Ницше годы жизни и смерти: Купить книгу «Жизнь Фридриха Ницше», Сью Придо

Содержание

Фридрих Ницше – биография кратко, книги, идеи, философия.

  • 31421
  • Академия Победителей
  • Великие люди

Фридрих Ницше (полное имя – Фридрих Ви́льгельм Ницше) – германский мыслитель, философ, композитор, филолог и поэт. На его философские идеи достаточно сильно повлияла музыка композитора Вагнера, а также труды Канта, Шопенгауэра, древнегреческая философия.

Детские годы

В 1844 году в небольшом провинциальном городке Восточной Пруссии на свет появился будущий ученый – Фридрих Ницше. До настоящего времени точно не известны предки философа: одна точка зрения – его предки имели польские корни и фамилию Ницке, другая – немецкие и баварские корни, имена и происхождение. Некоторые исследователи считают, что свое польское происхождение Ницше просто нафантазировал, чтобы покрыть свое происхождение флером таинственности и возбудить интерес вокруг своего происхождения.

Но очень хорошо известно, что оба его дедушки (и по стороне матери, и отца) были лютеранскими священнослужителями, ровно, как и его отец. Но уже в пятилетнем возрасте мальчик остался на воспитании у матери из-за преждевременной смерти отца. Кроме того, на воспитание ребенка оказала огромное влияние его сестра, с которой Фридрих был очень близок. В семье царило взаимопонимание и горячая привязанность друг к другу, но уже в то время ребенок показывал незаурядный ум и желание отличаться от всех и быть особенным во всех отношениях. Может быть, именно эта его мечта и заставляла действовать не так, как того ожидают окружающие.

Отголоски

Секрет его популярности – в живом стиле изложения, пронизанном блестящими афоризмами. Его читают по велению души, а не по профессиональной обязанности, как это происходит с Кантом или Шеллингом. Трудно себе представить солдата вермахта, который бы в перерыве между боями перелистывал томик Гегеля. Любовь к нему Гитлера и Муссолини добавила Ницше мрачного величия. Его тайком почитывают многие бизнесмены и политики, ища вдохновения для смелых решений. В современном мире произведения Фридриха Ницше помогают преодолеть страх перед смертью, мешающий наслаждаться жизнью в полной мере.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Классическое образование

В возрасте 14 лет юноша отправился на учебу в классическую гимназию города Пфорта, которая славилась преподаванием античных языков и истории, и кроме того классической литературы.

Изучая языки и литературу, будущий философ добился огромных успехов, но всегда имел проблемы с математикой. Он много читал, увлекался музыкой и сам пытался писать, пока его произведения еще незрелые, но он, увлекаясь германскими поэтами, пытается им подражать.

В 1862 году выпускник гимназии отправляется в центральный университет города Бонна и поступает на кафедру теологии и философии. С детства он чувствовал сильную тягу к изучению истории религии и мечтал пойти по следам своего отца и стать пастором – проповедником.

Неизвестно, к сожалению или к счастью, но во времена студенчества взгляды Ницше кардинально изменились, и он стал воинствующим атеистом. Кроме этого у него не сложились доверительные отношения ни с однокурсниками, ни с преподавательским составом Боннского университета и Фридрих перевелся на учебу в Лейпциг, где сразу же был оценен по заслугам и его пригласили преподавателем греческого языка. Под влиянием своего учителя Ричли, он дал согласие на эту службу ещё будучи студентом. Через весьма непродолжительное время Фридрих сдал экзамен и получил звание профессора филологии и место преподавателя в Базеле. Но его не удовлетворяла эта работа, поскольку он никогда не видел себя только преподавателем и профессором.

Произведения

Основные произведения

  • «Рождение трагедии, или Эллинство и пессимизм » (Die Geburt der Tragödie
    , 1872)
  • «Несвоевременные размышления» (Unzeitgemässe Betrachtungen
    , 1872-1876)

  1. «Давид Штраус в роли исповедника и писателя» (David Strauss: der Bekenner und der Schriftsteller
    , 1873)
  2. «О пользе и вреде истории для жизни» (Vom Nutzen und Nachtheil der Historie für das Leben
    , 1874)
  3. «Шопенгауэр как воспитатель» (Schopenhauer als Erzieher
    , 1874)
  4. «Рихард Вагнер в Байрейте» (Richard Wagner in Bayreuth
    , 1876)
  • «Человеческое, слишком человеческое.  Книга для свободных умов » (Menschliches, Allzumenschliches
    , 1878). С двумя дополнениями: «Смешанные мнения и изречения» (
    Vermischte Meinungen und Sprüche
    , 1879)
  • «Странник и его тень» (Der Wanderer und sein Schatten
    , 1880)
  • «Утренняя заря, или мысли о моральных предрассудках» (Morgenröte
    , 1881)
  • «Весёлая наука » (Die fröhliche Wissenschaft
    , 1882, 1887)
  • «Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого » (Also sprach Zarathustra
    , 1883-1887)
  • «По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего » (Jenseits von Gut und Böse
    , 1886)
  • «К генеалогии морали. Полемическое сочинение» (Zur Genealogie der Moral
    , 1887)
  • «Казус Вагнер » (Der Fall Wagner
    , 1888)
  • «Сумерки идолов, или как философствуют молотом » (Götzen-Dämmerung
    , 1888), книга также известна под названием «Падение кумиров, или О том, как можно философствовать с помощью молотка»
  • «Антихрист.  Проклятие христианству » (Der Antichrist
    , 1888)
  • «Ecce Homo. Как становятся сами собою » (Ecce Homo
    , 1888)
  • «Воля к власти » (Der Wille zur Macht
    , 1886-1888, 1-е изд. 1901, 2-е изд. 1906), книга, собранная из заметок Ницше редакторами Э. Фёрстер-Ницше и П. Гастом. Как доказал М. Монтинари, хотя Ницше и планировал написать книгу «Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей» (
    Der Wille zur Macht — Versuch einer Umwertung aller Werte
    ), о чём упоминается в конце произведения «К генеалогии морали», но оставил этот замысел, при этом черновики послужили материалом для книг «Сумерки идолов» и «Антихрист» (обе написаны в 1888).
  • Прочие произведения

    • «Гомер и классическая филология» (Homer und die klassische Philologie
      , 1869)
    • «О будущности наших образовательных учреждений» (Über die Zukunft unserer Bildungsanstalten
      , 1871-1872)
    • «Пять предисловий к пяти ненаписанным книгам» (Fünf Vorreden zu fünf ungeschriebenen Büchern
      , 1871-1872)
    1. «О пафосе истины» (Über das Pathos der Wahrheit
      )
    2. «Мысли о будущности наших образовательных учреждений» (Gedanken über die Zukunft unserer Bildungsanstalten
      )
    3. «Греческое государство» (Der griechische Staat
      )
    4. «Соотношение между философией Шопенгауэра и немецкой культурой» (Das Verhältnis der Schopenhauerischen Philosophie zu einer deutschen Cultur
      )
    5. «Гомеровское соревнование» (Homers Wettkampf
      )
    • «Об истине и лжи во вненравственном смысле» (Über Wahrheit und Lüge im außermoralischen Sinn
      , 1873)
    • «Философия в трагическую эпоху Греции» (Die Philosophie im tragischen Zeitalter der Griechen
      , 1873)
    • «Ницше против Вагнера» (Nietzsche contra Wagner
      , 1888)

    Юношеские произведения

    • «Из моей жизни» (Aus meinem Leben
      , 1858)
    • «О музыке» (Über Musik
      , 1858)
    • «Наполеон III как президент» (Napoleon III als Praesident
      , 1862)
    • «Фатум и история» (Fatum und Geschichte
      , 1862)
    • «Свободная воля и фатум» (Willensfreiheit und Fatum
      , 1862)
    • «Может ли завистник быть действительно счастливым?» (Kann der Neidische je wahrhaft glücklich sein?
      , 1863)
    • «О настроениях» (Über Stimmungen
      , 1864)
    • «Моя жизнь» (Mein Leben
      , 1864)

    Формирование убеждений

    Именно в юные годы человек жадно впитывает все, что возбуждает его интерес и с легкостью учится всему новому. Так, и будущий великий философ в молодости испытал несколько серьезных потрясений, которые повлияли на формирование его убеждений и становление философских взглядов. В 1868 году молодой человек познакомился со знаменитым немецким композитором Вагнером. Несомненно, еще до знакомства с ним Ницше знал и любил, даже просто был очарован музыкой Вагнера, но знакомство потрясло его до глубины души. В течение трех лет их знакомство переросло в горячую дружбу, поскольку было очень много связывающих этих незаурядных людей интересов. Но постепенно эта дружба стала сходить на нет, а после опубликования Фридрихом книги «Человеческое, слишком человеческое» была разорвана. В этой книге композитор увидел признаки душевного заболевания философа.

    Другое сильнейшее потрясение Ницше испытал, прочитав книгу А.Шопенгаура «Мир как воля и представление». Вообще скрупулёзное изучение трудов Шопенгауэра может перевернуть незрелые еще взгляды на мир, недаром его называют «отцом вселенского пессимизма». Именно такое впечатление и произвела эта книга на Ницше.

    Молодого человека поразило умение Шопенгауэра сказать людям правду в лицо, не оглядываясь на социальные законы и условности. Ницше с детства мечтал выделяться из толпы и рушить устои, поэтому книга философа произвела эффект разорвавшейся бомбы. Именно этот труд заставил Ницше стать философом и публиковать свои взгляды, смело бросая людям в лицо, настоящую правду, от которой они трусливо прячутся.

    Во время франко-прусской войны (1870-1871 гг) Ницше работал санитаром и видел много грязи и крови, но это, как ни странно, не отвратило его от насилия, а наоборот, заставило думать, что любые войны необходимы как оздоравливающе общество процессы, и поскольку люди алчны и жестоки по своей природе, то во время войны утоляют жажду крови и само общество становится здоровее и спокойнее.

    Тесная связь с музыкой

    С детства Вильгельм мечтал стать музыкантом. Его первые сочинения посвящались этому виду искусства, а вдохновение философ черпал из бессмертных классических произведений. Особенный трепет он испытывал во время прослушивания композиций Вагнера. В 1868 г. ему выпала честь познакомиться с Рихардом, позднее они стали регулярно общаться.

    Несколько лет длилась тесная дружба Вагнера и Ницше, они называли друг друга членами семьи. Но в 1872 г. композитор отправился в Байройт, где его взгляды на жизнь начали меняться. Он начал больше внимания уделять мнению публики и принял христианство. Это не понравилось философу, поэтому в 1888 г. он написал книгу «Казус Вагнер» о финале их дружбы.

    Несмотря на разрыв дружеских отношений, Фридрих продолжал с уважением относиться к музыке Рихарда. Позже он неоднократно называл свои сочинения «музыкой, написанной не нотами, а словами».

    Состояние здоровья Ницше

    С самого детства будущий философ не мог похвастаться хорошим здоровьем (кроме того, сказалось наследство психически больного отца), его плохое зрение и физическая слабость частенько подводили молодого человека и не давали возможности засиживаться подолгу за работой. Интенсивная учеба в университете привела к тому, что у юноши начались сильнейшие мигрени, бессонница, головокружения и тошнота. Все это в свою очередь привело к снижению жизненного тонуса и появлению затяжного депрессивного состояния.

    В более зрелом возрасте он заразился от женщины легкого поведения нейросифилисом, который в то время еще не могли полностью излечивать. В тридцатилетнем возрасте здоровье еще более пошатнулось: стало резко падать зрение, изматывающие головные боли и хроническая усталость привели к крайнему истощению психики.

    В 1879 году из-за проблем со здоровьем Ницше пришлось уволиться из университета и серьезно взяться за лечение. В это же самое время его учение полностью оформилось, и творческий труд стал более продуктивным.

    Причины гибели

    Рисунок 2. Фото, сделанное в психиатрической клинике

    Творчество Ницше завершилось в 1889 г, в возрасте 45 лет, когда рассудок повредился окончательно. Относительно причины помутнения разума высказывается несколько различных версий:

    • Продолжительное лечение головных болей с употреблением хлорала и барбитала, негативное воздействие которых на организм в то время ещё было неизвестно.
    • Получение плохих наследственных генов (отец Фридриха в конце жизни тоже страдал психическими расстройствами).
    • Заболевание сифилисом, спровоцировавшее прогрессивный паралич.
    • Шизофрения.
    • Рак мозга.

    В каждом случае учёные приводят убедительные доводы. Так что любая из версий могла бы использоваться как ключевая.

    Любовь на жизненном пути

    Личную и интимную жизнь философа никак нельзя назвать счастливой. В ранней юности у него были сексуальные отношения с сестрой, с которой он даже хотел создать семью. Опять же в юности он пережил насилие со стороны женщины, много старше него самого, что надолго отвратило юношу от секса и любви.

    Достаточно долгие отношения у него были с женщинами легкого поведения. Но поскольку философ ценил в женщине не сексуальность, а интеллект и образование, то и наладить длительные отношения, перерастающие в крепкие узы, ему было очень трудно.

    Философ сам признавался, что только дважды в своей жизни он делал предложение женщинам, но в обоих случаях получил отказ. Довольно долгое время он был влюблен в жену Вагнера, затем сильно увлекся врачом – психотерапевтом Лу Саломе.

    Какое-то время они жили гражданским браком, и именно под воздействием их связи Ницше написал первую часть нашумевшей книги «Так говорил Заратустра».

    Апогей творчества

    После своего раннего ухода на пенсию Ницше всерьез взялся за философию. Именно в последующие десять лет он пишет 11 своих самых значительных книг, полностью изменивших западную философию. За четыре последующих года он создал самую известную книгу «Так говорил Заратустра».

    Этот труд нельзя назвать философским, в обычном и привычном смысле этого слова, в книге содержатся изречения, поэзия, отвлеченные яркие идеи, нетривиальные размышления о жизни в обществе. В течение двух лет после ее выхода в свет, Ницше стал самым известным человеком не только в своей стране, но и за рубежом.

    Последняя книга философа «Воля к власти», работа над которой продолжалась более пяти лет, увидела свет уже после смерти философа с помощью его сестры Элизабет.

    Цитаты

    Философ Ницше, цитаты которого разошлись по миру, умел говорить емко и афористично. Поэтому многие его высказывания так любят приводить различные ораторы по любым поводам. Наиболее известными цитатами философа о любви стали слова: «Люди, не способные ни на настоящую любовь, ни на крепкую дружбу, всегда делают ставку на брак», «В любви всегда есть немного безумия…, но и в безумии всегда есть немного разума. О противоположном поле он высказывался очень хлестко: «Идешь к женщине – бери плетку». Его личным девизом были слова: «Все, что меня не убивает – делает меня сильнее».

    Философское учение Ницше

    Взгляды Фридриха Ницше можно назвать все отрицающими и крайне радикальными. Став воинствующим атеистом, он критиков христианскую основу общества и христианскую мораль. Хорошо им изученную культуру Древней Греции, он считал идеалом человеческого существования, а дальнейшее развитие общества характеризовал как регресс.

    Его философское видение мира, обрисованное в книге «Философия жизни», объясняет, что каждая человеческая жизнь уникальна и неповторима. Причем любой человеческий индивид ценен именно с точки зрения своего собственного, жизненного опыта, полученного эмпирическим путем. Главным человеческим качеством он считал волю, поскольку только воля может заставить человека выполнять любые приказания мозга (разума).

    С самого начала человеческой цивилизации люди борются за выживание и в этой борьбе выживают только наиболее достойные, т.е. сильнейшие. Так и возникла идея о Сверхчеловеке, стоящем «По ту сторону добра и зла», над законом, над моралью. Эта идея является основополагающей в творчестве Ницше, именно из нее и почерпнули фашисты свою расовую теорию.

    Философия


    Ницше, рисунок Ганса Ольде

    Ницше одним из первых подверг сомнению единство субъекта, причинность воли, истину как единое основание мира, возможность рационального обоснования поступков.

    Афористичность философии Ницше

    Будучи классическим филологом по образованию, Ницше большое внимание уделял стилю ведения и изложения своей философии, снискав себе славу выдающегося стилиста. Философия Ницше не организована в систему

    , волю к которой он полагал недостатком честности. Наиболее значимой формой его философии являются
    афоризмы
    , выражающие запечатлённое движение состояния и мысли автора, находящихся в
    вечном становлении
    . Причины подобного стиля однозначно не выявляются. С одной стороны, такое изложение связано с желанием Ницше длительную часть времени проводить в прогулках, что лишало его возможности последовательного конспектирования мыслей. С другой стороны, свои ограничения накладывала и болезнь философа, не позволяющая долго смотреть на белые листы бумаги без рези в глазах. Тем не менее, афористичность письма следует отнести также (в духе философии самого Ницше с её пестуемым
    amor fati
    , иначе
    любовью к судьбе
    ) к осознанному выбору философа, считая результатом развития его убеждений.

    Афоризм как свой собственный комментарий разворачивается лишь при вовлечении читателя в постоянное переконструирование смысла, выходящего далеко за пределы контекста отдельного афоризма. Это движение смысла не может никогда закончиться, адекватнее воспроизводя опыт жизни

    . Жизнь, так открытая в мысли, оказывается доказанной по самому факту прочтения афоризма, внешне бездоказательного.

    Здоровое и упадочное

    В своей философии Ницше развивал новое отношение к действительности, построенное на метафизике «бытия становления»

    , а не данности и неизменности. В рамках подобного взгляда
    истина
    как соответствие идеи действительности более не может считаться онтологическим основанием мира, а становится лишь частной ценностью. Выходящие на первый план рассмотрения
    ценности
    вообще оцениваются по их соответствию задачам жизни:
    здоровые
    прославляют и укрепляют жизнь, тогда как
    упадочные
    представляют болезнь и разложение. Всякий
    знак
    уже есть признак бессилия и оскудения жизни, в своей полноте всегда являющейся
    событием
    . Раскрытие смысла, стоящего за симптомом, позволяет обнаружить источник упадка. С этой позиции Ницше предпринимает попытку
    переоценки ценностей
    , до сих пор некритично подразумеваемых в качестве самих собой разумеющихся.

    Дионис и Аполлон. Проблема Сократа

    Источник здоровой культуры Ницше усматривал в сосуществовании двух начал: дионисийского и аполлонийского

    . Первое олицетворяет собой необузданную, роковую, пьянящую, идущую из самых недр природы
    страсть
    жизни, возвращающую человека к непосредственной гармонии мира и единству всего со всем; второе, аполлонийское, окутывает жизнь
    «прекрасной кажимостью сновиденческих миров»
    , позволяя мириться с нею. Взаимно преодолевая друг друга, дионисийское и аполлонийское развиваются в строгом соотношении. В рамках искусства столкновение этих начал приводит к рождению
    древнегреческой трагедии
    , на материале которой Ницше и разворачивает картину становления культуры. Наблюдая за развитием культуры Древней Греции, Ницше заострил внимание на фигуре
    Сократа
    . Тот утверждал возможность постижения и даже исправления жизни посредством диктатуры
    разума
    . Таким образом, Дионис оказался изгнанным из культуры, а Аполлон выродился в логический схематизм. Совершённый насильный перекос и является источником кризиса культуры, оказавшейся обескровленной и лишённой, в частности,
    мифов
    .

    Смерть Бога. Нигилизм

    Одним из наиболее ярких символов, запечатлённых и рассмотренных философией Ницше, стала так называемая смерть Бога

    . Она знаменует утрату доверия к
    сверхчувственным основаниям
    ценностных ориентиров, то есть
    нигилизм
    , проявившийся в западноевропейской философии и культуре. Процесс этот, по мнению Ницше, исходит из нездоровья самого духа христианского учения, отдающего предпочтение потустороннему миру.

    Смерть Бога проявляется в охватывающем людей ощущении бездомности

    , осиротелости, потери гаранта благости бытия. Старые ценности не удовлетворяют человека, так как он ощущает их безжизненность и не чувствует, чтобы они относились конкретно к нему.
    «Бог задохнулся в богословии, нравственность — в морали»
    , — пишет Ницше, они стали
    чужды
    человеку. В результате возрастает нигилизм, который простирается от простого отрицания возможности хоть какой-либо осмысленности и хаотического блуждания в мире до последовательной переоценки всех ценностей с тем, чтобы вернуть их на
    службу жизни
    .

    Вечное возвращение

    Способом, которым нечто обретает бытие, Ницше усматривает вечное возвращение

    : постоянство в вечности обретается через повторяющееся возвращение того же самого, а не через непреходящую неизменность. В таком рассмотрении на передний план выходит вопрос не о причине сущего, а о том, почему оно всегда возвращается таким, а не другим. Своеобразной отмычкой к этому вопросу служит представление о
    воле к власти
    : возвращается такое сущее, которое, сообразуя действительность с собой, создало предпосылки для возвращения.

    Этической стороной вечного возвращения является вопрошание о сопринадлежности ему: так ли ты сейчас есть, чтобы желать вечного возвращения того же самого. Благодаря такой постановке каждому мгновению возвращается мера вечного: ценно то, что выдерживает испытание вечным возвращением, а не то, что изначально в перспективу вечного может быть помещено. Воплощением сопринадлежности вечному возвращению является сверхчеловек

    .

    Сверхчеловек

    Сверхчеловек — это человек, которому удалось преодолеть дробность своего существования, который вернул себе мир и поднял взор над его горизонтом. Сверхчеловек, по словам Ницше, смысл земли

    , в нём природа обретает своё онтологическое оправдание. В противоположность ему,
    последний человек
    представляет вырождение человеческого рода, живёт в полном забвении своей сущности, отдав её на откуп звериному пребыванию в комфортных условиях.

    Воля к власти


    Ницше на портрете Эдварда Мунка

    Воля к власти является тем фундаментальным концептом, который лежит в основании всего ницшевского мышления и пронизывает его тексты. Будучи онтологическим принципом, она вместе с тем представляет собой основополагающий метод анализа и социальных, и психологических, и природных явлений — ракурс, с которого интерпретируется их протекание: «Что именно волит здесь власти?» — вот вопрос, который имплицитно задаётся Ницше во всех его исторических и историко-философских изысканиях. Учитывая всё вышесказанное, ясно, что его понимание является принципиальным для понимания ницшевской философии.

    С содержательной точки зрения, воля к власти представляет собой ответ не только на вопрос «Что такое жизнь?», но и на вопрос «Что есть сущее в своей глубочайшей основе?» Она, таким образом, есть сущность и живой, и неживой природы, в том числе и человеческого поведения. При этом следует остерегаться понимать «власть» в этом словосочетании по аналогии с социальной властью, поскольку следствиями воли к власти являются в том числе альтруистические побуждения, воля к творчеству, познанию, вообще все жизненные явления, которые не представляется возможным вписать в столь узкую мотивировку и т. д. Подобное упрощение этого понятия приводит и приводило к глубоко ошибочному толкованию всей ницшевской мысли. Как отмечает О. Ю. Цендровский, «ключ к его корректной интерпретации содержится в импликациях немецкого слова Macht. Macht обозначает не некоторую возможность… как мы это понимаем, говоря: „У меня есть власть“. Немецкое Macht подразумевает актуальный процесс, это то… что постоянно проявляется. Таким образом, немецкое Macht, особенно в контексте ницшевской философии, было бы лучше передать словом „властвование“. Воля к власти есть воля к властвованию, а ещё точнее: само властвование

    , непрестанно самоосуществляющаяся сила, схваченная в аспекте её экспансивной природы. Властвование является глубочайшей природой всего сущего, способом его всегдашнего существования, а не какой-то внеположной целью, одной из многих. Всякая постановка цели, движение к ней уже есть акт властвования».

    Метафизика воли к власти предполагает присутствие на наиболее фундаментальном уровне двух важнейших этических оппозиций: утверждения и отрицания, активности и реактивности. Утверждение выражает экспансивную природу воли к власти, её исходное устремление к неограниченному росту, развитию, созиданию. В режиме же отрицания — по существу, служебном, — воля к власти реализует себя через разрушение, противление. Непосредственным выражением отрицания является установка на разрушение чего бы то ни было, на уничтожение, осмеяние, отвержение (в том числе мира сего во имя потустороннего мира в христианстве).

    С другой стороны, всякая сила обладает способностью функционировать в активном и реактивном режиме. Активная сила разворачивает свои возможности во всей их полноте, до предела, она полностью реализует себя. Реактивный режим, напротив, предполагает подавление максимального самоосуществления наличной силы — процесс сам по себе необходимый, но приводящий к патологии в случае его доминирования в жизнедеятельности. «Реактивный, или пассивный, образ поведения, — пишет Цендровский, — отделяет жизнь от её высших возможностей, подавляет деятельность. Посему он выражается в приспособлении, подлаживании, инертности в отношении себя и других: бытие становится не творческой, экспансивной волей, а реакцией, голым поддержанием существования. Реактивность проповедует смирение, воздержание, недеяние, послушание, отказ от власти и имущества, от сильных чувств — все способы опреснения и обескровливания. В сочетании с отрицанием она порождает аффекты мелкой злобы, зависти, мстительности: подавленные реакции, не нашедшие выхода в полноценном действии против того, что вызвало раздражение, — рессентимент

    , как называет это Ницше».

    Доминирование данных установок, позже названных Ницше нигилизмом в широком смысле этого слова, является патологией и порождает деструктивность во множестве её психологических, социальных и культурных проявлений.

    Таким образом, различение между утверждением и отрицанием, активностью и реактивностью составляет центр притяжения его метафизики воли к власти, образуя прямой её переход в область этики. Все оппозиции, вокруг которых организованы сочинения Ницше, — великое и посредственное, благородное и низкое, свободный ум и связанный ум, мораль господ и мораль рабов, Рим и Иудея, прекрасное и безобразное, сверхчеловек и последний человек — уходят корнями в эту основополагающую бинарность его учения. Меняются лишь аспекты рассмотрения исходного противопоставления позитивного (здорового) и негативного (нездорового) способа существования.

    Взгляды на женский пол

    Ницше также уделял большое внимание «женскому вопросу», отношение к которому у него было чрезвычайно противоречивым. Одни комментаторы называют философа женоненавистником, вторые ― антифеминистом, третьи ― поборником феминизма.

    Смысл жизни в понимании Ницше

    Главным философским вопросом является: в чем смысл жизни человека? Для чего человечество пришло в этот мир? Какова цель исторического процесса?

    В своих трудах Ницше полностью отрицает существование смысла жизни, он отрицает христианскую мораль и доказывает, что церковь обманывает людей, навязывая им ложные концепции счастья и выдуманные цели в жизни.

    Жизнь одна и она реальна на земле здесь и сейчас, нельзя обещать награду за хорошее поведение в мере ином, который не существует. ОН считал, что церковь заставляет людей делать то, что им вовсе не свойственно, а даже противно разрушительной человеческой природе. Если же понять, что Бога попросту нет, то человеку придется самому нести ответственность за любые свои поступки, не перекладывая их на пресловутую «Божью волю».

    Именно в этот случае и проявится человек: как величайшее создание природы или человек – животное, агрессивное и жестокое. Кроме этого, каждый мужчина должен стремиться к власти и победе любой ценой, только из-за данного ему природой желания доминировать.

    Вечное возвращение

    Эту идею Ницше позаимствовал в языческих философских системах, в основе которых лежал годичный круговорот сельскохозяйственных работ и природных явлений. Все, что когда-нибудь началось, обязательно закончится, чтобы возродиться вновь. Христианство придумало свое время, летящее, как стрела, из точки начала в точку конца. Этой точкой концы является для них крушение материального мира, после которого наступит царство Божие.

    Благополучные и осторожные христиане второй половины XIX века мало напоминали своих братьев по вере, которые ютились в римских катакомбах в ожидании Страшного Суда. Католическое и лютеранское духовенство хорошо устроилось в этом мире, и все тише звучат призывы помнить о грядущей битве с Антихристом. Колесо времени провернулось снова, возвратившись к земным удовольствиям языческой цивилизации. Ницше просто констатирует факт, который лицемерно не замечают христиане.

    Вообще, весь пафос его литературно-философских произведений подпитывается отвращением к лицемерию. Именно этим он нравится молодежи всех стран и национальностей. Вместо борьбы Бога с дьяволом Ницше вводит диалектическое противостояние дионисийского и аполлонийского начал. Дионис был низшим божеством греческого пантеона и воплощал собой все дикое и необузданное в человеческой природе. Религиозный экстаз и жажда размножения – все это проявления дионисийства. Повелитель Солнца Аполлон символизирует холодную созерцательность разума и возвышенного вдохновения. По мнению Ницше, их взаимное преодоление творит искусство, науку и историю. Вечное возвращение и противоборство двух начал делает философию Ницше созвучной с восточными учениями, а также свидетельствует о кризисе христианской культуры.

    Объяснение концепции Сверхчеловека

    В своей главной книге «Так говорил Заратустра» Ницше формулирует идею о Сверхчеловеке, который должен появиться в результате эволюционного процесса в борьбе за лидерство. Этот человек рушит все устои и законы, он не ведает иллюзий и милосердия, его главная цель – власть над всем миром.

    В противовес Сверхчеловеку появляется – последний человек. Как тут не вспомнить Родиона Раскольникова и его: «Тварь я дрожащая или право имею?» Этот последний человек не борется и не стремится к лидерству, он выбрал для себя удобное, животное существование: ест, спит и размножается, множа себе подобных последних людей, способных лишь подчиняться приказам сверхчеловека.

    Именно потому, что мир заполнен такими ненужными истории и прогрессу людьми, войны и есть благо, очищающее пространство для новых людей, новой расы.

    Поэтому концепция Ницше и была положительно принята Гитлером и ему подобными и положена в основу расовой теории. По этим причинам труды философа были под запретом в СССР.

    Влияние и критика

    Антиковед Вильгельм Нестле в 1890 году указывал на своевольную интерпретацию ранних греческих философов со стороны Ницше.

    Начиная с 1890-х годов философ Владимир Соловьёв вёл полемику с Ницше и в прессе, и в своих философских сочинениях. На создание главного его труда, посвящённого вопросам морали, «Оправдание добра» (1897), его побудило несогласие с ницшевским отрицанием абсолютных нравственных норм. В этой работе Соловьёв пытался соединить представление об абсолютной ценности морали с этикой, допускающей свободу выбора и возможность самореализации. В 1899 году в статье «Идея сверхчеловека» он выражал сожаление, что философия Ницше воздействует на русское юношество. По его наблюдениям, мысль о сверхчеловеке относится к числу наиболее интересных идей, завладевших умами нового поколения. К ним же можно отнести, по его мнению «экономический материализм» Маркса и «абстрактный морализм» Толстого. Подобно другим противникам Ницше, Соловьёв сводит философию морали Ницше к надменности и своеволию.

    «Дурная сторона ницшеанства бросается в глаза. Презрение к слабому и больному человечеству, языческий взгляд на силу и красоту, присвоение себе заранее какого-то исключительного сверхчеловеческого значения — во-первых, себе единолично, а затем себе коллективно, как избранному меньшинству „лучших“, господских натур, которым всё позволено, так как их воля есть верховный закон для прочих, — вот очевидное заблуждение ницшеанства»

    — В. С. Соловьёв. Идея сверхчеловека // В. С. Соловьёв. Собрание сочинений. СПб., 1903. Т. 8. С. 312.

    Значительное влияние Ницше оказал на раннее творчество М. Горького (на портрете писателя, написанном В. А. Серовым в 1905 году, видно, что он оформлял себя под Ницше).

    Фридрих Ницше — биография, фото, философия, личная жизнь филолога » Биография, личная жизнь знаменитостей


    Имя: Фридрих Ницше (Friedrich Nietzsche)

    Дата рождения: 15 октября 1844 года

    Дата смерти: 25 августа 1900 года

    Возраст: 55 лет

    Место рождения: Рёккен, Германия

    Место смерти: Веймар, Германия

    Деятельность: мыслитель, филолог, композитор, поэт

    Семейное положение: не был женат



    Фридрих Ницше — биография

    Ницше считал: человек создан, чтобы занять место Бога. Но сделать это сможет лишь Сверхчеловек, рожденный в будущем из расы господ, в которых сильна воля к власти. Между тем сам философ был далек от своего идеала и влачил жалкое существование.

