Мятеж корнилов: Корниловский мятеж. Архивные кадры — РИА Новости, 11.08.2017

Содержание

Корниловский мятеж. Архивные кадры — РИА Новости, 11.08.2017

https://ria.ru/20170811/1497437444.html

Корниловский мятеж. Архивные кадры

Корниловский мятеж. Архивные кадры — РИА Новости, 11.08.2017

Корниловский мятеж. Архивные кадры

Выступление армии под командованием Лавра Корнилова в августе 1917 года — одно из ключевых событий революционного года. Отчаянная попытка верховного главнокомандующего российской армией навести порядок в столице и стране, взять под контроль транзит власти к Учредительному собранию и не допустить левой революции провалилась.

2017-08-11T11:16

2017-08-11T11:16

2017-08-11T11:16

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/sharing/article/1497437444.jpg?14974342851502439401

петроград

российская империя

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

2017

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

документальные кадры — великая русская революция, петроград, российская империя, александр керенский, лавр корнилов, «временное правительство», октябрьская революция (1917), первая мировая война (1914-1918), февральская революция 1917 года

Что такое Корниловский мятеж? — Афиша Daily

В издательстве «Альпина нон-фишн» выходит сборник «Историческая неизбежность? Ключевые события русской революции», составленный из работ видных западных историков.

«Афиша Daily» публикует статью крупнейшего американского ученого Ричарда Пайпса «Дело Корнилова: Трагедия ошибок».

Ричард Пайпс

Советолог, автор книг «Русская революция» и «Россия при старом режиме». В настоящий момент — почетный профессор Гарвардского университета

Эпизод, известный в российской истории как Корниловский мятеж — противостояние премьер-министра Александра Керенского и главнокомандующего Лавра Корнилова в августе 1917 года, — фактически обеспечил успех большевистского переворота, произошедшего два месяца спустя. Но этот эпизод имел и более глубокий смысл: он показал, что переломные исторические события могут проистекать не только из решимости и силы, но также из смятения и непонимания. Никто из участников этого эпизода не желал тех последствий, к которым он привел, и все же именно этот инцидент сделал их неизбежными.

В начале июля 1917 года после недолгих колебаний петроградские большевики решили обратить себе на пользу мятеж пулеметного полка, солдаты которого сопротивлялись отправлению на фронт, и захватить власть от имени Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Эта попытка сорвалась, когда правительство обнародовало информацию о сговоре Ленина с немцами: разоблачение возмутило солдат и положило конец мятежу. Многие большевики были арестованы, а Ленину вновь пришлось бежать и прятаться. Казалось, угрозу слева Временное правительство отразило.

Подробности по теме

Тест: Насколько хорошо вы знаете события революции 1917 года?

Тест: Насколько хорошо вы знаете события революции 1917 года?

Но теперь возникла угроза справа, которую Керенский счел гораздо более серьезной. Постфактум он напишет: «Только с этой стороны [справа] на тот момент существовала реальная опасность».

Действительно, и в августе, и позднее Керенский пребывал в уверенности, что военные готовят заговор с целью его устранения и установления диктатуры. Этот ни на чем не основанный страх привел его к фатальным просчетам, к ненужному конфликту с генералом Корниловым, в результате которого большевикам был открыт путь к власти.

Обер-прокур Священного Синода Владимир Львов

Корнилову на тот момент исполнилось 47 лет. Он родился в семье сибирских казаков. В 1915 году, командуя дивизией, был ранен и попал в австрийский плен, сумел бежать и добраться до России. Человек легендарной отваги, он с отвращением наблюдал за распадом российской армии и беспомощностью Временного правительства. На исходе лета 1917 года Корнилов пришел к выводу, что правительство стало заложником социалистов-интернационалистов и вражеских агентов, окопавшихся в Совете. Хотя он до тех пор не вмешивался в политику, этот вывод способствовал тому, что Корнилов стал прислушиваться к голосам, предлагавшим ему диктаторские полномочия.

После неудавшегося большевистского путча Керенский поручил Корнилову восстановить дисциплину в войсках. Девятнадцатого июля он предложил Корнилову должность главнокомандующего, но тот настаивал на серьезных реформах: восстановлении воинской дисциплины, включая смертную казнь за мятеж и дезертирство, и подчинении таким же правилам оборонной промышленности. Такими требованиями Корнилов загонял Керенского в угол, поскольку премьер-министр во многом зависел от Совета, а Совет не дал бы согласия на подобные меры. Корнилов проинформировал Керенского, на каких условиях он готов возглавить Вооруженные силы России: 1) он будет отвечать только перед своей совестью и перед страной; 2) никто не будет вмешиваться в его назначения командиров или в оперативные приказы; 3) дисциплинарные меры, на которых он настаивал, будут распространены и на тыловые части и 4) правительство примет все его предварительные условия. Керенского требования Корнилова так возмутили, что он подумывал даже отменить назначение его главнокомандующим, но от этой идеи отказался и предпочел списать «наглость» Корнилова на «политическую наивность» генерала.
Главным образом эти требования были направлены против действий Совета, в особенности Приказа № 1, позволявшего Совету отменять распоряжения военного командования. Переговоры между двумя сторонами затянулись, и Корнилов приступил к исполнению обязанностей главнокомандующего только 24 июля, получив заверения, что все его условия будут выполнены.

К несчастью, Керенский никак не мог сдержать свое слово. Во-первых, он полностью зависел от Исполкома Совета, в глазах которого любые попытки восстановить военную дисциплину, особенно в тылу, представляли собой «контрреволюцию». Чтобы выполнить обещания, данные Корнилову, Керенский должен был рассориться с социалистами, а только они его главным образом и поддерживали. К тому же генерал казался ему конкурентом, норовящим занять его место. Итак, вместо того чтобы сотрудничать с Корниловым и постараться выполнить его условия, Керенский отменял свои обещания одно за другим: 7 августа он заявил, что ни под каким видом не согласится на смертную казнь для провинившихся солдат из тыловых частей. А 11 дней спустя Совет почти единогласно проголосовал за резолюцию большевиков, отменявшую смертную казнь и на передовой.

Министр-председатель Временного правительства Александр Керенский. Пережил всех своих политических оппонентов и скончался в 1970 году в Нью-Йорке

Две России сошлись лицом к лицу: премьер-министр представлял Россию социалистического интернационала, генерал — патриотическую Россию. Им невозможно было примириться. Третьего августа Корнилов явился в Петроград, и Кабинет министров собрался на закрытое заседание, чтобы обсудить ситуацию на фронте. Когда Корнилов описывал соотношение сил, Керенский вдруг подался вперед и шепотом, на ухо, просил его быть осторожнее. Корнилов рассудил, что предостережение касалось министра сельского хозяйства Чернова.

Этот инцидент потряс главнокомандующего: Корнилов понял так, что по меньшей мере одного члена Кабинета подозревают в передаче военных секретов врагу.

В его глазах все Временное правительство отныне выглядело некомпетентным или изменническим.

Через несколько дней, 6 или 7 августа, Корнилов выдвинул три недоукомплектованные дивизии в точку примерно на полпути между Москвой и Петроградом. На вопрос о причинах такого распоряжения он ответил, что готовится к подавлению вероятного большевистского переворота в любой из столиц и что разрешение правительства ему для этого не требуется. России, утверждал генерал, отчаянно необходима «твердая рука». «Я не контрреволюционер, — оправдывался он, — я ненавижу старый режим, он дурно обращался с моей семьей. К прошлому возврата нет, да и нет нужды возвращаться. Но России нужна авторитетная власть, которая спасет ее, с честью доведет до конца войну и подготовит страну к Учредительному собранию. В нынешнем правительстве, рассуждал он, есть честные люди, но есть и те, кто все портит, кто губит Россию. А главное, сейчас в России отсутствует сильная власть и такую власть следует создать. Вероятно, мне придется надавить на правительство.

Если в Петрограде вспыхнет мятеж, подавив его, я, возможно, войду в состав правительства и приму участие в формировании новой, сильной власти».

Восьмого августа военное министерство представило Керенскому два списка деятелей левого и правого крыла, которых рекомендовалось арестовать. Корнилов согласился на арест консервативных политиков, но медлил с подписанием приказа на арест левых радикалов.

Подробности по теме

Лев Данилкин: «Ленин будет как Конфуций для Китая — абсолютный авторитет»

Лев Данилкин: «Ленин будет как Конфуций для Китая — абсолютный авторитет»

Четырнадцатого августа Корнилов явился в Москву на Всероссийское совещание, организованное Керенским, в надежде добиться общественной поддержки. У входа в Большой театр толпа радостно приветствовала Корнилова, его качали на руках, депутаты правого крыла приняли его с неистовым восторгом.

Керенский почувствовал в таком отношении к своему сопернику нешуточную угрозу для себя. Впоследствии он свидетельствовал: «После Московского совещания для меня было ясно, что ближайшая попытка удара будет справа, а не слеваКеренский в частном разговоре сообщил автору этой статьи, что его действия в тот период в значительной степени определялись опытом Французской революции, главной угрозой для которой сделался Бонапарт. — Прим. авт.».

В середине августа Борис Савинков, возглавлявший в тот момент военное министерство, получил от французской разведки предупреждение о запланированной большевиками на начало сентября попытке захватить власть. Керенский не поверил этому предостережению, однако воспользовался им для устранения Корнилова и направил Савинкова в Могилев, где по-прежнему находилась Ставка главнокомандующего, с приказом ликвидировать предполагаемый заговор офицеров и направить в Петроград Третий кавалерийский корпус для введения в столице военного положения и защиты Временного правительства от любых покушений, в частности, от большевиков, которые один раз уже организовали мятеж 3–5 июля и, по данным иностранной разведки, готовили новое восстание.

Позднее Керенский обвинит Корнилова в том, что он направил этот кавалерийский корпус во главе с генералом Александром Крымовым в столицу не на помощь, а с целью свергнуть Временное правительство.

Савинков прибыл в Могилев 22 августа и провел там два дня. Он сообщил Корнилову, что правительство располагает сведениями о готовящемся большевистском перевороте и, чтобы совладать с ним, Керенский намерен исключить Петроград и пригороды из Петроградского военного округа и передать их под прямой контроль правительства. Корнилову это решение пришлось не по вкусу, но спорить он не стал. Затем Савинков сказал, что премьер просит направить в столицу Третий кавалерийский корпус и также передать его в распоряжение правительства. При необходимости, обещал он, правительство осуществит «безжалостную» расправу с большевиками и даже с Петроградским советом, если тот примет сторону большевиков. Все это было лишь предлогом, поскольку, как уже сказано, Керенский не верил в решимость большевиков действовать.

Корнилов ответил:

«Я должен вам сказать, что Керенскому и Временному правительству я больше не верю. Во Временном правительстве состояли членами такие люди, как Чернов, и такие министры, как Авксентьев. Стать на путь твердой власти — единственный спасительный для страны — Временное правительство не в силах… Что касается Керенского, то он не только слаб и нерешителен, но и неискренен».

Тем не менее Корнилов выполнил распоряжения премьер-министра. Прощаясь с Савинковым, он сказал, что поддержит Керенского, поскольку тот нужен России.

После отъезда Савинкова Корнилов отдал генералу Крымову следующий приказ: «Получив от меня или непосредственно на месте информацию о начале большевистского восстания, немедленно выступайте на Петроград, оккупируйте город, разоружите все дивизии Петроградского гарнизона, примкнувшие к восстанию, разоружите население и распустите Совет».

Этот приказ вполне соответствовал распоряжениям Керенского.

Но в этот момент очередной ход сделал благонамеренный, однако сбитый с толку персонаж, усугубивший и без того запутанную ситуацию. Владимир Николаевич Львов, человек пламенного честолюбия, но без соответствующих его амбициям талантов, член Думы от консервативной партии октябристов («Союз 17 октября»), после Февральской революции некоторое время возглавлял Священный синод, но в июле 1917 года Керенский отправил его в отставку. В августе Львов примкнул к группе консервативных московских интеллектуалов, искавших способ спасти Россию от краха. Они считали необходимым усилить Временное правительство, включив в его состав крупных предпринимателей и представителей армии.

По воспоминаниям Львова, в середине августа до него дошли слухи о заговоре в Ставке Корнилова, о планах провозгласить главнокомандующего диктатором. Львов счел своим долгом известить об этих слухах Керенского и с этой целью встретился с ним 22 августа. Керенский внимательно выслушал советы Львова насчет кооптации в Кабинет министров людей со связями в армии, однако позже решительно отрицал, будто сам поручил ему поехать в Могилев и вступить в переговоры с Корниловым. Львов, тем менее, воспринял интерес Керенского к его рассуждениям именно как поручение выступить в роли посредника между премьер-министром и главнокомандующим. Он отправился в Могилев и подоспел как раз 24 августа, когда Савинков собирался в обратный путь.

Как сообщал вскоре после событий сам Корнилов, Львов заявил ему: «Я к вам от Керенского с поручением», — и от имени Керенского сказал, что, если Корнилов сочтет дальнейшее присутствие Керенского в правительстве нежелательным, тот готов уйти.

Каждое его слово было бесстыдной ложью.

Тем не менее, даже не проверив полномочия Львова, Корнилов вступил в разговор, имевший чрезвычайно важные последствия. Согласно дальнейшим показаниям Корнилова, он ответил Львову, что единственный выход из сложившейся тяжелой ситуации видит в установлении диктатуры и военного положения в стране. Большевики намерены выступить после 27 августа, они собираются свергнуть правительство, захватить власть, сразу же заключить сепаратный мир и объявить об этом, чтобы деморализовать армию. Балтийский флот передадут немцам.

Корнилов утверждал, что не стремится к личной власти и готов подчиниться диктатору, но, если Временное правительство предложит диктаторские полномочия именно ему, отказываться не станет.

Он просил Львова предупредить Керенского: поскольку петроградские большевики готовят мятеж, жизнь премьера находится в опасности и благоразумнее было бы перебраться в Ставку. Здесь же, в Ставке, можно было бы и обсудить с Керенским вопрос реорганизации правительства.

После этого разговора Львов отправился в Петроград, где 26 августа снова встретился с Керенским и, как на встрече с генералом изображал из себя посланца премьер-министра, так теперь взял на себя роль представителя главнокомандующего. Он сообщил Керенскому, что Корнилов требует диктаторскую власть. По словам Керенского, сначала он от такой наглости расхохотался, но смех быстро сменился тревогой. Он попросил Львова изложить требования Корнилова письменно. И вот что написал Львов:

Генерал Корнилов предлагает:

Объявить г. Петроград на военном положении.
Передать всю власть, военную и гражданскую, в руки Верховного главнокомандующего.
Отставка всех министров, не исключая и министра-председателя, и передача временного управления министерств товарищам министров вплоть до образования кабинета Верховным главнокомандующим.

