Перов в плач ярославны: Описание картины Плач Ярославны – Василий Перов📕

Содержание

фото, анализ, жанр, характеристика, краткая история создания и место хранения

 

В.Перов, картина “Плач Ярославны”, 1881 год, фото: muzei-mira.com
Название Плач Ярославны
Страна, художник Россия, Василий Перов
Год 1881
Жанр литературная живопись, реализм
Находится частная коллекция
Материалы холст, масло

Картину «Плач Ярославны» написал русский художник Василий Перов в 1881 году. Этот холст, написанный маслом, имеет относительно небольшие размеры – всего 157х125 см.

Последние силы мастера в надрывном сюжете

Образ девушки с полотна взят художником из знаменитого древнерусского произведения – «Слово о полку Игореве». По сюжету поэмы князь отправляется в рискованный военный поход на половцев, оставив свою верную жену ждать его возвращения.

Ефросинья (так звали супругу Игоря) не в состоянии сопротивляться этому решению, терзает себя и боится потерять любимого. Ярославна молит все силы природы, чтобы тот вернулся живым. Она готова птицей взлететь в небо и примчаться к своему князю. Это беспокойное ожидание и есть главный мотив картины.

Перову прекрасно удалось передать переживания молодой девушки: все то отчаяние и тоску, вместе с надеждой, которая едва тлеет, как и рассвет на заднем плане картины. Острый частокол и размытые очертания леса лишь подчеркивают тревожную атмосферу сюжета.

В период написания этюда в жизни художника стояла такая же напряженность: он был серьезно болен чахоткой. К этой причине критики относят ухудшение качества его работ и неточности изображения.

Желая отобразить реальность, Василий Перов поддается неестественности. Однако мастеру удалось сохранить прежнюю технику и манеру исполнения: одежды детально прорисованы, а живое выражение лица позволяет прочесть все проявления эмоций.

Нежные розово-голубые оттенки неба с белыми силуэтами птиц контрастируют с темным частоколом, а образ княгини играет главную роль в композиции, объединяя детали. Холодные тона разбавлены светлыми элементами одеяния; тона теплые, что передает противоречивые чувства.

Перов в течение жизни был крайне строг к своим работам, но в последние годы стал более придирчив. Он уничтожил и переписал множество картин, среди которых оказался и «Плач Ярославны». Изначально это полотно называлось «Девушка, бросающаяся в воду» и представляло собой скорее эскиз, чем полноценную работу.

К сожалению, увидеть и оценить это произведение искусства вживую не получится, так как оно находится в частной коллекции.

Плач Ярославны

Копии картин зарубежных художниковКопии картин русских художниковКартины для интерьера

Айвазовский, Иван КонстантиновичАладжалов Мануил Христофорович Алексеев Федор ЯковлевичАммосов Сергей НиколаевичАрхипов Абрам ЕфимовичБайков Федор ИльичБакалович Степан ВладиславовичБакст Лев СамуиловичБаризьен Фридрих ГартманБасин Петр ВасильевичБатурин Виктор ПавловичБеггров Александр КарловичБеггров Карл ПетровичБельский Алексей ИвановичБём (Эндаурова) Елизавета Меркурьевна Берггольц Ричард АлександровичБеркос Михаил АндреевичБилибин Иван Яковлевич Богаевский Константин Федорович Богданов-Бельский Николай Петрович Боголюбов Алексей ПетровичБорисов Александр АлексеевичБорисов-Мусатов Виктор ЭльпидифоровичБоткин Михаил ПетровичБродский Исаак ИзраилевичБромирский Петр ИгнатьевичБронников Федор АндреевичБруни Лев АлександровичБруни Федор АнтоновичБрюллов Александр ПавловичБрюллов Карл ПавловичВасильев Федор Александрович Васнецов Аполлинарий МихайловичВаснецов Виктор Михайлович Венецианов Алексей ГавриловичВениг Карл БогдановичВерещагин Василий ВасильевичВерещагин Василий Петрович Верещагин Петр Петрович Виллевальде Богдан ПавловичВиллие Михаил ЯковлевичВильямс Петр ВладимировичВиноградов Сергей Арсеньевич Волков Ефим ЕфимовичВоробьев Максим Никифорович Врубель Михаил АлександровичГагарин Григорий ГригорьевичГе Николай НиколаевичГине Александр Васильевич Голике Василий Александрович Головин Александр ЯковлевичГорбатов Константин Иванович Григорьев Борис ДмитриевичГроот Георг КристофорГун Карлис Фридрихович (Карл Федорович)Гуро Елена ГенриховнаДавыдов Иван ГригорьевичДжогин Павел ПавловичДмитриев-Оренбургский Николай Дмитриевич Добровольский Николай Флорианович Древин Александр ДавидовичДубовской Николай НиканоровичЕгоров Алексей ЕгоровичЕзучевский Михаил Дмитриевич Ендогуров Иван Иванович Ерменёв Иван АлексеевичЕрмолаева Вера МихайловнаЖуковский Станислав ЮлиановичЖуравлев Фирс Сергеевич Зауервейд Александр Иванович Зеленцов Капитон Алексеевич Зичи Михаил Александрович Иванов Александр АндреевичИванов Андрей ИвановичИванов Антон Иванович Иванов Сергей ВасильевичКаменев Лев Львович Кандинский, Василий ВасильевичКапков Яков Федорович Кардовский Дмитрий НиколаевичКарев Алексей ЕремеевичКасаткин Николай АлексеевичКелер-Вилианди Иван Петрович Кившенко Алексей Данилович Киселев Александр Александрович Клевер Юлий ЮльевичКлодт Михаил Константинович (Клодт фон Юргенсбург)Клодт Михаил Петрович Ковалевский Павел Осипович Корзухин Алексей Иванович Коровин Константин АлексеевичКоцебу Александр Евстафьевич Кошелев Николай Андреевич Кравченко Алексей Ильич Крендовский Евграф Федорович Кругликова Елизавета СергеевнаКрыжицкий Константин Яковлевич Крылов Никифор Степанович Кузнецов Николай Дмитриевич Куинджи Архип ИвановичКуликов Иван Семенович Кустодиев Борис Михайлович Лагорио Лев ФеликсовичЛансере Евгений ЕвгеньевичЛапченко Григорий ИгнатьевичЛе Дантю Михаил Васильевич Лебедев Клавдий Васильевич Лебедев Михаил ИвановичЛевитан Исаак Ильич Левицкий Дмитрий ГригорьевичЛисицкий Лазарь МарковичЛомтев Николай ПетровичЛосенко Антон ПавловичМазуровский Виктор Викентьевич Маковская Александра Егоровна Маковский Александр ВладимировичМаковский Владимир ЕгоровичМаковский Константин ЕгоровичМаковский Николай ЕгоровичМаксимов Василий МаксимовичМалевич Казимир Северинович Малютин Сергей ВасильевичМалявин Филипп АндреевичМартынов Андрей ЕфимовичМатвеев Федор МихайловичМатюшин Михаил ВасильевичМашков Илья ИвановичМещерин Николай Васильевич Мещерский Арсений Иванович Милиоти Василий Дмитриевич Моллер Федор Антонович Морозов Александр ИвановичМясоедов Григорий ГригорьевичНарбут Георгий ИвановичНеврев Николай Васильевич Нестеров Михаил ВасильевичНивинский Игнатий ИгнатьевичОрлов Пимен Никитич Орловский Александр ОсиповичОрловский Владимир Донатович Остроухов Илья СеменовичПастернак Леонид ОсиповичПеров Василий ГригорьевичПетров-Водкин Кузьма СергеевичПимоненко Николай Корнилович Плахов Лавр Кузьмич Подключников Николай Иванович Поленов Василий Дмитриевич Поленова Елена ДмитриевнаПопова Любовь СергеевнаПохитонов Иван ПавловичПрянишников Илларион МихайловичРаев Василий Егорович Репин Илья Ефимович Рерих Николай КонстантиновичРозанова Ольга Владимировна Рубо Франц АлексеевичРылов Аркадий АлександровичРябушкин Андрей ПетровичСавицкий Константин АполлоновичСаврасов Алексей КондратьевичСапунов Николай Николаевич Сведомский Павел Александрович Сверчков Николай ЕгоровичСветославский Сергей Иванович Семирадский Генрих ИпполитовичСеров Валентин АлександровичСоколов Петр ПетровичСоломаткин Леонид ИвановичСорока (Васильев) Григорий ВасильевичСорокин Евграф Семенович Степанов Алексей СтепановичСудейкин Сергей ЮрьевичСуриков Василий ИвановичСуходольский Петр Александрович Толстой Федор Петрович Торопов Фома Гаврилович Трутовский Константин Александрович Туржанский Леонард ВикторовичТырса Николай АндреевичУткин Петр Саввич Федотов Павел АндреевичФеофилактов Николай Петрович Филонов Павел НиколаевичФлавицкий Константин ДмитриевичФренц Рудольф Федорович Хруцкий Иван ТрофимовичЧернецовы Григорий и Никанор ГригорьевичиЧернышев Алексей Филиппович Ческий Иван ВасильевичЧистяков Павел ПетровичШарлемань Адольф Иосифович Шварц Вячеслав ГригорьевичШебуев Василий КозьмичШевченко Александр ВасильевичШильдер Андрей Николаевич Шишкин Иван Иванович Штеренберг Давид Петрович Штернберг Василий Иванович Щедрин Семен ФедоровичЩедрин Сильвестр ФеодосиевичЩедровский Игнатий СтепановичЩукин Степан СеменовичЯвленский Алексей ГеоргиевичЯрошенко Николай Александрович

Плач ярославны город.

Перов Василий «Плач Ярославны

«Плач Ярославны» (в переводе Заболоцкого)

Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой землёй
Плачет, из Путивля долетая,
Голос Ярославны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой,
Наклонясь, в Каяле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».

Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,

Как кукушка, кличет на юру:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки,
Стрелы половецкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою волны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем мое веселье
В ковылях навек развеял ты?»

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные горы
В землях половецких ты пробил,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобяковых носил.
Возлелей же князя, господине,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слёзы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»

Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займется поутру,

Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половчан
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?»

Ефросинья Ярославна (2-я пол. XII в.) — жена новгород-северского князя Игоря Святославича , дочь галицкого князя Ярослава Владимировича Осмомысла , один из центральных персонажей «Слова о полку Игореве». «Плач Ярославны» считается одним из самых поэтических фрагментов «Слова…», а сама Ярославна — символом верной жены, которая может благодаря своей любви сохранить супруга на поле сражения.

Перов Василий Григорьевич (1834-1882) «Плач Ярославны». 1881 г.
Холст, масло.
Частная коллекция.

Это одна из последних работ великого художника. Его силы подтачивала чахотка, полученная от простуды на охоте. В последние годы жизни ПЕРОВ из веселого и живого превратился в раздражительного и подозрительного человека. Если и прежде он часто бывал недоволен своими произведениями, говаривая, что «хорошо-то хорошо, но думаю, что можно и могу лучше написать», то теперь это недовольство собой превратилось в хроническую болезнь с примесью какого-то озлобления. Он уничтожал свои картины, переделывал и портил. Так, он уничтожил свою прекрасную картину «Старики-родители у могилы сына», вырезав из неё фигуры старичка и старушки, разрезал на части «Пугачевский бунт» в первой, лучшей его редакции; из «Девушки, бросающейся в воду» сделал «Плач Ярославны».

Художнику удалось передать отчаяние, внутреннее напряжение и робкую надежду молодой женщины. Героиня готова взмыть в небо, чтобы лететь на помощь любимому князю. Лицо Ярославны в отчаянной мольбе обращено к небу. Восходящее солнце окрасило горизонт в синевато-розовый цвет, устремлены в небо острия частокола, встревоженные причитаниями птицы кружат над древним городом. Вся картина наполнена тревожным ожиданием, предчувствием трагедии. Художник словно вложил в свою работу собственное отчаянное желание жить.

Реконструкция и перевод Д. Лихачёва

Старославянский текст

На Дунаи Ярославнынъ гласъ ся слышитъ,
зегзицею незнаема рано кычеть:
«Полечю, — рече, — зегзицею по Дунаеви,
омочю бебрянъ рукавъ въ Каялѣ реце,
утру князю кровавыя его раны
на жестоцѣмъ его тѣлѣ».

Опера «Князь Игорь». Плач Ярославны (слушать)

Ярославна рано плачетъ
въ Путивле {на забрале}, аркучи:
«О вѣтрѣ, вѣтрило!
Чему, господине, насильно вѣеши?
Чему мычеши хиновьскыя стрѣлкы
{на своею нетрудною крилцю}
на моея лады вои?
Мало ли ти бяшетъ горѣ подъ облакы вѣяти,
лелѣючи корабли на синѣ морѣ?
Чему, господине, мое веселие
по ковылию развѣя?»

Ярославна рано плачеть
Путивлю городу на заборолѣ, аркучи:
«О Днепре Словутицю!
Ты пробилъ еси каменныя горы
сквозѣ землю Половецкую.
Ты лелѣял еси на себѣ Святославли носады
до плъку Кобякова.
Възлелѣй, господине, мою ладу къ мнѣ,
а быхъ не слала къ нему слезъ
на море рано».

Ярославна рано плачетъ
въ Путивле на забралѣ, аркучи:
«Свѣтлое и тресвѣтлое сълнце!
Всѣмъ тепло и красно еси:
чему, господине, простре горячюю свою лучю
на ладе вои?
Въ полѣ безводнѣ жаждею имь лучи съпряже,
тугою имъ тули затче?»

Перевод

Плач Ярославны — слушать аудио

Ярославна рано плачет
«О ветер, ветрило!
Зачем, господин, веешь ты навстречу?
Зачем мчишь хиновские стрелочки
на своих легких крыльицах
на воинов моего милого?
Разве мало тебе бы под облаками веять,
лелея корабли на синем море?
Зачем, господин, мое веселье по ковылю развеял?»

Ярославна рано плачет
в Путивле-городе на забрале, приговаривая:
«О Днепр Словутич!
Ты пробил каменные горы сквозь землю Половецкую.
Ты лелеял на себе Святославовы насады
до стана Кобякова.
Прилелей же, господин, моего милого ко мне,
чтобы не слала я к нему слез
на море рано!»

Ярославна рано плачет
в Путивле на забрале, приговаривая:
«Светлое и трижды светлое солнце!
Всем ты тепло и прекрасно:
зачем, владыко, простерло ты горячие свои лучи
на воинов моего лады?
В поле безводном жаждою им луки скрутило,
горем им колчаны заткнуло?»

https://pandia.ru/text/78/206/images/image002_140.gif»>МОУ «Сугутская средняя общеобразовательная школа»

Батыревского района

«Плач Ярославны в переводах А. Майкова и Н. Заболоцкого.»

(По «Слову о полку Игореве»).

Работа ученицы 10а класса Сугутской СОШ Юсуповой Алсу

Руководитель

Подсекция Филология

С. Сугуты 2005

Там, в земле незнаемой, поутру.

Раным – рано ласточкой щебечет:

По Дунаю Ласточкой помчусь я, омочу бебрян рукав в Каяле,

Оботру кровавы раны князю

Цель : сравнить различные переложения «Плача Ярославны» русскими поэтами Майковым и Заболоцким.

Тезисы:

Не время ли прислушаться к мудрому совету автора «Слова…»? Любовь к родине вдохновляла автора «Слова о полку Игореве». Один и тот же текст в разных исторических условиях дает возможность собственной интерпретации. У А. Майкова Ярославна сравнивается с ласточкой, а у Н. Заболоцкого — с кукушкой. Наши мысли обладают огромной энергетикой и способны воздействовать на окружающий нас мир. «Ты- Наташа, ты и Лиза, и Татьяна – ты!

Обращение к литературе Древней Руси может показаться несвоевременным. Но это только на первый взгляд. Может ли перестать быть актуальным «Слова о полку Игореве», зовущее к единению всех народов против общего врага? Устарело ли «золотое слово» Святослава? Сейчас, когда некоторые республики торопятся выйти из состава России, не время ли прислушаться к мудрому совету автора «Слова…»? Сейчас как никогда всем нам, людям всех стран, всех национальностей необходимо объединиться против общей опасности – международного терроризма, чтобы не было больше горьких слез Беслана, Москвы, Нью — Йорка…

Я хочу, чтобы женщины нашей планеты Земля никогда не оплакивали своих погибших мужей, братьев, детей.

Над широким берегом Дуная

Над великой Галицкой землей

«Обернусь я, бедная, кукушкой ,

По Дунаю – речке полечу

И рукав с бобровую опушкой,

Наклоняясь, в Каяле омочу.

Улетят, развеются туманы,

Прикроет очи Игорь – князь,

И утру кровавые я раны,

Над могучим телом наклоняясь»

Ярославна – «кукушка»! У Н. Заболоцкого «в плаче Ярославны» тоже и мольба о помощи, и тоска о милом сердцу человеке. По глубине чувства, по задушевности и мелодичности монолог ничем не уступает «плачу Ярославны» А. Майкова. Но почему же кукушка?

Кукушки – угрюмые отшельники, путешествуют по одиночке и втихомолку. Они и осенью улетают от нас молчком и в одиночку: семьи у них нет, каждый кукушонок вырос в чужом гнезде и ни приемными, ни настоящими родителями не интересуются. Кукушка более эгоистична, чем ласточка. « Ку – ку, ку – ку» — оказывается, это не плач беспризорной бездетной матери. Это самец с самкой перекликается и ей помогает в ее темном деле: самка – кукушка, выбрасывает из гнезда других птиц яички, а подкладывает одно свое. Скверная мать кукушка. Возмутительная! Правда? И вот с такой птицей сравнивает Н. Заболоцкий Ярославну.

Она плачет не о муже, который попал в плен, а о себе – о том, что лишилась общества такого прекрасного человека. Она думает о том, как же теперь она будет жить без него тут, на Земле. Она печалиться о своем одиночестве, как мать, похоронившая единственного сына, и навещающая ежедневно его могилу, Ярославна плачет не о нем, а оплакивает саму себя.

«На кого ты меня покинул? Зачем оставил меня одну?».

Рыдающий голос женщины, как бы преодолевая пространство, долетает до мужа. В ответ на мольбу Ярославны «проснулось море в полночь, закрутились смерчи на море»: Игорь бежал из плена. На мой взгляд, своими мыслями можно воздействовать на окружающий мир. Жизнь человека зависит не только от его поступков, но и от его мыслей. Каждая мысль обладает собственной энергией – либо положительной, либо отрицательной. От любого человека, от каждого из нас постоянно исходит какое – нибудь мощное излучение – это наши мысли, которые обладают огромной энергией и способны воздействовать на окружающий нас мир. Мысли в слух Ярославны помогли «милому ладе» бежать из плена. В подтверждение своей позиции я привожу книгу «Любовь и жизнь», которая учит тому, как правильно построить свою жизнь.

Но неоспоримо то, что и у Майкова, и у Заболоцкого Ярославна – символ женской верности, жена воина, она хранительница вечных идеалов верности и любви. Кроме того, я считаю, что Ярославна – сама Русь, сильная и дружная, величественный образ ее, именно ее, любимую Русскую землю призывает «не разорять» в своем произведении автор. Но все же мне ближе Ярославна, в переводе А. Майкова, Ярославна – «ласточка», нежная, простая, хранительница очага и семейного счастья.

О силе поэтического образа Ярославны, созданного поэтом в стародавние времена, но вечно живого, воплощающего в себе образ русской женщины, пишет в своем стихотворении «Певцу «Слова» Валерий Брюсов:

Стародавней Ярославне тихий ропот струн

Лик твой древней, лик твой светлый, как и прежде, юн

Иль певец безвестный, мудрый, тот, кто Слово спел,

Все мечты веков грядущих тайно подсмотрел?

Или русских женщин лики все в тебе слиты?

Ты – Наташа, ты – и Лиза, и Татьяна – ты!

На стене ты плачешь утром…Как светла тоска!

И, крутясь уносит слезы песен. Певца – в века!

1) Больше активизировать внимание детей на поиск нового, внепрограммного материала по литературе Древней Руси.

2) Подготовить работу к изданию брошюрой для использования всеми учителями литературы района при изучении древнерусской литературы .

3) Изучать фольклор и Древнерусскую Литературу для совершенного знания свойств русского языка.

Литература

1. Гарифзянов и жизнь. – Москва. – 2003.

2. Журнал «Литература в школе». – М.: «Просвещение»,1990г.-№3.

3. Журнал «Литература в школе». – Москва «Просвещение»,1995г. -№3

4. Слово о полку Игореве. – Москва.- 2000г

5. . Русская литература 1 половина XIX века. – Санкт – Петербург. – «Паритет». 2001г.

6. . Родные поэты. – Москва. 1997г.

109 —

ПЛАЧ ЯРОСЛАВНЫ — фрагмент С., начинающийся со слов «На Дунай Ярославнынъ гласъ…» и оканчивающийся словами «…тугою имъ тули затче». Первые издатели ошибочно отнесли слова «На Дунаи» к предыдущему тексту («Копіа поютъ на Дунаи»). В П. Я. их предложил включить А. И. Смирнов (О Слове. II. С. 124), поправка которого принята едва ли не всеми исследователями.

П. Я. начинает третью часть С. и связан с последующим эпизодом бегства Игоря из плена, что отмечал еще Е. В. Барсов . По словам Н. С. Демковой , бегство Игоря из плена «происходит не только после плача Ярославны, но как бы вследствие плача, в ответ на заклинанья Ярославны» (Проблемы изучения… С. 88-89).

По поводу композиции П. Я. высказаны разные точки зрения. Б. В. Сапунов считает, что П. Я. четырехчастен и построен по принципу заговоров. По мнению Р. О. Якобсона , «рассказ о Ярославне…

110 —

слагается из вступления и троекратного плача» (Композиция и космология… С. 32). Вероятно, следует считать П. Я. двухчастным, поскольку первая строфа, обособленная от трех остальных, имеет важное смысловое значение и не может рассматриваться только как вступление к П., которое Якобсон счел возможным исключить из рассмотрения.

В первой строфе Ярославна изображается «зегзицей », «кычущей» на Дунае. В этом облике, никем не узнаваемая («незнаемая»), собирается она полететь по Дунаю к р. Каяле, омочить в ее воде «бебрян» рукав и утереть Игорю кровавые раны на «жестоком» его теле.

Эти намерения Ярославны исследователи объясняют по-разному. Обычно считается, что Ярославна мысленно стремится к месту битвы Игоря с половцами, где, по ее представлениям, лежит раненый князь, желая омыть, заживить его раны. Барсов говорил при этом о «целительной силе холодной воды Каялы», а Л. А. Дмитриев — о «мертвой» воде Каялы, напомнив, что в сказках «именно мертвой водой залечиваются, затягиваются раны» (Комментарии. С. 284). А. А. Косоруков полагает, что Ярославна мысленно летит к уже мертвому князю, чтобы «омыть его кровавые раны, то есть воздать погребальную почесть, которой он был лишен» (Гений без имени. С. 136).

Упоминание Дуная в данном эпизоде озадачивало исследователей. Они не находили объяснения тому, что Ярославна в первой строфе изображается зегзицей, кычущей на Дунае. Еще в прошлом веке было предложено решить этот вопрос следующим образом: считать, что действие в первой строфе происходит, как и в трех последующих, на гор. стене Путивля . Выражение «На Дунаи Ярославнынъ гласъ слышитъ (т. е. слышится. См.: Слово — 1985. С. 477)» объясняли при этом так: голос Ярославны, плачущей в Путивле, долетает до Дуная, до ее родины — Галицкого княжества. Что же касается намерения Ярославны полететь по Дунаю к р. Каяле, то, поскольку из Путивля к Каяле невозможно лететь по Дунаю, предполагалось понимать это имя в данном случае как эпич. наименование, символ реки вообще, основываясь на том, что в слав. эпосе имя «Дунай» может употребляться в таком значении. Возражая против приведенного толкования имени «Дунай» в П. Я., Д. В. Айналов справедливо указал на то, что в С. упоминается еще 10 рек, и все они называются своими ист. именами, что не дает основания одному Дунаю придавать символич. значение, к тому же, добавим, в одном только случае из пяти.

Вероятно, Ярославна изображается в первой строфе именно на Дунае, далеко от Путивля. Сюда, на Дунай, прилетает она зегзицей за живой водой, необходимой, согласно фольклорным представлениям, чтобы оживить героя после того, как мертвой, «целющей» водой, источником которой выступает в С. Каяла, заживлены, стянуты раны. Дело в том, что хотя Игорь в действительности не погиб на поле битвы, но в символич. плане его пленение толкуется автором С. как смерть, в связи с чем, по наблюдению Демковой, «возвращение Игоря из половецкого плена описано в системе изображения волшебной сказки как возвращение из царства мертвых» (Проблемы изучения… С. 102). Эпитет «на жестоцѣ мъ» («утру князю… раны на жестоцѣ мъ его тѣ лѣ »), который В. А. Жуковский перевел «на отвердевшем» (т. е. скованном смертью), тоже подтверждает, что Игорь изображается в С. убитым на поле боя.

111 —

Дунай выступает в С. источником живой воды далеко не случайно. Среди разнообразных мотивов, связанных с ним в фольклоре, в нар. слав. песнях есть мотив целебной дунайской воды, исцеляющей от болезней, спасающей от смерти. Такое представление о Дунае отражено, напр., в болг. песне «Яна-кукавица», приведенной Вс. Миллером в качестве параллели к П. Я. Герой этой песни, лежащий больным в шатре, просит сестру отправиться в дальний путь, на «белый Дунай», и принести «студеной» дунайской воды, которая должна исцелить героя. Девушка, набрав воды из Дуная, не может найти дорогу обратно и просит Бога превратить ее в кукушку, чтобы она летала по лесам и искала брата (подробнее см.: Соколова Л. В. Мотив живой и мертвой воды…).

За живой и мертвой водой на Дунай и Каялу Ярославна прилетает, в соответствии с фольклорной традицией, в образе птицы, в данном случае зегзицы. Слово это переводят по-разному: кукушка, чайка, ласточка, горлица. В последнее время зегзица часто толкуется, со ссылкой на Н. В. Шарлеманя , как чайка. Однако здесь явное недоразумение. Шарлемань неясно выразился, указав, что «на Десне, между Коропом и Новгород-Северским крестьяне называют местами гігічкой, зігічкой, зігзічкой — чайку, по-русски пигалицу или чибиса», т. е. Шарлемань имеет в виду птицу, на совр. укр. яз. называемую чайкой, а на совр. рус. яз. — чибисом. Некоторые же исследователи поняли Шарлеманя так, что зігзічкой называется чайка. Н. А. Мещерский и Демкова попытались обосновать, что образ именно водяной птицы, чайки, низко летающей над речной поверхностью и задевающей ее крылом, лучше сочетается с образом Ярославны, собирающейся омочить свой шелковый белый рукав в воде Каялы.

По мнению автора данной статьи, единственно верный перевод слова зегзица — кукушка. В «Задонщине » и в «Слове » Даниила Заточника слово это употреблено в форме «зогзица» в значении кукушка. В совр. рус. диалектах сохранились слова «зёгзица», «зогза», также обозначающие кукушку. Л. А. Булаховский на основании мн. слав. яз. реконструирует общеслав. форму «zeg(ъ)za».

Образ кукушки избран автором С. далеко не случайно. Прекрасный знаток слав. нар. поэзии Ф. И. Буслаев писал о «всеобщности славянских преданий о превращении несчастных женщин в кукушек» (Исторические очерки. .. Т. 1. С. 143). Кукушка — слав. символ тоскующей женщины: и несчастной в браке, и одинокой солдатки, и женщины, оплакивающей смерть мужа, сына или брата. Ближе всего к С. тот фольклорный сюжет, по которому женщина прилетает кукушкой куковать-плакать над телом убитого на поле боя мужа или брата. В частности, в укр. песне «Три кукушки» оплакивать убитого прилетают в образе кукушек его мать, сестра и жена. Как видим, автор С., создавая образ Ярославны, использует традиц. для слав. фольклора образ кукушки, одинокой птицы-плакальщицы. В С. он символизирует вдову, прилетающую на место символич. гибели суженого. Однако Ярославна-кукушка летит к любимому не для того, чтобы оплакать его на поле битвы, а чтобы с помощью живой и мертвой воды вернуть его к жизни. Как и в др. случаях, автор С. трансформирует традиц. фольклорный образ.

Ярославна собирается омыть раны Игоря бебряным рукавом своей одежды. Комментируя это, Д. С. Лихачев пишет: «Рукава верхней

112 —

одежды знати в древней Руси делались длинными. Их обычно поднимали кверху, перехватывая запястьями. В ряде церемониальных положений их спускали книзу (стояли «спустя рукава»). Такой длинный рукав легко можно было омочить в воде, чтобы утирать им раны, как платком» (Комм. ист. и геогр. С. 461). Возможно, что омовение ран именно рукавом жен. одежды имело какой-то символич. (или магич.) смысл, ср. длинные «плакальные рукава» рубахи, в которой невеста причитала перед выходом замуж (см.: Маслова Г. С. Народная одежда в восточнославянских традиционных обычаях и обрядах конца XIX — нач. XX в. М, 1984. С. 168).

115 —

По нашему мнению, вовсе не факт, что в действительности Ярославна находилась именно в Путивле. Скорее, это худ. прием: Ярославна, с нетерпением ожидавшая возвращения Игоря и Владимира с поля битвы и стремившаяся как можно быстрее увидеть их, изображается автором С. в Путивле (где княжил ее сын), потому что он гораздо южнее Новгорода-Северского, а именно с юга должны были возвращаться ее муж и сын. Ярославна в изображении автора С. как бы «выходит» им навстречу.

Возникал также вопрос, почему Ярославна не упоминает в П. своего сына Владимира. Исследователи, в частности А. В. Соловьев , Л. Е. Махновец и др., предлагали разные объяснения, однако дело в том, что худ. функция П. Я. — в оправдании, освящении бегства Игоря из плена, а это не оставляет места для упоминания Владимира.

П. Я., один из самых поэтич. фрагментов С., переводили и перелагали мн. поэты: Ф. Глинка , И. Козлов , П. Шкляревский , Т. Шевченко , С. Городецкий, А. Прокофьев , Е. Кунина и др.

Мотивы и образы П. Я. использовали в своих стихах К. Случевский , В. Брюсов , Прокофьев, В. Звягинцева , Л. Татьяничева , Н. Браун , П. Антокольский , В. Зотов , В. Соснора , Н. Рыленков , С. Кузнецова, Ю. Друнина, Л. Щипахина и др.

Переводы П. Я. и реминисценции на его сюжет см. в изд.: Слово — 1952, Слово — 1985, Слово — 1986 2 и др.

Литературоведч. анализ переводов, переложений П. Я. и стихов на его сюжет см. в работах А. Арго, Л. А. Дмитриева , О. А. Державиной, Е. Н. Кононко, Буслаев Ф. И. Исторические очерки русской народной словесности и искусства. СПб., 1861. Т. 1. С. 143; 3) Эпическая поэзия // Там же. С. 35; Барсов Е. В. 1) Причитания Северного края. М., 1872. Ч. 2. С. 87; 2) Слово. Т. 1. С. 10; Т. 2. С. 63-68; Миллер . Взгляд. С. 112-116; Максимович М. А. Песнь о полку Игореве // Собр. соч. Киев, 1880. Т. 3. С. 549-550; Жданов И. Н. Литература «Слова о полку Игореве» // Соч. СПб., 1904. Т. 1. С. 444; Дашкевич Н. П. Опыт указания литературных параллелей к Плачу Ярославны в «Слове о полку Игореве» // Sbornik v slavu V. Jagiča. Berlin, 1908. С. 415-422; Орлов А. С. Лекции по истории древней русской литературы. М., 1916. С. 89-90; Перетц . Слово. С. 304-307; Айналов Д. В. Заметки к тексту «Слова о полку Игореве». I. Плач Ярославны // ТОДРЛ. 1940. Т. 4. С. 151-155; Адрианова-Перетц В. П. 1) Очерки поэтического стиля древней Руси. М.; Л., 1947. С. 147-148; 2) Об эпитете «тресветлый» в «Слове о полку Игореве» // РЛ. 1964. № 1. С. 86-87; 3) «Слово о полку Игореве» и памятники русской литературы XI-XIII веков. Л., 1968. С. 169-176; 4) Древнерусская литература и фольклор. Л., 1974. С. 109; Шарлемань Н. В. Из реального комментария к «Слову о полку Игореве» // ТОДРЛ. 1948. Т. 6. С. 115; Лихачев Д. С. 1) Комм. ист. и геогр. С. 461-462; 2) «Тресвѣ тлое солнце» плача Ярославны // ТОДРЛ. 1969. Т. 24. С. 409; 3) «Слово о полку Игореве» и культура его времени. Л., 1978. С. 22-23, 43, 46, 58, 66, 208-209; 4) «Слово о полку Игореве» как художественное

116 —

целое // Избр. работы: В 3 т. Л., 1987. Т. 3. С. 194-195; Тиунов И. Д. Несколько замечаний к «Слову о полку Игореве» // Слово. Сб. — 1950. С. 199-201; Дмитриев Л. А. 1) Комментарии // Слово — 1952. С. 284; 2) «Слово о полку Игореве» и русская литература // Слово — 1967. С. 69-92; 3) Поэтическая жизнь «Слова о полку Игореве» в русской литературе // Слово — 1983. С. 82-113; 4) (совм. с А. И. Михайловым) «Слово о полку Игореве» в русской советской поэзии // РЛ. 1985. № 3. С. 16-30; Мещерский Н. А. 1) О территориальном приурочении «Слова о полку Игореве» // Учен. зап. Карел. пед. ин-та. Петрозаводск, 1956. Сер. ист.-филол. наук. Т. 3, вып. 1. С. 76; 2) К изучению лексики и фразеологии «Слова о полку Игореве» // ТОДРЛ. 1958. Т. 14. С. 43-44; Сапунов Б. В. Ярославна и древнерусское язычество // Слово. Сб. — 1962. С. 321-329; Арго А. М. Десятая муза: (Непереводимость и всепереводимость). М., 1964. С. 69-74; Болдур А . Ярославна и русское двоеверие в «Слове о полку Игореве» // РЛ. 1964. № 1. С. 84-85; Михайлов М . Ярославна от «Слова о полку Игореве» (за някои особенности на образа) // Трудове на высшия педагогически ин-т «Братя Кирил и Методий» във Велико Търново. София, 1966. Т. 3. С. 113-130; Кононко Е. Н. Образ Ярославны в русской советской литературе // Вопросы рус. лит-ры: Сб. Львов, 1967. Вып. 2 (5). С. 24-28; Боброва Е. И. К новому истолкованию плача Ярославны // ТОДРЛ. 1969. Т. 24. С. 35-37; Якобсон Р. О. Композиция и космология плача Ярославны // Там же. С. 32-34; Уваров К. А. Историко-филологический и искусствоведческий комментарий к женским образам «Слова о полку Игореве» // Учен. зап. МГПИ им. В. И. Ленина. М., 1970. № 405. С. 12-26; Гаген-Торн Н. И. Анимизм в художественной системе «Слова о полку Игореве» // Сов. этнография. 1974. № 6. С. 110-118; Прийма Ф. Я. 1) Голоса, вторящие плачу Ярославны // Совр. проблемы литературоведения и языкознания. М., 1974. С. 200-210; 2) Внимая плачу Ярославны… // РЛ. 1985. № 4. С. 3-14; Державина О. А. Образ Ярославны в творчестве поэтов XIX-XX вв. // Слово. Сб. — 1978. С. 186-190; Демкова Н. С. 1) Проблемы изучения «Слова о полку Игореве» // Чтения по древнерус. лит-ре. Ереван, 1980. С. 88-89, 102-103; 2) Бегство князя Игоря // Слово — 1986 1 . С. 491-493; Махновець Л . Ярославна // Наука і культура. Київ, 1985. Вип. 19. С. 277 283; Тищенко В. И. Плач Ярославны // РР. 1985. № 4. С. 15-20; Косоруков А. А. Гений без имени. М., 1986. С. 136-145; Гин Я. И. К истолкованию финала плача Ярославны // Исследования «Слова». С. 81-86; Кайдаш С . Тайны «Слова», тайна Ярославны // Дет. лит-ра. 1986. № 3. С. 32-36; Pavlik J . 1) Bezieht sich das Klagen der Jaroslavna im «Lied von der Heerfahrt Igor’s» auf den toten Igor’? (Ein Beitrag zur Semantik eines der Anwendungsfälle des Adverbs «rano» im «Klagen der Jaroslavna») // Slavia Othiniensia. 1987. N 9. S. 75-91; 2) Ist «zegzica» im «Lied von der Heerfahrt Igor’s» eine «Lachmöwe» oder ein «Kiebitz»? // Ibid. S. 92-98; Соколова Л. В. Мотив живой и мертвой воды в «Слове о полку Игореве» // ТОДРЛ. 1993. Т. 48. С. 38-47.

