Опишите дон кихота и санчо пансу используя цитаты из романа: Дон Кихот и Санчо Панса: образы героев романа Сервантеса — Сервантес М.

Содержание

Дон Кихот и Санчо Панса: образы героев романа Сервантеса — Сервантес М.

Сервантес высмеивает рыцарские романы как нелепые и неправдоподобные и противопоставляет им реальную испанскую действительность. И он добился своей цели. «Дон Кихот» дискредитировал рыцарские романы, положил конец их популярности и успеху.

Однако к «Дон Кихоту», конечно, нельзя подходить только как к пародии на рыцарские романы. Ведь они давно забыты и никем не читаются, а роман Сервантеса читается до сих пор и, очевидно, будет читаться во все времена.

Писатель создал произведение, необычайно глубоко отразившее жизненные коллизии, нарисовал типы поистине вечного значения. Это, конечно же, Дон Кихот и Санчо Панса.

Образ Дон Кихота

Дон Кихот хочет возродить рыцарство в век, когда оно давно уже ушло в прошлое, когда наступили иные, новые времена. Навстречу рыцарю попадаются не замки и принцессы, а трактиры и купцы, разбогатевшие крестьяне, погонщики мулов и представители власти, наблюдающие за порядком.

Дон Кихот — комическая фигура. Он один не понимает того, что понимают все, не понимает, что рыцарство отжило свой век. Он хочет восстанавливать справедливость, наказывать обидчиков, защищать сирот и вдов. На самом деле он только производит беспорядок, калечит людей, причиняет им зло и страдания. Он чуть не убил погонщика мулов за то, что тот хотел напоить своих животных и взял корыто, в которое Дон Кихот положил свои доспехи. Он напал на мирную процессию, провожающую покойника, и, сбросив на землю какого-то бакалавра, искалечил его. Дон Кихот воплощает в этих эпизодах старый порядок с его беззакониями и разбоем.

Роман проникнут пафосом отрицания отжившего феодального порядка. Сервантес — тенденциозный писатель. Тенденция «Дон Кихота» состоит в отрицании рыцарства. Главного героя бьют, топчут ногами, сбивают на землю за то, что он не понимает, что старые рыцарские феодальные порядки прошли, что они несовместимы с новыми общественными формами.

Но этим не исчерпывается содержание образа Дон Кихота. Уже в первой части романа в нем обнаруживаются некоторые другие черты. Объективно Дон Кихот творит злые дела. Но его субъективные намерения благородны, гуманны и справедливы. Он защищает бедных и обиженных.

Богатый крестьянин избивает мальчишку-пастуха. Дон Кихот бросается на его защиту, так как считает, что нельзя бить слабого. Он освобождает людей, которых ведут на каторгу, ибо человек, по мысли Дон Кихота, свободен и его нельзя заковывать в цепи, насиловать его волю. Он защищает пастушку Марселу, которая отстаивает свободу чувства и отвергает посягательства назойливого пастуха. Рыцарь Печального Образа несравненно благороднее, чем окружающие его трактирщики, купцы, богатые крестьяне, корыстные представители черствого и прозаического буржуазного общества.

Эти привлекательные черты Дон Кихота еще отчетливее выступают во второй части романа. Там он уже никому не причиняет зла. Подвиги его обычно безобидны — он спускается в пещеру Монтесинос, помогает двум молодым влюбленным бороться против власти богача Камачо.

Наконец, он попадает в замок герцога. Герцог и герцогиня издеваются над Дон Кихотом и Санчо Пансой, устраивают над ними разные жестокие шутки. Сервантес критически относится к их насмешкам и проделкам. Он считает, что нельзя издеваться над Дон Кихотом. В герое заложены большие человеческие достоинства. Мы видим его широту и благородство, способность жертвовать собой.

Дон Кихот выступает как носитель гуманистической философии, этот рыцарь — подлинный гуманист. Он высказывает мысль о том, что человек должен быть развит и физически, и умственно («меч не должен тупить пера, перо — тупить меча»,— говорит Дон Кихот). По его мнению, лучшим воплощением гуманистического идеала служит рыцарь. В самом герое этот идеал воплотился в карикатурном виде.

Дон Кихот предстает перед нами не только как рыцарь, но и как философ, моралист, мудрец. Он вспоминает прошлое, вспоминает «золотой век», когда люди не знали слов «мое», «твое» и золото не играло никакой роли в их жизни. Он считает, что порочный человек благородного происхождения хуже, чем добродетельный человек самого простого звания и низкого происхождения. Когда Санчо Панса отправляется на губернаторство, он дает ему советы и наставления, развивает теорию, основанную на милосердии и гуманности.

Идеи Дон Кихота — прогрессивные идеи. Они порождены эпохой Возрождения, великой эпохой борьбы против феодализма. Однако носителем этих прогрессивных идей Сервантес делает рыцаря, представителя старого отжившего общества.

Сервантес жил в ту эпоху, когда уже наметились контуры буржуазного общества. В Испании прежде всего выступали отрицательные стороны этого общества, корысть и чистоган. И хотя этот процесс только начинался, гениальный писатель чутко уловил и отразил его.

Идеалы гуманистов не могли быть осуществлены в буржуазном обществе. Наоборот, оно оказалось враждебно им, отрицало эти идеалы. Поэтому Сервантес воплотил их в образе Дон Кихота, человека враждебного этому обществу.

Избивающий мальчишку богатый крестьянин, плутоватые трактирщики, купцы — все эти представители денежного общества не случайно враждебны Дон Кихоту. Они смеются и издеваются над его стремлением защищать бедных и слабых, над его благородством и великодушием, над его рыцарскими доблестями.

Противоречивость образа Дон Кихота состоит в том, что его гуманистические устремления выступают в отжившей свой век рыцарской форме. Поэтому и наше отношение к Дон Кихоту двойственно. Мы глубоко сочувствуем его благородным устремлениям, но в то же время смеемся над его исторической слепотой, над отсутствием у него чувства реальности, над его нелепым намерением копьем и мечом феодального рыцаря воевать против новых экономических форм жизни. Дон Кихот бессилен в своей борьбе против буржуазного мира, ибо он нападает на него с позиций прошлого.

В образе Дон Кихота показан не только сумасбродный рыцарь, в нем представлены беспочвенная восторженность, прекраснодушные мечты о счастье людей, не опирающиеся на действительность. Злоключения и неудачи рыцаря из Ламанча ясно показывают, что лучшие, благороднейшие идеи терпят крах, если они не находят опоры в реальной жизни.

Образ Санчо Панса

Рядом с тощим и длинным Дон Кихотом, восседающим на Россинанте, трусит на своем осле приземистый и кругленький оруженосец Санчо Панса. Образ его тоже претерпевает в романе известную эволюцию.

Санчо вступает в роман со следующей характеристикой: «Это был человек добропорядочный (если только подобное определение применимо к людям, которые не могут похвастаться порядочным количеством всякого добра), однако ж мозги у него были сильно набекрень». Санчо наивен и придурковат, он единственный, кто верит бредням Дон Кихота. В нем сказалась ограниченность деревенской жизни. Он не лишен некоторого плутовства и не прочь не заплатить в трактире или воспользоваться чужой сбруей для своего осла. Иногда он высказывает прямо корыстные мысли — так, Санчо считает, что если его подданными будут негры, он сможет их попросту продавать.

Санчо Панса отчасти понимает, что его хозяин сумасшедший. Он довольно ловко использует доверчивость Дон Кихота. Трезвый и не лишенный практической сметки, он часто торжествует над ним. Когда Дон Кихот хочет пуститься ночью в опасную авантюру, Санчо Панса связывает ноги Росинанту и объявляет, что волшебники заколдовали его. Или же он выдает проезжающих мимо крестьянок за Дульцинею и ее прислужницу.

На все приключения он долгое время смотрит с точки зрения собственной выгоды. Однако по мере развития романа происходит эволюция и Санчо Пансы. Во второй части романа он вырастает в фигуру, полную глубокого благородства.

Санчо все время говорит о жалованьи, постоянно разглагольствует о том, сколько ему полагается получить. Но по сути он человек бескорыстный. Все эти разговоры кончаются тем, что он примиряется с Дон Кихотом и без всяких условий следует за ним. Из всех своих предприятий он извлекает, говоря словами Гейне, только пуф.

В Санчо Пансе заложены своеобразные достоинства — в нем есть здоровое народное начало. Он — носитель народной мудрости. Под влиянием Дон Кихота Санчо Панса нравственно развивается, духовно растет.

Эта духовная и нравственная стойкость героя выражается прежде всего в том, что он не оставляет своего господина, бескорыстно повсюду следует за ним.

Характер Санчо Пансы наиболее полно раскрывается в эпизоде с его губернаторством. Вняв советам рыцаря-гуманиста, губернатор-крестьянин правит лучше герцога. Он проявляет самообладание, мудрость и бескорыстие. Над Санчо Пансой издеваются. Под предлогом, что его могут отравить, ему не дают есть; его зажимают щитами и топчут ногами во время воображаемой битвы. Но он делает свое дело. Он разгадывает многочисленные загадки, мудро и справедливо решает сложные дела. Во всей литературе европейского Возрождения мы не встречаем такого апофеоза крестьянина, мудрости и справедливости человека из народа.

Смысл романа

Дон Кихот и Санчо Панса странствуют вместе, они неразлучны. Дон Кихот — рыцарь-гуманист, Санчо Панса — крестьянин, представитель народа. Гуманизм и народ неразделимы.

Санчо Панса и дон Кихот представляют старый мир, старое добуржуазное общество, два его сословия — рыцаря и крестьянина.

Оба они противостоят буржуазному миру.

Дон Кихот даже поднимает бунт против этого мира. Однако роман кончается примирением героя с обществом. В конце романа Дон Кихот превращается в Алонсо Кихана Доброго, смиренного человека, который отказывается от своих бредней и умирает, оплакиваемый родственниками и друзьями. Но, конечно, смысл романа не в этом примирении, а в изображении бунта Дон Кихота.

Сервантес хоронит старый феодальный мир, отживший и осужденный историей. Но он не приемлет и нарождающийся буржуазный мир с его черствостью, бессердечием, меркантилизмом. В тех исторических условиях, когда был создан роман, он играл важную роль в борьбе против феодализма и таким образом объективно подготовлял буржуазное общество.

В романе заключены гуманистические идеи, выходящие за пределы буржуазного мира, неосуществимые в нем. Эти идеи Сервантес завещал грядущим векам, завещал будущему.

Источник: Штейн А.Л. История испанской литературы. — М.: Едиториал УРСС, 2001

Главные герои «Дон Кихот» характеристика персонажей рассказа Сервантеса, описания для читательского дневника

Роман испанского писателя Мигеля де Сервантеса Сааведры посвящен странствующему рыцарю, главному герою Дон Кихоту. В своем произведении, писатель в пародийной форме, дает описание приключений благородного героя и его верного оруженосца Санчо Панса. После издания рыцарского рассказа Сервантеса, возникло понятие «донкихотство», остающимся актуальным и злободневным и в наше время, ведь борьба одного человека против системы, это и есть «война с ветряными мельницами». Рыцарский роман Сервантеса де Сааведры считается одной из лучших книг всех времен и народов.

Характеристика героев «Дон Кихот»

Главные герои

Дон Кихот

Главный герой, пожилой дворянин.

В «Дон Кихот» герой, который хотел переустроить мир – это отважный старенький дворянин, начитавшийся о приключениях благородных рыцарей. У него свое видение мира, он все видит по-своему. Для него старая кляча становится боевым, сильным конем, простая девушка из деревни – дамой благородных кровей. Дон Кихот видит мир таким, каким его создало воображение благородного и великодушного героя. В конце своей эпопеи, Дон Кихот понимает, какой это неблагодарный труд – война с ветряными мельницами, и он умирает.

Санчо Панса

Верный друг и соратник Дон Кихота, бескорыстный оруженосец.

Наивный и доверчивый крестьянин, поверивший в безумные идеи Дон Кихота. Вначале, это хитрый и плутоватый пройдоха, но, постоянно находясь рядом с Рыцарем Печального Образа, он эволюционирует и превращается в честного, справедливого и благородного человека. В нем заложена народная мудрость, практичность и прагматизм, а рядом со своим союзником он проникается духом авантюризма.

Второстепенные персонажи

Дульсинея Тобосская

Простая крестьянка из соседней деревушки.

Альдонсо Лоренсо, хорошенькая девушка, получила из уст Дон Кихота почетный титул благородной дамы и звучное имя Дульсинея Тобосская. Именно во славу этой прекрасной особы, Рыцарь Печального Образа должен был совершать свои подвиги, и бросать к ее ногам поверженных противников, а Дульсинея должна была решать их участь. Является для Дон Кихота символом прекрасной дамы, платоническая любовь к которой и движет его благородными помыслами.

Антония

Молодая племянница странствующего рыцаря.

Очень любит и уважает Дон Кихота, с нетерпением ждет его возвращения домой. Дон Кихот завещает Антонии все свое имущество с наказом, что она получит его только в том случае, если выйдет замуж за человека, который не имеет никакого отношения к рыцарям и рыцарским романам. Искренне переживает болезнь и смерть благородного рыцаря.

Экономка Дон Кихота

Верная и преданная служанка Дон Кихота.

Искренне любит своего безрассудного хозяина. Занимается хозяйственными делами. Дон Кихот уважает и ценит свою экономку, находясь при смерти, он особо указывает в своем завещании, чтобы экономке была выплачена вся сумма полностью, за все время ее службы, и помимо этого, Дон Кихот выдает ей дополнительные деньги на платье.

Николас

Цирюльник, близкий товарищ Дон Кихота.

Разумный и рассудительный человек. Он переживает за благородного рыцаря, старается своими советами отговорить того от безрассудных идей и поступков.

Самсон Карраско

Друг Дон Кихота.

Бакалавр, один из верных и преданных друзей рыцаря Печального образа. Сильно переживает о состоянии Дон Кихота, находится с ним рядом в его последние часы жизни.