Петроград, 26 августа 1917 г. В. Львов.

Ничего подобного Корнилов на самом деле не требовал.

Генерал Александр Крымов

Как только Керенский прочитал эти вымышленные требования, ему, как он вспоминал, все стало ясно: готовится военный переворот. Но чтобы вполне в этом убедиться, он решил связаться с Корниловым напрямую по телеграфу и пригласил Львова в кабинет военного министра к восьми вечера для участия в этом разговоре. Львов задерживался, и, прождав его полчаса, Керенский сам начал разговор, по ходу которого он изображал также и Львова. Вот полная расшифровка переговоров по телеграфу:

Керенский: Здравствуйте, генерал. Владимир Николаевич Львов и Керенский у аппарата. Просим подтвердить, что Керенский может действовать согласно сведениям, переданным Владимиром Николаевичем.

Корнилов: Здравствуйте, Александр Федорович, здравствуйте, Владимир Николаевич. Вновь подтверждая тот очерк положения, в котором мне представляется страна и армия, очерк, сделанный мною Владимиру Николаевичу, вновь заявляю: события последних дней и вновь намечающиеся повелительно требуют вполне определенного решения в самый короткий срок.

Львов: Я, Владимир Николаевич, Вас спрашиваю — то определенное решение нужно исполнить, о котором Вы просили известить меня Александра Федоровича только совершенно лично, без этого подтверждения лично от Вас Александр Федорович колеблется вполне доверить.

Корнилов: Да, подтверждаю, что я просил Вас передать Александру Федоровичу мою настоятельную просьбу приехать в Могилев.

Керенский: Я, Александр Федорович, понимаю Ваш ответ как подтверждение слов, переданных мне Владимиром Николаевичем. Сегодня это сделать и выехать нельзя. Надеюсь выехать завтра; нужен ли Савинков?

Корнилов: Настоятельно прошу, чтобы Борис Викторович выехал вместе с Вами. Сказанное мною Владимиру Николаевичу в одинаковой степени относится и к Борису Викторовичу. Очень прошу не откладывать Вашего выезда позже завтрашнего дня. Прошу верить, что только сознание ответственности момента заставляет меня так настойчиво просить Вас.

Керенский: Приезжать ли только в случае выступлений, о которых идут слухи, или во всяком случае?

Корнилов: Во всяком случае.

Керенский: До свидания, скоро увидимся.

Корнилов: До свидания.

Взаимное непонимание достигло кульминации. Керенский уверился, что Корнилов заманивает его в штаб, чтобы арестовать и провозгласить себя диктатором. Но свидетели подтверждают, что после этого разговора Корнилов вздохнул с облегчением, в уверенности, что Керенский согласен прибыть в Могилев, а значит, готов к сотрудничеству ради формирования нового, сильного правительства.

Этих скудных улик Керенскому хватило для открытого противостояния с Корниловым. Прежде всего он распорядился арестовать Львова, как только тот, запыхавшись, явился-таки на переговоры. Позднее тем же вечером Керенский созвал на заседание свой Кабинет, известил министров обо всем произошедшем и потребовал — и получил — диктаторские полномочия для устранения назревшего кризиса. Кабинет сложил с себя полномочия и больше не собирался: фактически Временное правительство на том и перестало существовать. Керенский дал Корнилову телеграмму, объявив, что смещает его с должности главнокомандующего, и приказывая немедля явиться в Петроград. По мнению Савинкова, отставка генерала была незаконной, поскольку лишь Временное правительство могло издать такой приказ.

Эсер Борис Савинков, автор мемуаров «Воспоминания террориста»

Корнилов, понятия не имевший, как их переговоры были восприняты Керенским, готовился оказать правительству помощь в подавлении ожидавшегося большевистского восстания. В 2.40 утра он телеграфировал Савинкову:

«Корпус сосредоточится в окрестностях Петрограда к вечеру 28 августа. Я прошу объявить Петроград на военном положении 29 августа».

Но утром 27 августа пришла телеграмма от Керенского с извещением об отставке Корнилова, окончательно запутавшая всех генералов.

Сначала военные были готовы даже счесть эту телеграмму фальшивкой не только потому, что с точки зрения проведенных накануне переговоров она казалась нелепой, но и потому, что приказ не был должным образом сформулирован. Подумав, Корнилов и его помощники решили, что телеграмма пусть и подлинная, однако Керенский отдал этот приказ под давлением, возможно, оказавшись заложником большевиков. Соответственно, Корнилов счел за благо пренебречь этим приказом и велел генералу Крымову как можно скорее вести кавалерийский корпус в столицу.

Днем Савинков связался с Корниловым и услышал от него, что телеграмму с приказом о своей отставке главнокомандующий считает результатом давления со стороны Совета и не собирается оставлять свой пост. Корнилов просил Савинкова организовать ему встречу с Керенским для прояснения этого «недоразумения».

Керенский тем временем уже разослал в газеты коммюнике следующего содержания:

«26 августа генерал Корнилов прислал ко мне члена Государственной думы Владимира Николаевича Львова с требованием передачи Временным правительством генералу Корнилову всей полноты гражданской и военной власти с тем, чтобы им, по личному усмотрению, будет составлено новое правительство для управления страной… Действительность полномочий члена Государственной думы Львова — сделать такое предложение — была подтверждена затем генералом Корниловым при разговоре со мной по прямому проводу».

Это обвинение вызвало у Корнилова приступ неистовой ярости.

После прочтения коммюнике премьер-министр виделся ему уже не пленником большевиков, а зачинщиком подлой провокации с целью дискредитировать его и вооруженные силы. Корнилов разослал всем командующим фронтами свое собственное воззвание, в котором разоблачал лживую телеграмму премьера и пояснял, что не направлял депутата Думы Владимира Львова «парламентером» к Временному правительству — тот сам явился к Корнилову гонцом от премьера. Все это, по мнению Корнилова, было провокацией, ставившей под угрозу «судьбу Отечества»:

«Русские люди! Великая Родина наша умирает. Близок час ее кончины.
Вынужденный выступить открыто, я, генерал Корнилов, заявляю, что Временное правительство под давлением большевистского большинства советов действует в полном согласии с планами германского Генерального штаба… Я, генерал Корнилов, — сын казака-крестьянина, заявляю всем и каждому, что мне лично ничего не надо, кроме сохранения Великой России, и клянусь довести народ — путем победы над врагом — до Учредительного собрания, на котором он сам решит свои судьбы и выберет уклад новой государственной жизни».

Лидер партии кадетов Павел Милюков

Так начался открытый мятеж армии. Корнилов позднее заявил, что пошел на разрыв с Временным правительством лишь потому, что правительство заранее обвинило его в измене.

В свою очередь Керенский приказал командующим войсками игнорировать приказы Корнилова. При этом он лгал о причинах, по которым Третий кавалерийский корпус приближался к Петрограду, отрицал, что сам же его вызвал. Он приказал Крымову остановиться, и генерал подчинился, поскольку узнал, что столица вовсе не перешла в руки большевиков. Керенский вызвал его к себе, выслушал объяснения Крымова: корпус шел на выручку Временному правительству, и, как только Крымову стало известно о недоразумении между правительством и Ставкой, он тут же остановил продвижение войск. Но Керенский не желал вступать в разговор, отказался пожать генералу руку и отправил его под трибунал. Крымов, вместо того чтобы явиться в трибунал, укрылся на квартире у друга и пустил себе пулю в сердце.

В следующие дни Корнилов добивался народной поддержки, но не преуспел в этом. Дезинформация, распространяемая Керенским и представляющая генерала изменником и мятежником, сработала: на призывы Корнилова никто не откликнулся. Двадцать девятого августа «Известия» сообщали, что Павел Милюков, лидер либеральной партии кадетов, предложил выступить посредником между Керенским и Корниловым, но премьер-министр отверг это предложение: «Примирение невозможно».

Корнилов был арестован. При аресте он не оказал сопротивления, но затем сумел бежать и принял участие в создании Добровольческой армии. Через полгода, в апреле 1918 года, он был убит снарядом, угодившим в штаб. Позднее, когда большевики заняли район, где Корнилов погиб и был погребен, они откопали его труп, проволокли по улицам и выбросили на помойку.

Так существовал ли в реальности заговор Корнилова? Все данные указывают на то, что заговора не было. Этот термин подразумевает действия втайне, а все поступки Корнилова были подчеркнуто публичными. Скорее уж можно говорить о «заговоре» Керенского с целью дискредитировать популярного генерала, тем самым избавив премьера от конкуренции. Главным источником проблем стала невротическая уверенность Керенского в том, что угроза его власти и российской демократии исходит справа, а не слева. Восьмого октября 1917 года он заявит комиссии, расследующей «заговор Корнилова» (за две недели до того, как большевики захватят Петроград и установят свой режим почти до конца столетия!): «Я наверняка знал, что никаких большевистских выступлений не будет!»

Комиссия сняла обвинения с Корнилова, признав, что он не намеревался свергнуть Временное правительство, но стремился защитить его от большевиков. Керенского же комиссия обвинила в намеренном искажении истины из недостатка мужества признать собственные огромные ошибки. Автору этой статьи остается лишь добавить собственную оценку: если бы Керенский согласился уйти и передать главнокомандующему диктаторские полномочия, у Корнилова появился бы прекрасный шанс разгромить большевистские выступления в октябре.

Подробности по теме

Историк, писатель и другие эксперты выбирают главные книги о революции 1917 года

Историк, писатель и другие эксперты выбирают главные книги о революции 1917 года

Нет никаких доказательств того, что Корнилов рвался к личной власти: он был готов служить Керенскому или признать любую власть, способную спасти Россию от немцев и их союзников-большевиков. По словам английского журналиста, наблюдавшего эти события воочию, «Корнилов хотел укрепить правительство, а не ослабить. Он желал не подорвать авторитет правительства, но не дать другим сделать это… Он хотел избавить правительство от незаконного и парализующего его деятельность влияния Советов. В итоге именно Советы погубили Россию, а ослушник Корнилов предпринял последнюю попытку остановить процесс разрушения».

Петр Струве, выдающийся российский интеллектуал, совершивший путь от социализма до либерализма, а далее от либерализма к консерватизму, произнес в Праге речь на пятую годовщину смерти Корнилова:

«С преступным легкомыслием оно [Временное правительство], вместо того чтобы поддержать единственную силу, могшую вступить в бой с большевизмом, толкнуло и оттолкнуло ее, оставшись наедине с большевиками и со своей собственной слабостью. Обвинение в государственной измене, предъявленное Корнилову и его сподвижникам, было не только ни с чем не сравнимой низостью, оно было и величайшей политической глупостью».

Неопровержимым остается факт: раздор Керенского с собственным главнокомандующим сделал приход большевиков к власти практически неизбежным.

Издательство «Альпина нон-фикшн», Москва, 2017, пер. Л.Виноградовой, Л.Сумм

17-й год: Неудавшееся спасение отечества

Неудавшееся спасение отечества

«Дело Корнилова», «Корниловское выступление», «Корниловский мятеж» – так называли люди разных взглядов комплекс конфликтов, происходивших в конце августа 1917 г. (начало сентября нового стиля). Все эти оценки отражают центральную роль, которую сыграл в этих событиях генерал Лавр Корнилов, верховный главнокомандующий российскими армиями, когда безуспешно попытался ограничить власть советов и комитетов в стране. Главной причиной его неудачи было неверное понимание политической ситуации; глава Временного правительства Александр Керенский вынужден был лавировать между набиравшими силу генералами и руководящими центрами меньшевиков и эсеров. Такая ситуация сложилась в стране в результате июльского кризиса.

Июльский кризис

В июле 1917 г. большевики при содействии анархистов предприняли настоящий штурм власти в Петрограде. Они безуспешно пытались заставить руководство советов создать правительство, состоящее исключительно из социалистов. Меньшевики же и социалисты-революционеры категорически отказывались идти во власть «без буржуазии» – это могло спровоцировать гражданскую войну и в конце концов привести к власти крайне левых (на что большевики и рассчитывали). Политическая демонстрация сопровождалась вооруженными столкновениями, были убитые. Советские историки описывали июльский кризис как стихийное движение, которое Ленин и его сторонники вынуждены были возглавить. Противники же большевиков упрекали их в том, что они втайне готовили переворот. И то и другое объяснение не представляется верным полностью. Большевики образца 1917 г. не были похожи на «стальную когорту» или «орден меченосцев»: между различными лидерами и партийными структурами – Военной организацией, Петербургским комитетом – существовали разногласия по принципиальным вопросам (а в провинции и на фронте партийные организации нередко были объединенными – на большевиков и меньшевиков они разделились лишь в конце года). То, что вошло в историю как июльский кризис, было результатом плохо скоординированных действий различных партийных центров и самоорганизующихся групп радикалов разных мастей.

Выступление в Петрограде было подавлено объединенными усилиями правительства и советов. Разоружались рабочие отряды и те полки, которые поддерживали большевиков и анархистов. На время были закрыты центральные партийные газеты, одни лидеры большевиков были арестованы, а другие ушли в подполье.

Керенский, возглавивший в июле Временное правительство, получил возможность военные неудачи на фронте списать на большевиков: предательский «удар в спину» де украл у русской армии победу. Молодой политик, казалось, получил огромную власть, и от него требовали, чтобы он эту власть укрепил. Впоследствии в историю Керенский вошел как властитель, подменяющий дело словом, однако в июле он многим казался «сильным политиком», «человеком дела». Решительные речи и властные жесты подтверждали эту репутацию, стиль правления стал более державным. Над Зимним дворцом, в который тогда переехал Керенский, во время пребывания премьера поднимался красный флаг, церемония напоминала поднятие штандарта во время пребывания монарха в императорской резиденции. Главу правительства считали уникальным вождем, спасителем отечества, его именовали русским Бонапартом. Самому Керенскому это нравилось. Однако в отличие от Наполеона он не был ни полководцем, ни победителем. Невозможно было укреплять власть, не имея поддержки авторитетных генералов, нельзя было разоружать непокорные полки и обуздывать комитетскую вольницу. Большая же часть военачальников воспринимала тогда Керенского лишь как меньшее зло: он противостоял большевикам, однако и на него возлагалась ответственность за развал армии, поддержку среди генералов он имел лишь временную и относительную.

Глава Временного правительства все больше зависел от нового верховного главнокомандующего, генерала Лавра Корнилова. Популярный среди офицерства генерал был продуктом революции, при монархии он никогда не занял бы столь высокий пост, многие военачальники и относились к нему как к выскочке, который беспринципно воспользовался моментом, делая быструю карьеру.