МОУ «Сугутская средняя общеобразовательная школа»

Батыревского района

«Плач Ярославны в переводах А. Майкова и Н.Заболоцкого.»

(По «Слову о полку Игореве»).

Работа ученицы 10а класса Сугутской СОШ Юсуповой Алсу

Руководитель

Елагина Людмила Ивановна

Секция: Общественно – гуманитарные науки

Подсекция Филология

С.Сугуты 2005

Раным – рано ласточкой щебечет:

По Дунаю Ласточкой помчусь я, омочу бебрян рукав в Каяле,

Оботру кровавы раны князю

Цель : сравнить различные переложения «Плача Ярославны» русскими поэтами Майковым и Заболоцким.

Тезисы:

    Не время ли прислушаться к мудрому совету автора «Слова…»?

    Один и тот же текст в разных исторических условиях дает возможность собственной интерпретации.

    У А. Майкова Ярославна сравнивается с ласточкой, а у Н.Заболоцкого -с кукушкой.

    Наши мысли обладают огромной энергетикой и способны воздействовать на окружающий нас мир.

    «Ты- Наташа, ты и Лиза, и Татьяна – ты!

Обращение к литературе Древней Руси может показаться несвоевременным. Но это только на первый взгляд. Может ли перестать быть актуальным «Слова о полку Игореве», зовущее к единению всех народов против общего врага? Устарело ли «золотое слово» Святослава? Сейчас, когда некоторые республики торопятся выйти из состава России, не время ли прислушаться к мудрому совету автора «Слова…»? Сейчас как никогда всем нам, людям всех стран, всех национальностей необходимо объединиться против общей опасности – международного терроризма, чтобы не было больше горьких слез Беслана, Москвы, Нью — Йорка…

Я хочу, чтобы женщины нашей планеты Земля никогда не оплакивали своих погибших мужей, братьев, детей.

После изучения на уроках русской литературы, «Слова о полку Игореве», я заинтересовалась историей возникновения этого произведения. . Для меня была целым открытием книга известного историка академика Бориса Александровича Рыбакова «Петр Бориславич». Поиск автора «Слова о полку Игореве» (М., 1992), где он выдвигает гипотезу о киевском боярине Петре Бориславиче – авторе «Слова о полку Игореве». Но особенно проникновенной мне показалась страница «Слова…», рассказывающая о нежной и верной жене Игоря – Ярославне. Вызвав живейший интерес, эта книга привела меня ко многим, казалось бы неожиданным выводам.

Коснемся лишь некоторых из них.

«Рукописи не горят»,- говорил М. Булгаков. «Всякая рукопись беззащитна»,- писала М. Цветаева. В каждом утверждении своя правда: рукописи не горят в Вечности и Беззащитны в земном обиходе, ибо теряют первозданную свежесть и изначальный смысл. Около восьми веков назад, в 1187 году, было создано «Слово о полку Игореве»- гениальное произведение древней русской литературы. Протекшие столетия не приглушили его поэтического звучания и не стерли красок. Интерес к «Слову о полку Игореве» не только не уменьшился, но и становиться все более и более широким, все более и более глубоким.

Почему же так долговечно это произведение, столь небольшое по своим размерам? Почему идеи «Слова» продолжают волновать нас?

« Слово о полку Игореве» проникнуто большим человеческим чувством – теплым, нежным, сильным чувством любви к родине.

«Слово» буквально написано им. Это чувство сказывается и в том душевном волнении, с которым автор «Слова» говорит о поражении войск Игоря, и в том, как он передает слова плача русских жен по убитым воинам, и в широкой картине русской природы и в радости по поводу возвращения Игоря.

Это произведение изучалось литературоведами, поэтами, лингвистами и историками. «Словом занимался Пушкин, оставивший нам черновики своей подготовительной работы к его переводу, «Слово о полку Игореве» переводили В. Жуковский, А.Майков, Л.Мей, Н. Заболоцкий и многие другие русские поэты XIX и XX веков. Один и тот же текст в разных исторических условиях дает возможность собственной интерпретации. Так, например в переводе Заболоцкого Ярославна находится с природой в антагонистических отношениях, ждет от нее зла, кроме того, ее желание вернуть мужа, на мой взгляд, более эгоистично, чем в оригинале и в переводе А. Майкова: у Майкова Ярославна печалится о том, что страдает муж, тогда как у Заболоцкого она плачет больше о себе. Сопоставили «Плач Ярославны» в переводах поэтов IX и XX веков. Вот как звучит монолог – плач в переводе русского поэта XIX веков. Вот как звучит монолог – плач в переводе русского поэта XIX века Апполона Николаевича Майкова:

Там, в земле незнаемой, поутру.

Раным – рано ласточкой щебечет:

По Дунаю ласточкой помчусь я, омочу бебрян рукав в Каяле,

Оботру кровавы раны князю

На белом его могучем теле!..»

Там она, в Путивле, раным – рано

На стене стоит и причитает:

«Ветер-ветрило! Что ты, господине, Что ты веешь, что на легких крыльях

Носишь стрелы в храбрых воев лады!

В небесах под облаки бы веял,

По морям кораблики лелеял,

А то веешь, веешь – развеваешь

На ковыль – траву мое веселье…»

Ярославна обращается к ветру, веящему под облаками, лелеящему корабли на синем море, к Днепру, который пробил каменные горы сквозь землю Половецкую и лелеял на себя Светославовы ладьи до Кобякова стана, к солнцу, которое для всех тепло и прекрасно, а в степи безводной простерло жгучее свои лучи на русских воинов, жаждою им руки скрутило, истомою им колчаны заткнуло. В ее монологе раскрывается богатство и сила ее внутреннего мира, подчеркиваются ее бесстрашие и мужество: с могучими силами природы она держится на ровных; она готова мужественно разделить с мужем все тяготы и невзгоды военного похода. Безгранично и ее милосердие: своим присутствием Ярославна хочет облегчить страдания раненого и плененного Игоря. Нежностью и любовью наполнено каждое слово ее монолога. Если мы присмотримся к тем художественным средствам, которыми пользуется А.Майков в переводе «плача Ярославны» то убедимся, что в основном он черпает их из устной народной поэзии и из устной речи.

В «Слове о полку Игореве» очень много сравнений людей с различными птицами и зверями. Русские войны – соколы; половцы – вороны, галки; Игорь – сокол, горностай; Всеволод, брат Игоря, носит прозвище «буй тур»…А вот Ярославна сравнивается у Майкова с ласточкой. Случайно ли это? Конечно же, нет. Ласточка – любимая птица поэта А. Майкова. Всем знакомо его стихотворение «Ласточка примчалась». А вот и другое стихотворение «Ласточки»:

Взгляну ль по привычке под крышу –

Пустое гнездо над окном;

В нем ласточек речи не слышу;

Солома обветрилась в нем…

Но вот ласточки прилетели. Ни ссор, ни драк, мирно поделили, кому гнездо под чьей крышей лепить, отдохнули и – за работу. Мирные птички селятся не в одиночку, вместе веселее. Люди любят этих мирных птичек и ждут их с нетерпением. Раньше хозяйки к прилету пекли маленькие булочки в виде птичек с глазами –изюминками. Верят люди, что ласточка дому счастье принесет. Верил в это и А. Майков, поэтому – то у него Ярославна «ласточкой щебечет». Замечательно, что Ярославна оплакивает не только пленение своего мужа – она скорбит о всех падших русских воинах. А еще хочется отметить, что ласточка предсказывает погоду: «Низко ласточки летают – быть к дождю. Так оно и есть. Но предсказание Ярославны в «Слове…» радостное. Будто услышав мольбы жены, князь пленник, совершает побег из «земли незнаемой».

Совсем другое сравнение в «плаче Ярославны» использует поэт XX века Н.Заболоцкий, давший прекрасный вольный перевод «Слова…» на современной русский язык.

Над широким берегом Дуная

Над великой Галицкой землей

«Обернусь я, бедная, кукушкой ,

По Дунаю – речке полечу

И рукав с бобровую опушкой,

Наклоняясь, в Каяле омочу.

Улетят, развеются туманы,

Прикроет очи Игорь – князь,

И утру кровавые я раны,

Над могучим телом наклоняясь»

Ярославна – «кукушка»! У Н.Заболоцкого «в плаче Ярославны» тоже и мольба о помощи, и тоска о милом сердцу человеке. По глубине чувства, по задушевности и мелодичности монолог ничем не уступает «плачу Ярославны» А.Майкова. Но почему же кукушка?

Кукушки – угрюмые отшельники, путешествуют по одиночке и втихомолку. Они и осенью улетают от нас молчком и в одиночку: семьи у них нет, каждый кукушонок вырос в чужом гнезде и ни приемными, ни настоящими родителями не интересуются. Кукушка более эгоистична, чем ласточка. « Ку – ку, ку – ку» — оказывается, это не плач беспризорной бездетной матери. Это самец с самкой перекликается и ей помогает в ее темном деле: самка – кукушка, выбрасывает из гнезда других птиц яички, а подкладывает одно свое. Скверная мать кукушка. Возмутительная! Правда? И вот с такой птицей сравнивает Н.Заболоцкий Ярославну.

Она плачет не о муже, который попал в плен, а о себе – о том, что лишилась общества такого прекрасного человека. Она думает о том, как же теперь она будет жить без него тут, на Земле. Она печалиться о своем одиночестве, как мать, похоронившая единственного сына, и навещающая ежедневно его могилу, Ярославна плачет не о нем, а оплакивает саму себя.

«На кого ты меня покинул? Зачем оставил меня одну?».

Рыдающий голос женщины, как бы преодолевая пространство, долетает до мужа. В ответ на мольбу Ярославны «проснулось море в полночь, закрутились смерчи на море»: Игорь бежал из плена. На мой взгляд, своими мыслями можно воздействовать на окружающий мир. Жизнь человека зависит не только от его поступков, но и от его мыслей. Каждая мысль обладает собственной энергией – либо положительной, либо отрицательной. От любого человека, от каждого из нас постоянно исходит какое – нибудь мощное излучение – это наши мысли, которые обладают огромной энергией и способны воздействовать на окружающий нас мир. Мысли в слух Ярославны помогли «милому ладе» бежать из плена. В подтверждение своей позиции я привожу книгу Р. И.Гарифзянова «Любовь и жизнь», которая учит тому, как правильно построить свою жизнь.

Но неоспоримо то, что и у Майкова, и у Заболоцкого Ярославна – символ женской верности, жена воина, она хранительница вечных идеалов верности и любви. Кроме того, я считаю, что Ярославна – сама Русь, сильная и дружная, величественный образ ее, именно ее, любимую Русскую землю призывает «не разорять» в своем произведении автор. Но все же мне ближе Ярославна, в переводе А.Майкова, Ярославна – «ласточка», нежная, простая, хранительница очага и семейного счастья.

О силе поэтического образа Ярославны, созданного поэтом в стародавние времена, но вечно живого, воплощающего в себе образ русской женщины, пишет в своем стихотворении «Певцу «Слова» Валерий Брюсов:

Стародавней Ярославне тихий ропот струн

Лик твой древней, лик твой светлый, как и прежде, юн

Иль певец безвестный, мудрый, тот, кто Слово спел,

Заключение . Василий Перов

Позднее творчество Перова обычно характеризуется как период поисков, в которых художник, как правило, терпит неудачу. Между тем сейчас, когда прочерчен весь путь развития живописи во второй половине XIX века, становится очевидным, что Перов обладал удивительной интуицией или просто умом человека, умеющего предугадать, вычислить или, как сейчас принято говорить, смоделировать на уровне сюжетной программы наиболее перспективные, интересные в художественном отношении, не повторяющие «пройденного» творческие задачи. Его «неудачи» отчетливо обозначают вехи на пути, по которому действительно двигалась живопись 1870 — 1890-х годов. Так, Христос в Гефсиманском саду — предвосхищение поздних картин Ге, Плач Ярославны и эскизы Снегурочки — композиций Виктора Васнецова.

В 1871 году состоялась первая выставка Товарищества передвижников. Перов был одним из его членов-учредителей и, вплоть до выхода из Товарищества — казначеем московского отделения. На первой передвижной выставке были представлены Охотники на привале, Рыболов и Портрет Островского. Если портреты Перова неизменно получали высокую оценку, то его «отрадные» жанры вызывали недоумение: как это вдруг прежний «певец скорби», мастер обличительных сюжетов превратился в заурядного бытописателя, изображающего обывателей, предающихся на пленэре праздному времяпрепровождению.

Но Перов по-прежнему остро ощущал «злобу дня», в том числе и живописную, и хорошо понимал, что время «остросюжетных» композиций ушло безвозвратно. «Искусство совершенно лишнее украшение для Матушки-России, а может быть, и не пришло то время, когда… любовь к нему будет законнее», — замечал он в одном из писем к Стасову. Кстати, союзником его здесь выступает не кто иной, как Чернышевский, в 1850-е годы ратовавший за «приговор явлениям жизни». В 1874 году он писал: «Переделать по нашим убеждениям жизнь русского общества… В молодости натурально думать о всяких химерах. В мои лета было бы стыдно сохранять наивность. Я давно стал совершеннолетним. Я давно увидел, в каком обществе я живу, какой страны, какой нации сын я. Хлопотать над применением моих убеждений к ее жизни значило бы трудиться над внушением волу моих понятий о ярме. Работать для людей, которые не понимают тех, кто работает для них, — это очень неудобно для работающих и невыгодно для успеха работы».

Рыбная ловля. 1867

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Рыболов. 1871

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Охотники на привале. 1871

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Еще в 1867 году была создана неожиданная для Перова-шестидесятника картина Христос и Богоматерь у житейского моря, напоминающая алтарный образ (она и находилась в церкви Святых Козьмы и Дамиана в Шубине, Москва), но написанная не по церковному заказу, а, что называется, «по велению души», — мальчик-Христос, простирающий руки к «житейскому морю», кишащему противными змеями. Недаром картина имела название Сон художника. Весьма симптоматичный сон для художника, посвятившего свое творчество именно житейским коллизиям.

В литературных опытах Перова, созданных в конце жизни, описана реакция на живописные произведения (в том числе самого Перова) тех самых людей, для блага которых, как предполагалось, трудилась живопись «критического десятилетия». Один из рассказов называется Нечто о портретном сходстве. «Молодой художник, только что получивший серебряную медаль за живопись, приехал в деревню к своему отцу… Личность отца художника была очень типична и характерна: он походил на цыгана; был высокого роста и очень тучный, с черной, густой, окладистой бородой и с такими же черными, кудрявыми и лохматыми волосами. Немедленно по приезде своем сын принялся писать с него портрет, который вскоре был готов (далее герой рассказа демонстрирует портрет «деревенскому начальству». — ЕЛ.)… Все пришли в восторг, даже в изумление, говоря:

— Вот так портрет! Ну, словно живой. Только что слова не вымолвит. Ах, ребята, вот-то похоже…

— Ну, а скажите-ка мне, с кого он написан? — спросил художник, вполне уверенный в разительном сходстве портрета.

— Как с кого написан? — заговорили присутствующие хором. — Эва! Что вздумал спрашивать, с кого написан. Уж, вестимо, с кого: с твоей болезной маменьки, Татьяны Дмитриевны».

Перов пересказывает этот реальный случай, как занимательный анекдот, но аналогичную историю рассказывает Яков Минченков в Воспоминаниях о передвижниках: крестьянка увидала в протокольно передающем натуру пейзаже Шишкина «гроб господень».

Другая история, изложенная Перовым (рассказ Тетушка Марья) связана с созданием картины Тройка. Перов уговорил позировать для картины сына странницы, «тетушки Марьи», хотя мать боялась, что художник «сглазит» дитя и сын зачахнет и умрет. Спустя четыре года Перов вновь встретил Марью и узнал, что ее сын действительно умер от оспы. Мать просила разрешения поглядеть на картину, где был «списан» ее Васенька (‘Тройка находилась в галерее Третьякова). «Приблизившись к картине, она остановилась, посмотрела на нее и, всплеснув руками, как-то неестественно вскрикнула: “Батюшка ты мой! Родной ты мой, вот и зубик-то твой выбитый!” — и с этими словами, как трава, подрезанная взмахом косца, повалилась на пол.

Предупредивши человека, чтобы он оставил в покое старушку, я пошел наверх к хозяину и, пробывши там около часу, вернулся вниз посмотреть, что там происходит. ..

Птицелов. 1870

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Старушка стояла на коленях и молилась на картину. Она молилась горячо и сосредоточенно на изображение ее дорогого и незабвенного сына».

Эти рассказы, при всем несходстве сюжетов, хорошо демонстрируют восприятие живописи народом, который стремились просвещать передвижники, отправляя свои «народные» картины в провинцию.

Перов первым покинул Товарищество передвижников. По какой причине? Обычно принято говорить о душевном кризисе художника, о его сомнении в своих творческих возможностях, о неверии в успех коллективного дела Товарищества. Сам Перов мотивировал свой уход так: «Выхожу я из общества потому, что не разделяю идеи, которой руководятся в настоящее время большинство членов. Я не согласен с действиями общества и нахожу многие из них не только неосновательными, но даже и несправедливыми, и потому считаю себя не вправе быть членом того общества, которое не могу не порицать. Шесть лет тому назад первому пришла идея основать общество Г.Г. Мясоедову, на основании того, что Академия не совсем справедливо получала большие доходы с произведений художников… Г.Г. Мясоедов совершенно справедливо сказал: “Отчего сами художники не собирают доходов с своих трудов?”

Суд Пугачева. 1875

(Неоконченная картина) Государственный Исторический музей, Москва

Плач Ярославны. 1880

Частное собрание, Москва

Вот основа общества. Многим понравилась мысль его, и составилось Товарищество. Никаких же гуманных иллюзий и патриотических чувств в основе совсем и не было… Теперь общество преследует уже другую цель: оно положило себе задачею заботиться не столько о пользе своих членов, сколько старается о развитии или привитии потребности к искусству в русском обществе. …Я первый отказываюсь работать во имя этой идеи. …Об искусстве и художниках будущего века, мне кажется, забота не наша».

Отказ работать «во имя идеи» в устах основоположника критического реализма звучит почти невероятно. Это — утверждение права творческой свободы, которой художник, по-видимому, не находил у передвижников, пребывающих под влиянием «гуманных иллюзий». Перов остался верен себе. Его уход был первым «ударом колокола» по передвижничеству, на десятилетие опередившим «начало конца». Прежде кого бы то ни было он с отчетливой ясностью сформулировал основной пункт, с которого началась художественная деградация первоначальной идеи Товарищества. А именно — превращение изначального сугубо практического мотива консолидации группы художников против монополизма академического клана в идеологию, в демагогические спекуляции на «святых» лозунгах народного блага, встававших тормозом на пути будущего молодого племени художников, что десятилетие спустя действительно привело к конфликту Товарищества с новым поколением мастеров и потребовало иных организационных форм художественной жизни.

Христос и Богоматерь у житейского моря. 1867

Государственная Третьяковская галерея, Москва

К моменту выхода Перова было проведено пять передвижных выставок, и ни на одной из них мы не увидим ничего близкого или похожего на то, чем был занят тогда художник — он работал над картиной Суд Пугачева, на тему «русского бунта, бессмысленного и беспощадного» (Пугачев судит схваченного казаками помещика). Время больших исторических картин у передвижников еще не наступило. Перов, что называется, «не вписался», не угадал художественной ситуации в Товариществе, оказался в тот момент «чужим» ему. Но если бы Перов продолжал оставаться членом Товарищества, то его (оставшийся неоконченным) Никита Пустосвят, скорее всего, оказался бы на одной выставке с Утром стрелецкой казни Сурикова.

Сюжет картины — эпизод из истории движения раскольников, «спор о вере», происшедший 5 июня 1682 года в Грановитой палате Московского Кремля. В Истории России с древнейших времен Сергея Соловьева он изложен так: «С шумом вошли раскольники в Грановитую и расставили свои налои и свечи, как на площади; они пришли утверждать старую веру, уничтожать все новшества, а не замечали, какое небывалое новшество встретило их в Грановитой палате: на царском месте одни женщины! Царевны-девицы открыто пред всем народом, и одна царевна заправляет всем! Они не видели в этом явлении знамения времени. На царских тронах сидели две царевны — Софья и тетка ее Татьяна Михайловна, пониже в креслах царица Наталья Кирилловна, царевна Марья Алексеевна и патриарх, направо архиереи, налево светские сановники, царедворцы и выборные стрельцы.

Патриарх обратился к отцам с вопросом:

— Зачем пришли в царские палаты и чего требуете от нас?

Отвечал Никита:

— Мы пришли к царям-государям побить челом о исправлении православной веры, чтоб дали нам свое праведное рассмотрение с вами, новыми законодавцами, и чтоб церкви Божии были в мире и соединении.

Снятие с креста. 1878

(Неоконченная картина) Государственная Третьяковская галерея, Москва

Первые христиане в Киеве. 1880

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Никита Пустосвят. Спор о вере. 1880-1881

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Патриарх сказал на это…

— Не вам подобает исправлять церковные дела, вы должны повиноваться матери святой церкви и всем архиереям, пекущимся о вашем спасении; книги исправлены с греческих и наших харатейных книг по грамматике…

— Мы пришли не о грамматике с тобою говорить, а о церковных догматах! — закричал Никита и сейчас же показал, что он разумеет под догматами, обратившись к патриарху с вопросом: зачем архиереи при осенений берут крест в левую руку, а свечу в правую? За патриарха стал отвечать холмогорский епископ Афанасий. Никита бросился на него с поднятою рукою:

— Что ты, нога, выше головы ставишься? Я не с тобою говорю, а с патриархом!

Стрелецкие выборные поспешили оттащить Никиту от епископа. Тут Софья не выдержала, вскочила с места и начала говорить:

— Видите ли, что Никита делает? В наших глазах архиерея бьет, а без нас и подавно бы убил».

В этом произведении на материале исторического прошлого в форме «кремлевского скандала» проиграна коллизия, воплощающая ситуацию эпохального сдвига, кризиса — ситуацию, которую столь остро пережил и воплотил Перов на материале текущей современности в своей индивидуальной творческой судьбе.

Русское обманное – Weekend – Коммерсантъ

В отделе личных коллекций ГМИИ имени Пушкина выставлено собрание Александра Володчинского. Айвазовский, Васнецов, Левитан, Репин — несмотря на школьно-хрестоматийный состав, это не коллекция имен, а коллекция превосходных вещей

Сдержанное название «Русское искусство XIX-XX веков из собрания А. Н. Володчинского» как будто бы не обещает ничего хорошего. Перечень имен — тем более: Айвазовский, Саврасов, Левитан, Поленов, Репин… Кто из пишущих про художественный рынок не отпускал дежурных шуточек в адрес тех новых русских коллекционеров, что начали с художников из вкладки с цветными репродукциями в конце учебника родной речи и несообразно вздули цены, иллюстрируя антагонизм культурного и экономического капитала в период первоначального накопления последнего. Потом, пообтершись, войдя во вкус и азарт, коллекционеры эти чаще всего переключались на нечто более ценное во всех смыслах — на импрессионистов, модернизм и — чем черт не шутит — авангард, а передвижников сбывали с рук или запрятывали в дальние углы. У Александра Володчинского, по слухам, есть и французский импрессионизм, но он гордо выставляет Похитонова и братьев Маковских, про которых каждый порядочный критик должен сказать, что это дурновкусие и ничего более. Однако же и братья Маковские, и братья Васнецовы, и Боголюбов, и Киселев, и Лагорио, и Клодт фон Юргенсбург, и Похитонов в этой коллекции таковы, что говорят не о наивности и простоватости, а о фантастической искушенности собирателя. Покупающего ту или иную картину не потому, что это «Лагорио», а потому, что этот Лагорио, словно бы сам себя опровергая, выдает не очередную айвазовщину, не очередной героический кавказский ориентализм, а чистейший барбизонский пейзаж, какого от многоуважаемого академика и кавалера орденов никто не ожидал. И так почти каждая картина на выставке оказывается сюрпризом: от одних не ждешь такой французистой свободы кисти, от других — такой тонкости наблюдения, от третьих — таких нехарактерных жанров или тем, от четвертых — такого искреннего саморазоблачения. О составе собрания Александра Володчинского мало что известно — это вообще первая выставка коллекции, а потому трудно сказать, вся она такова или дело лишь в ловкости рук гмиишных кураторов. Но если верно первое, то либо у коллекционера гениальный консультант, либо он сам, человек из артистической семьи и деятель шоу-бизнеса, выдающийся искусствовед-любитель.

Вот, скажем, братья Маковские — им на выставке посвящен отдельный зал. Неважно, с каких позиций мы сейчас смотрим на их творчество: с канонических советских, видя в Маковских реакционно-академическую девиацию в целом идейно-прогрессивного передвижничества, или же с точки зрения социальной истории искусства, видя в них, напротив, образцовый товар Товарищества как коммерческого предприятия. В любом случае слово «салон» так и просится в строку. И действительно, тут не обошлось без сопливых красивостей и умильностей запоздалого маковского бидермейера. Зато под «Портретом офтальмолога Гиршмана» могло бы быть написано не «В.Е. Маковский», а «Макс Либерман», и мы бы поверили. Но подборка жанров Владимира Егоровича — «Разговоры по хозяйству», «Веселый анекдот», «Запись после исповеди», «На выставке» и особенно «Интервью» — неожиданно выказывают такое глубокое, лесковское понимание русских характеров, что забавная актуальность или, может быть, непреходящесть этих сценок нисколько не удивляет. А «Делец. На бульваре» кажется нашим ответом энгровскому «Бертену», запоздавшим на 100 лет, но не по форме — это как раз поздний, немецкой выделки импрессионизм,— а по содержанию, так что датировка «1917» выглядит историческим приговором русскому варианту «будды буржуазии».

Если Маковские, исправленные и дополненные, меняются в наших глазах в лучшую сторону, то, допустим, Василий Перов с «Плачем Ярославны», писанным в 1880 году, представляется этаким символистом-националистом немецкого толка, а его Ярославна в оперном экстазе — родной сестрой грюндерских Брунгильд и Зигфридов. Вообще здесь полно художников-оборотней, как если бы коллекционеру доставляла удовольствие игра «вы ни за что не догадаетесь, кто автор». Вот удивительный Левитан с поздним, предсмертным «Парусником», который был, вероятно, на тему «Белеет парус одинокий», но, кажется, мог бы сделать честь Клоду Моне в его протоабстрактном амплуа. Вот удивительный Василий Верещагин с «Видом на Московский Кремль зимой»: написать на этикетке «Анна Остроумова-Лебедева. Зимний Петербург» — и все поверят. Вот маринист Алексей Боголюбов в роли итальянца Сильвестра Щедрина, вот московский градозащитник Аполлинарий Васнецов в роли Альфреда Сислея, а вот пейзажист Николай Дубовской в роли судебного хроникера Порт-Артурского дела.

На этом карнавальном фоне раздел XX века, где есть все, чему положено быть у приличного коллекционера — «Мир искусства», «Голубая роза», «Бубновый валет», ОСТ,— и где есть имена, которые принято произносить с придыханием, даже немного разочаровывает. Хотя, конечно, за один «Корабль «Марсельеза»» Александра Тышлера, плывущий в 1960 год из романтических 1920-х, вернее бегущий по волнам на алых парусах, можно отдать целое состояние. Но когда видишь поздний вариант хрестоматийного «Миража в степи» Павла Кузнецова, удивляешься, как это Александр Володчинский не отыскал в наследии саратовского мечтателя чего-нибудь похожего — почему бы и нет? — на мексиканских муралистов. Здесь, впрочем, не обошлось без театрального авангарда в графических портретах его выдающихся представителей: и ларионовский Дягилев, и альтмановский Михоэлс, и анненковский Ионеско, и кульбинский Мейерхольд. Что, вероятно, не только намекает на связь владельца собрания с миром музыки и театра, но и отчасти объясняет эту любовь к художническому маскараду.

«Русское искусство XIX-XX веков из собрания А.Н. Володчинского». ГМИИ имени Пушкина, отдел личных коллекций, до 6 сентября

К 180-летию со дня рождения В.Г.Перова. Он глубоко вникал в русскую жизнь…

К 180-летию со дня рождения В.Г.Перова.

Он глубоко вникал в русскую жизнь…

 

Марина Раевская

 

Великий русский живописец Василий Григорьевич Перов родился 2 или 4 января 1834 года (21 или 23 декабря 1833 г. с.с., точная дата неизвестна) в Тобольске. Он был незаконнорождённым сыном губернского прокурора барона Г.К.Криденера и уроженки Тобольска А.И.Ивановой. Несмотря на то, что вскоре после рождения мальчика его родители обвенчались, Василий не имел прав на фамилию и титул отца. Псевдоним у Перова появился уже позже – его дал будущему художнику учитель грамоты.

В.Г.Перов. Плач Ярославны. 1881 г.

Учился живописи в художественной школе А. В.Ступина, в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. В последнем получил серебряную медаль за этюд головы мальчика. За свою жизнь Перов получил немало медалей и наград, как серебряных, так и золотых. Известными картинами, которые были оценены по достоинству и до сих пор являются визитной карточкой этого мастера, являются: «Охотники на привале», «Рыболов», «Птицелов», «Тройка» и многие другие. Облик многих выдающихся деятелей российской культуры – Ф.М.Достоевского, И.С.Тургенева, А.Н.Островского, В.И.Даля и других мы представляем именно благодаря портретам, написанным В.Г.Перовым.

В течение 1870–1877 гг. Перов был членом Товарищества передвижных художественных выставок.

Живопись художника – это жизнь и быт обычных крестьян, купцов. Несмотря на то, что прошло много лет, многие его картины вызывают глубокие переживания и сочувствие к героям произведения, например, «Тройка», про которую можно написать отдельную книгу – историю про бедного мальчика. Перов запечатлел его в центре композиции, и через некоторое время мальчик умер. Его мать, у которой не осталось никакой памяти о сыне, кроме этой картины, практически каждый день ходила в Третьяковскую галерею, где висела «Тройка», и подолгу стояла у неё.

В.Г.Перов. Тройка. 1866 г.

В конце жизни Перов выражает трагизм своей внутренней жизни «евангельской» серией («Христос в Гефсиманском саду», «Снятие с креста») и обращается к темам из отечественной истории («Плач Ярославны», «Первые христиане в Киеве», «Суд Пугачева», «Никита Пустосвят»). Напечатал в газете «Пчела» за 1875 год и в «Художественном Журнале» Н.Александрова за 1881–1882 гг. несколько рассказов из быта художников и свои воспоминания.

10 июня (29 мая с.с.) 1882 г. Василий Григорьевич Перов скончался от чахотки в селе Кузьминки, которое сейчас является частью Москвы. Похоронен на кладбище Донского монастыря.

«Вместе с Россией», №1, январь 2014 года.

Читать «Василий Перов» — Алленова Екатерина Михайловна — Страница 9

Другая история, изложенная Перовым (рассказ Тетушка Марья) связана с созданием картины Тройка. Перов уговорил позировать для картины сына странницы, «тетушки Марьи», хотя мать боялась, что художник «сглазит» дитя и сын зачахнет и умрет. Спустя четыре года Перов вновь встретил Марью и узнал, что ее сын действительно умер от оспы. Мать просила разрешения поглядеть на картину, где был «списан» ее Васенька (‘Тройка находилась в галерее Третьякова). «Приблизившись к картине, она остановилась, посмотрела на нее и, всплеснув руками, как-то неестественно вскрикнула: “Батюшка ты мой! Родной ты мой, вот и зубик-то твой выбитый!” — и с этими словами, как трава, подрезанная взмахом косца, повалилась на пол.

