Миргород смотреть гоголь: Фильм «Миргород и его обитатели» смотреть онлайн в хорошем качестве (все серии и сезоны)

Содержание

Миргород. Все вокруг Гоголя — Записки дончанина — LiveJournal

Мы знаем, что с него все начинается, и этот небольшой городок славен своими велосипедными традициями. Теперь пришла пора отдать дань уважения тому, без которого о Миргороде вспоминали бы разве что большие любители местных вод. Конечно же, это Николай Васильевич Гоголь и его персонажи, которыми он обильно заселил окрестности.

Первым мне бросился в глаза Пузатый Пацюк. Я помню эту сцену из из книги и из фильма, когда он просто фантастическим образом ел вареники. Это ли не мечта многих мужчин.


Кстати, на многих памятниках я находил любопытные детали, которые туристы трут на счастье. обязательно делаю крупный план. В данном случае, это вареник.


Да, вареники и галушки здесь готовить умеют.

Все эти скульптуры находятся вокруг «Лужи Гоголя». да-да, той самой о которой он писал: «…удивительная лужа! единственная, какую только вам удавалось когда-то видеть! Она занимает почти всю площадь». Согласитесь, не часто лужа, а точнее, маленький пруд становится такой достопримечательностью, что входит в обязательные для посещения места для любого туриста в этом городе.


Продолжаем знакомство с героями Гоголя.
Никакая украинская земля просто не может существовать без этих прекрасных животных. Встречайте, откормленная миргородская свинья.


Не обошлось и без несравненной Солохи возле которой стоит похотливый голова.


Как вы думаете, что натирают Солохе туристы? думаю, сложно не дать правильный ответ.


Нужная радиостанция настроена, движемся дальше. Нас ждет встреча с Иваном Ивановичем и Иваном Никифоровичем.


Здесь уже туристы потеют над фактурным гусем. Паниковский умер бы от зависти.


Сложно оторваться от этих памятников, но так хочется еще раз взглянуть на эту самую лужу.


На все это безобразие великолепие смотрит сам автор.


А смотреть нужно в оба, ведь здесь сидит ловкий парень Хлестаков.


Не забыли и об Оксане с кузнецом Вакулой. Черевички присутствуют. Заметьте, грудь Оксаны совсем не интересует туристов.


Говорят, есть еще парочка композиций, но не было возможности искать, оставил на следующий раз. Посмотрел на строгий лик Николая Васильевича и понял, пора идти трапезничать. К с этим можно спорить.
Окончание следует.

Николай Гоголь (Nikolai Gogol) — Фильмы и сериалы

Русский прозаик, драматург, поэт, критик, публицист, признанный одним из классиков русской литературы. Происходил из старинного дворянского рода Гоголей-Яновских. По мнению В. Белинского и Н. Чернышевского Гоголь стал основателем литературного направления — основного этапа «Натуральной школы» 1940-х годов и оказал огромное влияние на русскую и мировую литературу. Влияние Гоголя на своё творчество признавали Михаил Булгаков, Фёдор Достоевский, Рюноскэ Акутогава, Фланнери О’Коннор, Франц Кафка и многие другие.

Сценарист

5film.ru

6,0зрители

-IMDb

Вий2014, детектив, приключения, триллер

7film.ru

5,7зрители

5,2IMDb

4film. ru

7,2зрители

5,7IMDb

-film.ru

-зрители

6,1IMDb

Вий1996, мультфильмы, драма, фэнтези, ужасы, короткометражный

-film.ru

7,3зрители

5,3IMDb

-film.ru

-зрители

7,1IMDb

-film. ru

-зрители

4,7IMDb

-film.ru

7,4зрители

-IMDb

-film.ru

-зрители

-IMDb

-film.ru

-зрители

7,8IMDb

-film.ru

-зрители

5,5IMDb

-film.

ru

-зрители

6,4IMDb

-film.ru

-зрители

6,7IMDb

-film.ru

-зрители

7,1IMDb

ВийViy1967, драма, ужасы, фэнтези

-film.ru

7,8зрители

7,3IMDb

-film.ru

6,7зрители

6,3IMDb

-film. ru

7,0зрители

7,1IMDb

-film.ru

7,0зрители

-IMDb

-film.ru

-зрители

7,3IMDb

-film.ru

-зрители

8,7IMDb

-film.ru

-зрители

7,7IMDb

ШинельIl cappotto1952, комедия, драма, фэнтези

-film. ru

-зрители

7,5IMDb

-film.ru

-зрители

8,1IMDb

-film.ru

-зрители

6,2IMDb

РевизорThe Inspector General1949, комедия, мелодрама, мюзикл

-film.ru

-зрители

6,7IMDb

-film. ru

6,9зрители

6,6IMDb

-film.ru

-зрители

6,9IMDb

-film.ru

6,6зрители

6,2IMDb

Глава 3 «Миргород». Гоголь: Творческий путь

Глава 3

«Миргород»

1

Взгляды Гоголя, его идейные позиции складывались в тот тяжелый период реакции, который последовал за подавлением восстания дворянских революционеров-декабристов и предшествовал новому этапу освободительного движения революционных разночинцев. Поражение декабристов, оказавшихся без поддержки народа бессильными в своей борьбе с царизмом, с особенной остротой поставило перед передовыми кругами тогдашнего общества вопрос о народе, его роли в исторических судьбах страны.

Начало тридцатых годов ознаменовано было бурными массовыми волнениями, вспыхнувшими в ряде районов России в связи с эпидемией холеры. Эти так называемые «холерные бунты» являлись стихийным выражением протеста крестьянства против феодально-крепостнических порядков, против жестокостей полицейско-бюрократического режима. Еще больший общественный отклик вызвало восстание в новгородских военных поселениях в 1831 году, отзвуки которого особенно громко отдались в Петербурге. Восстание новгородских военных поселян – одно из крупнейших событий в истории крестьянского движения в России, охватившее территорию с более чем 120 тысячами населения и получившее сочувственный отклик у соседних помещичьих крестьян. В письме к П. А. Вяземскому от 3 августа 1831 года Пушкин, говоря об огромном впечатлении от «бунта» в новгородских поселениях, отмечал: «действовали мужики, которым полки выдали своих начальников».[101] Это письмо написано Пушкиным в Царском Селе, в период частых встреч с Гоголем.

Однако вспышки крестьянского движения были кратковременными и разрозненными, за ними наступала еще более свирепая и беспросветная реакция, еще более жестокое подавление всякого проявления недовольства. Тем не менее эти проявления недовольства, нарастание крестьянского гнева не прошли бесследно, а являлись той подспудной силой, которая способствовала оживлению и подъему передовой общественной мысли.

Наряду с Пушкиным Гоголь являлся представителем передовых устремлений эпохи, выражая в своих произведениях протест против крепостничества. Русская литература 30-х годов не представляла собой единого потока, а отражала размежевание различных общественных лагерей. В обстановке феодально-крепостнической реакции лучшие русские писатели выступали застрельщиками борьбы с ней, носителями передовых идей. На стороне правительственной клики оказались преимущественно бездарные, беспринципные писаки, которые бессильны были сколько-нибудь существенно повлиять на развитие русской литературы. Булгарин, Греч, Сенковский, Кукольник, защищая незыблемость самодержавно-крепостнических основ, вызывали презрение прогрессивной общественности, разоблачавшей продажную сущность этих рептильных литераторов, несмотря на поддержку правящих кругов.

В этой борьбе с лагерем реакции в начале 30-х годов ведущее место принадлежало Пушкину, вокруг которого группировались наиболее передовые, прогрессивные силы. Пушкин всем своим творчеством, всей своей деятельностью являл пример служения народу. Этим объясняется и та огромная роль, которую сыграл Пушкин в идейном и творческом развитии Гоголя.

Пушкин внимательно и заботливо следил за творческим развитием молодого писателя, делился с ним планами, привлекал его к своим журнальным начинаниям. Он первый приветствовал появление «Вечеров на хуторе», «Старосветских помещиков», «Повести о том, как поссорился…» В годы после выхода «Вечеров», вплоть до отъезда Гоголя за границу в 1836 году, Пушкин являлся его ближайшим советником и другом. «В конце 1832 года Н. В. Гоголь, – по свидетельству П. В. Анненкова, – жил неподалеку от Пушкина, в Малой Морской. Он издал тогда вторую часть своих «Вечеров на хуторе», за которыми последовали: «Миргород», «Арабески» и «Ревизор». Все это выходило под глазами, так сказать, Пушкина и друзей его. Таким образом, со многими из произведений, заключавшимися в сборниках Гоголя, Пушкин знаком был еще до появления их: Н. В. Гоголь читал ему предварительно свои рассказы».[102]

П. Анненков приводит многочисленные свидетельства того, как глубоко вникал Пушкин в творческие замыслы Гоголя, помогая ему найти путь к реалистическому изображению действительности. По словам Анненкова, Гоголь по написании «Ревизора» «довольно часто читал комедию на вечерах у разных лиц, Пушкин не уставал слушать его. Наклонность поэта к веселости… нашла здесь полное удовлетворение, как прежде в рассказе о ссоре Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем, – и над обоими произведениями смех его был почти неистощим.

Серьезную сторону в таланте Гоголя постигал он, однако ж, с замечательной верностью. Он считал одно время «Невский проспект» лучшею повестью его. В ней находил он замечательный шаг от идиллической, комической и даже героической живописи малороссийского быта к более близкой нам действительности, которая под своею ровною поверхностью таит множество источников поэзии и разработка которой делается тем почетнее, чем она труднее. Взгляд Гоголя на способ создания, его манера представления лиц и образов прямо, без оговорок и умствований, совпадала с мыслями, какие имел Пушкин о сущности и достоинстве рассказа».[103]

Пушкин для Гоголя являлся не только бесспорным литературным авторитетом, но и идейным руководителем, с которым связано и формирование общественных взглядов Гоголя. Об этом еще при жизни Пушкина писал Гоголь в статье «Несколько слов о Пушкине», помещенной в «Арабесках». Правда, по цензурным соображениям эти строки не попали в печатный текст статьи. В черновом тексте имелась знаменательная характеристика роли Пушкина для молодого поколения, к которому принадлежал и Гоголь: «Он был каким-то идолом молодых людей. Его смелые, всегда исполненные оригинальности поступки и случаи жизни заучивались ими и повторялись, разумеется как обыкновенно бывает, с прибавлением и вариантами… И если сказать истину, то его стихи воспитали и образовали истинно благородные чувства, несмотря на то, что старики и богомольные тетушки старались уверить, что они рассеивают вольнодумство потому только, что смелое благородство мыслей и выражений и отвага души были слишком противоположны их бездейственной вялой жизни, почти бесполезной и для них и для государства».

В письмах этих лет Гоголь неоднократно выражает отрицательное отношение к казенно-бюрократическим порядкам, к господствующему классу охранителей крепостнической монархии, причисляя себя к пушкинскому кругу. Рассказывая М. А. Максимовичу в письме от 23 августа 1834 года о лете, проведенном в Петербурге, Гоголь сообщал: «Наши все почти разъехались: Пушкин в деревне, Вяземский уехал за границу…» Это «наши» здесь очень характерно: Гоголь не отделяет себя от пушкинского окружения, рассматривая происходящее с тех же позиций. В этом отношении характерно и следующее за этими строками описание Петербурга, проникнутое резкой иронией, презрением к правительственным начинаниям: «Город весь застроен подмостками для лучшего усмотрения Александровской колонны, имеющей открыться 30 августа. Офицерья и солдатства страшное множество, и прусских, и голландских, и австрийских. Говядина и водка вздорожали страшно». Иронический отзыв о торжественной официальной церемонии свидетельствует об отрицательном отношении писателя к показному «благолепию» николаевской монархии. Напомним характерный штрих. Пушкин записал в дневнике: «… выехал из Петербурга за 5 дней до открытия Александровской колонны, чтоб не присутствовать при церемонии…»[104]

Гоголь в эти годы становится литературным соратником Пушкина. В 1833 году Гоголь собирался совместно с Пушкиным и Одоевским издавать альманах «Тройчатка». В. Одоевский сообщал Пушкину в письме от 28 сентября 1833 года: «Скажите, любезнейший Александр Сергеевич: что делает наш почтенный г. Белкин? Его сотрудники Гомозейко и Рудый Панек по странному стечению обстоятельств описали: первый – гостиную, второй – чердак; нельзя ли г. Белкину взять на свою ответственность – погреб? тогда бы вышел весь дом в три этажа…»[105] «Чердак», который избрал в качестве своей темы Гоголь, предполагал, видимо, изображение жизни столичной бедноты – мелких чиновников, художников и т. д.

В 1836 году Гоголь – сотрудник пушкинского «Современника», в котором печатает свои произведения («Утро делового человека», «Коляска», «Нос») и выступает в качестве критика. В журнале Пушкина он напечатал несколько рецензий и библиографических заметок. Наибольшее значение имела его статья «О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году». В ней он подверг уничтожающей критике реакционный журнальный триумвират – Булгарина, Греча и Сенковского, высмеяв невежество, заносчивую развязность этих журнальных кондотьеров.

Выступая против монополии, захваченной ими в журналистике, Гоголь указывал, что борьба с этой монополией велась слишком робко и непоследовательно. С этой точки зрения он критикует и журнал «Московский наблюдатель», в котором объединялись сторонники романтической и идеалистической эстетики. Этот журнал был осужден Гоголем за расплывчатость своего направления, за отсутствие внимания к большим принципиальным темам и явлениям общественной жизни и литературы.

Характерно, что в это же время против «Московского наблюдателя» выступил и Белинский, во многом занявший позицию, близкую Гоголю. Белинский положительно оценил статью Гоголя в своем отзыве о «Современнике», видя в ней программу журнала. В своих статьях Гоголь, подобно Пушкину, выступал с требованиями национальной самостоятельности русской литературы, ее народности. Пушкин потому стал «вполне национальным поэтом, – писал Гоголь, – что погрузился в сердце России… предался глубже исследованию жизни и нравов своих соотечественников…» Это определение народности, данное Гоголем, являлось основой и для творческого метода самого писателя, рассматривавшего проблему народности и реализма неотрывно друг от друга.

Творчество Пушкина и Гоголя знаменовало новый этап в развитии реализма в русской литературе, знаменовало начало критического реализма. Пушкин и Гоголь изображали явления действительности в их социальной обусловленности, в их взаимной связи, преодолев тем самым отвлеченный морализм и метафизичность мышления писателей XVIII века. В то же время реализм произведений Гоголя и Пушкина противостоял тем тенденциям ухода от жизни, субъективно-идеалистического ее восприятия, которые сказались в романтизме 30-х годов. Прогрессивные устремления романтизма декабристов к этому времени все более оттеснялись отходом писателей романтического направления от правдивого отражения действительности, замыканием их в сфере переживаний отдельной, обособленной личности, противопоставленной обществу. Это приводило к искусственному, идеализированному изображению жизни, к преувеличенному мелодраматическому показу страстей и небывалых героев. Такие писатели, современники Гоголя, как А. Бестужев-Марлинский, Н. Павлов, В. Одоевский, Н. Полевой и другие, не могли создать типические образы, раскрыть социальную обусловленность явлений, «типических обстоятельств», и тем самым отошли от жизненной правды.

Не приходится уже и говорить о представителях реакционного романтизма – таких, как Н. Кукольник, В. Бенедиктов и других, которые в своих произведениях пытались идеализировать монархический режим, приукрасить безобразные проявления действительности. В этом отношении они смыкались с рептильными литераторами, откровенными апологетами николаевского режима вроде Булгарина и Греча, которые в своих «нравственно-сатирических» романах и повестях продолжали принципы наивно-моралистической дидактики и не подымались выше благонамеренно-поучительного эмпирически-поверхностного изображения «нравов». Как правильно указал Белинский: «Гоголь убил два ложные направления в русской литературе: натянутый, на ходулях стоящий идеализм, махающий мечом картонным, подобно разрумяненному актеру, и потом – сатирический дидактизм».[106]

В «Арабесках» и «Миргороде» Гоголь углубляет и расширяет те принципы народности и реализма своего творчества, которые были уже заложены в «Вечерах». Переход Гоголя от «Вечеров» к повестям «Миргорода», углубление реалистических тенденций в его творчестве, изображение «обыденного» в его типической подчеркнутости, несомненно, связаны с Пушкиным, с его борьбой за принципы реалистического изображения действительности.

В годы близости с Пушкиным Гоголем написаны или задуманы все его основные произведения; даже сюжеты крупнейших из них – «Ревизора» и «Мертвых душ» – по свидетельству самого Гоголя – были подсказаны Пушкиным. А. М. Горький в своем курсе «Истории русской литературы», подчеркивая огромное значение Пушкина для Гоголя, писал: «… руководимый Пушкиным, он встал… на верный путь, и на этом пути он был крепок и силен, и пока он был на нем – он создал лучшие свои произведения, они – наши, ибо они здоровы, правдивы, революционны…»[107]

Анненков, характеризуя Гоголя в 30-е годы, передает: «В эту эпоху Гоголь был наклонен скорее к оправданию разрыва с прошлым и к нововводительству, признаки которого очень ясно видны и в его ученых статьях о разных предметах, чем к пояснению старого или к искусственному оживлению его… В тогдашних беседах его постоянно выражалось одно стремление к оригинальности, к смелым построениям науки и искусства на других основаниях, чем те, какие существуют, к идеалам жизни, созданным с помощью отвлеченной, логической мысли, – словом, ко всем тем более или менее поэтическим призракам, которые мучат всякую деятельную, благородную молодость». [108]

* * *

В июне 1832 года Гоголь приехал в Москву, направляясь к себе на родину, в Васильевку. В Москве он прожил около двух недель, познакомившись за это время с рядом видных московских писателей – С. Аксаковым, И. Дмитриевым, М. Погодиным. К этому времени относится и его знакомство с М. С. Щепкиным. Проведя конец лета в Васильевке, Гоголь осенью возвращается обратно вместе с двумя младшими сестрами, которых он сопровождал в Петербург для определения в Патриотический институт.