Карьера Корнилова

Корнилов сделал себя сам. Родился он на территории современного Казахстана, казашкой была его мать, отец же, казак, дослужился до низшего офицерского чина. Без протекции честолюбивый и способный подросток поступил в кадетский корпус, закончив его одним из лучших. Артиллерийское училище в столице, академия.

Служить молодой офицер отправился в Туркестанский военный округ. Азия манила его, и Корнилов, знавший местные языки, стал офицером разведки. Тогда Афганистан считался полем грядущей битвы с вероятным противником – Британской империей, следовало изучать возможный театр военных действий. Подобно героям Киплинга, офицер крепил дружбу с вождями пограничных племен, особенно сдружился он с воинственными текинцами. Однажды в шутку местный вождь предложил гостю съездить в Афганистан. Корнилов принял вызов, он тут же обрил голову, надел туркменский халат и переседлал коня на местный манер. Не поставив в известность начальство, он пересек границу. Подвергаясь постоянной опасности, он тщательно собирал ценную информацию. Когда же он вернулся, то командование не знало, что с ним делать: офицер проявил отвагу, нарушив дисциплину. Решено было считать Корнилова героем. Слухи о дерзком поступке передавал «весь Ташкент», запомнил их и юный гимназист Керенский, отец которого был чиновником в Туркестане.

В отчете о своей миссии, напечатанном для служебного пользования, Корнилов писал, что афганцы – самый воинственный народ Азии. Читал ли кто-то этот отчет в 1979 г.?

И в дальнейшем Корнилов совершал путешествия. Британская Индия, Кашгария. И после каждой поездки публиковались обстоятельные отчеты, некоторые из них напоминали квалифицированные ученые диссертации.

В годы мировой войны Корнилов, уже генерал, командовал одной из лучших дивизий. И вновь личная храбрость сочеталась с нежеланием информировать командование. Иногда боевой и решительный начальник дивизии попросту игнорировал приказы, казавшиеся ему чрезмерно осторожными. В конце концов это привело к трагедии: его дивизия была разбита, а сам Корнилов пленен.

Условия содержания в венгерском замке, в котором находились пленные генералы, были хорошими. Но честолюбивому Корнилову больно было осознавать, что его сверстники воюют, получают боевые награды и чины. И он бежал из плена. Вновь перед командованием стал трудный вопрос: что делать с храбрым генералом, постоянно нарушающим приказы? Стране, уставшей от войны, нужны были новые герои, и Корнилов получил награду и повышение: он стал командовать корпусом.

Имя храбреца стало известно всей России, и после Февраля он был назначен командующим Петроградским военным округом: считалось, что популярный и решительный генерал «приведет в чувство» распущенный гарнизон столицы.

Простое происхождение, общероссийская известность, отсутствие связей с аристократией и распутинцами помогали Корнилову сделать карьеру в условиях революции. Он мог и обозначить свою революционность: арестовал императрицу в Царском Селе. Генерала его сторонники именовали «первым народным главнокомандующим». Это впоследствии ему не могли простить многие монархисты.

Однако установить дисциплину в Петрограде Корнилов не смог. Он отправился на фронт, получив в командование уже армию. В дни наступления и поражения он сохранял твердость духа. Карьера его была стремительной – командующий фронтом, затем и верховный главнокомандующий.

Генерал и адвокат

Будущее страны во многом зависело от взаимоотношений между Корниловым, честолюбивым генералом, вовлеченным в политику, и Керенским, амбициозным политиком, любимцем простых солдат, которому доверяли члены военных комитетов. Первоначально казалось, что действия верховного главнокомандующего и главы Временного правительства способствовали некоторому укреплению дисциплины в вооруженных силах, даже красный Кронштадт выдал вожаков июльского выступления и вновь поднял над базой Андреевский флаг. Вскоре, однако, Корнилов, стремившийся резко ограничить полномочия влиятельных войсковых комитетов, стал требовать от премьера более жестких мер.

Немало обстоятельств способствовали, казалось, взаимопониманию между Корниловым и Керенским. Оба считали, что монархия ушла в прошлое, стремились сохранить Россию великой державой, желали продолжения войны. Однако Керенский, ярчайший представитель радикальной интеллигенции, с юности привык обличать военщину и милитаризм, а профессиональный военный Корнилов не без презрения относился к многословным интеллектуалам, в особенности адвокатам.

Общение затруднялось и техническими проблемами: ставка верховного находилась в Могилеве, по телеграфу трудно было обговорить все подробно и откровенно. Выбор же посредников для переговоров был на редкость неудачным, чего стоит только фигура бывшего террориста Бориса Савинкова, ставшего управляющим военным министерством, – одни называли его «революционером-декадентом», другие – «спортсменом от революции». Стремление амбициозного Савинкова стать серым кардиналом сразу двух вождей переплеталось с собственными честолюбивыми планами.

Немалую роль играл и личный фактор. И генерал, и премьер претендовали на роль уникального вождя – спасителя нации, к этому подталкивали их сотрудники, советники и союзники. Но не может быть двух уникальных вождей.

Да и доверия между вождями не было. Когда Корнилов прибыл в Петроград, с ним были текинцы – личный конвой генерала. Свирепые воины в красных халатах и огромных папахах установили пулеметы в Зимнем дворце, готовые в любой момент защитить обожаемого «великого бояра». Встреча государственных деятелей напоминала гангстерскую стрелку. Керенский тоже со своей стороны принимал меры безопасности, не доверяя главнокомандующему.

От спасения отечества к гражданской войне

Удивительно, что в таких обстоятельствах секретное соглашение между Корниловым и Керенским было все-таки достигнуто. Предполагалось подтянуть к Петрограду несколько надежных кавалерийских дивизий, которые завершат разоружение питерской вольницы, что позволило бы не только окончательно задавить большевиков и анархистов, но и существенно ограничить влияние советов и комитетов, которыми руководили меньшевики и эсеры. Дивизии были двинуты к столице.

Однако Корнилов не доверял главе Временного правительства, Керенский же подозревал верховного главнокомандующего. У каждого было для этого достаточно оснований. Каждый хотел использовать партнера, чтобы затем убрать его, оставшись уникальным вождем-спасителем. На каком-то этапе Керенский решил, что риск от сотрудничества с непредсказуемым генералом слишком велик, для этого суждения были серьезные основания: некоторые советники Корнилова не скрывали, что в удобный момент они постараются избавиться от Керенского, в правых кругах даже поговаривали и о желательности физической ликвидации главы правительства. 27 августа (9 сентября), в разгар начавшейся операции по спасению отечества, глава Временного правительства отстранил генерала от должности.

Решительный Корнилов отказался, он готов был пойти на риск гражданской войны, будучи уверен, что легко одержит победу. Он полагал, что недисциплинированные и плохо обученные петроградские полки рассыплются при первом же столкновении с его отборными дивизиями. Однако генерал не предвидел те риски, которые были связаны с использованием войск без политического обеспечения: прекрасные боевые части в тылу быстро разложились в результате агитации тысяч пропагандистов, а расхристанные петроградские полки на удивление дружно выступили «на защиту революции». Ненависть к методам корниловского лечения армии объединила всех солдат – и комитетчиков, пытавшихся навести в частях какой-то порядок, и полудезертиров, торгующих казенным добром, и противников войны, и сторонников «революционного оборончества».

Керенский потребовал прекратить переброску войск к Петрограду, правительство и руководящие органы советов готовились к обороне столицы. Двигавшиеся к городу эшелоны 3-го конного корпуса генерала Александра Крымова остановились из-за противодействия железнодорожников и местных советов, сам генерал застрелился 31 августа в Петрограде, вскоре после разговора с Керенским. 2 (15) сентября Корнилов был арестован, вместе с группой генералов и офицеров он содержался в заключении в городе Быхове.

Корнилов полагал, что с помощью дисциплинированных войск можно решать все политические проблемы. В действительности он больше нуждался в Керенском, обеспечивавшем их сделке политическое прикрытие, чем Керенский в нем. Сотрудничество генералов и умеренных социалистов могло бы спасти страну от гражданской войны. Отказ Корнилова подчиниться приказу Керенского запустил механизм подготовки этой войны, что создавало благоприятные условия для действий большевиков и их временных союзников – анархистов, левых эсеров, активистов национальных движений. Борьба с корниловщиной сопровождалась устранением, избиением офицеров, некоторые из них были убиты. Военная дисциплина рухнула, продолжать войну Россия не могла уже просто технически.

Гражданская война становилась неизбежной, хотя большинство современников этого еще не понимали. На первый план выдвигались те политические силы, которые не боялись такого конфликта.

Автор – профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Глава 9. Корниловское выступление. «Корниловский мятеж» – Революция 1917 года в России

В день своего назначения Верховным главнокомандующим 19 июля (1 августа по новому стилю — здесь и далее прим. ТАСС) Корнилов направил в адрес правительства телеграмму, в которой излагал условия, на которых он готов принять эту должность. Корнилов потребовал невмешательства в его оперативные распоряжения и назначение высшего командного состава, а также распространения восстановленной на фронте смертной казни на тыл. «Я заявляю, что если правительство не утвердит предлагаемых мною мер и лишит меня единственного средства спасти армию и использовать ее по действительному ее назначению — защите Родины и свободы, то я, генерал Корнилов, самовольно слагаю с себя полномочия главнокомандующего», — угрожал он.

«Тогда во Временном правительстве я говорил, что нужно немедленно уволить Корнилова, что мы должны, если хотим восстановить дисциплину в армии, показать пример наверху. Это мое предложение не прошло, а Корнилов понял эту снисходительность власти как ясное доказательство ее бессилия. Я признаю себя виновным в том, что не настоял до конца на немедленном тогда же смещении Корнилова. Но тогда было такое страшное время, на фронте так настоятельна была потребность в волевой личности», — говорил позже Александр Керенский следственной комиссии по делу Корнилова.

«Во время наших неудач под Тарнополем генерал Корнилов, несмотря на отмену смертной казни, первый решился применить расстрелы, и тем не менее ему, то есть лицу, фактически введшему казнь, был предложен пост Верховного главнокомандующего. Это назначение создало и укрепило в нем сознание, что не соблюдение буквы закона, а исполнение своего долга, хотя бы и очень тяжелого, находит оправдание и одобрение», — объяснял и. о. директора дипломатической канцелярии Верховного главнокомандующего князь Григорий Трубецкой.

Корнилов издал ряд приказов, направленных на повышение боеспособности армии, усиление дисциплины, борьбу с братаниями, дезертирством, укрепление военно-революционных судов и ограничение деятельности армейских комитетов. Эти действия обеспечили Корнилову популярность в среде правого офицерства и его крупнейших организациях, среди которых выделялись Союз офицеров армии и флота и Союз Георгиевских кавалеров.

Вместе с начальником своего штаба генералом Александром Лукомским Корнилов составил соответствующую докладную записку. 3 (16) августа он прибыл в Петроград с намерением обсудить ее на заседании Временного правительства. Однако управляющий Военным и морским министерством Борис Савинков попросил Корнилова не выносить записку на обсуждение кабинета, так как он уже работал над аналогичным документом вместе с комиссаром при Верховном главнокомандующем Максимилианом Филоненко. Корнилов согласился на это. Александр Керенский объяснял просьбу Савинкова тем, что в записке Корнилова «был изложен целый ряд мер в огромном большинстве вполне приемлемых, но в такой редакции и с такой аргументацией, что оглашение ее привело бы к обратным результатам. Во всяком случае был бы взрыв, и при опубликовании ее сохранить Корнилова главнокомандующим было бы невозможным».

Максимилиан Филоненко
Комиссар Временного правительства при Верховном главнокомандующем

Тогда же состоялась и первая встреча Керенского и Корнилова после назначения последнего Главковерхом. «В разговоре со мной А.Ф. Керенский коснулся вопроса, между прочим, о том, что со времени моего назначения Верховным главнокомандующим мои представления правительству носят слишком ультимативный характер. Я заявил, что эти требования диктуются не мной, а обстановкой», — вспоминал Корнилов.

«Личное свидание главы правительства и главы армии в начале августа только разожгло их взаимную антипатию. «Этот легковесный краснобай хочет мною командовать? » — должен был сказать себе Корнилов. «Этот ограниченный и невежественный казак собирается спасать Россию?» — не мог не подумать Керенский», — писал об их встрече Лев Троцкий.

На заседании Временного правительства 3 (16) августа также произошел инцидент, который произвел на Корнилова чрезвычайно неприятное впечатление. Сам он позже так рассказывал об этом следственной комиссии: «Когда я коснулся вопроса о том, на каком фронте можно было бы перейти в наступление при наличии некоторых условий, министр-председатель, сидевший со мной рядом, наклонившись ко мне, шепотом предупредил, «что в этом вопросе нужно быть осторожным». Предупреждение это было вызвано запиской, которую Керенский получил от Савинкова и от Терещенко (министр иностранных дел Михаил Терещенко — прим. ТАСС). «Уверен ли министр-председатель, — спрашивал первый из них, — что допускаемые генералом Корниловым государственные и союзные тайны не станут известны противнику в товарищеском порядке? » «Я был страшно поражен и возмущен тем, что в Совете министров Российского государства Верховный главнокомандующий не может без опаски касаться таких вопросов, о которых он в интересах обороны страны считает необходимым поставить правительство в известность». «Я, разумеется, не имел в виду обвинять кого-либо из министров в сношениях с противником, но я знал, что некоторые члены Временного правительства находятся в постоянном и товарищеском общении с членами Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов, среди коих, по сведениям контрразведки, имелись лица, заподозренные в сношениях с противником», — объяснялся потом по этому поводу Савинков.

Несмотря на усилия Керенского не разглашать доклад Корнилова «4 (17) августа, то есть на другой день, копия доклада находилась уже в редакционном портфеле советского официоза «Известия», и с 5 (18) августа началось печатание выдержек из него и одновременно широкая травля верховного командования», — вспоминал командующий Юго-Западным фронтом в те дни генерал Антон Деникин. Стали широко распространяться слухи о предстоящей отставке Корнилова. Павел Милюков вспоминал: «Сообщения , что вопрос об отставке Корнилова стоит серьезно, конечно, не могли не дойти до Ставки. В Ставке и в кругах, ей дружественных, эти слухи вызвали чрезвычайное волнение. Совет Союза казачьих войск «заявлял громко и твердо о полном и всемерном подчинении своему вождю-герою » и «считал нравственным долгом заявить Временному правительству и народу, что он снимает с себя возложенную на него ответственность за поведение казачьих войск на фронте и в тылу при смене генерала Корнилова». Союз офицеров , возлагая «все свои надежды на любимого вождя», изъявлял готовность «всемерно поддерживать его законные требования до последней капли крови». В заседании георгиевских кавалеров совещание постановило «твердо заявить Временному правительству, что, если оно допустит восторжествовать клевете и генерал Корнилов будет смещен, союз немедленно отдаст боевой клич всем георгиевским кавалерам о выступлении совместно с казачеством».