Хозяин постоялого двора

Трактирщик, посвятивший Дон Кихота в рыцари.

Увидев перед собой такого странного постояльца, и услышав его речи, он охотно согласился совершить обряд посвящения. Подумав, что этот человек рехнулся, он решил подыграть ему, выполнив все его пожелания, для того, чтобы повеселиться от души. Видя доверчивость и простодушие Дон Кихота, он взял свою амбарную книгу, сделал вид, что читает, хлопнул мечом по плечу идальго и объявил его рыцарем, в надежде, что этот чудак быстро покинет его постоялый двор.

В романе Сервантеса использовано более шестисот персонажей, представляющих различные сословия общества, начиная от мелких мошенников, и до высокопоставленных представителей знати. Здесь дана краткая характеристика лишь нескольких героев «Дон Кихота» для читательского дневника.

Посмотрите, что еще у нас есть:

Образ Дон Кихота в романе Сервантеса

Великий вклад Мигеля Сервантеса в мировую литературу составляет роман «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» (см. его краткое содержание: часть 1, часть 2 и анализ). Первый том романа вышел в 1605 г. Вторая часть вышла в 1615 г.

 

Сервантес. Дон Кихот. Анализ и краткое содержание

 

Идейный смысл этого произведения глубок и многообразен. Как бы насмехаясь над старинными рыцарскими романами, автор изобразил главного героя безумцем, потерявшим рассудок от их чтения. Сервантес построил историю его приключений как комическую эпопею – пародию на рыцарский роман (насмешливое подражание ему). Однако Сервантес развернул в «Дон Кихоте» широкую реалистическую картину жизни современной ему Испании и насытил его гуманистическими идеями. Дон Кихот вырастает у него в благородного защитника угнетенных, борца против общественной несправедливости; наряду с комическим безумием он обнаруживает высокую мудрость. Отсюда двойственность образа.

Влияние сказочных рыцарских романов, нереальное представление о жизни, почерпнутое из них, доведены в Дон Кихоте до степени невероятного, до гротеска (причудливое преувеличение). Бедный деревенский идальго (мелкий рыцарь), он пытается построить свою жизнь наподобие рыцарского странствия, какие описывались в книгах. Однако каждое приключение, каждая подробность этого странствия раскрывают контраст между воображаемой жизнью, вычитанной из романов, и реальной действительностью.

Героя зовут Алонсо Кихано; он придумывает себе рыцарское имя Дон Кихот Ламанчский, к которому позднее добавляется поэтическое прозвище Рыцарь Печального Образа. Тощую клячу он объявляет рыцарским конем и дает ему имя Россинант. Скотницу из соседней деревни его фантазия превращает в прекрасную даму Дульсинею Тобосскую, в честь которой он намерен совершить рыцарские подвиги. Постоялый двор Дон Кихот принимает за феодальный замок, где желает быть посвященным в рыцари; медный таз цирюльника – за волшебный золотой шлем.

Портрет Мигеля де Сервантеса Сааведры. 1600

 

Каждый «подвиг» кончается для Дон Кихота плачевной и в то же время комической неудачей: он оказывается избитым или даже искалеченным. В конце произведения Дон Кихот, возвращенный домой стараниями друзей, перед смертью исцеляется от своего безумия, снова превращается в Алонсо Кихано и объявляет, что «ныне ему претят богомерзкие книги о странствующем рыцарстве». Он составляет завещание, по которому его племянница будет лишена наследства, если выйдет замуж за человека, читавшего рыцарские романы.

Дон Кихот и Санчо Панса. Памятник на Площади Испании в Мадриде, 1930

 

Живя в мире идеализированного прошлого, герой не понимает реальной жизни и современных человеческих отношений. Он требует от окружающих куртуазного служения даме, преграждает дорогу мирно путешествующим купцам и грозит им оружием, если они не признают Дульсинею Тобосскую самой прекрасной женщиной в мире, и т. п. При любом столкновении Рыцарь Печального Образа следует феодальному принципу – все разрешать силой оружия, отсюда его непрестанные потасовки.

Дон Кихот, с его тощей и длинной фигурой верхом на полуживой кляче, выглядит как карикатура на рыцаря. Его снаряжение, например шлем с картонным забралом, – карикатура на рыцарские доспехи. И весь его жизненный путь, и злополучные «подвиги» – пародия на рыцарские странствия в романах.

Но образ заключает в себе глубокое содержание, – это благородство и мудрость Долг рыцаря Дон Кихот усматривает в защите слабых и обездоленных. Он безудержно бросается в бой каждый раз, когда видит нарушение этих принципов. Дон Кихот заступается, хотя и неудачно, за мальчика-пастушка, которого избивает хозяин, не желающий платить ему жалованье; освобождает каторжников, осужденных жестоким и неправым судом.

Устами безумца Дон Кихота Сервантес высказывает гуманные идеи своего времени. Добиваясь освобождения каторжников (ч. I, гл. XXII), герой романа заявляет, что «превращать. .. в рабов тех, кого господь и природа создали свободными, представляется ему крайне жестоким» и что «людям порядочным не пристало быть палачами своих ближних».Пламенную речь произносит Дон Кихот во славу свободы, выбравшись из замка герцога и радуясь избавлению от его «благодеяний» (ч. II, гл. VIII). «Свобода, Санчо, – говорит он, – есть одна из самых драгоценных щедрот, которые небо изливает на людей. Ради свободы так же точно, как и ради чести, можно и должно рисковать жизнью, и, напротив того, неволя есть величайшее из всех несчастий, какие только могут случиться с человеком».

Вечно рвущийся в бой Дон Кихот добивается мира между двумя враждующими селами. Рассуждая по этому поводу о том, в каких случаях «мужи благоразумные и государства благоустроенные» берутся за оружие, он формулирует принципы защиты родины, жизни, семьи, имущества. Он признает достойной службу королю на поле брани с оговоркой: «Когда он ведет войну справедливую».

Высокой человечностью дышат наставления Дон Кихота его оруженосцу Санчо Пансе, которому герцог ради потехи «дарует» пост губернатора (ч. II, гл. XII – XIII). Дон Кихот убеждает Санчо не стыдиться своего крестьянского происхождения. «Если ты вступишь на путь добродетели, – говорит он, – и будешь стараться делать добрые дела, то тебе не придется завидовать делам князей и синьоров, ибо кровь наследуется, а добродетель приобретается и она имеет ценность самостоятельную в отличие от крови, которая таковой ценности не имеет». Он советует Санчо никогда «не руководствоваться законом личного произвола», а справедливостью и милосердием, одинаково соблюдая эту справедливость в отношении к богатым и бедным. Беседуя у костра с козопасами (ч. I, гл. XI), Дон Кихот высказывает мечту о минувшем «золотом веке»: «…блажен тот век, который древние называли золотым… потому что жившие тогда люди не знали слов твое и мое. В те благословенные времена все было общее».

Как образ бескорыстного и трагически неудачливого борца, Дон Кихот сохраняет свое обаяние далеко за пределами создавшей его эпохи.

 

Характеристика санчо панса с цитатами.

Санчо панса

Романа Мигеля Сервантеса «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский », оруженосец Дон Кихота . На протяжении романа активно употребляет в речи пословицы , являющиеся составной частью так называемых санчизмов — монологов, произносимых Санчо. Фамилия Панса (по-испански записываемая Panza) означает «брюхо». В испанском литературоведении рассматривается как олицетворение испанского народа (Унамуно).

Образ Санчо Пансы в первой части

Санчо Панса был простым крестьянином-хлебопашцем на землях Алонсо Кихано , был женат и имел двоих детей. Завлечённый обещаниями Дон Кихота сделать его в будущем графом и губернатором острова, Санчо соглашается его сопровождать в качестве оруженосца. Не веря в мечтания и миражи Дон Кихота, Санчо часто проявляет в своих речах здравый смысл и пытается отговорить Дон Кихота от наиболее безрассудных подвигов. Тем не менее, он охотно пользуется преимуществами странствующего рыцарства. Он хитёр, и часто обманными путями пытается получить выгоду. Считая, что Дон Кихот не в себе, он тем не менее почитает его за ум и образованность.

Образ Санчо Пансы во второй части

Во второй части книги Санчо меняется, становясь умнее и рассудительнее. Получив от Дон Кихота советы, Санчо, назначенный в шутку губернатором, управляет честно и умно и выражается изысканно. Но затем он понимает, что власть не для него, и добровольно оставляет свой пост. Впрочем, окружающие, считая сумасшедшим и Санчо, смеются и шутят над ним, порой жестоко, он же наивен и многому верит. В финале книги Санчо искренне жалеет о кончине Дон Кихота, но в то же время радуется тому, что всё-таки заработал деньги.

Напишите отзыв о статье «Санчо Панса»

Отрывок, характеризующий Санчо Панса

Пьер покраснел и замялся.
– Тут приехал разъезд, и всех тех, которые не грабили, всех мужчин забрали. И меня.
– Вы, верно, не все рассказываете; вы, верно, сделали что нибудь… – сказала Наташа и помолчала, – хорошее.
Пьер продолжал рассказывать дальше. Когда он рассказывал про казнь, он хотел обойти страшные подробности; но Наташа требовала, чтобы он ничего не пропускал.
Пьер начал было рассказывать про Каратаева (он уже встал из за стола и ходил, Наташа следила за ним глазами) и остановился.
– Нет, вы не можете понять, чему я научился у этого безграмотного человека – дурачка.
– Нет, нет, говорите, – сказала Наташа. – Он где же?
– Его убили почти при мне. – И Пьер стал рассказывать последнее время их отступления, болезнь Каратаева (голос его дрожал беспрестанно) и его смерть.
Пьер рассказывал свои похождения так, как он никогда их еще не рассказывал никому, как он сам с собою никогда еще не вспоминал их. Он видел теперь как будто новое значение во всем том, что он пережил. Теперь, когда он рассказывал все это Наташе, он испытывал то редкое наслаждение, которое дают женщины, слушая мужчину, – не умные женщины, которые, слушая, стараются или запомнить, что им говорят, для того чтобы обогатить свой ум и при случае пересказать то же или приладить рассказываемое к своему и сообщить поскорее свои умные речи, выработанные в своем маленьком умственном хозяйстве; а то наслажденье, которое дают настоящие женщины, одаренные способностью выбирания и всасыванья в себя всего лучшего, что только есть в проявлениях мужчины. Наташа, сама не зная этого, была вся внимание: она не упускала ни слова, ни колебания голоса, ни взгляда, ни вздрагиванья мускула лица, ни жеста Пьера. Она на лету ловила еще не высказанное слово и прямо вносила в свое раскрытое сердце, угадывая тайный смысл всей душевной работы Пьера.

Санчо Панса

САНЧО ПАНСА (исп. Sancho Pansa; «pansa» — пузо, брюхо, живот) — центральный персонаж романа Мигеля де Сервантеса Сааведры «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» (первый том — 1605; второй — 1615). Соблазненный обещанием Дон Кихота получить в подарок один из завоеванных островов и стать губернатором, бедный крестьянин С.П. оставляет жену и детей и в качестве оруженосца отправляется с Дон Кихотом на поиски приключений. Вместе со своим хозяи ном С.П. переживает множество событий и становится свидетелем его подвигов. С одной стороны, С.П. считает Дон Кихота сумасшедшим, с другой — почитает рыцаря как одного из самых благоразумных и образованных людей, простодушно веря его рассказам. Оруженосцу достается не меньше, чем его хозяину: он часто бывает бит, его обкрадывают; окружающие подшучивают над ним, считая таким же чудаком, как и Дон Кихот. На протяжении всего романа Рыцарь Печального Образа и его оруженосец остаются неразлучными, за исключением момента, когда герцог и его супруга претворяют в жизнь давнюю мечту С.П. — стать губернатором острова. Дон Кихота и С.П. часто противопоставляют друг другу: дородный и любящий поесть С.П. не только внешне полная противоположность своему долговязому и худому хозяину. В противовес Дон Кихоту он олицетворяет собой здравый смысл и житейскую смекалку. Однако «здравомыслие» С.П. не мешает ему быть спутником, другом и главным собеседником Дон Кихота, соучастником многих его подвигов. Образ С.П. генетически связан с народной смеховой культурой (не случайно в одном из эпизодов романа шутники подбрасывают С.П. на одеяле — как чучело или собаку во время празднования карнавала в Испании) и образует один типологический ряд с такими персонажами, как Панург и Фальстаф. С.П. чужды высокие идеалы рыцарства Дон Кихота. Он руководствуется скорее соображениями материальной выгоды. С.П. часто обманывает своего хозяина, чтобы избежать тумаков и неприятностей. В сцене с тремя крестьянками, которых С.П. выдает за Дульсинею и ее свиту, герой сознательно вводит Дон Кихота в заблуждение, описывая смущенному хозяину красоту и прекрасное одеяние благородных дам. Когда Дон Кихот требует у оруженосца, чтобы тот бичевал себя, С.П. наносит удары по буковым деревьям. По ходу романа С.П. присваивает многие черты Дон Кихота, иногда начинает рассуждать, как его хозяин. Во время своего губернаторства на вымышленном и созданном герцогом острове Баратария неотесанный и простоватый С.П., помня наставления Дон Кихота, проявляет себя как честный и мудрый правитель и поражает всех своей изысканной манерой выражаться. Посчитав, что должность губернатора не для него, что он не сможет защитить остров от нашествия врагов, ибо дело крестьянина — пахать землю, С.П. возвращается в услужение к Дон Кихоту. По его словам, он вновь обретает прежнюю свободу, т.к. служение у господина для него не является принуждением, каковым оказалось губернаторство. В критике образ С.П. чаще всего рассматривается в связи с образом Дон Кихота (выразительный пример — точка зрения на С.П. Тургенева и Достоевского). В испанской литературе начала XX»Шв. образ С.П. истолковывается как олицетворение нации. Контакт с идеалом (Дон Кихотом) возвышает простого человека, и от «кихотизации» Санчо-народа зависит будущее Испании (Унамуно).