После завершения «Вечеров на хуторе близ Диканьки» Гоголь приобрел широкую известность. Однако он к этому времени далеко отошел от своих первых произведений. В нем все острее и глубже развивается критическое отношение к социальной несправедливости, возрастает негодующее чувство по отношению к тем условиям, которые уродуют и унижают человека, сковывают и угнетают народ. «Вечера на хуторе» являлись прежде всего книгой о народе, но они не ставили вопроса о противоречиях современной действительности с той силой и резкостью, с какой поставил Гоголь этот вопрос в своих последующих произведениях. Писатель стремится теперь шире и глубже раскрыть эти противоречия, показать остроту социальных конфликтов. Он не удовлетворяется ролью писателя-художника, а пытается расширить рамки своей деятельности, обращаясь к критике и публицистике, к истории, эстетике, педагогике, географии, желая в них найти ответ на вопросы, поставленные современностью. Этим объясняется и глубокий интерес Гоголя к истории, отличавший ряд передовых деятелей 30-х годов XIX века, начиная с Пушкина. «История в наше время есть центр всех познаний, наука наук, – писал И. Киреевский в своем «Обозрении русской словесности за 1829 год», – единственное условие всякого развития, направление историческое обнимает все».[109] События Отечественной войны 1812 года, волна национально-буржуазных революций, прокатившаяся в начале 20-х годов по Европе – Испании, Греции, Италии, – и, наконец, выступление декабристов – все это ставило перед русским обществом жгучие политические вопросы. «Мы живем в веке историческом; потом в веке историческом по превосходству… – писал ссыльный декабрист А. Бестужев-Марлинский в 1833 году. – Теперь история не в одном деле, но и в памяти, в уме, на сердце у народов. Мы ее видим, слышим, осязаем ежеминутно, она проницает в нас всеми чувствами».[110]

Формирование национального самосознания определяло это обращение к истории и в то же время неизбежно выдвигало на первый план вопрос о роли народа в историческом процессе. Появление в 30-х годах «Истории Пугачева» Пушкина, его работа над историей Петра I, «История русского народа» Н. Полевого, статьи М. Погодина и др., успех исторического романа – все это характеризовало новый этап в развитии русской общественной мысли. Русская историческая наука была в эти годы представлена прежде всего официальной «Историей Государства Российского» Н. М. Карамзина, рассматривавшего русский исторический процесс с точки зрения «благодетельного» и организующего значения монархического правления. Официальная историография 30-х годов или шла вслед за Карамзиным, рисуя историю как смену царствований различных монархов, чье правление, чьи личные качества определяли характер эпохи, или истолковывала историю как абстрактный процесс раскрытия духа человечества, приспосабливая, таким образом, подобно Погодину, идеалистическую шеллингианскую философию истории к требованиям правительственной идеологии, утверждая незыблемость самодержавно-крепостнических отношений. В противовес этим реакционным концепциям выступал Пушкин, который в «Истории Пугачева» и «Истории Петра» и в исторических заметках пытался найти объективные исторические факторы, определявшие характер событий, подчеркивая роль народа в развитии русского государства. С вопросом о роли народа в историческом процессе в первую очередь были связаны позиции прогрессивной русской историографии и прежде всего самого Гоголя, который в эти годы обращается к изучению истории.

Особенно горячо интересуется Гоголь историей Украины, собираясь написать о ней целую книгу. Об этом интересе к истории и к украинскому фольклору наглядно свидетельствуют его письма к М. А. Максимовичу, страстному собирателю украинской старины. В письме к нему от 9 ноября 1833 года Гоголь сообщает о своих планах: «Теперь я принялся за историю нашей единственной, бедной Украины. Ничто так не успокаивает, как история. Мои мысли начинают литься тише и стройнее. Мне кажется, что я напишу ее, что я скажу много того, чего до меня не говорили». Интерес Гоголя к истории не ограничивается Украиной. Гоголь в эти годы усиленно занимается средневековой историей Западной Европы и Востока, собираясь осуществить грандиозный исторический и географический труд под названием «Земля и люди». Занятия историей настолько захватывают Гоголя, что он предполагает целиком посвятить себя научной деятельности, хлопочет о получении кафедры истории в Киевском университете и решает переехать в Киев. В письме к Пушкину от 23 декабря 1833 года Гоголь сообщает о своих надеждах и планах, связанных с переездом в Киев и занятиями историей: «Я восхищаюсь заранее, когда воображу, как закипят труды мои в Киеве. Там я выгружу из-под спуда многие вещи, из которых я не все еще читал вам». Гоголь собирается там закончить историю Украины и юга России и написать «Всеобщую историю», для которой он усиленно собирает материал. Этот огромный масштаб намечаемых планов работы вообще характерен для писателя, ставившего перед собой трудные, подчас даже непосильные задачи.

Хлопоты о получении кафедры в Киеве не увенчались успехом, министр просвещения Уваров предпочел Гоголю более приемлемую и благонамеренную кандидатуру. Тем не менее при помощи Плетнева Гоголю удалось поступить в июле 1834 года на место адъюнкт-профессора по кафедре всеобщей истории в Петербургском университете. Существует распространенная точка зрения о том, что Гоголь в своих лекциях на профессорской кафедре проявил себя малоподготовленным дилетантом. Это неверно. Учитывая уровень тогдашней исторической науки, можно с уверенностью сказать, что Гоголь был не только полностью на высоте ее достижений, но и подчас стоял на более прогрессивных позициях, чем многие из тогдашних цеховых ученых. Исторические материалы, собиравшиеся Гоголем для своих лекций, дошли до нас лишь в отрывках, но и они свидетельствуют о серьезности этих занятий, об огромном труде, связанном с изучением источников, о широкой эрудированности его как в вопросах всемирной, в основном истории средних веков, так и в вопросах русской истории. Первые лекции в университете Гоголь читал с увлечением и произвел на студентов большое впечатление широтой и новизной поставленных проблем и поэтичностью изложения. На одной из его лекций присутствовал Пушкин, одобрительно о ней отозвавшийся.

Внимание Гоголя-историка привлекает прежде всего самый процесс исторического развития, смена форм «всемирного преобразования». «Всеобщая история, в истинном ее значении, – писал он, – не есть собрание частных историй всех народов и государств без общей связи, без общего плана, без общей цели, куча происшествий без порядка, в безжизненном и сухом виде, в каком очень часто ее представляют. Предмет ее велик: она должна обнять вдруг и в полной картине все человечество, каким образом оно из своего первоначального, бедного младенчества развивалось, разнообразно совершенствовалось и, наконец, достигло нынешней эпохи. Показать весь этот великий процесс, который выдержал свободный дух человека кровавыми трудами, борясь от самой колыбели с невежеством, природой и исполинскими препятствиями, – вот цель всеобщей истории!» Намечая такую задачу перед историком, Гоголь не только приходил к пониманию истории как закономерно развивающегося процесса, но и к признанию главенствующей роли народа в этом процессе. В этом и была сильная, прогрессивная сторона его исторических взглядов, способствовавшая ему и как художнику. История народов и наций, ее общая закономерность, «неразрывная история человечества» – такими представлялись Гоголю задачи исторического изучения, в котором «должен предстать каждый народ со всеми своими подвигами». Основные научные принципы Гоголя противостояли тем взглядам современных ему историков-эмпириков, о которых он метко сказал, что их труды чаще всего представляют собой «кучу происшествий без порядка».

Выделяясь своей яркостью и смелостью в постановке вопросов исторического развития, взгляды Гоголя-историка во многом, однако, противоречивы, связаны с романтическим и идеалистическим пониманием истории. Стремясь возвыситься над эмпирическим представлением об историческом процессе, отказываясь видеть в истории смену царей и отдельные события, Гоголь пытается найти общие закономерности исторического процесса не в условиях материального развития общества, а в развитии отвлеченной идеи, определяющей своеобразие исторических периодов. Эта общая идеалистическая концепция приводила его к представлению об историческом процессе как о некоей самостоятельной силе, как раскрытии в истории «духа» народа. Не сумев увидеть объективные социально-исторические факторы в развитии национальных культур и истории народов, Гоголь пришел к «просветительской» концепции исторического процесса, к признанию просвещения основной причиной прогресса. Такая точка зрения определила и политическую позицию Гоголя, который видел залог преуспевания народов в деятельности «просвещенного монарха». Эта, свойственная еще просветительству XVIII века, концепция сказалась с особенной последовательностью в статье «Ал-Мамун» и в незавершенной исторической драме «Альфред», относящихся к 1834–1835 годам.

Идеал просвещенного государя Гоголь видит в лице предшественника арабского калифа Ал-Мамуна – Гаруна: «Он не был исключительно государь-философ, государь-политик, государь-воин или государь-литератор. Он соединял в себе все, умел ровно разлить свои действия на все и не доставить перевеса ни одной отрасли над другою. Просвещение чужеземное он прививал к своей нации в такой степени, чтобы помочь развитию ее собственного». Таков и облик идеального государя Ал-Мамуна, «исполненного истинной жажды просвещения», каким он рисовался Гоголю. Идеальному государю, философу на троне, заботящемуся о нуждах и интересах своего народа и прежде всего о насаждении просвещения, Гоголь противопоставил в своей статье «деспотический» произвол «азиатского» строя. Об этом он писал в первоначальном тексте своей статьи, но, вероятно по цензурным причинам, строки, в которых осуждался «азиатский деспотизм», из печатного текста были изъяты. В своих политических взглядах Гоголь не смог пойти далее идеи «просвещенного» государя, который якобы может облегчить участь народа, понять его нужды. Эти иллюзии во многом ограничивали политический кругозор писателя, создавали ту узость, «тесноту умственного горизонта», которую впоследствии отмечал Чернышевский как основную причину идейного и творческого кризиса Гоголя.

Идеал просвещенного монарха, заботящегося об интересах народа, Гоголь с особенной полнотой показал в своей незаконченной драме из англо-саксонской истории «Альфред». Сохранилось первое и начало второго действия этой драмы, незавершенной, возможно, из-за опасений цензуры. Но и в том виде, в каком она дошла до нас, драма Гоголя представляет большой интерес, раскрывая исторические и политические воззрения писателя и свидетельствуя об идейной и художественной значительности его замысла.

Уже самый выбор эпохи и центрального героя драмы говорит о том, что Гоголь, как и в «Тарасе Бульбе» (завершенном незадолго до написания «Альфреда»), обращался к тем историческим событиям, в которых с особенной яркостью и полнотой сказалась борьба народа за свою национальную независимость. В «Альфреде» показана та критическая пора английской истории, когда господствующая феодальная клика готова была отдаться под владычество датчан, теснивших саксов с севера и востока. Тогда на спасение страны выступил народ, возглавляемый королем Альфредом, с именем которого связан перелом в борьбе за независимость страны и социальное преобразование Англии. Альфред повел борьбу с феодалами, предававшими национальные интересы, и, опираясь на свободных земледельцев – кёрлов, нанес решающий удар иноземным завоевателям. Самая личность этого короля вызывает глубокое сочувствие Гоголя. Альфред – ученый, законодатель и реформатор, боровшийся с феодальной знатью, вынужден был в результате ее оппозиции сражаться с датчанами в неблагоприятных условиях и потерпел первоначально поражение. Скрывшись под видом рыбака в лесах Соммерсета, он там организовал народное партизанское движение.[111] Это все, видимо, и должно было составить сюжет драмы. Замысел драмы Гоголя был сочувственно отмечен Чернышевским. «Идея драмы, – писал Чернышевский, – была, как видно, изображение борьбы между невежеством и своеволием вельмож, угнетающих народ, среди своих мелких интриг и раздоров забывающих о защите отечества, и Альфредом, распространителем просвещения и устроителем государственного порядка, смиряющим внешних и внутренних врагов. Все содержание отрывка наводит на мысль, что выбор сюжета был внушен Гоголю возможностью найти аналогию между Петром Великим и Альфредом, который у него невольно напоминает читателю о просветителе земли русской, положившем основание перевесу ее над соседями, прежде безнаказанно ее терзавшими. Его Альфред несомненно был бы символическим апотеозом Петра».[112]

Наряду с этой верой в прогрессивное значение государя, способного насаждать просвещение и защитить интересы народа от грубого посягательства феодалов, в драме Гоголя следует отметить и ту важную роль, которую отводит писатель народу, показывая его основной решающей силой истории. Гоголь создавал свою драму на основе уже проложенных Пушкиным драматургических принципов. Не судьбы отдельных героев интересуют Гоголя, а судьба народа, борьба между англо-саксонской феодальной аристократией – танами и классом свободных землевладельцев – кёрлов (у Гоголя – «сеорлов»), выступавших против чужеземных захватчиков. Мастерская живопись массовых народных сцен, широкое изображение эпохи, глубокий и подлинный историзм драмы Гоголя сближают ее с «Борисом Годуновым» и «Сценами из рыцарских времен», что также прозорливо было указано Чернышевским.

Этот неосуществленный до конца замысел Гоголя важен и для понимания его идейных позиций в середине 30-х годов, в период создания «Ревизора» и обращения к работе над «Мертвыми душами». Гоголь здесь идеализирует монарха, который якобы может устранить порабощение народа феодалами, облегчить невежество и злоупотребления вельмож. В этой вере сказались просветительские идеалы самого Гоголя, боровшегося с невежеством и мракобесием своей эпохи оружием сатиры.

Напряженная работа писателя над историческими темами и материалами, во многом использованными в его художественных произведениях, совмещалась с преподаванием в университете. Однако Гоголь вскоре разочаровался в педагогическом призвании. Говоря о своем пребывании в университете, он с горечью сообщает М. Погодину: «Знаешь ли ты, что значит не встретить сочувствия, что значит не встретить отзыва? Я читаю один, решительно один в здешнем университете. Никто меня не слушает, ни на одном ни разу не встретил я, чтобы поразила его яркая истина. И оттого я решительно бросаю теперь всякую художественную отделку, а тем более желание будить сонных слушателей». Он перестал готовиться к лекциям, читал их вяло и в декабре 1835 года ушел из университета. По словам самого писателя, эти полтора года были важным временем в формировании его взглядов. «Я расплевался с университетом, – писал Гоголь Погодину 6 декабря 1835 года, – и через месяц опять беззаботный козак. Неузнанный я взошел на кафедру и неузнанный схожу с нее. Но в эти полтора года – годы моего бесславия, потому что общее мнение говорит, что я не за свое дело взялся, – в эти полтора года я много вынес оттуда и прибавил в сокровищницу души. Уже не детские мысли, не ограниченный прежний круг моих сведений, но высокие, исполненные истины и ужасающего величия мысли волновали меня…» Едва ли правильно объяснить уход Гоголя только разочарованием в преподавательской деятельности. К этому времени он с особой активностью отдается творческой работе. В 1833–1835 годы создаются «Арабески», заканчивается работа над «Миргородом», начаты комедии «Владимир 3-й степени», «Женитьба» и «Ревизор».

2

Сборник «Миргород», вышедший в начале марта 1835 года, явился новым этапом в идейном и творческом развитии Гоголя, торжеством реалистических принципов, выдвинутых писателем уже в «Вечерах». Гоголь назвал новый сборник «Миргород. Повести, служащие продолжением Вечеров на хуторе близ Диканьки», подчеркивая этим связь их с первой книгой. Однако, изображая и в своих новых повестях близкие ему картины украинской жизни, Гоголь по-иному показывает ее, создает образы широкого социального обобщения, подлинной реалистической глубины. Белинский, отметивший появление «Миргорода» восторженной статьей «О русской повести и о повестях г. Гоголя», писал о новых повестях Гоголя, сравнивая их с «Вечерами»: «В них меньше этого упоения, этого лирического разгула, но больше глубины и верности в изображении жизни».[113] «Отличительный характер повестей г. Гоголя составляют, – указал Белинский в этой статье, – простота вымысла, народность, совершенная истина жизни, оригинальность и комическое одушевление, всегда побеждаемое глубоким чувством грусти и уныния. Причина всех этих качеств заключается в одном источнике: г. Гоголь – поэт, поэт жизни действительной».[114] Эта характеристика повестей Гоголя в дальнейшем будет неоднократно повторяться и развиваться Белинским, но основное его утверждение о Гоголе как поэте «жизни действительной», писателе-реалисте уже высказано по поводу «Миргорода».