На фоне этого 9 (22) августа Верховный главнокомандующий вновь прибыл в Петроград для представления своего доклада на заседании Временного правительства. Вообще Корнилов не хотел ехать в столицу. «Причинами были опасение подвоха со стороны Керенского и сложившееся убеждение о безнадежности проведения корниловских мероприятий. Однако Савинков и Филоненко переубедили Корнилова, и он выехал 9-го, не зная, что вслед ему послана телеграмма министра-председателя, указывающая, что его «прибытие не представляется необходимым и Временное правительство снимает с себя ответственность за последствия его отсутствия с фронта», — писал Антон Деникин. «Генерал Корнилов под влиянием штаба и всей совокупности слухов опасался какого-то непредвиденного действия относительно него», — показывал позже Филоненко. «Непредвиденное действие», которого опасались в Ставке, было предполагаемое покушение на жизнь Верховного главнокомандующего. «Решившись ехать, Корнилов все-таки принял меры предосторожности», — пояснял Павел Милюков. Сам Керенский, принимавший Корнилова в Зимнем дворце, жаловался впоследствии комиссии, расследовавшей дело Корнилова: «Прибыл и вошел ко мне с пулеметами — вот насколько было с его стороны отношение дружеское. Впереди ехал автомобиль с пулеметом и сзади автомобиль с пулеметом. Текинцы внесли два мешка с пулеметами и положили в вестибюле». Уроженцы Средней Азии, текинцы были личной охраной Корнилова. Они были необычайно преданны генералу и называли его Великим Бояром.

Александр Керенский
Министр-председатель Временного правительства

Николай Некрасов
Заместитель министра-председателя

Михаил Терещенко
Министр иностранных дел

Корнилов рассчитывал получить окончательное согласие правительства на предлагаемые им реформы, однако Керенский, без ведома которого генерал был вызван в Петроград, заявил, что он не ознакомлен с новым вариантом записки, в котором были ранее отсутствовавшие разделы о милитаризации заводов и железных дорог. Он отказался рассматривать записку на заседании кабинета и внес ее лишь на обсуждение «триумвирата» Временного правительства, состоявшего из него самого, его заместителя Николая Некрасова и министра иностранных дел Михаила Терещенко. «По рассмотрении доклада мне было заявлено, что правительство соглашается на все предложенные мной меры, вопрос же об их осуществлении является вопросом темпа правительственных мероприятий», — показывал позже генерал Корнилов.

При этом фактический составитель записки — Борис Савинков — на совещание допущен не был, очевидно, из-за обиды Керенского на вызов Корнилова без его санкции. Вообще, отношения Керенского с Савинковым в этот период резко ухудшились. Когда Керенский заявил о записке Корнилова, «что он ни в каком случае и ни при каких обстоятельствах такой докладной записки не подпишет», Савинков ответил, что «в таком случае докладную записку во Временное правительство представит сам генерал Корнилов», и подал в отставку. Дальнейшие события вокруг отставки Савинкова — это отдельная маленькая эпопея. Суть ее субъективно, но весьма лаконично изложена Николаем Сухановым: «Перед отъездом на совещание в Москву он (Савинков — прим. ТАСС) подал в отставку; это произошло на почве колебаний Керенского полностью удовлетворить требования Корнилова. Но это было несерьезно — заведомо для всех. Это было наивное вымогательство у расхлябанного Керенского, причем Савинков исходил из правильной предпосылки, что серьезных и принципиальных разногласий между премьером и Главковерхом нет. По возвращении из Москвы было сообщено официально, что Савинков остается».

«Члены Временного правительства узнали о приезде Верховного только 10 (23) августа из газет, и на вопрос Федора Кокошкина (Федор Кокошкин — кадет, государственный контролер Временного правительства) министр-председатель обещал, что доклад состоится вечером. Но день прошел, и 11 (24) августа, также из газет, они узнали о предстоящем оставлении своего поста Савинковым ввиду разногласий с военным министром и невозможности провести известные военные реформы, а также с большим изумлением прочли, что Корнилов ночью отбыл в Ставку. В этот же день Кокошкин предъявил министру-председателю ультимативное требование, чтобы правительство немедленно было ознакомлено с запиской Корнилова, угрожая в противном случае выходом в отставку всей кадетской группы . Вечером состоялось заседание, в котором Керенский прочел первую записку Корнилова и дал по ней весьма уклончивые объяснения», — писал Антон Деникин.

Керенский затягивал рассмотрение «корниловской программы» Временным правительством, потому что опасался реакции Советов на проведение подобных реформ, которые были бы восприняты ими как наступление на завоевания революции и могли стоить ему премьерского кресла, так как Советы были по сути единственной опорой Керенского.

В такой обстановке страна подходила к Государственному совещанию, которое должно было пройти в Москве с 12 по 15 (25–28) августа.

Корниловский мятеж. Исторические расследования РАПСИ | Российское агентство правовой и судебной информации

Контекст

РАПСИ продолжает публикацию цикла исторических расследований кандидата исторических наук, депутата Госдумы первого созыва Александра Минжуренко о событиях, случившихся в России сто лет назад. В двадцать девятой главе рассказывается, откуда в демократической России возник запрос на установление диктатуры. А также объясняется, как личные страхи Керенского привели к вооружению большевиков, что и стало залогом октябрьского переворота. 

Летом 1917 года все основные тенденции развития русской революции обозначились довольно четко. Процесс демократизации, дойдя до известных разумных пределов, пошёл дальше. И от таких количественных приращений это позитивное явление стало менять свое качество на противоположное.

Рабочие сами себе назначали размер зарплаты, продолжительность и графики работы, крестьяне захватывали частновладельческие земли и чужую собственность, солдаты сами решали: идти им в наступление или отдохнуть. Железнодорожные работники и служащие установили себе «щадящие» режимы работы и массово срывали все поставки: подвоз хлеба к городам, а также боеприпасов и продовольствия на фронт. 

Дезертирство приняло ужасающие масштабы, преступность зашкаливала. Страна шла вразнос. Однако выступить против этого саморазрушения государства никто не решался: это было бы расценено как контрреволюционные действия.

Тем не менее объективные исторические закономерности должны были реализоваться: все подобные безбрежные революции неизбежно заканчиваются установлением диктатуры. Революция в Англии XVII века закончилась установлением диктатуры ее военного вождя генерала Кромвеля, принявшего звание лорда-протектора. Великая французская революция XVIII века при всей ее демократичности и радикализме закончилась диктатурой Наполеона, объявившего себя императором.

Грамотные люди в России знали об этих закономерностях, поэтому уже в июне-июле они заговорили о кандидатурах на «должность» диктатора. И это не было заговором узкого круга лиц, об этом свободно писали в прессе. В газетах прямо обсуждались эти вопросы, назывались имена. В диктаторы прочили генерала Алексеева, вице-адмирала Колчака и генерала Брусилова.

Но это были кандидаты государственников, т. е. лагеря правопорядка. Так получилось, что в нём о диктатуре мечтали теперь не только монархисты и крайне правые, но и вчерашние демократы: кадеты и октябристы, выброшенные на обочину общественно-политической жизни теми самыми процессами демократизации, зачинателями которых они и являлись в свое время. 

О диктатуре (только своей) мечтали и на другом полюсе политических сил России. Ленин прекрасно знал, чем закончится это перерастание демократии в анархию. И большевики под его руководством специально способствовали всем этим разрушительным процессам. 

Российская демократия таким образом, выйдя за рамки своей качественной определенности, т.е. нарушив меру, была обречена. Вопрос стоял только о том, кто установит диктатуру: правые или левые.

Первыми выступили правые. Причем как раз выступили именно под предлогом недопущения установления власти крайних левых. Возможно, последним толчком к решительным действиям стало падение Риги 21 августа. Корнилову стало совершенно ясно, что с армией, находящейся в таком состоянии, он не сможет защитить столицу и страну.  

Нет, это был не просто мятеж военных, пытавшихся произвести государственный переворот. Тут все было сложнее и запутаннее. Дело в том, что о необходимости установления в стране порядка «твердой рукой» говорил и сам Керенский, и почти все его министры. 

Английский посол Бьюкенен передал своему правительству слова министра иностранных дел Терещенко: «Остается только одно: введение военного положения во всей стране, использование военно-полевых судов против железнодорожников и принуждение крестьян к продаже зерна… На мой вопрос о том, разделяет ли его взгляды Керенский, Терещенко ответил утвердительно, но сказал, что у премьера связаны руки». А руки у Керенского были связаны Советами и большевизированными солдатами питерского гарнизона. Следовательно, напрашивалась мысль, помочь развязать ему руки. 

Таким образом, цели у Керенского и Корнилова в главном совпадали. Расхождения обнаружились в технологии установления нового, более жесткого режима и в том, кто будет во главе его.  

Керенский совсем был не против использовать Корнилова как инструмент наведения порядка, но парадокс состоял в том, что сам-то он держался исключительно благодаря существованию и противоборству двух противоположных сил, т.е. балансируя между правыми и левыми. В этом и состояла суть и особенность его власти. Образно говоря, он одной ногой стоял на правых, другой – на левых. Ликвидация любого из полюсов лишила бы его опоры и привела бы его к падению. 

И, кажется, он сам понимал это. Потому и поставил невыполнимую задачу: навести порядок в стране с помощью армии, ослабить левых, но самому удержаться у власти. Однако военные мыслили более логично: если Временное правительство настолько слабо, что само не может установить порядок, то они это сделают сами, но тогда зачем оно – это безвластное правительство?

Эти точки зрения обозначились во время тайных переговоров между Керенскими и Корниловым. Да-да, в подготовке государственного переворота участвовал сам министр-председатель. Правда, посланцы Корнилова не всё передавали Керенскому, что говорилось в Ставке. А там сторонники переворота планировали передать власть триумвирату: Корнилов-Керенский-Савинков и произвести большие принципиальные замены министров в правительстве. 

Министры-социалисты должны были быть изгнаны из правительства, но сразу возникал естественный вопрос: а зачем тогда там Керенский – самый главный социалист?! Если уж меняется суть власти: переход от демократии и демагогии к опоре на силу, то зачем этой новой власти «Главноуговаривающий русской революции»?! Керенский явно был лишним в планировавшейся новой системе управления государством. И он сам, анализируя предложения переговорщиков, начинал понимать это. Диктатура будет – это реально, но диктатором будет не он. 

Наконец, в одном из последних посланий корниловцев Керенскому ему предложили в новом правительстве портфель министра юстиции. Вот это да, какая дерзость! Он им «разрешил» устроить переворот, а они его – во второстепенные министры! Это же полный крах карьеры! Вернуться снова к тому, с чего начинал в марте? Да и по контексту переговоров становилось понятно, что те качества, которые возвели Керенского на вершину власти, не будут востребованы в новом правительстве, а значит, он там пробудет недолго.

И тогда Керенский прекращает переговоры с корниловцами. Теперь уже большевики представляются ему меньшим злом. Они ослаблены своим неудачным выступлением в июле, против них – «немецких шпионов» настроена большая часть населения и у них нет столько дивизий, сколько у Корнилова. 

Но Главнокомандующий, считавший, что он получил «добро» от первого лица, уже двинул на Петроград войска. В поход выступил 3-ий конный корпус под командованием генерала Крымова и Дикая дивизия. Им был послан приказ Корнилова: «В случае получения от меня или непосредственно на месте (сведений) о начале выступления большевиков, немедленно двигаться с корпусом на Петроград, занять город, обезоружить части петроградского гарнизона, которые примкнут к движению большевиков, обезоружить население Петрограда и разогнать советы».

«А выступления большевиков вовсе и не ожидается», – воскликнул передумавший Керенский и приказал остановить передвижение войск в сторону столицы. Но генерал Крымов ответил Керенскому: «Остановить начавшееся с Вашего же одобрения дело невозможно».  

Тогда Керенский на заседании правительства объявляет действия Корнилова «мятежом», однако министры его не поддерживают: ведь мысль о подавлении разрастающейся анархии в столице военной силой была общей идеей. А Корнилов, полагая, что он действует по согласованному плану, присылает телеграмму Керенскому о том, что части Крымова будут в городе уже 28-го и просит в связи с этим объявить в Петрограде военное положение. 

Предательство Керенского приводит Корнилова в ярость. Он отказывается выполнить приказ Керенского об освобождении его от должности Главнокомандующего, а ни один из генералов не соглашается заменить Корнилова на его посту. Тогда Керенский принимает на себя командование армией. В ответ Корнилов заявляет о том, что берет всю полноту власти в стране в свои руки. Вот теперь это уже настоящий мятеж.

Керенский буквально мечется в страхе. Ему доподлинно известно, что почти все офицеры столичного гарнизона на стороне любимого и уважаемого генерала. А кто же будет его защищать? Ни на одну часть невозможно положиться. Ему оставалось только одно: призвать на помощь другую полярную силу – большевиков; уж они-то беззаветно будут сражаться против Корнилова, который и идет на столицу с главной целью – уничтожить их. 

И десятки тысяч винтовок раздают большевистской Красной гвардии. Раздают, вроде бы, только на время отражения мятежа, но потом они не вернутся в арсеналы, а будут использованы в октябрьские дни именно против Временного правительства. А в личный караул Керенский просит поставить… отряд матросов с самого большевизированного корабля Балтики – крейсера «Аврора». 

Мятеж Корнилова провалился. Нет, кровопролитных сражений противоборствующих сторон не было. Просто граждане демократической России, в т.ч. солдаты, казаки и горцы были в то время еще совсем не готовы к гражданской войне. 

Хлебнувшие свободы весной 1917 года, быстро отвыкшие от насилия и привыкшие все вопросы решать на митингах, они решительно не понимали необходимости стрелять «в своих». Они и в этом случае дружно собирались на митинги, на которых выступали и большевики, и анархисты, и другие противники мятежа.  

А выслушав все соображения ораторов, казаки выносили резолюции: «В своих стрелять не будем». Части генерала Крымова отказались выполнять приказы командования и остановились на подступах к Питеру. Генерал Крымов застрелился.

Таким образом, установить правую военную диктатуру не удалось. Теперь слово было за левыми. Политический маятник пошел в их сторону. Наступало время их попытки установить свою власть. 

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 8 сентября.

К 100-летию революции: Курс — на вооруженное восстание

В начале месяца было сформировано второе коалиционное правительство под председательством А.Ф. Керенского, а в конце месяца состоялся мятеж генерала Л.Г. Корнилова против временной власти. Корнилова признали мятежником, в Петрограде ввели военное положение, и только благодаря Петроградскому совету мятеж провалился. Тем не менее, в августе «зародился» общенациональный кризис, и именно тогда большевики воспрянули духом: им удалось добиться большинства мест в районных думах, увеличить свое присутствие в Советах, и к осени 1917 года в России выделились два основных конкурента в борьбе за власть — Керенский и большевики.

