Орден тамплиеры: Как ордену тамплиеров удалось дожить до наших дней

Содержание

История и легенды ордена Тамплиеров

История и легенды ордена Тамплиеров | Pais Magico S.L.

49077731

Hits: 9713

Средневековый орден тамплиеров овеян легендами. До сих пор пытаются найти богатство тамплиеров, которые они спрятали накануне его исчезновения в 14 столетии. Почему вокруг этого братства столько тайн?
Чтобы разобраться в этом, вспомним историю.
В 1118 году в период между первым и вторым крестовыми походами французские рыцари Гюго де Пейен и Жофруа де Сен-Оме и их семеро собратьев взяли на себя заботу о защите паломников, идущих в Святую землю, чтобы поклониться христианским святыням в Иерусалиме. Король Иерусалима отвел им под резиденцию часть своего замка, Темпля, построенного на месте древнего иудейского храма Соломона. Группа рыцарей объединилась в военно-монашеский орден под названием «Бедные рыцари Иисуса из Храма Соломона». Со временем их стали именовать Тамплиерами – по названию их резиденции – храму Темпль.
Вступая в орден, рыцарь принимал монашеские обеты послушания, бедности и безбрачия. Устав рыцарей был утвержден в 1128 году Римским папой Евгением Третьим.
Члены Ордена делились на три сословия: рыцари, священники, сержанты. Монашеские обеты принимали все три сословия. Рыцарями ордена могли стать французы и англичане, а позднее испанцы, итальянцы и фламандцы. Вступающие в братство должны были иметь благородное происхождение. Сержантами ордена могли быть как богатые горожане, так и простые люди. Священниками Ордена могли быть священники католической церкви. Они подчинялись только Магистру Ордена.
Орден быстро рос и через несколько лет в нем насчитывалось около 300 рыцарей, среди них были также принцы и герцоги. Рыцарское братство было явлением, на многие века опережающим свое время. В сущности, они организовали первую, из знакомых нам сегодня, «неправительственную некоммерческую организацию», целью которой были пропаганда христианских идей и сбор средств.
Пропаганда идеи состояла в защите паломников, а сбор средств был необходим, т.к. изначально рыцари ордена были очень бедны. На двух рыцарей приходилась одна лошадь. В последствии, они создали печать, изображающую двух всадников на одном коне, которая является символ обета бедности и чистоты. Такое положение дел длилось несколько лет.  Позже король Иерусалимский Балдуин Второй отправил Гюго де Пейена к Папе Римскому с требованием инициировать Второй Крестовый поход, т.к. мусульмане продолжали вылазки на христианские территории. Де Пейен со своими товарищами объехал практически всю Европу. Он уговорил государей собрать войска для Крестового похода и собрал многочисленные пожертвования для реализации этой идеи. Гюго де Пейен присутствовал и выступал на Великом Церковном Соборе в Труа и завоевал симпатию и заручился поддержкой духовенства.
В 1139 году Папа Иннокентий Второй издает буллу, которая дает ордену большие привилегии – такие как утверждение должности капеллана, освобождение от уплаты десятины, разрешение строить часовни и иметь свои кладбища.
Самое главное, Папа хотел иметь собственных защитников и подчинил орден себе, возложив на магистра и его капитул полную ответственность за политику и управление орденом. Это означало абсолютную свободу и абсолютную власть.
Это событие открыло перед Нищими Рыцарями все пути мира, и стало новой главой в их истории – периодом невиданного расцвета.
Как упоминалось выше, согласно уставу, рыцари в ордене делились на две категории: «рыцари» и «служители», со временем появился особый класс монахов, что было удобно и целесообразно. Монахи не могли проливать крови и вели службы в собственных церквях Ордена.
Женатых рыцарей в орден принимали неохотно, они также не могли носить белые одежды, которые символизировали чистоту и отсутствие греховности. Если женатый рыцарь умирал, то его владения переходили в собственность Ордена, а жена умершего должна была их покинуть. При этом, вдова получала финансовую поддержку от Братства пожизненно.
Через некоторое время благодаря такой политике Орден стал обладателем огромных владений не только в Святой земле, но и на территориях Европы.
Тамплиеры имели имущество во Франции, в Англии, Испании, Италии, Португалии, Германии, Венгрии, Шотландии, Фландрии.
Тамплиеров принято считать родоначальниками банковского дела. Им принадлежит идея дорожных чеков. Наличие такой системы позволило путешественникам избавиться от необходимости перевозить золото и драгоценные камни с собой, потому что путешествия и паломничество были очень опасными занятиями в те времена. Обладатель ценностей мог явиться в любую «компурию» Ордена и внести их в казну, получив взамен чек, на который ставился отпечаток собственного пальца, удостоверяющий личность. С путешественника брался небольшой налог при обналичивание чека в другом месте. Также обладатель этого документа при желании мог взять деньги в «кредит», в счет следующего их погашения. Существовала и система «бухучета». Два раза в год чеки отсылались в главную «компурию» Ордена, где их детально подсчитывали, подводили баланс и архивировали.
В сотрудничестве с Тамплиерами были заинтересованы короли и знатные особы разных государств, т.
к. они в период своего расцвета обладали развитой финансовой системой. Например, во Франции в течении 25 лет два казначея Ордена (Гаймар и де Меллит) контролировали и вели учет казны французской монархии. Один из них по просьбе короля Франции Филиппа Второго Августа был назначен на пост министра финансов этого государства. Это означало практически управление страной.
Таким образом, «нищие рыцари» приобрели статус крупнейших финансистов Европы и Стран Востока. Эти факты явились зарождением легенды о сокровищах Тамплиеров, которые где-то спрятаны, и которыми так хотел завладеть впоследствие Филипп Четвертый Красивый-Король Франции.
Что известно о жизни Тамплиеров в Испании?
Рыцарские Ордена в Испании начали появляться с пятидесятых годов 12 века. Король Альфонсо Первый – Воитель, владевший Арагонской короной, был одержим идеей крестовых походов. По материнской линии он был французом и имел множество близких контактов с Тамплиерами. Он много раз просил разрешения у Папы Римского поехать в Палестину, чтобы сразиться с иноверцами.
Папа посоветовал ему прежде навести порядок на земле, где он живет, т. к. его собственная страна была захвачена мусульманами. Король послушался понтифика и не раз отправлялся на войну. За это он получил прозвище «Воитель». У него не было прямых наследников, после своей смерти он завещал целое королевство Тамплиерам. Местная знать была против такого решения. И тогда его поданные придумали такой ход.  В южной Франции, в монастыре жил брат короля – монах. Он снял с себя монашеские обеты, приехал в Арагон, затем женился, и вскоре у него появилась наследница. После выполнения «возложенной на него задачи» он спокойно вернулся в монастырь. Таким образом, Тамплиеры не получили в свою собственность целое королевство, хотя стали собственниками некоторых земель и строений.
В течение двух столетий Тамплиеры были активными участниками реконкисты (отвоевывание народами Пиренейского полуострова в 8 -15 в.в. территорий, захваченных арабами и берберами) Средневековые хроники свидетельствуют, что рыцари в белых плащах с красными крестами (символ тамплиеров) всегда дрались в первых рядах королевских войск.
Король Педро Второй часто занимал у них деньги для военных походов. Король Хайме Первый был воспитанником Тамплиеров и симпатизировал им на протяжении всей жизни. В 1282 году братство помогло Педро Третьему завладеть Сицилией. Тамплиеры оказывали множество услуг королям Арагона и Кастилии и знатным особам других мест. Поэтому, когда в 14 веке пришел приказ казнить рыцарей ордена, испанцы его не выполнили. Несмотря на то, что Испанских Тамплиеров запретили, их не преследовали. Их имущество (6 замков и земли) с самими рыцарями перешли в другие ордена – Калатравы, Сантьяго, Монтесы. Испании предстояло еще два века сражаться с мусульманами, и королям нужны были опытные воины.
Влияние Ордена на многие королевства было настолько сильным, что казалось его могущество сохранится надолго. Но события, произошедшие в 14 веке во Франции, изменили ход событий. Падение Ордена Тамплиеров связано с именем последнего Магистра Жака де Моле.
Кто такой Жак де Моле, и что произошло во Франции в 14 веке?
Он является последним, двадцать вторым, Магистром Ордена.
Родился в Бургундии, в рыцарской семье. Упоминание о нем в документальных источниках появляется в связи с вступлением в орден в 1265 году. В 1293 году он становится Магистром Ордена. Будучи на этой должности, пытается собрать деньги на новый Крестовый поход, посещая королей Италии, Англии и Франции. В 1306 году он прибывает в Париж. Туда же была перевезена и казна тамплиеров. Королем Франции в то время был Филипп Четвертый Красивый. Он славился жестоким правлением и жадностью. Находясь у власти, он испытывал значительные финансовые трудности и занимал деньги то у евреев, то у Тамплиеров. Зная о сокровищах рыцарей, монарх пытался вступить в Орден, как это сделал король Португалии, но ему вежливо отказали. Филипп очень хотел завладеть сокровищами тамплиеров. Он предпринимает хитрый ход и предлагает Тамплиерам объединится с другим орденом – Госпитальерами.
Подобная реформация предполагает назначение нового Магистра, и он готов поставить на этот пост одного из сыновей. Этот план не увенчался успехом.
При встрече король показывает внешнюю доброжелательность к Магистру и даже предлагает ему стать крёстным отцом одного из королевских детей, пытаясь расположить к себе Жана. И в то же время готовит коварный план по аресту рыцарей. Легенда гласит, что жадность его не знала предела и, чтобы сэкономить, король приказывает выпускать монеты с меньшим количеством драгоценных металлов, спровоцировав при этом народный бунт. И где же он прячется? В замке у Тамплиеров. Находясь в их владениях, Филип Красивый видит сокровища, хранящиеся там. Единственной его целью становится желание завладеть богатством. Он способствует восхождению на престол нового Папы – Климента Пятого, который полностью зависит от него, и приводит свой коварный план в действие .В пятницу 13 октября, солдаты короля внезапно арестовывают три тысячи Тамплиеров .Их обвиняют в ереси ,богохульстве, тайных обрядах ,сговоре с дьяволом , затем бросают в тюрьму и подвергают ужасным пыткам. Сам Жак де Моле провел 7 лет в тюрьме. После того, как Жак пробыл в заточении 7 лет, Филипп решил сжечь его на костре. В момент казни Жак де Моле произносит речь и предсказывает скорую гибель королю и Папе. Эта речь известна как проклятие Жака де Моле. Вначале он проклинает себя за то, что дал ложные показания и не выдержал пыток, и просит господа о прощении, а вслед за этим предсказывает скорую гибель королю и Папе. И что говорят исторические факты? Папа умирает скоропостижно через месяц, его хоронят в крипте, где  впоследствие  случается пожар… Филипп Красивый в 46 лет падает с лошади и тоже погибает… Затем один за другим погибают его  три сына, не оставив после себя наследников мужского пола .На этом династия Капитингов заканчивается.
А где же спрятаны сокровища Тамплиеров? Они до сих пор не обнаружены. Одна легенда гласит, что на собственном флоте рыцари увезли их в Латинскую Америку (т.к. по одной из версий, они знали о ее существовании до Колумба). Другая, версия гласит что эти богатства стали первоначальным капиталом ордена Масонов.
До сих пор ходит много легенд вокруг этого ордена.
Несмотря на то, что орден был католическим, тамплиеры изучали алхимию, иудаизм, эзотерику, астрологию и много других тайных наук. По преданию, они были хранителями чаши Грааля, которую в течении многих веков пытались найти мистики, «сильные мира сего» и искатели приключений.
Наследие Тамплиеров в Испании живо и по сей день.
В Кастилии и Леон, в Понферраде, можно увидеть величественный замок, построенный в 1178 году. Сооружение представляет собой многоугольное здание, 12 башен которого повторяют форму созвездий. Две крепостные башни соединены аркой. Внутри замка расположен зал оружия и другие помещения. Свидетельством связи тамплиеров с этими землями является культ Богородицы Каменного дуба, в честь которой было воздвигнуто святилище во время реорганизации замка. В нижней части старого города построена барочная церковь святого Андреса, где хранится тамплиерское распятие Христа. Неподалеку расположено римское месторождение Лас-Медулас, где тамплиеры, вероятно, добывали золото, что объясняет их высокий уровень благосостояния на этих землях.
В Сеговии находится церковь Вера Крус, она известна своей двенадцатиугольной формой.
В Арагоне находится разрушенный замок Монсон. Здесь, по приданию, воспитывался король Хайме Первый. Замок, расположенный в центре города, и его часовни имели сеть тоннелей, соединявших строение с жилищем тамплиеров. В этом же районе расположены святилище Нуэстра-Сеньора-де-ла-Алегрия и замки-близнецы Бельвер и Чамалера.
В Каталонии сохранился замок Миравет. Он известен тем, что был местом хранения копья графа Рамона Беренгера IV, который всегда помогал тамплиерам, и одного из образцов Священного Писания. 
В Торосе сохранился замок Суда, который превращен сейчас в отель – Парадор.
В Мурсии расположен Замок Каравака-де-ла-Крус. Изначально он являлся мусульманской постройкой.  В центре его расположено святилище Вера Крус, окруженное 14 крепостными башнями. С течением времени замок был украшен элементами барокко. Кроме того, в его здании расположен Музей священного искусства и истории.
 