Все характеристики по алфавиту:

– Санчо Панса, крестьянин, сопровождающий Дон-Кихота в качестве «оруженосца».

Это живой и яркий образ человека из народа, обрисованный Сервантесом реалистически и с теплотой. В Санчо живет душа мужичка-собственника, он постоянно мечтает о внезапном обогащении. Его трезвые оценки, учитывающие во всем прежде всего материальный интерес, постоянно противостоят идеалистическим грезам Дон-Кихота. Например, когда Дон-Кихот фантазирует по поводу добытого «золотого шлема», Санчо замечает: «Ей-богу, хороший таз: такой должен стоить не меньше восьми реалов». И вся его плотная фигура верхом на осле резко контрастирует с обликом высокого и тощего рыцаря.

Дон Кихот. Художественный фильм, 1957

Человеческий тип, напоминающий Санчо, имеет прецеденты в средневековой литературе. Во французском героическом эпосе встречается комический тип оруженосца-весельчака, болтуна и обжоры, впоследствии пародийно разработанный Пульчи в образе Маргутте. Но Сервантес превратил эту незначительную гротескную фигуру в сложный, глубоко реалистический образ, очень важный для общего замысла романа. На первый взгляд, Санчо представляет собой полную противоположность своему господину: в то время как Дон-Кихот, изнуряя себя физически, жаждет бескорыстно потрудиться на пользу человечества, Пансо прежде всего старается ублажать свою плоть и послужить самому себе.

Он больше всего любит поспать и поесть (само имя его выразительно: panza по-испански значит «брюхо»), он хочет стать графом и губернатором, хочет, чтобы жена его Тереса Панса ездила в золоченой карете. Размечтавшись о том, как он сделается властелином, Санчо Панса спрашивает, сможет ли он продать всех своих подданных в рабство и положить денежки в карман. Он весь в практике, в настоящем, в то время как Дон-Кихот весь в мечте о прошлом, которое он хочет оживить.

Но в то же время между ними есть глубокое внутреннее сходство. Каждая черта в характере или действиях одного соответствует противоположной, но вместе с тем и родственной черте другого. Оба они – хотя каждый на свой лад – отличаются большой добротой, отзывчивостью, человечностью, беспечностью в жизни, чистотой сердца, энергией. Оба являются дополнениями друг к другу. Оба, увлеченные своими фантазиями, отрываются от семьи и мирной здоровой жизни, чтобы пуститься по свету в поисках удачи, и оба в конце концов исцеляются от своих бредней, убедившись, что они были во власти миражей.

В Санчо ярко воплощены мудрость и человечность простого народа. Недаром его речь пересыпана пословицами – выражением народной мудрости. Надежды на богатство постепенно сменяются у него бескорыстной привязанностью к Дон-Кихоту.

Ради развлечения герцога Санчо произведен в «губернаторы острова» и подвергается всевозможным комическим испытаниям: например, за обедом по знаку «доктора» у него забирают одно за другим все блюда как «вредные». Однако как правитель и судья Санчо обнаруживает подлинную народную мудрость, вполне соответствующую гуманным наставлениям Дон-Кихота. Он не позволяет называть себя «доном» Санчо Панса («дон» – частица, обозначающая дворянство) и обещает «повывести» «всех этих донов да распродонов». На губернаторской должности Санчо бескорыстен.

Природные способности Санчо Пансы ярче всего проявлялись в его знаменитых «судах», так же как и во всем его «управлении островом», во время которого он выказал гораздо больше ума и справедливости, чем все окружающие его придворные. Подлинным нравственным триумфом являются последние его слова при уходе с должности губернатора: «Дайте дорогу, государи мои! Дозвольте мне вернуться к прежней моей свободе, дозвольте мне вернуться к прежней моей жизни, дабы я мог восстать из нынешнего моего гроба. .. Оставайтесь с богом, ваши милости, и скажите сеньору герцогу, что голышом я родился, голышом весь свой век прожить ухитрился: я хочу сказать, что вступил в должность губернатора без гроша в кармане и без гроша с нее ухожу – в противоположность тому, как обыкновенно уезжают с островов губернаторы… Пускай вот здесь, в конюшне, остаются те самые муравьиные крылышки, которые на беду вознесли меня ввысь для того, чтобы меня заклевали стрижи и прочие птахи, а мы лучше спустимся на землю и будем по ней ходить попросту – ногами».

В общем как для Дон-Кихота рыцарские затеи, так и для Санчо Пансы его мечты об обогащении – лишь временная заимствованная оболочка, глубоко чуждая их натуре. Оба они – благороднейшие представители испанского народа. Если сумасброд Дон-Кихот – носитель самых высоких гуманных идей, то простодушный весельчак Санчо Панса – воплощение народной мудрости и нравственного здоровья.

САНЧО ПАНСА (исп. Sancho Pansa; «pansa» — пузо, брюхо, живот) — центральный персонаж романа Мигеля де Сервантеса Сааведры «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» (первый том — 1605; второй — 1615). Соблазненный обещанием Дон Кихота получить в подарок один из завоеванных островов и стать губернатором, бедный крестьянин С.П. оставляет жену и детей и в качестве оруженосца отправляется с Дон Кихотом на поиски приключений. Вместе со своим хозяи ном С.П. переживает множество событий и становится свидетелем его подвигов. С одной стороны, С.П. считает Дон Кихота сумасшедшим, с другой — почитает рыцаря как одного из самых благоразумных и образованных людей, простодушно веря его рассказам. Оруженосцу достается не меньше, чем его хозяину: он часто бывает бит, его обкрадывают; окружающие подшучивают над ним, считая таким же чудаком, как и Дон Кихот. На протяжении всего романа Рыцарь Печального Образа и его оруженосец остаются неразлучными, за исключением момента, когда герцог и его супруга претворяют в жизнь давнюю мечту С.П. — стать губернатором острова. Дон Кихота и С.П. часто противопоставляют друг другу: дородный и любящий поесть С.П. не только внешне полная противоположность своему долговязому и худому хозяину. В противовес Дон Кихоту он олицетворяет собой здравый смысл и житейскую смекалку. Однако «здравомыслие» С.П. не мешает ему быть спутником, другом и главным собеседником Дон Кихота, соучастником многих его подвигов. Образ С.П. генетически связан с народной смеховой культурой (не случайно в одном из эпизодов романа шутники подбрасывают С.П. на одеяле — как чучело или собаку во время празднования карнавала в Испании) и образует один типологический ряд с такими персонажами, как Панург и Фальстаф. С.П. чужды высокие идеалы рыцарства Дон Кихота. Он руководствуется скорее соображениями материальной выгоды. С.П. часто обманывает своего хозяина, чтобы избежать тумаков и неприятностей. В сцене с тремя крестьянками, которых С.П. выдает за Дульсинею и ее свиту, герой сознательно вводит Дон Кихота в заблуждение, описывая смущенному хозяину красоту и прекрасное одеяние благородных дам. Когда Дон Кихот требует у оруженосца, чтобы тот бичевал себя, С.П. наносит удары по буковым деревьям. По ходу романа С. П. присваивает многие черты Дон Кихота, иногда начинает рассуждать, как его хозяин. Во время своего губернаторства на вымышленном и созданном герцогом острове Баратария неотесанный и простоватый С.П., помня наставления Дон Кихота, проявляет себя как честный и мудрый правитель и поражает всех своей изысканной манерой выражаться. Посчитав, что должность губернатора не для него, что он не сможет защитить остров от нашествия врагов, ибо дело крестьянина — пахать землю, С.П. возвращается в услужение к Дон Кихоту. По его словам, он вновь обретает прежнюю свободу, т.к. служение у господина для него не является принуждением, каковым оказалось губернаторство. В критике образ С.П. чаще всего рассматривается в связи с образом Дон Кихота (выразительный пример — точка зрения на С.П. Тургенева и Достоевского). В испанской литературе начала XX»Шв. образ С.П. истолковывается как олицетворение нации. Контакт с идеалом (Дон Кихотом) возвышает простого человека, и от «кихотизации» Санчо-народа зависит будущее Испании (Унамуно).

Не зря сожгли Сервантеса… да-да. В начале сего фильма священник и аптекарь отправляют на костер все книги о рыцарях не позабыв на закуску и творение Сервантеса. Вот прекрасный намек сценаристов -во что превратится несгораемая классика благодаря их беспутно-поверхностной работе над этим фильмом.

Если пересказывать вкратце книгу о доблестном рыцаре Дон Кихоте и его оруженосце — то выйдет приблизительно этот фильм, но -на килограмм умнее, на пол-кило романтичнее и на 200 грамм трагичнее. Фильм удался лишь воплощением персонажей — отличный подбор актеров, типажность и темперамент на высоте. Не повезло конечно найти в фильме истинного Росинате -клячу жалкую и тощую как и хозяин, но это мелочи, на фоне итальянской Испании.

Слишком много итальянского -и манера комедийного сюжета (комедия дель-арте) и персонажи более подходящие к балаганному театру, где дон Кихот -Пьеро, а Санчо Панса -Арлекино. Ода Мальвине (то есть Дульсинее Тобоской) прозвучала почти к месту и по тексту, но. . Дульсинея существовала, а тут же Дон Кихот сам признает свою ненормальность и говорит, что выдумал эту прекрасную даму. А пицца? Откуда взялась пицца на столе бедной испанской крестьянки. Наверное это такой непрозрачный юмор был в фильме.

Слишком мало экзальтированного романтизма. Ведь произведения Сервантеса просто пропитано поэтическими идеалами и романтическими историями о несчастных влюбленных. Это фильм нужно переименовать в «Санчо Панса и его господин Рыцарь Печального Образа именуемого Дон Кихот»… Длинновато, но в стиле Сервантеса. Увы -много шуток и пантомим, много нелепостей и кривляний, а поэзии и возвышенности и безумства Дон Кихота, очень мало! Мало злоключений и переломов, мало несчастий и испытаний. Но именно это и есть стержень всего бессмертного творения перерастворимого, как растворимый кофе в этот фильм, именуемый экранизацией.

Главная и важнейшая сцена -сражения с мельницами, откровенно дешево снята. Декорации мелкие, неправдоподобные и монтаж вырвал куски сцены. Большой минус для фильма. Именно тема борьбы с ветряными мельницами -стал символом пустых и безумных свершений. Зато на яйцах продюсеры не продешевили -проглатывания яиц -главный фокус фильма, этакая дешевая клоунада на радость публике.

Отмечу лишь пару удачных моментов фильма -воображаемый пир в сарае и ночное дежурство Дон Кихота.

Эпилог. Открытый и пафосный, даже красиво-символичный. Не важно, что не по книге, главное было поставить восклицательный знак после выдуманного хеппи-энда.

Цитаты о Дон Кихоте — Руководство по исследованиям

Все мы знаем историю Дон Кихота, забавную, но горько-сладкую историю о приключениях последнего странствующего рыцаря . Глубоко сатирический, этот роман часто изображался как комедийный рассказ, и действительно, многие смеялись, читая о безнадежных мечтах Дон Кихота о рыцарских идеалах. Но в книге мы встречаем гораздо больше смеющихся людей и видим, какими жестокими и бесчувственными они выглядят по сравнению с Дон Кихотом, который, несмотря на свое безумие, имеет самые благородные намерения и готов помочь любому, невзирая на его статус, пол и расу.

Глядя на мир его глазами и имея Санчо Панса  как связь между выдуманным миром Дон Кихота и реальностью, мы все же видим, что наш мир еще многое предстоит улучшить. Методы Дон Кихота порочны, а понимание реальности смутно, но Санчо остается с ним не только из-за хорошей платы, но и потому, что в глубине души чувствует, что его хозяин прав, хотя и странным образом. Давайте прочитаем самые знаменитые цитаты Дон Кихота  , чтобы увидеть, насколько нам нужно немного рыцарства в нашем циничном мире.

«Потеряв, таким образом, разум, он, к несчастью, наткнулся на самую странную фантазию , которая когда-либо приходила в голову сумасшедшему; ибо теперь он счел удобным и необходимым, как для увеличения собственной чести, так и для пользы общества, стать странствующим рыцарем».

Книга 1 Глава 1

Эта цитата, одна из самых известных во всей книге, объясняет внезапное желание Дон Кихота стать странствующим рыцарем. Несмотря на то, что автор чрезмерно саркастичен, употребляя такие выражения, как « утратив понимание, он на несчастье споткнулся », « странная фантазия » и нагло называет Дон Кихота сумасшедшим, мы видим, что этот сарказм очень горький. , потому что намерения бедного старика, прочитавшего слишком много рыцарских романов, все еще чисты.

Он считает, что его служба в качестве странствующего рыцаря  « удобна и необходима » для людей. Во времена Сервантеса эту книгу часто считали смешной и полной юмора, но в этих словах мы видим трагедию ума, души и доброго и благородного сердца, которое скрывается за несчастьями Дон Кихота. Он был настолько недоволен реальным миром, что погрузился в фантазии, решив наконец формировать реальность в соответствии с ними — с единственным намерением сделать ее лучше.

«При этих словах они остановились, чтобы рассмотреть необъяснимую фигуру своего противника; и легко догадываясь, как по его выражению лица, так и по его переодеванию, что бедный джентльмен потерял рассудок, они желали понять смысл того странного признания, которое он навязывал им.

Книга 1 Глава 4

Эта цитата показывает реакцию самого Дон Кихота и случайных людей на их встречу. Его первая встреча с другими людьми оказывается сбивающей с толку — он видит незнакомцев на дороге и сразу же считает, что его ждет какое-то приключение (как мы привыкли думать, когда сталкиваемся с NPC в видеоиграх — они наверняка там для цель дать нам квест.Жаль, что реальность не была адаптирована лично для Дон Кихота).

Незнакомцы со своей стороны видят странно одетого старого сумасшедшего и реагируют соответствующим образом. Они довольно мягко, однако, называют его «бедным джентльменом» и искренне пытаются понять, чего он на самом деле хочет от них. Позже Дон Кихот столкнется с гораздо более жестокими людьми, которые будут издеваться над ним, бить его или обманом заставлять делать что-то совершенно нелепое для собственного развлечения.