8-16 АВГУСТА (26 июля — 3 августа по ст. ст.) — полулегально в Петрограде проходит VI съезд РСДРП(б), на котором взят курс на вооруженное восстание. Делегаты съезда одобрили решение о неявке Ленина на суд Временного правительства и заочно избрали его одним из своих почетных председателей.

25-28 АВГУСТА (12-15 августа ст. ст.) — глава Временного правительства А.Ф. Керенский созвал Государственное совещание в Москве, в котором приняли участие помещики, представители буржуазии, офицерство, верхушки казачества и духовенства, генералитет — всего присутствовало 2500 делегатов. Делегатами была устроена помпезная встреча генералу Лавру Корнилову, возглавлявшему на тот момент русскую армию, который, в свою очередь, требовал установления железной дисциплины, разрешения на ввод смертной казни и полного упразднения Советов.

27 АВГУСТА (14 августа по ст. ст.) — решением Временного правительства из Царского Села Николай II вместе с семьей и свитой из 45 человек отправлен в Сибирь под конвоем от Временного правительства на поселение в Тобольск. В Тобольске, в административном центре родной губернии Григория Распутина, Николай Второй с семейством находился до конца апреля 1918 года.

7 СЕНТЯБРЯ (25 августа по ст. ст.) — начало Корниловского мятежа (25-31 августа). Генерал от инфантерии Корнилов потребовал для себя передать ему всю полноту военной и гражданской власти, чего не ожидал Керенский, последний и объявил об измене Корнилова.

9 СЕНТЯБРЯ (27 августа по ст. ст.) — уход из Временного правительства кадетов, поддержавших Корнилова, а Керенский потребовал себе диктаторские полномочия и занялся созданием Директории, которая бы возглавила борьбу с Корниловым.

12 СЕНТЯБРЯ (30 августа по ст. ст.) — после смещения с поста главнокомандующего Л.Г.Корнилова А.Ф.Керенский берет на себя функции Верховного главнокомандующего.

13 СЕНТЯБРЯ (31 августа по ст. ст.) — конец Корниловского мятежа, благодаря Петроградскому совету который, получив оружие от Керенского, смог остановить и арестовать генерала.

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ

Дело генерала Корнилова. История одного предательства

Документальный фильм Алексея Денисова.

В Советской России термин «корниловец» стал синонимом махрового контрреволюционера. До конца ХХ столетия все учебники истории в нашей стране представляли боевого генерала как «отпетого идейного врага трудового народа». Тот факт, что Лавр Корнилов сам происходил из семьи трудового казака, тщательно замалчивался.

Миф о «корниловском мятеже» стал одним из краеугольных камней в многократно отредактированной и вычищенной «Истории Великой Октябрьской социалистической революции». Согласно ему в августе 1917 года генерал планировал восстановить в России власть помещиков и капиталистов.

Новый фильм Алексея Денисова не только документально опровергает эти мифы, но и объективно рассказывает об одной из самых трагических фигур русской истории. О человеке, которого в дореволюционной России знали прежде всего как талантливого военного разведчика и ученого, владевшего в совершенстве шестью иностранными языками и награжденного малой серебряной медалью Русского географического общества за книги о Восточном Туркестане, Афганистане, Индии и Китае.

Впервые на отечественном телевидении будет дан ответ на многие вопросы:

— Был ли на самом деле «корниловский мятеж»?

— Что в действительности заставило генерала Корнилова пойти на конфликт с Временным правительством?

— Был ли шанс у Корнилова и его единомышленников спасти Россию от революционной смуты?

— Могла ли судьба нашей страны сложиться иначе в случае победы Корнилова?

Впервые будут показаны редкие архивные документы и кадры кинохроники, запечатлевшие Корнилова в августе 1917 года. Мы побываем на месте гибели генерала и увидим его личные вещи, бережно хранимые его потомками за границей.

Уже в эмиграции Антон Иванович Деникин написал о генерале Корнилове: «Если бы в этот трагический момент нашей истории не нашлось среди русского народа людей, готовых восстать против безумия и преступлений Советской власти, это был бы не народ, а навоз для удобрения беспредельных полей старого континента, обреченного на колонизацию пришельцами с Запада и Востока»┘

Корниловское дело | История России

Во Временном правительстве России: восстание Корнилова

Наиболее эффективным представителем новых правых был генерал Лавр Корнилов, офицер незнатного происхождения. Он был сыном бедных родителей-казаков, в основном аполитичным, но уж точно не поклонником Николая II. Впечатлен боевым послужным списком Корнилова и его личными качествами,…

Читать далее

Русская революция 1905 года

  • В Советском Союзе: Ленин и большевики

    …правительством был конфликт Керенского с Корниловым, вырвавшийся наружу в августе (сентябрь, Новый год). Стиль).Хотя многие аспекты «дела Корнилова» до сих пор остаются неясными, создается впечатление, что Керенский намеренно спровоцировал противостояние, чтобы избавиться от предполагаемого конкурента и выступить в роли спасителя…

    Подробнее

Рябушинский

«,»url «:»Введение»,»wordCount»:0,»последовательность»:1},»imarsData»:{«INFINITE_SCROLL»:»»,»HAS_REVERTED_TIMELINE»:»false»},»npsAdditionalContents»:{},»templateHandler» :{«name»:»INDEX»},»paginationInfo»:{«previousPage»:null,»nextPage»:null,»totalPages»:1},»seoTemplateName»:»ИНДЕКС С РАЗДЕЛЕНИЕМ НА РАЗДЕЛЫ»,»infiniteScrollList»:[{ «p»:1,»t»:322533}],»familyPanel»:{«topicInfo»:{«id»:322533,»title»:»Дело Корнилова»,»url»:»/topic/Дело Корнилова «,»description»:»Временное правительство России: Корниловский мятеж: \n\nНаиболее эффективным представителем новых правых был ген. Лавр Корнилов, офицер незнатного происхождения. Он был сыном бедных родителей-казаков, в основном аполитичным, но уж точно не поклонником Николая II. Впечатлен военным послужным списком Корнилова и его личными качествами,…»,»type»:»ТЕМА»,»titleText»:»Дело Корнилова»,»metaDescription»:»Другие статьи, где обсуждается дело Корнилова: Временное правительство России: Восстание Корнилова: \n\nНаиболее эффективным представителем новых правых был генерал Лавр Корнилов, офицер незнатного происхождения. Он был сыном бедных родителей-казаков, в основном аполитичным, но уж точно не поклонником Николая II.Впечатлен военным послужным списком Корнилова и его личными качествами,…»,»identifierHtml»:»История России»,»identifierText»:»История России»,»alternateTitles»:»Корниловское восстание»,»topicClass»:»topic»,»topicKey «:»Корнилов-дело»,»articleContentType»:»INDEX»,»ppTecType»:»THING»,»templateId»:4,»topicType»:»INDEX»,»assemblyLinkPrefix»:»/media/1/322533/ «},»topicLink»:{«title»:»Дело Корнилова»,»url»:»/topic/Дело Корнилова»},»tocPanel»:{«title»:»Каталог»,»itemTitle»:»Ссылки «,»toc»:null},»groups»:[],»showCommentButton»:false},»byline»:{«contributor»:null,»allContributorsUrl»:null,»lastModificationDate»:null,»contentHistoryUrl»: null,»warningMessage»:null,»warningDescription»:null},»citationInfo»:{«contributors»:null,»title»:»Дело Корнилова»,»lastModification»:null,»url»:»https:// www. britannica.com/topic/Kornilov-affair»},»websites»:null,»lastArticle»:false,»freeTopicReason»:»TOPIC_IS_INDEX_PAGE»}

Узнайте об этой теме в этих статьях:

основная ссылка

  • В России Временное правительство: восстание Корнилова

    Наиболее эффективным представителем новых правых был ген.Лавр Корнилов, офицер незнатного происхождения. Он был сыном бедных родителей-казаков, в основном аполитичным, но уж точно не поклонником Николая II. Впечатленный военным послужным списком Корнилова и его личными качествами,…

    Читать дальше

Русская революция 1905 года

  • В Советском Союзе: Ленин и большевики

    …правительство было конфликтом Керенского с Корниловым, который прорвался наружу в августе (сентябрь , Новый стиль). Хотя многие аспекты «дела Корнилова» до сих пор остаются неясными, создается впечатление, что Керенский намеренно спровоцировал конфронтацию, чтобы избавиться от предполагаемого конкурента и выступить в роли спасителя…

    Подробнее

Рябушинский

Дело Корнилова

Генерал Корнилов (на переднем плане) и другие армейские офицеры.

Дело Корнилова было запутанным эпизодом августа 1917 года, когда Временное правительство на короткое время оказалось под угрозой со стороны контрреволюции, возглавляемой его собственной армией. Александр Керенский и его правительство выжили, отчасти благодаря поддержке большевистских войск, но их слабость была фатально обнаружена.

Генерал Корнилов

Сын казачьего офицера царской армии, Лавр Корнилов поступил на военную службу в молодом возрасте и с отличием участвовал в Русско-японской и Первой мировой войнах.

Как и другие ему подобные, генерал был неразговорчив, консервативен и авторитарен. Его уважали, но и боялись подчиненные. Корнилов был лояльным царистом, неохотно принявшим Февральскую революцию и едва терпевшим Временное правительство. Он презирал социализм и социалистов и считал Петроградский Совет незаконным собранием, а Ленина — немецким агентом, стремящимся уничтожить Россию.

Короче говоря, Корнилов был фигурой скорее старого порядка, чем нового.Однако он был одним из лучших генералов русской армии, что делало его незаменимым для правительства.

Новый командир

Офицеры приветствуют Корнилова после его назначения командующим армией, июль 1917 года.

В июле, после катастрофического наступления в Галиции, Керенский уволил главнокомандующего Алексея Брусилова и заменил его генералом Корниловым.

Корнилов был традиционалистом, который считал, что и смертная казнь, и телесные наказания необходимы для поддержания порядка и дисциплины.Тех, кто критиковал эти методы или препятствовал их применению, Корнилов презирал.

Вражда между Корниловым и членами Временного правительства восходит к апрелю, когда Корнилов командовал Петроградским гарнизоном. Когда 21 апреля вспыхнули антивоенные протесты, Корнилов попросил разрешения вывести казаков на улицы. Правительство под давлением Петроградского Совета отклонило его просьбу.

Корнилов ушел с поста командира гарнизона и вернулся на поле боя.Оказавшись там, он приставал к правительству телеграммами с просьбой отменить его мартовский приказ, запрещающий смертную казнь в армии. Без угрозы расстрела, утверждал Корнилов, невозможно остановить дезертирство и братание.

12 июля Керенский, наконец, уступил, предоставив Корнилову право отдавать приказ о суммарных казнях.

Земельный участок в Москве

Противостояние между Корниловым и Керенским в августе 1917 года является предметом споров и интерпретаций.Есть некоторые документальные подтверждения, но они не являются окончательными.

Оба мужчины присутствовали и выступили на государственном совещании в Москве 12 августа. После конференции Корнилов вел закулисные дискуссии о том, как можно укрепить государственную власть и сокрушить радикальный социализм. В поезде он встретился с несколькими богатыми русскими, явно ища их моральной и финансовой поддержки для военных действий в Петрограде.

Утверждая, что получил одобрение Керенского, Корнилов заявил, что намерен ввести войска в столицу, арестовать большевиков, разогнать Совет и восстановить порядок.Он пообещал свою преданность будущей составляющей составляющей. «Пока большевики сидят в Смольном, ничего сделать нельзя», — сказал им Корнилов.

Также вероятно, что Корнилов встретился с другими группами, в том числе своих собратьев военнослужащих, чтобы барабанить поддержку.

Керенский против Корнилова

Красногвардейцы-большевики с электротехнического завода в Петрограде, 1917 год.

Неясны намерения Корнилова в отношении Временного правительства. Некоторые предполагают, что Керенский дал Корнилову четкие инструкции ввести войска в Петроград, чтобы сокрушить власть Совета.

Это кажется маловероятным. Хотя Керенский, возможно, хотел избавиться от Совета и большевиков, данные подтверждают, что он не полностью доверял Корнилову, известному стороннику военного положения. Принятие Корнилова и его армии в Петрограде могло вызвать беспорядки и, в худшем случае, поставить Временное правительство под угрозу государственного переворота или контрреволюции.

Когда до Керенского дошли слухи о заговоре Корнилова в Москве, он телеграммой связался с генералом, чтобы подтвердить свои намерения.Корнилов ответил, но его ответ не удовлетворил Керенского, который к этому времени был убежден в неизбежности переворота.

Корнилов уволен

Керенский немедленно уволил Корнилова. Затем, опасаясь, что Корнилов еще может действовать, Керенский призвал Петроградский Совет защитить город.

Совет смог прервать любое запланированное наступление через своих делегатов и организаторов в воинских частях под командованием Корнилова. Тем временем в Петрограде советские войска, многие из которых были красногвардейцами-большевиками, получили оружие и боеприпасы, чтобы охранять пределы города от корниловского штурма.

По настоянию Совета были также освобождены из тюрьмы несколько большевистских организаторов, в том числе Лев Троцкий.

Политические результаты

Политические итоги дела Корнилова были показательны. Августовский разгром поставил Временное правительство в затруднительное положение, продемонстрировав его бессилие и нерешительность в момент кризиса. Заключительный акт Керенского, его призыв к Совету о помощи, показал, где на самом деле находится власть в столице.

Теперь Керенский оказался ненавидим обеими сторонами политического раскола.Корниловцы считали его предателем, бросившим Петроград в пользу Совета. Левые считали, что Керенский либо был в союзе с Корниловым, либо не мог его контролировать.

Вооружая советские войска и красногвардейцев, Временное правительство снабжало их орудиями собственного уничтожения. Разрешение на освобождение радикальных социалистов возродило большевистское движение и вновь вернуло революционных лидеров в опасную политическую среду. Спасая себя, Временное правительство подписало себе смертный приговор.

Столы перевернулись

В сентябре 1917 года Керенский и его министры попытались укрепить свои позиции, провозгласив Россию республикой и назначив «директорию» из пяти человек для управления страной. Они также публично заявили о своей приверженности войне, решение, которое вызвало всеобщую забастовку на российских железных дорогах, парализовавшую страну на три дня.

К середине сентября немецкая армия захватила Ригу на Балтике и наступала на Петроград. Большевики возобновили свою антивоенную пропагандистскую кампанию и получили гораздо большую поддержку.В начале 1917 года у большевиков было всего 24 000 членских карточек. К концу сентября число участников превысило 400 000 человек.