Наш тур «Cокровища тамплиеров и Священный Грааль» предоставляет вам уникальную возможность совершить путешествие по дорогам тамплиеров и побывать в замках, принадлежащих рыцарям. Присоединяйтесь к нашему туру и отправляйтесь в захватыввающее путешествие по Средиземноморскому побережью Испании, Наварре, Стране Басков, французским Аквитании, Пиренеям, Кагору, Тулузе по следам загадочного рыцарского ордена.

Продолжая, использовать этот сайт. Вы даете согласие на использование файлов cookies. Подробнее Согласен(-на)

The cookie settings on this website are set to «allow cookies» to give you the best browsing experience possible. If you continue to use this website without changing your cookie settings or you click «Accept» below then you are consenting to this.

Закрыть

Новые тамплиеры — Парламентская газета

Новые тамплиеры

Мир. История

 

История не просто повторяется, а повторяется в самых хитрых разновидностях и с завидной закономерностью, которую нельзя не замечать…

 

Ровно семьсот лет назад, в 1314 году, прекратил свое существование могущественный орден рыцарей Храма (орден тамплиеров, от французского слова temple — храм), влияние которого распространялось на все Средиземноморье и прилегающие к нему государства. И главную роль сыграл здесь французский король Филипп IV, которого современники наградили двумя яркими эпитетами: красивый и железный. Многие члены ордена закончили свою жизнь в заточении, а глава ордена Великий магистр Яков де Молле был сожжен на костре. Имущество и денежные кассы тамплиеров были конфискованы и частично переданы ордену госпитальеров, частично — городам и территориям, где они находились. Это событие стало одной из главных вех в истории человечества, служа потомкам наглядным уроком и одновременно хорошим предостережением.

Филипп Красивый вошел в историю как тонкий политик, как человек мудрый и немногословный: король больше слушает, чем говорит, — писали о нем современники. Царствование Филиппа IV — это постоянная борьба за укрепление государства, борьба с неблагоприятными внутренними и внешними условиями. Серьезной проверкой на прочность и силу воли было соперничество короля с папой за верховенство светской (монаршеской) власти над церковной. Это, в конечном счете, была борьба за колоссальные церковные налоги и поборы, в которой король победил.

Филипп Красивый писал папе, что светская власть выше, поскольку она отвечает за жизнь и благосостояние всех подданных, включая и священнослужителей с их монастырями и соборами, и если государство потерпит крах, значит пострадают все, в том числе и церковники.

Король утверждал, что над монархом стоит только Бог, и заявлял о себе как о защитнике всех христиан. «Богу — богово, кесарю — кесарево», ссылался король на знаменитые слова Иисуса Христа. Благочестие и принципиальность Филиппа IV не знали границ: он никого не боялся, кроме Бога, и шел до конца. Смело и открыто король обвинил папу римского Бонифация VIII в атеизме, ереси, содомии, идолопоклонстве (папа изваял свои бюсты из серебра и выставил в церквях Рима) и кумовстве (папа возвел в кардиналы трех своих племянников, которые не отличались ни набожностью, ни религиозными познаниями). Попутно заметим, что Бонифаций VIII в истории католицизма был далеко не единственным папой с нечистоплотной биографией.

Но чаще всего Филиппа Красивого вспоминают в связи с «делом тамплиеров» — судебным разбирательством, длившемся несколько лет, по которому были заслушаны сотни свидетелей, как самих тамплиеров, так и тех, кто добровольно вышел из их организации (или не вступил) по причинам, изложенным ниже, а также очевидцев — сторонних людей. Но обо всем по порядку.

Орден основал французский рыцарь Гуго де Пайен в 1118 году в Иерусалиме, после завоевания его в 1099 году крестоносцами. Сейчас трудно сказать, каковы были истинные мотивы создания этой хорошо организованной и вооруженной структуры, вероятно, вполне благородные: сбор пожертвований и защита многочисленных паломников, прибывающих в Палестину из Западной Европы. Хотя нельзя не отметить, что уже первоначально в уставе тамплиеров говорилось о возможности вступления в орден рыцарей, виновных в святотатстве, убийстве и других преступлениях, якобы для спасения души. Не по этой ли причине орден притягивал словно магнит бродяг, преступников и проходимцев всех мастей?

Так или иначе, но к середине XIII столетия орден превратился, выражаясь современным языком, в международную организованную преступную группу (ОПГ), никому не подконтрольную — формально тамплиеры подчинялись только папе римскому, да и то как бы делая одолжение. Орден контролировал все основные морские и торговые пути, а также важные финансовые потоки, став, по сути, крупнейшим европейским ростовщиком. Как подчеркивает французский историк Жан Фавьер, в XIII столетии тамплиеры стали главными банкирами Западной Европы. Денежные кассы храмовников, аналоги современных банков, были созданы при дворах многих европейских монархов, включая английского, испанского и французского. Фактически государственные финансы находились в их руках, то есть орден стал эффективным государством в государстве, а с учетом влияния на разные страны — неким сверхгосударством.

Во Франции в XIII веке все денежные потоки проходили через тамплиеров, в их кассы (банки) поступали все налоги страны, через них уходили деньги на разные расходные операции, — и французский король даже не знал реального положения дел в своих финансах. В Париже казна тамплиеров располагалась в историческом центре рядом с королевской резиденцией и была одновременно и королевской казной. Любопытная деталь. Когда король Людовик IX Святой (Филипп Красивый — его внук) попал в плен в Египте во время крестового похода, тамплиеры отказались дать деньги на его выкуп. Сенешаль короля (ближайший придворный) Жан де Жвенвиль со своими воинами был вынужден подняться на борт одной из галер тамплиеров и вскрывать боевым топором сундуки с деньгами (финансы-то были в руках тамплиеров, и финансы эти все время находились в движении).

Филипп Красивый, человек дальновидный и твердый, не мог себе позволить долго оставаться чьей-то игрушкой. Он справедливо опасался, что его могут элементарно обманывать. А самое главное: стране требовались деньги, очень много денег, и считать их было необходимо.

Внутри страны крупные феодалы не только постоянно пытались отгородиться от центральной власти, но и порой прямо с ней конфликтовали. А на внешних рубежах постоянные военные столкновения и территориальные споры возникали с Фландрией, Испанией, Англией и Священной римской империей. Нужны были и советники, и хорошо обученная армия, и регулярные выезды со всем двором в разные уголки королевства, чтобы, как говорится, держать руку на пульсе. Кроме того, именно на каждом короле франков всегда лежала львиная доля за организацию (читай: финансовую поддержку) крестовых походов, которыми были буквально одержимы папы римские, стремящиеся в подобном едином идеологическом порыве усилить свое влияние и одновременно погасить междоусобную склоку западных королей.

В 1307 году король взял полный контроль над своей казной. С этого момента начался закат империи храмовников, который завершился официальным роспуском ордена в 1314 году и сожжением на костре его великого магистра. Однако моральное разложение тамплиеров произошло гораздо раньше. Особенно оно стало очевидным, когда в 1291 году крестоносцы были окончательно выбиты из Палестины, и толпы привыкших к легкой наживе рыцарей-грабителей волнами покатились назад в Западную Европу.

Аморальность тамплиеров, их цинично-кощунственное отношение к христианским символам, тяга к разгульной жизни и содомии — неоспоримый и доказанный исторический факт. Повсюду говорили об их трусости в боях с турками. Трубадуры пели песни, в которых высмеивалось предательство тамплиеров, сдавших туркам Иерусалим с Акрой и поддерживающими тайные связи с султаном Египта и Сирии Саладином. В народе укрепилось выражение: пить как тамплиер. А пойти к тамплиерам, означало пойти в бордель. Стоит заметить, что на Руси тоже были известны двойники ордена храмовников.

Это, в частности, Ливонский орден, псов-рыцарей которого приводил в чувство Александр Невский, а затем Иван Грозный.

Орден храмовников возродился в XVI веке, но уже в виде масонства, которое позже расползлось как раковая опухоль по всему свету. Возрождение произошло как с помощью потомков самих тамплиеров, так и с помощью потомков — членов их семей. Изначально во время обряда посвящения неофиту объявлялось, что вместе с ним в орден вступают все его родственники и их последующие поколения. Появились, разумеется, и новые «послушники», особенно их любили вербовать среди богатых слоев общества, дабы пополнять свои кассы и наживаться на простаках, летящих словно мотыльки на мистическую мишуру масонских обрядов. Суть этих организаций не изменилась, только появились разнообразные формы, а действовать они стали изощреннее и более скрытно. Цели, естественно, как и раньше, объявлялись самые благородные.