Сборник «Миргород» не случайное объединение повестей, он выражает целостный замысел, общую концепцию писателя. Основной пафос «Миргорода» в противопоставлении паразитической сущности пошлых «существователей», прозябающих в своем уродливо ничтожном мирке, – широкой народной жизни, богатырским и ярким характерам, героическому началу, заключенному в народе. Этот внутренний смысл «Миргорода» Гоголь раскрывает сам в письме к М. Максимовичу от 22 марта 1835 года: «Посылаю тебе «Миргород». Авось-либо он тебе придется по душе. По крайней мере я бы желал, чтобы он прогнал хандрическое твое расположение духа, которое, сколько я замечаю, овладевает тобою и в Киеве. Ей-богу, мы все страшно отдалились от наших первозданных элементов. Мы никак не привыкнем… глядеть на жизнь как на трын-траву, как всегда глядел козак. Пробовал ли ты когда-нибудь, вставши поутру с постели, дернуть в одной рубашке по всей комнате трепака? Послушай, брат: у нас на душе столько грустного и заунывного, что если позволять всему этому выходить в наружу, то это черт знает что такое будет». Глубокая неудовлетворенность окружающим и горячее сочувствие «первозданным элементам» народной жизни определили оптимистический пафос «Миргорода». Обращение к «первозданным элементам» означало для Гоголя обращение к вольной и цельной жизни казачества, к жизни народных масс. В 30-е годы Гоголь еще полон веры в возможность борьбы с тем «грустным» и «заунывным», тяжелившим его душу, что порождала николаевская действительность. Страстное желание «дернуть трепака», о котором сообщал писатель, противостояло мертвящей обстановке крепостнической России. В «Миргороде», и прежде всего в «Тарасе Бульбе», Гоголь хотел воссоздать те «первозданные элементы», которые определяют ценность жизни человека – чувство любви к родине, верность коллективу – «товарищество», героизм и цельность характера.

Знакомство писателя с жизнью и бытом украинской провинции способствовало реализму его повестей, раскрывающих широкую картину нравов и быта провинциальных помещиков. Поездка летом 1832 года на Украину, в Васильевку, вновь оживила впечатления его юности, во многом отразившиеся в повестях «Миргорода», в частности в «Старосветских помещиках». Здесь нашли свое выражение и радость от встречи с родными местами, и поэтическая влюбленность в природу, с которой Гоголь неоднократно говорит в своих письмах. «Может быть, нет в мире другого, влюбленного с таким исступлением в природу, как я», – сообщал он из Васильевки И. И. Дмитриеву в письме от 23 сентября 1832 года. В то же время Гоголь поражен был тем упадком и разорением края, в том числе и Васильевки, которое особенно вопиюще выглядело на фоне изобилия природы, богатства ее щедрых даров: «Теперь я живу в деревне, – писал он 20 июля 1832 года Дмитриеву – другу и последователю Карамзина, – совершенно такой, какая описана незабвенным Карамзиным. Мне кажется, что он копировал малороссийскую деревню: так краски его ярки и сходны с здешней природой. Чего бы, казилось, недоставало этому краю? Полное, роскошное лето! Хлеба, фруктов, всего растительного гибель! А народ беден, имения разорены и недоимки неоплатные. Всему виною недостаток сообщения. Он усыпил и обленивил жителей. Помещики видят теперь сами, что с одним хлебом и винокурением нельзя значительно возвысить свои доходы. Начинают понимать, что пора приниматься за мануфактуры и фабрики; но капиталов нет, счастливая мысль дремлет, наконец умирает, а они рыскают с горя за зайцами. Признаюсь, мне очень грустно было смотреть на расстроенное имение моей матери, если бы одна только лишняя тысяча, оно бы в три года пришло в состояние приносить шестерной против нынешнего доход. Но деньги здесь совершенная редкость». Гоголь нарисовал абсолютно точную «статистику здешнего края», показал глубокое противоречие между патриархальной карамзинской идиллией «старосветского» поместья и неумолимой действительностью, властно вторгающейся в жизнь, диктующей свои требования. Все это наводило писателя на размышление о причинах такого вопиющего противоречия между щедростью природы, ее плодородием и разорением окрестных помещичьих имений. Гоголь наглядно увидел распадение и обреченность замкнутого крепостнического хозяйства, ведущегося по старинке.

В первой повести «Миргорода» – «Старосветские помещики» – Гоголь продолжил и углубил художественные принципы повести о Шпоньке, показав своих героев как типические явления, порожденные социальной средой, общественно-историческими условиями. Афанасий Иванович и Пульхерия Ивановна изображены не как уродливое исключение, а как проявление наиболее характерных черт «старосветского» хозяйственного уклада, распадающегося и отживающего свой век в условиях новых экономических отношений. С самого начала повести отмечена социальная типичность жизни, которую «вели старые национальные, простосердечные и вместе богатые фамилии». Эти типические стороны подчеркнуты самым методом изображения, с особенной полнотой раскрывающим весь жизненный уклад «старосветских помещиков», окружающую их среду.

Выделив среди повестей «Миргорода», наряду с «Тарасом Бульбой», «Старосветских помещиков», Пушкин писал в рецензии 1836 года: «… с жадностию все прочли «Старосветских помещиков», эту шутливую, трогательную идиллию, которая заставляет вас смеяться сквозь слезы грусти и умиления…»[115] Пушкин указал здесь основное свойство гоголевского реализма – единство комического и трагического, которое в дальнейшем определит и сам Гоголь как «видимый миру смех», сквозь который проступают «невидимые миру слезы». «Трогательная идиллия» в «Старосветских помещиках» в то же время является обличением, сатирическим разоблачением уходящего в прошлое патриархально-поместного уклада. «Старосветские помещики» – отходная этому патриархальному укладу, хотя известным сторонам этой патриархальности Гоголь сочувствует, не принимая тех новых тенденций, которые привносили с собой капиталистические отношения. Афанасий Иванович и Пульхерия Ивановна показаны одновременно с глубоким пониманием ненужности и нелепости их существования и вместе с тем с сочувствием автора душевной незлобивости и простоте этих чистых сердцем старичков.

Сложность этого отношения писателя к своим героям сказалась и в самом стиле повести, в котором сочетается лирическая, «чувствительная» струя с точной бытовой живописью. В этом отличие «Старосветских помещиков» от «Повести о том, как поссорился…», в которой отрицание паразитического образа жизни дано в беспощадно сатирическом ее развенчании. В «Старосветских помещиках» авторская ирония не снимает до конца сочувствия и жалости писателя к уходящему миру патриархальной идиллии. Отсюда вырастает и та лирическая задушевность, с которой рассказывается о скромной жизни «уединенных владетелей отдаленных деревень, которых в Малороссии обыкновенно называют старосветскими». Этот старосветский уклад был хорошо знаком писателю по воспоминаниям детства, по впечатлениям от своей родной семьи. Но наряду с этим Гоголь с самого начала повести показывает отживший, уходящий в прошлое характер такой «идиллии». Вся картина этой буколической жизни предстает как былое, неповторимое. Недаром Афанасий Иванович и Пульхерия Ивановна сравниваются с героями античной идиллии – Филемоном и Бавкидой.

В «Старосветских помещиках» Гоголь осуществил уже принцип реалистического раскрытия действительности в ее повседневности, в ее будничной обыденности с такой силой жизненной, внутренней правды, которая и отмечена Белинским как главное «очарование» повести. Для Гоголя изображение действительности не подчинено предвзятой схеме, не уложено в рамки моралистического ее осмысления: он передает всю сложность и противоречивость явлений действительности. Это сказалось в сочетании предельно точного ее изображения, анатомически детального описания героев с их типической обобщенностью и в то же время с осуждением автором этой растительной и тусклой жизни своих героев.

«… В том-то и состоит задача реальной поэзии, – писал Белинский, – чтобы извлекать поэзию жизни из прозы жизни и потрясать души верным изображением этой жизни».[116] Давая эту проницательную характеристику повести, Белинский справедливо видит в ней прежде всего верное изображение жизни. Ведь романтическая литература 20-30-х годов превозносила неземные страсти и добродетели и с презрением относилась к «прозе жизни», к самой действительности, рисуя отвлеченно-риторические идеалы и идеальных героев. Лишь пушкинские произведения могли показать Гоголю путь к этому глубокому реалистическому изображению жизни, начатый писателем еще повестью «Иван Федорович Шпонька». И образ добрейшего Белкина, и иронически-шутливое изображение помещичьего быта в «Барышне-крестьянке», и в еще большей мере насмешливая характеристика четы Лариных в «Евгении Онегине» намечали тот путь, которым пошел Гоголь в «Старосветских помещиках».

Через всю повесть проходят картины «старосветской идиллии», передаваемые с сочувствием и мягкой иронией, подкупающие своей умиротворяющей простотой. Уже самое описание дома и усадьбы «старосветских помещиков» вводит нас в этот мир, полный «неизъяснимой прелести», тишины и покоя. Весь пейзаж словно пронизан солнечным ясным светом, напоен свежими утренними запахами украинской природы. И душистая черемуха, и яхонтовое море слив, покрытых свинцовым матом, и длинношеий гусь, пьющий воду, с молодыми и нежными, как пух, гусятами, воз с дынями, отпряженный вол, лениво лежащий возле него, – все это проникнуто поэзией той простой и ясной жизни, которая утрачена в меркантильный и жестокий век: «… все это для меня имеет неизъяснимую прелесть; может быть, оттого, что я уже не вижу их и что нам мило все то, с чем мы в разлуке». Здесь уже полностью сказался художественный принцип писателя – характеристика своих героев через описание окружающей их обстановки.

Гоголю чуждо натуралистическое описание, безжизненное копирование, в свои изображения он вкладывает всегда глубокий внутренний смысл. Описание является для него одним из важнейших средств раскрытия образа, передачи идейного замысла произведения. Изумительного мастерства в этой реалистической живописи Гоголь достигает в изображении усадьбы «старосветских помещиков». Самые комнаты домика были маленькие, низенькие, в каждой комнате почти треть ее занимала огромная печь, и Гоголь особо отмечает, что «комнатки эти были ужасно теплы, потому что и Афанасий Иванович и Пульхерия Ивановна очень любили теплоту». Неоднократно упоминая про тепличную атмосферу жарко натопленных комнат, о любви своих старичков к теплу, он как бы подчеркивает этим их беспомощность, неприспособленность к суровым испытаниям жизни. Картины в старинных рамах, портреты каких-то архиереев и Петра III, висевшие на стенах, в сочетании с глиняным полом и соломенной крышей создают обстановку неприхотливой простоты, «старосветскости», патриархальности быта. Как бы символом этой простой и мирной жизни являются поющие двери: «Но самое замечательное в доме – были поющие двери. Как только наставало утро, пение дверей раздавалось по всему дому. Я не могу сказать, отчего они пели: перержавевшие ли петли были тому виною, или сам механик, делавший их, скрыл в них какой-нибудь секрет; но замечательно то, что каждая дверь имела свой особенный голос: дверь, ведущая в спальню, пела самым тоненьким дискантом; дверь, ведшая в столовую, хрипела басом; но та, которая была в сенях, издавала какой-то странный, дребезжащий и вместе стонущий звук, так что, вслушиваясь в него, очень ясно, наконец, слышалось: «батюшки, я зябну!» Это описание при всей своей реалистической точности удивительно лирично, усиливает впечатление уюта, тишины, замедленного ритма жизни.

Глубокий реализм повести, своеобразие художественного метода писателя, которые сказались в изображении обыкновенного, будничного в его типической сущности, посредством, казалось бы, незначительных, а на самом деле весьма важных для понимания этой сущности деталей и подробностей, – уже тогда были зорко раскрыты Белинским, писавшим в статье «О русской повести и повестях г. Гоголя»: «Эта простота вымысла, эта нагота действия, эта скудость драматизма, самая эта мелочность и обыкновенность описываемых автором происшествий – суть верные, необманчивые признаки творчества, это поэзия реальная, поэзия жизни действительной, жизни коротко знакомой нам». При этом Белинский особо отмечает замечательное мастерство Гоголя «делать все из ничего», «заинтересовать читателя пустыми, ничтожными подробностями».[117] Не случайное нагромождение подробностей, а их отбор, выделение и заострение типических деталей, которые позволяют создать жизненно-конкретный и в то же время типический образ, – основа художественного мастерства Гоголя. Типическая деталь не является, конечно, свойством художественного метода одного Гоголя. Тургенев, Гончаров и Чехов в неменьшей мере к ней обращались в своем творчестве. Но особенностью гоголевской манеры является живописная, резко подчеркнутая, зачастую гиперболическая деталь, превращающаяся в своего рода символ.

Анализ сборника Миргород Гоголя

История создания

Гоголь написал рассказы в 1835 году и объединил их в один сборник. Есть мнение, что это было в феврале. У всех рассказов есть кое-что общее: во-первых, персонажи — реальные украинцы или родственники автора. Во-вторых, все истории были основаны на украинском фольклоре. В-третьих, рассказы можно читать по отдельности. Известно, что во время работы над произведением писателя заинтересовала история. В сборнике автор передал собственные грустные мысли об изменившейся жизни в Малороссии.

Жанр и тема

Жанр: классическая проза, русская классика.

«Миргород» — продолжение «Вечера на хуторе близь Диканьки». Как и в «Вечерах», писатель показывает жизнь украинских крестьян и казаков, рассказывает про малороссийских помещиков.

Основные персонажи

В каждой повести свои герои. «Старосветские помещики» — Пульхерия Ивановна и Афанасий Иванович. «Тарас Бульба» — Тарас Бульба, Остап и Андрий. «Вий» — ведьма и Хома Брут. Последняя повесть — Иван Иванович и Иван Никифорович.

Композиция

В произведении писатель показывает читателю проблемы общества. Автор выступал против порядков, которых придерживались старосветские помещики. Например, вникая в образы Ивановича и Никифоровича, читатель понимает, что данная ситуация — абсурд. Из рассказов можно понять, что высмеивал Гоголь чиновников, которых заботила лишь выпивка. Выстроенная композиция говорит о восприятии писателя реальности.

Сюжет

Старосветские помещики

В далёком поселении проживал Афанасий Иванович Товстогуб со своей женой Пульхерией Ивановной. Урожай их земель был настолько богат, что они не замечали, как ворует приказчик. У старика и старухе детей не было, они очень сильно любили друг друга. Парочка всегда была рада гостям. Так проходила жизнь. Однажды любимая кошка Пульхерии убежала в лес. Вернулась спустя нескольких дней, но потом навсегда бесследно исчезла. Старушке показалось, что за ней пришла смерть, загрустила. Ключница обещала смотреть за её мужем.

Старушка умерла. Прошло пять лет. Дом уже не тот, что был раньше. Афанасий состарился. Ощущение потери дорогого человека не покидало его до сих пор. И вот, гуляя по саду, хозяина имения тоже настигла смерть. В самые последние минуты жизни он услышал голос Пульхерии и очень хотел, чтобы его похоронили именно возле неё. Дом опустел, имущество растащили мужики.

Тарас Бульба

Остап и Андрий, отучившись в Киевской академии, отправились домой. Их отец, казацкий полковник Тарас Бульба, отправил Остапа и Андрия на Запорожскую Сечь. По его мнению, это пойдёт на пользу сыновьям. Поехал и Тарас, чтобы познакомить их со своими товарищами. Андрий во время дороги погрузился в мысли о красивой полячке, которую встретил в Киеве.

Остап и Андрий веселились в Сечи. Тарас не был в восторге от этого образа жизни. Он толкнул казаков выбрать нового кошевого, которого уговорил организовать поход на Польшу. Начались бои на юго-западе Польши. В сражениях братья стали настоящими воинами. Город Дубна с внушительной казной перешёл под контроль казаков. Захватчики уничтожали окрестные поселения и неубранные хлеба. Андрий и Остап были против этого. Ночью пришла к Андрию служанка его любимой женщины с плохим известием. Панночка и её умирающая мама находятся на оккупированной территории. Они нуждаются в помощи. Андрий благодаря служанке добрался в Дубну, где встретился с любимой. Он настолько крепко её любил, что отвернулся от родного отца, брата и товарищей.

Тарас, узнав о предательстве, собрал войско и убил Андрия, но получил тяжёлое ранение. Его отправили в Сечь. В результате сражения Остап попал в плен к врагу. Когда Тарас восстановился, он проник в Варшаву с целью выкупить из плена Остапа, но его намерениям не суждено было сбыться: сына казнили на главной площади. Разгневанный отец, который лишился своих сыновей, повёл войско в атаку на Польшу. Проливалась кровь поляков. Несмотря на то, что вражеский гетман сдался, безжалостный Бульба продолжил громить Польшу. Позже казачий полк окружили польские войска. Враг взял в плен Тараса и сжёг его заживо.

Вий

Ритор, философ и богослов, дождавшись каникул, стали зарабатывать в городах и сёлах песнопениями. Одну ночь герои провели на хуторе, не подозревая, что хозяйка — ведьма. И вот, ведьма воспользовалась философом как самолётом, взлетев вместе с ним. Хома Брут молился и, дождавшись нужного момента, атаковал нечисть бревном. Ведьма слетела вниз и вдруг стала молоденькой красавицей. В ужасе Хома вернулся в Киев. Но ректор приказал ему отправиться на хутор — у богатого сотника умерла дочь. Панна хотела, чтобы за неё три дня молился семинарист Хома Брут, о чём заявила перед самой смертью.

