Ленин и большевики: Почему победили большевики — Ведомости

Содержание

Владимир Ленин: Поменьше интеллигентских рассуждений. Поближе к жизни

В 1917 году большевики взяли не только почту, вокзал, телефон и телеграф. Миллионы простых людей они взяли за живое. Почему речи Ленина и его соратников были столь убедительными? Об этом обозреватель «Родины» Елена Яковлева беседует с доктором филологических наук, профессором Южного федерального университета, автором книг по риторике Георгием Хазагеровым.

ЛЕНИН. Карикатура, грубость, упрощение

— Георгий Георгиевич, риторика Ленина и впрямь была необычной?

— Владислав Ходасевич говорил о ней — «полемическая хлесткость невысокой цены». В ленинской риторике отсутствовали оппоненты, с которыми можно разговаривать на равных. Все они были заранее карикатурны, никакого реального диалога с ними быть не могло. Риторика тогдашних «левых» это прежде всего агитация. Отсюда грубый, сниженный пропагандистский язык. Ленин всегда обращался к массе. И образ его до революции именно такой — всегда в кепке, всегда на броневике и всегда упрощает.

В научной же, интеллигентной среде он был слабым полемистом — не получалось. Тем не менее после его смерти известные русские филологи «формальной школы» — Шкловский, Эйхенбаум, Казанский, Томашевский, Якубинский, весь цвет ОПОЯЗа (общества изучения поэтического языка) — опубликовали свои тексты о языке Ленина. Они попытались разглядеть в нем родственность русскому авангарду — революционно-авангардной культуре, к которой приписывались ораторы вроде Ленина и Троцкого. Следом, в 1925 году, вышла статья Владислава Ходасевича «Язык Ленина»: ругая формалистов за «немалое раболепство», он подчеркнул — их выводы все равно сводятся к тому, что Ленин все упрощал, огрублял и «снижал».

— И это сыграло серьезную роль в победе большевиков?

— Думаю, да. Язык Ленина или Троцкого давал простую сетку для упрощенных концепций. Вслед за ними народ стал повторять, например, слово «буржуй» неведомо в каком значении. И слово «трудящиеся», хотя и банкиры — трудящиеся, и музыканты, и художники, и профессора, и военные. Непонятно что на самом деле обозначали «советская власть» или «свобода», определенная как нечто полезное пролетариату. Большевистская риторика специально запускала ярлыки, не до конца понятные. Они тиражировались, закреплялись. И это срабатывало.


ТРОЦКИЙ. Назидательность, поучение, проповедь

— Язык Сталина был другим?

— Да, стиль и тон речи менялись. Но с точки зрения риторики и у Ленина, и у Сталина, и у Хрущева, и у Брежнева — один формат речи. Это неполемичное, «учительное слово» перед народом. Просто Ленин был ехидным учителем, а Сталин явился учителем обстоятельным, к тому же украшающим речь.

— Вы ведь исследуете и парламентскую риторику, и судебную…

— Да, судебная реформа 1864 года дала очень хорошую площадку для публичной речи в судах. Судоговорение было состязательным, возникла школа полемики. Причем во многом благодаря классической русской литературе и литературной критике: судьи, адвокаты учились многим приемам риторики у писателей. Потом появилось академическое (научное) красноречие, общественная речь, думское красноречие. Причем либеральная риторика давала пример хорошего анализа происходящего. Но авторы и ораторы не понимали главного: что делать и кому делать.

Все боролись за интересы некоего абстрактного народа. И это становилось чистой спекуляцией. И лишь когда начались тревожные события 1917 года, политики заговорили об улице. Улица не народ, она все время меняется. Происходящее на ней — градусник. Если хочешь победить, диалог надо вести именно с ней. Но времени на это уже не было отпущено.

— Отличалась ли риторика Февральской и Октябрьской революций?

— Да. В риторике Ленина, даже в философских статьях, господствует стихия упрощения и узкого прагматизма, а за Керенским, за кадетами в Думе все-таки угадывается культура. Речи на последних заседаниях Думы сейчас воспринимаются трагически. Последние реплики Керенского, когда обсуждался вопрос с хлебом, оставляют ощущение: еще немного, и вопросы стали бы решаться через диалог, через договор.

На последних заседаниях все шло именно к этому. Но работа Думы была приостановлена высочайшим указом. А через три дня последовало отречение царя.

Сильно взбаламученная малообразованная часть общества не могла не занять сторону того, кто больше всех обещает сниженным, примитивным языком. Идеи Ленина и большевиков были по сути контрафактом. Подделкой. Ты обещаешь рай, и тебя никто не проверит. Сегодня в Интернете можно послушать вдохновенную речь Троцкого — это именно обещание Царствия Божиего на земле.


ХРУЩЕВ. Штампы минус электрификация

— Как вы, специалист, оцените звучание, технику речи тогдашних вождей?

— Речь у всех, включая Ленина, была вполне культурной. Каждое слово произносилось отдельно, чтобы дошло до каждого. В то время люди не говорили так быстро, как сейчас. И фонетически это были речи более солидные, чем нынешние.

— Поэтому слово большевиков так долго сохраняло действенность?

— Не только. Поучающая речь требует культа учителя, для проповеди нужен амвон.

А поскольку советские вожди не были ни людьми сверхобразованными, ни обладающими уникальным опытом, их надо было мистифицировать. Что и произошло. Но как только с приходом Хрущева культ отменили, зашаталась и речь. Риторика начала выцветать, пропаганда — высмеиваться. А население взялось за демонтаж крылатых советских фраз и метафор. Если человеку из года в год повторять «коммунизм — это советская власть плюс электрификация всей страны», то он сначала думает, что так оно и есть. Но в конце концов начинает играть с этим бессмысленным штампом: коммунизм минус электрификация всей страны это и есть советская власть….

К закату советской эпохи страна каламбурила напропалую. Именно на этом фоне расцвело творчество Высоцкого. И люди начали понимать, что лозунги это всего лишь слова.

СЛОВО НА ВЕТЕР

«у нас могут быть только две партии…»

Несколько революционных аксиом, не требовавших доказательств

Учение Маркса всесильно, потому что оно верно.

Коммунизм есть советская власть плюс электрификация всей страны.

Лучше меньше, да лучше.

Кто не работает, тот не ест.

Владимир Ленин

Независимость» и «свобода» есть два пустых места.

Руководить значит предвидеть.

Патриотизм на протяжении истории был нерасторжимо связан с властью и собственностью.

Лев Троцкий

Пролетарское принуждение во всех формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи.

У нас могут быть только две партии: одна у власти, другая в тюрьме.

Николай Бухарин

Хроники революции: Ленин объявляет новую программу действий

А теперь к новостям мятежного Петрограда. Очередь рубрики, посвященной революционному 17-у году.

Неделю назад триумфально в Россию вернулся Ленин, и, что называется, навел здесь шороху. Многие помнят его как сторонника террора в событиях первой русской революции, и ждут от него каких-то сверхрешительных мер. В политических кругах не утихают споры вокруг его тезисов, опубликованных недавно в газете «Правда».

«Еще недавно особняк принадлежал знаменитой балерине Кшесинской, сегодня он — главный штаб большевиков. Он открыт, но заходить туда репортерам не обязательно. Обычно Ленин сам выходит, вещает прямо с балкона, прямо до хрипоты, вся Петроградская знает новое выражение: грабители-капиталисты. Именно здесь, сразу после своего приезда, на неофициальном собрании он и поведал соратникам о новой программе».

Программа действий российских большевиков, по мнению Ленина, должна стать резкой и дерзкой. В тезисах, названых Апрельскими, красной коммунистической лентой проходит главная мысль: вся власть Советам, а Временное правительство — долой! Такой наглостью Ульянова-Ленина, пропустившего февральские события, потрясены в Петросовете. Впрочем, недоумевают и соратники-марксисты, и даже те, кто прибыл с Лениным в том самом «пломбированном вагоне».

«Зиновьев держался в тени, публично не выступал и ничем вовсе не обнаруживал, что он разделяет и поддерживает «бредовые идеи» Ленина. Из российских же большевиков, имеющих то или иное свое собственное имя, к Ленину открыто присоединилась одна Коллонтай. Затем через дня два-три я обнаружил, что на стороне Ленина еще одна большевичка, Инесса Арманд».

Тезисов всего десять, а их уже называют новым политическим учением — «ленинизмом». Среди пунктов — прекращение войны и создание нового строя — республики Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов. Судя по всему, Ленин хочет еще одну революцию.

«Своеобразие текущего момента в России состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства. Еще одна задача — устранение полиции, армии, чиновничества».

Где только не спорят о тезисах. В Таврическом дворце на Всероссийском совещании Советов, на бюро ЦК РСДРП, на собрании большевиков Нарвской заставы. Ленина не то побаиваются, не то презирают. 

«То, что мы сейчас выслушали, есть очевидная и недвусмысленная декларация анархизма. Ленин, марксист, вождь … социал-демократической партии, умер. Ленин-анархист родился».

Ленин — звезда. Он в центре внимания. Он затмил даже Толстого. Музей знаменитого писателя готовит к печати полное собрание его сочинений и писем. Тезисы Ленина будут обсуждаться долго, на первой легальной большевистской конференции их обсудят большевики со всей страны. Она состоится в конце апреля 
 

Ленин: каким он был — RU.DELFI

Мнения и оценки исторической роли Владимира Ульянова (Ленина) отличаются крайней полярностью. Вне зависимости от положительной или отрицательной оценки его деятельности, множество исследователей считают его одним из самых значительных революционных государственных деятелей в мировой истории. О том, каким он был политиком, в интервью DW рассказал немецкий историк, доктор наук, профессор Хельмут Альтрихтер (Helmut Altrichter).

DW: Как же все-таки так получилось, что к власти в России в 1917 году пришли именно большевики?

Хельмут Альтрихтер: Большевики поначалу ничего особенного из себя не представляли: мелкая политическая группировка, лидер которой, Ленин, находился за рубежом. Вообще ведущие деятели фракции к началу Февральской революции были либо в заключении, либо в ссылке, либо в эмиграции. Если бы кто-то в начале 1917 года высказал предположение, что эти люди осенью придут к власти, этого человека просто подняли бы на смех.

Однако в апреле 1917 года Ленин вернулся в Россию и провозгласил программу партии, которая шокировала как противников Ленина, так и их сторонников. Более того, она шокировала и самих большевиков! Ленин призывал отказать Временному правительству в поддержке и отказаться от парламентской демократии. Он выступал за создание советской республики и за новую революцию: социалистическую. Ленин выступал за национализацию банков и их объединение в единый государственный банк, за то, чтобы контроль над фабриками перешел к рабочим, а землю отдали крестьянам. Кроме того, он призывал к немедленному прекращению военных действий и заключению мира.

— Каков был эффект?

— Эти требования произвели эффект разорвавшейся бомбы. До той поры в партийной программе большевиков они не значились. «Апрельские тезисы» Ленина имели решающее значение в ходе революционных событий 1917 года. Большинство членов партии поначалу выступили против предложений Ленина, однако потом поддержали. Что особенно важно: «апрельские тезисы» получили поддержку в народе. Потому что Ленин фактически пообещал ВСЕМ ВСЁ: солдатам — мир, крестьянам — землю, рабочим — фабрики, всем вместе — лучшую жизнь.

И эти новые требования превратили большевиков в популистов, а их партию — в «пристанище» всех обиженных и обделенных: солдат, крестьян, рабочих, интересы которых не были, по их мнению, учтены в ходе Февральской революции. Эти требования не обеспечили Ленину стопроцентной поддержки в стране, но те социальные группы, на которые он собирался опереться в процессе прихода к власти, были им учтены.

Большевики с Лениным во главе умело использовали в своих интересах ошибки Временного правительства и борьбу различных политических группировок. Основная ошибка Временного правительства — продолжение войны. Поскольку новые власти не смогли привести Россию к победе и прекратить, наконец, военные действия, они фактически унаследовали все те проблемы, которые привели к свержению самодержавия.

— Какие черты Ленина как политика привели его к власти?

— Сила Ленина состояла в том, что он не стал «цепляться» за партию, а показал себя гибким прагматиком, способным балансировать между интересами самых разных слоев населения и учитывать ситуацию в стране. При этом нужно отметить, что Ленин не был ни пролетарием, ни крестьянином, ни военным. Он был юристом, представителем городской интеллигенции. Отец Ленина был госслужащим и дослужился до чина действительного статского советника, который давал право на потомственное дворянство. Фактически Ленин был дворянином, понимавшим, однако, чего в тот момент не хватало основной массе населения страны.

Он не был, так сказать, «последовательным марксистом». Когда нужно, он принимал прагматичные, даже иногда циничные решения, не всегда в «духе марксизма». Вступать в партию он зазывал в 1917 году всех подряд, что потом и привело к чисткам в рядах большевиков.

— А как быть с образом «доброго дедушки»?

— Я когда-то был на экскурсии в советском детском саду и видел, что на полках там стояли книжки про «дедушку Ленина»: «Как Ильич научил меня кататься на коньках» и так далее. Эти книжки рисовали образ человека пожилого, исключительно доброго, лично заботившегося о благе каждого отдельно взятого советского гражданина. К созданию этого образа приложил руку Сталин, «выдававший» себя за самого преданного ученика и последователя Ленина.

Ленин верил в идеи марксизма, был убежденным социалистом. Главной его целью была победа мировой революции, и то, что путь к этой победе будет полон жертв, он прекрасно понимал. Реальный Ленин, конечно, ничего общего не имел с образом «милого дедушки» из детских книжек. Во время Гражданской войны он проявлял жестокость, редкую даже по тем временам. Спектр его «врагов» был весьма широк. В ходе Гражданской войны погибло намного больше людей, чем во время Первой мировой. И гибли они не только на фронтах. Люди умирали от голода и болезней, в результате погромов, в ходе массовых расстрелов, чисток.

— История не терпит сослагательного наклонения, но… что было бы, если бы Ленин не умер в 1924 году?

— Сложно делать какие-либо предположения. Политика, проводимая Лениным, не отличалась последовательностью. Скорее — скачкообразностью. Он менял курс в зависимости от настроений в стране, от экономических условий. Возможно, если бы он не умер в 1924 году, НЭП так быстро не свернули бы, а страна развивалась бы иначе. Но это — лишь предположение.

Как создается псевдоистория. Мифы о семье Николая II и русской революции

Немецкие деньги Ленина — один из главных мифов, связанных с революцией 1917 года в России.

👊 В июле 1917 года в Петрограде происходят «кровавые дни» — столкновения, в ходе которых рабочие, солдаты и матросы выступили против политики Временного правительства. Протесты во многом были связаны с поражением на русско-германском фронте. Хотя протестующие выходили под большевистскими лозунгами, руководство партии посчитало, что время для захвата власти еще не пришло.

Большевики не стали захватывать власть в Петрограде в начале июля 1917 года. Это позволило Временному правительству выступить против них, арестовать или объявить в розыск лидеров и членов партии. Идеологической основой этой атаки стали опубликованные министром юстиции Переверзевым сведения о том, что большевики на самом деле являются немецкими агентами, которые организовывают беспорядки, чтобы ослабить русскую армию.

👮‍♂️ Информация основывалась на свидетельствах прапорщика Ермоленко, который был заброшен в Россию как немецкий агент, а затем арестован. Эти сведения не вызывали доверия даже у тех, кто его допрашивал, ведь вряд ли человек такого низкого звания может быть посвящен во все детали столь масштабной операции. Тем не менее их все равно опубликовали.

😈 Это привело к новому всплеску «шпиономании», которая в тот период и так была на высоком уровне. В шпионаже подозревали и высших лиц империи, в том числе императрицу Александру Федоровну, Распутина и даже самого Николая II. Этот феномен во многом появился из-за политики властей, которые называли шпионскую деятельность главной причиной неудач во время Первой Мировой войны.

🇺🇸 В 1918 году в США публикуется комплект документов, свидетельствующих о том, что большевики являются агентами немецкого Генерального штаба. Эти документы американский дипломат Эдгар Сиссон приобрел годом ранее за 25.000 долларов (около полумиллиона по нынешнему курсу). Они помогли Соединенным Штатам осудить российскую революцию и оправдать интервенцию американских войск на советскую территорию.

💵 До того как документы получил Сиссон, целый ряд российских и зарубежных политических деятелей получили предложение их приобрести. Также их фрагменты были опубликованы в газете «Приазовский край», которую редактировали кадеты (либеральная партия, противники большевиков), после чего ими и заинтересовались американские дипломаты. Представители европейских государств считали документы фальшивкой и отказались их приобретать.

📰 В США документы сначала были опубликованы по приказу президента Вильсона, но позже была созвана комиссия, которая заключила, что большая их часть — подделка. После этого в Америке документы на долгое время были забыты. Окончательно неподвижность документов была доказана уже в 1950-е годы американским историком, дипломатом и одним из главных идеологов «холодной войны» — Джорджем Кеннаном.

📚 В России в начале 1990-х историк Виталий Старцев опубликовал работу под названием «Ненаписанный роман Фердинанда Оссендовского», в которой доказал, что автором документов был польский писатель-авантюрист, который в начале 20 века имел доступ к резиденции большевиков, поэтому мог создать правдоподобную подделку.