Дожили храмовники и до наших дней. Современные тамплиеры действуют также цинично, бесцеремонно, как и их далекие предки, прикрываясь красивой фразой, чаще всего под предлогом «защиты демократии». От обычных криминальных структур, наподобие сицилийской мафии или российских воров в законе, они отличаются своим международным масштабом, отличной политической организацией и огромными финансовыми возможностями, позволяющими очень умело вести пропаганду, приобретать СМИ, подкупать государственных лиц в разных странах и создавать там кукольные организации.

Сегодня под их влиянием не только финансовые и торговые пути. Теперь плюс к этому прибавился контроль за нефтью и всеми остальными ресурсами. Прибавился также контроль за наркотрафиком: в современном мире наркотические вещества — это оружие массового поражения, разрушающее генофонд и действующее в первую очередь на молодых. По примеру давних орденов созданы и современные западные военные блоки. Скажите, пожалуйста, разве солдаты НАТО — это не псы-рыцари? Ведь НАТО — организация, созданная, как и орден тамплиеров, для защиты (!), однако постоянно воюет и в Азии, и в Африке, и в Европе, хотя никто не нападает на страны-члены этой организации.

Переместился и центр «тамплиерской» тяжести. Теперь он не во Франции, а в США, стране, которая ничуть и не собирается скрывать свою борьбу за мировое господство, за контроль над природными, человеческими и финансовыми ресурсами. Отсюда «хорошие» и «плохие» страны. «Плохие» это, к примеру, Беларусь, Иран, Венесуэла и, конечно, Россия, которые не хотят плясать под дудку Белого дома. Так, может быть, с «хорошими» странами поступают по-хорошему? Увы. Достаточно взглянуть на бывшую советскую Прибалтику, где некогда процветала собственная промышленность. Теперь ничего этого нет. Чуть ли не все молодые трудоспособные люди уже давно выехали в поисках работы в Западную Европу. В Латвии, например, из промышленности осталась только сфера финансовых услуг (70 процентов от всей экономики). По статистике Центрального банка Европы, на счетах в латвийских банках лежит 20 млрд евро — и в основном это деньги россиян, причем не от совсем светлого бизнеса. Вот и все: как говорится, за что боролись, на то и напоролись. Неужели прибалты всерьез думали, что Западу нужны конкуренты? Между прочим, когда-то предки латышей и литовцев вместе с русскими громили Ливонский орден.

У нынешних последователей храмовников есть даже «хорошие» и «плохие» террористы — одних они прямо-таки лелеют, давая им убежище в Англии, США и других государствах, других разрешается отлавливать и давить, в том числе с помощью России. Эти «другие» — вышедшие из-под контроля, потому что всех террористов, как правило, они сами же и порождают. Так было с талибами в Афганистане, так было в Ираке и так продолжается поныне в Сирии, где американцам и их сотоварищам необходимо любой ценой устранить непокорного президента Асада для контроля за ресурсами Ближнего Востока.

Нам сегодня в принципе не важно, есть ли, допустим, во властных структурах Вашингтона, Лондона или Берлина генетические потомки тамплиеров или реальные масоны, плетущие какие-либо козни против добрых людей, — пусть ничего этого нет, ради бога. Зато нам крайне важно осознавать, что не умерли те давние коварные методы создания государств в государстве и мировых надгосударственных структур. Мы прекрасно видим, что все это есть, чему примеров более чем достаточно. И там, где главы государств достаточно сильны и прозорливы, они пресекают подобные попытки. Показателен в этом отношении пример российского нефтяного олигарха, который возомнил себя главным человеком страны, начал сеять страх и террор, пока его преступную деятельность не пресек президент и не изолировал от общества. И совсем не случайно, что за досрочное освобождение кровавого нефтяного магната хором выступали западные «миролюбцы», его вдохновители и покровители.

А Украина? Здесь вообще все как на ладони и как по нотам — по нотам из вашингтонского центра. Тут яркий образчик — гражданин трех стран Коломойский, создавший собственные военизированные структуры. Как и некогда тамплиеры, «рыцари» Коломойского за деньги готовы совершать любые преступления. Среди их «подвигов» тысячи убитых мирных жителей Донбасса и Луганской области, женщины, дети, старики. Целые города утюжатся «градами» и «ураганами» только за то, что местное население не поддерживает фашистов Майдана, захвативших власть при прямом подстрекательстве заморских советников. И западные, с позволения сказать, правозащитники, «естественно», ничего не замечают, потому что коломойские и прочие подобные бандиты Украины — их «родственники», они тоже «дети тамплиеров», то есть все они одной масти, одной сатанинской породы.

Между тем ситуация в самих США непростая. Уровень реальной безработицы приближается к 13 процентам, в стране 20 миллионов бездомных, государственный долг, согласно официальным прогнозам, уже в следующем году превысит 21 триллион долларов. А они продолжают печатать банкноты, финансируя подрывные войны и цветные революции. Почти все средства направляются на глобальное влияние. Почему? Да потому что не они, не те, кто всем этим верховодит, будут в конце концов расплачиваться. Да пусть долг достигнет хоть ста триллионов. И что? За все заплатят простые американцы, их дети, внуки, правнуки.

Страдают американские рабочие, страдает американский малый и средний бизнес, зато жиреют на кризисах и санкциях самые богатые. Внутри страны президент — только разевающий рот манекен, по большому счету он ничего не решает, на рычаги нажимают крупнейшие воротилы бизнеса, банкиры и магнаты военно-промышленного комплекса. А если вдруг появится самостоятельный президент, то его немедленно уберут и концы в воду — до сих пор ищут убийц Джона Кеннеди. Зато, если где-то в «плохой» столице, которая не слушает настойчивых подсказок современных тамплиеров, правоохранительные органы возьмут под белы руки нескольких бесчинствующих и сеющих смуту хулиганствующих протестующих, то немедленно по команде из центра поднимается самый настоящий вой всех подконтрольных СМИ, доходит чуть ли не до экстренных заседаний ООН, сразу — угрозы и жесткие требования немедленно освободить «борцов за свободу».

Подводя итог короткому экскурсу в глубину веков, стоит заметить, что история не просто повторяется, а повторяется в самых хитрых разновидностях и с завидной закономерностью, которую нельзя не замечать. Повторяется, потому что никуда не исчезли жадность и корысть, стремление давить слабого и животный страх перед сильным. Филипп Красивый интересен нам как человек необыкновенно твердый, победивший коварного внутреннего врага и укрепивший тем самым авторитет государства. Тем более нам это интересно, что Франция и Россия имели и имеют очень тесные исторические, культурные и духовные связи. Сегодня Париж, к сожалению, как и многие другие столицы Европы, не имеет свободы выбора, что мы видим на примере военных кораблей «мистралей» — французской экономике выгоден этот российский заказ, но не выгоден Дяде Сэму. Тем не менее из истории мы должны черпать вдохновляющую силу позитивных примеров. И в данном случае пусть благородство, гибкость и последовательность великого короля Филиппа Красивого послужит достойным примером современным политикам, радеющим за свой народ и свою страну.

 

Олег Щелов

Тамплиеры | www.visitportugal.com

Под впечатлением от тайн истории кавалеров ордена тамплиеров, от их символизма, наполненного оккультными посланиями, мы совершим прогулку в поисках сокровищ тамплиеров в Португалии.

Орден тамплиеров обосновался в Португалии в XII в. , чтобы оказывать помощь первым португальским королям христианской Реконкисты и продолжить крестовые походы. Замок тамплиеров, заложенный в Томаре (Tomar) в 1160 г., в ту эпоху считался самым современным и продвинутым военным сооружением королевства, и был сооружен по образцу фортификационных сооружений Святой земли. Однако спустя два века, в 1312 г., Орден был упразднен Папой Римским Клементом V, стремлением которого было положить конец славе и могуществу Ордена. Между тем, в Португалии был создан Орден Христа, верный преемник и хранитель всех духовных и материальных богатств, оберегавший дух крестоносцев во время эпохи Великих морских открытий.

Позвольте себе устремиться в самое сердце Португалии за историей, вдохновляющей на воображаемые поиски Святого Грааля.

Под впечатлением от тайн истории кавалеров ордена тамплиеров, от их символизма, наполненного оккультными посланиями, мы совершим прогулку в поисках сокровищ тамплиеров в Португалии.

Орден тамплиеров обосновался в Португалии в XII в., чтобы оказывать помощь первым португальским королям христианской Реконкисты и продолжить крестовые походы. Замок тамплиеров, заложенный в Томаре (Tomar) в 1160 г., в ту эпоху считался самым современным и продвинутым военным сооружением королевства, и был сооружен по образцу фортификационных сооружений Святой земли. Однако спустя два века, в 1312 г., Орден был упразднен Папой Римским Клементом V, стремлением которого было положить конец славе и могуществу Ордена. Между тем, в Португалии был создан Орден Христа, верный преемник и хранитель всех духовных и материальных богатств, оберегавший дух крестоносцев во время эпохи Великих морских открытий.

Позвольте себе устремиться в самое сердце Португалии за историей, вдохновляющей на воображаемые поиски Святого Грааля.

Между рекой Тежу (Tejo) и ее притоком Зезере (Zêzere) мы увидим знаковый замок Алмоурол (Castelo de Almourol), поселок Конштансиа (Constância) и загадочную башню Торре-де-Дорнеш (Torre de Dornes). Город Томар (Tomar), который в былые времена служил местом сбора рыцарей и героев, участвовавших в поисках Грааля, сегодня является кульминационной точкой прогулки, во время которой мы откроем для себя потрясающие пейзажи и памятники.

Задержимся здесь чуть подольше, чтобы узнать подробнее об отважных рыцарях-крестоносцах, резиденцией которых являлся монастырь Христа (Convento de Cristo). Здесь мы узнаем, что деамбулаторий Шарола (Charola) был выстроен по образу и подобию Гроба Господня в Иерусалиме и что церковь в стиле «мануэлино» повторяет пропорции Храма Соломона, места основания Ордена.

Как монашеский бум XII в. способствовал рождению ордена тамплиеров

Случившийся в XII веке всплеск интереса к монашеской жизни породил и новые ее формы — это позволило людям выражать свои религиозные порывы, присоединившись к тому или иному ордену. Тамплиеры, например, сочетали рыцарское достоинство с бедностью и аскезой, а христианскую добродетель — с необходимостью проливать кровь.

Эти и другие аспекты их жизни и службы в деталях были описаны в уставе, но его нельзя было просто взять и сочинить. Публикуем отрывок из книги историка Дэна Джонса: о том, как созданный на волне монашеского бума орден обрел официальное признание, правила жизни и духовного лидера.