Герой прибыл с охраной на хутор и узнал в покойной девушке ведьму. Казаки это тоже знали. Брут начертил круг в церкви и первые две ночи молился. Перед его глазами летала ведьма в гробу, но не замечала семинариста. Наступила третья ночь. Ведьма покинула гроб, в церкви появилась нечистая сила, и панна захотела видеть Вия — главаря чудищ. Появился Вий и столкнулся взглядом с философом. Твари кинулись на Хому, и человек умер. Заорали второй раз петухи. Чудовища хотели сбежать, но не успели. Вместе с ними навсегда осталась в церкви ведьма…

Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем

Ивана Ивановича, владельца крупного имения, можно назвать добрым человеком. Дети Гапки звали Ивана отцом. Он не помогал нищим, но и ничего плохого не желал. Иван любил ходить в гости и принимать подарки. Иван Никифорович, который жил по соседству с Ивановичем, не был женат. Они дружили, но характерами не были похожими друг на друга. Как-то раз Иван захотел купить ружьё соседа. Никифорович не захотел отдавать ружьё другу и обозвал его гусаком.

Дружба распалась. Никифорович взялся за стройку гусиного хлева напротив перелаза. Иванович обиделся и обрушил строение. Бывшие друзья обратились в суд. Спустя нескольких лет вражда лишь укрепилась. Город пытался их помирить, но безуспешно. Прошло двенадцать лет. Постаревшие Иванович и Никифорович продолжали «воевать» между собой и радовались только известиям из суда.

Другие сочинения:

Анализ сборника Миргород

Несколько интересных сочинений

  • Сочинение Какие исторические события меняют судьбы людей?

    Все человечество зависит от исхода исторических событий. Войнами, эпидемиями промышленными революциями и научными открытиями обусловлено качество жизни нынешнего человека.

  • Сочинение по картине Левитана Лесистый берег 6 класс (описание)

    Картина была написана мастером в конце 19 века на реке Пекше во Владимирской области. Много ли таких по всей России? Много, но каждая из них неповторима.

  • Характеристика героев пьесы Вишневый сад Чехова

    Любовь Андреевна – главная героиня пьесы Чехова «Вишневый сад». Эта женщина является основным представителем женской половины дворянства того времени со всеми их пороками и положительными чертами.

  • Сочинение на тему Лучшие друзья

    Каждый день человек общается с другими людьми. Нашим собеседником может стать приятель, учитель и даже незнакомец. С некоторыми мы ограничиваемся разовым контактом, но есть те, с кем хочется увидеться снова

  • Сочинение-рассуждение Женщина на войне

    Когда приходит война не имеет значение кто ты. Ты можешь быть женщиной, мужчиной ребенком. Война не щадит никого, поэтому в ней принимают участие все свои населения, а также люди всех возрастов. Женщина на войне играет не менее важную роль, чем мужчина

Миргород. Краткое содержание — Русская историческая библиотека

Наше краткое содержание «Миргорода» может использоваться для читательского дневника. См. также Гоголь – краткая биография для школьников.

 

«Миргород» – сборник Н. В. Гоголя, впервые опубликованный в 1835 году (см. его полный текст). По указанию самого автора, он служит продолжением «Вечеров на хуторе близ Диканьки».

«Миргород» состоит из двух частей и четырёх повестей. В первую часть входят «Старосветские помещики» и «Тарас Бульба», во вторую – «Вий» и «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем».

 

Миргород. Краткий пересказ. Иллюстрированная аудиокнига

 

Хотя в «Миргороде» четыре повести, а в «Вечерах…» – восемь, «Миргород» по объёму несколько больше, так как его произведения крупнее.

Своё название сборник получил от малороссийского местечка, близ которого находилась родина Гоголя. Сюжеты его повестей, как и в «Вечерах…» взяты из украинского быта.

 

«Старосветские помещики»

В повести «Старосветские помещики» Н. В. Гоголь изобразил милую его сердцу деревенскую патриархальную идиллию. Пожилые супруги-дворяне Афанасий Иванович Товстогуб и Пульхерия Ивановна простые, добрые и искренние люди, жили в небольшом, чистом домике с маленькими комнатками.

Все желания этой светлой четы «не перелетали за частокол их небольшого дворика». Пульхерия Ивановна солила, сушила, варила бесчисленное множество грибов, овощей и фруктов. Афанасий Иванович лакомился изготовленными женою яствами и беззлобно подшучивал над ней. Так и проходила тихая, спокойная жизнь двух старичков. Редких гостей они всегда принимали у себя с большим радушием.

Умирая, Пульхерия Ивановна дала дворне подробные распоряжения о том, как присматривать и ухаживать за Афанасием Ивановичем. Он не сумел утешиться после её кончины и вскоре тоже отошёл в вечность. Похоронить себя Афанасий Иванович завещал рядом с любимой супругой.

Сюжет «Старосветских помещиков» весьма незатейлив, однако эта повесть Гоголя дышит необычайной теплотой и человечностью. Проникновенное чувство сострадательности позволяет сближать это произведение с «Шинелью».

Читайте также краткое содержание «Старосветских помещиков» в отдельной статье и полный текст повести.

 

«Тарас Бульба»

У казацкого полковника Тараса Бульбы было двое сыновей – суровый, твёрдый Остап и ловкий, падкий на женскую красоту Андрий. Когда они окончили учёбу в бурсе, отец повёз их в Запорожскую Сечь. Бульба желал, чтобы сыновья постигли там военную науку, которую он считал нужнейшей для мужчины.

Малороссию стали жестоко притеснять польские паны и еврейские арендаторы их имений. Сечь поднялась в поход на защиту родины. Остап и Андрий показали себя в нём отважными бойцами. Но во время осады казаками города Дубно Андрий узнал, что там голодает прекрасная польская панночка, в которую он давно был влюблён.

Андрий убежал из казацкого стана, пробрался в осаждённый город по подземному ходу и вступил в войско поляков. Тем временем половина запорожских отрядов ушла от Дубно, узнав о нападении на Сечь татар. В ужасных сражениях у осаждённого города Андрий стал биться против своих земляков. Разгневанный Тарас настиг его во время схватки и убил.

Но в том же бою поляки взяли в плен Остапа, а сам Бульба был весь изранен и едва спасся. Выздоровев в Сечи, он с помощью хитрого еврея Янкеля доехал до Варшавы, где Остап сидел в темнице. Тарас присутствовал при казни собственного сына, которую поляки устроили на столичной площади.

Чтобы отомстить за Остапа, Бульба присоединился к новому казацкому восстанию. Когда его вожди, Остраница и Гуня, пошли на перемирие с поляками, Тарас не признал его и продолжил борьбу. Благодаря превосходству сил, поляки схватили его в одном сражении и сожгли на костре. Но даже и посреди пламени непокорный Бульба пророчил о том, что православная Русская земля вскоре поднимется в новой славе и восторжествует над всеми недругами.

Читайте также краткое содержание «Тараса Бульбы» по главам в отдельной статье и полный текст повести.

 

«Вий»

Хома Брут, студент-философ из киевской семинарии, возвращаясь домой на каникулы, случайно заночевал в доме у старухи-ведьмы. Ночью та вскочила на него, как на коня, и, погоняя метлой, заставила бежать с необычайной скоростью. Но благодаря молитве Брут вырвался из-под колдуньи и стал колотить её поленом. Изнемогая от ударов, старуха вдруг превратилась в прекрасную молодую девушку.

Хома бросил её в поле, а сам вернулся в Киев. Но туда за ним вскоре приехали казаки, посланные одним соседним паном-сотником. Дочь этого сотника вернулась с прогулки жестоко избитой и, умирая, просила, чтобы отходные молитвы по ней три дня читал студент Хома Брут.

Казаки привезли Хому на господский хутор. Взглянув на лежавшую в гробу панночку, он узнал в ней ту самую ведьму, которую исколотил поленом. Все хуторяне говорили о том, что дочь пана имела связь с нечистым.

В ту же ночь Хому отвели в церковь, где стоял гроб, и заперли там. Когда он начал читать молитвы, синий труп покойницы-панночки поднялся из гроба, чтобы схватить его. Но её мёртвые глаза не видели своей жертвы, к тому же ведьма не могла переступить круг, который Хома обвёл вокруг себя.

С первым криком петуха колдунья вновь легла в гроб. На следующую ночь всё повторилось. Мёртвая панночка колдовскими заклинаниями вызвала себе на подмогу крылатых чудовищ, которые ломились в двери и окна храма. Однако Хому никто из них не видел, его опять спасал и начерченный круг.

Днём философ попробовал убежать с хутора, но панские казаки поймали его и вернули обратно. На третью ночь ожившая покойница стала кричать, чтобы слетевшиеся к ней духи привели царя гномов – Вия. Вошло ужасное страшилище с железным лицом и свисавшими до земли веками. Чтобы Вий мог увидеть Хому, нечисть стала поднимать ему веки. Внутренний голос убеждал Хому не смотреть на Вия, но он не удержался и глянул. «Вот он!» – закричал Вий, указывая на философа пальцем. Нечисть бросилась на Хому и растерзала его.

Читайте также краткое содержание «Вия» в отдельной статье и полный текст повести.

 

«Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»

В Миргороде живут двое уважаемых всеми дворян – худой и высокий Иван Иванович и небольшого роста толстяк Иван Никифорович. Их дома стоят по соседству, и ранее они были такими приятелями, каких свет не производил.

Но однажды Иван Иванович увидел через забор, как служанка вынесла из дома Ивана Никифоровича красивое ружьё. Ивану Ивановичу захотелось иметь его. Он пошёл к соседу и предложил, чтобы тот отдал ему ружьё за толстую бурую свинью и два мешка овса. Иван Никифорович отказался. Вспыхнула ссора, во время которой Иван Никифорович обозвал Ивана Ивановича гусаком.

После этого от былой дружбы двух почтенных жителей Миргорода не осталось и следа. Через плетень, разделявший их дворы, в одном месте был перелаз. Иван Никифорович построил на месте перелаза гусиный хлев, а Иван Иванович в ту же ночь подпилил столбы этого хлева и обрушил его.

Оба они обратились в миргородский суд с исками друг на друга. Каждый из них требовал забить бывшего друга в кандалы и посадить в тюрьму. Чтобы не доводить дело до греха, судья и городничий намеренно затянули тяжбу на несколько лет, пока она не начала забываться.

Много времени спустя на одной из ассамблей у городничего дворянство Миргорода сделало попытку помирить Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем. Их позвали на празднование и посадили за столом так, что они, сами того не ожидая, оказались друг против друга. Оба противника поначалу как будто проявили готовность забыть ссору. Но Иван Никифорович неосторожно сказал, что Иван Иванович зря обиделся на «гусака». Услышав вновь это обидное слово, Иван Иванович закипел гневом и выбежал прочь. Тяжба между ними возобновилась с удвоенной энергией и длится по сей день.

Читайте также краткое содержание «Повести о том, как поссорился…» в отдельной статье и полный текст произведения.

 

© Авторское право на эту статью принадлежит владельцу сайта «Русская историческая библиотека». Любые виды её копирования и воспроизведения без согласия правообладателя запрещены!

Николай Гоголь — Миргород (сборник) читать онлайн

Николай Васильевич Гоголь

ДРУГИЕ РЕДАКЦИИ

ТАРАС БУЛЬБА. РЕДАКЦИЯ МИРГОРОДА. 1835 г

«А поворотись, сынку! цур тебе, какой ты смешной! Что это на вас за поповские подрясники? И эдак все ходят в академии?»

Такими словами встретил старый Бульба двух сыновей своих, учившихся в киевской бурсе и приехавших уже на дом к отцу.

Сыновья его только что слезли с коней. Это были два дюжие молодца, еще смотревшие исподлоба, как недавно выпущенные семинаристы. Крепкие, здоровые лица их были покрыты первым пухом волос, которого еще не касалась бритва. Они были очень оконфужены таким приемом отца и стояли неподвижно, потупив глаза в землю.

«Постойте, постойте, дети», продолжал он, поворачивая их: «какие же длинные на вас свитки! [Свиткой называется верхняя одежда у малороссиян. (Прим. Гоголя.)] Вот это свитки! Ну, ну, ну! таких свиток еще никогда на свете не было! А ну, побегите оба: я посмотрю, не попадаете ли вы?»

«Не смейся, не смейся, батьку!» сказал, наконец, старший из них.

«Фу ты, какой пышный! а отчего ж бы не смеяться?»

«Да так. Хоть ты мне и батько, а как будешь смеяться, то, ей-богу, поколочу!»

«Ах, ты сякой, такой сын! Как, батька?» сказал Тарас Бульба, отступивши с удивлением несколько назад.

«Да хоть и батька. За обиду не посмотрю и не уважу никого.»

«Как же ты хочешь со мною биться? разве на кулаки?»

«Да уж на чем бы то ни было.»

«Ну, давай на кулаки!» говорил Бульба, засучив рукава. И отец с сыном, вместо приветствия после давней отлучки, начали преусердно колотить друг друга.

«Вот это сдурел старый!» говорила бледная, худощавая и добрая мать их, стоявшая у порога и не успевшая еще обнять ненаглядных детей своих: «Ей богу, сдурел! Дети приехали домой, больше году не видели их, а он задумал бог знает что: биться на кулачки.»

«Да он славно бьется!» говорил Бульба, остановившись. «Ей богу, хорошо!.. так-таки», продолжал он, немного оправляясь: «хоть бы и не пробовать. Добрый будет козак! Ну, здоров, сынку! почеломкаемся!» И отец с сыном начали целоваться. «Добре, сынку! Вот так колоти всякого, как меня тузил. Никому не спускай! А всё-таки на тебе смешное убранство. Что это за веревка висит? А ты, бейбас, что стоишь и руки опустил?» говорил он, обращаясь к младшему. «Что-ж ты, собачий сын, не колотишь меня?»

«Вот еще выдумал что!» говорила мать, обнимавшая между тем младшего: «И придет же в голову! Как можно, чтобы дитя било родного отца? Притом будто до того теперь: дитя малое, проехало столько пути, утомилось (это дитя было двадцати слишком лет и ровно в сажень ростом), ему бы теперь нужно отпочить и поесть чего-нибудь, а он заставляет биться!»

«Э, да ты мазунчик, как я вижу!» говорил Бульба: «Не слушай, сынку, матери: она — баба. Она ничего не знает. Какая вам нежба? Ваша нежба — чистое поле да добрый конь; вот ваша нежба. А видите вот эту саблю — вот ваша матерь! Это всё дрянь, чем набивают вас: и академия, и все те книжки, буквари и филозофия, — всё это ка зна що я плевать на всё это!» Бульба присовокупил еще одно слово, которого однако же цензора не пропускают в печать и хорошо делают. «Я вас на той же неделе отправлю на Запорожье. Вот там ваша школа! Вот там только наберетесь разуму!»

«И только всего одну неделю быть им дома?» говорила жалостно, со слезами на глазах, худощавая старуха-мать. «И погулять им, бедным, не удастся, и дому родного некогда будет узнать им, и мне не удастся наглядеться на них!»

«Полно, полно, старуха! Козак не на то, чтобы возиться с бабами. Ступай скорее да неси нам всё, что ни есть, на стол. Пампушек, маковиков, медовиков и других пундиков не нужно, а прямо так и тащи нам целого барана на стол. Да горелки, чтобы горелки было побольше! Не этой разной, что с выдумками: с изюмом, родзинками и другими вытребеньками, а чистой горелки, настоящей, такой, чтобы шипела, как бес!»

Бульба повел сыновей своих в светлицу, из которой пугливо выбежали две здоровые девки в красных монистах, увидевши приехавших паничей, которые не любили спускать никому. Всё в светлице было убрано во вкусе того времени; а время это касалось XVI века, когда еще только что начинала рождаться мысль об унии. Всё было чисто, вымазано глиною. Вся стена была убрана саблями и ружьями. Окна в светлице были маленькие, с круглыми матовыми стеклами, какие встречаются ныне только в старинных церквях. На полках, занимавших углы комнаты и сделанных угольниками, стояли глиняные кувшины, синие и зеленые фляжки, серебряные кубки, позолоченные чарки венецианской, турецкой и черкесской работы, зашедшие в светлицу Бульбы разными путями чрез третьи и четвертые руки, что было очень обыкновенно в эти удалые времена. Липовые скамьи вокруг всей комнаты и огромный стол посреди ее, печь, разъехавшаяся на полкомнаты, как толстая русская купчиха, с какими-то нарисованными петухами на изразцах, — все эти предметы были довольно знакомы нашим двум молодцам, приходившим почти каждый год домой на каникулярное время, приходившим потому, что у них не было еще коней, и потому, что не было в обычае позволять школярам ездить верхом. У них были только длинные чубы, за которые мог выдрать их всякий козак, носивший оружие. Бульба, только при выпуске их, послал им из табуна своего пару молодых жеребцов.

«Ну, сынки, прежде всего выпьем горелки! Боже, благослови! Будьте здоровы, сынки: и ты, Остап, и ты, Андрий! Дай же, боже, чтоб вы на войне всегда были удачливы! Чтобы бусурменов били, и турков бы били, и татарву били бы; когда и ляхи начнут что против веры нашей чинить, то и ляхов бы били. Ну, подставляй свою чарку; что, хороша горелка? А как по-латыни горелка? То-то, сынку, дурни были латынцы: они и не знали, есть ли на свете горелка. Как бишь того звали, что латинские вирши писал? Я грамоты-то не слишком разумею, то и не помню; Гораций, кажется?»

«Вишь какой батька!» подумал про себя старший сын, Остап: «всё, собака, знает, а еще и прикидывается.»

