архитектор И. Е. Старов), который действовал на протяжении полутора веков. Во 2-й половине 18 – 1-й половине 19 в. Воронеж являлся одним из центров суконной промышленности России, поставлял в казну до 25 процентов мундирного сукна. В 1779-1796  Воронеж был центром наместничества, включавшего две губернии.  В 1781 утвержден герб Воронежа: «Щит разделен надвое, в верхней части оного – в золотом поле двуглавый черный орел, а в нижней части – в красном поле опрокинутый на косогоре сосуд, из которого истекает река Воронеж». В 1785 было составлено «Топографическое описание Воронежского наместничества», содержащее и подробное описание Воронежа. Тогда же в Воронеже появилась городская дума, город стал управляться выборными гласными и городским головой. В 1785 создано первое светское учебное заведение – народное училище, преобразованное в 1809 в губернскую гимназию и уездное училище. Воинская слава Воронежа была приумножена в годы наполеоновских войн. Во время Отечественной войны 1812 г. в Воронежской губернии  комплектовались пехотные и кавалерийские полки, вливавшиеся в действующую армию, формировалось народное ополчение под командованием генерал-майора В.А. Русанова. С Воронежем связаны многие активные участники войны 1812 года: братья А.Н. и С.Н. Марины, братья И.М. и М.М. Петровы. В 1818 и 1820 Воронеж посетил император Александр I. На протяжении 19 – начала 20 вв. в городе бывали все последующие российские  императоры. В 1832 открыты для поклонения мощи святителя Митрофана. По этому случаю в город приезжал император Николай I. В 1845 на средства, пожертвованные Н.Д. Чертковым, открыт Михайловский кадетский корпус (среди его выпускников — В.А. Антонов-Овсеенко, А.Е. Гутор, А.М. Каледин, А.Н. Лодыгин, С.И. Мосин (винтовка его конструкции находилась на вооружении русских армий вплоть до Великой Отечественной войны), Г.В.Плеханов, С.Г.Улагай и др.). В 1860 открыт памятник Петру I (скульптор А.Е. Шварц, архитектор А.А. Кюи).  В 1868 открылось железнодорожное сообщение с Москвой, в 1871 – с Ростовом-на-Дону, в 1894 – с Курском. Возникают промышленные предприятия: железнодорожные мастерские (1868), завод сельскохозяйственных машин В.Г. Столля (1869), механический и чугунолитейный завод Иванова и Веретенникова (1899), в  1915 в Воронеж из Риги эвакуирован машиностроительный завод «Рихард Поле». В 1879 в Воронеже нелегально проходил съезд народнической организации «Земля и воля». На рубеже 19–20 вв. в Воронеже усиливается революционное движение. В 1905 возникло Делегатское собрание, руководившее забастовочным движением.  В 1913 основано первое высшее учебное заведение города  – Сельскохозяйственный институт. В годы Первой мировой войны в Воронеже проводилось формирование запасных и резервных воинских частей, сюда эвакуировались оборонные предприятия из западных районов Российской империи. 30.10.1917 в Воронеже произошел военный переворот, к власти пришли большевики. В октябре 1919 на протяжении трех недель Воронеж находился в руках белоказачьего корпуса генерала А.Г. Шкуро. В 1928 Воронеж стал центром Центрально-Черноземной области. А после ее ликвидации в 1934 — остался центром одноименной области. В 1930-е гг. Воронеж стал располагаться по обоим берегам реки. На левом берегу в 1932 были построены два крупных завода – авиационный, наладивший перед Великой Отечественной войной выпуск штурмовиков ИЛ-2, и СК-2 им.С.М.Кирова, выпускавший каучук по методу академика С.В. Лебедева. В 1933 создан завод «Электросигнал»,  дала ток крупная городская электростанция. В городе сформировался один из важнейших  в СССР промышленно-научных комплексов. Крупными заводами стали экскаваторный им. Коминтерна, прессовых машин им. Калинина, машиностроительный им. Ленина. Быстро наращивались мощности авиационного завода, приступившего к серийному выпуску самолетов новейших конструкций. Многие типы произведенных в Воронеже самолетов стали поступать в Военно-Воздушные Силы СССР за несколько лет до начала Великой Отечественной войны.

В день начала войны Воронежская область была объявлена на военном положении. На предприятиях развернулось массовое производство военной продукции. Завод им. Коминтерна стал выпускать реактивные установки («катюши»). Летом 1941 в Воронеже была сформирована дивизия народного ополчения; в  августе 1941 – добровольческий коммунистический полк (более 3 тыс. чел.), который был включен в 100-ю (затем 1-я гвардейская) дивизию. 22 октября 1941 образован Городской комитет обороны во главе с секретарем обкома партии В.Д. Никитиным (в конце года его сменил В.И. Тищенко). В октябре-ноябре 1941 большинство крупных предприятий были эвакуированы на восток. В ноябре 1941 – мае 1942 в Воронеже находились штаб Юго-Западного фронта и Главного командования Юго-Западного направления. 7 ноября 1941 состоялся военный парад, который принимал маршал С.К. Тимошенко. В связи с успешным контрнаступлением советских войск под Москвой  линия фронта стабилизировалась в 120 км. западнее Воронежа.

Обстановка резко осложнилась в июне 1942, когда усилились налеты вражеской авиации на Воронеж. Захват Воронежа 4-й танковой армией Гота был составной частью летнего наступления войск группы немецких армий «Юг» на Сталинград и Кавказ по плану операции «Блау». С 28.06 по 03.07.1942, прорвав оборону на стыке 13-й и 40-й армий Брянского фронта, части 24-й танковой дивизии и механизированной дивизии «Великая Германия» вышли к реке Дон и 04-05.07.1942 создали плацдармы западнее и юго-западнее Воронежа. 6 июля танки и мотопехота 4-й немецкой танковой армии прорвались в город и к исходу 9 июля овладели его правобережной частью. Но уже 10 июля у противника была отбита северо-восточная окраина Воронежа. В ходе обороны Воронежа в июле 1942 его защитники (воины гарнизона, 3-й дивизии ПВО, 232-й стрелковой дивизии, 18-го танкового корпуса, отдельных артполков и частей 2-й воздушной армии)остановили противника, отстояли левобережье и на 4-5 дней задержали прорыв немецкой группы армий  к Сталинграду, сорвав план окружения Юго-Западного фронта на Среднем Дону. 07.07.1942 создан Воронежский фронт, войска которого участвовали в целом ряде оборонительных и наступательных операций, в том числе в обороне и освобождении Воронежа. 12.07.1942 началось первое частное наступление войск Воронежского фронта. 14 июля временно было освобождено с.Подгорное – «северные ворота» Воронежа. Атаки советских войск в августе – сентябре 1942 привели к созданию и расширению Чижовского плацдарма на правом берегу реки Воронеж. В боях за Воронеж армиями и фронтами командовали Н.Ф.Ватутин, К.К.Рокоссовский, И.Д.Черняховский, Р.Я.Малиновский, Ф.И.Голиков, М.М.Попов, С.А.Красовский и др. военачальники. В октябре – декабре 1942 под Воронежем шли позиционные бои местного значения. В районе Воронежа было сковано до 10 дивизий 2-й немецкой армии. 25.01.1943 в ходе Воронежско-Касторненской операции войска 60-й армии генерала И.Д. Черняховского полностью освободили Воронеж.  В течение 212 дней линия фронта проходила по Воронежу. Активная оборона города помогла выстоять и победить Сталинграду, сковав до трети сил группы армий «Б». Воронежское сражение положило начало срыву летнего наступления немецких войск 1942. Гражданское население из Воронежа было угнано в глубь оккупированной территории. Около 500 чел. расстреляны в Песчаном логу на юго-западной городской окраине. Город был разрушен более чем на 90%. В годы войны погибли более 32 тыс. чел. – уроженцев Воронежа, 13 уроженцев Воронежа стали Героями Советского Союза, 3 – полными кавалерами ордена Славы.  В ноябре 1945 Совнарком СССР принял постановление о восстановлении 15 старейших русских городов, в их числе – Воронеж. В конце 1940-х гг. завершено восстановление промышленных предприятий, к середине 1950-х гг. – жилых и общественных зданий. 01.02.1949 Сов. Мин. РСФСР принял Постановление «О мерах помощи в восстановлении города Воронежа». В 1945-1946 и 1949-1960 Воронеж был центром военного округа. В 1950 вступил в строй шинный завод, в 1953 – завод тяжелых механических прессов. В 1956 на заводе «Электросигнал» налажен выпуск телевизоров «Рекорд», с 1982 – цветных телевизоров. Были открыты новые предприятия машиностроения и электронной промышленности: завод полупроводниковых приборов (1959), станкостроительный завод (1960), завод строительных алюминиевых конструкций (1973), НИИ бытовой видеотехники (1986). В 1972 вступил в строй новый аэропорт, весной того же года заполнено водохранилище. В Воронеже родился маршал артиллерии Г.Ф. Одинцов. Воронеж награжден орденами Отечественной войны 1-й степени (1975), Ленина (1986).  

16.02.2008 Указом Президента РФ Воронежу присвоено звание «Город воинской славы». В городе несколько десятков мест, связанных с памятью о военной истории: братские могилы у памятника Славы, в Воронежском центральном парке, руины областной больницы «Ротонда». В 1975 открыт мемориальный комплекс на пл. Победы с могилой Неизвестного солдата и Вечным огнем, в 1985 – мемориал на Чижовском плацдарме. В 1993 из Вильнюса в Воронеж перенесен памятник И.Д. Черняховскому. В 2000 открыт Музей-Диорама, перед входом в который размещены образцы военной техники. Там же в 2007 открыт мемориал, посвященный Героям Советского Союза и Героям России – уроженцам Воронежа, в 2010 установлена памятная стела «Воронеж – город воинской славы». В парке Победы в год 80-летия Воздушно-десантных войск установлен памятник «Воронеж – родина ВДВ».

Историческая справка подготовлена на основе работ А.Н. Акиньшина, 

кандидата исторических наук, профессора кафедры истории России ВГУ

См. также: Город Воронеж: история древней крепости и прилегающих улиц от основания до Генерального плана Екатерины II

Бунтарка от медицины: как Надежда Суслова стала первой женщиной-врачом в России

Из крепостных — в студентки и нигилистки

Надежда Суслова родилась в сентябре 1843 года в Нижегородской губернии, но о ее детстве известно мало. Отец Надежды Прокофий Суслов был крепостным у графа Шереметева. Сначала он стал писарем у хозяина, потом дорос до управляющего и, в конце концов, главноуправляющего всех графских имений. Еще до отмены крепостного права Шереметев дал Суслову, его супруге и детям вольную и поселил в Санкт-Петербурге.

Прокофий Суслов зажил в столице на широкую ногу: нанял штат прислуги, а для двоих своих дочерей, Аполлинарии и Надежды, пригласил гувернанток и учителя танцев. По-видимому, он отличался нестандартным для своего времени мышлением, поскольку с самого начала мечтал, чтобы дочки получили хорошее образование — наравне с мужчинами.

Аполлинария (или, сокращенно, Полина) и Надежда стали появляться в студенческих кружках Санкт-Петербурга и присоединились к нигилистам — в те времена таких девушек насмешливо называли «эмансипе». Полина, будущая возлюбленная Федора Достоевского, сразу привлекала внимание окружающих. Она участвовала в политических акциях и во время протестных шествий часто шла в первых рядах.

Реклама на Forbes

«Била лошадей полицейских, полицейские, в свою очередь, избивали ее, проводила ночь в арестантской, а ког­да возвращалась в университет, сту­денты с триумфом несли ее на руках как жертву «ненавистного царизма»», — пишет о ней в своих мемуарах дочь Федора Достоевского Любовь.

Надежда вместе с сестрой ходила на политические акции против царской власти, а в 1860 году стала членом революционной организации «Земля и воля». Как и Полина, она писала прозу: в 18 лет стала публиковаться в журнале «Современник».

Гермиона Грейнджер в царском университете

Первые Высшие женские курсы появились в 1869 году в Санкт-Петербурге и в Москве. Это стало возможным в том числе благодаря появлению в университетской среде преподавателей, боровшихся за доступность высшего образования для женщин. Затем, в сентябре 1878 года, открылись знаменитые Бестужевские Высшие женские курсы, организаторами которых были ученые и общественные деятели, в частности, химик Дмитрий Менделеев и академик, публицист и историк Константин Бестужев-Рюмин, последовательно выступавший за женское образование. Изначально ВЖК не давали женщинам возможность получить диплом: им выдавали только свидетельство об окончании курсов. Статус высшего учебного заведения Государственный совет присвоил Высшим женским курсам гораздо позже — в 1910 году. Тогда свидетельства об окончании курсов приравняли к университетским дипломам.

Но когда сестры Сусловы пытались получить образование, до этого было еще далеко. В 1859 году женщинам впервые разрешили присутствовать на лекциях в качестве вольнослушательниц, без права сдавать экзамены и получить какой-либо документ об окончании обучения. Женщины в принципе не упоминались как потенциальные студентки в университетском уставе. В высших учебных заведениях даже среди обслуживающего персонала были одни мужчины, а дамских комнат, например, просто не было. Первой девушкой, которая в этих условиях стала посещать университетские занятия в качестве вольнослушательницы, была Наталья Корсини, дочь петербургского архитектора.

Изначально студенты отнеслись к появлению девушек на занятиях насмешливо. Одна из первых вольнослушательниц, Антонина Блюммер, вспоминала, что вслед женщинам «свистали, косились, говорили разные глупые дерзости, потом привыкли и перестали». По свидетельству Чернышевского, через год после появления первой вольнослушательницы на лекциях стало ежедневно появляться «до 30 дам и девушек».

«Тогда две области привлекли мое внимание — воспитание детей и уход за больными, — пишет Надежда Суслова в одном из писем. — Я решила, что уход за больными проще, легче, доступнее, чем воспитание детской души». Так Суслова стала вольнослушательницей Санкт-Петербургской Медико-хирургической академии. Кроме нее среди слушательниц было только две девушки. Разрешение на посещение лекций девушкам дали лично преподаватели академии.

Помимо учебы, Суслова занималась научной работой. В 1862 году она опубликовала статью «Изменение кожных ощущений под влиянием электрического раздражения» в «Медицинском вестнике». Во время работы над материалом Надежда проводила эксперименты на себе: прикладывала проводники от индукционного электрического прибора к своей руке и фиксировала ощущения.

«Она резко отличалась от других тогдашних барышень, которые тоже посещали лекции в университете и в медицинской академии, — вспоминает знакомая Надежды, Авдотья Панаева. — В ее манерах и разговоре не было кичливого хвастовства своими знаниями и того смешного презрения, с каким относились они к другим женщинам, не посещавшим лекций. Видно было по энергичному и умному выражению лица молодой Сусловой, что она не из пустого тщеславия прослыть современной передовой барышней занялась медициной».

Преподавателями Сусловой были легендарный русский физиолог, профессор Иван Сеченов и его не менее известный коллега врач-терапевт Сергей Боткин, работавший во время Крымской войны в Симферопольском госпитале под началом Николая Пирогова. Казалось бы, с такими наставниками у нее были все шансы состояться в медицине, пусть и вопреки общественному мнению. Однако в 1863 году женщинам было отказано в праве посещать лекции: 23 университета проголосовало против женского образования, за были только два — Харьковский и Киевский.

«Я получила письмо от отца, который просит меня узнать, можно ли где за границей слушать медицинские лекции моей сестре, — писала Аполлинария Суслова своей знакомой. — Он только что получил письмо сестры об изгнании женщин из Медицинской Академии и просит меня ее утешить».

Разбитые стекла и лавровый венок

Отказываться от мечты стать медиком Надежда Суслова не собиралась. Ее наставник профессор Боткин посоветовал ей уехать из России и получить медицинское образование за границей. Суслова выбрала Швейцарию, и отец полностью одобрил это решение, несмотря на то, что Надежда хотела реализоваться как профессионал в мире, где у женщин не было даже собственных паспортов (в России девушку вписывали в паспорт отца, а после — мужа). «Я верю тебе и уважаю тебя, я люблю тебя, а потому хочу твоего счастья и буду способствовать всеми доступными мне средствами исполнению твоих планов, — заявляет Суслов дочери. — Я знаю, что ты не пойдешь по дурной дороге, и потому благословляю тебя на все твои начинания».

Надежда была не первой женщиной, решившей поступить в Университет Цюриха. В 1849 году с аналогичной просьбой обратилась некая Мария Княщина — известно, что она тоже была из России и тоже хотела изучать медицину. После обращения Княщиной в университете было решено выделить места для «леди студентов» (до этого на занятия ходили только мужчины). Правда, Мария по неизвестным причинам приняла решение оставить учебу. Поэтому первой официально признанной студенткой Университета Цюриха стала Суслова.

Но сначала, когда в 1864 году 21-летняя Надежда Суслова прибыла в Цюрих, выяснилось, что и здесь ей не рады. «Началось с того, что мне здесь категорически отказали с такими словами: «Женщина-студентка — явление еще небывалое», — пишет Надежда в дневнике. — Господа профессора медицинского факультета создали специальную комиссию, чтобы решить вопрос обо мне. Профессор Бромер не без ехидства сообщил мне ее решение: «Принять мадемуазель Суслову в число студентов потому только, что эта первая попытка женщины будет последней, явится исключением». Ох, как они ошибаются… За мною придут тысячи!»

В день, когда Суслова все-таки стала студенткой, к окнам ее квартиры в Цюрихе неожиданно пришла толпа молодых людей. Оказалось, что это швейцарские студенты, которых возмутило желание девушки получить высшее образование. Надежда наблюдала, как молодые люди свистели под ее окнами. Свистом дело не ограничилось: студенты начали бросать камни и бить стекла. Выпустив пар, они ушли и наконец оставили Суслову в покое. Так началась ее учеба в Швейцарии.

Со временем страсти улеглись, а Суслова стала настоящей звездой университета. В 1867 году в 24 года Надежда решила, что она готова защитить экзамен на звание доктора медицины. Ректор Университета Цюриха растерялся — он не знал, можно ли женщинам официально присваивать докторскую степень. Изучив швейцарский закон об университетах, ректор в конце концов решил, что раз там ничего не сказано про прямой запрет на получение студентками звания доктора медицины, значит, Суслова может сдать экзамен.

Реклама на Forbes

На защиту ее диссертации «Доклад о физиологии лимфы», написанной под руководством Сеченова, съехались ученые из Германии, Франции и Италии. Надежда Суслова получила диплом доктора медицины и хирургии и акушерства и вновь стала первопроходцем: до нее ни одна женщина еще не получала докторскую степень в Швейцарии.

Помимо диплома, Надежде вручили лавровый венок с лентами. На венке была надпись: «Первой в России женщине — доктору медицины». Эту надпись Суслова будет хранить у себя до самой смерти. Надежда стала образцом для подражания для других женщин, мечтавших получить высшее образование: в частности, она вдохновила будущего математика Софью Ковалевскую и легендарную революционерку Веру Фигнер. «Стремление женщины к университетскому образованию было в то время еще совсем ново, но Суслова уже получила в Цюрихе диплом доктора, — писала Фигнер. — И золотая нить протянулась от Сусловой ко мне, а потом пошла дальше».

Уже после Сусловой в Университете Цюриха появилась первая студентка-швейцарка Мари Фегтлин, которая тоже смогла защитить докторскую диссертацию в 1874 году. Правда, Надежду она подчеркнуто игнорировала, на что у нее были свои причины.

Диссертация Н.П. Сусловой, 1867

Возвращение на Родину и новые испытания

Еще в конце своего первого учебного года в Швейцарии Надежда познакомилась с местным студентом-медиком Фридрихом Эрисманом, на тот момент женихом Мари Фегтлин. В 1868 году Суслова вышла за него замуж. Она никогда не планировала жить и работать в Европе, и Эрисман согласился поехать с ней в Россию. Он сдал в Петербургской медико-хирургической академии экзамены, получил степень доктора медицины, а потом принял православие и взял себе имя Федор Федорович.

Оказалось, что Эрисману было куда легче получить профессиональное признание в России, чем Надежде. Когда Суслова вернулась на родину, выяснилось, что быть врачом ей нельзя, несмотря на полученный в Швейцарии диплом. Ей пришлось заново сдавать экзамены, чтобы подтвердить звание доктора медицины. Только после этого Сусловой разрешили вести врачебную практику.

Реклама на Forbes

Супруги Эрисман все свое время посвящали науке. Надежда добилась открытия в Санкт-Петербурге Женских фельдшерских курсов при Екатерининской больнице. В 1876 году их преобразовали в Женские врачебные курсы. Эрисман писал супруге в одном из писем: «Хотелось бы мне знать, обладает ли какой-либо врач в Петербурге симпатией, даже любовью своих пациентов в большей мере, чем ты; хотелось бы знать, есть ли такой врач, которым пациенты довольны больше, чем тобой».

В 1869 году Суслова вместе с Эрисманом вернулась в родную Нижегородскую губернию. Надежда принимала больных на дому в Нижнем Новгороде. Помимо частной практики, она устроилась на работу в нижегородский родильный дом. Суслова никому не отказывала в медицинской помощи. Те, кто не мог заплатить за прием, лечились у Сусловой бесплатно. 

Помимо медицинской работы, Суслова занялась защитой прав детей и женщин. Она вела переговоры с владельцами местных фабрик и требовала улучшить условия работы.

Доходы Сусловой, по-видимому, были небольшими. Скорее всего, семью преимущественно содержал Эрисман. Он прославился в частности тем, что придумал школьную парту особой конструкции, с наклонной поверхностью и прикрепленным стулом. По указу императора Александра II ее стали в обязательном порядке устанавливать во всех школах. Парта Эрисмана пережила революцию и использовалась в школах вплоть до распада СССР.

Правда, заслуги Федора Федоровича не помогли ему сохранить карьеру в России. В мае 1896 года на Ходынском поле в Москве проходили торжества в честь коронации Николая II. Началась давка, погибли больше 1000 человек. Студенты, возмущенные случившимся, вышли на демонстрацию в память о жертвах. Десятки демонстрантов были арестованы. Эрисман выступил в защиту студентов и был уволен. Его выслали из страны, а его жена осталась в Санкт-Петербурге.

Реклама на Forbes

Благотворительность и нищета

В то время Надежда Суслова работала со своим давним наставником профессором Боткиным. Пациенты приезжали к ней на прием даже из других городов. При этом после высылки Эрисмана Сусловой приходилось жить под политическим надзором: она считалась «политически неблагонадежной». Отец Надежды замечал, что письма дочери часто доставляют ему в распечатанном виде — очевидно, ее перепиской интересовались.

С мужем Суслова развелась: он не мог вернуться в Россию, а она — уехать к нему в Цюрих. Спустя несколько лет Суслова вышла замуж повторно — за Александра Голубева, профессора-гистолога и действительного члена Общества русских врачей в Санкт-Петербурге. Голубев был не только медиком, но и виноделом: он владел двумя винными лавками. В Крыму у Голубева были виноградники и дом в местечке, которое прозвали «Профессорский уголок» (там недалеко друг от друга располагались участки разных ученых). Надежда решила оставить Нижний Новгород и переехала в Крым. В Крыму Суслова продолжила работать бесплатно, принимая крестьян из окрестных деревень и на свои средства покупая для них лекарства. По ее инициативе в «Профессорском уголке» открылась бесплатная школа для местных детей.

Жизнь Надежды Сусловой и Александра Голубева резко изменилась в 1918 году. Во время Гражданской войны в Крым сначала отступает Белая армия, а затем на его территории начинаются бои между белыми и красными. Семья потеряла все свое состояние, а их дом разграбили. Надежда умерла в том же 1918 году от паралича сердца. Ее похоронили недалеко от крымской горы Кастель. По словам писателя Ивана Шмелева, Сусловой «не в чем в гроб лечь было»: «босую клали» в землю.

Единственный памятник Надежде Сусловой сегодня стоит в Алуште: его открыли в 2012 году на территории Центральной городской больницы. От Надежды не осталось архива, в ее честь на ее родине, в Нижнем Новгороде, не названо ни одного университета или школы: только одна городская улица носит ее имя. В селе Панино, где родилась и жила в детстве Суслова, ее тоже как будто забыли. 

Тем не менее Надежда Суслова стала образцом для подражания для других женщин. В 60-е годы XIX века году она стала первой дипломированной женщиной-врачом, а к началу XX века таких женщин уже было 550 — и в этом заслуга Сусловой.

Реклама на Forbes

Русские женщины — Некрасов. Полный текст стихотворения — Русские женщины

I. Княгиня Трубецкая

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Покоен, прочен и легок
На диво слаженный возок;

Сам граф-отец не раз, не два
Его попробовал сперва.

Шесть лошадей в него впрягли,
Фонарь внутри его зажгли.

Сам граф подушки поправлял,
Медвежью полость в ноги стлал,

Творя молитву, образок
Повесил в правый уголок

И — зарыдал… Княгиня-дочь
Куда-то едет в эту ночь…

I

«Да, рвем мы сердце пополам
Друг другу, но, родной,
Скажи, что ж больше делать нам?
Поможешь ли тоской!
Один, кто мог бы нам помочь
Теперь… Прости, прости!
Благослови родную дочь
И с миром отпусти!