Однажды в канун Рождества, за несколько лет до взятия Иерусалима, семилетнему мальчику из Фонтена, что в Бургундии, приснился сон. Он увидел Деву Марию, держащую на руках младенца Христа, как будто он родился в тот самый момент, прямо у него на глазах. Бернарду (впоследствии получившему известность как Бернард Клервоский, а еще позже — просто как святой Бернард) предстояло стать одним из величайших религиозных деятелей своего времени: поборником реформирования монастырей, прославленным ученым, велеречивым и неутомимым автором обширной переписки, блестящим проповедником и первым покровителем и отцом-основателем ордена тамплиеров. Его религиозные прозрения определили направление деятельности западной церкви в первой половине XII века.

В 1126 году, когда Гуго де Пейн покинул Францию, Бернарду было тридцать шесть лет. Двенадцать из них он был аббатом основанного им монастыря в Клерво (фр. Clair Veaux — «Ясная долина») в области Шампань. Монастырь находился в глухой болотистой местности, между рекой Об с одной стороны и двумя невысокими холмами с другой: один засажен виноградом, а другой — зерновыми. Здесь несколько десятков цистерцианских монахов в белых одеяниях жили под руководством Бернарда, следуя строгому монашескому уставу. Орден цистерцианцев возник в 1098 году, когда группа монахов из более популярного Бенедиктинского ордена основала новый монастырь в Сито близ Дижона, чтобы посвятить себя более чистой и строгой монашеской жизни. Главными ценностями цистерцианцев стали простое, аскетическое существование, тяжелый физический труд и уединенная жизнь вдали от цивилизации. Цистерцианцы сознательно противопоставляли себя одетым в черное братьям бенедиктинских монастырей, которые питали слабость к хорошей еде, физическому труду предпочитали литургическое пение и украшали богатые интерьеры своих соборов произведениями искусства и драгоценной утварью. В противоположность им цистерцианские монахи под попечительством Бернарда вели жизнь, полную послушания, молитв, учения, аскезы и непрестанного труда на мельницах, полях и рыбоводных прудах аббатства. «Это место, где услаждается взор, укрепляется слабый дух, смягчается страдающее сердце и укрепляется вера всех, кто ищет Господа», — писал в XII веке один из посетителей Клерво. В то же время такая жизнь не была легкой, так как считалось, что страдания плоти и скудная пища ведут к духовному прозрению и близости к Богу. Бернарду она подходила как нельзя лучше.

Устраивала она и многих других: цистерцианцы были не единственными, кто пытался переосмыслить монашеское служение. XII век стал временем едва ли не самого активного в Средневековье обновления христианства. Монашество расцвело и обрело невиданную со времен возникновения Церкви популярность. «О, как неисчислимо умножилось по божественной благодати в наши дни монашеское братство, — писал один аббат в 1130-х. — Оно охватило почти всю сельскую местность Галлии [т. е. Франции] и заполнило города, замки и крепости». И это были не просто слова:

c середины XI до середины XII века количество монастырей во многих частях Европы выросло на тысячу процентов.

[…] Незадолго до октября 1126 года Бернард Клервоский получил от короля Иерусалима Балдуина II письмо. В нем король сообщал, что на оспариваемых землях на Востоке появилось новое религиозное братство, членов которого «Господь побудил» защищать государство крестоносцев. Это, писал Балдуин, fratres Templarii — братство Храма, — и оно нуждается в признании и уставе, которому могло бы следовать. Потому Балдуин намеревался отправить двоих своих людей, чтобы они могли «добиться для ордена папского одобрения». Он рассчитывал, что понтифик поможет тамплиерам получить деньги и покровительство, дабы те могли успешнее бороться с «врагами веры». Балдуин призывал Бернарда употребить свое влияние на то, чтобы светские правители по всей Европе поддержали тамплиеров, а папа официально признал новый орден.

Бернард Клервосский

Едва ли во всей Европе можно было сыскать лучшую кандидатуру, чтобы обратиться за помощью. Бернард был реформатором, крупным мыслителем и как никто понимал, что заставляет людей искать в жизни новое призвание. Что еще важнее, он умел получать поддержку власть имущих. В сотнях писем, написанных им за долгую жизнь, — на вычурной латыни и часто очень длинных — он льстил, умолял, запугивал и поносил всех — от пап, королей, архиепископов и аббатов до беглых послушников и девушек, собравшихся уйти в монахини, но усомнившихся в своем призвании. Его интересовали как весомые события — война или папский раскол, так и самые незначительные. В одном из писем папе Иннокентию II, написанном от группы бедных цистерцианцев, Бернард сначала просил прощения за то, что беспокоит такого занятого человека, а затем наставлял его, как быть папой: «Если вы верны долгу и традициям апостольского престола, то не будете пренебрегать жалобами бедных». В другой раз он написал пространное послание юной девушке Софии, веля ей сохранить целомудрие и предлагая сравнить себя с другими женщинами, которые живут свободно и предпочитают духовной чистоте пышные наряды: «Они одеты в пурпур и шелка, но их души в лохмотьях. Их тела сверкают драгоценностями, но их жизни опорочены тщеславием». Бернард был мастером красноречия и другом сильных мира сего — что ценно в любую эпоху.

Тем не менее не только это делало поддержку Бернарда желанной. Между формирующимся идеалом тамплиеров и цистерцианским движением, в которое Бернард влился еще молодым человеком, было много общего. Оба ордена были духовными организациями нового типа, основанными на бедности, послушании и отказе от мирского тщеславия в пользу тяжких трудов во славу Господа. Кроме того, через своих первых братьев орден храмовников имел тесные связи с Шампанью, тем регионом Франции, где размещалось аббатство Клерво и где провел большую часть жизни Бернард.

Итак, в 1126 году, получив от короля Балдуина письмо с просьбой о содействии, Бернард отнесся к ней благосклонно. А в следующем году, осенью 1127-го, посланники, о которых писал Балдуин, прибыли в Европу. Возглавлял их первый великий магистр ордена Храма Гуго де Пейн.

На Запад его отправили с целью добиться поддержки для христианского королевства на Востоке. Эту миссию он выполнял не один. Гуго стал одним из нескольких высокопоставленных посланников Святой земли, которые посетили Европу между 1127 и 1129 годом, чтобы укрепить связи между двумя частями западно-христианского мира. Среди них был также Гийом де Бюр, королевский коннетабль, который прибыл, чтобы заключить брачный союз между старшей дочерью Балдуина Мелисендой и Фульком, графом Анжуйским, что обещало сделать последнего преемником Балдуина, не имевшего сыновей. В качестве претендента на трон граф Анжуйский был прекрасным выбором: богатый вдовец в возрасте около сорока лет, человек благочестивый, но суровый, опытный крестоносец, питавший неустанный интерес к делам Востока. Говорили, что он содержит за свой счет (и речь, несомненно, шла о немалой сумме) сто рыцарей в Иерусалиме. Во время пребывания в заморских землях в начале 1120-х годов граф познакомился с некоторыми из первых тамплиеров и с тех пор платил им скромное, но полезное ежегодное вспомоществование в размере «тридцати ливров на деньги Анжу».

Тем не менее добиться его согласия на то, чтобы стать наследником Балдуина, было непросто. Это потребовало бы от Фулька передать свои земли во владение сыну, отправиться за тысячи километров, чтобы встретиться с женщиной, которую он никогда прежде не видел, взять ее в жены и стать правителем самых неспокойных земель христианского мира. Чтобы подсластить пилюлю, Гийом привез с собой поистине великолепные дары, в том числе часть Креста Господня и богато украшенный меч, которые должны были быть переданы собору в Ле-Мане, во владениях Фулька.

У Гуго де Пейна столь впечатляющих даров с собой не было, хотя перед ним стояла задача ничуть не менее важная и сложная. Если Гийому предстояло уговорить одного-единственного человека принять корону, то Гуго было поручено убедить сотни мужчин отказаться от своего имущества и, возможно, даже пожертвовать жизнью в обмен на куда более сомнительное вознаграждение.

Гуго нужно было завербовать новых сторонников: Балдуин II планировал поход на Дамаск, полноценную военную кампанию вместо единичных вторжений на территорию противника, которые он начал в конце 1125 года. Король Иерусалима надеялся отвоевать великий город — опору суннитского халифата — у тюркского атабека Тюгтекина*. Балдуин подсчитал, что взятие Дамаска потребует, говоря словами хрониста Гийома Тирского, «всей военной мощи королевства». Он предвидел, что ему понадобятся дополнительные силы с Запада; убедить присоединиться к кампании как можно больше рыцарей и опытных командиров — вот что было основной задачей Гуго.

В раздробленной империи сельджуков существовало несколько уровней правления. Султан был верховным правителем. Эмир стоял на ступень ниже, он мог быть во главе города или региона. Но если эмир был слишком юн или слаб, чтобы править самостоятельно, от его имени властвовал атабек, своего рода регент.

Именно потому, что он был великим магистром ордена Храма, ему поручили возглавить такую важную миссию. Орден был молод, но он уже зарекомендовал себя как элитная военная организация на службе у христианских государств Востока. Позднейшие

утверждения, будто в течение первых девяти лет существования ордена в нем состояло только девять братьев, звучали романтично и эффектно с точки зрения нумерологии, но не имели ничего общего с действительностью.

В поездке в Европу Гуго сопровождали по меньшей мере пять членов братства: Годфруа де Сент-Омер, Роланд, Пайен де Мондидье, Жоффруа Бизо и Аршамбо де Сент-Аман. Очевидно, что эта делегация привлекала к себе внимание: влиятельнейшие люди в северо-западной Европе изъявили готовность встретиться с нею.

С октября 1127-го до весны 1129-го Гуго де Пейн и его товарищи успели посетить поочередно двух сменивших друг друга графов Фландрии, графа Блуа, графа Анжуйского Фулька, который дал согласие поддержать поход на Дамаск, и даже Генриха I, короля Англии и герцога Нормандии, от которого Гуго пытался добиться разрешения собирать вспомоществование по ту сторону пролива Ла-Манш. В «Англосаксонской хронике» их встреча описана так: «…Гуго Храмовник прибыл из Иерусалима к королю в Нормандию; и король принял его с великими почестями и пожаловал ему многие сокровища золотом и серебром, а после этого он послал его в Англию, и там он был принят всеми добрыми людьми». Летописец оценил успех поездки: «Все давали ему [Гуго] сокровища, и в Шотландии также, и послали большое количество золота и серебра через него в Иерусалим». Миссии удалось убедить многих отправиться на Восток сражаться, «как не бывало со дней папы Урбана», то есть со времен Первого крестового похода. Это был настоящий успех.

Битва при Эль-Мансуре

В 1127–1129 годах Гуго де Пейн и его товарищи-тамплиеры, по сути, проповедовали свой крестовый поход. У них не было формальной поддержки со стороны папы, и нет свидетельств того, что они проводили массовые сборища, как это было, когда организовывался Первый крестовый поход, но их призыв к воинам Запада нашел небывалый отклик. Это подтверждают и оценки другой стороны. По словам арабского хрониста Ибн аль-Каланиси, когда в году Балдуин, наконец, предпринял попытку взять Дамаск, христианская армия, получившая подкрепление из-за моря, состояла из десятков тысяч воинов. […]

Но ни щедрые дары, ни обещания военной помощи не продвигали Гуго к достижению еще одной цели его поездки. Как следовало из письма короля Балдуина от 1126 года, главным, чего желали тамплиеры, было получение апостольской конфирмации и обретение устава — свода жизненных правил ордена. В январе 1129 года состоялся церковный собор. Он проходил в Шампани, в Труа — всего в 80 километрах от цистерцианского монастыря на реке Об, где, проводя дни в молитвах, Бернард Клервоский в то же время со все возрастающим интересом следил за энергичной деятельностью своих соотечественников.