ПОДЪЕМ И ПАДЕНИЕ БОЛЬШЕВИЗМА | Наука и жизнь

Большевизм как политическое течение в социал-демократии возник в начале ХХ века. Он бросил вызов капиталистическому обществу, его государственной системе, по словам Ленина, «мещански-подлой, трусливой, не избавившейся от холопства демократии». И поставил своей задачей разрушить это общество, «отряхнуть его прах с наших ног». Многие считали — и считают — это гигантской и опасной утопией. Но если одни не приемлют «большевистскую утопию», то другие не соглашаются с тем, что капитализм с его погоней за прибылью есть нечто «природное», а потому неизменное. Ибо согласиться с этим — значит признать приоритет низменных инстинктов человека и отвергнуть то, что человек создан «по образу и подобию Божьему». И действительно, чем дальше отходим мы от большевистского Октября, тем яснее становится, что он был отчаянной попыткой вырваться из мира буржуазности и мещанства. (Это, между прочим, опровергает утверждение, согласно которому большевизм приравнивается к фашизму. Фашизм, в отличие от большевизма, базировался на мещанстве — его плоти и духе.) В трактовке причин революционных потрясений 1917 года и большевистского Октября, в частности, существуют два основных подхода. По одному из них, 1917 год и Октябрь имели глубокие исторические корни и стали неизбежной развязкой противоречий и конфликтов, которые долго накапливались. Другой, не отрицая «взрывной почвы» для революции, тем не менее предполага ет, что ход событий не раз мог измениться под влиянием множества обстоятельств и «отвратить» историю от того, что произошло в 17-м. Этот подход полагает, что всякое событие (в данном случае большевистский Октябрь) имеет свою непосредственную основу, вырастает на «собственных корнях». Первый из указанных подходов в большей степени базируется на логике, умозаключениях. Преимущество второго — реальные факты, хронологию которых легко восстановить.

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

1. Революционный большевизм

Большевизм оказался у власти в 1917 году отнюдь не потому, что предшествующие исторические события предначертали это. Такова была вера самих большевиков, которая придавала им силу, но сама эта сила коренилась, пожалуй, в другом: в прозе российской реальности 17-го года, преимуществах большевиков в политической борьбе, развернувшейся тогда. Представьте себя солдатом, три года пропадавшим на войне в сыром или замерзшем окопе, крестьянкой, все это время тянувшей на себе воз хозяйства «без мужика», имея на руках малых детей, фабричной работницей, стоявшей в очередях. И все это на фоне многих «жирующих» господ, «элиты» тех лет.

Созревшие «гроздья гнева», возможно, так бы и увяли, если бы не Ленин. Нельзя понять «ранний большевизм», то есть большевизм начала ХХ века, эпохи революции, Гражданской войны и первых лет НЭПа без Ленина. Он являл собой личность политика, сочетавшего почти несочетаемые в русском интеллигенте черты. Черты революционеров — экстремистов и разрушителей, таких, как Чернышевский, Желябов, даже Нечаев, и черты, по выражению Н. Бердяева, «русских государственных деятелей деспотического типа», таких, как великие князья московские или, в еще большей степени, Петр Первый. Ленин был теоретик и прагматик, идеолог и политик, фанатик и оппортунист, стратег и тактик, интеллектуал и человек огромной воли.

В 1917 году Ленин понял, что обострившиеся до предела социальные конфликты будут решаться не выборами, не голосованиями, а на улицах, площадях, в окопах. Он понял, что в России революция, выросшая из жесточайшей войны, не может быть «бархатной», «розовой», «каштановой»… Ленин не только понял эту тяжкую реальность, он решился обратиться прямо к ней, использовать ее для борьбы за власть. Лидеры других социалистических партий намеревались утихомирить социальную стихию, ввести ее в берега компромиссов, соглашений, уступок. Ленин же шел в стихийной волне, стремился возглавить ее и повести за собой. Он сумел определить момент для рывка к власти. У правых (корниловцев) после провала их августовского путча уже не было сил остановить большевиков. Левые (главным образом умеренные социалисты) не решались открыто выступить против большевиков, опасаясь, что их ослабление, а тем более уход с политической сцены усилит контрреволюцию. Они упрямо цеплялись за идею партийной коалиции левых сил, идею, которая уже обанкротилась, и волей-неволей пропускали большевиков к власти.

Хотя сами большевики не очень верили в долгожительство своей власти (Ленин и Троцкий подсчитывали даже, насколько она продлится дольше, чем Парижская коммуна), они не теряли надежду на европейскую революцию, которая спасет их. Ленин не думал, что успех социализма в одной стране возможен. Русская большевистская революция в его планах играла только роль пролога революции мировой. Было ли это химерой? Определенно ответить трудно, но, по многим данным, можно утверждать, что, не вступи США весной 1917 года в войну и продлись она не до конца 1918-го, а дольше, и шансы европейской революции могли вырасти. Но капитал устоял.

Противники и оппоненты большевиков еще до того, как взяли власть, предупреждали, что, оказавшись в международной изоляции и не получив широкой поддержки внутри страны, большевикам придется прибегнуть к террору. Теперь нередко пишут, что, взяв власть, они сразу начали террор. Но сегодня есть много свидетельств тому, что первые несколько месяцев большевистской власти обстановка оставалась довольно «либеральной». Этим, кстати, воспользовались многие антибольшевики, чтобы, уйдя в подполье или на окраины, начать борьбу с большевизмом.

Каким бы парадоксальным это ни казалось, но Гражданская война способствовала консолидации режима большевиков. Она сплотила «красных» перед лицом грозной для них опасности, довела их мобилизационность до возможного предела, до военного коммунизма. «Белых» Гражданская война в такой мере сплотить не могла. Они пытались объединить различные политические силы (монархистов и «февралистов») под расплывчатым лозунгом «непредрешения» будущего строя России, что вызывало подозрения и разногласия. Трудно определенно сказать, что дала бы победа «белых», тем не менее нет каких-либо серьезных оснований видеть в них сторонников демократии. Ведь они были не только свидетелями, но в большой мере жертвами «демократического Февраля». В нем они видели источник развала в России и возможного ее распада. Не сумев создать систему «военного антикоммунизма», «белые» потерпели поражение, и большевики, таким образом, отвергнув «февральскую демократию», стали той силой, которая фактически отстояла Российское государство.

Победа в Гражданской войне укрепила убежденность большевиков в своей историчес кой и политической правоте. Но она принесла и много новых проблем. Пожалуй, главная из них та, которую эмигрантский писатель Е. Лундберг не без юмора, но политически точно обозначил как «Ленин и плетень». Разгромив «белых» — Деникина, Колчака и других, «красное колесо» остановилось у крестьянского плетня, возле которого, помахивая хвостом, понуро стояла тощая лошаденка. Вот через этот плетень «красное колесо» уже не могло перемахнуть. В 17-м Ленин решился начать «красногвардейскую атаку на капитал», но начать такую же атаку на «крестьянский плетень» значило атаковать почти всю страну.

Капитал (городской) Ленин атаковал, опираясь в основном на еще дореволюционных большевиков, движимых социалистической идеей, на большевизированную пролетарскую прослойку, тоже не лишенную идейного порыва. Но эта опора, эти силы понесли ощутимые потери в ходе Гражданской войны. Во всяком случае этих сил было недостаточно для осуществления предстоящих грандиозных преобразований социалистического характера. И Ленин отступил: перешел к НЭПу.

Мы не знаем, что означало это отступление по его расчетам: было ли оно стратегическим ходом или всего лишь тактическим маневром? У Ленина можно найти высказывания в пользу и того и другого. Возможно, он выжидал до прояснения последствий тех перемен, которые происходили и еще должны были произойти в стране и мире, а возможно, у него зрел некий широкий замысел. Он не мог не учитывать вероятность и даже неизбежность «термидора» — поворота, вырастающего из спада, отката, угасания всякой революции. У него можно встретить удивительную мысль о «самотермидоризации», то есть о проведении таких мер, которые могли бы плавно перевести революцию в своего рода революционную эволюцию.

Но Ленину это уже не было суждено. Он умер, пожалуй, в один из самых критических моментов после прихода большевиков к власти, на развилке дальнейшего пути. Может быть, события явили бы России и миру нового Ленина, но смерть навсегда оставила его в истории как революционного, даже суперреволюционного политика. Ленин никогда не получит однозначной оценки. Он всегда будет почитаем «низами» и остро ненавидим «верхами». Эта ненависть усиливается и оттого, что Ленин являл собой лидера, которого не удавалось сломить или «обойти» средствами, широко практикуемыми в так называемой реальной политике: обманом, подкупом, лестью, пафосной риторикой и т. п. Ленин способен был понять любой «хитроумный замысел», обнаружить его суть. Как писал поэт А. Вознесенский, «Ленин был из породы распиливающих, обнажающих суть вещей». Но сила его как политика состояла еще и в том, что он был готов использовать и использовал против своего противника те же методы и средства. Более того, шел на то, на что не решался пойти противник: открыто отвергал «буржуазную мораль», как лицемерную и лживую.

Ленин был политик от мира сего, от социальной революции, революции «низов». И этим все сказано. Он отвергал «середину» в политической борьбе, вел ее по принципу «либо-либо»: либо большевики, либо их противники. Таким был «классический большевизм», сконцентрировавший в себе сокрушающие дух и энергию эпохи социальных потрясений. Быть в России иным он не мог. Но если нам неизвестно, что задумывал Ленин, вводя НЭП, то мы можем с большой долей вероятности предположить, что могло произойти в том случае, если бы НЭП получил развитие и вширь и вглубь.

Советская, а точнее, сталинистская историография много потрудилась, чтобы представить большевистскую партию неким монолитом. Но это — миф. В партии почти всегда существовали «твердокаменные» и так называемые «мягкие большевики». «Мягкие большевики» выступали, например, против принятия ленинских «Апрельских тезисов», против курса на восстание в октябре 1917 года, против однопартийной (большевистской) власти сразу после Октября. В сущности, их можно считать полуменьше виками. В основе их несогласия с Лениным и «твердокаменными» лежала точка зрения, в соответствии с которой Россия не готова к социалистическому перевороту. Нэповские «мягкие большевики», отстаивая НЭП, тоже исходили из этой мысли: русская революция осталась одинокой, капитализм на Западе стабилизировался, поэтому только на путях НЭПа Советская Россия должна постепенно идти к своей цели.

Этот курс казался логичным, но для большевизма он таил в себе и политическую опасность. Да, НЭП, введенный Лениным, не затронул основ большевистской власти, но он был серьезной уступкой капиталу. Неслучайно Ленин, характеризуя НЭП, прямо писал, что вопрос теперь стоит так: кто-кого. Конечно, вряд ли нэпманы — эта новая буржуазия — могли опрокинуть большевизм. Угроза таилась в ином. Нэпманская идеология, проникая в большевизм, способна была стать по крайней мере частью самой большевистской идеологии. Как писал известный историк начала ХХ века Н. Устрялов о Французской революции, сами якобинцы, «устав» от нее, покидали ортодоксальный якобинизм. С большевизмом могло произойти то же. Так создалась бы почва для русского «термидора». Но не того «самотермидора», о котором вскользь упоминал Ленин, а термидора как результата разложения большевизма. И тогда… (горбачевская «перестройка» тоже начиналась с введения мер, подобных НЭПу, и привела советский режим к полному краху.)

«Твердокаменные» отвергали НЭП, видя в нем сдачу революционных, большевистских позиций, чуть ли не капитуляцию. Демьян Бедный писал тогда, что даже памятники пролетарским борцам плачут, видя, что происходит вокруг. Были и живые плачущие большевики. НЭП открывал двери российскому термидору… И, возможно, открыл бы, если бы не Сталин.

2. Государственный большевизм

Не исключено, что Ленин рассчитывал с фланга обойти вставший на пути большевизма «крестьянский плетень». Но Сталин не был мастером фланговых маневров. Его сила заключалась в искусстве прямой атаки, такой же, как «красногвардейская» атака эпохи революции и Гражданской войны. Он, по его выражению, решил «послать НЭП к черту» и выдвинул лозунг о возможности построения социализма в одной стране, то есть в СССР. Он утверждал, что так считал и Ленин, а на замечания о том, что он «плохо читал Ленина», что Ленин мыслил такую возможность «в мировом масштабе», не реагировал. Он вычитывал у Ленина то, что ему, Сталину, было необходимо для осуществления его генеральной линии.

Существует мнение, что еще при Ленине начал совершаться идеологический поворот от интернационального большевизма к национал-большевизму. Так, в частности, думали в белой эмиграции сменовеховцы, призывавшие поддержать якобы начавшееся возрождение исторический традиции в России. Действительно, такую тенденцию в лозунге «Социализм в одной стране» можно различить. Но для Сталина такая линия, скорее всего, означала возможность проводить «двухрельсовую политику» внутри страны и в еще большей степени в международной сфере.

Как правящая партия страны, состоявшей в определенных отношениях с другими странами, большевизм (по крайней мере, официально) был вынужден, с одной стороны, ограничивать и вуалировать свой революционизм, а с другой — подчеркивать, усиливать свою государственность. Революционная ипостась большевизма использовалась в коммунистическом движении, государственная — в официальных международных делах. Спустя годы, во время Отечественной войны, Сталин значительно ее усилит: война властно потребует обращения к национальным ценностям исторической России.

Дореволюционные (ленинские) большевики и большевизированная часть пролетариата, которые составляли основную опору Ленина в период революции и Гражданской войны, не могли стать правящим слоем сталинско-большевистского государства. Многие из них погибли в лагерях или были расстреляны, другие рассеялись в трудные послевоенные годы, оставшиеся не разделяли сталинской идеи «социализма в одной стране», не видели в нем достойного наследника Ленина. Для возводимого Сталиным государства нужен был свой правящий слой, свое «дворянство». И Сталин создал его. Им стал слой, известный под названием «номенклатура».

В него входили в основном партийцы второго большевистского призыва. Можно по-разному оценивать тех, кто составлял так называемую ленинскую гвардию, но нельзя отрицать, что они были людьми идейного призыва. Они были «помазанными». В номенклатурную же когорту попадало много «примазавшихся». Примазавшихся к большевизму, когда он стал властью и начал превращаться в государственный. Идейность в них отодвигалась прагматизмом. Они отличались от ленинских большевиков не только менталитетом (меньшей идейностью, меньшей образованностью и т. д.), но даже внешне. На смену персонам интеллигентного или полуинтеллигентного вида приходили молодые, крепкие, энергичные люди, даже внешне не очень-то отличавшиеся от простого народа и, между прочим, поэтому, возможно, более близкие к нему. Что ж, дворянство, с помощью которого московские великие князья, а потом цари создавали Российское государство, не были людьми «голубой крови» и долго мало чем отличались от простонародья. Это только Петр I разделил их по виду и чинам.

Сталинское государство строила номенклатура, тоже вышедшая из «низов». В годы кровавой Гражданской войны, находясь на второй или третьей ступени партийной иерархии, эти люди усвоили жесткость и жестокость нравов и методов классовой борьбы, уверовали в их необходимость и действенность и готовы были культивировать это дальше. Сталин стал их лидером, вождем, открывавшим вожделенный путь наверх, в том числе и на самый верх. Опираясь на них, Сталин разгромил как левую, так и правую оппозицию, по его убеждению, толкавшую социалистическую страну либо в революционный авантюризм (левая оппозиция), либо к капитуляции перед буржуазией (правая оппозиция). Многие в партии признавали, что страна должна двигаться взятым курсом, попытка остановиться или отступить может означать потерю всего. Даже некоторые троцкисты говорили: «Если бы не этот …, все распалось бы на куски. Это он связывает все воедино».

Совершая социалистическую революцию в стране, экономически и политически не готовой к социализму, Ленин неизбежно должен был обратиться к террору. Перед Сталиным стояла несравненно более масштабная задача: строить социализм собственными силами, поскольку капиталистический мир по вполне понятным причинам не торопился оказывать помощь. Это означало, что необходимые средства и ресурсы нужно было найти внутри страны. И Сталин не остановился, как Ленин, в раздумье перед «крестьянским плетнем». Он перешагнул через него, а вернее сказать — сломал. Крестьянство стало тем основным источником, из которого сталинский большевизм безжалостно черпал капитал и сверхдешевую рабочую силу для создания того, что он (большевизм) считал социализмом, другие называли госкапитализмом, третьи — тоталитаризмом.

Но для этого потребовался не просто террор, а Большой террор. Он и породил ГУЛАГ. (Впоследствии, когда большевизм рухнул, сменившая его либеральная, или демократическая, власть «гулагизировала» всю советскую историю начиная с Октября 17-го. Это, однако, диктовалось пропагандистско-политическими задачами компрометации советского строя. Тут либералы и демократы действовали так же, как большевики, когда, придя к власти, подвергли поношению всю историю предшествовавшего им режима. )

В основе возникновения ГУЛАГа лежали не только экономические причины. Он, полагаю, проистекал из сталинского понимания российской истории, движимой самодержавной властью, которая во имя государственных интересов не должна останавливаться перед репрессиями и большой кровью. Среди русских царей Сталин выделял именно жестоких Ивана Грозного и Петра I и, видимо, полагал, что царизм рухнул после того, как Николай II Манифестом 17 октября 1905 года «расшатал» самодержавие.