    Детство, семья философа

    Рождение мальчика в семье Ницше совпало с днем рождения прусского короля Фридриха Вильгельма IV. В честь монарха родители назвали первенца Фридрихом. Отец хотел, чтобы малыш продолжил династию священников. Но сын вырос атеистом, а его труды оскорбили христианство. Впрочем, и сам Фридрих стал жертвой потомков, исказивших его идеи о Сверхчеловеке.

    Фридриху не было и пяти, когда его отец покинул этот мир. Мать, оставшаяся с тремя детьми на руках, была вынуждена уехать к родне в Наумбург. Там следующей весной Фридрих и пошел в школу. Хотя мальчик был младше одноклассников, учеба давалась ему легко. Из всех дисциплин юный Ницше выделял музыку. Людей, которые отмахивались от гармоничных мелодий, он считал «бездуховными тварями, подобными животному».


    Когда Фридриху исполнилось 14, мать получила приглашение от престижного интерната-гимназии «Пфорта». В «Лфорте» Фридрих «заболел» античностью и, подобно эллинским мыслителям, начал сочинять философские труды. Другим возмутителем его спокойствия стала музыка Вагнера. «Зигфрид», «Лоэн-грин», «Гибель богов» — эти оперные произведения вкупе с идеями древних греков о торжестве человеческого духа впервые натолкнули Ницше на мысль о Сверхчеловеке.

    По окончании интерната Фридрих продолжил обучение в Боннском университете. После казарменных порядков «Пфорты» жизнь в Бонне казалась ему праздником. Студенческие пирушки и поединки на рапирах были здесь в порядке вещей. Именно тогда Фридрих познал плотскую любовь, заразившись сифилисом от проститутки. В те времена заболевание практически не поддавалось лечению. Его последствия в виде припадков, тошноты и слепоты Ницше ощущал всю жизнь.

    Фридрих быстро устал от разгульной жизни, и, когда его наставник профессор филологии Фридрих Ричль перевелся в Лейпцигский университет, отправился следом. В Лейпциге ему попалась книга Шопенгауэра «Мир как воля и представление». Автор убеждал читателя, что человек, выполняющий свой долг — работой или службой добывающий «хлеб насущный», ничем не отличается от животного, тоже действующего по воле обстоятельств. Но человек не животное, или не каждый человек — животное. Прочтя ее, студент едва не помешался и почти две недели не мог спать. Ему, казалось, открылась истина…


    Студентом Ницше писал увлекательные статьи по античной филологии, философии, литературе; труды печатались в европейских журналах. В 24 года он получил приглашение от Базельского университета возглавить кафедру античного языка и литературы. Приглашение сродни выигрышу в казино — кандидат был молод и не имел ученой степени. Перед отъездом Ницше хотел защитить диссертацию о Диогене Лаэртском, но ученый совет счел, что его предыдущих работ вполне достаточно для присуждения ему степени доктора.

    Незадолго до отъезда в Базель Фридрих познакомился с Рихардом Вагнером, чья музыка сводила его с ума. С композитором у них оказалось много общего: от увлечения античной философией и Шопенгауэром до желания переустройства мира и возрождения духа нации. Учитывая, что Трибшен, где жил Вагнер, был всего в паре часов езды от Базеля, Ницше с удовольствием принял приглашение посещать его.

    Через 3 года композитор переехал в Байройт, и дружба стала угасать. Наблюдая это охлаждение, Ницше заподозрил друга в измене их общим идеалам. Полный разрыв произошел после выхода его книги «Человеческое, слишком человеческое», где автор без церемоний порвал с прошлым: эллинством, христианством, Шопенгауэром и… Вагнером. В ответ композитор назвал книгу «печальным свидетельством болезни» ее автора.

    Действительно, нервная болезнь, подступавшая к философу еще с 18 лет, разбила его жизнь. Частая рвота, обмороки — в 33 года Ницше превратился в немощного старика. Хлорал, веронал и даже конопля почти не помогали от жутких головных болей. Но других способов избавить величайший ум от страданий медицина тогда не знала.

    Чтение лекций, которые Фридрих помнил наизусть, казалось ему тяжким бременем. Он написал прошение об отставке, и вместе с ней получил от университета небольшой пансион. Теперь Ницше искал место, чтобы скрыться от всех и, прежде всего, от солнца, вызывавшего нервные припадки. Убогие апартаменты в дешевых гостиницах теперь стали его привычным пристанищем. Он и здесь сочинял свои труды. Полуслепым глазам не помогали даже двойные стекла очков. Прижавшись очками почти вплотную к листу, философ выплескивал на бумагу свои мысли.

    Идея о Сверхчеловеке, давно вынашиваемая Ницше, получила воплощение в его поэме «Так говорил Заратустра». Образ, описанный в ней, отличался от простых людей настолько, насколько последние отличаются от приматов. Первую часть «Заратустры» Ницше закончил пафосно: «Мертвы все боги, теперь мы хотим, чтобы здравствовал Сверхчеловек».

    Период работы над книгой совпал с его знакомством с девушкой из России — Лу Саломе. Их познакомил общий друг Пауль Рее.


    Фридрих был поражен ее умом и обаянием. Лу же интересовал лишь незаурядный интеллект Ницше. На его предложение руки и сердца она ответила отказом, но их общение не прервалось. Ницше, Саломе и Рее образовали странную троицу, жившую вместе. В то время как мать и сестра философа, Элизабет, были настроены против нее. Именно скандал между Лу и Элизабет, обращавшейся с братом как с собственностью, прервал эту связь.
    Позднее в книге «Моя сестра и я» Ницше раскрыл мотивы такого поведения. Когда они были подростками, Элизабет по ночам забиралась в его постель для ласк. За несколько лет у юноши закрепилась ассоциация «чудесных пальцев» Лиз с сексуальным наслаждением. «В моей жизни было всего четыре женщины, — писал Ницше. — Те двое из них, которые сделали меня хоть немного счастливее, были проститутками. Элизабет была достаточно умна, но отказалась выйти за меня замуж».

    Болезнь, мучившая Ницше долгие годы, неожиданно отступила летом 1888-го. Он с жадностью накинулся на работу. Из-под его пера выходят провокационные вещи: «Сумерки идолов, или Как философствуют молотом» и «Антихрист. Проклятие христианству», где он резко критикует христианские церкви Европы. При этом у него начинают проявляться признаки мании величия и страх перед королевскими династиями, Бисмарком и церковью. Всеми, кого он методично «распял» в своих трудах. Но беда пришла откуда не ждали.

    Увидев на площади избиение лошади, Ницше испытал нервный припадок, сродни апоплексическому удару. Его поместили в психиатрическую клинику, откуда год спустя его забрала мать. Однако безумие не отступило. Исследователи считают, что его причиной стало давнее заболевание нейросифилисом.

    Труды Ницше, к тому моменту ставшего известными, быстро прибрала к рукам сестра. Став опекуном, Элизабет стремилась заработать на популярности брата. После смерти матери Фридрих перенес два инсульта и не мог ни двигаться, ни говорить. Элизабет купила большой дом в Веймаре, куда перевезла и архив брата, и его самого.

    Впавшего в прострацию, его, словно реликвию, показывали почетным посетителям. В августе 1900 года 55-летний философ простудился и спустя неделю умер от воспаления легких.


    Пройдет всего 30 лет — и Адольф Гитлер объявит его учение основой национал-социализма, а его самого — иконой коричневой чумы…

    Автор биографии: Борис Стеклов

    Философ, который свел себя с ума / Православие.

    Ru

    Ф. Ницше
    Очерк посвящен одному из титанов современной мысли, чья слава уже больше ста лет не ослабевает, хотя мало кто из любителей понимает его учение. Автор попытался, в меру своих ученических способностей, показать не самую трагедию Ницше (это блестяще сделали Стефан Цвейг, Карл Ясперс и др.), но внутренний, имманентно-присущий философский смысл этой трагедии.

    Ницше Фридрих (1844 — 1900): немецкий философ-волюнтарист, иррационалист и модернист, родоначальник европейской «философии жизни», поэт. Развивая идеи «новой морали», сверхчеловека, Ницше в конце жизни пришел к полному отрицанию христианства и даже написал трактат под названием «Антихрист» (Der Antichrist; обычно переводится как «Антихристианин»).

    В 1889 г. впал в безумие и до смерти пребывал умалишенным. Оказал значительное влияние на разные философские и социальные течения ХХ века: от фашизма и расизма до плюрализма и либерализма. Идеи Ницше обильно используются врагами христианства для борьбы с ним.

    За последние десятилетия «ницшеанство» стало родом интеллектуальной моды для молодежи, а Ницше — кумиром многих образованных людей. В значительной степени это явление связано с моральной распущенностью и эгоизмом, которые стали принципами современного общества. «Ницше — пишет один из новых авторов — единственный, кто на каждом этапе каждого нового прочтения всё глубже и глубже подтверждал лишь мои собственные переживания»1. Без внимательного изучения жизни философа нельзя понять ни специфику его творчества, ни причин его колоссального влияния. Ведь эти причины кроются в совпадении многих субъективных факторов его и нашего времени. А по словам И. Гарина, горячего сторонника его идей, «философия Ницше — это раскрытие внутреннего мира Ницше»2.

    Фридрих Ницше родился 15 октября 1844 г. в семье пастора. Несмотря на раннюю смерть отца (1848), глубоко поразившую мальчика, он получил хорошее воспитание с очень сильной религиозной составляющей. В детстве, восхищаясь музыкой или пением хора, он мечтательно созерцал излюбленные сюжеты, воображал пение ангелов. Но не только евангельские сюжеты, а и учение оказало на него большое влияние: такие понятия, как целомудрие, чистота, сострадание сильно трогали его сердце.

    Развитие души философа во многом отражают его стихи. К молодым годам относится замечательное стихотворение:

    Врагу

    Ты меня изранил новой клеветою.
    Что ж! К могиле виден мне яснее путь…

    Памятник, из злобы вылитый тобою,
    Скоро мне придавит трепетную грудь.
    Ты вздохнёшь… Надолго ль?! Сладкой местью очи
    Снова загорятся к новому врагу;
    Будешь ты томиться напролёт все ночи,
    «Жить не отомстивши, — скажешь, — не могу»!
    И теперь я знаю: из сырой могилы
    Пожалею снова не свой грустный век,
    Не свои, коварством сломленные силы,
    А о том: зачем ты, враг мой — человек!

    Здесь мы видим глубокое понимание христианского идеала. В другом стихотворении, тоже довольно раннем, Ницше серьезно предостерегает против подмены любви чувственной страстью:

    Страсть

    Чувственность загубит
    Все ростки любви…
    Страсть любовь забудет,
    Вспыхнет пыль в крови.
    Ты мечтою жадной
    Юности не тронь,
    Иль огонь нещадный,
    Чувственный огонь
    Мужество расплавит
    В пламенной крови,
    Пепла не оставит
    От твоей любви.

    Так мыслил Ницше в молодости; но уже в те годы он писал и другие стихи, которые открывают перед нами демоническую силу, обитавшую в его душе. Чем более поздний период его жизни мы будем рассматривать, тем влиятельнее оказывается эта сила.

    Кошмар

    Ко мне опять вливается волною
    В окно открытое живая кровь…
    Вот, вот ровняется с моею головою
    И шепчет: я — свобода и любовь!
    Я чую вкус и запах крови слышу…
    Волна её преследует меня…
    Я задыхаюся, бросаюся на крышу…
    Но не уйдёшь: она грозней огня!
    Бегу на улицу. .. Дивлюся чуду:
    Живая кровь царит и там повсюду…
    Все люди, улицы, дома — всё в ней!..
    Им не слепит она, как мне, очей,
    И удобряет благо жизни люду,
    Но душно мне: я вижу кровь повсюду!

    Может быть, подобное стихотворение было только попыткой создания поэтического образа? — Нет, мы встречаем отзвуки того же «кошмара» в его дневниках и письмах, в самих его философских произведениях. Но стихи являют наиболее наглядный пример. Поэзия, как и музыка, рано стали любимым занятием Ницше, которым уже в детстве, по словам его лучшего биографа Д. Галеви, «овладел тиранический инстинкт творчества»3.

    Стыд

    Люби и не стыдись безумных наслаждений,
    Открыто говори, что молишься на зло,
    И чудный аромат свирепых преступлений
    Вдыхай в себя, пока блаженство не ушло.

    Для многих привычным образом Ницше является именно такой «аморалист», жизнерадостно избирающий зло вместо добра и убежденный в том, что никто не вправе потребовать у него за это отчета. На самом деле, как мы видим, этот образ гораздо глубже и сложнее. Но Ницше, по крайней мере в какие-то моменты своей жизни, хотел бы видеть себя тем кумиром, которым он стал. Основной мотив — героизм человека, не боящегося остаться в полном одиночестве по мере того, как все человеческое отвергается им и предается посмеянию. Преодоление страха перед одиночеством является одним из наиболее убедительных показателей величия: не случайно же пустынники становились путеводными звездами для многих поколений, на целые века. Ницше, не имевший семьи, не признававший ценностей общества, хотел быть своего рода «пустынником» философии. Более того, он желал выйти из «пустыни» подобно пророку, чтобы возвестить новую эру — эру сверхчеловека. Поэтому в самом удачном своем произведении он вкладывает свои идеи в уста пророка, но правда не христианского, а персидского Заратустры.

    Воля

    Мой парус — мысль моя, а кормчий — дух свободный,
    И гордо мой корабль плывёт по лону вод,
    И голос совести, стихии благородной,

    Спасёт, спасёт меня: я с силою природной
    Один иду на бой, и океан ревёт. ..

    Почитатели Ницше именно таким себе его и представляют: подобным доктору Фаусту, который силой (хотя с помощью дьявола) вырывает у природы ее тайны. «Они святые для нас! — говорил в начале ХХ в. писатель Герман Гессе. — Мы хотим радоваться им, хотим в благоговейной робости любоваться мощными, высокими колоннами, поддерживающими свод этих храмов… Фауста и Заратустру называем мы храмами и святыми местами»3. Здесь центральным идеалом является свобода, не признающая Бога. Он предполагает новую религиозную веру — веру человека в свои собственные силы, и новое религиозное поклонение — «сверхчеловеку». Но поистине пророческими оказались глубокие слова Ницше о самом себе:

    Из дневника

    Если враги все убиты,

    Снова хочу воскресить
    Тех, имена чьи забыты,
    Чтобы их снова убить.
    Страшно: боюсь, посмеётся
    Злобно над сердцем судьба:
    Биться с собой мне придётся,
    Резать себя, как раба.

    Основной подспудный мотив творчества Фридриха Ницше, и особенно его философии, главный двигатель и, вместе с тем, угроза его жизни — это таинственная сила, которая действовала через него, как через гения, но вместе с тем сама по себе, и Ницше сознавал это. Иногда он боялся ее, чаще — гордился ей, как своим высшим отличием от «простых смертных». Из этого следует, что идеал полной свободы, самодостаточности есть неверная интерпретация устремлений философа. Действительно, с тех пор как Ницше потерял веру в Бога, он уже не находил для себя идеала, которому бы мог поклониться: каждый новый идеал оказывался фальшивым, и все свое творчество он посвятил, фактически, разоблачению идеалов — общественного блага, морали4, гуманизма5, самостоятельности (например, женской, ибо вопрос эмансипации тогда находился на волне популярности)6, рассудка7, научной объективности8 и мн. др. Это была радикальная «переоценка ценностей», но не с целью отказа от всех ценностей вообще, а с целью создания новых ценностей.

    Кто же должен был создать эти новые ценности? Сам Ницше писал о себе: «Я один из тех, которые диктуют ценности на тысячи лет. Погрузить в века, как в мягкий воск, свои руки, писать, как на меди, волю тысячи людей. .. вот, скажет Заратустра, блаженство творца»9. Но Заратустра — только «пророк» сверхчеловека. Разве может он диктовать ему ценности наперед? Размышляя над своим «Заратустрой» четыре года спустя его написания (и за год до сумасшествия), Ницше напишет слова, которые трудно сразу понять читателю, но которые очень важны для самого автора: «Заратустра определил однажды со всей строгостью свою задачу… он есть

    утверждающий вплоть до оправдания, вплоть до искупления всего прошедшего»10. Это значит, что его миссия касается не только будущего, но и прошлого — философия, воплощенная в образе Заратустры, должна была оправдать все человечество, его бесцельное и бессмысленное существование, перед испытующим взглядом мыслителя. Но каким образом, если это существование и вправду бесцельно и бессмысленно, можно было бы оправдать его, то есть философски осмыслить? Ответ на этот вопрос — может быть, главная цель Ницше как философа, который отрицал Бога и искал Ему замену. Он нашел ее, как ему казалось, в идее прогресса. Человечество, в согласии с теорией Дарвина, оказывается само лишь промежуточным видом: ему, в ходе естественного отбора (борьбы сильных особей со слабыми), предстоит еще стать сверх-человечеством. Отсюда видно, как несправедливо называть Ницше гуманистом (от слова humanum — человеческое). По его убеждению, человек есть лишь то, что должно быть преодолено. И молодой Герман Гессе в 1909 г. с радостью поставил Ницше на один пьедестал со своими кумирами — Дарвином и Геккелем, основателем социал-дарвинизма, за превознесение идеи прогресса: «мы радуемся новому прекрасному настоящему и чаем еще лучшего, прекраснейшего будущего»11.

    Получается, что сам Ницше оказывается посредине между прошлым и будущим, которое еще не наступило. Но сам он себя сверхчеловеком еще не считал. Какие же ценности, по его мнению, мог создать он сам, будучи просто человеком? Возможно, это ценности преодоления, движения вперед без остановки, о котором он писал так много? Но как можно преодолевать нечто ради того, что еще не вмещается в твое сознание? Здесь мы встречаем явную параллель с христианством. Церковь учит, что человек должен бороться с низменными проявлениями в себе ради того высшего, что может подать ему лишь Сам Бог. Откуда же человеку знать, к чему стремиться, если он еще порабощен греху? Это знание мало-помалу дает ему Благодать, которая и призывает, и направляет, и поддерживает человека в этой борьбе. Благодать есть проявление силы Божией. Так и Ницше, только «наизнанку», верил в какую-то великую силу, сообщавшую ему знание о сверхчеловеке. Он не сам писал свои произведения, какая-то непреодолимая страсть водила его рукой, чему способствовала и «ужасающая, демоническая сверхчувствительность его нервов»12. Не только биографы Ницше, но и сам он во многих местах отмечал аффективность, даже медиумичность своего характера. К этому аспекту относится и справедливое утверждение И. Гарина: «Притягательность Ницше, которая, кстати, возрастает со временем, обусловлена его харизматическим даром «заражения», передачи мощного энергетического импульса»13. Для человека такое возможно лишь при условии, что энергия, питающая импульс, есть нечто объективное. Итак, чьим медиумом был Ницше?

    Ключевое понятие, слово, в котором была зашифрована эта энергия или сила, есть «Воля». Ницше называют волюнтаристом, то есть представителем философского течения, считающего личную волю, а не законы бытия, главной причиной всего порядка вещей. Как правило, волюнтаризм отличался от христианства тем, что отвергал Бога — «Воля» оказывалась раздробленным, а потому хаотическим началом. Хотя были волюнтаристами и некоторые христианские мыслители Европы: например, английский философ и историк Томас Карлейль. В атеистическом волюнтаризме французского философа-экзистенциалиста Жана-Поля Сартра человек наделен абсолютной свободой, но может сам не знать об этом; человек один на один с самим собой, и никто больше с него не спросит. У Ницше понятие «Воли» имело особую предысторию, связанную с именами кумиров его юности — Шопенгауэра и Вагнера.

    Ко времени первого знакомства с книгами немецкого философа Шопенгауэра (годы жизни 1788 — 1860) Ницше уже потерял веру в Бога. С четырнадцати лет учась в высшей школе Пфорта, он рано познакомился с безверием, царившим в умах признанных тогда писателей (хотя сама школа была религиозной). Его кумирами стали великие поэты Шиллер, Байрон, Гельдерлин и другие — многие из них люди глубоко развращенные, сделавшие принципом жизни гордость и самолюбие. Поступив в университет и делая хорошие успехи в науке, он по совету своего учителя, знаменитого филолога профессора Ритчля, полностью оставляет занятия теологией для того, чтобы всецело посвятить себя филологии, греческому языку и литературе. Отныне он будет размышлять о христианстве, которое никогда не давало ему покоя, только извне, со стороны, с позиции неверующего и даже недоброжелательного ума.

    В 1865 г. чтение Шопенгауэра произвело настоящий переворот в его душе и впервые поставило перед необходимостью переоценки всех ценностей жизни. В книге «Мир как воля и представление» Шопенгауэр писал о Воле, управляющей миром, и о Представлении, которое наблюдает за ее грандиозным и страшным спектаклем. Воля безумна, страстна, в ней нет созерцающего начала, но лишь одно деятельное. Постоянно ведя борьбу с самой собой в ипостасях своих порождений, она представляет вечное страдание. Избежать смерти никто не может, потому что Воля должна разрушать, чтобы созидать. Представление само по себе находится в рабстве у Воли, но оно может, путем самопознания, достичь высот созерцания. Оно делает страдание личности осмысленным, приводя его в диссонанс с пустым содержанием окружающего мира. Ницше тонко чувствовал те страдания и неправды, которыми наполнен мир. Ему показалось, что Шопенгауэр — пророк освобождения, который безжалостно указывает обществу на его пороки, чтобы люди могли спастись. Хотя Шопенгауэр часто пользовался и христианскими понятиями, в особенности аскетическими, в его философии «спасение» напоминало то, что называется «просветлением» в индуизме и буддизме: нужно приобрести апатию, невозмутимость, угасить в себе волю к жизни, то есть выйти из нее. Тогда она больше не будет иметь власти над человеком. Нужно угаснуть, умереть навсегда. Ницше так понял это:

    Мудрость

    Правда — в недвижном одном замираньи, в гниеньи одном!
    Тайна — нирвана; получит блаженство в ней ум безнадёжно-бессильный…
    Жизнь — есть святое затишье, покрытое сном…
    Жизнь — это мирно и тихо гниющий от света могильный
    Череп.

    Следующим, кто оказал на Ницше огромное влияние, был композитор Рихард Вагнер (1813 — 1883). Он познакомился с ним еще в пору горячего увлечения Шопенгауэром, которого Вагнер тоже ценил. Имея познания в музыке, талант и критический ум, Ницше стал хорошим собеседником для уставшего от поклонников нового кумира Германии. В операх Вагнера благородные и сильные герои всегда становятся жертвами, не умея пользоваться оружием подлых существ — обманом и т.д. Уход могучей культуры старой Европы Вагнер аллегорически изобразил в «Сумерках богов», где всесильные боги в результате борьбы, вероломства и неотвратимого хода вещей покидают этот мир. Германия восхищалась Вагнером за идею немецкого характера, которую он пытался передать своей музыкой, порвав с итальянскими оперными канонами. Он выстроил себе в Байрете настоящий храм — театр, специально предназначенный для его постановок, полуспектаклей-полумистерий (здание впоследствии сгорело). Вагнер, как и Ницше, оставил христианство в юности. Он пережил охлаждение к вере после конфирмации*, когда, по его собственному признанию, вместе с товарищем «проел на сластях часть денег, предназначенных в уплату пастору за исповедь»14. В зрелом возрасте он дружил с основателем русского анархизма Михаилом Бакуниным, ценил его советы; Бакунин однажды просил композитора, намеревавшегося писать трагедию «Иисус из Назарета», обрисовать Иисуса слабохарактерным человеком15. Сам Вагнер думал, подобно Ницше: «Христианство оправдывает бесчестное, бесполезное и жалкое существование человека на земле чудодейственной любовью Бога»16. Угасание жизни, как у Шопенгауэра, не было для Вагнера идеалом. Его больше занимала героика и ее эстетические черты. «Волю к жизни» он пытался облагородить, поместив ее в трагические обстоятельства. Но сам, по свидетельству современников, больше всего любил успех и личную славу.

    Постепенно недовольство Ницше как Шопенгауэром, так и Вагнером нарастало. В обоих он видел символы упадка, попытку спрятаться от реальности, которая у Вагнера, к тому же, надевает личину наигранного героизма и лицемерной морали. Ницше, сам хотевший быть провозвестником новых истин, не нашел в лице двух своих кумиров ни истинного руководства, ни искренней дружбы. Как только он начал критиковать Вагнера, покровительственное отношение к нему мэтра начало становится враждебно-холодным, а окружение композитора подняло его на смех.

    Страстная натура Ницше не могла примириться с безысходностью и угасанием. После осмысления ему стала видеться в этой философии «похотливая любовь к смерти», злонамеренная эстетизация разложения. Для создания качественно иной философии требовалась реабилитация Воли, а следовательно и тот культ самовластной, никому не подчиняющейся силы в человеке, по которому больше всего известна философия Ницше. Он знал, что эта Воля (которую он называл «Волей к власти») с особенной энергией действует через него, когда он творит: сочиняет музыку, стихи, философские афоризмы. Он жил этим, и без религиозной жизни у него возник эффект привыкания к неистовому «творчеству», единственная цель которого — самовыражение. Правда, в этом самовыражении он порой с трудом узнавал самого себя, и пугался масштабов собственной активности. Но все чаще сила захватывала его целиком, не оставляя времени для спокойного размышления. Он пришел к убеждению, очень знаменательному для европейского человека: «Культура — это лишь тоненькая яблочная кожура над раскаленным хаосом»17.

    Основными понятиями собственной философии Ницше стали рессентимент, сверхчеловек, вечное возвращение. Рассмотрим их по отдельности.

    Рессентимент18 — это скрытая ненависть, которую слабые питают к сильным. Ницше сам считал себя «сильным» человеком, хотя в минуты уныния нередко сомневался в этом. «Слабые» неспособны по-настоящему творить, поскольку их главная цель — выживание. Видя, что в одиночку не выжить, они объединились и создали общество, государство. Мораль этих «чудовищных» учреждений тяготеет на всех, в том числе «сильных», которым она не нужна. Но, чтобы держать их в узде, «слабые» придумали стыд, жалость, сострадание и т.п. На самом деле они не способны ни к чему такому: их сострадание, будучи внешним, исполнено похоти. Но «сильным» они внушают, что те во всем неправы. Таким образом, они защищают свою земную жизнь, хотя все время проповедуют о небесном. По мнению Ницше, в рессентименте заключается сущность христианства. «Это ненависть к уму, гордости, мужеству, свободе… к радостям чувств, к радости вообще»19. Известное убеждение, что последним христианином был Сам Христос, и Он умер на кресте, после чего апостолы (особенно Павел) радикально извратили Его учение о непротивлении злу, приводит его к «антихристианству». Идеал Христа Ницше считает слабым и безвольным, идеал Его учеников — низменным и варварским.

    Было ли такое отношение следствием непонимания христианства? Отчасти так. Но нельзя сказать, что Ницше не понимал его совершенно и приветствовал примитивную критику религии как сплошного самообмана. В молодости, когда один из его друзей высказал ироничное мнение о сущности молитвы, Ницше хмуро прервал его словами: «Ослиное остроумие, достойное Фейербаха!»20. И в известной работе «По ту сторону добра и зла» он признает: «Любить человека ради Бога — это было до сих пор самое благородное и отдаленное чувство из достигнутых людьми»21. Но все такие высказывания тонут в его ненависти к христианству, которая со временем нарастала. Рессентимент не имеет собственного содержания. Будучи завистливым чувством, он питается только чужими благами. Вопрос о том, допустимо ли связывать рессентимент и христианство, есть вопрос о внутреннем содержании христианства. Ницше знал свои эмоции по поводу христианства: они были разными, и в зависимости от настроения он давал слово тем или другим. Но положительное содержание христианства было для него закрыто. Он обращал особенное внимание на критику «мира» в Священном Писании, не понимая ее смысла. Христианство учит о двух частях в человеке, лучшей и худшей. Любовь к миру и его суете дает развиться худшей части до демонических размеров; наоборот, отречение от мира освобождает место для лучшей, небесной стороны человеческой души. Эту сторону философ не признавал и не замечал, по крайней мере умом. Но тем самым он позволил страстям, которые принимал за «Волю к власти», завладеть собой и разрушить себя. Он строго делил человечество на «лучших» и «худших», но сам никак не мог достичь полной уверенности в том, что принадлежит к числу первых. Отвергнув сложность, неоднозначность и подвижность всякого живого человека, Ницше оказался безоружным перед сложностью своего собственного характера.

    Сверхчеловек — предельное развитие идеи Ницше о «сильном» человеке. Это его мечта, которая не могла воплотиться в действительность. Противоположность сверхчеловеку — «последний человек», воплощением которого философ считал современное ему общество. Главная беда «последнего человека» заключается в его неспособности презирать самого себя22. Поэтому он не может и превзойти себя. Это предел развития «слабого». Неспособный творить, он отвергает всякое творчество за ненадобностью, и живет лишь для удовольствия. Никого не умея ненавидеть по-настоящему, он готов истребить всякого, кто попытается возмутить спокойствие и безопасность его жизни. В «последнем человеке» без труда узнается тот бытовой идеал, который навязывается людям XXI века. Для Ницше, который верил в эволюцию, такое человечество оказывается ее тупиковой ветвью. По его мысли, сверхчеловек должен будет отделиться от «последних людей», как личность от безличной массы. Может быть, он вступит с ними в борьбу, а может быть, будет повелевать ими. Но каковы качества сверхчеловека? — Это остается не вполне понятным. Что именно будет он созидать, ради чего жить? А если только ради себя, то в чем его настоящее отличие от «последнего человека»? Скорее всего, отличие заключается в демоничности его натуры. «Последний человек» просто жалок и ничтожен; сверхчеловек имеет отпечаток сверхсильного ума. Он отрицает качества Христа, но имеет качества Диониса — языческого «страдающего бога» вина, оргий и мистерий, неистового двойника Аполлона. Разрываемый на части разгулявшимся хаосом Дионис противостоит добровольно претерпевающему смерть, и остающемуся цельным Спасителю. Ницше видел Диониса в себе. Все чувства «сверхчеловека» обострены, он в буквальном смысле «носится» по вселенной, не останавливаясь ни на чем. Демоничность личности самого Ницше отмечал (не без восхищения) Стефан Цвейг23.

    В идее разделения человеческого рода на изначально способных и неспособных мы видим одну из причин популярности философии Ницше в нашу эпоху. С одной стороны, все средства массовой информации проповедуют именно культ «последнего человека», которому нечего создавать и только предстоит счастливо всем пользоваться. С другой стороны, параллельно создается также культ «элиты», особого класса личностей, которые на благо всего мира могут мудро или «профессионально» управлять миллиардами простых смертных. И современная культура не стесняется подчеркивать «демонизм» этих людей, даже гордится им. Философию сатанизма многие сегодня считают уделом интеллектуалов, а само поклонение люциферу («светоносцу») — религией познания. Но пример Ницше всегда будет оставаться предостережением против этого. Будучи мыслителем, он не мог слепо уверовать в догматы созданной им религии. Он сомневался, чувствуя свою слабость, подверженность болезненным состояниям24. Опора, которую он нашел, стала причиной его духовной гибели. Это «миф о вечном возвращении».

    Вечное возвращение — миропорядок, в соответствии с которым все, что происходило в мире, без конца и без начала повторяется в нем. Эта идея, схожая с воззрением индийского брахманизма и других языческих философий, пришла в голову Ницше до того, как он оформил учение о сверхчеловеке. Но ее влияние было глубже и продолжительнее. Смысл ее сам автор считал жестоким и безжалостным: пусть всякий будет готов бесконечное число раз прожить одну и ту же жизнь. Перед ним вставал трудный вопрос: может ли человек изменить эту жизнь? А если не может, тогда «возвращение» поистине ужасно. В том то и дело, что не может. Ницше был свидетелем собственной слабости; он чувствовал, как при болезни и бессилии в нем самом непреодолимо растет ощущение рессентимента25. И если человек не может изменить что-либо, он может лишь «запретить» себе те состояния, в которые готова погрузиться его личность. Значит, победа над самим собой заключается в готовности принять жизнь такую, как она есть. Это был ответ Шопенгауэру. Ницше провозгласил не отрицание, а утверждение Воли. Нужно полностью отдаться ей, и, став наперекор всему существующему, завладеть всем (конечно, в субъективном смысле). Так возникло понятие «Воли к власти», которое фашисты потом использовали в смысле объективном. И он отдался той силе, что в нем действовала, на расхищение.