Собор официально начался в воскресенье, 13 января 1129 года. Это была встреча друзей и соратников, прибывших в основном с северо-востока Франции. Столица графства Шампань, Труа, была крупным торговым центром. Над горизонтом города доминировали два величественных сооружения: романский собор Св. Петра и Павла и аббатство Св. Лупа, знаменитый дом каноников-августинцев. В Труа еще недавно проживал прославленный крестоносец лорд Гуго, граф Шампани, который пожертвовал землю для основания аббатства Клерво, — тот самый Гуго, бывший сюзерен (и, возможно, родственник) Гуго де Пейна, который в 1125 году отрекся от титула и вступил в орден Храма в Иерусалиме (по поводу чего Бернард Клервоский написал ему с одобрением: «Вы из графа стали простым солдатом, из богатого человека — бедным»). Когда в 1129 году состоялся собор, Гуго оставался в Святой земле, но именно его связи и богатство сблизили магистра тамплиеров и настоятеля Клерво.

Возглавлял собор представлявший понтифика Гонория II папский легат Матфей, епископ Альбанский. Кроме него присутствовали еще двадцать служителей церкви: два архиепископа, одиннадцать епископов и семь аббатов. Почти все они были из Шампани или соседней Бургундии, так же как два принявших участие в собрании знатных дворянина: Тибо, граф Шампани, и Гийом, граф Невера. Среди аббатов большинство составляли цистерцианцы.

Главными выступающими на соборе были Гуго де Пейн и Бернард Клервоский. Гуго призвал собравшихся официально признать тамплиеров и утвердить их устав. В записи, сделанной писцом по имени Жан Мишель, изложена процедура:

«Мы вместе выслушали то, что сообщил нам… магистр, брат Гуго де Пейн; и, руководствуясь своим ничтожным разумением, одобрили то, что показалось нам достойным и полезным, и отвергли то, что выглядело безосновательным».

Иными словами, это была комиссия, которая обсуждала правила, сложившиеся за первые девять лет существования ордена в Иерусалиме, и вносила свои поправки в них. Ко времени окончания собора Жан Мишель записал на латыни свод правил для тамплиеров, состоявший из шестидесяти восьми статей. Позже его стали называть Первоначальным (или Латинским) уставом. В нем подробно разъяснялось, как следовало отбирать и принимать в орден новых рыцарей, как они должны были молиться, какие праздники соблюдать, что носить, есть и пить, где спать и как вести себя на людях, с кем они могли — и не могли — общаться.

Балдуин II отдает Гуго Пейну и Годфруа де Сент-Омер Храм Саломона

«В этом религиозном ордене процветает и возрождается истинный дух рыцарства», — провозглашал устав, восхваляя всех тех, кто присоединился к тамплиерам с желанием вверить свои души Богу «для нашего спасения и распространения истинной веры». Так возникла идея о том, что тамплиеры представляли собой новую форму рыцарства, которое не устрашало слабых, а посвящало себя борьбе со злом — эту идею Бернард Клервоский начал развивать во времена собора в Труа и позднее изложил подробно. Устав отражал его веру в то, что рыцарство может и должно реформироваться, обратиться ко Христу, отринуть земное тщеславие и следовать духу благородства, долгу и благочестивой цели.

Начинался устав с разрешения практических вопросов, касавшихся того, как брат-тамплиер мог сочетать молитвенную жизнь монаха с беспокойной жизнью воина. С учетом того, что монахам ордена предстояло проводить большую часть времени в дозоре или военных походах, а не в церкви, коленопреклоненными перед распятием, устав дозволял им заменять каждую пропущенную церковную службу определенным количеством повторений молитвы «Отче наш». Тринадцать повторений за пропуск заутрени, девять за вечерню и семь за каждую из ежедневных молитв согласно каноническим часам. Этот упрощенный вариант повседневного монашеского богослужения был разработан так, чтобы ему могли следовать даже простые необразованные люди. Любой крестьянин во Франции знал «Отче наш»;

сведя богослужение к будничному повторению самой известной в христианском мире молитвы, тамплиеры открыли путь в орден ревностным в вере и талантливым людям любого ранга, а не только богатым и образованным.

Кроме того, устав закрепил существование двух разных категорий рыцарей: тех, кто давал обет на всю жизнь, «отринув собственные желания», и тех, кто соглашался вступить в орден на время и сражаться «определенный срок». Последние вполне могли удовлетворять требованиям ордена при минимальной религиозной подготовке.

В Труа явно стремились отойти от стереотипов, связанных с рыцарством. Устав провозглашал воздержанность и равенство. Рыцари-тамплиеры должны были носить белую одежду**, что символизировало «чистоту и совершенное целомудрие». Черные или коричневые одежды предписывались сержантам и оруженосцам — братьям, которые также являлись членами ордена, но не имели рыцарского звания и умений. Это было очень не похоже на облик типичного рыцаря XII века, который сознательно подчеркивал свой статус яркой одеждой, богатыми тканями и изысканными украшениями. Чтобы особо отметить это, многие знаки обычного рыцарства были запрещены. «Одеяния должны быть без пышности и без проявления гордыни, — гласил устав, — и если какой-либо брат решит, что по праву или из гордыни он может носить самую красивую или лучшую одежду, за это он, без сомнения, заслуживает самой худшей». Запрещены были также и меха. С учетом перепадов температур на Востоке дозволялись льняная рубаха и шерстяное одеяло, однако никаких украшений не допускалось. Особенно строгий запрет налагался на модную обувь, которая в начале XII века могла быть весьма вычурной.

«Мы запрещаем остроносую обувь и шнурки и запрещаем любому брату носить их… ибо все эти мерзости пристали только язычникам».

Копье рыцаря также не должно было быть украшено. То же правило распространялось на конскую сбрую: «Мы не желаем, чтобы золото или серебро, которое есть знак личного богатства, было видно когда-либо на ваших уздечках, нагрудниках или шпорах». Походный мешок для продовольствия мог быть только из льняного полотна или шерсти, а ответственный за внешний вид братьев должен был следить за тем, чтобы все они регулярно коротко остригали волосы и подрезали бороды и усы, «чтобы не было лишнего на их телах»***. […]

В выборе белого цвета наиболее явно проявилось влияние цистерцианцев. Знаменитый красный крест появится на одеждах тамплиеров позже, в 1139 году.

 

Несмотря на это, тамплиеры носили прически и бороды в соответствии с требованиями времени: на одних изображениях у них длинные бороды, на других — длинные волосы. В летописи Джеймса Витри, датируемой XIII веком, упоминаются тамплиеры с обритыми наголо головами.

Официально признавалось и то, что тамплиеры проливали чужую кровь. «Новое установление было принесено вами в святые места, а именно объединение воинского дела с религией, так что эта религия, будучи вооруженной, пролагает себе путь мечом и поражает врага без греха», — провозглашал устав, подытоживая таким образом многовековые философские размышления в христианстве на тему того, что убийство «неверующих язычников» и «врагов сына Девы Марии» — деяние, достойное божественной похвалы, а не проклятия. В остальном тамплиеры должны были жить в молитвенном самоотречении. […]

В рубрике «Открытое чтение» мы публикуем отрывки из книг в том виде, в котором их предоставляют издатели. Незначительные сокращения обозначены многоточием в квадратных скобках. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Где можно учиться по теме #история

Читайте нас в Facebook, VK, Twitter, Instagram, Telegram (@tandp_ru) и Яндекс.Дзен.

Тайны тамплиеров: что скрывали средневековые храмовники?

«Орден бедных рыцарей Христа» – потрясающе ироничное название для самой богатой организации XII и XIII веков. Рыцари, сплотившиеся под знаменем Гуго де Пейна ровно 900 лет назад, так и оставили после себя больше вопросов, чем ответов. Тамплиеры – одна из главных загадок Средневековья.

Причем большинство мистификаций вокруг ордена создали уже в наше время. В результате храмовники стали важным элементом массовой культуры. То они с инопланетянами контактируют, чтобы набраться сил для защиты Святой земли, то значатся чуть ли не группой сверхгениальных людей, которые вовремя спрятались от внешнего мира и до сих пор тайно управляют каждым из нас.

Но даже если не верить в самые дикие теории заговора, все равно о тамплиерах слишком мало известно. Как ордену удавалось на протяжении двух сотен лет успешно защищать Ближний Восток? Почему объединение распалось? И где рыцари спрятали свои несметные богатства? В честь 900-летнего юбилея ордена «МИР 24» рассказывает обо всех самых популярных мифах.

Ave Maria, Deus Vult

Несмотря на распространенную в популярных антинаучных книгах теорию, у тамплиеров никогда не было какой-то скрытой цели. После успешного похода на Ближний Восток в начале тысячелетия христиане сумели занять ряд городов, которые теперь находятся в современных Сирии, Израиле и так далее.

Места эти не простые, а священно важные для каждого правоверного. Вот и решили создать несколько квазигосударств, санкции на которые выдавал лично Папа Римский. Антиохийское княжество и Иерусалимское королевство привлекали не только туристов, но и опасных религиозных противников – сарацинов.

Конечно, давать бандитам свободно разгуливать вокруг главных паломнических дорог мира – не самая умная затея. Вот и решили несколько рыцарей дать клятву и объединиться с общим уставом и своими законами. Общественный запрос на кого-то вроде тамплиеров хорошо прослеживается в начале XII века, поэтому их появление выглядит максимально логично. Даже без теорий инопланетного вмешательства или невероятно хитрого плана.

Кстати, фразу Deus Vult они не произносили. Это был клич рыцарей из Первого крестового похода.

Имя им – легион

У разных историков встречаются совершенно разные оценки того, сколько человек находилось в ордене. От скромных сотен до нескольких десятков тысяч. Кажется, что тамплиеры были везде, в каждом государстве, в каждом городе. Однако самые верхние показатели, мягко говоря, преувеличены.

Главная болезнь всех средневековых историков – считать боевой актив «по головам». Возможно, в какой-то момент в околотамплиеровской среде и находились 30 тысяч человек. Но это вместе с женщинами, детьми, всевозможными пажами и оруженосцами. На каждого рыцаря в полном доспехе приходилось по пять человек обслуживающего персонала.  

В Европе XIII века, может, и наберется пара десятков тысяч рыцарей, но все они явно не были сконцентрированы в ордене тамплиеров. Стоит понимать, что одеть полного рыцаря, выковать ему меч и посадить на приличного коня – все равно, что купить небольшой замок. Каждая боевая единица очень дорого обходилась тем, кто ее поддерживал. Да и вступить в орден с улицы было нельзя. Брали только лучших из лучших. Так что реальные цифры по храмовникам действительно ближе к нескольким сотням, чем к десяткам тысяч.