«Я думаю, архимандрит», продолжал Бульба: «не давал вам и понюхать горелки. А что, сынки, признайтесь, порядочно вас стегали березовыми да вишневыми по спине и по всему, а может, так как вы уже слишком разумные, то и плетюгами? Я думаю, кроме суботки, драли вас и по середам, и по четвергам?»

«Нечего, батько, вспоминать», говорил Остап с обыкновенным своим флегматическим видом: «что было, то уже прошло. »

«Теперь мы можем расписать всякого», говорил Андрий: «саблями да списами. Вот пусть только попадется татарва.»

«Добре, сынку! ей богу, добре! Да когда так, то и я с вами еду! ей богу, еду! Какого дьявола мне здесь ожидать? Что, я должен разве смотреть за хлебом да за свинарями? Или бабиться с женою? Чтоб она пропала! Чтоб я для ней оставался дома? Я козак. Я не хочу! Так что же, что нет войны? Я так поеду с вами на Запорожье, погулять. Ей богу, еду!» И старый Бульба мало-по-малу горячился и, наконец, рассердился совсем, встал из-за стола и, приосанившись, топнул ногою. «Завтра же едем! Зачем откладывать? Какого врага мы можем здесь высидеть? На что нам эта хата? к чему нам всё это? на что эти горшки?» При этом Бульба начал колотить и швырять горшки и фляжки. Бедная старушка-жена, привыкшая уже к таким поступкам своего мужа, печально глядела, сидя на лавке. Она не смела ничего говорить; но, услышавши о таком страшном для нее решении, она не могла удержаться от слез; взглянула на детей своих, с которыми угрожала такая скорая разлука, — и никто бы не мог описать всей безмолвной силы ее горести, которая, казалось, трепетала в глазах ее и в судорожно сжатых губах. Бульба был упрям страшно. Это был один из тех характеров, которые могли только возникнуть в грубый XV век, и притом на полукочующем Востоке Европы, во время правого и неправого понятия о землях, сделавшихся каким-то спорным, нерешенным владением, к каким принадлежала тогда Украина. Вечная необходимость пограничной защиты против трех разнохарактерных наций — всё это придавало какой-то вольный, широкий размер подвигам сынов ее и воспитало упрямство духа. Это упрямство духа отпечаталось во всей силе на Тарасе Бульбе. Когда Баторий устроил полки в Малороссии и облек ее в ту воинственную арматуру, которою сперва означены были одни обитатели порогов, он был из числа первых полковников. Но при первом случае перессорился со всеми другими за то, что добыча, приобретенная от татар соединенными польскими и козацкими войсками, была разделена между ими не поровно и польские войска получили более преимущества. Он, в собрании всех, сложил с себя достоинство и сказал: «Когда вы, господа полковники, сами не знаете прав своих, то пусть же вас чорт водит за нос. А я наберу себе собственный полк, и кто у меня вырвет мое, тому я буду знать, как утереть губы.» Действительно, он в непродолжительное время из своего же отцовского имения составил довольно значительный отряд, который состоял вместе из хлебопашцев и воинов и совершенно покорствовался его желанию. Вообще он был большой охотник до набегов и бунтов; он носом слышал, где и в каком месте вспыхивало возмущение и уже, как снег на голову, являлся на коне своем. «Ну, дети! что и как? кого и за что нужно бить?» обыкновенно говорил он и вмешивался в дело. Однако ж, прежде всего, он строго разбирал обстоятельства, и в таком только случае приставал, когда видел, что поднявшие оружие действительно имели право поднять его, хотя это право было, по его мнению, только в следующих случаях: если соседняя нация угоняла скот, или отрезывала часть земли, или комиссары налагали большую повинность, или не уважали старшин и говорили перед ними в шапках, или посмевались над православною верою — в этих случаях непременно нужно было браться за саблю; против бусурманов же, татар и турок, он почитал во всякое время справедливым поднять оружие, во славу божию, христианства и козачества. Тогдашнее положение Малороссии, еще не сведенное ни в какую систему, даже не приведенное в известность, способствовало существованию многих совершенно отдельных партизанов. Жизнь вел он самую простую, и его нельзя бы было вовсе отличить от рядового козака, если бы лицо его не сохраняло какой-то повелительности и даже величия, особливо, когда он решался защищать что-нибудь. Бульба заранее утешал себя мыслию о том, как он явится теперь с двумя сыновьями и скажет: «Вот посмотрите, каких я к вам молодцов привел!» Он думал о том, как повезет их на Запорожье — эту военную школу тогдашней Украины, представит своим сотоварищам и поглядит, как при его глазах они будут подвизаться в ратной науке и бражничестве, которое он почитал тоже одним из первых достоинств рыцаря. Он вначале хотел отправить их одних, потому что считал необходимостию заняться новою сформировкою полка, требовавшей его присутствия. Но при виде своих сыновей, рослых и здоровых, в нем вдруг вспыхнул весь воинский дух его, и он решился сам с ними ехать на другой же день, хотя необходимость этого была одна только упрямая воля.

Читать дальше

фильмы по мотивам книг, экранизация романов на сайте фильмов и сериалов Кинопод

Николай Гоголь

Nikolai Gogol

Карьера Сценарист
Годы работы 1913–2013 (33 фильма)
Дата рождения 1 апреля 1809 г.
Место рождения Украина
Страны СССР, Россия, Украина
Жанры Комедия, Драма, Фэнтези
Часто работает с Дмитрий Капка, Борислав Брондуков, Михаил Яншин, Леонид Куравлёв, Вячеслав Невинный, Алексей Грибов, Анастасия Зуева, Антон Дунайский, Ирина Мурзаева, Юрий Толубеев

Под Полтавой в семействе потомственного священника Гоголя уродился сын Николай. Его детство прошло недалеко от Диканьки, название которой было увековечено гением. Библейские сюжеты, поведанные мамой, нередко применялись виртуозом нашего языка в его шедеврах.
Получив образование, которое пристало его кругу (уездное училище, гимназия), Гоголь попытался послужить Отчизне, но вольнодумство не позволило чего-то достичь.
Сойдясь с петербургским кружком авторов, Гоголь начинает творить. В 1831 году взорам публики предстали Вечера на хуторе близ Диканьки и прославили автора. В 1835 г. закончен Тарас Бульба и фантасмагорический Вий, по которому российскими кинематографистами снят современный мистический триллер. Чтобы знакомить российскую молодежь с шедеврами нашей родной литературы, на экранах нужны фильмы по романам классиков, в том числе русских писателей 19 века.
Гоголь умер 21 февраля 1852 года.

Топ видео с Николай Гоголь

Название: Рейтинг
Шинель
1959, СССР, Драма, 75 минут
9. 5
Вий
1967, СССР, Ужасы, Фэнтези, 77 минут
8.9
Мертвые души
1984, СССР, Драма, Комедия, 388 минут
8.5
Ночь перед Рождеством
1951, СССР, Мультфильм, 49 минут
8.3
Русская игра
2007, Россия, Комедия, 95 минут
7.8
Ревизор
1952, СССР, Комедия, 132 минуты
7. 7
Нос
1977, СССР, Драма, История, 96 минут
7.6
Вий
2013, Россия, Фэнтези, Триллер, 128 минут
7.5
Ведьма
2006, Россия, Ужасы, 79 минут
7.2
Миргород и его обитатели
1983, СССР, Комедия, История, 134 минуты
7.2

Фильмы с Николай Гоголь

Вий

2013, Россия, Фэнтези, Триллер, 128 минут

Сценарист

Ведьма

2006, Россия, Ужасы, 79 минут

Сценарист

Вий

1996, Украина, Мультфильм, Короткометражка, 19 минут

Сценарист

Ревизор

1996, Россия, Комедия, 100 минут

Сценарист

Ревизор

1982, СССР, Комедия, 183 минуты

Сценарист

Нос

1977, СССР, Драма, История, 96 минут

Сценарист

Женитьба

1977, СССР, Комедия, 99 минут

Сценарист

Вий

1967, СССР, Ужасы, Фэнтези, 77 минут

Сценарист

Шинель

1959, СССР, Драма, 75 минут

Сценарист

Ревизор

1952, СССР, Комедия, 132 минуты

Сценарист

Шинель

1926, СССР, Драма, 84 минуты

Сценарист

Четыре сказки Николая Гоголя

Источник книги: Я владею этим.

Моя жена нашла это для меня в подержанном библиотечном издании. я Признаться, я, насколько мне известно, раньше не читал Гоголя, поэтому мне не терпелось заполнить в промежутке. Гоголь был русским писателем украинского происхождения, жившим в начало 1800-х годов. Он вообще вписывается в промежутки между дедом русских литература, Пушкин и более поздние мастера, такие как Толстой и Достоевский. Обычно считается влиятельным, он писал в основном в реалистическом стиле в сначала, прежде чем со временем стать все более фантастическим и романтичным.

Гоголь в молодости.

Миргород г. сборник из четырех рассказов, один из которых, Тарас Bulba , на самом деле новелла. Остальные три короче, хотя и не короче обычного рассказа. Как я часто делаю с коллекциями, я обсуждаем каждый в отдельности.

«Старосветские землевладельцы»

Это самый короткий из рассказов, и, хотя он безусловно, достаточно длинный, чтобы квалифицироваться как рассказ, он производит впечатление виньетка или исследование характера. Это снимок старого украинского хозяйства. пара и их последние дни. Она была написана в начале жизни Гоголя. Считается, что он основан на дедушке и бабушке Гоголя. Мало что происходит. Пара жить, стареть и умирать. Они совершенно обычные и мало что делают. Однако с ее смерти начинается своего рода причудливый апофеоз. Она, по кажущемуся доброго здоровья, объявляет, что скоро умрет, ложится в постель и умирает в боль. Поразительной параллелью является то, что сам Гоголь умер бы в такой же обстоятельства 20 лет спустя.После ее смерти муж пытается покончить жизнь самоубийством. обычно несчастен, пока за ним не придет смерть. Я не могу решить, является ли эта история быть более юмористическим или трагичным. Это реалистично, хотя и немного мрачно, и конечно, не так гротескно или преувеличено, как его более поздние работы.

Тарас Бульба

Тарас Бульба это историческая новелла, основанная в значительной части на ряде исторических личностей в истории казачества. Казаки были до Российской империи довольно демократическая милитаристская группа родственных племен.Они были организованы вокруг набегов и воинской славы, и принял русскую православную веру. Потому что их культуры, они использовались позже русскими в качестве солдат и «законников». правоприменение» в смысле тайной полиции. (что, кстати, предшествовало КГБ и его предшественники по векам. Советский коммунизм не был таким изменение от царской монархии, как можно подумать.)

Тарас Бульба персонаж основан на нескольких исторические лица. Их отдельные истории объединены, чтобы дать полное сюжетная дуга.При жизни Гоголя Тарасов Bulba , по-видимому, был довольно популярен и, как полагали, давал правдивую картину Русский персонаж. Для наших глаз 21-го века это выглядит не очень лестно, возможно, но времена изменились.

Тарас Бульба — казачий вождь, с большим опытом битве и уважением товарищей. У него два сына, Остап, экстраверт прирожденный лидер, и Андрей, мечтатель-интроверт. Они возвращаются из университета, а затем вместе с отцом отправились на поиски военного слава.

Тут начинаются очень неприятные вещи. Гоголь был довольно злобным антисемитом, и эта новелла особенно такова. По сути, солдаты решают, что им нужно что-то делать, поэтому они еврейских купцов и утопить их в реке. И Гоголь, кажется, так думает было совершенно нормально и приемлемо. Тарас Бульба спасает, однако, одного, который важно, потому что позже он просит об услуге.

Не довольствуясь убийством евреев, Бульба подстрекает казаков к нападать на поляков, нарушая мирный договор и идя вопреки совету нынешний лидер, которого свергает Бульба.Они направляются к Дубенскому замку, бороться с поляками, которые, как католики, являются заклятыми врагами православных. По сути, проделав все «изнасилования, грабежи и резню» вдоль Кстати, они садятся на осаду Дубенского замка. Андрей случайно наткнулся на слуга польской девушки, которую он любит, и он, по сути, дезертирует. Битва случается, и Остап попадает в плен, а Бульба теряет сознание. Он приходит к вовремя подкупить евреев (см. выше), чтобы они позволили ему еще раз увидеться с Остапом до его пытают и казнят.После этого Бульба отправляется в последний поход, где он безжалостно убивает каждого поляка, которого встречает, включая детей, пока последняя катастрофа, в которой почти все умирают.


Дубенский замок.

Я очень хотел, чтобы это понравилось, но я нашел это симпатичным отвратительный. Это похоже на каждую идею 16-го века о токсичной мужественности, расизме, трайбализм и женоненавистничество прославлялись как «истинная мужественность» и «истинная национальная персонаж. Фу. Не только это, но и те несколько раз, когда женщины пробивались, они были как слабая мать, не желающая позволить своим детям умереть во имя славы, или злая обольстительная женщина уводит мужчину от его истинного призвания солдата.Я просто не нашел его убедительным вообще. Как я уже сказал, времена изменились.

«Вий»

Это была моя любимая книга. «Вий» очень в жила русской сказки, темная, сверхъестественная и злобная сказка. Гоголь во вступлении к рассказу утверждает, что это всего лишь пересказ более старая сказка, но ученые не смогли найти оригинал. Большинство скорее всего, Гоголь сам его придумал. Это, впрочем, достаточно похоже на настоящие народные сказки выдать за настоящие.

Эта группа студентов колледжа (в данном случае семинаристов, с действительно забавным описанием всей школьной системы в сказке) находится на праздник, и отправился через сельскую местность к своим домам. Они должны найти приют по пути, а это значит выпрашивать комнату на ночь у кого они найдут на пути. Трио вынуждено укрыться в этом зловещем Фермерский дом управляется пожилой женщиной, которая, очевидно, является ведьмой. Один персонаж обнаруживает, что его преследуют после наступления темноты, и в конце оказывается в фантастическом путешествии из которых он заканчивает тем, что избивает ведьму.А потом, вернувшись в реальную жизнь, он призванный по имени бодрствовать в память о красивой молодой девушке, которая умирает. ВОЗ оказывается, ведьма. Ну и всякое бывает.

Это всего лишь короткая история, но в ней очень много всего. Тщательно готическая и атмосферная, я действительно нашел это приятным.

«История о том, как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем»

Если вы читали Гоголя в школе, то это, наверное, тот, кого вы читать. Эта классическая сказка немного похожа на моралистический рассказ Толстого. истории, хотя персонажи немного сложнее.Два Ивана из title давно дружат, хоть и очень разные. Иванович экстравертный, благородный и мучительно корректный. Никофорович молчит, непристойный и немного хамский. Но эти двое — верные друзья.

До. Ну, до глупой ссоры из-за ружья и неудачное использование слова для домашней птицы, и вдруг эти двое не будут говорить друг с другом другие, и иски подаются, и… ну все летит к черту.

К концу сказки пара десятилетий (буквально) прошло, половина других персонажей мертва, а два дряхлых старика все еще ждут решения от корт. Это, скажем так, одна из самых глупых ссор, не только они, чтобы нанести травму всему Миргороду. (Это и фактическое город на Украине, а также название цикла рассказов. По иронии судьбы, «Миргород» означает «Город мира».) Рассказчик завершается довольно пессимистичным «Это утомительный мир, господа».

Это превосходный рассказ, такой же вневременной, как толстовский «Сколько Земля нужна человеку?» Это касается наших самых низменных инстинктов, и проливает неприятный свет на глупость человеческого эго.

***

Это краткое изложение четырех историй. Вот несколько строк который я записал.

Из «Помещиков Старого Света:

».

Старик описывается так: «Он не был одним из тех стариков, которые утомляли вас своими вечными восхвалениями старых добрых дней и разоблачения нового». Неплохое описание пожилого человека кто на самом деле связывает поколения.

Из этого же рассказа мне тоже понравился вот этот:

Какой-то завоеватель сплачивает силы всех своих стран, несколько лет ведет войну, его генералы покрыть себя славой, а кончается все приобретением клочка земля, на которой едва остается место для посадки картофеля; а иногда два колбасники подрались из-за какой-то мелочи и в конце концов их ссора распространяется на города, большие и малые деревни и, наконец, на все королевство.

Цинично, но слишком правдиво. Особенно в свете Тарас Бульба .

Кстати говоря, есть действительно грустное описание Жена Бульбы, мать сыновей, уготованных на славу или что-то в этом роде.

Ее молодость ушла в мгновение ока без радости и удовольствия, и румянец на ее щеках поблек без поцелуев, и прелестные груди ее увяли, и красивая девушка превратилась в морщинистую старуху всего за несколько лет. Все любят, каждое чувство, все нежное и страстное в женщине обратилось в нее в одно чувство материнской любви.

Да, по сути, мужчины все время были на войне, ее существование сводилось к материнству, а потом ее сыновья отправились на поиски сами убили, и она больше никогда их не увидит. Жизнь — отстой.

Или как насчет этого, про образование для юношей:

Их отправили в Киев Академии на двенадцатом году жизни, ибо все знатные люди в те дни считали необходимо дать своим детям образование, думал, что это делается с намерение, что они должны забыть его полностью впоследствии.

Хм, я могу вспомнить больше, чем несколько в моем воспитании Фунди у которых с образованием все было в порядке, лишь бы вы пришли к такому же (нелепому и ненавистный) вывод.