Разгром фашизма в Великой Отечественной войне стал самой великой победой страны не только в ее советской, но и во всей многовековой истории. Что определило эту победу? Большевизм, сумевший мобилизовать и организовать все силы страны? Или историческая, традицион ная Россия, героически защитившая себя от смертельного врага? Сказать трудно. Пожалуй, правильнее всего будет считать, что обе эти линии слились и действовали как целое. В годы войны Сталин частично свернул революционную, большевистскую пропаганду, усилив в ней национально-патриотический элемент. В самый критический момент войны он призвал вдохновляться образами наших великих предков — А. Невского, Д. Донского, К. Минина, Д. Пожарского и других. Получила послабление церковь, которая молилась за российское воинство. На этом основании некоторые полагают, что Сталин чуть ли не вернул или готов был вернуть страну на реставрационный путь. Но ведь та же речь, в которой он обращался к «образам предков», заканчивалась словами: «Под знаменем Ленина — вперед к победе!»

Да, при Сталине действительно произошли определенные реставрационные сдвиги, и это было неизбежно. Революции почти всегда продвигаются слишком далеко, вызывая в какой-то момент движение «отлива», «отката», но это тем не менее не представляет собой реставрации как таковой.

Деятельность Сталина в Отечественной войне невозможно оценивать только с военно-стратегической и даже политической точек зрения. В ней нужно видеть и некое духовное, даже мистическое начало, противостоявшее хаосу и способствовавшее национальному объединению. Советский Союз вынес основную тяжесть войны, понеся колоссальные потери. Это спасло не только его. В случае поражения СССР с огромной долей вероятности можно предсказать разгром Англии и США.

Деяния и преступления Сталина переплелись столь тесно, что потребуется, видимо, много времени, чтобы попытаться понять его роль во всей российской истории. Лишь когда затянутся раны Большого террора, стихнет боль от них, возможно, в Сталине яснее станет виден деятель, воссоздавший революцией разрушенное, пришедшее в упадок Русское государство. Но и тогда история, скорее всего, уготовит ему место рядом с Иваном Грозным, столь им любимым.

Великая победа принесла и новые великие проблемы. В сущности, так было и после Гражданской войны, когда стало ясно, что идеология военного коммунизма должна быть заменена. У Ленина еще хватило сил, чтобы выработать новую линию — НЭП. Нечто сходное судьба уготовила и Сталину. Но если Ленин остановился перед «крестьянским плетнем», Сталин после войны встал перед «железным занавесом» — между сталинским режимом и западным миром. Завязывался конфликт между двумя сверхдержавами и их лагерями. Началась новая эпоха, и она настоятельно требовала выдвижения новой идеологической, государственной цели. От нее, в свою очередь, зависело определение курса как внутренней, так и внешней политики советского режима.

По многим имеющимся данным (прямым и косвенным), можно сделать вывод, что Сталин сознавал это, но считал, что старым, довоенным кадрам, составлявшим правящий номенклатурный «костяк» режима, уже не под силу решение новых задач. Возникали, вполне возможно, и соображения иного характера. Сталин вышел из войны больным человеком. Всегда свойственная ему подозрительность значительно возросла. Он мог думать, что среди победителей вполне способен найтись человек, считающий, что пора бы заменить одряхлевшего «вождя всех народов».

Многого мы так и не знаем до сих пор. Но в хаосе действий «позднего Сталина» явно просматривается обострявшийся конфликт между ним и некоторыми лицами из его еще довоенного окружения. Любопытная деталь содержится в очень интересном дневнике известного дипломата В. Семенова. Со слов М. Шолохова он записал, что в узком кругу Сталин как-то заметил, что не хочет строить дачу для дочери Светланы, так как «дачу конфискуют на второй день после его смерти». Когда обиженные соратники «замахали руками», Сталин якобы сказал: «Вы первые и выступите против меня».

На ХХ съезде партии (1956) значительная часть «верховной» номенклатуры во главе с Н. Хрущевым выступила против Сталина. Низведение Сталина и дискредитация сталинизма имели в истории большевизма колоссальное значение. Партия большевиков создавалась и действовала как «вождистская». Вождь, лидер руководил партией, а через нее страной. Сталин превратил мертвого Ленина в икону и действовал ее именем. Теперь икона, которой стал живой Сталин с помощью его же окружения, была безжалостно разбита этим же окружением. Вождистский принцип большевизма попран.

Монархия в России пала в значительной мере из-за того, что деятельность либеральной оппозиции и великокняжеская фронда подорвали традиционную для России сакрализацию власти. Царскую семью не без особого политического расчета, не заботясь о последствиях, дискредитировали в глазах общества с помощью так называемой «распутиниады».

Однако начиная с Ленина и особенно при Сталине, большевистская власть была сакрализована, пожалуй, в не меньшей степени, чем когда-то власть монархическая. Теперь Хрущев и другие соратники Сталина десакрализовали эту власть (как когда-то произошло с властью последнего царя). Непосредственным последствием такого шага стало следующее: номенклатура, созданная как «служилый класс» для вождя (генсека), значительно увеличила собственное значение в системе власти. Но в ее среде не было никого, кто мог бы «оснастить» большевизм новой идеей и придать ему новый импульс.

3. Между революционным и государственным большевизмом

Роль нового вождя выпала на долю Никиты Сергеевича Хрущева. Если историю большевизма представить графически, то можно увидеть, как при Ленине и Сталине «линия большевизма» идет вверх. После Сталина, в десятилетие Хрущева, она зигзагообразна: то поднимается, то падает вниз, как тревожная кардиограмма. Именно на Хрущеве номенклатура (во всяком случае, ее высший эшелон) продемонстрировала свою силу. Она еще могла простить Хрущеву «десталинизацию», но только не ограничение своего привилегированного положения. Такое не прощается и не забывается, тем более что в своем кругу Хрущев не скрывал пренебрежения к своему окружению. Номенклатура показала, что, являясь опорой генсека (Хрущев был Первым секретарем), она в то же время рассматривает генсека и как точку опоры своего собственного положения. Для номенклатуры стали неприемлемы постоянные хрущевские «перестройки», колебавшие ее стабильность с присущими ей (стабильности) привилегиями и льготами. И она убрала генсека путем сговора — просто и легко.

На памятнике Хрущеву вполне можно было бы написать: «Первый секретарь ЦК КПСС — жертва партноменклатуры». Но, конечно, не этим Хрущев останется в исторической памяти. Разоблачение культа личности Сталина, сотни тысяч освобожденных из ГУЛАГа, миллионы, переселенные из коммуналок и подвалов в новые дома с отдельными квартирами, другие добрые дела — таков след, который оставил Хрущев в истории.

Если развенчание Сталина взорвало исходный принцип большевизма (вождизм), то смещение Хрущева подорвало основу построения его власти: «служилый класс» — номенклатура — перестал быть только таковым и сам становился субъектом власти.

Между тем интеллектуальная направленность и духовный облик «служилого класса» примерно за четверть века, прошедшие после войны, существенно изменились. Это были не те люди, которые в ленинскую эпоху вдохновлялись идеями социализма и интернационализма. И не те, кто в эпоху Сталина, уверовав в вождя, безоглядно строили «социализм в одной стране», не щадя ни себя, ни других. Это были в основном люди, прошедшие войну, рано постаревшие, а иногда и духовно «отяжелевшие». Единственное, что их связывало с былым большевизмом, — относительное бессребреничество. Оно явилось следствием как объективных, так и субъективных причин. Частной собственности в стране не существовало. Жизненный уклад, в котором послевоенная номенклатура воспитывалась и поднималась, оставался суровым. Стремление к обогащению наказывалось в партийном порядке. Номенклатура могла пользоваться только тем, что ей было «положено»: квартирой, машиной, дачей, кремлевской поликлиникой, продуктовым пайком, спецкаталогом книг и т.д. Однако большинство из этих благ сразу терялись, если выпадал из «номенклатурной упряжки».

Большая часть номенклатуры не хотела перемен (снятие Хрущева со всей очевидностью свидетельствует об этом). Номенклатура, став правящим классом, имела немало способов и путей для обхода партийных установлений. Впрочем, если бы номенклату ра и не отвергала перемен, она вряд ли способна была их начать, поскольку четко не представляла, что именно нужно делать.

4. Оппортунистический большевизм

Вероятно, Леонида Ильича Брежнева можно считать ставленником этой номенклатуры. Но в его правлении различаются два периода. В первый Брежнев, еще крепкий и здоровый, более или менее твердо осуществлял руководство, удерживая status quo. Положение изменилось, когда он стал больным, немощным человеком. Но окружение, поддерживаемое номенклатурщиками с нижних ступеней партиерархии, плотно держало его: он был нужен им как гарант их стабильности. Вполне возможно, что болезнь Брежнева сыграла очень значительную роль в крушении большевизма. Она открыла дорогу номенклатурной камарилье.

Совсем не исключено, что Брежнев, человек из народа, сознавал усталость народа, его, как позднее скажет М. С. Горбачев, «замордованность» колоссальными социальными катаклизмами, пережитыми со времен революции, и старался избегать новых потрясений. С течением лет, особенно на фоне времен сталинского Большого террора и ельцинского Большого разлома, эта сторона правления Брежнева высвечивается все четче. Забываются уничижительные для Брежнева анекдоты, и, может быть, история отметит относительный покой, в котором страна жила в течение 18 лет брежневского генсекства. Когда в 60-х годах прошедшего века на Брежнева было совершено покушение, он, говорят, не без удивления спрашивал: «За что? Что я плохого сделал людям?»

Но была в деятельности Брежнева и другая сторона, чреватая для большевизма весьма тяжкими последствиями. Большевизм возник как движение, изначально призванное к действиям в революционной обстановке. Еще Ю. Мартов, один из лидеров меньшевиков, указывал на эту характерную черту большевизма. Он писал, что большевизм «инстинктивно шарахается в сторону», когда перед ним открывается период «обычной», «нормальной» жизни, требующей решения массы экономических, культурных, бытовых и иных проблем. Такая жизнь не стихия большевизма (его стихия — экстремальные, чрезвычайные условия).

Брежневское status quo лишало большевизм движения, энергии, обрекало на чуждые ему обыденность, рутинное существование. В такой ситуации идеология, ранее формулировавшая генеральную цель партии и стране, практически стала ненужной, и она ветшала на глазах, все больше и больше превращаясь в формальную, словесную труху. Здесь лежали истоки «термидора», совершившегося при Горбачеве. Как писал уже упомянутый Н. Устрялов, «путь термидора — в перерождении тканей революции, в преображении душ и сердец ее агентов». Такое преображение быстрыми темпами шло во времена Брежнева.

В своих мемуарах М. С. Горбачев рассказывает, как в свою бытность секретарем Ставропольского обкома вел разговор с Ю. А. Андроповым «по кадровому вопросу». Он говорил тогда Андропову, что уже подрос «подлесок» и пора бы ему дать простор для развития. А через несколько лет, когда Горбачев стал членом партийного ареопага — политбюро, Андропов, вспомнив о том разговоре, шутливо сказал: «Ну, подлесок, действуй!»

Действительно, за массивными, крепкими спинами брежневских «олимпийцев» все явственнее различались моложавые фигуры тех номенклатурщиков «второго ряда», которые в любую минуту уже готовы были шагнуть в ряд первый. Два обстоятельства наложили отпечаток на политическую физиономию руководителей этого поколения, ставшего последним в большевизме. Они формирова лись в обстановке идеологической, марксистско-ленинской деградации, набиравшей темпы внутри страны, и так называемой разрядки на международной арене. Два этих обстоятельства тесно связаны друг с другом. Проводя внутри страны политику status quo, партийное руководство неизбежно должно было искать ее продолжение и на мировой арене. Разрядка мотивировалась принципом мирного сосуществования, сформулированным якобы еще Лениным. Но для Ленина оно было не больше, чем политический маневр. На мирное сосуществование большевизм не был запрограммирован. (Тут он терял свои боевые качества. Разрядка ослабляла большевизм.) При Брежневе разрядка приобретала безальтернативный характер.

Части номенклатуры была свойственна недекларируемая склонность к национал-патриотизму, к русским культурным ценностям, вообще к русской исторической традиции. В определенных кругах интеллигенции, особенно среди литераторов, это находило понимание и поддержку. Но было, однако, и осознание, что развитие этой традиции, способное привести к разрыву с марксизмом-ленинизмом, в многонациональной стране политически опасно и вряд ли найдет прочную поддержку в верхах.

Другая, большая часть номенклатурного «подлеска» проявляла склонность к прямо противоположному направлению: к так называемому еврокоммунизму, фактически примыкавшему к западной социал-демократии. В обстановке внешнеполитической разрядки, слегка отодвинувшей «железный занавес» и сформировавшей привилегированную и престижную категорию «выездных», прикоснувшихся к «обществу всеобщего потребления», получало распространение прозападничество. В него широкими потоками вливалась творческая интеллигенция, считавшая себя обделенной как материально (в сравнении с западными коллегами равного статуса), так и политически и духовно. Какая-то часть этой интеллигенции уходила в диссидентство, но подавляющее большинство фрондировало «на кухне». Здесь слушали глушившиеся вражеские радиоголоса и подвергали уничтожающей критике советскую власть. Большого «подрывного действия» это не оказывало, но «кухня» создавала мощный резерв «подлеска», которому вскоре суждено будет сказать свое слово, разрушившее большевизм. ..

В обстановке, как говорил Ленин, «распада идейного» не столько еврокоммунистические взгляды, сколько модель западного общественного и политического строя привлекала внимание представителей нового поколения номенклатуры и окружавшего ее привилегированного слоя. Мирное сосуществование и проистекавшая из него разрядка существенно расширили контакты советских руководящих деятелей с их западными коллегами равного служебного статуса. Их имущественное и финансовое несоответствие воспринималось советской стороной со смущением и, вполне возможно, даже болезненно. Все льготы и привилегии советской стороны, выглядевшие нередко просто смешными в сравнении с той собственностью, которой обладали западные коллеги, имели к тому же казенный источник. Если по тем или иным причинам номенклатурный божок покидал руководящий олимп, он автоматически терял значительную часть того, чем пользовался, пока занимал пост. Как это было до указа о «вольности дворянской» 1762 года, когда дворянство «сгонялось со двора» в случае прекращения царской службы.

На людей, в душах которых марксизм-ленинизм давно был заменен циничным прагматизмом, такие сравнения и сопоставления оказывали разрушительное действие. Особенно сильное — на представителей резерва партноменклатуры — молодых комсомольских вождей, давно видевших в своей «комсомолии» лишь трамплин для долгожданного прыжка в высшие сферы. Но разрушительную роль играла не только «гипертрофия материального фактора». Еще Юрий Крижанич (мыслитель и писатель XVII века) отмечал нашу старую «смертоносную немощь» — ксеноманию, то есть преклонение и даже заискивание перед «иноплеменниками» с одновременным «посрамлением» себя. Запад давно подметил эту болезнь и умело использовал ее. А она обострялась в критические времена. Значительная часть советской интеллигенции, включая тех ее представителей, которые поднимались в «верха», была подвержена этой «хронике». Запад своей «тонкостью», идеологической свободой, а особенно обилием роскошных товаров кружил головы, манил, притягивал. Владимир Высоцкий отразил это в образе дантиста-надомника Рудика, который в ФРГ «был купцом по шмуткам и подвинулся рассудком». Многие, очень многие припадали к транзисторным приемникам, взахлеб слушая западные радиоголоса. Их глушили, делая запретный плод еще более сладким. Здесь лежали истоки будущей «колбасной эмиграции», начавшейся отъездом так называемых лиц еврейской национальности. До сих пор не совсем ясны истинные пружины, вызвавшие этот массовый отъезд. Неужели библейская прародина оказалась ближе и понятнее страны, где похоронены отцы и деды, так много сделавшие для становления и развития советской системы? Неужто толкала обида за некоторые ограничения при приеме на работу и учебу, вызываемые мрачной ситуацией «холодной войны»? Или большинство вдруг обуяла жажда иллюзорного обогащения? Наверное, было все. И все же в этом исходе четко прослеживается и цепная реакция, вызванная политическими силами (внутренними и еще более внешними), стремившимися к дестабилизации и подрыву советской системы. Исход, скорее всего, в немалой степени оказался результатом операции «Исход».

Между тем подоспела «гонка на катафалках» (смерть трех генсеков в течение трех лет — Брежнева, Андропова и Черненко), ставшая мощным катализатором, который ускорил решимость «подлеска» начать переход от тяжких размышлений к действию: уход одного за другим трех генсеков каждый раз означал или мог означать новое, как говорили в старину, «перебирание людишек»: ведь на генсекство не обязательно мог сесть новый Брежнев, второе «издание» Сталина теоретически тоже не было исключено…

5. Конец большевизма

Столкнувшись с тяжелым кризисом после Гражданской войны, Ленин ввел НЭП и частично «отпустил» капитализм в экономике. Но политическая власть большевиков не поколебалась ни на йоту. Когда Ленину говорили о необходимости демократизации, введения свободы печати и тому подобного, он отвечал: «Мы не собираемся кончать самоубийством». С точки зрения большевизма он прав. Большевики были тогда небольшим островком во все еще бурном море, далеком от коммунистических идей, и если бы они открыли «шлюзы», то быстро пошли бы ко дну. Но даже и при таком положении — сохранении политического контроля — НЭП в условиях его дальнейшего свободного развития таил для большевизма, как уже говорилось, потенциальную опасность. Сталин послал НЭП к черту, но нэповская, частнособственническая психология не могла исчезнуть. Она жила в коррупции, в теневой экономике, которая в эпоху Брежнева (с ее неформальным принципом «живи и дай жить другому») протянула щупальца и в верхние эшелоны власти. Она — эта теневая экономика — фактически выходила на позицию ожидания своей легализации.