Фото: Фадеичев Сергей/ТАСС

Баснословное богатство

У ордена было просто очень много денег. Тамплиерам постоянно жертвовали большие суммы, их нанимали для защиты или помощи в военных кампаниях. Многие знатные люди и даже Папы Римские переписывали свое наследство в пользу ордена. И уж ради приличия не стоило бы даже упоминать про выделенные земли, которые бесконечно сдавались в аренду и про занятия ростовщичеством.

Золото у храмовников водилось. Но преувеличивать суммы все же не стоит. Большую часть доходов они тратили на то, благодаря чему вообще стали известными, – на ближневосточную войну и возвращение контроля над Святой землей. Как уже упоминалось, полный рыцарь стоил немногим меньше недвижимости, а ведь еще нужно было строить крепости, обеспечивать провизией целые города и вербовать союзников. Личных денег у рыцарей было не так много, хотя некоторые вполне смогли позволить себе на старости лет предметы роскоши.

Искать запрятанные сокровища тамплиеров сейчас бессмысленно. Большая часть имущества была национализирована в рамках разгона ордена, а затем так и осела в карманах истеблишмента. Ну а все то золото, что удалось укрыть от инквизиции, давным-давно было найдено профессиональными археологами.

Все еще среди нас

Самый популярный миф о тамплиерах заключается в том, что орден вовсе не исчез в 1307 году, а продолжает действовать по сей день. Правда, задачи его не всегда понятны и в основном зависят только от фантазии автора очередного ненаучного изыскания. То они охраняют некие мистические ритуальные вещи, то просто заменяют в массовом сознании масонов и прочих рептилоидов. Особенно тема стала популярна после выхода книги Пирса Пола Рида на соответствующую тему.

Однако историки в пух и прах разбивают все самые немыслимые теории. Практически всех орденоносцев либо истребили, либо заставили отказаться от своей профессии. Большое дело инквизиции против тамплиеров, скорее всего, было сфабриковано завистниками, которые не могли смириться с существованием могущественных наемников, получающих деньги со всей Европы. Кроме того, и сам орден утрачивал свои позиции: рыцарей с позором выкинули с ближневосточного театра военных действий, а в бой, например, на Пиренеях они почему-то не спешили. Последние годы тамплиеры буквально не делали ничего, хоть сколько-то связанного со своей профессией – войной.

Фото: JoJan/Википедия

Так или иначе, спустя два века после создания орден попытались вычеркнуть из истории Европы. Хотя пример госпитальеров, которые существуют до сих пор, показывает, что варианты были. Последний Великий магистр храмовников Жак де Моле их не увидел.

Существует, правда, совсем уж невероятная версия, что тамплиеры где-то успели отыскать фонтан вечной жизни. Она произрастает еще из XIII века. Все дело в том, что рыцари ордена действительно жили в среднем лет на 30 дольше, чем их современники. Правда, секрет здесь, конечно, не в магии, а в диете. В основном они питались рыбой и бобовыми, что существенно отличалось от обычного рациона тех времен. Сейчас такой же диетой и столь же высокой средней продолжительностью жизни славится, например, Япония. Впрочем, здоровое питание тоже вряд ли бы довело трещащий по швам орден до наших дней.

Краткая история ордена тамплиеров: germanych — LiveJournal


В одном из предыдущих постов (https://germanych.livejournal.com/314759.html) я рассказал о т.н. «Проклятии Жака де Моле», произнесённого 18 марта 1314 года. Жак де Моле был последним великим магистром тамплиеров. А откуда вообще взялся этот таинственный орден?

Первое упоминание о тамплиерах принадлежит архиепископу и историку Вильгельму Тирскому. Вильгельм Тирский (1130–1186), был архидиаконом тирского митрополита и воспитателем наследного принца Балдуина, затем послом в Константинополе и Риме. Он заключил в 1168 году союз с императором Мануилом I Комнином. В 1174 году Вильгельм был назначен архиепископом Тирским и руководил политикой Иерусалимского королевства. Свободно владел латинским, французским, греческим, арабским, сирийским и немецким языками. В общем, даже по нынешним меркам человеком он был весьма образованным. Не говоря уже про мерки средневековые.

В своей книге «Historia belli sacri a principibus christianis in Palaestina et in Oriente gesti», написанной между 1175 и 1185 г.г., Вильгельм Тирский изложил историю королевства франков в Палестине с самого основания. Стоит отметить, что к моменту, когда он начал этот обширный труд, орден тамплиеров существовал уже полвека и, следовательно, многие события он описывал со слов других людей, в том числе и со слов самих тамплиеров.

Это наверное первая тайна – а таких тайн будет множество – в истории Ордена. Удивительно, что первые полвека организацию, которая так повлияла на историю Европы, первые десятилетия существования словно никто не замечал. Поэтому, кстати, всё, что мы знаем явного об истории создания Ордена тамплиеров, мы знаем исключительно из книги Вильгельма Тирского.

Основатель и первый великий магистр Ордена Гуго де Пайен. Скульптурное изображение

Согласно Вильгельму Тирскому, орден «Бедных рыцарей Христа и Храма Соломонова» – именно так официально именовался орден тамплиеров – был основа в 1118 году. Некий рыцарь Гуго де Пайен, вассал графа Шампанского, а также восемь его товарищей, решили защищать паломников, отправляющихся в Святую землю. Цель без сомнения благородная, учитывая все опасности, которым подвергались благочестивые путники, однако явно рассчитанная не на силы девяти человек.

Как бы то ни было, но товарищи предстали перед королём Иерусалима Балдуином I (братом Готфрида Бульонского, который овладел Святым Городом за девятнадцать лет до описываемых событий). Эти девять человек предложили свои услуги по защите паломников, по надзору за дорогами, ведущими к святым местам, а также общей охране Гроба Господня. Учитывая, что Иерусалимское королевство занимало примерно ту территорию, которую занимает современное государство Израиль, т.е. площадь более 20 тыс.кв.км, можно представить, какой объём работы собирались взвалить на свои могучие плечи девять бесстрашных рыцарей. Балдуина I сложно назвать очень уж образцовым христианином (к примеру, из корыстных целей он повторно женился на богатой невесте, не разведясь с женой), но богоугодную деятельность новой братии он санкционировал.

По логике, такая сфера деятельности – охрана паломников и всех дорог королевства, предполагала необходимость максимального увеличения численности ордена. Однако первые девять лет существования ордена в него не было принято ни одного нового члена. То есть, строго говоря, девять человек предположительно надзирали за всеми дорогами королевства, да ещё охраняли паломников. Даже если бы они поодиночке разбрелись по девяти разным направлениям, и то вряд ли потянули такую работу. Но и этого они сделать не могли, поскольку, как рассказывает Вильгельм Тирский, были столь бедны, что имели по одной лошади на двоих. Даже на официальной печати ордена изображены два всадника, сидящих на одной лошади. Правда, поскольку их было девять человек, а девять нацело на два не делится, то видимо либо кто-то один из них (возможно Гуго де Пайен) имел в своём полном распоряжении целую лошадь, либо какая-то лошадь вынуждена была нести сразу троих рыцарей. Бедное животное! В любом случае, это была не самая многочисленная кавалерия.

Печать тамплиеров.

Правда – и это, видимо, многое объясняет – сама печать датируется уже следующим веком и, скорее всего, первые тамплиеры были не настолько стеснены в средствах, чтобы не иметь возможности обзавестись девятью скакунами. Скорее два рыцаря на одном коне – это поэтический образ, подчёркивающий как девиз тамплиеров – «Бедность и милосердие», так и, возможно, необыкновенно тесные дружеские узы между членами ордена – говорят, слишком дружеские, которые им в 1307 году будут вменены в вину.

Сколько бы не было коней у первых членов ордена, стояли эти животные в по истине царских конюшнях. В 1118 году Балдуин I умер, а новый король – Балдуин II, выделил братии целое крыло своего дворца, расположенного на фундаменте древнего Храма Соломона, как раз на месте его конюшен (в юго-восточном крыле), в которых, как говорят, могло помещаться до двух тысяч скакунов. Собственно именно этому обстоятельству обязан Орден названием, которое вошло в историю – Орден Храма. Храм по-французски – temple, отсюда – тамплиеры. Всё очень просто. Однако сам Орден был далеко не так прост.

Хотя их, если продолжать верить Вильгельму Тирскому, было всего девять человек, за девять лет тамплиеры покрыли себя такой славой, что она докатилась до континентальной Европы и сам Бернар Клервосский (жил в XII веке, французский средневековый богослов, мистик, общественный деятель, цистерцианский монах, аббат монастыря Клерво; был активным пропагандистом переориентации вектора крестовых походов на Восток, в земли славян) обратил внимание на восходящее светило рыцарского небосклона. Бернар даже написал целый трактат, в котором горячо превозносил добродетели нового рыцарства и объявил тамплиеров олицетворением христианских ценностей. А речь шла, напомню, об организации всего из девяти человек.

Фрагмент макета Иерусалимского Храма Ирода Великого (Храма Соломона). Реконструкция.

В 1127 году Гуго де Пайен и некоторые его товарищи отправились в Европу, где их ждал триумфальный приём (дороги Иерусалимского королевства, стало быть, на это период остались без прикрытия). На следующий год Папа Римский собрал совет в Труа под духовным руководством Бернара Клервосского. То была вторая важная точка в истории Ордена. На этом совете тамплиеры были официально признаны членами одновременного военного и религиозного объединения. Гуго Пайнеский получил титул «великого магистра» сообщества монахов-солдат, мистических воинов, образовавших «воинство Христово». Стоит отметить, кстати, что этот термин – «воинство Христово» – относился только к тамплиерам, а вовсе не ко всем крестоносцам, как стали подразумевать много позднее.

Наконец, Бернар Клервосский утвердил устав и правила нового ордена, своим авторитетом усилив и без того, судя по всему, не по дням, а по часам усиливающиеся позиции храмовников. По правилам, тамплиеры должны были жить в бедности, целомудрии и послушании; им следовало стричь волосы, но не брить бороды. Все «рыцари Христа» должны были носить единообразную одежду – рясу или накидку белого цвета, которая со временем превратилась в знаменитый белый плащ тамплиеров, символизирующий чистоту помыслов членов Ордена.

Устав описывал строгую административную иерархию, а также множество других деталей – от поведения рыцарей на поле боя, до использования ценностей, отдаваемых в распоряжение тамплиеров.

Бернард Клервоский, автор Устава тамплиеров.

В 1139 году Папа Иннокентий II своей буллой даровал тамплиерам значительные привилегии: орден с этого момента находился под исключительной опекой его святейшества и мог быть распущен только Папой. Таким образом Орден тамплиеров был выведен из под юрисдикции любой светской власти монархов Европы и Святой земли, превратившись в личный орден папства, став первой, так сказать, интернациональной организацией Европы, если угодно – прообразом единой Европы. Это очень важный момент, который во многом повлиял на трагический финал ордена.