Этот рост поддержки отразился на Советах, где большевики теперь имели большинство голосов как в Петрограде, так и в Москве. Красная гвардия также насчитывала около 100 000 человек, в основном фабричных рабочих и действующих или бывших солдат.

Несколькими неделями ранее большевистские агитаторы были рассеяны после восстания «июльских дней».Дело Корнилова изменило ситуацию, возродив большевистское состояние и расчистив путь для еще одной русской революции.

Взгляд историка:
«Тот факт, что Корнилов отказался подчиниться Временному правительству, означает, что дело Корнилова следует рассматривать как случай военной интервенции. Несомненно, Корнилов проявил непокорность и предпринял шаги по смене исполнительной власти государства. Это, однако, не является доказательством предыдущего заговора с целью свержения правительства; доказательства заговора Корнилова слабы.Все в Ставке считали, что Корнилов и Керенский работали вместе. Единственным свидетелем, утверждавшим, что у него есть прямые доказательства существования заговора, был Львов, и его показания опровергли три других свидетеля».
Брайан Д. Тейлор

1. Генерал Корнилов был царским военным офицером, известным своей лояльностью и компетентностью. В июле 1917 года назначен главнокомандующим русской армией.

2. Испытывая отвращение к деятельности Петроградского Совета и влиянию социалистов, стремился ввести в российской столице военное положение.

3. В августе Корнилов начал подготовку военной оккупации Петрограда. Он был уволен Керенским, который призвал Советы и Красную гвардию защитить столицу.

4. Наступление на Петроград не пошло, но корниловское дело унизило Временное правительство и способствовало возрождению большевистского состояния.

5. К сентябрю 1917 года большевики воспользовались ситуацией, чтобы увеличить число своих членов и получить значительное большинство в Петроградском и Московском Советах.

Информация для цитирования
Название: «Дело Корнилова»
Авторы: Дженнифер Ллевеллин, Майкл МакКоннелл, Стив Томпсон
Издательство: Alpha History
-affair/
Дата публикации: 3 августа 2019 г.
Дата обращения: 19 марта 2022 г.
Авторское право: Содержание этой страницы не может быть повторно опубликовано без нашего прямого разрешения.Для получения дополнительной информации об использовании, пожалуйста, обратитесь к нашим Условиям использования.

 

Дело Корнилова – Семнадцать моментов советской истории

Тексты     Изображения      Видео

 

Тематическое эссе: Льюис Сигельбаум

Июльские дни не закончили лето недовольства революции. С одной стороны, опасения имущих классов перед хаосом и беспорядком снизу, казалось, оправдались; с другой стороны, Временное правительство, теперь возглавляемое Александром Керенским и побужденное к действиям против большевиков, казалось менее чем когда-либо способным смягчить экономическое бедствие и социальное недовольство низших классов.В то время как руководство завода часто реагировало на рост затрат и потерю контроля над рабочими сокращением или даже закрытием производства, рабочие все чаще прибегали к забастовкам, физическим нападениям на мастеров и других линейных начальников и захвату фабричных территорий. Разрушение систем распределения продовольствия и топлива имело волновые последствия для всей экономики и общества. Преступность и акты насилия резко возросли, когда непокорные банды вооруженных дезертиров бродили по улицам и железнодорожным станциям.В деревне крестьянские захваты земли оставались безнаказанными. Дальше, в некоторых районах проживания национальных меньшинств, набирали обороты сепаратистские движения, а на северо-западе наступала немецкая армия. По мере того как классовая поляризация становилась все более очевидной и распространялись теории заговора, вся страна, казалось, разваливалась на части. «Беспредел в армии, хаос во внешней политике, хаос в промышленности и хаос в национальных вопросах», — так резюмировал ситуацию в конце июля лидер кадетской партии Павел Милюков.

Таковы были обстоятельства, при которых генерал Лавр Корнилов, назначенный 18 июля Верховным главнокомандующим русскими вооруженными силами, явился спасителем многим, жаждавшим положить конец революционному «беспределу». Среди тех, кто поддержал его кандидатуру на роль военного диктатора, были несколько ключевых политиков из консервативных и центристских партий, высшие военные, банковские и промышленные лидеры, связанные с Обществом экономического оздоровления России и Республиканским центром.Прославленный как герой после побега из венгерского лагеря для военнопленных и возвращения в Россию в 1916 году, Корнилов возложил на Петроградский Совет ответственность за нарушение дисциплины в армии. Он также пришел к выводу, что Временному правительству не хватает стержня для роспуска Совета и, следовательно, оно не заслуживает выживания. 27 августа, после нескольких двусмысленных обменов мнениями с Керенским, который хотел подчинить Совет, но не ликвидировать институт, Корнилов приказал генералу Крымову возглавить «Дикую дивизию» и 3-й кавалерийский корпус для штурма Петрограда.

Эта попытка путча потерпела полный провал, главным образом из-за эффективной мобилизации Советом рабочих и солдат на защиту революции. Ключевыми защитниками были вооруженные рабочие, организованные в Красную гвардию, части Петроградского гарнизона и железнодорожники, которые останавливали эшелоны с корниловскими войсками на пути к столице. К 31 августа Крымов был мертв, покончив жизнь самоубийством, а Корнилов и несколько сообщников находились под арестом. Главным победителем в деле Корнилова стали левые радикалы, в особенности большевики, давно предупреждавшие об опасности контрреволюционного удара. Авторитет Керенского и Временного правительства был сильно скомпрометирован, и теперь открывался путь к реализации ленинского предписания Советам взять на себя «всю власть».


Эта работа находится под лицензией Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

Дело Корнилова | Encyclopedia.com

Дело Корнилова было главным контрреволюционным эпизодом русской революции февраля 1917 года. Оно выросло из общих политических и социально-экономических кризисов лета, включая провал военного наступления, нестабильность правительства, экономическую разруху и, в частности, появление в июле и августе более напористых правых, требующих «восстановления порядка».Внимание все больше приковано к генералу Лавру Корнилову, который стал потенциальным Наполеоном русской революции. людей, заинтересованных в восстановлении порядка, в основном консерваторов и либералов, но также и некоторых социалистов, которые сочли его более приемлемым, чем большинство генералов (он имел репутацию более «демократичного» из-за своего скромного происхождения и хороших отношений со своими войсками). Они оказали давление на Александра Керенского, теперь уже главу правительства, с целью назначить Корнилова верховным главнокомандующим армией, что Керенский и сделал 31 июля. только перед [своей] совестью и перед всем народом», и его настойчивость в свободе действий для восстановления воинской дисциплины. Керенский не особо доверял Корнилову, но надеялся использовать его как для умиротворения правых, так и для уравновешивания левых.Корнилов, в свою очередь, презирал петроградских политиков. Посредники, особенно Борис Савинков, бывший эсеровский террорист, а ныне помощник военного министра, пытались убедить Керенского и Корнилова в том, что спасение страны зависит от их сотрудничества.

В течение августа напряженность вокруг предполагаемых намерений Корнилова росла. Левые газеты и ораторы предупреждали, что он был потенциальным контрреволюционным военным диктатором, в то время как консервативные газеты и ораторы приветствовали его как будущего спасителя России.Вокруг него стали организовываться люди, стремящиеся сломить власть советов и изменить политическую структуру. Степень его осведомленности и одобрения этих усилий остается неясной, но он явно видел себя ключевой фигурой в возрождении России и переустройстве российской политики, возможно, силой.

К сентябрю политическая напряженность в Петрограде была высокой. Керенский и Корнилов нащупывали какое-то соглашение, несмотря на взаимное недоверие. Обмен сообщениями, в основном через посредников (Корнилов находился в штабе военного фронта), касался реструктуризации правительства и обсуждал соответствующие роли двух мужчин.Они также показали свои подозрения друг к другу. Керенский убедился, что генерал планировал государственный переворот, и 9 сентября неожиданно отправил Корнилова в отставку. Возмущенный Корнилов донес на Керенского и двинул части армии на Петроград. Это быстро рухнуло, поскольку делегаты Петроградского Совета убедили солдат, что их используют для контрреволюции. К 12 сентября корниловское восстание было подавлено, и Корнилов и некоторые другие генералы были арестованы.

Дело Корнилова имело огромный резонанс. Керенский, умеренные социалисты и либералы были дискредитированы своей ранней поддержкой Корнилова. Большевики и радикальные левые, напротив, предупреждали об опасности военного переворота и теперь казались оправданными. Их политические активы резко возросли, и вскоре они захватили Петроградский и другие советы, подготовив почву для Октябрьской революции.

См. также: февральская революция; керенский, александр феодорович; октябрьская революция; временное правительство

библиография

Ашер, Авраам.(1953). «Дело Корнилова». Русское обозрение 12:235–352.

Ашер, Харви. (1970). «Дело Корнилова: история и интерпретация». Русское обозрение 29:286–300.

Мунк, Дж. Л. (1987). Корниловский мятеж: критический анализ источников и исследований. Орхус, Дания: Издательство Орхусского университета.

Уайт, Джеймс Д. (1968–1969). «Дело Корнилова: исследование контрреволюции». Советские исследования 20: 187–205.

Рекс А. Уэйд

Дело Корнилова | Военная Вики

Корнилова встречают его офицеры -Главнокомандующий русской армией генерал Лавр Корнилов в августе 1917 года против Временного правительства России во главе с Александром Керенским.

Фон

После февральской революции 1917 г. российская монархия была свергнута и заменена Временным правительством, члены которого были набраны из различных либеральных и левых политических партий, некоторые ранее из Думы, а другие из Петроградского Совета.После самодержавного и деспотического правления царей русский народ надеялся, что правительство проведет либеральные реформы, на которые он давно надеялся. В первые недели после Февральской революции казалось, что так и должно было случиться, когда правительство приняло закон, который побудил даже Ленина, одного из его самых больших критиков, объявить Россию «самой свободной из всех воюющих стран». [1] Однако первоначальная волна поддержки Временного правительства среди русского народа вскоре поутихла и сменилась растущими волнениями, главным образом в результате продолжающегося участия России в Первой мировой войне и экономических последствий этого решения для Российское общество. Сцены во время июльских дней, как стала известна демонстрация, вызвали призывы к необходимости большей дисциплины и более сильного правительства, а также к возрождению правых настроений среди слоев российского общества. Эти призывы возглавляли офицеры русской армии, в том числе Корнилов, которые опасались, что плохая дисциплина в их войсках была причиной продолжающихся плохих действий армии во время Первой мировой войны. Они требовали восстановления смертной казни на передовой, а также упразднения различных солдатских комитетов, созданных в последующие месяцы после февраля.Беспокойство также усилилось среди российских бизнесменов и промышленников, в то время как даже среди политиков, сформировавших Временное правительство, поддержка восстановления порядка была сильной.

События

Эта статья не содержит цитат или ссылок. Пожалуйста, улучшите эту статью, добавив ссылку. Для получения информации о том, как добавлять ссылки, см. Template:Citation.

Думали [ по мнению кого? ] , что после того, как Керенский услышал сообщения о планировании большевистского переворота (которые он знал как ложные), что он может использовать это как предлог, чтобы избавиться от Корнилова, в котором он видел угрозу, он приказал Корнилову послать 3-й кавалерийский корпус в Петроград для борьбы с «угрозой».Эту акцию Керенский назвал попыткой «свергнуть правительство».

Полагая, что заручится поддержкой несогласных армейских начальников, Александр Керенский, глава правительства, уступил их требованиям и 12 июля 1917 г. вновь ввел смертную казнь на передовой. Через неделю, пытаясь Чтобы еще больше успокоить растущий консервативный элемент в российском обществе, он назначил Лавра Корнилова главнокомандующим русской армией. Первым актом Корнилова в его новой должности было составление списка требований к Временному правительству, в том числе просьбы об отстранении Керенского от контроля правительства, чтобы он, по существу, был подотчетен только самому себе. Хотя эти просьбы были отклонены, они задали тон напряженным отношениям, которые Корнилов и Временное правительство установили в последующие недели. Продолжающееся участие России в Первой мировой войне привело к продолжающимся социальным волнениям, что, в свою очередь, усилило призывы к восстановлению порядка со стороны правых и усилило их страхи перед новой революцией. Именно этот страх, как позже признался Корнилов своему заместителю, побудил Корнилова отдать приказ войскам Кавказской туземной дивизии 7 июля выдвинуться на позицию ближе к Петрограду.Этот приказ был отдан без ведома и согласия Временного правительства, и только 23 августа, после усиления промышленных беспорядков, Керенский сообщил Корнилову, что это движение войск одобрено правительством.

24 августа Владимир Львов, бывший прокурор Священного Синода, прибыл в штаб-квартиру Корнилова, утверждая, что он был послан Керенским, чтобы оценить реакцию Корнилова на три предложенные Керенским стратегии укрепления правительства.

  • Диктатура Керенского
  • Авторитарное правительство, в котором Корнилов занимал бы видное место
  • Военная диктатура Корнилова

Неясно, действительно ли Львов был послан Керенским или он действовал по чужим указаниям. Однако ясно, что по возвращении в Петроград 26 августа Львов сообщил Керенскому и Временному правительству, что из трех предложенных стратегий Корнилов наиболее благосклонно отнесся к идее военной диктатуры во главе с ним самим.В тот же вечер Керенский, встревоженный мыслью о готовящемся против него перевороте, попытался добиться от Корнилова подтверждения своих намерений. В довольно сумбурном телетайпном разговоре, в котором Керенский выдавал себя за Львова, а также разговаривал от своего имени, Керенский истолковал ответы Корнилова на его допрос как подтверждение своего намерения захватить власть силой. В ответ Керенский уволил Корнилова с должности главнокомандующего, но, поскольку явного добровольного преемника не было, он был восстановлен в должности в течение нескольких часов. Керенский отказался от их сделки.

Когда пришла телеграмма об увольнении Корнилова, Корнилов, полагая, что Керенский действует под сильным давлением со стороны Советов (и, следовательно, большевиков), приказал вышеупомянутому 3-му кавалерийскому корпусу быстро (или быстрее) двинуться в Петроград, чтобы подавить то, что он предполагал большевистское восстание. В этот момент Корнилов, возмущенный печатными обвинениями в его адрес, требующими полной гражданской и военной власти, обратился к русскому народу за помощью в свержении Временного правительства.Корнилов пытался свергнуть правительство только после того, как его обвинили в этом.

Последствия

После неудавшегося переворота Корнилов был отстранен от должности главнокомандующего и заключен в Быховскую крепость вместе с 30 другими армейскими офицерами, обвиненными в причастности к заговору. Вскоре после большевистского переворота в октябре 1917 года Корнилову удалось бежать из Быхова и отправиться на создание Добровольческой армии, сражавшейся с большевиками во время Гражданской войны в России. Погиб в бою с большевистскими войсками в городе Екатеринодаре в апреле 1918 года.