В такой обстановке к власти пришел Михаил Сергеевич Горбачев — представитель «подлеска». Впрочем, отличался он, пожалуй, лишь относительной молодостью, большей раскованностью и выступлениями «не по бумажке». Некоторое время он продолжал «плыть» в фарватере своих предшественников, в многочисленных и многословных выступлениях повторяя уже мало кем всерьез воспринимаемые марксистско-ленинские клише. Потом он заговорил о «социализме с человеческим лицом», о «возврате к позднему Ленину», Ленину периода НЭПа. Ему, возможно, казалось, что нэповский Ленин был таким же определенным и решительным, как предоктябрьский и октябрьский Ленин. Но Ленин даже на подъеме революции (во всяком случае, не на ее спаде) колебался в вопросе НЭПа, видел его опасности для большевистского режима. Горбачев заговорил о НЭПе, когда дух революции давно испарился.

Но столь крутого поворота, когда Горбачев стал «проталкивать» идеи «общечеловеческих ценностей», «нового мышления» и т. п., кажется, не ожидал никто. Ведь они означали не что иное, как отказ от марксистско-ленинских принципов. До сих пор этот поворот остается, в сущности, загадкой. Был ли он задуман заранее и не являлось ли начальное повторение идеологических догм лишь временным прикрытием? Или Горбачева «понесла» стихия событий, в которую он окунулся, став генсеком и постепенно уверовав в свое мессианское предназначение? Или существовали какие-то другие обстоятельства? Это, может быть, еще предстоит узнать. ..

Так или иначе, приблизительно к концу 80-х годов ХХ века крутой поворот был совершен. Свою реформаторскую деятельность Горбачев начал не с экономики, а с политики, поскольку наверняка опасался противодействия «партийных зубров». Горбачев явно пытался «влить новое идеологическое вино» в устаревшие, истрепавшиеся «идеологические меха» большевизма. Но чем было это его вино? Для внутриполитического обращения Горбачев выдвинул связанные между собой лозунги «общечеловеческих ценностей» и «плюрализма». Для международной арены было предложено ни много ни мало, как «новое мышление».

В сущности, под то, что еще оставалось от идеологии большевизма, были заложены две мощные мины, которые и взорвали его. Если провозглашался приоритет общечеловеческих ценностей, то это означало, что перечеркивается основа основ марксизма -ленинизма и большевизма — так называемый классовый подход. И неважно, перечеркивался ли он как действительно устаревший в изменившемся мире или во имя сознательного избавления от этого марксистского принципа понимания истории и действительности. А разрешенный плюрализм мнений и высказываний должен был просто добить этот принцип, поскольку у него сразу нашлась масса сторонников из числа прозападной интеллигенции и теневиков.

Но если провозглашение тезиса об общечеловеческих ценностях выбивало почву из-под большевизма внутри страны, то «новое мышление» наносило ему сокрушительный удар в международном масштабе. И не только ему как государственной идеологии Советского Союза, но и самому Советскому государству. В соответствии с «новым мышлением» СССР отказывался от конфронтации с капиталистическим миром, возглавляемым США, путем целого ряда важных уступок. Расчет при этом как будто делался на адекватные ответные действия США, в результате чего постепенно и установится долгожданный «мир во человецех». Но американцы говорят: «Для танца нужны двое». Горбачев же, как на деревне, кинулся в пляс один…

Увы, в соответствии со старым, все еще не отмененным мышлением, односторонние и ничем не компенсируемые уступки рассматриваются как проявление слабости, а в том, кто идет на эти уступки, в лучшем случае видят идеалиста, человека не от мира сего. В мире реальной политики такого человека либо не принимают всерьез, либо объявляют неким мессией для того, чтобы укрепить его на путях дальнейшей капитуляции. Неужели Горбачев не понимал всего этого? Не имел права не понимать. Значит, возможно, он настолько уверовал в силу влияния демократического общества на Западе, что полагал, будто оно, подхватив его «новое мышление», понудит свои правительства действовать в тех же мессианских рамках. Неужели он думал, что США, узрев наконец свою осуществленную мечту — «мертвого комми», — всей душой бескорыстно возлюбят освобожденную от большевиков Россию и сделают ее своим равным партнером?

Иногда кажется, что западные (американские) стратеги и тактики «холодной войны» просто не ожидали совершившегося в СССР поворота. Но когда он стал очевидным, они не пожалели сил, чтобы содействовать ему. Другого и нельзя было ожидать.

Мы до сих пор точно не знаем, был ли путч генерала Корнилова (август 1917 года) спровоцирован А. Керенским или нет. Не знаем мы, был ли задуман путч ГКЧП с провокационным участием Горбачева. Но независимо от этого ясно: в обоих случаях эти путчи поставили крест на существовавшей государственности: в 1917 году — на демократии Временного правительства, в 1991-м году — на советской системе.

Сознавали ли Борис Николаевич Ельцин и приглашенные им во власть «мальчики в коротких штанишках», среди которых были дети номенклатурного или околономенклатурного «подлеска», что они намерены учинить в стране? Не очень похоже. Но «коготок увяз — всей птичке пропасть». Разрушив советскую систему, они самой силой вещей должны были двинуться по направлению к другой — западной, основу которой составлял рынок. Третьего не было дано.

Появление большевизма как претендента на власть провозгласил Ленин. Уход большевизма олицетворял Горбачев, вывезенный с крымского курорта и под издевки открытого большевистского отступника Ельцина что-то лепетавший с трибуны. Таковы вехи начала и финала большевизма.

На всем протяжении своей истории большевизм не мог быть сокрушен открыто противостоявшими ему антибольшевистскими силами. Источник гибели большевизма оказался в нем самом, и он, этот источник, зародился тогда, когда большевизм из революционного стал превращаться в государственный, а затем в оппортунистический. В период этой трансформации большевизм втянул в себя широкие обывательско-мещанские круги, подтачивавшие и разлагавшие его изнутри. Еще некоторые идеологи белой эмиграции (например, П. Милюков) предсказывали такую перспективу. Милюков (да и другие) полагал, что, когда процесс «обмещанивания» и «обуржуазивания» большевизма захватит его «верхи», он начнет деградировать и сходить на нет. Позднее кто-то высказал предположение, что процесс этот зародится «в кабинете какого-нибудь партийного секретаря» (не было названо только имя этого секретаря — Горбачев).

Путь для термидорианцев был открыт. И они явились: номенклатурщики или их дети и внуки. Они и покончили с тем, что создавали их деды или отцы.

Внутреннее изживание большевизма — это и есть термидор. В России он оказался отложенным и растянутым во времени. Но он совершился. Мы были его современниками, и мы же наблюдаем, как ныне он «правит бал». Запад, и прежде всего США, кажется, готов самодовольно приписать победу над большевизмом (коммунизмом) себе. Но если они что-то и победили, то не большевизм, а всего лишь то, что от него осталось.

Крах большевизма и последовавший за ним развал Советского Союза еще не выявили всех своих последствий и потому не осознаны в полной мере. А пока… Мечты «кухонной интеллигенции» обернулись суровой капиталистической реальностью, жесткими законами рынка. На одном полюсе сказочно живут те, кто скромно именует себя элитой, те, кто, по выражению Ильфа и Петрова, «давно мечтал покупать и продавать» — номенклатурный «подлесок», их выросшие дети и внуки, в одночасье растащившие государственную собственность. На другом полюсе, как говорят в Америке, — «лузеры», неудачники, самой природой обреченные пребывать на грани бедности. Проматывается созданное в СССР ценой огромных жертв. Выбрасываются за борт социальные завоевания, до которых многие страны Запада так не дошли и поныне. Самобытность России растворяется в так называемой масс-культуре.

Некогда вторая сверхдержава была не в состоянии успешно противостоять тем, для кого горбачевское «новое мышление» послужило сигналом к осуществлению давней мечты — максимальному ослаблению России. Одни считают это тяжкой ценой за 75 лет большевизма; другие видят в том расплату за уничтожение всего созданного за 75 лет советской власти. Между тем действительность такова: известный призрак, о котором когда-то писали основоположники марксизма, может вернуться. Ведь призраки возвращаются и иногда даже обретают плоть.

Фильм Ленин. Неизбежность (2019) смотреть онлайн бесплатно в хорошем HD 1080 / 720 качестве

Берлин, остров Шваненвердер, 1924 год. В своем особняке Александр Парвус спускается с лестницы, размахивая зажатой в руке газетой. От кричит по-немецки: умер! Парвус велит своему слуге: Гриша, шампанского тащи! Самое лучшее. А другого у меня и нет. Парвус перечитывает статью о смерти Ленина: радость-то какая – сдох. Григорий интересуется: шампанское в кабинет подавать? Парвус: а куда же еще? И проектор подключи. Парвус устраивается перед экраном и смотрит хронику, предаваясь воспоминаниям.

Берлин, 1916 год, кинотеатр «Moviemento». За сидящим в зрительном зале Парвусом ведет слежку агент русской контрразведки. За ним входят еще двое, устраиваются сзади. Потом появляется куратор Парвуса от немцев Макс Майер, садится на соседнее кресло. Парвус интересуется результатом его переговоров со статс-секретарем Германии Готтлибом фон Яговым: так он отказал? Решил, что это будет самоубийством для Германии? Майер: он согласился и даже одобрил выделение вам первого миллиона марок. Вам нужно подготовить список лиц, которых можно привлечь к реализации вашего плана. Как только его превосходительство увидит, что вы начали работать – деньги будут.

Люди Майера накидывают на шею русского агента удавку, душат его.

Майер: сегодня исторический день, нас с вами запомнят именно благодаря этому дню. Поздравляю! Парвус: вот вам готовый сюжет. В маленьком зале «Moviemento» решалась судьба Российской империи…

Служащий кинотеатра проверяет покинутый зрителями зал, обнаруживает человека, которого принимает за спящего. Он пытается его разбудить и видит, что тот мертв.

Парвус приходит в отель «Бристоль» к своей любовнице Софье Рудневой. После постельных развлечений Парвус говорит, что ему нужна партия, которая полностью возьмет на себя работу в России. Но кто это? Вот Троцкий был бы хорош, если бы не его тупая статья: Парвус больше не существует, Парвус – политический Фальстаф… А ведь я ему деньги давал на его лживый парижский листок. Софья: а анархисты? Парвус: они раздроблены, Кропоткин агитирует за Антанту. Эсеры? Полностью дискредитировали себя, с ними и немцы работать не будут. Парвусу приходит идея: Ленин! А что? Большевики сохранили организацию, у них есть люди и здесь, и в России, сохранились каналы поставки литературы, оружия, денег. Знаешь, как они его называют? Старик. Софья: Ленин – вещь в себе. Никто не знает, что он думает и что сделает в следующий момент. Парвус: он – прагматик, всегда оставляет дверь приоткрытой. И я влезу в эту дверь.

Цюрих, Швейцарская конфедерация, 1916 год. Владимир Ульянов (Ленин) и Надежда Крупская поселяются в районе, который облюбовали дадаисты. Ленин таким соседством доволен: прекрасное будет место для встречи революционеров. Где лучше спрятать дерево? Конечно, в лесу.

В «Кабаре Вольтер» Ленин знакомится с руководителем дадаистов в Цюрихе Тристаном Тцарой. Они разыгрывают шахматную партию, Ленин объявляет шах. Тцара берет короля и выбрасывает его: как вам такой ход? Ленин отвечает: а как вам такой? Он сметает все фигуры с доски на пол. Тцара в восторге: добро пожаловать в «Кабаре Вольтер», герр Ульянов. Торжественно объявляю вас истинным дадаистом.

Восточный фронт. Солдат Парфенов засел в окопе и отстреливается от своих. Ротмистр Алексей Мезенцев кричит ему: сдавайся, Парфенов, и так уже дел наворотил. Прапорщик говорит Мезенцеву: да не сдастся он, гранату туда бросить – и дело с концом. Ротмистр возражает: а ты его живым возьми, умник. Веди с ним разговор. Прапорщик начинает увещевать солдата: Пасха на дворе, а ты вон, что учудил. Ты, Парфенов, хуже немчуры, хоть и наш, православный. Тем временем Мезенцев подкрадывается к Парфенову сзади, обезоруживает его, бьет кулаком по лицу и берет под арест.

Во время допроса ротмистр стыдит арестованного: что ж ты, Парфенов, вроде справный солдат, а антиправительственные газетки своим товарищам вслух читаешь. Против царя, Отечества, веры православной. Тот возражает: против веры и отечества там ничего не написано. Мезенцев: а стрелял-то зачем, дурья ты башка? Тебе ж за это военно-полевой суд светит, присудят расстрел за измену присяге. Парфенов: воля ваша. Только газеток этих, знаете, сколько по всему фронту? Это ж сколько вам солдатов пострелять придется? Мезенцев: а ты, я смотрю, философ. Думай теперь, Сократ, что дальше делать будешь. Уведите его! Капитан интересуется: ну что, назвал он агитаторов? Или сам вызвался? Мезенцев: сам да не сам. Вы, капитан, не заметили, как у вас в батальоне большевик шуровал. Капитан: и что вы теперь собираетесь с этим солдатом делать? В военно-полевой суд отдам. А может, не надо? Ну расстреляете вы его, но газет этих поганых все равно меньше не станет. Согласен, не станет. Прапорщик: а по мне, так даже веселее. Пусть все летит в тартарары. Вот пойдем мы в наступление – нас все равно всех поубивают. Капитан: так господина Мезенцева здесь уже не будет. Вы когда расположение покидаете? Завтра утром. А на счет Парфенова предписание напишете? Да не буду я ничего писать, пускай дальше стреляет, вы только объясните ему – куда. И то правильно. Капитан протягивает ротмистру крашеное яйцо: Христос воскресе! Воистину. Офицеры трижды целуются. Перед уходом Мезенцев дает совет: вы только отныне солдатам спины не подставляйте.

Контрразведывательное отделение главного управления генерального штаба. Мезенцев в парадном мундире входит в кабинет начальника контрразведки, полковника жандармерии князя Василия Туркестанова. Тот говорит: что это вы, Мезенцев, вырядились не ко времени и не к месту? Ко мне, как к невесте заявились. Мезенцев: я к вам не напрашивался. Куда определили, туда и явился. Мне сказали, что у вас кадров не хватает. Туркестанов: да, людей не хватает. Вот только человек человеку рознь. Был у меня Ухтомский – золото, а не агент. Я сам его всему научил, столько труда было вложено. И что же? Удавили в берлинском синематографе, средь бела дня. А еще говорят – нация Бетховена и Гете. Дикари. Ладно, чего уж там… Попробуем работать вместе. Вот блокнот Ухтомского, его последний набросок с натуры. Мезенцев: кто изображен, известно? Парвус. Это по латыни? Кличка его. Маленький незначительный человечек? Ему хотелось бы представить себя таковым, с юмором господин. Настоящее имя Израиль Лазаревич Гельфанд. Революционер, эмигрант, в 1905 году проходил по охранному ведомству. В поле зрения контрразведки не попадал. До сего дня. Чем же теперь он стал интересен? Ухтомский ходил за ним, пока сам себя не выдал, и тут же был убит. Вот вам и маленький незначительный человечек.

Ленин говорит соратникам: черт, это меня дьявол искушает. Карл Радек: если Парвус здесь появится, нужно выслушать его предложение. Григорий Зиновьев: слышал, он сделал состояние в Турции на торговле оружием. Радек: домыслы, и потом – лучше еврей с деньгами, чем еврей без них. Парвус фигура противоречивая, но он был в революции с 1905 года, такого человека нельзя просто так сбросить с корабля современности. Зиновьев: если не сбросить – он всех нас потопит, Парвус дискредитировал себя. Ходят слухи, будто он связан с немцами.

Мезенцев просматривает дело Парвуса, находит служебную записку: бежал из ссылки, объявился в Германии, где приобрел печальную славу среди социал-демократов.

Ленин и Инесса Арманд совершают велосипедную прогулку по лесу. Арманд интересуется: так ты хочешь встретиться с Парвусом?И хочу, и не хочу – такая вот диалектика. Это Троцкий всех запутал: Парвус – политический Фальстаф. Он погрешил хорошей метафорой против истины. Парвус – не Фальстаф, это очень опасный человек. И умный. Арманд: ходят слухи, что он связан с немцами. Ленин: а вот это плохо, нас не поймут. Впрочем, на одной чаше весов мы имеем умного авантюриста, который хочет использовать прозябающего в Швейцарии теоретика, а на другой – мое понимание реальной ситуации и возможность воспользоваться этим умником. Голод, разруха, война, Россия шатается. Что мне предпринять? Арманд: заправить ушки. Давно хотела сказать, Володя, что тебе очень идет эта кепка, нужно только заправить эти смешные ушки. Арманд поправляет головной убор Ленина. Тот бормочет: да, ушки на макушке… Все-таки мне нужен этот Парвус, черт бы его побрал. И что самое гадкое – он мне нужен больше, чем я ему. Хотя иной мерзавец может быть нам полезен именно тем, что он – мерзавец.

Ленин возвращается домой, мурлыкая под нос романс «Нас венчали не в церкви». Крупская интересуется: что у тебя с кепкой? Инесса сказала, что мне так идет. Крупская дуется: я, конечно, ничего не имею против Инессы, она хороший человек. Но уже столько лет… У вас чувства? Ленин раздражен, он упрекает жену в буржуазности: мы с ней просто катались и обсуждали Парвуса. Крупская: а нас как раз венчали в церкви, ты под венцом стоял. Забыл? Вот это – по-буржуазному. Грешен, стоял. Но это все твоя матушка, царство ей небесное, настояла. Странно, но я даже скучаю по ней.