В орден буквально хлынули рыцари со всех концов Европы. Увеличилось и богатство – устав требовал, чтобы претендующий на членство рыцарь отдал ордену всё, чем владел. А поскольку основным богатством рыцарей той поры были вовсе не сундуки, набитые золотом, а земли, Орден тамплиеров очень быстро и очень естественно стал владельцем внушительных территорий во Франции, Англии, Фландрии, Испании, Италии, Германии, Венгрии и, разумеется, в Святой земле. При этом ни один из рыцарей лично не был богат, поскольку исполнял обет бедности, но орден в целом стал одной из богатейших организаций Христианского мира. О том, чтобы разъезжать по пыльным дорогам вдвоём на одной лошади уже речь не шла. В 1130 году Гуго де Пайен возвратился в Палестину в сопровождении трёх сотен новых братьев, при том что часть новообращённых тамплиеров осталась в Европе – охранять разбросанные всюду земли Ордена.

В 1146 году, во время правления Папы Евгения III, на белом плаще тамплиеров появился знаменитый красный крест с характерными «лапчатыми» концами. С новым крестом тамплиеры приняли участие во Втором крестовом походе. Второй крестовый поход состоялся в 1147–1149 годах. Был начат в ответ на взятие Эдессы в 1144 году войсками мусульман. Вопреки ожиданиям, результаты похода для крестоносцев были незначительными. Мусульмане не только не были разгромлены, но одержали ряд побед.. Второй крестовый поход возглавлял французский король Людовик VII. После этого похода расположенный у каждого тамплиера над сердцем крест из алой материи Папа утвердил в качестве герба.

Битва при Ашкелоне (1153 г.). В этой битве сорок тамплиеров во главе со своим магистром Бернаром де Трембле ворвались в город, уничтожив множество сарацин, но в итоге погибли сами и были повешены мусульманами на стенах города. (Гравюра Гюстава Доре).

В ходе похода тамплиеры показали себя до безрассудности отважными воинами, которые никогда не отступают и при этом удивительно дисциплинированны. В довольно безалаберных армиях крестоносцев не было рыцарей, равных тамплиерам по морально-волевым и боевым качествам. Французский король даже приватно признался, что если так плохо организованный поход и не обернулся полным крахом, то только благодаря тамплиерам. Точно также они себя показывали и во всех остальных крестовых походах в Палестину, которые с каждым разом становились всё более и более бесславными для европейского рыцарства.

Спустя век после основания, орден Храма превратился в могущественную организацию международного масштаба. Храмовники были пружиной огромного числа дипломатических акций, контактировали со всеми монархами Европы, при этом не забывая про Святую землю. Как пример могущества ордена можно упомянуть, что например в Англии великий магистр регулярно избирался в парламент (разумеется речь идёт о парламенте в том зачаточном виде, в каком он существовал в ту пору). В Лондоне орден имел крупную резиденцию, которую регулярно посещали английские короли и даже, как говорят, великий магистр стоял рядом с Иоанном Безземельным, когда тот подписывал Великую хартию (Великая хартия вольностей, напомню – это политико-правовой документ, составленный в июне 1215 года на основе требований английской знати к королю Иоанну Безземельному(1167–1216) и защищавший ряд юридических прав и привилегий свободного населения средневековой Англии).

Однако Европой дело не ограничивалось. Поддерживали отношение тамплиеры с сарацинскими вождями, и поговаривали даже, что имели сношения с орденом исмаилитов, известный в беллетристике под именем ассасинов.

Большое могущество рождает конкурентов и врагов. В 1252 году Генрих III Английский (1207–1272 г.г.) бросил вызов тамплиерам, пригрозив конфискацией собственности: «Вы, тамплиеры, имеете столько свобод и хартий, что ваши безграничные возможности наполняют вас гордыней и наглостью». Великий магистр отреагировал молниеносно: «Что говоришь, ты, о король!… Если ты нарушишь справедливость, ты перестанешь быть королём!» Это конечно же был перебор – даже Папа Римский не обладал властью низлагать королей. Но английский король, что называется, «проглотил обиду».

Однако пока тамплиеры становились всё более могущественными в Европе, в эпицентре их появления – на Святой земле – стали сгущаться тучи. В 1250 году власть в Египте захватили мамлюки – военная каста, которая состояла преимущественно из тюрок – бывших воинов-рабов. Мамлюки сразу начали экспансию и к 1291 году от Иерусалимского королевства осталась только одна крепость Акр, но и она в итоге пала. При защите её тамплиеры проявили огромный героизм, продолжая сдерживать атаки мамлюков, чтобы дать возможность спастись женщинам и детям.

Потеряв свою базу в Святой земле, тамплиеры нашли новую штаб-квартиру на острове Кипр. При этом, разумеется, их коммандорства продолжали быть раскиданы по всей территории Европы, особенно густо располагаясь во Франции. Последний великий магистр тамплиеров, Жак де Моле, предпринял вояж по странам Европы с целью найти поддержку в организации нового крестового похода, чтобы освободить Святую землю. Но в Европе ситуация была уже несколько иной. Европа более не хотела тратить силы на пустынную Палестину, сосредоточившись на внутренних делах. Честолюбивый и амбициозный французский король Филипп IV Красивый, вынашивал планы того, что завершил далёкий его потомок Людовик XIV под именем «абсолютизма». Амбиции короля дошли до того, что он решил «прикарманить» Римских пап, переселив их из Рима, поближе к себе – в Авиньон. Поставив своего Папу – Климента V, он осуществил эту затею. Правда перед этим он выполнил другое, куда более опасное мероприятие.

Такой король, как Филипп IV, не мог мириться с тем, что в его королевстве существует крупная, мощная, богатая, а главное – совершенно ему неподвластная организация. Многие из тех, кто пишут о печальном конце тамплиеров, главным мотивом Филиппа IV выдвигают меркантильные соображения, мол король позарился на богатство тамплиеров. Безусловно, богатство тамплиеров было весьма существенным моментом. Однако в то время, когда любая война заканчивалась ограблением побеждённого, в этом не было чего-то особо примечательного. Буржуазная эпоха, которая во всём и всегда видит только экономические интересы, естественно и в намерениях Филиппа IV видела исключительно алчный расчёт. Однако представляется, что политические соображения были более весомыми. Дело в том, что тамплиеры угрожали власти самого короля. Почти с самого основания тамплиеры считали себя личным орденом Папы и Жаку де Моле, последнему великому магистру, было очень неприятно видеть, как обходится с Климентом V французский король. Более того, Жак де Моле потребовал, чтобы Климент V организовал гласное расследований тех инсинуаций, которые стали распускать против тамплиеров агенты Филиппа Красивого.

Как бы там ни было и какие бы действительные причины не толкнули французского короля на этот шаг, но рано утром в пятницу 13 октября 1307 года по всей Франции начались аресты тамплиеров. Почти все рыцари, включая великого магистра Жака де Моле, были арестованы. Орден был распущен и запрещён. Каких-то небывалых богатств в парижской резиденции тамплиеров обнаружено не было. Что лишний раз показывает, что не казна тамплиеров была главной заботой короля – ведь организовав такую тщательную операцию по аресту тамплиеров по всей стране в один день, наверное он мог бы подстраховаться и в плане казны, не допустив, чтобы она была вывезена из Парижа. А казна тамплиеров покинула Париж (если она вообще была в нём) и, как считается, на галерах была вывезена в неизвестном направлении. После чего её следы теряются и начинаются домыслы, породившие одну из самых таинственных легенд – легенду о сокровищах тамплиеров.

Замок Gisors в Нормандии; здесь с марта 1310 г. по март 1314 г. был заключён Жак де Моле и ещё ряд высокопоставленных тамплиеров. Современное фото.

Процесс над Жаком де Моле и другими высшими руководителями Ордена длился с перерывами семь лет. Только в 1314 году Жак де Моле был приговорён к казне через сожжение. Он был сожжён 18 марта 1314 года. Считается, что перед смертью Жак де Моле проклял французского короля Филиппа IV Красивого и Папу Климента V. Так это или нет, но оба пережили великого магистра всего на несколько месяцев и умерли при подозрительных обстоятельствах. Это породило и вторую легенду – легенду о проклятии Жака де Моле, которое он якобы адресовал всей династии французских Каролингов.

Конечно же далеко не все тамплиеры погибли даже во Франции. Многие отделались показными отречениями. А те, кто не хотел отрекаться и имел возможность бежать – скрылись кто в Шотландии, кто в Германии и Италии. В Германии тамплиеры даже пригрозили взяться за оружие, если их не признают невиновными и тут же получили прощение. Часть тамплиеров перешла в орден госпитальеров и тевтонский орден (который ранее был создан во многом благодаря Ордену Храма). В Испании и Португалии тамплиеры поменяли имя и стали называться рыцарями Христа и вплоть до XVI века под этим именем участвовали в морских экспедициях. Вспомним, кстати, что каравеллы Христофора Колумба пошли искать дорогу в Индию, а на их белых парусах был нарисован огромный красный «лапчатый» крест тамплиеров.

Карабли Колумба. Современный рисунок.

В 1522 году прусские потомки тамплиеров, тевтонские рыцари, которые к этому времени уже были скорее светской организацией, поддержали инициатора Реформации Мартина Лютера, который явил Германии свой революционный перевод Библии. В 1525 году великий магистр Тевтонского ордена перешёл в протестантизм, сложил с себя полномочия и объявил о секуляризации прусских земель – территории, принадлежавшей Тевтонскому ордену, тем самым окончательно разрывая всякие связи с Римом, который когда-то предал тамплиеров.

В XVIII веке многие тайные братства в той или иной степени чтили память тамплиеров, как своих предшественников. Например, ряд масонских обрядов, как считается, пришли от ордена Христа. А сам образ тамплиеров и их последнего великого магистра потонул в обилии разных романов и фантазий. В наше время игры в тамплиеров приобрели и вовсе уже комедийные формы. Наверное, глядя на толстопузых богатых стариканов-реконструкторов, в уикенд после крупных сделок кутающихся в плащи с красным крестом на какой-нибудь VIP-вилле, Жак де Моле был бы немало удивлён причудливости поворотов истории. Тамплиеры зародились как орден бедных бесстрашных воинов-аскетов, а сегодня под этим именем себя тешат богатые изнеженные скучающие старички.

Современные «тамплиеры».

И невольно на ум приходит вопрос: а был ли в самом деле отомщён Жак де Моле 21 января 1793 года, как это возвестил на всю площадь незнакомец, окунувший свои руки в кровь только что казнённого французского короля? И не найдутся ли ещё те, кто захочет отомстить за его смерть?