Но основная реакция остается прежней: он видит благородных рыцарей и прекрасных дам, думающих о людях гораздо лучше, чем они обычно заслуживают, когда весь остальной мир видит старого сумасшедшего, очень удобного для них посмешища.

«Вся остальная компания уделила большое внимание этой речи; и даже самые козопасы и пастухи были теперь вполне убеждены, что мозги Дон Кихота перевернулись вверх дном. Но Санчо Панса верил каждому слову, слетевшему с уст его господина, за правду, так как знал его с колыбели как человека искреннего».

Книга 2 Глава 5

Здесь мы видим, что единственный человек, который никогда не насмехается и не сомневается в намерениях Дон Кихота, это Санчо Панса .Он знает Дон Кихота с детства и всегда считал его человеком чести и искренности. Он, конечно, видит, что Дон Кихот делает что-то неудобное или откровенно безумное и опасное, но, будучи здравым смыслом в их дуэте, старается как можно мягче отговорить от этого своего хозяина.

Он играет в игру Дон Кихота, ясно понимая земной мир, но Санчо Панса делает это не из-за насмешки или слепого послушания. Он глубоко переживает за Дон Кихота и не считает его сумасшедшим, видя, что его истинные намерения — помогать людям, быть важным и нужным и, наконец, позволить себе следовать своему сердцу.

«[Санчо] очень встревожился, услышав, что странствующие рыцари вышли из моды, а рыцарские книги полны только глупостей и выдумок; однако он решил (несмотря на все их презрение к рыцарству) по-прежнему держаться своего господина».

Книга 4 Глава 5

Здесь мы видим еще одно доказательство лояльности Санчо Пансы . Он не читал всех книг, которые читал его хозяин, поэтому ему требуется некоторое время, чтобы понять, что странствующие рыцари — это просто старая легенда, а рыцарство и благородство в том виде, в каком их показывает Дон Кихот, безнадежно устарели и вызывают только смех.Санчо предстоит сделать один из самых сложных моральных выборов в своей жизни: он понимает, что его хозяин сейчас делает что-то неудобное.

Но тем не менее, его глубокая забота о Дон Кихоте, уважение к его идеалам и понятиям рыцарства, которые он находит странно привлекательными для своей души (хотя и не подавляющим образом), заставляют его все равно оставаться на стороне Дон Кихота. Не зная этого, Санчо Панса  демонстрирует преданность, достойную рыцарской легенды.

Верность Санчо — не единственная непоколебимая вещь во всей книге.Сам Дон Кихот навеки верен своей воображаемой прекрасной даме  Дульсинея . Несмотря на циничное отношение к другим женщинам, он лелеет образ Дульсинеи как самое идеальное и драгоценное, что у него есть. Он готов сопротивляться любым искушениям и сражаться с любыми врагами, лишь бы ничто не запятнало ее имя.

«Божественная Тобосанка, прекрасная/ Дульсинея, требует меня целиком;/ Ничто не может разорвать ее образ; «Это одна субстанция с моей душой.

Книга 1 Глава 46

Здесь мы видим Дон Кихота, сопротивляющегося искушению плоти (независимо от того, что женщина только что вошла не в ту дверь, как и большинство событий в книге, это происходит почти полностью в его воображении). Но злая суккуба должна уйти, ведь даже если тело рыцаря возжелает ее, его душа навсегда принадлежит  Дульсинея .

«Кто скажет, что Дон Кихот Ламанчский забыл или может забыть Дульсинею дель Тобосскую, я с равными руками заставлю его понять, что он полностью отступает от истины; ибо несравненная Дульсинея Тобосская не может быть забыта.

Книга 1 Глава 59

Мы видим, каким свирепым становится Дон Кихот, когда появляются сомнения в его любви к Дульсинея  . Она его идеал, один из краеугольных камней его легенды и мировоззрения. Дон Кихот не испытывает к ней настоящей любви, он даже не знает настоящей женщины (и Санчо Панса сомневается, что Дульсинея вообще существует), но, как легендарный рыцарь, он полон рыцарственности. , платонической любви и этого ему достаточно, чтобы везде защищать свою и Дульсинею честь.

«Клянусь мессой, она примечательная, крепко сложенная, крупная, крепкая, мужественная девушка, и я гарантирую ей, что она будет держать свой подбородок подальше от грязи».

Книга 3 Глава 11

Эти слова, как ни странно, также описывают Дульсинею. Санчо Панса наконец выясняет, кто эта загадочная дама — это крестьянская девушка Альдонса Лоренцо, совсем не похожая на хрупкую бесплотную принцессу. Она не такая, как ее себе представляет Дон Кихот, но его фантазии и его преданность воображаемой Дульсинеи настолько подавляют, что он не хочет этого замечать.

Обычно скептически относящийся к крестьянкам и женщинам вообще, вплоть до легкого женоненавистничества (хотя для его возраста и страны это было нормально), здесь Дон Кихот полностью тает, провозглашая Дульсинею дамой всех достоинств. Мы не знаем, столкнулась бы когда-нибудь реальность с его убеждениями, или бедной Альдонзе пришлось бы жить своей жизнью принцессы, окруженной благоговением и преданностью, которые не мог дать ей ни один настоящий, близкий к земле мужчина.

Документ без названия

Шебнем Шенгюль – ACL 2


Отношения между Дон Кихотом и Санчо Пансой очень важны. Читатели могут легко понять, что эти два символа означают разные вещи. В то время как Дон Кихот представляет собой иллюзию, Санчо Панса представляет реальность. Они дополняют друг друга дуалистическим образом. Собираясь вместе, они создают одного человека, состоящего из разума и тела. Они становятся людьми, которым нужно иметь воображение, живя в реальности, потому что слишком много реальности разрушительно для человечества. Однако их отношения, представляющие собой сочетание идеализма и реализма, негативно влияют друг на друга с точки зрения того, что они отстаивают.
Их отношения учат, что человеческий опыт состоит как из воображения, так и из реальности. Это означает, что люди всегда воображают, хотя знают реальность. Мы ясно видим это в дружбе Дон Кихота и Санчо Пансы. Собираясь вместе, они становятся одним человеком, у которого есть воображение, живя в реальной жизни. Санчо знает, что вещи, с которыми они сталкиваются, такие как ветряные мельницы, стада овец, гостиница, в действительности не похожи на то, что воображает Дон Кихот. Он знает, что они собой представляют. Однако Дон Кихот видит в мельницах великанов, стадо — в тропе, а постоялый двор — в замке. Взаимодействуя, они представляют каждого из нас, а также тех, у кого есть воображение, живя в реальности. Люди иногда воображают невозможные вещи. В то время как бедный человек воображает, что разбогатеет за один день, другой может вообразить себя молодым, пока ему девяносто лет. Дон Кихот также является тем, кому снился несбыточный сон, в то время как он был так близок к реальности, которой является Санчо.
Санчо Панса подвергает себя опасности, покидая реальность. Он теряет свою личность, следуя за Дон Кихотом. Он становится новым человеком, который сильно отличается от первого. Обыкновенный, простой крестьянин Санчо, живший с семьей на ферме, теперь — оруженосец Дон Кихота, его компаньон. Он больше не фермер Панца и не сосед других фермеров. Путь, по которому идет Санчо с Дон Кихотом, может привести к безумию.Во время своих приключений Санчо полностью погружается в безумие. Он начинает верить Дульсианеи, идеальной любовнице Дон Кихота: «Никогда в жизни я не слышал, чтобы мою госпожу Дульсианею называли Доной, а только сеньора Дульсианея дель Тобосо, так что в этом вопросе история неверна». Он живет в этой реальности и обожает ее. «Я подобен клочку земли, который сам по себе сух и бесплоден, но если вы разбросаете по нему навоз и возделываете его, он принесет хорошие плоды. на бесплодной земле моего сухого ума, время, которое я провожу на вашем служении, общаюсь с вами, возделываю, и в результате всего этого я надеюсь принести благословенные плоды, не отступая, не соскальзывая и не соскальзывая, с те пути благовоспитанности, которые ваша светлость наметила для меня в моем иссохшем разуме.Даже он советует своему хозяину убить. «Если вы спросите меня, господин, я бы сказал, что лучшее, что может сделать ваша светлость, — это вонзить меч в рот этому; может быть, поступая таким образом, вы убьете одного из ваших врагов». Он становится персонажем, который заставляет нас задаться вопросом, безумнее ли он, чем Дон Кихот. Конфликт Дон Кихота, вызванный его проживанием в созданном им иллюзорном мире, становится более разрушительным с Санчо Пансой. Хотя Санчо кажется верным товарищем Дон Кихота, он приводит своего хозяина к гибели на протяжении всех их приключений.С Санчо Пансой Дон Кихот больше, чем раньше, теряется в иллюзиях. Желание Санчо быть губернатором острова показывает, что он оппортунист и материалист. Вместо того, чтобы удерживать Дон Кихота от его глупых поступков, он подтверждает все его нереалистичные взгляды. В каком-то смысле он использует Дон Кихота. «Он внимательно следил за сражением и в сердце молил Бога, чтобы он дал победу своему господину, чтобы он мог получить какой-нибудь остров, где он мог бы отправиться наместником, как ему было обещано.«Дон Кихот борется на самом деле с теми людьми и с теми вещами, которые он создал в своем уме, и становится тем, кто страдает больше всех. Санчо никогда не останавливает его, но говорит: «Я сам миролюбив и не люблю вмешиваться в чужие ссоры и междоусобицы». Своими глупыми поступками Дон Кихот, независимо от того, осмеян ли он другими или получает телесные повреждения, страдает больше всего.


В конце истории мы наблюдаем, как двое меняются ролями.Дон Кихот становится реалистом, который считает содеянное им глупостью, а Санчо становится идеалистом, пытающимся убедить своего хозяина вернуться к иллюзии. Это показывает, насколько негативно они повлияли друг на друга. Возвращение Дон Кихота к реальности и принятие им глупых поступков приводит к его смерти. Санчо также является тем, на кого негативно влияет возвращение к реальности. Со смертью Дон Кихота он не может легко примирить свой воображаемый мир; он жил с Дон Кихотом, с реальностью, к которой он возвращается.Теперь он чужой себе, своей стране и своему времени.

 

50 Цитаты Дон Кихота из эпического романа

Эти цитаты Дон Кихота раскрывают, что персонаж думал о любви, жизни и добродетели.

Гениальный джентльмен Дон Кихот Ламанчский — испанский роман Мигеля де Сервантеса. Роман, также известный как « Дон Кихот, », часто называют «лучшим литературным произведением из когда-либо написанных».Рассказ изначально был опубликован в двух частях и является второй по количеству переводов книгой в мире.

Каков основной сюжет «Дон Кихота»? Алонсо Кихано, дворянин из Ламанчи, проводит так много времени за чтением романов, что сходит с ума. Он отправляется на поиски восстановления рыцарства, став странствующим рыцарем. Он обращается за помощью к фермеру Санчо Пансе, который действует как его оруженосец.

Что значит, если кто-то называет вас «Дон Кихотом»? История наполнена старомодными и риторическими монологами Дон Кихота.Он пытается изменить то, что считает неправильным в мире, глупым и непрактичным способом.

В первой части книги он не способен видеть мир таким, какой он есть на самом деле, и воображает, что переживает приключения рыцаря. На самом деле, когда она была впервые опубликована, книга рассматривалась скорее как комический роман. Некоторые из этих цитат Дон Кихота довольно забавны!

Не забудьте также ознакомиться с этими цитатами Коня БоДжек из популярного шоу Netflix.

Известные цитаты Дон Кихота о жизни и любви

1. «Когда сама жизнь кажется сумасшедшей, кто знает, где кроется безумие? Возможно, быть слишком практичным — безумие. Отказаться от мечты — это может быть безумием. Слишком много здравомыслия может быть безумием — и самое безумное: видеть жизнь такой, какая она есть, а не такой, какой она должна быть!» ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

2. «До смерти — это вся жизнь». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

3. «Послушайтесь моего совета и живите долго-долго.Потому что самое безумное, что может сделать человек в этой жизни, — это позволить себе умереть». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

4. «Я никогда не умирал всю свою жизнь». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

5. «Излишнее здравомыслие может быть безумием — и самое безумное: видеть жизнь такой, какая она есть, а не такой, какой она должна быть!»  ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

6. «Объятий не было, потому что там, где есть великая любовь, часто мало ее проявления.» ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

7. «Ибо надежда всегда рождается одновременно с любовью…»  ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

8. «Блаженнейший тот, кто любит самый, самый свободный, кто больше всего порабощен любовью». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

9. «Она хотела своей непостоянностью сделать мое разрушение постоянным; Я хочу, пытаясь уничтожить себя, удовлетворить ее желание». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

10.«Нет воспоминаний, которым не положило бы конец время, и нет боли, которую не устранила бы смерть». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

11. «Есть лекарство от всего, кроме смерти, которая обязательно когда-нибудь вырубит нас». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

Цитаты и фразы Дон Кихота о добродетелях, добре и зле

12. «Ибо ни добро, ни зло не могут длиться вечно; и отсюда следует, что, поскольку зло длилось долгое время, добро теперь должно быть близко.» ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

13. «Добродетель больше преследуется злыми, чем любима добрыми». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

14. «Если я сохраню свою чистоту в обществе деревьев, почему тот, кто хочет, чтобы я сохранил ее среди людей, пытался лишить меня ее?» ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

15. «Раны, полученные в бою, даруют честь, они ее не отнимают.» ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

16. «Там, где царит зависть, не может быть добродетели, а щедрость не сочетается с подлостью». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

17. «Там, где есть музыка, не может быть зла». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

18. «Правда может быть тонкой, но она никогда не ломается и всегда всплывает над ложью, как масло плавает на воде». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

19.«От храбрых сердец зависит, сэр, быть терпеливыми, когда дела идут плохо, а также радоваться, когда они идут хорошо… Потому что я слышал, что то, что они называют удачей, это ветреная женщина, которая слишком много пьет, и , мало того, она слепа, так что не видит, что делает, и не знает, кого она опрокидывает и кого поднимает». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