Флешбэк. Село Шушенское, Енисейская губерния, 1898 год. Проходит таинство венчания. Когда священник произносит слова «венчается раб божий Владимир», Ленин недовольно бурчит себе под нос что-то про раба. Теща его одергивает.

Парвус отправляет Софью в сопровождении Григория в банк, куда они должны доставить полученные от немцев деньги. Пару провожает пристальным взглядом Якуб Ганецкий. Парвус спрашивает: вас что больше интересует – девушка или саквояж? Ганецкий: я от Старика, меня зовут Куба.

Ленин встречается с Парвусом. Он говорит: война – лучший хворост для революции. Ленин: война с Германией нам не поможет, нет такого боя, который был не вытерпел русский народ. А если Николашка и правда подпишет сепаратный мир, нам с вами не с кем будет говорить о революции. Парвус соглашается: но подтолкнуть лавину можно только деньгами. А вы сейчас единственный русский социалист, у которого есть силы, темперамент, опыт, чтобы возглавить революцию. Давайте готовить ее прямо сейчас. Я привез вам деньги. Немецкие деньги? Да, немецкие. Я убедил этих идиотов оплатить нам все. От вас потребуется лишь то, что вы сами всеми силами приближали: активировать ячейки большевиков в Петрограде, сказать, где, кому, сколько платить, куда отправлять оружие, кто будет принимать листовки и прокламации, кто будет руководить. Не бойтесь испачкаться, всю грязь я беру на себя. Парвус, вы меня искушаете, словно демон Христа в пустыне. Считаете себя Христом, Владимир Ильич? Ну что вы, Александр Львович! Вы же тоже не дьявол. Так каким будет ваш ответ? Связаться с немецкими деньгами – это похоронить себя как политика. Не надо с ними связываться, я все возьму на себя. Так мы договорились? Скажем так: ваше предложение меня заинтересовало.

Туркестанов и Мезенцев проводят у адвоката Лунца обыск, во время которого полковник подбрасывает карту дислокации частей Юго-Западного фронта. Контрразведчики вынуждают адвоката стать их осведомителем, информировать их о деятельности Парвуса.

Туркестанов и Мезенцев присутствуют при извлечении из проруби тела Григория Распутина, философствуют по этому поводу.

Крупская и Ленин слушают оперу Вагнера. К ним в ложу приходит Парвус. Крупская просит подождать с обсуждением дел: Володя очень любит Вагнера. Ленин говорит: изумительная музыка. Но часто я ее слушать не могу – раздражает. Хочется милые глупости говорить, гладить по головкам людей, которые, живя в этом грязном аду, могут создавать такую красоту. А сегодня гладить нельзя – руку откусят по локоть, Надо бы бить по головкам, бить безжалостно. Хотя в идеале мы против всякого насилия. Парвус сообщает: оружие будет отправлено сегодня в Россию кораблем. Ленин: свяжитесь с двумя нашими товарищами, они помогут наладить бесперебойный канал. И нам с вами не обязательно видеться лично, только в самых крайних случаях.

Ганецкий организует поставку оружия.

Туркестанов и Мезенцев приходят к Лунцу: до нас дошли слухи об оружии, которое закупают большевики. Лунц подтверждает, что ожидается крупная партия, которая закуплена на деньги Парвуса. Контрразведчикам этой информации недостаточно, они требуют от осведомителя больше фактов.

Партию оружия удается перехватить. В перестрелке погибают три большевика, двое ранены, трое взяты под арест.

Руководитель ячейки большевиков добивается от Лунца признания, что тот был завербован контрразведкой. Он убивает предателя.

Ленин в «Кабаре Вольтер» играет в шахматы с Тцарой. Зачем вам эта революция? А зачем вам ваша дада? Вы хотите славы, власти? Я хочу мести старому миру, всем тем, кто убил моего брата. Революция из мести? Парадокс! А я люблю парадоксы. Ну, не надо так сильно упрощать. Неужели вы не верите, что я хочу построить новый мир? Но в этом же нет смысла. Если я выиграю у вас партию – мне удастся обыграть Николашку. Не получится, вам шах. Жертвую королеву. Принимаю вашу жертву. Ленин: вам мат, я пожертвовал крупную фигуру, но выиграл партию.

В феврале 1917 года в Петрограде происходит буржуазная революция.

Ленин возмущается: это не революция, а заговор англо-французских империалистов. Нужно возвращаться сейчас же! Зиновьев: это невозможно! Ленин: мне нужен шведский паспорт. Крупская: но ты же не говоришь по-шведски. Я буду изображать глухонемого шведа. Зиновьев: это несерьезно. Радек: можно перейти границу при помощи контрабандистов. Зиновьев предлагает пересечь границу на самолете. Крупская говорит, что это неприемлемые варианты: Владимир Ильич не может вернуться в Россию один, ему требуется сопровождение. Зиновьев и Радек говорят, что подберут варианты.

Петроград. В контрразведке революционеры разоряют архив. Мезенцев крадет личное дело Парвуса. Появляется депутат Шульгин. Он требует отдать ему дело Парвуса. Мезенцев отказывается. Шульгин ему угрожает:вы еще пожалеете о своем поступке.

Парвус приходит в «Кабаре Вольтер», разговаривает с Лениным. Он обещает отправить его в Россию на поезде через Германию. Ленин ставит свои условия: оплата проезда будет произведена на партийные средства. Кроме того, он поедет не один, с ним будет целый вагон эмигрантов. Парвус соглашается. Ленин интересуется: почему я, а не Троцкий? Парвус: я много думал об этом. Вы – неизбежность для России.

По улице Петрограда идет колонна людей с красными бантами и с транспарантами в руках, они скандируют революционные лозунги. За шествием наблюдает переодетый в штатское Туркестанов. От колонны отстает один человек, он подходит к Туркестанову: вы меня не помните? Нет. А ведь это вы взяли меня с подельником в 1913 году. Причем я получил больше, чем он. Ничего, он потом умер в заключении. Трукестанов: я просто выполнял свою работу. А наказание вам назначил судья. Человек бьет Туркестанова ножом в живот, тот сползает на землю. Человек вытирает лезвие ножа о пальто Туркестанова и догоняет ушедшую вперед колонну.

Станция Дно, 1 марта 1917 года. К Николаю II проходит лейб-хирург императорской семьи Сергей Федоров. Николай: у меня к вам всего один вопрос. Прошу ответить правду. Выживет ли мой сын? Федоров: будет большое чудо, если наследник доживает до своего шестнадцатилетия. Николай подписывает акт об отречении от престола.

Парвус пьет водку, закусывает огурцами. К нему из спальни выходит Софья. Она говорит: наступает ключевой момент в твоей революции, а у тебя нет человека в Петрограде. Отправь тудаменя. Парвус: я не могу так рисковать. Софья: это прагматичнее, чем рисковать твоей революцией. Я хочу сделать это для нас.

Софья приходит в «Кабаре Вольтер» и сообщает Ленину, что хочет поехать с ним в Россию.

Мезенцев пьет водку перед портретом покойного Туркестанова. Он обещает остановить революционеров.

Мезенцев приходит к Шульгину, избивает его, добивается информации о том, где и когда будут транспортировать эмигрантов. Шульгин: на днях будет поезд из Германии.

Политэмигранты в Цюрихе на вокзале стоят на перроне. Звучат крики: предатели! Ленин призывает товарищей не поддаваться на провокации. Крупская указывает Арманд на Софью: говорят, она ушла от Парвуса. Та обещает присмотреть за любовницей Парвуса. Арманд подходит к Софье, знакомится с ней.

В купе сидят Арманд и Софья. Приходит Крупская. Женщины разговаривают о любви. Крупская рассказывает о начале своих отношений с Лениным. Она резюмирует: любовь – это верность. Арманд добавляет: его интересам, а не своим. Софья: а если они не совпадают? Крупская: значит, это не спутник, а попутчик. Софья: в поезде трудно угадать, кто спутник, а кто попутчик.

Мезенцев приходит в приемную к Милюкову, просит предотвратить приезд в Россию Ленина. Милюков отвечает отказом. Мезенцева арестуют приведенные Шульгиным дружинника Петросовета, его помещают в тюрьму, жестоко избивают. Шульгин требует рассказать, куда делось досье на Парвуса.

На границе Швейцарии и Германии немецкие офицеры разъясняют эмигрантам правила проезда в пломбированном вагоне по территории Германии. Им запрещено выходить на станциях. Эмигранты погружаются в вагон.

Вечером Ленин в своем купе работает с Крупской. Арманд организует эмигрантов, те хором исполняют для Старика русскую народную песню.

В Стокгольме встречаются Парвус и Радек. Парвус просит о свидании с Лениным. Радек объясняет, что Ленин теперь не может дискредитировать себя общением с германским агентом. Революцию надо делать только чистыми руками.

Радек говорит соратникам: вы бы видели его лицо! Как у мужа, заставшего жену с любовницей. Ленин: надо поручить «Правде» его отхлестать. Радек: вся ирония в том, что «Правда» сейчас печатается на его деньги. Зиновьев: а еще вы увозите его любовницу. Все смеются. Софья слышит это.

Поезд прибывает в Швецию. Эмигранты пересаживаются в сани и едут на российскую станцию. Софья принимает решение остаться в Швеции.

В 1924 году Парвус просматривает кадры выступления Ленина. Он сокрушается: я – царь Мидас наоборот. Все золото, к которому я прикасаюсь, превращается в дерьмо. А еще у меня ослиные уши. Парвус хватается за сердце. В кабинет входит Григорий: шампанское подавать? Григорий обнаруживает, что Парвус скончался. Слуга вздыхает: эх, хозяин. Это ведь старая газета, его нет уже почти год.

Закадровый текст. После революции Парвус все еще ждал от Ленина приглашения в новую Россию, но о нем забыли. Он считал себя игроком, а оказался разменной фигурой в чужой игре. Парвус умер от сердечного приступа 12 декабря 1924 года. Ленин обыграл всех: победил в революции, стал основателем пролетарского государства, победил в Гражданской войне. В 1922 году на фоне тяжелой болезни стал угасать его блестящий ум. Ленина мучили кошмары. Он умер от атеросклероза 21 января 1924 года.

Финальные титры. Из 32 пассажиров пломбированного вагона 10 были расстреляны или погибли в лагерях.

Публицист Валентин Симонин: Говорим большевики, подразумеваем

Многие из звучавших вопросов были весьма «развёрнутые», то есть по объёму больше, чем ответы президента. В одном из этих вопросов прозвучало, что некоторые российские граждане желали поражения политике Путина в Крыму. Отвечая, президент заявил: «… ну да, я слышал, сам читал, что некоторые желают поражения даже своей стране, думают, что так будет лучше. В этом тоже есть определённая наша традиция.

Большевики, как известно, в ходе Первой мировой войны тоже призывали к поражению своего правительства, своей страны – ну, довели до революции. Здесь тоже есть какая-то историческая преемственность, не самая лучшая». Конечно же, всем понятно, что «Большевик №1» — это В.И. Ленин. И критикуя большевиков, В.Путин в первую очередь критикует Ильича за то, что он и большевики «довели Россию до революции». Владимир Ильич в своих работах пользовался таким афоризмом: «Всякое сравнение хромает, хромает и это…» И далее следовало его собственное сравнение.

Так вот, если говорить о сравнении президента Путина, то можно сказать, что оно не просто хромает, а хромает на все четыре ноги, да к тому же ещё и не лезет ни в какие ворота. Напомню Владимиру Владимировичу. Накануне Первой мировой войны социал-демократические партии Европы договорились выступить против неё единым фронтом, поскольку был ясен её империалистический, т.е. захватнический, характер борьбы за передел колониальных владений, в котором пролетарии абсолютно не были заинтересованы. Но с началом войны все социал-демократические партии, за исключением РСДРП, объявили участие в ней своих стран необходимостью обороны от агрессора. С первых же пушечных выстрелов РСДРП выступила за выход России из этой бойни, а сделать это было можно только после поражения правительства страны, иными словами, правящих кругов, многие представители которых были лично материально заинтересованы в её продолжении. Наваривали на ней баснословные богатства.

Да, Ленин и большевики выступали за то, чтобы превратить империалистическую войну в гражданскую. Они боролись за то, чтобы к власти пришло действительно народное правительство, представляющее интересы большинства населения России. И в этом плане они, конечно, готовили революцию, но всё же, в первую очередь, «довели страну до революции», до народного восстания не они, а правящие круги. Ленин и большевики возглавили революции и сумели довести её до победы трудового народа. Как показывает история, буржуазные революции Англии и Франции, в ходе которых были обезглавлены их короли, произошли из-за тупости и алчности феодальных кругов.

Тут я позволю себе одно «лирическое отступление». В 1999 году московское издательство «Республика. Современник» выпустило в свет книгу политических воспоминаний известного советского германиста, посла СССР в ФРГ с 1971 по 1978 год, затем первого заместителя заведующего Отделом международной информации ЦК КПСС, а с 1988 по 1991 год заведующего Международным отделом ЦК КПСС Валентина Михайловича Фалина «Без скидок на обстоятельства». Книга интересная, но в ней автор не обошёлся без саркастического выпада в адрес Ильича. Цитирую: (журнал) «Шпигель» как-то воспроизвёл самое печальное объявление года: «Продаётся подвенечное платье. Надетое ненароком». Словно Марксова теория научного социализма имелась в виду. Ленин попытался было смоделировать, сметать и примерить новую одёжку на российскую стать. Но не очень преуспел, если ставить на первый план позитив». Я могу простить В.Путину его выпад в адрес большевиков.

Хоть он и окончил юридический факультет Ленинградского университета, но, к моему большому сожалению, я уже давно убедился, что патентованные юристы подчас не всегда полноценные гуманитарии, поэтому и допускают такие «отдельные» промахи, о которых была речь выше. Но Валентин-то Михайлович Фалин окончил МГИМО, досконально знает не только язык, но и культуру Германии, и вот такое неожиданное, мягко говоря, неудачное заявление. Да как же не заметить, что во всей своей деятельности Владимир Ильич был нацелен именно на позитив, на построение нового общества? Великая Октябрьская социалистическая революция, к победе в которой русский и другие народы России привели Ленин и большевики, завершила более чем 200-летний период освободительной борьбы, у истоков которой, по определению Ильича, стоял «первый русский революционер» Александр Николаевич Радищев, современник Екатерины II.

Да, в революционной песне действительно поётся: «Весь мир насилья мы разрушим.., а затем мы наш, мы новый мир построим!» Но, то песня, а в жизни приходится и первое, и второе делать одновременно! Не помню точно, но если мне не изменяет память, то именно в 1919 году, когда ещё шла Гражданская война, помимо всех предыдущих декретов советской власти был принят и декрет о передаче дворцов знати в южных и других регионах страны под курорты для укрепления здоровья трудящихся. В том числе и в Крыму, который сегодня вернулся в «родной российский дом». А разве, уважаемый Валентин Михайлович, принятый при Ильиче план ГОЭЛРО, не является позитивом, который на многие годы вперёд определил развитие Советской России и Советского Союза? А разве ликвидация безграмотности не позитив?

Или не позитив возвращение народу принадлежащих ему природных богатств, фабрик и заводов? Впрочем, тут Валентину Михайловичу Фалину можно задать ещё много вопросов, но, думается, делать это не обязательно. И вот почему. Дело в том, что первоначально его книга вышла в ФРГ, и уж потом была издана в России. Ощущение такое, что, увы и ах, хотя он и декларирует в ней, что в советской иерархии у него было своё особенное место, что он не поступался своей независимой позицией, но в данном случае всё-таки несколько прогнулся перед немецкой аудиторией. В этой связи мне вспоминается немецкий фильм, который почему-то назвали на английский манер «Гуд бай, Ленин», в котором зачем-то снялась и российская актриса Чулпан Хаматова. Снят он был в то же время, когда была опубликована книга В.М. Фалина, так что в те годы в Германии был, видимо, в ходу тренд «критического отношения» к Ленину в ходе «промывания мозгов» бывшим гражданам ГДР.

Невольно думается, а не попал под действие этой операции и другой советский германист – В.В. Путин. Отвечая на один из вопросов «Прямой линии», господин президент сказал следующее: «Что касается меня, то вы знаете, всегда человек принимает решение в критической ситуации, исходя из всего жизненного опыта и из ценностных установок. Вы знаете, что моё первое место работы был КГБ СССР, внешняя разведка, и нас там воспитывали определённым образом: это воспитание заключалось в абсолютной преданности своему народу и государству». Странно, что при этом он не подчеркнул, что речь-то идёт об абсолютной преданности советскому народу и советскому государству, СССР. А ведь, надо полагать, что и клятву советского офицера на эту «абсолютную преданность» давал? Вот, ведь, какой ключевой вопрос возникает при этих словах президента: «Если вы давали такую клятву, то как вам живётся после того, как вы её нарушили?» Этот вопрос, к сожалению, не прозвучал, но это не означает, что его вообще не существует. Может быть, когда-нибудь бывший советский офицер КГБ, а ныне господин президент соблаговолит на него ответить. Ждём-с.