Возможно, больше всего выиграла от дела Корнилова большевистская партия, которая получила поддержку и силу после попытки государственного переворота. Керенский освободил большевиков, арестованных несколькими месяцами ранее, когда Владимира Ленина обвинили в том, что он был на содержании у немцев, и впоследствии бежал в Финляндию, а его просьба к Петроградскому Совету о поддержке привела к перевооружению Большевистской военной организации и освобождение политических заключенных-большевиков, в том числе Льва Троцкого.Хотя это оружие не было необходимо для отражения наступающих войск Корнилова в августе, большевики сохранили его и использовали в своем собственном успешном вооруженном восстании в октябре 1917 года. с Временным правительством и их отношением к этому делу. Другое важное последствие дела Корнилова состоит в том, что оно разорвало связь между Керенским и военными. Ибо хотя офицерский корпус, запутавшийся в вопросах и не желавший открыто бросить вызов правительству, отказался присоединиться к мятежу Корнилова, он презирал Керенского за его обращение с их командиром, арест многих видных генералов и его пособничество левым. [2] Когда в октябре 1917 года большевики устроили революцию, Керенский обратился к военным с просьбой помочь защитить правительство от восстания, но его призыв остался без внимания.

Историография

Несколько школ мысли, связанных с делом Корнилова, предлагают противоположные интерпретации и вызвали споры среди историков. Один взгляд на дело Корнилова был выдвинут самим Александром Керенским, главной целью переворота. Спустя годы после этого события Керенский описал это дело как заговор правых, который «…. развивался медленно, планомерно, с хладнокровным расчетом всех факторов, влияющих на его возможный успех или неудачу». В интервью советскому журналисту Генриху Боровику Керенский выразил мнение, что Уинстон Черчилль сыграл центральную роль в заговоре. [4]

У Корнилова было согласие на использование военных для восстановления порядка в России.Затем Ашер продолжает утверждать, что, узнав от Львова, что Корнилов поддерживает идею военной диктатуры, Керенский нарушил их соглашение, опасаясь, что его могут отстранить от власти. Другая интерпретация дела Корнилова состоит в том, что оно явилось результатом недоразумения между Керенским и Корниловым, вызванного вмешательством Владимира Львова. Американский историк Ричард Пайпс предложил другую интерпретацию события в своей работе Русская революция: 1899-1919 .Пайпс утверждал, что это далеко не заговор Корнилова, а на самом деле «заговор Керенского», спланированный для дискредитации генерала как зачинщика воображаемой, но широко ожидаемой контрреволюции, подавление которой возвысит премьер-министра до положения непревзойденную популярность и власть, что позволило ему противостоять растущей угрозе со стороны большевиков». [5]

Ссылки

  1. ↑ А. Вуд – Русская революция 1861-1917 гг., 2-е изд. (1993) Рутледж, Нью-Йорк, с.42.
  2. ↑ Р. Пайпс – Русская революция 1899-1919 (1990) Коллинз Харвилл, Лондон, с. 467.
  3. ↑ А.Ф. Керенский – Катастрофа (1977) Милвуд, с. 288
  4. ↑ http://echo.msk.ru/programs/all/57299/#element-text
  5. ↑ Р. Пайпс – Русская революция 1899-1919 (1990) Коллинз Харвилл, Лондон, с. 463.

Дальнейшее чтение

  • Х. Ашер – Дело Корнилова: новая интерпретация (1970) Русское обозрение XXIX
  • О.Рисунки – Народная трагедия: русская революция 1891-1924 (1996) Random House
  • А.Ф. Керенский – Катастрофа (1977) Милвуд
  • Р. Ковальски – Русская революция 1917-1921 (1997) Routledge
  • Дж. Л. Мунк — Корниловское восстание: критический анализ источников и исследований (1987) Издательство Орхусского университета
  • Р. Пайпс- Русская революция 1899-1919 (1990) Коллинз Харвилл
  • Дж.Н. Вествуд — Выносливость и стремление: история России 1812-1992 (1993) Oxford University Press
  • А. Вуд – Русская революция 1861-1917 , (1993) Рутледж, Нью-Йорк
  • Г. Катков – Россия 1917: Дело Корнилова , (1980) Longman Group, Великобритания

Корнилов Лавр Георгиевич | Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

Военная карьера↑

Лавр Корнилов (1870-1918) был сибирским казаком, но поступил не в казачьи войска, а в регулярную русскую армию. Во время Первой мировой войны в марте 1917 года он дослужился до командующего Петроградским военным округом, приняв командование 8-й -й армией для наступления России в июне и июле 1917 года. Новый премьер-министр Александр Александрович назначил его командующим Юго-Западным фронтом. Федорович Керенский (1881–1970), 8 июля (21 июля) 1917 г. Всего через десять дней он получил звание главнокомандующего армией.

Историки по-разному объясняют стремительный взлет Корнилова. Леонид Страховский утверждает, что Корнилов заработал героическую репутацию в Императорской армии благодаря событиям в Пшемысле.Весной 1915 года его отряд атаковал Перемышль, что способствовало падению австрийской крепости, несмотря на взятие Корнилова; Затем осенью 1916 года он драматическим образом сбежал из лагеря для военнопленных. Его успехи в катастрофическом июньском наступлении 1917 года обеспечили ему восхождение при Временном правительстве, которое правило Россией после свержения царя в феврале.

Другие историки, такие как Александр Рабинович, характеризуют военный послужной список Корнилова как в лучшем случае ничем не примечательный. Основная часть его дивизии под Перемышлем была уничтожена, когда он не подчинился приказу об отходе, а его 8-я -я армия была разбита после прибытия немецких подкреплений.Аура храбрости, окружавшая его побег из тюрьмы, создавалась российской прессой, которая была склонна приветствовать любой маленький триумф в безрадостный в военном отношении период. Альтернативные объяснения его повышения включают отсутствие другого выбора и его обращение как к демократическим, так и к авторитарным чувствам. Его прошлое сына мелкого землевладельца и офицера низшего ранга, а также арест Александры Федоровны, супруги императрицы России (1872–1918), когда он был командующим Петроградским военным округом, придали ему желанную демократическую родословную после Февральская революция.В своем докладе на заседании высшего военного командования 16 июля (29 июля) 1917 г. Корнилов смягчил критику разрешительных преобразований, проведенных Временным правительством и могущественным социалистическим советом Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов, некоторыми хвала политическим комиссарам и солдатским комитетам. Между тем его репутация сильного человека была усилена его приказом стрелять по демонстрантам, протестовавшим против целей правительства в войне в Петрограде в апреле 1917 года, который был отменен Советом, и его несанкционированным применением смертной казни к бегущим солдатам на Юго-Западном фронте.Это подняло его позиции среди влиятельных сторонников порядка, включая Бориса Викторовича Савинкова (1879–1925), легендарного деятеля террористической организации эсеров, ставшего армейским комиссаром, а затем заместителем военного министра Керенского, а также членами либеральной кадетской партии и промышленников, с которыми премьер-министр хотел сотрудничать.

«Дело Корнилова» ↑

Предыстория↑

В начале июля 1917 года упадок экономики, социальная поляризация и отправка дополнительных войск на передовую привели к тому, что солдаты, рабочие, анархисты и большевики вышли на улицы для вооруженных демонстраций. Они требовали передачи власти от Временного правительства Петроградскому Совету. Советские лидеры отказались от власти, и правительство провело кратковременные репрессии против большевистских организаций, но экономический, социальный и политический упадок продолжался. Дисциплина на фронте рухнула, цены взлетели до небес, ситуация со снабжением ухудшилась, финны и украинцы претендовали на автономию, возродились захваты крестьянских земель, воинственность рабочих и большевистское влияние. К августу офицеры и бизнесмены, организованные в такие группы, как Общество экономического восстановления России, Союз офицеров и Республиканский центр, требовали решительных мер для восстановления порядка и боеспособности армии.Эти взгляды разделяли представители русского дворянства, кадетской партии и союзников. Многие представители этого спектра либералов, консерваторов и крайне правых пришли к выводу, что авторитарная диктатура была единственной надеждой России, а Корнилов может стать их спасителем.

Корнилов и Керенский↑

При назначении Главнокомандующим Корнилов оговаривал, что отвечает только перед своей совестью и народом. Он потребовал отставки демократически настроенного генерала Владимира Андреевича Черемисова (1871-?), заменив его на Юго-Западном фронте.Корнилов также настаивал на восстановлении смертной казни как в тылу, так и на фронте. 3 августа (16 августа) 1917 г. он предложил запретить собрания фронтовиков и отказался от своей прежней поддержки политических комиссаров. Позже он добавил положения о введении военного положения на железных дорогах и заводах, занятых оборонными работами, тем самым запретив забастовки и политические собрания, введя квоты на работу на многих предприятиях и восстановив смертную казнь для гражданских лиц. Керенский согласился на переназначение Черемисова — при условии, что Корнилов взял на себя ответственность перед правительством — и с пониманием отнесся к другим предложениям.Однако Керенский возражал против провокационного тона Корнилова.

Обеспокоенный последствиями со стороны левых, Керенский попытался восстановить политическую золотую середину, собрав представителей военных, бизнеса, профсоюзов, советов, местного и центрального правительства на Московское государственное совещание 12–14 августа (25–27 августа). ). Это только подчеркнуло раскол в российском обществе, поскольку конференция открылась забастовкой под руководством большевиков. Появление Корнилова было встречено бурными овациями половины делегатов и враждебным молчанием остальных.Пока Керенский колебался, Корнилов действовал. 6 августа (19 августа) он просил передать Петроградский военный округ под его командование на случай нападения противника. Он также приказал войскам Третьего кавалерийского корпуса приблизиться к столице, чтобы справиться с любыми большевистскими волнениями. 25 августа (7 сентября), когда немецкие войска заняли Ригу, он приказал дивизиям продвигаться в Петроград. Он сообщил бывшему чиновнику Временного правительства, что требует от Керенского объявить в столице военное положение, передать всю военную и гражданскую власть в руки главнокомандующего и явиться в штаб армии в Могилев для обеспечения его безопасности и обсуждения формирование нового кабинета.Проверив в печально известном телефонном разговоре 26 августа (8 сентября) настойчивое требование Корнилова приехать в Могилев, Керенский объявил его предателем.

Ответ и наследие ↑

Керенский получил от кабинета министров неограниченные чрезвычайные полномочия и телеграфировал Корнилову о своей отставке, приказав прекратить передвижения войск. Когда этот приказ был проигнорирован, советские мобилизовали железнодорожников, чтобы задержать войска и нарушить связь между сторонниками Корнилова.Тем временем в Петрограде рабочие формировали вооруженные отряды Красной гвардии, а солдаты и матросы занимали стратегические позиции и нападали на подозреваемых в контрреволюции офицеров. Однако стычек было немного. Большевистский бунт, который должны были подавить силы Корнилова, не состоялся. Агитаторы легко убедили его войска капитулировать, и Корнилов был арестован. Окончательными победителями стали большевики, которые помогли организовать сопротивление Корнилову. Они были готовы повести вооруженных рабочих и радикально настроенных солдат гарнизона против правительства, безвозвратно дискредитированного подозрениями премьер-министра Керенского в собственных контрреволюционных намерениях.

После Октябрьского большевистского переворота Корнилов бежал и собрал на территории Донского казачества Добровольческую армию для борьбы с красными в последовавшей Гражданской войне. Он возглавил белые силы в печально известном Ледяном марше, в ходе которого зверства были совершены против крестьян, не желавших отказываться от еды, и в отместку за насилие красных. В конце концов Корнилов погиб в обреченной осаде Екатеринодара, удерживаемого большевиками.

Оценки↑

Историки спорят о том, представляли ли действия Корнилова в августе 1917 года тщательно спланированный переворот, попытку Керенского манипулировать простодушным генералом для укрепления собственной власти или неудачную попытку сотрудничества в авторитарном направлении.Разногласия окружают намерения главных героев, включая судьбу, которую Корнилов уготовил Керенскому в штабе армии, степень, в которой они обманывали или неправильно понимали друг друга, причастность Корнилова к различным правым заговорам, а также то, отвечал ли Корнилов на или провоцируя восстание левых. Картина еще больше осложняется теневой ролью посредников и советников и недостоверными показаниями причастных, пытавшихся оправдать себя в сдаче России большевикам.Также сбивает с толку анализ ситуации полемика таких историков, как Страховский, который утверждает, что Керенский состряпал сюжет из ничего; или Авраам Ашер, который обвиняет восстание Корнилова в разрушении хрупкой политической стабильности. Некоторые историки пытались оценивать Корнилова более беспристрастно: Харви Ашер заключает, что он, возможно, хотел действовать с благословения правительства, но был готов продолжать без него. Другие сместили акцент на контекст, в котором действовал Корнилов, включая распад армии, недовольство промышленников, эрозию, локализацию и милитаризацию государственных структур во время войны, которые способствовали появлению русских «военных баронов».»


Шивон Пилинг, Ноттингемский университет

Редакторы раздела: Юлия Хмелевская; Катя Бруиш; Ольга Никонова; Оксана Нагорная

1917 — Дело Корнилова мобилизует массы

Как мы видели, глядя на июльские дни, большевики смогли пережить послеиюльские репрессии благодаря своим прочным корням в рабочем классе. Однако для тех, кто ищет легкие уроки на сегодня, предупреждение.Надо помнить, что это ничего бы не стоило, если бы не относительная сила петербургских рабочих в их собственных скоплениях в Выборгском и Петроградском районах. Это превратило эти районы в пролетарские крепости, в которые государство не могло легко войти.

К этому добавлялась хроническая слабость русской буржуазии, которая на каждом шагу не могла свергнуть царизм. После Февральской революции она пыталась построить государство, дальнейшее существование которого полностью зависело от прихотей рабочего класса.Они могли претендовать на власть только до тех пор, пока рабочие не понимали, в чем заключаются их собственные классовые интересы, а это означало, что меньшевики и эсеры все еще могли претендовать на все более фиктивное большинство в Петербургском Совете. Для буржуазии падение царя означало только устранение величайшего препятствия на пути к победе в войне против немецкой буржуазии. Таким образом, пролетариат столкнулся с продолжающимися лишениями в течение 1917 года и мог обратиться только к той партии, которая выступала против войны с самого ее начала. К началу августа, когда голосование в городские думы показало увеличение силы большевиков на 14% по сравнению с майским показателем, стало ясно, что июльские дни привели лишь к краткому краху надежд большевиков. И по мере того, как русский пролетариат все больше объединялся вокруг большевистской партии, трещины в буржуазии ширились.