Я также должен упомянуть решающий момент в Тарас Бульба , когда Тарас бросает вызов нынешнему командиру, чтобы нарушить мир.

— Что ж, генерал, пора У казаков была настоящая работа».

«Нет для них работы в — ответил командир, вынимая из кармана маленькую трубку. рот и плеваться.

«Что ты имеешь в виду? Не могли бы они продолжать поход против турок или татар?»

«Нет, сэр. Они не могут вести войну ни с ни на турка, ни на татарина, – холодно ответил генерал, кладя трубку в его рот.

«Почему бы нет?»

«Потому что не могут. Мы обещали Султанский мир».

«Но он неверный. И Бог, и Священное Писание повелевает нам обнажить меч против неверных».

Так много, чтобы распаковать здесь. Существует «мужественность, определяемая как воинственный солдат». «Убить любого, кто имеет другое религия» и «кого волнуют обещания?» проблема.

Эй, это очень похоже на ксенофобию, плюс религиозный экстремизм плюс токсичная мужественность! И более чем немного похож на Трампа, правильно?

И становится хуже!

Пока Тарас делает свой ход сместить более умеренного вождя и натравить казаков на войну, вот его аргумент, после извержения антисемитской чепухи:

«Тогда, конечно, дальнейшее соображение, что среди нас есть много молодых людей, которые никогда не был на войне и кто не знает, что такое война, и мне вряд ли нужно рассказывать вам что молодой человек не может существовать без войны.Какой он будет днепровский казак сделай, я прошу тебя, если он ни разу не побил неверного?»

И это просто идет оттуда, с неприятными призывами к расизм по отношению к татарам, полякам и, конечно же, евреям. Позже после Смерть Остапа, Тарас Бульба бушует против всех неказаков, конкретно ориентируясь на идею, что другие очень похожи на нас. Он утверждает, что они могут казаться такими же, как мы, но они не мы, будучи на самом деле недочеловек и недостоин того, чтобы с ним обращались с человеческой порядочностью.

Это моя проблема с Тарас Бульба . В ней так много замечательных строк, она психологически проницательна, с интересные персонажи. Но это настолько противоречит элементарной человеческой порядочности, что грязно читать. Можно в принципе сжать все зло и геноцид XX век в маленькую таблетку, и это будет Тарас Бульба в двух словах. Конечно, Гоголь не видел будущего. Он просто говорит о прошлом, когда несколько лошадей, осада и несколько убитых евреев, как бы плохо это ни было, было столько, сколько он ожидал.Ужас двух мировых войн, Холокоста и Сталинские чистки, вероятно, никогда не приходили ему в голову как естественное следствие «мораль» Тараса Бульбы. Но зародыш всего этого ясно виден в Повесть Гоголя и многие другие подобные ей. Культура, в которой они возникли, привела неизбежно к массовой бойне, как ни печально.

Оставив в стороне все остальное, я хочу закончить одним увлекательное наблюдение.

Но будущее остается навеки неизвестно и стоит перед человеком, как осенний туман, поднимающийся от болот: птицы летают вокруг него дико, с взмахом крыльев, не видя или узнавая друг друга, голубь не видит ястреба, а ястреб не видя голубя и не зная, как далеко он от гибели…

Это отличная линия, как ни крути.И это одна из причин, почему, несмотря на мою общую неприязнь к философии Тараса Бульбы , я увлекаюсь Гоголевский язык. В целом, я нашел эту коллекцию стоящей, но как ни странно, менее известные истории нравились ему больше, чем известные.

Черное воскресенье (1961) — Классические фильмы Тернера

СЭМЮЭЛ АРКОФФ 1918-2001

Продюсер Сэмюэл З. Аркофф, скончавшийся 16 сентября в возрасте 83 лет, оставил след в истории кино, соучредив и управляя легендарной компанией American International Pictures (AIP), ключевой фигурой в рынки въезда и эксплуатации в 50-х, 60-х и 70-х годах. Аркофф родился в Айове 12 июня 1918 года, во время Второй мировой войны служил военным криптографом, а в итоге стал юристом в сфере развлечений. Жизнь изменилась в 1954 году, когда он и бывший владелец театра Джеймс Х. Николсон основали American Releasing Corporation, название которой два года спустя было изменено на American International. Их первым фильмом был «Форсаж » (1954), мелодрама о дорожных гонках с Джоном Айрлендом в главной роли в роли беглеца от правосудия, который стоил 75 000 долларов и заработал вдвое больше, что дало компании хороший старт.Этот фильм также положил начало карьере сценариста Роджера Кормана, который позже сам стал ключевым продюсером и режиссером фильмов категории B, и дал название одному из самых больших хитов лета 2001 года.

AIP подключилась к ранее не существовавшему подростковому рынку, который питался рок-н-роллом, но не очень хорошо обслуживался крупными голливудскими студиями. Аркофф и Николсон разделили обязанности: красочный Аркофф, жующий сигары, занимался бизнесом, а Николсон занимался творческой частью (включая эти незабываемые названия). Фильмы AIP включали такие названия, как Атака крабовых монстров (1957), Я был подростком-оборотнем (1957), Пляжное одеяло Бинго (1965), Черный Цезарь (1973) и около 200 других. AIP также импортировала европейские и азиатские фильмы с коммерческим потенциалом, такие как угрюмые шедевры Марио Бавы ( Black Sunday , 1960), но также и чистую халтуру, такую ​​как Attack of the Robots Джесс Франко (1966) или гигантский сериал монстров Gamera из Японии.Эти фильмы обычно приносили прибыль из-за их низкой стоимости и встроенного рынка и до сих пор остаются интересными. AIP также дал начало таким актерам и режиссерам, которые в то время испытывали трудности, таким как Роберт Де Ниро ( Bloody Mama, , 1970), Питер Фонда ( The Trip, , 1967), Мартин Скорсезе ( Boxcar Bertha, , 1972), Джек Николсон (, Террор). (1963), Брайан Де Пальма ( Sisters 1973) и Фрэнсис Форд Коппола ( Dementia 13 1963). Др.Моро (1977) и Ужас Амитивилля (1979). Эта комбинация привела к финансовым проблемам AIP; они были проданы Filmways в 1979 году. Аркофф основал свою собственную компанию Arkoff International Pictures, но снял мало фильмов; Q Ларри Коэна (1982) была одной из немногих известных игр.

Автор Ланг Томпсон

ПОЛИН КЕЛЬ 1919-2001

Полин Кель, скончавшаяся 3 сентября в возрасте 82 лет, была одной из немногих кинокритиков, которые оказали заметное влияние на то, как мы смотрим фильмы.Ее смесь личных чувств с более абстрактной эстетикой вдохновила многих других критиков (иногда называемых «Полеттами»), а в некоторых случаях даже стала хитом таких фильмов, как « Бонни и Клайд » (1967). Она утверждала, что никогда не смотрела фильм больше одного раза или позже передумала. Доступно несколько коллекций ее работ, большинство из которых имеет слегка рискованные названия, такие как I Lost It at the Movies , Kiss Kiss Bang Bang и Going Steady .

Кель родилась 19 июня 1919 года в Петалуме, штат Калифорния, но в подростковом возрасте переехала с семьей в Сан-Франциско. Там она специализировалась на философии в Калифорнийском университете в Беркли, хотя и не закончила его (позднее школа присвоила ей почетную степень). Именно тогда она начала серьезно интересоваться кино. В дополнение к обычному писательскому набору профессий (швея, повар, продавец) она начала писать о кино в 1953 году; ее первый отзыв был о фильме Чарли Чаплина « Limelight », который ей не понравился. Она писала для нескольких небольших изданий и вела радиошоу в новаторской сети KPFA, прежде чем, наконец, получила работу в высококлассном McCall’s , но была уволена вскоре после того, как раскритиковала The Sound of Music (1965) (которую она назвала Звук денег ).В этот период она также управляла и программировала Театры Кино Гильдии Беркли (один из первых репертуарных кинотеатров в стране, несмотря на то, что в основном это были небольшие комнаты над прачечной), и ненадолго была замужем за авангардным режиссером Джеймсом Бротоном.

Поворотный момент наступил в 1965 году, когда книга Я потеряла его в кино не только привлекла внимание критиков, но и стала хорошо продаваться в книжных магазинах. Два года спустя легендарный редактор Уильям Шон нанял Кель в качестве кинокритика для журнала The New Yorker , тем самым завершив ее прыжок в центр внимания.Кель никогда не уклонялся от противоречий, как доказали два других события. В начале шестидесятых она участвовала в печально известных и удивительно ожесточенных дебатах с критиком Эндрю Саррисом, среди прочих, о достоинствах авторского искусства, философии французского происхождения, которая считает, что режиссер является главным творческим человеком, стоящим за любым фильмом. Проявилась антиинтеллектуальная жилка Келя, но, поскольку авторство не должно было быть по-настоящему строгой теорией (такие попытки были предприняты позже, в 70-х), это было что-то вроде Братца Кролика против Кролика.смоляная детская битва, в которой Кель никогда не сможет победить. Другое печально известное противоречие произошло в 1971 году с ее эссе «Воспитание Кейна», которое должно было показать, что сценарист Герман Манкевич заслужил столько же, если не больше, заслуги в фильме « Гражданин Кейн » (1941), чем Орсон Уэллс. В то время как вклад Манкевич был явно недооценен, большинство выводов Кель и даже некоторые из ее фактических оснований были опровергнуты, хотя она никогда не удосужилась пересмотреть эссе.

В 1979 году Кель совершил крюк в Голливуд по настоянию Уоррена Битти.Она должна была стать «исполнительным консультантом» в Paramount, но на самом деле снимать фильмы — совсем другое дело, чем писать о них, поэтому Кель продержалась всего пять месяцев. Она вернулась в The New Yorker , в конце концов уйдя на пенсию в 1991 году отчасти из-за синдрома Паркинсона. Тем не менее, она по-прежнему продолжала сниматься в кино, ей нравились такие небольшие фильмы, как « Ваня на 42-й улице, » и такие актеры, как Джим Керри (который «практически поддерживал жизнь фильмов в последние несколько лет», как она сказала в 1998 году).

Автор: Лэнг Томпсон

Трой Донахью 1936-2001

Трой Донахью умер 2 сентября в возрасте 65 лет. На самом деле Донахью был Мерлом Джонсоном-младшим, родившимся в Нью-Йорке 27 января 1936 года. Он поступил в Колумбийский университет и начал играть небольшие театральные роли. привели к появлению в фильмах, самые ранние из которых не указаны в титрах. Его первым был Man Afraid (1957), но в то время Донахью также ненадолго появлялся на телевидении в таких шоу, как Wagon Train .Он подписал контракт с Warner Brothers в 1959 году и сразу же прославился в таких фильмах, как « Летнее место » и « Имитация жизни » (оба 1959 года). В этот период он был занят в различных фильмах, в частности, « Пэрриш » (1961) и « Римские приключения » (1962), а также снялся в сериалах « Surfside 6 » (1960) и « Hawaiian Eye » (1962 и 1962). на несколько лет раньше Hawaii Five-O ). Карьера Донахью пошла на спад, поскольку шестидесятые стали более бурными, но он по-прежнему заметно появлялся в The Godfather Part II (1974), сыграв персонажа с настоящим именем Донахью, и в Cockfighter Монте Хеллмана (1974).Большинство более поздних фильмов Донахью были направлены непосредственно на видео, например, Nudity Required и Omega Cop , но трэш-эстет Джон Уотерс, большой поклонник, использовал его для Cry-Baby (1990).

Автор: Ланг Томпсон , но на самом деле его карьера была намного обширнее.О’Коннор родился в Нью-Йорке 2 августа 1924 года. Во время Второй мировой войны служил на торговом флоте, а затем поступил в Университет Монтаны, где работал в школьной газете. Прежде чем получить высшее образование, он последовал за своим братом в другой колледж в Ирландии (позже он получил степень магистра речи в Монтане). Именно в Ирландии О’Коннор начал сниматься в нескольких местных постановках. Он вернулся в США для своего бродвейского дебюта в 1958 году и вскоре после этого начал появляться в многочисленных телешоу, таких как Неприкасаемые и Голый город .Его первым фильмом был Пэрриш (1961), хотя в конце шестидесятых он снялся более чем в дюжине фильмов, включая Клеопатра (1963), Марлоу (1969), Гавайи (1966) и В упор (1967). ). О’Коннор даже пробовался на роль Шкипера в телесериале «Остров Гиллигана », но именно роль Арчи Банкера в ситкоме 1971 года сделала его звездой. All in the Family был американской версией британского ситкома Пока смерть не разлучит нас , которая встретила некоторое первоначальное сопротивление (ABC отклонила первые два пилота), но быстро покорила американскую аудиторию и стала самым рейтинговым телешоу в стране.Арчи стал такой иконой, что его стул теперь сохранился в Смитсоновском институте. Сериал длился до 1979 года и принес О’Коннору четыре премии «Эмми» и даже привел к четырехлетнему спин-оффу « Archie Bunker’s Place » с О’Коннором в главной роли. (Он также произвел один из самых странных побочных продуктов телевидения в 1994 году 704 Hauser о многонациональной семье, живущей в старом доме Арчи Банкера. В нем не было актеров из более раннего сериала, и он длился всего шесть эпизодов.) В 1988 году О’Коннор снял роль южного шерифа в сериале по мотивам фильма « В разгар ночи » и оказался в другом хите, продержавшемся до 1995 года.Он также иногда играл отца Хелен Хант в сериале Без ума от тебя . По общему мнению, О’Коннор не был похож на Арчи Банкера; на самом деле О’Коннор был активным борцом с наркотиками, отчасти из-за самоубийства его сына, связанного с наркотиками.

Автор Лэнг Томпсон

TCM ПОМНИТ ДЖЕКА ЛЕММОНА 1925-2001

Играя ли переодетого джазового басиста или ссорящегося соседа по комнате, Леммон держал своих поклонников в напряжении на протяжении пятидесяти лет. Но за этим комическим фасадом скрывалась очень серьезная сторона актера, которая время от времени проявлялась в таких фильмах, как « дней вина и роз», (1962) или политический триллер Коста-Гавраса «, пропавший без вести » (1982).Леммон был действительно единственным в своем роде актером, и его послужной список известных выступлений действительно впечатляет: 8 номинаций на Оскар (он выиграл лучшую мужскую роль второго плана за Мистер Робертс (1955) и Лучший актер за Спасти тигра ( 1973), Премия за жизненные достижения от Американского института кино, 8 номинаций на премию Британской академии, 4 номинации на премию «Эмми», многочисленные номинации на «Золотой глобус», двукратный победитель Каннского кинофестиваля за лучшую мужскую роль — список можно продолжать и продолжать.

Леммон появился на свет совершенно новым образом: он родился преждевременно в лифте в Бостоне в 1925 году.Сын производителя пончиков, Леммон позже учился в Гарвардском университете, но увлекся актерским мастерством и бросил престижный колледж ради Бродвея. В перерывах между театральными выступлениями он аккомпанировал на фортепиано немым фильмам, которые показывали в Knickerbocker Music Hall в Нью-Йорке. Позже Леммон утверждал, что, наблюдая за этими двумя роликами Чаплина, Китона и Гарольда Ллойда, он узнал о комической технике больше, чем актерская школа могла бы когда-либо научить его.

Из Бродвея и первых появлений на телевидении в Голливуд Леммон переехал на Запад, чтобы дебютировать на экране в фильме «Это должно случиться с тобой » (1954) вместе с Джуди Холлидей в вариации ее образа «тупой блондинки», который принес ей «Оскар». для Родился вчера (1952).В « Это должно случиться с тобой » Холлидей играет борющуюся актрису, которая вскоре быстро завоевывает славу благодаря продвижению по службе. Леммон играет ее уравновешенного бойфренда, но оказывается в стороне, когда на сцене появляется учтивый и утонченный Питер Лоуфорд. Это должно случиться с тобой , снятое Джорджем Кьюкором, имело успех, и Леммон и Холлидей быстро снова объединились в Phffft! (1954), еще одна легкая романтическая комедия. Год спустя Леммон попал в высшую лигу, когда поддержал голливудских тяжеловесов Генри Фонду, Джеймса Кэгни и Уильяма Пауэлла в Mister Roberts (1955).В роли энсина Пулвера, матроса, который по возможности избегает работы, Леммон получил премию «Оскар» за лучшую мужскую роль второго плана¿.

На экране персонажи Леммона часто обнаруживали, что они не подходят для своей работы. В Cowboy (1958) Леммон играет городского пижона, отправляющегося на дикую границу. Его романтические представления о Западе вскоре сменяются жесткой и запойной реальностью. Ковбой основан на автобиографии Фрэнка Харриса, и, как и автор, Леммон приспособился к суровому образу жизни на тропе.

Леммон привнес в голливудские фильмы новый комический персонаж. Он сочетал элементы сумасбродства и фарса со своим самоуничижительным юмором, чтобы создать сатирические портреты современного американского мужчины. Иногда циничное комическое чутье режиссера Билли Уайлдера стало для Леммона идеальным дополнением. Вместе они сняли семь фильмов, но это был их первый, Some Like It Hot (1959), в котором запечатлен настоящий комический гений их совместной работы.