    Мысль о «вечном возвращении» получила название «мифа», или даже «символа» по той причине, что ее не следует понимать буквально. Мы не можем сказать, насколько верил автор в действительное повторение всего. Правда, эта идея оказала на него поистине мистическое воздействие: поразив его во время лесной прогулки в горах, она повергла мыслителя в шок. Он плакал от священного восторга, думая, что нашел «высшую точку мышления»26. Сущностью «вечного возвращения» было другое понятие — amor fati, любовь к судьбе. «Без сомнения, существует отдаленная, невидимая, чудесная звезда, управляющая всеми нашими поступками; возвысимся до такой мысли»27. Удивляет готовность, с которой «самый свободолюбивый философ» был готов отдаться во власть какой-то звезды. Но для него было важно то, что он получит взамен: сверхчеловеческие силы, гениальность.

    Из дневника

    Сердце не любит свободы,
    Рабство от самой природы
    Сердцу в награду дано.
    Выпустишь сердце на волю,
    Дух проклянет свою долю,
    С жизнью порвётся звено!

    Как раз к этому времени относится его увлечение Лу Саломе, которая сыграла в его судьбе роковую роль. Впервые влюбившись по-настоящему (это было в 1882 г., в возрасте 38 лет), Ницше дал предмету своего чувства такую характеристику: «Лу — дочь русского генерала, и ей 20 лет; она проницательна, как орёл, и отважна, как лев, и при всём том, однако, слишком девочка и дитя, которому, должно быть, не суждено долго жить»28. Он ошибался. Лу прожила еще долго (до 76 лет), и написала о нем в своих воспоминаниях. Она стала, в известной степени, также «музой» психоаналитического движения; с ней дружил З. Фрейд, чья низменная и полная извращений философия вряд ли пришлась бы самому Ницше по душе. Будучи женщиной легких принципов, Лу имела роман одновременно с Ницше и его другом, Паулем Рэ. Поначалу не замечая этого, философ избрал ее собеседницей для изложения своих сокровенных идей. Но через некоторое время ситуация стала ясна; Ницше был оскорблен до глубины души, тем более, что думал уже создать семью. Его сестра Лизбет, человек не очень проницательный, но любящий его, без обиняков указала брату на то, что Лу есть живое воплощение его собственной философии. (Она была права: сам Ницше признает это в «ЕССЕ НОМО»29). В результате он порвал с Лу Саломе и Паулем Рэ, а также поссорился с матерью и сестрой. Все это произвело переворот в его впечатлительной душе. Идея «вечного возвращения», любви к собственной судьбе оказалась под угрозой: «Несмотря ни на что, — писал он в эти дни своему лучшему другу Петеру Гасту, — я не хотел бы снова пережить эти несколько последних месяцев»30.

    В стремлении преодолеть свое униженное состояние, он заканчивает свою самую известную книгу — «Так говорил Заратустра». В ней чувствуется поистине демонический заряд гениальности. Вместе с тем, будучи как бы пророчеством о сверхчеловеке, книга ждала своего продолжения. Ницше хотел общественного резонанса, полемики. Не дождавшись их, он предсказал, что его труды будут влиять на умы людей после его смерти. Но на этом остановиться Ницше не мог. До конца 1880-х гг. он пишет еще ряд произведений, все более вызывающих. Его цель — «восстать против всего больного во мне, включая сюда Вагнера, включая сюда Шопенгауэра, включая сюда всю современную «человечность»»31. Однако увязывать все больное в себе только с посторонними, только с бывшими кумирами было большой ошибкой. Какая-то тяжелая болезнь прогрессировала в нем самом, требуя выражения в злых памфлетах, в стихах. Даже поклонник Ницше И.Гарин признает за ним садистические наклонности, хотя целиком относит их причину к болезни мозга32.

    Расплата

    Казни красотою своей, бросаясь на грязное ложе…
    В объятьях безумных ночей казни красотою своей,
    И тело богини моей на падаль пусть будет похоже!..

    Из дневника

    Не осуждай меня, мои порывы злости:
    Я раб страстей и грозный бич ума…
    Душа моя сгнила, и вместо тела — кости…
    Не осуждай! Свобода есть тюрьма.

    Эти и другие стихотворения показывают, что происходило в его душе. Болезнь действительно развивалась и на телесном уровне. Карл Ясперс, психиатр, пишет об этом: «Болезнь Ницше (прогрессивный паралич вследствие заражения сифилисом) была из тех, что ослабляют все процессы торможения. Резкая смена настроений, упоение небывалыми возможностями, скачки из крайности в крайность… все это чисто болезненные состояния»33. Но при этом неуклонно нарастала тоска духовного одиночества. В те самые годы, когда он писал знаменитую книгу «Воля к власти», Ницше признавался в письме сестре: «Где же они, те друзья, с которыми, как мне когда-то казалось, я так тесно был связан? Мы живем в разных мирах, говорим на разных языках! Я хожу среди них как изгнанник, как чужой человек; до меня не доходит ни одно слово, ни один взгляд… «Глубокому человеку» необходимо иметь друга, если у него нет Бога; а у меня нет ни Бога, ни друга»34. Невозможно только с болезнью связывать проявления самой болезни, которые бывают разными у разных людей. К тому же и заражение сифилисом должно было иметь причиной неправильный образ жизни. В сорок лет он чувствовал себя в расцвете сил и написал известное стихотворение

    Полдень жизни.

    О, полдень жизни, знойный летний сад,
    Обремененный,
    Тревожным чутким счастьем упоенный!
    Я жду друзей. И день, и ночь прождал…
    Где вы, друзья? Придите! Час настал!

    В 1889 г. рассудок покинул Ницше и он внезапно погрузился в неадекватное состояние, в котором, с небольшими просветами, пребывал до смерти в 1900 г. Этому предшествовали несколько месяцев борьбы с психической болезнью. Знакомые и родственники лишь постепенно смогли заметить, что происходит в уме философа. Ницше тогда жил на отдыхе в Турине, в Италии, которая всегда вдохновляла его философские произведения. Как и в прежние годы, он активно вел переписку — его письма приходили г-же Мейзенбух, Козиме Вагнер (жене композитора), Петеру Гасту, Францу Овербеку и многим из тех, кто раньше окружал Ницше и теперь оставался неравнодушным к его судьбе. «Самый независимый ум во всей Европе», «единственный немецкий писатель», «гений истины». .. все эти эпитеты, которыми он величал себя в письмах, воспринимались теперь как проявление творческого кризиса, несдержанности характера. Но за ними следовали другие, все более странные слова. Письма сокращались до одной строки, которая содержала какие-то непонятные признания. Он то называл себя именами убийц, о которых писали современные газеты, то вдруг подписывался — «Дионис» или «Распятый»… Последние чувства Ницше по отношению к Христу так и остались тайной. Когда Овербек приехал в Турин, он застал своего приятеля в невменяемом состоянии, под наблюдением чужих людей. Ницше играл локтем на пианино, пел гимны в честь Диониса, прыгал на одной ноге. Более поздние годы безумия были спокойными, есть свидетельства о неожиданных проблесках сознания, хотя врачи утверждали, что мозг поражен безнадежно. 25 августа 1900 года Фридрих Ницше умер в городе Веймаре.

    «Заратустра» Фридриха Ницше в свете Заповедей Блаженств

    Влияние Ницше на современников было не так велико, как на потомков, и в том числе на нынешние поколения. По словам К. Ясперса, «Ницше, а вместе с ним и современный человек, не живет больше связью с Единым, которое есть Бог, но существует как бы в состоянии свободного падения»35. Мы рассмотрели жизнь этого немецкого философа, печальный конец которой не находится в диссонансе с закономерностями ее развития. Но самым удачным произведением Ницше, сквозь которое пробивается мощная струя его таланта, еще не подверженная очевидному болезненному разложению ума, — это, конечно, «Так говорил Заратустра». Здесь в поэтической форме философ противопоставил себя всем ценностям христианского мира, смешав их с предметами, вызывающими презрение. Он, как мы уже могли заметить, пытался в лице христианства устранить препятствие на пути пророчества грядущего «сверхчеловека». Поэтому наше исследование будет неполным, если мы не рассмотрим именно этот его труд в свете Заповедей блаженства из Нагорной Проповеди Спасителя (Мф. 5: 3-12).

    Блажени нищии духом, яко тех есть Царствие Небесное.

    Заратустра почти нигде прямо не противоречит Евангелию, и это глубоко неслучайно — Ницше как бы боялся приступать к Библии; он лишь косвенно ссылается на нее. Идеал евангельской нищеты в понимании Ницше (как и многих неверующих философов) теснее всего связан с неведением, которому он противопоставляет активное познание. «Так как мы мало знаем, то нам от души нравятся нищие духом… Как будто существует особый, тайный доступ к знанию, скрытый для тех, кто чему-нибудь учится: так верим мы в народ и «мудрость» его»36. Ницше видел в нищете духа стремление познавать истину, не трудясь и не страдая. Отсюда видно, как он глубоко заблуждался в отношении христианства, не желая видеть в нем подвига. То, что называет он «добровольной нищетой»37, в сущности есть лишь бегство от реальности. Но Господь призывал совсем к другому. «Ибо ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен и жалок, и нищ и слеп и наг» (Откр. 3: 17). Быть нищим духом, значит прежде всего осознать это. «Когда человек посмотрит внутрь сердца своего, и разсудит внутреннее состояние свое, то увидит душевную нищету, горшую паче телесной. Ничего бо в себе, кроме бедности, окаянства, греха и тьмы не имеет. Не имеет истинной и живой веры, истинной и сердечной молитвы, истинного и сердечного благодарения, своея правды, любве, чистоты, благости, милосердия, кротости, терпения, покоя, тишины, мира и прочаго душевнаго добра. … Но кто имеет тое сокровище, от Бога тое получает, а не от себя имеет» (святитель Тихон Задонский)37.

    Блажени плачущии, яко тии утешатся.

    Ницше высоко ценил плач, и мы в его произведениях, а также письмах и дневниках нередко можем встретить свидетельства, что его нервической натуре было свойственно проливать потоки слез. «Мир — говорит Заратустра — это скорбь до всех глубин»38. Однако не менее важно для него преодоление плача, то есть уже упомянутая нами amor fati. Мог ли бы философ понять слова: «в бездне плача находится утешение» (Лествица 7. 55)? Его плач имел другую природу, и евангельского плача «по Богу» Ницше не знал. То есть, не знал плача как просьбы об исцелении, которая одновременно служит и средством к исцелению. Многие подвижники могли бы в уединении впасть в безумие, подобно Ницше, если бы плач о грехах не сохранял в них ясность сознания.

    Блажени кротцыи, яко тии наследят землю.

    «Радостотворному» плачу в христианском учении сопустствует кротость. Ницше не выступал за культ силы, как может показаться. Он был мягок в обращении с людьми и даже говорил о себе как о человеке кротком. Но как совместить это с «волей к власти»? Дело в том, что вся философия Ницше относится к внутреннему миру человека, и его внимание направлено только на самоощущение. Кротость как нравственное усилие он считал лицемерием, под которым скрыты внутренние человеческие пороки. «Я смеялся часто над слабыми, которые мнят себя добрыми, потому что у них расслабленные лапы»39. Надо признать, что такие примеры философ мог действительно встречать в жизни. Доброта, по его мнению, всецело должна быть естественным порывом, опять же — действием силы природы в человеке. Поэтому Ницше защищает идею мести: лучше отомстить в естественном порыве, чем унижать обидчика личиной всепрощения. Итак, мы видим, что философ не понимал нравственной кротости как работы человека над самим собой. Это говорит лишь о том, что на каком-то этапе жизни он сам забросил эту работу, отдавшись в волю бушующих стихий. Но Господь говорит о кротких как о делателях, неустанно трудящихся не над внешним своим образом, а над состоянием сердца. Поэтому, как трудящиеся на земле, они и наследуют ее. «В сердцах кротких почивает Господь, душа же смятенная седалище диаволе есть» (Лествица 24. 7).

    Блажени алчущии и жаждущии правды, яко тии насытятся.

    Стремление к познанию всегда отмечают как существенную черту характера Ницше. Но его познание не имело конечной цели, в конечном итоге не имело предмета. В работах, посвященных Ницше, можно встретить понятие «Дон Жуан познания». Что оно означает? Как дон Жуан, по легенде, сразу охладевал к жертвам своего соблазнительства, так и философ, якобы, бросал истину тотчас после того, как находил ее. На самом деле это неверно: Ницше очень привязывался к своим идеям и оставлял их только тогда, когда мощный поток сознания увлекал его за собой. Он был соблазненным, а не соблазняющим. Но его желанием было уподобиться своему Заратустре, для которого, в конце концов, «добро и зло суть только бегущие тени, влажная скорбь и ползущие облака»40. Христиане жаждут правды, говоря вообще, потому, что не сочувствуют кривде. Блаженство обещано потому, что правда восторжествует. Мир, таким образом, есть борьба правды и кривды, причем последняя не существует сама по себе: она искажение, ложь, обман. Для Ницше, получается, и добра то же не существует. Он ищет истину «по ту сторону добра и зла». Но тем самым, что все-таки ищет, он показывает присущее каждому человеку тяготение к истине.

    Блажени милостивии, яко тии помиловани будут.

    Больше всего Ницше как мыслитель получает упреков в немилосердии. На самом деле и здесь проявилась неоднозначность его характера. Он мог, увидев на улице собачку с пораненной лапой, заботливо перевязать ее; в то же время, когда в газетах написали о землетрясении на острове Ява, унесшем жизни сразу нескольких сотен тысяч человек, Ницше был в эстетическом восторге от такой «красоты». Что же говорит о милосердии Заратустра? Прежде всего, он прибегает к своему излюбленному приему обличения ложной, лицемерной добродетели. «У вас слишком жестокие глаза, и вы похотливо смотрите на страдающих. Не переоделось ли только ваше сладострастие и теперь называется состраданием!»41. Это разоблачение похоти, скрытой в жалости, много занимает Ницше. Возможно, кто-то лицемерно выражал сочувствие ему самому, как человеку болезненному, а он остро чувствовал такие моменты. Страх перед унижением всегда жил в нем: он боялся внутреннего рессентимента. При этом, конечно, у него не было и досуга для того, чтобы составить представление о живом, деятельном милосердии, которое совсем не напоказ, а напротив, даже таясь и скрываясь, оказывает добро тому, кто в этом нуждается. Так, под покровом ночи, совершал свою милостыню свт. Николай Чудотворец. Это значит — предоставить себя и свое имущество в распоряжение Богу, Который дает всякое благо просящим у Него. Милосердие не мнит себя добродетелью: оно, скорее, послушание, с помощью которого можно приобрести какие-то добродетели души. Оно помогает приобрести чистоту сердца.

    Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят.

    Ницше довольно часто говорит о теле; по сути, являясь монистом*, он пытается перевести внимание немецкой философии с ума на эмоциональную сферу плоти. Но при этом — странное дело — Ницше очень мало говорит о сердце. Тем более «чистота сердца» вообще игнорируется им. «Я учу вас о друге и переполненном сердце его»42 — такие высказывания еще можно встретить у Заратустры. Сердце должно быть переполнено. Чем же? Здесь автор описывает себя самого, высокое чувственное напряжение своего характера. Сердце понимается, скорее всего, как плотской мускул, но не как средоточие духовно-телесной жизни. Между тем, Господь не случайно уделял сердцу много внимания. Говоря о том, что человек оскверняется не тем, что в него входит, а тем, что от него исходит, Он имел в виду именно сердце: «От сердца бо исходят помышления злая, убийства, прелюбодеяния… сия суть сквернящая человека» (Мф. 15: 19). И еще: от избытка сердца глаголют уста человека (Лк. 6: 45). Словом, как учит свт. Тихон Задонский43, «чего на сердце нет, того и в самой вещи нет. Вера не есть вера, любовь не есть любовь, когда на сердце не имеется, но есть лицемерие». В Евангелии, значит, содержится ответ Ницше, который так боялся всякого лицемерия. Чистота сердца исключает притворство, и только в ней человек возвращает себе первозданную способность видеть Бога.

    Блажени миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся.

    Ницше часто говорил о «любви к дальнему», вместо любви к ближнему. А слово Божие говорит: «Я исполню слово: мир, мир дальнему и ближнему, говорит Господь, и исцелю его» (Ис. 57: 19). Что значит у Ницше «этика любви к дальнему»? Это довольно глубокая мысль: в человеке нужно любить то, чем он может стать, и с требовательностью относиться к тому, что он есть. Иначе, любя его просто так, мы окажем ему плохую услугу. Человек в его развитии (в перспективе сверхчеловек) — это и есть, по Ницше, «дальний». Как видно, своя правда в этом есть. Евангельская любовь не потакает и всегда требует изменений от человека. Но не менее верно и то, что человек должен хранить мир с другими людьми, как условие внутреннего мира с Богом. Часто человечество, и особенно Церковь сравнивают с едином телом, в котором если разные члены враждуют, не может быть здоров ни один из них. Естественно, что миротворцам дается такое высокое достоинство: ведь они, примиряя враждующих, восстанавливают гармонию, созданную Самим Богом. Но для Ницше война (прежде всего в иносказательном, но и в буквальном смысле тоже) является необходимым условием развития. Почему? Потому что он не верит в Бога и разумное устройство вселенной. Заратустра так говорит от имени Жизни: «что бы ни создавала я и как бы ни любила я созданное — скоро должна я стать противницей ему и моей любви: так хочет моя воля»44. Здесь мы узнаем ту слепую Волю, о которой учил Шопенгауэр: она порождает и убивает своих созданий. Достаточно сказать о том, что эта безотрадная идея разрушила самого Фридриха Ницше.

    Блажени изгнани правды ради, яко тех есть Царствие Небесное.

    Блажени есте, егда поносят вам, и ижденут, и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради.

    Христианство тоже знает о наличии злой Воли в мире, но видит ее причину не в объективном порядке бытия, а в его субъективных искажениях, умалении добра. Поэтому, если ради правды Божией нужно быть изгнанным откуда-либо, или даже лишенным жизни, христианин принимает это как блаженство, потому что сам мир, пораженный злом, этим помогает ему избежать своих соблазнов. Ницше интуитивно понимал это. Большинство, по его мнению, «ненавидит одинокого»45, который идет другим путем. Таким видится философу Христос, распятый большинством за то, что Он отрицал его показную добродетель. Но далее Ницше утверждает, что если бы Господь еще пожил на земле, Он отказался бы пройти путь на Крест. Это была добровольная жертва, она осуществилась путем отказа от власти. А новая, нетривиальная добродетель сама является Властью46. «Разве ты не знаешь, кто наиболее нужен всем? Кто приказывает великое»47. Христианский смысл изгнанничества правды ради был философу непонятен. Он хотел приказывать, диктовать людям ценности, быть услышанным. Но Царствие Небесное чуждо тщеславия, и потому не приходит «приметным образом» (Лк. 17: 20). Ему нужно сначала наступить в сердцах верующих, и только после этого восторжествовать в мире. О Спасителе сказано у пророка: «не возопиет и не возвысит голоса Своего, и не даст услышать его на улицах. Трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит; будет производить суд по истине» (Ис. 42: 2-3). Если Суд Божий все равно грядет, то блаженны изгнанные за правду.

    Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех.

    На этом будет справедливо закончить наше чтение Ницше. Что может быть естественнее и вместе с тем отраднее для человека, чем вера в то, что жизнь вечна, и наша земная жизнь — лишь испытание? Даже язычники сохранили представление об этом; но европейская философия утратила его, поддавшись материализму. Ницше нарочито противопоставляет Вечности свое механическое «вечное возвращение». Его герой рискует потеряться в безвременьи: «я смотрю вперед и назад — и не вижу конца»47. Но даже вопреки этому он произносит очень верную истину: «Всякая радость хочет вечности всех вещей»48. Только сам Ницше пытался найти радость в обреченности, в «любви к судьбе», в наслаждении человека самим собой. Но в результате получалось как бы здание без фундамента и без крыши, непригодное для жизни. «Радость о созданном бывает недолго, как сон, и как сон, с отъятием любимых мирских вещей исчезает: радость же духовная во времени начинается, но в вечности совершится, и во веки пребывает, якоже Сам Бог, о Котором радуются любящие Его, во веки пребывает» (свт. Тихон Задонский)49.

             «Человек любит быть Богом, — писал сербский богослов преп. Иустин Попович. — Но никто из богов не компрометировал себя так страшно, как человекобог. Он не мог осмыслить ни смерти, ни страдания, ни жизни»50. В этом — судьба трагического европейского мыслителя Ф. Ницше. Он утратил понимание христианства и самого главного, что оно в себе заключает: того, благодаря чему оно не является ни рессентиментом, ни просто моральным учением, ни философией. Это — единение со Христом и во Христе, в Боге. Обетование вечной жизни, заключающей в себе неисчерпаемые блага, потому что жив и благ Господь. Это смиряющая всякий разум себе в послушание христианская любовь, которая «долготерпит, милосердствует, не завидит, не превозносится, не гордится, не безчинствует, не ищет своих си, не раздражается, не мыслит зла, не радуется о неправде, радуется же о истине; вся любит, всему веру емлет, вся уповает, вся терпит. Любы николиже отпадает: аще ли пророчествия упразднятся, аще ли языцы умолкнут, аще разум испразднится…» (1 Кор. 13: 4 — 8).


    1 Смольянинов А.Е. Мой Ницше. Хроники интерпретирующего пилигрима. 2003 (htm).

    2 Гарин И. Ницше. М.: ТЕРРА, 2000.

    3 Даниэль Галеви. Жизнь Фридриха Ницше. Рига, 1991. С. 14.

    3 Фауст и Заратустра. СПб.: Азбука, 2001. С. 6.

    4 См. К генеалогии морали.

    5 См. Так говорил Заратустра.

    6 См. По ту сторону добра и зла.

    7 См. К генеалогии морали.

    8 См. О пользе и вреде истории для жизни.

    9 См. Даниэль Галеви. Жизнь Фридриха Ницше. С. 203.

    10 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. М.: МЫСЛЬ, 1990. С. 752.

    11 Фауст и Заратустра. С. 17.

    12 Стефан Цвейг. Фридрих Ницше. СПб.: «Азбука-классика», 2001. С. 20.

    13 Гарин И. Ницше. С. 23.

    * Конфирмация — обряд миропомазания у католиков и лютеран, который они проходят в юношеском возрасте.

    14 Рихард Вагнер. Кольцо Нибелунга. М. — СПб., 2001. С. 713.

    15 Там же. С. 731.

    16 Там же. С. 675.

    17 Ницше Ф. Сочинения. Т. 1. С. 767.

    18 Ressentiment (франц.) — злопамятство, враждебность.

    19 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 647.

    20 Даниэль Галеви. Жизнь Фридриха Ницше. С. 30.

    21 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 287.

    22 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 11.

    23 Стефан Цвейг. Фридрих Ницше. С. 95.

    24 Многие годы своей жизни Ницше не мог работать и спать без наркотических препаратов: так сильно его одолевали головные боли и общее нервное расстройство. См. Даниэль Галеви. Жизнь Фридриха Ницше. С. 192.

    25 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 704 — 705.

    26 Даниэль Галеви. Жизнь Фридриха Ницше. С. 172.

    27 Там же. С. 178.

    28 Биография Фридриха Ницше // Мир слова (htm).

    29 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 744.

    30 Даниэль Галеви. Жизнь Фридриха Ницше. С. 191.

    31 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 526.

    32 Гарин И. Ницше. С. 569.

    33 Карл Ясперс. Ницше и христианство. М.: «МЕДИУМ», 1994. С. 97.

    34 Даниэль Галеви. Жизнь Фридриха Ницше. С. 235.

    35 Карл Ясперс. Ницше и христианство. С. 55.

    36 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 92.

    37 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 193-196.

    37 Схиархм. Иоанн (Маслов). Симфония. М.: 2003. С. 614.

    38 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 233.

    39 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 85.

    40 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 118.

    41 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 39.

    * Монизм — широкое философское течение, один из постулатов которого состоит в том, что душа и тело суть одно и то же.

    42 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 44.

    43 Симфония. С. 836.

    44 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 83.

    45 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 46.

    46 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 55.

    47 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 106.

    47 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 116.

    48 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 234.

    49 Симфония. С. 785.

    50 Преподобный Иустин (Попович). Философские пропасти. М.: 2004. С. 31.

    Биография Фридриха Ницше — биография Ницше Ф.В.

    Дата рождения: 15 октября 1844 года
    Место рождения: Реккен, Германия
    Дата смерти: 25 августа 1900года
    Место смерти: Веймар, Германия

    Фридрих Вильгельм Ницше – немецкий философ. Фридрих Ницше был рожден 15 октября 1844 года в саксонской деревне Реккен в семье священника. Свое имя он получил в честь правящего короля.

    В 1849 году его отец умер, поэтому Фридрих был отдан на воспитание в Наумбург–на-Заале матери, которая жила со своей матерью, сестрами и младшей дочерью.

    Вскоре Ницше начал обучаться в школе-пансионе Пфорта. В 1862 году поступил на обучение в Боннский университет, а затем закончил еще и Лейпцигский. В университетах изучал философию Греции и Рима. Случайно познакомился с творчеством Шопенгауэра, который оказал на него сильное влияние.

    В 1869 году Ницше был приглашен на должность профессора кафедры филологии в швейцарском Базельском университете.

    Там он получил гражданство страны, но и—за начавшейся воны ушел на фронт санитаром, где получил букет болезней, в будущем приведшие его к полной слепоте уже в 36 лет.

    После войны вернулся в работу преподавателя и познакомился с композитором Вагнером.

    В 1872 году Ницше пишет свой первый труд — книгу Рождение трагедии из духа музыки, написанную под влиянием Вагнера.

    С 1873 по 1876 годы пишет 4 тома труда Несвоевременные размышления, в 4 из которых вновь пишет о Вагнере.

    В 1878 году пишет книгу Человеческое, слишком человеческое,посылает ее Вагнеру и получает взамен новую оперу композитора Парсифаль.

    В 1879 году из-за проблем со здоровьем Ницше ушел в отставку из университета и жил только трудами по философии. В 1880 году написал два дополнения к труду Человеческое, а в 1882 году труды Утренняя заря и Веселая наука.

    Главным трудом философа стала книгаТак говорил Заратустра, которую он писал почти 10 лет с 1883 по 1892 годы. Книга состояла из 4 томов, но при жизни философа не имела успеха, только после смерти автора она стала входить в серию книг из мировой классики.

    В книге раскрыта идея сверхчеловека, но так как Ницше посчитал, что недостаточно широко осветил идею, выпустил еще дополнения к труду в 1886 году под названием По ту сторону добра и зла, а через год К генеалоги морали.

    В 1888 году автор пишет сразу 5 книг, вышедших по очереди в течение следующих 20 лет.

    В 1888 году была опубликована работа о полемике Случай Вагнера, в 1889 году аннотация на 100 страниц об идее его философии Сумерки кумиров, в 1895 году работы Антихристианин и Ницше против Вагнера, а в 1908 году EcceHomo.

    В январе 1889 года Ницше испытал психический припадок прямо на улице, после чего был помещен на лечение в психиатрическую больницу и умер там 25 августа 1900 года.

    Достижения Фридриха Ницше:

    • Создал свое течение в философии
    • Множество трудов и сочинений по морали и образу жизни сверхчеловека

    Даты из биографии Фридриха Ницше:

    15 октября 1844 года — родился в Реккене
    1862 год – обучение в Боннском университете
    1864 год – обучение в Лейпцигском университете
    1869 год – профессор в Швейцарии
    1872 год – первое сочинения
    1879 год – покинул профессорскую должность
    1892 год – Заратустра
    25 августа 1900 год — смерть

    Интересные факты Фридриха Ницше:

    • Среди причин помутнения рассудка Ницше называют генетическую наследственность и нейросифилис
    • Его предками были поляки
    • Сестра Ницше Элизабет стала сторонницей нацистов, основала музей своего брата и дружила с Гитлером
    • Был сторонником нигилизма
    • Писал небольшие пьесы для фортепиано, был композитором

    Биография Ницше Фридриха. Интересные факты, произведения, цитаты

    Часто причиной ярких достижений в философии и искусстве является непростая биография. Ницше Фридрих, один из самых значительных философов второй половины 19 века, прошел непростой короткий, но очень плодотворный жизненный путь. Расскажем о вехах биографии, о самых значительных произведениях и взглядах мыслителя.

    Детство и происхождение

    15 октября 1844 года в Восточной Германии, в небольшом городке Реккене появился на свет будущий великий мыслитель. Каждая биография, Ницше Фридрих не исключение, начинается с предков. И вот с этим в истории философа не все ясно. Есть версии, что он происходит из польского дворянского рода по фамилии Ницкие, это подтверждал и сам Фридрих. Но есть исследователи, которые утверждают, что семья философа имела немецкие корни и имена. Они предполагают, что «польскую версию» Ницше просто выдумал, чтобы придать себе ореол исключительности и необычности. Точно известно, что два поколения его предков были связаны со священнослужением, со стороны обоих родителей деды Фридриха были лютеранскими священниками, так же как и его отец. Когда Ницше было 5 лет, его отец умер от тяжелого психического заболевания, и воспитанием мальчика занималась мать. К матери он испытывал нежную привязанность, а с сестрой у него были тесные и очень сложные отношения, сыгравшие большую роль в его жизни. Уже в раннем детстве Фридрих демонстрировал желание быть не таким как все, и готов был на разные сумасбродные поступки.

    Образование

    В 14 лет Фридрих Ницше, философия которого еще даже не начала зарождаться, был отправлен в знаменитую гимназию Пфорта, где преподавали классические языки, античную историю и литературу, а также общеобразовательные предметы. В языках Ницше был прилежен, а вот с математикой у него было очень плохо. Именно в школе у Фридриха возникает сильный интерес к музыке, философии, античной литературе. Он пробует себя на писательской стезе, много читает немецких литераторов. После школы, в 1862 году Ницше отправляется учиться Боннский университет на факультет теологии и философии. Со школы он чувствовал сильную тягу к религиозной деятельности и даже мечтал, как отец стать пастором. Но в студенческие годы его взгляды сильно изменились, и он стал воинствующим атеистом. В Бонне отношения с однокашниками у Ницше не сложились, и он перевелся в Лейпциг. Здесь его ждали большие успехи, еще во время учебы его пригласили на работу профессором греческой словесности. Под влиянием своего любимого учителя, немецкого филолога Ф. Ричли, он согласился на эту работу. Ницше с легкостью сдал экзамен на звание доктора философии и отправился преподавать в Базель. Но Фридрих не ощущал удовлетворения от своих занятий, филологическая среда начала его тяготить.

    Юношеские увлечения

    В юности Фридрих Ницше, философия которого только начала формироваться, испытал два сильных влияния, даже потрясения. В 1868 году он знакомится с Р. Вагнером. Музыкой композитора Фридрих был очарован и раньше, а знакомство произвело на него сильнейшее впечатление. Две неординарных личности нашли между собой много общего: оба любили древнегреческую литературу, оба ненавидели сковывающие дух социальные оковы. На три года между Ницше и Вагнером установились дружеские отношения, но позже начали охлаждаться и полностью прекратились после того, как философ опубликовал книгу «Человеческое, слишком человеческое». Композитор нашел в ней явные признаки душевной болезни автора.

    Второе потрясение было связано с книгой А. Шопенгауэра «Мир как воля и представление». Она перевернула взгляды Ницше на мир. Мыслитель высоко ценил Шопенгауэра за способность сказать правду своим современникам, за готовность идти наперекор общепринятым представлениям. Именно его работы подтолкнули Ницше к написанию философских работ и на смену рода занятий – теперь он решил стать философом.