Из других вопросов моё внимание обратило обращение к Путину инвалида-колясочника Амангельды Ахметова из Омска. Он попросил помощи в получении жилья, президент обещал помочь. Надо полагать, что поможет. Но мне вспомнилась история другого инвалида-колясочника, из деревни Ореховка Истринского района Подмосковья, с которым я познакомился летом 2003 года. У этого человека, всю жизнь проработавшего в совхозе, заболела нога. Требовалась операция по замене какого-то сосуда. В известном клиническом институте МОНИКИ операцию обещали сделать, но попросили заплатить 400 долларов. Таких денег он не нашёл – ногу отрезали бесплатно. Через какое-то время эта историю повторилась со второй ногой – её отрезали тоже бесплатно.

Я вспоминаю, что именно в этом институте, МОНИКИ, в советское время прооперировали литовскую девочку Расу, пришили ей отрезанные сенокосилкой ступни обеих ног. Бесплатно. Вот и прочувствуйте разницу, господин президент, а уж потом и критикуйте Ленина и большевиков. И учтите, что им удалось вырвать народ из той империалистической бойни, в которую его бросили царские сатрапы и пытались удержать деятели буржуазного правительства.

(PDF) Национальное самоопределение в понимании Ленина и большевиков

34 РУДОЛЬФ А. МАРК

была зоной, где    

друг друга и где местное сопротивление было организовано

басмачами. Также участвовали Афганистан и бывшие страны.         9

          

Народная республика и народная республика Khamezm но в

тем временем оба лежали в основе непрекращающихся попыток коммунистических групп

превратить эти страны в социалистические республики, которые были

   9 9 9 9 9 9 9 9 9

и свобода в 1924 году, когда они были включены в состав СССР

  9 9 9 9  

выполнено – вошли в состав РСФСР. 4 2 За год до

интеграции Сталин разъяснил причины, по которым эти среднеазиатские

  

из наиболее важного региона

  

проживало множество народностей Востока, и географически

находился в самом центре этого Востока,

которая эксплуатируется больше всего и в которой накоплено наибольшее количество взрывчатых веществ           9 9 9 9

                   

республика, удобный форпост для разжигания революции на Востоке.43

Однако были вопросы, как реинтегрировать эти регионы,

и в какой форме должно быть закреплено право на самоопределение.

Как и прежде, партия разделилась по этому вопросу. Сталин, люди

комиссара национальностей, поддерживаемых другими ведущими коммунистами

  i. е. укрупнение РСФСР как унитарного  

нациям и народностям.Ленин, однако, был за федеративное решение

, по крайней мере пока. По его мнению, автономия

   

национальных единиц. Термин, использованный в сталинском плане, «присоединение» (присоеди-

42 Подробнее см. Каррер д’Анкосс: «Национальные республики теряют свою

независимость», Средняя Азия. 130 лет, стр. 254–257; М. , Абдуллаев, Ss agzam-

   turk turk turk turk turk turk turk turk    ukestan v Nachale XX VEKA: K ISTORII ISTOKOV

Natsional’noi nezavisimosti         when, когда

Советский Союз, стр. 68–77; Беннигсен; Броксап, Исламская угроза, стр. 41–42.

43      9

 Сочинения, 5, с. 329.

Heruntergeladen von Brill.com01/11/2020 12:47:50

в свободном доступе

Русская революция 1917 года, коммунизм, холодная война

Русский Революция 1917 года, Коммунизм, Холодная война

 

Русская армия была самой многочисленной в Европе, она победила Наполеона, но она была плохо обучены, недостаточно снабжены, неадекватно оснащены и неподготовлены. Солдаты-крестьяне в русских армиях потеряли волю к бою и начали пустыня. Царю пришлось иметь дело с внутреннее недовольство и внутреннее сопротивление. Был боевой труд движение и бунтующее городское население. Горожане справились с инфляция и аграрная нехватка продовольствия, зерна и топлива.

В Революции 1905 года царя Николая II священник, отец Гапон возглавил марш протеста из десятков тысяч рабочих над условиями в Санкт-Петербурге.Петербург. 22 января, 1905 г. войск открыли огонь по толпе, убив сотни людей в «Кровавое воскресенье». Рабочий забастовки и феодальные крестьянские восстания требовали перемен. Царь обещал реформы и Думы, представляющей все классы. Была избрана Дума (парламент), которую правительство бойкотировало. Марксисты, призывавшие к революции. Распутин, «сумасшедший монах». оказал влияние на жену царя Александру, заявив, что вылечил единственную царскую болезнь. сын гемофилии. Распутин был убит, а царь отложил реформы.

В феврале 1917 г. в Петроградских , ныне Петербургских силах восстали на Интернационал женщин. День 23 февраля. Организованное шествие работниц, матерей и жен. требовал еды, топлива и политической реформы. Демонстрации и забастовки прокатился по стране. На массовой забастовке царь Николай II послал полицию и армию, чтобы остановить бунт. 60 000 петроградских солдат подняли мятеж и присоединились к бунт. Николай II  отрекся от престола престол 2 марта.

После свержения царского самодержавия два центра власти появился. Временное правительство года во главе с лидерами в Думе (парламенте) состояло из среднего класса либералы. Керенский возглавил временный правительство, искажающее недовольство низших классов. Новый государственное устройство было создано в соответствии с конституционным порядком. Он создал общенациональные выборы в учредительное собрание для предоставления и обеспечения гражданского свобод, освободить политических заключенных и перенаправить власть в руки местных должностные лица.Другим центром силы были советов, местных советов , избираемых рабочими и солдатами. Советские советы утверждали, что быть настоящими представителями народа.

Лев Троцкий утверждал, что является законной политической властью в России. Он настаивал на социальных реформах, перераспределение земли и переговоры об урегулировании с Германией, чтобы выйти из войны. То временное правительство отказалось покинуть союзников или признать поражение в военном отношении.Война была непопулярной и неподдерживаемой. Многие покинули армия. Переходное, временное правительство пребывало в хаосе.

Большевики , мажоритарная ветвь российского социал-демократического движения свергли временное правительство. Марксист руководство российской социал-демократии предприняло революционные шаги в направлении социализм. Большевики, радикальные представители большинства, выступали за централизованная партия активных революционеров. Только революция привела бы непосредственно к социалистическому режиму.Меньшевики, представители меньшинства, хотелось социализма постепенно.

В Русская революция 1917 , Большевики-революционеры руководство было Владимир Ильич Ульянов , или Ленин , член среднего класс, исключенный из университета за участие в радикальной деятельности, и провел три года политзаключенного в Сибири. С 1900 по 1917 год он писал как изгнание на западе Европа.

Ленин считал, что развитие российского капитализма совершило социалистическую революцию. возможно. Большевикам нужно было организовать новый класс промышленных рабочие, чтобы принести революцию. Заводские рабочие нуждались в партийном руководстве, чтобы достичь цели революции. Русская революционная традиция и Марксизм мог достичь своих целей сразу. Большевики требовали прекращение войны с Германией и Австрией, улучшение условий труда и жизни условия для рабочих и перераспределение аристократической земли в пользу крестьянство.

Ленин осуждал империалистическую военную политику и выступал против буржуазии. правительство. Он призвал к «миру, земле и хлебу сейчас» и «Вся власть Советам», получив поддержку большевиков от рабочих, солдат и крестьян. Безработица, голод и хаос в России — власть большевиков поднималась быстро. Ленин и большевики напали на временное правительство и Winter Palace   25 октября 1917 г. Они выступили против всех политических конкуренции, начиная с Советов, и изгнанных оппозиционных партий, создание нового большевистского правительства.

Когда большевики не получили большинства на выборах, они разогнали Учредительное собрание силой, и ленинские большевики правили социалистической Россией и Советским Союзом как однопартийная диктатура. Крестьяне по праву завладели землей, которую они обрабатывали поколениями. их. Большевики передали дворянские земли крестьянам. Большевики национализировали банки и передали рабочим контроль над фабриками.

Вывод России из войны, отдельный договор г. с Германия была согласована Троцким, и подписана в Брест-Литовск в марте 1918 г. Большевики сдали русским сельскохозяйственные территории Украины, Грузии, Финляндии, Польши, Прибалтики. Договор положил конец роли России в боевых действиях, сохранив коммунистический режим от немецко-фашистского военного поражения.

Революция позволила немцам выиграть войну на Восточном фронте. Социалисты держали власть в стране, которую многие считали отсталой. То Русская революция, «десять дней, потрясших мир», была политические преобразования, предопределившие будущую революционную борьбу. Большевик захватом г. в октябре 1917 г. начались революционные события в России. Под руководством Ленина Большевики захватили внутреннюю политическую власть и вышли из войны. Это поляризовало российское общество и спровоцировало гражданскую войну . То враги большевиков, связанные со свергнутым царским режимом, начали нападать на новое правительство. Известные под общим названием « Белых ». противники большевиков имели общую цель убрать « красных » от власти. Белая военная сила исходила от реакционных монархистов, старое дворянство, временное правительство и анархисты, или « Зеленые » которые выступали против всей централизованной государственной власти и присоединились к белым.

США, Великобритания и Япония угрожали интервенцией. за пределами поддержка белых не представляла угрозы для большевиков, использовавших вмешательство как пропаганда, утверждающая, что белые помогали иностранным державам в вторжение в Россию. Большевики не доверяли капиталистические мировые державы, которые, с марксистской точки зрения, естественно выступил против существования первого в мире «социалистического» состояние.

В конечном итоге большевики выиграли гражданскую войну, получив большую поддержку и признание со стороны населения, и были лучше организованы для гражданской война.Большевики быстро мобилизовались для борьбы. Лев Троцкий стал новым военным комиссаром, и его Красная Армия численностью 5 миллионов разгромила белые армии в 1920 году и подавила Националистические восстания 1921 года. Страна пережила миллион боевых действий. жертв, несколько миллионов смертей от голода и болезней, вызванных гражданскими война, от 1 до 300 000 казней и постоянная ненависть между этническими меньшинствами порожденные варварством войны, ожесточившей общество при новом большевистский режим.

Гражданская война сформировала большевистский экономический «социализм». Принимая власть в 1917 году Ленин рассчитывал создать государственный капиталистический строй, который напоминало успешную европейскую экономику военного времени. Большевики взяли контроль над крупной промышленностью , мелкой частной экономической деятельностью, банковское дело и весь основной капитал, и пусть сельское хозяйство продолжается. Гражданская война подтолкнула их к радикальной экономике военного времени, известной как «война  годов». коммунизм .«Большевики реквизировали зерно у крестьянство, занимавшееся частной торговлей ширпотребом и «спекуляцией» нелегальные, военизированные производственные мощности и упраздненные деньги. Эти меры были реакцией на неподконтрольные экономические условия.

Радикальные большевики считали, что военный коммунизм заменит капиталистическую систему. который рухнул в 1917 году. Хотя военный коммунизм просуществовал во время гражданской войны, война опустошила русскую промышленность и опустошила население городов Москвы и Киева. Массы городских рабочих поддержка большевистской революции, занятость в основных отраслях промышленности уменьшилась, оставляя меньше рабочих, остающихся на работе. Промышленное производство упало. Военный коммунизм был разрушительным для сельское хозяйство. Крестьяне захватывали и перераспределяли дворянские земли и держали мелкие земельные участки под двадцать соток. Реквизация зерна и запрет всех частная торговля зерном привела к голоду 1921 года, унесшему 5 миллионов жизней.

Городские рабочие и солдаты росли недовольны большевиками.То Обещание социализма и рабочего контроля обернулось военным диктатура. В 1920 году вспыхнули забастовки и протесты, но большевики подавил «народные бунты». Большевики не хотели терпеть и подавлять любое внутреннее инакомыслие.

Большевики отказались от военного коммунизма по экономическим и политическим причинам. разрушенное войной хозяйство. В 1921 году Новая экономическая политика , (НЭП) вернулся к государственному капитализму после революции. Штат продолжал владеть всеми крупными промышленными и денежными концернами. Ленин звонил это «командные высоты» экономической системы. Люди были разрешено владеть частной собственностью, свободно торговать и обрабатывать свою землю для своих собственная выгода. На крестьянство были наложены твердые налоги, и какие крестьяне выросли за пределы налогового требования было их.

Николай Бухарин был марксистом, выступавшим за обложение частной крестьянской хозяйственной деятельности налогами в целях индустриализации СССР.Крестьян поощряли к «обогащаться», чтобы их налоги могли поддерживать городские индустриализация и рабочий класс. Для Ленина НЭП был «одним шаг назад, чтобы сделать два шага вперед». успешное восстановление сельского хозяйства. Урожаи 1924 года были богатыми. «золотой век русского крестьянства».

Земля была перераспределена, чтобы уравнять богатство между богатыми и бедных. Традиционная сельская местность крестьян общины производства достаточно зерна, чтобы прокормить страну с помощью примитивных методов ведения сельского хозяйства. Промышленные товары должны были производиться достаточно дешево, чтобы приносить пользу городу. рынки. Крестьяне торговали зерном на базаре и сохраняли излишек зерно, их домашний скот и их нелегальные самогонные аппараты. Следовательно, были перебои в поставках зерна в города.

Иосиф Сталин сменил Ленина на посту руководителя СССР и стал одним из самых известных диктаторы всех времен. Политический успех Сталина был в партии конфликты. Начата разработка программы социально-экономических преобразований. до модернизировать нацию.«Революция сверху» была самая быстрая социально-экономическая трансформация модернизация в любом нация.

Сталин был бесспорным диктатором СССР. Его настоящее имя Иосиф Джугашвили, большевик. из кавказского народа Грузии. Отвергнув священство, он участвовал в революционной деятельности и провел годы в сибирской ссылке до Русская революция. Он был членом большевистской партии во время Русская революция.Сталин был выдающимся политическим стратегом во внутренних делах. партийной политики после смерти Ленина в 1924 г.  Он отодвинул на второй план свою большевистскую противники партии, Троцкий и Бухарин, которые поддерживали ленинский принцип коллегиальности руководства в верхах правящих кругов, последовательно изолируя и изгоняя их.

Под влиянием страха отстать от Запада и новой мировой войны Сталин План 1927 г. заключался в том, чтобы активизировать и увеличить темпы индустриализации. Он началась форсированная индустриализация и тотальная коллективизация сельское хозяйство .В 1928 году Сталин приказал чиновникам начать реквизицию. зерна на Урале и в Сибири. Вскоре он применил возрождение военного коммунизма к вся страна . В 1929 году он объявил сплошную коллективизацию. Крестьяне отказывались от приусадебных земель и присоединялись к колхозам при поддержке государство, где крестьяне работали наемными работниками.

Крупномасштабные восстания требовали военного вмешательства и артиллерии. Крестьяне сопротивлялись насильственной коллективизации, убивая свой скот. вместо того, чтобы передать его фермам.Сталин начал атаку на kulaks , хорошо делать колхозники, что означает «скупые -те». Кулаки жили не лучше, чем их соседи, и этот термин использовался для противники коллективизации.

1,5 миллиона крестьян были выселены, их имущество конфискованы и переселены в негостеприимные уголки советского востока и севера или  на бедные сельскохозяйственные угодья. Их земли и владения распределялись между колхозами или местными чиновниками, настроенными на ликвидацию процесс кулаков как класс .«Принуждение к коллективному фермы или изгнание продуктивных членов общества не производили больше еда. Голод бессмысленно распространился по южному региону, Самый продуктивный сельскохозяйственный регион России. Единственный голод в наше время произойти без естественных причин стоит от 3 до 5 миллионов жизней. Голод пострадавшие регионы были изолированы и позволяли людям голодать, в то время как У большевиков были запасы зерна в других частях страны, которые продавались за границей для валюты и запасы на случай войны. Сопротивление советскому власть больше никогда не возвращалась, но государство было вынуждено обходиться без мелких частных много о! ! земля крестьянину семей, которые обеспечивали 50% урожая страны из небольшой доли земля.

Коллективизация предоставила ресурсы для сталинской «революции от выше: «быстрая кампания форсированной индустриализации, первый Пятилетний план 1928-1932 гг. предусматривал индустриализацию в один из самых ошеломляющие темпы экономического роста в современном мире.Промышленная продукция и темпы роста значительно увеличились во времена великого экономическая депрессия 1929 года на западе Большевики строили новые производства в новых городах. Завод по производству стали города могли соперничать со всем, что было построено на Западе. Стремление к индустриализации изменили урбанизированный ландшафт и население страны.

В начале 1930-х гг. города Москва и Ленинград увеличились вдвое. в России возникали новые города.Городское население выросло с 25 до 56 миллионов, когда СССР стал городским, промышленным общество. Проекты быстрой индустриализации осуществлялись с тюрьмой труда в лесной и горнодобывающей промышленности. Система трудовых лагерей , ГУЛАГ стал центральным элементом сталинской экономической системы. Люди были арестованы и отправлены в концлагеря. Армия заключенных использовалась на опасных работах по индустриализации. То Москва-Беломорканал  был построены без использования техники и вырыты вручную.В течение строительства многие погибли. Его бомбили во время Второй мировой войны.

Тяжелая промышленность отдавала предпочтение легкой, а ее количество превосходило качественный. Сталинская индустриализация превратила СССР из аграрной страны в мировую. промышленная мощь за несколько лет. Сталинская революция произвела изменения. Рабочий класс, населявший города, состоял из сельских крестьян. в сочетании с городской культурой. Женщины вошли в городскую рабочую силу в огромном цифры 1930-х гг.На смену радикальному модернизму 1920-х пришел «социалистический реализм», социализм в искусстве. большевистские активисты продвигал утопическое семейное общество для создания нового пролетариата. Были государственных дотаций и поддержки матерей, но советские женщины были вынуждены нести «двойное бремя» поддержки семьи и наемного труда.