Как знать. Однако одно очевидно – орден «Бедных рыцарей Христа и Храма Соломонова» был вызван к жизни эпохой крестовых походов. Его главной целью и всем смыслом существования была идея борьбы с неверными за Гроб Господень. Но вместе с окончанием эпохи крестовых походов сошли на нет и сами тамплиеры. И хотя они породили немало родственных течений, самих тамплиеров со во второй половине XIV века Европа уже не видела.

кто это, история и легенды ордена Тамплиеров

Тамплиеры (от французского templiers — «храмовники») — это духовно-рыцарский орден, основанный в 1119 году на Святой Земле.

Содержание статьи

Тамплиеры: кем они были?

Тамплиеры (от французского templiers — «храмовники») — это духовно-рыцарский орден, основанный в 1119 году на Святой Земле. Главой ордена стал французский рыцарь Гуго де Пайен. Он и восемь его товарищей предложили свои услуги по сопровождению и охране пилигримам, совершающим паломничество в Иерусалим.

В те времена передвижение по дорогам Святой Земли было небезопасным. Рыцари, участвовавшие в Первом Крестовом походе, считали свою миссию выполненной, покидали Иерусалимское королевство и возвращались к своим семьям. Дороги, по которым передвигались паломники, наводнили убийцы и грабители. Защитить многочисленных пилигримов было некому. Эту функцию вызвался выполнять орден «Нищих рыцарей», в состав которого, помимо Гуго де Пайена вошли

  • Готфрид де Сен-Омер,
  • Андре де Монбар,
  • Гундомар,
  • Годфрон,
  • Гораль,
  • Жоффруа Битоль,
  • Нивар де Мондезир,
  • Аршамбо де Сен-Эньян.

Тамплиеры были настолько бедны, что имели одну лошадь на двоих. В память об этом на созданной позднее печати Ордена был изображен конь с двумя всадниками на нем.

Братья-храмовники не принимали монашеского сана, однако по сути вели монашескую жизнь. Вот как об этом написал епископ Тирский: «Некоторые знатные люди рыцарского происхождения, преданные Богу, религиозные и богобоязненные, заявили о своем желании провести всю жизнь в целомудрии, послушании и без имущества, предав себя господину Патриарху на служение по примеру регулярных каноников».

Первоначально у братьев Ордена не было своего устава. Они соблюдали устав ордена Святого Августина Блаженного. Король Иерусалимский Балдуин II «Прокаженный» благоволил Ордену.

Расцвет

В 1120 году он выделил рыцарям место под штаб-квартиру в юго-восточном крыле Иерусалимского храма. Благодаря этому факту рыцари получили название «храмовники». По наущению короля Балдуина II Гуго де Пайен отправился к Папе Гонорию II с требованием организовать Второй Крестовый поход. Необходимость этого похода диктовалась бесчинствами мусульман на территории Иерусалимского королевства.

Гуго де Пайен и несколько рыцарей объехали почти всю Европу. Их целью было собрать войска для нового Крестового похода. Кроме того, рыцари собирали пожертвования на нужды Ордена.

В 1128 году на Великом Церковном Соборе во французском городе Труа Орден был официально признан и получил свой собственный Устав, написанный аббатом Бернардом Клервосским. Впоследствии этот Устав назвали «Латинским».  

Устав Ордена тамплиеров со временем расширился до нескольких сот правил. Эти правила регламентировали все аспекты жизни рыцарей, включая одежду, питание и социальные ограничения. Внимание уделялось обетам

  • бедности,
  • безбрачия,
  • послушания.

Тамплиерам запрещалось целовать даже мать и сестру. Нарушители правила Устава, подвергались различным наказаниям:

  • Порке;
  • Запрещению носить рыцарскую мантию;
  • Изгнанию из Ордена.

На этом же Соборе рыцарям повелели носить белые с черным одежды, на которых был вышит красный Крест. Получили тамплиеры и прототип первого боевого знамени — Боссеан. Боевой дух зафиксировали и в новом Уставе Ордена.

Солдаты Христа ни в малейшей степени не боятся ни того, что совершают грех, убивая врагов, ни опасности, угрожающей их собственной жизни. Ведь убить кого-либо ради Христа или желать принять смерть ради Него не только совершенно свободно от греха, но и весьма похвально и достойно.

После официального признания Орден, заручившись поддержкой Церкви, очень быстро превратился в серьезную военно-политическую организацию. Тамплиеры стали получать большие пожертвования, как денежные, так и имущественные. Так, в 1129 году королева Португалии Тереса подарила Ордену земельные владения. В 1134 году король Арагона Альфонсо I завещал тамплиерам земли на севере Испании. В дальнейшем тамплиеры получили владения

  • в Англии,
  • Франции,
  • Германии,
  • Греции,
  • Богемии,
  • Фландрии,
  • Италии,
  • Ирландии,
  • Австрии,
  • Венгрии,
  • Польше,
  • Иерусалимском королевстве.

Вступить в Орден теперь стремились младшие сыновья благородных фамилий. Орден имел сложную иерархию из одиннадцати степеней: от оруженосца до великого магистра. Тамплиеры получили право пересекать любые границы без уплаты налогов и пошлин. Им разрешили иметь собственное духовенство. «Братья» Ордена подчинялись только Его Святейшеству Папе. Их нельзя было отлучить от Церкви. Десятина на нужды Церкви оставалась в казне Ордена.

В 1163 году тамплиеры приняли участие в битве с армией Эмира Алеппо Нур-ад-Дина Занги. Эта битва закончилась полной победой крестоносцев.

В 1177 году состоялась битва при Рамле, в которой также приняли участие рыцари Ордена. Эта битва также закончилась победой христиан. Битва 1179 года с Саладином закончилась поражением христиан и заключением перемирия.

В 1222 году в Париже построили замок Тампль. Он считался неприступным. Именно Тампль стал резиденцией Магистра Ордена.

Деятельность Ордена

Орден обладал развитой банковской структурой. Казначеи Ордена изобрели схему обычных и дорожных чеков. Отправляясь в путешествие, люди могли не брать с собой золото и драгоценности, а сдать их в казну Ордена и получить чек (небольшой кусочек кожи) за подписью Главного Казначея и отпечатком собственного пальца. При этом Орден брал с путешественника небольшой налог. Давали рыцари и ссуду под 10%, занимаясь по сути «банковским кредитованием». Дважды в год казначеи подводили баланс, проводили «бухгалтерский учет».

При Людовике XIX Святом даже французскую казну перенесли в резиденцию ордена, замок Тампль. Обладая несметными богатствами, тамплиеры поддерживали художников, музыкантов, поэтов, занимались благотворительной деятельностью в сфере

  • геодезии,
  • картографии,
  • математики,
  • физики,
  • строительства и мореплавания.

Орден обладал собственными верфями, портами, хорошо оснащенными кораблями, на которых были даже магнитные компасы. Тамплиеры активно занимались грузоперевозками, а также доставляли паломников из Европы в Иерусалимское королевство.

Всё это приносило хороший доход.

В сферу интересов Ордена входило строительство дорог, мостов и церквей. Меньше, чем за сто лет тамплиеры построили в Европе около восьмидесяти соборов и семидесяти церквей. В голодные годы Орден помогал нуждающимся и снискал благодарность и расположение простого народа.

Но всё же большая часть казны Ордена уходила на продолжающиеся войны с мусульманами на Святой земле. Тамплиеры снискали славу бесстрашных воинов. Французский монарх Людовик VII высоко оценил помощь рыцарей Ордена во время Второго Крестового похода. Однако были и монархи, которые не так уважали надежность тамплиеров. Так, в 1228 году Фридрих II Барбаросса заключил мирный договор с сарацинами, согласно которому они передавали Иерусалим христианам.

Так как город был окружен мусульманскими территориями, он оказывался в блокаде, и это не могло понравиться Великому Магистру Ордена. Несмотря на то, что после конфликта с тамплиерами, Барбаросса покинул Святую землю, отменить договор не удалось. Король Франции Людовик Святой расторг договор с султаном Дамаска, что еще сильнее ухудшило положение. Армия мусульман, ничем больше не сдерживаемая, начала теснить христиан. Они одерживали одну победу за другой. После длительной осады и боя Иерусалим пришлось сдать. Рыцари понесли огромные потери.

Весной 1291 года в битве при Агре — последнем оплоте рыцарства в Палестине, погиб Великий Магистр Ордена. Потери среди тамплиеров были велики. Оставшиеся в живых рыцари попытались скрыться в башне. Однако сарацины начали подкопы, башня обрушилась, под обломками погибли и рыцари, и сарацины. Святое Королевство пало.

Падение тамплиеров

После падения Иерусалима главная цель существования Ордена — защита Святого Королевства, была утеряна. Этим воспользовалась Церковь. Рыцарей Ордена стали обвинять в ереси и падении Иерусалима. Французскому королю Филиппу IV Красивому не нравилось особое положение Ордена. Он не терпел никакого вмешательства в дела королевства со стороны тамплиеров. Кроме того, Филипп задолжал Ордену огромную сумму. Французский монарх планировал со временем занять пост Великого Магистра, чтобы иметь право распоряжаться казной Ордена. Для этого он подал прошение на имя Жака де Мола — Великого Магистра и попросил принять его в рыцари. Жак де Мола, будучи дальновидным человеком, прошение отклонил.

Тогда Филипп решил способствовать падению Ордена. Вскоре такая возможность представилась. Бывший тамплиер, изгнанный из Ордена за убийство, находился в тюрьме. Он обвинил своих «братьев» рыцарей в грехах против веры, которые они якобы совершали. Этим признанием воспользовался король Филипп. Он потребовал от Папы Римского отказать Ордену во всех привилегиях. Одновременно король издал указ, направленный на арест тамплиеров. Всё их имущество, согласно указу, переходило в казну.

13 октября 1307 года всех тамплиеров, не успевших укрыться, арестовали и подвергли допросам инквизиции. Их обвиняли в ереси, отречении от Христа и мужеложстве. Под пытками многие рыцари признались во всех обвинениях. Папа издал буллу, согласно которой аресты и изымание имущества у тамплиеров и Ордена в пользу казны и Церкви начались по всей Европе.

В 1310 году возле монастыря Святого Антония под Парижем на костер взошли 54 рыцаря, которые отказались от ранее данных под пытками показаний. 5 апреля 1312 года Папа издал буллу об упразднении Ордена. В 1314 году вынесли приговор Великому Магистру Ордена Жаку де Молу. Его и еще нескольких человек приговорили к тюремному заключению, так как они ранее под пытками признали предъявленные обвинения. Однако на суде Жак де Мол и приор Нормандии Жоффруа де Шарне заявили о том, что предпочтут смерть тюрьме. В тот же день они были сожжены.

«С Тамплиерами погиб целый мир; рыцарство, крестовые походы кончились с ними. Даже папство получило ужасный удар. Символизм был глубоко потрясен», — Эти слова о последствии падения рыцарей Храма принадлежат Чарльзу Уильяму Гекерторну.

Образ тамплиеров нередко использовался в литературе и искусстве. Им нередко приписывали чуть ли не мистические способности, но всё это — не более, чем домыслы.

Читайте также: