Культурные события в ссср в брежневский период: Глава 18. Культура периода застоя

Содержание

Период «застоя» — это взлёт русского кинематографа, русской прозы, поэзии

Мы вступили в эпоху переоценки ценностей, и привычные понятия требуют переосмысления. Слово «застой» — как раз такое понятие. Это один из самых популярных мемов и маячков массового сознания. Застоем называют период с момента прихода к власти в 1964 году Леонида Брежнева до XXVII съезда КПСС в феврале 1986 года. К эпохе «застоя» принято делать отсылки из повседневности, сравнивать с ним существующие порядки. Есть точка зрения, для которой «застой» и «стабильность» являются синонимами. Вместе с доктором политических наук, советником председателя Государственной Думы Александром Щипковым «Парламентская газета» попытается провести историко-культурный анализ этого понятия.

— Александр Владимирович, как бы вы определили понятие «застой»?

— Дать исчерпывающее определение этому понятию сложно из-за его нарочитой размытости. Понятие «застой» вставить в какую-либо парадигму невозможно, такой парадигмы не существует.

Непонятно, с чем сравнивать и с какой стороны начинать анализировать. Можем ли мы найти в истории аналог «застоя»? Почему понятие связано только с советским периодом — а в остальное время «застоя» быть не могло? Скажем, период правления Павла I в России — это застой? А «великая депрессия» в США в 1920-1930-х? А нынешнее состояние Европы с его кризисными явлениями? Или «застой» был единственным на все времена? Конечно, это понятие не научное, а идеологическое. Изучая его, мы изучаем не понятие, а историческую рефлексию определённой социокультурной группы.

— Сделать слово «застой» рабочим термином для историков, социологов, политологов нельзя?

— Не получится. Этим словом можно назвать что угодно и где угодно. Поэтому, как только вы выносите это понятие за рамки советского контекста, оно на глазах теряет смысл.

Конечно, это понятие не научное, а идеологическое. Изучая его, мы изучаем не понятие, а историческую рефлексию определённой социокультурной группы.

— А если идти от личного опыта и сравнить состояние общества в это время с состоянием до и после этого периода?

— Попробуем. Начало «застоя» я хорошо помню. В сентябре 1964-го года я поступил в школу, а в октябре мы всем классом по указанию учителя вырывали из букваря портрет Никиты Хрущёва. Когда говорят о Хрущёве, в первую очередь вспоминают о развенчании «культа личности», об «оттепели», то есть об идеологии. А что происходило в экономике? Хрущёв закрепил партийное руководство, партийный надсмотр за хозяйственной деятельностью в стране.

Но поскольку партийцы управлять не умели, ситуация поехала в кювет. Сегодня многие даже не знают, что во второй половине 1950-х в стране была безработица. В 1961-м году дело закончилось денежной реформой, которая была неизбежна вследствие финансового кризиса. По сути это было скрытое повышением цен. Крайне редко вспоминают о масштабной антирелигиозной кампании, которую вёл Хрущёв. В церковной истории существует понятие «хрущёвские гонения»: это и тюремные заключения за христианские убеждения, и разрушение тысяч храмов и монастырей. Если сравнивать хрущёвский период и период «застоя», неизвестно, где больше плюсов и где больше минусов.

Во всяком случае, Никита Хрущёв был в разы авторитарнее, несмотря ни на какие оттепели, чем Леонид Брежнев.

— Какой период был более кризисным?

— Брежневский период уж точно нельзя назвать кризисным. Кризисные периоды — это время Михаила Горбачёва, после 1985-го года, и вторая половина 1950-х — начало 1960-х годов. Скажем, маленковский период был менее кризисным. Кстати, память о Георгие Маленкове у нас связана только с так называемым «маленковским стаканом». Не знаю, почему именно к нему прицепили этот гранёный стакан в 275 граммов с ободком наверху, который, как гласит легенда, был сделан по эскизу

Веры Мухиной.

Мы практически не знаем истории России XX века, и нам ещё предстоит пласт за пластом открывать, что это были за люди, какие у них были идеи, какие возникали интеллектуальные и идейные противостояния.

Маленков — фигура интересная и неизученная, как и ряд других советских фигур, например, Андрея Жданова, который принадлежал «русской партии» в КПСС и был антагонистом того же Маленкова. Мы практически не знаем истории России XX века, и нам ещё предстоит пласт за пластом открывать, что это были за люди, какие у них были идеи, какие возникали интеллектуальные и идейные противостояния.

— Как бы вы охарактеризовали брежневский период с точки зрения культуры, что происходило в культурной сфере?

— В этот период в сфере культуры происходили невероятно интересные процессы. Когда мы смотрим на так называемый период «застоя», мы психологически отделяем официальную советскую культуру от процессов, которые протекали в подполье. Отделяем официоз от самиздата, противопоставляем эти явления. Это ошибочный подход, он мешает комплексно оценить процесс, который развивался в советский период русской культуры. Это был единый процесс, а не два параллельных. Семидесятые — это расцвет писателей-деревенщиков и писателей- демократов («городских»), расцвет русского рока, бардовской поэзии. А ещё — невероятный религиозный подъём, который приводил в храмы одновременно и лохматую молодёжь из «системы» (хиппи, автостопщики, рокеры) и стриженых комсомольцев.

А кинематограф? Вот лишь часть названий фильмов, снятых в то время: «Солярис», «А зори здесь тихие», «Тени исчезают в полдень», «Печки-лавочки»; «Калина красная», «Иван Васильевич меняет профессию», «Монолог», «В бой идут одни старики», «Свой среди чужих»; «Ирония судьбы…», «Зеркало», «Чужие письма»… Почти всё лучшее было снято в эти годы. Именно эти фильмы интересно смотреть до сих пор, они «работают». Какой же это застой? Это взлёт русского кинематографа, русской прозы, поэзии.

Семидесятые — это расцвет писателей-деревенщиков и писателей-демократов («городских»), расцвет русского рока, бардовской поэзии… Почти всё лучшее было снято в эти годы.

— Каким образом брежневская эпоха на нас оказывает влияние сегодня, как мы её чувствуем? Смотрим кино, которое было снято в 1970-е?

— В том числе. Сегодняшнее телевидение, сегодняшний театр эксплуатируют именно тот период, живут культурным ресурсом периода, который они оболгали, назвав «застойным». А на самом деле это было своего рода барочное время, очень августовское по ощущению.

Особенно в поэзии.

— В чём секрет всего этого и какая там была закваска? Она оказалась настолько сильной и мощной, что мы до сих пор от неё питаемся, не так ли?

— В первую очередь — искренность. Последнее двадцатилетие советской власти — период стагнации коммунистической партии, когда партийцы погружались в полный цинизм и сращивались с «горпищеторгом». Кроме денег и барахла их ничего не интересовало. Они демонтировали государство и взяли в руки деньги. Именно этого они хотели, именно этого добивались. Культура и вообще вся интеллектуальная сфера продолжала существовать независимо от горстки номенклатурных работников, представители которой, по большому счёту, и были настоящими антисоветчиками.

— Как это?

— В 1970-е годы коммунисты утверждали, что мы, православные — антисоветчики. Что мы против советской власти. А что такое советская власть? Это наше отечество, которое в данный период истории было устроено несколько нелепым образом, но от этого оно не переставало быть нашим отечеством, нашей Россией.

Мы, защищая Церковь, защищали свою традицию, свою историю, свою религию и, в конечном счёте, — своё государство. Цэковская элита, напротив, в погоне за деньгами, разрушала советское государство, а следовательно они и были подлинными антисоветчиками. Продали свою страну. Обменяли нефть на либеральную идеологию и получили за это проценты.

Сегодняшнее телевидение, сегодняшний театр эксплуатируют именно тот период, живут культурным ресурсом периода, который они оболгали, назвав «застойным». А на самом деле это было своего рода барочное время.

— Кто же изобрёл термин «застой»?

— Михаил Горбачёв. Ему надо было от чего-то отталкиваться, надо было сказать, что до него всё было отвратительно и мерзко, и вот сейчас я вам принесу, так сказать, новый мир. И он его принёс. За демократию выдавали свободу слова при одновременной его (слова) девальвации. Главный трюк Горбачёва заключался в том, что его «гласность», то есть свобода поговорить полностью исключала свободу дела. Время Горбачёва — это время репетиловщины, общих слов и безответственных заявлений.

— Это вы о «перестройке»?

— Это самоназвание, и оно неточное. Точнее — постмодернизм. Я думаю, будут ещё написаны отдельные исследования про Михаила Горбачёва с этой точки зрения. В русской политике Горбачёв был первым постмодернистом.

— Интересное и неожиданное определение.

— Вы знаете, я об этом давно думал. Вот буквальные цитаты: «Я вам отвечу по-горбачёвски: вы знаете, что это будет сложнее, чем простой ответ». «Не это не главное». А знаменитое — «Ну, вы меня понимаете!» Не вопрос, а безапелляционное утверждение. При том что он вообще не объяснял народу, что он делает со страной. Что это такое, как не чистый постмодернизм?

— А что вы скажете о диссидентах семидесятых годов? Очень многие их тех, кто сегодня причисляет себя к государственной, идеологической, церковной оппозиции, с гордостью также именуют себя диссидентами. Как вы думаете: сегодня это понятие актуально? Оно имеет какой-то ещё смысл, вес или оно устарело и его можно сбрасывать со счетов?

— Диссидентство было очень разным. Например, были люди, в чьей собственности находились большие коллекции картин, эти картины были незаконно изъяты и они боролись за их возвращение. Их тоже сажали. Разумеется, сажали незаконно. Они освобождались и снова продолжали бороться за своё барахло. Их тоже называли диссидентами. Мы таких презирали. Это одна категория. Другая категория — люди, которые на диссидентстве зарабатывали деньги. Третья категория — те, которые хотели уехать из СССР. Четвёртая — те, которые реально сражались за свои идеи, абсолютные бессребреники, они жили в нищете, болезнях и погибали в лагерях. Этих нужно помнить.

Главный трюк Горбачёва заключался в том, что его «гласность», то есть свобода поговорить полностью исключала свободу дела. Время Горбачёва — это время репетиловщины, общих слов и безответственных заявлений.

— Перечисленные вами категории существовали раздельно?

— Нет, это был большой специфический мир — со своими амбициями, идейными спорами, интригами, героическими победами, предательствами, борьбой кланов и даже диссидентскими «династическими» браками. Немного воспоминаний, если позволите. В самом начале 1980-х годов в Москве проходил вернисаж Ильи Глазунова. В первый день выставки войти можно было только по специальным пригласительным билетам.

Модный художник. Ажиотаж. Культурное событие богемной Москвы. Я ехал из Смоленска в Уссурийск через Москву на свидание в лагерь, где отбывала срок «за православие» моя мама. Знакомая красавица-диссидентка отдала мне лишний пригласительный, и я ненароком угодил из смоленской грязи в московские князи.

Страшный мороз. Долгая очередь во дворе. Порциями пропускали внутрь здания, где окоченевших гостей встречала супруга художника с очаровательным мальчиком в матроске, похожем на цесаревича Алексея. Мальчик робел от обилия людей, прижимался к матери, обтягивая длинным платьем её живот и ногу. Стильно.

Полушепот. Атмосфера понимающей друг друга фронды. Пересекались три социальных слоя: цэковские жёны и дочки (эти вне очереди), которые с отстранённым удивлением поглядывали на тех, кто в очереди. Затем богема (мелькали поэты-лауреаты в цветастых рубашках и капризные опальные кинематографисты в кирзовых сапогах, специально для которых Мосфильм закупал пленку Kodak) и московские диссиденты, бесшабашные, вольные, красивые, в синих джинсах и белоснежных шарфах. Три ипостаси советской элиты. Единый мир. Или клубок.

— Ну а как картины-то?

— Поверженные русские всадники, полонённые белокурые девы, иконы, пронзённые стрелами, в общем, политические намёки были прозрачны и санкционированы. Но я, случайный гость, ехал в реальную жизнь, и эти полотна казались мне тогда вычурными. Я вообще далёк от политического китча Ильи Глазунова. Но зайдите в его галерею на Волхонке — там есть фантастические портреты, которые свидетельствуют о том, что это грандиозный художник.

Диссидентство — явление того времени, сегодня оно невозможно, мы живём в эпоху свободного политического самоопределения.

— А сегодня, на ваш взгляд, существуют диссиденты?

— Диссидентство — явление того времени, сегодня оно невозможно, мы живём в эпоху свободного политического самоопределения, когда разные персонажи могут выходить на улицы и высказываться сообразно своим мыслям или за плату. Неважно. Для диссидентства сегодня нет почвы.

— Однако популярен тезис о том, что интеллигентный человек не может не быть сегодня диссидентом, потому что лояльность к власти притупляет мозг.

— Знаете, это довольно забавная попытка выстроить зависимость между интеллектуальными способностями человека и его политическими предпочтениями: если у тебя предпочтения антивластные, ты — интеллектуал, если провластные — ты тупой. Сама постановка вопроса смешная. Например, шахматист делает более или менее сильные ходы независимо от того, играет ли он белыми или черными. Интеллект не зависит от политических убеждений. Иное дело — моральный выбор. Но это другая проблема, и о ней обязательно нужно говорить.

— Чего было больше в эпоху «застоя», плюсов или минусов?

— Как посмотреть. К плюсам можно отнести то, что в это время социальное государство в СССР было завершено и превратилось в систему воспроизводства коммунитарности или, как я это называю, секулярной соборности. Русская советская армия достигла наилучшего состояния и поддерживала паритет с американцами. Укрепился интерес к собственной истории, традиции, появились писатели-деревенщики.

А минус — разложение партийного аппарата и частично спецслужб, цифры экономических процессов всё больше расходились с экономической реальностью. Очевидный минус: попытка построить общество потребления на советский лад. Идеология к этому времени, перестав быть марксистской, не стала какой-то ещё. Она зависла в пустоте. Возник идеологический вакуум, который длится до сих пор. Была сделана фундаментальная ошибка в экономике: Россия согласилась на роль периферийного придатка в мировом разделении труда. Одновременно это сопровождалось политической капитуляцией.

— Что от того времени осталось сегодня, что ушло?

— Ушло социальное государство, расцвет культуры, образования, науки. А вот минусы, присущие брежневской эпохе, есть и сейчас. Это сырьевая экономика, искусственно раздутое потребление, идеологический вакуум. Завершая разговор о «застое», я хотел бы процитировать первую строчку из лагерных мемуаров моей покойной мамы: «Сейчас это время называют «застой». А тогда это была просто жизнь».

Что читать про застой – Weekend – Коммерсантъ

К открытию выставки «Ненавсегда. 1968–1985» в Третьяковке Weekend выбрал 12 книг о разных феноменах истории и культуры эпохи застоя


Семидесятые как предмет истории русской культуры
О.Г.И., 1998

Есть темп, с которым то, что еще недавно было просто прошлым, становится историей — заново открывается не только потомкам, но и уроженцам эпохи как объект — завершенное время, доступное для интерпретации. Классический пример — написанная в конце 1980-х книга «60-е: мир советского человека» Петра Вайля и Александра Гениса. Вышедший ровно через десять лет сборник «Семидесятые как предмет истории русской культуры», составленный филологом и политологом Кириллом Роговым, сыграл в чем-то схожую роль — научного открытия эпохи застоя. Авторами его были многие интеллектуальные звезды 1990-х, прежде всего — филологи семиотической школы: Вячеслав Иванов, Мариэтта Чудакова, Андрей Зорин и др. Во многом это был опыт культурологического самоанализа.


Алексей Юрчак
Это было навсегда, пока не кончилось
НЛО, 2014

Книга Алексея Юрчака вышла по-английски в 2005 году, расширенная русскоязычная версия появилась через девять лет. Без ее упоминания не обходится ни один серьезный разговор об эпохе застоя (название выставки в Третьяковке — еще одно напоминание). В центре внимания Юрчака — не политическая история, не культурные поиски, но и не бытовая повседневность. Все это служит дополнительным материалом. Главным образом «Это было навсегда, пока не кончилось» — впечатляющее исследование человека «последнего советского поколения» как антропологического типа. Этот человек существует в парадоксальном модусе — в постоянном присутствии идеологии и в ускользании от нее, в сети бессмысленных общественных ритуалов и в частной невовлеченности, малодоступной в любую другую эпоху, в безвременье и ожидании конца.


Сюзанна Шаттенберг
Леонид Брежнев. Величие и трагедия человека и страны
РОССПЭН, 2018
Перевод: Валерий Брун-Цеховой

«Длинные семидесятые» неотделимы от биографии генсека-долгожителя, чье имя стало синонимом эпохи застоя. Долгое время самым авторитетным жизнеописанием Брежнева был вышедший в 2000-х жезээловский том журналиста Леонида Млечина. Недавняя книга немецкого историка Сюзанны Шаттенберг — исследование более взвешенное, претендующее на научную беспристрастность. Тем не менее оно наполнено неприкрытой симпатией к герою. В Брежневе привыкли видеть персонажа почти комического, консерватора-маразматика, противника любых перемен, упивающегося собственным мнимым величием. Шаттенберг рисует образ обаятельного человека, тонкого политика и первого советского лидера, для которого люди были действительно важнее идеологии. Она не идеализирует своего героя, но обнаруживает в нем многомерную и по-своему действительно трагическую фигуру.


Глеб Морев
Диссиденты
АСТ, 2017

В вопросе о том, какое реальное влияние на судьбу советского государства оказало правозащитное движение, есть разные мнения. Однако очевидно, что диссиденты стали одними из главных протагонистов истории застоя — именно как истории, нарратива. Они были его героями в прямом смысле. Сборник интервью Глеба Морева — самая заметная из новейших книг о советском инакомыслии. Среди его собеседников нет фигур первого ряда, но тем интереснее. Из-за того, что фокус сбит со звезд, можно узнать многое, что до того оставалось в тени,— и об устройстве движения, и о сознании его участников. За последние сорок лет диссиденты выглядели то триумфаторами, то проигравшими. Сейчас можно посмотреть на их историю чуть более отстраненно. Книга Морева ценна как раз таким взглядом из сегодняшнего дня.


Николай Митрохин
Русская партия
НЛО, 2003

На протяжении почти всей советской истории правая политика была постоянным соблазном левого проекта. Главный националистический поворот пришелся на позднесталинские годы, но именно в брежневский период консерватизм стал культурным мейнстримом. Книга Николая Митрохина — самое обстоятельное исследование этого феномена. Митрохин показывает, как из ряда парадоксальных союзов между верными сталинистами в Политбюро, молодыми комсомольцами, открывавшими для себя Ницше и философию Серебряного века, тайными монархистами, военными, диссидентами, писателями-деревенщиками, профессиональными борцами с сионизмом и защитниками древнерусских памятников возникало националистическое движение, которое в 1970-х стало называться «русской партией». С точки зрения анализа консервативной идеологии книга эта несколько прямолинейная, но зато читается как политический детектив.


Анна Иванова
Магазины «Березка»: парадоксы потребления в позднем СССР
НЛО, 2017

«Реальный социализм» был немного ближе к социализму идеальному, чем предыдущие периоды советской истории, и гораздо дальше от него. Функционирование экономики все меньше подчинялось идеологии и уступало прагматике, в СССР складывалось своеобразное общество потребления, возникало имущественное расслоение, а значит, и рынок дефицитных товаров. Анна Иванова рассматривает эти трансформации на примере работы одной институции — валютных магазинов. «Березки» удовлетворяли потребность государства в иностранной валюте, а элиты — в джинсах, магнитофонах и прочих объектах престижного потребления. Во многом они создавали позднесоветский средний класс, связывая в единую сеть дипломатов, артистов, воротил черного рынка, диссидентов и другие, обычно мало соприкасавшиеся между собой группы населения. Вроде бы посвященная узкой проблеме, книга Ивановой — одно из самых примечательных исследований позднесоветского общества за последние годы.


Эти странные семидесятые, или Потеря невинности
НЛО, 2010

Переломные восьмидесятые в неофициальном искусстве СССР
НЛО, 2014

Из всех феноменов культуры застоя неофициальное искусство оказалось наиболее отрефлексированным. Во многом потому, что художники — прежде всего близкие к московскому концептуализму — сами были склонны к постоянному накоплению, систематизации и осмыслению архива, а также к написанию собственной истории, работе на «будущее» (знаменитый девиз Ильи Кабакова: «В будущее возьмут не всех»). Эти два тома, составленные Георгием Кизевальтером (также художником концептуалистского круга, одно время участником группы «Коллективные действия»), в каком-то смысле завершают многолетнюю коллективную работу. «Эти странные восьмидесятые» и «Переломные восьмидесятые» составляют несколько десятков бесед Кизевальтера с коллегами и друзьями: огромная мозаика сентиментальных воспоминаний, теоретических поисков и кропотливой реконструкции прошлого.


Михаил Берг
Литературократия
НЛО, 2000

Алексей Конаков
Вторая вненаходимая
Транслит, 2017

Литературе андерграунда повезло гораздо меньше, чем искусству. Если вынести за скобки две-три мгновенно канонизированные фигуры (Бродский, Пригов, Ерофеев), она долгое время не интересовала ни филологов, ни философов. Существует несколько мемуарных книг (лучшая из них — «Контрольные отпечатки» Михаила Айзенберга) и совсем немного концептуальных исследований. Среди них «Литературократия» и «Вторая вненаходимая» — вероятно, самые примечательные. Их любопытно сравнить и почувствовать разницу во вкусах времени. Монография Михаила Берга — памятник русского постмодернизма 1990-х с его легким трикстерством и склонностью к иконоборчеству. Вопреки привычному образу подпольного автора как бессребреника, отказывающегося от гонки за успехом, Берг рассматривает андерграунд как систему разнообразных стратегий борьбы за власть, а чтение самиздата как своего рода престижное потребление. Алексей Конаков в своей крайне остроумной недавней книге тоже на свой лад изымает неофициальную словесность из ведомства традиционного литературоведения. Точнее, филология здесь сплавляется с анализом повседневных практик: устройство подпольных стихов и прозы вырастает из самой материи позднесоветского мира с его коммуналками, дефицитом, самодельной радиотехникой и т. д.


Веселые человечки: Культурные герои советского детства
НЛО, 2008

Для многих брежневская эпоха — это прежде всего мир детства. В последние десятилетия советской власти сформировался канон детской культуры, актуальный до сих пор. Не позволяя вполне состояться взрослым людям, застой был эпохой не только вечных стариков, но и вечных детей. Или не совсем детей: неслучившихся взрослых, инфантильных старичков, полулюдей-полузверей, существ, лишенных дома и времени, но не унывающих. Такими были почти все персонажи советской детской культуры, от Чебурашки до Карлсона. Составленный Ильей Кукулиным, Марком Липовецким и Марией Майофис сборник «Веселые человечки» — самое вдумчивое исследование этого феномена: два десятка статей культурологов, филологов, киноведов и писателей о коте Леопольде, Винни-Пухе, Волке и Зайце, Электронике и прочих фигурантах советского детского пантеона.


Это было навсегда. 1968–1985
ГТГ, 2020

Изданный к выставке в Третьяковке каталог, помимо самих работ и экспликаций к ним, содержит небольшой сборник статей. Они не иллюстрируют содержание выставки, а представляют к ней контекст и вполне могут служить введением в современные исследования застоя. Куратор выставки Кирилл Светляков пишет о брежневской эпохе как русской версии раннего постмодерна, антрополог Сергей Ушакин — об идеологии позднесоветской модернистской мебели, историк Илья Будрайтскис — об этическом измерении милицейского детектива, критик Людмила Бредихина — о гендерном взгляде на застойное искусство. Само собой, есть здесь и новый текст Алексея Юрчака — о некрологе как жанре, дающем ключ к позднесоветскому ощущению времени.


Просмотр урока — Твоя история

Просмотр урока — Твоя история

http://history4you.ru/h5UTheme/theme/images/theme/logo200x200.png

Список элементов контента

  • 04 окт 1957

    Запуск на орбиту первого искусственного спутника Земли. Дата запуска считается началом космической эры человечества.
     

  • 12 апр 1961

    Запуск первого в мире космического корабля с человеком на борту. Первым побывавшим в космосе человеком стал Юрий Гагарин. Полет Ю. Гагарина стал важнейшим достижением советской науки и космической промышленности. СССР на несколько лет стал безусловным лидером в освоении космоса. Русское слово «спутник» вошло во многие европейские языки. Имя Гагарина стало известно миллионам людей. Многие связывали с СССР надежды на светлое будущее, когда развитие науки приведет к установлению социальной справедливости и миру во всем мире.

  • 21 авг 1968

    Ввод войск Варшавского договора (кроме Румынии) в Чехословакию, положивший конец реформам Пражской весны. Наиболее крупный контингент войск был выделен от СССР. Политической целью операции была смена политического руководства страны и установление в Чехословакии лояльного СССР режима. Граждане Чехословакии требовали вывода иностранных войск и возврата вывезенных в СССР руководителей партии и правительства. В начале сентября войска были выведены из многих городов и населённых пунктов ЧССР в специально определённые места дислокации. Советские танки покинули Прагу 11 сентября 1968 года. 16 октября 1968 г. между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии, согласно которому часть советских войск оставалась на территории ЧССР «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». Эти события оказали большое влияние как на внутреннюю политику СССР, так и на атмосферу в обществе. Стало очевидно, что советские власти окончательно выбрали жесткую линию правления. Надежды значительной части населения на возможность реформирования социализма, возникшие в период хрущевской «оттепели», угасли.
     

  • 01 сен 1969

    Публикация на Западе книги известного диссидента Андрея Амальрика «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?» А. Амальрик был одним из первых, кто предсказал скорый распад СССР. Конец 60-х – начало 70-х годов были в СССР временем стабильного экономического роста и повышения уровня жизни населения, а также временем разрядки международной напряженности. Большинство советских людей считали, что будут всегда жить при советской власти. Одних это радовало, других приводило в ужас, третьи просто привыкли к этой мысли. Западные советологи также не предвидели распада СССР. Лишь немногие сумели за фасадом относительного благополучия увидеть признаки неотвратимо надвигающегося кризиса. (Из книги А. Амальрика «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?» и Из книги А. Гуревича «История историка»).

  • 02 сен 1972

    Начало суперсерии из восьми матчей по хоккею с шайбой между сборной СССР и Канады. СССР был великой спортивной державой. Руководство СССР видело в спортивных победах средство обеспечения престижа страны, которая должна была быть первой во всем. В спорте это удавалось лучше, чем в экономике. В частности, советские хоккеисты почти всегда выигрывали чемпионаты мира. Однако в этих соревнованиях не участвовали хоккеисты из профессиональных клубов Канады и США, которых многие считали лучшими в мире. Суперсерию 1972 года смотрели миллионы телезрителей во всем мире. В первом же матче сборная СССР добилась убедительной победы со счетом 7:3. В целом серия закончилась почти вничью: сборная Канады выиграла 4 матча, сборная СССР – 3, но по числу забитых шайб советские спортсмены опередили канадцев (32:31).

  • 01 дек 1973

    Публикация в Париже книги Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» – художественного исследования сталинских репрессий и советского общества в целом. Книга была основана на личных свидетельствах многих сотен бывших заключенных, подробно рассказавших о своем опыте столкновения с машиной государственного террора А. Солженицыну, который и сам прошел через сталинские лагеря. Переведенная на многие языки, книга произвела сильнейшее впечатление на читателей, показав широкую панораму преступлений, совершенных советским режимом против населения страны. «Архипелаг ГУЛАГ» – одна из тех книг, которые изменили мир. Важнейшей идеей А. Солженицына была мысль о том, что террор был не случайностью, а закономерным результатом установления коммунистического режима. Книга нанесла удар по международному престижу СССР и способствовала разочарованию западных «левых» в социализме советского образца.
     

  • 01 авг 1975

    Подписание Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Подписанный в Хельсинки (поэтому часто называемый Хельсинкским соглашением) представителями 35 государств, в том числе и СССР, этот договор стал высшей точкой начавшейся еще в конце 60-х годов разрядки международной напряженности. Договор устанавливал принцип нерушимости послевоенных границ в Европе и невмешательства подписавших его стран во внутренние дела друг друга, провозглашал необходимость международного сотрудничества и соблюдения прав человека. Однако СССР не собирался соблюдать политические и гражданские права своих граждан. Преследования инакомыслящих продолжались. Хельсинкское соглашение стало для СССР ловушкой: оно дало возможность обвинять коммунистический режим в нарушении международных обязательств и способствовало развитию правозащитного движения. В 1976 году была создана первая российская правозащитная организация – Московская Хельсинкская группа, первым председателем которой стал Юрий Орлов.
     

  • 27 дек 1979

    Штурм дворца Амина (лидера Афганистана) в Кабуле. Советские войска под предлогом поддержки демократической революции вторглись в Афганистан и установили марионеточный прокоммунистический режим. Ответом было массовое движение моджахедов – выступавших под лозунгами независимости и религиозными (исламскими) лозунгами партизан, опиравшихся на поддержку Пакистана и США. Началась длительная война, в ходе которой СССР вынужден был содержать в Афганистане так называемый «ограниченный контингент» (от 80 тысяч до 120 тысяч военнослужащих в разные годы), которые, однако, так и не смогли взять эту горную страну под контроль. Война привела к новой конфронтации с Западом, дальнейшему падению международного престижа СССР и непосильным военным расходам. Она стоила жизни многим тысячам советских солдат, а в результате военных действий и карательных экспедиций против партизан погибли сотни тысяч мирных афганцев (точных данных нет). Война окончилась в 1989 году фактическим поражением СССР. Она стала тяжелым морально-психологическим опытом для советских людей, и прежде всего – для «афганцев», т.е. прошедших войну военнослужащих. У некоторых возник «афганский синдром» – форма психического расстройства, порожденная опытом страха и жестокости. В годы перестройки в обществе циркулировали слухи об отрядах особого назначения, составленных из «афганцев» и готовых утопить в крови демократическое движение.
     

  • 19 июл 1980

    Проведение в Москве XXII Олимпийских игр. Сборная СССР победила в неофициальном командном зачете, получив 80 золотых, 69 серебряных и 46 бронзовых наград. Однако из-за советского вторжения в Афганистан на Московскую олимпиаду отказались приехать многие зарубежные спортсмены. Бойкотировали олимпиаду и США, что, конечно же, уменьшало ценность победы советской команды.
     

  • 28 июл 1980

    Похороны Владимира Высоцкого, выдающегося артиста и автора-исполнителя пользовавшихся огромной популярностью песен. Десятки тысяч поклонников его таланта пришли к театру на Таганке проститься с любимым певцом, причем пришли вопреки воле властей, делавших все, чтобы замолчать факт смерти артиста, произошедшей в дни Московской олимпиады. Похороны В. Высоцкого стали такой же массовой демонстрацией оппозиционных настроений, какими в свое время были проводы А. Суворова (1800) или Л. Толстого (1910) – народные похороны великих людей, которым правящая верхушка не пожелала устраивать почетные государственные похороны.

  • 07 мар 1981

    7 марта 1981 года, в Ленинградском межсоюзном доме самодеятельного творчества по адресу «Рубинштейна, 13» состоялся разрешенный властями «рок-сейшен».

  • 10 ноя 1982

    Смерть генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева, правившего страной после отстранения от власти Никиты Хрущева в 1964 году. Правление Л. Брежнева разделяется на два этапа. В его начале имели место попытки экономических реформ, подъем советской экономики и рост международного влияния СССР, добившегося ядерного паритета с США. Однако страх перед «размыванием» социализма, усиленный событиями 1968 года в Чехословакии, привел к сворачиванию реформ. Руководство страны выбрало консервативную стратегию сохранения статус-кво (сложившегося положения вещей). В условиях относительно высоких цен на энергоносители это позволило в течение нескольких лет поддерживать иллюзию роста, однако в 70-е годы страна вступила в период, получивший название застоя. Кризис советской экономики сопровождался новой конфронтацией с Западом, особенно усилившейся с началом войны в Афганистане, катастрофическим падением престижа власти и массовым разочарованием советских людей в социалистических ценностях.

     

  • 09 фев 1984

    Смерть генерального секретаря ЦК КПСС Юрия Андропова, избранного на этот пост после кончины Л.  Брежнева. Немолодой и тяжело больной Ю. Андропов, долгие годы являвшийся председателем КГБ, обладал широкой информацией о положении в стране. Он понимал назревшую необходимость реформ, но боялся даже малейших проявлений либерализации. Поэтому предпринятые им попытки реформ в основном свелись к «наведению порядка», т.е. к расследованию коррупции в высших эшелонах власти и повышению трудовой дисциплины с помощью рейдов милиции по магазинам и кинотеатрам, где пытались выловить прогуливавших работу людей.

     

  • 29 сен 1984

    «Золотая» стыковка двух сегментов строящейся Байкало-Амурской магистрали – знаменитого БАМа, последней «великой стройки социализма». Стыковка состоялась на разъезде Балбухта в Каларском районе Читинской области, где встретились две группы строителей, продвигавшихся навстречу друг другу на протяжении десяти лет.

     

  • 10 мар 1985

    Смерть генерального секретаря ЦК КПСС Константина Черненко, ставшего лидером партии и государства после смерти Ю.  Андропова. К. Черненко принадлежал к тому же поколению советских руководителей, что и Л. Брежнев с Ю. Андроповым. Политик еще более осторожный и консервативный, чем Ю. Андропов, он пытался вернуться к практике брежневского руководства. Очевидная неэффективность его деятельности побудила Политбюро ЦК КПСС выбрать своим новым генеральным секретарем представителя следующего поколения – Михаила Горбачева.
     

  • 11 мар 1985

    Избрание Михаила Горбачева генеральным секретарем ЦК КПСС. Приход к власти сравнительно молодого (пятидесятичетырехлетнего) лидера вызвал в советском обществе оптимистические ожидания давно назревших реформ. М. Горбачев как генеральный секретарь обладал огромной властью. Создав свою команду из либерально настроенных партийных и государственных деятелей нового поколения, он приступил к преобразованиям. Однако скоро выяснилось, что определенной программы у нового руководства нет. М. Горбачев и его команда двигались вперед интуитивно, преодолевая сопротивление консервативного крыла руководства и приспосабливаясь к меняющимся условиям.

     

  • 07 мая 1985

    Принятие постановления ЦК КПСС «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма», вслед за которым развернулась широкая антиалкогольная кампания, задуманная еще при Ю. Андропове. Были введены ограничения на продажу алкогольных напитков, усилены административные наказания за пьянство и вырублены десятки тысяч гектаров уникальных виноградников в Крыму, Молдавии и других районах страны. Итогом бездумно проводимой кампании стало не столько снижение потребления алкоголя, сколько сокращение доходов бюджета (зависевшего от доходов от виноторговли) и повальное распространение самогоноварения. Кампания нанесла ущерб репутации нового руководства. К М. Горбачеву надолго пристало прозвище «минеральный секретарь».

     

  • 27 сен 1985

    Назначение Николая Рыжкова главой советского правительства – председателем Совета министров. Инженер по образованию, в прошлом генеральный директор одного из крупнейших промышленных предприятий СССР – Уралмаша (Уральского машиностроительного завода), Н.  Рыжков был в 1982 году назначен секретарем ЦК по экономике и вошел в команду, созданную Ю. Андроповым для осуществления экономических реформ. Н. Рыжков стал одним из главных сподвижников М. Горбачева. Однако его знания и опыт (в частности, в области экономики) были недостаточными для руководства реформами, что и выявилось по мере нарастания в стране экономического кризиса.

     

  • 08 апр 1986

    Провозглашение М. Горбачевым курса на перестройку во время выступления на Волжском автомобильном заводе в Тольятти. С этого момента понятие «ускорение» было дополнено понятием «перестройка».

  • 26 апр 1986

    Авария на Чернобыльской атомной электростанции – самая крупная авария за историю атомной энергетики. Во время планового испытания произошел мощный взрыв четвертого энергоблока, сопровождавшийся выбросом в атмосферу радиоактивных веществ. Советское руководство пыталось сначала замолчать катастрофу, а затем преуменьшить ее масштаб (например, несмотря на опасность массового заражения не была отменена первомайская демонстрация в Киеве). С большим запозданием началось переселение жителей из 30-километровой зоны вокруг станции. Около ста человек погибли в ходе аварии и от ее последствий, а более 115 тысяч человек были выселены из района катастрофы. В ликвидации последствий аварии (которые до сих пор ощущаются в Беларуси и Украине) приняли участие более 600 тысяч человек. Чернобыльская авария нанесла удар по престижу СССР, показав ненадежность советской техники и безответственность советского руководства.

  • 17 июл 1986

    Выход в эфир советско-американского телемоста Ленинград-Бостон «Женщины говорят с женщинами». Телемост стал важным признаком «открытия СССР миру» и событием начавшегося культурного диалога с США. Он позволил гражданам все еще противоборствующих держав увидеть друг друга в обстановке телестудии, а не в карикатурных пропагандистских образах. Атмосфера, царившая по советскую сторону моста, характеризовалась сочетанием интереса к подробностям «западного образа жизни» и стремления подчеркнуть превосходство социалистического строя. Эмоциональной вершиной разговора стал следующий эпизод. Американка отметила, что в США в телерекламе все «крутится вокруг секса» и спросила, есть ли подобная реклама в СССР. Советская участница телемоста, имея в виду, что тема секса в советской рекламе не используется, ответила: «Секса у нас нет, и мы категорически против этого!». И хотя она говорила только о рекламе на телевидении, а вовсе не о жизни в целом, впоследствии эта фраза была вырвана из контекста и часто использовалась прессой в качестве своеобразного символа ханжеской советской морали.

  • 11 окт 1986

    Советско-американская встреча на высшем уровне в Рейкьявике. М. Горбачев и президент США Р. Рейган достигли взаимопонимания по вопросу о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и начале сокращения ядерных запасов. Обе страны испытывали финансовые трудности и должны были ограничить гонку вооружений. Соответствующий договор был подписан 8 декабря 1987 года. Однако неготовность США отказаться от разработки стратегической оборонной инициативы (СОИ), в просторечии называемой программой «звездных войн» (т. е. нанесения ядерных ударов из космоса), не позволила договориться о более радикальном ядерном разоружении.

  • 28 мая 1987

    Посадка около Кремля легкого самолета немецкого пилота-любителя Матиаса Руста. Вылетев из Хельсинки, 18-летний пилот отключил приборы и незамеченным пересек советскую границу. После этого его несколько раз обнаруживала служба противовоздушной обороны, но он вновь исчезал с радаров и уходил от преследования. Сам М. Руст утверждал, что его полет был призывом в дружбе между народами, но многие советские военные и разведчики видели в этом провокацию западных спецслужб. Полет М. Руста был использован М. Горбачевым для обновления руководства Министерства обороны. Новым министром стал Дмитрий Язов, бывший тогда сторонником М. Горбачева, но впоследствии поддержавший ГКЧП.

  • 02 окт 1987

    Выход в эфир первого выпуска наиболее популярной телепрограммы 90-х годов «Взгляд». Эта передача Центрального телевидения (позднее ОРТ) была создана по инициативе А. Яковлева как информационно-развлекательная молодежная программа группой молодых журналистов (в частности, Владом Листьевым и Александром Любимовым). Передача транслировалась в прямом эфире, что было в новинку для советского зрителя. Это во многом обеспечивало популярность «Взгляда», поскольку раньше в прямой трансляции можно было увидеть разве что спортивные матчи и первые минуты речи Генерального Секретаря на съездах КПСС. В декабре 1990 года, в момент крайнего обострения политической борьбы, «Взгляд» был на несколько месяцев запрещен, но вскоре снова стал главной политической передачей, поддерживавшей демократические реформы Б. Ельцина. Однако многие журналисты «Взгляда», в том числе А. Любимов, не оказали поддержку президенту в решительный момент конфликта с Верховным Советом – в ночь с 3 на 4 октября 1993 года, призвав москвичей воздержаться от участия в организованной Е. Гайдаром демонстрации. С 1994 года программа стала выходить как информационно-аналитическая. Закрыта в 2001 году (см. статьи «Политическая борьба 1992–93 годов» и «Телевидение в конце 1980-х – 1990-х годах»).

  • 01 ноя 1987

    Презентация в Москве книги М. Горбачева «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира». В книге развивались концепция гуманного социализма, идея «социалистического выбора» для СССР и мысль о неизбежности перехода от холодной войны к разоружению и сотрудничеству государств с различным общественным строем. Важнейшей идеей книги был сформулированный М. Горбачевым тезис о приоритете общечеловеческих ценностей над классовыми и национальными (см. статью «Новое мышление в международных отношениях»).