Сталинские репрессии в «Большом терроре » 1937-1938 гг. миллион человек погибло, и еще один миллион с половиной в трудовых лагерях.У Сталина была личная диктатура, посредством которой он устранил враги реальные и воображаемые государства. Нацелены на категории внутренних были видны враги советского общества, бывшие и действующие политические деятели жертвы. 100 000 членов большевистской партии были исключены и приговорены к тюрьма или казнь. Высокопоставленные партийные деятели были разоблачены, осуждены в устроили показательные процессы, а потом расстреляли. В 1937 году 40 000 офицеров были арестованы и 10 000 расстреляны.

Сталин выдвинул новый, молодой кадр чиновников, обязанных своей карьерой и живет Сталину лично. Этнические группы подвергались преследованиям и подозревались в трансграничные контакты, которые представляли угрозу безопасности Сталина. Было арестовано и расстреляно от 2 до 300 тысяч кулаков, мелких уголовников и социальных изгоев. Террор был диктаторской властью Сталина и личным контролем над общественным и политической жизни в России. Террор был результатом Личная паранойя Сталина. Сталинская революция переупорядочил политику, экономику и общество. Собственное производство и торговля была упразднена. Заводы, шахты, железные дороги и коммунальные службы находились в собственности государства.Магазины были либо государственными предприятиями, либо кооперативы. Реформа и национальный стандарт здравоохранения и образование было выше. Общество стало более промышленный, городской и современный.

Коммунизм используется в экономическом и политическом смысле. Это значит, в экономическом отношении собственность государства на все средства производства и распределения, а в политическом плане — диктатура, не допускающая никакой свободы. выборы конкурирующих партий. В России прошли выборы, но в них участвовали только кандидаты от коммунистов. имеющий право.

В первый период коммунизма, между 1917 и 1921 годами, был полный коммунизм. учредил. Земля была национализирована и отдана в пользование народу, а не чем владеть. Предприятия и банки были национализированы. Фабрики были контролируется советами. Шла борьба рабочего класса. То диктатуре пролетариата принадлежали интеллигенция, средний класс и верующие. в свободном предпринимательстве диктаторски устранены. Диктатура рабочие ликвидировали все буржуазные идеи.Тогда было бесклассовое общество. достигнуто.

Второй период, 1921-1928 гг., начался НЭП или новая экономическая политика ограниченного капитализм. Третий период, с 1928 года, начался с колхозов и Планы промышленной модернизации на 5 лет.

Холодная война началась в конце Второй мировой войны. Отношения союзных держав занимались вопросами власти и влияния в центральной и восточной Европа. После войны отношения стали отношениями взаимного недоверия и конфликт.США и Советский Союз быстро сформировали центры двух имперские блоки влияния и соперничества.

Советский Союз на переговорах военного времени в Ялте и Тегеране настаивал на том, что он претендует на контроль Восточный Европа, признали западные лидеры. В гостях Москва в 1944 году Черчилль и Сталин встречались и торговались сферами влияния и судьбой свободных нации. Сталин не доверял западному руководству и считал, что сделки с Западом были бесполезны.

Сталин породил осадный менталитет авторитарного советского режима. Каждый был потенциальной угрозой или врагом государства. иностранный политика была антизападной политикой. Промышленные потери и опасения Советов вторжения означало, что они хотели политического, экономического и военного контроля над Страны Восточной Европы, которые они освободили от нацистского господства.

Советы с подозрением относились к своим союзникам военного времени, помня об американцах и Британский антикоммунизм между мировыми войнами. советское дипломатическое давление, политическое проникновение и военная мощь в Восточной Европе установили «народное республик», симпатизирующих России в стране за страной. Коммунистические коалиционные правительства возникли в штатах, где одна партия взяла власть в свои руки. ключевые позиции власти.

Уинстон Черчилль заявил, что « железный занавес опустился на всю Европу». Правительства, зависимые от Москвы, к 1948 году были созданы в Польше, Венгрии, Румынии, Болгарии и Чехословакии. упоминается как Восточный блок .Грецию раздирала гражданская война до 1949 года, но военная помощь Великобритании и Америки помогла восстановить монархию. То Советы разгромили коалиционное правительство Чехии во главе с либеральными лидерами Бенешем и Масариком. вызов ялтинской гарантии свободных выборов.

В году Новой холодной войны года Германия разделилась на два враждебных государства: Советская зона стала полунезависимой Социалистической республикой. Французский, Английская и американская зоны образовали либеральное капиталистическое государство, за которым наблюдали западные народы.Западные союзники сливали свои территории, переходя экономические реформы и новая валюта. Советы в ответ блокировали Берлин, чтобы отрезать Западный Берлин от остальной части западной зоны.

« Berlin Airlift » доставлял грузы в западную зону город, прорвав осаду. Две Германии выглядели как вооруженные лагеря. Соединенные Штаты противостояли шагам сателлизации Восточной Европы и блокаде Берлина программами экономического и военная помощь западным Европа. В 1947 году президент Гарри Трумэн провозгласил доктрину Трумэна , согласно которой Советско-американский конфликт был выбором между «двумя путями жизни». Трумэн пообещал поддерживать сопротивление «свободных народов». к проникновению коммунистов и предоставил помощь Греции и Турции.

Холодная война велась СССР для того, чтобы подорвать Запад и установить коммунизм во всем мире. Напряженность холодной войны возникла между США и Советским Союзом после Второй мировой войны. Советы попытались к расширить свое влияние на Западную Европу, а У.S. Политика сдерживания должен был предотвратить распространение советского влияния и экспансии на запад.

Сталин хотел включить всю Германию в состав коммунистической империи, заставив союзников из Берлина и сделал его зону сателлитом под своим контролем. США разрешили активное участие за рубежом удержать Россию в своих границах. Европа была экономически опустошенной мишенью за коммунистическое учение. Европейская программа восстановления (ERP) или План Маршалла был готов предложить экономическую помощь для возрождения европейского экономика.

 

 

Российская поддержка Владимира Ленина достигает пика в преддверии столетия большевистской революции

Российская поддержка Владимира Ленина достигает своего пика по мере приближения столетия его прихода к власти, показал независимый опрос Левада-центра.

Большинство россиян (56%) оценивают роль основателя Советского Союза в истории либо полностью положительно, либо в основном положительно — это самый высокий показатель с тех пор, как «Левада» начала проводить опрос в 2006 году.

На вопрос, какие утверждения о Ленине верны, россияне в основном выбрали положительные. Более четверти (26 процентов) считают, что его будут помнить, хотя и сомневаются, что кто-либо попытается его скопировать, а 23 процента россиян считают, что Ленин направил страну на путь прогресса и справедливости.

Ленин захватил власть в результате большевистской революции в ноябре 1917 года, и историки обычно считают его правление периодом больших репрессий. Он спровоцировал однопартийное коммунистическое правление, которое просуществовало до распада СССР в 1991 году.

Подавляющее большинство россиян также выступили против сноса многочисленных памятников Ленину, обычных для бывшего коммунистического мира. Многие соседние страны, включая Украину, проводят политику удаления бесчисленных посвящений Ленину и другим советским иконам.

Только 14 процентов респондентов в опросе заявили, что согласны с такой политикой, в то время как огромные 79 процентов придерживаются противоположного мнения.

В вопросе, что делать с телом бывшего вождя, россияне разделились больше.Забальзамированное тело Ленина выставлено на Красной площади в Москве. Однако в опросе Левады 50 процентов россиян высказались за то, чтобы его похоронили, хотя и не смогли договориться, где именно.

Из этой группы 32 процента считают, что место для могилы Ленина будет за стенами Кремля, а 26 процентов считают более подходящим местом петербургское Волково кладбище, где похоронены его мать и сестра. Лишь 31 процент поддержали то, чтобы Ленин упокоился в мавзолее.

Российское правительство обнародовало несколько планов о том, как оно планирует отметить столетие Ленинской большевистской революции.В декабре президент России Владимир Путин приказал официальным лицам подготовить публичное освещение событий 1917 года, хотя Кремль сообщил мало подробностей о том, насколько заметной будет роль Ленина в повествовании.

Сам Путин в последние годы высказывал критические взгляды на Ленина, заявив в прошлом году, что идеологические убеждения Ленина и стремление к глобальному распространению коммунизма ведут к «разрушению Советского Союза».

Ленин готовит большевиков | SocialistWorker.org

ФЕВРАЛЬСКАЯ Революция 1917 года свергла династию Романовых и заменила ее двумя конкурирующими правительствами.

Первое, Временное правительство, представляло собой ad hoc формирование, населенное крупными землевладельцами и богатыми капиталистами. Князь Львов, представитель аристократии с известной гуманитарной репутацией, принял титул президента, а Александр Керенский, радикальный юрист и член партии эсеров, стал министром юстиции, что придало «радикальному» виду правительство.

Львов пользовался поддержкой военного начальства, господствующих классов, широких слоев интеллигенции и наиболее консервативных слоев рабочего класса и крестьянства.

С другой стороны, Совет рабочих, солдатских и крестьян представлял все категории городских рабочих, окопных солдат и широкие слои крестьянства.

В то время как Временное правительство опиралось на законную власть царского совещательного (т. е. бесправного) законодательного органа, избираемого очень ограниченным голосованием, делегаты в советы избирались непосредственно и немедленно отзывались.

Хотя это и не было очевидным для всех причастных к этому, но эти две формы правления были по существу несовместимы — из-за крайнего противоречия между потребностями господствующих классов в наживе и войне и желаниями угнетенных классов в земле, хлебе и мир.

Русская революция 1917 года в значительной степени развернулась из-за вопроса о том, какая половина этого «двоевластия» заменит другую, и из-за отношения различных политических партий к этому противостоянию.


Консервативные и либеральные партии, доминировавшие во Временном правительстве, поняли, что советы слишком могущественны, чтобы просто желать их прекращения. А военные репрессии, которые царь применил во время революции 1905 года для уничтожения советов, были невозможны, потому что очень многие солдаты смотрели на рабочие советы как на свое законно избранное правительство.

Таким образом, они выжидали, надеясь, что революционная волна откатится назад и даст им возможность кооптировать или подавить советы. Между тем они делали все возможное для продолжения участия России в Первой мировой войне, защиты помещиков и ограничения силы движения промышленных рабочих.

Серия

Русская революция

В 2007 году «Социалистический рабочий» отметил 90-летие русской революции 1917 года годовой серией публикаций, посвященных ее ходу и последствиям.

. Социалисты-революционеры (эсеры) — широкая партия, в которую входили зажиточные крестьяне, профессионалы, студенты и рабочие, низшие военные чины и особенно основная масса мобилизованных крестьян-солдат, — были глубоко расколоты.

С одной стороны, Керенский вошел во Временное правительство, и вскоре за ним последовали другие лидеры эсеров. С другой стороны, эсеры имели большинство в советах сразу после их образования.

Эсеры надеялись, что Временное правительство в конце концов положит конец войне, которую они до этого момента «критически поддерживали», и проведет своего рода земельную реформу, а также гарантирует всеобщее избирательное право и демократические выборы.

Меньшевики (более умеренное крыло российского социалистического движения) сначала отказывались войти во Временное правительство и были очень широко представлены в советах, особенно в рабочих.

У них тоже был ряд мнений по поводу двоевластия — от надежды на то, что эти два учреждения могут функционировать как своего рода объединенное правительство с верхней и нижней палатами, до более радикального крыла, которое надеялось, что советы смогут заставить Временное Правительству положить конец войне и провести значимые реформы.

Одни меньшевики стояли за продолжение войны «оборонительно», другие — за ее немедленное прекращение. Все они поддерживали такие реформы, как восьмичасовой рабочий день, но считали, что буржуазия должна естественно управлять Россией, в то время как рабочий класс останется радикальной (или лояльной) оппозицией.

Разделились и большевики (радикальное крыло российского социалистического движения).

Некоторые руководители, такие как Иосиф Сталин и Лев Каменев, и многие рядовые члены относились к Временному правительству так же, как к левому крылу меньшевиков.

То есть они не доверяли Временному правительству ни прекращения войны, ни проведения реформ, видели в нем представителя господствующих классов и были категорически против того, чтобы стать его членами.

Однако они не выступали за то, чтобы Советы пришли к власти. В газете большевиков Сталин и Каменев дошли до того, что заявили, что большевики будут «защищать» Россию в войне против Германии. Многие другие из 25 000 членов большевистской партии увидели в этом уступке власти правительства князя Львова предательство.


Лидер большевиков Ленин вернулся в Россию из ссылки 3 апреля и сразу же представил расколотой большевистской партии радикально новую политику.

Свои тезисы он выдвинул на небольшом собрании руководящих членов большевистской и меньшевистской партий 4 апреля, и они впоследствии были напечатаны в газете «Правда» . Это выдержки из основных пунктов:

— Война… при новом правительстве Львова и К° несомненно остается со стороны России грабительской империалистической войной в силу капиталистической природы этого правительства. …[Б]ез свержения капитала невозможно закончить войну подлинно демократическим миром, миром, не навязанным насилием.

Страна переходит от первого этапа революции, — которая, благодаря недостаточной сознательности и организованности пролетариата, отдала власть в руки буржуазии, — ко второму ее этапу, который должен поставить власть в руках пролетариата и беднейших слоев крестьянства.

Нет поддержки Временному правительству; необходимо разъяснить полную ложность всех его обещаний.

Признание того факта, что в большинстве Советов рабочих депутатов наша партия находится в меньшинстве… Надо показать массам, что Советы рабочих депутатов являются единственно возможной формой революционного правления и что поэтому наша задача… дать терпеливое, систематическое и настойчивое объяснение ошибок их тактики, объяснение, особенно приспособленное к практическим нуждам масс.

«Апрельские тезисы» Ленина подверглись нападкам со стороны всех консервативных и либеральных партий. Но враждебность, с которой их встретили эсеры и меньшевики, обнажила пропасть между ленинским взглядом на социалистическую революцию, основанную на самоосвобождении рабочих и беднейших крестьян, и видением демократического капитализма, основанного на разделении власти между помещики и крестьяне, офицеры и солдаты, начальники и рабочие.

Даже большинство руководителей большевистской партии не решались принять идеи Ленина. Тем не менее в течение нескольких недель политика Ленина победила большевиков сверху донизу.

Историки часто приписывают этот быстрый разворот предполагаемому диктаторскому контролю Ленина над партией. Правда состоит в том, что Ленин излагал свои идеи в партийной печати, затем отстаивал их на ряде собраний и, наконец, на делегированном партийном съезде в конце апреля.

Тот факт, что большевистская партия изменила свою линию, безусловно, во многом был обязан престижу Ленина; однако гораздо больше он был обязан предательской политике Временного правительства и подлинно революционным убеждениям подавляющего большинства большевистского руководства и рядовых членов.

Увлеченность новой тактикой Ленина показала также глубину большевистских корней среди солдат и рабочих. Возможно, некоторые партийные руководители могли вообразить, что между Временным правительством и советами можно уладить мирным путем, но для солдат окончание войны было буквально вопросом жизни и смерти.

А для рабочих массовое сокращение заработной платы, военная дисциплина на фабриках и полное отсутствие профсоюзных прав были проблемами, которые нельзя было откладывать на будущее.

Таким образом, к концу апреля большевики прекратили свои первоначальные колебания и ясно выделились как единственная серьезная политическая партия с планом основных требований, побудивших Февральскую революцию — «Земля, хлеб и мир».

Как и ожидал Ленин, этот радикальный отход нажил большевикам множество врагов среди других радикальных партий и сделал их уязвимыми в сознании многих рабочих и солдат, только пробуждавшихся к политической жизни, для обвинений в «безрассудстве». »

Однако по мере того, как война затягивалась, экономика ухудшалась, а кризис в деревне обострялся, вероятным решением стало свержение правящего класса, виновного в беспорядке.

Вместо того, чтобы сузить число большевиков, «терпеливое разъяснение» откровенно революционных планов партии стало привлекать все больше и больше рабочих и солдат. К маю число большевиков превысило 100 000 человек, в то время как другие радикальные партии застопорились или начали разлагаться и раскалываться между собой.

Впервые эта статья появилась в номере журнала «Социалистический рабочий» от 13 апреля 2007 г.

Обсуждение большевизма — даже не прошлое

Эндрю Стро

В ХХ веке коммунизм приобрел много разных лиц. В Советском Союзе это стало известно как большевизм. Названный в честь политической партии, возглавляемой Владимиром Лениным, которая победила соперничающую меньшевистскую партию в Октябрьской революции 1917 года, большевизм стал официальной политической догмой Советского Союза на десятилетия вперед. Внутренний отклик на революционную доктрину Ленина вдохновил почти столетнюю историческую литературу. И все же остается один вопрос: как другая страны во всем мире понимали и реагировали на то, что казалось особенно советской разновидностью коммунизма?