От сексуальных выходок до социальной критики Леммон и Уайлдер наточили свои комические ножи на лицемерии, которое они видели в американской культуре. В «Квартире » (1960) рассказывается о работяге, который сдает свой дом своим начальникам для их внебрачных связей. Проблемы возникают, когда Леммон влюбляется в любовницу своего босса — все становится еще сложнее, когда она пытается покончить с собой в его блокноте! Хотя «Квартира » имела комический успех, с каждым годом серьезная сторона фильма кажется все более мрачной и насмешливой. Незаконная любовь и коррупция в большом бизнесе могут показаться не темой для популярных комедий, но Уайлдер и Леммон находили юмор в самых неожиданных местах.Режиссер и звезда комиксов снял еще пять фильмов: Irma la Douce (1963), The Fortune Cookie (1966), Avanti! (1972 г.), Первая полоса (1974 г.) и Бадди Бадди (1981 г.).

Комикс Билли Уайлдера и Леммона на протяжении всей жизни Уолтер Маттау (девять совместных работ с Леммоном за 32 года, включая их самый популярный фильм, Странная парочка , 1968) перенес на экран некоторые из лучших забавных моментов комика. Но была и серьезная сторона.Леммон отказался от своей зарплаты, чтобы сыграть в фильме «Спасти тигра » (1973), «великой американской трагедии» бизнесмена, оказавшегося на краю пропасти. Леммон получил свою вторую премию Оскар за этот фильм. В фильме «: пропавшие без вести » (1982) режиссера бескомпромиссного Коста-Гавраса Леммон сыграл отца-патриота, ищущего своего похищенного сына в Латинской Америке. Чем ближе он подходит к своей цели, тем яснее становится, что за исчезновением его сына стоит правительственный заговор. « Пропавший без вести » вдохновлен реальной историей — постановка была осуждена администрацией Рейгана и удостоена «Золотой пальмовой ветви» Каннского кинофестиваля.

Очень немногие актеры сегодня могут сравниться с Леммоном по диапазону на экране. Он играл во всем: от легких сексуальных фарсов ( Как убить свою жену , 1965) до мюзиклов ( Моя сестра Эйлин , 1955) и социальных драм ( Дни вина и роз , 1962) до политических триллеров ( Китайский синдром , 1979). Turner Classic Movies хранит память об этом выдающемся таланте.

Чино Найлс и Джефф Стаффорд

Вий: русский народный фильм ужасов

Когда дело доходит до жутких историй о колдовстве и дьявольщине, никогда нельзя упускать из виду Россию и соседние страны, такие как Украина и Беларусь.Древние славянские мифы, насыщающие эти страны, полны историй о привидениях, лесных демонах и ведьмах-людоедах, но не так хорошо известны здесь, на Западе. Что ж, поскольку я мультикультурный упырь, я планирую исправить некоторые из этих упущений и сосредоточиться на особенно пугающей истории о русских ведьмах, по которой был снят довольно удивительный фильм.

Вий — повесть, написанная в начале 19 века известным русским писателем Николаем Гоголем .Гоголь основывал якобы «правдивую» историю на украинских мифах и фольклоре. «Вий» — это слово, означающее «злой дух» на староукраинском языке. Рассказ был впервые опубликован в сборнике повестей Гоголя Миргород и стал самым популярным из рассказов антологии. В базовой форме он рассказывал историю молодого студента семинарии, которому платят целое состояние за то, что он читает молитвы над мертвой девушкой, подозреваемой в колдовстве. Он должен читать молитвы три ночи подряд, до восхода солнца.Его терзает дух умершей девушки и вызываемые ею демоны, глава которых — чудовищный Вий.

Можно подумать, что такая старомодная сказка станет одной из последних, снятых советскими кинематографистами в самый разгар коммунистического периода России. Однако старые мифы и истории о привидениях умирают с трудом, и даже призрак Старого Сталина не смог удержать гоголевскую историю от экранизации в 1967 году. Фильм « Вий » был снят совместно режиссерами Константином Ершовым и Георгием Кропачевым .Когда я увидел короткий отрывок из него, использованный для клипа на песню Bathory «Женщина темных желаний», я был поражен и понял, что должен увидеть эту странность русского народного хоррора.

Всегда приятно посмотреть фильм из неожиданного уголка мира. Вы настолько привыкаете к типичным западным фильмам, что что-то с незнакомыми лицами и в незнакомых местах становится долгожданной новинкой. Так было и с киноверсией Вий . Фильм вызывает в воображении ощущение средневековой крестьянской жизни на Украине, что вы чувствуете себя так, как будто вы путешествовали во времени.Поскольку ни одна из звезд не узнаваема, вы видите их только как персонажей, которых они играют. Это действительно добавляет опыта.

Еще одна сильная сторона набора Viy — продуманные практические эффекты. Здесь нет компьютерной графики… ведьмы и демоны реальны и реальны, включая самого чудовищного Вия. Эпизоды полета сделаны умно и очень убедительно. Освещение и звук также используются для максимального эффекта. Во всех отношениях Вий — это захватывающий опыт, который действительно кажется ожившей русской народной сказкой.

Что за сказка Гоголя? Что ж, давайте подробнее рассмотрим простую, но эффективную историю…

Мы начинаем в строгой восточно-православной семинарии, где молодые люди изучают пути Бога. Некоторым труднее с благочестием, чем другим. Тут-то и появляется наш герой Хома и двое его юных друзей. Пришло время краткосрочного отдыха от суровых условий семинарии, но юный Хома и друзья находятся в надзорном списке настоятеля из-за баловства и любви к водке. Он строго предупреждает их и говорит им, чтобы они оставили свои шумные повадки, когда они вернутся.Мальчиков наказывают, но их набожность длится недолго. Все трое надевают его и гуляют по сельской местности глубокой ночью.

Пьяные и потерянные, они оказываются на одинокой ферме, где умоляют старую ведьму, которая там живет, остаться в ее сарае на ночь. Она соглашается при условии, что каждый из них должен спать в другой части фермы, чем остальные. Они соглашаются, и Хома оказывается в конюшне. Вскоре старуха наносит ему визит и открыто пытается соблазнить его.В ужасе от старой ведьмы, Хома пытается бежать, но старуха прыгает ему на спину и крепко обнимает его, кудахча, когда он бежит по сельской местности. К ужасу молодого человека, он обнаруживает, что летит по воздуху, а старуха все еще цепляется за него. Женщина ведьма и едет на нем как на метле!

Хома делает вид, что соглашается на ее ухаживания, но как только он снова оказывается на земле, он хватает толстую ветку и яростно бьет ее. Ведьма падает и говорит, что умирает.Когда она делает последний вздох, она превращается в красивую девушку. Напуганный до крайности, Хома бежит обратно в семинарию, где падает в изнеможении.

Когда он просыпается, его тут же вызывает аббат, который, кажется, знает о его приключениях. Настоятель приказывает Хоме отправиться в отдаленную деревню, где он должен прочитать молитвы за умирающую дочь богатого купца. Если он откажется, то будет избит и исключен из семинарии. Умирающая девушка попросила Хому назвать ее по имени, но откуда она узнала о нем, остается загадкой.

Неохотный Хома сопровождает банду грубых и пьяных казаков в деревню, где Хома встречает богатого купца. Он уже слишком поздно… девушка умерла. Затем торговец требует, чтобы Хома три ночи подряд читала молитвы над ее телом в местной церкви. Он должен читать от заката до утра, когда пропоет петух, и он останется один. Казаки будут следить за зданием, чтобы убедиться, что он останется внутри. Если Хома выполнит задание, его ждет щедрое вознаграждение.Но если он потерпит неудачу, его наказание будет суровым.

Предоставленный своей судьбе, Хома соглашается и проводит следующий день, выпивая с казаками, чтобы набраться храбрости. С приближением сумерек его ведут в пещерную церковь, где в открытом гробу лежит бледное и прекрасное тело мертвой девушки. Двери за ним запираются и закрываются… он наедине с телом до рассвета.

Атмосфера фильма накаляется до предела. Церковь и деревня абсолютно аутентичны в своем изображении… как будто мы смотрим через окно в средневековье.По церковному полу с воем бегают кошки… в пыльном углу кричат ​​и кукарекают птицы. Грубо нарисованные лики святых смотрят, как Хома нервно зажигает свечи. Он начинает читать молитвы…

Внезапно глаза мертвой девушки распахиваются. Все еще одетая в свой белый погребальный саван, она сидит в гробу. Хома охвачен ужасом. Ревенант с трудом вылезает из гроба и шаркает вперед. Хома замечает, несмотря на свой ужас, что она кажется слепой, когда пытается найти его.Молодой священник вспоминает свое обучение и мелом рисует священный круг вокруг кафедры, где находится Библия. Отчаянная авантюра срабатывает… невидимое силовое поле теперь защищает его от цепких рук мертвой девушки.

Здесь я должен прокомментировать темную и призрачную красоту Натальи Варлей в образе живой мертвой девушки. С ее черными, как вороново крыло, волосами и пристальным взглядом, она мечта каждого гота. Поразительны ее жесткие движения, которые постепенно ослабевают по мере того, как она бодрствует.Наталья действительно затмевает собой жуткую ведьму из загробного мира.

Теперь Хома бормочет молитвы с интенсивностью человека, противостоящего проклятому. Мертвая девушка продолжает пытаться найти брешь в поле, окружающем молодого священника, но не может этого сделать. Остаток ночи Хома продолжает читать псалмы и доверять магическому кругу, который защитит его. Наконец пропел петух. Наступил рассвет. С роботизированной внезапностью девушка возвращается в свой гроб и снова погружается в сон смерти.Но это только первая ночь…

Хома проводит большую часть следующего дня, яростно напиваясь, чтобы не сбежать. Близится вечер, и его снова провожают в церковь и запирают. Начинается вторая ночь. Не теряя времени, он сразу же чертит священный круг вокруг кафедры, чтобы защитить себя.

Это оказывается очень благоразумным, поскольку ведьма снова поднимается из гроба и снова слепо нащупывает перепуганного юношу. На этот раз, однако, сам гроб левитирует и парит в воздухе.Стоя верхом на гробе, почти как на доске для серфинга, мертвая девушка летает внутри церкви и направляет гроб на мистическое силовое поле, защищающее Хому. Работа с фотографией и эффектами в этом эпизоде ​​откровенно фантастическая. А также очень дезориентирует зрителя.

Хома лихорадочно продолжает читать молитвы внутри круга, даже когда гроб безжалостно стучит о защитный барьер. Девушка кажется сильнее, чем прошлой ночью, и менее жесткой.После мучительной бессонной ночи петух снова кукарекает, но когда девушка возвращается к своему гробу, она впервые говорит и проклинает Хому, чтобы он ослеп и его волосы поседели.

Этот опыт, кажется, исказил сознание Хомы. Он все еще может видеть, но его волосы действительно поседели. Он сильно пьет, играет на флейте и неуклюже танцует перед ошеломленными жителями деревни. Но в конце концов он умоляет увидеть торговца. Он умоляет освободить его от своих обязанностей, но торговец не уступает.Он клянется, что Хому тысячу раз ударят плетью, если он убежит. Несмотря на эту угрозу, Хома действительно пытается бежать из села, но его захватывают казаки.

Он заперт в церкви на последнюю ночь. Хома, не теряя времени, рисует священный круг, и это снова оказывается мудрой предосторожностью, поскольку мертвая девушка быстро поднимается из гроба. Сегодня она больше не слепа и кажется гораздо более энергичной и менее жесткой, чем раньше. Она говорит дрожащему Хоме, что сегодня ночью она вызовет демонов ада, чтобы уничтожить его.

Если вы когда-нибудь видели оккультный фильм 70-х «Страж », вы помните, как в конце дьявольский Берджесс Мередит призвал армию уродов из преступного мира, чтобы помочь своему делу. Та сцена очень похожа на то, что появляется сейчас в Вий . Демонический взвод танцующих скелетов, зловещих бесов и гротескных горгулий материализуется из самых стен церкви, чтобы броситься на невидимое поле защиты, окружающее Хому. Как и в The Sentinel , для изображения демонов используются настоящие гномы и люди с уродствами, что делает сцену еще более тревожной.Грим на этих монстрах первоклассный и соответствует лучшему из всего, что выходило в Голливуде того же периода.

Под бормотание и смех ведьмы-нежити демоны пытаются прорваться к Хоме. Но щит стоит крепко, и юный ученик продолжает читать свои молитвы. Разочарованная ведьма призывает Вия… одного из самых могущественных злых духов. Одно упоминание его имени заставляет других демонов съеживаться. Вскоре в поле зрения появляется Вий… огромный монстр с огромными опущенными веками.

Ведьма злорадствует и говорит Хоме, что когда веки Вия откроются и он обратит свой взор на Хому, он станет беспомощным. Чудовища все-таки умудряются открыть глаза Вия, и светящийся взор архидемона устремлен на его добычу…

Остальное вы должны выяснить сами. Достаточно сказать, что концовка фильма весьма неоднозначна и допускает множество интерпретаций. Мне удалось найти целую неразрезанную версию на Youtube.

Вию поначалу нужно время, чтобы начать, но ощущение аутентичности средневекового украинского сеттинга действительно засасывает.Здания, одежда, даже внешний вид актеров кажутся прямо из того времени. Здесь нет голливудского лоска или зрелищности. Деревня, где Хома совершает экзорцизм, действительно похожа на захудалую деревню Средневековья.

Когда Хому запирают внутри церкви, Вий начинает взлетать. Это шедевр звука, освещения и настроения, приправленный некоторыми визуальными эффектами. Кричащие птицы и визжащие кошки, кажется, играют тяжелую символическую роль в происходящем.И трупная красота Натальи Варлей тоже поражает. У меня сложилось впечатление, что дух забитой насмерть старой ведьмы Хомы, возможно, вселился в купеческую дочь незадолго до ее смерти и обратился к Хоме с просьбой о чтении молитв в рамках зловещего заговора колдовской мести. Также есть вероятность, что ведьма и девушка могли быть в одном шабаше.

Я до сих пор поражаюсь тому, что фильм, в котором так много религиозных образов, снят советской государственной кинокомпанией.Если в Вий и есть какая-то коммунистическая или социалистическая пропаганда, то она зарыта слишком глубоко, чтобы я мог ее обнаружить. Иногда хорошая история о привидениях — это просто хорошая история о привидениях, независимо от того, какое общество или культура ее создает.

Я так понимаю, что еще один вариант Вий был снят в 2014 году но так как я его не видел не могу его прокомментировать. Чтобы превзойти жуткое очарование предложения 1967 года, ему пришлось бы пройти немало. Если вас интересует демоническая история из неожиданного источника и без каких-либо знакомых актеров или атрибутов западного кино, я призываю вас найти эту версию Вия.

Николай Гоголь | Культура России в достопримечательностях

Щелкните фото для увеличения .

Я и не подозревал, что существует это заведение на Плотниковом переулке, 4/5. Я никогда не видел и ничего не слышал об этом. Подумайте же о моем изумлении и волнении, когда пару недель назад мне довелось гулять по Арбату и я наткнулся на этот — чудесный дом с мириадами слегка эротических барельефов не кого иного, как Александра Пушкина, Николая Гоголь и Лев Толстой.Какими бы мягкими они ни были, они носят явно эротический характер, и, да, как я уже сказал, в них участвуют великие русские писатели Пушкин, Гоголь, Толстой и, может быть, Иван Тургенев, в различных наводящих на размышления позах друг с другом или с кажущимися безликими другие…
Само собой разумеется, что мое невежество разделяют не все. В Интернете много информации об этом сооружении, которое является одним из нескольких в Москве, называемых «домом Бройдо». Как и тот, о котором идет речь, они были спроектированы известным архитектором Николаем Жериковым для юриста и бизнесмена Германа Бройдо.Жериков при поддержке явно богатого Бройдо возвел по всему городу несколько памятных зданий в стиле модерн. Хотя основная структура этого пятиэтажного жилого дома («доходный дом» по-русски) не особенно выдающаяся, украшения, разбросанные среди окон второго этажа, примечательны. Он был построен в 1907 году.
Вокруг барельефных скульптур витает немного тайны. Некоторые источники заявляют, что создатель неизвестен. Одни говорят, что его подозревают во Льве Синаеве-Бернштейне, а третьи однозначно утверждают, что произведения принадлежат ему.Меня убеждают аргументы, полагающие Синаева-Бернштейна автором, поэтому я тоже буду на этой позиции.
Несколько слов о художнике, прежде чем перейти к арту. Действительно, Синаев-Бернштейн специализировался на скульптурах и барельефах известных деятелей культуры, и в первое десятилетие 1900-х годов он проводил время со Львом Толстым в Ясной Поляне. Ему поручили создать памятный медальон Толстого в 1911 году, через год после смерти великого писателя. Родившийся в Вильно (Вильнюс, Литва) в 1867 году, Синаев-Бернштейн погиб в 1944 году от рук нацистов в лагере для интернированных Дранси под Парижем.Нацисты уничтожили одну из его последних работ, Юность и старость , над которой он работал последние 10 лет своей жизни. С 1881 года он жил в основном в Париже, хотя время от времени приезжал в Россию погостить и поработать.
Потерпите меня сегодня. Ниже много фотографий и больше текста, чем обычно. Не было другого способа воздать этому месту должное.