    Во время франко-прусской войны работал санитаром, и все ужасы с полей сражений, как ни странно, только укрепили его в мысли о пользе и оздоравливающем влиянии таких событий на общество.

    Здоровье

    Еще с детства не отличался крепким здоровьем, был очень близорук и слаб физически, возможно, это и стало причиной того, как складывалась его биография. Ницше Фридрих имел плохую наследственность и слабую нервную систему. В 18 летнем возрасте у него начались приступы сильной головной боли, тошноту, бессонницу, он переживал долгие периоды сниженного тонуса и угнетенного настроения. Позже к этому прибавился нейросифилис, подхваченный от связи с проституткой. В возрасте 30 лет у него начался резкий спад здоровья, он почти ослеп, испытывал изматывающие приступы головной боли. Его начали лечить опиатами, что привело к нарушениям работы желудочно-кишечного тракта. В 1879 году Ницше ушел на пенсию по состоянию здоровья, пособие ему платил университет. И он начал перманентную борьбу с болезнями. Но именно в это время оформляется учение Фридриха Ницше и значительно растет его философская продуктивность.

    Личная жизнь

    Философ Фридрих Ницше, идеи которого изменили культуру 20 века, был несчастлив в отношениях. По его словам, в его жизни было 4 женщины, но только 2 из них (проститутки) сделали его хоть немного счастливым. У него с ранней юности были сексуальные отношения с сестрой Элизабет, он даже хотел на ней жениться. В 15 лет Фридрих подвергся сексуальному насилию со стороны взрослой женщины. Все это радикально повлияло на отношение мыслителя к женщинам и на его жизнь. Он всегда хотел в женщине видеть в первую очередь собеседника. Интеллект для него был важнее сексуальности. Одно время он был влюблен в жену Вагнера. Позже он был очарован психотерапевтом Лу Саломе, в которую также был влюблен его друг, писатель Пауль Рее. Некоторое время они даже жили вместе в одной квартире. Именно под влиянием дружбы с Лу он напишет первую часть своего знаменитого труда «Так говорил Заратустра». Дважды в жизни Фридрих делал предложения руки и сердца и оба раза получил отказ.

    Самый продуктивный период жизни

    С выходом на пенсию, несмотря на мучительную болезнь, философ вступает в самую продуктивную эру своей жизни. Ницше Фридрих, лучшие книги которого стали классикой мировой философии, за 10 лет пишет 11 своих главных произведений. За 4 года он написал и издал самый известный свой труд «Так говорил Заратустра». Книга не только содержала яркие, необычные идеи, но и формально она была не типичной для философских трудов. В ней сплелись размышления, миология, поэзия. За два года после издания первых частей Ницше становится популярным мыслителем Европы. Работа над последней книгой «Воля к власти» продолжалась несколько лет, в нее вошли размышления и более раннего периода. Издана работа была уже после смерти философа благодаря стараниям его сестры.

    Последние годы жизни

    В начале 1898 года резко обострившаяся болезнь привела к тому, что завершилась философская биография. Ницше Фридрих на улице увидел сцену избиения лошади, и это спровоцировало у него припадок безумия. Врачи так и не нашли точных причин его болезни. Скорей всего здесь сыграл роль комплекс предпосылок. Лечения доктора предложить не могли и направили Ницше в психиатрическую лечебницу в Базеле. Там его содержали в комнате, обитой мягкой тканью, чтобы он не мог причинить себе вреда. Врачи смогли привести пациента в стабильное состояние, то есть без припадков буйства и разрешили забрать его домой. Мать ухаживала за сыном, стараясь максимально облегчить его мучения. Но она через несколько месяцев умерла, а у Фридриха случился апоплексический удар, который полностью обездвижил его и лишил возможности говорить. Последнее время за философом ухаживала сестра. 25 августа 1900 года, после еще одного удара, Ницше скончался. Ему было всего 55 лет, похоронили философа на кладбище в родном городе рядом с родственниками.

    Философские взгляды Ницше

    Философ Ницше известен во всем мире благодаря своим нигилистским и радикальным взглядам. Он очень резко критиковал современное европейское обществ, в особенности ее христианские основания. Мыслитель считал, что со времен Древней Греции, которую он рассматривает как некий идеал цивилизации, происходит распад и деградация культуры Старого Света. Он формулирует собственную концепцию, названную позже «Философией жизни». Это направление считает, что человеческая жизнь неповторима и уникальна. Каждый индивид ценен своим опытом. И главным свойством жизни он считает не разум или чувства, а волю. Человечество пребывает в постоянной борьбе и достойны жизни только сильнейшие. Отсюда вырастает идея о Сверхчеловеке – одна из центральных в доктрине Ницше. Размышляет Фридрих Ницше о любви, смысле жизни, истине, роли религии и науки.

    Основные произведения

    Наследие философа невелико. Его последние работы издавала сестра, которая не постеснялась отредактировать тексты в соответствии со своим мировоззрением. Но и этих работ было достаточно, чтобы Фридрих Ницше, произведения которого входят в обязательную программу по истории философии в любом ВУЗе мира, стал настоящим классиком мировой мысли. В список его лучших книг входят, кроме уже упомянутых, труды «По ту сторону добра и зла», «Антихрист», «Рождение трагедии из духа музыки», «К генеалогии морали».

    Поиски смысла жизни

    Размышления о смысле жизни и цели истории – это базовые темы европейской философии, не мог стоять от них в стороне и Фридрих Ницше. О смысле жизни он говорит в нескольких своих трудах, полностью его отрицая. Он утверждает, что христианство навязывает людям мнимые смыслы и цели, по сути, обманывая людей. Жизнь есть только в этом мире и нечестно обещать какую-то награду в потустороннем мире за моральное поведение. Так, говорит Ницше, религия манипулирует человеком, заставляет его жить ради тех целей, которые неорганичны человеческой природе. В мире, где «Бог мертв», человек сам несет ответственность за свой моральный облик и человечность. И в этом и состоит величие человека, что он может «стать человеком» или остаться животным. Также смысл жизни мыслитель усматривал в воле к власти, человек (мужчина) должен стремиться к победе, иначе существование его бессмысленно. Смысл истории Ницше видел в воспитании Сверхчеловека, его еще нет и социальная эволюция должна привести к его появлению.

    Концепция сверхчеловека

    В своей центральной работе «Так говорил Заратустра» Ницше формулирует идею о Сверхчеловеке. Этот идеальный человек рушит все нормы и устои, он смело добивается власти над миром и другими людьми, ему чужды ложные сантименты и иллюзии. Антиподом этого высшего существа является «последний человек», который, вместо смелой борьбы со стереотипами, избрал путь комфортного, животного существования. По мнению Ницше, современный ему мир насажден такими «последними», поэтому он видел в войнах благо, очищение и возможность для перерождения. Концепция Сверхчеловека была положительно оценена А. Гитлером и принята как идеологическое обоснование фашизма. Хотя сам философ ни о чем таком и не помышлял. Из-за этого работы и имя Ницше были под категорическим запретом в СССР.

    Цитаты

    Философ Ницше, цитаты которого разошлись по миру, умел говорить емко и афористично. Поэтому многие его высказывания так любят приводить различные ораторы по любым поводам. Наиболее известными цитатами философа о любви стали слова: «Люди, не способные ни на настоящую любовь, ни на крепкую дружбу, всегда делают ставку на брак», «В любви всегда есть немного безумия…, но и в безумии всегда есть немного разума. О противоположном поле он высказывался очень хлестко: «Идешь к женщине – бери плетку». Его личным девизом были слова: «Все, что меня не убивает – делает меня сильнее».

    Значение философии Ницше для культуры

    Сегодня Фридрих Ницше, цитаты из работ которого можно встретить во многих работах современных философов, уже не вызывает таких яростных споров и критики, как в начале 20 века. Тогда его теория стала революционной и породила много направлений, которые существовали в диалоге с Ницше. С ним можно было соглашаться или спорить, но уже нельзя было игнорировать. Идеи философа оказали сильное влияние на культуру и искусство. Под впечатлением от работ Ницше, например, Т. Манн написал своего «Доктора Фаустуса». Его направление «философия жизни» дало миру таких выдающихся философов, как В. Дильтей, А. Бергсон, О. Шпенглер.

    Интересные факты

    Яркие люди всегда вызывают любопытство людей, не избежал этого и Фридрих Ницше. Интересные факты его биографии ищут исследователи, о них с удовольствием читают люди. Чем была необычна жизнь философа? Например, он всю жизнь увлекался музыкой, был неплохим пианистом. И даже когда потерял разум, он создавал музыкальные опусы и импровизировал в больничном холле. В 1869 году он отказался от прусского гражданства и остаток жизни прожил, не относясь ни к одному государству.

    Как скончались Платон, Маркс, Фрейд и Фуко: фрагмент «Книги мертвых философов»

    Что мы знаем об авторе «Государства», где лечился Маркс, почему Фрейд не бросал курить и какая болезнь унесла в могилу Фуко — «Афиша Daily» публикует отрывок из выходящей в издательстве «РИПОЛ Классик» «Книги мертвых философов» Саймона Критчли.

    Саймон Критчли

    Британский философ, профессор Новой школы социальных исследований в Нью-Йорке. Автор работ, посвященных проблемам современной континентальной философии, и эссе «Боуи», выпущенном на русском в этом году.

    © Todd Kesselman / Wikipedia.org

    Платон

    428/427–348/347 до н. э.

    Говорят, Платона никогда не видели смеющимся (так же, как Пифагора, Анаксагора, Христа и Деву Марию). При этом Ницше утверждает, что Платон обычно ложился спать с томиком работ Аристофана, великого комического поэта. Но на самом деле, невзирая на все колоссальное значение Платона для философии, мы сравнительно мало знаем о его жизни, и у нас нет никакой достоверной информации о его смерти.

    Платон упоминает самого себя лишь пару раз в двух десятках своих диалогов, и говорил о том, что он присутствовал на суде над Сократом, но не был рядом с ним в момент его смерти.

    Ксенофонт, много писавший о Сократе, упоминает Платона лишь однажды, а Демосфен говорит о нем дважды, и то мимоходом. Существует, однако, довольно спорная история, рассказанная Апулеем, о том, что Сократ увидел во сне молодого и неопытного лебедя, сидевшего у него на колене, а затем вдруг расправившего крылья, полетевшего высоко в небо и запевшего прекрасные песни. На следующий день отец новорожденного Платона показал его Сократу, а тот сказал: «Я уже видел этого лебедя во сне».

    В своем знаменитом «Седьмом письме» Платон немного рассказывает о своей жизни. К сожалению, именно это письмо чаще всего считается в среде ученых-классиков подделкой. Платон пишет о начале своей карьеры и первых двух путешествиях в Сицилию по приглашению тирана Дионисия Старшего. Всего он совершил в Сицилию три поездки, прежде чем полностью разочаровался в политике. Через несколько веков после смерти Платона была популярной история о том, что Дионисий оценил усилия Платона тем, что продал его в рабство, и Платон спасся только благодаря тому, что за него заплатил выкуп философ-киренаик Анникерид. Св. Иероним писал, что Платон был захвачен пиратами и продан в рабство, однако, «будучи философом, он оказался более великим, чем купивший его человек».

    Что еще мы знаем? В год казни Сократа Платону исполнился 31 год. Он никогда не женился. По словам Плутарха, много сделавшего для популяризации идей Платона, тот любил инжир. В сущности, мы даже не знаем, почему его звали «Платон» (по-гречески это значит «широкий» и может быть связано с его хорошо развитой мускулатурой и историями о его успешном участии в кулачных боях).

    По словам Цицерона, Платон умер за своим рабочим столом. Однако, согласно Ермиппу, он умер на свадебном пиршестве в возрасте 81 года и был похоронен в земле Академии. Платоник времен Ренессанса Фичино добавляет, что Платон умер в день своего рождения, и что число 81 имеет важнейшее значение, поскольку является идеальным — оно представляет собой произведение 9 на 9. Есть и другая версия о том, что он умер от педикулеза. Хотя, как пишет Томас Стэнли в своей «Истории философии» (1687), люди, распространявшие столь неприятные истории о Платоне, «нанесли ему немало вреда».

    Карл Маркс

    1818–1883

    По всей видимости, Маркс долго боролся с болезнью. Во время создания «Капитала» (1860–1886) он страдал от того, что в разных письмах описывает как «воспаление слизистой, воспаление глаза, рвота желчью, ревматизм, боль в печени, чихание, головокружение, кашель и опасные карбункулы». Карбункулы вызывали «ужасающие боли» и временами покрывали все его тело. Особенно заметны они были в области гениталий, что приносило мучения Марксу. И это еще не считая плеврита и опухоли в легком, которая, в конце концов, его и сгубила.

    Последние десять лет Маркс провел, страдая от болезней и путешествуя с целью найти лекарство от многочисленных недугов. На долгое время он уезжал на курорты Австрии, Германии, Швейцарии, Франции, Алжира и чуть менее экзотичные Вентнор на острове Уайт, Нормандские острова, Истборн и Рамсгит. Повсюду Маркса преследовал дождь, даже в Алжире и Монте-Карло.

    В последние годы Маркс был все более своенравен во всем, что касалось политики, к тому же слишком подавлен для серьезной работы. Его сломала смерть любимой жены Женни в 1881 году и кончина старшей и любимой дочери по прозвищу Женнихен, случившаяся за два месяца до его собственной смерти. Впрочем, его конец был мирным — он уснул в удобном кресле. В своей надгробной речи Энгельс высказал неожиданно глубокую мысль:

    «14 марта, без четверти три пополудни, перестал мыслить величайший из современных мыслителей».

    Маркс похоронен в одной могиле с женой на Хайгейтском кладбище на севере Лондона. Его могила, ставшая местом постоянных паломничеств, украшена одиннадцатым тезисом о Фейербахе, высеченном в золоте:

    «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его».

    В июле 2005-го Маркс с большим отрывом снискал звание величайшего в мире философа в результате голосования слушателей радиостанции BBC Radio 4.

    Зигмунд Фрейд

    1856–1939

    © Библиотека конгресса США

    1 из 2

    © Jim Dyson / GettyImages.ru

    2 из 2

    В письме, написанном в последний год жизни, Фрейд упоминает «возвращение моего доброго друга рака, с которым мы делим существование уже шестнадцать лет». С апреля 1923-го и до самой своей смерти в 1939 году Фрейд перенес множество операций в ротовой полости, на небе и челюсти. Предполагается, что операций было от 22 до 33. Причиной рака было постоянное курение сигар, иногда до двадцати в день. Без них он не мог думать и писать, и бросать курить отказался.

    Фрейд постоянно испытывал боль, но единственным лекарством, которое он принимал почти до самого конца, оставался аспирин. В письме Стефану Цвейгу, который произносил речь на его похоронах, Фрейд пишет: «Я предпочитаю думать в муках, чем не думать вообще». В последние месяцы у Фрейда на щеке появилась опухоль, распространявшая такое зловоние, что его любимая собака чау-чау (а Фрейд очень любил собак) отказалась находиться рядом с ним и вместо этого сидела, съежившись, в углу комнаты. Когда опухоль проела щеку, а тело атрофировалось из-за неспособности принимать пищу, Фрейд сказал своему врачу Максу Шуру:

    «Мой дорогой Шур, помнишь ли ты нашу первую беседу? Ты обещал, что поможешь мне, когда я больше не смогу терпеть. Осталось лишь мучение, и оно больше не имеет смысла». Шур дал Фрейду морфий, и тот спокойно уснул, а на следующий день умер.

    Фрейд был расположен к мыслям о смерти и сам подтверждал, что думает о ней каждый день. Также он обладал нездоровой привычкой при прощании говорить друзьям: «Прощай, возможно, мы больше не увидимся». Не вступая в дискуссии о смерти, в которых Фрейд, безусловно находясь под влиянием Шопенгауэра, говорил, что цель человеческого существования — инертное состояние, в котором прекращается любая деятельность. Можно с долей уверенности утверждать, что Фрейд жаждал смерти. Очнувшись после потери сознания в 1912 году в Мюнхене, Фрейд сказал: «Как сладко должно быть умирать».

    Несмотря на это, Фрейд реагировал на физическую боль без жалости к себе и принимал реальность такой, какая она есть. Он не жаловался и не раздражался, но принимал свое болезненное состояние и доверился судьбе.

    В своих воззрениях Фрейд был куда ближе Эпикуру или Монтеню, чем Шопенгауэру — герои его работ не избегают страдания, но и не приветствуют его. Есть лишь здравое принятие реальности и боли, которая ее сопровождает. Как сказал в своей надгробной речи в крематории «Голдерс-Грин» в Северном Лондоне за пару недель до начала Второй мировой войны Эрнест Джордж:

    «Если кто из людей и смог покорить саму смерть, жить, не оглядываясь на нее и не боясь, этим человеком был Фрейд».

    Мишель Фуко

    1926–1984

    © Bettmann / GettyImages.ru

    «Возможно, когда-нибудь нынешний век будет известен как век Делеза», — предсказывал Фуко. Делез ответил на комплимент, опубликовав книгу о Фуко спустя два года после его смерти.

    Фуко любил повторять фразу французского поэта Рене Шара: «Развивайте свою непохожесть, свою законную странность». Он смог теоретически и практически претворить эту формулу в жизнь во время визитов в Калифорнийский университет в Беркли в конце семидесятых — начале восьмидесятых. Фуко восхищался открытостью гей-культуры в Сан-Франциско. В интервью лос-анджелесской газете для геев «Адвокат» Фуко заявил:

    «Сексуальность является частью нашего поведения, нашей свободы. Она — то, что мы создаем, и она не ограничивается познанием тайного лица желания, но ведет дальше, к новым формам отношений, любви, созидания. Секс не является чем-то фатальным: он открывает возможность для созидательной жизни. Недостаточно провозглашать себя геем, нужно еще создавать мир геев»*.

    В то же время Фуко развивал идеи формации личности и использования удовольствий, нашедшие выражение во втором и третьем томе «Истории сексуальности». В частности, Фуко очень сильно волнуют эллинистические и римские идеи заботы о личности, а также техники самоуправления, присущие языческому миру до появления христианства. Фуко старательно документировал диетические, экономические, философские и сексуальные практики и их роль в формировании личности и использовании удовольствий.

    Возможно, одной из ключевых концепций в работах Фуко является свобода. Однако это не обычная философская абстракция или политическая риторика — его интересовала забота о себе как форма использования свободы в качестве развитой и сформированной концепции, законная странность.

    Напрашивается вопрос: в чем заключается разница между язычеством и христианством? Фуко различает христианскую «герменевтику желаний» и языческую «эстетику существования». Утверждается, что в 1980 году на семинаре в Нью-Йоркском университете Фуко заявил, что разницу между поздней античностью и ранним христианством можно свести к следующим вопросам. Патриций спрашивает: «Исходя из того, что я тот, кто я есть, кем я могу обладать?» То есть, принимая во внимание мой статус в обществе, кого я могу взять в качестве своего любовника — какую девочку или мальчика, мужчину или женщину? Христианин, напротив, задается следующим вопросом: «Исходя из того, что я никем не могу обладать, кто я?» Другими словами, вопрос о том, что значит быть человеком, для христианина встает в присутствии Бога. В понимании мыслителей вроде Павла и Августина, человек осознает, что грешен и несовершенен в сравнении с Богом и совесть его нечиста.

    Фуко впервые попал в больницу в июне 1984 года с тяжелым гриппом, кашлем, слабостью и мигренями. «Я как будто бы в тумане», — говорил он, однако продолжал работать в прежнем темпе, пока не закончил второй и третий тома «Истории сексуальности», опубликованные незадолго до его смерти.

    Несмотря на то что он был одной из первых жертв вируса СПИДа, Фуко, похоже, подозревал о том, чем именно болен. Его друг историк Поль Вен говорил:

    «Фуко не боялся смерти. Он иногда говорил об этом в кругу друзей, когда речь заходила о самоубийствах. Дальнейшие события показали, что он вовсе не хвастался. Античная мудрость в своем роде стала его личным делом. На протяжении последних восьми месяцев жизни он писал две свои книги, и это играло для него ту же роль, что и личные дневники и записи в античной философии: работа личности над собой, самостилизация».

    Незадолго до смерти Фуко полюбил читать Сенеку и умер 25 июня, как и античный философ. Своим изучением дохристианской античности Фуко пытался продемонстрировать, как жизнь может стать произведением искусства. Эта книга, в свою очередь, пытается продемонстрировать, что часто величайшим произведением философа становится его смерть.


    • Пер. Елизаветы Бабаевой

    Издательство «РИПОЛ Классик», Москва, 2017, пер. П.Миронова

    Перед смертью, когда безумие окончательно затопило его разум, он называл себя Дионисом и Распятым: Ницше сделал все лучшее, на что был способен, и не его вина, что мир не смог его понять

    Фридрих Ницше — пожалуй, одна из самых противоречивых и заметных фигур своего времени, тот, чья философия не была признана при жизни, но после смерти повлияла на мировоззрение целого поколения. Ниспровергатель идолов человечества, выступающий против общественной морали, религии, призывая искать спасения и силы лишь в себе самом — нашел ли ее в себе сам? Нет, говорят биографы великого философа, указывая на факты его жизни: Ницше не был женат, не имел детей, его личную жизнь нельзя назвать счастливой, имел сложные отношения с родной сестрой, вообще специфически относился к женщинам — он автор знаменитой фразы: «Идешь к женщине — возьми с собой плеть». Но главная трагедия его жизни — это тяжелая болезнь, мучившая его с юности и ставшая затем причиной его трагической смерти.

    Ницше на портрете Эдварда Мунка

    …Гений у Ницше был неотделим от болезни, тесно с нею переплелся, и они развивались вместе — его гений и его болезнь, — а с другой стороны, еще и тем, что для гениального психолога объектом самого беспощадного исследования может стать все, что угодно — только не собственный гений. Т. Манн

    Несправедливость и грязь бросают они вослед одинокому; но, брат мой, если хочешь ты быть звездою, ты должен светить им, несмотря ни на что!
    Ф. Ницше «Так говорил Заратустра»

    Болезнь Ницще: факты и домыслы

    Ницше в возрасте 17 лет

    О том, чем же болел Ницше, до сих пор ведутся споры среди поклонников и исследователей его творчества, но однозначного ответа на этот вопрос нет. Известно, что уже с 18 лет он мучился от сильных головных болей, которые к 30 годам стали невыносимыми, к ним добавилась почти полная слепота и бессонница. Также он страдал проблемами с желудком, вероятно, еще с тех пор, как во время службы в армии санитаром переболел тяжелой дизентерией и дифтеритом. Свои головные боли Ницше лечил хлоралгидратом, что, вероятно, еще более усугубляло его психическое состояние. Известно лишь, что именно в самые тяжелые годы своей жизни Ницше писал свои самые сильные произведения, преодолевая трудности, как тот Сверхчеловек, которого он сам и вывел как идеал для подражания в своей философии. Однако сам себя Ницше не считал Сверхчеловеком, определяя себе место между прошлым и будущим, которое еще не наступило, в своеобразном Чистилище.

    Ницше на фотографии 1875г

    Вот, что писал сам Фридрих Вильгельм Ницше о том периоде жизни:

    «…В тридцать шесть лет я опустился до самого низшего предела своей витальности— я ещё жил, но не видел на расстоянии трёх шагов впереди себя. В то время — это было в 1879 году — я покинул профессуру в Базеле, прожил летом как тень в Сан-Морице, а следующую зиму, самую бедную солнцем зиму моей жизни, провёл как тень в Наумбурге. Это был мой минимум: «Странник и его тень» возник тем временем. Без сомнения, я знал тогда толк в тенях… В следующую зиму, мою первую зиму в Генуе, то смягчение и одухотворение, которые почти обусловлены крайним оскудением в крови и мускулах, создали «Утреннюю зарю». Совершенная ясность, прозрачность, даже чрезмерность духа, отразившиеся в названном произведении, уживались во мне не только с самой глубокой физиологической слабостью, но и с эксцессом чувства боли. Среди пытки трёхдневных непрерывных головных болей, сопровождавшихся мучительной рвотой со слизью, я обладал ясностью диалектика par exellence, очень хладнокровно размышлял о вещах, для которых в более здоровых условиях не нашёл бы в себе достаточно утончённости и спокойствия, не нашёл бы дерзости скалолаза».

    В 1889 году у Ницше случился первый депрессивный срыв, который, впрочем, можно было принять за обычную меланхолию. В 1899 году он впал в окончательное безумие и до самой смерти в 1900 году разум больше не вернулся к великому философу.

    Существует версия, будто бы Ницше умер от последней стадии сифилиса, который подхватил от женщин легкого поведения, где якобы был частым клиентом. Однако, против этого говорят те факты, что, во-первых, Ницше излечился от болезни, по крайней мере, ее видимых симптомов. Во-вторых, есть предположение, что безумие было наследственным: от похожего недуга и в том же возрасте скончался отец великого философа, а через некоторое время спустя — и его младший брат. Однако, исследователь биографии Ницше Р. Дж. Холлингдейл опровергает эту версию, обращая внимание, что отец Ницше, пастор, страдал эпилепсией, а затем получил апоплексический удар после травмы головы и скончался скоропостижно, при вскрытии было выявлено размягчение части его мозга. Но в пользу этой теории говорит наличие психических заболеваний и у других родственников Ницше. Третий аргумент против нейросифилиса — на последней стадии этого заболевания происходит полный распад мозга, паралич и слабоумие, а Ницше и будучи больным играл сонаты Бетховена, чем немало удивлял друзей.

    Кроме того, симптомы его последней болезни были схожи и с биполярным расстройством, и с проявлением опухоли головного мозга, эпилепсии в ее церебральной форме, лобно-височной деменции. Но есть еще одна версия современных психиатров, что болезнью Ницше была шизофрения. На это указывает явная противоречивость его идей, которые порой делают невозможным существование друг друга, о чем пойдет речь далее. Также есть еще одна версия, скорее конспирологическая, что в смерти Ницше поучаствовали представители религии, для которой философ был едва ли не главным врагом в то время, да и сейчас, уже после смерти, продолжает вредить.

    Читатели работ Ницше, написанных в последние годы его жизни, начиная с 1880 года и произведения «Человеческое, слишком человеческое» с трудом удерживались от соблазна приписать эти труды его безумию, что было бы, несомненно, самым простым путем, слишком похожим на самоуспокоение. При этом важно знать, как сам Ницше относился к своей болезни, сопровождавшей его с самого детства: он был благодарен ей, считал, что она сыграла решающую роль в его духовном развитии: «Только болезнь привела меня к разуму»? — писал гениальный философ, — «Болезнь — это всегда ответ, который приходит, когда мы хотим усомниться в своем праве на свою задачу, когда мы так или иначе пытаемся облегчить ее для себя». Его принцип состоял в том, что нужно жить, а не лечиться.

    Его идеи, на первый взгляд, кажутся противоречащими друг другу. «Человек — то, что должно превзойти» призывает, казалось бы, к саморазвитию, и в то же время принять свою судьбу, жить с ней он считает достойным испытанием. Собственное страдание он обратил себе на службу, исследуя его, а вместе с ним человеческий дух, обретающий силу, проходя через испытания. Он, однако же, отвергает идею бренности тела и очищения души от всего дурного, ведь это останавливает саму жизнь. Тело — это движитель жизни, в нем заключена та самая «воля к могуществу».

    Его страдание было необходимым условием его творчества, и он не пытался избавиться от него, оставаясь собой. Это придает ему сходство с мучениками христианской веры, которая вдохновляла его в детстве, но затем была им решительно отвергнута, и которую он высмеивал и ниспровергал вместе с человеческой моралью. И в то же время он исповедовал дионисийские идеи, радость жизни и наслаждение ею.

    Такое противоречие само по себе способно вызвать головную боль при попытке понять его даже у подготовленного читателя. Это предпосылки к тому, что случится позже, когда, будучи безумным, он скажет о себе: «Я Дионис» и «Я Распятый». Как мы помним, Дионис погиб от безумия, но не своего — был растерзан сумасшедшими женщинами-вакханками, Распятый же сознательно принес себя в жертву человечеству. В Ницше было и то, и другое: он и принес себя в жертву, и сдался безумию, болезни.

    Противоречива и жестока его идея Мифа о вечном возвращении: «пусть всякий будет готов бесконечное число раз прожить одну и ту же жизнь». Но жизнь эту человек изменить не может, он волен лишь принять свою судьбу, поэтому вечное возвращение видится поистине ужасным. Победа над собой, по мнению Ницше, заключается в способности принять жизнь такой, какая она есть, без жалости к себе, слабости и стыду — тому, что он называл ресентиментом. Эта победа и означала отдаться своей Воле, которую он называл «волей к власти».

    Еще одним важным фактором, влияющим на его болезнь, было неприятие его работ общественностью, как ни странно, но это было важно для великого философа. Казалось бы, он был гордецом, каких поискать, даже, по утверждению психиатров, страдал бредом величия, и в то же время был зависим от оценки его работы. Зависим настолько, что осуждение внушало ему мрачные мысли, отчего состояние его ухудшалось, и он с удвоенной силой принимался бороться, уже не только с болезнью, но и с неприятием себя миром, попав в замкнутый круг этой бесконечной гонки.

    В таком состоянии тяжелейшего душевного угнетения и обострения физической болезни, на пределе сил, он писал свою работу, которую сам считал сильнейшей и важнейшей по значимости для человечества: «Так говорил Заратустра». Книга будто действительно вышла из-под пера восточного мудреца, она преисполнена какого-то безумного восторга и нечеловеческой радости жизни, заражающей и очаровывающей читателя. Перед смертью, когда безумие окончательно затопило его разум, Ницше называл себя Дионисом и Распятым, писал странные письма и произносил пылкие, но бессвязные речи, пел, танцевал и лихорадочно двигался.

    Ницше накануне смерти, 1899 год

    После смерти Ницше случилось то, чего бы он, пожалуй, хотел меньше всего для своего наследия. Его сестра, Элизабет Ницше-Фёрстер, была замужем за ярым антисемитом Бернардом Фёрстером, чье мировоззрение великий философ откровенно не одобрял. Сестра же прониклась взглядами своего мужа, из-за чего между ней и Ницше возник разлад. К концу жизни, будучи уже полностью безумным, Фридрих Ницше оказался на ее попечении до самой своей смерти. Его беспомощность дала Элизабет возможность действовать по своему усмотрению: она самостоятельно издавала его работы, будучи их редактором, и убрала из них все эпизоды, где он отзывался о ней плохо, также она издала «Волю к власти», что не была закончена при жизни великого философа, на основании разрозненных черновиков книги.

    Но худшим для Ницше стало то, что в 1930 году Элизабет поддержала идеи нацистов, она лично беседовала с Адольфом Гитлером и передала ему книгу «Так говорил Заратустра», которая вместе с «Майн Кампф» была торжественно возложена в склеп Гинденбурга, и затем эта работа стала одним из столпов нацистской идеологии. Той, которую сам Ницше ненавидел и презирал при жизни. Сама Элизабет получила от Гитлера награду за заслуги перед отечеством в виде пожизненной премии. Несомненно, что в разговоре с нацистским лидером она повернула все так, что Ницше был предвестником идеологии национал-социализма, а его Сверхчеловек — не что иное, как представитель белой расы, совершенное во всех смыслах создание.

    Если спросить любого обывателя, имел ли отношение Ницше к нацизму — многие ответят утвердительно, кто-то скажет, что был одним из идеологов, а некоторые представят себе образ юного и романтически настроенного солдата Третьего Рейха, проливающего кровь где-то в окопе на карманный томик «Заратустры». Так злосчастный и великий философ повторил судьбу Христа, чьи идеи, изначально добрые и воодушевляющие, были многократно искажены и послужили основанием для столь злых деяний, как крестовые походы и костры инквизиции. Что ж, Ницше сделал все лучшее, на что был способен, и не его вина, что мир не смог его понять.

    Источник – psychosearch.