20. «Единственная обязанность рыцаря — помогать им как людям в нужде, глядя только на их страдания, а не на их проступки.”  ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

Цитаты Дон Кихота о мудрецах и глупцах

21. «Остроумие и юмор не свойственны медлительным умам». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

22. «Какой мужчина может притворяться, что знает загадку женского разума?» ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

23. «Самый проницательный персонаж в пьесе — дурак, потому что человек, который хочет казаться простым, никак не может быть простаком.» ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

24. «Без интеллекта не может быть юмора». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

25. «Похвала немногих мудрых важнее, чем насмешки над глупыми многими». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

26. «Какие умные вещи ты иногда говоришь! Можно подумать, что ты учился. ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

27.«Так что не массы виноваты в требовании хлама, а те, кто не в состоянии дать им что-то другое». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

Цитаты Дон Кихота о чтении, письме, поэзии и судьбе

28. «Наконец, из-за того, что он так мало спал и так много читал, его мозг иссяк, и он полностью отключился своего ума». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

29. «Нет настолько плохой книги… в которой не было бы чего-то хорошего.» ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

30. «Что может быть опаснее, чем стать поэтом? Это, как говорят некоторые, неизлечимая и заразная болезнь». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

31. «Одно дело писать как поэт, а другое — как историк». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

32. «Судьба направляет нашу судьбу более благосклонно, чем мы могли ожидать». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

33.«Воистину, я родился, чтобы быть образцом несчастья и мишенью, на которую нацелены стрелы противника». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

Дон Кихот цитирует, чтобы жить по

34. «Голод — лучший соус в мире». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

35. «Ты еще ничего не видел». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

36. «Тот, кто упал сегодня, может подняться на следующий, если только он действительно не хочет оставаться в постели, то есть.» ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

37. «Плохой год и плохой месяц для всех злословящих сук в мире!» ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

38. «Зуб дороже алмаза». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

39. «Вина лежит не на толпе, которая требует вздора, а на тех, кто не умеет производить ничего другого». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

40.«Время имеет больше силы отменить и изменить что-то, чем человеческая воля». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

41. «Мечтать о несбыточном сне — вот моя цель». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

42. «Один человек не больше, чем другой, если он делает не больше того, что делает другой». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

43. «Я всегда слышал, как старики говорят, что если вы не знаете, как наслаждаться удачей, когда она приходит, вы не должны жаловаться, если она проходит мимо вас .» ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

44. «Отказаться от мечты — это может быть безумием». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

45. «Возможно, быть слишком практичным — это безумие». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

46. «Тот, кто будет играть с кошками, должен ожидать, что его поцарапают». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

47. «Сделай своим делом познание самого себя, это самый трудный урок в мире.» ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

48. «Правильно говорят, что человек должен съесть пуд соли со своим другом, прежде чем он узнает его». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

49. «Некоторым вещам свое время, и всему свое время; время великих дел, и время малых дел». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

50. «Никогда не ищите птиц этого года в гнездах прошлого года». ― Мигель де Сервантес Сааведра, Дон Кихот

Какая из этих цитат Дон Кихота вам больше всего нравится?

Эта книга не только произведение литературного гения, которое приятно читать, но и оказала огромное влияние на другие литературные произведения.Александр Дюма прямо ссылается на него в «Трех мушкетерах» , опубликованном более 200 лет спустя. Он также упоминается в « Приключениях Гекльберри Финна » Марка Твена и в « Сирано де Бержерак » Эдмона Ростана. Эти романы сами по себе эпические истории!

Эта история настолько популярна, что в ней появилось нечто, известное как Эффект Дон Кихота. Вот что происходит, когда «ваши мысли, ваши чувства и ваши действия неуместны в текущей ситуации.Это как в лирике The Bare Naked Ladies: «Не могу понять, почему я смеюсь на похоронах, скоро поймешь».

Вы испытали эффект Дон Кихота? Ближе всего я подошла, когда улыбаюсь из-за нервозности, когда происходят плохие вещи. Это не имеет никакого смысла! Поделитесь своим опытом или любыми другими любимыми цитатами и строками Дон Кихота в разделе комментариев ниже.

Gale Apps — Технические трудности

Технические трудности

Приложение, к которому вы пытаетесь получить доступ, в настоящее время недоступно.Приносим свои извинения за доставленные неудобства. Повторите попытку через несколько секунд.

Если проблемы с доступом сохраняются, обратитесь за помощью в наш отдел технической поддержки по телефону 1-800-877-4253. Еще раз спасибо, что выбрали Gale, обучающую компанию Cengage.

org. springframework.remoting.RemoteAccessException: невозможно получить доступ к удаленной службе [[email protected]]; вложенным исключением является Ice.Неизвестное исключение unknown = «java.lang.IndexOutOfBoundsException: индекс 0 выходит за границы для длины 0 в java.base/jdk.internal.util.Preconditions.outOfBounds(Preconditions.java:64) в java.base/jdk.internal.util.Preconditions.outOfBoundsCheckIndex(Preconditions.java:70) в java.base/jdk.internal.util.Preconditions.checkIndex(Preconditions.java:248) в java.base/java.util.Objects.checkIndex(Objects.java:372) на Яве.база/java.util.ArrayList.get(ArrayList.java:458) в com.gale.blis.data.subscription.dao.LazyUserSessionDataLoaderStoredProcedure.populateSessionProperties(LazyUserSessionDataLoaderStoredProcedure.java:60) в com.gale.blis.data.subscription.dao.LazyUserSessionDataLoaderStoredProcedure.reQuery(LazyUserSessionDataLoaderStoredProcedure. java:53) в com.gale.blis.data.model.session.UserGroupEntitlementsManager.reinitializeUserGroupEntitlements(UserGroupEntitlementsManager.ява:30) в com.gale.blis.data.model.session.UserGroupSessionManager.getUserGroupEntitlements(UserGroupSessionManager.java:17) в com.gale.blis.api.authorize.contentmodulefetchers.CrossSearchProductContentModuleFetcher.getProductSubscriptionCriteria(CrossSearchProductContentModuleFetcher.java:244) на com.gale.blis.api.authorize.contentmodulefetchers.CrossSearchProductContentModuleFetcher.getSubscribedCrossSearchProductsForUser(CrossSearchProductContentModuleFetcher.ява:71) на com.gale.blis.api.authorize.contentmodulefetchers.CrossSearchProductContentModuleFetcher.getAvailableContentModulesForProduct(CrossSearchProductContentModuleFetcher.java:52) на com.gale.blis.api.authorize.strategy.productentry.strategy.AbstractProductEntryAuthorizer.getContentModules(AbstractProductEntryAuthorizer. java:130) на com.gale.blis.api.authorize.strategy.productentry.strategy.CrossSearchProductEntryAuthorizer.isAuthorized(CrossSearchProductEntryAuthorizer.ява:82) на com.gale.blis.api.authorize.strategy.productentry.strategy.CrossSearchProductEntryAuthorizer.authorizeProductEntry(CrossSearchProductEntryAuthorizer.java:44) на com.gale.blis.api.authorize.strategy.ProductEntryAuthorizer.authorize(ProductEntryAuthorizer.java:31) в com.gale.blis.api.BLISAuthorizationServiceImpl.authorize_aroundBody0(BLISAuthorizationServiceImpl.java:57) на com.gale.blis.api.BLISAuthorizationServiceImpl.authorize_aroundBody1$advice(BLISAuthorizationServiceImpl.ява: 61) на com.gale.blis.api.BLISAuthorizationServiceImpl.authorize(BLISAuthorizationServiceImpl.java:1) на com.gale.blis.auth._AuthorizationServiceDisp._iceD_authorize(_AuthorizationServiceDisp.java:141) в com.gale.blis.auth._AuthorizationServiceDisp. _iceDispatch(_AuthorizationServiceDisp.java:359) в IceInternal.Incoming.invoke(Incoming.java:209) в Ice.ConnectionI.invokeAll(ConnectionI.java:2800) на льду.ConnectionI.dispatch(ConnectionI.java:1385) в Ice.ConnectionI.message(ConnectionI.java:1296) в IceInternal.ThreadPool.run(ThreadPool.java:396) в IceInternal.ThreadPool.access$500(ThreadPool.java:7) в IceInternal.ThreadPool$EventHandlerThread.run(ThreadPool.java:765) в java.base/java.lang.Thread.run(Thread.java:834) » org.springframework.remoting.ice.IceClientInterceptor.convertIceAccessException(IceClientInterceptor.java:365) org.springframework.remoting.ice.IceClientInterceptor.invoke(IceClientInterceptor.java:327) org.springframework.remoting.ice.MonitoringIceProxyFactoryBean.invoke(MonitoringIceProxyFactoryBean.java:71) org.springframework.aop.framework.ReflectiveMethodInvocation. proceed(ReflectiveMethodInvocation.java:186) org.springframework.aop.framework.JdkDynamicAopProxy.invoke(JdkDynamicAopProxy.java:212) com.sun.proxy.$Proxy131.authorize(Неизвестный источник) com.gale.auth.service.BlisService.getAuthorizationResponse(BlisService.java:61) com.gale.apps.service.impl.MetadataResolverService.resolveMetadata(MetadataResolverService.java:65) com.gale.apps.controllers.DiscoveryController.resolveDocument(DiscoveryController.java:57) ком.gale.apps.controllers.DocumentController.redirectToDocument(DocumentController.java:22) jdk.internal.reflect.GeneratedMethodAccessor223.invoke (неизвестный источник) java.base/jdk.internal.reflect.DelegatingMethodAccessorImpl.invoke(DelegatingMethodAccessorImpl.java:43) java.base/java.lang.reflect.Method.invoke(Method.java:566) org.springframework.web.method.support.InvocableHandlerMethod.doInvoke(InvocableHandlerMethod.ява: 215) org.springframework.web.method.support.InvocableHandlerMethod.invokeForRequest(InvocableHandlerMethod. java:142) org.springframework.web.servlet.mvc.method.annotation.ServletInvocableHandlerMethod.invokeAndHandle(ServletInvocableHandlerMethod.java:102) org.springframework.web.servlet.mvc.method.annotation.RequestMappingHandlerAdapter.invokeHandlerMethod (RequestMappingHandlerAdapter.java:895) org.springframework.web.servlet.mvc.method.annotation.RequestMappingHandlerAdapter.handleInternal (RequestMappingHandlerAdapter.java:800) org.springframework.web.servlet.mvc.method.AbstractHandlerMethodAdapter.handle(AbstractHandlerMethodAdapter.java:87) org.springframework.web.servlet.DispatcherServlet.doDispatch(DispatcherServlet.java:1038) org.springframework.web.servlet.DispatcherServlet.doService(DispatcherServlet.java:942) орг.springframework.web.servlet.FrameworkServlet.processRequest(FrameworkServlet.java:998) org.springframework.web.servlet.FrameworkServlet.doGet(FrameworkServlet.java:890) javax.servlet.http.HttpServlet.service(HttpServlet.java:626) org.springframework.web.servlet. FrameworkServlet.service(FrameworkServlet.java:875) javax.servlet.http.HttpServlet.service(HttpServlet.java:733) орг.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:227) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.java:162) org.apache.tomcat.websocket.server.WsFilter.doFilter(WsFilter.java:53) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.ява: 162) org.apache.catalina.filters.HttpHeaderSecurityFilter.doFilter(HttpHeaderSecurityFilter.java:126) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.web.servlet.resource.ResourceUrlEncodingFilter.doFilter(ResourceUrlEncodingFilter.java:63) орг.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain. internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter(OncePerRequestFilter.java:101) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter(OncePerRequestFilter.java:101) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter(OncePerRequestFilter.java:101) орг.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework. boot.web.servlet.support.ErrorPageFilter.doFilter(ErrorPageFilter.java:130) org.springframework.boot.web.servlet.support.ErrorPageFilter.access$000(ErrorPageFilter.java:66) org.springframework.boot.web.servlet.support.ErrorPageFilter$1.doFilterInternal(ErrorPageFilter.java:105) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter(OncePerRequestFilter.java:107) org.springframework.boot.web.servlet.support.ErrorPageFilter.doFilter(ErrorPageFilter.java:123) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.ява: 162) org.springframework.boot.actuate.web.trace.servlet.HttpTraceFilter.doFilterInternal(HttpTraceFilter.java:90) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter(OncePerRequestFilter.java:107) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain. doFilter(ApplicationFilterChain.java:162) орг.springframework.web.filter.RequestContextFilter.doFilterInternal (RequestContextFilter.java: 99) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter(OncePerRequestFilter.java:107) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.web.filter.FormContentFilter.doFilterInternal (FormContentFilter.java: 92) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter(OncePerRequestFilter.java:107) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.web.filter.HiddenHttpMethodFilter.doFilterInternal (HiddenHttpMethodFilter.ява:93) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter(OncePerRequestFilter.java:107) org. apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.boot.actuate.metrics.web.servlet.WebMvcMetricsFilter.filterAndRecordMetrics(WebMvcMetricsFilter.java:154) орг.springframework.boot.actuate.metrics.web.servlet.WebMvcMetricsFilter.filterAndRecordMetrics(WebMvcMetricsFilter.java:122) org.springframework.boot.actuate.metrics.web.servlet.WebMvcMetricsFilter.doFilterInternal(WebMvcMetricsFilter.java:107) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter(OncePerRequestFilter.java:107) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:189) орг.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.web.filter.CharacterEncodingFilter.doFilterInternal (CharacterEncodingFilter.java:200) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter. doFilter(OncePerRequestFilter.java:107) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.java:162) org.apache.catalina.core.StandardWrapperValve.invoke(StandardWrapperValve.java:202) org.apache.catalina.core.StandardContextValve.invoke(StandardContextValve.java:97) org.apache.catalina.authenticator.AuthenticatorBase.invoke(AuthenticatorBase.java:542) org.apache.catalina.core.StandardHostValve.invoke(StandardHostValve.java:143) org.apache.каталина.клапаны.ErrorReportValve.invoke(ErrorReportValve.java:92) org.apache.catalina.valves.AbstractAccessLogValve.invoke(AbstractAccessLogValve.java:687) org.apache.catalina.core.StandardEngineValve.invoke(StandardEngineValve.java:78) org.apache.catalina.connector.CoyoteAdapter.service(CoyoteAdapter.java:357) org.apache.coyote.http11.Http11Processor.service(Http11Processor.java:374) орг.apache.койот.AbstractProcessorLight. process(AbstractProcessorLight.java:65) org.apache.coyote.AbstractProtocol$ConnectionHandler.process(AbstractProtocol.java:893) org.apache.tomcat.util.net.NioEndpoint$SocketProcessor.doRun(NioEndpoint.java:1707) org.apache.tomcat.util.net.SocketProcessorBase.run(SocketProcessorBase.java:49) java.base/java.util.concurrent.ThreadPoolExecutor.runWorker(ThreadPoolExecutor.java:1128) Джава.base/java.util.concurrent.ThreadPoolExecutor$Worker.run(ThreadPoolExecutor.java:628) org.apache.tomcat.util.threads.TaskThread$WrappingRunnable.run(TaskThread.java:61) java.base/java.lang.Thread.run(Thread.java:834)