Впервые я испытал двоякое впечатление, увидев знакомую стрижку «боб» на одинокой фигуре, уставившейся на двух любовников из-за неуклюжего неудобства водосточной трубы.Я прищурился, подошел поближе и, конечно же, понял, что смотрю на весьма неплохое подобие Николая Гоголя. (См. фото выше.) Гоголь, неловко бездействуя правой рукой, смотрит на обнимающуюся пару, словно пытаясь сообразить , что, черт возьми, они делают ? Сексуальность Гоголя, или ее отсутствие, уже давно является предметом дискуссий. Мой знакомый Саймон Карлинский, великий русский литературовед из Беркли, написал книгу, в которой предположил, что Гоголь был геем, и я не знаю, удалось ли кому-нибудь когда-нибудь успешно это опровергнуть.Или требует опровержения. Гоголь здесь действительно выглядит аутсайдером в происходящем вокруг него празднике разнополой любви. Я бы хотел, чтобы фигура, стоящая сразу за ним на фотографии выше, буквально не потеряла голову. Это может дать нам еще несколько подсказок. Гоголь здесь, как Толстой и Пушкин в других местах, повторяется в одной и той же основной позе, вне зависимости от окружения. Посмотрите, например, на фото сразу ниже. Вы снова увидите Гоголя, неудобно зажатого в чужих объятиях, с той же безвольной правой рукой, с той же застывшей далью в глазах.Насколько я вижу, Пушкин появляется только в тандеме с Толстым, всегда несколько рассеянным и неудобным объектом явно агрессивного внимания крупного человека. Толстой также повторяется в той же основной позе в других скульптурных ансамблях, но, в зависимости от контекста, вы видите, как разворачиваются несколько разные истории.
Толстой-Пушкин — это наслаждение. Я разместил несколько фотографий, которые показывают комбинацию с разных ракурсов. Великий автор «Война и мир» преследует великого автора «Евгений Онегин» с упоением и страстью.Это рукопись, которую держит Толстой, или у него в кармане ракета? Я думаю, первое, хотя в другой обстановке, когда объект внимания не Пушкин, вы увидите, что оно выглядит скорее фаллическим, чем книжным. Свирепые глаза Толстого и смелая поза в одном случае буквально прижимают Пушкина к стене. (Смотрите второе фото ниже.) Толстой — и в этом есть большой смысл — кажется пахнущим Пушкиным. Разве вы не знаете, что Толстой хотел бы знать все, что можно знать о человеке, создавшем язык, на котором он писал! Левая нога романиста смело наступает на поэта, не давая ему выхода из этой странной встречи.Толстой — это все, что есть у Толстого — непреклонный, сильный, властный и чертовски готовый докопаться до сути вещей. Пушкин, как и подобает основоположнику современного русского языка и написанной им поэзии, почти не замечает. Он явно застрял в неловком положении, но, кажется, не осознает этого. Его взгляд ровный и невозмутимый. Он устремил взор на что-то далекое, что-то интригующее — может быть, идеальный ямб? Мы даже не знаем, используется ли эта правая рука для защиты от Толстого — скорее, нет.Я думаю, что Толстой просто поймал руку Пушкина там, где она была. Возможно, Пушкин собирался позировать статуе и схватился за лацкан. И вот идет Толстой, весь звериный, весь мозговой, весь телесный, весь любопытный, и собирается пригвоздить этого проклятого Пушкина раз и навсегда! Я стоял на улице под этими чудесными фигурами и громко смеялся. Как ты мог не? Толстой едет за Пушкиным, всем делом, всем телом! Я люблю это.

Гоголь, как я уже отмечал, выглядит почти одинаково, в какой бы конфигурации художник его ни облекал.Насколько я понимаю, Пушкин появляется только в бурной встрече с Толстым. Но Толстому предстоит вторая встреча, которая выглядит немного более зловещей. (См. третье и четвертое фото ниже.) Здесь Толстой не только в паре с молодой женщиной, на свидание вторгается третья фигура. Этот человек больше похож на ангела-мстителя, ангела с позицией, ангела, которому не нравится то, что он видит. (Я предполагаю, что арка над его головой — нимб; если это не так, то моя предпосылка разваливается.Но я остановлюсь на варианте с ореолом.) Мышцы левой руки ангела напряжены; он напряжен. Его пальцы образуют кулак или они только начинают сжиматься в кулак? Я вижу настоящее осуждение в его облике и позе.
Толстой, конечно, славился своими заигрываниями с крестьянками. Можно даже сказать, что у него было влечение к женщинам, которые принадлежали ему. В своих произведениях он часто описывал, как мужчины, подобные ему, идут к «таким женщинам», и это всегда было пьянящее опьянение, за которым следовали стыд и ненависть к себе.Влечение Толстого к женщинам создавало огромные проблемы его жене Софье и ему самому. Нельзя не думать об этом, когда вы просматриваете это трио цифр. В то время как обиженный Пушкин практически не обращал внимания на Толстого, эта молодая женщина под напором старика кажется совсем не в своей тарелке. Ей дана та же основная поза, что и Пушкину, но другие обстоятельства придают всему образу другое ощущение. Она действительно в ловушке. Толстой здесь не хочет знать, чем она движет, он не вынюхивает предка и конкурента в литературной игре, он просто хочет эту женщину.Даже «рукопись», которую он держит в левой руке, гораздо больше похожа на фаллос, пробирающийся под мантией писателя, когда он направляет ее рукой.
Одно это изображение больше, чем любое другое, перескакивает всю грань от легкой юмористической эротики к откровенной, непоколебимой эротике – хотя и не лишенной юмора.
Говорят, что фризы Синаева-Бернштейна изначально были заказаны Иваном Цветаевым (отцом поэтессы Марины Цветаевой) для здания, в котором он планировал открыть свой новый Музей изобразительных искусств имени Пушкина на Волхонке в центре Москвы.Идея, видимо, заключалась в том, чтобы изобразить великих русских писателей в сопровождении муз на процессии, чтобы увидеть Аполлона. Однако, согласно рассказу, Цветаев отказался принять работу, когда она была завершена. Это было сочтено слишком рискованным, если не откровенно шокирующим. Чтобы не тратить хорошую работу впустую, фигуры были использованы, разрезаны и перемещены в этом здании. На протяжении многих лет дом и барельефы называли по-разному, в том числе «карикатурным домом» и «домом с обнаженными писателями» (хотя обнаженных фигур здесь не видно).Слух о том, что когда-то здесь был бордель, а скульптуры изображают предполагаемых знаменитых клиентов, — не что иное, как городская легенда. Более достоверным и интригующим для размышления является то, что это подобие Толстого является, по-видимому, первым и единственным скульптурным подобием писателя, созданным еще при жизни. Толстой умер через три года после возведения этого здания; Пушкин умер в 1837 году (на 70 лет раньше), Гоголь в 1852 году (на 55 лет раньше).

Некоторые источники предполагают, что среди гуляк и зевак здесь изображен и Иван Тургенев.Сам я его не видел, когда открыл здание (очевидно Пушкин, Гоголь и Толстой), и, даже перечитав свои фотографии, продолжаю сомневаться, что здесь изображен Тургенев. Однако, поскольку почти все находится в глазах смотрящего, предлагаю пару кадров, на которых может — я говорю, может — показан молодой Тургенев в объятиях молодой женщины. Посмотрите на финальное фото ниже. Тургенев вторая фигура справа? (Он будет крайним слева на предпоследней фотографии, только части его головы и правой руки видны в углу позади женской фигуры/музы.) Что-то в волосах, рту и глазах здесь напоминает некоторые образы Тургенева в начале его жизни. Взгляните, например, на этот рисунок. На нашем барельефе, конечно, нет бороды и усов, но некоторые другие детали интригуют, хотя и не убеждают полностью. Это та самая фигура, которая стоит между Гоголем и женщиной на фото сразу вверху? Я не знаю. Мне они кажутся разными, хотя общая композиция — за вычетом Гоголя — очень похожа.
Короче говоря, Тургенев остается здесь под знаком вопроса, но все остальное в этом месте получает восклицательные знаки. Я ужасно разрываюсь между потенциальными фаворитами — свирепым Толстым, загоняющим забывчивого Пушкина в угол, или несколько невежественным Гоголем, пытающимся втиснуться в тройки, не совсем понимая, как это сделать. В любом случае, если кто-то в ближайшее время не найдет денег, чтобы спасти эти уникальные барельефы, их уже давно нет, и мы будем иметь только эти фотографии, чтобы напомнить нам, что они вообще когда-либо существовали.Это здание включено в список охраняемых архитектурных объектов Москвы, хотя, как видно, никто ничего не делает для того, чтобы остановить гниение. Возможно ли, что это место слишком неудобно для властей и они просто ждут, когда оно самоуничтожится? Вы уверены, что это так. И как обидно будет потерять это чудесное, неожиданное сокровище.

как умер николай гоголь

Николай или Николай — восточнославянский (не только) вариант мужского имени Николай, означающий «победа народа .Коля — это сокращенное имя Николая. Николай или Николай могут означать: Николай, Аляска, город в Соединенных Штатах.

Что означает фамилия Акакий Акакиевич?

«В чем-то имя Акакий Акакиевич похоже на «Джон Джонсон» и имеет такое же комедийное значение; это также передает роль Акаки как обычного человека. …Помимо скатологического каламбура, буквальное значение имени, происходящее от греческого, – « безобидный »…»

Николай БСД злодей?

Тип злодея

Николай Гоголь — член Распада ангелов и антагонист в Bungou Stray Dogs .Его персонаж основан на одноименном классическом украинском писателе.

С кем отправлен Федор?

Тропы. Фёя — слэш-шип между Федором Достоевским и Чуей Накахара из фэндома Bungou Stray Dogs.

Иван любит Федора?

Он был полностью предан Федору с года.

Николай Гоголь | Изменившие мир

Как мудро сказано | Цитаты Николая Гоголя Меняющие мировоззрение

[VIETSUB] Украинская мистерия Николая Гоголя

цирковое свидание с Николаем Гоголем {плейлист nikolai}

Похожие запросы

николай гоголь причина смерти
николай гоголь книги
николай гоголь bsd
николай гоголь цитаты
николай гоголь родился

См. больше статей в категории: FAQs

О publicaffairs

Посмотреть все сообщения от publicaffairs | Сайт

Почтовая навигация

Предыдущий: как люди зависят от окружающей средыСледующий: что такое бнай-мицва

Книги великого русского писателя Николая Гоголя, обязательные к прочтению

Первый, кто занялся тематикой сюрреализма, его произведения являются обязательными за то, что он первым из литературных деятелей применил в своих произведениях приемы сюрреализма и гротеска.С 1831 года выходит первый том украинских повестей Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки». С самого начала его работа имела огромный успех, за ней последовали два тома рассказов под названием «Миргород» и два тома разной прозы под названием «Арабески». Итак, вот список нескольких великих произведений Николая Гоголя.

Помещики Старого Света

Этот рассказ входит в сборник «Миргород», написан в 1835 году. Это первый рассказ в сборнике, повествующий о горько-сладкой и ироничной переработке легенды о Бавкиде и Филемоне из «Метаморфоз» Овидия.Рассказ начинается с любовного и подробного описания двух помещиков — Афанасия Ивановича Товстогуба и Пульхерии Ивановны Товстогубихи — мирно живущих в деревне. История быстро проводит читателей через жизнь двух старых землевладельцев, показывая их повседневную жизнь, представляя в истории странную личность. Серая кошка Пульхерия!

Дневник сумасшедшего

Этот фарсовый рассказ 1835 года вращается вокруг жизни мелкого государственного служащего в эпоху Николая I.это единственное произведение Гоголя, написанное от первого лица в формате дневниковой записи. История повествует о впадении главного героя Поприщина в безумие. Записи представляют собой беспорядочную смесь прошедшего времени, рассказывающего о событиях дня с настоящим временем.

Игроки

Это пьеса 1840 года, повествующая об Ихареве, игроке, который только что выиграл чек на 80 тысяч рублей в трактире в маленьком русском городке. История показывает, как трое игроков, остановившихся в гостинице, встречаются с ним за игрой в карты.И мгновенно игроки идентифицируют его как такого же игрока.

Иванов день

Второй рассказ из сборника «Вечера на хуторе близ Диканьки», также известный как «Канун Ивана Купалы». Эту историю пересказывает пономарь Диканьской церкви Рудий Панько.

Еще несколько произведений Николая Гоголя: «Ревизор», «Мертвые души», «ТарасБульба», «Нос», «Вий», «Шинель», «Невский проспект». Его рассказы «Дневник сумасшедшего», «Сказка о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», «Портрет» и «Коляска» также входят в число его самых известных произведений.

Вий (1967) — Мория

СССР. 1967.

Экипаж

Режиссеры – Г. Кропачев, К. Ершов, Сценарий – Г. Кропачев, А. Птушко, К. Ершов, По рассказу Н. Гоголя, Операторы – В. Пищельников, Ф. Провыров, Музыка – К. Хачатурян, Спец. Режиссер по спецэффектам/художественный руководитель – Александр Птушко, Художник-постановщик – Н. Маркин. Производственная компания – Мосфильм/ХО «Луч».

«Вий» адаптирован из рассказа «Вий» (1835 г.) русского писателя Николая Гоголя, который за свою литературную карьеру написал ряд произведений ужасов.«Вий» был опубликован в сборнике рассказов «Миргород» (1835 г.), в котором Гоголь пишет несколько сказок на основе русского фольклора. Вий приобрел определенную известность, когда он стал основой классического фильма ужасов Марио Бавы «Черное воскресенье» (1960), хотя и очень либерально адаптированного. Позже эта история была адаптирована в виде югославского фильма «Святое место» (1990) и высокобюджетного российского ремейка «Вий» (2014).

Это экранизация рассказа Николая Гоголя, снятая Мосфильмом, государственной киностудией советского режима.Возможно, стоит вспомнить контекст создания фильма, когда дело доходит до рассмотрения «Вия» как фильма ужасов. Ужасы, казалось бы, не получали одобрения со стороны государства при коммунистическом режиме — мне не удалось найти какие-либо другие произведения ужасов, вышедшие в этот период, — и Вий, похоже, был создан в большей степени с культурной точки зрения кинематографистов, адаптировавших произведение классика русской литературы, чем произведение, выполненное в жанровых рамках.

«

Вий» сделан с большой верностью относительно тонкому оригинальному рассказу Николая Гоголя (в котором всего 14 000 слов).Герой-монах Леонида Куравлева сильно отличается от персонажа, который мы могли бы иметь в западном фильме ужасов. Куравлев выглядит грубым, небритым и больше похож на крестьянина, чем на человека, демонстрирующего интеллектуальные способности философа, которым его называют. В то время как западный фильм дал бы ему сюжетную арку, в которой он должен заново открыть для себя свою ослабевающую веру, чтобы победить в стиле «Экзорцист» (1973), Куравлев, напротив, проводит большую часть фильма, пытаясь убежать от своего долга. (Вполне возможно, что это могло быть связано с откровенно атеистической позицией коммунистического государства и желанием не изображать духовенство героем — примечательно, что это один из аспектов характера, который был добавлен к рассказу о Гоголе).

Фильм открывается сюрреалистически красивой сценой, где старая ведьма (Н. Кутузов) является Леониду Куравлеву в амбаре, заставляя его неестественно кланяться перед ней, после чего она забирается ему на спину и оседлала его, хлестав метлой, как они двигаются по траве, а затем медленно взлетают и летят по небу. Основная часть «Вия» разворачивается вокруг трех ночей, когда Леонид Куравлев заперт в церкви.

Преподобный Хома Брут (Леонид Куравлев) сталкивается с призраком молодой женщины (Н.Варлей)

В первую ночь мы начинаем с череды неоднозначных образов, когда он входит в церковь – бегущая стая кошек, таинственный ветер задувает свечи, которые он зажигает. Это становится все более жутким, когда девушка поднимается из гроба, и он должен нарисовать вокруг себя защитный круг мелом, пока она пытается протиснуться внутрь, прежде чем рассвет заставит ее отступить к гробу. В то время как сцены вне церкви сняты стандартно, здесь движение камеры становится плавным и постоянно кружит вокруг Куравлева.Сцены с защитным кругом также резко контрастируют с очень похожими сценами, которые происходили в фильме Хаммера «Дьявол уезжает» (1968) в следующем году, и возникает вопрос, не повлиял ли Вий на фильм Хаммера.

Все становится еще более диковинным во время второй ночи, когда гроб женщины взлетает и начинает летать по кругу внутри церкви. Однако самые яркие моменты фильма происходят в третью ночь. Здесь все становится совершенно фантастическим — гигантские руки, пробивающиеся сквозь стены и пол церкви, появление из-за досок стен ходячих скелетов, многоглазых существ, скелетоподобных гидр, оборотней и вампиров; последним из них является чудовищный Вий, который должен заставить других существ открыть планки, закрывающие его глаза, и все собраться вокруг защитного круга.Это прекрасное видение фантастики, которое фильму удается здесь вызвать.

Достоинством фильма является обстановка 19-го века и воссоздание (связанное со студией) казачье село и крестьянская жизнь там. Вы можете сравнить это с «Черным воскресеньем» и фильмами о Хаммере той эпохи и их изображением различных европейских мест 19-го века. Здесь создатели фильма, похоже, решили придать глубину культуре, в которой происходит действие фильма, и это идет намного дальше, чем любой другой фильм ужасов того периода.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.