    ФРИДРИХ НИЦШЕ (1844–1900) из «Так говорил Заратустра:    Добровольная смерть из «Сумерек идолов: мораль» для врачей

    из Так говорил Заратустра:    Добровольная смерть
    из Сумерки


     

    Фридрих Ницше, одна из самых влиятельных и противоречивых фигур немецкой философской мысли, родился в Рокене, Пруссия, изучал теологию и классическую филологию в Боннском университете.Через год он бросил теологию, потеряв веру, и перешел в Лейпцигский университет, где открыл для себя произведения немецкого философа Артура Шопенгауэра (см.) и немецкого композитора Рихарда Вагнера. Эти две фигуры, а также такие греческие трагики, как Эсхил, оказали наибольшее влияние на раннюю мысль Ницше. В возрасте 24 лет Ницше стал профессором классической филологии в Базельском университете в Швейцарии, где он продолжал использовать языческие темы в развитии своей философии.В его первой книге «Рождение трагедии » (1872 г.) эти влияния сливаются в его теории греческой литературы, которая утверждает, что две противоположные силы в жизни, аполлоническая, или рациональная, и дионисийская, или страстная, должны вступить в мгновенную борьбу. гармония с «Изначальной Тайной».

    В Так говорил Заратустра (1883–1885) Ницше развивает многие из центральных философских положений своей мысли. Другие важные работы Ницше включают « По ту сторону добра и зла», (1886 г.) и «О генеалогии морали», (1887 г.).Считается, что взгляды Ницше повлияли на отношение немцев к Первой мировой войне и заложили философские основы Третьего рейха, хотя Ницше резко критиковал немецкую культуру (взгляд, который подорвал его дружбу с Вагнером) и рассматривал пути в котором нацизм кооптировал его взгляды полным искажением. Ницше большую часть жизни страдал от слабого здоровья; в 1889 году у него случился тяжелый психический срыв, возможно, связанный с сифилисом, от которого он так и не оправился.Умер 25 августа 1900 года.

    В Так говорил Заратустра Ницше ввел свои концепции «сверхчеловека» ( Übermensch ), «воли к власти» и «смерти Бога». Нужно найти ценность в жизни без надежды на будущую награду на Небесах. Новая наука дарвинизма покончила с представлением о бдительном Творце; следовательно, нужен был новый порядок сверхлюдей, чтобы создавать для себя ценность через волю к власти, бесстрашную любовь ко всем аспектам жизни и судьбы, свободные от самообмана или жизнеотрицающей морали.В следующих отрывках из книг «Так говорил Заратустра», , написанных в поэтической прозе, и «Сумерки идолов» Ницше исследует понятие добровольной смерти в рамках новой этики сверхлюдей : происходит с нами вне нашего контроля, случайно или неожиданно, но это то, что мы выбираем свободно и сознательно, выбор, который становится определяющим актом нашей жизни. Совершенно в противоположность христианству Ницше рассматривает самоубийство как положительный акт: «Человек, который покончил с собой, — пишет Ницше в «Сумерках идолов» , — совершает самые достойные деяния.

    ИСТОЧНИКИ
    Фридрих Ницше, Так говорил Заратустра , гл. 21, «Добровольная смерть». тр. Томас Коммон. In Полное собрание сочинений Фридриха Ницше , Vol. 11, изд. Оскар Леви. Нью-Йорк: Russell & Russell, Inc., 1909-11, 1964, стр. 82-85; также доступен в Project Gutenberg Release #1998. Сумерки идолов, тр. Энтони М. Людовичи. In Полное собрание сочинений Фридриха Ницше , Vol. 16, изд. Оскар Леви. Лондон: Джордж Аллен и Анвин Лтд., Нью-Йорк: The Macmillan Company, 1927, стр. 88-91.

     

    из ТАК ГОВОРИЛ ЗАРАТУСТРА

    ДОБРОВОЛЬНАЯ СМЕРТЬ

    Многие умирают слишком поздно, а некоторые умирают слишком рано. Но странно звучит заповедь: «Умри вовремя!

    Умри вовремя: так учит Заратустра.

    Конечно, тот, кто никогда не живет в нужное время, как он может умереть в нужное время? О, если бы он никогда не родился! Так советую я лишним.

    Но и лишние шумят о своей смерти, и даже самый пустой орех хочет быть расколотым.

    Каждый считает смерть великим делом: но смерть еще не праздник. Люди еще не научились открывать лучшие праздники.

    Я показываю тебе окончательную смерть, которая становится стимулом и обещанием для живых.

    Смерть его, победоносно умирает завершающий, окруженный надеющимися и многообещающими.

    Так следует научиться умирать; и не должно быть праздника, на котором такой умирающий не освящал бы клятвы живых!

    Так лучше умереть; однако лучше всего умереть в бою, и

    пожертвовать великой душой.

    Но бойцу столь же ненавистна, как и победителю, твоя ухмыляющаяся смерть, которая подкрадывается, как вор, — и все же приходит как хозяин.

    Смерть моя, хвалю тебя, добровольная смерть, которая приходит ко мне

    потому что я хочу.

    И когда я захочу? — Тот, у кого есть цель и наследник, хочет смерти в нужное время для цели и наследника.

    И из почтения к цели и наследнику больше не повесит

    увядших венка в святилище жизни.

    Воистину, не уподоблюсь я веревочникам: они удлиняют свой шнур и тем самым идут все назад.

    Многие тоже слишком стары для своих истин и триумфов; беззубый рот больше не имеет права на всякую истину.

    И тот, кто хочет иметь славу, должен заранее проститься с честью и упражняться в трудном искусстве — идти в нужное время.

    Нужно перестать есть, когда вкуснее всего: это

    известен тем, кто хочет, чтобы его любили долго.

    Есть, верно, кислые яблоки, чей удел ждать до последнего дня осени: и в то же время они становятся спелыми, желтыми и сморщенными.

    В одни века сначала сердце, а в другие дух. А некоторые

    седина в молодости, но поздние молодые долго остаются молодыми.

    Для многих людей жизнь — неудача; ядовитый червь грызет их сердце. Тогда пусть позаботятся о том, чтобы их смерть была тем более удачной.

    Многие никогда не становятся сладкими; они гниют даже летом.Трусость держит их крепко на своих ветвях.

    Слишком много живых, и слишком долго они висят на своих ветвях. Будет

    что налетела буря и стряхнула с дерева всю эту гниль и червивость!

    О, если бы пришли проповедники СКОРОСТНОЙ смерти! Это были бы подходящие бури и агитаторы деревьев жизни! Но я слышу только

    проповедовали медленную смерть и терпение ко всему «земному».

    Ах! вы проповедуете терпение к земному? Это земное слишком терпеливо к вам, богохульники!

    Воистину, слишком рано умер тот еврей, которого почитают проповедники медленной смерти: и для многих оказалось бедствием, что он умер слишком рано.

    Знавал он еще только слезы и тоску евреев вместе с ненавистью добрых и праведных — еврейского Иисуса: тогда им овладела жажда смерти.

    Остался бы он в глуши и вдали от добра и справедливости!

    Тогда, может быть, научился бы он жить, и любить землю, и смех!

    Верьте, братья мои! Он умер слишком рано; он сам отрекся бы от своего учения, если бы дожил до моего возраста! Он был достаточно благороден, чтобы отречься!

    Но он был еще незрелым.Незрело любит юношу, и незрело ненавидит и человека и землю. Замкнуты и неуклюжи по-прежнему его душа и крылья его духа.

    Но в человеке больше ребенка, чем в юноше, и меньше меланхолии: лучше он разбирается в жизни и смерти.

    Свободен для смерти и свободен для смерти; святой скептик, когда уже нет времени для Да: так разумеет он о смерти и жизни.

    Чтобы смерть ваша не была в поругание людям и земле, друзья мои: тот прошу я у меда вашей души.

    В твоей смерти твой дух и твоя добродетель будут еще сиять, как вечернее зарево вокруг земли: иначе твоя смерть была неудовлетворительной.

    Так я умру сам, чтобы вы, друзья, могли больше любить землю ради меня; и я снова стану землей, чтобы упокоиться в родившей меня.

    Воистину, цель была у Заратустры; он бросил свой мяч. Теперь будьте друзьями наследниками моей цели; тебе бросаю я золотой мяч.

    Лучше всего я вижу вас, друзья, бросайте золотой мячик! И так помедлю я еще немного на земле — простите меня за это!

    Так говорил Заратустра.

    из СУМЕРКИ ИДОЛОВ

    МОРАЛЬ ДЛЯ ВРАЧЕЙ

    Больной — паразит общества. В некоторых случаях неприлично продолжать жить. Продолжать прозябать в состоянии трусливой зависимости от врачей и специальных методов лечения, утратив смысл жизни, право на жизнь, должно вызывать у общества величайшее презрение. Врачи, со своей стороны, должны быть проводниками этого презрения — они не должны больше выписывать рецепты, а должны каждый день давать своим пациентам свежую дозу отвращения .Новая обязанность беспощадного подавления и уничтожения дегенеративной Жизни во всех случаях, когда высшие интересы самой жизни, восходящей жизни требуют такого курса, — например, в пользу права продолжения рода, в пользу права право на рождение в пользу права на жизнь. Надо умереть гордо, когда уже нельзя гордо жить. Смерть следует выбирать свободно, смерть в нужное время, встречать ее ясно и радостно и принимать в объятиях, когда человек окружен своими детьми и другими свидетелями.Надо сказать так, чтобы было еще возможно надлежащее прощание, что тот, кто собирается проститься с нами, все еще сам , и действительно способен не только ценить то, чего он достиг и желал в жизни, но и из суммирующих ценность самой жизни. Все прямо противоположно той жуткой комедии, которую христианство превратило в смертный час. Мы никогда не должны прощать христианству того, что оно так злоупотребляло слабостью умирающего, что оскорбляло его совесть, или использовало его манеру умирания как средство ценить и человека, и его прошлое! — Вопреки всем трусливым предрассудкам, наш долг в этом отношении прежде всего восстановить собственно, т. е. физиологическую, сторону так называемой естественной смерти, которая ведь совершенно «неестественна» и есть не что иное, как самоубийство.Человек никогда не погибает по чьей-либо вине, кроме своей собственной. Единственное, что смерть, наступившая при самых презренных обстоятельствах, смерть несвободная, смерть, наступившая не вовремя, есть смерть труса. Из самой любви к жизни следует желать, чтобы смерть была иной, т. е. свободной, преднамеренной, а не случайной и не неожиданной. Напоследок позвольте мне шепнуть совет нашим друзьям пессимистам и всем прочим декадентам.Мы не в силах помешать себе родиться, но эту ошибку — а иногда это ошибка — можно исправить, если мы захотим. Человек, который покончил с собой, совершает самое ценное из деяний: он почти заслуживает жизни за то, что сделал это. Общество, да и сама жизнь извлекает из такого поступка больше пользы, чем из всякого рода жизни, проведенной в отречении, анемии и других добродетелях, — по крайней мере, самоубийца освобождает других от его взгляда, по крайней мере, он устраняет одно возражение против жизни. . Пессимизм pure et vert , может быть доказан только самоопровержением самих пессимистов: надо идти дальше в своей последовательности; нельзя просто отрицать жизнь с «Миром как волей и идеей», как это делал Шопенгауэр; следует в первую очередь отрицать Шопенгауэра ….Между прочим, пессимизм, каким бы заразным он ни был, не увеличивает заболеваемости эпохи или всего вида; это скорее выражение этой болезненности. Его жертвой становятся точно так же, как жертвой холеры; человек должен быть уже предрасположен к болезни. Пессимизм сам по себе не увеличивает число декадентов мира ни на одну единицу. Напомню статистический факт, что в те годы, когда свирепствует холера, общее число умерших не превышает числа других лет.

     

    бесед с великими мыслителями: инстинкты жизни и смерти

    13. Инстинкты жизни и смерти

    1. Наполовину животное, наполовину Бог   С зарождения философии и до недавнего времени, от Сократа до Канта, считалось, что разум есть сущность человека, разум был чисто человеческим, разум делал человека отличным от остального животного мира . Философы говорили, что у человека есть разумная душа, и поэтому человек сродни Богу; человек был царем природы, он был на полпути между животными и Богом.Многие философы говорили, что человек должен слушать свою разумную душу, а не свои животные страсти; человек должен позволить своей рациональной части управлять своей животной частью. Кант, например, говорил, что человек должен следовать моральным принципам, незапятнанным эмоциями или наклонностями. Кант также говорил, что человек должен искать знания — чистого, бескорыстного знания. Как и более ранние философы, Кант отделил человека от остального животного мира; Кант говорил, что человек — это самоцель, а животные — только средство.

    Шопенгауэр лишь частично освободился от этих идей.Шопенгауэр возводил большинство человеческих действий к бессознательному, к «воле»; таким образом он уменьшил значение разумной души, разума. Но Шопенгауэр думал, что человек может отрицать волю, т. е. отделять себя от своего бессознательного. В этом, по Шопенгауэру, и была цель жизни: отказаться от воли и таким образом стать святым или гением. Величайшие достижения в нравственной сфере и в интеллектуальной сфере были, по мнению Шопенгауэра, продуктами чистого интеллекта, разума, отделенного от бессознательного.

    Ницше и Фрейд пошли дальше Шопенгауэра. Они соглашались с Шопенгауэром в том, что человек имеет много общего с животными, что сознание есть лишь оболочка над бессознательным и что людьми движут бессознательные силы, особенно сильное сексуальное влечение. Но они расходились с Шопенгауэром в возможности отрицания воли, отрыва от бессознательного. Шопенгауэр говорил, что святой и гений достигли более высокого уровня бытия, превзошли свою животную природу и достигли царства чистого интеллекта.Ницше и Фрейд утверждали, что все люди, включая святых и гениев, движимы бессознательными силами.

    Ницше и Фрейд говорили, что чистого интеллекта не существует, что на интеллект всегда влияли тело и бессознательные силы, и что даже великие художники и философы находились под влиянием бессознательных сил. Согласно Ницше и Фрейду, человек не был на полпути между животными и Богом, человек был частью животного мира и не мог выйти за пределы своей животной природы.Даже самые возвышенные полеты человека в области культуры и религии были попытками жить лучше, сделать жизнь приятнее, лучше устроить жизнь.

    Ницше и Фрейд были рациональными мыслителями, мало уважавшими восточную философию, оккультные силы или духовные импульсы. Их взгляд на человеческую природу упрощен; они склонны сводить человеческую природу «ни к чему, кроме» биологических импульсов. Однако следует признать, что Ницше и Фрейд внесли важные новшества и что их размышления о человеческих инстинктах могут способствовать нашему пониманию человеческой природы.Биологическая точка зрения может быть не всей правдой, но частью правды. Цель этой главы — исследовать эту часть истины, исследовать инстинкты жизни и смерти.

    2. Взгляд Фрейда Шопенгауэр сказал, что вся органическая жизнь имеет одну и ту же основную «волю» или инстинкт, волю к жизни. Ницше говорил, что вся органическая жизнь пытается делать больше, чем просто жить, она пытается усилить себя, увеличить свою силу. Ницше заменил шопенгауэровскую теорию «воли к жизни» своей собственной теорией «воли к власти».”

    Но теория Ницше о воле к власти имеет некоторые недостатки. Хотя она может довольно хорошо объяснить человечество, теория Ницше с трудом объясняет животных и растения. Нужно исказить значение слова «власть», прежде чем можно будет сказать, что животные и растения имеют волю к власти. Кроме того, теория воли к власти преувеличивает значение эгоистических влечений и упускает из виду неэгоистические влечения, альтруистические влечения. Эти альтруистические побуждения встречаются во всем органическом мире — среди растений, животных и людей.Они особенно заметны среди социальных животных, таких как муравьи и пчелы.

    Теория Фрейда об инстинктах жизни и смерти не имеет недостатков теории Ницше. Теория Фрейда объединяет человека с остальным органическим миром. Согласно теории Фрейда, вся органическая жизнь произошла от самой ранней органической жизни, и поэтому вся органическая жизнь родственна. Растения, животные и люди имеют одни и те же основные инстинкты, инстинкт жизни и инстинкт смерти. Согласно теории Фрейда, инстинкт жизни побуждает каждый организм продвигать не только себя, но и свое семейство, свою группу или свой вид.У каждого организма есть какие-то альтруистические побуждения.

    3. Взгляд Тай Чена   В то время как западная философия перешла от акцента на разуме к акценту на инстинкте, китайская философия пошла по тому же пути. Неоконфуцианская школа подчеркивала важность разума, но мыслитель восемнадцатого века Тай Чэнь подчеркивал важность инстинкта. Согласно Тай Чену, нет чистого разума, нет разума, оторванного от страсти и инстинкта. Тай Чэнь возводил мораль не к абстрактному чувству добра, разума или справедливости, а скорее к основным человеческим побуждениям и инстинктам.Эти основные побуждения, по его мнению, были не просто эгоистическими. Добродетель состоит не в том, чтобы подавить эти основные побуждения, а в том, чтобы использовать их сбалансированным образом.

    4. Удовольствие и секс часто выдвигаются как цели, к которым стремится человеческая природа. В начале своей карьеры Фрейд сформулировал свой «принцип удовольствия»: главной целью человека было удовольствие, а основным удовольствием мужчины был секс. Но в конце своей карьеры Фрейд изложил свою теорию инстинктов жизни и смерти и утверждал, что удовольствие и секс не являются первичными целями человека.

    Сексуальное удовольствие — это приманка, с помощью которой мужчина побуждается к размножению. Награждая человека сексуальным наслаждением, инстинкт жизни побуждает человека выполнить свою цель — размножение. Согласно Фрейду, человек есть создание инстинктов жизни и смерти, как животные и растения, и инстинкт жизни побуждает человека к размножению, точно так же, как он побуждает к размножению животных и растения. Размножение — это цель, удовольствие и секс — только средства. Согласно Фрейду, когда человеческая природа лишена своих атрибутов и сведена к своей сущности, основные мотивы человека такие же, как у животных и растений.Инстинкты жизни и смерти являются движущими силами всей органической жизни.

    5. Инстинкт Смерти   Влияние инстинкта жизни можно увидеть во многих наших действиях; действительно, влияние жизненного инстинкта можно увидеть в самом нашем существовании. С другой стороны, инстинкт смерти остается за кулисами и обычно ускользает от внимания. Однако некоторые наблюдатели обнаружили существование инстинкта смерти. Юнг, например, сказал: «Это как если бы либидо было не только непрерывным движением вперед…. подобно солнцу, либидо также желает своего спуска». Когда Толстому было около пятидесяти, он почувствовал в себе инстинкт смерти: «Непобедимая сила побудила меня избавиться от моего существования. Нельзя точно сказать, что я хотел покончить с собой, ибо сила, уводившая меня от жизни, была полнее, могущественнее, более всеобща, чем любое простое желание». ; «Нужно избегать того чувства, — писал Сенека, — которое овладело многими людьми, — жажды смерти.Диккенс так писал об инстинкте смерти: «В периоды чумы у некоторых из нас будет тайное влечение к болезни — ужасная мимолетная склонность умереть от нее». Ницше говорил о «те массовых бредах, ищущих смерти, чей ужасный вопль « evviva la morte » [да здравствует смерть] был слышен по всей Европе».

    6. Balance of Power   Каждый организм представляет собой комбинацию инстинкта жизни и инстинкта смерти. Поскольку инстинкт смерти разделяет силу с инстинктом жизни, он обычно не вызывает смерти организма, которому принадлежит.Инстинкт смерти не мешает жить, но тормозит активность, так же как утяжелители на лодыжках не мешают бегуну бежать, но снижают его скорость.

    7. Предчувствие смерти   Люди часто могут предвидеть время своей смерти. Не потому ли, что их собственная тяга к смерти, их собственный инстинкт смерти способствует их концу?

    Линкольн ожидал, что он будет убит во время своего второго президентского срока.Хотя многие люди советовали ему принять меры предосторожности против убийства, он отказался это сделать; вместо того, чтобы избежать убийства, он, казалось, приглашал его. В возрасте тридцати лет Ван Гог предсказал, что он умрет через шесть-десять лет; он умер в возрасте тридцати семи лет. В двадцать девять лет Кьеркегор, несмотря на крепкое здоровье, писал: «Мне осталось жить недолго (я чувствую) и никогда не ожидал»; он умер в возрасте сорока двух лет. Китс, когда его здоровье еще было в порядке, предвидел, что умрет молодым; он умер в возрасте двадцати пяти лет.Когда Байрон собирался отправиться в Грецию, он предвидел, что умрет там; Байрон умер в Греции в возрасте тридцати шести лет.

    Возможно, люди примут свою собственную смерть, когда сделают все, на что способны, когда их работа будет завершена. Линкольн, например, мог чувствовать, что, выиграв Гражданскую войну, его работа закончена, а Байрон, возможно, чувствовал, что его творческая сила достигла своего предела.

    8. Не пушечное ядро ​​   Глядя на достижения писателя, умершего молодым, люди часто делают такие комментарии, как: «Учитывая то, что Китс совершил в двадцать три года, что намного больше, чем то, что Шекспир или Мильтон достигли в двадцать В-третьих, я подсчитал, что если бы Китс дожил до семидесяти пяти лет, он написал бы семь пьес лучше, чем Гамлет , и три эпических поэмы лучше, чем Потерянный рай .Такое рассуждение предполагает, что достижения гения можно изобразить на графике, как скорость пушечного ядра, упавшего с крыши. Но гений непостоянен, капризен и непредсказуем; у него есть приливы и отливы, которые нельзя выразить уравнением. Гений бросает вызов математике.

    Гений, доживший до глубокой старости, обычно не достигает многого в свои двадцать; он работает медленно и регулирует темп, ожидая, что у него будет время поработать позже. И наоборот, гений, который умирает молодым, обычно работает с большим напряжением, предвидя приближение смерти.Genius предугадывает, сколько времени у него есть на выполнение своей работы, и соответственно регулирует свой темп.

    Бесполезно размышлять о том, чего бы добился Китс, если бы дожил до семидесяти пяти лет. Его ранняя смерть была выражением его личности, как и его поэзия; сказать «если бы Китс не умер молодым» все равно, что сказать «если бы Китс не был поэтом». Китсу было суждено умереть молодым, так же как ему суждено было стать поэтом. Сказать, что Китс добился бы большего, чем Шекспир, если бы дожил до семидесяти пяти лет, все равно что сказать: «Поскольку Джон пробежал милю за 4 минуты, он может пробежать 26 миль за 104 минуты, а это значит, что он может легко выиграть золотую медаль». медаль в марафоне.”

    9. Непрямое самоубийство   Болезнь часто поражает тех, кто хочет заболеть, в то время как те, кто не хочет болеть, часто могут победить болезнь. Несчастные случаи, как и болезни, часто приходят к тем, кто их желает. Желание попасть в аварию иногда бывает осознанным, иногда бессознательным. Авраам говорил о том,

    частые случаи суицида или попытки суицида, возникающие из бессознательных побуждений. Люди, страдающие депрессивным настроением, часто могут не принять самых элементарных мер предосторожности…. В категорию бессознательно мотивированного самоубийства попадают, например, многие несчастные случаи, столь частые в горах.

    Оскар Уайльд был причиной собственного суда, осуждения и тюремного заключения; Упадок и ранняя смерть Уайльда были затянувшимся и замаскированным самоубийством. Уайльд осознавал свои собственные саморазрушительные импульсы и был ими озадачен; Уайльд спрашивал: «Почему человек бежит к своей погибели? Почему разрушение так привлекает?»4

    Смерть на войне, как и казнь, приходит иногда к тем, кто ее желает.Бессознательное желание умереть побуждает солдата действовать таким образом, который приводит к его смерти. И наоборот, солдат, решивший выжить, может храбро сражаться, но при этом избежать смерти. Наполеон, например, был в гуще многочисленных сражений, подбил из-под себя девятнадцать лошадей, но сумел избежать гибели.

    Безумие тоже иногда приходит к тем, кто этого желает. Ницше, например, казалось, стремился к безумию как к способу бегства от тягот жизни.Точно так же, как многие писатели ожидали смерти, Ницше предвидел безумие. Поэтому Ницше написал свою автобиографию и подвел итог своей жизни и деятельности, когда ему было всего сорок пять лет. Когда Ницше наконец сошел с ума, один из его друзей сказал, что он вел себя так, как будто был рад тому, как все обернулось.

    10. Воля к жизни   Долгая жизнь, как и преждевременная смерть, часто бывает добровольной; как некоторые люди умирают в результате собственного желания умереть, так и другие имеют долгую жизнь в результате своего собственного желания иметь долгую жизнь.Томас Манн был одним из таких людей. В возрасте тридцати пяти лет Манн так писал о главном герое «Смерти в Венеции»:

    он глубоко желал дожить до глубокой старости, ибо был убежден, что только тот художник, которому дано быть плодотворным на всех стадиях нашей человеческой жизни, может быть поистине великим или универсальным.

    Манн дожил до восьмидесяти лет. Джордж Бернард Шоу, который обсуждал желательность долгой жизни и размышлял о продлении жизни на неопределенный срок, дожил до девяноста четырех лет.

    11. Приветствие смерти   Если у людей есть инстинкт смерти, почему они боятся смерти? Когда люди боятся смерти, они иногда боятся не самой смерти, а собственного бессознательного желания умереть. Страх смерти иногда является результатом разлада между сознанием и бессознательным; сознание человека не может примириться с его бессознательным желанием умереть и пытается подавить это желание. Вытеснение вызывает страх перед тем, что вытеснено, иными словами, страх перед собственным желанием умереть.Аналогичная ситуация — боязнь высоты, которая, по мнению Фрейда, может скрывать бессознательное желание разбиться насмерть.

    Психическая эволюция человека, устраняющая подавление первобытного человека и создающая согласие между сознанием и бессознательным, может устранить страх смерти. Все существо человека, включая его сознание, может когда-нибудь приветствовать смерть или, по крайней мере, принять ее, так же как и сейчас бессознательное человека часто приветствует смерть.

    12. Тагор и Толстой о смерти   Алан Уоттс писал:

    Когда тело изношено и мозг утомлен, весь организм приветствует смерть… Тело умирает, потому что хочет. Он находит, что не в силах сопротивляться болезни или залечить рану, и поэтому, утомленный борьбой, идет на смерть. Если бы сознание было более чувствительно к ощущениям и импульсам всего организма, оно разделяло бы это стремление и действительно иногда разделяет5

    У восточных писателей иногда можно найти принятие смерти, даже приветствие смерти.Рабиндранат Тагор, один из самых известных поэтов Индии, воспринял смерть с экстазом. Тагор был мистиком, утверждавшим существование вообще, утверждавшим и жизнь, и смерть.

    Отношение Тагора к смерти резко контрастирует с отношением Толстого; Толстой сказал, что на протяжении всей своей жизни он «боялся и ненавидел смерть»6. Как Тагор представляет крайность принятия смерти, так и Толстой представляет крайность страха перед смертью. Это только индивидуальные реакции или они типичны для индийца и русского?

    Незападный писатель, как Тагор, находится в большей гармонии со своим телом, со своими чувствами, чем западный писатель; по словам Алана Уоттса, незападный писатель «более чувствителен к чувствам и импульсам всего организма.Когда «весь организм» готов к смерти, человек, подобный Тагору, чувствует эту готовность и «идет с ней», вместо того, чтобы бороться против нее.

    Западный писатель, с другой стороны, склонен обострять свое сознание, подавляя свое бессознательное, свои чувства, свое тело. Западный писатель склонен быть нечувствительным к «чувствам и импульсам всего организма». Хотя его тело может желать смерти, он сопротивляется этому желанию, он не «соглашается с ним».

    Если это верно для Запада в целом, то это еще более верно для северного европейца, чем для южного европейца, поскольку северный европеец более склонен подавлять свое бессознательное.Когда христианство было принесено в Северную Европу, северные европейцы все еще жили на примитивном, варварском уровне. Они не были готовы к христианству, которое было плодом более старого, более цивилизованного общества. Они могли принять христианство только посредством своего рода насилия, насилия, противопоставлявшего разум телу, насилия, подавлявшего чувства и импульсы7.

    Как в северной Европе внутренний конфликт был интенсивнее, чем в южной Европе, так и в России он был более интенсивным, чем в северной Европе, так как Россия была примитивнее северной Европы, точнее, Россия в 1700 г. была примитивнее северной Европы. в 1700 году.В России «средневековье» наступило позже, чем в Северной Европе; Период жестокого внутреннего конфликта в России был позже, чем в Северной Европе. Как европейская культура стимулировалась своим внутренним конфликтом, так и русская культура стимулировалась своим внутренним конфликтом; этот внутренний конфликт, это напряжение, несомненно, способствовало расцвету русской литературы XIX века. Если Запад был в конфликте, то Россия была в большей степени; если Запад был рациональным, то Россия в большей степени. Толстой — рациональный мыслитель, пытавшийся очистить христианство от иррационального; он пытался сделать христианство рациональным.Толстой ненавидел Шекспира, потому что у Шекспира было герметическое, а не рациональное мировоззрение. Внутренний конфликт Толстого (и других русских) заставил его потерять связь со своими чувствами и своим телом и бояться смерти. Тагор чувствовал, что мысль о смерти делает все ценным — каждую жизнь, каждую травинку, каждый день. Толстой, напротив, чувствовал, что мысль о смерти обесценивает все; ничто в жизни не имеет цены, думал Толстой, потому что все кончится смертью.

    13. Загадка   Вернитесь в то время, когда на земле не было жизни. Никакая жизнь не могла бы возникнуть, если бы не контролировалась инстинктами жизни и смерти, поскольку органическая жизнь является проявлением этих инстинктов. Но как могли возникнуть сами инстинкты жизни и смерти? И из чего на самом деле состоят инстинкты жизни и смерти?

    Это вопросы, на которые мы не можем ответить. Мы должны довольствоваться установлением законов, описывающих поведение влечений жизни и смерти, хотя мы и не знаем, что эти влечения представляют собой на самом деле, точно так же, как Ньютон довольствовался установлением законов гравитации, хотя и не знал, что такое инстинкты. на самом деле была гравитация, точно так же, как квантовая физика не знает, что такое квант.Как сказал Шопенгауэр,

    В конце всякого исследования и всякой точной науки ум человеческий стоит перед первичным явлением… Это первичное явление объясняет все, что под ним понимается и из него следует, но само оно остается необъясненным и лежит перед нами как загадка.8

    14. Одно, Многое   Метафизик пытается найти единое во множестве, единый постоянный фактор в мире различных вещей, вещь в себе, которая лежит под разнообразием явлений.Шопенгауэр думал, что открыл единое во многом, единый постоянный фактор, вещь в себе; Шопенгауэр говорил, что «воля» есть вещь в себе и что в основе всех индивидуальных вещей лежит воля. Воля была истинным бытием, а истинное бытие должно быть единым и неделимым. Поскольку воля была истинным бытием, она должна была лежать в основе всего, поэтому Шопенгауэр приписывал волю даже неодушевленным предметам, например камням.

    Инстинкты жизни и смерти, как и шопенгауэровская «воля», могут рассматриваться как единое во множестве, как вещь в себе.Вместо того, чтобы говорить о двух отдельных инстинктах (инстинкте жизни и инстинкте смерти), можно было бы говорить о двух вариантах одного инстинкта: сильном, здоровом варианте инстинкта жизни и слабом, усталом варианте инстинкта жизни. инстинкт.

    Но говорят ли об одном инстинкте или о двух инстинктах, инстинкты жизни и смерти не могут быть приписаны неодушевленным предметам. Теория инстинктов жизни и смерти видит резкое разделение между одушевленным и неодушевленным. Теория инстинктов жизни и смерти должна быть дополнена более всеобъемлющим взглядом, который охватывает как живое, так и неживое; мы обсуждали такую ​​точку зрения в предыдущих главах.9

    15. Ницше О декадансе   Теория Ницше о воле к власти не так ясна, не так всеобъемлюща, как фрейдовская теория инстинктов жизни и смерти. Но если взглянуть на всю философию Ницше, то становится понятно, что идеи Ницше о человеческой природе схожи с идеями Фрейда. Ницше думал, что каждое человеческое существо представляет либо жизнь восходящую, либо жизнь нисходящую, либо волю к жизни, либо волю к смерти, либо ренессанс, либо упадок, либо дионисийское, либо аполлоническое, либо сильную, здоровую волю к власти, либо слабую, усталую. воля к власти.Таким образом, взгляд Ницше на человеческую природу был похож на фрейдовскую теорию инстинктов жизни и смерти10.