Корниловщина

Явное поражение большевиков в июле на первых порах придало буржуазии новое доверие. В армии были введены более жесткие меры, вплоть до возврата смертной казни, в попытке восстановить дисциплину.Князь Львов уступил эсеру Керенскому на посту премьер-министра, так как чувствовалось, что он один имеет поддержку большинства Совета и волю уничтожить большевиков. Однако, когда быстро стало ясно, что Керенский был готов только преследовать большевиков, а не обратить вспять господство, которое Советы завоевали с февраля, старый правящий класс немедленно начал искать реальную фигуру Наполеона. Подстрекаемые английскими и французскими послами, которые постоянно поддерживали дело генерала Корнилова, партия русской буржуазии, кадеты, кадеты, теперь поддержали военную диктатуру. Кадеты образовали «Общество экономического подъема России», нацеленное на финансирование планов кадетов, и, как бы подчеркивая изменение тактики буржуазии, кадеты открыли свои ряды полуфашистским бывшим членам царской партии. черносотенцы, прославившиеся своими погромами евреев и рабочих при Николае II.

В то же время провал июньского наступления вынудил генерала Брусилова уйти в отставку, а Керенский под давлением Союза офицеров и союзных послов был вынужден назначить Корнилова главнокомандующим армией.Последний обратил на себя внимание британцев, потому что он первым призвал к прекращению наступления, чтобы можно было принять меры для восстановления полного контроля офицеров над армией. Он уже проводил эту политику на своем участке фронта, распуская отказывавшиеся воевать части, разоружая свыше 7000 солдат, расстреливая дезертиров и разгоняя солдатские собрания силой. Керенский пришел к выводу, что он может спасти военные усилия и заморозить революцию на том этапе, на котором она уже достигла, и объявил, что

Корнилов, взгляды которого сходны со взглядами Временного правительства, должен спасти положение.

С назначением Корнилова активная схема против революции набирала обороты. Рига была преднамеренно отдана немцам, чтобы поставить Петербург в прифронтовую полосу и, следовательно, под военную власть, что означало начало кризиса. Мы оставляем буржуазным историкам задачу анализа степени соучастия Керенского в первых шагах дела Корнилова. Наша задача состоит в том, чтобы рассмотреть тот весьма значительный перелом в сознании пролетариата, который произошел в результате действий Корнилова.

Чтобы проиллюстрировать разницу, приведем длинную цитату единственного западного историка, имевшего реальный доступ к российским архивам.

Во время предыдущих кризисов, в апреле, июне и июле, спонтанные инициативы солдат-большевиков и анархистов приводили к уличным демонстрациям. В конце концов, руководящие элементы большевистской партии были вынуждены взять на себя ответственность за движение, начатое молодыми людьми из военной организации. Как показывают кинофильмы, рабочих было значительно меньше, чем солдат или матросов.
В деле Корнилова, когда действие было оборонительным, произошло обратное. Первыми мобилизовали пролетарские районы, набрав 40 000 человек и вооружив 25 000 человек на заводах через свои комитеты или из оружия, оставленного кронштадтскими матросами в июльские дни… движущая сила, боевые низы и высшие эшелоны большевистской партии сблизились. Они помнили о последствиях отсутствия дисциплины в июле и предусмотрительно предпринимали действия, которые могли спровоцировать враждебные действия; авторитет прозорливого в июле партийного руководства был выше.По просьбе партии 27 августа никаких демонстраций не было. Однако рядовые боевики были готовы к действию; они моментально откликнулись на призыв организации против путча, потому что, в отличие от Ленина, озабоченного вопросами общей стратегии, они не были «ошарашены» случившимся, потому что анализировали вещи по-другому. Таким образом, Петроградский райком смог организовать оборону к 23 августа, за четыре дня до обращения Керенского, Чернова, Совета и партии большевиков. Под руководством большевика Скороходова этот комитет координировал свои действия с другими столичными комитетами, планируя объезд автомобилей для поддержания связи, охраняя заводы, устраивая информационные брифинги в установленное время и тому подобное…
люди были морально подготовлены, и средства для защиты были предоставлены, так что, когда организации обратились, каждый гражданин, дерево, дом и камень были настроены против наступления Корнилова, чьи телеграммы не пришли и чьи паровозы не получили воды.Земля рассыпалась под его ногами.

Марк Ферро, Большевистская революция — социальная история, 1980, с. 56

Мы не приносим извинений за длинное цитирование этого отрывка. Во-первых, он обнаруживает новый шаг вперед в сознании и организации рабочего класса. Беготня осуществляется уже не порывистыми матросами, а тщательно обдуманными действиями большей массы рабочих. Сопротивление Корнилову также впервые приводит к широкому вооружению рабочего класса. Именно теперь красногвардейцы соединяются с солдатами петербургского гарнизона, и именно в это время терпимость к выходкам Керенского, меньшевиков и эсеров в Совете сменяется большей подозрительностью.

Во-вторых, это лишний раз показывает, что большевики застигнуты врасплох очередным внезапным сдвигом положения. Однако, как и прежде, большевики в Петербурге отреагировали быстро и решительно, дав понять в своих заявлениях в печати, что они выступают против Корнилова, не предлагая поддержку Керенскому.Это имело большое значение, поскольку означало, что большевики были снова де-факто легализованы и, что более важно, могли занять 3 из 8 мест в новом «Комитете по борьбе с контрреволюцией », созданном Советом. Дело в том, что большевики были нужны Совету больше, чем наоборот, как свидетельствует меньшевик-интернационалист Суханов:

Комитет, готовясь к обороне, должен был мобилизовать рабоче-солдатские массы. Но массы, поскольку они были организованы, были организованы большевиками и шли за ними. В то время это была единственная крупная организация, спаянная элементарной дисциплиной и связанная с демократическими низами столицы. Без него комитет был бессилен.

Русская революция 1917 года, с. 505.

Большевистская тактика

Ленин, который все еще скрывался в Финляндии, был застигнут врасплох больше, чем другие большевистские лидеры. Это произошло потому, что он признал, что июльский провал дал буржуазии возможность откатить революцию к военной диктатуре.Однако он полагал, что буржуазия нашла своего диктатора в лице Керенского и что, хотя он был всего лишь карикатурой на Бонапарта, он, вероятно, еще какое-то время проживет.

Однако ему было ясно, что Керенский долго не продержится.

Русский бонапартизм 1917 года отличается от зачатков французского бонапартизма в 1799 и 1849 годах в нескольких отношениях, как, например, в том, что здесь не решена ни одна задача революции.

Избранные произведения, Том. ХХV, с. 221

Главной из этих задач было урегулирование земельных и военных вопросов. Несмотря на то, что Чернов, лидер эсеров, предполагаемой крестьянской партии, был министром сельского хозяйства, захвату крестьянских земель сопротивлялись силой, потому что Временное правительство и его советские союзники не желали разрывать отношения с буржуазией и помещиками. Последние выражали свою благодарность за это тем, что искали генерала, способного смести Советы.Вот почему они совершили политическое самоубийство, выбрав корниловскую авантюру. Это и застало Ленина врасплох. Увидев, что произошло, он без колебаний поддержал действия большевиков в Петербурге.

В самом деле, этот эпизод скорее подрывает картину, созданную как буржуазными, так и сталинскими историками (а также некоторыми троцкистскими писателями, такими как Тони Клифф), согласно которой без Ленина большевистская партия была неспособна действовать. В данном случае вклад Ленина состоял в том, чтобы сформулировать пролетарский ответ на дилемму, которую такое событие, как дело Корнилова, ставит перед пролетариатом.

В письме « В ЦК РСДРП » (т.е. большевикам) он написал

Корниловский мятеж — это… прямо невероятно крутой поворот событий. Как всякий крутой поворот, он требует пересмотра и смены тактики. И, как и при каждой ревизии, мы должны быть особенно осторожны, чтобы не стать беспринципными. По моему убеждению, беспринципными становятся люди, которые (как Володарский) скатываются к оборончеству или (как другие большевики) к блоку с эсерами в поддержку Временного правительства.Их отношение абсолютно неправильное и беспринципное.
Мы и теперь не должны поддерживать правительство Керенского. Это непринципиально. Нас спросят: разве мы не собираемся воевать с Корниловым? Конечно, мы должны! Но это не одно и то же; здесь есть разделительная черта, которую перешагивают некоторые большевики, впадающие в компромисс и позволяющие увлечь себя ходу событий.
Мы будем воевать, мы воюем против Корнилова, как и войска Керенского, но мы не поддерживаем Керенского. Наоборот, мы разоблачаем его слабость. Есть разница. Разница довольно тонкая, но весьма существенная, и ее нельзя забывать…
Мы должны вести кампанию не столько прямо против Керенского, сколько косвенно против него, именно требуя все более и более активной, действительно революционной войны против Корнилова. …втягивая массы, возбуждая их, разжигая их (Керенский боится масс, боится народа)…

Избранные произведения, Том. II, с.168-70

Ленин быстро добавил сноску, поздравляя большевиков в Петербурге с проведением политики, за которую он выступал. Однако позиция большевиков нуждается в некотором обсуждении, если мы хотим объяснить ее действительное значение, тем более что принятая тактика неоднократно использовалась с тех пор теми, кто называет себя пролетариями, для оправдания оппортунистических и контрреволюционных позиций.

Тактику большевиков во время корниловского дела часто называют предтечей единого фронта 1921 года или антифашистских лозунгов 30-х годов. Однако, как часто указывал Ленин (и Маркс), ключ к любому пониманию политического действия заключается в том, чтобы поместить его в его конкретный исторический контекст. Если мы это сделаем, то увидим, что последние два являются выражением поражения рабочего класса, в то время как первое было правильным, потому что оно сложилось в совершенно иной ситуации. В августе и сентябре петербургские массы уже уверенно двигались вперед, как показывает приведенная выше цитата из Ферро. В этом контексте большевики могли сражаться вместе с меньшевиками и эсерами, но без ущерба для своей политической самостоятельности.Не действовать таким образом значило бы отвернуться от возможности продемонстрировать свои способности и решимость на практике. В 1921 и в 1930-х годах тактика единого фронта и антифашистского союза была совершенно иной, поскольку они происходили в обстановке отступления рабочего класса. Конечным результатом этой политики была легитимация сил социал-демократии как пролетарских (в то время как дело Корнилова тянуло эти силы к революции дальше, чем они хотели), и связывание защиты интересов рабочих с защитой капиталистической демократии. В деле Корнилова защита Петербурга происходила под эгидой собственных рабочих органов: Советов, так что не было никакой опасности, что защитники капиталистической демократии выиграют от этого. Действительно, логика дела Корнилова заключалась в том, чтобы Советы немедленно взяли власть над Временным правительством, чтобы предотвратить дальнейшие заговоры Керенского и правых.

«Вся власть рабочему классу!»

Это был не тот шаг, на который могло пойти меньшевистское или эсеровское руководство.После полугодовой поддержки коалиции с буржуазией они не были готовы теперь отказаться от этой политики, какими бы вероломными ни были их прежние союзники. Однако фабрика за фабрикой приходило теперь к мнению, что только на Советы можно положиться в защите революции. Через день после поражения Корнилова рабочие механического цеха Петербургского трубного завода заявили, что

всю власть передать Совету рабочих, солдатских и крестьянских депутатов

, а 8000 рабочих завода «Металлист» одобрили вотум недоверия социалистам, сотрудничавшим с Временным правительством. Этим заявлениям последовали все крупные петербургские заводы, и вскоре они отозвались эхом в гарнизонах даже тех полков, которые подавляли июльские дни. Через три дня после поражения Корнилова Петербургский Совет утвердил предложенную Каменевым резолюцию о замене правительства правительством, состоящим из действительно представителей рабочих. Это был первый раз, когда большевистская резолюция получила большинство в этом органе. Ясно было то, что корниловское дело привело к огромному скачку вперед в классовом сознании;

Советы, теперь явно радикальные по мировоззрению, вышли из кризиса с невероятно возросшей популярностью в массах.Революционная Россия была более чем когда-либо насыщена конкурирующими низовыми политическими организациями и революционными комитетами. Рабочие стали более боеспособными и организованными, значительная их часть получила оружие. В то же время омолодились демократические комитеты в армии, в силу их ведущей роли в организации солдат против корниловщины. В Петроградском гарнизоне контроль над многими полковыми комитетами перешел от более умеренных элементов в руки большевиков.

Большевики приходят к власти, с. 166

Ленин в этом месте снова поднял вопрос о возможности мирного развития революции, если меньшевики и эсеры допустят власть к власти.

Захватив всю власть, советы могли еще сегодня — и это, вероятно, их последний шанс — обеспечить мирное развитие революции, мирное избрание депутатов народом и мирную борьбу партий внутри советов.

Задачи революции

Ленин также разъяснил, почему советская власть будет принципиально отличаться от других правительств, появившихся в 1917 году.

Лозунг « Власть Советам », однако очень часто, если не в большинстве случаев, совершенно неправильно понимается как « Кабинет партий советского большинства »… « Власть Советам». Советы » означает коренную перестройку всего государственного аппарата, который тормозит все демократическое. ..организованное и вооруженное большинство народа — рабочие, солдаты и крестьяне. Это значит предоставить большинству народа инициативу и самостоятельность не только в избрании депутатов, но и в управлении государством, в проведении реформ и различных других преобразований.

Избранные произведения Том II, стр. 220-1

Приведенный выше отрывок не только лжет тем, кто продолжает цитировать Что делать? № , чтобы показать, что Ленин видел в массах лишь предмет для манипулирования, но, четко сформулировав, что такое советская власть, поставил на место так называемых эсеров-демократов и меньшевиков.Они не могли заставить себя отказаться от Временного правительства, так как, подобно Керенскому, боялись действий масс. Поскольку они все еще цеплялись за Керенского, последний пытался подавить волну народной агитации, издавая декреты о роспуске всех специальных революционных комитетов (включая Комитет по борьбе с контрреволюцией). Тот факт, что большевики были единственной партией в последовательная поддержка советской власти теперь стала сказываться в их пользу. К началу сентября большевики получили контроль над Петербургским Советом, и им достались 4 из 7 мест в Президиуме.Троцкий снова стал лидером Петербургского Совета, пост, который он занимал в 1905 году. Через шесть дней Москва стала большевистской, за ней последовали Киев, Казань, Баку и многие другие промышленные центры. Похожая история была и в армии, где в таких частях, как Московский гарнизон, июньское большинство в 70% за эсеров и меньшевиков превратилось в 90% голосов за большевиков в сентябре. Можно было бы рассказать больше историй об успехах большевиков в местных советах или городских думах (в Москве их представительство выросло с 11 до 475), в профсоюзах и даже в советах больничных кооперативов, которых, как утверждает Ферро,

.

был свидетельством очень масштабного движения, идущего из недр общества.

оп. цит. стр.58

В то же время отсутствие революционной воли у меньшевиков и эсеров привело к распаду их организаций.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.