II

Бог весть, увидимся ли вновь,
Увы! надежды нет.
Прости и знай: твою любовь,
Последний твой завет
Я буду помнить глубоко
В далекой стороне…
Не плачу я, но не легко
С тобой расстаться мне!

III

О, видит бог!.. Но долг другой,
И выше и трудней,
Меня зовет… Прости, родной!
Напрасных слез не лей!
Далек мой путь, тяжел мой путь,
Страшна судьба моя,
Но сталью я одела грудь…
Гордись — я дочь твоя!

IV

Прости и ты, мой край родной,
Прости, несчастный край!
И ты… о город роковой,
Гнездо царей… прощай!
Кто видел Лондон и Париж,
Венецию и Рим,
Того ты блеском не прельстишь,
Но был ты мной любим —

V

Счастливо молодость моя
Прошла в стенах твоих,
Твои балы любила я,
Катанья с гор крутых,
Любила блеск Невы твоей
В вечерней тишине,
И эту площадь перед ней
С героем на коне…

VI

Мне не забыть… Потом, потом
Расскажут нашу быль…
А ты будь проклят, мрачный дом,
Где первую кадриль
Я танцевала… Та рука
Досель мне руку жжет…
Ликуй………………………
…………………………. »

Покоен, прочен и легок,
Катится городом возок.

Вся в черном, мертвенно бледна,
Княгиня едет в нем одна,

А секретарь отца (в крестах,
Чтоб наводить дорогой страх)

С прислугой скачет впереди…
Свища бичом, крича: «Пади!»

Ямщик столицу миновал….
Далек княгине путь лежал,

Была суровая зима…
На каждой станции сама

Выходит путница: «Скорей
Перепрягайте лошадей!»

И сыплет щедрою рукой
Червонцы челяди ямской.

Но труден путь! В двадцатый день
Едва приехали в Тюмень,

Еще скакали десять дней,
«Увидим скоро Енисей, —

Сказал княгине секретарь,
Не ездит так и государь!..»

Вперед! Душа полна тоски,
Дорога всё трудней,
Но грезы мирны и легки —
Приснилась юность ей.
Богатство, блеск! Высокий дом
На берегу Невы,
Обита лестница ковром,
Перед подъездом львы,
Изящно убран пышный зал,
Огнями весь горит.
О радость! нынче детский бал,
Чу! музыка гремит!
Ей ленты алые вплели
В две русые косы,
Цветы, наряды принесли
Невиданной красы.
Пришел папаша — сед, румян, —
К гостям ее зовет.
«Ну, Катя! чудо сарафан!
Он всех с ума сведет!»
Ей любо, любо без границ.
Кружится перед ней
Цветник из милых детских лиц,
Головок и кудрей.
Нарядны дети, как цветы,
Нарядней старики:
Плюмажи, ленты и кресты,
Со звоном каблуки…
Танцует, прыгает дитя,
Не мысля ни о чем,
И детство резвое шутя
Проносится… Потом
Другое время, бал другой
Ей снится: перед ней
Стоит красавец молодой,
Он что-то шепчет ей…
Потом опять балы, балы…
Она — хозяйка их,
У них сановники, послы,
Весь модный свет у них…

«О милый! что ты так угрюм?
Что на сердце твоем?»
— «Дитя! мне скучен светский шум,
Уйдем скорей, уйдем!»

И вот уехала она
С избранником своим.
Пред нею чудная страна,
Пред нею — вечный Рим…
Ах! чем бы жизнь нам помянуть —
Не будь у нас тех дней,
Когда, урвавшись как-нибудь
Из родины своей
И скучный север миновав,
Примчимся мы на юг.
До нас нужды, над нами прав
Ни у кого… Сам-друг
Всегда лишь с тем, кто дорог нам,
Живем мы, как хотим;
Сегодня смотрим древний храм,
А завтра посетим
Дворец, развалины, музей…
Как весело притом
Делиться мыслию своей
С любимым существом!

Под обаяньем красоты,
Во власти строгих дум,
По Ватикану бродишь ты
Подавлен и угрюм;
Отжившим миром окружен,
Не помнишь о живом.
Зато как страшно поражен
Ты в первый миг потом,
Когда, покинув Ватикан,
Вернешься в мир живой,
Где ржет осел, шумит фонтан,
Поет мастеровой;
Торговля бойкая кипит,
Кричат на все лады:
«Кораллов! раковин! улит!
Мороженой воды!»
Танцует, ест, дерется голь,
Довольная собой,
И косу черную как смоль
Римлянке молодой
Старуха чешет… Жарок день,
Несносен черни гам,
Где нам найти покой и тень?
Заходим в первый храм.

Не слышен здесь житейский шум,
Прохлада, тишина
И полусумрак… Строгих дум
Опять душа полна.
Святых и ангелов толпой
Вверху украшен храм,
Порфир и яшма под ногой
И мрамор по стенам…

Как сладко слушать моря шум!
Сидишь по часу нем,
Неугнетенный, бодрый ум
Работает меж тем….
До солнца горною тропой
Взберешься высоко —
Какое утро пред тобой!
Как дышится легко!
Но жарче, жарче южный день,
На зелени долин
Росинки нет… Уйдем под тень
Зонтообразных пинн…

Княгине памятны те дни
Прогулок и бесед,
В душе оставили они
Неизгладимый след.
Но не вернуть ей дней былых,
Тех дней надежд и грез,
Как не вернуть потом о них
Пролитых ею слез!..
Исчезли радужные сны,
Пред нею ряд картин
Забитой, загнанной страны:
Суровый господин
И жалкий труженик-мужик
С понурой головой…
Как первый властвовать привык!
Как рабствует второй!
Ей снятся группы бедняков
На нивах, на лугах,
Ей снятся стоны бурлаков
На волжских берегах…
Наивным ужасом полна,
Она не ест, не спит,
Засыпать спутника она
Вопросами спешит:
«Скажи, ужель весь край таков?
Довольства тени нет?.
— «Ты в царстве нищих и рабов!» —
Короткий был ответ…

Она проснулась — в руку сон!
Чу, слышен впереди
Печальный звон — кандальный звон!
«Эй, кучер, погоди!»
То ссыльных партия идет,
Больней заныла грудь.
Княгиня деньги им дает, —
«Спасибо, добрый путь!»
Ей долго, долго лица их
Мерещатся потом,
И не прогнать ей дум своих,
Не позабыться сном!
«И та здесь партия была…
Да… нет других путей…
Но след их вьюга замела.
Скорей, ямщик, скорей!..»

Мороз сильней, пустынней путь,
Чем дале на восток;
На триста верст какой-нибудь
Убогий городок,
Зато как радостно глядишь
На темный ряд домов,
Но где же люди? Всюду тишь,
Не слышно даже псов.
Под кровлю всех загнал мороз,
Чаек от скуки пьют.
Прошел солдат, проехал воз,
Куранты где-то бьют.
Замерзли окна… огонек
В одном чуть-чуть мелькнул…
Собор… на выезде острог…
Ямщик кнутом махнул:
«Эй вы!» — и нет уж городка,
Последний дом исчез…
Направо — горы и река,
Налево темный лес…

Кипит больной, усталый ум,
Бессонный до утра,
Тоскует сердце. Смена дум
Мучительно быстра:
Княгиня видит то друзей,
То мрачную тюрьму,
И тут же думается ей —
Бог знает почему, —
Что небо звездное — песком
Посыпанный листок,
А месяц — красным сургучом
Оттиснутый кружок…

Пропали горы; началась
Равнина без конца.
Еще мертвей! Не встретит глаз
Живого деревца.
«А вот и тундра!» — говорит
Ямщик, бурят степной.
Княгиня пристально глядит
И думает с тоской:
Сюда-то жадный человек
За золотом идет!
Оно лежит по руслам рек,
Оно на дне болот.
Трудна добыча на реке,
Болота страшны в зной,
Но хуже, хуже в руднике,
Глубоко под землей!..
Там гробовая тишина,
Там безрассветный мрак…
Зачем, проклятая страна,
Нашел тебя Ермак?..

Чредой спустилась ночи мгла,
Опять взошла луна.
Княгиня долго не спала,
Тяжелых дум полна…
Уснула… Башня снится ей…
Она вверху стоит;
Знакомый город перед ней
Волнуется, шумит;
К обширной площади бегут
Несметные толпы:
Чиновный люд, торговый люд,
Разносчики, попы;
Пестреют шляпки, бархат, шелк,
Тулупы, армяки…
Стоял уж там какой-то полк,
Пришли еще полки,
Побольше тысячи солдат
Сошлось. Они «ура!» кричат,
Они чего-то ждут…
Народ галдел, народ зевал,
Едва ли сотый понимал,
Что делается тут…
Зато посмеивался в ус,
Лукаво щуря взор,
Знакомый с бурями француз,
Столичный куафер…

Приспели новые полки:
«Сдавайтесь!» — тем кричат.
Ответ им — пули и штыки,
Сдаваться не хотят.
Какой-то бравый генерал,
Влетев в каре, грозиться стал —
С коня снесли его.
Другой приблизился к рядам:
«Прощенье царь дарует вам!»
Убили и того.

Явился сам митрополит
С хоругвями, с крестом:
«Покайтесь, братия! — гласит, —
Падите пред царем!»
Солдаты слушали, крестясь,
Но дружен был ответ:
«Уйди, старик! молись за нас!
Тебе здесь дела нет…»

Тогда-то пушки навели,
Сам царь скомандовал: «па-ли!..»
Картечь свистит, ядро ревет,
Рядами валится народ…
«О, милый! жив ли ты?..»
Княгиня, память потеряв,
Вперед рванулась и стремглав
Упала с высоты!

Пред нею длинный и сырой
Подземный коридор,
У каждой двери часовой,
Все двери на запор.
Прибою волн подобный плеск
Снаружи слышен ей;
Внутри — бряцанье, ружей блеск
При свете фонарей;
Да отдаленный шум шагов
И долгий гул от них,
Да перекрестный бой часов,
Да крики часовых…

С ключами, старый и седой,
Усатый инвалид.
«Иди, печальница, за мной! —
Ей тихо говорит. —
Я проведу тебя к нему,
Он жив и невредим…»
Она доверилась ему,
Она пошла за ним…

Шли долго, долго… Наконец
Дверь взвизгнула — и вдруг
Пред нею он… живой мертвец…
Пред нею — бедный друг!
Упав на грудь ему, она
Торопится спросить:
«Скажи, что делать? Я сильна,
Могу я страшно мстить!
Достанет мужества в груди,
Готовность горяча,
Просить ли надо?..» — «Не ходи,
Не тронешь палача!»
— «О милый! Что сказал ты? Слов
Не слышу я твоих.
То этот страшный бой часов,
То крики часовых!
Зачем тут третий между нас?..»
— «Наивен твой вопрос».

«Пора! пробил урочный час!» —
Тот «третий» произнес…

Княгиня вздрогнула, — глядит
Испуганно кругом,
Ей ужас сердце леденит:
Не всё тут было сном!. .

Луна плыла среди небес
Без блеска, без лучей,
Налево был угрюмый лес,
Направо — Енисей.
Темно! Навстречу ни души,
Ямщик на козлах спал,
Голодный волк в лесной глуши
Пронзительно стонал,
Да ветер бился и ревел,
Играя на реке,
Да инородец где-то пел
На странном языке.
Суровым пафосом звучал
Неведомый язык
И пуще сердце надрывал,
Как в бурю чайки крик…

Княгине холодно; в ту ночь
Мороз был нестерпим,
Упали силы; ей невмочь
Бороться больше с ним.
Рассудком ужас овладел,
Что не доехать ей.
Ямщик давно уже не пел,
Не понукал коней,
Передней тройки не слыхать.
«Эй! жив ли ты, ямщик?
Что ты замолк? не вздумай спать!»
— «Не бойтесь, я привык…»

Летят… Из мерзлого окна
Не видно ничего,
Опасный гонит сон она,
Но не прогнать его!
Он волю женщины больной
Мгновенно покорил
И, как волшебник, в край иной
Ее переселил.
Тот край — он ей уже знаком, —
Как прежде неги полн,
И теплым солнечным лучом
И сладким пеньем волн
Ее приветствовал, как друг…
Куда ни поглядит:
«Да, это — юг! да, это юг!» —
Всё взору говорит…

Ни тучки в небе голубом,
Долина вся в цветах,
Всё солнцем залито, — на всем,
Внизу и на горах,
Печать могучей красоты,
Ликует всё вокруг;
Ей солнце, море и цветы
Поют: «Да — это юг!»

В долине между цепью гор
И морем голубым
Она летит во весь опор
С избранником своим.
Дорога их — роскошный сад,
С деревьев льется аромат,
На каждом дереве горит
Румяный, пышный плод;
Сквозь ветви темные сквозит
Лазурь небес и вод;
По морю реют корабли,
Мелькают паруса,
А горы, видные вдали,
Уходят в небеса.
Как чудны краски их! За час
Рубины рдели там,
Теперь заискрился топаз
По белым их хребтам…
Вот вьючный мул идет шажком,
В бубенчиках, в цветах,
За мулом — женщина с венком,
С корзиною в руках.
Она кричит им: «Добрый путь!» —
И, засмеявшись вдруг,
Бросает быстро ей на грудь
Цветок… да! это юг!
Страна античных, смуглых дев
И вечных роз страна…
Чу! мелодический напев,
Чу! музыка слышна!..

«Да, это юг! да, это юг!
(Поет ей добрый сон.)
Опять с тобой любимый друг,
Опять свободен он!..»

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Уже два месяца почти
Бессменно день и ночь в пути

На диво слаженный возок,
А всё конец пути далек!

Княгинин спутник так устал,
Что под Иркутском захворал.

Два дня прождав его, она
Помчалась далее одна…

Ее в Иркутске встретил сам
Начальник городской;
Как мощи сух, как палка прям,
Высокий и седой.
Сползла с плеча его доха,
Под ней — кресты, мундир,
На шляпе — перья петуха.
Почтенный бригадир,
Ругнув за что-то ямщика,
Поспешно подскочил
И дверцы прочного возка
Княгине отворил…

КНЯГИНЯ
(входит в станционный дом)

В Нерчинск! Закладывать скорей!

ГУБЕРНАТОР

Пришел я — встретить вас.

КНЯГИНЯ

Велите ж дать мне лошадей!

ГУБЕРНАТОР

Прошу помедлить час.
Дорога наша так дурна,
Вам нужно отдохнуть…

КНЯГИНЯ

Благодарю вас! Я сильна…
Уж недалек мой путь…

ГУБЕРНАТОР

Всё ж будет верст до восьмисот,
А главная беда:
Дорога хуже там пойдет,
Опасная езда!..
Два слова нужно вам сказать
По службе, — и притом
Имел я счастье графа знать,
Семь лет служил при нем.
Отец ваш редкий человек
По сердцу, по уму,
Запечатлев в душе навек
Признательность к нему,
К услугам дочери его
Готов я… весь я ваш…

КНЯГИНЯ

Но мне не нужно ничего!

(Отворяя дверь в сени.)

Готов ли экипаж?

ГУБЕРНАТОР

Покуда я не прикажу,
Его не подадут…

КНЯГИНЯ

Так прикажите ж! Я прошу…

ГУБЕРНАТОР

Но есть зацепка тут:
С последней почтой прислана
Бумага…

КНЯГИНЯ

Что же в ней:
Уж не вернуться ль я должна?

ГУБЕРНАТОР

Да-с, было бы верней.

КНЯГИНЯ

Да кто ж прислал вам и о чем
Бумагу? что же — там
Шутили, что ли, над отцом?
Он всё устроил сам!

ГУБЕРНАТОР

Нет… не решусь я утверждать…
Но путь еще далек…

КНЯГИНЯ

Так что же даром и болтать!
Готов ли мой возок?

ГУБЕРНАТОР

Нет! Я еще не приказал…
Княгиня! здесь я — царь!
Садитесь! Я уже сказал,
Что знал я графа встарь,
А граф… хоть он вас отпустил,
По доброте своей,
Но ваш отъезд его убил…
Вернитесь поскорей!

КНЯГИНЯ

Нет! что однажды решено —
Исполню до конца!
Мне вам рассказывать смешно,
Как я люблю отца,
Как любит он. Но долг другой,
И выше и святей,
Меня зовет. Мучитель мой!
Давайте лошадей!

ГУБЕРНАТОР

Позвольте-с. Я согласен сам,
Что дорог каждый час,
Но хорошо ль известно вам,
Что ожидает вас?
Бесплодна наша сторона,
А та — еще бедней,
Короче нашей там весна,
Зима — еще длинней.
Да-с, восемь месяцев зима
Там — знаете ли вы?
Там люди редки без клейма,
И те душой черствы;
На воле рыскают кругом
Там только варнаки;
Ужасен там тюремный дом,
Глубоки рудники.
Вам не придется с мужем быть
Минуты глаз на глаз:
В казарме общей надо жить,
А пища: хлеб да квас.
Пять тысяч каторжников там,
Озлоблены судьбой,
Заводят драки по ночам,
Убийства и разбой;
Короток им и страшен суд,
Грознее нет суда!
И вы, княгиня, вечно тут
Свидетельницей… Да!
Поверьте, вас не пощадят,
Не сжалится никто!
Пускай ваш муж — он виноват…
А вам терпеть… за что?

КНЯГИНЯ

Ужасно будет, знаю я,
Жизнь мужа моего.
Пускай же будет и моя
Не радостней его!

ГУБЕРНАТОР

Но вы не будете там жить:
Тот климат вас убьет!
Я вас обязан убедить,
Не ездите вперед!
Ах! вам ли жить в стране такой,
Где воздух у людей
Не паром — пылью ледяной
Выходит из ноздрей?
Где мрак и холод круглый год,
А в краткие жары —
Непросыхающих болот
Зловредные пары?
Да… Страшный край! Оттуда прочь
Бежит и зверь лесной,
Когда стосуточная ночь
Повиснет над страной…

КНЯГИНЯ

Живут же люди в том краю,
Привыкну я шутя…

ГУБЕРНАТОР

Живут? Но молодость свою
Припомните… дитя!
Здесь мать — водицей снеговой,
Родив, омоет дочь,
Малютку грозной бури вой
Баюкает всю ночь,
А будит дикий зверь, рыча
Близ хижины лесной,
Да пурга, бешено стуча
В окно, как домовой.
С глухих лесов, с пустынных рек
Сбирая дань свою,
Окреп туземный человек
С природою в бою,
А вы?..

КНЯГИНЯ

Пусть смерть мне суждена —
Мне нечего жалеть!. .
Я еду! еду! я должна
Близ мужа умереть.

ГУБЕРНАТОР

Да, вы умрете, но сперва
Измучите того,
Чья безвозвратно голова
Погибла. Для него
Прошу: не ездите туда!
Сноснее одному,
Устав от тяжкого труда,
Прийти в свою тюрьму,
Прийти — и лечь на голый пол
И с черствым сухарем
Заснуть… а добрый сон пришел —
И узник стал царем!
Летя мечтой к родным, к друзьям,
Увидя вас самих,
Проснется он, к дневным трудам
И бодр, и сердцем тих,
А с вами?.. с вами не знавать
Ему счастливых грез,
В себе он будет сознавать
Причину ваших слез.

КНЯГИНЯ

Ах!.. Эти речи поберечь
Вам лучше для других.
Всем вашим пыткам не извлечь
Слезу из глаз моих!
Покинув родину, друзей,
Любимого отца,
Приняв обет в душе моей
Исполнить до конца
Мой долг, — я слез не принесу
В проклятую тюрьму —
Я гордость, гордость в нем спасу,
Я силы дам ему!
Презренье к нашим палачам,
Сознанье правоты
Опорой верной будет нам.

ГУБЕРНАТОР

Прекрасные мечты!
Но их достанет на пять дней.
Не век же вам грустить?
Поверьте совести моей,
Захочется вам жить.
Здесь черствый хлеб, тюрьма, позор,
Нужда и вечный гнет,
А там балы, блестящий двор,
Свобода и почет.
Как знать? Быть может, бог судил…
Понравится другой,
Закон вас права не лишил…

КНЯГИНЯ

Молчите!.. Боже мой!..

ГУБЕРНАТОР

Да, откровенно говорю,
Вернитесь лучше в свет.

КНЯГИНЯ

Благодарю, благодарю
За добрый ваш совет!
И прежде был там рай земной,
А нынче этот рай
Своей заботливой рукой
Расчистил Николай.
Там люди заживо гниют —
Ходячие гробы,
Мужчины — сборище Иуд,
А женщины — рабы.
Что там найду я? Ханжество,
Поруганную честь,
Нахальной дряни торжество
И подленькую месть.
Нет, в этот вырубленный лес
Меня не заманят,
Где были дубы до небес,
А ныне пни торчат!
Вернуться? жить среди клевет,
Пустых и темных дел?. .
Там места нет, там друга нет
Тому, кто раз прозрел!
Нет, нет, я видеть не хочу
Продажных и тупых,
Не покажусь я палачу
Свободных и святых.
Забыть того, кто нас любил,
Вернуться — всё простя?

ГУБЕРНАТОР

Но он же вас не пощадил?
Подумайте, дитя:
О ком тоска? к кому любовь?

КНЯГИНЯ

Молчите, генерал!

ГУБЕРНАТОР

Когда б не доблестная кровь
Текла в вас — я б молчал.
Но если рветесь вы вперед,
Не веря ничему,
Быть может, гордость вас спасет…
Достались вы ему
С богатством, с именем, с умом,
С доверчивой душой,
А он, не думая о том,
Что станется с женой,
Увлекся призраком пустым
И — вот его судьба!..
И что ж?.. бежите вы за ним,
Как жалкая раба!

КНЯГИНЯ

Нет! я не жалкая раба,
Я женщина, жена!
Пускай горька моя судьба —
Я буду ей верна!
О, если б он меня забыл
Для женщины другой,
В моей душе достало б сил
Не быть его рабой!
Но знаю: к родине любовь
Соперница моя,
И если б нужно было, вновь
Ему простила б я!. .

Княгиня кончила… Молчал
Упрямый старичок.
«Ну что ж? Велите, генерал,
Готовить мой возок?»
Не отвечая на вопрос,
Смотрел он долго в пол,
Потом в раздумьи произнес:
«До завтра» — и ушел…

Назавтра тот же разговор,
Просил и убеждал,
Но получил опять отпор
Почтенный генерал.
Все убежденья истощив
И выбившись из сил,
Он долго, важен, молчалив,
По комнате ходил
И наконец сказал: «Быть так!
Вас не спасешь, увы!..
Но знайте: сделав этот шаг,
Всего лишитесь вы!..»—

«Да что же мне еще терять?»

— «За мужем поскакав,
Вы отреченье подписать
Должны от ваших прав!»

Старик эффектно замолчал,
От этих страшных слов
Он, очевидно, пользы ждал,
Но был ответ таков:
«У вас седая голова,
А вы еще дитя!
Вам наши кажутся права
Правами — не шутя.
Нет! ими я не дорожу,
Возьмите их скорей!
Где отреченье? Подпишу!
И живо — лошадей!..»

ГУБЕРНАТОР

Бумагу эту подписать!
Да что вы?. . Боже мой!
Ведь это значит нищей стать
И женщиной простой!
Всему вы скажите прости,
Что вам дано отцом,
Что по наследству перейти
Должно бы к вам потом!
Права имущества, права
Дворянства потерять!
Нет, вы подумайте сперва —
Зайду я к вам опять!..

Ушел и не был целый день…
Когда спустилась тьма,
Княгиня, слабая как тень,
Пошла к нему сама.
Ее не принял генерал:
Хворает тяжело…
Пять дней, покуда он хворал,
Мучительных прошло,
А на шестой пришел он сам
И круто молвил ей:
«Я отпустить не вправе вам,
Княгиня, лошадей!
Вас по этапу поведут
С конвоем…»

КНЯГИНЯ

Боже мой!
Но так ведь месяцы пройдут
В дороге?..

ГУБЕРНАТОР

Да, весной
В Нерчинск придете, если вас
Дорога не убьет.
Навряд версты четыре в час
Закованный идет;
Посередине дня — привал,
С закатом дня — ночлег,
А ураган в степи застал —
Закапывайся в снег!
Да-с, промедленьям нет числа,
Иной упал, ослаб…

КНЯГИНЯ

Не хорошо я поняла —
Что значит ваш этап?

ГУБЕРНАТОР

Под караулом казаков
С оружием в руках,
Этапом водим мы воров
И каторжных в цепях,
Они дорогою шалят,
Того гляди сбегут,
Так их канатом прикрутят
Друг к другу — и ведут
Трудненек путь! Да вот-с каков:
Отправится пятьсот,
А до нерчинских рудников
И трети не дойдет!
Они как мухи мрут в пути,
Особенно зимой…
И вам, княгиня, так идти?. .
Вернитесь-ка домой!

КНЯГИНЯ

О нет! я этого ждала…
Но вы, но вы… злодей!..
Неделя целая прошла…
Нет сердца у людей!
Зачем бы разом не сказать?..
Уж я бы шла давно…
Велите ж партию сбирать —
Иду! мне всё равно!..