    Фрейд не пытался применить свою теорию инстинктов жизни и смерти к истории и культуре. Ницше, с другой стороны, применил свои идеи о человеческой природе к истории и культуре. Ницше называл одних философов ренессансными, а других декадентскими; одних художников он называл ренессансными, других — декадентскими; одни исторические эпохи он называл ренессансными, а другие декадентскими.Например, Ницше называл Шопенгауэра декадентом; он считал пессимистическое, отрицательное отношение Шопенгауэра к жизни декадентским.

    Кто-то может сказать, что Шопенгауэр относился к жизни пессимистически, негативно, потому что жизнь действительно наполнена страданием, мир действительно есть ад, а Шопенгауэр обладал гениальностью, чтобы понять природу жизни и природу мира. Ницше, однако, понял, что жизнь есть то, что мы воспринимаем, жизнь не имеет природы, независимой от нашего восприятия.Поэтому всякое общее суждение о жизни учит нас о судье, а не о жизни. Например, когда Шопенгауэр дает отрицательное суждение о жизни, он учит нас о своей собственной природе, а не о жизни; когда Шопенгауэр высказывает негативное суждение о жизни, он обнаруживает, что сам декадент.

    Ницше считал, что философы и художники эпохи Возрождения, в отличие от Шопенгауэра, имели положительное, утвердительное отношение к жизни. Сам Ницше хотел быть философом ренессансного типа, он хотел иметь положительное, утвердительное отношение к жизни.Ницше разработал теорию вечного повторения, согласно которой все, что произошло на земле, в конечном итоге произойдет снова. Ницше считал, что если мы принимаем вечное возвращение, если мы принимаем повторение жизни, то мы люди ренессансного типа. С другой стороны, если мы отвергаем вечное возвращение, если мы не можем вынести повторения жизни снова и снова, тогда мы декаденты. Ницше думал, что, радостно принимая вечное возвращение, он утверждал жизнь, как это делали ренессансные люди прошлого.На самом деле Ницше думал, что его принятие вечного возвращения было самым сильным утверждением жизни, когда-либо сделанным11.

    16. Взгляд Шоу   Основные идеи исторического периода обычно разделяются несколькими мыслителями, а не принадлежат исключительно одному мыслителю. Во времена Дарвина, например, идею эволюции разделяли несколько мыслителей. Во времена Ницше идею инстинктов жизни и смерти разделяли несколько мыслителей, включая Фрейда, Ницше и Джорджа Бернарда Шоу.

    Шоу интересовался философией и выражал философские идеи в своих пьесах. Шоу особенно интересовался биологической стороной философии. Шоу говорил о «Жизненной силе» и сказал, что Жизненной силе препятствуют силы «Смерти и вырождения». Шоу утверждал, что Жизненная Сила побуждает человека служить не только своим личным интересам, но и интересам своего общества и своего вида12.

    17. Новая теория  Шопенгауэр осознал важность бессознательных инстинктов в человеческой природе.Но Шопенгауэр не усматривал в человеческой природе воли к смерти, он усматривал только волю к жизни. Ницше видел и волю к смерти, и волю к жизни. Более того, Ницше указывал, как эти два противоположных инстинкта проявляются в истории и культуре.

    Но Ницше никогда не развивал теорию упадка и ренессанса, основанную на инстинктах жизни и смерти; Ницше никогда не развивал философию истории. Ницше видел упадок Шопенгауэра, но не объяснял упадка Шопенгауэра.Ницше не объяснил, почему некоторые философы, некоторые художники и некоторые исторические эпохи относятся к декадентским, а другие — к ренессансным. Ницше видел упадок и ренессанс, но не объяснял их. Ницше так и не разработал систематической теории упадка и ренессанса.

    В отличие от Шопенгауэра и Ницше Гегель разработал философию истории. Гегель утверждал, что человек есть продукт своего времени, продукт своего общества. Но у Гегеля не было биологического взгляда на человеческую природу, он не понимал важности бессознательного, не понимал упадка и ренессанса.

    Философия продвигается вперед, используя идеи более ранних мыслителей и заполняя пробелы в предыдущих мыслителях. Теории нашего времени могут превзойти более ранние теории, используя психологические прозрения Ницше, заполняя пробелы в гегелевской философии истории и делая инстинкты жизни и смерти основой теории упадка и ренессанса.

    18. Идея нашего времени   Индивидуумы живут и умирают, растут и разлагаются в результате не только внешних сил, но и в результате внутренних сил, бессознательных сил, бессознательных инстинктов.Общества похожи на людей. Подобно индивидуумам, общества живут и умирают, растут и распадаются в результате не только внешних сил, но и внутренних, бессознательных сил. Если мы сможем понять бессознательные силы, влияющие на общество, тогда мы сможем понять явления упадка и ренессанса и углубить наше понимание истории.

    Это более глубокое понимание истории даст нам более глубокое понимание личности. Поскольку индивид является частью исторического процесса и движим силами, движущими обществом, эта новая теория истории является также новой теорией индивида, новым взглядом на многие области гуманитарных наук.Необходимо предоставить потомкам исследовать все последствия этой новой теории истории; то, что открывает одно поколение, исследует следующее.

    Эта новая теория опирается на три столпа: теорию общества как организма Гегеля, теорию инстинктов жизни и смерти Фрейда и теорию упадка Ницше. Эта теория не является завершающей стадией эволюции философии. Это идея нашего времени, а не последняя глава в истории идей. Следующая философия выйдет за пределы этой философии и достигнет новых высот.

    19. Вспышка интуиции   Только недавно, только с развитием психологии бессознательного, стало возможным применять психологическую перспективу к истории. В более ранних философиях истории — включая Гегеля, Шпенглера и Тойнби — отсутствовала психологическая перспектива. Философию истории нельзя построить, просто изучая историю, она нуждается в помощи философии и психологии. Его нельзя построить кропотливыми исследованиями, а только вспышкой интуиции.Таким образом, не следует ожидать философии истории от того, кто специализируется на истории. (В науке те, кто делает революционные открытия, часто являются людьми, которые не специализируются в области, которую они революционизируют. Дальтон, например, который произвел революцию в химии, не специализировался на химии; Дальтон произвел революцию в химии, применив к химии идеи, которые он приобрел из метеорологии и физики.)

    Шпенглер и Тойнби пытались построить философию истории, просто изучая историю.Поскольку они лучше всех знали западную историю, их теории отражают общий ход западной истории. Они пытались применить свой взгляд на западную историю к другим цивилизациям — к индийской, китайской и т. д. Вместо того, чтобы двигаться от общих идей к частным случаям, они начинали с частного случая (западной цивилизации), затем пытались перейти к общему. идея, общая теория истории. Шпенглер и Тойнби были заняты историческими исследованиями и не использовали новейшие открытия философии и психологии, не использовали данные Ницше, Фрейда и т. д.Работы Шпенглера и Тойнби занимают тысячи страниц, потому что они не являются истинной философией и не основаны на интуиции.

    Ортега обладал глубоким пониманием истории, хотя и не создавал собственной философии истории. В одной из предыдущих глав мы видели, что Милль осознавал необходимость новой религии, но мудро воздерживался от попыток удовлетворить эту потребность сам. Точно так же Ортега видел возможность для новой философии истории, но мудро воздерживался от попытки воспользоваться этой возможностью. возможность сам.Ортега сказал: «Сейчас мы приближаемся к великолепному расцвету исторических наук»14. Этот великолепный расцвет начнется со смелой теории, сказал Ортега, а не с кропотливых исследований.

    Философия истории, изложенная в следующей главе, сочетает в себе философию, психологию и историю, а не рассматривает только историю. Она изложена лаконично — гораздо лаконичнее, чем теории Шпенглера и Тойнби. Он стремится описать силы, бессознательные инстинкты, лежащие в основе истории.Но он не пытается объяснить все события или все цивилизации, и не пытается предсказать, будет ли современная цивилизация процветать или погибнет. Таким образом, она менее амбициозна, чем теории Шпенглера и Тойнби. (Точно так же новые научные теории иногда менее амбициозны и объясняют меньше, чем более ранние теории. Например, теории Ньютона и Лавуазье объясняли в некоторых отношениях меньше, чем объясняли более ранние теории.15)

    Философия истории должна сосредоточиться на истории культуры, а не политической истории.Человеческий дух ярче выражает себя в культурной сфере, чем в политической, так же как тот, кто поет один, выражает себя ярче, чем тот, кто поет в хоре. В политической сфере человеческий дух взаимодействует с зарубежными странами, с физической средой и т. д. Поскольку события в политической сфере формируются множеством факторов, трудно описать роль бессознательных инстинктов в политической истории. В культурной же сфере факторов, формирующих события, меньше, и роль бессознательных инстинктов яснее.Хотя философия истории может углубить наше понимание политической истории, ее основное внимание должно быть сосредоточено на истории культуры, на демонстрации того, как бессознательные инстинкты влияют на культуру и вызывают упадок и ренессанс.

    отзыв
    вернуться на главную страницу
    сделать пожертвование через PayPal


    Сноски
    1. См. Jung, Collected Works, vol. 5, 680, и Уильям Джеймс, Разновидности религиозного опыта, VI, 7.назад
    2. См. Юнг, Собрание сочинений, том. 5, 680, Сенека, Послания к Луцилию , Loeb Classics, vol. 1, 24, Диккенс, Повесть о двух городах , III, 6, и Ницше, Генеалогия морали , III, 21. назад
    3. О Линкольне см. Г. Уилсон, “ Пророческий сон, рассказанный Авраамом Линкольном», American Imago , июнь 1940 г.; о Ван Гоге см. Дорогой Тео, с. 227; о Кьеркегоре см.Lowrie, Kierkegaard , III, 2. back
    4. См. Karl Abraham, «Giovanni Segantini: A Psycho-Analytical Study», 1911; Ницше, Различные мнения и максимы , 94, и Р. Эллман, Оскар Уайльд , гл. 22. назад
    5. Мудрость незащищенности , гл. 4 назад
    6. Воспоминания о Толстом , Максим Горький, гл.2 назад
    7. См. также гл. 1, № 5 Назад
    8. На основе нравственности , 21 Назад
    9. см. гл. 1, № 15 и гл. 3, #19 назад
    10. «Я был первым, — писал Ницше, — который увидел настоящую оппозицию: вырождающийся инстинкт, который обращается против жизни… против формулы высшего утверждения». ( Ecce Homo , «Рождение трагедии», 2) назад
    11. Ницше говорил об «идее вечного возвращения, этой высшей формуле утверждения, которая вообще достижима». ( Ecce Homo , «Так говорил Заратустра», 1) См. Шоу, Человек и Супермен , 3 и Обратно к Мафусаилу , Предисловие назад
    13. См. гл. 3, #15 назад
    14. Человек и кризис , гл.1 назад
    15. См. Кун Т., Структура научных революций , гл. 12; о Дальтоне см. Kuhn, ch. 10. назад

    Последние дни Ницше | Джон Бэнвилл

    Фридрих Вильгельм Ницше родился в Рёкене, в прусской Саксонии, в 1844 году. Его отец и дед были священниками, а его мать, загадочная Франциска, в чье лоно должен был вернуться Фридрих после своего душевного срыва в возрасте сорока четырех лет, была дочерью пастора.Отец, родившийся в том же году, что и будущий отец Ницше, Рихард Вагнер, умер, когда Фридриху было четыре года, и сын так и не оправился от этой потери. Молодой Ницше воспитывался в семье женщин — бабушки, матери, ярой антисемитки сестры Элизабет и двух незамужних тетушек. Он получил образование в Шульпфорте, известной военной школе, где, несмотря на лишения и суровую дисциплину, он был счастлив и преуспел в учебе, хотя и не в значительной степени.Позже он поступил в университет в Бонне, изучая богословие и филологию, причем с последнего предмета началась его карьера, которую вскоре пришлось прервать.

    В 1865 году, еще будучи студентом, Ницше посетил Кёльн, где друзья отвели его в публичный дом. Подробности и даже вероятность этого визита долгое время обсуждались, но теперь принято считать, что именно в этом случае он заразился сифилисом. В 1867 году Ницше лечился от сифилитической инфекции, которая в конечном итоге привела к психическому расстройству в январе 1889 года, что фактически положило конец жизни Ницше, хотя ему предстояло жить, молчаливому и погруженному в себя, до 1900 года.В своем превосходном отчете о последних днях жизни Ницше Лесли Чемберлен дает полезный обзор его многочисленных болезней.

    Что касается драмы нездоровья, то она не покидала его и после того, как ему исполнилось двадцать пять лет. Еще в детстве он страдал головными болями и близорукостью, и эта слабость, казалось, передавалась по наследству, так как она также страдала от Элизабет и их отца Карла Людвига, который умер в тридцать шесть лет от болезни мозга. Ницше выдавал себя за то, что никогда не понимал, что с ним не так, хотя он подозревал наследственную проблему и поздравлял себя с тем, что дожил до возраста своего отца.И все же, как он мог не знать, что у него сифилис, шрам близко к крайней плоти и история лечения, хотя и недолгая? Он определенно солгал врачу Вагнера, Отто Эйзеру. Сифилис, заразившийся от проституток в студенческие годы, осложнился дифтерией и дизентерией, которыми он заразился, будучи санитаром во время франко-прусской войны 1870 года. Ницше остался с чувствительным желудком, плохим пищеварением и повторяющейся мигренью, с постоянной рвотой и позывами на рвоту, которые усиливали головную боль и нарушение [] работы.Целыми днями он ничего не мог делать, кроме как лежать в темной комнате…

    Сифилис был СПИДом своего времени, и когда мы читаем Ницше, особенно его поздние работы, мы должны твердо помнить о его болезни. Если не считать проституток, Ницше, насколько нам известно, никогда не спал с женщинами, хотя у него было несколько верных и любящих женщин-друзей, среди которых грозная Лу Андреас-Саломея. Однако тайной любовью всей его жизни, несомненно, была Козима Вагнер: французский критик Шарль Андлер заметил, что треугольная путаница Ницше и Вагнеров была великим ненаписанным романтическим романом девятнадцатого века.Козима была одной из тех, кому он писал в последние, лихорадочные дни перед крахом в начале января 1889 года. Среди безумно-шутливых посланий, которые он рассылал во все стороны, есть обращенный к ней мучительный крик: «Ариадна, я люблю ты. Дионис».

    После Бонна он учился в Лейпциге, а в 1867 году был призван на год служить в полк полевой артиллерии прусской армии. Этот период военной службы не был напряженным, хотя травма, полученная в результате несчастного случая с верховой ездой, причинила ему сильную боль и потребовала длительного выздоровления.Когда в 1870 году разразилась франко-прусская война, Ницше служил санитаром и перенес физический и эмоциональный коллапс после трехдневной и двухдневной поездки на поезде, которую он провел в закрытом вагоне, ухаживая за шестью тяжелоранеными солдатами.

    Годом ранее, в удивительно раннем возрасте двадцати четырех лет, Ницше был назначен на кафедру классической филологии в Базеле, где он познакомился с историком Якобом Буркхардтом 1 и богословом-агностиком Францем Овербеком — последний должен был быть другом на всю жизнь.Однако более важным для него, чем эта дружба или успехи в учебе, было его виртуальное усыновление Вагнерами. Впервые он посетил композитора в мае 1869 года в Трибшене, доме Вагнеров у Люцернского озера, а затем стал постоянным гостем: на Рождество год спустя он присутствовал на знаменитом первом исполнении Зигфридовой идиллии в парадном зале.

    Вагнер любезно принял лесть Ницше, проницательно заметив ученика, от которого можно было ожидать распространения вагнеровского кредо; на самом деле Ницше должен был быть безжалостным критиком Вагнера и вагнеризма.Козима, которой было тридцать четыре года, когда Ницше впервые приехал в Трибшен, была удивлена ​​и, вероятно, немного польщена тем, что этот энергичный молодой человек сопровождал ее как музу Учителя. Со своей стороны, Ницше, одинокий и плывущий по течению, был очарован маленьким миром Трибшена, видя в нем версию Вальхаллы, и в то же время умудрялся игнорировать маниакальную эгоцентричность и мелочность Вагнера, снисходительность Козимы и постоянное, хотя и небрежное, антисемитизм. -Семитизм бытовой. Когда наступил перелом и Ницше обратился к Вагнеру, назвав его мошенническим поставщиком опиатов, результат был разрушительным для Ницше, если не для бесконечно более жесткого Вагнера; Потеряв родного отца, Ницше теперь столкнулся с задачей убить суррогатную мать, с мрачной задачей, которую он еще не завершил, когда пришел конец его разумной жизни.

    В 1869 году Ницше добился формального освобождения от воинской повинности, что в соответствии с законами его милитаристской родины означало, что он перестанет быть гражданином Пруссии. Вместо этого он подал заявление на получение швейцарского гражданства, но получил отказ. Таким образом, с этого момента Ницше должен был стать лицом без гражданства. Это было подходящее состояние для человека с таким беспокойным характером. После общего нервного срыва в 1870 году Ницше стал закоренелым ипохондриком, скитаясь по Швейцарии и Италии в поисках лекарств не только от своего плохого здоровья, но и от неизлечимого состояния быть самим собой.Он получал все более и более продолжительные отпуска со своего поста в Базеле и в конце концов вообще отказался от кресла, и до конца своей жизни будет жить впроголодь на мизерную пенсию. При всем своем блеске — может быть, именно поэтому — он не годился для академической жизни, как показала публикация в 1872 г. «Рождения трагедии» , завороженной, дифирамбической переинтерпретации истоков греческой трагедии, которая шокировала его. не уступает по поэтическому тону и отсутствию научного аппарата.

    В этой книге Ницше показал себя, как выразился Ханс-Георг Гадамер, «восторженным свидетелем», 2 отождествляя в фигуре Диониса дикую силу, действующую в самом сердце греческой жизни и искусства. Хотя эта ранняя работа полна недостатков, она содержит в зачаточной форме многие из наиболее устойчивых философских тем Ницше. Для Ницше функция трагедии не в том, чтобы обеспечить катарсис, как это видел Аристотель, а в том, чтобы предложить образцовое зрелище славного расточительства.Как он писал в Сумерки I dols :

    Утверждение жизни даже в ее самых странных и суровых проблемах, воля к жизни, радующаяся собственной неисчерпаемости посредством жертвоприношения ее высших типов, — что есть то, что я назвал дионисийским, что есть то, что я признал мостом к психология трагических поэтов. Не для того, чтобы избавиться от сострадания и ужаса, не для того, чтобы очиститься от опасного чувства посредством его бурного разряда, — так понимал его Аристотель, — вечная радость становления — та радость, которая заключает в себе и радость разрушения… И с тем я снова возвращаюсь к тому месту, откуда я вышел — Рождение Трагедии было моей первой переоценкой всех ценностей…. 3

    Однако, несмотря на такое отношение, он знал себя хрупким беднягой, которым он был. Как он записал в блокноте: «И я тоже пытался утверждать — но ах». Как заметил итальянский критик Клаудио Магрис, он был Иисусом, который жаждал быть Дионисом.

    В середине 1870-х годов Ницше предпринял более десяти лет беспокойных скитаний из горной страны Верхний Энгадин на юг Франции и далее в Италию в поисках места, где мог бы отдохнуть его утомленный и все более неистовый дух. .Лесли Чемберлен пишет:

    …За почти десять лет скитаний Ницше пожил в Сорренто, Генуе, Венеции, швейцарских Альпах, Цюрихе и Ницце. Став Странником, разговаривая со своей Тенью, он получил общий опыт общения с изгнанниками от Диогена до Данте. Какой славой было быть бездомным, и как это углубило его чувство европейца! 4

    Подобно многим немцам до него, особенно его любимому Гёте, Ницше достаточно было ступить на итальянскую землю, чтобы влюбиться в эту страну.В Турине, куда он приехал в апреле 1888 года, он думал, что наконец нашел свое истинное место. — Но Турин! он написал своему другу Петеру Гасту в восклицательном стиле возбужденного туриста.

    …Какой достойный и серьезный город! Вовсе не столица, совсем не современная, как я опасался, а княжеская резиденция семнадцатого века, обладающая лишь единственным властным вкусом во всем — при дворе и в дворянстве. Везде сохранен аристократический покой: нет мелких предместий; единство вкуса даже в вопросах цвета (весь город желтый или красновато-коричневый).И классическое место для ног, как для глаз! Какая прочность, какие тротуары, не говоря уже об автобусах и трамваях, организация которых здесь граничит с изумительной! Здесь можно жить, кажется, дешевле, чем в других известных мне крупных итальянских городах; Кроме того, меня еще никто не обманывал. Я имею статус ufficiale tedesco (тогда как прошлой зимой я фигурировал в официальном реестре иностранцев Ниццы comme Polonais ). 5 Невероятно — какие серьезные и торжественные дворцы! И стиль дворцов, без всякой вычурности; улицы чисты и серьезны — и все куда более достойно, чем я ожидал! Самые красивые кафе, которые я когда-либо видел.Эти пассажи несколько необходимы, когда климат такой изменчивый, но они просторны — не угнетают. Вечер на мосту По — славный! За гранью добра и зла!

    Через девять месяцев после написания этой дифирамбы идеализированному городу Ницше бросился на шею плохо обращавшейся лошади на Виа По и впал в слабоумие, от которого уже никогда не оправится.

    В Ницше в Турине Лесли Чемберлен заявляет о своих намерениях в первой строке предисловия: «Эта книга — попытка подружиться с Ницше.Естественно, читательское сердце немного дрогнет, и Чемберлен это знает. «Философы могут улыбаться, — пишет она, — но мне кажется важным приблизительно знать, каково было идти по дороге с этим напряженным, обаятельным, злобным и непонятым мыслителем, столь важным для нашего времени». Ей удивительно удается передать чувство человека и мыслителя во всей его необычности. Его друг Эрвин Роде сказал о нем, что он был похож на человека, приехавшего из страны, где больше никто не жил.О себе Ницше заметил: «Некоторые люди рождаются посмертно».

    Одиночество было условием его жизни: «У меня уже сорок три года позади, и я так же одинок, как и в детстве». В июле 1888 года, сверхъестественно звучащим как его обожаемый Генрих фон Клейст в конце его привязей, Ницше написал из деревни Зильс-Мария, своего убежища в Верхнем Энгадине, Мальвиде фон Мейзенбуг, одной из тех женщин, которые заботились о нем. гораздо больше, чем он мог понять или признать.

    У меня невольно нет ни для кого слов, потому что у меня все меньше и меньше желания позволять кому-либо заглянуть в трудности моего существования. Вокруг меня действительно великая пустота . В буквальном смысле нет никого, кто мог бы понять мою ситуацию. Самое ужасное, это, без сомнения, не слышать за десять лет ни одного слова, которое на самом деле дошло до меня через и — понимать это, понимать как нечто необходимое! Я дал человечеству его самую глубокую книгу. 6 Как за это искупить! Она ставит человека вне всякого человеческого общения, приносит невыносимое напряжение и уязвимость — ты дикий зверь, которого постоянно ранят. Рана в том, что не слышать никакого ответа и нести, самое страшное, на своих плечах, одному, бремя, которое хотелось бы разделить, сбросить (иначе зачем писать?). Можно умереть, будучи «бессмертным»!

    Работы этого последнего периода в Турине — это крики из глубочайшей ямы одиночества.Здесь есть нехорошие мысли. 7 Конечно, без эксцессов не было бы необычайно острых и сокрушительных прозрений. 8 Если бы он был менее одиноким, ему, вероятно, не позволили бы говорить многое из того, что он говорил. Я полагаю, и я подозреваю, что он тоже верил, что именно общество женщин обуздало бы его язык, если бы не его мысль. И все же сейчас он так же нуждается в женской симпатии, как и при жизни.

    Он получает это сочувствие от Лесли Чемберлен.Она не ученый, по крайней мере, не в профессиональном смысле. В отличие от своего предмета, она лингвист, изучила немецкий и русский языки в Оксфорде и говорит на пяти языках. Она работала журналистом в Москве, написала книги по кулинарии и редактировала « Поваренную книгу футуристов» Маринетти (к настоящему времени улыбки философов превратятся в полноценные насмешки). Она проявляет почти материнскую симпатию и нежность к Ницше, прослеживая все более отчаянную траекторию его последних месяцев перед крахом в ужас и безумие.На первых страницах книги Ницше в Турине мы видим, как он едет на юг из Ниццы, чтобы впервые посетить Турин, беспокойный, привередливый и пылающий лихорадкой путешествий:

    В Савоне он, вероятно, неправильно понял табличку с платформой или пункт назначения на обочине поезда. Он говорил всего несколько слов по-итальянски и без очков был на три четверти слеп. Он посадил себя и свою ручную кладь в генуэзский поезд, а не в Турин. Обиженный собственной некомпетентностью, он обратил свой гнев на местных жителей Сампьердарены, обвинив их в эксплуатации его с высокими ценами, которые он не мог ни позволить, ни избежать.Результатом стал обездвиживающий приступ мигрени. Это, сказал он… Францу Овербеку, было его худшим путешествием в жизни.

    Однако Турин, самое аполлонийское из мест, сразу стал бальзамом для его беспокойного сердца. Он был и остается уникальным среди итальянских городов, демонстрируя скудные следы эпохи Возрождения, но выдавая свое савойское прошлое каждой массивной стеной и жуком-монументом. Это спланированный город, узкие каньоны улиц расположены в совершенно неитальянской сетке. Здесь Ницше нашел пристанище в доме Давиде Фино и его семьи на ул.6 Виа Карло Альберто. Его комната, как рассказывает нам Лесли Чемберлен, «находилась на верхнем этаже четырехэтажного дома». 9 Он сразу перешел к «экономному и практическому» распорядку: простая еда, мало алкоголя (какая ирония, что такой преданный последователь Диониса должен был быть почти трезвенником) и строгие физические упражнения. (Во всех своих работах он настаивал на одинаковой важности философии тела и разума, защищая тело от таких философов, как Декарт, которые, как он считал, презирали его как простой сосуд для «духа».») Помимо гимнастики, 10 Ницше был заядлым ходячим. А Турин создан для прогулок, с его десятью километрами аркад, аккуратными парками, великолепными видами на реку По.

    И как всегда была работа. В эти последние месяцы (он оставался в Турине с апреля по июнь, когда посетил свою возлюбленную Зильс-Марию и вернулся в Турин в сентябре) его производительность была поразительной. Сначала было «Дело Вагнера », в котором он, наконец, кристаллизовал свои аргументы против того, что он считал декадентским обманом музыки Вагнера.Глава, которую Чемберлен посвящает «Делу Вагнера» и музыкальным теориям Ницше в целом, является эстетической кульминацией ее книги. Ницше, с той тяжеловесной легкомысленностью, которая была свойственна ему в конце, решил противопоставить Вагнеру Бизе из всех композиторов. Что ему нравилось в Кармен , заявлял он, так это ее легкость, ее податливость, ее «вежливость», «ее африканскую жизнерадостность». «Что хорошо, то светло, все божественное ходит на тонких ногах» — вот первое положение моей эстетики.

    Чего нам, алькионам, не хватает в Вагнере — la gaya scienza ; легкие ноги; юмор, огонь и грация; смелая логика; танец звезд; буйная духовность; дрожь южного света; гладкое море — совершенство.

    С другой стороны, музыка Вагнера имеет для него свинцовую тяжесть китча. Ницше всегда приводил «актера» как противоположность подлинному человеку, и теперь он видел Вагнера как театральное явление: «Как музыкант… он был только тем, чем он был вообще: он стал музыкантом, он стал поэтом, потому что тиран внутри него, его актерский гений заставил его. 11 Тональной ловкостью рук и драматическими мелочами Вагнер «покорил толпу, он испортил вкус».

    Все, что когда-либо выросло на почве скудости жизни, вся фальшивая индустрия трансцендентного и потустороннего, нашла своего самого возвышенного выразителя в искусстве Вагнера — не в формулах: Вагнер слишком умен для формул, — а в убедительности чувственности. , что со своей стороны делает ум гнилым и усталым. Музыка как Цирцея… 12

    Однако, как указывает Чемберлен, здесь, как и везде, позиция Ницше была глубоко двусмысленной.Композитор-неудачник (когда Вагнер назвал его так, Ницше резко ответил, обвинив Вагнера в том, что он неудавшийся филолог), Ницше с горьким удовольствием защищал относительно незначительную Кармен , а не эпическую авантюру Кольцо . Он, конечно, ревновал к Вагнеру (как композитору и мужу) и знал это. Якобы осуждая Parsifal как «творение гения по своей соблазнительности», он признал: «Я восхищаюсь этим произведением; Я хотел бы, чтобы это написал сам, в отсутствии которого я это понимаю.

    Дело Вагнера — это не только аргумент, но и обличение, и в его рассказе о композиторе различимы ранние признаки психического расстройства, которое набирало силу по мере того, как сифилис разъедал его мозг. Все книги Ницше, 13 , как выразился Чемберлен, «импровизируют; они асимметричны, прерывисты, плотно концентричны, но без явного центра», но, какими бы блестящими они ни были, произведения, написанные в этот последний, краткий отрезок его жизни, с их новой нотой пронзительного и отчаяния безошибочно указывают в направлении безумие.Повышенный тон, который раньше звучал как романтическая рапсодия, но на самом деле был результатом того состояния философского изумления, нормального для Ницше, теперь тревожно напоминает разглагольствования уличного фанатика.

    Ницше заявил, что его программа есть не что иное, как «переоценка всех ценностей», и именно этой звонкой фразой он заканчивает другую книгу, написанную им в Турине, Антихристианскую , которую он задумал как первый том в большой запланированной работе, которая будет иметь общее название Переоценка всех ценностей .Ницше поставил перед западной философией — а точнее, перед западной культурой в целом — вопрос подлинности, вопрос о том, как говорится в подзаголовке « Ecce Homo », «как человек становится тем, что он есть». Как он сказал в раннем сочинении «Шопенгауэр как воспитатель», «загадка, которую должен решить человек, может быть разрешена только в бытии, в бытии того, что он есть, а не в том, чтобы быть чем-то другим, в неизменном». 14 И все же, несмотря на все его резкие утверждения Жизни, его неоднократные увещевания любить нашу судьбу, принять нашу судьбу, присоединиться к Заратустре в танце радостной мудрости, будущий переоценщик всех ценностей сам был неизлечимо двусмыслен, как это было, возможно, неизбежно.Как писал Хайдеггер в другом контексте: «Тот, кто вопрошает метафизически, сам подвергается сомнению этим вопрошанием». 15 Ницше хотел сказать «да» обычным реалиям жизни, но именно эти реальности были ему недоступны. Он прекрасно осознавал свои эмоциональные и духовные слабости, но отказывался простить себя или позволить себе расслабиться в своей борьбе за формулировку философии, которая развеяла бы иллюзии. В этом он, безусловно, прекрасный пример того, чего можно достичь даже с самыми плохими материалами.Как говорит Лесли Чемберлен, «из-за своей неспособности жить он создал грозную жизнь».