Предупредивши человека, чтобы он оставил в покое старушку, я пошел наверх к хозяину и, пробывши там около часу, вернулся вниз посмотреть, что там происходит…

Птицелов. 1870

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Старушка стояла на коленях и молилась на картину. Она молилась горячо и сосредоточенно на изображение ее дорогого и незабвенного сына».

Эти рассказы, при всем несходстве сюжетов, хорошо демонстрируют восприятие живописи народом, который стремились просвещать передвижники, отправляя свои «народные» картины в провинцию.

Перов первым покинул Товарищество передвижников. По какой причине? Обычно принято говорить о душевном кризисе художника, о его сомнении в своих творческих возможностях, о неверии в успех коллективного дела Товарищества. Сам Перов мотивировал свой уход так: «Выхожу я из общества потому, что не разделяю идеи, которой руководятся в настоящее время большинство членов. Я не согласен с действиями общества и нахожу многие из них не только неосновательными, но даже и несправедливыми, и потому считаю себя не вправе быть членом того общества, которое не могу не порицать. Шесть лет тому назад первому пришла идея основать общество Г.Г. Мясоедову, на основании того, что Академия не совсем справедливо получала большие доходы с произведений художников… Г.Г. Мясоедов совершенно справедливо сказал: “Отчего сами художники не собирают доходов с своих трудов?”

Суд Пугачева. 1875

(Неоконченная картина) Государственный Исторический музей, Москва

Плач Ярославны. 1880

Частное собрание, Москва

Вот основа общества. Многим понравилась мысль его, и составилось Товарищество. Никаких же гуманных иллюзий и патриотических чувств в основе совсем и не было… Теперь общество преследует уже другую цель: оно положило себе задачею заботиться не столько о пользе своих членов, сколько старается о развитии или привитии потребности к искусству в русском обществе. …Я первый отказываюсь работать во имя этой идеи. …Об искусстве и художниках будущего века, мне кажется, забота не наша».

Отказ работать «во имя идеи» в устах основоположника критического реализма звучит почти невероятно. Это — утверждение права творческой свободы, которой художник, по-видимому, не находил у передвижников, пребывающих под влиянием «гуманных иллюзий». Перов остался верен себе. Его уход был первым «ударом колокола» по передвижничеству, на десятилетие опередившим «начало конца». Прежде кого бы то ни было он с отчетливой ясностью сформулировал основной пункт, с которого началась художественная деградация первоначальной идеи Товарищества. А именно — превращение изначального сугубо практического мотива консолидации группы художников против монополизма академического клана в идеологию, в демагогические спекуляции на «святых» лозунгах народного блага, встававших тормозом на пути будущего молодого племени художников, что десятилетие спустя действительно привело к конфликту Товарищества с новым поколением мастеров и потребовало иных организационных форм художественной жизни.

Христос и Богоматерь у житейского моря. 1867

Государственная Третьяковская галерея, Москва

К моменту выхода Перова было проведено пять передвижных выставок, и ни на одной из них мы не увидим ничего близкого или похожего на то, чем был занят тогда художник — он работал над картиной Суд Пугачева, на тему «русского бунта, бессмысленного и беспощадного» (Пугачев судит схваченного казаками помещика). Время больших исторических картин у передвижников еще не наступило. Перов, что называется, «не вписался», не угадал художественной ситуации в Товариществе, оказался в тот момент «чужим» ему. Но если бы Перов продолжал оставаться членом Товарищества, то его (оставшийся неоконченным) Никита Пустосвят, скорее всего, оказался бы на одной выставке с Утром стрелецкой казни Сурикова.

Сюжет картины — эпизод из истории движения раскольников, «спор о вере», происшедший 5 июня 1682 года в Грановитой палате Московского Кремля. В Истории России с древнейших времен Сергея Соловьева он изложен так: «С шумом вошли раскольники в Грановитую и расставили свои налои и свечи, как на площади; они пришли утверждать старую веру, уничтожать все новшества, а не замечали, какое небывалое новшество встретило их в Грановитой палате: на царском месте одни женщины! Царевны-девицы открыто пред всем народом, и одна царевна заправляет всем! Они не видели в этом явлении знамения времени. На царских тронах сидели две царевны — Софья и тетка ее Татьяна Михайловна, пониже в креслах царица Наталья Кирилловна, царевна Марья Алексеевна и патриарх, направо архиереи, налево светские сановники, царедворцы и выборные стрельцы.

Патриарх обратился к отцам с вопросом:

— Зачем пришли в царские палаты и чего требуете от нас?

Отвечал Никита:

— Мы пришли к царям-государям побить челом о исправлении православной веры, чтоб дали нам свое праведное рассмотрение с вами, новыми законодавцами, и чтоб церкви Божии были в мире и соединении.

Снятие с креста. 1878

(Неоконченная картина) Государственная Третьяковская галерея, Москва

Первые христиане в Киеве. 1880

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Никита Пустосвят. Спор о вере. 1880-1881

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Патриарх сказал на это…

— Не вам подобает исправлять церковные дела, вы должны повиноваться матери святой церкви и всем архиереям, пекущимся о вашем спасении; книги исправлены с греческих и наших харатейных книг по грамматике…

— Мы пришли не о грамматике с тобою говорить, а о церковных догматах! — закричал Никита и сейчас же показал, что он разумеет под догматами, обратившись к патриарху с вопросом: зачем архиереи при осенений берут крест в левую руку, а свечу в правую? За патриарха стал отвечать холмогорский епископ Афанасий. Никита бросился на него с поднятою рукою:

— Что ты, нога, выше головы ставишься? Я не с тобою говорю, а с патриархом!

Стрелецкие выборные поспешили оттащить Никиту от епископа. Тут Софья не выдержала, вскочила с места и начала говорить:

— Видите ли, что Никита делает? В наших глазах архиерея бьет, а без нас и подавно бы убил».

В этом произведении на материале исторического прошлого в форме «кремлевского скандала» проиграна коллизия, воплощающая ситуацию эпохального сдвига, кризиса — ситуацию, которую столь остро пережил и воплотил Перов на материале текущей современности в своей индивидуальной творческой судьбе.

Плачущий Ярославль. Почему Ярославна плачет в Путивле? Плачет в путиле

ПЛАЧУ ЯРОСЛАВНА

Княгиня 3. Волконская А.

Это не кукушка в темной роще

Приготовление пищи рано на рассвете —

Ярославна плачет в Путивле,

Один, на городской стене;

«Я уйду из соснового леса,

Я буду летать по Дунаю,

А в реке Каял бобер

Я намочу рукав;

Я приду домой в родные места,

Где кипела кровавая битва,

Принц, я промою рану

На груди молодой.

Ярославна плачет в Путивле,

Рассвет, на городской стене:

«Ветер, ветер, о могучий,

Сильный ветер! что ты шумишь?

Что ты чёрные тучи в небе

И поднять и закрутить?

Что ты со светлыми крыльями

Нарушение течения реки,

Стрелы Вея Хана

На родных полках?

Ярославна плачет в Путивле,

Рассвет, на городской стене:

«Близко ли дует в облаках

С крутых гор чужой земли,

Если хочешь дорожить

Корабли в синем море

Что ты сделал со страхом?

Наша доля? для чего

На ковыль рассеялся

Радость моего сердца?

Ярославна плачет в Путивле,

Рассвет, на городской стене:

«Славный мой Днепр! ты волны

Прорвались скалы половцев;

Святослав с богатырями

Я к тебе стремился, —

Не волнуйся, Днепр широкий,

Быстрое течение ледяных вод,

Ими мой черноглазый принц

Он поплывет на святую Русь.

Ярославна плачет в Путивле,

Рассвет, на городской стене:

«О река! дай мне друга

На волнах его лелеять,

Грустной девушке

Быстро обнял его;

Чтобы я больше не видел

Вещие ужасы во сне

Чтобы я не посылала ему слёз

Синее море на рассвете.

Ярославна плачет в Путивле,

Рассвет, на городской стене,

«Солнце, солнце, ты светишь

Все красиво и ярко!

В знойном поле что жжешь

Армия моего друга

Луки Thirst с тетивой

Засохшие в руках

И грусть колчан со стрелами

На плечах.

И тихо в башне Ярославны

Покидая городскую стену.

от мужественного тела

веселье увяло,

труби труби Городенский!

Ярослав всем внукам и Всеславу!

Опустите уже свои знамена,

вложите в ножны ваши поврежденные мечи,

ибо мы потеряли славу наших дедов.

Своим крамолом

вы начали поганить

землю русскую,

имущество Всеслава.

Из-за усобиц ведь пошло насилие

с половецкой земли!

На троянца седьмого века

Всеслав бросил много

о любимой девушке.

Хитрый оперся на коней

и прыгнул в город Киев,

и коснулся вала

золотого трона Киева.

Отскочил от них как лютый зверь

в полночь от Белгорода,

объятый ​​голубым туманом, получил удачу:

с трех попыток открыл ворота Новгорода,

разбил славу Ярослава,

прыгнул как волк

Немиге из Дудутока.

И Немиги снопы ложат с голов,

молотят булатными цепами,

жизнь на токе кладут,

душу с тела выдувают.

Немига кровавые берега

добром не засеяны,

костями русских сынов засеяны.

Всеслав-Князь правил судом для людей,

выстраивал князей города,

и сам бродил как волк по ночам:

от Киева до петухов до Тмуторокан,

до великого Хорса, он бродил по тропе, как волк.

Звонили ему в Полоцке рано утром

на Софийской в ​​колокола,

и он услышал этот звон в Киеве.

Хотя у него была пророческая душа в мужественном теле,

но часто страдал от несчастий.

Ему вещий Боян

давным-давно, припев, разумный, сказал:

«Не хитрый

ни умелый,

ни ловкая птица

суда Божия не избежать!»

Ой, стенай земля русская,

вспоминая

первые времена и первых князей!

Тот старый Владимир

невозможно было прибить киевские горы;

и вот поднялись рюриковские знамена,

и другие — Давыдовы,

но врозь развеваются их знамена.

неизвестная кукушка кукует рано:

«Я полечу, — говорит, — как кукушка по Дунаю,

я замочу шелковый рукав в реке Каяла,

утро князю его кровавые раны

на его могучем теле».

Ярославна плачет рано

«Ветер, ветер!

Зачем, сэр, вы идете вперед?

Зачем вы несете стрелы Хина

на их легких крыльях

на моих милых воинах?

3 90

Хватит тебе дуть под облаками, лелея корабли на синем море?

Ярославна плачет рано

в Путивле-городе на козырек, приговаривая:

«О Днепр Словутич!

Ты прорвался через горы каменные через землю половецкую.

Вы берегли на себе насаждения Святослава

в стан Кобякова.

Налей, сударь, милый мне,

чтоб я ему слезы не посылал

в море рано!

Ярославна плачет рано

в Путивле на козырек, приговаривая:

«Яркое и трижды яркое солнце! воины моего рода?

В безводном поле, жажда скрутила их луки,

скорбь заткнула их колчаны?»

В полночь разлилось море;

торнадо идут в облаках.

Бог указывает путь князю Игорю

из земли половецкой

в землю русскую, к отцу золотому столу.

Вечером погасли зори.

Игорь спит

Игорь наблюдает

Игорь поле мысли измеряет

от Дона великого до Донца малого.

Овлур в полночь пересвистнул коня через реку;

велит князю понять: не быть Игорю в плену.

Щелкнул

Земля ударилась

Зашумела трава,

Половецкие башни сдвинулись.

И поскакал князь Игорь

горностай к камышу

и белый гоголь по воде.

Вскочил на борзую лошадь

и спрыгнул с него, как серый волк.

И добежал до излучины Донца,

И полетел соколом под облака,

Гусей да лебедей

на завтрак

Когда Игорь летел как сокол,

тогда Овлур бежал как волк,

Стряхивая ледяную росу:

Оба рвали своих борзых лошадей.

Донец говорит:

«Князь Игорь!

Много тебе величия, а Кончаку нелюбви,

и радость Русской земле!»

Игорь говорит:

«О Донец! Много в тебе величия,

взлелеявшего князя на волнах,

раскинувшего ему зеленую траву

на своих серебряных берегах,

одели его в теплые туманы

под сенью зеленого дерева;

ты охранял его с гоголем на воде,

чайки на ручьях,

цефлет на ветрах.

Не такая, говорит, река Стугна:

имеющая скудный ручей,

глотающая чужие ручьи и ручьи,

протянувшаяся к устью

заключила юность князя Ростислава.

На темном берег Днепра

Плачет мать Ростислава

по молодому князю Ростиславу

Цветы унылые от жалости,

И дерево с тоской склонилось к земле

Не сороки чирикали —

По следу Игоря идут Гзак и Кончак.

Тогда вороны не играли,

галки замолчали,

сороки не чирикали,

только змеи ползали.

Дятлы дорогу к реке выбивают,

да соловьи с весёлыми песнями

возвещается рассвет.

Гзак говорит Кончаку:

«Если сокол прилетит в гнездо,

стреляйте в сокола

своими золочеными стрелами.»

Кончак говорит Гзаку:

«Если сокол прилетит в гнездо,

То мы сокола запутаем

красную девочку.

И сказал Гзак Кончаку:

«Если мы его с красной девицей запутаем,

у нас не будет ни сокола, ни красной девицы,

и птицы побьют нас

на Половецком поле.

Боян и Ходына сказали

Святослав песенники

старина Ярослав,

и Олег Князь любимцы:

«Трудно голове без плеч,

беда телу без головы»3 —

Русская земля без Игоря.

Солнце светит на небе,

и Игорь князь в Русской земле.

Игорь едет по Боричеву

к Пресвятой Богородице Пирогоще.

В деревнях весело, в городах весело.

Старым князьям песню пойте,

То молодым пойте:

«Слава Игорю Святославичу»,

Буй тур Всеволод,

Владимир Игоревич!

против нашествий поганых!

Слава князьям и дружине!

Засыпные вопросы

Этот вопрос не дает мне покоя с тех пор, как я задумался о подлинности старинной поэмы «Слово о полку Игореве».Исследователи уверяют, что стихотворение было широко распространено на Руси, что его образы использовались другими авторами в своих произведениях. Давайте согласимся с этим мнением.

Но тогда возникает совершенно нетривиальный вопрос: почему не сохранилось ни одного экземпляра поэмы? уточняю. Ни одного экземпляра древнего списка хотя бы XVI или XVII века, не говоря уже о более древних веках, как ни странно, не сохранилось. Если бы стихотворение было настолько популярным, что его цитировали, то не мог исчезнуть ни один экземпляр.

Или кто-то намеренно уничтожил все подлинное и заменил его подделкой?

Был найден один текст вместе с другими, с него сняты две копии и подготовлено издание в 1800 г., но этот текст и часть издания сгорели в великом московском пожаре 1812 г. вместе с древними рукописями Мусин-Пушкин. Рукописи сгорели, но дом, где они хранились, стоит до сих пор. Видимо, их вывезли, чтобы от них не осталось и следа.Похоже, кто-то был очень заинтересован в сожжении древних рукописей: нет ни документальных свидетельств, ни фактов, опровергающих ту ложь, которая положена в основу русской истории. На самом деле все древности в России позднего происхождения, созданы они в основном после воцарения Романовых, то есть в XVII веке и позже. А где шлемы, мечи, доспехи, бубенцы, короны, державы, скипетры, печати, ярлыки, грамоты и просто грамоты русских царей и великих князей доромановской Руси? Наконец, где гробы и саркофаги великих князей и королей? Все исчезло, все уничтожено или заменено дешевыми подделками, как и сама история России.

На мой взгляд, «Слово о полку Игореве» — ярко выраженная фальшивка более позднего времени, иллюстрация к рассказу, сделанному иноземцами по заказу русских царей из династии Романовых. Не исключаю, что при создании «Слова о полку Игореве» авторы подделки использовали действительно талантливые произведения русской литературы, старинные рукописи, некоторые рукописи на русском языке. Стихотворение — хочу особо это подчеркнуть — не такое блестящее, как о нем говорили и говорят комментаторы.Просто российское общество находится под гипнозом многочисленных комментариев и хвалебных отзывов. Несомненно, в поэме есть талантливо исполненные фрагменты, местами уникальная лексика, четко продуман сюжет. Работа тщательно выстроена, имеет сложную композицию. И все же это не оригинал. В пользу подлога свидетельствуют многие факты, в том числе плач Ярославны.

Следует особо отметить, что плач принадлежит к очень популярному в свое время литературному течению — сентиментализму.Сентиментализм (от франц. sentumentalismetrade расчёт. Жан-Жак Руссо во Франции, Лаврентий Штерн в Англии, Фридрих Шиллер в Германии, Николай Карамзин в России были видными представителями сентиментализма. Само появление такого направления в литературе весьма естественно, даже внутри рамках официальной истории.

К 18 веку был завершен раскол мировой империи, закончилась эпоха жестоких разборок и междоусобных войн.Имущество старого имперского центра в Европе было разделено и огромные заморские территории были захвачены победители.Прежний единый мир с одним управляющим центром разделился на несколько, раскололась единая гигантская империя, занимавшая все известные к тому времени континенты, а новые правители монополий вдруг почувствовали себя весьма значительными фигурами, сели на богато украшенные троны и взяли в свои руки золотое яблоко с крестом как древний символ единой верховной царской власти.

Золото, серебро и дешевые товары сейчас везут из колоний в Европу, все конфисковано, все оплачено.История была изменена в соответствии с правящей Реформацией. Церковь раскололась на три великих течения. Пора остановиться, оглянуться, подумать о душевном состоянии высшего слоя общества. Но к этому времени стали получать образование и те, кто находился на более низких социальных ступенях. Они тоже начинают требовать свою долю от единого пирога. Получается, что они больше других пострадали в ходе реформации. У жителей новых мегаполисов появляется больше свободного времени, которое можно использовать для самообразования, для чтения книг, для занятий художественным творчеством.Литература стала еще одним способом заработка. И услужливые писатели, кажется, не без влияния религиозной литературы стремятся выжать слезу из просвещенного читателя. За такие работы платят больше. Не сентиментальность с ее плаксивостью вывела на площадь людей, которые стали класть на плаху своих бывших правителей? Впрочем, это тема для отдельного разговора.

Уточняю. Плач как жанр становится одним из важнейших направлений сентиментализма.

Вслед за автором апокалипсиса святителем Иоанном Богословом, испугавшимся якобы надвигающегося будущего, герои литературных произведений начинают не только плакать, но и рыдать. Апокалипсис — предвестник сентиментализма, между ними нет многовековой пропасти, как нас внушают. Это плоды близких эпох, только апокалипсис рассказывает о событиях, предшествовавших расколу мировой империи. Грубо говоря, Иоанн плачет о судьбе всего человечества накануне великого раскола, а сентиментализм как бы подводит итог и завершает раскол, плача о судьбе конкретного человека.То есть к моменту зарождения сентиментализма новый мир слегка зализал уже нанесенные на теле раны и начал залечивать душевные травмы. Между этими событиями, апокалипсисом и сентиментализмом, находится работа историков, летописцев, философов, разбивавших события в хронологическом масштабе и создававших новую, ложную канву всемирной истории. Теперь нужно было наполнить это полотно фактами.

«Слово о полку Игореве» — это, по сути, иллюстрация будущей истории России, которую Николай Карамзин потом напишет по заданию, полученному в западноевропейских исследовательских центрах, по шпаргалкам, подготовленным иностранцами в Российской академии истории . Работе над поэмой и историей государства Российского Карамзин предшествовал путешествием по просвещенной Европе и «Письмами русского путешественника».

В «Слове о полку Игореве» одна из самых ярких сцен — плач княгини Ярославны. И хотя это литературное произведение, созданное в полном соответствии с канонами сентиментализма, комментаторы почему-то выискивали якобы подлинные прототипы. Ярославне якобы соответствует Ефросинья Ярославна, дочь Ярослава Владимировича Галицкого, «Осмомысла», второй жены (с 1184 г.) Игоря Святославича.

Когда ты твердо уверен и ясно осознаешь, что история России была другой, то отчетливо замечаешь ошибки «фальшивомонетчиков».

Плач, казалось бы, всегда сопровождал Россию, такая судьба уготована ей, быть униженной и обиженной. Ситуация якобы сохраняется с древних времен до наших дней. Народ, обладающий очень высокой степенью живучести и оптимизма, объединивший в последнее время еще одну шестую часть суши, народ, который и по сей день обладает уникальным, очень выразительным и образным языком, не может иметь такой истории, какую оставил ему Западные реформаторы.

Русские, как и турки, были просто выброшены из мирового исторического процесса. Почему? Россияне даже в условиях жесточайшего террора власти и оккупации сохраняют и оптимизм, и трезвый взгляд, и стремление к справедливости.

Плач — это проливать слезы, проливать слезы, со слезами оплакивать или просить. Рыдать — значит кричать, громко плакать, всхлипывая, воя. Плач – это более искреннее выражение чувств. Рыдания — это чаще всего работа напоказ, на оценку окружающими.И совсем не случайно в прошлом в русском языке появилось слово рыдать, как в народе называли профессиональных плакальщиц по чужим умершим. Плачущая женщина – свое, плачущая женщина – за деньги, за какую-то услугу, милость или за продукт, это для галочки.

Плач Ярославны — это еще искренний плач, искренняя забота о ком-то, но вряд ли об Игоре. Плач Ярославны — очень выразительная вставка в стихотворение, но почти не имеющая связи с другими частями.

Прочтите тексты стихотворения, и вы почувствуете нестыковки. Давайте разбираться вместе. Ярославна плачет по мужу, далеко ушедшему на войну. Он может умереть. Ярославна как бы мысленно сопровождает его в пути и знает, что с ним происходит в каждое мгновение. Я знаю многих людей, которые на большом расстоянии чувствуют душевное состояние своих близких: они спокойны, пока у их близких все хорошо, но чувствуют момент, когда у их близких беда. Ярославна почувствовала на себе беду, свалившуюся на мужа, она как бы незримо сопровождала его в походе, но — и это очень странно — никогда не называет князя по имени.Почему? А может муж не был принцем? А может муж воевал совсем в другом месте? А может быть, у него было совсем другое имя? Количество вопросов увеличивается. Закрадываются сомнения в подлинности событий, и они недалеки от предположения, что в скопированном откуда-то отрывке не было имени.

И вот что еще страннее. «На Дунае Ярославнин слышит голос» (цитата из древнерусского текста, который считается официальным).Что там слышно? «По Дунаеву пролечу – речь – зегзицию, намочу дикий рукав в реке Каяле, утру кровавые раны князя на его жестоком теле».

Сразу возникает вопрос, а почему речь о Дунае, если Игорь с братом вели свои дружины на Дон или Донец, как это отмечается в некоторых комментариях? Дунай течет совсем в другом месте. Может быть, в той старинной поэме, из которой заимствован этот выразительный отрывок, действие происходило на Дунае?

Впрочем, может быть, Ярославна родом откуда-то с Дуная, потому что летописную Галицкую Русь романовские историки помещают где-то у Дуная.Возможно, эта территория была назначена Галицией потому, что такая территория была на старых имперских гербах, и Романовы решили обозначить ее как бы в своих владениях. В частности, историки утверждают, что князь Ярослав Святославич Галицкий, отец Ярославны, правил не только Киевом, но и Венгрией. Следы Галиции есть на юге Польши, в северных Карпатах, но в таком случае у Ярославны не должно быть воспоминаний о Дунае.
В обращении к Днепровскому Ярославна уточняет: «Радуйтесь, сударь, со мною созвучие мое, да не наслала бы я слез ему в море рано. Из текста причитания следует, что режим Ярославны сражается где-то на Дунае у моря, а вовсе не на Дону. И потому она поворачивает к Днепру только потому, что это кратчайший путь к морю и по нему к устью Дуная.

Одного этого факта достаточно, чтобы распознать подделку. Можно сказать, что это адаптированный к этому месту отрывок из какого-то оригинального произведения прошлого, не дошедшего до нас. Вот и школьник вставляет в свои сочинения отрывки из чужих произведений, подстраивает их под свой тон, старается убедить всех, что он сам об этом думал, но обязательно споткнется о какую-нибудь мелочь.Плач Ярославны также выделяется и уличает писца в подлоге. Казалось бы, мелочи — имя любимого принца не названо, место битвы указано у моря — но и подвели фальсификатора. Попробуем во всем разобраться.

Путивль сегодня не русский город, а украинский, стоит на реке Сейм, впадающей в Десну, приток Днепра. Это значит, что в старину, о которой говорится в «Слове», он стоял на той же реке. Новгород-Северский, стоящий на реке Десне, ныне тоже украинский город, и, по мнению толкователей «Слова», в прошлом им владел потомок черниговских князей Игорь Святославич (якобы 1150 – 1202), сын Святослава Ольговича, внука Олега Святославича, по прозвищу «Гориславич». Два города, Новгород-Северский и Путивль, отстоят друг от друга менее чем на сто километров. В одном произведении эти два города надуманные. Прямой связи между ними нет , если не брать в расчет комментарии, в которых Ярославна называется второй женой князя Игоря.Князь Игорь княжил в Новгороде-Северском, где, видимо, имел хороший дом, а жену оставил где-то за сто верст в Путивле. Почему? Этому нет объяснения.

«Ярославна рано плачет в Путивле на козырек». Забрало, по Далю, подъемная решетка впереди шлема, для лица, лицевой щиток, кожух. По аналогии представляем древнерусский город. Козырек, по-видимому, является укрепленной передней частью города, въездными воротами с надвратными сооружениями.Так что, когда мы читаем «на стене» в переводе, это не совсем так. Само слово очень интересное и выразительное, оно показывает, что за счет него как бы немного расширяется то, чем вы владеете. У крепости это, кажется, тоже решетка, выдвинутая вперед, стоящая перед воротами. Они же могли назвать козырьком весь комплекс укреплений у въездных ворот.

А в одном из современных переводов, адресованных школьникам, отмечается:
«Ярославна плачет рано утром в Путивле-городе на крепостной стене.Откуда взялась эта зубчатая стена? Если вы переводите прозой, то вы должны быть предельно точны.

Известный поэт Василий Жуковский тоже не совсем правильно перевел это место? У него «Ярославна плачет на стене».
Что говорят другие переводы? В транскрипции Аполлона Майкова читаем:
«Игорь слышит голос Ярослава…
Вот она, в Путивле, ранняя, ранняя
На стене стоит и плачет…»

В поэме нет ни слова о том, чего она стоит.Оно того стоит — слишком уж театрально, напоказ, и Ярославна искренне тоскует по мужу. Она одинока в своем горе.

Но Николай Заболоцкий правильно прочел это место в стихотворении:
Далеко в Путивле, на забрало,
Только заря утром возьмет,
Ярославна, печаль полная,
Как кукушка, к Юре зовет.

Очень известный иллюстратор «Слова» В.А. Фаворский в своих гравюрах изображал Ярославну на стене деревянного городка.В тех местах на Руси возводили белокаменные стены из тесаного природного камня с известью, и делали это не из прихоти, а по необходимости, так как это уже лесостепь и с деревом из которого можно крепости строить построено, напряжение.

Итак, «Ярославна рано плачет в Путивле на козырек». В соответствии с традициями устного народного творчества и многих литературных произведений, Ярославна трижды обращается с обращениями: к ветру («Ой, ветер, парус!»), к реке («Ой, Днепровская словутица!»), к солнце («Солнце светлое и трескучее!

Ничего странного не заметили? Игорь ушел со свитой на Дон, а Ярославна собиралась лететь на зегзице к Дунаю.Игорь отправился на Дон через Курск. Помни, он ждет милого брата Всеволода, а тот уже ждет свою дружину на запряженных конях под Курском. Но ведь верхний Дон и Дунай вообще в разные стороны.

Ну, допустим, Ярославна была неграмотной и географию не изучала. Но куда смотрел автор? Судя по тексту, он был очень образованным человеком своего времени.

И это еще не все. Игорь со Всеволодом и дружинами пошли на восток или юго-восток.Битва с половцами идет где-то на Дону, и Ярославна поворачивает к Днепру. А эта река совсем в другом направлении, потому что Сейм течет от Путивля на запад, а Десна на запад и юго-запад до впадения севернее Киева в Днепр.

Есть логика в том, что Ярославна встает на рассвете, пока никого нет и никто не мешает, и поворачивается то к восходящему солнцу, то к ветру. Муж с солдатами где-то там же.Логичнее обратиться к Дону, он там же, в ту сторону, где восходит солнце. Но Ярославна поворачивает к Днепру. Почему? Мы уже отвечали на этот вопрос: через Днепр легче добраться до моря, а через него до устья Дуная. Все, что говорят об Игоре, и все, что говорят о Ярославне, — два разных литературных произведения.

А теперь смотрим на заключительные строки стихотворения. Игорь из плена прибегает в Киев.Но это не его домен. Его дом находится в Новгороде-Северском, его вторая жена Ефросинья Ярославна, по отзывам, ждет князя в Путивле. И бежит в Киев, мимо собственного дома, мимо расположения жены, прямо к тестю. Здесь он будет в восторге от своего зятя, который потерял дружину, привел половцев в родную землю, а сам явился ни с чем на свой великокняжеский двор! Почему? Где логика, чтобы объяснить такой поступок? Дом к Игорю ближе, чем к Киеву: не надо отвечать перед великим князем, да еще и перед тестем, ведь время лучший лекарь, и поскорее встретиться с женой, она поможет своими действиями уладить разногласия со свекром и смягчить гнев великого князя.Опасно приносить дурные вести, можно попасть под жесткую руку.

А половецкие ханы Гзак и Кончак утверждают, что если сокол прилетит в родное гнездо, то и красных девиц не позарится. А если захочет, то может взять с собой этих рыжих девиц. И прошел этот сокол мимо дома и в чужое княжество, в Боричев, пригород Киева, на богослужение. Словом, опять противоречие здравому смыслу.

Таких противоречий в мировой истории много, как в комедии Грибоедова: зашел в одну комнату, попал в другую.

Что-то подобное случилось и с Колумбом: доплыл до Индии, доплыл до Америки, открыл Новый Свет. Он отправился в дальний путь, якобы из Палоса, небольшого портового городка, остывшего в современном мире, и отплыл в Барселону, на торжества испанского короля. А это лишние 700-800 километров. Или на бумаге и не так много можно показать?

Магеллан якобы дал название Тихому океану. Океан вовсе не Тихий океан, но если Магеллан совершил военную экспедицию по захвату новых земель для Европы и не встретил ожесточенного сопротивления туземцев на островах Тихого океана, то Тихий океан можно назвать.Похоже, Джеймс Кук поверил этой оценке и пострадал.

Отсюда вывод: когда где-то начинают врать, то концы с концами не сходятся.

Я читал много различной литературы, связанной со «Словом о полку Игореве», но, честно говоря, не знаю ответа на вопрос, почему Ярославна плачет в Путивле. Обычно в таких условиях молодую жену оставляли под присмотром близких родственников в собственном доме, а не где-то за сотню верст от неизвестного.Вообще плач Ярославны — это талантливо исполненный отрывок из совсем другого произведения, никак не связанного с рассказом о неудачном походе князя Игоря.

Плач Ярославны — составляющая «» — произведения литературы 12 века.

«Плач Ярославны» иногда употребляется как выражение, обозначающее сильное горе.

Плач Ярославны (Заболоцкой)

Плач Ярославны (часть 3, I) перевод (1938 — 1946) Заболоцкого Николая Алексеевича (1903 — 1958):

Над широким берегом Дуная,
Над великой галицкой землей
Плача, летя из Путивля,
Молодой голос Ярославны:

«Повернусь, бедная, кукушка,
По Дунаю-реке полечу
И рукав с бобровым краем,
Наклонившись, я окунусь в Каялу.

Туманы улетят,
Князь Игорь откроет глаза,
И раны кровавые утру,
Склонившись над могучим телом.

Далеко в Путивле, на забрале,
Только заря утром возьмет,
Ярославна, печаль полная,
Как кукушка, к Юре зовет:

«Что ты, Ветер, сердито пой,
Что туманы у реки кружишь,
Стрелы половецкие поднимаешь,
В полки русские метаешь?

Что тебе не нравится на открытом воздухе
Летать высоко под облаками
Корабли беречь в синем море,
Волны качаются за кормой?

Ты, сеющий вражеские стрелы,
Ты лишь дышишь смертью с высоты.
Ах зачем, зачем мою забаву
Ты развеял навеки в ковылях? »

На заре в Путивле плачет,
Как кукушка ранней весной
Ярославна зовет молодых,
На стене рыдает городской:

«Славный мой Днепр! каменные горы
В земли половецкие ты прорвался,
Святослав в дальние края
До полков Кобяков носил.

Берегите князя, владыка,
Сохраните на дальний берег
Чтоб слезы мои забыть отныне,
Чтоб жить он вернулся ко мне! »

Далеко в Путивле, на забрале,
Только рассвет возьмет утром,
Ярославна, печаль полная,
Как кукушка, зовет Юре:

«Солнце трижды яркое! С тобой
Всем добро и тепло.
Зачем ты войску принца далекого
Жаркими лучами обожжен?

И почему ты безводна в степи
Под ударом грозных половцев
Жажда натянула походный лук,
Колчан переполнился горем?

Плач Ярославны (Жуковской)

Плач Ярославны перевод (1817 — 1819) русского поэта (1783 — 1852):

Ярославна плачет утром на стене в Путивле, говоря:
«Ветер, ты ветер!
Почему ты так сильно дуешь?
На что наложишь ты стрелы хана
Своими легкими крыльями
На воинов моих лад?
Твоему ветру мало пасмурных гор?
Мало кораблей в синем море для твоего лелеяния?
Зачем, как ковыль, развеял ты мою радость?

Ярославна плачет утром в Путивле на стене, поет:
«Ах ты, Днепр, ты, Днепр, ты, слава-река!
Ты прорвался через каменные горы
Через половецкую землю;
Ты, лелея, суды Святослава в войско Кобякова понес:
Прижмись ко мне ты лад мой,
Чтоб я к нему утром не посылал, за зарю слез Я в море!

Ярославна плачет утром в Путивле на городской стене, напевая клевером:
«Ты, яркое, ты, яркое солнышко!
Ты для всех теплая, ты для всех красная!
Зачем ты раскинул свой жаркий луч на воинов моей лады,
Что в безводной степи их луки сжимала жажда
И точила их грусть?