Статуя Дон Кихота и Санчо Пансы на площади Испании в Мадриде, Испания

          Эта статуя оживляет двух главных героев романа.В романе Дон Кихот кажется очень вымышленным, и его трудно представить в виде рыцаря. Статуя подтверждает персонажей и делает их более близкими. Первое, что приходит на ум людям, когда они слышат о Дон Кихоте, — это сцена с ветряными мельницами. В романе Кихот говорит: «Посмотри, друг Санчо Панса, где появляются тридцать или более чудовищных великанов, всех которых я намереваюсь вступить в бой и убить (Сервантес, книга 1, глава VIII)». Это важная цитата, потому что она не только показывает дружбу между двумя центральными персонажами, но также является частью самых запоминающихся/знаковых сцен романа.Контраст между ясным умом Пансы и богатым воображением Дон Кихота освежает, и именно поэтому их отношения так интересны. В конце концов Панса поддается безумию/творческому воображению Дон Кихота. На протяжении своих совместных приключений пара становится очень близкой. Важно отметить, что это происходит без фактического получения Санчо чего-либо взамен.
          Место на карте — площадь Испании в Мадриде, Испания. Это место важно, потому что именно здесь находятся статуи Дон Кихота и его напарника.Это очень популярное туристическое направление, и оно показывает, насколько важной была работа Мигеля де Серванте для испанского общества. В своей статье Роберт Бейлисс утверждает: «Дон Кихот был (и продолжает) использоваться в различных формах культурного дискурса» (Bayliss, 383). Статуя является прекрасным примером этого. Также считается, что Сервантес и его жена похоронены в Мадриде. Статуя Дон Кихота имеет для меня большое значение, потому что он не боялся делать то, что делало его счастливым, даже если другие этого не понимали.

Цитаты:
Бейлисс, Роберт. «Что Дон Кихот означает сегодня». Сравнительные литературные исследования 43.4 (2006): 382-97. Веб.
Сервантес, Мигель Де. «Глава VIII». Дон Кихот . Транс. Джон Ормсби. Университет Аделаиды. 17 декабря 2014 г. Интернет.
 

Диалоги Дон Кихота

В нескольких главах романа Мигеля де Сервантеса « Дон Кихот » вымышленный рассказчик резко отклоняется от действия, в котором незадачливый герой сражается с ветряными мельницами и другими воображаемыми врагами на холмистых равнинах Ла-Манчи, и помещает читателя на центральном рынке города Толедо, Алькана.

Эта статуя автора Мигеля де Сервантеса стоит рядом с печально известным переулком между бывшей тюрьмой инквизиции и бывшей Королевской тюрьмой, где, как считается, Сервантес, находясь там, начал сочинять свою рукопись, на которой он держит знаменитую начальную строку: « En un lugar de La Mancha » («Где-то в Ла-Манче»).

Четыре столетия спустя я бродил по запутанным улочкам старого квартала Толедо и оказался, как и большинство пешеходов, в Алькане, название которой происходит от арабского al-janat , что означает «(рынок) прилавков.«Это по-прежнему оживленный торговый центр, и мемориальная доска, незаметно спрятанная под окном второго этажа, отмечает связь этого места с Дон Кихотом . По пути я миновал исторические городские ворота и здания, усыпанные подковообразными арками, декоративной плиткой и замысловатой штукатуркой, отражающими христианский энтузиазм средневековья и раннего Возрождения в отношении дизайна, который процветал в Аль-Андалусе или мусульманской Испании. Затеняя участок, вырисовывался массивный профиль Толедского собора, великолепного синтеза готического и исламского архитектурных стилей.В XII и XIII веках еврейские, мусульманские и христианские ученые из разных уголков Европы стекались сюда, чтобы переводить философские и научные труды с классического арабского языка на латынь, иврит, ладино (иудео-испанский) и местный кастильский язык. Коллективные усилия, сосредоточенные в монастыре собора и вокруг него, получили известность как «Школа переводчиков» Толедо.

Учитывая эту долгую многоязычную и многонациональную историю, неудивительно, что Сервантес выбрал Толедо для дальнейшего развития событий в романе.Наткнувшись на интригующую арабскую рукопись, продаваемую на металлолом в лабиринте магазинов Альканы, рассказчик ищет переводчика. Обнаружив услужливого говорящего по-кастильски Morisco — потомка испанских мусульман, насильственно обращенных в христианство, — он узнает, что автором текста является вымышленный арабский историк по имени Сиде Хамете Бененхели.

На исторической центральной рыночной площади Толедо, Алькана, небольшая табличка отмечает важность этого места в романе El Ingenioso Hidalgo Don Quijote de la Mancha ( Гениальный дворянин Дон Кихот Ламанчский ).

Здесь, как и в других местах, Сервантес указывает на связи с арабо-мавританскими идентичностями. Cide эквивалентен Señor, происходящему от арабского sayyid, означающего «сэр». Хамете происходит от Хамида, популярного арабского имени. Benengeli, или berenjena по-испански, означает «поедающий баклажаны», овощ, связанный с рационом как морисков, так и Conversos , испанских евреев, которые также были вынуждены обратиться в другую веру. Рассказчик также рад узнать, что рукопись называется История Дон Кихота Ламанчского , якобы исторический отчет о той самой книге, которую рассказчик до сих пор в романе описывал читателю.

Заплатив за рукопись монетой в пол- реале , рассказчик затем удаляется с переводчиком в монастырь собора и просит его перевести еще. В конце концов, он нанимает Мориско, чтобы провести следующие полтора месяца под его крышей, переводя «всю историю, как она изложена здесь».

Таким образом, с этого момента главный рассказчик одного из основополагающих шедевров западной литературы — произведения, которое покойный литературный критик Гарольд Блум назвал «первым в мире современным романом», — на самом деле является арабским летописцем.Будучи плодом воображения Сервантеса, Cide Hamete Benengeli в равной степени является продуктом испанской литературной, политической и культурной истории. Он также не единственный персонаж с мусульманскими корнями, появившийся в романе. На протяжении всего романа « Дон Кихот » Сервантес часто упоминает исламскую культуру, арабский язык и давние отношения, существовавшие между различными этнорелигиозными группами Испании.

«То, что Сервантес делает с переводчиком Мориско, заключается в том, что по Толедо все еще бегают люди, которые знают арабский или иврит, и поэтому он отвергает идею о том, что Испания каким-то образом стала чисто католической страной, которая не имеет следов. о его долгой истории присутствия евреев и мусульман на полуострове», — сказала мне Барбара Фукс, профессор испанского и английского языков в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, прежде чем я уехала в Испанию.Как ни странно, Сервантес также не согласился с судьбой морисков, чье изгнание с Пиренейского полуострова в начале 17 века положило конец 900-летию convivencia , или сосуществованию. Да, « Дон Кихот » — это классно смешной роман, признал Фукс. Но это также, по ее мнению, «очень подрывная книга».

КОЛЛЕКЦИЯ КАРТИНЫ / ALAMY

В 1613 году, за два года до того, как Сервантес опубликовал вторую часть « Дон Кихот », художник Пере Оромиг закончил « Посадка морисков в Грао в Веленсии », одну из нескольких картин, изображающих изгнание морисков Испанией.

НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА ИСПАНИИ

Титульный лист к первому изданию первой части книги «Дон Кихот », опубликованной в 1605 году, ныне являющейся частью собрания национальной библиотеки Испании, Biblioteca Nacional de España.

Опубликованный в двух частях, в 1605 и 1615 годах, Дон Кихот был написан в бурную эпоху глубоко разделенных лояльностей.После того, как насридский эмират Гранада, последнее исламское королевство на Пиренейском полуострове, пал в 1492 году под властью испанского короля Фердинанда II и королевы Изабеллы I, мусульманам изначально обещали, что они смогут продолжать свой образ жизни « para siempre jamás » («навсегда и навсегда»). Когда-либо»). Но после местных восстаний, спровоцированных насильственным обращением в другую веру и публичным сожжением Корана, Корона отступила.

Катастрофически и практически в одночасье ислам, мусульманская одежда, арабский язык и даже арабские имена были объявлены вне закона.Мусульмане столкнулись с крещением как христианами или изгнанием. Многие согласились с первым. Они стали «новыми христианами» и были названы мориско, уничижительное слово, указывающее не только на бывшую мусульманскую идентичность, но и на более низкий социальный статус. Другие в той или иной степени отвергали указ, внешне заявляя о своем обращении, а тайно исповедуя ислам. Эти «криптомусульмане» стали главной мишенью церковной Священной канцелярии инквизиции, созданной при Фердинанде и Изабелле. Второе восстание морисков в горах Альпухаррас в 1568 году было жестоко подавлено, и после него около 80 000 морисков были насильственно переселены на север, в основном в провинции Ла-Манча, Новая Кастилия и Эстремадура.

«Официальное мнение заключалось в том, что мориски были предателями и скрывали свою религию и культуру от властей», — говорит Фернандо Луис Фонтес Бланко, директор музея Санта-Крус в Толедо. «С другой стороны, было много терпимости к мориско, особенно в Ла-Манче, где многие семьи мориско смогли интегрироваться в общество».

В то же время Испания боролась за господство в Новом Свете против множества соперников-колонизаторов Старого Света, включая Англию, Францию ​​и Нидерланды, одновременно ведя войну на европейской земле против всех трех. На востоке Испания столкнулась с османским вторжением и враждебностью, особенно в отношении своих морских торговых интересов в Средиземноморье. Опасения короны относительно сговора (не совсем необоснованного) между османами, европейскими протестантами и обиженными мориско означали, что последние стали еще большей мишенью подозрений и нетерпимости. Это дало испанским христианам-нативистам возможность распространять слухи о том, что все мориски не только угрожают национальной безопасности, но и угрожают сокрушить большинство Испании Cristiano Viejo (старохристианское) и загрязнить то, что они считали чисто испано-христианским limpieza de sangre ( чистота крови).

За годы своего плена… [Сервантес] имел возможность познакомиться из первых рук с жизнью и обычаями османов, мавров, евреев, ренегатов.
—Сельса Кармен Гарсия Вальдес

Между 1609 и 1614 годами, несмотря на возражения землевладельцев, которые стали полагаться на труд морисков, и даже на Святой Престол, который считал морисков христианскими душами, корона собрала и депортировала около 300 000 морисков. Корона также постановила, что дети в возрасте до 7 лет должны быть отделены от своих семей в центрах депортации и переданы 90 004 семьям Криштиану Вьехо 90 005 по всей Испании для воспитания в качестве домашней прислуги и христиан.

Как и времена, в которые он жил, отношения Сервантеса с исламом, мориско и идеей limpieza de sangre были сложными. Он родился в 1547 году в университетском городке Алькала-дес-Энарес в Кастилии, примерно в 35 км к северо-востоку от Мадрида. Он добился известности, хотя и не обязательно богатства, как писатель-фрилансер, поэт и драматург. Писательский фриланс, как есть и всегда был, дополнял свой доход работой фермера, бухгалтера, бюрократа и сборщика налогов, большая часть которой оказалась тупиковой.Если и было что-то, в чем он преуспевал, помимо писательства, так это отбывание срока в тюрьме.

В 1575 году, после сражения с османами в Средиземноморье, Сервантес получил травму левой руки и был захвачен берберийскими пиратами. Он провел пять лет в тюрьме в Алжире, где его избивали, пытали и, после многочисленных неудачных попыток побега, в конце концов выкупили и отпустили. Тем не менее, в Алжире он также испытал другой слой многоэтнического, многокультурного существования, в котором мусульмане, евреи и христиане более или менее сосуществовали — в отличие от того, что происходило дома в Испании.

Живописная сегодня деревня Капилейра в горах Альпухаррас на юге Испании была одним из многих отдаленных убежищ, куда мориски бежали после Реконкисты, положившей конец мусульманскому правлению на территориях, которые сегодня являются Испанией и Португалией. В 1568 году Капилейра поднял безуспешное восстание, в результате которого около 80 000 морисков были насильственно переселены в северные провинции, включая Ла-Манчу, где начинается история Дон Кихота.

«В годы своего плена… [Сервантес] имел возможность узнать из первых рук жизнь и обычаи османов, мавров, евреев, ренегатов (и) христианских заключенных», — отмечалось Сельса Кармен Гарсия Вальдес из Университета Наварры в своей статье 2005 года «Жизнь и литература: толерантность в творчестве Сервантеса».

Вернувшись в Испанию, Сервантеса посадили в тюрьму за растрату — относительно понятное преступление, так как сборщик королевских налогов часто мог получить деньги только при снятии лишнего.В перерывах между тюрьмой и работой он странствовал: Рим, Мадрид, Вальядолид и Эскивиас в Кастилии-Ла-Манча, где он жил на семейной ферме своей жены с Мориско в качестве соседей. Он также провел время в Севилье, где, помимо работы агентом по закупкам для Армады, также говорят, что он начал писать Дон Кихот — в тюрьме.