—«Нет! вы поедете!..- вскричал
Нежданно старый генерал,
Закрыв рукой глаза.-
Как я вас мучил… Боже мой!..
(Из-под руки на ус седой
Скатилася слеза.)
Простите! да, я мучил вас,
Но мучился и сам,
Но строгий я имел приказ
Преграды ставить вам!
И разве их не ставил я?
Я делал всё, что мог,
Перед царем душа моя
Чиста, свидетель бог!
Острожным жестким сухарем
И жизнью взаперти,
Позором, ужасом, трудом
Этапного пути
Я вас старался напугать.
Не испугались вы!
И хоть бы мне не удержать
На плечах головы,
Я не могу, я не хочу
Тиранить больше вас…
Я вас в три дня туда домчу…

Отворяя дверь, кричит

Эй! запрягать, сейчас!.

КНЯГИНЯ М. Н. ВОЛКОНСКАЯ

(Бабушкины записки)
(1826-27 г.)

Глава I

Проказники внуки! Сегодня они
С прогулки опять воротились:
«Нам, бабушка, скучно! В ненастные дни,
Когда мы в портретной садились
И ты начинала рассказывать нам,
Так весело было!.. Родная,
Еще что-нибудь расскажи!..» По углам
Уселись. Но их прогнала я:
«Успеете слушать; рассказов моих
Достанет на целые томы,
Но вы еще глупы: узнаете их,
Как будете с жизнью знакомы!
Я всё рассказала, доступное вам
По вашим ребяческим летам:
Идите гулять по полям, по лугам!
Идите же… пользуйтесь летом!»
И вот, не желая остаться в долгу
У внуков, пишу я записки;
Для них я портреты людей берегу,
Которые были мне близки,
Я им завещаю альбом — и цветы
С могилы сестры — Муравьевой,
Коллекцию бабочек, флору Читы
И виды страны той суровой;
Я им завещаю железный браслет…
Пускай берегут его свято:
В подарок жене его выковал дед
Из собственной цепи когда-то…

Родилась я, милые внуки мои,
Под Киевом, в тихой деревне;
Любимая дочь я была у семьи.
Наш род был богатый и древний,
Но пуще отец мой возвысил его:
Заманчивей славы героя,
Дороже отчизны — не знал ничего
Боец, не любивший покоя.
Творя чудеса, девятнадцати лет
Он был полковым командиром,
Он мужество добыл и лавры побед
И почести, чтимые миром.
Воинская слава его началась
Персидским и шведским походом,
Но память о нем нераздельно слилась
С великим двенадцатым годом:
Тут жизнь его долгим сраженьем была.
Походы мы с ним разделяли,
И в месяц иной не запомним числа,
Когда б за него не дрожали.
«Защитник Смоленска» всегда впереди
Опасного дела являлся…
Под Лейпцигом раненный, с пулей в груди,
Он вновь через сутки сражался,
Так летопись жизни его говорит:
В ряду полководцев России,
Покуда отечество наше стоит,
Он памятен будет! Витии
Отца моего осыпали хвалой,
Бессмертным его называя;
Жуковский почтил его громкой строфой,
Российских вождей прославляя:
Под Дашковой личного мужества жар
И жертву отца-патриота
Поэт воспевает. Воинственный дар
Являя в сраженьях без счета,
Не силой одною врагов побеждал
Ваш прадед в борьбе исполинской:
О нем говорили, что он сочетал
С отвагою гений воинский.

Войной озабочен, в семействе своем
Отец ни во что не мешался,
Но крут был порою; почти божеством
Он матери нашей казался,
И сам он глубоко привязан был к ней.
Отца мы любили — в герое,
Окончив походы, в усадьбе своей
Он медленно гас на покое.
Мы жили в большом подгородном дому.
Детей поручив англичанке,
Старик отдыхал. Я училась всему,
Что нужно богатой дворянке.
А после уроков бежала я в сад
И пела весь день беззаботно,
Мой голос был очень хорош, говорят,
Отец его слушал охотно;
Записки свои приводил он к концу,
Читал он газеты, журналы,
Пиры задавал; наезжали к отцу
Седые, как он, генералы,
И шли бесконечные споры тогда;
Меж тем молодежь танцевала.
Сказать ли вам правду? была я всегда
В то время царицею бала:
Очей моих томных огонь голубой
И черная с синим отливом
Большая коса, и румянец густой
На личике смуглом, красивом,
И рост мой высокий, и гибкий мой стан,
И гордая поступь — пленяли
Тогдашних красавцев: гусаров, улан,
Что близко с полками стояли.
Но слушала я неохотно их лесть…
Отец за меня постарался:
«Не время ли замуж? Жених уже есть,
Он славно под Лейпцигом дрался,
Его полюбил государь, наш отец,
И дал ему чин генерала.
Постарше тебя… а собой молодец,
Волконский! Его ты видала
На царском смотру… и у нас он бывал,
По парку с тобой всё шатался!»
— «Да, помню! Высокий такой генерал…»
— «Он самый!» — старик засмеялся…
«Отец, он так мало со мной говорил!» —
Заметила я, покраснела…
«Ты будешь с ним счастлива!» — круто решил
Старик, — возражать я не смела…

Прошло две недели — и я под венцом
С Сергеем Волконским стояла,
Не много я знала его женихом,
Не много и мужем узнала, —
Так мало мы жили под кровлей одной,
Так редко друг друга видали!
По дальним селеньям, на зимний постой,
Бригаду его разбросали,
Ее объезжал беспрестанно Сергей.
А я между тем расхворалась;
В Одессе потом, по совету врачей,
Я целое лето купалась;
Зимой он приехал за мною туда,
С неделю я с ним отдохнула
При главной квартире… и снова беда!
Однажды я крепко уснула.
Вдруг слышу я голос Сергея (в ночи,
Почти на рассвете то было):
«Вставай! Поскорее найди мне ключи!
Камин затопи!» Я вскочила…
Взглянула: встревожен и бледен он был.
Камин затопила я живо.
Из ящиков муж мой бумаги сносил
К камину — и жег торопливо.
Иные прочитывал бегло, спеша,
Иные бросал не читая.
И я помогала Сергею, дрожа
И глубже в огонь их толкая…
Потом он сказал: «Мы поедем сейчас»,
Волос моих нежно касаясь.
Всё скоро уложено было у нас,
И утром, ни с кем не прощаясь,
Мы тронулись в путь. Мы скакали три дня,
Сергей был угрюм, торопился,
Довез до отцовской усадьбы меня
И тотчас со мною простился.

Глава II

«Уехал!.. Что значила бледность его
И всё, что в ту ночь совершилось?
Зачем не сказал он жене ничего?
Недоброе что-то случилось!»
Я долго не знала покоя и сна,
Сомнения душу терзали:
«Уехал, уехал! опять я одна!..»
Родные меня утешали,
Отец торопливость его объяснял
Каким-нибудь делом случайным:
«Куда-нибудь сам император послал
Его с поручением тайным,
Не плачь! Ты походы делила со мной,
Превратности жизни военной
Ты знаешь; он скоро вернется домой!
Под сердцем залог драгоценный
Ты носишь: теперь ты беречься должна!
Всё кончится ладно, родная;
Жена муженька проводила одна,
А встретит, ребенка качая!.

Увы! предсказанье его не сбылось!
Увидеться с бедной женою
И с первенцем сыном отцу довелось
Не здесь — не под кровлей родною!

Как дорого стоил мне первенец мой!
Два месяца я прохворала.
Измучена телом, убита душой,
Я первую няню узнала.
Спросила о муже. — «Еще не бывал!»
— «Писал ли?» — «И писем нет даже».
— «А где мой отец?» — «В Петербург ускакал».
— «А брат мой?» — «Уехал туда же».

«Мой муж не приехал, нет даже письма,
И брат и отец ускакали, —
Сказала я матушке: — Еду сама!
Довольно, довольно мы ждали!»
И как ни старалась упрашивать дочь
Старушка, я твердо решилась;
Припомнила я ту последнюю ночь
И всё, что тогда совершилось,
И ясно сознала, что с мужем моим
Недоброе что-то творится…

Стояла весна, по разливам речным
Пришлось черепахой тащиться.

Доехала я чуть живая опять.
«Где муж мой» — отца я спросила.
«В Молдавию муж твой ушел воевать».
— «Не пишет он?..» Глянул уныло
И вышел отец… Недоволен был брат,
Прислуга молчала, вздыхая.
Заметила я, что со мною хитрят,
Заботливо что-то скрывая;
Ссылаясь на то, что мне нужен покой,
Ко мне никого не пускали,
Меня окружили какой-то стеной,
Мне даже газет не давали!
Я вспомнила: много у мужа родных,
Пишу — отвечать умоляю.
Проходят недели, — ни слова от них!
Я плачу, я силы теряю…

Нет чувства мучительней тайной грозы.
Я клятвой отца уверяла,
Что я не пролью ни единой слезы, —
И он, и кругом всё молчало!
Любя, меня мучил мой бедный отец;
Жалея, удвоивал горе…
Узнала, узнала я всё наконец!..
Прочла я в самом приговоре,
Что был заговорщиком бедный Сергей:
Стояли они настороже,
Готовя войска к низверженью властей.
В вину ему ставилось тоже,
Что он… Закружилась моя голова…
Я верить глазам не хотела…
«Ужели?..» В уме не вязались слова:
Сергей — и бесчестное дело!

Я помню, сто раз я прочла приговор,
Вникая в слова роковые.
К отцу побежала, — с отцом разговор
Меня успокоил, родные!
С души словно камень тяжелый упал.
В одном я Сергея винила:
Зачем он жене ничего не сказал?
Подумав, и то я простила:
«Как мог он болтать? Я была молода,
Когда ж он со мной расставался,
Я сына под сердцем носила тогда:
За мать и дитя он боялся! —
Так думала я. — Пусть беда велика,
Не всё потеряла я в мире.
Сибирь так ужасна, Сибирь далека,
Но люди живут и в Сибири!..»

Всю ночь я горела, мечтая о том,
Как буду лелеять Сергея.
Под утро глубоким, крепительным сном
Уснула, — и встала бодрее.
Поправилось скоро здоровье мое,
Приятельниц я повидала,
Нашла я сестру, — расспросила ее
И горького много узнала!
Несчастные люди!.. «Всё время Сергей
(Сказала сестра) содержался
В тюрьме; не видал ни родных, ни друзей…
Вчера только с ним повидался
Отец. Повидаться с ним можешь и ты:
Когда приговор прочитали,
Одели их в рубище, сняли кресты,
Но право свиданья им дали!..»

Подробностей ряд пропустила я тут…
Оставив следы роковые,
Доныне о мщеньи они вопиют…
Не знайте их лучше, родные.

Я в крепость поехала к мужу с сестрой,
Пришли мы сперва к «генералу»,
Потом нас привел генерал пожилой
В обширную, мрачную залу.
«Дождитесь, княгиня! мы будем сейчас!»
Раскланявшись вежливо с нами,
Он вышел. С дверей не спускала я глаз.
Минуты казались часами.
Шаги постепенно смолкали вдали,
За ними я мыслью летела.
Мне чудилось: связку ключей принесли,
И ржавая дверь заскрипела.
В угрюмой каморке с железным окном
Измученный узник томился.
«Жена к вам приехала!..» Бледным лицом,
Он весь задрожал, оживился:
«Жена!..» Коридором он быстро бежал,
Довериться слуху не смея…

«Вот он!» — громогласно сказал генерал,
И я увидала Сергея…

Недаром над ним пронеслася гроза:
Морщины на лбу появились,
Лицо было мертвенно бледно, глаза
Не так уже ярко светились,
Но больше в них было, чем в прежние дни,
Той тихой, знакомой печали;
С минуту пытливо смотрели они
И радостно вдруг заблистали,
Казалось он в душу мою заглянул…
Я горько, припав к его груди,
Рыдала… Он обнял меня и шепнул:
«Здесь есть посторонние люди».
Потом он сказал, что полезно ему
Узнать добродетель смиренья,
Что, впрочем, легко переносит тюрьму,
И несколько слов одобренья
Прибавил… По комнате важно шагал
Свидетель — нам было неловко…
Сергей на одежду свою показал:
«Поздравь меня, Маша, с обновкой, —
И тихо прибавил: — Пойми и прости», —
Глаза засверкали слезою,
Но тут соглядатай успел подойти,
Он низко поник головою.
Я громко сказала: «Да, я не ждала
Найти тебя в этой одежде».
И тихо шепнула: «Я всё поняла.
Люблю тебя больше, чем прежде.»
— «Что делать? И в каторге буду я жить
(Покуда мне жизнь не наскучит)».
— «Ты жив, ты здоров, так о чем же тужить?
(Ведь каторга нас не разлучит?)»

«Так вот ты какая!» — Сергей говорил,
Лицо его весело было…
Он вынул платок, на окно положил,
И рядом я свой положила,
Потом, расставаясь, Сергеев платок
Взяла я — мой мужу остался…
Нам после годичной разлуки часок
Свиданья короток казался,
Но что ж было делать! Наш срок миновал —
Пришлось бы другим дожидаться…
В карету меня посадил генерал,
Счастливо желал оставаться…

Великую радость нашла я в платке:
Целуя его, увидала
Я несколько слов на одном уголке;
Вот что я, дрожа, прочитала:
«Мой друг, ты свободна. Пойми — не пеняй!
Душевно я бодр и — желаю
Жену мою видеть такой же. Прощай!
Малютке поклон посылаю…»

Была в Петербурге большая родня
У мужа; всё знать — да какая!
Я ездила к ним, волновалась три дня,
Сергея спасти умоляя.
Отец говорил: «Что ты мучишься, дочь?
Я всё испытал — бесполезно!»
И правда: они уж пытались помочь,
Моля императора слезно,
Но просьбы до сердца его не дошли.,
Я с мужем еще повидалась,
И время приспело: его увезли!..
Как только одна я осталась,
Я тотчас послышала в сердце моем,
Что надо и мне торопиться,
Мне душен казался родительский дом,
И стала я к мужу проситься.

Теперь расскажу вам подробно, друзья,
Мою роковую победу.
Вся дружно и грозно восстала семья,
Когда я сказала: «Я еду!»
Не знаю, как мне удалось устоять,
Чего натерпелась я… Боже!..
Была из-под Киева вызвана мать,
И братья приехали тоже:
Отец «образумить» меня приказал.
Они убеждали, просили.
Но волю мою сам господь подкреплял,
Их речи ее не сломили!
А много и горько поплакать пришлось…
Когда собрались мы к обеду,
Отец мимоходом мне бросил вопрос:
«На что ты решилась?» — «Я еду!»
Отец промолчал… промолчала семья…
Я вечером горько всплакнула,
Качая ребенка, задумалась я…
Вдруг входит отец, — я вздрогнула.
Ждала я грозы, но, печален и тих,
Сказал он сердечно и кротко:
«За что обижаешь ты кровных родных?
Что будет с несчастным сироткой?
Что будет с тобою, голубка моя?
Там нужно не женскую силу!
Напрасна великая жертва твоя,
Найдешь ты там только могилу!»
И ждал он ответа, и взгляд мой ловил,
Лаская меня и целуя…
«Я сам виноват! Я тебя погубил! —
Воскликнул он вдруг, негодуя. —
Где был мой рассудок? Где были глаза!
Уж знала вся армия наша…»
И рвал он седые свои волоса:
«Прости! не казни меня, Маша!
Останься!..» И снова молил горячо…
Бог знает, как я устояла!
Припав головою к нему на плечо,
«Поеду!» — я тихо сказала…

«Посмотрим!. .» И вдруг распрямился старик,
Глаза его гневом сверкали:
«Одно повторяет твой глупый язык:
«Поеду!» Сказать не пора ли,
Куда и зачем? Ты подумай сперва!
Не знаешь сама, что болтаешь!
Умеет ли думать твоя голова?
Врагами ты, что ли, считаешь
И мать, и отца? Или глупы они…
Что споришь ты с ними, как с ровней?
Поглубже ты в сердце свое загляни,
Вперед посмотри хладнокровней,
Подумай!.. Я завтра увижусь с тобой…»

Ушел он, грозящий и гневный,
А я, чуть жива, пред иконой святой
Упала — в истоме душевной…

Глава III

«Подумай!..» Я целую ночь не спала,
Молилась и плакала много.
Я божию матерь на помощь звала,
Совета просила у бога,
Я думать училась: отец приказал
Подумать… нелегкое дело!
Давно ли он думал за нас — и решал,
И жизнь наша мирно летела?
Училась я много; на трех языках
Читала. Заметна была я
В парадных гостиных, на светских балах,
Искусно танцуя, играя;
Могла говорить я почти обо всем,
Я музыку знала, я пела,
Я даже отлично скакала верхом,
Но думать совсем не умела.

Я только в последний, двадцатый мой год
Узнала, что жизнь не игрушка,
Да в детстве, бывало, сердечко вздрогнет,
Как грянет нечаянно пушка.
Жилось хорошо и привольно; отец
Со мной не говаривал строго;
Осьмнадцати лет я пошла под венец
И тоже не думала много…

В последнее время моя голова
Работала сильно, пылала;
Меня неизвестность томила сперва.
Когда же беду я узнала,
Бессменно стоял предо мною Сергей,
Тюрьмою измученный, бледный,
И много неведомых прежде страстей
Посеял в душе моей бедной.

Я всё испытала, а больше всего
Жестокое чувство бессилья.
Я небо и сильных людей за него
Молила — напрасны усилья!
И гнев мою душу больную палил,
И я волновалась нестройно,
Рвалась, проклинала… но не было сил
Ни времени думать спокойно.

Теперь непременно я думать должна —
Отцу моему так угодно.
Пусть воля моя неизменно одна,
Пусть всякая дума бесплодна,
Я честно исполнить отцовский приказ
Решилась, мои дорогие.

Старик говорил: «Ты подумай о нас,
Мы люди тебе не чужие:
И мать, и отца, и дитя, наконец, —
Ты всех безрассудно бросаешь,
За что же?» — «Я долг исполняю, отец!»
— «За что ты себя обрекаешь
На муку?» — «Не буду я мучиться там!
Здесь ждет меня страшная мука.
Да если останусь, послушная вам,
Меня истерзает разлука.
Не зная покою ни ночью, ни днем,
Рыдая над бедным сироткой,
Всё буду я думать о муже моем
Да слышать упрек его кроткий.
Куда ни пойду я — на лицах людей
Я свой приговор прочитаю:
В их шепоте — повесть измены моей.
В улыбке укор угадаю:
Что место мое не на пышном балу,
А в дальней пустыне угрюмой,
Где узник усталый в тюремном углу
Терзается лютою думой,
Один… без опоры… Скорее к нему!
Там только вздохну я свободно.
Делила с ним радость, делить и тюрьму
Должна я… Так небу угодно!..

Простите, родные! Мне сердце давно
Мое предсказало решенье.
И верю я твердо: от бога оно!
А в вас говорит — сожаленье.
Да, ежели выбор решить я должна
Меж мужем и сыном — не боле,
Иду я туда, где я больше нужна,
Иду я к тому, кто в неволе!
Я сына оставлю в семействе родном,
Он скоро меня позабудет.
Пусть дедушка будет малютке отцом,
Сестра ему матерью будет.
Он так еще мал! А когда подрастет
И страшную тайну узнает,
Я верю: он матери чувство поймет
И в сердце ее оправдает!

Но если останусь я с ним… и потом
Он тайну узнает и спросит:
«Зачем не пошла ты за бедным отцом?..» —
И слово укора мне бросит?
О, лучше в могилу мне заживо лечь,
Чем мужа лишить утешенья
И в будущем сына презренье навлечь. .
Нет, нет! не хочу я презренья!..

А может случиться — подумать боюсь! —
Я первого мужа забуду,
Условиям новой семьи подчинюсь
И сыну не матерью буду,
А мачехой лютой?.. Горю от стыда…
Прости меня, бедный изгнанник!
Тебя позабыть! Никогда! никогда!
Ты сердца единый избранник…

Отец! ты не знаешь, как дорог он мне!
Его ты не знаешь! Сначала,
В блестящем наряде, на гордом коне,
Его пред полком я видала;
О подвигах жизни его боевой
Рассказы товарищей боя
Я слушала жадно — и всею душой
Я в нем полюбила героя…

Позднее я в нем полюбила отца
Малютки, рожденного мною.
Разлука тянулась меж тем без конца.
Он твердо стоял под грозою…
Вы знаете, где мы увиделись вновь —
Судьба свою волю творила! —
Последнюю, лучшую сердца любовь
В тюрьме я ему подарила!

Напрасно чернила его клевета,
Он был безупречней, чем прежде,
И я полюбила его, как Христа…
В своей арестантской одежде
Теперь он бессменно стоит предо мной,
Величием кротким сияя.
Терновый венец над его головой,
Во взоре любовь неземная…

Отец мой! должна я увидеть его…
Умру я, тоскуя по муже…
Ты, долгу служа, не щадил ничего
И нас научил ты тому же. .
Герой, выводивший своих сыновей
Туда, где смертельней сраженье, —
Не верю, чтоб дочери бедной своей
Ты сам не одобрил решенья!»

Вот что я подумала в долгую ночь,
И так я с отцом говорила…
Он тихо сказал: «Сумасшедшая дочь! » —
И вышел: молчали уныло
И братья, и мать… Я ушла наконец…
Тяжелые дни потянулись:
Как туча ходил недовольный отец,
Другие домашние дулись.
Никто не хотел ни советом помочь,
Ни делом; но я не дремала,
Опять провела я бессонную ночь:
Письмо к государю писала
(В то время молва начала разглашать,
Что будто вернуть Трубецкую
С дороги велел государь. Испытать
Боялась я участь такую,
Но слух был неверен). Письмо отвезла
Сестра моя, Катя Орлова.
Сам царь отвечал мне… Спасибо, нашла
В ответе я доброе слово!
Он был элегантен и мил (Николай
Писал по-французски). Сначала
Сказал государь, как ужасен тот край,
Куда я поехать желала,
Как грубы там люди, как жизнь тяжела,
Как возраст мой хрупок и нежен;
Потом намекнул (я не вдруг поняла)
На то, что возврат безнадежен;
А дальше — изволил хвалою почтить
Решимость мою, сожалея,
Что, долгу покорный, не мог пощадить
Преступного мужа… Не смея
Противиться чувствам высоким таким,
Давал он свое позволенье;
Но лучше желал бы, чтоб с сыном моим
Осталась я дома…
Волненье
Меня охватило. «Я еду!» Давно
Так радостно сердце не билось…
«Я еду! я еду! Теперь решено!..»
Я плакала, жарко молилась…

В три дня я в далекий мой путь собралась,
Всё ценное я заложила,
Надежною шубой, бельем запаслась,
Простую кибитку купила.
Родные смотрели на сборы мои,
Загадочно как-то вздыхая;
Отъезду не верил никто из семьи…
Последнюю ночь провела я
С ребенком. Нагнувшись над сыном моим,
Улыбку малютки родного
Запомнить старалась; играла я с ним
Печатью письма рокового.
Играла и думала: «Бедный мой сын!
Не знаешь ты, чем ты играешь!
Здесь участь твоя: ты проснешься один,
Несчастный! Ты мать потеряешь!»
И в горе упав на ручонки его
Лицом, я шептала, рыдая:
«Прости, что тебя, для отца твоего,
Мой бедный, покинуть должна я…»

А он улыбался: не думал он спать,
Любуясь красивым пакетом;
Большая и красная эта печать
Его забавляла…
С рассветом
Спокойно и крепко заснуло дитя,
И щечки его заалели.
С любимого личика глаз не сводя,
Молясь у его колыбели,
Я встретила утро…
Я вмиг собралась.
Сестру заклинала я снова
Быть матерью сыну… Сестра поклялась…
Кибитка была уж готова.