    T wilight of the I dols, The Anti-Christian и Ecce Homo были написаны в последние месяцы в Турине. Ницше, должно быть, работал на раскаленном поле. Чувство этой восторженной поспешности — одна из вещей, которые делают эти книги такими захватывающими при чтении: когда мы следуем плавной линии его мысли, у нас создается впечатление, что это мы думаем.Именно то, что он считал самообманчивой природой христианства и принятием желаемого за действительное, довело его до последних высот яростного негодования в Сумерки I dols и особенно Антихристиане : личном боге, писал он, Бог, «который лечит простуду в нужный момент или говорит нам сесть в карету как раз перед тем, как начнется ливень, настолько абсурден, что его пришлось бы упразднить, даже если бы он существовал». Он настолько же поэт, насколько и философ (хотя сама его поэзия отвратительна), и нас убеждают его аргументы — если мы убеждены — силой и изяществом его языка в той же мере, что и строгостью его мысли.В «Сумерках I dols» он поставил перед собой цель «сказать в десяти предложениях то, что все остальные говорят в книге — то, что все остальные не говорят в книге…». И в отрывке, выброшенном из Ecce Homo , он заявляет:

    Мои письма трудны; Надеюсь, это не считается возражением? Чтобы понять самый сокращенный язык, на котором когда-либо говорил философ, — а также самый бедный формулами, самый живой, самый художественный, — нужно следовать процедуре, противоположной той, которая обычно требуется философской литературе.Обычно надо сгущать или расстраивать пищеварение: Меня надо разбавлять, сжижать, смешивать с водой, а то расстраивают пищеварение. 16

    В начале своей философской жизни Ницше писал о Шопенгауэре: «Судьба одиночества — это дар, который он получает от своих собратьев; где бы он ни жил, пустыня и пещера всегда с ним». 17 Теперь, когда он бродил по серо-голубым и охристым роскошным прошлой осенью в Турине, лелея свои ужасные мысли, он вошел в свое собственное состояние переносного самообмана.Последние письма душераздирающие, поскольку они перемежаются с приглушенными призывами о помощи к жалкому хвастливому хвастуну. О Ecce Homo он писал Питеру Гасту: «Оно настолько превосходит понятие «литература», что ему нет параллели даже в самой природе: оно буквально разрывает историю человечества надвое — высшая превосходная степень ». динамит… ». Городские ученые преклонялись перед ним в книжных магазинах, дамы заглядывались на него. Он задавался вопросом, не следует ли ему ходить по улицам переодевшись, как если бы кто-нибудь узнал его.Своей матери он написал:

    Я до сих пор не знал, что значит наслаждаться едой; честно говоря, я ем в четыре раза больше, чем в Ницце, плачу меньше , а с желудком пока вообще никаких проблем не было. По общему признанию, там и в других отношениях я получаю преференциальный режим; Определенно получить лакомые кусочки. Но везде одно и то же — люди считают меня человеком знатным; Вы бы удивились, как гордо и с каким достоинством расхаживает здесь ваше старое создание.

    Конец был близок. Его почерк начал портиться до такой степени, что только его мать могла прочитать его почерк. Через нее проходит фрагмент одного из дифирамбов Диониса этого времени; Лесли Чемберлен точно описывает его как «рильковскую чистоту и внутреннюю сущность»:

    Одиночество есть
    не боль, а созревание—
    Для которого солнце должно быть твоим другом.

    Теперь единственным другом, оставшимся у него, было солнце.На этой земле, как сказал о себе Клейст, ему не было никакой помощи. 18 У него были пронзительные приступы плача, сопровождавшиеся дрожью и гримасами лица. Он спрятался в своей комнате на Виа Карло Альберто, наблюдая, как крепнет зима. Рождество пришло и прошло, а 3 января на Виа По он обнял клячку извозчика и рухнул на тротуар. Полицию уже вызвали, когда прибыл его любезный домовладелец Давиде Фино. Ницше узнал его, и Фино привел его домой, где за запертой дверью своей комнаты он бредил, разглагольствовал и танцевал обнаженным в уединенной вакханалии своего безумия.

    Из Турина его перевели в клинику в Базеле, где его лечил доктор Вилле — еще один из иронически названных призраков, окружавших его в конце, — а позже его мать увезла в Наумбург, после смерти которой в 1897 г. сестра привезла его в Веймар, где поселила в своем доме на вилле Зильберблик. К тому времени слава Ницше распространилась по всей Европе, а его книги приносили большие гонорары, которые Элизабет использовала, чтобы придерживаться стиля, к которому она не привыкла.Граф Гарри Кесслер посетил виллу в 1897 году и оставил отчет о печальном состоянии, в которое погрузился философ: «На безжизненном, дряблом лице еще видны глубокие морщины, изрытые мыслью и усилием воли, но как бы смягчившиеся, и разглаживаются. В его выражении бесконечная усталость».

    Во время следующего визита Кесслера разбудил ночью громкий рев из комнаты Ницше. Я наполовину встал и опять услышал раз или два протяжные, грубые, стонущие звуки, которые он издавал с полной силой.В 1898 году он перенес небольшой инсульт, а в следующем году — более серьезный. Он еще больше ослабел и едва мог говорить. Однажды, когда ему в руки дали новую книгу, он сказал: «Разве я тоже не писал хороших книг?» 19 В августе 19.00 простудился, стало трудно дышать. 25-го он перенес еще один инсульт и умер.

    Утверждение было его кредо. Даже в самой глубокой яме своего отчаяния, в октябре прошлого года в Турине, когда его рассудок рушился, он смог поставить этот абзац во главе Ecce Homo :

    В этот прекрасный день, когда все созрело и не только виноград побурел, на мою жизнь упал луч солнца: Я оглянулась.Я смотрел перед собой, я никогда не видел так много и таких хороших вещей вместе. Не напрасно я сегодня похоронил свой сорок четвертый год, я был уполномочен хоронить его — что было в нем от жизни, то спасено, бессмертно. Первая книга Переоценка всех ценностей , Песни Заратустры , Сумерки I dols , моя попытка философствовать с молотком — все это дары его года, даже последней его четверти! Как я должен быть благодарен всей своей жизни? —Итак, я рассказываю себе свою жизнь. 20

    Несмотря на неправильное понимание этого человека и неправильное прочтение его работ, которые заставили многих считать его пагубным, Ницше остается одним из величайших и самых глубоких мыслителей современности. Без него было бы трудно представить философскую и литературную карту ХХ века, от Хайдеггера до Поля де Мана, от Фрейда до Лакана, от Томаса Манна до Милана Кундеры. В кажущихся небрежными афоризмах — «Нет никаких моральных явлений, а есть только моральное истолкование явлений» 21 — Ницше разрушил целые стены дома западной философии.Он принес нам известие о смерти Бога как поддерживающую фикцию, предпринял разрушительную атаку на основы христианства, разоблачил презрение к естественной жизни, в котором, по его мнению, были виновны как священники, так и философы.

    Не в последнюю очередь он поставил в прозе, прекрасной даже в переводе, замечательное своей проницательностью, честностью, величием и весельем поэтическое истолкование жизни. Игнорируемый в свое время, оклеветанный в наше время, Ницше за все свои неудачи — а он знал, что он «человек, слишком человек» — представляет собой определяющую интеллектуальную фигуру, чей свет погас на заре века, столь многие из чьи муки и ужасы он пророчествовал.По формулировке Уильяма Гасса, «Ницше раскусывал наши ценности, как если бы они были подозрительными монетами, и оставлял в каждой из них отпечаток своего зуба…». 22

    Фридрих Ницше о том, почему для полноценной жизни нужно принимать трудности, а не бежать от них — The Marginalian

    Немецкий философ, поэт, композитор и писатель Фридрих Ницше (15 октября 1844 г. — 25 августа 1900 г.) — один из самых выносливых, влиятельных и часто цитируемых умов человечества — и он казался удивительно уверенным в том, что в конечном итоге он способ.Ницше, как известно, назвал толпу философов «капустными головами», сокрушаясь: «Моя судьба — быть первым порядочным человеком. Я ужасно боюсь, что однажды меня объявят святым». В одном письме он размышлял о том, что потомки будут наслаждаться его творчеством: «Мне кажется, что взять мою книгу в руки — одно из редчайших отличий, которые кто-либо может себе присвоить. Я даже предполагаю, что при этом он снимает обувь, не говоря уже о сапогах.

    Полтора века спустя здоровое эго Ницше оказалось в значительной степени правильным — по удивительной и удивительно современной причине: он заверяет, что величайшие награды в жизни проистекают из того, что мы сталкиваемся с невзгодами. Более чем за столетие до нашего нынешнего прославления «дара неудачи» и нашего фетишизма неудач как пути к бесстрашию, Ницше превозносил эти ценности с равной долей помпезности и ясности.

    В одном особенно показательном образце из своих многочисленных афоризмов, написанном в 1887 году и опубликованном в посмертной подборке из его записных книжек Воля к власти ( публичная библиотека ), Ницше пишет под заголовком «Типы моих учеников» :

    Людям, которые имеют ко мне какое-либо отношение, Желаю страданий, одиночества, болезней, дурного обращения, унижений — Желаю, чтобы они не оставались чужды глубокого презрения к себе, муки недоверия к себе, убожества о побежденных: мне их не жалко, потому что я желаю им единственного, что может сегодня доказать, достоин человек чего-либо или нет, — чтобы он выстоял.

    (Полвека спустя Уилла Катер остро повторила это мнение в беспокойном письме своему брату: «Проверка порядочности человека — это то, сколько сил он может выдержать после того, как перестал заботиться о нем». )

    Со своим фирменным сочетанием остроумия и мудрости Ален де Боттон, который размышляет о таких предметах, как психологические функции искусства и о том, что литература делает для души, пишет в совершенно замечательном Утешении философии ( публичная библиотека ):

    Единственный среди кочанов капусты Ницше понял, что трудности любого рода должны приветствоваться теми, кто ищет удовлетворения.

    Мало того, Ницше также считал, что лишения и радость действуют в своего рода осмотической взаимосвязи — уменьшение одного влечет за собой уменьшение другого — или, как незабываемо выразилась Анаис Нин, «великое искусство родилось из великих ужасов, великого одиночества, великие запреты, нестабильность, и она всегда уравновешивает их». В Веселая наука ( публичная библиотека ), его трактате о поэзии, в котором было придумано его знаменитое заявление «Бог мертв», он написал:

    Что, если бы удовольствие и неудовольствие были так связаны друг с другом, что тот, кто хотел бы, чтобы имел как можно больше одного, должен был бы также иметь как можно больше другого, — тот, кто хочет научиться «ликовать до небес» тоже надо быть готовым к «депрессии до смерти»?

    […]

    У вас есть выбор: либо как можно меньше неудовольствия , безболезненность короче… или как можно больше неудовольствия как цена за рост обилия тонких удовольствий и радостей, которыми еще редко наслаждались? Если вы выбираете первое и желаете уменьшить и понизить уровень человеческой боли, вы также должны уменьшить и понизить уровень их способности к радости .

    Он был убежден, что самые заметные человеческие жизни отражают этот осмос:

    Рассмотрите жизнь самых лучших и плодотворных людей и народов и спросите себя, может ли дерево, которое должно вырасти в гордую высоту, обойтись без непогоды и бури; Разве несчастье и внешнее сопротивление, некоторые виды ненависти, ревности, упрямства, недоверия, жестокости, жадности и насилия не принадлежат к числу благоприятных условий, без которых едва ли возможен какой-либо большой рост даже добродетели.

    Де Боттон выделяет убеждения Ницше и их непреходящее наследие:

    Наиболее полноценные человеческие проекты казались неотделимыми от степени мучения, источники наших величайших радостей лежали неловко рядом с источниками наших величайших страданий…

    Почему? Потому что никто не в состоянии создать великое произведение искусства без опыта, ни сразу добиться светского положения, ни быть великим любовником с первой попытки; и в промежутке между первоначальной неудачей и последующим успехом, в промежутке между тем, кем мы хотим стать однажды, и тем, кем мы являемся в настоящее время, должны прийти боль, тревога, зависть и унижение.Мы страдаем, потому что не можем спонтанно освоить составляющие наполнения.

    Ницше стремился исправить веру в то, что удовлетворение должно прийти легко или не прийти вовсе, веру губительную по своим последствиям, ибо она заставляет нас преждевременно отступать от проблем, которые можно было бы преодолеть, если бы мы только были готовы к жестокости, законно требуемой почти всем ценным.

    (Или, как выразился Ф. Скотт Фицджеральд в своем чудовищно, восхитительно неграмотном заявлении, : «Ничего хорошего не бывает трудным.)

    Ницше пришел к этим идеям окольным путем. В молодости он находился под сильным влиянием Шопенгауэра. В возрасте двадцати одного года он случайно наткнулся на шедевр Шопенгауэра «Мир как воля и представление » и позже рассказал об этом основополагающем жизненном повороте:

    .

    Я взял его в руки как нечто совершенно незнакомое и перевернул страницы. Я не знаю, какой демон шептал мне: «Возьми эту книгу домой». Во всяком случае, это случилось, что было противно моему обыкновению никогда не спешить с покупкой книги.Вернувшись домой, я бросился в угол дивана со своим новым сокровищем и позволил этому динамичному, мрачному гению воздействовать на меня. Каждая строчка кричала отречением, отрицанием, покорностью. Я смотрел в зеркало, которое отражало мир, жизнь и мой собственный разум с отвратительным великолепием.

    И не для того ли делают для нас величайшие книги, почему мы вообще читаем и пишем? Но Ницше в конце концов пришел к несогласию с пораженчеством Шопенгауэра и постепенно расцвел в своих собственных идеях о ценности трудностей.В письме 1876 года Козиме Вагнер — второй жене знаменитого композитора Рихарда Вагнера, с которым Ницше подружился, — он заявил, более чем через десять лет после знакомства с Шопенгауэром:

    Удивитесь ли вы, если я признаюсь в том, что постепенно возникло, но более или менее внезапно вошло в мое сознание: в несогласии с учением Шопенгауэра? Практически по всем общим положениям я не на его стороне.

    Этот поворотный момент — то, как Ницше пришел к убеждению, что трудности — это трамплин для счастья и самореализации.Де Боттон прекрасно запечатлел это:

    .

    Поскольку удовлетворение — это иллюзия, мудрый должен посвятить себя избеганию боли, а не поиску удовольствия, живя спокойно, как советовал Шопенгауэр, «в маленькой огнеупорной комнате» — совет, который теперь показался Ницше одновременно робким и неверным, извращенной попыткой жить, как он уничижительно выразился несколько лет спустя, «спрятавшись в лесах, как пугливые олени». хорошо.

    И это, возможно, является причиной того, что нигилизм вообще, и Ницше в частности, недавно возродился в поп-культуре — предмет фантастического недавнего выпуска Radiolab. Мудрый и чудесный Джад Абумрад элегантно передает очарование таких учений:

    Весь этот поп-нигилизм вокруг нас не о сносе властных структур или объятии небытия — это просто: «Посмотрите на меня! Посмотри, какой я смелый!»

    Цитирование Ницше, другими словами, является для нас способом показать другим, что мы не боимся, что трудности нас не сломят, что невзгоды только укрепят нас.

    И, возможно, в этом нет ничего плохого. Ведь Виктор Франкл был антиподом нигилисту, а ведь мы идем к нему по той же причине — чтобы убедиться, утешиться, почувствовать, что мы можем терпеть.

    Воля к власти остается незаменимой, а Философские утешения превосходны в своей совокупности. Дополните их более легкой порцией Ницше — его десятью правилами для писателей, изложенными в любовном письме.

    Фридрих Ницше > Отдельный философ > Философия

    Введение | Жизнь | Работа

    Фридрих Ницше
    (Фотография, ок. 1875 г.)

    Фридрих Вильгельм Ницше (1844 — 1900) был немецким философом и филологом XIX века. Он считается важным предшественником движения экзистенциализма (хотя он не попадает четко в какую-либо конкретную школу ), и его работа породила обширную вторичную литературу как в традициях континентальной философии, так и в аналитической философии 20-го века. .

    Он бросил вызов основам христианства и традиционной морали , лихо утверждая, что «Бог мертв» , что привело к (в целом оправданным) обвинениям в атеизме, моральном скептицизме, релятивизме и нигилизме. Его первоначальные представления о «воле к власти» как главном мотивирующем принципе человечества, о «берменше» как цели человечества и о «вечном возвращении» как средстве оценки своей жизни, все они породили много дискуссий и аргументов среди ученых.

    Он написал обильно и глубоко в течение многих лет в условиях нездоровья и часто сильной физической боли, в конце концов скончавшись от тяжелой психической болезни . Многие из его работ остаются противоречивыми и открытыми для противоречивых интерпретаций , а его уникальный провокационный и афористичный стиль письма, и его нетрадиционный и часто спекулятивный мыслительный процесс принесли ему много врагов как великий хвалят .Однако его жизнеутверждающие идеи вдохновляли ведущих деятелей всех областей культурной жизни , а не только философии, особенно в континентальной Европе.

    Ницше (произносится как NEE-cha ) был родившимся 15 октября 1844 года в маленьком городке Rcken bei Ltzen , недалеко от Лейпцига в прусской провинции Саксония (современная Германия). Его отцом был Карл Людвиг Ницше (лютеранский пастор и бывший учитель), а его матерью была Франциска Олер , и у пары было двое других детей, Элизабет (род. в 1846 г.) и Людвиг Йозеф (род. в 1848 г.). ).Он родился с тяжелой миопией и всегда был хрупким и болезненным ребенком.

    Отец Ницше умер от болезни мозга в 1849 году (когда Ницше было всего пять лет), после более года боли и страданий, а его младший брат умер вскоре после этого, в 1850 году. Эти события вызвали у Ницше вопрос почему Бог заставляет хороших людей так страдать, и были решающим фактором в его ранних сомнениях в христианстве . Затем семья переехала в Наумбург , где они жили с бабушкой Ницше по отцовской линии и двумя его незамужними тетушками .После смерти бабушки Ницше в 1856 году семья переехала в свой собственный дом .

    Ницше посещал школу для мальчиков , а затем частную школу , прежде чем начать посещать Domgymnasium в Наумбурге в 1854 году. , как это ни парадоксально, также в религиозном образовании . Всемирно признанная школа Schulpforta приняла его в качестве ученика в 1858 году, и он продолжал учебу там до 1864 года, получив важное введение в литературу (в частности, в литературу древних греков и римлян ) и вкус жизни за пределами своего раннего провинциального христианского окружения.

    После окончания университета в 1864 году Ницше начал изучать богословие и классическую филологию (изучение литературных текстов и лингвистики) в Боннском университете , якобы с целью последовать за своим отцом в священство . Однако после всего лишь одного семестра (к большому разочарованию матери) он прекратил свои богословские занятия и объявил, что потерял веру (хотя двумя годами ранее он уже утверждал, что исторических исследований дискредитировал центральных учений христианства).Затем Ницше сосредоточился на филологии под руководством профессора Фридриха Вильгельма Ритчля (1806–1876), за которым он последовал в Лейпцигский университет в следующем году, выпустив свои первые филологические публикации вскоре после этого.

    В 1865 году Ницше тщательно изучил работы Артура Шопенгауэра, а в 1866 году он прочитал Фридриха Альберта Ланге «Историю материализма» ( «История материализма» ).Эти работы, а также растущий интерес Европы к науке , теории естественного отбора Чарльза Дарвина и общему бунту против традиции и авторитету сильно заинтриговали Ницше, и он надеялся, что расширит его горизонты за пределами филологии и изучать больше философии.

    После того, как его один год добровольной службы в прусской армии был прерван несчастным случаем во время езды в марте 1868 года, он вернулся к учебе и закончил позже в 1868 году.Хотя в то время он рассматривал возможность отказа от науки в пользу науки , он тем не менее принял предложение стать профессором классической филологии в Базельском университете в Швейцарии. Он отказался от своего прусского гражданства и после этого официально оставался лицом без гражданства. Хотя он действительно служил в прусских войсках во время франко-прусской войны с 1870 по 1871 год в качестве санитара (будучи свидетелем ужасов войны , а также заразившись дифтерией и дизентерией ), он наблюдал создание Германской империи и милитаристскую эру Отто фон Бисмарк как скептически посторонний.

    Во время своего пребывания в Базеле Ницше часто посещал Рихарда Вагнера и его жену Козиму и был принят в их ближайшее окружение. Вагнер твердо верил в теорию Шопенгауэра о том, что великое искусство было единственным способом преодолеть страдания, присущие человеческому существованию, и он стал чем-то вроде суррогатного отца Ницше. В 1872 году он опубликовал свою первую книгу, «Рождение трагедии из духа музыки» , глубоко пессимистическую работу в стиле Шопенгауэра и Вагнера, в которой он среди прочего утверждал, что лучшее главное было не родиться, а вторым лучшим было умереть молодым.Однако его бывший учитель и наставник, профессор Ритчль, порицал ее за отсутствие филологической строгости . Постепенно, начиная с 1876 года, его растущая дружба с Полем Ре повлияла на него, и он отказался от пессимизма своих ранних работ, и вскоре он окончательно порвал с Вагнером, чей растущий национализм вызывал у Ницше тошноту.

    Он преследовал свою собственную индивидуалистическую философию и в 1878 году опубликовал противоречивую и изолирующую «Menschliches, Allzumenschliches» ( «Человеческое, слишком человеческое» ).В 1879 г., безнадежно потеряв связь со своими коллегами по Базельскому университету и после значительного ухудшения здоровья, которое вынуждало его брать все более и более продолжительные отпуска, пока регулярная работа не стала невыполнимой, Ницше был вынужден уйти в отставку со своей должности в Базеле. Его здоровье всегда было ненадежным , с моментами острой близорукости , мигрени головных болей и сильных расстройств желудка , возможно, в результате сифилиса заразившегося в студенческом общежитии.В поисках паллиативного средства для своего слабого здоровья он часто путешествовал в течение следующих десяти лет, живя (на свою пенсию из Базеля, а также на помощь от друзей) как независимый автор недалеко от Санкт-Морица в Швейцарии, в итальянских городах Генуя , Рапалло и Турин , и во французском городе Ницца . Между 1881 и 1888 годами он неоднократно возвращался в скудно обставленную арендованную комнату в Зильс-Мария в швейцарских Альпах, где он написал некоторые из своих самых важных работ, писал до полудня, а затем гулял в горах днем.Время от времени он возвращался в Наумбург, чтобы навестить свою семью и своих бывших учеников, Петера Гаста (он же Генрих Кселиц : 1854–1918) и Франца Овербека (1837–1905), которые оставались неизменно верными друзьями.

    Таким образом, это ознаменовало наиболее продуктивный период Ницше и, начиная с «Menschliches, Allzumenschliches» 1878 года, он будет публиковать одну книгу (или большую часть книги) каждый год до 1888 года, последнего года его творчества. .Ему не везло или не везло с романтическими отношениями , многих женщин явно отталкивали его огромные усы . В 1882 году, а также публикации первой части «Die frhliche Wissenschaft» ( «Веселая наука» ), он познакомился с Лу Андреасом Салом (1861 — 1937), одаренным учеником и другом Вагнер , Фрейд и Рильке среди других. Они вместе путешествовали по Италии вместе с его большим другом Полем Ре, но настроение Ницше сильно упало, когда она отказалась от его предложения руки и сердца .

    Перед лицом возобновившихся приступов болезни , в полной изоляции после ссоры с матерью и сестрой из-за Саломеи и терзаемый суицидальными мыслями , Ницше бежал в Рапалло , где он написал первую часть «Также говорил Заратустра» ( «Так говорил Заратустра» ) всего за десять дней. Книга была издана в четырех частях между 1883 и 1885 годами, но рынок получил ее только в той степени, в которой это требовалось вежливостью , и книга осталась в значительной степени непроданной .Плохое восприятие нового отчуждающего стиля и атеистического содержания «Заратустры» усилило его изоляцию и сделало его фактически непригодным для работы в любом немецком университете. Он лелеял чувства мести и обиды и порвал со своим антисемитским немецким редактором Эрнстом Шмейцнером , печатающим «Jenseits von Gut und Bse» ( «По ту сторону добра и зла» 4 90) в на собственные средства в 1886 г., несмотря на острую нехватку средств.

    Очень медленно его работа вызывала все больший интерес , но у него по-прежнему были частые и болезненные приступы болезни , что делало длительную работу невозможной. Георг Брандес , начавший преподавать философию Срена Кьеркегора в 1870-х, прочитал одну из первых лекций по философии Ницше в конце 1880-х. В 1887 году он опубликовал «Zur Genealogie der Moral» ( «О генеалогии морали» ), которую многие ученые считают его самой важной работой. «Gtzen-Dmmerung» ( «Сумерки идолов» ) и «Der Antichrist» ( «Антихрист» ( «Антихрист» 8 ) и 8 и 8 его , 8 , 8 0514 9 , его настроение, казалось, несколько улучшилось. В конце 1888 года он написал свою автобиографическую и эксцентрично самовосхваляющую «Ecce Homo» .

    Однако в Турине в начале 1889 года у Ницше впервые проявились явные признаки психического заболевания .Он отправлял причудливые короткие письма, известные как «Wahnbriefe» (или «Письма о безумии» ) разным друзьям, в которых он утверждал, что он Иисус, Наполеон, Дионис, Будда и Александр Великий среди других. , и видел себя почти как фигура Бога , принимающая на себя страдания всего человечества. В конце концов, его старый друг Овербек отправился в Турин и привез Ницше обратно в психиатрическую клинику в Базеле. Теперь, полностью во власти безумия (по-разному приписываемого сифилису, раку мозга и лобно-височной деменции), он был переведен в клинику Йены , где за ним ухаживали его мать и сестра, и где различные неудачные были предприняты попытки излечения, пока его мать , наконец, не забрала его к себе домой в Наумбург.

    По иронии судьбы, прием и признание Ницше пережили свой первый всплеск в этот период, когда Овербек и Гаст опубликовали некоторые из его еще неопубликованных работ (хотя они сохранили «Антихрист» и «Ecce Homo» из-за их большего содержания радикалов ). В конце 19-го века идеи Ницше обычно ассоциировались с анархистскими движениями и, по-видимому, имели внутри них влияние, особенно во Франции и Соединенных Штатах.У него было несколько последователей среди левых немцев в 1890-х годах; Однако немецкие консерваторы хотели запретить его работу как подрывную .

    После смерти матери в 1897 году Ницше жил в Веймаре , где о нем заботилась его сестра Элизабет. Многие люди, в том числе Рудольф Штайнер (1861 — 1925), приходили к нему в гости, но он оставался необщительным . В 1898 и 1899 годах он перенес как минимум два инсульта , которые частично парализовали его и сделали его неспособным говорить или ходить, а после еще одного инсульта в следующем году в сочетании с пневмонией он умер 25 августа 1900 года.Он был похоронен рядом с отцом в церкви Ркен .

    Книги Ницше, как правило, более сознательно литературны , чем книги большинства философов, и часто больше похожи на романы , чем на тщательно аргументированные философские трактаты. Философия в них, таким образом, часто должна быть «выдрессирована» , оставляя их открытыми для различных интерпретаций (печально известная и вечная проблема с работами Ницше).

    Он также писал в уникальном провокационном стиле (он называл себя «философом молота» ), и он часто выступал с резкой критикой христианства и великих философов, таких как Платон и Кант, в большинстве оскорбительные и кощунственные термины возможны (учитывая контекст Европы 19-го века). В его аргументах часто использовались ad-hominem (или личные) нападки и эмоциональные призывы , и он был склонен прыгать от одного грандиозного утверждения к другому с небольшой устойчивой логической поддержкой или разъяснением связи между его идеями.Все эти аспекты стиля Ницше противоречили традиционным ценностям в философских сочинениях, и они отдалили Ницше от академического истеблишмента как в свое время, так и, в меньшей степени, сегодня, когда его все еще часто отвергают как непоследовательные. и спекулятивные.

    Многие из его работ остаются спорными , а значения и относительная значимость некоторых из его ключевых концепций остаются спорными . Его отличительный стиль немецкого языка , его любовь к афоризму и дистанция , которую он поддерживал от основных существующих философских школ, привели к его последующему принятию многими и разнообразными политическими движениями как на правых , так и на осталось .Политические диктатора 20-го века, включая Сталина , Гитлера и Муссолини , все читали Ницше, а нацистов использовали (по общему признанию выборочно ) философию Ницше, что вызвало ассоциацию Ницше с Ницше. репутация страдает после Второй мировой войны.

    Что необычно для крупного философа, его влияния были столь же нефилософскими , как и философскими, включая филолога Фридриха Вильгельма Ритчля (1806–1876), швейцарского искусствоведа Якоба Буркхардта (1818–1897), русские романисты Федор Достоевский (1821 — 1881) и Лев Толстой (1828 — 1910), поэт Шарль Бодлер (1821 — 1867), композитор Рихард Вагнер (1813 — 1890 и 6090 и 1883) натуралист Чарльз Дарвин (1809 — 1882).Влияние таких философов, как Платон, Иммануил Кант, Джон Стюарт Милль и Артур Шопенгауэр, хотя и было важным, было почти полностью отрицательным . Тем не менее сами идеи Ницше оказали большое влияние на нескольких выдающихся европейских философов, включая Мишеля Фуко, Жиля Делёза (1925–1995), Жака Деррида, Мартина Хайдеггера, Альбера Камю (1913–1960) и Жан- Поля Сартра, а также ведущих деятелей других сфер культурной жизни.

    Его большинство важных книг включают «Menschliches, Allzumenschliches» ( «Человеческий, все тоже человека» ) из 1878, «Die Frhliche Wissenschaft» ( «Гей-наука» ) 1882, «также sprach zarathustra» ( ( » « ) 1886, « Zur Genealogie der Moral » ( ( » на генеалогии морали « ) 1887 г. и » Gtzen-dmmerung « ( » Сумерки Идолы» ) и «Антихрист» ( «Антихрист» ), оба 1888 года.Именно в этих книгах Ницше развивает некоторые из своих основных тем (которые более подробно обсуждаются ниже), в том числе его «имморализм» , его взгляд на то, что «Бог мертв» , его представления о » воля к власти» и «берменш» , и его предложение «вечного возвращения» .

    В «Этике» Ницше называл себя «имморалистом» и резко критиковал выдающиеся моральные схемы своего времени, включая христианство , кантианство и утилитаризм.Однако вместо того, чтобы разрушить мораль, Ницше хотел переоценки ценностей иудео-христианства, предпочитая более натуралистический источник ценности, который он находил в жизненных импульсах самой жизни . В своем «По ту сторону добра и зла» он, в частности, утверждал, что мы должны выйти за рамки упрощенной христианской идеи Добра и Зла в нашем рассмотрении морали.Ницше рассматривал господствующую христианскую систему веры не только как неправильную , но как вредную для общества , потому что она эффективно позволяла слабым управлять сильными, душила художественное творчество и, что особенно важно, подавляла « волю к власти ». которую он видел как движущую силу человеческого характера. У него было укоренившееся недоверие к всеобъемлющим и неизбирательным правилам, и он твердо верил, что отдельные люди имеют право на индивидуальные виды поведения и доступ к отдельным областям знаний .

    Таким образом, в отсутствие Бога все ценности, истины и стандарты должны быть созданы нами , а не просто переданы нам какой-то внешней силой , что Ницше (и экзистенциалисты, которые позже приняли эту идею) придающая силы , пусть и не утешительная, вещь. Его выход из вакуума, оставленного отсутствием религии, заключался, по существу, в том, чтобы «быть самим собой» , быть верным себе, быть раскованным, жить полной жизнью и иметь силу духа, чтобы нести свою собственную проект, невзирая ни на какие препятствия или заботы о других людях, слабых и т.д.Это была его главная предпосылка, а также цель , к которой, по его мнению, должна быть направлена ​​вся Этика.

    Однако Ницше восставал не только против ценностей христианства. Он также критически относился к традиции светской морали ; «стадных ценностей» , как он их называл, повседневных масс человечества; и, по крайней мере, некоторые традиции, восходящие к Древней Греции , в основном традиции Сократа и Платона.

    Он утверждал, что первоначальная система морали была «моралью господ» , восходящей к Древней Греции, где ценность возникает как контраст между хорошим (черты, обнаруженные в гомеровской герой: богатство, сила, здоровье и могущество) и плохой (тип черт, традиционно ассоциируемых с рабами в древние времена: бедный, слабый, больной и жалкий). «Мораль рабов» , напротив, возникла как реакция на господскую мораль и связана с еврейскими и христианскими традициями, где ценность возникает из контраста между хорошими (связанными с милосердие, благочестие, сдержанность, кротость и подобострастие) и злой (связанный с жестокостью, эгоизмом, богатством, снисходительностью и агрессивностью).Первоначально уловка среди иудеев и христиан, находящихся под властью Рима, чтобы ниспровергнуть ценности своих господ, оправдать свое положение и обрести власть для себя, Ницше видел в рабской морали лицемерную социальную болезнь , который настиг Европу, которая может работать только тем, что осуждает других как зло, и он призвал сильных мира разорвать навязанные ими самими цепи и утвердить свою собственную силу, здоровье и жизненную силу в мире .