Он был написан, чтобы обратиться к максимальному количеству людей и предлагает положительный, сочувственный взгляд на тех, кто находится на обочине общества.
— Хосе Мануэль Лючия Мегиас

Мемориальная доска на берегу, где когда-то стояла Королевская тюрьма в Севилье, увековечивает это место как место рождения «изумления и восхищения мира гениального дворянина Дон Кихота де Ламанча».Напротив притаилась более грозная местная тюрьма, находящаяся в ведении инквизиции. Рассказывают, что после освобождения Сервантес прошел по аллее, разделяющей две тюрьмы, держа в руке первый набросок своего самого известного произведения.

Изящные пальмы теперь затеняют соседний бюст автора, сжимающего в руке рукопись, на которой начертано памятное начало романа «En un lugar de La Mancha» («Где-то в Ла-Манче»). Я почтительно кивнул статуе по дороге на встречу с профессором арабских и исламских исследований Севильского университета Рафаэлем Валенсией, одним из самых выдающихся испанцев, изучающих Аль-Андалус.(К сожалению, всего четыре месяца спустя Валенсия перенесла смертельный сердечный приступ.) Мы сидели в кафе, облицованном яркой плиткой azulejo , ярким свидетельством исторической славы города как центра гончарного дела и керамики. Традиционно производимая Moriscos через реку Гвадалквивир в Триане, оживленном коммерческом районе, плитка восходит к мультикультурализму Аль-Андалуса.

Сельская местность провинции Кастилия-Ла-Манча известна молино (ветряными мельницами), например, к югу от Толедо в Консуэгре. Созданные для того, чтобы молоть зерно, комичные попытки Дон Кихота сразиться с ними вдохновили сегодняшнее выражение для битвы с воображаемыми врагами, «бросаясь на ветряные мельницы». ( Наклон был синонимом рыцарских турниров: см. самое верхнее фото .) Ветряные мельницы в Консуэгре сохранились как историческое место.

Еще одним местом злоключений Дон Кихота в самом сердце Кордовы была гостиница XV ​​века Посада дель Потро, в которой останавливался Сервантес и называл ее «логовом воров».”

«Важно понять, что Сервантес и Дон Кихот жили между двумя мирами. С одной стороны, Дон Кихот — самая христианская, самая испанская фигура в испанской литературе, но он также и самый открытый для мавров, для арабов», — говорит Валенсия.

Сервантес, как и его персонажи, сам, возможно, занимал два мира. Ученые предполагают, что он, возможно, был потомком Конверсо. Несмотря на то, что он был преданным католиком, имя Сервантеса было среди тех, которые были обнаружены в официальном документе 15-го века, в котором перечислены семьи с родословными Конверсо. Работа его деда в суконной промышленности и профессия его отца парикмахером и хирургом поставили их в число профессий, в которых сначала преобладали евреи, а затем конверсо. Такое происхождение могло помешать карьере Сервантеса, по крайней мере, на государственной службе, где политическое влияние имело происхождение. Таким образом, его навязчивая идея с limpieza de sangre , а также проблемы и разочарования, связанные с тем, что значит жить снаружи, глядя внутрь — будь то Конверсо, Мориско или глупый старик, который думает, что он рыцарь в доспехах, — стали важными подтекстами. из Дон Кихот .

«Когда мориски были изгнаны Филиппом III, Сервантесу пришлось занять официальную позицию, согласно которой они должны быть изгнаны. Он никогда публично не возражал против указа. Но втайне он испытывал к ним печаль и сочувствие», — говорит директор музея Фонтес Бланко.

Если смотреть под этим углом, двойственность, присутствующая в «Дон Кихот » — где ветряные мельницы — гиганты, загородные гостиницы — замки, а цирюльни — волшебные шлемы, — переходит от комических эффектов к социальным комментариям. Подобно морискам, криптомусульманам или любому из тех, чья родословная была сомнительной, Сервантес на личном уровне осознавал, что значит населять несколько миров в эпоху, когда господствовал монолитный и ортодоксальный испано-христианский правящий класс, который называл все выстрелы. Более того, он решил отступить.

«Оригинально, в чем гениальность Дон Кихот , так это то, что это не произведение, придуманное для защиты прерогатив власть имущих. Он был написан, чтобы обратиться к максимальному количеству людей и предлагает позитивный, сочувствующий взгляд на тех, кто находится на обочине общества», — сказал ученый Сервантеса Хосе Мануэль Лусия Мегиас, профессор филологии Мадридского университета Комплутенсе.

Замок Бельмонте 15-го века на юго-западе Кастилии-Ла-Манча, возможно, был чем-то близким к тому, что было в уме Сервантеса, когда он писал о Дон Кихоте, глядя на деревенскую гостиницу и представляя себе «замок с четырьмя башнями и шпилями из сверкающего серебра». ».

Во второй части романа Сервантес посвящает Морискосу главу 54, главу, которую он сочинил еще во время судорожной депортации.Рикоте, богатый мориско и бывший сосед компаньона Дон Кихота Санчо Пансы, был выслан из страны, но он, переодевшись, возвращается, чтобы забрать некоторые закопанные сокровища, которые он был вынужден оставить в Испании. (Снова Сервантес играет с именами и языком: Рикоте переводится как «богатый человек».) Рикоте замечает Санчо, который обнимает его и выражает заботу о его безопасности. «Если тебя поймают и узнают, тебе будет тяжело», — предупреждает Санчо своего старого друга.Позже Рикоте со слезами на глазах рассказывает о несправедливости изгнания.

«Ты прекрасно знаешь, о Санчо Панса, мой сосед и друг, как прокламация и указ Его Величества, изданные против представителей моей расы, вселили ужас и страх во всех нас», — говорит Рикоте. И все же, несмотря на суровость указа, он заключает: «Где бы мы ни были, мы оплакиваем Испанию, ведь мы здесь родились, и это наша родина».

Дорожный дуэт Сервантеса находит точки соприкосновения, путешествуя вместе и, самое главное, слушая друг друга по пути.

Бронзовые скульптуры Дон Кихота и Санчо Пансы работы мадридского скульптора Педро Рекехо Новоа приветствуют посетителей музея на родине Сервантеса в Алькала-де-Энарес.

Говоря это, Рикоте обращается к сотням тысяч мориско, которые были точно так же изгнаны из того, что они считали домом своих предков.

«Рикоте не нужен для сюжета истории, но Сервантес поместил его туда, потому что хотел обратить внимание на положительные стороны Мориско, которые играют важную роль в романе», — сказал Мегиас.

Но поскольку Инквизиция заглядывала через плечи писателей его эпохи, Сервантесу приходилось тщательно подбирать слова, чтобы изобразить Мориско в любом положительном свете, часто полагаясь на двусмысленность и тонкие внутренние шутки.

Знакомя нас в главе 1 с персонажем Алонсо Киханы, стареющим идальго , чье погружение в слишком много «рыцарских книг» заставляет его поверить в то, что он рыцарь, — Дон Кихот де Ламанча, — Сервантес каталогизирует скромность старика диета: большинство вечеров тушеное мясо, иногда тушеное мясо, чечевица по пятницам и по субботам duelos y quebrantos .

Эта последняя фраза представляет собой особую проблему для переводчиков. Буквально оно означает «испытания и печали» или «испытания и раны», в которых Дон Кихот, безусловно, имел свою долю. Но это также по-разному интерпретировалось как «объедки», «мука и неприятности» и «яйца и воздержание». Этот последний перевод ссылается на субботние христианские полупосты в Испании, которые отмечают поражение испанцев от мусульманских альмохадов в битве при Навас-де-Толоса в 1212 году, что ознаменовало начало христианской Реконкисты на Пиренейском полуострове от мусульманского правления.

Знак на стене в Толедо указывает на достопримечательность вдоль Ла-Рута-де-Дон-Кихот, которая была разработана как проект культурного туризма, объединяющий почти 150 муниципалитетов и достопримечательности на протяжении более 2500 километров исторических дорог по всей Кастилии-Ла-Манча.

Тем не менее, как полагают ученые, Сервантес прекрасно осознавал, что среди морисков и конверсо duelos y quebrantos в смысле «испытаний и печалей» также было эвфемизмом для обозначения бекона (или ветчины) и яиц. Это основное блюдо среди христиан в Ла-Манче использовалось как способ заставить морисков и конверсо доказать искренность своего обращения, съев блюдо на публике, или предстать перед инквизицией.

О таких вещах думал шеф-повар Пако Моралес в 2016 году, когда открывал ресторан Noor в Кордове. Предлагая посетителям современные интерпретации исторических андалузских блюд, ингредиенты в тщательно подобранном меню Morales восходят к эпохе, когда то, что вы ели (вспомните культурную идентификацию Cide Hamete как «едока баклажанов»), точно определяло, кем и чем вы были.

«Еда была важной частью культуры и способом выражения религиозных верований», — сказал Моралес, когда я попробовал нежные оладьи из баклажанов с тростниковым медом, обжаренный шпинат и сыр из овечьего молока с базиликом, а также эмульсию из фисташек, копченую икру сельди и зеленое яблоко. Хотя теперь все это имело райский вкус, для инквизиции это была «пища дьявола» из-за ее исторически сложившихся мусульманских ассоциаций.

«Например, у нас в меню есть блюдо под названием caldillo de perro , что в переводе с английского означает «собачья подливка».Этот соус, приготовленный из путассу и горького апельсина, получил такое название, потому что его ели мусульмане, которых христиане называли «собаками», — сказал Моралес.

От бюджетной книги до литературной достопримечательности 

Первый шаг к тому, чтобы оценить Дон Кихот , состоит в том, чтобы выкинуть из головы занимательный, но очень вольно основанный бродвейский мюзикл Человек из Ламанчи и погрузиться в настоящий текст.

Я сделал это в Мадриде, в национальной библиотеке Biblioteca Nacional de España, где редкое первое издание лежало открытым на подушке в зале Sala Cervantes , посвященном Сервантесу.На первый взгляд легко недооценить бесценность тома. Примерно в два раза больше карманного словаря, с позолоченным переплетом из красной кожи (добавленным позже) и титульным листом в стиле барокко, в книге нет ничего особенного, да и не должно было быть.

«Это сделано как бюджетная книга. Качество бумаги низкое, качество чернил низкое, как в дешевой мягкой обложке», — объяснила Марта Вискайно Руис из отдела старинных книг и рукописей библиотеки, листая слегка испещренные страницы одной из самых ценных и ценных «дешевых книг в мягкой обложке». в коллекции библиотеки, если не всей Испании.Поскольку этот первый тираж в несколько сотен экземпляров был поспешно отправлен в печать в январе 1605 года, в нем также содержится много опечаток, или errata , как их называют в издательском бизнесе: более 1000 в то время, когда книг обычно могло быть 150 или около того.

Срочная работа была вызвана не тем, что издатель-продавец книг Франсиско де Роблес из Мадрида думал, что у него в руках блокбастер. Это было потому, что у него была еще одна книга, которая, как он рассчитывал, будет продана большим количеством экземпляров, и он хотел как можно быстрее вывести на рынок «Дон Кихот ».Ни он, ни Сервантес не ожидали популярности книги. Он был распродан почти сразу, что вынудило де Роблеса выпустить второе издание в августе 1605 года, а затем третье в 1608 году. За пределами Испании переводы Дон Кихот были опубликованы в Милане, Брюсселе, Лондоне и других городах по всей Европе, где « Сервантеса» стало нарицательным. Однако удача не обязательно следовала за славой писателя, поскольку гонорары не были обычной практикой в ​​17 веке, а от продажи книг большая часть прибыли шла в карманы издателей.

Вскоре успех «Дон Кихот » вдохновил на создание пиратских и даже подражательных изданий. В 1614 году писатель под псевдонимом Алонсо Фернандес де Авельянеда (его личность остается загадкой) опубликовал несанкционированное продолжение, и это побудило Сервантеса написать и опубликовать свое собственное: Это то, что в 1615 году стало второй частью Гениальный джентльмен Дон Кихот из Ла Манча . Однако вторая часть продавалась не так хорошо, в основном потому, что читающая публика, обманутая грабежом Авельянеды, думала, что история уже рассказана.

С тех пор книга постоянно переиздается, а в 2002 году Нобелевский институт Норвегии присудил ей звание «самого важного литературного произведения в истории». Переведенный не менее чем на 50 языков, он был прочитан примерно 500 миллионами человек, что сделало его самым продаваемым романом в истории издательского дела.

Полный заблуждений, злоключений, романтики, грубости и хаоса, он также наполнен комедией. Подобно своему английскому современнику Уильяму Шекспиру, Сервантес обладал даром повествования, которое обращалось к разным аудиториям на разных уровнях.

«В книге более 700 персонажей, и на ее страницах вы найдете всех представителей общества, — сказал Руиз.

Восхитительный факт, что в книге есть что-то и кто-то для всех — от самого скромного погонщика мулов до самой благородной герцогини — во многом объясняет ее популярность. То же самое произошло и с его окружением: современная Испания. Публика привыкла к рассказам о рыцарях, драконах и героях легендарного и туманного прошлого. С чем они никогда раньше не сталкивались, так это с книгой о себе.Родился современный роман.

Moriscos действительно пришлось публично терпеть duelos y quebrantos многих видов. Когда переводчик-мориско в Толедской Алькане случайно открывает страницы рукописи «Cide Hamete» и начинает переводить для рассказчика от первого лица, его забавляет примечание на полях о некой Дульсинеи Тобосской. Это светская дама, которую Дон Кихот в своем рассеянном уме выдумал из истинного предмета своей привязанности, крестьянки по имени Альдонса Лоронзо.

«Эта Дульсинея Тобосская… говорят, у нее лучшая рука для засолки свинины, чем у любой женщины во всей Ламанче», — читает вслух мориско, посмеиваясь. Внутренняя шутка здесь заключается в том, что Дульсинея/Альдонца на самом деле Мориска, чья репутация в приготовлении ветчины была ее способом отвести подозрения от своего мусульманского происхождения.

Тобосо был одним из многих городов Кастилии-Ла-Манча, где после восстания 1568 года поселилось значительное количество переселенных морисков. Когда-то оживленный торговый перекресток, сегодня это спокойный сельскохозяйственный город, окруженный скотом и виноградниками.Дульсинея, возможно, была основана на реальной донье Ане Мартинес Зарко де Моралес, чей величественный фермерский дом 16-го века теперь является домом-музеем Дульсинеи дель Тобосо, где Фонтес Бланко также является директором.

Во время экскурсии по тщательно отреставрированной вилле, заполненной до обнаженных деревянных потолочных балок подлинной мебелью 17-го века, он провел меня к эстраде на втором этаже, где дамы той эпохи собирались, чтобы поговорить, почитать, шить и просто проводить время, сидя на широком возвышении, усыпанном подушками и восточными коврами.Все это по-прежнему выглядит очень по-арабски.

«Это была очень важная часть дома, — сказал Фонтес Бланко. «Даже в 18 веке в Испании женщины сидели по мусульманской моде на коврах и подушках на полу».

В величественном фермерском доме, который послужил источником вдохновения Сервантеса для дома Дульсинеи Тобосской, женщина, на которую Дон Кихот обратил свой романтический взгляд, estrado (помост), находится среди комнат, которые были восстановлены в соответствии с их первоначальным 17-м веком. дизайн и мебель века.Здесь женщины общались, говорит директор музея Фернандо Луис Фонтес Бланко, а напольные подушки и коврики показывают, как «женщины сидели по-мусульмански». Тобосо был одним из многих городов Кастилии-Ла-Манча, где поселились насильственно переселенные мориски.

В центре Мадрида Сервантес жил в доме № 2 на улице, которая сейчас называется Калле Сервантес, хотя здание, в котором он жил, было снесено в 19 веке.

Другие ссылки на Мориско и арабскую культуру в романе менее тонкие. «Благословен Всемогущий Аллах», — трижды заявляет Бененхели в начале главы 8 части второй. «Мавританские» слова, «начинающиеся с al », распространены в кастильском наречии. В главе 26 второй части Дон Кихот прерывает кукольный спектакль, основанный на средневековой испанской балладе «Романс о Доне Гайферосе», о рыцаре, который штурмует Сансеуну (Сарагоса), чтобы спасти свою похищенную будущую невесту.Когда мальчик, рассказывающий спектакль, заявляет, что город был «залит звуком» колоколов, звонящих в тревоге «со всех башен мечетей», Дон Кихот вмешивается: «Мавры используют не колокола, а барабаны и что-то вроде флейты». поднять тревогу. Зная, что ни на одном из минаретов нет колокола, он добавляет, что «звонить в колокола в Сансеуне — большая ерунда».

In Memoriam : Профессор истории Университета Севильи Рафаэль Валенсия был одним из самых выдающихся испанцев, изучающих аль-Андалус, или мусульманскую Испанию.Он скончался в июне.

С одной стороны, Дон Кихот — самый христианский, самый испанский персонаж в испанской литературе, но он также и самый открытый для мавров, для арабов.
—Рафаэль Валенсия

Дон Кихот также позволяет Сервантесу исследовать современное, часто парадоксальное отношение к исламу, исламской культуре и морискам. Идеализированные истории и баллады о благородных, рыцарских «маврах» и их дамах из средневекового прошлого — жанр, известный под общим названием романсеро мориско — были широко популярны во времена Сервантеса, «даже когда мориски подвергались все более гонениям», — указал Фукс. вне.Гениальность Сервантеса заключалась в том, чтобы нажиться на знакомстве с этим жанром, модернизировав его и попутно продемонстрировав, насколько изменчивой может быть идентичность.

В первой части, главе 37, Сервантес представляет то, что известно ученым как «Рассказ о пленнике». Возможно, это самая автобиографическая часть романа, в ней рассказывается история вымышленного Руи Переса де Вьедмы, солдата-христианина, который сбегает из османской тюрьмы в Алжире и возвращается в Испанию с Зорайдой, дочерью «богатого мавра по имени Аги Морато».«Аги Морато» был основан на собственном опыте Сервантеса с реальным Хаджи Мурадом, далматинским христианином-ренегатом, который пришел к власти благодаря служению османским султанам в Алжире и сыграл важную роль в спасении жизни Сервантеса. Настоящая дочь Мурада Захара никогда не сбегала с христианским пленником, не говоря уже о самом Сервантесе, но вышла замуж за Абу Марвана Абд аль-Малика, который был не кем иным, как султаном Марокко.

Сервантес пишет, что Вьедма, одетый в «короткую синюю шерстяную тунику… бриджи из синего полотна… ботильоны цвета фиников и мавританский скимитар» на груди, входит в таверну с Зораидой, которая так же одета в мусульманское одеяние, « ее лицо скрыто вуалью.Он говорит с ней по-арабски, но она достаточно знает испанский, чтобы заявить, что теперь, когда она находится на испанской земле, она хочет, чтобы к ней обращались «Мария». На вопрос жены трактирщика, мусульманка она или христианка, Вьедма отвечает, что она «мавр по одежде и телу», но в душе желает стать христианкой и откладывает свое крещение, потому что еще не получила должных указаний. во «всех церемониях», необходимых для службы.

Здесь Сервантес упрекает лицемерие как церкви, так и государства: когда мусульман принуждали к обращению, многих просто окружали и крестили в церквях (многие из которых раньше были мечетями) с небольшим богословским обучением христианской вере или вообще без такового.При таких обстоятельствах конверсия становится пустой. Более того, если общество сможет найти место для «экзотической Зорайды», как заметил Фукс, «независимо от ее этнических и культурных различий», то оно, несомненно, сможет найти место и для гораздо более близких морисков, которых в то время загоняли на корабли и депортирован.

Изображение битвы Дон Кихота с ветряными мельницами, выполненное аргентинским художником Мигелем Репом, украшает стену в месте рождения Сервантеса, Алькала-де-Энарес.В 2002 году Нобелевский институт назвал роман «Дон Кихот » «самым важным литературным произведением в истории» и самым продаваемым романом в истории публикации.

Этот эпизод — один из многих в романе, которые подчеркивают, почему диалог, по словам Мегиаса, является ключом к пониманию Сервантеса и его самых известных персонажей, Дон Кихота и Санчо Пансы. Это фигуры из разных классов и слоев общества, один образованный, другой нет; один практичный, другой не очень, которые, тем не менее, находят общий язык, путешествуя вместе и, самое главное, слушая друг друга.

«Дон Кихот — мелкий дворянин, читающий книги. Санчо Панса — рабочий, который никогда в жизни не читал ни одной книги и чьё понимание мира исходит из уличного ума, — сказал Мегиас.

Но по мере развития романа каждый из них трансформируется. Когда они путешествуют по испанской сельской местности, Санчо учится у Дон Кихота так же, как если бы он читал книгу, а Дон Кихот узнает от Санчо то, что он никогда не нашел бы в своей библиотеке.

Сервантес говорит нам непреднамеренно современным тоном, сказал Мегиас, что «изменения происходят, когда мы готовы слушать и можем принять и положительно взглянуть на кого-то, кто отличается от вас.И именно поэтому люди других культур и других времен смогли прочитать и отождествить себя с этой книгой».


Автор выражает особую благодарность Дуэйну Александру Миллеру за исследование и перевод и Ане Карреньо Лейва за материально-техническую поддержку.

Дон Кихот Книга I Книга I, Главы 7-10 Резюме и Анализ

Книга I: Глава 7-Глава 10 Краткое содержание

Глава 7 выйти из его воображения. Кихот все еще считает себя странствующим рыцарем, и его не переубедить в обратном. Племянница Кихота, его экономка, парикмахер и священник обсуждают, какие книги нужно сжечь, когда Кихот прерывает их. В частности, Кихот расстроен тем, что ему заблокировали вход в библиотеку. После того, как джентльмена уложили спать, экономка сжигает книги.

Через несколько дней Дон Кихот ищет свои книги, но, конечно же, не может их найти. Экономка видит, как Кихот ищет свою библиотеку, и говорит ему, что нет смысла искать книги, потому что «сам дьявол все унес.Племянница объясняет, что это был не дьявол, а мудрец по имени Муньятон. Племянница и экономка уже решили, что они скажут Дон Кихоту. Дон Кихот объясняет племяннице, что мудреца звали Фристон, а не Муньятон. забрала книги Дон Кихота из-за соперничества между Дон Кихотом и одним из могущественных рыцарей Фристона

Племянница Кихота понимает, что ее план провалился: ее дядя полон решимости снова покинуть дом, и его не уговорить поступить иначе. Путешествуя по городу, Дон Кихот встречает Санчо Пансу, простолюдина, и убеждает Санчо служить его оруженосцем. Санчо Панса не решается оставить свою жену Терезу, но Кихот убеждает Пансу, что есть сокровища, которые нужно завоевать. По крайней мере, Панса, скорее всего, станет губернатором острова.

Глава 8

В этом своем втором путешествии Кихота не меньше мучают абсурдные фантазии. Путешествуя по сельской местности, Дон Кихот вскоре натыкается на «ужасное и невообразимое приключение с ветряными мельницами.Кихот готовится к «законной войне» против армии великанов, несмотря на настойчивые предупреждения Санчо Пансы. Санчо понимает, что «великаны» Дон Кихота — всего лишь ветряные мельницы. Кихот настаивает на том, чтобы атаковать ветряные мельницы, и падает на землю, когда его копье

Когда Дон Кихоту становится ясно, что это поле ветряных мельниц, Кихот утверждает, что злой волшебник превратил великанов в ветряные мельницы, чтобы лишить Дон Кихота лихой победы.

Глава 9

Вооружившись веткой дерева (чтобы заменить сломанное копье), Кихот продолжает свои поиски. На боковой дороге Кихот нападает на двух монахов, сопровождающих даму. Кихот утверждает, что дама была похищена и заключена в своей карете. Санчо пытается отговорить рыцаря, но безуспешно. Затем Санчо присоединяется к битве и пытается украсть одежду монахов. В этот момент вмешиваются слуги монахов и довольно серьезно избивают Санчо. Кихота ранят в ухо, но он чуть не убивает одного из слуг дамы, человека по прозвищу «доблестный Бискейнер».Оставаясь верным рыцарскому кодексу, Кихот говорит, что пощадит жизнь слуге, если тот согласится «предстать перед несравненной Дульсинеей, чтобы она распорядилась им по своему усмотрению». ее слуги, монахи и их слуги сбиты с толку просьбой Дон Кихота, но с энтузиазмом соглашаются на требования Дон Кихота, потому что видят, что он опасен

Глава 10

После того, как две группы расходятся, Санчо просит стать губернатором своего острова.Кихот пока не может выполнить это обещание, но уверяет Санчо, что их награды и сокровища скоро придут.

Анализ

Сцена в главе 8, когда Дон Кихот воспринимает ветряные мельницы как гигантов, пожалуй, самая известная сцена романа. Воображение Дон Кихота превращает унылую испанскую сельскую местность в волшебное место. Сталкиваясь между точками зрения Санчо и Кихота, читатель видит противопоставление обычного пейзажа и абсурдной мечты. Поскольку Сервантес показывает нам то, что видит Кихот, нам легче сопереживать рыцарю.В то же время мы также можем понять, почему Санчо так сбит с толку своим иррациональным хозяином.

Санчо Панса описывается как «честный, бедный, недалекий», и он становится оруженосцем Дон Кихота. Панса не заблуждается, но он слишком верит в Дон Кихота, и оруженосец пострадает за это. Как практичный человек, Санчо Панса опасается Святого Братства после того, как Дон Кихот совершил насилие над монахами-бенедиктинцами. Кихот, образованный человек, не в состоянии понять реальность. С другой стороны, Кихот настолько хорошо разбирается в нюансах рыцарства и приключений, что способен поправить свою племянницу, когда она неправильно называет злого мудреца: «Фристон, он хотел сказать…». Это особенно иронично, потому что племянница лжет. , просто повторяя историю, которую она уже отрепетировала.Грамотность также выражается как проблема социального «класса» во взаимоотношениях между Кихотом и его оруженосцем. Когда Санчо поднимает вопрос, Кихот может задать вопрос: «Вы читали в рассказе?» Это эффективно заставляет Санчо замолчать и предвещает суть дела. в романе, когда Кихот приказывает Санчо не говорить

Дон Кихот полон решимости следовать прочитанным текстам, даже если это означает нарушение закона и религиозных кодексов и морали своего общества Пока что Дон Кихот доказывает, что быть достаточно ортодоксальным и непоколебимым в следовании тексту.Возникает напряжение между проектами автора-рассказчика и главного героя. В какой-то момент Кихот говорит своему оруженосцу: «Санчо, пусть тебя не беспокоит то, что доставляет мне удовольствие, и не пытайся создать новый мир или сбросить с петель странствующее рыцарство». В некотором смысле герой хочет только повторить и разделить славу предыдущих рыцарей. Но это напоминает насмешливое объяснение Сервантесом того, почему он опубликовал «Дон Кихота». Как сказано в Прологе, роман призван «разрушить авторитет и признание рыцарских книг в мире.

Две основные темы в этом разделе — заблуждение и обман. Опыт Дон Кихота с ветряными мельницами является определяющим для заблуждения, и мотив «мельниц» будет повторяться в романе несколько раз. Тема обмана начинается с обмана Дон Кихота. его друзьями и семьей. Это будет продолжаться на протяжении Книг I и II. Действительно, станет важным отделить «иллюзию» Дон Кихота от «обмана» других, хотя бы потому, что и то, и другое свирепствует. Друзья и близкие Дон Кихота в конечном счете тратить много времени и сил, обманывая Дон Кихота, чтобы защитить нашего героя от самого себя.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.