В полночь разлилось море;
Проходят туманы;
Бог указывает путь князю Игорю
Из земли половецкой в ​​землю русскую,
К золотому престолу отца.

Плач Ярославны (Бальмонта)

Плач Ярославны перевод (1929 — 1930) поэта Константина Дмитриевича Бальмонта (1867 — 1942)

Свист копий или песня? Что за песня над Дунаем?
Слышен голос Ярославнина. Как неведомая кукушка
Рано зовет: «Полечу, мол, я как кукушка по Дунаю,
Окуну свой бобровый рукав в быструю реку Каялу,
Раны Я утром на князя, кровь будет утром на сильном теле.
Рано плачет Ярославна на стене города в Путивле,
Он зовет ветер: «Ветер, парус, что ты насильно дуешь?
Зачем ты, о господи, на своих легких крыльях
Ты бросаешь ханские стрелы в бойцов, где он, мой Ладо?
Разве мало было веять в вышине и летать под облаками,
Прилетая, качать корабли на синем море?
Зачем ты развеял все ковылями?

«Славный Днепр, ты прорвался через горы через земли той половецкой,
Ты, устремившись в стан Кобяков, взлелеял Святославовы суды,
Береги, о господи, мой раш ты Лада,
Чтоб утром Я бы не послал слезы ему в море рано.
Ярославна рано плачет на стене города в Путивле:
«Солнце яркое, свет солнышко, ты всем тепл и красен,
Чего, батюшка, ты стремишься свой жаркий луч
В войска, где он, мой Ладо? Зачем в безводном поле
Вы сушите свои луки и закрываете ими свои колчаны?»

Изображения

Ярославна в Путивле, Владимир Серов, 1957-1962

Исследователи плача Ярославны

Лихачев Дмитрий Сергеевич (1906 — 1999):

«Слово о полку Игореве и культуре его времени»:

«В «Слово о полку Игореве» вставлено (инкрустировано) другое произведение — Плач Ярославны, очень напоминающее западноевропейские песни о разлуке.Как и песни о разлуке (chansons de toile), плач Ярославны, жены князя Игоря, оплакивает разлуку с мужем Плач упоминается автором «Слова» не менее пяти раз: плач Ярославны, плач жен русских воинов, павших в походе Игорева, плач матери Ростислава; стоны Киева и Чернигова и всей Русской земли после похода Игоря. Дважды автор «Слова» приводит сами плачи: плач Ярославны и плач русских жен…»

Айналов Дмитрий Власевич (1862 — 1939):

«Примечания к тексту «Слова о полку Игореве»»:

«…Ярославна, дочь Ярослава Галицкого, в своем плаче вспоминает родную реку Дунай и мысленно летит над этой рекой, как кукушка с плачем, она мысленно стремится к родной реке Дунаю в области своего отца Этими данными можно объяснить введение Река Дунай в плач Ярославны, а вовсе не подражание песенному распеву Дуная…»

Адрианов-Перец Варвара Павловна (1888 — 1972):

«Слово о полку Игореве и устная народная поэзия»:

«…Плач Ярославны, в котором исследователи давно отмечают соединение двух традиций — народного причитания, с одной стороны, и заклинательных формул, с другой…»

Сапунов Борис Викторович (1922 — 2013):

«Ярославна и древнерусское язычество»:

«Нетрудно установить, что по своему характеру «плач» Ярославны в основной своей части (три абзаца из четырех) представляет собой типичный языческий заговор. Структура «оплакивания» повторяет обычную четырехсоставную форму заговора, сохранившуюся до XX века – обращение к высшим силам, прославление их власти, конкретная просьба и заключение. Большое количество заговоров, записанных в XIX веке, до сих пор сохраняют обращения к солнцу, месяцу, звездам, заре, ветрам, огню, молнии и другим силам природы»

(1799 — 1837):

«Слово о полку Игореве»:

«… Подлинность самой песни доказывается духом старины, которую невозможно подделать.У кого из наших писателей XVIII века хватило бы на это таланта? Карамзин? Но Карамзин не поэт. Державин? Но Державин не знал русского языка, не только языка «Песни о Павле Игоре. В других не было во всем вместе столько поэзии, сколько в причитании Ярославны, в описании боя и бегства…»

Примечания

1) Галицкая земля — ​​одна из пяти земель Российского воеводства в составе Короны Царства Польского, Речи Посполитой с 1434 по 1772 год, до Первого раздела Речи Посполитой, когда эти земли перешли к Австрии. Главным городом края был Галич.

2) Путивль — древний город, впервые упомянутый в 1146 году как важная крепость. Сейчас Путивль находится в Сумской области Украины.

3) Кромка — меховая отделка по краям.

4) Каяла — у реки Каяла, согласно «Слову о полку Игореве», произошла битва между князем Игорем Святославичем и половцами в 1185 году. Точное местонахождение этой реки в настоящее время неизвестно.

5) Козырек — древнерусское название ворот крепости.

6) На юге — 1) На открытом возвышенном месте; 2) На виду у всех.

15) Путивль — древний город, впервые упомянутый в 1146 году как важная крепость. Сейчас Путивль находится в Сумской области Украины.

Над широким берегом Дуная,
Над великой галицкой землей
Плача, летя из Путивля,
Юный голос Ярославны:

«Повернусь, бедная кукушка,
Пролечу по реке Дунай
И рукав с бобровым краем
Наклонившись, окунусь в Каялу.
Улетят туманы,
Князь Игорь откроет глаза,
И я вытру кровавые раны,
Склонившись над могучим телом.


Только заря утром возьмет,
Ярославна, печаль полная,
Как кукушка, Юре зовет:

«Что ты, Ветер, гневно поешь,
Что туманы у реки закручиваешь,
Ты половецкие стрелы поднимаешь,
Метаешь их в русские полки?
Что тебе не нравится на просторе
Летать высоко под облаками
Корабли беречь в синем море,
Волны качаются за кормой?
Ты, сеющий вражеские стрелы,
Ты лишь дышишь смертью с высоты.
Ах зачем, зачем мою забаву
Ты развеял навеки в ковылях?

На заре в Путивле плачет,
Как кукушка ранней весной
Ярославна зовет молодых,
На стене рыдает городской:

«Славный мой Днепр! каменные горы
В земли половецкие ты прорвался,
Святослав в дальние края
До полков Кобяков носил.
Берегите князя, владыка,
Сохраните на дальний берег
Чтоб слезы я забыла отныне,
Чтоб вернулся он ко мне живым!

Далеко в Путивле, на забрале,
Только рассвет возьмет утром,
Ярославна, печаль полна,
Как кукушка, к Юре зовет:

«Солнце трижды яркое! С тобой
Всем добро и тепло.
Зачем ты войску принца далекого
Жаркими лучами обожжен?
И почему ты безводна в пустыне
Под ударом грозных половцев
Жажда натянула походный лук,
Колчан переполнился горем?

И море всколыхнулось. Сквозь туман
Вихрь мчался на родной север —
Сам Господь из стран половецких
Путь указывает князю в дом.

(Слово о полку Игореве).

Перевод Н. Заболоцкого.)

На Дунае слышна аудиозапись голоса Ярославны. «Плач Ярославны» на древнерусском, новорусском и малорусском языках

Ярославна рано плачет
«О ветер, парус!
Почему, сэр, вы дуете навстречу?
Зачем ты мечешься стрелами Хина
На твоих светлых крыльцах
На воинах милых моих?
Разве мало тебе было дуть под облаками,
Лелея корабли на синем море?
Зачем, сударь, потеха моя
Ты ковыль рассыпал? »

Ярославна плачет рано
В Путивле-граде на козырек, приговаривая:
«О Днепр Словутич!
Ты прорвался через каменные горы
Через половецкую землю.
Вы лелеяли привязанность Святослава к себе
К стану Кобякова.
Приложи, сударь, милый ко мне,
Чтоб слезы ему в море пораньше не слать. »

Ярославна плачет рано
В Путивле на козырек, приговаривая:
«Яркое и трижды яркое солнце!
Ты вся теплая и красивая:
Зачем, владыка, ты излил свои жаркие лучи
На воинов моей гармонии?
В безводном поле от жажды скрутили свои луки,
От горя колчаны заткнули? »

Перевод Василия Андреевича Жуковского

Слышен голос Ярославнина, на заре он зовет одиноким чеканом.
«Я полечу, говорит, как кукушка по Дунаю,
Мочу свой бобровый рукав в реке Каяле
Очищу князя кровавые раны на его закаленном теле».
Ярославна плачет утром в Путивле на стене
«О ветер, ты ветер!
Почему ты такой сильный?
На что ты кладешь стрелы хана
Своими легкими крыльями
На моих воинах? ветерок?
Мало кораблей на синем море для твоего лелея?
Отчего, как ковыль, развеял ты мою радость?»
Плачет Ярославна утром в Путивле на стене, напевая:
Ты, Днепр, ты, слава-река!
Ты пробила горы каменные
Через половецкую землю
Ты, лелея, Святославов двор сонму Кобякову несла:
Прикрепи ко мне лад мой,
Так что не посылаю к нему утром на заре т уши в море!
Ярославна плачет утром в Путивле на городской стене, щебеча:
«Ярко ты, солнышко ты яркое!
Ты для всех теплая, ты для всех красная!
За что простерла ты свой жаркий луч на воинов моей гармонии,
Что в безводной степи их жаждали луки
И тульцы заточили их печаль? »

Аранжировка написана в 1817-1819 гг.

Перевод Константина Дмитриевича Бальмонта (1867-1942)

Это свист копий или песня? Что это за песня над Дунаем?
Слышен голос Ярославнина. Как неведомая кукушка
Рано зовет: «Прилечу, мол, я кукушка на Дунае,
Намочу рукав бобра в быстрой реке Каяле,
Раны утром на князя, кровь утром на сильном теле.
Рано плачет Ярославна на городской стене в Путивле,
К ветру зовет: «Ветер, парус, что ты дуешь насильно?
Что ж ты, о господи, на своих легких крыльях , где он, мой Ладо?
Немного было дуть и летать под облаками в вышине,
Прилетать, качаться, лелеять корабли по синему морю?
Зачем ты развеял все мое веселье ковылем?»
» Славный Днепр, ты прорвалась через горы через земли той половецкой,
Ты лелеяла Святославовы суды, устремляясь к стану Кобякову,
Береги моего господина, ты, Лада,
Чтоб утром мне не посылать слёз на его в море рано.
Ярославна рано плачет на Градской стене в Путивле:
«Солнце яркое, свет солнышко, ты для всех теплая и красная,
Зачем, сударь, ты направляешь свой жаркий луч
В войска, где он ли, мой Ладо?Зачем в безводном поле
Ты с тоской по ним луковицы сушишь и колчаны закрываешь?»

Перевод Н. Заболоцкого

Над широким берегом Дуная
Над великой галицкой землей
Крики, летящие из Путивля.
Голос Ярославны молод;
«Я, бедный, в кукушку превращусь,
Пролечу по реке Дунай
И бобровый рукав
Нагнувшись, намочу в Каяле.
Туманы улетят,
Князь Игорь раскроет свою глаза,
И кровавые раны утром,
Склонившись над могучим телом».
Только заря брезжит утром
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, к Юре зовет:
«Что ты, Ветер , злобно воя,
Что ты туманы у реки клубишь
Ты поднимаешь половецкие стрелы,
Ты метишь их на полки русские? синее море,
Волны за кормой качаешь?
Ты, сея стрелы врага,
Только смерть ты веешь с высоты.
Ну зачем, зачем моя забава
Навек ты в ковыль рассыпался?
На заре плачет в Путивле,
Как кукушка ранней весной
Ярославна зовет молодых
На стену, рыдающий город:
«Славный мой Днепр! Каменные горы
В земли половецкие ударил ты,
Святослав в дальние просторы
До полков Кобяков носил.
Береги принца, владыка,
Спаси на дальний берег
Чтоб слезы я забыла отныне,
Чтоб живым он ко мне вернулся!
Далеко в Путивле, на забрале,
Только заря взошла утром
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, к Юре зовет:
«Солнце трижды яркое! С тобой
Всем добро и тепло.
Зачем ты войско князя дерзкое
Жаркими лучами ты его спалил?
И почему ты безводна в пустыне
Под ударом грозных половцев
Жажда натянула походный лук,
Горе переполнило колчан? »

1938-1946 гг.

Виктор Соснора

Солнце-радость над Путивлем

но светит слабо.

забор города,

до рассвета в цвете ситца:

Я полечу над Дунаем

бездомная зегзица.

Ранний, ранний

Я намочу бобровый рукав,

Я зажигаю раны принцу,

Холодный ветер над Путивлем

пахнет удушливым порезом.

Лада плачет:

О Парус,

Почему ты дуешь враждебно?

о Винд-Парус,

добродушный и обширный,

проносишься на воздушных крыльях

в российский отряд?

Никогда не знаешь

бездомный,

облака плывут на юге,

маленький ученик в море

усыплять корабли волной?

Недостаточно вырвать урожай,

пучок меха

лесной зверь?

Почему мне весело

на ковыль

Солнце-радость над Путивлем

но светит слабо.

забор города,

Лада Ярославна плачет,

лада плачет

стоны со стоном,

Слабое солнце угрожает:

Я полечу к тебе, Солнце,

бездомная зегзица.

Зачем в безводном поле,

бросание на землю,

пропитанный потной солью

ты дружина мужа-принца?

Почему тугие луки

ты им, Солнце,

качал,

баночки их т на гой

тростниковых колчана?

Красные тучи над Путивлем,

Лада Ярославна плачет:

О могучий Днепровский Славутич!

Ты раскалываешь горы-камни,

Святославов онучи

с ботинками Кобякова

вы нажали …

О господи!

Подари мне завтра мужа.

весь в грязи

большеглазый.

(1969)

Евгений Евтушенко

Ярославна плачет в Путивле
одна на крепостной стене
обо всех павших давно, недавно,
и о тебе и обо мне.

Звонит, как вдова, кляпится, как чайка:
«Я прилечу, как дунайская дочка,
рукав с бобровой опушкой,
в реке Каяле намочу.

Я не упаду на землю в полете
Спустившись к мужу,
И на любимом теле принца
Я нежно выжму кровь своими крыльями. »

Ярославна плачет в Путивле
скорбит, как во сне,
славою павших и бесславных,
но на одной войне на всех.

«О, господи паруса, ветер,
чего ты ноешь?
Лучше вытри мои слезы
и не бейте стрелами в упор.

Ты должен прийти, ветер, в разум,
наполнив парус корабля.
Зачем мою любовь и радость
ты рассыпал по ковылю? »

Ярославна плачет в Путивле
один на крепостной стене:
«Ты, Днепр Словутич своенравный,
пробрался в горной крутизне.

Вы лелеяли чаек на себе
и лодках Святослава.
Спасите свою возлюбленную, встряхнув
ее под парусом любви. »

Ярославна плачет в Путивле
один на крепостной стене:
«Ой, солнышко, тебе ни до кого нет дела.
Согрей всех на свете, кто одинок.

от храброго тела

веселье поникло,

трубят городские трубы!

Всем внукам Ярослава и Всеслава!

Склоните свои знамена,

вложите в ножны свои поврежденные мечи,

ибо мы потеряли славу наших дедов.

Своим крамолом

вы начали наводить скверных

на Русскую землю,

на имущество Всеслава.

Из-за усобиц ведь пошло насилие

с половецкой земли!

В седьмом веке Трояна

Всеслав бросил жребий

о любимой девушке.

Хитро оперся на коней

и поскакал к городу Киеву,

и коснулся

древка золотого киевского престола.

Отскочил от них как лютый зверь

в полночь от Белгорода,

окутал синей дымкой, получил удачу:

с трех попыток открыл ворота Новгорода,

разбил славу Ярослава,

прыгнул как волк

на Немигу из Дудутока.

И Немига с голов снопы складывали,

молотили булатными цепами,

жизнь на токе кладут,

душу веет от тела.

Немига кровавые берега

Не засеяны добром,

Засеяны костями русских сыновей.

Всеслав-князь вершил суд народу,

князьям городским,

а сам рыскал как волк ночью:

от Киева до петухов искал Тмуторокан,

до великого Коня , он посыпал дорожку, как волк.

Его позвали в Полоцк на утреню раннюю

на Софийские колокола,

и он услышал этот звон в Киеве.

Хотя пророческая душа была в его мужественном теле,

но он часто страдал от неприятностей.

Вещий Боян ему

давным-давно хор, разумный, сказал:

«Не хитрая,

ни умелая,

не умелая птица

О божий суд неминуем!»

Русская земля,

помнящая

первые времена и первых князей!

Тот старый Владимир

невозможно было прибить киевские горы;

и вот поднялись знамена Рюриковых,

и др. Давыдовы,

но врозь развеваются их знамена.

неизвестная кукушка ранняя кукушка:

«Я полечу, говорит, как кукушка по Дунаю,

Я намочу шелковый рукав в реке Каяла,

утром у принца кровавые раны

на его могучее тело».

Ярославна плачет рано

«О ветер, парус! милый мой?

Мало ли тебе подуть под облаками,

лелея корабли на синем море?

Зачем, сударь, рассыпал мое веселье над ковылем?»

Ярославна плачет рано

в Путивле-городе на забрале, приговаривая:

«О Днепр Словутич!

Ты прорубаешь через горы каменные через половецкую землю.

Вы лелеяли на себе привязанности Святослава

к стану Кобякова.

Прикрепите, сударь, мой милый ко мне,

чтоб я слезы ему не посылала

рано в море!

Ярославна плачет рано

в Путивле на козырек, приговаривая:

«Яркое и трижды яркое солнце!

Ты вся теплая и красивая:

зачем, господи, ты излил свои жаркие лучи

на моих воинов?

В безводном поле от жажды скрутили свои луки,

от горя заткнули свои колчаны? »

Море разлилось в полночь;

торнадо идут в облаках.

Игорь-князь Бог указывает путь

из земли половецкой

в землю русскую, к отцу золотому столу.

Вечером погасли зори.

Игорь спит

Игорь смотрит

Игорь измеряет поле мысли

от Дона великого до Донца малого.

Лошадь в полночь Овлур свистнул через реку;

приказывает князю понять: не быть Игорю в плену.

Щелкнул,

ударила земля

зашумела трава,

Половецкие вежи зашевелились.

И поскакал князь Игорь

горностай к камышу

и белый гоголь по воде.

Вскочил на борзую лошадь

и спрыгнул с него, как серый волк.

И побежал к излучине Донца,

И полетел соколом под облака,

Гусей и лебедей

на завтрак побил,

Когда Игорь летел как сокол, волк,

стряхивая ледяную росу:

Ведь они оба подорвали своих борзых лошадей.

Донец говорит:

«О князь Игорь!

В тебе много величия, но Кончак не любит,

и русскую землю радость!»

Игорь говорит:

«О Донец! много величия,

взлелеявшего принца на волнах,

положившего ему зеленую траву

на своих серебряных берегах

облачившего его теплыми туманами

под сенью зеленого дерева;

ты охранял его очками на воде,

чаек на струях,

мобов на ветру.

Не так, говорит, река Стугна:

имеющая скудный поток,

поглощающая чужие ручьи и ручьи,

протянувшаяся к устью,

заключил юноша князя Ростислава.

На темный берег Днепра

плачущая мать Ростислава

по словам юного князя Ростислава.

Цветы грустят от жалости

и дерево склонилось к земле от тоски.

Это не сороки чирикали —

Гзак и Кончак идут по следу Игоря.

Тогда вороны не играли,

галки замолчали,

сороки не чирикали,

только полозья ползали.

Дятлы пробивают дорогу к реке,

да соловьи с веселыми песнями

рассвет возвещается.

Гзак говорит Кончаку:

«Если сокол прилетит в гнездо,

стреляй в сокола

своими золочеными стрелами».

Сокольника запутаем

красную деву.

И сказал Гзак Кончаку:

«Если мы его с красной девицей запутаем,

у нас не будет ни сокола, ни красной девицы,

и забьют нас птицы

на Половецком поле»

Боян и Ходына сказали,

Святославовы песенники

Старое время Ярослава,

и Олега Князя любимцы:

«Трудно голове без плеч,

беда для тела без головы»

и земля русская без Игоря.

Солнце светит на небе —

и Игорь князь в Русской земле.

Игорь едет по Боричеву

к Пресвятой Богородице Пирогоще.

В деревнях весело, в городах весело.

Старым князьям песню пою,

Тогда и молодым петь:

«Слава Игорю Святославичу»,

Буй тур Всеволоду,

Владимир Игоревич!

Будьте здоровы, князья и дружины

Борьба за христиан

против нашествий поганых!

Слава князьям и дружине!

Как Ярославна вернула мужа

Не все сразу вспомнят сюжет «Слова о полку Игореве.
В двух словах. Летопись описывает, как Игорь, не обращая внимания на признаки гибели своего войска, углубился в половецкую степь, потерял войско и попал в плен.
Ярославна, жена его, почувствовав неладное, рано утром стояла на стене крепости лицом к солнцу и пела, призывая силы ветра, Дуная и Солнца помочь ей вернуть мужа домой.Получилось так же.Также восхваляю женскую энергию. Девочки, когда мы научимся верить в себя, тогда на земле наступят лучшие дни.



Ярославной рано утром встанет,
Я обращусь к ясному Солнцу, к ветру, к морю:
Ты мой Великий и могучий Род!
Приведи ко мне, молю мой дух,

Чтоб вернулся из похода Желанный мой,
Чтоб нивелировались раны сердечные.
Ты открываешь пробуди силы света
Чтоб я стал собой: Лада Ледой

Чтобы стереть память женскую о непогоде,
Земная жизнь стала чистым белым опытом,
Чтоб можно было строить только вместе,
Жизнь в партнерстве с Богом в новом Раю.

На Дунае голос Ярославля слышен,
Неизвестная кукушка ранняя кукушка:
«Я полечу, — говорит, — как кукушка на Дунае, утром у принца кровавые раны
На его могучем теле.

Ярославна плачет рано

«О ветер, парус!
Зачем, сударь, навстречу дуете? Хватит тебе дуть под облака,
Лелея корабли на синем море?
Зачем, сударь, веселье мое
Ты ковыль рассыпал?
«О Днепр Словутич!
Ты прорвался через каменные горы
Через половецкую землю.
Вы лелеяли привязанность Святослава к себе
К стану Кобякова.
Приложи, сударь, милый ко мне,
Чтоб слезы ему в море пораньше не слать.

Ярославна плачет рано
В Путивле на забрало, приговаривая:
«Светлое и трижды яркое солнце!
Ты вся теплая и красивая:
Зачем, владыка, раскидал ты свои жаркие лучи
На воинов моей гармонии
В безводном поле от жажды скрутили луки,
От горя колчаны заткнули?»

Море хлынуло в полночь
Смерчи идут тучами.
Бог указывает Игорю путь
Из земли половецкой
В землю русскую,
На стол отцовский золотой.
«Плач Ярославны из Слова о полку Игореве»

И коренной текст Плача Ярославны будет переведен не раз, пробуждая воображение поэтов
Над широким берегом Дуная
Над великой галицкой землей
Крики, летящие из Путивля,
Голос Ярославны молодой:

«Я, бедный, в кукушку превращусь,
По Дунаю полечу
И бобровым рукавом
Нагнувшись, намочу в Каяле.
Улетят туманы,
Князь Игорь откроет глаза,
И кровавые раны утром,
Склонившись над могучим телом.


Только утром рассветает
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, к Юре зовёт:

«Что ж ты, Ветер, сердито воя,
Что туманы у реки кружишь
Стрелы половецкие ты поднимаешь,
На полки русские ты их метишь?
Чем не любишь на просторе
Летать высоко под тучей
Корабли лелеем в синем море,
Волны за кормой качаем?
Ты, сея стрелы врага,
Только смерть веешь с высоты.
Ну зачем, зачем моя забава
Навек ты в ковыль рассыпался?

На заре плачет в Путивле,
Как кукушка ранней весной
Ярославна зовет молодых
На стену, рыдающий город:

«Славный мой Днепр! Каменные горы
В земли половецкие ударил ты,
Святослав в дальние просторы
До полков Кобяков носил.
Береги принца, владыка,
Спаси на дальний берег
Чтоб слезы я забыла отныне,
Чтоб живым он ко мне вернулся!

Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь утром рассветает
Ярославна, печали полна,
Как кукушка, к Юре зовет:

«Солнце трижды яркое! С тобой
Всем добро и тепло.
Зачем ты войско князя дерзкое
Жаркими лучами ты его спалил?
И почему ты безводна в пустыне
Под ударом грозных половцев
Жажда натянула походный лук,

Это стихи Тараса Шевченко
а это Вадима Константинов
хотя точного перевода сегодня наверное нет
она не рыдала, а есть версия что она летела не как кукушка, а молниеносно, есть разница в 1 письмо
.Над Дунаем ранним утром Ярославны голос слышен,
-кричит, как дикая кукушка, дышит нежной голубкой…»
Прилечу быстрой кукушкой к реке Каялу
и в ней намочу свою бобровый рукав у ракиты, у камней..
а утром его князь ранит… его страшные раны…
они на теле моем от дыхания моего вырастут!…»
Горько плачет Ярославна в городе -путивль, причитая:
«Ветер, что ж, ты злобно дуешь, ослабляя силы войны? …
а зачем ты стрелы врага на светлых крыльях мчишь,
ты в них? …маленький, ты ходил среди бездны гор, подтуч? …
Мало ли вы играли в море с парусами кораблей? . ..
Ну что, ты бросил мою забаву среди высокого ковыля? ..
«Ярославна горько плачет в городе Путивле, причитая:
«Днепр Славутич! Как ты могуч, пробивая глубины камня! …
Господи, знаю, помни, Святославовы ладьи…
как лелея, гнал их дальше, на Кобякову землю…
Верните мне, мне опять хорошо, чтоб слезы в море скорыми гонцами не посылал, вырос я в час неплаканья ! «…
Горько плачет Ярославна в городе-Путивле, причитая: «О, свет, ты, Солнце, ты моя святая печаль
! всем тепло и мирно с тобою… но, скажи мне, почему лучи, которые ты посылаешь на войны, так безмерно горячи?
и почему в поле безводном, жаждою луки сушишь,
и огненным взором закрываешь колчаны!? …
«06.1984.

«Ярославна рано плачет…»

(Героиня «Слова о полку Игореве» в кругу современников)

В судьбе «Слова о полку Игореве» — великой древнерусской поэмы, удивительно, что со временем споры о ней разгораются все горячее и ожесточеннее. Горы книг и статей о поэме превышали ее объем в сотни раз. Ее центральным женским образом является фигура Ярославны, жены князя Игоря.В поэме мы следим за переплетением судеб разных князей — современников автора или тех, кто для него история, — но это Ярославна на городском «заборе стены», заклиная на помощь солнце, ветры и Днепр. Бегство любимого мужа из плена, куда он пал после неудачной битвы с половцами, составляет, пожалуй, самое живое и яркое лицо «Слова о полку Игореве». Ведь при упоминании об этом героическом эпосе каждый второй невольно вспоминает: «Почему.как, Ярославна летит зегжице к Дунаю…»

Кто только восхищался этим творением безымянной певицы! Пушкин писал о богатстве «поэзии… в плаче Ярославны». Знаменитый австрийский поэт Рильке, влюбленный в русскую литературы и создавший лучший перевод поэмы на немецкий язык, отмечал: «Самое восхитительное место — это крик Ярославны, а также начало, где дано гордое непревзойденное сравнение с 10 соколами, пущенными на лебедей… Не знаю» .

Если рассматривать «Слово о полку Игореве» как разновидность «Войны и мира» XII века, то сцены мира в поэме — это, прежде всего, плач Ярославны.

Как мы можем представить ее — жену князя Игоря? Что мы можем сказать о ней? Ведь даже ее имя не сохранилось, а Ярославна — это отчество. Героиня поэмы носит имя отца — Ярослав Галицкий Осмомысл, что естественно для того времени, когда женщина называла себя отцом, мужем и даже тестем.По окончании реставрационных работ в главном соборе Киевской Руси – Софии Киевской, на штукатурке была обнаружена граффити-надпись (особая техника настенного письма) XII века: «Се, многопечаленная невестка- закон св. Андрея, сестры Олега и Игоря и Всеволода был в Софии». Надпись эту сделали сестры героев поэмы — князя Игоря, «Буй-тура Всеволода» и Олега, погибших ранее в злополучном походе. Несчастная вдова (названная в летописях мужем «Владимирей») называла себя сестрой и невесткой по принадлежности к княжескому дому, но не решалась воплотить свое имя.

В сложной и трудной судьбе изучения «Слова» первой, кто предложил считать Ярославну дочерью Ярослава Галицкого, была императрица Екатерина II. Любительница русской истории и генеалогии, она много работала над своими «Записками по русской истории», которые довела до конца XIII века. Та же Екатерина назвала первого издателя «Слова» графа А. И. Мусина-Пушкина именем жены князя Игоря: ее звали якобы Ефросинья. Доказательства были веские: в летописях упоминаются злоключения сына Ярослава, Владимира, который в 1184 г. нашел убежище у своего зятя (то есть брата жены), князя Новгород-Северского Игоря.Отсюда родилось устоявшееся предположение, что Ярославна вышла замуж за Игоря лишь за год до похода, была мачехой его сыновьям, второй женой князя, молодой княгиней.

Имя Евфросиния действительно встречается в Любечском Синодике, памятной книге всех черниговских князей и их супруг, но нет точного указания, что под именем Евфросиния подразумевается жена князя Игоря, и такие знатоки черниговских древностей, как Филарета, и в этом прямо выражается сомнение. И хотя почти двухсотлетняя традиция причисляет Ярославну к Евфросинии, слишком мало достоверных исторических данных, чтобы утверждать это решительно и реконструировать исторический образ героини «Слова». Однако кое-что о нем мы можем вспомнить, по крайней мере, с помощью системы отражений от других зеркал. Вглядевшись повнимательнее в лица и судьбы современниц Ярославны — женщин XII века, мы сможем более достоверно выделить скрывающуюся во мраке времени поэтическую фигуру героини старинной поэмы.

Из книги Рюриковичи. Собиратели земли русской автора Буровский Андрей Михайлович

Ярославна Ярослав Осмомысл выдал дочь свою Ефросинью за новгородско-северского, а затем за путивльского князя Игоря. Дочь Ярослава Осмомысла – та самая Ярославна, вошедшая в историю как образ самоотверженной женской любви. Жена, которая ведет князя Игоря на войну,

г.

автора Чуев Феликс Иванович

Вы рано взяли Берлин? С телеэкрана (американский фильм «Монстр» о Сталине) мне довелось услышать мнение, что Красной Армии не следовало спешить брать Берлин в апреле-мае 1945 года, потому что это можно было сделать позже, и меньшей кровью, но Сталин не пожалел своего

Из книги Молотов.

Полвластный повелитель автора Чуев Феликс Иванович

Революция ранняя? — Вот, Вячеслав Михайлович, среди интеллигенции такое течение мысли, должно быть, и раньше было, что с революцией торопились. Не хорошо. Россия пошла бы своим путем: И к чему-то

Из книги Былины. Исторические песни. Баллады автор автор неизвестен

Часовой плачет у гроба Ивана Грозного На крыльце ли, во дворце ли, да был государь, ах, государь.было да, И было у злачёнов, ох, у злачёнов.

Из книги Повседневная жизнь русских жандармов автора Борис Николаевич Григорьев

«Ой, охрана рано встает!» Служба в царской гвардии во все времена была делом не из легких, особенно для нижних чинов, и была гораздо тяжелее, беспокойнее и опаснее, чем обычная жандармская служба. Например, описанное выше караульное дежурство осуществлялось круглосуточно.

Из книги О русском национальном самосознании автора Кожинов Вадим Валерианович

Из книги От КГБ до ФСБ (поучительные страницы истории России). книга 1 (от КГБ СССР до МБ РФ) автора Стригин Евгений Михайлович

4.24. Апрельские законы («ой, охрана рано встает») 4.24.1. Как известно, весна не заканчивается в марте. Он продолжается в следующем месяце. 28 апреля 1993 г. были приняты два закона. «О государственной охране высших органов государственной власти Российской Федерации и их

Из книги Ледовое побоище и другие «мифы» русской истории автора Бычков Алексей Александрович

Ярославна, кто она? На Дунае слышен голос Ярославны, стонет, как неузнанная чайка ранним утром.А кто такая Ярославна? Жена Игоря? Игорь княжил в Путивле до 1179 года, а потом сел в Новгороде-Северском.

Из книги Остров Пасхи автора Непомнящий Николай Николаевич

автор

Анна Ярославна В «Повести временных лет» нет упоминания о дочери Ярослава Анне, ставшей королевой Франции в 1051 году. И нет ни слова о самой Франции, что на первый взгляд трудно объяснить. Принято считать, что это через русские земли по Днепру и по Волге

Из книги Рюриковичи.

Исторические портреты автора Курганов Валерий Максимович

Елизавета Ярославна Сведения о дочерях Ярослава в «Повести временных лет» отсутствуют, а потому рассказ о них приходится основывать на иностранных источниках.

Из книги Сталин против Троцкого автора Алексей Щербаков

«Просто рано утром в стране был переворот». Об октябрьском перевороте подробно рассказывать нет смысла — я описал эти события в другой книге, повторяться не интересно.Упомяну лишь основные события, важные для темы данной работы. Большевики взяли курс на

Из книги Безмолвные хранители тайн (Тайны острова Пасхи) автора Кондратов Александр Михайлович

Поленницы Рано-Рораку «Стоя на склоне горы, они с непостижимым спокойствием смотрят на море и землю, и тут же чувствуешь, как их очертания начинают манить тебя, несмотря на их упрощенность. И чем больше вы предаетесь такому созерцанию, тем сильнее оно становится

Из книги Сила слабых — Женщины в истории России (XI-XIX вв.) автора Кайдаш-Лакшина Светлана Николаевна

А Ярославна? Ярославна не похожа ни на один из этих типов. В чем его тайна? С. Лихачев очень тонко подметил одну удивительную и, пожалуй, главную черту «плака Ярославны». Он, по его словам, напоминает инкрустация в тексте поэмы: «Автору «Слова» как бы

Из книги Великая история Украины автора Николай Голубец

Анна Ярославна Як — яркое доказательство живых связей Украины с далекой Францией, можно служить другом французского короля Генриха и дочери Ярослава Анны. В 1048 с. Король Генрих Повдов и Вислав Посольство с епископом Готином Савейро на Чоли в Киеве, просят руки дочери

Из книги И время и место [Историко-филологический сборник к шестидесятилетию со дня рождения Александра Львовича Осповата] автора Коллектив авторов

Вспомогательные вопросы

Этот вопрос не дает мне покоя с тех пор, как я задумался о подлинности древней поэмы «Слово о полку Игореве».Исследователи уверяют, что поэма была широко распространена на Руси, что ее образы использовались и другими авторами в своих произведениях. Согласимся с этим мнением. уцелел?уточню.ни одного экземпляра древнего списка хотя бы 16 или 17 века,не говоря уже о более древних веках,как ни странно,не сохранилось.если стихотворение было настолько популярно,что его цитировали,то каждая копия не могла исчезнуть.

Или кто-то намеренно уничтожил все подлинное и заменил его подделкой?

Был найден один-единственный текст вместе с другими, с него были сделаны две копии и изданы в 1800 году, но этот текст и часть тиража сгорели в великом московском пожаре 1812 года вместе с древними рукописями Мусина-Пушкина. Рукописи сгорели, а дом, где они хранились, стоит до сих пор. Их, видимо, вывезли так, что от них и следа не осталось.Похоже, кто-то был очень заинтересован в сожжении древних рукописей: нет ни документальных свидетельств, ни фактов, опровергающих ту ложь, которая была положена в основу русской истории. На самом деле все древности в России позднего происхождения, созданы они в основном после воцарения Романовых, то есть в XVII веке и позже. А где шлемы, мечи, доспехи, колокола, короны, державы, скипетры, печати, ярлыки, грамоты и просто грамоты русских царей и великих князей доримской Руси? Наконец, где гробы и саркофаги великих князей и королей? Все исчезло, все уничтожено или заменено дешевыми подделками, как и сама история России.

На мой взгляд, «Слово о полку Игореве» — явная подделка более позднего времени, иллюстрация к рассказу, сделанному иноземцами по заказу русских царей из династии Романовых. Не исключаю, что при создании «Слова о полку Игореве» авторы подделки использовали действительно талантливые произведения русской литературы, старинные рукописи, какие-то рукописи на русском языке. Стихотворение — хочу это особо подчеркнуть — не так блестяще, как толковали и интерпретировали его комментаторы.Просто российское общество находится под гипнозом многочисленных комментариев и хвалебных отзывов. Несомненно, в поэме есть талантливо исполненные фрагменты, местами уникальная лексика, четко продуман сюжет. Произведение тщательно выстроено и имеет сложную композицию. И все же это не оригинал. В пользу подлога свидетельствуют многие факты, в том числе и крик Ярославны.

Следует особо отметить, что плач является частью очень популярного в свое время литературного течения — сентиментализма.Сентиментализм (от франц. sentumentalisme

К XVIII веку завершился раскол мировой империи, закончилась эпоха жестоких разборок и междоусобных войн. Имущество старого имперского центра в Европе было разделено и огромные заморские территории были захвачены победителями Прежний единый мир с одним управляющим центром раскололся на несколько, раскололась единая гигантская империя, занимавшая все известные к тому времени континенты, и новые правители монополий вдруг почувствовали себя очень значительными фигурами, восседали на богато украшенных тронах и занимали в их руках золотое яблоко с крестом как древний символ единой верховной царской власти.

Золото, серебро и дешевые товары сейчас везут из колоний в Европу, все конфисковано, все оплачено. История была переделана в соответствии с правящей Реформацией. Церковь разделилась на три великих течения. Пора остановиться, оглянуться, подумать о душевном состоянии высшего слоя общества. Но к этому времени стали получать образование и те, кто находился на более низких социальных уровнях. Они тоже начинают требовать свою долю от единого пирога. Получается, что они больше других пострадали в ходе реформационных преобразований.У жителей новых мегаполисов появляется больше свободного времени, которое можно использовать для самообразования, чтения книг, занятия художественным творчеством. Литература стала еще одним способом заработка. А услужливые писатели, похоже, не без влияния религиозной литературы пытаются выдавить слезу из просвещенного читателя. За такие работы платят больше. Разве не сентиментальность с ее плаксивостью вывела на площадь людей, которые стали класть на плахи своих бывших правителей? Впрочем, это тема для особого разговора.

Уточню. Плач как жанр становится одним из основных направлений сентиментализма.

Вслед за автором апокалипсиса святителем Иоанном Богословом, испугавшись якобы надвигающегося будущего, герои литературных произведений начинают не только плакать, но и рыдать. Апокалипсис — предтеча сентиментализма, между ними нет многовековой пропасти, как нас пытаются убедить. Это плоды близких эпох, только апокалипсис рассказывает о событиях, предшествовавших расколу мировой империи.Говоря прямо, Иоанн плачет о судьбе всего человечества накануне великого раскола, а сентиментализм как бы подводит итог и завершает раскол, рыдая о судьбе конкретного человека. То есть к моменту зарождения сентиментализма новый мир слегка зализал уже нанесенные на теле раны и начал залечивать душевные травмы. Между этими событиями, апокалипсисом и сентиментализмом, находится работа историков, летописцев, философов, которые разложили события по хронологической шкале и создали новую, фальшивую канву всемирной истории.Теперь требовалось наполнить это полотно фактами.

«Слово о полку Игореве» по сути является иллюстрацией будущей истории России, которую потом напишет Николай Карамзин по заданию, полученному в научных центрах Западной Европы, по шпаргалкам, подготовленным иностранцами в Российской Академии Истории . Свой труд о поэме и истории Государства Российского Карамзин предварял путешествием в просвещенную Европу и «Письмами русского путешественника».

В «Слове о полку Игореве» одна из самых ярких сцен — плач княгини Ярославны.И хотя это литературное произведение, созданное в полном соответствии с канонами сентиментализма, комментаторы почему-то нашли якобы подлинные прототипы. Ярославне якобы соответствует Ефросинья Ярославна, дочь Ярослава Владимировича Галицкого, «Осмомысла», второй жены (с 1184 г.) Игоря Святославича.

Когда ты твердо убежден и ясно осознаешь, что история России была другой, ты ясно замечаешь ошибки «фальшивомонетчиков».

Плач, казалось бы, всегда сопровождал Россию, такая судьба уготована ей, быть униженной и обиженной.Ситуация якобы сохраняется с древних времен до наших дней. Народ, обладающий очень высокой степенью выживания и оптимизма, который в последнее время объединил еще одну шестую часть суши, народ, до сих пор владеющий уникальным, очень выразительным и образным языком, не может иметь такой истории, которую ему оставили Западные реформаторы.

Русские, как и турки, были просто выброшены из мирового исторического процесса. Почему? Россияне даже среди жесточайшего террора властей и оккупации сохраняют и оптимизм, и трезвый взгляд, и стремление к справедливости.

Плач плачет, проливая слезы, со слезами огорчаясь или умоляя. Плакать — это кричать, громко плакать, рыдая, воя. Плач – это более искреннее выражение чувств. Плач – это чаще всего работа напоказ, на оценку окружающими. И совсем не случайно в русском языке в прошлом появилось слово рыдание, как в народе называли профессиональных плакальщиц по чужим умершим. Плакальщица своя, плакальщица — за деньги, за какую-то услугу, милость или за товар, это для галочки.

Крик Ярославны — это еще искренний крик, искренняя забота о ком-то, но вряд ли об Игоре. Плач Ярославны — очень выразительная вставка в стихотворение, но почти не связанная с другими частями.

Прочитайте тексты поэмы, и вы почувствуете несоответствия. Давайте разбираться вместе. Ярославна плачет по мужу, уехавшему далеко на войну. Он может умереть. Ярославна как бы мысленно сопровождает его в пути и знает, что с ним происходит в каждую минуту. Я знал многих людей, которые на дальних расстояниях чувствуют душевное состояние своих близких: они спокойны, пока у их близких все хорошо, но чувствуют момент, когда у их близких беда. Ярославна почувствовала на себе беду, обрушившуюся на мужа, она как бы незримо сопровождала его в походе, но — и это очень странно — ни разу не называет князя по имени. Почему? А может, ее муж не был принцем? А может муж воевал совсем в другом месте? А может быть, у него было совсем другое имя? Количество вопросов растет.Закрадываются сомнения в достоверности событий, и они недалеки от предположения, что в скопированном откуда-то отрывке не было имени.

И вот что еще странно. «На Дунае Ярославнын голос слышит» (цитата из древнерусского текста, который считается официальным). Что ты там слышишь? «Полечу — речь — зегзиция по Дунаеви, вымою дикий рукав в реке Каяле, утром у князя кровавые раны на его жестоком теле».

Сразу возникает вопрос, а почему речь идет о Дунае, если Игорь вместе с братом вел свои дружины на Дон или Донец, как отмечается в некоторых комментариях? Дунай течет совсем в другом месте. Может быть, в той старинной поэме, из которой заимствован этот выразительный отрывок, действие происходило на Дунае?

Впрочем, может быть, Ярославна родом откуда-то с Дуная, потому что романовские историки помещают летопись Галицкой Руси где-то у Дуная. Возможно, эта территория была назначена Галицией потому, что такая территория была на старых имперских гербах, а Романовы решили обозначить ее как бы в своих владениях. В частности, историки уверяют, что галицкий князь Ярослав Святославич, отец Ярославны, правил не только Киевом, но и Венгрией.Следы Галиции есть на юге Польши, в северных Карпатах, но в таком случае у Ярославны не должно быть воспоминаний о Дунае.
В своем обращении к Днепру Ярославна уточняет: «Берегите, сударь, мой лад мне, а бых не посылал слез ему в море рано». Из текста причитания следует, что лада Ярославны бьется где-то на Дунае у моря, а вовсе не на Дону. И поэтому поворачивает к Днепру только потому, что это кратчайший путь к морю и по нему к устью Дуная.

Одного этого факта достаточно, чтобы распознать подделку. Можно сказать, что это адаптированный к этому месту фрагмент из какого-то подлинного произведения прошлого, не дошедшего до нас. Вот как школьник вставляет в свои сочинения отрывки из чужих произведений, подстраивает их под свой тон, старается убедить всех, что он сам об этом думал, но обязательно споткнется о какой-нибудь пустяк. Плач Ярославны также выделяется и уличает писца в подлоге. Казалось бы банально — имя любимого князя не названо, место битвы указано у моря — но подвели фальсификатора.Попробуем разобраться.

Путивль сегодня не русский город, а украинский, стоит на реке Сейм, впадающей в Десну, приток Днепра. Это значит, что в старину, о чем говорится в «Слове», он стоял на той же реке. Новгород-Северский, стоящий на реке Десне, ныне тоже украинский город, и, по мнению толкователей «Слова», в прошлом им владел потомок черниговских князей Игорь Святославич (якобы 1150 – 1202), сын Святослава Ольговича, внука Олега Святославича, по прозвищу Гориславич. Между двумя городами Новгород-Северский и Путивль меньше ста километров. В одном произведении эти два города надуманы. Прямой связи между ними нет, если не принимать во внимание комментарии, в которых Ярославна называется второй женой князя Игоря. Князь Игорь княжил в Новгороде-Северском, там, видимо, имел хороший дом, а жену оставил где-то за сто верст в Путивле. Почему? Этому нет объяснения.

«Ярославна рано плачет в Путивле у козырька.Забрало, по Далю, подъемная решетка перед шлемом, для лица, личное, наличник. По аналогии представляем древнерусский город. Забрало, похоже, это укрепленная парадная часть города, въезд ворота с воротными конструкциями.Значит,когда мы читаем «на стене» в переводе,это не совсем так.Само слово очень интересное и выразительное,показывает,что за счет него как бы немного расширяется то,что У крепости, кажется, тоже решетка, выдвинутая вперед, стоящая перед воротами.Весь комплекс укреплений у въездных ворот тоже можно было назвать козырьком.

А в одном из современных переводов, адресованных школьникам, отмечается:
«Ярославна плачет рано утром в Путивле-городе на зубчатой ​​стене». Откуда взялась эта зубчатая стена? Если вы переводите прозой, вы должны быть точны до предела.

Известный поэт Василий Жуковский тоже не совсем правильно перевел это место? У него «Ярославна плачет на стене.
О чем говорят другие переводы? В переложении Аполлона Майкова читаем:
«Игорь слышит голос Ярославна…
Вот она, в Путивле, рано
Стоит на стене и плачет…»

В стихотворении нет ни слова о том, чего оно стоит. Оно того стоит — слишком уж театрально, напоказ, и Ярославна искренне тоскует по мужу. Она одинока в своем горе.

Но Николай Заболоцкий правильно прочел этот отрывок в стихотворении:
Далеко в Путивле, на забрале,
Только рассвет заряет утром
Ярославна, полная печали,
Словно кукушка, зовет на юру.

Очень известный иллюстратор «Слова» В.А. Фаворский в своих гравюрах изображал Ярославну на стене деревянного городка. В тех местах на Руси возводили белокаменные стены из тесаного природного камня с известью, и делали это не из прихоти, а по необходимости, так как это уже лесостепь и с деревом из которого можно строить крепости, напряжение.

Итак, «Ярославна рано плачет в Путивле у козырька». В соответствии с традициями устного народного творчества и многих литературных произведений, Ярославна трижды обращается с обращениями: к ветру («Ой, ветер, парус!»), к реке («Ой, Днепр Словутицю!») , и треснувшее солнце! «)

Вы ничего странного не заметили? Игорь ушел со свитой на Дон, а Ярославна собиралась лететь зегзицея на Дунай.Игорь отправился на Дон через Курск. Помни, он ждет милого брата Всеволода, и уже ждет его дружина на запряженных конях под Курском. А вот верховья Дона и Дуная вообще в разные стороны.

Ну, допустим, Ярославна была неграмотной и географию не изучала. Но куда смотрел автор? Судя по тексту, он был очень образованным человеком своего времени.

И это еще не все. Игорь со Всеволодом и дружинами пошли на восток или юго-восток.Где-то на Дону идет битва с половцами, и Ярославна поворачивает к Днепру. А эта река совсем в другом направлении, потому что Сейм течет от Путивля на запад, а Десна на запад и юго-запад до впадения севернее Киева в Днепр.

Есть логика в том, что Ярославна встает на рассвете, пока никого нет и никто не мешает, и поворачивается то к восходящему солнцу, то к ветру. Муж с солдатами где-то там же.Логичнее повернуться к Дону, он в том же направлении, где восходит солнце. Но Ярославна поворачивает к Днепру. Почему? Мы уже отвечали на этот вопрос: к морю проще попасть через Днепр, а через него к устью Дуная. Все, что говорят об Игоре, и все, что говорят о Ярославне, — два разных литературных произведения.

А теперь смотрим на финальные строки стихотворения. Игорь из плена прибегает в Киев. Но это не его домен.Его дом в Новгороде-Северском, вторая жена Ефросинья Ярославна, по отзывам, ждет князя в Путивле. И бежит в Киев, мимо собственного дома, мимо расположения жены, прямо к тестю. Здесь он будет в восторге от своего зятя, который потерял свою дружину, привел половцев на родную землю, а сам пришел к своему великокняжескому двору ни с чем! Почему? Где логика, чтобы объяснить такой поступок? Дом ближе к Игорю, чем к Киеву: ему не нужно держать ответ ни перед великим князем, ни даже перед тестем, ведь время — лучший лекарь, и она встретится с женой как можно скорее. , она поможет своими действиями уладить разногласия со свекром и смягчить гнев великого князя.Опасно приносить дурные вести, можно попасть под плохую руку.

А половецкие ханы Гзак и Кончак утверждают, что если сокол прилетит в родное гнездо, то красных девиц он не позарится. А если он позирует, то может взять с собой этих рыжих девушек. И прошел этот сокол мимо дома и в чужое княжество, в Боричев, на окраину Киева, на богослужение. Словом, опять противоречие здравому смыслу.

Таких противоречий в мировой истории много, как в комедии Грибоедова: Зашел в одну комнату, попал в другую.

Что-то подобное случилось и с Колумбом: он плыл в Индию, плыл в Америку, открыл Новый Свет. Он отправился в дальнее путешествие якобы из Палоса, маленького портового городка, исчезнувшего из современного мира, и приплыл в Барселону, чтобы отпраздновать испанского короля. А это лишние 700-800 километров. Или на бумаге и не так много можно показать?

Магеллан якобы дал название Тихому океану. Океан вовсе не Тихий, но если Магеллан совершил военную экспедицию по захвату новых земель для Европы и не встретил яростного сопротивления туземцев на островах Тихого океана, то можно назвать Тихий океан.Похоже, Джеймс Кук поверил этой оценке и пострадал.

Отсюда вывод: когда где-то начинают врать, то концы с концами сходятся.

Я читал много различной литературы, связанной со «Словом о полку Игореве», но откровенно признаюсь, что не знаю ответа на вопрос, почему Ярославна плачет в Путивле. Обычно в таких условиях молодую жену оставляли под присмотром близких родственников у себя дома, а не где-то за сотню верст, неизвестно кого.В общем, плач Ярославны — это талантливо исполненный отрывок из совсем другого произведения, не имеющего отношения к рассказу о неудачном походе князя Игоря.

композиций. Сравнительный анализ плача Ярославны и баллад Анализ частей плача Ярославны половецкого движения

Идейно-художественная роль эпизода «Плач Ярославны»

«Слово о полку Игореве» — памятник древнерусской литературы. Она была написана в XII веке, в период раннефеодальной государственности, когда страна находилась в состоянии раздробленности и единство государства нарушалось междоусобицами и иноземными нашествиями.

«Слово о полку Игореве», как и всякое литературное произведение, имеет идейное содержание и художественную форму, которая определяется жанром, жанром, языком, всей системой средств и приемов, с помощью которых содержание созданный. Композиция произведения тесно связана с этим. Каждый эпизод — важная составляющая, без которой произведение теряет смысл и форму.

Плач Ярославны — очень важный эпизод в «Слове о полку Игореве».В этом произведении есть некоторые эпизоды, предвещающие дальнейшее развитие событий. Такими эпизодами являются: момент, когда «солнце заступилось за него (Игоря) с тьмою»; «Сон Святослава», «Плач Ярославны» — без них потеряется ощущение того времени, XII века, когда было написано произведение, так как в Древней Руси люди глубоко верили в разного рода приметы. Автор создает атмосферу с помощью этого эпизода, благодаря таким отрывкам читатель теперь лучше понимает произведение.

Летопись содержала лишь сухую констатацию фактов, а эпизод «Оплакивания Ярославны» — элемент, вставленный автором «Слова» для усиления эмоционального звучания произведения. Плач Ярославны словно возвращает нас к действительности после лирического отступления автора, в котором он вспоминает первых русских князей и их многочисленные походы на врагов России и противопоставляет их современным событиям. Вообще «Слово о полку Игореве» создано для того, чтобы выразить реальную реакцию жителей России на происходящие события, поскольку в летописном отрывке этого быть не может.

Этот эпизод несет в себе огромную эмоциональную нагрузку: здесь сосредоточено отношение автора ко всему происходящему. Кроме этого эпизода, нигде так открыто чувства не выражаются. Автору удалось очень точно передать страдания Ярославны, выразив тем самым отношение всей русской земли к происходящим событиям. Ведь для истории России это поражение имело немаловажное значение. «Слово о полку Игореве» проникнуто героико-трагическим пафосом, то есть эмоционально-оценочным отношением писателя к изображаемому.Также «Плач Ярославны» очень важен для композиции «Слово о полку Игореве». Обращаясь к силам природы, прося их о помощи, Ярославна как бы готовит бегство князя Игоря из половецкого плена.

Без этого эпизода была бы нарушена логика повествования, без него могла бы быть идея, т. не были выражены так ясно в «Слове о полку Игореве».

Пространство в «Ворде» постоянно меняется, то расширяясь, то сужаясь. В этот момент художественное пространство в произведении сужается до Путивля. В самом эпизоде ​​пространство расширяется до огромных пределов, так как Ярославна в своем крике, напоминающем лирическую народную песню, обращается одновременно ко всем силам природы: и к ветру, и к Донцу, и к солнцу. «Природа в «Слове» — не фон событий, не декорация, в которой происходит действие, — она сама персонаж, нечто вроде древнего хора» (Д. С. Лихачев).Обращение ко всем силам природы создает ощущение, что человека окружает огромное пространство. В этом передаются взгляды людей того времени, то есть XII века, на мир: «…средневековый человек стремится охватить мир как можно полнее, шире, редуцируя его в своем восприятии, создавая «модель» мира — как бы микрокосм…» (Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской словесности // Поэтика художественного пространства).

Читал «Слово о полку Игореве» в двух разных переводах — Д.Лихачева и в стихотворном переводе Н. Заболоцкого. Я думаю, что чтение нескольких разных переводов дает читателю возможность посмотреть на события с разных сторон и лучше понять их. В каждом переводе проявляется личность переводчика — он как бы автор текста. Язык Заболоцкого ближе к народному, даже разговорный:

Ты что, Ветер, злобно скулишь,

Что ты клубишься туманами у реки…

Пока Лихачев:

О ветер, парус!

Почему, сэр, вы дуете навстречу?

Но все равно остается ощущение, что это перевод древнерусского произведения благодаря инверсии:

На рассвете плач в Путивле,

Как кукушка ранней весной

Ярославна звонит молодым

На стене рыдающий город…

В переводе Заболоцкий использует различные художественные приемы: олицетворения, сравнения, вставки собственных произведений для усиления эмоциональной окраски. Например, у Лихачева нет таких строк:

.

Туманы улетят,

Князь Игорь откроет глаза…

………………………………..

Ты, сеющий стрелы врага,

Ты только с высоты взорвешь смерть…

То есть Заболоцкий дает более подробные, художественные описания.Лихачев использует преимущественно метафоры, а Заболоцкий использует сравнения в одних и тех же фразах, например: «…неизвестная кукушка ранняя кукушка» (Д. Лихачев), «…как кукушка зовет на юру». В обоих переводах используется большое количество олицетворений, так как Ярославна обращается к ветру, реке и солнцу, как к живой: «Мой славный Днепр!», «Солнце трижды яркое!», «Какие ты, Ветер…»

Таким образом, эпизод «Плач Ярославны» имеет большое значение как смысловое, так и эмоциональное.В этом эпизоде, передавая страдания Ярославны, автор выражает состояние всей Русской земли в то время.

Библиография

При подготовке данной работы были использованы материалы с сайта bobych.spb.ru/

Сравнительный анализ «Плача Ярославны» из «Слова о полку Игореве» и «Баллады о Галадриэле» Лауры Бочарова из рок-оперы «Финрод Зонг» по произведениям Дж.Р.Р. Толкин.

«Плач Ярославны», ключевое звено в цепи событий, описанных в «Слове о полку Игореве», памятнике древнерусской литературы, и образ скорбящей царевны, образ покинутого народа, проходит как красная нить всей истории русской литературы — бессмертный образ любящей русской женщины.

В Плаче, покинутая мужем, князем Игорем, ушедшим на начатую им войну и взятую в плен, княгиня Ярославна ведет односторонний монолог с силами природы. Она не знает, жив ли еще Игорь, и умоляет матушку-природу помочь ему, обращаясь сначала к ветру:

«О ветер, парус!
Что, сэр, вы дуете навстречу?
Зачем ты мечешься стрелами Хина
На твоих светлых крыльцах
На воинах милых моих?
Разве тебе мало было дуть под облаками,
Лелея корабли на синем море?
Зачем, сударь, потеха моя
Ты ковыль рассыпал?

На второе место среди защитников Русской земли княгиня ставит Днепр, реку, на которой стоит мать городов русских, Киев:

«О Днепр Словутич! Половецкая земля.
Вы лелеяли привязанности Святослава к себе
К стану Кобякова.
Приложи, сударь, милый ко мне,
Чтоб слезы ему в море пораньше не слать.

И последнее обращение княгини, конечно же, к Солнцу:

«Светлое и трижды яркое солнце! воины моей гармонии?
В безводном поле с жаждою скрутили луки,
Горя заткнули колчаны?»

Если она обвиняет ветер в своих печалях, спрашивая его снова и снова: «Почему?» — то отношение Ярославны к Днепру диаметрально противоположное: она восхваляет великую реку, нежными речами надеясь уговорить покровителя поспособствовать благополучному возвращению князя домой.Солнце Ярославна зовет владыкой и тоже начинает с похвалы, ее требовательные вопросы к исконно солнечному божеству уже не так обличительны, как обращенные к жестоким степным ветрам. Знаменательно, что именно к солнцу княгиня обращается в последний, третий — магический номер — один раз, потому что сразу после этого следует строфа, наполненная надеждой и светом, как будто призванные и пробужденные Ярославной к жизни боги озаряют путь принца:

«Море разлилось в полночь,
Торнадо идут в облаках.
Игорю-князю Бог укажет путь
Из земли половецкой
В землю русскую,
К золотому столу моего отца.

«Баллада о Галадриэли» — песня, открывающая рок-оперу «Финрод-Зонг» по мотивам романа Дж. Р. Р. Толкина «Ле о Лейтиан». «Это история о верности, долге, бессмертии и смертной любви, — говорит автор. либретто Сюжет основан на любви смертного человека и бессмертной эльфийской принцессы и благородной смерти эльфийского правителя Финрода Фелагунда, пожертвовавшего своей жизнью, чтобы спасти человеческую жизнь и выполнить свое слово.Галадриэль также является эльфийской правительницей и сестрой Финрода.

Имеется круговая композиция сюжета: во вступительной песне Галадриэль оплакивает умершего брата, ведя с ним воображаемый диалог, пытаясь понять, что стало причиной его смерти. Далее в основной части идет подробное описание событий, приведших к такому печальному финалу. И в конце, в финальной теме, Галадриэль, не являвшаяся участницей основного сюжета, снова выходит на первый план, подводя своеобразный итог в итоговой композиции рок-оперы.Таким образом, Галадриэль выступает связующим звеном, персонажем «извне», зрителем, который оценивает всю историю, вносит в нее свою мораль и порядок.
Такую же роль в «Слове о полку Игореве» играет «Плач Ярославны».

Вся баллада построена только на одном адресе от имени Галадриэль, без всяких отклонений. Галадриэль относится не столько к силам природы, что чуждо мифологизированной христианизированной системе Толкина, сколько к абстрактным понятиям, таким как память, слава, верность, смерть и т. д.И все же свою балладу она начинает с вопроса, знакомого русскому читателю со времен Плача:

«Ты скажи, вереск, скажи
Твой летний наряд зеленый?
Твоя цветущая доска легкая
Под которой спит мой брат
мой любимый брат,
брат, который все простил?»

В Плаче Ярославна, обращаясь к ветру, упоминает ковыль степной, а Галадриэль прямо задает вопрос возможному безмолвному свидетелю смерти Финрода — вереску, травам священным значимость.На языке цветов вереск (эрика) означает одиночество, которое видит перед собой Галадриэль, вспоминая своего погибшего брата.
Еще один представитель природного начала, близкий по значению Днепровской Ярославне, берег:

«Ты скажи мне, берег, скажи мне
Как мы от Даров отказались,
Как мы потеряли свой приют…
И под горечь утраты
мой брат, мой любимый брат, шел вперед.

Здесь Галадриэль уже не задает вопрос как таковой, она рассуждает вслух на темы, подробно описанные Толкином: чтобы понять, о чем говорится в этой части баллады, нужно знать историю жизни Галадриэль и Финрода и вообще эльфы.Они покинули родной берег, страну без смерти и страданий, чтобы вернуть украденные силами зла светоносные камни, ушедшие в земли смертных много лет назад, за что были прокляты и покинуты высшими силами. .

Жанр «плач» связан с определенной мелодией, а также народными причитаниями. Художественный плач — это не просто поэзия, это уже песня. Плач всегда исполняется голосом, нараспев, в этом их функция и основное назначение.В этом «Баллада о Галадриэле» также сохраняет традицию, хотя ее и не называют жалобой на отсутствие этого жанра в современной литературе, более того, «Баллада», с самого начала предназначенная для музыкального исполнения, тем более верен традиции, чем «Плач», вероятно, также исполняемый певцами-«белыми», как описано в «Слове» Бояна.

Кроме того, плач обычно сохраняет функцию восхваления тех, кому он адресован: образы Игоря и Финрода идеализированы, наполнены общечеловеческими ценностями, они выступают и как справедливые и мудрые правители, и в более бытовом, семейном смысле , как мужья и братья.

Тем не менее, мы видим, что Галадриэль более современный, более решительный, волевой образ, чем княгиня Ярославна. Галадриэль покинула родину вместе с братом, вместе с ним ведя народ в неведомые земли, она правит наравне с мужем, являясь не просто королевой — магической защитницей, покровительницей жизни на подвластной ей земле. Поэтому она просит ответа скорее не с обидой и грустным вопросом, а с некоторым требованием ответа, понимая, однако, что ответа не будет получено.

Ярославна — жена князя Игоря, шедшего в поход на половцев. Узнав о пленении мужа, она по-язычески обращается к природе, в отчаянии забыв христианскую веру, винит в трусости не солнце и ветер, а языческих богов-покровителей, обвиняя их в том, что они бросили мужа, когда он так нужна их помощь, — помощь не от абстрактных явлений, а божественная, покровительство свыше. Однако «Плач Ярославны» лишен страсти, это не роман о возлюбленном, подчеркивает филолог Сергей Аверинцев, как бы ни старались его представить исследователи разных эпох, что роднит «Плач» с «Балладой». : хотя «Плач» показывает горе жены по мужу, но в «Балладе» — сестры по брату, в этом они равны.Эмоциональность, задор, сила произведения показывают: героиня не хочет оставаться в стороне. Решительно восклицает княгиня:

«Кукушка полетит на Дунай,
Мочу шелковый рукав в реке Каяле
Утром у князя кровавые раны
На его могучем теле.»

И тем не менее Ярославна бессильна , о чем прямо говорится в ее крике, в своем горе она может только пожелать мужу удачи в битве за жизнь, вымолить у богов, у Днепра, у Русской земли еще один шанс для побежденного, сломленного князя.Читателю остается только догадываться, каково было участие княгини в подготовке похода, была ли она против кровопролитной войны (учитывая, что автор вложил свои слова в уста Ярославны, это вполне возможно, но вряд ли юная княгиня могла повлиять на нее гордый и воинственный муж). Образ Ярославны содержит в себе традиционные образы русской женщины, земли, образ народа, образ матери, сестры и жены, всех покинутых, осиротевших в бесконечных княжеских войнах, всех пострадавших от произвола князей-феодалов, и собраны они не зря: автор видит, что только вместе, общими усилиями можно сплотить и объединить Россию, можно избежать ошибок прошлого, устремившись вперед.

Галадриэль в «Балладе» и в рок-опере вообще показана как статичная фигура, она не участвует в действии, ее нет ни на поле боя, ни на мирных гуляньях. И тем не менее, благодаря вступительной теме, задающей ритм, — ее «Балладе» — она незримо присутствует в каждой сцене, где находится ее брат, она тоскует вместе с ним по утраченному, она умирает вместе с ним за его идеалы и любовь. Среди присутствующих на сцене во время ее выступления выжила только она, но не за заслуги или храбрость, а лишь потому, что невольно осталась в стороне.В то же время Галадриэль находит свой путь, обращаясь к Финроду в «Балладе»:

«Брат, я все еще иду вперед.
У нас нет надежды, но там, вдали, горит восход.

Этот путь видится скорбящей как единственно верный, так как он ведет ее к потерянному брату, о чем она говорит уже в последних строчках припева:

«Смотри, брат мой, смотри, нет
Душа у нас одна — но как разные пути!..
Но там, в конце разлуки, В краю без печали и невзгод,
Над встречей рук наших воссияет золотой восход.

Стремление к светлому будущему, назидание потомкам вложены в уста Галадриэли так же, как и Ярославне: «Плач» призывает к устранению ошибок прошлого на основе уроков минувших лет, подводит итоги войн и потери, описанные автором ранее, а Галадриэль в своей финальной песне благословляет тех, кто придет после, Эпоху Людей, пришедших на смену Изначальным Эльфам в Средиземье, со смирением приняв вымирание своего рода — за что Финрод погиб .

В «Балладе» Галадриэль дает оценку личности своего брата, Ярославна в «Плаче» выражает сожаление по поводу чего-то неузнаваемого в Игоре. «Баллада Галадриэль» воспевает прошлое, «Плач Ярославны» хочет сделать будущее лучше.

Как отмечает И.С. Грачева, подобные сюжеты мы встречаем в литературе разных эпох (это Андромаха в античной «Илиаде» Гомера, Татьяна в «Евгении Онегине» Пушкина, Катерина, Некрасовки, Ярославна Марины Цветаевой и многие другие), что позволяет нам убедиться актуальности изображений и их будущих перспектив.

Литература:

1. Аверинцев С., «Древний урок человечества» [Электронный ресурс] / С. Аверинцев. — URL:
2. Бочарова Л., Частный сайт Лауры Бочарова, «Финрод-Зонг» [Электронный ресурс] / Л. Бочарова — URL: http://www.treismorgess.ru/?p=175
3. Грачева ЯВЛЯЕТСЯ Уроки русской словесности: Методическое пособие. — СПб.: «Велен», 1994. — с. 197-229.

1. «Плач Ярославны» — очень важный эпизод в «Слове о полку Игореве». Эпизод «Плач Ярославны» — элемент, вставленный автором «Слова» для усиления эмоционального звучания произведения.Плач Ярославны словно возвращает нас к действительности после лирического отступления автора, в котором он вспоминает первых русских князей и их многочисленные походы на врагов России и противопоставляет их современным событиям. Также «Плач Ярославны» очень важен для композиции «Слово о полку Игореве». Обращаясь к силам природы, прося их о помощи, Ярославна как бы готовит бегство князя Игоря из половецкого плена.
Без этого эпизода была бы нарушена логика повествования, без него могла бы быть идея, т. не были выражены так ясно в «Слове о полку Игореве».