    Знаменитое утверждение «Бог мертв» встречается в нескольких работах Ницше (в частности, в «Веселая наука» 1882 года) и побудило большинство комментаторов считать Ницше атеистом. Он утверждал, что современная наука и усиливающаяся секуляризация европейского общества фактически «убили» христианского Бога, который более тысячи лет служил основой смысла и ценности на Западе.Он утверждал, что это, в конечном счете, приведет к потере любого универсального взгляда на вещи и любого связного смысла объективной истины , оставив только наши собственные множественные, разнообразные и изменчивые перспективы , взгляд, известный как Перспективизм , типа эпистемологического релятивизма. (Среди других его известных цитат релятивистского характера: «Нет фактов, есть только интерпретации» и «Нет вечных фактов, как нет и абсолютных истин»).Однако некоторые комментаторы отмечают, что смерть Бога может привести за пределы голого перспективизма к откровенному нигилизму, вере в то, что ничто не имеет никакого значения и что жизни не хватает цели , и даже сам Ницше был обеспокоен тем, что смерть Бога оставит пустота там, где когда-то существовала определенность.

    В основе многих идей Ницше лежит его убеждение, что для достижения чего-либо стоящего, будь то восхождение на гору, чтобы полюбоваться видами или хорошая жизнь, необходимы трудности и усилия .Он дошел до того, что пожелал всем, кого он любил, жизни, полной страданий, болезней и серьезных жизненных неудач, чтобы они могли испытать преимущество преодоления таких неудач. У него была оригинальная философия « без боли, без выигрыша », и он считал, что для того, чтобы счастья в жизни было , необходимо жить опасно и рисковать . Таким образом, для Ницше печали и беды должны были быть не отрицаемыми или избегаемыми (особенно он презирал людей, которые обращались к выпивке или к религии ), но чтобы их приветствовали и взращивали и тем самым обращали к себе. преимущество.Примером тому служит известная цитата из его книги «Ecce Homo» : «Что меня не убивает, то делает меня сильнее».

    Важным элементом философского мировоззрения Ницше является концепция «воли к власти» , которая обеспечивает основу для понимания мотивации человеческого поведения. Его представление о воле к власти можно рассматривать как прямой ответ и вызов шопенгауэровской «воле к жизни» . Шопенгауэр считал всю вселенную и все в ней движимой изначальной волей к жизни, результатом которой является желание всех существ избежать смерти и произвести потомство .Он также видел в этом источник всего зла и несчастья в мире. Ницше, с другой стороны, апеллирует ко многим случаям, когда люди и животные добровольно рискуют своими жизнями , чтобы продвигать свою силу (особенно в таких случаях, как соперничество и война). Он предположил, что борьба за выживание является вторичным побуждением в эволюции животных и людей, менее важным, чем желание расширить свою власть .Он даже дошел до того, что положил материю как центр воли к власти. С точки зрения Ницше, опять-таки прямо противоречащей Шопенгауэру, воля к власти была во многом источником силы и положительной вещью .

    Он противопоставил свою теорию некоторым другим популярным психологическим взглядам своего времени, таким как утилитаризм (утверждающий, что все люди в основе своей хотят быть счастливыми, идея, над которой Ницше только смеялся) и платонизм (утверждающий, что что люди в конечном счете хотят достичь единства с добрым или, в христианском неоплатонизме, с Богом ).В каждом случае Ницше утверждал, что «воля к власти» дает более полезное и общее объяснение человеческого поведения.

    Еще одна концепция, важная для понимания мысли Ницше, — это концепция «берменша» , введенная в его книге 1883 года «Также sprach Zarathustra» ( «Так говорил Заратустра» ). По-разному переводится как «сверхчеловек» , «сверхчеловек» или «сверхчеловек» (хотя на самом деле это слово гендерно-нейтральное на немецком языке), это относится к человеку, который живет выше и выше удовольствия и страдания, рассматривая оба обстоятельства. одинаково, потому что радость и страдание, по его мнению, неразделимы .Берменш — это человек, который живет полной жизнью в соответствии со своими собственными ценностями, свободный дух, раскрепощенный и уверенный в себе, хотя и проявляющий скрытую щедрость духа и избегающий инстинктивно всех тех ценностей, которые Ницше считал отрицательными. Возможно, лучшим переводом bermensch в каком-то смысле является перевод « преодоление », который лучше описывает идею человечества, ищущего новый путь вперед в полной свободе и без необходимости в Боге , а также отражает нужно, как видел Ницше, для завоевания и преодоления всего удобного, беззаботного и трусливого внутри себя .

    Ницше видел в этом цель для всего человечества, и его отношение к более поздним нацистским интерпретациям и евгенике весьма спорно. Идея берменша была в какой-то степени заимствована нацистским режимом и в значительной степени основывалась на переизданной версии некоторых более поздних работ Ницше, написанной его сестрой Элизабет для пропаганды германской фашистской идеологии и арийских идеалов. обычно считается грубым (и, вероятно, преднамеренным) неправильным толкованием человека, который ненавидел все формы национализма и всегда продвигал индивидуализм .

    Точно так же его понятие «вечного возвращения» (или «вечного возвращения») вызвало много споров среди ученых. Ницше предположил, что если человек может вообразить, что его жизнь повторяется снова и снова на протяжении всей вечности, каждый момент повторяется точно таким же образом , то те, кто может с радостью воспринять идею , ipso facto возглавляют правильный образ жизни, и те, кто с ужасом отшатываются от этой мысли, еще не научились любить и ценить жизнь достаточно.Ницше почти наверняка не предполагает, что это буквально того, как устроен реальный мир (как предполагают некоторые), но он использует это как своего рода метафору , чтобы показать, как мы должны судить о нашем моральном поведении. Некоторые ученые (особенно поздние экзистенциалисты) интерпретировали эту идею как постоянно повторяющееся условие человеческого существования, когда человек сталкивается в каждый момент с бесконечными возможностями или способами интерпретации.

    Другая мысль, к которой Ницше неоднократно возвращался в своих работах, начиная с самой первой книги «Рождение трагедии» , состоит в том, что лучший, а может быть, только способ, каким может быть жизнь оправдано как эстетическое явление .Его точка зрения заключалась в том, что если нет ничего вне этого мира (ни Бога, ни какого-либо трансцендентного царства), то любое оправдание или значение жизни должно быть получено из внутри себя , в том же самом точно так же смысл картины или стихотворения исходит только из них самих. На самом деле он близок к тому, чтобы предположить, что, возможно, сама жизнь — это просто великая космическая драма , похожая на шекспировское представление о том, что «весь мир — театр».

    До последних лет своей жизни Ницше не предпринимал попыток построить какую-либо систему . Однако его последний проект, начатый в его последних книгах, «Сумерки идолов» , «Антихрист» и «Ecce Homo» , должен был быть не чем иным, как тем, что он назвал « переоценка (или переоценка ) всех ценностей», предписание нравственности в постбожественном мире и путь к реализации человека как своего собственного Бога.Это должна была быть попытка Ницше объединить все свои основные темы в единое всеобъемлющее произведение, условно названное «Воля к власти» . Но к этому времени его интеллектуальные способности были сильно нарушены болезнью , и он не смог продолжить и завершить работы.

    Тот, кто убил – Электронное портфолио Ахмеда Мохамеда

    Фридрих Ницше: Тот, кто убил Бога

    «После контакта с религиозным человеком я всегда чувствую, что должен вымыть руки» (Бробьер).Эта цитата, сказанная известным философом Фридрихом Ницше, прекрасно определяет его взгляд на Бога и на некоторые идеологии в целом. Подводя итог Фридриху Ницше, он был немецким философом конца 19 века, который бросил вызов основам христианства и традиционной морали. Он интересовался укреплением индивидуального и культурного здоровья и верил в жизнь, творчество, силу и реалии мира, в котором мы живем, а не в мире за его пределами. Он верил в идею «жизнеутверждения», которая является честным сомнением во всех доктринах, истощающих экспансивную энергию жизни, что крайне непопулярно в настоящее время.Фридрих Ницше был человеком, у которого две даты смерти. Один из немногих, кто мыслил как никто другой и шел против социальных норм, совершенно неслыханных в 19 веке. Вот кто такой Фридрих Ницше, сумасшедший, который был гениален в своем деле.

    Фридрих Вильгельм Ницше родился в небольшой немецкой деревне Рокен-бай-Лютцен 15 октября 1844 года. Забавный факт: его день рождения совпадает с днем ​​рождения прусского короля Фридриха Вильгельма IV, именем которого назван Ницше. Он вырос в семье служителей и прихожан.Он вырос на христианских верованиях и готовился стать будущим пастором. Детство Ницше было детством смерти и нестабильности. Когда ему было почти пять лет, его отец, Карл Людвиг Ницше, умер от болезни мозга. Вскоре после этого умер двухлетний брат Ницше, Людвиг Йозеф. Живя всего в нескольких ярдах от церкви, пастором которой был его отец, молодой Ницше и остальные члены его семьи переехали в соседний Наумбург-ан-дер-Заале.

    Начав свою жизнь в очень трудной ситуации, Ницше посещал первоклассную школу-интернат, чтобы подготовить его к университетскому образованию и лучшей жизни.Школа-интернат была очень строгой религиозной школой, не допускавшей нестандартного мышления. После окончания школы-интерната Шульпфорта Ницше в 1864 году поступил в Боннский университет на факультет богословия и филологии. После того, как он коснулся основы предмета, его интересы вскоре тяготели исключительно к филологии. Это включает в себя дисциплину, которая тогда была сосредоточена на толковании классических и библейских текстов. Он начал получать невероятные знания после посещения лекций очень выдающихся философов и написания эссе о поэтах VI века, включая Аристотеля.Это было началом его философской деятельности.

    В 1867 году, когда Ницше должно было исполниться 23 года, он поступил на обязательную военную службу и был направлен в конно-полевой артиллерийский полк недалеко от Наумбурга, где жил со своей матерью. Его военная карьера длилась недолго, так как он пытался вскочить в седло, получил серьезную травму груди и был отправлен на больничный после того, как грудь отказалась заживать. Это привело его обратно в Лейпцинский университет.

    Пройдя там курс и прослушав лекции, Базельский университет в Швейцарии предложил Ницше место на своем факультете классической филологии. В Базеле удовлетворение Ницше своей жизнью среди коллег-филологов было ограниченным, и он установил более тесные интеллектуальные связи с историками Францем Овербеком и Якобом Буркхардтом, чьи лекции он посещал. Все трое стали очень хорошими друзьями, поскольку делились опытом и идеями. Ницше оставался в Швейцарии между 1872 и 1879 годами, где он продолжил писать «О происхождении нравственных чувств».Он также завершил серию из четырех исследований современной немецкой культуры «Немодные наблюдения», в которых основное внимание уделяется (1) историку религии и культурному критику Давиду Штраусу, (2) вопросам, касающимся социальной ценности историографии, (3) Артуру. Шопенгауэр и (4) Рихард Вагнер, оба как героические вдохновители новых культурных стандартов.

    Завершая свою университетскую карьеру, Ницше закончил книгу «Человеческий, слишком человеческий» в 1878 году. Эта книга стала поворотным моментом в его философском стиле, и, укрепив его дружбу с Ри, она также положила конец его дружбе с антисемит Вагнер.Вагнер фактически атакован в книге под тонко оформленной характеристикой «художника». Несмотря на то, что после многочисленных критических замечаний по этому произведению, Ницше по-прежнему пользовался уважением среди своих сверстников. Тем не менее, его ухудшающееся здоровье, которое привело к мигреням, проблемам со зрением и рвоте, потребовало его ухода из университета в июне 1879 года в возрасте 34 лет.

    После окончания университета Ницше вел бродячее, цыганское существование как человек без гражданства. Он путешествовал столько, сколько мог, знакомясь с новыми людьми и приобретая новый опыт.Во время своих путешествий Ницше встретил Лу фон Саломею, которой в то время был двадцать один год, а ему было тридцать семь. Он влюбился, но она сбежала с другом Низше. Просто продолжающееся падение Нише. Все эти переживания привели к его работам, таким как «Рассвет», «Веселая наука» и «Антихрист».

    Наконец, 3 января 1889 года все дошло до Нише. Находясь в Тьюринге, Ницше пережил психический срыв, который сделал его инвалидом на всю оставшуюся жизнь. Это была первая смерть Фридриха Ницше.Теперь его считали душевнобольным. После этого он уже никогда не будет прежним, и все это знали. Некоторые утверждают, что Ницше заразился сифилитической инфекцией, когда был студентом или служил санитаром во время франко-прусской войны. Некоторые говорят, что он употреблял наркотики, другие говорят, что это было отчуждением от его семьи, но существует слишком много теорий, чтобы свести их к одной. Все, что мы знаем, это то, что теперь Фридрих Ницше уже никогда не будет выглядеть так, как прежде.Некоторые говорят, что он всегда был таким сумасшедшим, но мы этого никогда не узнаем. После непродолжительного пребывания в больнице Ницше провел 1889 год в санатории в Йене при клинике Бинсвангер, а в марте 1890 года мать забрала его обратно домой в Наумберг, где он прожил под ее опекой несколько лет. К сожалению, его мать умерла в 1897 году, и его сестра Элизабет взяла на себя обязанности.

    25 августа 1900 года Митше умер на виллах, когда ему исполнилось 56 лет. Судя по всему, он умер от пневмонии в сочетании с инсультом.Его тело было перевезено на семейную могилу прямо возле церкви, которую он в дальнейшем использовал как пастор.

    Фридрих Ницше написал множество критических текстов о религии, морали, современной культуре, философии и науке, проявляя пристрастие к метафорам, иронии и афоризму. Его ключевые идеи включают аполлоновско-дионисийскую дихотомию, перспективизм, волю к власти, «смерть Бога» и вечное возвращение. Одним из ключевых его понятий в философии является «жизнеутверждение».«Это охватывает реалии мира, в котором мы живем, над идеей потустороннего мира. Это еще больше побуждает человека делать то, что он хочет, а не только то, что ему говорит общество. Имея очень религиозное происхождение, Ницше всегда считал религию большой частью своей жизни. После разрушительных событий, произошедших в его жизни, таких как несколько семейных смертей, он начал по-настоящему не любить идею Бога. Он довольно известен высказыванием «Бог мертв» из его работы «Веселая наука».

    Именно тогда люди начали сомневаться в его идеологии и задавались вопросом, действительно ли он в здравом уме. Это нелепо в сегодняшнем мире, но тогда, если вы выдвигали идею или теорию, которые противоречили тому, что все знали, вас считали полным безумцем. Который, возможно, он действительно сошел с ума в свои сорок. Тем не менее, когда вы вышли и сказали: «Бог умер», вы могли только предполагать культурный факт, поддерживаемый тогда и окружающими его людьми. В его книге «Веселая наука» все это задокументировано, и речь идет о том, о чем книга, а также о личных идеологиях Ницше.

    В своей книге «Воля к власти» Ницше говорит: «Нигилист — это человек, который считает, что реальный мир должен быть, а не быть, и что мир, каким он должен быть, не существует. Согласно этому воззрению, наше существование (действие, страдание, воление, чувство) не имеет смысла: это «напрасно» есть пафос нигилистов — непоследовательность со стороны нигилистов» (Гувер). Он никогда не скрывал того, что говорил. Если вы когда-нибудь чувствовали, что Ницше уклонялся от своих убеждений, как и от того, из скольких школ его выгнали и сколько в подполье.Некоторые не верили, что брат забыл Харрисона.

    Причина, по которой Ницше сошел с ума, заключалась не только в том, что люди совершенно не соглашались с его работой, а в том, что он был психически неправ. Он был солдатом и многое повидал во время франко-прусской войны, поэтому я мог только предположить, что эти сцены не помогают человеку, пытающемуся вернуться к нормальной жизни. У него тоже было не самое лучшее детство. Он потерял отца и младшего брата, которых едва знал, и довольно много переезжал. А также иметь чрезвычайно религиозную семью, когда он был теологом и не верил во все разговоры о Боге.

    Одни считали Фридриха Ницше сумасшедшим, а другие — революционером. Он был одним из первых, если не самым первым, кто выступил против идеи Бога. Некоторые говорят, что он утверждал это, потому что он атеист, но другие говорят, что за этим стоит более глубокий смысл. В этот период развитие современной науки и растущая секуляризация европейского общества фактически «убили» идею Бога. Бог служил основой смысла и ценности на Западе более тысячи лет.«Смерть Бога» привела к идее нигилизма, вере в то, что ничто не имеет какой-либо внутренней важности и что жизнь лишена цели. Здесь он утверждает, что христианская моральная доктрина дает людям внутреннюю ценность и основу для объективного знания. «Если Бог как сверхчувственная основа и цель всей действительности мертв, если сверхчувственный мир идей утратил свою обязательную и над ним свою животворящую и созидающую силу, то не остается больше ничего, за что человек мог бы цепляться и по которому он может ориентироваться» (Элборо).

    Он был революционным мыслителем, очень противоречивым и очень двусторонним человеком. Вы можете видеть его как сумасшедшего, который сходит с ума и говорит, что Бог мертв, или вы можете видеть его как человека, который думал иначе и фактически показал миру совершенно новую его сторону людям, которые в нем живут.

    Я вижу это так, что без Фридриха Ницше это был бы кто-то другой, которого сочли бы сумасшедшим и кто-то сказал бы что-нибудь об идее Бога. До этого времени и даже раньше все вращалось вокруг религии.Каждый аспект повседневной жизни основывался на том, что говорилось в религиозных книгах. У людей не было много ресурсов и научных открытий, поэтому людям приходилось использовать что-то, чтобы объяснить, что происходит. Теперь, благодаря научным открытиям и новым изобретениям, люди в 19 веке могли объяснить, почему что-то произошло, не используя религию. Именно это и сделал Фридрих Ницше. Он был первым, кто выступил и публично заявил, что Бог не является ответом на все. Он думает, что если вы думаете, что Бог — создатель всего, а мы — одно из его творений, то что еще нужно знать.На что еще жить? Фридрих Ницше был провидцем, который отстаивал то, во что верил, и так случилось, что он сошёл с ума, а затем умер из-за этого. Умер не только Бог, но, к сожалению, и Фридрих Ницше.

     

     

     

     

    Работа цитируется

     

     

    Бробьер, Томас Х. Философский контекст Ницше: интеллектуальная биография . Урбана: Университет штата Иллинойс, 2008 г. Печать.

     

    Элборо, Трэвис. The Pocket Essential Ницше . Харпенден: Pocket Essentials, 2001. Печать.

     

    Гувер, Арли Дж. и Фридрих Вильгельм Ницше. Фридрих Ницше: его жизнь и мысли . Вестпорт, Коннектикут: Прегер, 1994. Печать.

     

    Уикс, Роберт. «Фридрих Ницше.» Стэнфордский университет . Стэнфордский университет, 30 мая 1997 г. Интернет. 21 апреля 2014 г. .

     

    «Бог мертв» и еще 4 цитаты Ницше с объяснением

    Фридрих Вильгельм Ницше (известный цитатой «Бог мертв») был сыном и внуком лютеранских священников.Ожидалось, что он пойдет по их пути, но у не по годам развитому молодому Ницше были свои собственные идеи. И они имели огромное влияние в 20 веке.

    Родившийся в 1844 году в маленьком городке недалеко от Лейпцига, Германия, Ницше отлично учился в школе, играл и сочинял музыку и был поклонником эссе Ральфа Уолдо Эмерсона. Его работы по филологии (структуре и развитии языков) были настолько впечатляющими, что молодого Ницше призвали на кафедру филологии Базельского университета (Швейцария) еще до того, как он защитил докторскую диссертацию в Лейпцигском университете (Германия).Ему было всего 24 года.

    Ницше, которого мы знаем, однако, не блестящий ученик его ранних лет, а, скорее, иконоборческий усатый философ на пике своей интеллектуальной и творческой силы. Автор книг и эссе с провокационными названиями вроде «Антихрист» и «По ту сторону добра и зла», Ницше говорил, что целью его работы было «ниспровержение идолов» и «идеалов». Он не терпел религиозных или философских воззрений, выходивших за пределы земного, человеческого опыта, и с ликованием нападал на общепринятые способы мышления (включая классическую философию) кинжальными росчерками пера.

    Тем не менее, Ницше не для всех. Его проза игрива и музыкальна, но его смысл часто непрозрачен. Например, Ницше любил сочинять афоризмы — короткие, содержательные трюизмы, которые прекрасно поместились бы на наклейке на бампер. Но афоризмы, хотя и умные, часто дают больше вопросов, чем ответов. Вот некоторые из вводной главы «Сумерек идолов»:

    Даже у самых смелых из нас редко хватает храбрости на то, что мы на самом деле знаем…

    Вся правда проста.» — Разве это не ложь вдвойне?

    Что? Является ли человечество просто ошибкой Бога? Или Бог просто ошибка человечества?

    Читая Ницше, становится ясно, что вы находитесь в присутствии редкого гения, но разгадка смысла его великих заявлений заставляет ученых спорить уже более века.

    Чтобы помочь нам разобраться в нетрадиционном мышлении Ницше, мы обратились к Дейлу Вилкерсону, профессору философии Техасского университета в долине Рио-Гранде и автору превосходной статьи о Фридрихе Ницше в Интернет-энциклопедии философии. Вот пять цитат Ницше, начиная с самой известной (и печально известной) из всех.

    1. «Бог мертв. Бог остается мертвым. И мы убили его».

    Эти печально известные противоречивые строки из «Веселой науки» (1882 г.) рассказаны как часть странной аллегорической истории.В афоризме 125 книги Ницше пишет о «сумасшедшем», который бродит по городскому рынку и кричит: «Я ищу Бога! Я ищу Бога!» Толпа неверующих издевается и смеется над сумасшедшим, который поворачивается к ним и отвечает: «Где Бог? Я скажу вам. Мы убили его — вы и я. Все мы его убийцы».

    Для верующего человека заявление Ницше о том, что «Бог умер», звучит как заявление философа-атеиста о победе гуманизма над религией или разума над суеверием. Но Вилкерсон утверждает, что Ницше не говорит, что гуманизм или сам Ницше «убили» Бога.

    «В том, что говорит здесь Ницше, нет ничего триумфального, — говорит Вилкерсон. «То, на что он указывает, это то, что он считает историческим фактом — европейское общество больше не так зависит от религии, как когда-то».

    Вторая половина 19 века была временем огромных социальных, экономических и политических потрясений. Железные дороги перевозили людей, товары и идеи, как никогда раньше. Старые королевства уступили место возникновению национальных государств. А Дарвин бросил вызов традиционной религиозной основе творения своими потрясающими теориями эволюции.

    Когда Ницше говорит, что «Бог умер», он не просто говорит, что авторитет церкви сведен на нет (хотя он верил в это), но, скорее, больше не существует такой вещи, как «абсолют». Никаких философских абсолютов, никаких логических абсолютов, никаких абсолютов в природе и, конечно же, никаких религиозных абсолютов, таких как абсолютное «добро» или абсолютное «зло».

    «Все это было разрушено XIX веком, — говорит Вилкерсон.

    Означает ли это, что в отсутствие абсолютов Ницше выступал за строгий утилитаризм (действия «правильны», если они приносят счастье большинству людей) или бессмысленный гедонизм (стремление к удовольствию — высшее благо)? Точно нет.

    «Ницше верит, что Бог мертв, поэтому мы должны бросить себе вызов, чтобы стать «благородными», и каждый из нас должен понять, как это сделать», — говорит Вилкерсон. «Однако мы не делаем этого, просто ища удовольствия».

    Бонусная цитата: «После контакта с религиозным человеком я всегда чувствую, что должен вымыть руки».

    2. «То, что нас не убивает, делает нас сильнее».

    Вы, наверное, удивитесь, узнав, что Ницше тоже придумал эту строчку, которую иногда пишут так: «Что тебя не убивает, делает тебя сильнее.Но что именно имел в виду Ницше этим утверждением, которое звучит как клише из кофейной кружки о стойкости или напоминает вам одну песню Келли Кларксон?

    множество вещей, которые, возможно, не убьют вас, но могут сделать вас слабее (физически, умственно или эмоционально), чем до того, как они появились. у него нервный срыв и два инсульта, вероятно, вызванные сифилисом.Болезнь не убила его сразу, но и не сделала сильнее.

    Вместо этого Вилкерсон рассматривает утверждение Ницше как продолжение темы, введенной в связи со «смертью Бога». Ницше часто обвиняют в том, что он нигилист, то есть тот, кто отвергает общепринятую мораль и религиозность, полагая, что жизнь по своей сути бессмысленна.

    «Ницше признает, что его работа поднимает некоторые сложные вопросы, — говорит Вилкерсон. «Его работы можно было бы назвать нигилистическими, но Ницше говорит, что он прямо противостоит нигилизму.Потеря идеи Бога может быть угнетающей, и некоторые сочли бы это нигилизмом, но Ницше настаивает на том, что это не так».

    Для Ницше смерть Бога и других «абсолютов» не делает жизнь бессмысленной. создавать новые ценности и парадигмы для поиска смысла.Из пепла религии и общепринятой морали Ницше предсказывает появление Übermensch или «сверхчеловека» (иногда переводимого как «сверхчеловек»), который будет «сильнее» психологически и физически, чем что было раньше.

    Бонусная цитата: «Тот, кто не может повиноваться самому себе, будет командован. Такова природа живых существ.»

    3. «Только как эстетическое явление существование и мир вечно оправданы».

    Если Бог «мертв», то что мы воздвигаем вместо его абсолютной власти? Как философ конца 19-го века, вы можете ожидать, что Ницше приземлится на сторону разума и логики. Но холодный разум и чистая логика были для Ницше столь же пусты и бессмысленны, как и религия.Объяснение того, почему что-то логически «истинно», не обязательно наполняет это смыслом.

    Высшим выражением человеческого духа для Ницше было искусство. Ницше был музыкантом и поэтом и когда-то был очень близким другом немецкого композитора Рихарда Вагнера. Прежде чем они поссорились из-за национализма и антисемитизма Вагнера, Ницше был очарован обширным художественным видением композитора. Приведенная выше цитата взята из книги под названием «Рождение трагедии» (1872 г.), которую Ницше написал, когда он еще находился под влиянием Вагнера.

    Так что же имеет в виду Ницше, когда говорит, что существование «оправдано» только как «эстетическое» явление»?

    «Человеческие существа уникальны тем, что мы создаем мир для самих себя, — говорит Вилкерсон. — Мы создаем целое». системы убеждений. Мы создаем богов, мы создаем ритуалы, мы создаем социальные/моральные нормы. Все это эстетический феномен, но для Ницше это все. Без такого рода творчества мы не были бы теми, кто мы есть».

    Искусство для Ницше — это не просто творческое упражнение или выход, но способ доступа к более глубокому пониманию, выходящему за рамки простой логики и разума.Он был большим поклонником греческих трагедий и отождествлял себя с «дионисийским» духом необузданных страстей и чувством чуда, а не с прохладной рациональностью западной философии.

    Бонусная цитата: «Без музыки жизнь была бы ошибкой.»

    4. «Мир есть воля к власти и ничего более, и ты сам тоже есть эта воля к власти и ничего более.»

    Теперь мы подходим к действительно глубоким (и запутанным) вещам. Ученые сходятся во мнении, что одной из ключевых доктрин Ницше является то, что называется «волей к власти», но это почти все, в чем они согласны.Ницше не излагает свои аргументы в традиционной философской манере и часто предпочитает вопросы ответам, поэтому он редко говорит однозначно «хорошо» или «плохо». Но в поздней книге под названием «Антихрист» (написана в 1888 г., опубликована в 1895 г.) он пишет:

    Что есть добро? Все то, что обостряет в человеке чувство власти, волю к власти, саму власть.
    Что плохого? Все, что рождается от слабости.
    Что такое счастье? Ощущение, что сила растет, сопротивление преодолевается.

    Как философия это звучит довольно жестоко — сила — это хорошо, а слабость — это плохо. Неудивительно, что Адольф Гитлер уцепился (и неверно истолковал) Ницше как своего любимого немецкого философа. Но Уилкерсон видит «волю к власти» в другом свете, как попытку Ницше объяснить, как ценности меняются с течением времени. Поскольку ничто не является абсолютным, включая ценности или мораль, что же лежит в основе силы, которая заставляет их меняться?

    В своих записных книжках Ницше объясняет «волю к власти» как изначальную силу, управляющую всеми взаимодействиями как на космическом, так и на человеческом уровне: свою силу (свою волю к власти) и отбрасывать назад все, что сопротивляется ее расширению.Но оно постоянно сталкивается с подобными усилиями со стороны других тел и в конце концов приходит к соглашению («союзу») с теми из них, которые в достаточной степени связаны с ним: таким образом, они затем сговариваются друг с другом о власти. И этот процесс продолжается».

    Уилкерсон интерпретирует это так, что у людей есть двойное стремление: первое — сохранить себя, а второе (и, возможно, более важное) — улучшить себя. Вот что Ницше имеет в виду, говоря «расширять «воля к власти.И между этими двумя приводами идет постоянная игра в перетягивание каната. Иногда улучшение связано с риском сохранения, а иногда сохранение препятствует совершенствованию.

    Как это связано с ценностями?

    «Ценности меняются с течением времени, и если вы исследуете природу любой конкретной ценности, вы обнаружите древнюю волю к власти», — говорит Вилкерсон. «Они показывают, как люди пытаются улучшить себя и в то же время сохранить себя».

    Бонусная цитата: «Ваша воля и ваши ценности, которые вы установили на реке становления.То, что народ считает добром и злом, открывает мне древнюю волю к власти».

    5. «И сама эта тайная жизнь говорила мне: «Вот, — говорила она, — я то, что всегда должно преодолевать себя.

    Эта цитата из философского романа «Так говорил Заратустра» (1883 г.), в котором Ницше использует древнеперсидского пророка Заратустру как рупор своей философии. Одна из тем романа восходит к «смерти Бог». Человечество подошло к философскому кризису, который требует тщательного изучения не только религиозной морали, но и всей западной философской традиции.

    Ницше снова поднял эту тему в «По ту сторону добра и зла» (1886 г.) и пришел к выводу, что растущее недовольство религией создало «великолепное напряжение духа… подобного которому земля никогда не знала: с таким напряжение в нашем луке, теперь мы можем стрелять по самым дальним целям».

    Эта «дальнейшая цель» — Übermensch («сверхчеловек»), следующая эволюция человечества, которая «преодолевает» наше нынешнее «я». Гитлер приравнял Übermensch к арийскому физическому идеалу высокого роста, блондина и голубоглазого.Но Übermensch Ницше — это психологический герой, который достаточно смел, чтобы выковать свою собственную моральную парадигму посредством строгого самоанализа и честности, чтобы (говоря современным жаргоном) «жить своей лучшей жизнью».

    Тайна, открытая Заратустре (самой жизнью), заключается в том, что жизнь состоит в том, чтобы «преодолеть» себя, чтобы стать чем-то большим. Проблема, говорит Ницше, в том, что наша психологическая сила всегда подтачивается полярной противоположностью Übermensch , врагом самоактуализации, которого Ницше называет «последним человеком».«Последний мужчина ищет только удовольствия и комфорта, а не тяжелую работу, которая требуется, чтобы преодолеть себя.

    «Мы должны проникнуть в глубины нашей психики и задать себе трудные вопросы и быть готовыми иметь дело с любыми честными ответами, которые мы можем сформулируйте, — говорит Уилкерсон. — В «По ту сторону добра и зла» Ницше превозносит добродетель честности. Это одна из самых последних добродетелей и, пожалуй, самая важная.»

    Бонусная цитата: «Я правильно себя понял?… «Абсолютно нет, сэр!» Итак, давайте начнем с самого начала.»

    HowStuffWorks получает небольшую партнерскую комиссию, когда вы покупаете по ссылкам на нашем сайте.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.