На плакате изображен большевик, опирающийся на карту Европы и поджигающий Баварию. Текст ниже гласит: «Большевик идет! Выгнать его в день выборов! Баварская народная партия». (Предоставлено Библиотекой Конгресса)

Эндрю Стро, докторант Техасского университета в Остине, написал «Дискуссию о большевизме», чтобы ответить на этот самый вопрос.Хотя даже Сталин сомневался в актуальности этого термина еще в 1952 году, один взгляд на первичную и вторичную литературу со всего мира в течение двадцатого века показывает, что, хотя этот термин может показаться устаревшим сейчас, понимание того, что означал большевизм, как он использовался, и почему у людей была такая сильная реакция на это, имеет решающее значение для понимания истории двадцатого века. Тот факт, что Советский Союз был единственным официальным большевистским государством, никоим образом не ограничивал идею большевизма СССР.В конце концов, сам большевизм берет свое начало от транснациональной диссидентской группы в европейском изгнании, на членство в которой претендовал сам Ленин. После большевистской революции большевизм вступил в идеологические дебаты на мировой арене. Сторонники представили его как альтернативу западным целям и принципам Запада. Обсуждение большевизма показывает, что международное сообщество со всех точек зрения политического спектра относилось к нему серьезно: недоброжелатели клеветали на его насильственные эксцессы, а его сторонники превозносили его расшатывание имперских сил и быстрые перемены.

Ленин возглавляет Октябрьскую революцию в пролетарской рабочей кепке на первой полосе номера «Правда» от 22 января 2009 года. Статья на первой полосе озаглавлена ​​«О кризисе», имея в виду недавнее распространение акций протеста «Захвати Уолл-Стрит» в городах по всему миру. В сопроводительном тексте говорится, что безработные в путинском русском языке (безработица достигла почти 20% в некоторых областях) созрели для коммунистической революции и призывает всех неравнодушных принять участие в коммунистическом митинге, который состоялся 31 января в Москве.

Ниже на странице фотография дореволюционных русских рабочих стоит рядом с изображением ныне безработных москвичей, чтобы подчеркнуть эту мысль. Кроме того, в газете есть листовка к демонстрации, на которой видны сжатые кулаки рабочих.

Мао Цзэдун был одним из выдающихся лидеров 20-го -го -го века, и путь, ведущий к его успешной консолидации власти в Китайской Народной Республике, был сильно пронизан большевистской идеей радикального революционного прорыва и тактикой партизанской войны.Мао твердо верил, что потенциальная революционная ситуация существует в любой стране, где правительство постоянно не выполняет своих обязательств по обеспечению хотя бы минимально достойного уровня жизни. Хотя партизанская война определенно существовала до большевизма, Мао вдохновлялся большевистским антиимпериализмом, революционным самоопределением колонизированного населения и участием гражданского населения. Литература Мао по военной стратегии во многом основывалась на ленинском труде «О партизанской войне» , в котором цитировались как политические идеи Ленина, так и военная тактика, и разделялось убеждение в неизбежности «народной» революции.Более того, даже западные военные считали Ленина ключевой фигурой в марксистских революционных тенденциях, потому что считали, что «только когда на сцену вышел Ленин, партизанская война получила мощную политическую инъекцию, которая должна была коренным образом изменить ее характер.

Но, несмотря на влияние, Мао не придерживался требований Москвы, призывающих к пролетарской революции, а вместо этого считал, что революционный потенциал Китая полностью скрыт в крестьянстве. Мао «знал крестьян, доверял им и правильно оценивал их революционный потенциал. По крайней мере, так казалось Сэмюэлю Б. Гриффиту, который в 1961 году написал предисловие к своему переводу книги Мао о партизанской войне. Хотя Культурная революция и коллективизация Мао позже нанесли огромный ущерб сельской местности, его первоначальное использование крестьян контрастировало с недоверием и пренебрежением Ленина и особенно Сталина к русскому крестьянству. Взгляды Мао были таким источником разногласий между ним и Кремлем, что Москва даже санкционировала попытку Чжоу Эньлая и группы, известной как «28 большевиков», которые пытались заменить Мао в 1934 году.Эта напряженность останется и только перерастет в китайско-советский раскол во время холодной войны.

Посетите домашнюю страницу аспиранта Эндрю Стро.

Техасский университет в Остине – исторический факультет

(профессор: Джереми Сури)

Фото:

Чжоу Чжэньбяо, «Маркс. Слава идеологий Мао освещает новый Китай», Пекин, 1952 г.

People Fine Arts через Библиотеку Конгресса

Чему научилась Коммунистическая партия Китая у Ленина

На этой неделе, после нескольких месяцев фракционной борьбы, председатель КНР Си Цзиньпин и его коллеги созовут 19-й съезд Коммунистической партии Китая. В конце конклава Си войдет в огромный зал в Большом зале народных собраний в Пекине в окружении новых правителей Китая.

Си и его коллеги возглавляют бюрократию, которая управляет экономикой, вооруженными силами, пропагандистским аппаратом и органами безопасности Китая. Но в данном случае они предстанут в своем самом важном качестве: в качестве членов Постоянного комитета Политбюро, высшего руководящего органа Китая. Эта группа будет управлять Китаем до следующего партийного съезда в 2022 году.

Для партийных лидеров эта неделя знаменует собой еще одно полувековое пребывание у власти. Но это также принесет другую годовщину, которую Пекин встретит без лишнего шума. XIX съезд партии приходится на канун столетия большевистской революции в России, движения, приведшего к созданию Советского Союза.

Руководители Китая внимательно изучают советскую историю, а большевики и советское государство, которое они построили, являются одновременно и образцом, и поучительной историей для Коммунистической партии Китая. Воспоминания о распаде Советского Союза — травма от свергнутых статуй, нищие аппаратчики и секретные архивы, открытые для всеобщего обозрения, — укрепляют решимость партийных лидеров сохранить власть.

В 2009 году, когда Си был директором Центральной партийной школы, должность, которая служила ступенькой к вершине, он заказал обширное исследование распада Советского Союза. Его вывод: неспособность Коммунистической партии СССР доминировать над институтами, лежащими в основе ее власти, такими как вооруженные силы, означала ее гибель.«Почему мы должны непоколебимо отстаивать контроль нашей партии над вооруженными силами?» Си спросил аудиенцию на частной вечеринке три года спустя. «Потому что, — сказал он, — это урок, который преподает советский коллапс. Советская Красная Армия была деполитизирована и дезорганизована, став национальным институтом, и поэтому Советская Коммунистическая партия сдала свое оружие. Когда те, кто хотел спасти Советский Союз, выступили вперед, инструмент диктатуры уже выскользнул из их рук».

Эта оценка советской истории помогает объяснить агрессивные действия Си, направленные на укрепление своей личной власти и установление партийного контроля над все большим числом аспектов жизни Китая.В течение последних пяти лет Си развязал кампанию против взяточничества, направленную на свержение лидеров вооруженных сил и служб безопасности, когда-то считавшихся неприкасаемыми, развернул партийные подразделения «дисциплинарной проверки» для задержания и допроса кадров вне судебной системы и заявил, что партия не может быть связана « конституционализм» или «верховенство права», происходящие от государственных, а не партийных институтов. Партийные комитеты и ячейки на заводах, в университетах и ​​в учреждениях самоутверждаются с новообретенным развязностью. На этой неделе партия закрепит эти прерогативы, изменив свой устав и назвав новый Постоянный комитет Политбюро.Си и его коллеги возглавляют крупнейшую и наиболее успешную марксистско-ленинскую организацию в мире, и они полны решимости сделать так, чтобы она оставалась таковой.

Военные делегаты покидают Дом народных собраний в Пекине, октябрь 2017 г.

Томас Питер / REUTERS

КРАСНЫЙ ОКТЯБРЬ

С его обширной сельской местностью и небольшой промышленной базой позднеимперский Китай не казался благодатной почвой для революции городского пролетариата, которую Карл Маркс предсказывал Западной Европе.Ортодоксальный марксизм считал Китай царством смутной, вечной деспотии, плохо подготовленной к революции. До 1917 года Маркса и Владимира Ленина в Китае почти не знали.

Большевистская революция быстро привлекла внимание китайских прогрессивистов. Многие разочаровались в Националистической революции 1911 года, которая смела имперское правительство Китая с обещаниями республиканской демократии, но вместо этого принесла милитаризм. Большевизм предложил другой путь благодаря ленинской модификации марксизма для соответствия реалиям неиндустриальных стран. Как и Китай, царская Россия была в основном сельской, управлялась династическими деспотами и подвергалась посягательствам со стороны иностранных держав. Тезис Ленина о том, что колониальная эксплуатация представляет собой высшую стадию капитализма, нашел отклик у китайцев, возмущенных «зонами иностранных концессий» и неравноправными договорами. Как и обещание советского правительства вернуть царские колониальные владения в Маньчжурии под контроль Китая. Молодые китайские прогрессисты совершали паломничества в Москву, а исследовательские группы по всему Китаю потребляли растущий канон марксистско-ленинской литературы, переведенной на китайский язык.

Ленинизм считал, что авангард профессиональных революционеров может изменить ход истории, используя государственную власть, чтобы подтолкнуть общество к его эволюции к коммунистической утопии — «сияющему будущему», провозглашенному большевистской пропагандой, в котором государство растворится, а рабочие будут контролировать средства производства. Большевики считали, что для этого нужна централизованная власть и безошибочное следование линии партии. Как агенты истории они чувствовали себя свободными от понятий приличия, традиции, религии, верховенства закона и личного достоинства.Ленинские комиссары запустили экстренные программы по пропаганде народной грамотности, правам женщин, электрификации и общественному здравоохранению. Они насильственно экспроприировали собственность и терроризировали так называемых классовых врагов. Веря в неизбежность глобального освобождения пролетариата, они разжигали революцию за границей.

Большевистская революция быстро привлекла внимание китайских прогрессивистов.

В 1921 году под руководством посланного из Москвы агента Коммунистическая партия Китая провела свой учредительный съезд в Шанхае.Присутствовал молодой агитатор по имени Мао Цзэдун. В течение нескольких лет Мао и его товарищи создали районы под названием Су-вэй-ай (Советы) во внутренних районах Китая, где националистическое правительство было слабым и широко распространено недовольство. Поначалу коммунистов мало чем можно было отличить от милленаристских сект, возникших в другие периоды государственного дисфункции в китайской истории. Мао и его коллеги использовали местную религиозную практику для обращения в свою веру среди крестьянства. В поисках новообращенных среди шахтеров в горных районах коммунистические агенты в городе Аньюань выставили напоказ бюст Маркса на паланкине, обычно предназначенном для храмовых богов.

В начале 1930-х годов Мао и его товарищи настаивали на вдохновленной Советским Союзом программе перераспределения земли, прав женщин, массовой грамотности и безжалостного насилия над классовыми врагами, перемежаемых перерывами примирения с националистами. Первая крупная чистка китайского коммунизма, проведенная Мао в 1930 году, была известна как «Разгром антибольшевистской клики». Она унесла десятки тысяч жизней, в том числе несколько сотен офицеров китайской Красной Армии, заклейменных как предатели.Такова была цена прогресса: в статье 1927 года в журнале Бу-эр-сай-вэй-кэ ( Большевик ) один из кадров объяснил, что железная дисциплина и централизованная власть имеют решающее значение для победы революции.

На протяжении 1930-х и 1940-х годов, когда националистические войска и японские захватчики преследовали коммунистов на обширных внутренних территориях Китая, Мао неуклонно укреплял власть, умело используя краткосрочные перемирия и партизанскую тактику. Он заработал репутацию опытного стратега и творческого политического теоретика. В 1945 году идея Мао Цзэдуна, сочетавшая теорию марксизма-ленинизма с практикой китайской революции, была провозглашена путеводной звездой партии. В отличие от многих своих товарищей, Мао никогда не учился за границей и не имел прямого опыта работы в Советском Союзе.Он оттеснил и очистил своих соперников, обученных в Москве, привлекая тех, кто приобрел полезные технические или политические навыки. Коммунисты пережили японское вторжение и гражданскую войну с Националистической партией, чтобы стать единоличными правителями материкового Китая в 1949 году.

Развертывание китайского флага на площади Тяньаньмэнь, октябрь 2007 г.

НАКЛОН В ОДНУ СТОРОНУ

Научившись революции у Ленина, китайские коммунисты научились строительству нации у Иосифа Сталина. В 1950-х годах тысячи советских советников хлынули в китайские министерства, школы и фабрики, оставив свой след на грандиозных фасадах Пекина и предоставив шаблоны для всего, от стиля армейских ботинок до диссидентских руководств тайной полиции. Мао запустил повторение сталинской программы ускоренной индустриализации, экспроприировав огромное количество зерна у крестьян на основе причудливых показателей производства и казнив накопителей как классовых врагов. В гротескном отголоске Голодомора, сталинского голодания Украины в 1932–1933 годах, «Большой скачок вперед» привел к самому смертоносному голоду в истории.

Китай, заявил Мао в 1949 году, будет «склоняться в одну сторону», полагаясь на своего советского «старшего брата», как многие китайцы называли Советский Союз. Тем не менее Мао раздражала советская опека, и медовый месяц сошёл на нет в течение десяти лет. Разоблачение Никитой Хрущевым в 1956 году сталинских чисток и культа личности шокировало Мао, и отношения еще больше испортились из-за разногласий по поводу обмена ядерными и ракетными секретами с китайскими учеными. Советские лидеры назвали Мао неуравновешенным; Мао заявил, что Москва отказалась от истинного марксизма и поддалась ревизионизму.Столкновения вдоль границы Китая с Сибирью в конце 1960-х едва не переросли в войну.

Скрытная группа, стоящая на вершине китайской политики, сегодня остается узнаваемо ленинской.

Хотя Китай Мао Цзэдуна многое заимствовал у Советов, он никогда не был сателлитом, расходясь по стилю и содержанию с примером Москвы. Характерная бойня Мао, Культурная революция, была хаотичной оргией насилия, миром, отличным от тщательно прописанного сталинского Большого террора и показательных процессов 1930-х годов.

Тем не менее, несмотря на свои разногласия, Ленин, Сталин и Мао закончили свою жизнь у власти, поставленные смертью в одно и то же положение: погребенные в хрустальных гробах на центральных площадях своих столиц, окруженные обширными архипелагами трудовых лагерей и бдительные органы безопасности. Все трое объединили свои разрозненные родные земли и утверждали, что освободили угнетенных ценой ошеломляющих человеческих жертв.

БЛЕСТЯЩЕЕ БУДУЩЕЕ

После смерти своих харизматических лидеров китайская и советская революции пошли разными путями.Советский Союз, более промышленно развитый, чем Китай, плыл по морю валютных резервов от экспорта энергоносителей, пока экономический склероз и последствия реформ 1980-х годов не привели к его краху. Коммунистическая партия Китая, иерархия и идеология которой были подорваны травмой Культурной революции, имела больше возможностей для переосмысления. При инициативе Дэн Сяопина построить «социализм с китайской спецификой» китайские руководители изуродовали марксизм почти до неузнаваемости.

Тем не менее, тайный авангард, стоящий на вершине китайской политики, сегодня остается узнаваемо ленинским, как и партия, органы безопасности и пропаганды, которые навязывают его волю. Хотя новые члены Постоянного комитета скорее изменят процентные ставки или отрегулируют импорт сои, чем отдадут приказ о ликвидации землевладельцев, партийное чувство судьбы, абсолютного права протянуть руку вниз и изменить ход истории Китая остается нетронутым. . Его неприятие либеральной демократии порождено не только китайским шовинизмом, но и ленинским презрением к буржуазным тонкостям, таким как верховенство закона, свобода совести и достоинство личности.В глазах партии эта идеология является инструментом: подобно железным дорогам или вооруженным силам, она была успешно китаизирована и теперь служит Китаю лучше, чем когда-либо Советскому Союзу.

Для Си, институционалиста, чей отец был высокопоставленным чиновником, восстановление контроля партии над обществом представляет собой естественный возврат к ее ленинским корням. За последние полвека Си Цзиньпин назначил себя председателем партийных комитетов, отвечающих за многие ключевые портфели, в том числе за кибербезопасность и экономические реформы, отодвинув на второй план правительственных чиновников, которые традиционно выполняют такие роли.Он объездил отделы новостей и телестудии, прямо напоминая органам СМИ, что «ваша фамилия — Партия» и что их лояльность должна быть абсолютной. Службы безопасности развернули самые жесткие репрессии против гражданского общества за последнее поколение, сопровождаемые транслируемыми по телевидению признаниями и витиеватыми разоблачениями заговорщиков в партийной газете People’s Daily . В течение следующей недели Си поможет выбрать следующее поколение партийных лидеров и, возможно, впишет свою «идею» в устав партии, как это сделал Мао в 1945 году.Его выбор может показать, намерен ли он оставаться у власти после десятилетнего срока, обычного для китайских лидеров.

Напротив Большого зала народных собраний, на огромной площади Тяньаньмэнь, находится Национальный музей Китая. Дорога к омоложению , его главная постоянная экспозиция, была местом первого публичного выступления Си после прихода к власти на последнем партийном съезде в 2012 году, а также местом, где он обнародовал свой фирменный лозунг «Китайская мечта». Рассказ об истории Китая, представленный на выставке, начинается с древнего величия, проходит через упадок и колониальное унижение, а затем неумолимо поднимается вверх по дуге, которую признал бы любой большевик. Но пункт назначения изменился: вместо безграничного пролетарского рая «китайская мечта» Си обещает вернуть некогда могущественной цивилизации ее законную славу под властью партии. Эта смесь родного национализма и железной дисциплины является привлекательной альтернативой представительной демократии для амбициозных авторитаристов по всему миру, от Турции до Филиппин. В модели Китая многие видят собственное блестящее будущее.

Загрузка…
Пожалуйста, включите JavaScript для корректной работы сайта.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.