2. Этот эпизод несет огромную эмоциональную нагрузку: здесь сосредоточено отношение автора ко всему происходящему. Кроме этого эпизода, нигде так открыто чувства не выражаются. Автору удалось очень точно передать страдания Ярославны, выразив тем самым отношение всей русской земли к происходящим событиям. Ведь для истории России это поражение имело немаловажное значение.
3. Патриотизм Ярославны, выраженный в ее крике, многогранен и страстен.По глубине лиризма, художественной выразительности крик Ярославны является непревзойденным шедевром ораторского искусства, не встречавшимся ни в русской, ни в мировой литературе. В нем природа, вся русская земля сопереживает Ярославне, скорбит о поражении Игоря, помогает ему бежать из плена. Таким образом, Игорь делает свою молодую жену непосредственным участником героических и трагических событий, наделяет ее высоким пониманием патриотического долга, что помогает полнее раскрыть идейный замысел стихотворения.

4. Пространство в «Ворде» постоянно меняется, то расширяясь, то сужаясь. В этот момент художественное пространство в произведении сужается до Путивля. В самом эпизоде ​​пространство расширяется до огромных пределов, так как Ярославна в своем крике, напоминающем лирическую народную песню, обращается одновременно ко всем силам природы: и к ветру, и к Донцу, и к солнцу. «Природа в «Слове» — не фон событий, не декорация, в которой происходит действие, — она сама персонаж, нечто вроде древнего хора» (Д.С. Лихачев). Обращение ко всем силам природы создает ощущение, что человека окружает огромное пространство. В этом передаются взгляды людей того времени, то есть XII века, на мир: «…средневековый человек стремится охватить мир как можно полнее, шире, редуцируя его в своем восприятии, создавая «модель» мира — как бы микрокосм…» (Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской словесности // Поэтика художественного пространства). Используется большое количество олицетворений, так как Ярославна обращается к ветру, к реке и к солнцу, словно живая: «Славный мой Днепр! », «Солнце трижды яркое! «,»Что ты, Ветер…»

«Слово о полку Игореве» — один из самых известных сохранившихся памятников древнерусской литературы. Произведение написано в 1185 году (по другим данным — на год или два позже). Его текст представляет особый интерес для потомков, так как рисует яркую и яркую картину событий того времени.

В разные годы филологи и писатели, в том числе поэты В.А. Жуковский, К.Д. Бальмонт, Н.А. Заболоцкий, Е.А. Евтушенко. В этой статье отрывки из произведения переведены Николаем Заболоцким.

Сюжет «Слова…» основан на реальных исторических событиях. В центре повествования поход на половцев Игоря Святославовича, князя Новгород-Северского. Однако исторический контекст, отраженный в произведении, гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд. За отдельным, хотя и масштабным фрагментом в длинной череде русско-половецких войн стоит идея объединения правителей всех удельных княжеств раздробленной Руси.

Природа в «Слове о полку Игореве»

Тема природы также играет значительную роль в рассказе.Она очеловечивается, одухотворяется, именно через нее воспроизводятся все человеческие переживания. Таким образом, это не просто фон, на котором разворачиваются события, а активный участник действия.

Итак, в самом начале «Слова»… происходит редкое явление, которое могло стать поворотным моментом в походе Игоря на половцев — солнечное затмение:

Но глядя на солнце в этот день,
Игорь дивился свету:
Среди бела дня тень ночная
Ополченцы прикрыли русских.

Принц не хотел видеть в этом дурное предзнаменование, поэтому отдал приказ продолжать путь. Учитывая испокон веков сложившуюся традицию соблюдения обрядов и верований, связанных с природными явлениями, остается только подивиться мужеству Игоря Святославовича. Но чем дальше армия продвигается в степь, тем темнее и тревожнее становится пейзаж. Животные, по поверьям, более тонко предчувствуя приближение беды, всеми силами стараются предотвратить неизбежное:

Птицы, поднимаясь над дубами,
Парят с криком своим скорбным,
Волки воют над оврагами,
Крик орлов исходит из мрака.

И, как прощальный взмах руки, горько звучат слова:

О Русская земля!
Вы уже за бугром.

«На рассвете, в пятницу, в туманах…» происходит первое сражение, которое войско Игоря успешно побеждает. Но наутро природа предвещает тяжелую развязку:

Ночь прошла, и кровавые рассветы
Утром возвещают бедствие.
Облака наступают с моря
На четыре княжеских шатра.

Сколько крови прольется в этом походе, сколько горя наполнит души русских людей! Природа грустит с людьми:

Поникла степь, полна жалости,
И деревья склонили свои ветви…
И небо сомкнулось и погасло
Белый свет над русской землей.

Анализ эпизода «Плач Ярославны»

А далеко в Путивле плач не умолкает с раннего утра. Это голос Ярославны, жены князя Игоря.Она стала олицетворением всех русских женщин, чьи мужья, сыновья и отцы — самые дорогие их сердцу люди — никогда не вернутся домой. В отчаянии она просит Ветер, который тоже становится полноправным героем истории:

Что ты, Ветер, злобно скулишь,
Что туманы у реки кружишь
Половецкие стрелы поднимаешь?
Вы их на русских полках метите?

Ярославна также обращается к Солнцу:

Зачем тебе войско дерзкого принца
Жаркими лучами ты его спалил?

За риторическими вопросами принцессы скрывается горькое осознание того, что мертвых нельзя вернуть назад.А Ярославна просит у Днепра только одного-единственного человека, князя Игоря:

Позаботьтесь о принце, лорд,
Сохраните на дальней стороне.

Природа приходит на помощь, снова принимая активное участие в акции. Именно под ее прикрытием сбегает из плена Игорь:

Земля затряслась
Трава зашелестела
Ветер яростный качнул вежу…
Но солнце взошло на небе
Князь Игорь появился на Руси.

Роль природы в «Слове о полку Игореве»

Описание природы присутствует в большинстве произведений литературы, и в каждом ему отводится определенная роль.В «Слове о полку Игореве» травы и деревья, реки и степи, звери и птицы, Солнце и Ветер не только проявляют человеческие чувства, но и стремятся прийти на помощь героям.

Солнечное затмение, утренние кровавые рассветы… Несмотря на то, что русские войска дважды ослушаются того, что они намного мудрее и старше всего человеческого рода, природа все же не наказывает князя Игоря за непослушание, а помогает ему бежать.

Природное богатство нашей необъятной Родины в полной мере отражено в замечательном произведении древнерусской литературы — «Слово о полку Игореве».В описании бескрайних природных просторов раскрывается полнота и мощь, красота и щедрость русской души, способность к сопереживанию и сочувствию, а также стремление во что бы то ни стало освободить родную землю от посягательств врагов.

Интересно Сохраняйте себе на стену!

Класс: 9
Тема урока: «Перекличка веков. Анализ стихотворения М. Цветаевой «Плач Ярославны».
Эскизный план составлен на основании учебной программы «Обязательный минимум содержания основного общего образования по литературе»
Учебник: Литература, 9 класс, под редакцией М.Коровина.
Дополнительная литература: Н. Паскевич «Уроки мастеров слова» Краснодар, 2000, Словарь литературоведческих терминов, М. 1974.

Цель урока:

1. Образовательные:

Познакомить учащихся с личной драмой в жизни поэтессы;

Определить, как выражается перекличка веков.

2. Проявка:

Развить умение пользоваться стихотворным текстом;

Улучшить навыки анализа;

Развивать логическое мышление.

3. Образовательные:

Воспитывать чувство сострадания;

Уважайте чувства другого человека;

Формирование морально-этических знаний обучающихся.

Цели урока:

1. Педагогический:

Формировать новые знания о художественных особенностях текста;

Воспитание нравственной личности;

Развитие творческих способностей — творчески творить, раскрывать свою душу.

2. Диагностика:

В ходе урока посмотреть, что дети усвоили успешно, ну а где знания уже превратились в навыки и умения.

3. Познавательный:

Трагические нотки стали особенностью лирического произведения, чувствуется переживание героини.

4. Исследования:

Достигается в процессе работы с текстом, его анализа.


Цели саморазвития педагога:

В первую очередь для меня главное отношения с ребятами в процессе общения.Старайтесь не навязывать ему свою точку зрения, т.е. работайте по схеме: автор-ученик-преподаватель.

Данный материал может быть использован в качестве дальнейшего изучения творчества М. Цветаевой (11 класс), для внеурочной деятельности (диспуты, литературные салоны, кружки). Материал интересен не только учителю, но и ученику (из опыта).

Диск содержит фотографии, отрывки из стихов М. Цветаевой, цитаты из «Слова о полку Игореве», дополнительный материал.

Моя Цветаева… первая встреча с поэтом произошла поздно, в 1976г. в фильме Е.Рязанова (в 2007г. ему исполнилось 80) «Ирония судьбы…» Вспомните строки «Мне нравится, что тебя нет больны со мной…». Она поразила поэзией сразу и на всю жизнь. Обидно, что о таком поэте мало кто знал. Жизнь и трагическая судьба этой необыкновенной женщины почти неизвестна вам, мои дорогие ученики. Кто виноват? Вечный вопрос. Что делать? Читайте Цветаеву.
М.И. Цветаева писала о своих стихах: «Моим стихам, как драгоценным винам, будет свой черед» (1913)

Череда пришла!


23 декабря 1920 года появилось произведение «Плач Ярославны», написанное в драматический период ее жизни.Современники отмечали, что вся поэзия М. Цветаевой есть отражение ее жизни и чувств. В водовороте гражданской войны, в Белой гвардии ее муж Сергей Эфрон находился между жизнью и смертью.

Стихотворение М. Цветаевой «Плач Ярославны» сразу ассоциируется с великим памятником древней литературы «Слово о полку Игореве».

У них общая героиня — Ярославна. И та, и другая оплакивают своего мужа. Это трагедия русской женщины, женщины XII и XX веков, трагедия России и народа России.

Кажется, душа Марины уже не выдерживает напряженных чувств. Она стремится освободиться от боли, переполняющей ее сердце, через Слово. В стихотворении «Плач Ярославны» и любовь к мужу, и боль за него, и преданность своему народу, и верность родине. Она плачет по всем русским женщинам.

Главной героиней поэмы является Ярославна. Она вселяет веру и надежду в сильный характер античной героини. Разница во времени Восемь веков.Сколько поколений было унесено рекой времени, как изменился мир. Осталось только:

Любовь — боль — слезы: все душевные страдания
А еще — Плач… Он старше «Слова»… В нем есть жизнеутверждающий пафос
Это обрядовая песня. Она импровизировала по определенному стандарту:

Заканчивается образом женщины-жены. В своей работе я хотел показать свое понимание композиции и интонационно-синтаксических особенностей стихотворения «Плач Ярославны».


  1. Анализ поэтического произведения

Структура стихотворения разговорчивая, интонация народная плачущая, стихотворение начинается с начала


  1. Посвящение — ключевое слово — «древний клич». Это эпитет. Он подчеркивает древность. К нему присоединяются слова: непрерывный — неизбежный.
Автор как бы требует от нас — «Вы слышите?» Ставит тире перед словом.

Цветаева также ссылается на начало обращения к Игорю (5 раз).Обращение к Игорю подкрепляется словами «мой», «князь». Это крик души, желание донести свой голос, чувство до любимого человека. А для Цветаевой это был Сергей Эфрон.


Ее любовь к нему соткана из нежности и жалости: «Такие — в роковые времена — сочиняют строфы — и идут на плаху» (3 июня 1914, Коктебель, стих «СЭ»

Начало заканчивается словом » Русь». И это не случайно. Для поэтессы и ее героини Ярославны жизненно важна судьба любимого и Родины.Она не может жить без них.

Автор внимательно следит за словом. Здесь и обращение к любимому, и к силам природы, и размышления о жизни, о превратностях судьбы. Конверсия — традиционная форма фольклора.

Ярославна М. Цветаева — обращение к Солнцу, ворону, ветру

Ярославна из «Слова…» также относится к ветру, Солнцу, Дону.


  1. Плач. Скорбящие (вопли) не просто оплакивали умершего. Они рассказали о его жизни и делах.
Выстраивается цепочка: ложь — обман — смерть.

«Врет, обманул нас льстивый Баян…»

Смешение слов высокого и низкого стиля придает размышлениям разоблачительный характер: «Игорь пал» — он погиб за Отечество, за Россию, за правое дело. Слово «белый» настораживает. Он имеет глубокий смысл.

«Белое дело» — правое дело — Белое движение в России (историческое явление). В 1920г. произошел крах Белого движения. Оно было раздавлено повсюду.Писатель Шульгин писал: «Белые — русские люди. Они взялись за оружие, чтобы власть дала всем возможность жить, работать и перестала разжигать ненависть к белым. Они почти святые. »

Ветер Парус Вихрь Бродяга

Движущийся мощный круговой бездомный

горизонтальное движение ветра

Интересен повтор слов «белый», «белое тело», «белое дело», «белый Дон», «белый поход».

Белый цвет правды, чистоты, святости помыслов.Этим переплетением М. Цветаева доказывает основную мысль: напрасно ввергли Россию в эту кровавую бойню, напрасно погиб Игорь. Лаконичные, лаконичные фразы. Но как велика сила чувств, переданных автором! Очень интересен выбор эпитетов к слову «плакать»:

Пылкий плач — сильный

Гладкий плач — бессилен, сил больше нет.

И в обрядовом плаче, и в плаче Ярославны Цветаевой просматривается образ женщины — матери, жены.Только они могут так оплакивать дорогих им людей.

3. Концовка поэмы «Плач Ярославны». Последние строфы отвечают на вопросы:

Как сложилась судьба Ярославны Цветаевой?

Кто виноват в ее трагедии?


И получили ответ:

Белое движение разгромлено («Белая кампания окончена»)

Россия старше

Муж, борец за справедливость — нет!

И ей нет места в этом мире.

А случилось это 31 августа 1941 года, когда она приехала с сыном в Елабугу. А. Ахматова писала: «Это время убило ее, оно убило нас, как оно многих убило, как оно убило и меня…»


Мы сегодня с тобой, Марина,

Гуляем по столице в полночь…

И вокруг похоронные колокола

Да Москва дикие стоны

Вьюги, наша разметочная тропа.

II. Вербальная структура создания произведения.
1).Необычно деление на строфы (части) — они разные по структуре. Каждая из строф несет определенную мысль, но логически связана, ритмична за счет переносов (дополнительных пауз)

Игорь мой! Принц (пауза)

Игорь мой! Принц (пауза)

Игорь!


В 3-й строфе тоже 5 пауз
Не забудем — ведь это крик Ярославны. Паузы связаны с дыханием рыдающего человека, речь его прерывистая.Кроме того, в этих словах ударение падает на первый слог. Этот прием усиливает ритм стиха: крик, крик, слышишь, ворон, очи, солнце, стрелы.
Давайте послушаем, как звучит стихотворение. Это слово ПЛАЧ. Автор использует аллитерацию и ассонанс. При этом мы слышим отголоски слова. Проследим:
Old cry ([o]) pl [a]

Pl a h Yarros a vny pl, [a] [a]

Слышишь? сл, [с]

Непрерывно [с]

Крик неизбежен [o].пл, [с]

пл-сл-гл-л; а-о-с

Так М. Цветаева достигает гармоничного единства. Делая вывод, думаешь, откуда Цветаева нашла в себе силы создать такое патриотическое произведение. Ее героиня сильна, она готова все вынести во имя спасения Отечества, России и своего мужа. Она не хочет жить без них. Такова Ярославна Цветаева. Такова Ярославна во все времена.

Идейно-художественная роль эпизода «Плач Ярославны».Сравнительный анализ плача Ярославны и баллад Близость к народной песне Плач Ярославны

То центральное место в ней отводится летописному произведению «Слово о полку Игореве» или просто «Слово…». Это поистине шедевр, сумевший дожить до наших дней, явив миру уникальную культуру наших предков в чистом виде. Образ Ярославны в «Слове о полку Игореве» не главный, но его смело можно назвать одним из лучших. Но обо всем по порядку.

Сюжет былинного произведения

Прежде чем рассматривать образ Ярославны в «Слове о полку Игореве», стоит узнать весь сюжет произведения. Она начинается с предисловия, в котором автор (он неизвестен) восхваляет героизм истории своего народа. В кратких строках он упоминает о легендарных певцах Бояне, Траяне, былинных богатырях, рассказывает о битвах князей земли русской. Есть в них и отклики на языческие верования: автор говорит о божествах солнца, ветра, домашнего скота, которым поклонялись предки русских.

Образ Ярославны в «Слове о полку Игореве» появится только в третьей главе, и неизвестный ранее поэт рассказывает об Игоре, новгородско-северском князе, идущем в поход на половцев. Он подбадривает своих воинов и отправляется в поход, несмотря на странные знаки, подаренные судьбой. Он пренебрегает многообещающим затмением неудач и бросает армию в бой. Окрыленный первой удачей, он не спешит возвращаться, за что дорого платит.Когда подошли основные силы кочевников, русские оказались не готовы. В результате почти вся дружина князя погибает, а уцелевшие воины попадают в плен.

Весть о трагедии быстро разносится по русской земле, настигнув молодую жену князя Игоря в Путивле. Великий князь Киевский собирает всех правителей удельных княжеств, призывая их объединиться и выкупить Игоря из плена. Так называемое золотое слово Святослава призывает русских к объединению, ибо тогда они станут для всех грозой.Затем описывается бегство Игоря из плена, погоня, посланная за ним кочевниками. Но он благополучно добрался до родных краев и вернулся к своей верной жене.

Образ Ярославны в «Слове о полку Игореве»

Ярославна — юная княжна, жена Игоря. Она осталась в Путивле ждать возвращения мужа из похода. Именно там ее застигло известие о случившейся с ним трагедии, именно в замке этого города ее знакомит с ней «Слово о полку Игореве».Кратко описать образ Ярославны невозможно, хотя автор уделил женщине всего несколько строк. Но она предстает перед нами как живая. У нее нежная, ранимая душа, сильный характер, ей близко самопожертвование. Она не думает о себе и все ее мысли с любимым.

Образ Ярославны в «Слове о полку Игореве» — это не только портрет любящей жены, готовой на все, чтобы помочь мужу. Она готова превратиться в птицу, чтобы промыть его раны, она обращается к силам природы с упреком, почему они допустили это.Но она думает не только об Игоре, но и о его войске, разделившем судьбу своего князя. Поэтому образ Ярославны в «Слове о полку Игореве» — это собирательный портрет всех русских женщин, мужья которых ушли на войну с врагом. Это образ хранительницы очага, хранительницы семьи, ведь муж обязательно вернется, раз его так ждут.

В этих нескольких строчках чувствуется огромная любовь женщины, ее сострадание, ее желание быть рядом с избранником, ее глубокая грусть и нежность.Вот почему «Плач Ярославны» так привлекателен для писателей и читателей на протяжении стольких лет.

Другие изображения в «Ворде»

Главный герой произведения Игорь, организовавший неудачную кампанию. Этому событию предшествовал другой поход — успешный военный поход русских объединенными силами, в котором участвовали многие князья русские, кроме Игоря. Поэтому он действует как тот, кто думал о славе, а не о хорошей подготовке к войне.Он близорук, потому что не обращает внимания на дурные звуки, жаждет только славы и награды.

Еще один образ – киевский князь Святослав, в уста которого автор вкладывает идею объединения. Это актуальная проблема России того времени: был ход за верховной властью. Поэтому страна страдала и от внешних врагов, пытавшихся оторвать от нее лакомый кусочек, и от внутренних. Только сообща можно было дать отпор обидчикам, к чему и призывает автор.

Смысл произведения

Это особенная работа. «Слово о полку Игореве» (образ Ярославны, князей в частности) позволяет составить общую картину жизни Руси конца XII века, ее быта, ее действительности. Мелодичный язык произведения, полный сравнений и эпитетов, является источником вдохновения для творческих людей — поэтов, писателей, художников. Но древний автор преподает и будущим поколениям урок старой, но забытой истины: только вместе можно дать отпор врагам, только вместе народ непобедим.

Особенность «Слова» еще и в том, что его можно назвать народным эпосом со всеми противоречиями. Например, автор часто обращается к изображению природы и явлений, Ярославна также говорит с ветром, солнцем, рекой, она не молится Богу, хотя страна издавна считается христианской.

Вместо послесловия

Жаль, что такое произведение, как «Слово», в первоначальном варианте утеряно. Печально, что мы не знаем автора этого литературного шедевра.Но, к счастью, у нас есть возможность прочитать его в переводах и восхититься глубиной образов, искренностью чувств и остротой проблемы, описанной почти тысячу лет назад.

«Слово о полку Игореве» — один из самых известных сохранившихся памятников древнерусской литературы. Произведение написано в 1185 году (по другим данным — на год или два позже). Его текст представляет особый интерес для потомков, так как рисует яркую и яркую картину событий того времени.

В разные годы филологи и писатели, в том числе поэты В.А. Жуковский, К.Д. Бальмонт, Н.А. Заболоцкий, Е.А. Евтушенко. В этой статье отрывки из произведения переведены Николаем Заболоцким.

Сюжет «Слова…» основан на реальных исторических событиях. В центре повествования поход на половцев Игоря Святославовича, князя Новгород-Северского. Однако исторический контекст, отраженный в произведении, гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд.За отдельным, хотя и масштабным фрагментом в длинной череде русско-половецких войн стоит идея объединения правителей всех удельных княжеств раздробленной Руси.

Природа в «Слове о полку Игореве»

Тема природы также играет значительную роль в рассказе. Она очеловечивается, одухотворяется, именно через нее воспроизводятся все человеческие переживания. Таким образом, это не просто фон, на котором разворачиваются события, а активный участник действия.

Итак, в самом начале «Слова»… происходит редкое явление, которое могло стать поворотным моментом в походе Игоря на половцев — солнечное затмение:

Но глядя на солнце в этот день,
Игорь дивился свету:
Среди бела дня тень ночная
Ополченцы прикрыли русских.

Принц не хотел видеть в этом дурное предзнаменование, поэтому отдал приказ продолжать путь. Учитывая испокон веков сложившуюся традицию соблюдения обрядов и верований, связанных с природными явлениями, остается только подивиться мужеству Игоря Святославовича.Но чем дальше армия продвигается в степь, тем темнее и тревожнее становится пейзаж. Животные, по поверьям, более тонко предчувствуя приближение беды, всеми силами стараются предотвратить неизбежное:

Птицы, поднимаясь над дубами,
Парят с криком своим скорбным,
Волки воют над оврагами,
Крик орлов исходит из мрака.

И, как прощальный взмах руки, горько звучат слова:

О Русская земля!
Вы уже за бугром.

«На рассвете, в пятницу, в туманах…» происходит первое сражение, которое войско Игоря успешно побеждает. Но наутро природа предвещает тяжелую развязку:

Ночь прошла, и кровавые рассветы
Утром возвещают бедствие.
Облака наступают с моря
На четыре княжеских шатра.

Сколько крови прольется в этом походе, сколько горя наполнит души русских людей! Природа грустит с людьми:

Степь увяла, полна жалости,
И склонили ветви деревья…
И небо сомкнулось и погасло
Белый свет над Русской землей.

Анализ эпизода «Плач Ярославны»

А далеко в Путивле плач не умолкает с раннего утра. Это голос Ярославны, жены князя Игоря. Она стала олицетворением всех русских женщин, чьи мужья, сыновья и отцы — самые дорогие их сердцу люди — никогда не вернутся домой. В отчаянии она просит Ветер, который тоже становится полноправным героем истории:

Что ты, Ветер, злобно скулишь,
Что туманы у реки кружишь
Половецкие стрелы поднимаешь?
Вы их на русских полках метите?

Ярославна также обращается к Солнцу:

Зачем тебе войско дерзкого принца
Жаркими лучами ты его спалил?

За риторическими вопросами принцессы скрывается горькое осознание того, что мертвых нельзя вернуть назад.А Ярославна просит у Днепра только одного-единственного человека, князя Игоря:

Позаботьтесь о принце, лорд,
Сохраните на дальней стороне.

Природа приходит на помощь, снова принимая активное участие в акции. Именно под ее прикрытием сбегает из плена Игорь:

Земля затряслась
Трава зашелестела
Ветер яростный качнул вежу…
Но солнце взошло на небе
Князь Игорь появился на Руси.

Роль природы в «Слове о полку Игореве»

Описание природы присутствует в большинстве произведений литературы, и в каждом ему отводится определенная роль.В «Слове о полку Игореве» травы и деревья, реки и степи, звери и птицы, Солнце и Ветер не только проявляют человеческие чувства, но и стремятся прийти на помощь героям.

Солнечное затмение, утренние кровавые рассветы… Несмотря на то, что русские войска дважды ослушаются того, что они намного мудрее и старше всего человеческого рода, природа все же не наказывает князя Игоря за непослушание, а помогает ему бежать.

Природное богатство нашей необъятной Родины в полной мере отражено в замечательном произведении древнерусской литературы — «Слово о полку Игореве».В описании бескрайних природных просторов раскрывается полнота и мощь, красота и щедрость русской души, способность к сопереживанию и сочувствию, а также стремление во что бы то ни стало освободить родную землю от посягательств врагов.

Интересно Сохраняйте себе на стену!
Тема: Разбор эпизода из «Слова о полку Игореве». Плачет Ярославна.

Цель: Развитие умения писать сочинение-анализ эпизода.

Задачи:

    Дать понимание смысла эпизода

    Научить видеть в тексте лексические и синтаксические средства выразительности и определять их роль в тексте

    Научить составлять сложный план

    Научить определять роль эпизода в структуре произведения

Планируемый результат обучения:

    Учащиеся узнают о роли этого эпизода в «Слове»

    Улучшат способность видеть средства выразительности языка и определять их роль в тексте

    Расширить словарный запас

    Научиться писать сочинение-анализ эпизод

Ход:

    Стадия вызова.Прием «Верно-ложное утверждение».

Учащиеся индивидуально работают с электронной таблицей, а затем сообщают о результатах.

Анализ ответов.

Какой отрывок будет обсуждаться на уроке?

Как вы думаете, почему мы снова возвращаемся к этому эпизоду?

Объявление темы урока.

2. Стадия содержания.

1) Прием «Ромашка Блума».

Учащиеся внимательно читают эпизод, составляют вопросы к нему:

Уточняющий:

Интерпретирующий:

Оценочный:

Творческий:

Практический:

    Как можно использовать …

    Как я буду использовать …

Студенты задают друг другу вопросы и отвечают.

2) Работа с выразительными средствами в группах.

Группа 1 — синтаксические средства выразительности.

Карточка задач.

1) Что такое строфы 2, 4, 6, 8 с точки зрения синтаксиса? (прямая речь)

2) Что означают слова Ветер, мой славный Днепр, Солнце трижды яркое с точки зрения синтаксиса? Какую роль эти языковые средства играют в этом эпизоде? (обращение)

3) Какие предположения о цели высказывания и эмоциональной окраске использует автор в эпизоде? Что это значит?

4) Найдите синтаксические повторы.С какой целью они были введены?

2 группа — лексические средства выражения.

Карточка задач.

Заполните таблицу примерами тропов из эпизода и укажите их роль, правильно выбрав ее из подсказок.

Подсказки: придает тексту образность; указывает на важность неодушевленных явлений; указывает на единство с народным творчеством, а значит, и с народом.

3) Работа с текстом. Вставьте слова и выражения, подходящие по смыслу пропусков:

Пленительный образ Ярославны является символом ____________________.Скорбит, ________________, ___________________________, просит, _________________, скорбит по всем воинам русским. _______________ голос преодолевает ______________, достигает __________________.

По глубине чувств, искренности монолог Ярославны близок к песне ______________.

4) Проблемный вопрос.

Почему плач Ярославны в 3-х частях? Что это значит?

(Примерный ответ: Женщина — это тыл, опора, опора, часто незаметная, но действенная.Именно после плача Ярославны мы видим бегущего из плена князя Игоря.)

5) Составление сложного плана.

1) Подготовленному ученику напоминает структуру сложного плана.

2) Составление плана.

Примерный план.

1. Введение. Серии «Слова…»

    Ярославна — героиня 3 части «Слова…»

А) 4 части эпизода.

Б) Чувства Ярославны.

В) Близость к народным песням.

Г) Место в составе этого эпизода.

    Заключение. Значение эпизода «Плач Ярославны» в «Слове о полку Игореве».

3. Этап рефлексии.

Прием «Интервью участника событий». Что бы вы спросили у автора «Слова о полку Игореве»?

Домашнее задание: Написать эссе с анализом эпизода, используя материалы урока.

Сравнительный анализ «Плача Ярославны» из «Слова о полку Игореве» и «Баллады о Галадриэле» Лауры Бочарова из рок-оперы «Финрод Зонг» по произведениям Дж.Р.Р. Толкин.

«Плач Ярославны», ключевое звено в цепи событий, описанных в «Слове о полку Игореве», памятнике древнерусской литературы, и образ скорбящей царевны, образ покинутого народа, проходит как красная нить всей истории русской литературы — бессмертный образ любящей русской женщины.

В Плаче, покинутая мужем, князем Игорем, ушедшим на начатую им войну и взятую в плен, княгиня Ярославна ведет односторонний монолог с силами природы. Она не знает, жив ли еще Игорь, и умоляет матушку-природу помочь ему, обращаясь сначала к ветру:

«О ветер, парус!
Что, сэр, вы дуете навстречу?
Зачем ты мечешься стрелами Хина
На твоих светлых крыльцах
На воинах милых моих?
Разве тебе мало было дуть под облаками,
Лелея корабли на синем море?
Зачем, сударь, потеха моя
Ты ковыль рассыпал?

На второе место среди защитников Русской земли княгиня ставит Днепр, реку, на которой стоит мать городов русских, Киев:

«О Днепр Словутич! Половецкая земля.
Вы лелеяли привязанности Святослава к себе
К стану Кобякова.
Приложи, сударь, милый ко мне,
Чтоб слезы ему в море пораньше не слать.

И последнее обращение княгини, конечно же, к Солнцу:

«Светлое и трижды яркое солнце! воины моей гармонии?
В безводном поле с жаждою скрутили луки,
Горя заткнули колчаны?»

Если она обвиняет ветер в своих печалях, спрашивая его снова и снова: «Почему?» — то отношение Ярославны к Днепру диаметрально противоположное: она восхваляет великую реку, нежными речами надеясь уговорить покровителя поспособствовать благополучному возвращению князя домой.Солнце Ярославна зовет владыкой и тоже начинает с похвалы, ее требовательные вопросы к исконно солнечному божеству уже не так обличительны, как обращенные к жестоким степным ветрам. Знаменательно, что именно к солнцу княгиня обращается в последний, третий — магический номер — один раз, потому что сразу после этого следует строфа, наполненная надеждой и светом, как будто призванные и пробужденные Ярославной к жизни боги озаряют путь принца:

«Море разлилось в полночь,
Торнадо идут в облаках.
Игорю-князю Бог укажет путь
Из земли половецкой
В землю русскую,
К золотому столу моего отца.

«Баллада о Галадриэли» — песня, открывающая рок-оперу «Финрод-Зонг» по мотивам романа Дж. Р. Р. Толкина «Ле о Лейтиан». «Это история о верности, долге, бессмертии и смертной любви, — говорит автор. либретто Сюжет основан на любви смертного человека и бессмертной эльфийской принцессы и благородной смерти эльфийского правителя Финрода Фелагунда, пожертвовавшего своей жизнью, чтобы спасти человеческую жизнь и выполнить свое слово.Галадриэль также является эльфийской правительницей и сестрой Финрода.

Имеется круговая композиция сюжета: во вступительной песне Галадриэль оплакивает умершего брата, ведя с ним воображаемый диалог, пытаясь понять, что стало причиной его смерти. Далее в основной части идет подробное описание событий, приведших к такому печальному финалу. И в конце, в финальной теме, Галадриэль, не являвшаяся участницей основного сюжета, снова выходит на первый план, подводя своеобразный итог в итоговой композиции рок-оперы.Таким образом, Галадриэль выступает связующим звеном, персонажем «извне», зрителем, который оценивает всю историю, вносит в нее свою мораль и порядок.
Такую же роль в «Слове о полку Игореве» играет «Плач Ярославны».

Вся баллада построена только на одном адресе от имени Галадриэль, без всяких отклонений. Галадриэль относится не столько к силам природы, что чуждо мифологизированной христианизированной системе Толкина, сколько к абстрактным понятиям, таким как память, слава, верность, смерть и т. д.И все же свою балладу она начинает с вопроса, знакомого русскому читателю со времен Плача:

«Ты скажи, вереск, скажи
Твой летний наряд зеленый?
Твоя цветущая доска легкая
Под которой спит мой брат
мой любимый брат,
брат, который все простил?»

В Плаче Ярославна, обращаясь к ветру, упоминает ковыль степной, а Галадриэль прямо задает вопрос возможному безмолвному свидетелю смерти Финрода — вереску, травам священным значимость.На языке цветов вереск (эрика) означает одиночество, которое видит перед собой Галадриэль, вспоминая своего погибшего брата.
Еще один представитель природного начала, близкий по значению Днепровской Ярославне, берег:

«Ты скажи мне, берег, скажи мне
Как мы от Даров отказались,
Как мы потеряли свой приют…
И под горечь утраты
мой брат, мой любимый брат, шел вперед.

Здесь Галадриэль уже не задает вопрос как таковой, она рассуждает вслух на темы, подробно описанные Толкином: чтобы понять, о чем говорится в этой части баллады, нужно знать историю жизни Галадриэль и Финрода и вообще эльфы.Они покинули родной берег, страну без смерти и страданий, чтобы вернуть украденные силами зла светоносные камни, ушедшие в земли смертных много лет назад, за что были прокляты и покинуты высшими силами. .

Жанр «плач» связан с определенной мелодией, а также народными причитаниями. Художественный плач — это не просто поэзия, это уже песня. Плач всегда исполняется голосом, нараспев, в этом их функция и основное назначение.В этом «Баллада о Галадриэле» также сохраняет традицию, хотя ее и не называют жалобой на отсутствие этого жанра в современной литературе, более того, «Баллада», с самого начала предназначенная для музыкального исполнения, тем более верен традиции, чем «Плач», вероятно, также исполняемый певцами-«белыми», как описано в «Слове» Бояна.

Кроме того, плач обычно сохраняет функцию восхваления тех, кому он адресован: образы Игоря и Финрода идеализированы, наполнены общечеловеческими ценностями, они выступают и как справедливые и мудрые правители, и в более бытовом, семейном смысле , как мужья и братья.