Сурово молчали родные мои,
Прощание было немое.
Я думала: «Я умерла для семьи,
Всё милое, всё дорогое
Теряю… нет счета печальных потерь!..»
Мать как-то спокойно сидела,
Казалось, не веря еще и теперь,
Чтоб дочка уехать посмела,
И каждый с вопросом смотрел на отца.
Сидел он поодаль понуро,
Не молвил словечка, не поднял лица, —
Оно было бледно и хмуро.
Последние вещи в кибитку снесли,
Я плакала, бодрость теряя,
Минуты мучительно медленно шли…
Сестру наконец обняла я
И мать обняла. «Ну, господь вас хранит!» —
Сказала я, братьев целуя.
Отцу подражая, молчали они…
Старик поднялся, негодуя,
По сжатым губам, по морщинам чела
Ходили зловещие тени…
Я молча ему образок подала
И стала пред ним на колени:
«Я еду! хоть слово, хоть слово, отец!
Прости свою дочь, ради бога!.
Старик на меня поглядел наконец
Задумчиво, пристально, строго
И, руки с угрозой подняв надо мной,
Чуть слышно сказал (я дрожала):
«Смотри, через год возвращайся домой,
Не то — прокляну!..»
Я упала…

Глава IV

«Довольно, довольно объятий и слез!»
Я села — и тройка помчалась.
«Прощайте, родные!» В декабрьский мороз
Я с домом отцовским рассталась
И мчалась без отдыху с лишком три дня;
Меня быстрота увлекала,
Она была лучшим врачом для меня…
Я скоро в Москву прискакала,
К сестре Зинаиде. Мила и умна
Была молодая княгиня,
Как музыку знала! Как пела она!
Искусство ей было святыня.
Она нам оставила книгу новелл,
Исполненных грации нежной,
Поэт Веневитинов стансы ей пел,
Влюбленный в нее безнадежно;
В Италии год Зинаида жила
И к нам — по сказанью поэта —
«Цвет южного неба в очах принесла».
Царица московского света,
Она не чуждалась артистов, — житье
Им было у Зины в гостиной;
Они уважали, любили ее
И Северной звали Коринной…

Поплакали мы. По душе ей была
Решимость моя роковая:
«Крепись, моя бедная! будь весела!
Ты мрачная стала такая.
Чем мне эти темные тучи прогнать?
Как мы распростимся с тобою?
А вот что! ложись ты до вечера спать,
А вечером пир я устрою.
Не бойся! всё будет во вкусе твоем,
Друзья у меня не повесы,
Любимые песни твои мы споем,
Сыграем любимые пьесы…»
И вечером весть, что приехала я,
В Москве уже многие знали.
В то время несчастные наши мужья
Вниманье Москвы занимали:
Едва огласилось решенье суда,
Всем было неловко и жутко,
В салонах Москвы повторялась тогда
Одна ростопчинская шутка:
«В Европе сапожник, чтоб барином стать,
Бунтует, — понятное дело!
У нас революцию сделала знать:
В сапожники, что ль, захотела?..»

И сделалась я «героинею дня».
Не только артисты, поэты —
Вся двинулась знатная наша родня;
Парадные, цугом кареты
Гремели; напудрив свои парики,
Потемкину ровня по летам,
Явились былые тузы-старики
С отменно учтивым приветом;
Старушки, статс-дамы былого двора,
В объятья меня заключали:
«Какое геройство!. . Какая пора!..» —
И в такт головами качали.

Ну, словом, что было в Москве повидней,
Что в ней мимоездом гостило,
Всё вечером съехалось к Зине моей:
Артистов тут множество было,
Певцов-итальянцев тут слышала я,
Что были тогда знамениты,
Отца моего сослуживцы, друзья
Тут были, печалью убиты.
Тут были родные ушедших туда,
Куда я сама торопилась,
Писателей группа, любимых тогда.
Со мной дружелюбно простилась:
Тут были Одоевский, Вяземский; был
Поэт вдохновенный и милый,
Поклонник кузины, что рано почил,
Безвременно взятый могилой.
И Пушкин тут был… Я узнала его…
Он другом был нашего детства,
В Юрзуфе он жил у отца моего,
В ту пору проказ и кокетства
Смеялись, болтали мы, бегали с ним,
Бросали друг в друга цветами.
Всё наше семейство поехало в Крым,
И Пушкин отправился с нами.
Мы ехали весело. Вот наконец
И горы, и Черное море!
Велел постоять экипажам отец,
Гуляли мы тут на просторе.

Тогда уже был мне шестнадцатый год.
Гибка, высока не по летам,
Покинув семью, я стрелою вперед
Умчалась с курчавым поэтом;
Без шляпки, с распущенной длинной косой;
Полуденным солнцем палима,
Я к морю летела, — и был предо мной
Вид южного берега Крыма!
Я радостным взором глядела кругом,
Я прыгала, с морем играла;
Когда удалялся прилив, я бегом
До самой воды добегала,
Когда же прилив возвращался опять
И волны грядой подступали,
От них я спешила назад убежать,
А волны меня настигали!..

И Пушкин смотрел… и смеялся, что я
Ботинки мои промочила.
«Молчите! идет гувернантка моя!» —
Сказала я строго. (Я скрыла,
Что ноги промокли)… Потом я прочла
В «Онегине» чудные строки.
Я вспыхнула вся — я довольна была…
Теперь я стара, так далеки
Те красные дни! Я не буду скрывать,
Что Пушкин в то время казался
Влюбленным в меня… но, по правде сказать,
В кого он тогда не влюблялся!
Но, думаю, он не любил никого
Тогда, кроме музы: едва ли
Не больше любви занимали его
Волнения ее и печали…
Юрзуф живописен: в роскошных садах
Долины его потонули,
У ног его море, вдали Аюдаг…
Татарские хижины льнули
К подножию скал; виноград выбегал
На кручу лозой отягченной,
И тополь местами недвижно стоял
Зеленой и стройной колонной.
Мы заняли дом под нависшей скалой,
Поэт наверху приютился,
Он нам говорил, что доволен судьбой,
Что в море и горы влюбился.
Прогулки его продолжались по дням
И были всегда одиноки,
Он у моря часто бродил по ночам.
По-английски брал он уроки
У Лены, сестры моей: Байрон тогда
Его занимал чрезвычайно.
Случалось сестре перевесть иногда
Из Байрона что-нибудь — тайно;
Она мне читала попытки свои,
А после рвала и бросала,
Но Пушкину кто-то сказал из семьи,
Что Лена стихи сочиняла:
Поэт подобрал лоскутки под окном
И вывел всё дело на сцену.
Хваля переводы, он долго потом
Конфузил несчастную Лену…
Окончив занятья, спускался он вниз
И с нами делился досугом;
У самой террасы стоял кипарис,
Поэт называл его другом,
Под ним заставал его часто рассвет,
Он с ним, уезжая, прощался…
И мне говорили, что Пушкина след
В туземной легенде остался:
«К поэту летал соловей по ночам,
Как в небо луна выплывала,
И вместе с поэтом он пел — и, певцам
Внимая, природа смолкала!
Потом соловей — повествует народ —
Летал сюда каждое лето:
И свищет, и плачет, и словно зовет
К забытому другу поэта!
Но умер поэт — прилетать перестал
Пернатый певец… Полный горя,
С тех пор кипарис сиротою стоял,
Внимая лишь ропоту моря. »
Но Пушкин надолго прославил его:
Туристы его навещают,
Садятся под ним и на память с него
Душистые ветки срывают…

Печальна была наша встреча. Поэт
Подавлен был истинным горем.
Припомнил он игры ребяческих лет
В далеком Юрзуфе, над морем.
Покинув привычный насмешливый тон,
С любовью, с тоской бесконечной,
С участием брата напутствовал он
Подругу той жизни беспечной!
Со мной он по комнате долго ходил,
Судьбой озабочен моею,
Я помню, родные, что он говорил,
Да так передать не сумею:
«Идите, идите! Вы сильны душой,
Вы смелым терпеньем богаты,
Пусть мирно свершится ваш путь роковой,
Пусть вас не смущают утраты!
Поверьте, душевной такой чистоты
Не стоит сей свет ненавистный!
Блажен, кто меняет его суеты
На подвиг любви бескорыстной!
Что свет? опостылевший всем маскарад!
В нем сердце черствеет и дремлет,
В нем царствует вечный, рассчитанный хлад
И пылкую правду объемлет…

Вражда умирится влияньем годов,
Пред временем рухнет преграда,
И вам возвратятся пенаты отцов
И сени домашнего сада!
Целебно вольется в усталую грудь
Долины наследственной сладость,
Вы гордо оглянете пройденный путь
И снова узнаете радость.
Да, верю! не долго вам горе терпеть,
Гнев царский не будет же вечным…
Но если придется в степи умереть,
Помянут вас словом сердечным:
Пленителен образ отважной жены,
Явившей душевную силу
И в снежных пустынях суровой страны
Сокрывшейся рано в могилу!

Умрете, но ваших страданий рассказ
Поймется живыми сердцами,
И заполночь правнуки ваши о вас
Беседы не кончат с друзьями.
Они им покажут, вздохнув от души,
Черты незабвенные ваши,
И в память прабабки, погибшей в глуши,
Осушатся полные чаши!..
Пускай долговечнее мрамор могил,
Чем крест деревянный в пустыне,
Но мир Долгорукой еще не забыл,
А Бирона нет и в помине.

Но что я?.. Дай бог вам здоровья и сил!
А там и увидеться можно:
Мне царь «Пугачева» писать поручил,
Пугач меня мучит безбожно,
Расправиться с ним я на славу хочу,
Мне быть на Урале придется.
Поеду весной, поскорей захвачу,
Что путного там соберется,
Да к вам и махну, переехав Урал…»
Поэт написал «Пугачева»,
Но в дальние наши снега не попал.
Как мог он сдержать это слово?

Я слушала музыку, грусти полна,
Я пению жадно внимала;
Сама я не пела, — была я больна,
Я только других умоляла:
«Подумайте: я уезжаю с зарей…
О, пойте же, пойте! играйте!..
Ни музыки я не услышу такой,
Ни песни… Наслушаться дайте!..»

И чудные звуки лились без конца!
Торжественной песней прощальной
Окончился вечер, — не помню лица
Без грусти, без думы печальной!
Черты неподвижных, суровых старух
Утратили холод надменный,
И взор, что, казалось, навеки потух,
Светиться слезой умиленной…
Артисты старались себя превзойти,
Не знаю я песни прелестней
Той песни-молитвы о добром пути,
Той богословляющей песни…
О, как вдохновенно играли они!
Как пели!.. и плакали сами…
И каждый сказал мне: «Господь вас храни!» —
Прощаясь со мной со слезами…

Глава V

Морозно. Дорога бела и гладка,
Ни тучи на всем небосклоне…
Обмерзли усы, борода ямщика,
Дрожит он в своем балахоне.
Спина его, плечи и шапка в снегу,
Хрипит он, коней понукая,
И кашляют кони его на бегу,
Глубоко и трудно вздыхая…

Обычные виды: былая краса
Пустынного русского края,
Угрюмо шумят строевые леса,
Гигантские тени бросая;
Равнины покрыты алмазным ковром,
Деревни в снегу потонули,
Мелькнул на пригорке помещичий дом,
Церковные главы блеснули…

Обычные встречи: обоз без конца,
Толпа богомолок старушек,
Гремящая почта, фигура купца
На груде перин и подушек;
Казенная фура! с десяток подвод:
Навалены ружья и ранцы.
Солдатики! Жидкий, безусый народ,
Должно быть, еще новобранцы;
Сынков провожают отцы-мужики
Да матери, сестры и жены.
«Уводят, уводят сердечных в полки!»-
Доносятся горькие стоны…

Подняв кулаки над спиной ямщика,
Неистово мчится фельдъегерь.
На самой дороге догнав русака,
Усатый помещичий егерь
Махнул через ров на проворном коне,
Добычу у псов отбивает.
Со всей своей свитой стоит в стороне
Помещик — борзых подзывает…

Обычные сцены: на станциях ад —
Ругаются, спорят, толкутся.
«Ну, трогай!» Из окон ребята глядят,
Попы у харчевни дерутся;
У кузницы бьется лошадка в станке,
Выходит весь сажей покрытый
Кузнец с раскаленной подковой в руке:
«Эй, парень, держи ей копыты!..»

В Казани я сделала первый привал,
На жестком диване уснула;
Из окон гостиницы видела бал
И, каюсь, глубоко вздохнула!
Я вспомнила: час или два с небольшим
Осталось до Нового года.
«Счастливые люди! как весело им!
У них и покой, и свобода,
Танцуют, смеются!.. а мне не знавать
Веселья… я еду на муки!..»
Не надо бы мыслей таких допускать,
Да молодость, молодость, внуки!

Здесь снова пугали меня Трубецкой,
Что будто ее воротили:
«Но я не боюсь — позволенье со мной!»
Часы уже десять пробили.
Пора! я оделась. «Готов ли ямщик?»
— «Княгиня, вам лучше дождаться
Рассвета, — заметил смотритель-старик.-
Метель начала подыматься!»
— «Ах, то ли придется еще испытать!
Поеду. Скорей, ради бога!.. »

Звенит колокольчик, ни зги не видать,
Что дальше, то хуже дорога,
Поталкивать начало сильно в бока,
Какими-то едем грядами,
Не вижу я даже спины ямщика:
Бугор намело между нами.
Чуть-чуть не упала кибитка моя,
Шарахнулась тройка и стала.
Ямщик мой заохал: «Докладывал я:
Пождать бы! дорога пропала!..»

Послала дорогу искать ямщика,
Кибитку рогожей закрыла,
Подумала: верно, уж полночь близка,
Пружинку часов подавила:
Двенадцать ударило! Кончился год,
И новый успел народиться!
Откинув циновку, гляжу я вперед —
По-прежнему вьюга крутится.
Какое ей дело до наших скорбей,
До нашего нового года?
И я равнодушна к тревоге твоей
И к стонам твоим, непогода!
Своя у меня роковая тоска,
И с ней я борюсь одиноко…

Поздравила я моего ямщика.
«Зимовка тут есть недалеко, —
Сказал он, — рассвета дождемся мы в ней!»
Подъехали мы, разбудили
Каких-то убогих лесных сторожей,
Их дымную печь затопили.
Рассказывал ужасы житель лесной,
Да я его сказки забыла…
Согрелись мы чаем. Пора на покой!
Метель всё ужаснее выла.
Лесник покрестился, ночник погасил
И с помощью пасынка Феди
Огромных два камня к дверям привалил.
«Зачем?» — «Одолели медведи!»

Потом он улегся на голом полу,
Всё скоро уснуло в сторожке,
Я думала, думала… лежа в углу
На мерзлой и жесткой рогожке…
Сначала веселые были мечты:
Я вспомнила праздники наши,
Огнями горящую залу, цветы,
Подарки, заздравные чаши,
И шумные речи, и ласки… кругом
Всё милое, всё дорогое —
Но где же Сергей?.. И подумав о нем,
Забыла я всё остальное!

Я живо вскочила, как только ямщик
Продрогший в окно постучался.
Чуть свет на дорогу нас вывел лесник,
Но деньги принять отказался.
«Не надо, родная! Бог вас защити,
Дороги-то дальше опасны!»
Крепчали морозы по мере пути
И сделались скоро ужасны.
Совсем я закрыла кибитку мою —
И темно, и страшная скука!
Что делать? Стихи вспоминаю, пою,
Когда-нибудь кончится мука!
Пусть сердце рыдает, пусть ветер ревет
И путь мой заносят метели,
А все-таки я продвигаюсь вперед!
Так ехала я три недели…

Однажды, заслышав какой-то содом,
Циновку мою я открыла,
Взглянула: мы едем обширным селом,
Мне сразу глаза ослепило:
Пылали костры по дороге моей…
Тут были крестьяне, крестьянки,
Солдаты и — целый табун лошадей…
«Здесь станция: ждут серебрянки, —
Сказал мой ямщик, — Мы увидим ее,
Она, чай, идет недалече…»

Сибирь высылала богатство свое,
Я рада была этой встрече:
«Дождусь серебрянки! Авось что-нибудь
О муже, о наших узнаю.
При ней офицер, из Нерчинска их путь…»
В харчевне сижу, поджидаю…
Вошел молодой офицер; он курил,
Он мне не кивнул головою,
Он как-то надменно глядел и ходил,
И вот я сказала с тоскою:
«Вы видели, верно… известны ли вам
Те… жертвы декабрьского дела…
Здоровы они? Каково-то им там?
О муже я знать бы хотела…»
Нахально ко мне повернул он лицо —
Черты были злы и суровы —
И, выпустив изо рту дыму кольцо,
Сказал: «Несомненно здоровы,
Но я их не знаю — и знать не хочу,
Я мало ли каторжных видел!..»
Как больно мне было, родные! Молчу…
Несчастный! меня же обидел!
Я бросила только презрительный взгляд,
С достоинством юноша вышел…
У печки тут грелся какой-то солдат,
Проклятье мое он услышал
И доброе слово — не варварский смех —
Нашел в своем сердце солдатском:
«Здоровы! — сказал он, — я видел их всех,
Живут в руднике Благодатском!..»
Но тут возвратился надменный герой,
Поспешно ушла я в кибитку.
«Спасибо, солдатик! спасибо, родной!
Недаром я вынесла пытку!»

Поутру на белые степи гляжу,
Послышался звон колокольный,
Тихонько в убогую церковь вхожу,
Смешалась с толпой богомольной.
Отслушав обедню, к попу подошла,
Молебен служить попросила…
Всё было спокойно — толпа не ушла…
Совсем меня горе сломило!
За что мы обижены столько, Христос?
За что поруганьем покрыты?
И реки давно накопившихся слез
Упали на жесткие плиты!

Казалось, народ мою грусть разделял,
Молясь молчаливо и строго,
И голос священника скорбью звучал,
Прося об изгнанниках бога…
Убогий, в пустыне затерянный храм!
В нем плакать мне было не стыдно,
Участье страдальцев, молящихся там,
Убитой душе необидно…

(Отец Иоанн, что молебен служил
И так непритворно молился,
Потом в каземате священником был
И с нами душой породнился.)

А ночью ямщик не сдержал лошадей,
Гора была страшно крутая,
И я полетела с кибиткой моей
С высокой вершины Алтая!

В Иркутске проделали то же со мной,
Чем там Трубецкую терзали…
Байкал. Переправа — и холод такой,
Что слезы в глазах замерзали.
Потом я рассталась с кибиткой моей
(Пропала санная дорога).
Мне жаль ее было: я плакала в ней
И думала, думала много!

Дорога без снегу — в телеге! Сперва
Телега меня занимала,
Но вскоре потом, ни жива, ни мертва,
Я прелесть телеги узнала.
Узнала и голод на этом пути.
К несчастию, мне не сказали,
Что тут ничего невозможно найти,
Тут почту бурята держали.
Говядину вялят на солнце они
Да греются чаем кирпичным,
И тот еще с салом! Господь сохрани
Попробовать вам, непривычным!
Зато под Нерчинском мне задали бал:
Какой-то купец тороватый
В Иркутске заметил меня, обогнал
И в честь мою праздник богатый
Устроил… Спасибо! я рада была
И вкусным пельменям, и бане…
А праздник как мертвая весь проспала
В гостиной его на диване…

Не знала я, что впереди меня ждет!
Я утром в Нерчинск прискакала,
Не верю глазам, — Трубецкая идет!
«Догнала тебя я, догнала!»
«Они в Благодатске!» — Я бросилась к ней,
Счастливые слезы роняя…
В двенадцати только верстах мой Сергей,
И Катя со мной Трубецкая!

Глава VI

Кто знал одиночество в дальнем пути,
Чьи спутники — горе да вьюга,
Кому провиденьем дано обрести
В пустыне негаданно друга,
Тот нашу взаимную радость поймет…
«Устала, устала я, Маша!»
-«Не плачь, моя бедная Катя! Спасет
Нас дружба и молодость наша!
Нас жребий один неразрывно связал,
Судьба нас равно обманула,
И тот же поток твое счастье умчал,
В котором мое потонуло.
Пойдем же мы об руку трудным путем,
Как шли зеленеющем лугом,
И обе достойно свой крест понесем,
И будем мы сильны друг другом.
Что мы потеряли? подумай, сестра!
Игрушки тщеславья… Не много!
Теперь перед нами дорога добра,
Дорога избранников бога!
Найдем мы униженных, скорбных мужей,
Но будем мы им утешеньем,
Мы кротостью нашей смягчим палачей,
Страданье осилим терпеньем.
Опорою гибнущим, слабым, больным
Мы будем в тюрьме ненавистной,
И рук не положим, пока не свершим
Обета любви бескорыстной!..
Чиста наша жертва, — мы всё отдаем
Избранникам нашим и богу.
И верю я: мы невредимо пройдем
Всю трудную нашу дорогу…»

Природа устала с собой воевать —
День ясный, морозный и тихий.
Снега под Нерчинском явились опять,
В санях покатили мы лихо…
О ссыльных рассказывал русский ямщик
(Он знал по фамилии даже):
«На этих конях я возил их в рудник,
Да только в другом экипаже.
Должно быть, дорога легка им была:
Шутили, смешили друг дружку;
На завтрак ватрушку мне мать испекла,
Так я подарил им ватрушку,
Двугривенный дали — я брать не хотел:
«Возьми, паренек, пригодится…»

Болтая, он живо в село прилетел.
«Ну, барыни, где становиться?»
— «Вези нас к начальнику прямо в острог».
— «Эй, други, не дайте в обиду!»

Начальник был тучен и, кажется, строг,
Спросил, по какому мы виду?
«В Иркутске читали инструкцию нам
И выслать в Нерчинск обещали…»
— «Застряла, застряла, голубушка, там!»
«Вот копия, нам ее дали…»
— «Что копия? с ней попадешься впросак!»
— «Вот царское вам позволенье!»
Не знал по-французски упрямый чудак,
Не верил нам, — смех и мученье!
«Вы видите подпись царя: Николай?»
До подписи нет ему дела,
Ему из Нерчинска бумагу подай!
Поехать за ней я хотела,
Но он объявил, что отправится сам
И к утру бумагу добудет.
«Да точно ли?..» — «Честное слово! А вам
Полезнее выспаться будет!..»

И мы добрались до какой-то избы,
О завтрашнем утре мечтая;
С оконцем из слюды, низка, без трубы,
Была наша хата такая,
Что я головою касалась стены,
А в дверь упиралась ногами;
Но мелочи эти нам были смешны,
Не то уж случалося с нами.
Мы вместе! теперь бы легко я снесла
И самые трудные муки…

Проснулась я рано, а Катя спала,
Пошла по деревне от скуки:
Избушки такие ж, как наша, числом
До сотни, в овраге торчали,
А вот и кирпичный с решетками дом!
При нем часовые стояли.
«Не здесь ли преступники?» — «Здесь, да ушли».
— «Куда?» — «На работу, вестимо!»
Какие-то дети меня повели…
Бежали мы все — нестерпимо
Хотелось мне мужа увидеть скорей;
Он близко! Он шел тут недавно!
«Вы видите их?» — я спросила детей.
«Да, видим! Поют они славно!
Вон дверца… Гляди же! Пойдем мы теперь,
Прощай!..» Убежали ребята…

И словно под землю ведущую дверь
Увидела я — и солдата.
Сурово смотрел часовой, — наголо
В руке его сабля сверкала.
Не золото, внуки, и здесь помогло,
Хоть золото я предлагала!
Быть может, вам хочется дальше читать,
Да просится слово из груди!
Помедлим немного. Хочу я сказать
Спасибо вам, русские люди!
В дороге, в изгнанье, где я ни была,
Всё трудное каторги время,
Народ! я бодрее с тобою несла
Мое непосильное бремя.
Пусть много скорбей тебе пало на часть,
Ты делишь чужие печали,
И где мои слезы готовы упасть,
Твои уж давно там упали!..
Ты любишь несчастного, русский народ!
Страдания нас породнили…
«Вас в каторге самый закон не спасет!» —
На родине мне говорили;
Но добрых людей я встречала и там,
На крайней ступени паденья,
Умели по-своему выразить нам
Преступники дань уваженья;
Меня с неразлучною Катей моей
Довольной улыбкой встречали:
«Вы — ангелы наши!» За наших мужей
Уроки они исполняли.
Не раз мне украдкой давал из полы
Картофель колодник клейменый:
«Покушай! горячий, сейчас из золы!»
Хорош был картофель печеный,
Но грудь и теперь занывает с тоски,
Когда я о нем вспоминаю…
Примите мой низкий поклон, бедняки!
Спасибо вам всем посылаю!
Спасибо!.. Считали свой труд ни во что
Для нас эти люди простые,
Но горечи в чашу не подлил никто,
Никто — из народа, родные!..

Рыданьям моим часовой уступил,
Как бога его я просила!
Светильник (род факела) он засветил,
В какой-то подвал я вступила
И долго спускались всё ниже; потом
Пошла я глухим коридором,
Уступами шел он; темно было в нем
И душно; где плесень узором
Лежала; где тихо струилась вода
И лужами книзу стекала.
Я слышала шорох; земля иногда
Комками со стен упадала;
Я видела страшные ямы в стенах;
Казалось, такие ж дороги
От них начинались. Забыла я страх,
Проворно несли меня ноги!

И вдруг я услышала крики: «Куда,
Куда вы? Убиться хотите?
Ходить не позволено дамам туда!
Вернитесь скорей! Погодите!»
Беда моя! видно, дежурный пришел
(Его часовой так боялся)
Кричал он так грозно, так голос был зол,
Шум скорых шагов приближался…
Что делать? Я факел задула. Вперед
Впотьмах наугад побежала…
Господь, коли хочет, везде проведет!
Не знаю, как я не упала,
Как голову я не оставила там!
Судьба берегла меня. Мимо
Ужасных расселин, провалов и ям
Бог вывел меня невредимо:
Я скоро увидела свет впереди,
Там звездочка словно светилась…
И вылетел радостный крик из груди:
«Огонь!» Я крестом осенилась…
Я сбросила шубу… Бегу на огонь,
Как бог уберег во мне душу!
Попавший в трясину испуганный конь
Так рвется, завидевши сушу…

И стало, родные, светлей и светлей!
Увидела я возвышенье:
Какая-то площадь… и тени на ней…
Чу… молот! работа, движенье…
Там люди! Увидят ли только они?
Фигуры отчетливей стали…
Всё ближе, сильней замелькали огни.
Должно быть, меня увидали…
И кто-то стоявший на самом краю
Воскликнул: «Не ангел ли божий?
Смотрите, смотрите!» — «Ведь мы не в раю:
Проклятая шахта похожей
На ад!» — говорили другие, смеясь.
И быстро на край выбегали,
И я приближалась поспешно. Дивясь,
Недвижно они ожидали.

«Волконская!» — вдруг закричал Трубецкой
(Узнала я голос). Спустили
Мне лестницу; я поднялася стрелой!
Всё люди знакомые были:
Сергей Трубецкой, Артамон Муравьев,
Борисовы, князь Оболенский…
Потоком сердечных, восторженных слов,
Похвал моей дерзости женской
Была я осыпана; слезы текли
По лицам их, полным участья…
Но где же Сергей мой? «За ним уж пошли,
Не умер бы только от счастья!
Кончает урок: по три пуда руды
Мы в день достаем для России,
Как видите, нас не убили труды!»
Веселые были такие,
Шутили, но я под веселостью их
Печальную повесть читала
(Мне новостью были оковы на них
Что их закуют — я не знала)…
Известьем о Кате, о милой жене,
Утешила я Трубецкого;
Все письма, по счастию, были при мне,
С приветом из края родного
Спешила я их передать. Между тем,
Внизу офицер горячился:
«Кто лестницу принял? Куда и зачем
Смотритель работ отлучился?
Сударыня! Вспомните слово мое,
Убьетесь!.. Эй, лестницу, черти!
Живей!..» (Но никто не подставил ее…)
«Убьетесь, убьетесь до смерти!
Извольте спуститься! да что ж вы?..» Но мы
Всё в глубь уходили… Отвсюду
Бежали к нам мрачные дети тюрьмы,
Дивясь небывалому чуду.
Они пролагали мне путь впереди,
Носилки свои предлагали…

Орудья подземных работ на пути,
Провалы, бугры мы встречали.
Работа кипела под звуки оков,
Под песни, — работа над бездной!
Стучались в упругую грудь рудников
И заступ и молот железный.
Там с ношею узник шагал по бревну,
Невольно кричала я: «Тише!»
Там новую мину вели в глубину,
Там люди карабкались выше
По шатким подпоркам… Какие труды!
Какая отвага!.. Сверкали
Местами добытые глыбы руды
И щедрую дань обещали…

Вдруг кто-то воскликнул: «Идет он! идет!»
Окинув пространство глазами,
Я чуть не упала, рванувшись вперед, —
Канава была перед нами.
«Потише, потише! Ужели затем
Вы тысячи верст пролетели, —
Сказал Трубецкой, — чтоб на горе нам всем
В канаве погибнуть — у цели?»
И за руку крепко меня он держал:
«Что б было, когда б вы упали?»
Сергей торопился, но тихо шагал.
Оковы уныло звучали.
Да, цепи! Палач не забыл никого
(О, мстительный трус и мучитель!), —
Но кроток он был, как избравший его
Орудьем своим искупитель.
Пред ним расступались, молчанье храня,
Рабочие люди и стража…
И вот он увидел, увидел меня!
И руки простер ко мне: «Маша!»
И стал, обессиленный словно, вдали…
Два ссыльных его поддержали.
По бледным щекам его слезы текли,
Простертые руки дрожали…

Душе моей милого голоса звук
Мгновенно послал обновленье,
Отраду, надежду, забвение мук,
Отцовской угрозы забвенье!
И с криком «иду!» я бежала бегом,
Рванув неожиданно руку,
По узкой доске над зияющим рвом
Навстречу призывному звуку…
«Иду!..» Посылало мне ласку свою
Улыбкой лицо испитое…
И я побежала… И душу мою
Наполнило чувство святое.
Я только теперь, в руднике роковом,
Услышав ужасные звуки,
Увидев оковы на муже моем,
Вполне поняла его муки,
И силу его… и готовность страдать!
Невольно пред ним я склонила
Колени, — и прежде чем мужа обнять,
Оковы к губам приложила!..

И тихого ангела бог ниспослал
В подземные копи, — в мгновенье
И говор, и грохот работ замолчал,
И замерло словно движенье,
Чужие, свои — со слезами в глазах,
Взволнованны, бледны, суровы,
Стояли кругом. На недвижных ногах
Не издали звука оковы,
И в воздухе поднятый молот застыл…
Всё тихо — ни песни, ни речи…
Казалось, что каждый здесь с нами делил
И горечь, и счастие встречи!
Святая, святая была тишина!
Какой-то высокой печали,
Какой-то торжественной думы полна.

«Да где же вы все запропали?» —
Вдруг снизу донесся неистовый крик.
Смотритель работ появился.
«Уйдите! — сказал со слезами старик. —
Нарочно я, барыня, скрылся,
Теперь уходите. Пора! Забранят!
Начальники люди крутые…»
И словно из рая спустилась я в ад…
И только… и только, родные!
По-русски меня офицер обругал
Внизу, ожидавший в тревоге,
А сверху мне муж по-французски сказал:
«Увидимся, Маша, — в остроге!..»

Василий Чапаев: человек, миф, анекдот

Чапаев далеко не сразу стал легендой: гибель начальника дивизии в годы Гражданской войны не была чем-то исключительным. Чапаевский миф складывался на протяжении нескольких лет. Первой ступенью к героизации начдива 25-й стал роман Дмитрия Фурманова, где Чапаев был показан самородком и, несмотря на простоватость, чрезмерную доверчивость и склонность к самовосхвалению, настоящим народным героем.

Биография Чапаева и эволюция представлений о нем – пример того, как пропаганда и художественные преувеличения искажают образ яркого и противоречивого исторического героя, проделавшего путь от человека к персонажу советской агиографии, а затем – к герою анекдотов.

Жизнь Чапаева окружена ореолом вымысла и легенд, которые нередко поощрял сам герой. Он уверял комиссара Дмитрия Фурманова, что он внебрачный сын дочери казанского генерал-губернатора. Зачем ему понадобился этот вымысел, не ясно. Василий Чапаев родился в бедной крестьянской семье в деревне Будайки Чебоксарского уезда Казанской губернии. Из девяти детей его родителей выжили пятеро. Когда ему исполнилось пять лет, отец и мать, понимая, что маленький надел не позволяет прокормить семью, переехали в торговое село Балаково на Волге.

Чапаев работал в семейной артели, женился вопреки воле родителей на дочери священника, лишенного сана. За пять лет у молодой семьи появились трое детей. Чапаев мог стать одним из мастеровых, которые кочевали в Поволжье в поисках работы, но его жизнь резко изменила Первая мировая война.

На германской войне

Чапаева призвали в армию в сентябре 1914 г., спустя месяц после рождения младшего сына Аркадия. В декабре вместе с маршевой ротой 159-го запасного батальона он отправился на фронт. Он был храбрым и сметливым солдатом, пробирался в тыл противника, умел остановить панику в обороне, вести своих солдат в атаку под ураганным огнем неприятеля. За два года войны он заслужил медаль и Георгиевские кресты, дослужился до высшего для солдата чина фельдфебеля. «Фельдфебель Василий Чапаев в бою 15 июня 1916 года руководил подчиненными примером личной храбрости и мужества <…> будучи опасно ранен, после сделанной ему перевязки вернулся в строй и снова принял участие в бою», – гласил один из приказов о награждении. Весной 1917 г. был одним из активных участников создания ударного отряда в запасном полку, где служил после отпуска по ранению. С января 1915 г. до ноября 1916 г. он был трижды ранен. Тяжелее пуль и осколков его ранило известие об измене жены Пелагеи, которую он нежно любил. Она не выдержала непростого характера отца Чапаева и ушла к кондуктору железной дороги.

Василий Чапаев с женой Пелагеей

Фронтовой унтер стал в тылу сторонником большевиков. Летом 1917 г. Чапаев явился к секретарю ячейки большевиков в Николаевске (ныне Пугачев) Саратовской губернии Арсению Михайлову в походной форме с боевыми наградами на груди. Тот решил: «Какой-то черносотенец пришел громить нас» – и хотел спрятаться. Но фронтовик сказал: «Я, Василий Чепаев (так его фамилия указывалась во многих документах до 1930-х гг.)… хочу записаться к вам».

От германской к гражданской

После Октября совет назначил его командиром 138-го запасного полка. Во время демобилизации армии Чапаев стремился сформировать в полку боеспособный отряд Красной гвардии, силы которого потребовались местным большевикам для захвата и удержания власти.

20 января 1918 г. Чапаев и его красногвардейцы разогнали уездное земское собрание, члены которого протестовали против политики большевиков. 12 февраля его отряд подавил восстание противников Советской власти в Балаково. Успех оказался дорогим: мятежники убили брата Чапаева Григория и издевались над его телом. Возможно, это повлияло на дальнейшие действия Чапаева в войне, придало им характер личной мести за погибшего брата.

Николаевский отряд весной 1918 г. увеличивался в численности, иногда его пополняли небанальными методами. Чапаев предложил вернуть телесные наказания: «Некоторые не хотят идти, прячутся в коноплях, по овинам. Что вы с ними будете делать?… Гибнет Советская власть… А как возьмешь его, разложишь при народе, да как вспылишь штук 15 или 25 одному, так 10 сами добровольно в отряд прибегут». С дезертирами Чапаев боролся и ярким народным словом. Как вспоминал Михайлов, однажды он застал речь Чапаева перед строем: «Что же, лети вашу мать в трубу, свобода вам нужна, земля чтобы ваша, а воевать, защищать революцию я один за вас буду?» – грозно вопрошал командир. К слову, образ командира «на лихом коне» был вымышленным: в сентябре 1915 г. вражеская пуля перебила сухожилие руки Чапаева, которая так и не восстановилась. Из-за этого он не мог управлять лошадью.

Отряды Чапаева, как утверждал он сам и советские авторы, громили части Народной армии Комитета членов Учредительного собрания, чехов и казаков. Впрочем, уцелевшие противники, особенно казаки, утверждали, что их потери и поражения красные изрядно преувеличивали.

Походы Красной армии на Уральск в мае, июле и октябре 1918 г. не увенчались успехом. Бои против чехов и КОМУЧа (Комитет членов Учредительного собрания — правительство, созданное в Самаре 8 июня 1918 г., после захвата города чехами) были для бригады и дивизии Чапаева более успешными. Тем не менее в августе лишь случай спас его семью от возможной гибели: чехи нанесли внезапный удар на Николаевск и захватили город. Родных Чапаева спас железнодорожник, спрятавший жену в подполе и выдавший детей за своих. После ухода белых Пелагею с детьми нашел начальник связи бригады Петр Исаев (прототип кинематографического Петьки) и отвез их в дом, где жили Чапаевы. Бесстрашный командир, вспоминали очевидцы, увидев детей, изменился в лице и полез в карман. Ребята бросились к отцу, взгромоздились к нему на колени и поочередно откусывали от яблока, которое дал им Чапаев. Неожиданно стул, на котором они сидели, подломился — и все дружно рухнули на пол. Командиры и бойцы, сдерживая смех и слезы, говорили: «Василь Иваныч, тебя ни штык не берет, ни пуля, ни сабля, ни снаряд, а собственные детки все-таки тебе когда-нибудь шею-то свернут».

Летом и осенью 1918 г. Чапаев в донесениях в штаб армии нередко преувеличивал грозившую ему опасность и обвинял высшее командование в саботаже. В октябре 1918 г. он писал командующему 4-й армии Тихону Хвесину: «Товарищ Хвесин! Вы приказ мне даете и требуете его выполнить, но пешком по всему фронту я ходить не могу, верхом мне ездить невозможно… у меня вышиблена рука и порваны жилы, управлять лошадью не могу… прошу выслать мне для дивизии и для дела революции один мотоциклет с коляской, 2 легковых автомобиля, 4 грузовика… За невысылку таковых я обязан сложить с себя обязанности». В другой телеграмме он обозвал Хвесина мерзавцем. Командарм впоследствии требовал предать Чапаева суду Ревтрибунала, но его не поддержали другие члены Реввоенсовета. Однако ранее Лев Троцкий, которого некоторые обвиняют в стремлении отстранить от должности и даже арестовать Чапаева, наградил его после смотра частей дивизии в сентябре золотыми часами и именным револьвером. В ноябре 1918 г. Троцкий поддержал ходатайство Чапаева об его направлении на учебу в Академию Генштаба.

«Академиев не кончал»

Среди однокурсников Чапаева были видные военные и политики: будущие маршалы Кирилл Мерецков и Василий Соколовский, погибший в начале Великой Отечественной войны генерал Леонид Петровский, репрессированный в годы «большого террора» начальник Разведуправления Красной армии Семен Урицкий, известный партийный деятель Евгений Трифонов. Однако учеба не оправдала ожиданий Чапаева.

Ему пришлось слушать рассуждения о военной истории, лекции по географии и рассказы о тактике артиллерии, начинавшиеся с греческих катапульт и византийских метательных машин. «Преподаватели были разными… Были способные лекторы, но не для данной аудитории… с весьма слабой общеобразовательной подготовкой. Были, конечно, и те, которые умели устанавливать контакт с аудиторией и пользовались всеобщим уважением и любовью у слушателей», — писал Мерецков.

Проблемой Чапаева кроме низкого образовательного уровня была уверенность, отчасти оправданная, что он человек исключительного военного таланта. Чапаев болезненно воспринимал несогласие со своей версией и присущее преподавателям ироническое отношение к слушателям и воспринимал его как продолжение гражданской войны. В конце декабря Чапаев написал письмо члену РВС 4-й армии Гавриилу Линдову (орфография и пунктуация подлинника): «Томится понапрасно в стенах я несогласен ето мне кажется тюрмой и прошу еще покорно не морить меня в такой неволи. Я хочу работать а нележать и если вы меня неодзовете я пойду к доктору который меня освободит и я буду лежать без полезно но я хочу работат и помогат Вам». Линдов ответил, что не может отозвать из академии человека, которого он лично рекомендовал, и тогда Чапаев в январе 1919 г. самовольно покинул академию и отправился на родину.

Против Колчака

Новый командующий 4-й армией Михаил Фрунзе решил вернуть талантливого командира на фронт. Начальник штаба армии — бывший генерал Федор Новицкий описал Чапаева так: «В кабинет медленно и очень почтительно вошел человек лет тридцати, среднего роста, худощавый, гладко выбритый и с аккуратной прической. Одет Чапаев был не только опрятно, но и изысканно: великолепно сшитая шинель из добротного материала, серая мерлушковая папаха с золотым позументом поверху, щегольские оленьи сапоги-бурки мехом наружу. На нем была кавказского образца шашка, богато отделанная серебром, и аккуратно пригнанный сбоку пистолет «маузер». В марте 1919 г. Фрунзе назначил Чапаева командиром наступавшей на юг Уральской области Александрово-Гайской группы. Тогда же он познакомился с комиссаром Дмитрием Фурмановым, который стал одним из творцов чапаевского мифа.

В апреле 1919 г. Чапаева назначили начальником 25-й стрелковой дивизии, которая по плану Фрунзе и командования Восточного фронта должна была сыграть одну из ключевых ролей в контрнаступлении против выдвигавшихся к берегам Волги армий адмирала Колчака. Замысел оказался удачным. Дисциплинированные и неплохо оснащенные чапаевские полки ударили по утратившим прежний порыв белым частям, долго не получавшим пополнения и одежды, с отставшими из-за распутицы обозами и артиллерией. Действия чапаевской дивизии и ее соседей были успешными, в мае и начале июня белые были отброшены на 100-150 км и пытались остановить красных под Уфой.

Чапаевские полки форсировали реку Белая 8 июня, но затем были контратакованы. Показанная в легендарном кинофильме «психическая атака» каппелевского офицерского полка – миф, выдуманный кинематографистами (пусть меня назовут «конченой мразью»), а затем подхваченный официальными пропагандистами.

Волжский армейский корпус генерала Владимира Каппеля не сталкивался с чапаевскими полками. Против 25-й дивизии действовали 4-я Уфимская и 8-я Камская дивизии генерала Сергея Войцеховского. Кроме того, ни у Каппеля, ни у Войцеховского не было офицерского полка или даже батальона. Вскоре после выхода на передовую два полка Волжского корпуса перешли на сторону красных. Советская пропаганда создала офицерский полк, чтобы вычеркнуть из истории факт, что самыми упорными противниками Красной армии на Восточном фронте были соединения, сформированные из добровольцев –рабочих Ижевского и Воткинского заводов, восставших против Советской власти летом 1918 г.

Командир 25-й стрелковой дивизии Василий Чапаев (в центре), раненный в голову под Уфой 8 июня 1919 года, и комиссар дивизии Дмитрий Фурманов (слева) среди командиров и политработников дивизии /ИТАР-ТАСС

Чапаеву и его соратникам удалось сломить сопротивление неприятеля (сам Чапаев был ранен пулей, пущенной с аэроплана, а Фрунзе – контужен взрывом бомбы) на реке Белой и занять Уфу. 25-я дивизия была отмечена приказом Реввоенсовета, а Чапаев награжден орденом Красного знамени. Приказ гласил: «Настойчивыми стремительными ударами и искусными маневрами он остановил наступление противника и в течение полутора месяцев овладел городами Бугурусланом, Белебеем и Уфой, чем и спас Среднее Поволжье и возвратил Уфимско-Самарский хлебный район. В боях под Уфой (8 июня сего года) при форсировании р. Белая лично руководил операцией и был ранен в голову, но, несмотря на это, не оставил строя и провел операцию, закончившуюся взятием г. Уфа».

Последние сражения

Победитель на поле боя, Чапаев был менее успешен на личном фронте. Если верить дневникам Фурманова, начдив питал нежные чувствами к его жене Анне, искал встречи с ней и писал ей нежные письма (одно из них заканчивалось словами «Л…й Вас Чепаев»). Комиссар ответил гневным письмом: «Я стал Вас презирать всего несколько дней назад, когда убедился, что Вы карьерист, и когда увидел, что приставания делаются особенно наглыми и оскорбляют честь моей жены… Ваши прикосновения к ней оставили во мне чувство какой-то гадливости. Впечатление получалось такое, будто к белому голубю прикасалась жаба: становилось холодно и омерзительно…» Отношения между Чапаевым и Анной Фурмановой ограничились романом в письмах, намеки на их интимную связь — выдумка современной желтой прессы. Личные разногласия обернулись политическими обвинениями. В начале июля Фурманов, еще недавно боготворивший начдива, писал в политуправление армии: «Чапаева считаю беспринципным и опасным карьеристом, в случае провала способным на авантюру».

Страсти понемногу стихли, но конфликт стал одной из ключевых причин перевода Фурманова. Ревность спасла ему жизнь: незадолго до налета казаков на Лбищенск комиссара отозвали в политуправление Туркестанского фронта.

Тем временем Чапаева и его дивизию перебросили на уральское направление против казаков. Успешное наступление вглубь территории казачьего войска укрепило веру Чапаева в собственную непобедимость и притупило бдительность. Дивизия почти не имела резервов, ее штаб, находившийся недалеко от линии фронта, не имел сильного прикрытия. Сведения о слабости лбищенского гарнизона натолкнули белое командование на нестандартный ход. Штаб Уральской армии выделил 2-ю кавалерийскую дивизию Тимофея Сладкова (всего около 1200-1500 сабель и два орудия) для внезапного рейда в тыл красным. Казаки тщательно скрывали свой маневр, копыта лошадей были обмотаны тряпками, днем конные полки скрылись в густых камышах. Никакого броневика, который в фильме обстреливал чапаевский штаб, не было: шум его мотора сразу выдал бы присутствие белых в тылу.

В ночь на 5 сентября 1919 г. казаки бесшумно сняли часовых, захватили аэродром и находившиеся там аэропланы, ворвались в станицу и окружили штаб дивизии. Чапаев возглавил сопротивление казакам, но силы были неравны: разрозненные тыловые подразделения не могли сдержать натиск закаленных фронтовиков. Чапаев был дважды ранен, его, истекавшего кровью, переправили через Урал на деревянных воротах, где он умер от потери крови.

От легенды к анекдоту

Миф о непобедимом командире и «отце солдатам» окончательно сложился в середине 1930-х гг. Фильм братьев (на самом деле – однофамильцев) Георгия и Сергея Васильева встретил на своем пути некоторые препятствия. Режиссерам пришлось доказывать кинематографическому начальству необходимость создания звукового (а не немого фильма), сценарий перерабатывался согласно пожеланиям главного кинозрителя страны Иосифа Сталина, который «рекомендовал» внести в фильм романтический мотив: отношения между Петькой и Анкой-пулеметчицей.

Такое внимание к фильму не было случайным: кино было важнейшим способом пропаганды и насаждения «правильного» мировосприятия в массах. Судьба выхода или запрета кинокартин решалась на самом высоком уровне, во время их предварительного просмотра членами Политбюро. 4 ноября 1934 г. партийный ареопаг смотрел «Чапаева». «Когда лента заканчивалась, И. В. поднялся и, обращаясь ко мне, заявил: «Вас можно поздравить с удачей. Здорово, умно и тактично сделано… Фильм будет иметь большое воспитательное значение. Он – хороший подарок к празднику. И. В. и другие хвалили работу как блестящую, правдивую и талантливую», – писал партийный куратор кинематографа Борис Шумяцкий.

/Кадр из фильма «Чапаев»

Успех Чапаева был оглушительным: за два года его увидели более 40 млн зрителей, а Сталин за полтора года смотрел его 38 (!) раз. Очереди в кассы превращались в демонстрации. Репрессии против красных командиров затронули и соратников Чапаева: его преемник на посту начдива Иван Кутяков и командовавший соседней 3-й кавалерийской дивизией Иван Каширин были расстреляны. Командир Интернационального полка Чапаевской дивизии Михаил Букштынович после пыток и лагерей был освобожден в конце 1942 г. и дошел до рейхстага.

Массовые репрессии вычеркнули из истории многих потенциальных «конкурентов» Чапаева по гражданской: Епифана Ковтюха, Василия Блюхера и Витовта Путну. Храбрый солдат и яркий человек превратился в символ официальной пропаганды.

Деидеологизация советского общества, его растущий цинизм привели к эволюции мифа в широкий цикл анекдотов. Они отразили противостояние народной иронии надрывному агитационному пафосу, дополнили выдуманный пропагандой образ героя очеловечивающими его реальными и вымышленными чертами. «Низкий» жанр подтвердил сохранение интереса к его герою, простоватому и забавному «своему парню», которого легко можно встретить в своей компании.

Ильхам Алиев и первая леди Мехрибан Алиева побывали в Губадлинском и Зангиланском районах » Официальный сайт президента Азербайджанской Республики

Как уже сообщалось, 23 декабря Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев и первая леди Мехрибан Алиева побывали в освобожденных от оккупации Губадлинском и Зангиланском районах.

Президент Ильхам Алиев, который сам управлял автомобилем по дороге в Губадлы, сказал:

-Мы на территории Джебраильского района. На освобожденных землях. Справа наши села, разрушенные армянами. Направляемся в Губадлинский район.

Разрушенные виноградники. Все села разрушены. Опоры справа и слева от дороги установлены в короткий срок после освобождения земель от оккупации.

Все села разрушены. Враг ответит за эти преступления. Все наши села, исторические, религиозные памятники разрушены врагом. Весь мир должен увидеть это.

Памятник, оставшийся с советских времен. Он посвящен Второй Мировой войне. Его тоже разрушили.

Очередное разрушенное село.

Первая леди Мехрибан Алиева: Как оно называется?

Президент Ильхам Алиев: Село Геярчин Вейсалли. Оно разрушено армянскими фашистами. Даже фашисты во время Второй Мировой войны не чинили такого вандализма. Посмотрите, с какими варварами мы столкнулись, над какими злыми силами одержали победу! Мы освободили наш регион, Кавказ от фашистов. Мы восстановим все эти села. Но прежде всего все села, эти разрушения будут задокументированы и взяты на учет.

Проезжаем через территорию Зангиланского района.

Село Бабайлы. Оно тоже разрушено.

Нет ни одного уцелевшего здания. Посмотрите, все здания разрушены. Старое кладбище.

Прекрасная панорама Зангиланского района, живописные места. Мы все восстановим. А это село Агалы-3. Видно, здесь жили армяне. Но посмотрите, в каком положении жили. Я говорил, что армяне живут на оккупированных землях в нищете – вот доказательство. Пришли в наше село и разрушили его значительную часть.

Наши дома, захваченные армянами. Жители села Агалы-3 сейчас, наверное, узнают, чей это дом. Прийти сюда, оккупировать чужую землю, оставить людей без крова, жить в их домах, превратить эти дома в развалины, а потом утверждать, что это древняя армянская земля. Фальсификаторы, воры, лжецы, варвары почти 30 лет удерживали наши земли под оккупацией. Все эти видеодокументы станут вещественным доказательством для предъявления требования о контрибуции в правовой плоскости.

Село Агалы-1. Здесь тоже все разрушено. Но некоторые дома сохранились. Армяне жили в наших домах. Отныне мы сами будем жить в своих домах. А они пусть живут на своей родине.

Село Селели. Это село тоже разрушено. Посмотрите, в какое состояние его привели. Еще до войны я говорил, что все наши села, города разграблены. Армяне увезли кровельные покрытия, оконные рамы, все. Откровенно воровали, эксплуатировали наши земли.

Половину дома снесли и жили на той стороне. Посмотрите, во что превратили. Грабители!

Варвары пронеслись по этим землям, разрушили их, чтобы население Азербайджана никогда сюда не возвращалось. Иншаллах, все вернемся. Все разрушено.

Первая леди Мехрибан Алиева: Там, наверное, воинская часть.

Президент Ильхам Алиев: Там уже поднят флаг Азербайджана. Построили воинские части, чтобы вечно удерживать наши земли под оккупацией, но мы изгнали их, выдворили с наших земель. Хозяева земель возвращаются.

Посмотрите, как вырубили деревья. Посмотрите, что натворили варвары, все деревья вырубили. Зангилан обладает богатой природой, уникальными лесами. Чинары. Посмотрите, что сделал враг. Пусть весь мир посмотрит, кого до сих пор защищают проармянские силы. Пусть посмотрят, раскроют глаза страны, которые принимали резолюции против нас. Лицемерные политики, откройте глаза, смотрите. Ваши парламенты приняли резолюции. Для нас эти резолюции ничего не значат, они просто клочок бумаги. Но дело в том, что против нас вновь выдвигаются необоснованные обвинения. Депутаты парламента Франции, депутаты парламентов Бельгии, Голландии, посмотрите, что натворили ваши любимые армяне на этих землях. Откройте карту и посмотрите, посмотрите энциклопедию, составной частью какой страны являются Зангиланский, Губадлинский районы. Вы принимаете резолюции. Оставьте их себе. Они, видите ли, обвиняют Азербайджан.

Губадлинское село Ханлыг. За это село шли ожесточенные бои. Армяне присвоили нашему историческому, древнему селу уродливое название. Село Ханлыг расположено на территории Губадлинского района. Сейчас мы находимся на территории Губадлинского района. Армяне создали для себя в селе Ханлыг военное укрепление, военную базу. В селе Ханлыг было проведено незаконное заселение. Здесь незаконно были расселены доставленные из-за рубежа армяне. Это тоже считается военным преступлением. Согласно Женевским конвенциям, страна, осуществляющая незаконное заселение на оккупированных землях, совершает преступление. Посмотрите, на деньги армян, проживающих за рубежом, в Ханлыге построен поселок для приехавших из-за рубежа армян.

Сельскохозяйственная техника. Произведена в 50-е годы ХХ века. Армяне, проживающие за рубежом, совершили преступление. Из-за рубежа доставили и поселили их на наших землях. Снесли дома азербайджанцев в поселке Ханлыг и построили дома для армян. А это машина армян. Вот на этих машинах они ездили. А это имена наших отважных солдат. Они написали свои имена на этих домах. Билясувар, Шабран, Сабирабад, Шуша, Огуз. Вот ответ на незаконное заселение. А вот еще машины армян, смотрите.

Президент Ильхам Алиев и первая леди Мехрибан Алиева прибыли в село Ханлыг Губадлинского района, где было проведено незаконное заселение, встретились здесь с военнослужащими.

Президент Ильхам Алиев: Здравствуйте, ребята.

Солдаты: Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Как дела? Как поживаете?

Солдаты: Большое спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Как идет служба?

Солдаты: Отлично. Все хорошо.

Президент Ильхам Алиев: Очень хорошо. Это поселок, который армяне построили в нашем древнем селе. Наши дома были снесены, после чего на деньги приехавших из-за рубежа армян построен поселок. Сегодня здесь живем мы. Вы здесь живете и несете службу. Мы вернулись на родные земли. Освободили их на поле боя. Прогнали врага с наших земель благодаря таким солдатам, как вы. Весь мир увидел, на что способен азербайджанский солдат, азербайджанский офицер.

Подходите сюда, ребята.

Солдаты: Добро пожаловать, господин Президент.

Президент Ильхам Алиев: Здравствуйте. Это – наша древняя земля. Наш народ веками жил на этих землях.

Солдат: Машаллах, герой, настоящий герой.

Президент Ильхам Алиев: Здравствуйте, здравствуйте. Потом сфотографируемся.

Мы продемонстрировали нашу силу на поле боя. Прогнали армян с наших земель. Подняли флаг Азербайджана на наших землях. Осуществили самую сокровенную мечту азербайджанского народа, на поле боя, а не путем переговоров. Нас обманывали. За эти 27 лет армяне возвели здесь для себя поселок, перебросили армян из-за рубежа. Присвоили поселку Ханлыг какое-то уродливое армянское название.

Солдаты: Ваши слова «Мы прогнали их как собак» – наш лозунг.

Президент Ильхам Алиев: Они увидели нашу силу. Они считали, что вечно будут жить на наших землях и диктовать нам свою волю. Наше терпение иссякло, и я сказал: Вперед.

Солдаты: Слава, слава Вам, да здравствует Азербайджан! Да хранит Вас Аллах!

Президент Ильхам Алиев: Отважные азербайджанские солдаты продемонстрировали свою силу всему миру. Мне сообщают, что в настоящее время в высших военных школах ведущих стран мира изучают нашу боевую тактику. Это – новшество, война ХХI века. Мы освободили наши земли от оккупантов за счет профессионализма, воли, национального духа, героизма.

Солдаты: Благодаря Вашему руководству и Вашей воле.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо.

Солдаты: Мы гордимся Вами. Да здравствует Азербайджан!

Президент Ильхам Алиев: Да здравствуют азербайджанский солдат!

Солдаты: Карабах – это Азербайджан!

Президент Ильхам Алиев: Давайте сфотографируемся.

Солдат: С днем рождения, живите сто лет, да ниспошлет Вам Аллах долголетия!

Затем Президент Ильхам Алиев и первая леди Мехрибан Алиева отправились к город Губадлы.

По территории Губадлинского района протекают две крупные реки: Хакари и Базарчай. Вот одна из них, смотрите. Скорее всего, это – река Хакари. А это село Ашагы Моллу. Фотография нашего шехида Аскерова Руфата. Да упокоит Аллах его душу! Да упокоит Аллах душу всех наших шехидов!

Первая леди Мехрибан Алиева: Да упокоит Аллах их душу!

Президент Ильхам Алиев: Прекрасная панорама Губадлинского района. И вновь разрушенное село. Мы все отстроим заново – и дороги, и всю инфраструктуру. Красивая панорама.

А это, наверное, Базарчай, потому что с одной стороны Губадлы протекает река Хакари, а с другой – Базарчай, отсюда видно. Ее называют еще рекой Баргюшад. Село Газьян. Посмотрите, там что-то написано на армянском. Это надо снести, снесите.

Село Дилелимюскенли. Оно тоже разрушено. Все дома разрушены. Осталось несколько домов, в которых жил враг. А вот село Сарай. Оно расположено недалеко от города Губадлы. Это село тоже разрушено.

Посмотрите, во что превратил враг город Губадлы. Все здания разрушены. Но для себя построили воинскую часть. А это город Губадлы. Здесь у них, наверное, был склад. Этот дом тоже снесен. У въезда в Губадлы армяне построили военную базу. Появилось солнце. Природа тоже приветствует нас. Хозяева пришли на эту землю. Посмотрите, в каком состоянии находится город Губадлы. Во что враг превратил наш город.

Президент Ильхам Алиев поднял в Губадлы флаг Азербайджана.

Глава государства выступил здесь.

Выступление Президента Ильхама Алиева

-Сегодня с утра шел дождь, но когда мы доехали до Губадлы, выглянуло солнце. Природа тоже приветствует нас. В Губадлы вернулись его хозяева. Освобождение Губадлы от оккупации стало историческим событием. Освобождение 25 октября города Губадлы приблизило нашу победу. За Губадлы шли ожесточенные бои, у нас были шехиды. В их числе – уроженец Губадлинского района Национальный герой Шукюр Гамидов, который героически погиб в боях за родной край. Я присвоил Шукюру Гамидову звание Национального героя после апрельских боев за проявленный героизм. Да упокоит Аллах его душу! Да упокоит Аллах душу всех наших шехидов! Азербайджанские военнослужащие, в том числе Шукюр Гамидов, были награждены государством высокими боевыми орденами.

Операция по освобождению Губадлинского района продлилась несколько дней. После освобождения 20 октября города Зангилан, естественно, нашим очередным направлением был Губадлинский район, армяне создали в городе мощные укрепления. Сегодня от города ничего не осталось, все здания разрушены, снесены, все расположенные вдоль дороги села и поселки Джебраильского, Зангиланского, Губадлинского районов разрушены. Но здесь, у въезда в город враг создал военную базу. На этих высотах дислоцировались воинские формирования врага. Поэтому освобождение города Губадлы было не таким уж легким делом. В первую очередь, необходимо было уничтожить укрепления армян, одно из них располагалось в поселке Ханлыг. Они создали там мощное укрепление и превратили поселок Ханлыг в своего рода базу для себя. Проживающие за рубежом армяне возвели там поселок. Сейчас в этом поселке расположились азербайджанские солдаты. За счет денег проживающих за рубежом армян из-за рубежа были доставлены армяне, которых незаконно разместили в Губадлы. Это само по себе является военным преступлением. Армянское государство ответит за это и все остальные преступления.

Для освобождения Губадлы нам в первую очередь необходимо было взять эти высоты, потому что с этих высот враг систематически обстреливал наших военнослужащих. Одновременно по нам вели обстрел с территории Армении. Учитывая, что Азербайджан не имел намерений переходить на территорию Армении, и я неоднократно говорил об этом во время войны, они считали, что, воспользовавшись этими возможностями, смогут предотвратить наше наступление. Расстояние отсюда, от города Губадлы до границы с Арменией, вот с того направления – 5 километров. Они обстреливали наших солдат, военнослужащих оттуда, используя тяжелую артиллерию, и с этих высот с применением различных видов оружия. Поэтому губадлинская операция требовала особого профессионализма и самоотверженности. И Азербайджанская армия проявила этот профессионализм и самоотверженность. В первую очередь, были взяты господствующие высоты над городом, близлежащие села, в том числе поселок Ханлыг, села Падар, Сарыятаг, Махмудлу и стратегические высоты. После этого Вооруженные силы Азербайджана вошли в город и очистили его от врага.

Освобождение Губадлинского района и города Губадлы обеспечивало нам большое стратегическое преимущество, так как очередным направлением после Губадлы являлся Лачинский район. Каждый день я утверждал планы боевых операций и, подводя итоги ежедневной работы, мы анализировали, в какой степени проделанная за день работа отвечает нашим планам и чего нам удалось добиться. Дорога, ведущая из Губадлы в южную часть Лачинского района, постоянно находилась под обстрелом. Потому что дорога, ведущая в Лачинский район, проходит прямо вдоль государственной границы Армении, расстояние там составляет, возможно, 10-20 метров, и Армения постоянно открывала огонь с той стороны. Поэтому наши воинские формирования разместились на стратегических высотах Лачинского района, преодолев горы другими различными дорогами, тропами. Таким образом, были освобождены расположенные в южной части Лачинского района села Гюлябирд, Сафиян, Тюркляр, в то же время после взятия нами стратегических высот Лачинский коридор уже попадал под обстрел.

Враг ждал нас с этой стороны, потому что, естественно, знал, что без освобождения Шуши война не может быть остановлена. Враг считал, что после взятия южной части Лачинского района мы пойдем на Шушу с этой стороны. Мы тоже знали, что враг ждет нас там. Мы пошли на Шушу другим путем, оттуда, где они нас не ждали. По сей день они не могут поверить в то, как наши отважные солдаты и офицеры, преодолев эти горы, ущелья, леса, приблизились к Шуше и освободили ее от оккупации. Они ждали нас здесь, а также в направлении поселка Гырмызы Базар Ходжавендского района. Мы же пошли на Шушу другим путем. Подойдя к Шуше, мы освободили несколько сел, в том числе Сыгнаг, Чанахчи и Дашалты. Губадлинская операция имела огромное значение, так как после Губадлы мы освободили от оккупации Шушу. 25 октября был освобожден Губадлы, а 8 ноября – Шуша. Таким образом, враг вынужден был сдаться.

Работа, проделанная нами в ходе войны, изучается сегодня в высших военных учебных заведениях ведущих стран. Я располагаю точной информацией об этом. Наши зарубежные партнеры передали нам, что в высших военных школах самых развитых стран изучаются боевая тактика Азербайджана, наши операции, и это – современная боевая тактика. Никто в мире до нас не использовал эту тактику. Все важные факторы здесь преследовали одну цель: нанеся врагу сокрушительные удары, фактически уничтожив вражескую армию с малыми потерями, добиться поставленной цели, так оно и произошло. Начав 27 сентября контрнаступательную операцию, мы потом перешли к наступательной операции, потому что должны были освободить наши земли. Необходимо было положить конец провокациям Армении. Необходимо было положить конец гибели невинных людей, и сторона, атакующая после контрнаступления, обычно несет больше потерь. Но наши потери по масштабам войны – крайне низкие. Каждый наш шехид незаменим, гибель каждого человека – большая трагедия, для него самого, для близких, родных, для народа. Однако следует также отметить, что мы добились поставленной цели с малыми потерями. Именно поэтому, возможно, некоторые считают, что этот вопрос можно было решить раньше. Хотя освобождение этой территории от оккупации и уничтожение врага, уничтожение вражеской армии, принуждение врага к капитуляции за 44 дня – это большой героизм.

Мы старались построить свою тактику так, чтобы было меньше потерь. В то же время в нашей тактике было достаточно много и неожиданных шагов. Примененные нами тактические методы являются новшеством для мировой военной науки. Со временем по этому вопросу будет представлена более широкая информация. Но и сегодня данные, просочившиеся в зарубежную печать, свидетельствуют о том, что эта война очень серьезно анализировалась и анализируется военными экспертами. Профессионализм, героизм, планирование, твердая воля, национальный дух, техническое оснащение – все эти факторы в совокупности и единство народа и власти обусловили нашу Победу.

Каждый день мы шли вперед, за 44 дня не было и одного дня, когда бы мы отступали. Не было ни одного дня, чтобы мы не решили какой-то вопрос. Ежедневно утром мною утверждался план боевых операций на каждый день, а в конце дня все это анализировалось. В результате этого мы смогли одержать Победу за короткий срок, освободить родные земли от врага. Мы нанесли противнику такой сокрушительный удар, что он по сей день не может прийти в себя.

Подписанное 10 ноября трехстороннее Заявление фактически было капитуляцией армянского государства. Армения сдалась, подняла белый флаг, встала на колени. После этого нам без единого выстрела были возвращены Агдамский, Лачинский, Кяльбаджарский районы. Сегодня азербайджанский солдат несет службу в этих районах. И это большое достижение. Мы обязательно вернули бы сражаясь и эти регионы, районы. Но мы могли бы понести много потерь, особенно на агдамском направлении, все было заминировано и было несколько линий обороны. В то же время, особенно если учесть погодные условия, освобождение Кяльбаджарского, Лачинского районов в бою также привело бы к большим потерям. Уже началась зима, дороги покрылись льдом. Чтобы перейти в Кяльбаджар из Гёйгёльского района нужно несколько часов.

Поэтому подписанное 10 ноября Заявление имеет очень большое значение. Естественно, если бы мы не освободили от оккупантов большую территорию на тот день, не сломали бы хребет врагу, не добились бы желаемого в уничтожении вражеской армии, то, конечно, противник не подписался бы под этим унизительным для него документом. Мы принудили его, прогнали с наших земель, и я, как всегда, сдержал свое слово. С первых дней войны я говорил, что руководство Армении должно четко и ясно заявить, когда, какого числа они покидают наши земли. Они должны назвать нам дату. Если это произойдет, то мы остановим войну. Но нам не назвали дату. Они пытались вовлечь разными путями в эти дела зарубежные страны, чтобы продолжить свои гнусные деяния, оккупацию. Если бы в тот момент руководство Армении послушало меня и сделало правильный шаг, то оно не оказалось бы в таком унизительном положении. Я говорил, что мы пойдем до конца, и мы пошли до конца, остановились в нужное время, вернули три района без единого выстрела, без потерь, восстановили свою территориальную целостность.

Сегодня на оккупированных в свое время землях развевается азербайджанский флаг. Сегодня я, как Верховный главнокомандующий, встречаюсь на этих освобожденных землях с солдатами. Уже предпринимаются конкретные шаги по восстановлению этого региона, Карабахского региона, подписаны первые контракты. Подлый враг все разрушил. Вдоль дороги – начиная от Джебраильского района, освобожденных земель и до Губадлы все разрушено. Нет ни одного уцелевшего здания. Только в Губадлы осталось несколько зданий, где проживали военнослужащие и члены их семей. Ненавистный враг разрушил все наши здания, все дома, исторические памятники, мечети, могилы. Все эти преступления документируются.

Находясь в этих освобожденных регионах, видя совершенный армянами вандализм, я еще раз убеждаюсь, что мы сделали большое дело не только для себя, но для нашего региона. Мы раздавили голову армянскому фашизму. Наши земли привел в такое состояние армянский фашизм. Мы сломали хребет армянскому фашистскому государству, террористическому государству, и сегодня они вынуждены встать перед нами на колени, они должны сделать правильный вывод. Армянское общество должно сделать правильный вывод. Если они будут жить реваншистскими чувствами, то их конец будет плохим. Если сюда с той стороны будет выпущена хоть одна пуля, — отсюда до границы с Арменией 5 километров, — мы приведем их в такое состояние, что они забудут свои имена.

Мы добились своего. 10 декабря был проведен парад Победы. На параде Победы мы продемонстрировали уничтоженную и взятую в качестве трофеев вражескую технику, а также свой военный потенциал. Мы и дальше будем усиливать. Сейчас обсуждается бюджет следующего года. По моей инициативе военные расходы увеличиваются. В первую очередь потому, что в ходе войны мы использовали много оружия и боеприпасов, это надо восполнить. В то же время планируется и в дальнейшем приобретать современную технику. Вопросы модернизации нашей армии, ее боевой потенциал, профессионализм будут и впредь всегда находиться в центре внимания.

Мы одержали Победу, прогнали врага с наших земель. Но никто не может гарантировать, что спустя несколько лет армянский фашизм вновь не поднимет голову. Поэтому Азербайджанское государство всегда должно быть сильным. Мы знаем свою мощь. И весь мир знает нашу мощь. Мы полностью могли бы выполнить любую военную операцию не только на своих территориях, но и, если бы захотели, на территории Армении. И сегодня можем выполнить. И армянская сторона знает это. Просто мы всегда с уважением относились к международному праву, и я всегда говорил, что у нас нет притязаний на земли других стран. Мы должны, будем жить на своих землях, мы прогнали врага со своих земель, мы восстановим весь этот регион.

Губадлинский район – один из самых красивых районов нашей страны, и в короткие сроки планируется провести все необходимые восстановительные работы. Привлечены, приглашены иностранные эксперты, они проведут все оценочные работы. Собираются видеодокументы, фотодокументы, будет подсчитан весь нанесенный ущерб. Наши земли, природные ресурсы эксплуатировались. В Зангиланском районе эксплуатировалось месторождение золота. Так же и на других освобожденных территориях. За все это ответит армянское государство. Параллельно с этим будут проведены все восстановительные работы, и мы восстановим все наши города и поселки, села, люди вернутся сюда, и отныне мы будем жить на своей земле вечно. Отныне никто не может заставить нас покинуть свои земли.

До войны я неоднократно обращался к азербайджанскому народу и говорил, что сегодня Азербайджан сильная страна, и за всю историю он никогда не был таким сильным, как сейчас. Тогда я имел в виду не только экономический, но и военный потенциал. История и итоги войны показали, что я был прав. Никогда еще в истории Азербайджан не завоевывал такую яркую Победу, никогда не был таким сильным, как сейчас. Наша сила — в нашем единстве. Мы продемонстрировали единство, стойкость, героизм и в результате этого, разбив голову врага железным кулаком, освободили наши родные земли. Карабах – это Азербайджан! Да здравствует азербайджанский солдат! Да здравствует Азербайджан!

Х Х Х

Затем глава государства и первая леди отправились в освобожденный от оккупации Зангиланский район.

Президент Ильхам Алиев: Зангилан. До города Зангилан недалеко.

В Зангилане враг тоже все разрушил. Посмотрите, разрушенные дома. Посмотрите, во что они превратили этот дом.

Президент Ильхам Алиев поднял в Зангилане азербайджанский флаг.

Далее Президент Ильхам Алиев и первая леди Мехрибан Алиева посетили разрушенную коварным врагом мечеть в Зангилане.

Выступая перед мечетью, Президент Ильхам Алиев сказал:

-Посмотрите, во что ненавистный враг превратил мечеть. Все наши религиозные памятники разрушены врагом. В течение 30 лет мир оставался безмолвным. Мы неоднократно поднимали с международных трибун вопрос о том, что наши историко-религиозные памятники разрушены, осквернены. Мы неоднократно показывали эти видеокадры. Показывали состояние агдамской мечети, шушинских мечетей, других мечетей, находившихся в то время под оккупацией, и говорили, что ненавистный враг разрушил, осквернил наши религиозные памятники.

После освобождения Зангилана от оккупации были продемонстрированы видеокадры о том, что в одной из мечетей в районе содержали свиней. Враг оскорбил нашу религию, оскорбил всех мусульман. Вот здесь была мечеть, сейчас ее нет, разрушили. Сейчас некоторые поднимают вопрос о религиозном наследии армянского народа на освобожденных от оккупации землях. Почему же никто не поднимал вопрос о нашем национально-религиозном наследии? Недавно один из чиновников ЮНЕСКО допустил необоснованное высказывание о том, что якобы к нам обратились, а Азербайджан не ответил. В течение 30 лет мы неоднократно обращались в ЮНЕСКО, неоднократно заявляли, что наши мечети разрушены, наши исторические памятники арменизируются, хоть раз направили миссию? Хоть раз ответили на наше обращение? Как только окончилась война, начали говорить, что необходимо охранять памятники армянского народа. Мы охраняем все памятники, памятники всех народов, и мир это знает. Но посмотрите, здесь была мечеть, ЮНЕСКО, приезжай сюда, приезжай и посмотри. Совет Европы, не молчи, приезжай и посмотри! Все мечети разрушены. Хорошо, значит, мечеть можно разрушать? Значит, разрушение мечети не является преступлением? Сколько будет продолжаться эта несправедливость? Сколько будет продолжаться это лицемерие? Сколько будут продолжаться эти двойные стандарты? Сколько будет продолжаться эта исламофобия? Это разрушили армяне. Разве может такое сделать культурный человек, люди, пытающиеся создать образ культурной нации и воспринимаемые таковыми некоторыми своими зарубежными покровителями? Разве будет культурный человек содержать в мечети свиней? Пусть весь мир увидит это! В том числе пусть увидят мусульмане мира и народы мусульманских стран. О какой дружбе со страной, совершившей это, может идти речь? К сожалению, мы до сих пор слышим, что некоторые мусульманские страны называют Армению дружественной страной. Это разрушили палачи, 20 лет руководившие этой «дружественной страной». Они пришли и разрушили, осквернили нашу мечеть. Весь мир должен увидеть это. Если нам будут предъявлять какие-то претензии, то мы ответим. Пусть приедет любая международная организация, увидит это, отразит это в своем отчете, осудит государство-оккупанта и убедится в том, с каким злом мы боролись, кого изгнали с наших земель, кого выдворили отсюда. Посмотрите, во что они превратили наши города. Нет ни одного уцелевшего здания. Я проехал по освобожденным от оккупации землям от Джебраила до Губадлы, до Зангилана. Нет ни одного уцелевшего здания. Все здания снесены, разрушены, наши села переименованы, им присвоили уродливые названия, а мечеть оказалась в таком состоянии. Армения ответит за это, ответит! Уже ответила, мы изгнали их с наших земель, уничтожили их, их армию. Уверен, что после этих видеокадров «международные чиновники», пытающиеся предъявлять нам претензии, заткнутся. Мы же восстановим эту мечеть, и наши граждане будут совершать здесь молитвы, отсюда будет разноситься звук азана, на эти земли вернется жизнь.

Х Х Х

Президент Ильхам Алиев: А сейчас мы возвращаемся из Зангилана в Баку. По дороге любуемся прекрасной природой Зангилана. Посмотрите, какие красивые места. Находясь в Губадлинском, Зангиланском районах, мы еще раз увидели, в какое состояние варвары привели наши города и села. Земли, в течение тридцати лет находившиеся под оккупацией, вернулись к своим хозяевам. Мы вернулись. Вернулись, уничтожив врага и одержав победу. Через некоторое время в этот регион полностью вернется жизнь, Иншаллах.

Сейчас направление – город Баку. Благодарю и Мехрибан ханым, которая вела съемку. Прошу ее снять и себя.

Первая леди Мехрибан Алиева: С глубоким уважением и любовью, ваша Мехрибан.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо, дорогие братья и сестры. Карабах – это Азербайджан!

11 советов на первом свидании от экспертов, которые помогут вам найти еще одну девушку

Первое свидание, личное или через Zoom, может показаться хождением по канату. Вы пытаетесь казаться нетерпеливым, но не слишком сильным; умный, но не снисходительный; забавно, но не противно. И есть много того, на чем вы должны сосредоточиться одновременно, например, пытаясь понять, что сказать, задаваясь вопросом, полностью ли вы стерли весь этот соус для спагетти со своей бороды.

Из-за всего этого давления многие парни нервничают на первом свидании и в итоге упускают шанс на втором.Ты не хочешь, чтобы это был ты — и мы тоже не хотим, чтобы это был ты. Вот почему мы поговорили с несколькими экспертами по отношениям, чтобы получить их лучшие советы о том, как сделать ваше первое свидание менее страшным, более веселым и с высокой вероятностью привести вас к свиданию номер два. (А если вы изо всех сил пытаетесь придумать хорошую идею для первого свидания, ознакомьтесь с нашим списком идей для первого свидания, которые заставят вас выглядеть творческим гением.)

Сделайте двусторонний разговор.

Конечно, вы должны рассказать им о себе, но убедитесь, что вы задаете им вопросы об их собственных достижениях и увлечениях.Все может стать сомнительным, если вы будете говорить только о себе; может показаться, что вы просто ждете окончания свидания, чтобы уложить их в постель, — говорит Кэрол Либерман, доктор медицинских наук, автор книги « плохих девчонок: почему мужчины их любят и как хорошие девочки могут узнать свои секреты ». Если вы не знаете, с чего начать, их работа, как правило, является хорошим выбором.

Что еще больше впечатлит вашу девушку, так это то, что вы искренне заинтересованы в том, чтобы их . «Активное слушание имеет большое значение», — говорит Моушуми Гхос , MFT, лицензированный сексопатолог. «Будь то повторение того, что, как вам кажется, вы слышали, получение разъяснений или задавание вдумчивых вопросов».

Тейлор Спаркс, преподаватель эротики и основатель Organic Loven , призывает вас задавать вопросы, пока вы не найдете что-то общее, и это не обязательно должно быть общее увлечение. На самом деле, может быть и наоборот: «Может возникнуть крепкая связь из-за «ненависти» к одним и тем же вещам, то есть к «Янкиз», «Селтикс», кроссфиту или изюму в картофельном салате», — говорит Спаркс.

Помните о обидчивости.

Вы можете подумать, что частое прикосновение к парню на первом свидании показывает, что он вам нравится. Это не так, говорит эксперт по отношениям Эйприл Масини из AskApril.com. Что вы на самом деле показываете, так это то, что вы очень обидчивы на каждом первом свидании. Способ заставить человека почувствовать себя особенным, верно?

«На первом свидании прикосновения должны быть ограниченными и только естественными, дружескими и теплыми, а не сексуальными», — говорит Либерман. Другими словами, можно взять их за руку, чтобы помочь выбраться из машины, или положить руку на поясницу, чтобы провести их через переполненный ресторан. Но не обхватывайте рукой его шею и не держите его все время рядом. Прикосновения естественны, но переусердствовать с ними может быть немного странно.

Сведите проклятия к минимуму.

Некоторые люди могут любить плохих парней, но матросская ругань не сделает вас уловом. «Проклятие очень быстро надоедает», — говорит доктор Либерман. «Это выглядит так, будто ты , пытающийся быть крутым для .«Ты уже крутой чувак. Вам не нужно сбрасывать F-бомбы, чтобы донести это сообщение.

Обуздайте привычку ругаться прямо сейчас, в предвкушении всех будущих первых свиданий (и собеседований при приеме на работу, и других ситуаций, не связанных с парусным спортом), советует доктор Либерман. Слишком сложно просто отключить привычку на несколько часов, поэтому исключите слова из четырех букв из своего повседневного лексикона.

Будьте в настоящем моменте.

Вам не нужно проверять эти сообщения прямо сейчас, независимо от того, сколько ваших друзей смеются над этим TikTok, которым кто-то только что поделился.Игнорирование внешних отвлекающих факторов покажет партнеру, что вы заинтересованы в общем опыте, и заставит его почувствовать, что его ценят.

Расслабиться и насладиться временем, проведенным вдвоем, полезно и для вашего самочувствия. Гхош говорит: «Не торопись. Замедлять. Сделайте паузу перед тем, как говорить. Обратите внимание на свои пять чувств: обоняние, осязание, зрение, слух, вкус и наслаждайтесь ими. Слушать. Дышать. Вы оба заслуживаете того, чтобы насладиться этим временем вместе, даже если в будущем выяснится, что вы несовместимы».

Обуздайте чрезмерный энтузиазм.

Головокружение не воспринимается как энтузиазм на первом свидании — оно воспринимается как беспокойство, по словам психолога Трейси Томас, доктора философии . «В конечном итоге вы посылаете сообщение о том, что вам некомфортно с самим собой и что вы не можете себя контролировать», — объясняет Томас. Другими словами, ты выглядишь как нервный срыв, и она собирается сдаться.

Если вы склонны к головокружению, запланируйте свидание так, чтобы вас не отвлекали от учтивой беседы все время, советует доктор Либерман. Несколько хороших вариантов, чтобы снять напряжение: спектакль или концерт.Если у вас виртуальное свидание, вы можете вместе посмотреть фильм или шоу. У вас все еще будет возможность поговорить, просто не так много.

Если ваша подруга хочет разделить счет, сделайте это.

Всегда приятно предложить угостить свою девушку, но если они хотят разделить счет, будьте готовы к этому. Мы живем в обществе, которое допускает равноправное партнерство!

Если они возражают, вы можете объяснить, что вы полностью готовы пойти на свидание по-голландски, но поскольку они согласились провести с вами вечер, вы бы хотели получить это. Если они все еще настаивают на том, чтобы разделить чек на первое свидание, сделайте это. Позвольте им установить границы, в которых они чувствуют себя комфортно.

«Самое важное, что нужно помнить при знакомстве, будь то ваше первое свидание или ваше 100-е свидание, — это уважение», — говорит Гхош.

Этот контент импортирован из {embed-name}. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

Платье, чтобы произвести впечатление.

Нам всем нужно время, чтобы хорошо выглядеть для свидания.Вам не нужно перебарщивать, но обязательно выполняйте основные действия: принимайте душ, брейтесь и распыляйте немного одеколона.

Носите простой, но безупречный наряд, такой как темные джинсы, блейзер и мокасины, и вы будете выглядеть собранно, и при этом не будет казаться, что вы слишком стараетесь.

Это относится и к виртуальному свиданию! Независимо от того, на каком свидании вы идете, немного усилий имеет большое значение.

Сделайте вежливый комплимент.

Если вы начнете с какого-нибудь комментария о том, как великолепно выглядит их задница в этих штанах, им это не понравится.Они будут немедленно отложены. Комментарии о внешности нужно давать с изяществом, иначе вы начнете вечер (или закончите его) не на той ноте.

Используйте более нейтральные комплименты, например: «Ты сегодня очень хорошо выглядишь». Если ваш спутник не любит комплиментов по поводу своей внешности, сделайте крутую фразу, например: «Мне не хватает твоего смеха». Всем нравится знать, что их ценят, но вы должны быть достаточно самостоятельными, чтобы предложить правильную формулировку.

Хайчуин SimGetty Images

Юмор — твой друг.

Шутки со своей девушкой — отличный способ растопить лед. Всем нравятся веселые парни. Держите его легким и кокетливым.

Это не должно быть слишком сложно. Узнайте, в чем вы оба согласны. Например, может быть, вы оба думаете, что Фрейзер — претенциозный и ужасный сериал, или вам очень нравится Всегда солнечно . Пошутите об этом вместе. Помните, что это свидание и важно получать удовольствие — это не собеседование при приеме на работу.

Виртуальная дата? Готовьте вместе, чтобы продемонстрировать свои кулинарные способности.

Ни для кого не секрет, что виртуальное свидание может быть неловким, но опять же, какое первое свидание не может быть немного неудобным? Используйте кухню, чтобы сломать лед!

Очень интересный способ сделать виртуальное свидание одновременно романтичным и веселым — готовить по отдельности, но вместе. Выберите простое блюдо, которое вы оба сможете приготовить на своих кухнях в Zoom. Вы можете следовать рецепту вместе. Это даст вам возможность задавать партнеру вопросы о себе, пока ваши руки будут заняты.Это способствует меньшему количеству неловких пауз.

Установите настроение. Зажгите несколько свечей и сядьте, чтобы поесть вместе. Это очень приятный способ сделать так, чтобы даже самые далекие свидания казались близкими. (Чтобы узнать больше о виртуальных свиданиях, загляните сюда!)

Не забудьте хорошо провести время!

«Заставлять свидание идти определенным путем лишает его удовольствия и превращает в обязательную задачу», — говорит Гхош. «Старайтесь веселиться, смеяться, наслаждаться друг другом. По крайней мере, вы можете сделать из сделки друга.

Джиджи Энгл Джиджи Энгл — писатель, сертифицированный сексолог, секс-тренер и секс-педагог.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Первые наземные растения погрузили Землю в ледниковый период

Майкл Маршалл

Возраст мха

(Изображение: Philip Silverman/Rex Features)

Никогда не недооценивайте мох.Когда простые растения впервые появились на суше почти полмиллиарда лет назад, они спровоцировали как ледниковый период, так и массовое вымирание жизни в океане.

Первые наземные растения появились около 470 миллионов лет назад, в ордовикский период, когда жизнь быстро диверсифицировалась. Это были несосудистые растения, такие как мхи и печеночники, у которых не было глубоких корней.

Примерно 35 миллионов лет спустя ледяные щиты ненадолго покрыли большую часть планеты, после чего началось массовое вымирание. Уровень углекислого газа, вероятно, резко упал как раз перед появлением льда, но никто не знал, почему.

Тим Лентон из Университета Эксетера, Великобритания, и его коллеги считают, что виноваты мхи и печеночники.

Мох против камня

Это не первый случай, когда растения называют причиной оледенения. Исследователи уже подозревают, что появление сосудистых растений в девонский период, около 100 миллионов лет спустя, спровоцировало новый ледниковый период. Корни растений извлекали питательные вещества из коренных пород, оставляя после себя огромное количество химически измененной породы, которая могла реагировать с CO 2 и таким образом высасывать его из атмосферы.

Несосудистые растения, такие как мхи, не имеют глубоких корней, поэтому считалось, что они ведут себя иначе. Лентон подозревал, что они, тем не менее, могли сыграть свою роль. Чтобы выяснить это, он поставил эксперимент, чтобы увидеть, какой ущерб может нанести граниту обыкновенный мох ( Physcomitrella patens ). Через 130 дней камни с живущим на них мхом выветрились значительно сильнее, чем голые, и примерно так же, как если бы на них жили сосудистые растения. «Секрет, похоже, в том, что мох выделяет широкий спектр органических кислот, которые могут растворять камни», — говорит Лентон.

Когда Лентон добавил этот эффект несосудистых растений к климатической модели ордовика, CO 2 упал примерно с 22-кратного современного уровня до всего лишь восьмикратного современного уровня. Этого было достаточно, чтобы вызвать ледниковый период в модели ордовикской Земли.

В его экспериментах несосудистые растения также выделяли много фосфора из горных пород. Большая часть этого оказалась бы в океане, где, как мы знаем, это может вызвать массовое цветение водорослей. Поскольку другие насекомые питались водорослями, они израсходовали кислород в воде, задушив дышащих кислородом животных и объяснив массовое вымирание морской жизни, которое, как известно, произошло в конце ордовика.

Хотя первые наземные растения были ответственны за массовую гибель своих океанских соседей, Лентон говорит, что они сами, вероятно, вышли из ордовикского ледникового периода практически невредимыми. Это потому, что лед был сосредоточен вокруг Южного полюса, а растения жили в тропиках.

Жизнь, возможно, также вызвала еще более резкое похолодание гораздо раньше в истории Земли. Первые сложные животные появились где-то около 800 миллионов лет назад и, возможно, высосали из атмосферы столько CO 2 , что вся планета превратилась в «Землю-снежок».

Ссылка на журнал: Природа Geoscience , DOI: 10.1038/ngeo1390

Еще на эту тему:

25+ советов для первого свидания, которые помогут найти вторую половинку

Как известно, первые свидания полны беспокойства. Вы хотите спланировать идеальное свидание от начала до конца, но вы также беспокоитесь о том, чтобы произвести правильное впечатление, не переборщив или, что еще хуже, не выглядя отчаянным. Трудно поддерживать баланс, особенно когда наши сердца на кону.Каждый человек по-своему справляется с волнением на первом свидании. Некоторых тошнит, в то время как другие просто хотят отменить все это. Хотите верьте, хотите нет, но это ваши надоедливые нервы мешают. Но не волнуйтесь, эти чувства нормальны, и нервничать — это нормально.

Первое впечатление важно, потому что оно бывает только одно. И, конечно же, хочется быть собой — но иногда этому мешают тревога и неловкость. Мы получим это. Первые свидания самые ужасные. Хотя в них может быть сложно ориентироваться, они не безнадежны и на самом деле могут быть очень забавными.Чтобы облегчить ваши нервы, а также сделать свидание максимально приятным, вот несколько простых и проницательных первых советов, которые сделают свидание замечательным (и, возможно, даже принесут вам второе).

  1. Безопасность прежде всего. В любом случае, если вы встречаетесь с незнакомцем, лучше всего сделать это в общественном месте и сообщить близкому другу или члену семьи, куда вы идете и когда.
  2. Выберите правильное место. Место, место, место! Подумайте об обычном месте, где вы уже бывали, чтобы знать, что напитки и закуски хорошие и доступные.
  3. Выберите занятие, которое оживит вас. Устали от кофе? Возможно, вы захотите пригласить свою вторую половинку присоединиться к вам и заняться чем-то, что поможет вам почувствовать себя уверенно и бодро, по сути, проявить себя с лучшей стороны. Может быть, это танцы или скалолазание. Что бы это ни было, делай свое дело!
  4. Успокойте свои нервы. Первые свидания нервируют даже самых общительных бабочек. Сделайте то, что вам нужно сделать, чтобы сосредоточиться заранее, например, медитируйте, занимайтесь йогой или сделайте несколько глубоких вдохов.
  5. Накачай себя.Даже если вы в последнее время не ладите со свиданиями, не позволяйте своему прошлому сдерживать вас и играть с вашей уверенностью. Отбросьте свой неудачный опыт свиданий и поймите, что иногда это срабатывает, а иногда нет. Будьте полны надежд и знайте, что вы заслуживаете кого-то великого.
  6. Учитесь у прошлого. Что сработало на предыдущих первых свиданиях, а что нет? Что бы вы хотели изменить и как вы можете реализовать эти изменения с этой новой датой?
  7. Не давите на себя слишком сильно. Первые свидания — это захватывающе, но они приятнее, когда вы делаете их простыми.Значение: не возлагайте больших надежд на результат. Сохраняйте непредвзятость, действуйте медленно и сосредоточьтесь на том, чтобы получать удовольствие.
  8. Будьте готовы к хорошим историям. Хотя вы не хотите придерживаться сценария, когда в разговоре наступает затишье, неплохо было бы приберечь несколько забавных фактов о себе или несколько интересных вопросов в заднем кармане.
  9. Наденьте что-нибудь удобное. Большинство людей хотят надеть сногсшибательный наряд, чтобы удивить свидание, но комфорт превыше всего, особенно на первом свидании. Последнее, что вам нужно, это пара болезненных волдырей, потому что вы предпочли высокие каблуки мокасинам. Только не будь лохом!
  10. Следите за своим языком тела. Наши действия и вибрации говорят громче, чем слова. Скрещенные руки и ноги и опущенные плечи обычно означают «не заинтересован», а улыбка и уверенный зрительный контакт говорят: «Ты мне нравишься».
  1. Говорите громче. Первые свидания — это общение и общение. Не забывайте задавать вопросы и давать более чем односложные ответы.
  2. Задавайте важные вопросы. Пропустите светскую беседу, в том числе спрашивайте о списке Netflix вашей даты, и углубитесь. Познакомьтесь с ним как с личностью и посмотрите, совместимы ли вы на более подлинном, менее поверхностном уровне.
  3. Не переусердствуйте с разговором. Это означает, что вы должны пропустить потенциально вызывающие эмоции темы, такие как расставание, смерть и любые другие темы, которые могут быть драматическими.
  4. Сделайте двусторонний разговор. Не монополизируйте разговор разговором о себе.С другой стороны, воздержитесь от постоянных вопросов, как будто вы полицейский следователь. Сохраняйте ровный баланс обмена информацией и любознательности.
  5. Будьте заинтересованы в вашей дате. Не интересуйся, будь заинтересованным. Посмотрите на свою дату как на очаровательное существо и полюбопытствуйте о них. Любопытство возбуждает и привлекает, и оно поможет облегчить эти нервы. СВЯЗАННЫЕ С: 100+ лучших реплик, которые никогда не устареют
  6. Постарайтесь не ругаться слишком много. Не то чтобы сквернословие — это плохо, но, хотя мы, может быть, и не живем в библейские времена, слишком много ругательств может стать утомительным и даже может показаться агрессивным и может оттолкнуть ваше свидание.
  7. Будь веселым. Расслабься! Свидания должны быть веселыми. Не бойтесь рассказать хорошую шутку (не оскорбительную, конечно) или немного подразнить собеседника (конечно, уважительно).
  8. Отложите телефон. А еще лучше переведите телефон в авиарежим. Нет ничего более раздражающего или неуважительного, чем новое свидание, которое не может прожить и нескольких минут, не проверив «грамм».
  9. Обращайтесь со своим алкоголем. Выпить бокал вина — это хорошо, но вы не хотите пить больше, не рискуя выглядеть немного глупо или не помнить о своем свидании.
  10. Заказывайте одинаковые продукты. Исследования показывают, что употребление в пищу тех же продуктов, что и ваш партнер, способствует доверию и близости между людьми. Так что, если вы оба любите сыр, не бойтесь заказать еще одно сырное блюдо из меню. Еда объединяет людей!
  11. Присутствовать. Легко увлечься тем, что сказать дальше или как лучше очаровать свою дату, но это просто лишает вас возможности наслаждаться моментом. Сосредоточение внимания на одном моменте времени лучше укрепит вашу связь.
  1. Получайте удовольствие.Так просто, да? Но когда вы боретесь с застенчивостью, нервами и предвкушением, веселье можно игнорировать. Не забывайте смеяться, дразнить и флиртовать со своим партнером. Даже если это никуда не приведет, веселье — всегда правильный ответ.
  2. Бесплатно. Всем нравится чувствовать себя хорошо, а получить приятный комплимент приятно. Если вы находите свою девушку привлекательной, не бойтесь сказать ей об этом. P.S. используйте уважительные и искренние комплименты. СВЯЗАННЫЕ С : 97 откровенных любовных шуток, чтобы разжечь искры
  3. Не забывайте о том, чего вы хотите.Некоторые люди зацикливаются на том, чтобы произвести хорошее впечатление или больше не хотят быть одинокими, и игнорируют, соответствует ли свидание их потребностям и желаниям. Расставьте приоритеты в том, что вы хотите, и не останавливайтесь на достигнутом.
  4. Сохраняйте свои границы. Каждый имеет право поддерживать и озвучивать свои границы, чтобы чувствовать себя в безопасности, будь то физически, эмоционально или умственно. Если вы обнаружите, что чувствуете давление или оскорбление, не бойтесь говорить об этом.
  5. Знайте, что ваше свидание не обязательно должно быть идеальным, чтобы быть парой.На самом деле, большинство успешных людей — это определение притяжения противоположностей. Если вы не нажимаете на хобби или интересы, но нажимаете на важные ценности — и у вас есть искра — тогда стоит попробовать второе свидание.

Эта статья была впервые опубликована

Почему второе свидание намного важнее первого — как устроить второе свидание

Столько чернил пролито на тревогу первого свидания .После всех чатов в приложении , остроумных текстовых подшучиваний (которые могут привести, а могут и не привести к другу-игрушке ) и, в конце концов, личной встречи, вы устраиваетесь на первое свидание, после которого вам хочется второго.

Но вы только что потратили столько времени и эмоциональных вложений всего , чтобы довести до этого этапа. Теперь ты должен сделать это снова для свидания номер два? «Люди так зацикливаются на первом свидании, но на самом деле это всего лишь беглый взгляд», — говорит Хелен Фишер, доктор философии, биологический антрополог и главный научный консультант Match. com, который помог провести шестое ежегодное исследование Singles in America.

Этот контент импортирован из {embed-name}. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

Но после опроса экспертов и изучения эксклюзивных для Cosmo исследований о романтическом успехе мы были удивлены, узнав, что во многих отношениях свидание номер два имеет гораздо большее значение, чем мы когда-либо думали. «Именно тогда вы начинаете узнавать о своих общих интересах, идеях и целях — обо всем, что может сплотить людей», — говорит Фишер.

Но эксперты сходятся во мнении, что второе свидание заслуживает гораздо большего доверия, чем мы обычно думаем. Почему? Рад, что вы спросили, вот краткое изложение:

  1. Это означает, что обе стороны заинтересованы, и ставки поэтому выше , согласно Мишель Баксо , эксперту по свиданиям и отношениям. «Подумайте об этом так: процент людей, идущих на второе свидание с этим человеком, намного меньше, чем на первое свидание, и после [этого] этот показатель сужается еще больше».
  2. Вторые свидания — это когда вы доберетесь до и продемонстрируете свою настоящую личность. «Первое свидание, вопреки тому, что некоторые думают, мало что раскрывает, кроме того, что вы похожи на свою фотографию в Интернете», — говорит Сьюзен Тромбетти, сваха и генеральный директор Exclusive Matchmaking. Чтобы показать настоящую химию, требуется больше, чем первое свидание. На этот раз вы не так нервничаете, и, поскольку взаимный интерес установился, вы можете больше показать свою истинную сущность.
  3. Это отличный шанс для убедиться, что их манеры на первом свидании не исчезнут после первой встречи. Все ведут себя наилучшим образом на первом свидании, но если они по-прежнему относятся к другим как к официантам и кассирам с добротой и хорошо дают чаевые (как и должно быть) на втором свидании, вы, по крайней мере, знаете, что вы не личность. -сом. «Некоторые люди теряют бдительность уже на втором свидании, так что вы можете получить предварительное представление о том, как с вами будут обращаться в будущем», — добавляет Венди Л. Патрик, доктор медицинских наук, автор книги Red Flags: Frenemies. , Подрывники и безжалостные люди
  4. Это шанс для больше аттракциона построить .Допустим, вас не очень привлекал кто-то на первом свидании, но он был достаточно интересен, чтобы вы захотели увидеть его снова. «Второе свидание важно, особенно если вы сомневаетесь с кем-то после первого свидания», — объясняет Элисон Коэн , LCSW. Возможно, вы почувствуете себя по-другому, когда у вас будет время подумать об этом после первого свидания. Вас продолжает привлекать то, как они разговаривали или делали что-то на первом свидании? Вот ваш шанс увидеть, есть ли искры для чего-то долгосрочного.

    Почему свидание с двумя имеет значение

    Дело в том, что первые свидания обычно не бывают удивительными… и не отвратительными. Они… что-то среднее. И поскольку мы не полностью сбиты с толку, мы часто просто пожимаем плечами и идем дальше, не планируя встретиться снова. Если вы не уверены в человеке, зачем тратить на него еще два часа? Что ж, вот причина: оказывается, что парни, которые серьезно относятся к поиску любви (читай: не просто для связи), готовы потратить это дополнительное время.

    Согласно данным опроса, проведенного Match.com в 2015 году среди более чем 5500 человек, одинокие мужчины и женщины, которые активно ищут обязательств, на 74% чаще дадут свиданию второй шанс. Кроме того, целая половина мужчин и женщин считает, что кто-то из нормального первого свидания может заинтересовать их, и если подумать, они правы. «Когда вы впервые встречаете кого-то, вы так мало о нем знаете, что слишком много внимания уделяете мельчайшим деталям. Ваш партнер может сказать одну глупость, и вы предполагаете, что это означает, что он или она не настолько умны.Но данные показывают, что чем больше вы узнаете человека, тем больше он вам нравится», — говорит Фишер. «Когда дело доходит до свиданий, вы можете думать о причинах, чтобы сказать «нет». Но более разумная стратегия свиданий может состоять в том, чтобы придумать причины, чтобы сказать «да».

    Эрик Рэй Дэвидсон

    Подожди…

    Это также второе свидание, где дерьмо становится реальным, и ты выясняешь, стоит ли преследовать человека. «Встреча снова позволяет вам обоим забыть об общих поверхностных вещах, и исследования показывают, что чем больше вы общаетесь, тем важнее ваш разговор», — говорит Дэниел МакФарланд, доктор философии, профессор социологии и организационного поведения в Стэнфордском университете.Кроме того, вам может понадобиться дополнительное время, чтобы почувствовать искру… и, по правде говоря, искры в любом случае не имеют большого значения. Эксклюзивные данные OkCupid показывают, что 79% парней по-прежнему поддерживали бы отношения с кем-то, кого они считали замечательным, даже если бы они не почувствовали мгновенной искры. «Существует такой миф о мгновенных фейерверках, но система мозга, управляющая романтической любовью, может проснуться в любой момент. Вы можете почувствовать это влечение в начале, или это может произойти после пары свиданий или даже после многих лет дружбы», — подтверждает Фишер.

    Так вот почему ты хочешь попасть на это второе свидание. Кроме того, вторые свидания — это весело! По данным исследования Singles in America, 61% одиноких парней и 70% одиноких женщин больше волнуются на втором свидании, чем на первом. Так что идите на второй круг. Чтобы увеличить ваши шансы, вот несколько научно обоснованных способов увеличить ваши шансы на победу на втором свидании.

    План игры на первом свидании

    Перекусите или выпейте. Если вы не сделаете весь ужин/выпивку на свидании №.1, у вас гораздо меньше шансов пойти на свидание № 1. 2.

    Сходите в более дорогой ресторан. Исследование Match.com показывает, что если вы наслаждаетесь изысканными блюдами, у вас на 50% больше шансов снова увидеться.

    Выпейте коктейли. Мы знаем: да. Но исследование Singles in America показывает, что это действительно имеет значение.

    …Или суши. Серьезно лучшие шансы — может быть, потому что вы избегаете сексуального живота, убивающего буррито.

    ….Или что-нибудь сладкое. Исследователи из Университета Пердью обнаружили, что когда вы едите или пьете что-то сладкое, вы, скорее всего, заинтересованы в продолжении отношений с человеком, с которым вы находитесь.

    Примите силовую позу (да, правда.). Недавнее исследование показало, что любители быстрых свиданий, которые раскидывают конечности и вытягивают туловище, буквально занимая больше места, на 76% чаще соглашаются на свидание. (Если вы хотите получить преимущество, выберите изображение профиля для своего приложения, которое также показывает, как вы позируете.Уже одно это может увеличить ваши шансы на связь на 27 процентов.)

    Эрик Рэй Дэвидсон

    Поднимите свой разговор

    Поднимите тему политики. Хотите увеличить свои шансы на второе свидание на целых 91 процент? «Обсуждение реальных тем поможет вам выйти за пределы поверхности и покажет, что вы вовлечены в нашу культуру», — говорит Фишер.

    Продемонстрируйте свой юмор и сообразительность. Пятьдесят шесть процентов парней захотят узнать вас получше, если вы забавный или харизматичный.И 42 процента парней будут встречаться с вами снова, если их впечатлит ваш умственный потенциал.

    Если вы собираетесь на свидание, сообщите об этом. Забудь эту заезженную чушь о том, что ты не открываешь свои карты. Парень, который ищет отношений, на 71 процент чаще захочет второго свидания, если он может сказать, что вы в этом заинтересованы. «Они чувствуют, что уже преодолели барьер, чтобы завоевать вас», — говорит Фишер.

    Ищите эти секретные подсказки

    Следите за этими маленькими подсказками, чтобы определить, чувствует ли это ваша вторая половинка.

    Его голос становится громче? Это признак того, что он взволнован, согласно исследованию, опубликованному в Американском журнале социологии .

    Вы смеетесь над одним и тем же? Исследования Канзасского университета показывают, что если вы обнаружите, что одновременно ссоритесь, это очень показательно для романтического интереса. .. и это означает еще одну возможную встречу.

    Не обращайте внимания на эти вещи

    Кто платит за свидание. Опрос «Одиночки в Америке» показывает, что для того, чтобы попасть на второе свидание, на самом деле не имеет значения, кто платит, хотя разделить чек всегда безопасно.

    Целуетесь вы или нет. Половина одиноких считает, что поцелуй уместен на первом свидании, но в любом случае вы хороши.

    Секс на первом свидании. На самом деле это не влияет на ваши шансы на второе свидание. Только 6 процентов мужчин ожидают секса на первом свидании. И ожидать чего-либо действительно глупо, так что держитесь подальше от этих парней.

    Что говорить, когда…

    Скорее всего, парни говорили вам какие-то странные вещи на свиданиях…и пожелал, чтобы у вас был готовый идеальный ответ. Комик Джордан Карлос помогает вам разобраться.

    Он говорит: «Итак, почему ты один?» You s ay: «Потому что было бы странно, если бы я встречалась с тобой и у меня был парень».

    Он говорит: «Ты выглядишь не так, как на аватарке». Вы говорите: «Да, у меня есть ноги».

    Он говорит: «Итак, каков твой долгосрочный план?» Вы говорите: «Вам повезло! У меня здесь есть доска визуализации!»

    Он говорит: «Сколько ты зарабатываешь?» Вы говорите: «В рублях?»

    Эта статья была первоначально опубликована под номером «Тайна второго свидания» в декабрьском номере журнала Cosmopolitan за 2016 год. Нажмите здесь, чтобы подписаться на цифровое издание.

    Карина Хси Редактор секса и отношений Карина Шей живет в Нью-Йорке со своим французским бульдогом Бао Бао. Следите за ней в Instagram и Twitter. • Кэндис Бушнелл однажды назвала ее Самантой Джонс из Tinder. • Ей нравится болтаться в отделе свечей TJ Maxx и заблудиться в спиралях Amazon.

    Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

    Закон о приусадебных участках 1862 г.

    Президент Авраам Линкольн подписал Закон о приусадебных участках 20 мая 1862 года. 1 января 1863 года Дэниел Фриман сделал первое заявление в соответствии с Законом, который предоставил гражданам или будущим гражданам до 160 акров государственной земли при условии, что они живут на ней, улучшают это, и оплатить небольшой регистрационный сбор. Пока действовал закон, правительство выделило более 270 миллионов акров земли.Подробнее…

     

    Связанные первичные источники

    Ссылки ведут на DocsTeach, онлайн-инструмент для обучения с использованием документов из Национального архива.

     

    Преподавательская деятельность

     

    Дополнительная справочная информация

    1 января 1863 года Дэниел Фриман, разведчик армии Союза, должен был покинуть округ Гейдж, территория Небраска, чтобы явиться на службу в Сент-Луис. На вечеринке в канун Нового года накануне вечером Фриман встретил некоторых местных чиновников земельного управления и убедил клерка открыть офис вскоре после полуночи, чтобы подать заявку на землю.При этом Фриман стал одним из первых, кто воспользовался возможностями, предоставляемыми Законом о Хомстеде — законом, подписанным президентом Авраамом Линкольном 20 мая 1862 года. На момент подписания из Союза вышли 11 штатов, а этот законодательный акт по-прежнему будет иметь региональный и политический подтекст.

    Распределение государственных земель было проблемой со времен Войны за независимость. Во времена Статей Конфедерации основные разногласия касались измерения земли и ценообразования.Ранние методы выделения незаселенных земель за пределами первоначальных 13 колоний были произвольными и хаотичными. Границы устанавливались путем отступления участков от географических ориентиров. В результате перекрывающиеся претензии и пограничные споры были обычным явлением.

    Постановление о земле от 1785 года, наконец, внедрило стандартизированную систему федеральных земельных съемок, которая упростила пограничные конфликты. Используя астрономические отправные точки, территория была разделена на 6-мильный квадрат, который до заселения назывался городком.Городок был разделен на 36 секций, каждая площадью 1 квадратная миля или 640 акров каждая. Продажа государственной земли рассматривалась как средство получения дохода для правительства, а не как способ поощрения заселения. Первоначально от человека требовалось купить полный участок земли по цене 1 доллар за акр на 640 акров. Инвестиции, необходимые для покупки этих больших участков, и огромное количество физического труда, необходимого для расчистки земли для сельского хозяйства, часто были непреодолимыми препятствиями.

    К 1800 году минимальный участок был уменьшен вдвое до 320 акров, и поселенцам было разрешено платить четырьмя частями, но цены оставались фиксированными на уровне 1,25 доллара за акр до 1854 года. отражать желательность лота. Участки, которые находились на рынке в течение 30 лет, например, были снижены до 12 ½ центов за акр. Вскоре после этого ветеранам и тем, кто заинтересован в заселении территории Орегона, были предоставлены экстраординарные бонусы, что сделало поселение жизнеспособным вариантом для некоторых.Но в основном национальная государственная политика землепользования сделала владение землей финансово недостижимым для большинства потенциальных поселенцев.

    До и после мексикано-американской войны в середине 1800-х годов общественное давление с целью изменения политики возникло из-за развивающейся экономики, новой демографии и изменения социального климата в Америке начала 19-го века. В 1830-х и 1840-х годах рост цен на кукурузу, пшеницу и хлопок позволил крупным, хорошо финансируемым фермам, особенно плантациям Юга, вытеснить более мелкие предприятия.Затем перемещенные фермеры посмотрели на запад, в безлесную страну, которая предлагала более доступное развитие.

    До войны с Мексикой (1846–1848 гг.) люди, поселившиеся на Западе, требовали «преимущества» — права человека сначала заселить землю, а потом заплатить (по сути, ранняя форма кредита). Восточные экономические интересы выступили против этой политики, поскольку опасались, что дешевая рабочая сила для фабрик будет истощена. После войны с Мексикой ряд событий способствовал росту движения за приусадебные участки.Экономическое процветание привлекло в Америку беспрецедентное количество иммигрантов, многие из которых также искали новую жизнь на западе. Новые каналы и дороги уменьшили зависимость Запада от гавани в Новом Орлеане, а отмена Англией законов о кукурузе открыла новые рынки для американского сельского хозяйства.

    Несмотря на эти события, законодательные усилия по улучшению законов о приусадебных участках столкнулись с противодействием на нескольких фронтах. Как упоминалось выше, владельцы северных фабрик опасались массового оттока своей дешевой рабочей силы, а южные штаты опасались, что быстрое заселение западных территорий приведет к возникновению новых штатов, населенных мелкими фермерами, выступающими против рабства.Упреждение стало национальной политикой, несмотря на эти частные опасения, но поддерживающее законодательство зашло в тупик. Трижды — в 1852, 1854 и 1859 годах — Палата представителей принимала закон о приусадебных участках, но каждый раз Сенат отклонял эту меру. В 1860 году Конгресс принял закон о приусадебных участках, предоставляющий федеральные земли западным поселенцам, но на него наложил вето президент Бьюкенен.

    Гражданская война устранила проблему рабства, поскольку южные штаты вышли из состава Союза.Итак, наконец, в 1862 году Закон о усадьбах был принят и вступил в силу. Новый закон установил трехэтапный процесс приобретения усадьбы: подача заявки, улучшение земли и подача документа о праве собственности.

    Любой гражданин США или предполагаемый гражданин, который никогда не выступал с оружием против правительства США, может подать заявление и претендовать на 160 акров обследованной государственной земли. В течение следующих 5 лет Главное земельное управление требовало от поселенцев добросовестных усилий. Это означало, что усадьба была их основным местом жительства и что они улучшали землю.Через 5 лет поселенец мог подать заявку на свой патент (или свидетельство о праве собственности), представив подтверждение проживания и необходимые улучшения в местное земельное управление.

    Местные земельные управления направили документы в Главное земельное управление в Вашингтоне, округ Колумбия, вместе с окончательным сертификатом соответствия требованиям. Материалы дела были изучены, и правомерным требованиям был выдан патент на землю бесплатно и чисто, за исключением небольшой регистрационной пошлины. Титул также можно было получить после 6-месячного проживания и незначительных улучшений при условии, что заявитель заплатил правительству 1 доллар.25 за акр. После Гражданской войны солдаты Союза могли вычесть время, которое они служили, из требований к месту жительства.

    Некоторые спекулянты землей воспользовались законодательными лазейками. Другие наняли фальшивых претендентов или купили заброшенную землю. Главное земельное управление недофинансировалось и не могло нанять достаточное количество следователей для своих широко разбросанных местных отделений. В результате перегруженные работой и низкооплачиваемые следователи часто подвергались взяточничеству.

    Физические условия на границе представляли еще большие трудности.Ветер, метели и нашествия насекомых угрожали урожаю. На открытых равнинах было мало деревьев для строительства, что вынуждало многих строить дома из дерна. Ограниченные запасы топлива и воды могут превратить простую работу по приготовлению пищи и обогреву в трудные испытания. По иронии судьбы, даже меньший размер секций сказался. Хотя 160 акров могло быть достаточно для восточного фермера, этого было просто недостаточно для поддержания сельского хозяйства на засушливых равнинах, а скудная естественная растительность затрудняла разведение скота в прериях.В результате во многих районах первоначальный поселенец не оставался на земле достаточно долго, чтобы выполнить требование.

    Поселенцы, которые проявили настойчивость, были вознаграждены возможностями, поскольку быстрые изменения в транспорте облегчили некоторые трудности. Через шесть месяцев после принятия Закона о Хомстеде был подписан Закон о железных дорогах, и к маю 1869 года через границу протянулась трансконтинентальная железная дорога. Новые железные дороги обеспечивали относительно легкий транспорт для поселенцев, а новых иммигрантов заманивали на запад железнодорожные компании, стремящиеся продать лишнюю землю по завышенным ценам.Новые железнодорожные линии обеспечили легкий доступ к промышленным товарам, а магазины каталогов, такие как Montgomery Ward, предлагали сельскохозяйственные инструменты, колючую проволоку, постельное белье, оружие и даже дома, доставленные по железной дороге.

    Распределение западных земель федеральным правительством не может быть выведено из федеральной политики в отношении индейцев. Период с 1870 по 1900 год ознаменовался отходом от прежней политики, в которой преобладали выселение, договоры, оговорки и даже война. Новая политика в конце 1880-х годов — после того, как количество доступных государственных земель быстро уменьшилось — была сосредоточена конкретно на разрушении резерваций путем предоставления земельных наделов отдельным коренным американцам.Стремясь удовлетворить потребность страны в земле, Конгресс принял Закон Дауэса в 1887 году, отдав индивидуальные фермы индейцам резервации и открыв оставшиеся индейские земли для поселенцев.

    1 января 1863 года Дэниел Фриман и еще 417 человек подали иски. За ними последовало еще много первопроходцев, которые заселяли землю, строили города и школы и создавали на территориях новые государства. Во многих случаях школы становились центром общественной жизни, служа церквями, избирательными участками и местами общественных собраний.

    В 1936 году Министерство внутренних дел признало Дэниела Фримена первым заявителем и установило Национальный памятник Хоумстед рядом со школой, построенной в 1872 году, на его усадьбе недалеко от Беатрис, штат Небраска. Сегодня памятник находится в ведении Службы национальных парков, и это место увековечивает изменения в земле и нации, вызванные Законом о приусадебных участках 1862 года. 

    К 1934 году было обработано более 1,6 миллиона заявок на приусадебные участки и более 270 миллионов акров — 10 процентов всех земель США.С. земли — перешли в руки частных лиц. Принятие Закона о федеральной земельной политике и управлении 1976 года отменило Закон о придомовых территориях в 48 прилегающих штатах, но предоставило десятилетнюю отсрочку по искам на Аляске.

     

    Этот текст взят из статьи Ли Энн Поттер и Винелла Шамеля «Закон о приусадебных участках 1862 года».

    Образец цитирования: Поттер, Ли Энн и Уайнелл Шамел. «Закон о приусадебных участках 1862 года». Социальное образование 61, 6 (октябрь 1997 г.): 359-364.

     

     

     

    Материалы, созданные Национальным управлением архивов и документации, являются общественным достоянием.

    Феодальные истоки самого ненавистного налога в Америке

    Налог на имущество, как показывают исследования, является самым ненавистным из всех налогов. Почему, говорят недоброжелатели, вы должны продолжать платить правительству за то, чем владеете, — вечно? Или, по словам одного протестующего на YouTube, налог на недвижимость — это «оксюморон, несправедливость и антиамериканизм!»

    В этом последнем пункте он кое-что понял, по крайней мере, на буквальном уровне: происхождение налога на недвижимость вовсе не американское.Вместо этого он имеет корни, восходящие к феодальной системе Европы. Впервые введенная в Англии Вильгельмом Завоевателем в 1066 году, ранняя налоговая система работала следующим образом: король (или завоеватель) завладевал всей землей на данной территории. Затем он разделит ее между своими лейтенантами и сторонниками, которые будут платить ему (деньгами или услугами), чтобы сохранить эту землю. В свою очередь, землевладельцы пользовались защитой короля и могли сдавать собственность в аренду другим, которые жили и работали на земле, за определенную плату.Наказанием за неуплату была конфискация земли, что могло привести к значительной потере денег и статуса. По словам Джона Джозефа Уоллиса, историка экономики из Университета Мэриленда, в то время эта система называлась «бесплатное и общее содержание». Человека, владевшего землей, называли соцманом, его налоги — соцажем. Эта договоренность предоставила людям возможность владеть землей, но при этом оставаться верными короне, которая также имела права на землю.

    После начала экспансии через Атлантику король Джеймс позаботился о том, чтобы эта система отправилась за границу с первыми поселенцами в Джеймстауне, чтобы он мог получать прибыль от исследования новых земель.Устав Вирджинской компании гласил, что, как и в феодальные времена, король будет защищать земли в Джеймстауне, а взамен люди, живущие на этой земле, будут платить ему часть своей прибыли. Согласно уставу компании Вирджиния, вся земля колонии будет находиться в «свободном и общем владении». Это означало, что землю можно было покупать и продавать в колониях до тех пор, пока новый землевладелец продолжал платить королю.

    Во всех 13 первоначальных уставах колоний говорилось, что земля должна находиться в свободном и общем пользовании.По словам Джонатана Р. Т. Хьюза, автора книги «Правительственная привычка», это побудило предприимчивых колонистов убедиться, что они могут зарабатывать деньги на своей земле. В колониях люди могли покупать землю и передавать ее своим наследникам легче, чем в Европе, где земля веками принадлежала одним и тем же семьям. Но они не могли просто сидеть на участке земли после того, как получили право собственности. Поскольку у них были обязанности перед короной, они знали, что им нужно сделать свою землю прибыльной, чтобы сохранить ее.Для этого первые колонисты занялись земледелием, вырубкой деревьев и охотой на животных. Напротив, в Латинской Америке, где земля не находилась в свободном и общем владении, поселенцы могли захватывать большие участки земли и ничего с ними не делать, что приводило к образованию участков неосвоенных земель. Бесплатная и общая система социального обеспечения помогла колонистам развить американскую идею гражданства, которая включала в себя определенные права (например, право владеть землей) и обязанности (например, обязанность платить сборы за эту землю), пишет Хьюз.Позже владение землей останется невероятно важным, поскольку оно будет напрямую связано с правом голоса.

    Когда колонисты подняли восстание и у владельцев собственности больше не было короля, которому они должны были подчиняться, новое американское правительство должно было выяснить, кому на самом деле принадлежала земля. Было решено, что правительство займет роль, которую когда-то занимал король. Северо-западное постановление устанавливало, что федеральному правительству принадлежали все земли, а государство выступало в роли «донора», что, по сути, означало лицо, собиравшее плату с арендаторов.Это похоже на то, как король владел землей, но рыцарь мог собирать пошлины. После Северо-западного постановления, когда земля продавалась физическому лицу, штат имел право взимать плату с этого лица на неограниченный срок. Это была система, очень похожая на бесплатную и распространенную систему под названием «простая плата». Этот основной принцип и терминология сохраняются и сегодня: любой, кто покупает дом, заметит термин «простая плата» в своих юридических документах, в котором говорится, что он владеет землей и недвижимостью, которые по-прежнему облагаются налогами.

    Это своеобразная историческая справка, что отцы-основатели, которые часто говорили об отмене феодальной системы, сохранили этот остаток Старого Света. Но причина очень проста: им нужны были деньги. Фактически, федеральное правительство взимало национальный налог на имущество в 1798, 1814, 1815, 1816 и 1861 годах. Например, налог в 1798 году взимал с домашних хозяйств рабов (50 центов), дома и землю. По словам Уоллис, он привлек 2 миллиона долларов. Эти налоги обычно возмущали жителей, которые часто восставали, но система взимания налога на имущество оставалась.Это связано с тем, что налоги на недвижимость вначале тратились и собирались на местном уровне и часто платились за такие вещи, как дороги и каналы, которые владельцы собственности могли видеть, что увеличивало стоимость их собственности.

    Даже войны против ренты 1840-х годов, восстание арендаторов в Нью-Йорке не смогли отменить систему, которая допускала налог на недвижимость, хотя она запрещала любой феодализм в конституции штата. Пересмотренная версия после восстания гласила: «Все феодальные владения любого вида со всеми их проявлениями объявляются упраздненными, за исключением, однако, всех рент и повинностей, которые когда-либо до сих пор были законно созданы или восстановлены.Это означало, что даже если феодализм исчезнет, ​​налог на имущество останется.

    Дата приземления Tianwen-1, цели миссии, где он приземлится

    23 июля 2020 года небольшой космический корабль с большими мечтами направился к планете, находящейся на расстоянии почти 300 миллионов миль.

    Во время своей первой межпланетной миссии Китайское национальное космическое управление (CNAS) нацелило посадочный модуль на Марс. Tianwen-1 успешно вышел на марсианскую орбиту в феврале 2021 года. Уже в мае марсоход направится к Марсу.

    До сих пор только НАСА успешно посадило и управляло космическим кораблем на поверхности Марса. Россия (как современное государство, так и Советский Союз) и Европейское космическое агентство ранее безуспешно пытались приземлиться — ближе всего была миссия «Марс-3», которая проработала менее двух минут после успешной посадки в 1971 году. В случае успеха Китай присоединится к очень эксклюзивным марсианским агентствам, работающим на Красной планете.

    В преддверии своей исторической посадки Inverse раскрывает цели миссии, ее научные инструменты и марсианские амбиции Китая.

    Что такое Тяньвэнь-1?

    Миссия Tianwen-1 — первая успешная межпланетная миссия Китая после провала миссии Yinghuo. CNAS в настоящее время имеет надежную лунную программу.

    Это первая попытка страны отправить орбитальный аппарат и марсоход с первой попытки достичь Красной планеты.

    НАСА — единственное космическое агентство, которое успешно запустило марсоход на Марсе, но Китай прилагает усилия для активизации своих космических игр. CNAS высадил марсоход на Луну в ноябре 2020 года, и он успешно собрал часть Луны, чтобы вернуться на Землю.Они надеются когда-нибудь повторить этот успех на Марсе.

    Когда Tianwen-1 приземлится на Марсе?

    После семимесячного путешествия в космосе 10 февраля 2021 года «Тяньвэнь-1» вышел на марсианскую орбиту. Прежде чем корабль смог безопасно приземлиться на Марсе, потребовался дальнейший анализ места посадки.

    Китайский орбитальный аппарат Tianwen-1 сделал это изображение Марса 4 марта 2021 года, на котором виден северный полюс Марса. CNSA

    Текущий путь орбитального аппарата приближает его к Марсу на расстояние 174 мили и 36 660 миль.Космический корабль совершает один круг вокруг Красной планеты примерно каждые два дня.

    Tianwen-1 в настоящее время нацелен на май или июнь для приземления. Однако конкретная дата посадки до сих пор не определена.

    Готовясь к посадке, космический корабль выпустит капсулу, чтобы его посадочный модуль смог приземлиться на поверхность Красной планеты. Посадочный модуль приземлится на большой равнине под названием Utopia Planitia, расположенной внутри самого большого ударного бассейна во всей Солнечной системе.

    Это та же область, где в 1976 году приземлился второй успешный космический корабль «Викинг-2», приземлившийся на Марсе. Однако они будут находиться в сотнях миль друг от друга.

    После приземления на Марсе посадочный модуль развернет трап, чтобы выпустить марсоход Чжуронг. Ровер выкатится на поверхность Марса и начнет свою научную миссию.

    Какова цель миссии Tianwen-1?

    Tianwen-1 поручено разгадать одну из самых больших загадок, окружающих Марс, его древнюю воду.

    Все больше свидетельств свидетельствует о том, что когда-то Марс был влажной, теплой и, возможно, обитаемой планетой. Ученые пытались реконструировать раннюю историю Марса, чтобы выяснить, что случилось с его водой, и ответить на вопросы о его пригодности для жизни.

    Везде, где есть вода на Земле, некоторым формам жизни удалось выжить. Учитывая, что в прошлом на Марсе были большие водоемы на поверхности, миллиарды лет назад на нем было много подходящих условий для жизни.

    Но для того, чтобы задать вопрос, была ли когда-либо жизнь на Марсе, ученым необходимо понять историю планеты и ее прошлую пригодность для жизни.

    Возможно, единственный среди марсоходов, марсоход Чжуронг будет искать воду под марсианской поверхностью, в которой могла бы жить любая существующая жизнь. Он также будет искать доказательства прошлого климата Марса на поверхности.

    Марсоход имеет шесть научных инструментов, предназначенных для изучения топографии, геологии, структуры почвы, минералов, горных пород и атмосферы Марса.

    Художественная визуализация марсохода Чжужун компании Tianwen-1. CNSA/CLEP

    Ровер Zhurong имеет шесть колес и весит около 530 фунтов, что составляет примерно четверть от размера внедорожника Perseverance.Он имеет четыре солнечные батареи и движется с медленной скоростью 200 метров в час.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.