Тем не менее, мы видим, что Галадриэль более современный, более решительный, волевой образ, чем княгиня Ярославна. Галадриэль покинула родину вместе с братом, вместе с ним ведя народ в неведомые земли, она правит наравне с мужем, являясь не просто королевой — магической защитницей, покровительницей жизни на подвластной ей земле. Поэтому она просит ответа скорее не с обидой и грустным вопросом, а с некоторым требованием ответа, понимая, однако, что ответа не будет получено.

Ярославна — жена князя Игоря, шедшего в поход на половцев. Узнав о пленении мужа, она по-язычески обращается к природе, в отчаянии забыв христианскую веру, винит в трусости не солнце и ветер, а языческих богов-покровителей, обвиняя их в том, что они бросили мужа, когда он так нужна их помощь, — помощь не от абстрактных явлений, а божественная, покровительство свыше. Однако «Плач Ярославны» лишен страсти, это не роман о возлюбленном, подчеркивает филолог Сергей Аверинцев, как бы ни старались его представить исследователи разных эпох, что роднит «Плач» с «Балладой». : хотя «Плач» показывает горе жены по мужу, но в «Балладе» — сестры по брату, в этом они равны.Эмоциональность, задор, сила произведения показывают: героиня не хочет оставаться в стороне. Решительно восклицает княгиня:

«Кукушка полетит на Дунай,
Мочу шелковый рукав в реке Каяле
Утром у князя кровавые раны
На его могучем теле.»

И тем не менее Ярославна бессильна , о чем прямо говорится в ее крике, в своем горе она может только пожелать мужу удачи в битве за жизнь, вымолить у богов, у Днепра, у Русской земли еще один шанс для побежденного, сломленного князя.Читателю остается только догадываться, каково было участие княгини в подготовке похода, была ли она против кровопролитной войны (учитывая, что автор вложил свои слова в уста Ярославны, это вполне возможно, но вряд ли юная княгиня могла повлиять на нее гордый и воинственный муж). Образ Ярославны содержит в себе традиционные образы русской женщины, земли, образ народа, образ матери, сестры и жены, всех покинутых, осиротевших в бесконечных княжеских войнах, всех пострадавших от произвола князей-феодалов, и собраны они не зря: автор видит, что только вместе, общими усилиями можно сплотить и объединить Россию, можно избежать ошибок прошлого, устремившись вперед.

Галадриэль в «Балладе» и в рок-опере вообще показана как статичная фигура, она не участвует в действии, ее нет ни на поле боя, ни на мирных гуляньях. И тем не менее, благодаря вступительной теме, задающей ритм, — ее «Балладе» — она незримо присутствует в каждой сцене, где находится ее брат, она тоскует вместе с ним по утраченному, она умирает вместе с ним за его идеалы и любовь. Среди присутствующих на сцене во время ее выступления выжила только она, но не за заслуги или храбрость, а лишь потому, что невольно осталась в стороне.В то же время Галадриэль находит свой путь, обращаясь к Финроду в «Балладе»:

«Брат, я все еще иду вперед.
У нас нет надежды, но там, вдали, горит восход.

Этот путь видится скорбящей как единственно верный, так как он ведет ее к потерянному брату, о чем она говорит уже в последних строчках припева:

«Смотри, брат мой, смотри, нет
Душа у нас одна — но как разные пути!..
Но там, в конце разлуки, В краю без печали и невзгод,
Над встречей рук наших воссияет золотой восход.

Стремление к светлому будущему, назидание потомкам вложены в уста Галадриэли так же, как и Ярославне: «Плач» призывает к устранению ошибок прошлого на основе уроков минувших лет, подводит итоги войн и потери, описанные автором ранее, а Галадриэль в своей финальной песне благословляет тех, кто придет после, Эпоху Людей, пришедших на смену Изначальным Эльфам в Средиземье, со смирением приняв вымирание своего рода — за что Финрод погиб .

В «Балладе» Галадриэль дает оценку личности своего брата, Ярославна в «Плаче» выражает сожаление по поводу чего-то неузнаваемого в Игоре. «Баллада Галадриэль» воспевает прошлое, «Плач Ярославны» хочет сделать будущее лучше.

Как отмечает И.С. Грачева, подобные сюжеты мы встречаем в литературе разных эпох (это Андромаха в античной «Илиаде» Гомера, Татьяна в «Евгении Онегине» Пушкина, Катерина, Некрасовки, Ярославна Марины Цветаевой и многие другие), что позволяет нам убедиться актуальности изображений и их будущих перспектив.

Литература:

1. Аверинцев С., «Древний урок человечества» [Электронный ресурс] / С. Аверинцев. — URL:
2. Бочарова Л., Частный сайт Лауры Бочарова, «Финрод-Зонг» [Электронный ресурс] / Л. Бочарова — URL: http://www.treismorgess.ru/?p=175
3. Грачева ЯВЛЯЕТСЯ Уроки русской словесности: Методическое пособие. — СПб.: «Велен», 1994. — с. 197-229.

Плач Ярославны, пожалуй, самый поэтичный и красивый эпизод произведения. Он звучит не просто стонами и мольбами, а настоящим заклинанием, наполненным народными напевами и волшебными превращениями в животных.

Ярославна переживает за неудачный поход дружины своего мужа, князя Игоря. В своей печали она не стыдится своих слез и обращается к высшим силам природы — ветру, реке и солнцу. Удивительно, но ее отношение к себе как к равным, Ярославна как бы осуждает и бранит высшие силы, как старых добрых друзей, не оказавших должной помощи для содержания мужа. Этим методом автор указывает на ярко выраженные языческие обычаи, имевшие место в то время, несмотря на уже принятое христианство.Природа в слезах также изображена необычайно живописно. Такие описания, как превращение в животных, довольно типичны для фольклора.

В образе Ярославны удачно сочетается тип верной и преданной жены, которая ради мужа готова на многое, и превратиться в кукушку, и вытереть кровь с его ран. Важно, чтобы женский образ был представлен наравне с мужским. Таким образом, автор подчеркивает уверенность и самодостаточность Ярославны.

Итак, можно сделать вывод, что с помощью представленного образа автор пытается передать скорбь, и в то же время целеустремленность всех женщин России — жен и матерей. «Каждое слово Ярославны наполнено светом и надеждой на благополучный исход противостояния.

Сочинение «Образ Ярославны в» на слова о полку Игореве. «Козлов, Плач Ярославны

1. Введение.Система знаков в «Ворде».

2. Единственный женский образ произведения – княгиня Ярославна.

3. «Живая сила» изображения.

4. Обращение Ярославны к стихии — самый лирический эпизод «Слова».

5. Заключение. Образ Ярославны – воплощение истинно русского характера.

«Слово о полку Игореве», датируемое XII веком, — одно из самых выдающихся произведений древнерусской литературы. Он наполнен множеством героев.Почти все они, за одним единственным исключением, принадлежат к высшим слоям российского общества. И это совершенно не случайно. Традиции того времени требовали от неизвестного автора восхваления военной силы и могущества Русского государства в лице князей и их войск.

Но создатель «Слова» оказался очень смелым человеком — он осмелился нарушить многие каноны, по которым создавались произведения этого жанра.

Нововведения автора коснулись и персонажей «Слова».Так, в частности, вопреки всем правилам, в этом произведении появляется женский персонаж. Более того, он играет важную роль в судьбе главного героя, в реализации идеи всего «Слова».

Этот персонаж жена князя Игоря — княгиня Ярославна. Героиня появляется лишь в одном эпизоде, ближе к концу произведения, но по своей значимости эпизод с ее участием занимает в «Слове» одно из центральных мест, наряду с «золотым словом» Ярослава.

Автор показывает нам свою героиню в горе и отчаянии — она ​​узнала о разгроме войска Игоря, о пленении мужа. Следуя языческим традициям, Ярославна обращается ко всем стихиям с мольбой о помощи. В ее словах мы чувствуем большую любовь к мужу, силу ее чувств.

Автор показывает нам не запрограммированную схему, маску, а живого человека со всей пестротой и противоречивостью его чувств. Так, Ярославна даже упрекает стихию в своем горе — как могли они допустить пленение Игоря, его поражение:

О ветер, ты ветер!

Почему ты такой сильный?

На что ты кладешь стрелы хана

Своими легкими крыльями

На моих воинов?

Эпизод с участием Ярославны имеет четкую композицию — он разделен на четыре части.Все они начинаются примерно одинаково, акцентируя внимание на горе героини, на силе ее любви к мужу: «Ярославна плачет на стене в Путивле утром, щебеча вместе», «Ярославна плачет на стене в Путивле в утро, пение» и др.

Важно, что образ этой героини изображен в народных тонах, подчеркивающих ее связь с родной землей, ее истинно русский характер. Так, Ярославна сравнивается с птицей — «на заре одинокой чечетки» (метод психологического параллелизма).

В первой части эпизода показаны только великое горе и отчаяние этой героини. Услышав страшное известие, она стремится к своей «гармонии», хочет быть с ним, вместе переносить все муки или поддержать его в последнюю минуту: «Омою кровавые раны принца на его закаленном теле».

Вторая часть поворачивается к ветру. Ярославна упрекает его в том, что он не помог князю Игорю и, «как ковыль», развеял радость героини. Третья и четвертая части – это обращение принцессы к реке и солнцу с просьбой о помощи.

Почему Ярославна обращается к этим стихиям? Мне кажется, что для нее и для автора «Слова» Дон — олицетворение русской земли. А к кому еще человеку обратиться в трудную минуту, как не к самому дорогому — Родине? Поэтому Ярославна просит Дона: «Прикрепи ко мне мой лад, Чтоб ты утром к нему не посылал, На заре плачу я на море!»

И последний экземпляр, самый сильный и мощный, для героини это солнце. Но и она обращается к нему с нежным, но упреком:

Зачем ты свой жаркий луч пролил на воинов моей гармонии,

Что в безводной степи их жаждали луки

И тульцы заточили их печаль?

На мой взгляд, это говорит о степени горя героини.Она не боялась даже солнца — самого почитаемого божества у славян — настолько сильна была ее любовь к мужу.

Таким образом, Ярославна — один из важнейших персонажей «Слова». Эта героиня — воплощение истинно русской женщины: верной, преданной, любящей, сильной, готовой на все ради своего мужа. Среди других образов «Слова» образ Ярославны помогает воплотить патриотическую идею автора, прославить русскую землю и ее народ, вызвать у читателей восхищение, гордость и уважение.

«Слово о полку Игореве» — литературный памятник древнерусской культуры, повествующий о неудачном походе князя Игоря Святославича на половцев в 1185 году.

Плач Ярославны — одна из трех частей поэмы, посвященная минуте скорби жены князя Игоря о неудачном исходе битвы, в которой участвовала его дружина. Этот эпизод признан одним из лучших во всем произведении, а его героиня является символом любящей и верной жены.

Образ Ярославны воплощает в себе тему семьи, мира, дома и бесконечной тоски по мужу, который ежеминутно рискует быть убитым вражеским мечом. Ее возбуждение настолько сильно и непреодолимо, что она готова стать птицей, чтобы поскорее оказаться рядом с мужем и залечить его раны. Что характерно, такие приемы, а именно превращение героев народного творчества в различных птиц и зверей, являются одной из основных черт русского фольклора.

Действие происходит в то время, когда Русь уже приняла христианство, но в то же время продолжает традиции языческой веры.Об этом свидетельствуют использованные в произведении художественные образы. Например, Игорь, заметив черную тень, поднявшуюся над русским ополчением, усомнился в благополучном исходе боя.

Или, например, обращение Ярославны к ветру, к солнцу, к реке означает ее веру в языческих богов, олицетворяющих названные силы природы. Она разговаривает с ними на равных, то упрекая, то умоляя о поддержке и защите. Кроме того, с помощью этой техники автор показывает красоту земли русской, бескрайность ее полей, яркое солнце, высокие горы, глубокие моря и могучие реки.Вся необъятная и великая Россия воплотилась в этой картине, олицетворенной в образе прекрасной Ярославны. Ее плач несет с собой не только страдание и печаль, но и наполнен нежностью и светлой надеждой.

Монолог героини – лирическая песня, пронизанная неугасимой надеждой на скорое возвращение с поля боя князя Игоря. И за ее веру и безграничную любовь судьба щедро награждает Ярославну. Мольбы были услышаны, и князь Игорь бежит из плена, ведомый чудотворной силой по дороге к себе домой.

Таким образом, плач Ярославны является важнейшей сюжетной составляющей поэмы «Слово о полку Игореве». Именно в нем содержится вся сила всеобщей народной скорби по павшим войнам и утверждается идея созидания и мира.

Опция 2

XII век для Руси ознаменовался многими событиями, но преимущественно военной направленности. Если говорить о культурном развитии государства, то важно отметить, что к этому времени относится замечательный памятник древнерусской литературы «Слово о полку Игореве».

Упомянутое произведение имеет четкую структуру, которой подчинены идея, жанровые особенности, языковые средства. В «Слове…» нет ничего случайного или лишнего: каждый эпизод важен, он несет определенную смысловую нагрузку.

В этом очерке речь пойдет об эпизоде, который литературоведы называют «Плач Ярославны». Это своего рода предсказание судьбы любимой лады.

Ярославна олицетворяет русскую землю. И в крике девушки ясно показано отношение всей Русской земли к военным событиям с половцами.

Если говорить о композиционном построении текста, то «Плач» важен как предрешение к бегству Игоря из плена. Потому Лада Ярославна обращается к солнцу, ветру, Дунаю, чтобы они помогли ее возлюбленному избавиться от половецких уз, чтобы Лада могла быть с любимым.

Если из текста убрать «Плач», то нарушится его стройность и смысловая завершенность. Ведь основная идея – это призыв к единству.

Также не стоит забывать о таких вещах, как художественное пространство и время.При этом особое внимание уделяется пространству. Он расширяется и сжимается. В Плаче пространство расширено до самых окраин Российского государства. Это достигается благодаря мастерству автора, благодаря тому, что он приблизил «Плач» к народной лирической песне.

Пейзажные зарисовки также важны в Плаче. По мнению литературоведа Д. Лихачева, они призваны быть самостоятельными актерами. Это характерно и для древнерусских текстов того времени, ведь такой прием позволяет показать и подчеркнуть необъятность пространства, окружающего ничтожно маленького человека.

«Слово…» имеет поэтические аранжировки. Наиболее интересны переводы Д. Лихачева и Н. Заболоцкого.

Если говорить о Плаче, то Лихачев украшает текст метафорами, а Заболоцкий — сравнениями.

Несколько интересных композиций

  • Композиция по картине Иванова Подвиг юного киевлянина 5 класс (описание)

    Картина написана художником Андреем Ивановым по мотивам древней летописи Нестора о событиях, произошедших в 968 году.Летопись повествует о молодом киевлянине, который во время нападения печенегов на Киев устремился через неприятельское войско к реке Днепр

    В обиходе мы часто встречаем такое понятие, как «прогресс». Его можно определить как успех в чем-либо – достижения в спортивной деятельности, отличные результаты на тренировках или скачок продаж в компании.

С древних времен магия была неразрывно связана с силами природы. Основных природных стихий всего четыре: огонь, вода, земля и воздух.Каждый из элементов играет незаменимую роль в жизни магов. Именно природа наделяет человека силой, благодаря которой его можно назвать волшебником.

Обращение к природе было свойственно язычеству, но силы эти настолько сильны и значительны, что до сих пор не утратили своего значения.

Крик Ярославны – один из ярких примеров обращения за помощью к природе. Но прежде чем перейти к силам природы, предлагаю рассмотреть самое начало эпизода.

Над широким берегом Дуная,
Над великой галицкой землей
Крики, летящие из Путивля.
Голос Ярославны молодой;
«Я, бедный, в кукушку превращусь,
Пролечу по реке Дунай
И рукав с бобровой окантовкой
Нагнувшись, намочу в Каяле.
Улетят туманы,
Князь Игорь откроет глаза,
А утром я кровавые раны,
Склонившись над могучим телом.

(перевод Заболоцкого).

Здесь автор подчеркивает способности Ярославны к колдовству. Если мы вспомним историю, то поймем, что воды Каялы обладают целебной силой, вернее, это знаменитая мертвая вода. времена мертвая вода использовалась для лечения тяжелых, тяжелых ран.Мертвая вода очень быстро стягивает раны, и на их месте нет ни одного напоминания о них, но, в отличие от живой воды, мертвая вода не способна воскресить человека.Кстати, Дунай упоминается автором «Слова…» здесь тоже не случайно. По древнерусским поверьям, именно там находится источник живой воды. С давних времен воды Дуная славились своей целебной силой и способностью исцелять от болезней и спасать от смерти. Ярославне понадобится живая вода, если она найдет мужа мертвым. По легенде сначала нужно обтереть мертвое тело мертвой водой, а потом использовать уже живую воду.

Слова «и рукав с бобровой опушкой» здесь тоже не случайны. Давайте сначала разберемся, что они означают. Вот не совсем точный перевод «Слова…». Первоначально он был не «с бобровой опушкой», а «бебрян», что в переводе с древнерусского означает сшитый из белого шелка. А именно шелковая ткань на Руси использовалась знахарями (и не только) для заживления ран.

Итак, уже в начале плача Ярославны автор «Слова…» показывает нам, что Ярославна была хорошей целительницей.Отсюда мы узнаем об использовании живой и мертвой воды, а также о ее источниках и о способах заживления ран с помощью шелка.

Тогда Ярославна обращается к силам природы. Сначала Ярославна поворачивается к ветру. Это можно назвать своеобразным обращением к воздушной стихии. В первом переводе Ярославна обращается к ветру по имени и отчеству, называя его Ветром Ветрилой. Обратившись к ветру, Ярославна просит его не причинять вреда войску Игоря и самому князю. Возможно, это своеобразное обращение к Стрибогу, славянскому богу ветра.По ветру вопль Ярославны дойдет до самого Стрибога, и он помилует князя. Кроме того, в славянской мифологии ветры считаются внуками Стрибога. Да и в самой языческой Руси люди очень часто обращались за помощью к ветрам.

«Что ты, Ветер, злобно воешь,
Что туманы у реки крутишь
Половецкие стрелы поднимаешь,
На русских полках метишь? не любишь на просторе
Лети высоко под облаками
Корабли лелеют в синем море,
Волны трясешь за кормой? ты дуешь с высоты.
Ну зачем, зачем моя забава
Рассыпалась ты в ковыль навсегда?

(перевод Заболоцкого).

Затем Ярославна обращается к Днепру Славутичу. Это своего рода обращение к силам воды. Кроме того, во время крещения Руси Владимир приказал сбросить языческих идолов в воды Днепр.Возможно, на его дне они продолжали хранить свое волшебство, и поэтому Ярославна обращается к этой могучей реке.Вода на Руси всегда была символом здоровья — возможно, из-за этого Ярославна обращается к Днепру именно для защиты князя Игорь.Обращение к воде – это обращение к славянской богине воды Дане. По легенде, эта богиня помогала уставшим путникам – напоила их водой, залечила их раны. Считается, что от ее имени произошло название Днепр.

«Славный мой Днепр! Каменные горы
В землях половецких ты ударил,
Святослав в дальние просторы
До полков носил Кобяков. господи,
Сохрани на дальней стороне
Чтоб слезы я забыла отныне,
Чтобы он вернулся ко мне живым!»

(перевод Заболоцкого).

Последняя сила, к которой обращается Ярославна, — это сила огня, сила Солнца — света и треска. Солнце – символ света и тепла. С древних времен огонь играл важную роль в жизни людей. Он представлял собой некую очистительную силу – помогал людям отгонять злых духов и темные силы.

«Солнце трижды яркое! С тобой
Всем желанно и тепло.
Зачем тебе войско князя удалого
Жгучими лучами ты его спалил?
И почему ты безводен в пустыне
Под ударом грозных половцев
Жажда натянула походный лук,
Горе переполнило колчан?»

(перевод Заболоцкого).

Таким образом, Ярославна называет в «Слове…» три стихии природы: воздух, воду, огонь. Но почему она не говорит с землей? Ответ на этот вопрос можно рассматривать с двух сторон. Стихии в «Плаче Ярославны» изображают языческих богов. У древних славян Лада была богиней земли. Но, в отличие от Стрибога (бога ветра, а также солнца) и Даны (богини воды), Лада не является покровительницей или помощницей воинов, и, соответственно, помочь Игорю она не может, поэтому у Ярославны нет нужно обратиться к этой богине.С другой стороны, Ярославна могла обращаться к земле как к одной из стихий природы. Возможно, автор «Слова…» отразил энергию земли в самой Ярославне. Ярославна – жена Игоря, она в родном краю и оттуда зовет мужа вернуться домой. Таким образом, можно сказать, что в образе самой Ярославны отражена четвертая стихия – земля. Поэтому Ярославна не обращается за помощью к земле.

Крик Ярославны очень похож на заклинание. Но отнести «плач Ярославны» к такой магической форме, как заклинание, не получится.Если мы обратимся к определению слова «заклинание», то нам сразу станет ясно, что заклинание – это совокупность действий и мыслей мага, преобразующая магическую энергию в желаемый результат. Кроме того, заклинание, говоря простым языком, представляет собой одно или несколько слов, обладающих магической силой. Но «Крик Ярославны» под это определение не подходит, да и слов гораздо больше, чем в заклинании. Так что же это? Плач Ярославны имеет четкий ритм. Это очень похоже на молитву: когда я читаю эту часть произведения, я представляю, как Ярославна молится, чуть ли не плачет, обращаясь за помощью к силам природы.Итак, определенная форма, ритм, обращение к богам, к силам природы, произношение слов с целью повлиять на события и с целью достижения определенных последствий — все это характерно для заговора.

Заговоры широко использовались в Древней Руси (да и в других странах, конечно, тоже). Если обратиться к определению, то можно сказать, что заговор – это четкая, ритмичная, народно-поэтическая словесная формула, обладающая магической силой и произносимая с целью воздействия на предмет или существо, а также для достижения желаемого результата, или предотвратить что-то.Заговоры чаще применялись знахарями для лечения. Заговор применялся для защиты человека, дома или села от беды. С помощью заговора маг мог вызвать дождь или, наоборот, остановить его. Часто заговор проводился в виде обряда, то есть маг не просто произносил слова, но и совершал определенные действия. Но в данном случае этого не наблюдается.

Таким образом, можно сказать, что «Крик Ярославны» — это именно заговор.

Пример обращения к силам природы за помощью можно найти во многих русских сказках, когда женщина просит их помочь любимому человеку вернуться домой из похода.

Этот выпуск «Слова…» — яркий пример использования древнерусскими людьми заклинаний, а также умения правильно обращаться за помощью к силам природы. А между тем, это пример того, что шарлатанство было широко развито в России.

Кстати, заговор Ярославны очень помог Игорю.

И море вздрогнуло. Сквозь туман
Вихрь мчался на север родной —
Сам Господь из половецких стран
Князь дорогу к дому указывает.

(перевод Заболоцкого).

1.1.1. Кто такая Ярославна? Кого она олицетворяет в «Слове о полку Игореве»?

Образ Ярославны — первый женский образ в древнерусской литературе. Он соединил скорбь и мужество всех русских жен, матерей и дочерей земли русской.

Ярославна — отчество жены князя Игоря Ефросиньи Ярославны, дочери Ярослава Галицкого, одного из самых могущественных русских князей.

В «Слове о полку Игореве» она олицетворяет всех русских жен, скорбящих по своим мужьям. На это красноречиво указывает ее «плач».

1.1.2. Какова роль слова «кукушка» в тексте «Слова о полку Игореве»: «…, ранняя кукушка с неведомой кукушкой. «Я полечу, — говорит, — как кукушка на Дунае…»

В устной народной поэзии слово кукушка означало одинокую женщину без семьи. Кукование кукушки в народе ассоциировалось с пророчеством о продолжительности жизни.Называя себя кукушкой, Ярославна выражает свою горечь от разлуки с любимым мужем. Ярославный называет себя «неизвестной кукушкой», подчеркивая свое одиночество.

1.1.3. Какие средства художественной выразительности использует автор в «Плаче Ярославны»?

Плач Ярославны очень близок к фольклору. Употреблены постоянные эпитеты «свет-солнце-полумесяц», метафоры «иссушили их муки», «колчаны укрепили их в печали». Ярославна обращается к силам природы: к солнцу, ветру, к воде (Днепр).Риторические обращения сопровождаются междометиями и восклицаниями: «О ветер, парус!», «Яркое и трескучее солнце!», «О Днепр Словутич!»

В плаче Ярославны использован троекратный повтор («Ярославна утром плакала на стене Путивля, причитая…», что сближает его с произведениями устного народного творчества.

В речи Ярославны употребляются слова высокого стиля: «господин», «господин», «заветный». Она называет мужа словом «лада», которое в народной поэзии означало «любимый».»

1.1.4. Какую роль играет крик Ярославны в тексте «Слова о полку Игореве»?

Ярославна олицетворяет в «Слове о полку Игореве» всех русских жен, на долю которых выпала горькая участь оплакивать своих мужей, обретших безвременную смерть на поле брани. однако в этом произведении она надеется вернуть своего возлюбленного. поэтому он обращается с надеждой ко всем силам природы. Кроме того, Ярославна умоляет силы природы защитить не только ее мужа, но и его воинов: «Зачем ты стрелами Хина на своих легких крыльях махаешь на воинов моей лады?»

Сила ее любви, сила ее гражданских чувств побеждают — и происходит чудо: Князь Игорь возвращается из плена.

Плач Ярославны можно рассматривать как протест против войны, разрушений и жертв.

1.1.5. Сравните перевод «Слова о полку Игореве» Н. Заболоцкого и дословный перевод, приведенный выше. Что объединяет эти переводы? Чем поэтический перевод отличается от дословного перевода?

И дословный перевод плача Ярославны, и поэтический перевод Н. Заболоцкого основаны на народной поэзии.В этих работах используются одни и те же образы ветра, солнца и Днепра, обращение к этим силам природы очень близко:

«О ветер, парус! Зачем, сэр, так дуете? Что хинскими стрелами на своих легких крыльях метете в воинов моего лада?» (буквальный перевод)

Что ты, ветер, злобно воешь

Что ты кружишь туманы у реки

Ты поднимаешь половецкие стрелы,

Вы их на русских полках метите? (Н.Заболоцкого)

Риторические вопросы также сближают эти отрывки.

В дословном переводе стрелки называются «хиновскими», а в поэтическом переводе — «половецкими». Это одно и то же имя, только в дословном переводе оно пишется по-старорусски, а у Заболоцкого — по-русски.

Однако между этими работами есть и отличия. В тексте Н. Заболоцкого картина гораздо шире, чем в дословном переводе.

В буквальном переводе мы узнаем, что Ярославна «плакала с самого утра. А Н. Заболоцкий расширяет эту картину: «Только утром рассветает».

В дословном переводе характеристика Ярославны не дается, и Н. Заболоцкий употребляет эпитеты: «Ярославна, полная печали…» и «Ярославна юная». Так что вы можете видеть. что поэтический перевод более лиричен, в нем открыто выражается отношение автора к героине.

Садовникова Анна, 11 класс

Скачать:

Предпросмотр:

Старая Ярославна тихий журчание струн.

Твой лик древний, твой лик светлый, как прежде, молодой.

Или неизвестный, мудрый певец, тот, что пел «Слово»,

Ты тайно подсмотрел все мечты грядущих веков?

Или лица русских женщин все слились в тебе?

Ты — Наташа, ты — и Лиза: и Татьяна — ты!

В.Брюсов

В истории нашей литературы немало интересных женских образов, воплотивших идеал русской женщины. Каждый человек со школьной скамьи, я думаю, помнит Наташу Ростову из «Войны и мира» Л. Толстого, Татьяну Ларину из «Евгения Онегина» А. Пушкина, Сонечку Мармеладову из «Преступления и наказания» Ф. Достоевского и других и может рассказать о них… А вот про Ярославну из «Слова о полку Игореве» лично я вспоминаю только со слезами, да и то в общих чертах.С таким не очень приятным для себя открытием я наткнулась, когда читала предложенные темы эссе для Каджаловских чтений 2014 года. Решив восполнить пробелы в своих знаниях, я прочитал много литературы, и передо мной предстал образ Ярославны.

Ярославна — реальная историческая личность, жена русского Новгород-Северского князя Игоря Святославовича. Ее родителями были галицкий князь Ярослав Осмомысл и княгиня Ольга Юрьевна. Они дали дочери красивое, на мой взгляд, имя – Евфросиния, что означает «радость».На Руси принято было называть замужнюю женщину не по имени, а по отчеству или по имени мужа. Так она стала Ярославной, хотя на момент событий, описанных в «Слове о полку Игореве», ей было всего 16 лет.

Разоренная Русь, истерзанная княжескими междоусобицами, была легкой добычей воинственных кочевников. «Слово» рассказывает о походе на половцев князя Игоря, который пошел со своей дружиной на врагов ради личной славы. Превосходящие силы половцев разбили войско Игоря, а сам он попал в плен.

Знакомимся с Ярославной, когда она плачет у ворот в Путивль-граде, мысленно стремясь к месту битвы Игоря с половцами, где, по ее представлениям, лежит израненный князь, желая омыть и залечить свои раны:

Обернусь, бедная, кукушка,
Пролечу по реке Дунай
И рукав с бобровой кромкой
Нагнувшись, намочу в Каяле.

Почему в Путивле, где правил Владимир, сын князя Игоря, а не в Новгороде-Северском? Может быть, потому, что это было намного южнее Новгорода-Северского, и именно с юга должно было возвращаться войско Игоря? А может быть, Ярославна сопроводила мужа в этот город и осталась там ждать его?
Я легко представляю себе картину: вот Ярославна стоит на стенах древнего путивльского кремля, взгляд ее устремлен в бесконечную даль; печально сжав руки, она взывает к силам природы о помощи.Тяжело этой еще молодой, но уже такой несчастной женщине, которая не знает, жив ли еще ее муж. И слезы боли, отчаяния падают. Нежная и верная, самоотверженная и верная, Ярославна изливает свое горе в слезах. Но ее плач — не горестное причитание об усопшем, не слова скорби и воспоминания о совместно прожитых годах, а молитва, заклинание силам природы на помощь князю и его воинам. Она прямо обращается к богам: «О ветер, парус…» — это обращение к Стрибогу, «О яркое-яркое солнышко…» — обращение к Хорсу. Иными словами, она начинает колдовать. Именно поэтому она идет к Путивльской ограде (к высшей точка в районе) рано утром, чтобы оставаться «неизвестной», то есть тайно.

Выразительными заклинаниями принцесса обращается к трем силам природы: солнцу, ветру и Днепру, вдали от Каялы. И в каждом ее обращении — прямой упрек Ярославна упрекает «Ветер Ветрила» в том, что во время боя он дул со стороны половцев:

Что ты, Ветер, злобно скулишь,
Что туманы кружишь мимо река
Половецкие стрелы подымаешь,
На полки русские их метишь?

В обращении к Днепро-Славутичу она просит «лелеять» ей милую стройность:
Берегите князя, владыка,
Сохрани на ту сторону
Чтоб я забыла слёзы отныне,
Чтобы он вернулся мне живой!

Ярославна обращается к Днепру, потому что он силен и могуч и был верным союзником других князей в походах на половцев:

Славный мой Днепр! Каменные горы
В земли половецкие ударил ты,
Святослав в дальние просторы
До полков Кобяков носил.

Из уст княгини звучат и слова упрека в адрес «трижды яркого солнца» за то, что его жаркие лучи оказались губительными для войска Игорева, мучившего воинов жаждой во время боя в безводной степи :

Солнце втрое яркое! С тобой
Всем добро и тепло.
Зачем ты войско князя дерзкое
Жаркими лучами ты его спалил?

В обращении к ветру и солнцу, как видим, не делается никаких просьб, а только подразумеваются: Ярославна мысленно просит природные стихийные силы сменить гнев ее на милость и не мешать спасению Игоря, его возвращению на родину.Но она обращается к силам природы как к живым и всемогущим божествам, и слова звучат как заговор или молитва. И уже иначе представляешь себе Ярославну: она устремлена в небо, чтобы заградить солнце, которое «с жаждою лук походный натянуло», и ветер, который «половецкие стрелы поднимает,
бросает их на русские полки». Еще мгновение, и Ярославна превращается в кукушку и парит над Дунаем, и путь ей «кажется» лебедями, мчащимися в «неведомую» землю.

Но почему кукушка? Знаток славянской народной поэзии Ф.И.Буслаев писал, что кукушка — славянский символ тоскующей женщины: и несчастной в браке, и одинокого солдата, и женщины, оплакивающей смерть мужа, сына или брата. Но Ярославна — кукушка летит к любимому не для того, чтобы оплакивать его на поле брани, а для того, чтобы вернуть его к жизни! В древнерусском тексте это звучит так: «Не знаю рано роптать на зегжице». Мне очень понравилась прочитанная мысль о том, что слово «зигзица», образованное по правилам русского языка от слова «зигзаг», означает «двойная молния».В. Даль в своем словаре упоминает очень похожее слово — згица, то есть искра. Поэтому выражение может иметь смысл: молнию метает, молнию призывает свыше — относится к богу-громовержцу Перуну, покровителю князей и дружин.

Как нужно любить своего суженого, чтобы так отчаянно вымолить ему жизнь не у людей, а у сил природы! Веками народ соблюдал языческие обряды, олицетворяя силы природы, стремясь подчинить их пророческому слову.И героиня «Слова о полку Игореве» в самое тяжелое для нее время обращается к вере своих отцов и дедов. Чувства Ярославны не могут оставить равнодушными людей, испытавших в своей жизни любовь и привязанность к другому человеку. Кем предстает перед нами князь Игорь? Первый принц, попавший в плен? Принц, для которого кампания заканчивается бесславным поражением? Князь, неудача которого воодушевила половцев, позволила им поверить в свои силы, что привело к их новому нашествию на Русь? Да, точно.Но не для Ярославны, чей плач о погибшем муже пропитан нежностью, теплотой, горячим сочувствием. В ее крике Игорь — «сокол», «солнце красное». И сила ее любви помогает Игорю вырваться из плена и вернуться домой.

Так предстал передо мной образ Ярославны, первой женщины-героини в русской литературе: образ самоотверженной, любящей женщины, обладающей колоссальной силой — силой любви. И мне хотелось бы закончить разговор о ней словами Н.Рыленков:

Путивльский шлях. Полынная тоска

Твой ждущий взгляд сквозь слезы сине-голубой.

Вы вошли Ярославной в века,

И в хороме осталась Ефросинья… Болгова

Зоя Космодемьянская | МОЙ ГЕРОЙ


Ее жизнь была короткой, но ясной и чистой, как стекло.Зоя росла до шести лет в Осиновых Гаях с бабушкой и дедушкой — Тимофеем и Маурой Семеновичей Михайловной. Рос, как и все деревенские дети, мало чем отличался от них: прыгал по улицам до посинения, нырял и плавал в тихом кушмане, бегал по росистой траве, любил летние грозы. И она оставила деревню своего детства с ощущением света и теплой радости. Она больше любила собирать цветы, хорошо разбиралась в них, знала их названия… Этими словами она, наверное, хотела отметить, что она особенно выделяется среди других сверстниц.Да, ей не чужды детские радости и затеи, но кое-что и освободить ее от годовалых. Что это такое? Может быть, раньше появилась концентрация, углубляющая в себе неповторимое спокойствие? Она слишком рано, в шесть лет, научилась читать, с детства вела дневник. Летом с бабушкой пропалывали грядки, следили за домашними животными. Однажды мой отец пошел на луг за сеном. Сухая трава пахла пряно, от этого немного кружилась голова. А может, она крутилась оттого, что аккуратные сани на колдобинах слегка покачивались, и она, бегая ручонкой по траве, с трудом удерживалась на ее вершине? Рядом был папа, с ним нечего было бояться.Только каждый раз, когда лошадь ускорялась, как-то приятный холодок подкатывал к сердцу, которое начинало беспокойно трепетать.


Было ощущение счастья, необъяснимой радости. Скорее всего — от созерцания своего дома, от своего здоровья, ведь всей семьей вместе, а впереди вся жизнь — долгая и, конечно, интересная. Она очень рано почувствовала себя личностью. В 1936 году, приехав в Аспен-Гай на лето, Зоя записывает в дневнике: «Как здесь хорошо!» Да, в Тамбове было хорошо.И росла маленькой, хрупкой, приветливой, доверчивой светлоглазой девочкой с нежной улыбкой, мечтающей стать писательницей. А через четыре месяца после начала войны Зоя оказалась в воинской части, которой командовал герой испанской войны майор Артур Спрейс. Что было дальше — известно каждому школьнику. 28 ноября 1941 года, выполняя боевое задание, он попал в руки гитлеровцев. И не будем писать о нечеловеческих муках, выпавших на ее долю. Эти плохие люди пытались сломать его. Но это не сработало.То, что сделала наша Зоя, ставит ее в один ряд с Великими первыми веками христианства. Партизан даже своей смертью подчинил борьбу с врагом. Ее стойкость, ее самоотверженный подвиг потрясли мир. «У любого человека с нормальной нравственностью, — писал один из наших соотечественников, — образ этой девушки может вызвать только благоговение и светлую скорбь».

Но есть люди с перьями официантов, которые пытались отнять у публики чувство жертвенности подвига 18-летней московской школьницы, представив ее никчемной, бесполезной.И даже криминальный. Нашу «Орлеанскую деву» они назвали «орудием преступления». Дескать, Космодемьянская нарушила международную конвенцию, запрещающую поджигать дома мирных жителей. Стоит только задаться вопросом, кто опубликовал этот либеральный бред, бессовестный и циничный. Самое поразительное, что «писания» этих «могильщиков» и «классификаторов» рассказов подозрительно идентичны текстам нацистских оккупационных листовок, которые издавали немецкие спецслужбы для дискредитации партизанского движения в годы Великой Отечественной войны.И словарный запас почти один и тот же. И заставляет о многом задуматься. Разрушая национальное самосознание народа, его историческую память, эти господа тем самым разоблачают свои далеко идущие цели. Осмеяние наших святынь, по словам академика С. Кара-Мурзы, стало главным орудием «социально-культурных реформ». А «насколько точна селекция осмеяния, — рассказывает ученый, — мне объяснили специалисты. Я прочитал лекцию в Бразилии перед сообществом психологов и психоаналитиков.Тему они задали такую: «Технология разрушения культурных установок в ходе перестройки». Я рассказал факты, это выдержки из газет. А смысл студенты поняли лучше меня. Особенно их интересовала кампания по дискредитации Зои Космодемьянской. Я задавал удивительно точные вопросы о том, кто такая Зоя, какая у нее семья, как она выглядит, в чем суть ее подвига. А потом объясните, почему ее образ должен был испортиться — ведь есть много других героинь.Но тот факт, что она мученица, не имевшая на момент смерти утешения от военных успехов (как, скажем, у Лизы Чайкиной). И народным сознанием, независимо от официальной пропаганды, она избрана и включена в пантеон святых мучеников. И ее образ, отделенный от реальной биографии, стал служить одной из опор самосознания нашего народа. И те, кто издевался над таким образом, пытались подтянуть именно эту основу. »

«Кто войдет в историю Отечества Космодемьянская: символ, миф, фетиш, легенда?» — Еще совсем недавно пытались найти организаторов неприличной дискуссии в либеральных газетах.Для нас, тамбовцев, ответ однозначен: это навсегда останется в русской истории русской Жанной д’Арк. Убедительно ответил лукавый «дознаватель» и просто банальный лжец и лауреат Государственной Шолоховской международной премии поэт Валентин Сорокин: «Ярославна плача, дожидаясь князя, на стене древнего каменного Путивеля, Авдотья рязаночка Русского брата бросилась на защиту Орда.И Зоя за русский свет весенний во тьму шагнула полнейшая!За народ,за страну свою,за достоинство и свободу тьмы,в погибель шагнула,и ныне – Свет Иисуса Осии,Зоя Святоликая – наша молитва , наша надежда и наша горькая песня!»


Скульптура ( ())

… В Тамбове немало сделано для увековечения памяти народной героини. В райцентре установлен красивый скульптурный портрет Зои, одна из улиц названа ее именем. На маленьком доме в поселке Осиновый Гай также установлен памятник, ежегодно проводится празднование ее дня рождения, организуются спортивные соревнования, эстафеты, мотокросс. Администрация области и Гавриловского района учредила премию в честь отважного соотечественника. Ученики пишут сочинения, поэты и композиторы создают песни и оратории о Зое.В поселках Осина и Гай Борщука действует школа-музей семьи Космодемьянских. Одно из хозяйств района (ныне ТОО) носит имя Зои Космодемьянской. Но уже не кадры из ее фильмов, разошедшиеся книжки, в которых описывался подвиг вчерашней школьницы, этого «пыжика с большими глазами» (Юлия Друнина), а только клевета и злобные инсинуации не иссякают и продолжают растиражироваться. в газетах известный смысл. Мы, авторы данного сборника, издаваемого по решению областной администрации, решили собрать под одной обложкой наиболее значимые публикации разных лет, которые бы Зоя предстала перед современным юным (и не только юным!) читателем без юбилея лоск и идеологическое прославление.Недавно один из руководителей нашего областного управления образования, выступая на пленарном заседании тамбовских журналистов, говорил о «безумной любви к Родине», которая якобы навязывалась государству в советское время. Пусть эта злостная ложь останется на совести близкого человека. Но именно, эта фальшь, побудила нас что-то рассказать о Зое устами ее матери, ее боевых товарищей, тех журналистов, которые первыми рассказали миру о невиданной силе человеческого духа, которая проявляется в фашистском плену нашей соотечественницы. .И один это делает?! И Молодой! А моряки! Гастелло! И Лили Озолин! И Вера Волошина! Легион их… Но получилось как на человеческом языке… Вещие слова были боевой подругой Зои Милорадовой Кларой, слава богу, здравствуй, говорила она в те недели трудной обороны Москвы, «она гораздо больше поднимает на бой, много освещает путь своим подвигом». И подняли и осветили! Ее смерть переплавлялась в благородной ярости атаки лав краснозвездных истребителей, богатырской мощи наших танкистов и летчиков, написавших перед боем на броне и фюзеляже своих боевых машин короткий, но призывной крик: «За Зою!» И сейчас никто не может сказать, во что мы можем оценить подвиг Русской Орлеанской Девы, как дополнительные полки и дивизии восполнили ее в тот критический момент, когда решалась судьба страны, а может быть, и всего мира.Ведь коричневая чума распространилась дальше, заполонив всю планету. По крайней мере, это было свирепством обезумевших от безнаказанности нацистов. И против этого бесчеловечного свингера, в считанные дни и недели сокрушившего Европу, выступила московская школьница, родившаяся и выросшая на тамбовской земле. «Смотрите, люди! — восклицали в те январские дни 1942 года, когда мир узнал о Зое, народной артистке РСФСР, одной из основоположниц советского кинематографа Александре Довженко. — Это Зоя Космодемьянская. Смотрите, девушки, солдаты ,дети,смотрите,господа международные политики!Вот идет смерть бессмертного среди оккупантов…напишут книги, воспоют возвышенные стихи, а слава Зои перейдет в века из поколения в поколение как чистое вдохновение нашей юности, которая всегда цвела и будет процветать наша земля. » …Она вернулась в свой маленький дом в селе Гая Осина, где ей так хорошо дышилось, где она была так счастлива. Вернули памятник, воздвигнутый на народные деньги. Скульптор Михаил Салычев, словно услышав слова Довженко, изобразил ее «как чистое вдохновение нашей юности». С шарфом через плечо, словно стряхнув с себя год, Зоя пришла на деревенскую площадь к своим односельчанам, чтобы теперь остаться с ними навсегда.Пришел «и вдруг окаменел среди односельчан», как поется в песне Раисы Усенко. Но мы храним его в памяти живым, чистым, нежным, прямым. Ведь не зря ее имя в переводе с греческого означает жизнь. «Молитвенная память и вечная слава бессмертному подвигу великой тамбовской земли дочери — Зои Космодемьянской, отдавшей бесценный дар — свою жизнь, за Великую Святую Русь и ее народ», — писали десять лет назад в книге отзывов Осиногаевского музея. Архиепископ Тамбовский и Мичуринский Евгений.Запомните эти слова.

Убеждения, точки зрения и мнения, выраженные в этом героическом материале на веб-сайте, принадлежат автору и не обязательно отражают убеждения, точки зрения и мнения проекта «МОЙ ГЕРОЙ» и его сотрудников.

‘Слово о полку Игореве Игорь, сын Святослава, внук Олега’ Английский перевод [1934 —



 Английский перевод
 Сказка из древнерусского,
 Деннис Уорд
 
       Не приличествует ли нам, братия, начать словами древности
       Горестная повесть о полку Игореве, Игоре, сыне Святославе?
       Но мы должны начать эту песню в соответствии с фактами этого, нашего времени,
       И не с приборами Бояна.Боян-волшебник, если он пожелал сочинить балладу для человека,
       Тогда бы он мысленно мчался сквозь дерево,
       Как серый волк над землей,
       Как рыжий орел под облаками.
       Ибо он мог вспомнить, сказал он, войну прежних времен.
10 Тогда он выпустил бы десять соколов на стаю лебедей:
       Какой сокол первый нагнётся, тому и лебедь свою песню поёт -
       Старому Ярославу,
       Доблестный Мстислав,
       (Тот, кто убил Редедью перед войсками черкесов),
       Красавцу Роману, сыну Святослава.Но, братцы, не десять соколов Боян пустит на стаю лебедей, -
       Скорее его волшебные пальцы на живые струны он клал,
       И сами загремели славу князьям.
20 Итак начнем, братия, сию повесть от древнего Владимира до Игоря нашего времени,
       Кто препоясал свой разум силой своей,
       И мужеством сердце обострил,
       И, наполнившись воинственным духом, вывел доблестное войско
       На землю половецкую,
       За землю российскую.Боян, соловей древних времен!
       Если бы ты затрели эти хозяева,
       Прыгая, соловей, по древу мысли,
30 Летя духом под облаками,
       Сплетая воедино славу обеих половин этого времени,
       Мчаться по пути Трояна по равнинам и вверх по горам, -
       Так пелось бы Игорю, отпрыску Трояна:
         «Не буря соколов проносится над бескрайними равнинами, —
         Галки стаями летят на великую реку Дон."
       Или не так воспевалось бы, волшебник Боян, отпрыск Велеса? -
         «Кони ржут за Сулой,
         Звучит слава в Киеве,
         В Новгороде трубят рожки,
40 В Путивле стандарты напрягают».

       Игорь ждет милого брата Всеволода,
       И говорит ему тот свирепый бык Всеволод:
         «Мой единственный брат, мой единственный яркий свет ты, Игорь.
         Мы оба сыновья Святослава!
         Седлай же, брат, своих быстрых коней:
         Мои готовы для вас, оседланы в Курске заранее.А мои куряне славные воины, -
         Под трубы пеленали,
         Под каски выпестованы,
50 С острием копья взращенным;
         Пути им известны,
         Знакомые им ущелья;
         Их луки натянуты,
         Их колчаны открылись,
         Их сабли наточены;
         Сами они мчатся, как серые волки на равнине,
         Ища себе почести,
         Их князю - слава!"

       Затем Игорь посмотрел на яркое солнце
60 И увидел всех своих воинов, покрытых тьмой, которую он отбрасывал.И Игорь обратился к своему телохранителю:
         "Братья и телохранитель!
         Лучше быть срубленным, чем попасть в плен;
         Сядем же, братцы, на наших быстрых коней
         Так что мы можем смотреть на синюю реку Дон.
       Поклонился разум принца своей прихоти,
       И его стремление покушаться на могучего Дона заслонило от него предзнаменование -
         «Ибо я хочу, — сказал он, — сломить копье на краю земли половецкой;
70 С вами, сыны России, я хочу либо голову сложить
         Или напиться дона в каске."
       Тогда Игорь-царевич вступил в свое золотое стремя,
       И он отправился на открытые равнины.
       Солнце своей тьмой преградило ему путь,
       Ночь, как бы предостерегая его, застонала и разбудила птиц;
       Поднялся вой зверей,
       Деев взбесился -
       Он взывает к вершине дерева,
80 Приказывает неведомой земле слушать его -
       Волга и приморская земля и земля Сула и Сурож и Корсунь,
       И ты, идол Тмуторокан!
       Неподготовленными путями спешили половцы к могучему Дону.Их возы кричат ​​в полночь: лебеди, можно сказать, выпущенные на волю.
       Игорь на Дон воинов своих ведет:
       Уже птицы на дубах его бед ждут,
       Волки угрожающе кричат ​​в оврагах,
90 Орлы с криком зовут зверей в кости, 90 Лисы тявкают на алых щитах.
        земля русская - теперь ты уже за бугром!
       Долгая тьма ночи.Отблеск зари - задерживается.
       Туман покрыл поля. -
       Соловьиный щебет умолк,
       Раздается карканье ворон.
       Сыны России забаррикадировали могучие равнины своими алыми щитами,
       Ища себе почести,
100 За их князя - слава!

       С рассвета в пятницу стучали в языческие отряды половцев.
       И, рассыпавшись, как стрелы, по равнине, понесло прекрасных дев половцев
       А с ними золото, шелк и драгоценные ткани из самита.С покрывалами, с доломанами и с кожаными куртками
       Начали прокладывать тропы по болотам и болотистым местам,
       И всякими половецкими булатами.
       Алое знамя, белое знамя,
110 Алый вымпел, серебряный посох
       За доблестного сына Святослава.
       Дремлет на равнине доблестный отпрыск Олега.
       Далеко они улетели!
       Чтобы не терпеть оскорбления, если бы они были рождены,
       Ни от сокола, ни от кречета, ни от тебя,
       Смуглый ворон, языческий половец!
       Гзак мчится, как серый волк,
       Кончак указывает ему путь к могучему Дону.На следующий день, очень рано, кроваво-красное свечение возвещает рассвет.
120 Тяжелые черные тучи приближаются с океана:
       Их цель - покрыть четыре солнца,
       И в них мерцают синие молнии.
       Будет сильная гроза!
       Дождь, как стрелы, придет с могучего Дона.
       Здесь будут разбиты копья,
       Здесь загремят сабли по половецким каскам,
       На реке Каяле у могучего Дона.земля русская - теперь ты уже за бугром!

       Вот ветры, отпрыски Стрибога, несут с океана стрелы на доблестное полчище Игорева.
130 Земля стонет, и реки текут мутно.
       Облака пыли покрывают равнины, и стандарты говорят.
       Половцы родом с Дона и океана
       И со всех сторон окружили сонмы русских.
       Отродье дьявола преградило равнины своими визгами
       Но доблестные русские заградили равнины своими алыми щитами.Лютый бык Всеволод!
       Ты стоишь посреди битвы,
140 Ты изливаешь на воинов стрелы,
       Вы громите их шлемы мечами из закаленной стали.
       Куда бы ты, бык, не прыгнул с блестящим шлемом золотым,
       Там лежат языческие головы половцев.
       Разрублено тобою закаленными саблями аварские шлемы,
       Лютый бык Всеволод!
       Что ему раны, братья, позабыв о чести и богатстве,
       Город Чернигов и золотой трон его отца
       А манеры и нравы его милой возлюбленной, прекрасной Глебовны?
       Были века Трояна, прошли годы Ярослава;
150 Были походы Олега, Олега, сына Святослава.За это Олег мечом своим ковал раздоры и рассыпал по земле стрелы свои.
       Он ступает в свое золотое стремя в городе Тмуторокань -
       И тот же звук слышал древний великий Ярослав,
       А сын Всеволода Владимир каждое утро затыкал уши в Чернигове.
       Но жажда славы привела к суду сына Вячеслава Бориса.
       А на реке Канине расстелил его зеленое покрывало,
       Молодой и храбрый принц,
       -И все за обиду Олега.160 Из той самой Каялы Святополк велел отнести отца своего
       Между венгерскими иноходцами к Святой Софии в Киеве.
       Потом во времена Олега Гориславича междоусобицы посеялись и процветали
       И субстанция потомка Даждьбога была уничтожена.
       В княжеских раздорах сокращалась жизнь людей.
       Тогда по Русской земле редко пахари звали
       Но часто каркали вороны, разбрасывая трупы,
       И раздалась речь галок -
       Они были готовы лететь на праздник.170 Так было в тех битвах и в тех походах.
       Но такая битва, как эта, неизвестна.
       От рассвета до вечера,
       С вечера до рассвета
       Лети раскаленными стрелами,
       Гремят сабли по каскам,
       Разбейте копья из закаленной стали,
       В неведомой равнине среди половецкой земли.
       Черная земля под копытами усыпана костями и полита кровью,
180 И как скорбь они придут по всей земле Российской.Что это за шум, что это за звон далеко-далеко перед рассветом?
       Игорь крутит свои силы: жалеет милого брата Всеволода.
       Они сражались день и сражались секунду;
       На третий день ближе к полудню упали знамена Игоря.
       Здесь два брата разлучились на берегу быстрой Каялы,
       Здесь кончилось кровавое вино,
       Вот и кончили пир, доблестные русские:
       Напоили гостей, а сами легли за землю Русскую.190 Поникла трава от жалости, и дерево склонилось к земле от печали.
       А пока, братья, несчастное время наступило
       И уже пустынные места накрыли воинства.
       Травма зародилась среди сонмов Даждьбожьего отпрыска,
       Пришла, как дева, в землю Троянскую,
       Брызгала лебедиными крыльями у Дона на глубоком синем океане;
       Брызгая, она рассеяла времена изобилия.
       Война князей с язычниками закончилась,
       Ибо брат сказал брату:
         «Это мое, и это тоже мое».
200 И начали князья говорить о малом: "Это великое дело",
       И сами против себя сколачивали рознь.И язычники со всех сторон победоносно вошли в землю Русскую.
       О, вдали улетел сокол, поражая птиц - к морю!
       И не восстанет вновь доблестное войско Игоря.
       Их оплакивали Карна и Жля,
       Промчался по земле русской,
       Рассеивая огонь на людей из своего пылающего рога.
       Женщины России сокрушались, говоря:
210 «Наши дорогие любимые мы больше не можем думать в наших мыслях,
               ни ума в наших умах,
               не видеть глазами,
         Не говоря уже о нашем золоте и нашем серебре в наших руках."
       И Киев, братцы, стонал от горя,
       И Чернигов со скорбью.
       Тоска захлестнула землю Русскую,
       Скорбь в изобилии пробежала по Русской земле.
       Но князья наковывали себе раздоры
       И язычники, победоносно мчащиеся по Русской земле,
220 Взяли дань по беличьей шкуре с каждого двора.
       За тех двух доблестных сыновей Святослава, Игоря и Всеволода,
       Если бы их разногласия пробудили это зло
       Которого отец их, великий Святослав Киевский, грозный, страхом усыпил.Он победил его своими могучими воинами и мечами из закаленной стали.
       Он вошел в землю половцев,
       Растоптали холмы и овраги,
       Замутили реки и озера,
230 Высохли ручьи и болота.
       А тот языческий Кобяк, с излучины океана,
       Из великого железного воинства половцев,
       Как вихрь он рвал.
       В Киеве пал Кобяк, в Святославовой пиршественной зале.Здесь немцы и венецианцы,
       Здесь греки и моравцы
       Пойте славу Святославу
       И ругать князя Игоря,
       Который вверг свой изобилие в русло Каялы, половецкой реки,
240 И влил золото России.
       Вот князь Игорь вышел из своего золотого седла
       В седло раба.
       Валы городов поникли, и радость их поникла.

       И снился Святославу тревожный сон в Киеве на горах:
         «Вчера вечером с вечера меня одели, — сказал он, —
         «В погребальном одеянии на ложе из тисового дерева.Налили мне синее вино, смешанное с горем,
         Они сыпали из пустых колчанов языческих пришельцев
         Большие жемчужины на моей груди и нежно лелеяли меня.
250 Теперь доски без крыши в моей комнате покрыты золотом.
         Всю ночь с вечера над Плесенском каркали дымчато-серые вороны,
         На земле перед городом были змеи оврагов
         И они поползли к синему океану."
         И сказали бояре князю:
         Горе, князь, пленило твой разум,
         Ибо два сокола улетели с золотого трона своего отца
         Искать город Тмуторокан
260 Или испить глубокого Дона в своих касках.
         Языческие сабли уже подрезали крылья соколам
         А сами они скованы железными оковами.
         Темно было на третий день:
         Два солнца померкли,
         Обе фиолетовые колонны погасли
         А с ними две молодые луны, Олег и Святослав,
         Мраком окутаны,
         И в океан погрузились,
         И велика была смелость, которую они пробудили в хиновианцах.270 На реке Каяле тьма скрыла свет.
         По Русской земле рассеялись половцы, как выводок пардов.
         Теперь на славу упал стыд,
         Теперь сила ударила по свободе,
         Теперь Деев пал на землю.
         Ибо, видите, прекрасные готические девы подняли свои
               Песня на берегу синего океана,
         Звеня золотом России
         Они поют о временах Booss
         И дорожить местью Шарокана.280 Пока мы, телохранители, жаждем радости».
       Тогда могучий Святослав уронил свое золотое слово, смешанное со слезами, и сказал:
         «О дети мои, Игорь и Всеволод!
         Рано начал ты мечами землю половецкую изводить
         И для себя искать славы.
         Но без чести ты победил,
         Ибо без чести вы пролили кровь язычников.
         Ваши доблестные сердца из непреклонной стали выкованы
290 И в дерзновении закалялись.Смотри, как ты запятнал мои серебряные седые волосы.
         Я больше не вижу силы
         Могучего моего, богатого моего, брата богатого воинами Ярослава,
         Со своими черниговскими боярами и своими генералами,
         Со своим Татрансом,
         Со своими Шелбирами,
         Со своими топчаками,
         С его Revoogs,
300 со своими Ольберами.
         Ибо они без щитов, вооруженные только охотничьими ножами,
         Покоряйте воинства своими криками,
         Воспевая славу своих предков.Но ты сказал: «Давайте ободримся сами».
         Будущую славу мы сами украдем
         И прежнюю славу разделим и мы.
         Чудо ли, братья, что старик становится молодым?
         Если сокол пережил линьку
         Он падает на птиц на высоте,
310 Он не позволит обидеть свое гнездо.
         Но вот беда: князья мне не помощники,
         И течение лет было аннулировано.У Римова кричат ​​под половецкими саблями
         И Владимир плачет под своими ранами.
         Горе и отчаянье за ​​сына Глеба!»

                         ***

       Великий князь Всеволод!
       Ты не думаешь прилететь сюда издалека
       Чтобы охранять золотой трон твоего отца?
       Ведь ты можешь раскидать Волгу вёслами
320 И осушить Дон своими касками.
       Если бы ты был здесь
       Рабыня будет стоить всего фартинг
       И раб, но лепта.Ибо по суше можно стрелять своими живыми копьями,
       С твоими доблестными сыновьями Глеба.
       Вы, свирепые Рюрик и Давид!
       Разве ваши воины в золотых шлемах не плавали в крови?
       Разве твой доблестный телохранитель внизу не похож на быков, раненных закаленными саблями в неведомой земле?
330 Тогда встаньте, милорды, в свои золотые стремена —
       За преступление этого века,
       За землю российскую,
       За раны Игоря, свирепого сына Святослава.Галицкий Осмомысл Ярославль
       Ты сидишь там высоко на своем троне, выкованном из золота,
       Вы удержали венгерские горы своими воинами железа,
       Преграждая дорогу королю,
       Закрывая ворота Дуная,
       Швыряя свои огромные веса через облака,
340 Верши правосудие до Дуная.
       Твои угрозы текут по землям,
       Ты открываешь ворота Киева,
       Ты стреляешь с золотого трона своего отца в султанов за много земель.Стреляй же, мой господин, в Кончака, раба-язычника,
       За землю российскую,
       За раны Игоря, свирепого сына Святослава.
       И ты, лютый Роман, и Мстислав!
       Смелость — это мысль, которая побуждает ваш разум к подвигу.
350 Ввысь взмываете к подвигу в отваге,
       Как сокол, раскинувшийся по ветрам,
       В своей дерзости готов зарезать птиц.
       Ибо под латинскими шлемами у вас железные воины.Они заставили землю дрожать,
       И многие народы — Хинова, Литва, Ятваги, Деремела и половцы —
       Бросьте свои копья
       И они склонили головы под этими мечами из закаленной стали.

       Но вот, князь Игорь, свет солнца померк
360 И напрасно дерево сбросило листья.
       На Суле и Росе поделили города,
       И не восстанет вновь доблестный полк Игоря!
       Дон, князь, зовет к тебе, зовет князей к победе.Дошли до схватки отпрыски Олега, доблестные князья.

       Ингварь и Всеволод и все три отпрыска Мстислава!
       Вы соколы не лукавого гнезда,
       Хотя и не фортуной побед вы заслужили себе власть.
       Где же ваши золотые шлемы и ваши польские копья и щиты?
       Своими острыми стрелами бросьте преграду через ворота равнины,
370 За землю Российскую,
       За раны Игоря, свирепого сына Святослава.Ибо Сула уже не течет серебристыми ручьями к городу Переяславлю,
       И течет Двина, как болото, для тех страшных полоцких под крики язычников.
       Только Изяслав, сын Василька, звенел острыми мечами своими по литовским шлемам,
       Разбил славу деда Всеслава -
       Он и его любимец, под алыми щитами, на кровавой траве,
380 были сбиты в траву литовскими шашками.А его любимая сказала:
         «Птицы, князь, бросили тень своих крыльев на твоего телохранителя,
         И дикие звери начали лизать их кровь».
       Здесь не было ни его брата Брячеслава, ни другого его брата Всеволода:
       В одиночестве он выпустил свою жемчужную душу из своего доблестного тела мимо своего золотого ожерелья.
       Голоса понизились, Счастье поникло,
390 В Городно трубят рожки.
       Ярослав и все отпрыски Всеслава!
       Теперь вы должны опустить свои знамена,
       Вонзи свои сломанные мечи в ножны,
       Ибо вы отошли от славы ваших предков,
       Ибо своими разногласиями вы открыли путь язычникам в землю Российскую,
       Против имения Всеслава,
       Ибо через ваши междоусобицы пришло насилие из земли половецкой.В седьмом возрасте Трояна Всеслав бросил жребий за дорогую ему девицу.
400 Хитро он сел на коней и поскакал к городу Киеву,
       И древком своего копья коснулся золотого киевского престола.
       Он поскакал оттуда, как бешеный зверь, в полночь из Белгорода.
       Он был окутан голубым туманом.
       Утром он погрузился в свои топоры,
       Открыл ворота Новгорода,
       Разбил славу Ярослава,
       Помчался волком на Немигу из Дудуток.На Немиге раскладывают снопы голов,
410 Молотят цепами из закаленной стали,
       Жизнь выложена на гумне,
       И душа отвеивается от тела.
       Берега Немиги были засеяны недобрым семенем -
       Они были засеяны костями сынов России.
       Всеслав-князь народу справедливость встретил,
       Отдал князьям их города,
       А сам мчался ночью, как волк:
       Из Киева до петушиного пения мчался в Тмуторокан,
       И, как волк, пересек путь великого Хорса.420 Заутреню звонили ему в Полоцке рано
       На колоколах Святой Софии,
       И он в Киеве услышал звук.
       И хотя в его храбром теле была душа волшебника
       Тем не менее, он часто терпел несчастья.
       Для него волшебник Боян давным-давно произнес, весьма проницательно, такое изречение:
         «Ни хитрый человек, ни хитрый, ни птица хитрая
         Суд Божий избежит».
       О, стонать должна русская земля,
       Вспоминая прежние времена и первых князей.430 Что Владимир древний не мог быть пригвожден к киевским холмам.
       А теперь еще и штандарты Рюрика поднялись,
       А другие - те, что у Давида.
       Но в раздорах развеваются их знамена и поют их копья.

       На Дунае раздается голос Ярославны.
       Как кукушка неведомая, она рано зовет:
         «Я полечу, — говорит, — как кукушка по Дунаю,
         Я промочу бобровый рукав в реке Каяла,
         Я вытру для принца кровавые раны на его могучем теле."
440 Ярославна рано плачет в Путивле на валу, говоря:
         «О ветер, могучий ветер,
         Почему, господи, вы так сильно дуете?
         Зачем ты метешь языческие стрелы на своих легких крылышках против воинов моего возлюбленного?
         Разве вам не нравилось взрываться высоко под облаками, мягко покачивая лодки в глубоком синем океане?
         Зачем, господи, счастье мое по ковылю разнесло?
       Ярославна рано плачет в городе Путивле на валу, говоря:
450 "О Днепр Словутич,
         Ты прорвался через горы каменистые в землю половецкую,
         Закачала ты на своих волнах до воинства Кобяка галеры Святослава -
         Тогда качай, господи, мой возлюбленный обратно ко мне, чтобы я не посылала ему слишком рано свои слезы за океан."
       Ярославна рано плачет в Путивле на валу, говоря:
         «Яркое и трижды яркое солнце!
         Ты теплая и красивая для всех -
460 Зачем же, владыка, Ты излил свои обжигающие лучи на воинов моего возлюбленного,
         Согнули от жажды луки свои на безводной равнине и захлебнулись от горя колчаны свои?»

                         ***

       Море плескалось в полночь,
       Смерчи приходят, как туман.Игорю-князю Бог указывает путь из земли половецкой в ​​землю русскую,
       К золотому трону своего отца.
       Вечернее зарево погасло.
470 Игорь спит, Игорь просыпается.
       Игорь мысленно измеряет равнины от великой реки Дон до малого Донца.
       Лошадь стоит наготове в полночь.
       Овлур свистнул за рекой:
       Он приказывает Принцу понять -
       Князь Игорь не медлит!
       Он звал, Земля грохотала,
       Зашумела трава,
480 Зашевелились шатры половецкие.И Игорь Князь мчался, как горностай, в камыши,
       Как белая утка на воде.
       Он бросился на быстром коне
       И спрыгнул с него, как серый волк.
       И побежал к излучине Донца
       И летел как сокол под туманами,
       Он убивает гусей и лебедей на завтрак, обед и ужин.
       И пока Игорь соколом летал,
       Так побежал Овлур, как волк,
490 И их тела рассеяли ледяную росу -
       Потому что они перегнали своих быстрых коней.Донцы сказали:
         «Князь Игорь, для тебя нет недостатка в величии,
         А для Кончака - огорчение,
         И за землю российскую - радость!"
       Игорь сказал:
         «О Донец, для тебя нет недостатка в величии,
         Ибо ты качала принца на своих волнах,
         Ты расстелила для него зеленую траву на своих серебряных берегах,
500 Ты одел его теплыми туманами под тенью зеленого дерева,
         Ты охранял его с уткой по воде, С чайками по потокам, С кряквами по ветру."
         «Не такова, — сказал он, — река Стугна с ее злым потоком.
         Он пожирал другие реки и приземлял лодки в кусты на своих берегах,
         И закрылся над князем Ростиславом.
         На берегах Днепра плачет мать Ростислава о своем юном князе Ростиславе.
510 Цветы поникли от горя, и дерево склонилось к земле от горя».

       Это не болтовня сорок:
       Это Гзак и Кончак едут в погоню за Игорем.Тогда вороны не каркали,
       Галки замолчали,
       Сороки не болтали,
       Они только ползли по ветвям.
       Стук дятлов указывает на воду.
520 Соловьи с веселыми песнями провозглашают свет.
       Гзак говорит Кончаку:
         «Если сокол прилетит в свое гнездо,
         Подстрелим молодого сокола нашими золотыми стрелами».
       Кончак говорит Гзаку:
         «Если сокол прилетит в свое гнездо,
         Заманим молодого сокола в ловушку прекрасной девы."
       И Гзак говорит Кончаку:
         «Если мы заманим его в ловушку красивой девушкой,
         У нас не будет ни молодого сокола, ни прекрасной девы,
530 И птицы нападут на нас на Половецкой равнине».
       Боян рассказал о походе Святослава на кагана,
       Он, поэт древности,
       Ярослава и Олега:
         «Хоть голова тяжела, с плеч разошлась,
         Болеет телом без головы" -
       И так русская земля без Игоря.				
		

	


	

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.