  • 23 янв 1988

    Публикация в газете «Правда» статьи о «хлопковом деле» – расследовании хищений в Узбекистане, в которые были вовлечены представители высшего руководства республики. Эта статья послужила сигналом для широкой кампании разоблачений коррупции партийного и государственного аппарата.

  • 27 фев 1988

    Армянский погром в Сумгаите (Азербайджан). Несколько десятков человек были убиты и несколько сотен получили ранения. Это был первый случай массового насилия на почве этно-национальной ненависти в годы перестройки. Поводом для погрома стал конфликт вокруг населенного преимущественно армянами Нагорно-Карабахского автономного округа в составе Азербайджанской ССР. Как армянское большинство в этом округе, так и руководство Армении требовали передать Карабах этой республике, тогда как руководство Азербайджана категорически возражало. С лета в Карабахе начались демонстрации, а осенью и зимой продолжалось усугубление конфликта, сопровождавшегося массовыми митингами и вооруженными столкновениями. Вмешательство союзного руководства, призывавшего к спокойствию, но в целом поддержавшего принцип неизменности границ, т.е. позицию Азербайджана, не привело к нормализации обстановки. Началась массовая эмиграция армян из Азербайджана и азербайджанцев из Армении, в обеих республиках происходили убийства на почве этно-национальной ненависти, а ноябре-декабре произошли новые погромы (см. статью «Этно-национальные вооруженные конфликты на территории СССР в годы перестройки»).

  • 13 мар 1988

    Публикация в «Советской России» (газете державно-патриотической ориентации) статьи преподавателя Технологического института в Ленинграде Нины Андреевой «Не могу поступиться принципами», в которой осуждались «перегибы» в критике сталинизма. Автор противопоставлял свою позицию как «леволибералам», т.е. прозападнически настроенной интеллигенции, так и националистам. Статья вызвала обеспокоенность общественности: не является ли она сигналом, что перестройка закончена? Под давлением М. Горбачева Политбюро приняло решение осудить статью Н. Андреевой.

    5 апреля в главной партийной газете «Правда» появилась статья «Принципы перестройки: революционность мышления и действий» Александра Яковлева, в которой был подтвержден курс на демократизацию общественной жизни, а статья Н. Андреевой была охарактеризована как манифест антиперестроечных сил (см. статьи «Политическая борьба 1992–93 годов», «Историческое сознание на исходе советской эпохи»).

  • 16 сен 1988

    Премьера фильма «Игла» в Алма-Ате (киностудия «Казахфильм», режиссер Рашид Нугманов, в главных ролях известные рок-музыканты Виктор Цой и Петр Мамонов). Фильм, посвященный проблеме молодежной наркомании, очень быстро стал культовым.

  • 07 дек 1988

    Мощное землетрясение в северо-западных районах Армении (с магнитудой 7,2 по шкале Рихтера), затронувшее около 40% территории республики. Был полностью разрушен город Спитак, частично – Ленинакан и сотни других населенных пунктов. По меньшей мере 25 тысяч человек погибли и около полумиллиона лишились крова в результате землетрясения. Впервые со времен холодной войны советские власти официально запросили помощь у других стран, которые с готовностью оказали гуманитарную и техническую поддержку для борьбы с последствиями землетрясения. Тысячи добровольцев прибыли на место трагедии, чтобы оказать всю возможную помощь пострадавшим: люди привозили еду, воду и одежду, сдавали кровь, искали под завалами выживших, эвакуировали население на своих машинах.

  • 26 мар 1989

    Выборы Съезда народных депутатов СССР. Это были первые в истории СССР частично свободные выборы, когда в большинстве округов имелись альтернативные кандидаты с различными программами. Несмотря на то, что закон устанавливал многочисленные «фильтры», позволявшие властям отсеивать неугодных кандидатов, многие демократически настроенные общественные деятели все же были избраны. Выборы стали триумфом Б. Ельцина, получившего в Москве более 90% голосов избирателей (при явке почти в 90%). Так произошло возвращение в политику будущего президента России. Напротив, многие местные партийные руководители проиграли выборы. Ряд демократических кандидатов прошли в депутаты от общественных организаций. Но в целом большинство депутатов были подконтрольны партийному аппарату и стояли на умеренных или откровенно консервативных позициях.

  • 25 мая 1989

    Проведение Первого съезда народных депутатов СССР в Москве, трансляцию с заседаний которого смотрели десятки миллионов телезрителей. На съезде развернулась острая борьба между демократически настроенными депутатами и «агрессивно-послушным большинством», как его назвал один из лидеров оппозиции историк Юрий Афанасьев. Консервативные депутаты «захлопывали» демократических ораторов (аплодисментами и шумом не давали им говорить и сгоняли с трибуны), таких как академик А. Сахаров. М. Горбачев на съезде опирался на большинство, при этом стараясь не отталкивать от себя и демократическую оппозицию. Съезд избрал Верховный Совет СССР и назначил М. Горбачева его председателем. Попал в Верховный Совет и Б. Ельцин – ему не хватило до избрания одного голоса, и тогда один из избранных депутатов отказался от своего мандата, уступив таким образом место Ельцину. В ходе съезда произошло организационное оформление демократической оппозиции – Межрегиональной депутатской группы.

  • 14 дек 1989

    Смерть А. Сахарова, выдающегося советского ученого и общественного деятеля, одного из создателей водородной бомбы, лидера правозащитного движения в СССР, лауреата Нобелевской премии мира (1975). В похоронах А. Сахарова приняли участие десятки тысяч москвичей.

  • 22 дек 1989

    Падение режима Николае Чаушеску – наиболее авторитарного из коммунистических режимов Восточной Европы – после недельных массовых демонстраций и неудачной попытки подавить их с помощью военной силы. 25 декабря, после недолгого судебного разбирательства, Н. Чаушеску и его жена (принимавшая активное участие в организации расправ над противниками режима) были расстреляны.

  • 31 янв 1990

    Открытие в Москве первого в СССР ресторана быстрого питания «Макдоналдс». На Пушкинской площади выстраивались многочасовые очереди желающих попробовать классическую американскую еду – гамбургеры. «Макдоналдс» поражал непривычной чистотой – даже в зимнюю слякоть его полы всегда были идеально вымыты. Обслуживающий персонал – молодые люди и девушки – были непривычно старательны и услужливы, пытаясь воспроизвести в своем поведении идеальный образ Запада, который противопоставлялся советскому («совковому», как тогда говорили) образу жизни.

  • 04 фев 1990

    Проведение демонстрации в Москве, в которой приняли участие более 200 тысяч человек, с требованием углубления демократических реформ и отмены 6-й статьи Конституции СССР, закреплявшей руководящую роль КПСС в советском обществе. 7 февраля пленум ЦК КПСС проголосовал за отмену 6-й статьи. М. Горбачев сумел убедить партию, что она сумеет сохранить ведущую роль и при многопартийной системе.

  • 07 июн 1990

    Избрание Поместным собором Русской православной церкви митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (1929–2008) главой РПЦ – Патриархом Московским. Алексий II сменил на этом посту скончавшегося в мае патриарха Пимена. Период патриаршества Алексия II ознаменовался решительными переменами в жизни страны, кризисом коммунистической идеологии, прекращением преследования граждан за религиозные убеждения и ростом религиозных настроений в обществе. Под руководством патриарха РПЦ предпринимала попытки установить контроль над различными сферами общественной жизни и культуры (см. статью «Алексий II»).

  • 15 авг 1990

    Гибель в автокатастрофе Виктора Цоя – лидера группы «Кино» и ярчайшей фигуры Ленинградского рок-клуба. Цой принадлежал к «поколению дворников и сторожей», как назвал представителей запрещенной культуры («андеграунда») 70–80-х годов другой известный музыкант — Борис Гребенщиков. Это поколение ярко раскрылось в годы перестройки. Альбомы В. Цоя и фильмы с его участием пользовались огромной популярностью. Песня В. Цоя «Мы ждем перемен» стала одним из символов перестройки: «Перемен! – требуют наши сердца. // Перемен! – требуют наши глаза». Смерть кумира на пике славы вызвала необычайный резонанс среди молодежи. Во многих городах появились «стены Цоя», исписанные словами из песен и утверждениями «Цой жив». Бывшее место работы В. Цоя – котельная в Санкт-Петербурге – стало местом паломничества поклонников его творчества. Позднее, в 2003 году, там открылся клуб-музей В. Цоя.

  • 17 мар 1991

    Проведение союзного референдума по вопросу о сохранении СССР, а также российского референдума о введении поста президента РСФСР. В союзном референдуме приняли участие 79,5% граждан, имевших право голоса, причем 76,4% из них высказались за сохранение СССР (Результаты в союзных республиках, поддержавших референдум о сохранении СССР 17 марта 1991 года). Союзное руководство хотело использовать победу на референдуме, чтобы предотвратить распад Союза и заставить республики подписать новый Союзный договор. Однако шесть союзных республик (Литва, Латвия, Эстония, Армения, Грузия, Молдавия) бойкотировали референдум на том основании, что в них уже были приняты решения об отделении от СССР. Правда, в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии (которые стремились к отделению соответственно от Молдавии и Грузии) большинство граждан приняли участие в голосовании и высказались за сохранение СССР, что означало усиление внутреннего конфликта в этих республиках. 71,3% участников российского референдума высказались за создание поста президента.

  • 12 июн 1991

    Избрание Бориса Ельцина президентом РСФСР. Он одержал победу уже в первом туре, опередив противостоявших ему коммунистических и националистических кандидатов. Одновременно с Б. Ельциным вице-президентом был избран Александр Руцкой – генерал авиации и один из лидеров демократически настроенных депутатов-коммунистов. В тот же день состоялись первые прямые выборы глав регионов. Президентом Татарстана был избран Минтимер Шаймиев, а мэрами Москвы и Санкт-Петербурга – председатели демократических Моссовета и Ленсовета Гавриил Попов и Анатолий Собчак.

  • 04 июл 1991

    4 июля 1991 года председатель Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин подписал закон «О приватизации жилищного фонда в РСФСР»

  • 19 авг 1991

    Ввод войск в Москву и объявление по телевидению о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), к которому перешла власть в стране. Символом событий стал показ по телевизору – в перерывах между экстренными выпусками новостей, в которых зачитывались указы ГКЧП – балета «Лебединое озеро», как это было заведено при советской власти в дни похорон членов Политбюро. Так начался августовский путч. Однако по призыву Б. Ельцина сотни тысяч москвичей вышли на улицы с требованием распустить ГКЧП. Резиденция российского правительства – Белый дом – была окружена баррикадами и «живым кольцом» из тысяч защитников (см. статью «Августовский путч»).

  • 18 ноя 1991

    18 ноября 1991 года на телеэкраны СССР вышел мексиканский телесериал «Богатые тоже плачут». Он стал второй «мыльной оперой», показанной на нашем телевидении, после имевшей огромный успех «Рабыни Изауры».

  • 25 дек 1991

    25 декабря 1991 года президент СССР Михаил Горбачёв объявил о прекращении своей деятельности на этом посту «по принципиальным соображениям». 

  • 25 дек 1991

    Заявление президента СССР М. Горбачева о своей отставке и передача президенту РСФСР Б. Ельцину так называемого «ядерного чемоданчика», с помощью которого глава государства имеет возможность контролировать применение ядерного оружия. С этого дня РСФСР стала официально называться Российской Федерацией. Вместо советского красного флага над Кремлем был поднят трехцветный российский флаг.

  • 02 янв 1992

    Начало рыночных реформ, отмена централизованного контроля за ценами на основные товары и услуги на основании указа президента от 6 декабря и постановления Правительства «О мерах по либерализации цен» от 19 декабря 1991 года. Программа рыночных реформ, исходящая из монетаристских принципов, была поддержана Международным валютным фондом, Всемирным банком реконструкции и развития и другими международными финансовыми организациями (см. статью «Правительство Е. Гайдара. Начало радикальных рыночных реформ»).

  • 02 янв 1992

    2 января 1992 года в России произошла либерализация цен, положившая начало масштабными рыночным реформам, проведенным правительством Егора Гайдара.

  • 23 фев 1992

    С 8 по 23 февраля 1992 года во французском Альбервиле прошли XVI зимние Олимпийские игры. Они стали третьими в истории Франции – первые были в Шамони в 1924 году, вторые в Гренобле в 1968 году.

  • 31 мар 1992

    31 марта 1992 года в Кремле был подписан Федеративный договор один из основных источников конституционного права Российской Федерации в области регулирования федеративных отношений.

  • 06 апр 1992

    6 апреля 1992 года открылся VI съезд народных депутатов РФ. На нем произошло первое острое противостояние законодательной и исполнительной ветвей власти по двум основным вопросам — о ходе экономической реформы и о проекте новой Конституции.

  • 14 авг 1992

    14 августа 1992 года Борис Ельцин подписал указ «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации», который дал старт чековой приватизации в России.

  • 07 сен 1992

    7 сентября 1992 года в газете «Коммерсант» впервые был использован термин «новые русские».

  • 01 окт 1992

    1 октября 1992 года в России началась выдача приватизационных чеков, которые в народе получили название ваучеры.  

  • 01 дек 1992

    Проведение в Москве VII съезда народных депутатов РФ, на котором политика радикальных рыночных реформ подверглась решительной критике со стороны оппозиции, имевшей на съезде большинство. Депутаты осуждали либерализацию цен, ваучерную приватизацию и жесткую бюджетную политику, которая к тому времени уже позволила остановить гиперинфляцию. Правительство Е. Гайдара пало. 14 декабря новым главой правительства стал один из лидеров «директорского корпуса» Виктор Черномырдин. Правительство В. Черномырдина продолжило курс на реформы, однако, считаясь с Верховным Советом и директорским лобби (т.е. влиятельными директорами крупнейших предприятий), проводило его гораздо менее последовательно, отказавшись, в частности, от жесткой бюджетной политики, что привело к новому витку инфляции (см. статью «Виктор Черномырдин»).

  • 25 апр 1993

    Поддержка президента на референдуме большинством россиян, которые выразили доверие президенту (58,7%) и одобрили его социально-экономическую политику (53%). Несмотря на моральную победу Б. Ельцина, конституционный кризис не был преодолен.

  • 23 сен 1993

    Проведение Х чрезвычайного (внеочередного) съезда народных депутатов РФ в связи с указом Б. Ельцина №1400. Съезд в первый же день работы принял решение о низложении Б. Ельцина. Исполняющим обязанности президента был назначен вице-президент А. Руцкой, который наряду с председателем Верховного Совета Р. Хасбулатовым являлся лидером оппозиции. Белый дом – место заседаний Верховного Совета, вокруг которого разворачивались события августовского путча, – был оцеплен милицией. Как и в августе 1991 года, Белый дом был окружен баррикадами. В Москву на защиту Верховного Совета спешно съезжались националистически настроенные боевики.

  • 04 окт 1993

    Захват Белого дома верными президенту войсками. В ходе этой операции танки, предупредив об открытии огня, произвели несколько выстрелов (причем не боевыми снарядами, а учебными болванками) по верхним этажам Белого дома, где, как было заранее известно, не находилось ни одного человека. Днем верные правительству части заняли Белый дом и арестовали организаторов путча. В результате этих событий не было погибших, чего, к сожалению, нельзя сказать о вооруженных столкновениях на улице: с 21 сентября по 4 октября в них погибли от 141 (данные Генеральной прокуратуры) до 160 (данные специальной парламентской комиссии) человек. Это стало трагическим следствием октябрьского конфликта, но именно он позволил избежать еще более страшного развития событий – повторения гражданской войны, когда погибло более 10 миллионов человек.

  • 12 дек 1993

    Выборы в Государственную Думу и референдум по Конституции Российской Федерации.

  • 20 янв 1994

    Уход Егора Гайдара в отставку с поста первого заместителя Председателя Правительства РФ, на который он был назначен 18 сентября 1993 года – в канун решающих событий, связанных с борьбой между президентом и Верховным Советом. В ночь с 3 на 4 октября, когда боевики Верховного Совета пытались захватить телецентр «Останкино», телеобращение Е. Гайдара к москвичам с призывом собраться у здания Моссовета и выразить поддержку президенту помогло переломить ситуацию в пользу Б. Ельцина. Однако созданный Е. Гайдаром избирательный блок «Выбор России» не сумел получить большинства в Думе на выборах в декабре 1993 года, что могло бы позволить продолжить радикальные рыночные реформы. Стало очевидным, что правительство В. Черномырдина будет вынуждено проводить прежнюю политику компромиссов. В этих условиях Е. Гайдар ушел из правительства и сосредоточился на работе в качестве лидера думской фракции «Выбор России». Больше Е. Гайдар в правительстве не работал (см. статьи «Политическая борьба 1992–93 годов в России», «Выбор России» и «Егор Гайдар»).

  • 27 мая 1994

    Возвращение в Россию Александра Солженицына. В этот день писатель прилетел в Магадан из США, где он жил с 1974 года после изгнания из СССР. Писатель, повсеместно встречаемый как триумфатор, совершил длительную поездку по стране.

  • 01 мар 1995

    Убийство в подъезде собственного дома в Москве известного тележурналиста, генерального директора только что созданной телекомпании ОРТ Владислава Листьева – легенды российского телевидения. В. Листьев вместе с рядом других журналистов (в том числе Александром Любимовым) создал в 1987 году на Центральном телевидении программу «Взгляд», бывшую одной из самых популярных телепередач конца 80–90-х годов, а затем и телекомпанию ВИD, в которой стал генеральным продюсером (1991) и президентом (1993). Убийство популярного тележурналиста потрясло страну и стало одним из самых громких заказных убийств 90-х годов. В похоронах В. Листьева приняли участие десятки тысяч человек. Ни исполнители, ни заказчики убийства не были найдены (см. статью «Телевидение в конце 1980-х – 1990-х годах»).

  • 09 мая 1995

    Проведение в Москве военного парада в честь 50-й годовщины победы над фашистской Германией. Парад состоял из двух частей – исторической и современной. Историческая часть прошла на Красной площади. В ней приняли участие ветераны Великой Отечественной войны, прошедшие по Красной площади в колоннах фронтов эпохи войны, с фронтовыми знаменами впереди; а также военнослужащие, одетые в форму Красной армии 40-х годов. Современная часть парада состоялась на Поклонной горе, где прошли части Российской армии и современная боевая техника. Причиной такого разделения было осуждение лидерами других стран военных действий на территории Чеченской республики. Они отказались присутствовать на параде войск, участвующих в этих событиях, и именно по этой причине на Красной Площади была проведена лишь историческая часть парада.

  • 14 июн 1995

    Террористический акт в Буденновске (Ставропольский край). После захвата российскими войсками Грозного в январе 1995 года партизанская война охватила значительную часть республики, однако к лету федеральные силы прижали чеченские отряды к грузинской границе, и окончательная победа, казалось, была близка. Но 14 июня отряд под командованием Шамиля Басаева захватил в Буденновске больницу и около 1500 заложников. В качестве условия их освобождения Ш. Басаев потребовал от России прекратить боевые действия и начать переговоры. В результате штурма больницы спецподразделениями МВД и ФСБ некоторые заложники погибли, многие пострадали. После штурма состоялись  переговоры между В. Черномырдиным и Ш. Басаевым, которые привели к освобождению большей части заложников. Отряду Ш. Басаева было позволено беспрепятственно уйти из Буденновска с частью заложников (которые были отпущены несколько позднее), а российским частям был отдан приказ о прекращении боевых действий (см. статью «События на территории Чеченской Республики»).

  • 17 дек 1995

    Проведение выборов в Государственную Думу второго созыва. В голосовании приняли участие 64,7% избирателей. Выборы проводились по смешанной системе – половина депутатских мандатов распределялась между партиями, федеральные списки которых получили более 5% голосов каждый, а вторая половина депутатов избиралась по мажоритарным округам. В выборах приняли участие 43 партии и избирательных объединения. Только четыре преодолели пятипроцентный барьер – КПРФ (22,3%), ЛДПР (11,2%), «Наш дом – Россия» (10,1%) и «Яблоко» (6,9%). Почти половину голосов избиратели отдали не преодолевшим барьер партиям. Однако распределение мест в Думе в итоге выборов по одномандатным округам выглядело несколько иначе. Второй по численности фракцией стал «Наш дом – Россия». В целом коммунисты и их союзники имели большинство в Думе. 

  • 09 янв 1996

    Террористический акт в городе Кизляр (Дагестан). Отряд чеченских боевиков во главе с Салманом Радуевым захватил больницу с заложниками. В результате переговоров с руководством Дагестана террористы отпустили большинство заложников и выехали на автобусах с частью заложников в Чеченскую республику, однако были атакованы федеральными силами в районе села Первомайского. Часть боевиков и заложников погибли, но некоторым все-таки удалось прорваться на территорию республики (оставшиеся в живых заложники были освобождены только через месяц) (см. статью «События на территории Чеченской Республики»).

  • 02 апр 1996

    Подписание договора об образовании Сообщества Беларуси и России. Это был первый шаг на пути создания союзного государства. 2 апреля 1997 года был подписан договор о Союзе Беларуси и России, а 23 мая – устав Союза Беларуси и России, в соответствии с которым были созданы Высший совет и Исполнительный комитет Союза Беларуси и России. Однако все эти начинания так и не привели к ожидавшимся результатам, во многом – из-за непоследовательной политики А. Лукашенко.

  • 03 июл 1996

    Проведение второго тура президентских выборов. Б. Ельцин одержал победу, получив 53,8% голосов. Лидер коммунистов Г. Зюганов получил 40,3% голосов.

  • 03 июл 1996

    3 июля 1996 года состоялся второй тур выборов Президента России, победу на которых одержал действующий глава государства Борис Ельцин.

  • 31 авг 1996

    Подписание Хасавюртовских соглашений. Их подписали секретарь Совета безопасности А. Лебедь и лидер чеченских вооруженных формирований Аслан Масхадов, сторонник прекращения военных действий. Поскольку стороны не могли прийти к соглашению по принципиальному вопросу – о независимости Чеченской республики, они договорились отложить его решение до 31 декабря 2001 года. В соответствии с соглашением, федеральные войска должны были быть выведены из республики, но при этом подлежали восстановлению валютно-бюджетные и финансовые отношения. Это означало финансовую помощь России в восстановлении разрушенной в результате войны республики, в том числе помощь населению продовольствием и медикаментами. 27 января 1997 года в Чеченской республике состоялись выборы, в результате которых президентом был избран А. Масхадов. Выборы проходили под наблюдением миссии ОБСЕ, которая подтвердила их демократичность. Наконец, 12 мая 1997 года был подписан договор о принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой, подтвердивший Хасавюртовские соглашения (см. статьи «События на территории Чеченской Республики» и «Александр Лебедь»).

  • 06 мар 1997

    Назначение А. Чубайса первым заместителем председателя правительства в правительстве В. Черномырдина. 17 марта другим первым вице-премьером назначен губернатор Нижегородской области Б. Немцов. Вместе с ними в правительство пришла целая группа сторонников радикальных рыночных реформ. Так сложилось правительство, получившее название правительства молодых реформаторов. Во главе правительства остался старый союзник Б. Ельцина – В. Черномырдин, который обладал необходимым авторитетом среди губернаторов и в директорском корпусе. Но экономическую стратегию разрабатывали А. Чубайс и его команда, гораздо лучше разбиравшиеся в законах рынка. Вернувшийся к работе после продолжительной болезни Б. Ельцин решил продолжить радикальные реформы (см. статьи «Молодые реформаторы: вторая волна реформ в России (1997–98 годы)», «Виктор Черномырдин», «Анатолий Чубайс» и «Борис Немцов»).

  • 26 мая 1997

    Подписание президентом Б. Ельциным, Генеральным секретарем НАТО Хавьером Солана и представителями стран-членов НАТО в Париже Основополагающего акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и организацией Североатлантического договора. Это соглашение стало юридической основой взаимоотношений между Россией и НАТО. Оно провозглашало курс на долговременное и равноправное партнерство; отказ от применения силы или угрозы силой; уважение суверенитета и территориальной целостности всех государств; основополагающую роль демократии, рыночной экономики, прав человека и политического плюрализма. Соглашение предусматривало совместное проведение миротворческих операций, осуществляемых под руководством Совета Безопасности ООН или под ответственностью ОБСЕ (см. статью «Внешняя политика России в 1990-е годы»).

  • 22 мар 1998

    Отставка правительства В. Черномырдина, возглавлявшего российское правительство с декабря 1992 года и бывшего одним из ближайших сподвижников президента Б. Ельцина. После дела о «Связьинвесте» и ослабления позиций либеральных реформаторов президент решил полностью сменить правительство, чтобы продолжать радикальные рыночные преобразования. К тому же Б. Ельцин считал, что кандидатом в президенты от демократических сил на выборах 2000 года должен быть не В. Черномырдин, а политик молодого поколения. 23 марта Б. Ельцин назначил исполняющим обязанности председателя правительства тридцатипятилетнего Сергея Кириенко. Правительство С. Кириенко продолжило курс, намеченный командой А. Чубайса и Б. Немцова. За несколько месяцев работы были подготовлены проекты ряда реформ (осуществленных уже в начале 2000-х годов). Однако правительство С. Кириенко не смогло предотвратить дефолт и было отправлено в отставку в августе 1998 года (см. статьи «Разрешение экономического кризиса 1998 года», «Виктор Черномырдин»).

  • 16 авг 1998

    Объявление правительством С. Кириенко дефолта. Государство отказалось производить выплаты по государственным краткосрочным облигациям и среднесрочным облигациям финансового займа. Дефолт произошел в условиях сворачивания мировых финансовых рынков после Азиатского экономического кризиса лета 1997 года, когда инвесторы стали уходить со всех ненадежных рынков, в том числе и российского. Поскольку российский государственный долг можно было обслуживать только с помощью новых займов, уход инвесторов означал государственное банкротство. Помощь мировых финансовых организаций запоздала. Дефолт разорил ряд банков, вложившихся в гособлигации. Миллионы вкладчиков полностью или частично потеряли свои деньги (правда, часть их была возвращена с помощью специальных государственных программ). Дефолт сопровождался резким падением курса рубля по отношению к доллару, поскольку в предшествующие месяцы Центральный банк искусственно поддерживал этот курс за счет валютных интервенций. На продовольственном рынке также началась паника, население скупало продукты длительного хранения (см. статью «Разрешение экономического кризиса 1998 года»).

  • 10 сен 1998

    Формирование правительства Е. Примакова и конец политического кризиса. Е. Примаков пользовался доверием Б. Ельцина, но вместе с тем симпатизировал коммунистам, представителей которых пригласил в свое правительство, и имел прочную опору в спецслужбах. Правительство Е. Примакова, несмотря на принципиальные идеологические разногласия с правительством молодых реформаторов, было вынуждено продолжать заложенный ими макроэкономический курс. В результате это позволило смягчить финансовый кризис, а позднее даже частично компенсировать населению банковские вклады. Ослабление рубля оказалось выгодно для российского производителя, поскольку импортные товары значительно подорожали. В 1999 году возобновился наметившийся в 1997 году экономический рост.

  • 19 ноя 1998

    Убийство Галины Старовойтовой, известного политика и правозащитника, сопредседателя движения «Демократическая Россия», депутата Государственной Думы. Она была расстреляна в подъезде своего дома в Санкт-Петербурге на набережной канала Грибоедова. Непосредственные исполнители убийства, члены Тамбовской преступной группировки, придерживавшиеся крайних националистических взглядов, были найдены и осуждены в 2005 году к 20 и 23,5 годам заключения по статье «Посягательство на жизнь государственного деятеля». Заказчики этого политического убийства установлены не были (см. статью «Галина Старовойтова»).

  • 12 мая 1999

    Назначение исполняющим обязанности председателя правительства Сергея Степашина, который, как и Е. Примаков, был выходцем из силовых ведомств. В 1995 году он был директором ФСБ, а в правительстве Е. Примакова занимал пост министра внутренних дел. 19 мая кандидатура С. Степашина была утверждена Думой. Но С. Степашин не проявил активности в подготовке к выборам в Думу, которые были намечены на декабрь 1999 года, и к президентским выборам 2000 года. 9 августа он был отправлен в отставку.

  • 06 авг 1999

    Вторжение чеченских боевиков под руководством Шамиля Басаева и Хаттаба в Дагестан, где они рассчитывали на поддержку местных сторонников «шариатского правления». В результате тяжелых боев части российской армии, внутренних войск и отряды дагестанских ополченцев вынудили боевиков отступить на территорию Чеченской республики уже в сентябре. Эти события фактически стали началом второй чеченской войны. В октябре военные действия были перенесены на территорию Чеченской республики, а в начале 2000 года федеральными войсками был взят Грозный. Успехи в первый период войны обеспечили резкий рост популярности В. Путина (см. статью «События на территории Чеченской Республики»).

  • 04 сен 1999

    Серия террористических актов – взрывов в Москве, Буйнакске и Волгодонске, в результате которых погибли более 300 человек. Чеченские боевики не взяли на себя ответственность за эти взрывы, однако и российские власти, и общественное мнение на фоне военных действий в Дагестане возложили ответственность на них (см. статью «События на территории Чеченской Республики»).

  • 30 дек 1999

    Телеобращение Б. Ельцина к россиянам, в котором он заявил о досрочном сложении президентских полномочий. В тот же день в соответствии с Конституцией исполняющим обязанности президента стал В. Путин, который на президентских выборах 26 марта 2000 года одержал уверенную победу уже в первом туре. Это была последняя политическая победа Б. Ельцина.

Уроки

Итоги десятилетия

Кризис СССР

Культура и повседневная жизнь

Политическое развитие

Немецкий историк: Путин рискует повторить ошибку Брежнева | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

«Леонид Брежнев. Государственный деятель и актер в тени Сталина». Так называется новая книга, которую написала директор Исследовательского центра Восточной Европы при Бременском университете (Forschungsstelle Osteuropa), профессор Бременского университета Сузанне Шаттенберг (Susanne Schattenberg). На днях она представила книгу публике в берлинском музее «Берлин-Карлсхорст», прочитав несколько отрывков, а затем ответила на вопросы корреспондента DW.

DW: Госпожа Шаттенберг, то, что в России интересуются периодом правления Леонида Брежнева, еще понятно. Но что побудило вас немецкого историка заняться его биографией?

Сузанне Шаттенберг: Дело в том, что в моем институте есть очень большой архив самиздата и личных документов советских диссидентов. Мне стало интересно узнать, что это был за человек, в годы правления которого, собственно, и начались гонения на инакомыслящих, сформировалось диссидентское движение. Кроме того, Брежнев как-никак в течение 18 лет был лидером СССР, годы его правления наложили отпечаток на целый исторический период, а книг в Германии о нем практически нет.

— Но кого именно в Германии может заинтересовать история давно минувших дней? Много ли читателей у вашей книги?

Сузанне Шаттенберг

— Они, к счастью, есть. Сейчас в Германии снова вспоминают о так называемой «новой восточной политике», которую полвека назад проводил бывший канцлер Вилли Брандт (Willy Brandt). Правда, это касается в первую очередь представителей старшего поколения, молодые и не ведают, кто такой был Брежнев. Но в целом я замечаю интерес в Германии к тому времени, когда, несмотря на холодную войну, происходило сближение Востока и Запада, люди учились понимать друг друга и взаимодействовать.

— Собирая материал для книги, вы объездили несколько республик бывшего СССР, работали в разных архивах. Что в биографии Брежнева оказалось для вас самым неожиданным?

— Первое удивление я испытала, узнав, что Брежнев, оказывается, мечтал стать артистом, и в 20-е годы прошлого века играл в самодеятельной труппе. Позднее — в студенческое время — он, очевидно, даже жил отчасти за счет тех денег, которые зарабатывал статистом в театре. А в 1960-е на своей даче он развлекал помощников, стоя на стуле и декламируя наизусть стихотворения Есенина — его любимого поэта.

— Может быть, стране было бы лучше, если бы он остался артистом?

— Об этом можно только гадать. Я считаю, что Брежнев был не таким уж плохим лидером.

Эту фотографию передали во французские СМИ перед визитом Брежнева в Париж в 1971 году. Брежнев выбрал ее сам, считая, что на ней он похож на Алена Делона.

— А что вы можете сказать о его личных качествах? Каким человеком выглядит Брежнев в ваших глазах?

— Должна сказать, что чем больше я занималась его биографией, тем большую симпатию к нему испытывала. Он, похоже, и в самом деле хотел сделать много хорошего, он искренне стремился к тому, чтобы жизнь людей в СССР стала более благополучной. Ему были близки такие темы, как преодоление сталинского террора, он хотел, чтобы к крестьянам тоже относились как к людям первого сорта, чтобы у них хватало еды, чтобы они вообще стали получать зарплату, чтобы люди радовались, имели свои квартиры, могли купить машину, чтобы ездить на дачу. То есть ему были очень близки человеческие чаяния. Он умел общаться с простыми людьми, что показывают его поездки по стране. Он не просто разговаривал. Если были женщины и играла музыка, он приглашал на танец, и это не было наигранным.

— Можно ли условно разделить период брежневского правления на две части созидательную впервые годы и застой в конце?

— Я считаю, что можно, хотя многие такой тезис оспаривают. Рубежом во внешней политике я считаю 1975 год, после которого начался новый «ледниковый период». Во внутренней политике перелом произошел еще раньше — в 1970-1971 годах, когда стало ясно, что косыгинские реформы не реализуются, что нужны новые, но Брежнев из-за ссоры с Косыгиным пресек какие бы то ни было изменения.

Давайте вернемся в день сегодняшний. Чем вы объясняете рост интереса к фигуре Брежнева в последние несколько лет в России?

— Мне кажется, что и Владимир Путин сам делает намеки. Мол, и он пришел во власть после хаоса 1990-х, чтобы восстановить стабильность, и Брежнев пришел к власти в 1964 году — после хаоса реформ Хрущева. И Брежнев тоже стал сильным лидером, обеспечившим стабильность в стране. Советский Союз вообще заново открывают в России как страну, систему, в которой не все было плохо, в которой были и хорошие времена. И в этой связи неминуемо заходит речь о брежневском периоде, который воспринимается как «сытые годы», когда вполне уместно было получать удовольствие от жизни и стремиться к счастью, а не постоянно бегать за какими-нибудь новыми лозунгами. Те годы и в самом деле были намного спокойнее.

— Видите ли вы какие-либо параллели между сегодняшним положением дел в России и брежневским периодом?

— Честно говоря, трудно сказать. У меня такое впечатление, что для Брежнева очень важны были социальные реформы, благополучие населения, чего при Путине я совершенно не вижу. И хотя Брежнев запомнился гонениями на диссидентов, в долгосрочной перспективе он все-таки хотел поэкспериментировать с демократией. Мол, давайте вначале накормим людей, а потом позволим себе то, что есть на Западе. Путин же увел страну от довольно широкой демократии и сильной общественности в сторону ограничения свобод. Разница еще и в том, что Брежнев был в восторге от США, хотел сотрудничать с Вашингтоном, чего совсем нельзя сказать о Путине.

— Путин фактически правит Россией уже дольше, чем Брежнев был лидером СССР. Чему российский президент мог бы поучиться у бывшего генсека?

— Путин мог бы избежать ошибки Брежнева, своевременно уйдя со своего поста. Я думаю, это станет для Путина самой большой трудностью: выбрать момент, когда можно будет уйти. Ему нужен преемник, который бы позаботился о том, чтобы Путин оставался сакральным, неприкосновенным и не был бы за что-то привлечен к уголовной ответственности. Думаю, очень трудно выработать такое доверие к человеку, чтобы быть уверенным в том, что он будет защитой на всю оставшуюся жизнь. Риска, что Путин, как в свое время Брежнев, подсядет на таблетки, я не вижу. Но я не исключаю, что он может умереть на посту президента, превратившись в немощного старца-маразматика. Такой угрозе ему следовало бы противодействовать.

«Дипломатия в плавках«

А вот как Сузанне Шаттенберг описывает в своей книге встречу Брежнева и Брандта в 1971 году:

— Брежнев пригласил Брандта на выходные в Крым. Для обоих мужчин это было нечто новое и рискованное. Брандт подвергался за свою «восточную политику» обстрелу со стороны консерваторов, обвинявших его в «распродаже немецких интересов». А для Брежнева это был его первый самостоятельный поступок во внешней политике. Не присутствовали при этом ни министр иностранных дел, ни председатель Совета министров.

Это был вызов Громыко, Косыгину и Подгорному, когда 16 сентября 1971 года Брежнев в одиночку встретил зарубежного государственного деятеля в аэропорту Симферополя, несколько часов там его угощал, чтобы, по убеждению Брандта, споить гостя, развлекал антисоветскими анекдотами, а потом провел с ним два дня на своей правительственной даче в Ореанде.

Леонид Брежнев и Вилли Брандт в Крыму

Это была встреча без протокола, рабочий визит. Брандт и Брежнев проговорили в общей сложности 16 часов, обсуждая насущные проблемы мировой политики, но, если не считать короткого коммюнике, ничего не опубликовали о содержании своих бесед.

Особенно возмутил критиков «новой восточной политики» тот факт, что Брандт был в непринужденной домашней одежде, что он катался с Брежневым на лодке, купался с ним и в Черном море и бассейне с морской водой. Брандт демонстрирует Брежневу «политический стриптиз», полемизировали в Германии.

К счастью, немецкая пресса не узнала о том, о чем позднее рассказал личный фотограф Брежнева Владимир Мусаэльян: Брежнев даже одолжил Брандту плавки! Фотографии показывают двух мужчин, которые оживленно беседуют, вместе курят, позируют с симпатичной репортершей, катаются на лодке, купаются и, очевидно, прекрасно понимают друг друга. Если учесть, что в 1971 году было еще не принято снимать галстуки и пиджаки, то встреча в плавках показывает, что этим двум мужчинам в прямом смысле слова было нечего скрывать друг от друга.    

Смотрите также:
Правительственные резиденции и дома приемов ГДР и ФРГ

  • По-королевски: правительственные резиденции и дома приемов ГДР и ФРГ

    Ее величество в интерьере

    В 1978 году, во время одного из своих визитов в Западную Германию, британская королева Елизавета Вторая остановилась в замке Аугстусбург (на фотографии: с принцем Филипом, федеральным президентом Вальтером Шеелем и его супругой.

  • По-королевски: правительственные резиденции и дома приемов ГДР и ФРГ

    Простенько и добротно

    Рабочий кабинет главы ГДР Вильгельма Пика (Wilhelm Pieck) во дворце Шёнхаузен был обставлен в 1949 году и до сих пор остался в неизменном виде.

  • По-королевски: правительственные резиденции и дома приемов ГДР и ФРГ

    В гостях у канцлера ФРГ

    Рабочий кабинет Конрада Аденауэра (Konrad Adenauer) в Шаумбурге также был обставлен в 1949 году и сегодня является музейным экспонатом. На фото: канцлер работает за своим письменным столом, снимок 1959 года.

  • По-королевски: правительственные резиденции и дома приемов ГДР и ФРГ

    Ничего лишнего

    Современный дизайн сюда не заглядывал. Пожалуй, единственное достоинство убранства ванных комнат для высоких гостей во дворце Шёнхаузен – лаконичность.

  • По-королевски: правительственные резиденции и дома приемов ГДР и ФРГ

    Социалистический банкет

    Семь блюд, пять различных вин: меню правительственного банкета, данного в 1972 году в Шёнхаузене.

  • По-королевски: правительственные резиденции и дома приемов ГДР и ФРГ

    Мемориальный диван

    На этой обитой зеленым бархатом софе в стиле необарокко Эрих Хонекер (Erich Honecker) любил фотографироваться с высокими гостями.

  • По-королевски: правительственные резиденции и дома приемов ГДР и ФРГ

    Актуальная резиденция

    Дворец Мезеберг под Берлином служит сегодня официальной резиденцией, в которой останавливаются гости федерального правительства Германии. В частности, здесь жил Дмитрий Медведев. Свои тайны Мезеберг пока не раскрывает…

    Автор: Анастасия Буцко


Почему тюрьма «штази» стала музеем

Back‑Office Михаила Суслова Или Кем И Как Производилась Идеология Брежневского Времени

1Интервью с бывшим работником аппарата ЦК КПСС Алексеем Козловским всегда проходили по одному сценарию. Я приходил в его квартиру в отличном по советским меркам доме из светлого кирпича в районе московской станции метро Кунцевская – где в 1960–1970‑е годы управлением делами ЦК КПСС были построены два жилых комплекса. Он открывал мне дверь квартиры на тринадцатом этаже. Я снимал пальто в прихожей и проходил в его узкий рабочий кабинет, из окна которого открывался прекрасный вид на соседние дома и часть парка. Кабинет был сверху донизу заставлен книжными полками с советскими изданиями писателей‑классиков и литературоведческими работами, преимущественно 1960–1980‑х годов. Я садился на старый стул, хозяин дома – за красивый потертый рабочий стол, покрытый зеленым сукном.

2Два с половиной или три часа он неторопливо отвечал на мои вопросы. Никаких предложений выпить чаю, никаких посторонних разговоров. Дисциплинированные родные ни разу не побеспокоили нас своим вторжением, что было редкостью по сравнению с обычным течением встреч в домах его коллег. Потом я вставал, прощался и уходил. Хозяин любезно провожал меня до двери, приглашал заходить ещё.

3Четкость, дисциплинированность, этикет и отсутствие пустопорожних разговоров – качества, как можно было понять из наших интервью, перенятые моим собеседником у своего отца. Тот был потомственным тамбовским дворянином по происхождению, офицером императорской армии, который в СССР потерял надежду на продолжение военной карьеры (о чём всю жизнь жалел), но зато благодаря своим административным талантам смог возглавить в послевоенные годы одно из управлений Министерства лесного хозяйства РСФСР. Аристократическая семья, в которой вырос мой собеседник, сумела выжить в советских условиях, вполне вероятно, благодаря этим качествам, а также, безусловно, везению. Внучатый племянник (по матери) сразу двух членов Государственного совета Российской империи – Николая и Константина Ясюнинских1, потомственный дворянин Алексей Козловский – самый знатный по социальному происхождению человек из тех примерно ста двадцати бывших работников аппарата ЦК КПСС, которых мне удалось опросить за последние семь лет2.

4Алексей Козловский был аристократом не только по факту рождения, но и по той культурной среде, в которой он воспитывался в детстве. На него оказали влияние и круг гимназических друзей матери – заметных советских ученых ; и артистическая среда, с которой его знакомила тётя, Ксения Ивановна Ясюнинская – актриса Малого театра ; и близкие родственники отца – ведущие советские специалисты по заповедным территориям – все как один из « бывших». Ещё подростком он вбирал в себя « несоветские» знания. « Доктор Живаго» был им прочитан в рукописи ещё в 1948 году, но не произвёл впечатления. Козловский учился в лучшем советском образовательном учреждении – Московском государственном университете. И, наконец, Козловский стал редактором крупного советского издательства, в котором занимался преимущественно редактурой и изданием русских поэтов первой трети ХХ в.ека. В первую очередь Маяковского и Есенина. И потому бывал в домах Лили Брик и Виктора Шкловского.

5Таким образом, Козловский с его происхождением и кругом общения является хорошим примером передачи культурного наследия Серебряного века в советском социуме. Как же тогда объяснить то, что человек с таким культурным багажом и кругом знакомств почти двадцать лет (в 1971–1989 годах) проработал в Отделе пропаганды ЦК КПСС и, в частности, занимал там не последнюю должность – заведующего сектором журналов ? Что он был одним из основных авторов докладов для Михаила Суслова ? Что был отнюдь не « либералом», а наоборот, придерживался консервативных « антидиссидентских» взглядов ?

  • 3 Единственная известная мне биография Суслова была опубликована 15 лет назад : Serge Petroff, The Re (…)

6С другой стороны, а что мы вообще знаем о творцах советской идеологии и пропаганды в брежневское время ? Помимо общеизвестной фигуры Михаила Суслова, который, впрочем, также малоизучен (в частности, не существует его современной научной биографии3), кто были те люди, которые производили советский пропагандистский продукт, и где они работали ? Как была устроена и как координировалась система советской пропаганды в этот период ? Чем руководствовались в своей работе люди, которые в ней участвовали ? Имели ли они собственную позицию и могли ли её отстаивать ?

  • 4 Текст доклада является переработанной версией working papers, представленных в разных вариантах на (. ..)

7При всём многообразии институций, которые участвовали в выработке советской идеологии и разработке тех культурных символов, которые она производила, координирующие функции были возложены на одну из них – Отдел пропаганды аппарата ЦК КПСС4. Фактически в сфере идеологии он выполнял функции back‑office официального центра принятия политических решений в этой сфере – Политбюро. Выражение back‑office используется в современной деловой терминологии для обозначения реального офиса некой организации, отличающегося от front‑office, предназначенного для общения с клиентами и прессой. В некоторых ситуациях back‑office имет дурную славу, потому как там занимаются « темными делишками», выгодными только руководству компании и тщательно скрываемыми как от клиентов и общественности, так и от акционеров и многих рядовых сотрудников, работающих в компании.

8Аппарат ЦК КПСС в целом был подобным back‑office в рамках советской политической машины. При наличии официальных front‑office, носящих характер публичного представительства системы перед населением страны и иностранцами (например, Верховный Совет, ВЛКСМ, Союз писателей, Советский Комитет защиты мира, газеты), а также, разумеется, формального партийного парламента – Центрального комитета и как бы избираемого им Политбюро-аппарат ЦК КПСС во многом выполнял роль реального организационного центра, готовящего документацию для Политбюро и Секретариата ЦК. Они вместе определяли, кто будет избран в новый состав ЦК КПСС, номинально контролирующего исполнение решений, принятых этими структурами. Аппарат ЦК КПСС по своей инициативе самостоятельно готовил решения, позже принимаемые к рассмотрению Политбюро. Он вел финансовые и хозяйственные дела Политбюро и ЦК КПСС. При этом его деятельность была окутана тайной, а его малоизвестные широкой публике функционеры весили в политической и административно‑хозяйственной жизни страны нередко поболее, чем члены ЦК КПСС.

9Часть членов Политбюро одновременно были секретарями ЦК КПСС (например, Леонид Брежнев, Андрей Кириленко, Михаил Суслов), то есть реально приводили в движение рычаги управления партией. Они лично курировали различные отделы аппарата ЦК КПСС, которые служили их коллективными помощниками в разработке и проведении тех или иных инициатив.

10В рамках статьи будет охвачена деятельность Отдела пропаганды ЦК КПСС с 1966 по 1985 год. Это был период его стабильного существования как административной единицы. Он наступил после почти двух десятилетий административных реформ, начавшихся с преобразования Управления пропаганды и агитации аппарата ЦК ВКП (б) в 1948 году и приведших к разделению отдела на два – общесоюзный и « по РСФСР» в 1955–1965 годах, потом сведению его вместе с двумя другими отделами, занимавшимися схожими вопросами (науки и культуры), « под крышу» Идеологической комиссии ЦК КПСС. Финальной датой исследования я ставлю 1985 год – поскольку с приходом Михаила Горбачёва наступает новая эпоха и классическая модель деятельности аппарата ЦК КПСС, его взаимосвязей с другими ведомствами начинает разрушаться.

  • 5 См. , например : А. Сушков, Президиум ЦК КПСС в 1957‑1964 гг. : Личности и власть, Свердловск : УрО (…)
  • 6 Ronald J. Hill, Peter Frank, The Soviet Communist Party, Second edition, London : George Allen and (…)
  • 7 Культура и власть от Сталина до Горбачева. Аппарат ЦК КПСС и культура. 1958‑1964, Документы, М. : Р (…)
  • 8 См. : Л. Силина, Внешнеполитическая пропаганда в СССР в 1945‑1985 гг. (по материалам отдела пропага (…)

11Аппарат ЦК КПСС этого периода как самостоятельное учреждение пока не становился объектом исследования со стороны специалистов. Политологи, а затем историки сосредотачивали свои усилия на анализе деятельности Политбюро ЦК КПСС5, персональном составе членов ЦК КПСС6, но практически не интересовались аппаратом как таковым. Пока, за исключением ряда сборников документов, посвященных влиянию аппарата ЦК КПСС в сфере культуры7, мне известно только одно научное исследование, касающееся одной из многочисленных функций аппарата – внешнеполитической пропаганды8.

  • 9 Здесь уместно поблагодарить профессора Dietrich Beyrau, который всё это время был неформальным кура (…)

12Основными источниками для данной статьи послужили материалы моего проекта по изучению аппарата ЦК КПСС периода 1953–1985 годов, который проводится с декабря 2006 года на средства немецких фондов Gerda Henkel (2006–2008) и Deutsche Forschungsgemeinschaft (2009–2012) и при поддержке Forschungsstelle an den Bremen universität, в которой я работаю с декабря 2008 года9. В рамках проекта были проведены « глубокие интервью» с более чем 120 бывшими сотрудниками аппарата ЦК КПСС (не считая около 40 интервью с другими лицами, тесно сотрудничавшими с ними в исследуемый период) и собрана подробная персональная биографическая информация ещё на более чем 100 человек.

  • 10 В. Алексеев, С. Арутюнян, Л. Вознесенский, А.  Гаврилов, А. Козловский, Р. Косолапов, В. Костров, В. (…)

13В данной статье используeтся биографический массив, состоящий из 36 подробных биографий сотрудников отдела периода со 2-й половины 1950‑х по 1985 год. 25 из них основаны на интервью с бывшими сотрудниками Отдела10, одиннадцать на других типах источников – мемуарах, « памятных книгах», интервью с родственниками. Кроме того в моём распоряжении находятся официальные биографии (т.н. объективки) и краткие биографии ещё примерно 50 сотрудников отдела этого периода подтверждающие своими основными параметрами тот факт, что выбранные мною биографии не являются « уникальными».

  • 11 Выражаю глубокую благодарность Ольге Сибиревой, взявшей на себя труд по расшифровке всех интервью, (…)

14Интервью расшифрованы и находятся в электронном виде в моём архиве11. В большинстве случаев проводилось несколько встреч по методике « глубоких интервью». Опрос проводился по общему списку тем для разговора (около 300). Они включали подробное выяснение биографии информанта, его политических и культурных предпочтений, описание его профессиональной деятельности в аппарате ЦК КПСС и сопровождавших эту деятельность привилегий. Целью опроса (как и проекта в целом) было создание обширной базы свидетельств сотрудников аппарата о самих себе, общественных, политических и культурных реалиях, которые наблюдались ими в процессе их жизни и, разумеется, работы в ЦК КПСС. Первые беседы служили основой для составления дополнительного списка вопросов, позволяющих уточнить индивидуальный опыт информанта.

  • 12 С. Арутюнян, О прошлом и настоящем, М., 2009 ; Н. Биккенин, Как это было на самом деле : Сцены обще (…)
  • 13 Например, А. Лисин, Метаморфозы духа, 2012. Рукопись книги. Электронная версия.
  • 14 Распространенный в современной России жанр сборников, подготовленных и опубликованных родственникам (. ..)
  • 15 Записные книжки Ю. Лобова и С. Семанова в настоящее время готовятся к печати.

15Для проекта и данной статьи привлекались и другие источники мемуарного характера : интервью, данные сотрудниками отдела журналистам и исследователям ; мемуары12, в том числе и не опубликованные13, « памятные книги»14. От одного из бывших сотрудников отдела, Юрия Лобова, удалось получить уникальный источник : рабочие записные книжки, подробно зафиксировавшие повседневную деятельность сектора печати, в котором работал автор, в 1981–1984 годах, а также отражающие содержание различных « общеотдельских» совещаний этого периода. Фрагменты записей из личных записных книжек за 1978–1982 годы, полученные от бывшего главного редактора журнала « Человек и закон» Сергея Семанова, позволяют расширить представления об одном из видов мероприятий отдела – « брифингов», о которых подробнее я буду говорить ниже15.

16Ценным источником стали полученные от бывших сотрудников ЦК КПСС телефонные справочники аппарата ЦК КПСС и собственные справочники Отдела пропаганды за 1976–1985 годы, которые в систематизированном виде не только позволили точно установить структуру отдела и персональный состав его сотрудников, но и проследить динамику их изменений.

17Определенную пользу для данной статьи принесла и работа с документами фонда Отдела пропаганды ЦК КПСС по РСФСР периода 1956–1966 годов, который находится в РГАСПИ (Ф. 556, Оп. 15).

18Отдел пропаганды был одним из более чем 20 отделов аппарата ЦК КПСС рассматриваемого периода. Он входил в неофициальный блок идеологических отделов, который кроме него составляли отдел культуры и отдел науки, вузов и средней школы. Этот блок напрямую подчинялся « рабочему» секретарю ЦК КПСС по идеологии – в 1965‑1974 годах это был Петр Демичев, в 1976‑1987 – Михаил Зимянин. Рабочий секретарь, в свою очередь, подчинялся упоминавшемуся выше члену Политбюро, курировавшему идеологию – таковым большую часть исследуемого периода был Михаил Суслов, затем его сменил Юрий Андропов, а затем и Константин Черненко.

19Отдел пропаганды, насчитывающий в своих рядах порядка 120 ответственных и технических сотрудников, считался в аппарате « вторым» отделом по значимости – после отдела Организационно‑партийной работы (далее – Орготдел). Наряду с Орготделом и Отделом административных органов он был в числе трех наиболее крупных и влиятельных Отдел пропаганды, как и другие отделы ЦК, имел свой четко очерченный круг обязанностей. Его отличие от других идеологических отделов заключалось главным образом в ориентации на вопросы создания чисто идеологических продуктов (например, массовой агитационной продукции). Создание продукции, носящей культурный или научный характер, было соответственно делом отделов культуры и науки. А вот распространение созданных их объединенными усилиями продуктов в СМИ было снова делом отдела пропаганды.

20Структура отдела в течение всего описываемого периода была достаточно стабильна и в целом копировала структуру большинства других крупных отделов ЦК КПСС.

21Во главе отдела находился заведующий. Это был партийный бюрократ высокого ранга, имевший возможность прямого общения не только с курировавшим его секретарем ЦК или членом Политбюро, но и с их коллегами. Его ближайший аппарат составляли несколько заместителей заведущего, один из которых официально считался « первым» и замещал заведующего в случае его отлучки. Каждый заместитель курировал несколько секторов, связанных, как правило, близкой тематикой. « Белую кость» отдела представляла собой « группа консультантов» во главе с заведующим. Официально на её сотрудников был возложен анализ ситуации в конкретных сферах, в которых консультанты были специалистами. Свой анализ и предложения они должны были подавать вышестоящему руководству в виде обобщающих « записок». Так именовался особый жанр аналитических документов. Именно поэтому на должности консультантов попадали (не всегда, но преимущественно) ученые с кандидатскими и нередко докторскими степенями и опытные журналисты.

22Однако на практике большая часть деятельности консультантов сводилась к писанию различных докладов (или частей докладов) для « первых лиц» – членов и кандидатов в члены Политбюро, секретарей ЦК и заведующих отделами. Написание длинных, многочасовых докладов для руководства вообще было одной из главных обязанностей аппарата ЦК. Михаил Суслов был одним из наиболее крупных (но не единственным) « заказчиком» подобных материалов. Тем не менее, поскольку идеологическая проблематика, которую он курировал, составляла значительный объём не только его рядовых публичных выступлений, но также текстов, которые он оглашал на партийных пленумах и съездах, над подготовкой его « речей» едва ли не постоянно трудилась целая группа сотрудников отдела. Они находились в подчинении помощников Суслова, прежде всего Бориса Владимирова.

23Основу отдела всё же, как и в других отделах, составляли тематические сектора. Каждый из них обычно состоял из четырех‑пяти сотрудников в должности инспектора во главе с заведующим сектором. Должность завсектором была низшей командной должностью в аппарате. Основной задачей заведующего сектором было распределение между инструкторами указаний и информации, поступившей от заместителя заведующего или от заведующего отделом, контроль за исполнением указаний, первичная редактура документов, подготовленных инструкторами и предназначенных для передачи « наверх», а также глубокое знакомство с состоянием дел в курируемой им сфере.

24Инструктора – самая массовая категория ответственных сотрудников аппарата – отвечали за кураторство конкретных тем, учреждений и территорий. Обычно они курировали одну значимую сферу развития отрасли, несколько организаций или департаментов крупного общесоюзного ведомства, плюс получали под свой контроль решение вопросов тематики своего сектора на нескольких частях территории страны.

25Например, сотрудник сектора издательств курировал направление снабжения полиграфической промышленности страны оборудованием, одно крупное или несколько второстепенных издательств в Москве, а также состояние издательского дела в Сибири и, например, в Молдавии.

26Особой частью Отдела пропаганды являлась Лекторская группа ЦК КПСС во главе с заведующим, который также подчинялся напрямую главе отдела. Лекторы ЦК КПСС, обладавшие в первую очередь блестящими ораторскими способностями, большим преподавательским или журналистским опытом, а также малодоступной не только обычным гражданам, но и региональному активу информацией, были предназначены для эффективной и полуофициальной передачи нужных Политбюро политических новостей в « массы». Прежде всего в « массы» регионального « партийно‑хозяйственного» актива, а также работников крупных промышленных предприятий – которые со времен основания РСДРП считались основной социальной группой поддерживающей партию.

  • 16 Подробно об этом – в интервью Н. Митрохина с лектором, затем заместителем заведующего лекторской гр (…)

27Лекторы ЦК большую часть своего рабочего времени (до 300 дней в году) проводили в бесконечных командировках, поскольку были « нарасхват» у местных партийных организаций, а число их было невелико – не более 18 человек16. Ещё одной важной функцией лекторов была « обратная связь» с « массами» – по возвращению в ЦК они отчитывались, в том числе в виде аналитических записок, о том, какие вопросы им задавались в ходе их лекций, какие вопросы были наиболее популярны.

28Чем же занимался отдел ? Об этом лучше всего, на мой взгляд, может рассказать краткое описание функций его секторов.

29Самыми важными секторами отдела считались два, курировавших идеологическую работу в Российской Федерации и в остальных республиках СССР соответственно. Они так и назывались – « по РСФСР» (им с 1968 по 1985 год руководил Николай Черных) и « по союзным республикам». В первую очередь они контролировали секретарей по идеологии региональных партийных органов и подчиняющихся им заведующих отделами пропаганды. В числе важнейших задач секторов были подбор (и утверждение – если речь шла об инициативе снизу) кадров для занятия этих должностей, а также доведение до секретарей обкомов, крайкомов, рескомов и бюро ЦК союзных республик информации о вопросах, посвященных идеологической сфере, которые обсуждались на заседаниях Политбюро и Секретариата ЦК.

  • 17 Некоторые документы, иллюстрирующие работу сектора в изучаемый период, опубликованы. См. : Пресса в (…)

30Вторым по значимости в отделе был блок секторов, курировавших медиа‑сферу и издательства. Названия секторов : печати ; журналов ; телевидения и радио ; издательств ; полиграфии и книжной торговли – говорят сами за себя. При этом функции у них существенно различались. Сектор печати, курировавший газеты, и сектор журналов были непосредственно вовлечены в редакционно‑издательский процесс17. Довольно большое количество статей, намеченных к печати, особенно « передовиц» или материалов на острые или политически важные темы, согласовывались редакциями с сотрудниками этих секторов. Они же контролировали прочие материалы, опубликованные в печати. Вместе с тем они относительно мало вмешивались в деятельность партийных СМИ – т. е. журналов « Коммунист», « Агитатор», « Партийное самообразование», газет « Правда», « Советская Россия», « Социалистическая индустрия», поскольку их главные редактора несли персональную ответственность перед секретариатом ЦК КПСС.

31По той же причине сектор телевидения и радио имел относительно малое влияние на вещательную политику Гостелерадио СССР. Его глава с 1970 года, Сергей Лапин был в числе личных друзей Леонида Брежнева и исполнял только его указания.

32В блоке секторов, контролирующих медиа и издательства, работали в основном профессионалы. Например, журналисты региональных изданий, добравшиеся в своей области до « потолка» карьерного роста – места заместителя главного редактора областной газеты, затем отучившиеся в АОН и принятые прямо из её стен в ЦК. После окончания работы в ЦК они если не уходили на пенсию, то занимали посты главных редакторов московских СМИ и издательств.

  • 18 В целом данной теме посвящено довольно обстоятельное исследование (см. : М.Ю. Прозуменщиков, Большо (…)

33Сектор « Физической культуры и спорта», как следует из его названия, курировал Госкомспорт СССР, а также обращал большое внимание на освещение показа спорта по телевидению18. В нём работали такие же комсомольские функционеры – выходцы из ЦК ВЛКСМ, что и в Госкомспорте, так что они хорошо находили общий язык. Впрочем, многие из них окончили спортивные вузы или до прихода в ЦК КПСС руководили спортивными организациями, так что они не были новичками в курируемой ими тематике.

34Третий блок секторов занимался разными формами прямой пропагандистской работы.

35Сектор « массово‑политической работы» официально был нацелен на поддержание сети агитаторов и пропагандистов. Эти низовые партийные активисты должны были заниматься пропагандой политики партии внутри трудовых и учебных коллективов, а также агитировать за её поддержку. Для этого, в частности, они должны были проводить « политинформации» – то есть кратко пересказывать коллегам и соученикам политические новости, почерпнутые из газет и журналов, которые те читать не желали.

  • 19 « “Обыденное сознание любит простые решения…” : Беседа Николая Митрохина с Владимиром Александрович (…)

36Гораздо более интересными вещами занимался один из сотрудников сектора – Эмиль Лисавцев. Он координировал работу по контролю за религиозностью и пропаганду « научного атеизма». В этой связи он курировал деятельность Совета по делам религий при Совмине СССР, тесно кооперировался с 5‑м управлением КГБ, а также был фактическим начальником над Институтом научного атеизма, входившим в состав Академии общественных наук при ЦК КПСС. В начале 1980 года внутри того же сектора была создана целая группа, занимавшаяся контролем за религиозностью. Сам Лисавцев стал консультантом сектора, а в его фактическое подчинение перешли двое инструкторов‑новобранцев. Они были выпускниками ИНА с опытом работы в региональном партийном аппарате19.

37И, наконец, квинтэссенцией пропагандистских секторов был сектор « партийной пропаганды» (ликвидированный после 1983 года), под началом единственной за 30 лет женщины, находившейся на руководящей работе в отделе – Валентины Байковой. Он занимался уже пропагандой среди членов партии. Для этого он курировал систему домов политпросвещения, а также, по‑видимому, кабинеты партучебы и прочие « парткабинеты», существовавшие при райкомах и представлявшие собой на практике небольшие библиотеки.

38Сектор « Партийной учебы и экономического образования» (резко расширенный после 1983 года за счёт сектора партийной пропаганды), которым заведовал Николай Клепач, курировал весьма масштабную систему партийной и экономической учебы, активно создававшейся во 2-й половинe 1960‑х. В 1970‑е–1980‑е годы эта учёба фактически была обязательна для низовых партийных активистов с высшим образованием, которые стремились занять административный пост уровня директора школы или заместителя директора предприятия средней руки. Эта система предполагала 2‑3 летние вечерние курсы по философским, историческим, идеологическим и (для инженеров) – экономическим и юридическим вопросам. Она существовала отдельно от системы партийных учебных заведений, которую курировали другие отделы (Орготдел и Отдел науки).

39Ещё два сектора отдела – идеологического сотрудничества и контпропагандистской работы – носили полусекретный характер, насколько это было возможно в такой закрытой организации, какой был ЦК КПСС. Мне пока не удалось найти информантов, которые могли бы рассказать о работе этих секторов. Сектор идеологического сотрудничества, существовавший под этим названием после 1978 года, был наследником существовавшего с 1968 года сектора внешнеполитической пропаганды. Его передали в Отдел пропаганды из распущенного тогда Отдела международной информации. Сектор занимался преимущественно контролем за радиовещанием на зарубежные страны и, вероятно, информационной политикой ТАССа и АПН для зарубежного читателя. После воссоздания в 1978 года Отдела международной информации ЦК КПСС переименованный сектор сохранился, однако чем он занимался, не ясно. Предположительно он координировал идеологическую работу со странами Варшавского договора.

  • 20 Сотрудник Отдела Виктор Суханов с удовольствием описывает эпизод, как в 1977 году двое его коллег п (…)

40Сектор контрпропаганды, по всей видимости (прямых свидетельств тому нет, и даже информанты из других секторов не спешили делиться информацией о нём), занимался подбором информации, опровергающей « западные» утверждения об СССР, и её распространением. Во всяком случае, судя по стенограммам « брифингов» в ЦК КПСС для советских журналистов, подобные опровержения западной « клеветы» были там явлением распространенным, хотя и оглашались преимущественно заместителями заведующего отделом20.

41В чём же заключалась повседневная служебная деятельность сотрудников отдела ? Из множества коммуникативных практик, в которые она была облечена, я говорил выше о мониторинге и кадровой политике. В целом ЦК КПСС был организацией, предпочитавшей вербальные формы коммуникации и очень неохотно фиксировавшей свою « внутренюю кухню» на каких‑либо письменных носителях, тем более имеющих характер официальных документов. Достаточно сказать, что из ЦК КПСС в курируемые ею организации никогда не поступало никаких официальных бумаг, за исключением общих решений Политбюро ЦК КПСС и Совета Министров СССР. В редких случаях руководителю организации для ознакомления могло быть послано – с фельдкурьером – касающееся его решение секретариата ЦК КПСС, которое должно было в течение недели (если это не документ повышенной секретности, возвращаемый сразу после прочтения) вернуться в Общий отдел ЦК КПСС. Не могло быть и речи о том, чтобы инструктор ЦК КПСС представил курируемому им чиновнику какое‑либо распоряжение на официальном бланке ЦК.

42То же самое касалось многочисленных форм коммуникации, которыми занимались сотрудники аппарата. Термин « телефонное право», получивший распространение во времена перестройки, не вполне описывал существовавшую практику коммуникации, но справедливо фиксировал внимание на её скрытом и вербальном характере. Помимо этого большое значение имели различные формы совещаний и консультаций, которые, как правило, не фиксировались официально, но следы их можно найти в рабочих записных книжках сотрудников аппарата и других приглашенных на эти мероприятия лиц. При отсутствии официальных стенограмм их участникам позволялось делать подобные записи, поскольку без них, в отсутствие официальных распоряжений на официальных бланках, любая деятельность если и не остановилась, то неизбежно привела бы к существенным искажениям.

43Важным в этом отношении было и сложное устройство руководства самим отделом со стороны его куратора – Михаила Суслова, сочетавшее формальный и неформальный механизмы влияния. Формальный механизм был устроен строго иерархически. Отделом Суслов руководил в основном через упоминавшегося выше рабочего секретаря ЦК КПСС по идеологии, который в письменной (накладывая резолюции на документы) или устной форме передавал распоряжения заведующему отделом, а тот спускал их ниже – своим заместителям, передававшим его ниже по цепочке заведующим секторами, а те – инструкторам. Рядовые инструктора или даже заведующие секторами могли проработать в Отделе несколько десятилетий и ни разу не попасть в кабинет Суслова. Единственным способом поглядеть на него или других членов Политбюро вблизи было участие в партсобраниях аппарата, на которых эпизодически выступал кто‑то из вождей.

  • 21 См. указ. выше интервью со скептически относящимся к нему А. Козловским ; а также интервью Н. Митро (…)

44Другой способ руководства Отделом был через помощников Суслова, которые могли позвонить лично нужному им в данный момент сотруднику аппарата с официальной, полуофициальной или совсем неофициальной просьбой или вопросом. Далеко не всегда это делалось по заданию самого Суслова. Помощники вполне могли предварительно разобраться в заинтересовавших их вопросах, прежде чем доложить о них шефу, а то и откровенно плести свои интриги. На последних, в частности, « погорел» один из них – Владимир Воронцов. Он был членом команды Суслова ещё с 1930‑х годов, занимал пост его помощника в 1953–1966 годах и был ключевой фигурой в борьбе группы сталинистов‑антисемитов (и старшей сестры Маяковского – Людмилы) с влиянием Лили Брик в сфере интерпретации интеллектуального и освоения материального наследия Владимира Маяковского. В результате он был уволен из ЦК КПСС, по словам Алексея Козловского, с устной формулировкой « за действия, направленные на ухудшение отношений между советской и французской коммунистическими партиями». Сестра Лили Брик – Эльза Триоле была замужем за поэтом Луи Арагоном, влиятельным в руководстве французской компартии. И после очередной скандальной публикации в адрес Брик, инспирированной Воронцовым, Арагон напрямую обратился с протестом к Суслову21.

45Помимо взаимодействия с руководством, к числу других распространенных практик работы сотрудников аппарата ЦК КПСС я отношу внешние контакты за пределами здания ЦК, экспертные совещания, координация аппарата ЦК с курируемыми им учреждениями (в частности « брифинги») и координация между отделами внутри аппарата ЦК.

46Курировавший то или иное направление деятельности сотрудник отдела, как говорилось выше, отвечал за состояние дел в нескольких подведомственных ему организациях. У него было несколько способов узнавать, как обстоят в них дела.

47Помимо поступающих из организации бумаг (например, ежегодных или квартальных отчётов организации перед своим министерством или перед Советом министров ; экземпляров изданий, которые она публиковала ; протоколов заседаний партбюро и т. п.), важными источниками были звонки от руководителей организации инструктору или наоборот. Встречи руководителей и ключевых сотрудников курируемых организаций с инструктором ЦК у него в кабинете на Старой площади также были нормой. Многие из этих людей были рады оказаться на подобной встрече, поскольку помимо решения деловых вопросов (или оглашения жалоб на коллег) она давала возможность хорошо и дешево поесть в цековском буфете (а то и, по приглашению сотрудника – в столовой, предлагавшей более широкое меню), а также купить там что‑либо дефицитное и высококачественное (мясные « полуфабрикаты», фрукты, качественный алкоголь, хорошие книги) домой.

48Сам инструктор отдела также периодически появлялся в курируемой организации. Однако его визиты были приурочены, как правило, к каким‑то крупным мероприятиям в ней – например, проведению коллегии министерства или ведомства ; перевыборам парторга ; собранию с проработкой провинившихся в идеологических или иных грехах. Впрочем, были и визиты, связанные с текущим мониторингом, например, для контроля за проведением работ на крупном объекте (строительстве крупной типографии, здания нового НИИ).

49Другим источником информации для аппаратчиков служили совещания с экспертами, проходившие уже на партийной территории – либо в самом здании ЦК, либо в партийных учреждениях, таких как АОН и ИМЛ, либо, в случае подготовки особо важных бумаг, – на партийных дачах. Такие совещания собирались обычно в порядке обсуждения важной, с точки зрения аппарата либо руководства партии, темы. По ней отдел пропаганды должен был подготовить « Записку», включавшую описание проблемы и предложение по мерам её разрешения. Другой причиной созыва совещаний могла быть подготовка больших докладов или выступлений первых лиц (например, на предстоящем съезде партии). Участниками совещаний обычно были люди из обкомов и республиканских комитетов партии, партийных научных и образовательных учреждений, припартийных научных учреждений (таких, как ИМРД, ИНИОН, ИМЭМО, ИЭМСС, Институт США и Канады и другие страноведческие институты), академических институтов и ведомственных НИИ, вузов (в первую очередь МГУ), редакций как партийных, так и прочих изданий, творческих союзов и псевдообщественных организаций.

50В принципе круг людей, принимавших участие в таких совещаниях, мог быть достаточно широк. Он охватывал значительную часть той интеллигенции, которая напрямую коммуницировала с представителями аппарата, вполне искренне считала себя сторонниками существующей модели власти и, более того, тайно или открыто гордилась причастностью к ней. В этой связи воспроизводимая со времен эпохи перестройки во внутрироссийском дискурсе модель взаимоотношений партаппарата с интелигенцией нуждается в принципиальном пересмотре.

  • 22 Другой вопрос, какое позиционирование было у этих представителей интеллигенции (особенно творческой (…)

51Фронтального противостояния партаппарата и интеллигенции, на мой взгляд, не было. Между ними существовала довольно широкая прослойка, обеспечивающая конвергенцию обеих социальных групп. Люди, которые принадлежали к творческой и научной интеллигенции и имели несомненные заслуги на этой ниве, одновременно вполне активно и нередко искренне сотрудничали с партийным аппаратом. Часть из них была бывшими или будущими сотрудниками аппарата (или их женами), но многие выполняли роль « приводных ремней», передающих волю партийных аппаратчиков интеллигенции, исходя из своих убеждений или понимая необходимость этого как часть функций должностного лица, которыми они на тот момент являлись22.

  • 23 Некоторые документы ЦК КПСС по « Таганрогскому проекту» опубликованы. См. : Л. Москвичёв, ред., Соц (…)
  • 24 Леон Оников, « Я выполнял свой человеческий и партийный долг», в Российская социология шестидесятых (…)

52Показательным в этом отношении случаем является деятельность социолога Бориса Грушина, который получал от Отдела пропаганды ЦК КПСС финансирование на свой огромный « Таганрогский проект», основной целью которого было совершенствование партийной пропаганды среди населения23. Проект этот поддерживался бывшим товарищем Грушина по комсомольскому бюро философского факульта МГУ 1950‑х годов Иваном Фроловым, который стал помощником секретаря по идеологии ЦК КПСС Петра Демичева, а также получил одобрение у исполняющего обязанности заведующего отделом, Георгия Смирнова24.

  • 25 Например, в РГАСПИ я обнаружил стенограмму совещания в Отделе пропаганды Бюро ЦК КПСС по РСФСР в 19 (. ..)

53Как правило, участники экспертных совещаний, организованных отделом, представляли в форме кратких докладов или записок свою позицию по обсуждаемым вопросам, а потом дискутировали между собой. Работники ЦК КПСС, участвовавшие в данном мероприятии, пытались выбрать разумные или, как минимум, приемлемые с их точки зрения предложения25. Часть этих экспертов впоследствии могла быть привлечена уже к выработке собственно документов ЦК КПСС. Нередко совещания оканчивались (с точки зрения сотрудников аппарата ЦК КПСС) безуспешно и малоэффективно, и через некоторое время они проводили следующее совещание с другим составом приглашенных.

  • 26 Подробное описание « информационных совещаний» см. : Лисин, Метаморфозы духа, с. 526‑530.

54В ЦК КПСС проводились и различные совещания с участием уже официальных представителей учреждений. Они были гораздо реже и носили в основном инструктивный характер. Наиболее регулярными и, наверное, наиболее важными среди них были « информационные совещания», чаще всего кратко и неформально именуемые « брифингами». Они собирались Отделом пропаганды примерно раз в месяц на протяжении всех 1970–1980‑х годов. На них кураторы созывали главных редакторов московских изданий26. Каждый « брифинг» был посвящен одной‑двум основным темам. По каждой теме обычно был краткий доклад, который делал кто‑либо из высокопоставленных сотрудников аппарата ЦК КПСС, сфере ответственности которого был посвящен брифинг. В ходе « брифинга» перед редакторами раскрывалась (обычно с цифрами и фактами) проблема, волновавшая Политбюро и Секретариат ЦК КПСС, которая должна была получить развитие в прессе.

55В 1960‑е годы Отдел пропаганды был одним из фортпостов партийной ортодоксии внутри ЦК КПСС, особенно в сравнении с куда более либеральными отделами культуры и науки.

56Причиной этого стал набор в него в середине 1950‑х годов большой группы бывших комсомольских функционеров позднесталинского времени, свежеиспеченных выпускников АОН при ЦК КПСС.

57Смена поколений сотрудников, как можно предположить, проделанная с идеей освобождения от наследия сталинизма, привлечения молодых и хорошо образованных кадров (в отличие от предшественников имевших законченное высшее образование), обернулaсь усиленной « сталинизацией» отдела, затянувшейся на более чем десятилетие. Профессионально сложившиеся как руководители в условиях сталинской перманентной мобилизации конца 1930‑х – 1940‑х годов, в атмосфере чисток, террора и кампаний по борьбе с косполитизмами – молодые функционеры попросту не знали ничего иного. Воспроизводство агрессивной риторики и морализаторства, мобилизация населения (через агитацию, принуждение и обман), поиск и разоблачение врагов да беспрeкословное исполнение приказов – это было в общем-то всё, что они умели.

58Значительная часть этих комсомольских функционеров, помимо сталинизма поддерживала и идеологию русского национализма. Особенно этим отличалaсь та часть отдела, что в 1955 году была выделена как « отдел пропаганды по РСФСР». Отдел подчинялся Бюро ЦК КПСС по РСФСР и его руководителем был военный политработник сталинского времени, убежденный русский националист Василий Московский. Фактически это была лаборатория для выращивания (или, возможно, концентрации) партийных аппаратчиков с « прорусскими» взглядами. Результаты работы этой структуры ощущались и два десятилетия спустя после её слияния с общесоюзным отделом, состоявшегося в 1965 году. Они очевидным образом сказались, например, на деятельности Бориса Стукалина (бывшего главного редактора воронежской комсомольской газеты), возглавлявшего отдел пропаганды в 1982–1985 годах, или заместителя заведующего отделом Егора Лигачёва, вошедшего в горбачёвское Политбюро и являвшегося главным покровителем русских националистов в перестроечном СССР.

  • 27 См. : Академик Иван Тимофеевич Фролов…, с. 313–321.

59После отставки Никиты Хрущёва Леонид Ильичёв был переведён в МИД. На его место пришел Петр Демичев, который, как выяснилось десятилетиями позже поставил своей целью « борьбу со скрытыми сталинистами»27. Действительно, к началу 1970‑х годов идейный климат в Отделе пропаганды существенно изменился.

60В 1965–1968 годах в рамках рутинной ротации или по причине допущенных ошибок из отдела ушли многие комсомольские функционеры призыва 1950‑х годов. При этом часть из них была « твердокаменными» сталинистами, а некоторые – и русскими националистами, другие в основном были « интернационалистами» и представляли софт‑линию, во многих аспектах довольно критически относящуюся к сталинскому правлению, но сохраняющую стиль поведения той эпохи. Уйдя из аппарата ЦК КПСС, все они благополучно расположились на « второй линии» партийной бюрократии – в основном в роли руководителей партийных СМИ и книгоиздания, секретарей обкомов, где проработали до 1987‑1991 годов.

61Самым консервативным идеологическим отделом стал отдел науки. Во второй половине 1960‑х годов он был очищен от « либералов» его новым руководителем – Сергеем Трапезниковым. Отдел культуры остался (под руководством его бессменного руководителя Василия Шауро) разделенным на « ревизионистскую» и русско‑националистическую фракции. Отдел же пропаганды с начала 1970‑х годов был идейно (причём в рамках не просто марксистской, но официальной советской парадигмы) расколот на несколько групп, которые, впрочем, не соперничали с друг другом (как в отделе культуры), но работали в очевидном согласии.

  • 28 Подробнее о русских националистах в СССР этого периода, в том числе в партийном аппарате, см. : Н.  (…)
  • 29 См. интервью Н. Митрохина с В. Федининым (Москва, 03, 12, 23.04.2008 Аудиозапись и расшифровка инте (…)

62На правом фланге располагались выжившие после чистки 2-й половины 1960‑х годов сталинисты и русские националисты28. Первых, желавших реабилитации Сталина и открыто ностальгирующих по его времени, в Отделе пропаганды представляли три заведующих секторами : по союзным республикам – Николай Черных, издательств – Ираклий Чхиквишвили, внешнеполитической пропаганды – Борис Александровский29.

  • 30 О радикальном антисемитизме и русском национализме Н. Свиридова см., например воспоминания его прот (…)
  • 31 Подробнее см. : Сахаров, Трудный путь в науке.
  • 32 Подробнее см. : Н. Митрохин Русская партия, c. 126‑128.

63Русскими националистами, то есть теми, кто оказывал поддержку всему « подлинно русскому» и чинил препятствия « евреям», из числа сотрудников отдела на рубеже 1960‑1970‑х годов были замзав отделом Николай Свиридов30, завсектором журналов Иван Кириченко и его сотрудники Феликс Овчаренко и Андрей Сахаров31. Почти все они были активными участниками « Русской партии».32

  • 33 См. интервью Н. Митрохина с Ю. Скляровым, Москва, 04.10.2011. Аудиозапись и расшифровка интервью. Э (…)

64Разнообразные « сусловцы» являлись идеологическим центром отдела. Сусловская парадигма восприятия действительности была довольно широка – хотя и удивляет сейчас своей схоластичностью, оторванностью от реальности. В её рамках приоритет отдавался честным, порядочным, глубоко убежденным в правоте действующей советской модели и дисциплинированным работникам с интеллигентными лицами – таким, какими стремился показать партийных чиновников советский кинематограф, описывали литераторы или изображали художники. Их символом в отделе был замзав отдела в 1969‑1976 годах, профессиональный « идеологический жрец», выпускник (и на определенном этапе карьеры – глава) кафедры научного коммунизма исторического факультета Харьковского государственного университета, фронтовик‑артиллерист, орденоносец, участник Парада Победы на Красной площади 24 июня 1945 года Юрий Скляров33. Таким работникам прощалась относительная независимость суждений и прямота в высказываниях.

  • 34 См. указ выше интервью с В.  Сапрыкиным : « Обыденное сознание любит простые решения…» В том же стил (…)

65Впрочем, было ещё немало похожих на него сотрудников отдела, которые глубоко верили в правоту партии и марксистско‑ленинского учения, поскольку связывали исключительно с партией свой случай социального успеха, в духе « крестьянский сын стал доктором наук»34. И они не могли себе представить иных трактовок учения, чем те, что были изложены в последних выпусках газеты « Правда».

66Другая группа сусловцев была « настоящими марксистами» – искренне убежденными в правоте марксистского учения, реально читавшими работы Маркса и активно участвующими в его защите, готовыми при том очищать бюрократию от разложившихся элементов и сажать (после дискуссии) политических оппонентов. Представителями таковых были двое опрошенных в ходе проекта – замзав отдела Ричард Косолапов и инструктор Александр Поляков, до 1970‑х годов к ним относился и Наиль Биккенин.

67Третья группа « сусловцев» настаивала на активной консервации существующего положения вещей. Сторонники этих взглядов видели своей основной целью борьбу с потенциальной политической оппозицией (как с диссидентами, так и с русскими националистами) не путём борьбы идей (или хотя бы имитации оной), но методами уголовными и административными. Проще говоря, это были типичные государственники, близкие по взглядам к сотрудникам МИДа и КГБ, которые не слишком интересовались марксизмом, но считали, что воюют с потенциальной оппозицией « в интересах страны». Выразителем этой позиции стал, возможно, самый яркий замзав отдела, куратор секторов массмедиа Владимир Севрук.

68Наконец, на « левом» по меркам аппарата ЦК КПСС фланге стояла группа умеренных прогрессистов, нацеленных на постепенные изменения советской системы в сторону если не либерализации, то рационализации « идейного наследия», ухода от « догматизма», неприятия антисемитизма. Эта группа тоже была неоднородна. В ней различимы две категории : партийные схоласты в основном с философским и политэкономическим образованием, которые искали « подлинный ленинизм» (и в этом отношении были близки к сусловским « марксистам») как противовес « сталинизму», однозначными противниками которого они были, а также сторонники социализма с человеческим лицом, сочувствующие « пражской весне», связанные с прогрессистской интеллигенцией.

  • 35 Советская политическая культура предполагала, что « справа» находятся сталинисты и антисемиты (с ма (…)
  • 36 Четко заявленную позицию Демичева о необходимости борьбы со « скрытыми сталинистами» в аппарате ЦК (…)

69Первых олицетворяли и.о. завотдела Георгий Смирнов (о нём немного ниже) и заместитель заведующего отделом Вадим Медведев (будущий член горбачёвского Политбюро), заведующий группой консультантов Борис Владимиров, консультанты Лев Вознесенский и Григорий Шуйский (бывший помощник Никиты Хрущёва, который помог с публикацией « Одного дня Ивана Денисовича»). В целом они по своим взглядам совпадали с курсом рабочего секретаря по идеологии Петра Демичева, который по взглядам был « левее» (то есть на советском политическом слэнге – либеральнеее35) своего шефа – Михаила Суслова36. Будучи убежденными марксистами‑антирыночниками, они тем не менее отличались « порядочностью» и считали, что за взгляды, в принципе, сажать не стоит.

70Сторонников социализма с человеческим лицом, которым идейные оппоненты не без основания приклеили ярлык « ревизионистов» (а те, в свою очередь, его приняли и использовали во внутригрупповой коммуникации), было относительно много среди рядовых инструкторов медиа‑секторов, лекторов и сотрудников группы консультантов. Наиболее крупными фигурами среди них были консультант Леон Оников и завсектора журналов после 1972 г. Наиль Биккенин. Последний, выпускник философского факультета МГУ, проделал в 1970‑е годы идейную эволюцию с позиций « истинного марксиста»‑ригориста к устойчивым « ревизионистам». Но даже самые радикальные « ревизионисты» не считали необходимым изменять существующую монополию КПСС на определение курса развития страны, не были сторонниками образования в СССР других партий и не обсуждали подобную возможность между собой.

71Возможно, главной причиной раскола отдела на идейные группы было то, что ему « не везло» в течение 1970‑х годов с руководством, которое слишком часто менялось.

  • 37 В. Бондаренко, « “Русский орден” в ЦК партии : мифы и реальность. Беседа с председателем Союза писа (…)

72Его первый (после обретения отделом в 1966 году самостоятельного административного статуса) глава – Владимир Степаков, классический партработник с невнятным техническим образованием, начавший карьеру в 1930‑1940‑е годы, активно поддерживал русских националистов37, был членом политической « группы Шелепина». В этой связи в 1970‑м году он был удален из аппарата (как и многие другие члены группы в тот же год) на пост посла в Югославии.

73Его преемник, занимавший до того пост заместителя заведующего отделом, также классический для своего времени партработник с условным высшим образованием – Александр Яковлев (будущий « архитектор перестройки»), был второстепенным членом « шелепинской» группы. Несмотря на выражение лояльности победителям во внутрипартийной баталии, личные заслуги в деле соучастия подавления « пражской весны» (где он был координатором по информационной политике и получил за « боевые заслуги» орден), а также большую популярность среди сотрудников отдела, Яковлев находился под очевидным подозрением в должности « исполняющего обязанности» в течение двух лет, до своего перемещения на должность посла в Канаду. В 1970‑1972 годах он, возможно под влиянием чехословацкого опыта, успел проделать стремительную идейную революцию, превратившись из ортодоксального сталиниста с антисемитским уклоном в прогрессиста и покровителя « ревизионистов», борющегося с различными « национализмами», включая русский. За чрезмерное усердие в последнем он формально и пострадал, хотя, возможно, реальной причиной его смещения являлась былая принадлежность к группе Шелепина.

74Яковлев был единственным главой отдела реализовывавшим сознательную стратегию по подбору и воспитанию кадров.

75Следующим главой отдела стал прогрессистски ориентированный представитель « идеологических жрецов» из академических кругов Георгий Смирнов, за которым не водилось политических грехов. Но и он оставался в течение 6 лет « и. о.», что было абсолютным нонсенсом для аппарата, где подобный статус обычно сохранялся за человеком только в течение короткого времени. В 1978 году он передал свой пост « настоящему» завотделом, проработал в отделе до 1983 года на той же должности замзава, затем в течение двух лет возглавлял институт философии АН СССР и благополучно вписался в « команду Горбачёва», став его советником.

  • 38 См. : Смирнов, Уроки минувшего, c.  140‑141» (о « показушничестве») ; Суханов, Советское поколение и (…)

76Лишь в 1978 году отдел получил руководителя без приставки и. о. – им стал Евгений Тяжельников, пришедший на эту должность с поста первого секретаря ЦК ВЛКСМ. Политически он однозначно ориентировался только на Леонида Брежнева и опирался де‑факто только на его поддержку. Критики, в том числе внутри отдела, обвиняли его в многочисленных грехах, начиная от непрофессионализма, « показушничества», заканчивая фаворитизмом и гомосексуализмом38. С точки зрения политических взглядов он был умеренным сторонником русского национализма. В 1982 г. он разделил участь большинства предшественников на этом посту, отправившись возглавлять советское посольство в Румынию.

  • 39 См. : Суханов, Советское поколение и Геннадий Зюганов, c. 293 ; интервью Н. Митрохина с Р. Косолапо (…)

77На место Тяжельникова стал просталински‑ориентированный умеренный русский националист, с большим опытом работы в партийных органах и сфере книгоиздательства – Борис Стукалин. Он был членом малочисленной и гиперконсервативной даже по меркам ЦК КПСС группировки, идеологически мутировавшей в сторону неосталинизма и пользовавшейся огромным влиянием в эпоху Константина Черненко39. Судьба Стукалина с приходом Горбачёва сложилась также, как и у предшественников – он был отправлен послом в Венгрию, а затем на пенсию.

78Вышеописанное идейное разнообразие в отделе – не только дань частым переменaм в составе руководства. Важными факторами тут являлись и величина отдела, усложнявшая задачу по его идейной унификации ; и тот факт, что значительная часть сотрудников, формально приглашенная на работу руководством отдела, реально была довольно тесно связана с политическими фигурами первого ряда – секретарями и членами политбюро ЦК КПСС.

  • 40 Например, Е. Тяжельников находился в глубоком личном конфликте со всеми основными сотрудниками сект (…)

79Так что даже если кто‑то из руководства (как, например, Тяжельников) ставил бы своей задачей увольнение кого‑то из сотрудников без весомых причин, а только из‑за несовпадения взглядов с руководством, это могло иметь для него значительные и неприятные последствия40.

80С другой стороны, несмотря на наличие собственных политических взглядов, сотрудники отдела были повязаны дисциплинарной ответственностью. Приказы и распоряжения непосредственного начальства не подлежали обсуждению и сотрудник должен был их исполнить. Однако, если они сильно расходились с его принципами и убеждениями, особенно если носили репрессивный характер, то он мог дать понять намеченным жертвам, как им лучше поступить, чтобы минимизировать ущерб. Например, обойтись без, казалось бы, неизбежного увольнения, заменив его в идеале на безобидный с административной точки зрения « выговор без занесения». Или провести « воспитательную» работу формально, или не провести её вовсе, понадеявшись на забывчивость начальства.

81В случае если проблема требовала более системных действий, сотрудник мог задействовать сеть единомышленников из числа работников отдела, аппарата ЦК КПСС в целом, покровителей из числа членов Политбюро, Секретариата ЦК, помощников первых лиц. Также могли использоваться силы и влияние сотрудников других учреждений и ведомств, общественных деятелей и т. п. Впрочем, мог сотрудник отдела действовать и под их влиянием, и в их интересах.

  • 41 Подробнее см. : Н. Митрохин, « Личные связи в аппарате ЦК КПСС», Неприкосновенный запас, №3, 2012, (…)
  • 42 Начав подсчитывать только известные мне случаи приёма на работу в Отдел пропаганды представителей п (…)

82В этом отношении работники Отдела пропаганды были серьезно вовлечены в различные социальные сети, построенные внутри части элитарных групп советского общества41. Их организовывали выходцы из комсомольского аппарата, академическая и университетская гуманитарная интеллигенция (и особенно « идеологические жрецы»), а также журналисты и издатели из столичных, республиканских и областных центров СССР42 ; сообщества выпускников элитарных вызов, таких как МГУ, ЛГУ и МГИМО.

83Разумеется, в большинстве случае вовлеченность в деятельность этих сетей не означала их использования в режиме конфронтации с руководством или коллегами. Наоборот, эти сети создавались для взаимоподдержки и получения всеми их участниками максимума общественных благ.

84Но, повторюсь, работала эта сеть, когда не было иных, прямых указаний сверху с предполагаемой жесткой ответственностью за неисполнение.

85В целом, обозревая перемены внутри руководства отдела, можно констатировать, что Суслов, по видимому, полностью сдал дела Отдела пропаганды (в том числе вопросы формирования его кадрового состава) в руки рабочего секретаря ЦК КПСС – кто бы тем ни был. И не интересовался ими в объёме большем, чем требовалось для исполнения его непосредственных поручений и общего поддержания порядка (« партийной дисциплины») в нём.

  • 43 Подробнее об этом см.  : Митрохин, Русская партия, c. 85, 122, 123, 537‑538. О Зимянине существует и (…)

86« Антисталинист» Петр Демичев на посту « рабочего секретаря» поэтапно вычистил из отдела практически всех « скрытых сталинистов» и русских националистов. В 1973‑1974 годах их реальное влияние в отделе упало почти до нуля. Уход Демичева в конце 1974 года и назначение на эту должность в марте 1976-го Михаила Зимянина, с конца 1960‑х стремительно мутировавшего в своих политических взглядах от относительного партийного либерализма к довольно деятельному русскому национализму43, ознаменовались отстранением из руководства отдела условных прогрессистов и поочередным приходом на должности руководителей отдела умеренных русских националистов, а также усилением влияния « государственника» Владимира Севрука.

87Говоря о коммуникативных практиках работы в ЦК КПСС, мы видим, что принципы заказа и отбора « советских» культурных символов не базировались на каких бы то ни было письменных инструкциях или жесткой и где‑либо закрепленной системе (кодексе) идеологических норм. Де‑факто они существовали в головах их носителей. На каждом уровне иерархической вертикали чиновник разрабатывал границы того, что можно, а что нельзя, сверяясь с мнением начальства, обращая внимания на мнения коллег и экспертного круга, но и руководствуясь собственными представлениями о том, что допускает (и представляет собой) исповедуемая им идеология, которую он ассоциировал с марксизмом‑ленинизмом. Ответы бывших сотрудников аппарата на мои вопросы о прочитанной ими марксистской литературе, о значимых для них текстах, на которых опиралась их позиция и ответы на них, демонстрируют, что за редким исключением их « марксистское» образование осталось на уровне чего‑то сданного и забытого в вузе.

88Тем не менее они имели представление о том, что хорошо, что плохо, что соответствует идеологии, что нет, что является советским, а что – нет. Откуда же это представление взялось ?

89Может быть, это результат опосредованного воздействия – через научные и политические журналы, систему образов, предложенных средствами передачи актуальной политической культуры – телевидением, кино, театром ?

90Опрос бывших работников ЦК КПСС об их культурных предпочтениях и источниках информации о событиях в мире демонстрируют удивительную бедность таковых. Да, они все читали газету « Правда», чтобы быть в курсе актуальной политической повестки дня. Но подобные газеты не формируют мировоззрение. Научные журналы, включая партийный теоретический журнал « Коммунист», из них читали единицы. Художественная литература, выходящая за пределы насущной профессиональной необходимости, за исключением отдельных « прозвучавших» произведений (и то в эпоху перестройки), у них популярностью не пользовалась. На книги, по словам респондентов, просто не хватало времени и сил, после целого дня чтения деловых бумаг и другой интенсивной интеллектуальной деятельности.

91Телевидение они смотрели гораздо меньше, чем обычные советские зрители – поскольку обычно возвращались с работы домой к вечерней программе « Время» и должны были довольно рано ложиться спать, чтобы не позже 9 утра быть на работе. Всё, что им запомнилось из советского телевидения этого периода, – спортивные программы и детективные телесериалы. На выходных большинство из них уезжало в санатории ЦК, где они предпочитали тратить время на прогулки в парке, занятия спортом, игру в бильярд.

92В качестве единственного источника систематического культурного воздействия значительное количество опрошенных работников аппарата указали театры. Благо добыть билет на любой спектакль им не составляло никакого труда через театральную кассу ЦК КПСС. Однако ходили они в основном на классические спектакли или на постановки западных авторов. Актуальные советские пьесы их особенно не интересовали (кроме постановок престижного Театра на Таганке, да и то у меньшинства из « театралов»).

93Между тем, несмотря на разницу в политических позициях, у работников аппарата ЦК КПСС наблюдалась определенная культурная гомогенность, заявленная, в частности, в их интервью и мемуарах. Они были действительно советскими людьми. Как же всё‑таки это сформировалoсь ?

94Ответ на этот вопрос можно найти, если рассмотреть социальный и возрастной состав сотрудников аппарата. Работники аппарата ЦК КПСС 1965‑1985 годов были гомогенной группой не только с точки зрения культурных, но и социальных показателей. Комплекс из 191 подробных биографий работников ЦК КПСС этого периода (из них работники идеологических отделов – 54), составленных на основе интервью, мемуаров и сведений, предоставленных мне родственниками, даёт удивительно однородную картину.

95Это в основном мужчины, пришедшие в аппарат ЦК КПСС в возрасте около 35‑40 лет. На более чем 85 % это русские, восточные украинцы, белорусы, которые в трех поколениях вообще не имеют никаких иноэтничных предков (или не знают о них). 70 % из них выросли в семьях от среднего и высшего класса сталинского времени. Их родители работали в диапазоне от бухгалтера предприятия, армейского офицера, председателя колхоза до директора завода и заместителя министра. По своему социальному происхождению родители в равной степени (и нередко в рамках одного брака) представляли дореволюционный средний (иногда – высший) класс и новых « служащих», сделавших советскую карьеру благодаря участию в революции, Гражданской войне или прокоммунистическому активизму (комбеды, исполкомы, комсомол, служба в армии и ОГПУ‑НКВД) в 1920‑е годы. Как минимум 76,1 % будущих работников ЦК КПСС имели полную семью до момента окончания школы.

  • 44 Н. Биккенин (брат деда по матери – депутат фракции кадетов от Оренбургской губернии Зигангир Нургал (…)
  • 45 Предоставленные сведения были проверены и получили подтверждение.

96Спецификой собственно отдела пропаганды является то, что весомая часть его сотрудников вышла из семей с высоким уровнем интереса либо к политике, либо к религии. Так, например, пять сотрудников отдела пропаганды, из 36, чьи биографии вошли в рассматриваемый биографический массив (и лишь в двух случаях – сотрудники других отделов), заявили о своём родстве с видными политическими деятелями дореволюционного времени. В их числе оказались трое депутатов Государственной думы от разных левых партий44. Кроме того, упоминавшийся выше Алексей Козловский был внучатым племянникoм двух членов Государственного совета Российской империи, а Юрий Сапожников – внукoм видного народовольца, ставшего затем заметным эсером на Юге России45.

97Что касается интереса к религиозности, то в этом отношении сотрудники отдела пропаганды были не уникальны, в других отделах также были люди с детским религиозным опытом или воспитанныe в религиозных семьях, однако в процентном отношении сотрудники отдела пропаганды составляют около 80 % от числа людей, заявивших об этом.

98Другой вопрос, что будущие работники отдела примерно к 12 годам разрывали все связи с прошлым – как религиозным, так и « несоветским»‑семейным. Сохраняя высокий уровень интереса к абстрактным идеям, они переключались на новую веру, которая « сияющей дорогой строительства коммунизма» твердо вела их к социальному успеху.

99На мой взгляд, можно выделить три наиболее существенных фактора в формировании менталитета работников аппарата ЦК КПСС.

100Первым из них было то, что 80 % из них получили полное среднее образование в советской школе. Остальные (за двумя исключениями) окончили техникумы (почти все с красным дипломом). Из числа окончивших среднюю школу не менее 34,7 % (в том числе среди сотрудников идеологических отделов – не менее 55 %) получили на выходе атестат об отличии, золотую или серебряную медаль. Школы, которые они окончили (преимущественно в 1930-х – начале 1950‑х годов) были в основном « хорошими школами», располагавшимися в центре городов. Другим важным обстоятельством являлось активное участие будущих работников ЦК КПСС в общественной деятельности на школьном уровне, в частности тот факт, что высокий процент их них (по далеко не полным данным – 37,9 % в целом по массиву и 49 % для сотрудников идеологических отделов) становился председателями пионерской дружины или комсоргами школ.

101Вторым фактором было массовое поступление этих детей в вузы, в том числе их учеба в наиболее крупных и престижных вузах страны – МГУ, МГИМО, ЛГУ. 55,5 % из нашего биографического массива учились в московских вузах, дававших наиболее качественное в стране образование (из числа сотрудников идеологических отделов – 50 %). Почти половина из них (и четверть от массива) учились в МГУ и МГИМО. Среди сотрудников идеологических отделов таких было 38,2 % от общего количества или три четверти учившихся в Москве (21 из 27). В ЛГУ и других ленинградских вузах учились ещё шестеро (4 и 2 соответственно). И хотя успехи их в учебе были не такие яркие, как в школе, но тем не менее образование они получили полное и, что не менее важно, продолжали активно участвовать в политической деятельности – были комсоргами и членами партбюро. Учеба подавляющего большинства из них пришлась на период 2-й половины 1940‑х – 1950-e годa.

102Третьим фактором стало получение частью их них, прежде всего теми, кто не учился в аспирантуре после окончания в вузе, дополнительного идеологического образования в стенах Академии общественных наук при ЦК КПСС (АОН). Двухлетняя учеба в АОН была последним периодом, когда они имели возможность читать серьезную литературу и закреплять в голове идеологические концепции, передаваемые им преподавателями.

  • 46 Оно сделано мною в следующей статье : Н. Митрохин, « Личная память о « репрессиях» у работников апп (…)

103Таким образом, работники аппаратa ЦК КПСС в целом и отдела пропаганды – в частности, были в первую очередь лучшими воспитанниками « хорошей» сталинской школы и идеологических факультетов лучших вузов страны. Это обеспечивало им единый и довольно сильно унифицированный культурный базис. Который заключался не только и не столько в апологетике самого Сталина (отношение к которому было разным и нуждается в отдельном описании46), сколько в аппеляции к неизменным и не подвергавшимся сомнению культурным нормам.

104Что писали русские классики и как надо правильно их цитировать. Какие советские писатели важны. Какие марксистские авторы важны и какие их работы нужно изучать. Кого из иностранных авторов должен знать культурный человек (который при случае может и иностранца « посрамить» правильно ввернутой цитатой из Шиллера или Гёте). Что однозначно доказано исторической наукой (особенно в сфере истории дореволюционной России) и каких исторических персонажей должен знать образованный человек. Что такое заграница и как там думают, как относятся к русским и Советскому Союзу. Кто были герои революции. Какие были предатели родины после революции (с небольшими поправками на реабилитированных, про которых написали в прессе и мемуарах советских полководцев). Каких героев Великой отечественной войны надо помнить.

105Всё это сохранялось в качестве непреложной истины, незнание которой или тем более сомнения в которой вызывают у информантов и мемуаристов откровенные порицания в адрес молодых поколений. Дискуссия с работниками аппарата ЦК КПСС по этим символами была невозможна, поскольку для них, отличников в учебе, один раз выучивших, что правильно, а что — нет, любая другая интерпретация означала попросту неверный ответ, рассматривавшийся в парадигме советское‑« антисоветское». Чтобы избежать встречи с « антисоветским», которое травмировало их своей неправильностью, работники Отдела пропаганды, даже не являющиеся представителями консервативного крыла или недалекими региональными партработниками, отказывались читать « тамиздат», хотя он был им при желании доступен. То есть слушать по радио западные новости на русском языке они были готовы, но читать что‑либо более содержательное, развернутое они решительно не хотели. Поскольку им было это (как многократно прозвучало в интервью) « не интересно».

106Учеба в вузе, аспирантуре или в АОН приводила их, правда, к некоторым подвижкам в своей позиции, поскольку образование в сталинской школе все равно не могло дать ответа на все вопросы мироустройства и политической реальности. Однако они готовы были находиться только в рамках заложенной идейной парадигмы, в диапазоне между ревизионизмом и сталинизмом, извлекая из своего школьного опыта и рассказов родителей те факты и свидетельства, которые подтверждали благоприобретенную политическую позицию.

107Они жили в этом отношении в гомогенном идеологическом мире. Например, согласно подавляющему большинству интервью, никто из опрошенных ни разу в жизни не слышал своими ушами от живого человека (а не от зарубежного радио) каких бы то ни было « антисоветских заявлений» или сколь‑нибудь систематической критики власти. Это совершенно не удивительно, поскольку, будучи с детства убежденными сторонниками власти, они исключали возможность сближения с ними критически настроенных сверстников, а вырастая, окончив вузы, они исключали все « сомнительные» контакты, дружбы и связи из своего окружения. Новые знакомства возникали только в кругу коллег, профессиональной среде, в которую они были включены по работе, или среди близких по социальному статусу людей, – с которыми, например, они отдыхали в партийных санаториях.

108Они были советскими людьми, общались с советскими людьми и думали, что всё иное, чуждое, несоветское на территории СССР есть ошибка, которую просто нужно исправить – убеждением или насилием. В плакатах и фильмах, газетах и телевизионных передачах они искренне обращались к советскому человеку, которого видели таким, каким были они сами – средних лет, трезвому, аккуратно одетому, бритому, с честным лицом и партийным билетом у сердца (или комсомольским значком на рабочей спецовке), интересующемуся итогами очередного пленума и намеренному обсудить их на комсомольском или партийном собрании.

109По их мемуарам или первым ответам на вопросы в интервью можно предположить : они всерьез полагали, что такие люди действительно существуют за пределами зданий партийных и комсомольских комитетов, в которых проходила вся их жизнь на протяжении десятилетий, и за пределами того круга руководителей и экспертов, с которыми они привыкли общаться как с представителями « народа».

  • 47 См., например : « “Обыденное сознание любит простые решения…”».

110Но если пойти подальше и начать « царапать» их внешне незамутненное ощущение полной « советскости» советского общества вопросами о соответствии мифов – реалиям, довольно быстро в их раздраженных и отрывистых ответах, грозящих преждевременным окончанием интервью, выясняется нечто иное47. У значительной части из них – и тех, кто с опытом региональной партийной работы и тех, кто пришёл из московской интеллигенции, –имелось твердое чувство, что где‑то внизу что‑то всерьёз было « не так». Никак не соответствовало тому, что они сами официально утверждали. Но это была не их, высокопоставленных партийных чиновников, забота. Разбираться с проблемами должны были те, кому это положено – сотрудники низовых структур (и партийных, и государственных), КГБ или милиция. Но не они, которые должны были задавать стандарты : как должно быть правильно – и контролировать их исполнение.

111Был ли таковым и Алексей Козловский, который по своему интеллектуальному уровню и заслугам в сфере книгоиздания выделялся на фоне других сотрудников отдела ?

112Да, во многом был. Перенятая у отца суровая маска « служения государству» оказалась очень выигрышной для построения карьеры и отстранения от интеллектуального, артистического и потому потенциально опасного мира матери. Он отказался участвовать в контактах с заграничными родственниками, которые поддерживали сначала его бабушка, потом мать. Это было несомненно опасно для карьеры. Тем более что, как я выяснил независимо от него, его двоюродные братья от его дяди, бывшего репрессированного инженера, сдавшегося в плен вермахту во время Второй мировой войны и переселившегося по её окончании в Аргентину, были активными антикоммунистами. Один из них публиковался в монархической газете « Наша страна» (активно используя цитаты из русских поэтов Серебряного века), другой был старостой прихода РПЦЗ в Мюнхене.

113Очевидный логический разрыв между « несоветским» семейным и отчасти университетским интеллектуальным прошлым и успешной карьерой Козловский компенсировал (во всяком случае в интервью) когда иронией, а чаще скепсисом и гиперболизированными уничижительными характеристиками в отношении практически всех упоминаемых им персонажей и текстов. Исключение из тотальной критики делалось им лишь для своих старших родственников и части их знакомых ; узкого круга литераторов Серебряного века, публикацией которых он занимался ; некоторых бывших коллег по идеологической работе и специалистов‑литературоведов, с которыми он был лично знаком.

114Был ли Козловский таким единственным в отделе ? Разумеется, нет. Его единомышленник и начальник Владимир Севрук был сыном заметного белорусского литератора, пережившего репрессии. Сам Севрук в 1955 году, сразу после окончания факультета журналистики Белорусского университета, приехал в Магадан, где был не только секретарем областного комитета комсомола, но и основателем газеты « Магаданский комсомолец». То есть, как и Козловский, знал и о репрессиях, и о том, как выглядит хорошая литература, вполне достаточно.

  • 48 Биккенин, Как это было на самом деле, c. 11‑17.

115Предшественник Козловского на посту заведующего сектором журналов, Наиль Биккенин, был не только внучатым племянником депутата Государственной думы, но и сыном рафинированных казанских интеллектуалов, выходцев из семей муллы и крупного зерноторговца. Его отец уже после войны подвергался преследованиям – за попытку в начале 1930‑х годов отстоять сохранение арабского алфавита для татарского языка. Биккенин настойчиво утверждал в своих воспоминаниях, что « не хотел бы спекулировать» на теме репрессий против родственников – некоторые из которых были уничтожены советской властью ещё в ходе Гражданской войны, а другие отсидели в период репрессий. И предельно уничижительно отзывался о тех, кто, по его мнению, такими « спекуляциями» занимался48.

116Подобные примеры можно множить, хотя далеко не все биографии сотрудников отдела известны в подробностях. Не ошибусь, если скажу, что от трети до половины опрошенных и мемуаристов из числа сотрудников Отдела имели и высокий интеллектуальный уровень, и тот или иной значительный объём « несоветских» знаний, которые они совершенно не стремились демонстрировать коллегам и уж тем более « начальству». Однако невзирая на свои профессиональные достижения на неидеологическом поприще, начав свою партийную карьеру, эти люди сознательно приводили себя к « среднему знаменателю», сконцентрировав свои интеллектуальные интересы на безопасных темах. И использовали свои более широкие знания и былые увлечения для борьбы с тем, что их менее начитанные коллеги однозначно считали антисоветским.

117Явление « застоя» невозможно понимать без осознания того, чем являлся предшествующий ему период советской истории. Бесконечные, противоречивые и довольно серьезные реформы аппарата управления и идеологической сферы, начатые сразу после смерти Иосифа Сталина и продолжавшиеся в течение двенадцати лет (1953–1965), породили внутри политической элиты страны, чиновничества (как социальной группы) и большого количества рядовых граждан запрос на стабильность. В этом, на мой взгляд, состоял внутриполитический успех концепции стабильности, негласно выдвинутой Брежневым и его окружением. Именно этот концепт помог « брежневцам» победить конкурирующую политическую группу, сформировавшуюся вокруг Александра Шелепина, которая намеревалась продолжать реформы (пусть и в своей трактовке) и чистки бюрократии.

118Запрос на стабильность в сфере идеологии на практике балансировал между желанием одних групп чиновников укрепить её путём отката назад к признанию « величия Сталина» и возобновлению практики политических репрессий – и намерением других групп чиновников закрепить достигнутые свободы и без особых рывков в дальнейшем искать всё же путь к « подлинному ленинизму». Под ним понималось осторожное движение от диктатуры к модели всё более плюралистического общества, утопическому « новому НЭПу» без нэпманов, троцкистов и сталинистов. Однако большинство аппаратчиков, на мой взгляд (и по моим опросам), хотело просто стабильности – спокойной работы, вежливого обращения со стороны начальства, гарантированного, говоря современным языком, « социального пакета», отсутствия тревожащих новостей в СМИ, предсказуемой внешней политики.

119Помимо того, стабильность работы огромного идеологического механизма по заказу, производству и распространению советских культурных символов ; механизма, который формировал всё новые поколения советских людей, – имела несколько серьезных причин.

120Первая из них заключалась в том, что этот механизм работал в пользу небольшой группы людей – членов Политбюро, которые чётко представляли, что они хотят (а хотели они прежде всего сохранения своей власти), и умели этим механизмом пользоваться.

121Второй причиной являлось разделение ответственности за формирование и продвижение советской идеологической доктрины и связанных с ней культурных символов между партийным аппаратом и множеством других учреждений и организаций, а также экспертным сообществом, представителями медиа и другими элитарными и высокообразованными профессиональными группами.

122Третьей причиной являлась многофункциональность центрального ядра данной системы – группы идеологических отделов аппарата ЦК КПСС. В частности, важными функциями этих отделов была компенсаторная и посредническая. С одной стороны, они служили посредником между « творцами» (представителями « творческих союзов», издателями, журналистами, учеными, преподавателями) и « сторожевыми псами» (КГБ, Главлитом), переводя пожелания первых в форму, понятную принимающему окончательное решение высшему партийному руководству, и смягчая рвение вторых. С другой стороны, они были посредниками между различными группировками внутри элитарных групп интеллигенции.

123При этом разброс мнений сотрудников ЦК КПСС о том, что соответствует советской идеологической модели, а что нет, усиливали, а не ослабляли систему. Каждый из « творцов» (включая « идеологических жрецов»), если он действительно был « советским человеком» (то есть стремился вписать своё творчество в рамки устанавливаемые отделом пропаганды), мог найти в аппарате ЦК КПСС своего защитника, человека, к которому он мог обратиться за посредничеством в конфликтах с идейными (или профессиональными) конкурентами или карательными органами.

124Четвертой причиной было то, что советский идеологический механизм в 1960‑первой половине 1980‑х годов работал в культурно комфортной ему среде. Не только в ЦК КПСС, но и во всех идеологических, научных, культурных и образовательных учреждениях, во всяком случае на командных позициях, работали « советские люди». Люди, выросшие в СССР, проникнутые советской идеологией, люди схожего социального происхождения, окончившие те же вузы, что и работники аппарата ЦК КПСС, учившиеся примерно в то же, послевоенное, время, говорящие с ними на одном языке и разделяющие одну систему если не ценностей, то культурных образов.

125Управлять такой средой можно было уже без террора и чисток, оперируя лишь угрозой увольнения, зачисления в список « невыездных» или запретa на публикацию. Другой вопрос, что подобная культурная гомогенность оказалась возможна только у поколений, выросших в условиях террора и чисток. Будучи детьми и подростками, они получали общественно‑важную, мировоззренческую информацию только из школьных учебников и радиопередач. Никто, даже родители, не предлагали им иной точки зрения и у массовой пропаганды не было никакой позитивной (т.е. не криминальной) альтернативы. У всех последующих поколений было существенно больше информации и потому слишком много вопросов, на которые советская культурная модель не могла дать убедительных ответов.

  • 49 А среди руководителей ведомств СССР периода перестройки – ещё пятеро бывших сотрудников отдела – М. (…)

126Что, конечно, не было единственной причиной её краха, но имело существенное значение в период « перестройки». Её делали в качестве членов Политбюро сразу три бывших руководителя отдела пропаганды 1960‑х–1970‑х годов – Лигачёв, Медведев и Яковлев49. По прошествии двух десятков лет « застоя» они естественным образом переросли « стабильность», осознали необходимость новых реформ и обновления кадрового состава бюрократии всех уровней. Другой вопрос, что у каждого из них (и других руководителей страны) представление о масштабах необходимых реформ и возможной их направленности существенно различалось и более того менялось по мере их реализации. В этом отношении сработали те различия в трактовке официального советского марксизма, анализу которой в данном тексте посвящено столько места.

  • 50 См. подробное описание подготовки доклада М. Горбачёва на XXVII‑м съезде КПСС А. Яковлевым и сотруд (…)
  • 51 Подробнее моя позиция по этому вопросу изложена тут : Nikolay Mitrokhin, “‘Strange People’ in the P (. ..)

127Но одним из самых серьезных их заблуждений являлась твердая уверенность в том, что « пряник» советской пропаганды может (ре)формировать общество сам по себе, без « кнута» КГБ50. О том, что это не так, они узнали, к счастью, слишком поздно51. И узнав, к их чести, не стали поворачивать обратно.

Советская живопись — история советского искусства

Культура советского и постсоветского периода является ярким крупномасштабным витком русского наследия. События 1917 года стали отчётной точкой в развитии нового уклада жизни, формировании нового мышления. Настроения общества к.XIX- н.XX вв. вылились в Октябрьскую революцию, переломный момент в истории страны. Теперь её ждало новое будущее со своими идеалами и целями. Искусство, которое в некотором смысле является зеркалом эпохи, стало и орудием для воплощения в жизнь догматов нового режима. В отличие от других видов художественного творчества, живопись, формирующаяся и формирующая мысль человека, самым аккуратным и непосредственным образом проникала в сознание людей. С другой стороны живописное искусство меньше всего подчинялось пропагандистской функции и отражало переживания народа, его мечты и прежде всего дух времени.
 

Русский авангард

Новое искусство не избегало в абсолютной мере старых традиций. Живопись, в первые послереволюционные годы, впитала влияния футуристов и авангарда в целом. Авангард со своим презрением к традициям прошлого, что так близко было к разрушительным идеям революции, нашёл себе приверженцев в лице молодых художников. Параллельно с этими течениями в изобразительном искусстве развивались реалистические тенденции, жизнь которым дал критический реализм XIX в. Эта биполярность, назревшая в момент смены эпох, сделала жизнь художника того времени особо напряжённой. Два пути, которые наметились в послереволюционной живописи хоть и являлись противоположностями, тем не менее, мы можем наблюдать влияние авангарда на творчество художников реалистического направления. Сам реализм в те годы был разнохарактерным. Работы этого стиля имеют символический, агитационный и даже романтический облик. Совершенно точно передаёт в символической форме грандиозную перемену в жизни страны произведение Б.М. Кустодиева — “Большевик” и, наполненная патетическим трагизмом и неудержимым ликованием “Новая планета” К.Ф. Юона.

Большевик. Кустодиев. 1920

К.Ф. Юон. Новая планета. 1921

Живопись П.Н. Филонова с его особым творческим методом – “аналитическим реализмом ” — являет собой сплав двух контрастных художественных течений, который мы можем увидеть на примере цикла c агитационным наименованием и значением “Ввод в мировой расцвет”.

П.Н. Филонов Корабли из цикла Ввод в мировой расцвет. 1919 ГТГ

Беспрекословность общечеловеческих ценностей, непоколебимых даже в такое смутное время выражает образ прекрасной “Петроградской мадонны” (офиц. название “1918 год в Петрограде”) К.С. Петрова-Водкина.

1918 год в Петрограде (или Петроградская мадонна). К.С. Петров-Водкин. 1920 ГТГ

Позитивным отношением к революционным событиям заражает светлое и наполненное солнечной, воздушной атмосферой творчество пейзажиста А.А. Рылова. Пейзаж “Закат”, в котором художник выразил предчувствие пожара революции, который разгорится от возрастающего пламени судного костра над минувшей эпохой, представляет один из воодушевляющих символов этого времени.

Закат. А.А. Рылов. 1917

Вместе с символическими образами, организующими подъём народного духа и увлекающими за собой, подобно одержимости, существовало и направление в реалистической живописи, с тягой к конкретной передаче действительности.
По сей день произведения этого периода хранят искру мятежа, способную заявить о себе внутри каждого из нас. Многие работы, не наделённые такими качествами или противоречащие им, уничтожались или были забыты, и никогда не представятся нашему взору.
Авангард навсегда оставляет свой отпечаток в реалистической живописи, но наступает период интенсивного развития направления реализма.

 

Время художественных объединений

1920-е годы – время создания нового мира на развалинах, которые оставила Гражданская война. Для искусства – это период, в который в полную силу развернули свою деятельность различные творческие объединения. Их принципы отчасти сформированы ранними художественными группировками. Ассоциация художников революции  (1922 — АХРР, 1928 –АХР), лично выполняла заказы государства. Под лозунгом «героического реализма» художники, входившие в её состав, документально запечатлевали в своих произведениях жизнь и быт человека — детища революции, в различных жанрах живописи. Главными представителями АХРР были И.И. Бродский, впитавший реалистические влияния И.Е. Репина, работавший в историко-революционном жанре и создавший целую серию работ с изображением В.И. Ленина, Е.М. Чепцов — мастер бытового жанра, М.Б. Греков, писавший батальные сцены в довольно импрессионистической марене. Все эти мастера были основателями жанров, в которых выполняли большинство своих работ. Среди них выделяется полотно «Ленин в Смольном», в котором И.И. Бродский в  наиболее непосредственной и искренней форме передал образ вождя.

Ленин в Смольном. И.И. Бродский. 1930

В картине «Заседание членской ячейки» Е.И. Чепцов очень достоверно, без надуманности изображает события происходившие в жизни народа.

Великолепный радостный, шумный образ, наполненный бурным движением и праздником победы создаёт М.Б. Греков в композиции «Трубачи Первой конной армии».

Трубачи Первой конной армии. М. Греков. 1934

Идею нового человека, нового образа человека выражают тенденции наметившиеся в жанре портрета, яркими мастерами которого были C.В. Малютин и Г.Г. Ряжский.  В портрете писателя-бойца Дмитрия Фурманова С.В. Малютин показывает человека старого мира, сумевшего вписаться в новый мир. Заявляет о себе новая тенденция, зародившаяся в творчестве Н.А. Касаткина и получившая развитие в высшей мере в женских образах Г.Г. Ряжского — «Делегатка», «Председательница», в которых стирается личностное начало и устанавливается тип человека, сотворённого новым миром.
Совершенно точное впечатление складывается о развитии пейзажного жанра при виде работы передового пейзажиста Б.Н. Яковлева — «Транспорт налаживается».

Б.Н. Яковлев Транспорт налаживается. 1923

В этом жанре изображается обновляющаяся страна,  нормализация всех сфер жизни. В эти годы на передний план выходит индустриальный пейзаж, образы которого становятся символами созидания.
Общество художников станковистов (1925) — следующее художественное объединение в этот период. Здесь художник стремился передать дух современности, тип нового человека прибегая к более отстранённой передаче образов за счёт минимального числа выразительных средств. В работах «Остовцев» часто демонстрируется тема спорта. Их живопись наполнена динамикой и экспрессией, что видно в работах А.А. Дейнеки «Оборона Петрограда», Ю.П. Пименова «Футбол» и др.

Оборона Петрограда. А. Дейнека. 1928

За основу своего художественного творчества члены ещё одного известного объединения — «Четыре искусства» — избрали выразительность образа, за счёт лаконичной и конструктивной формы, а также особое отношение к его колористической насыщенности. Самым запоминающимся представителем объединения является К.С. Петров-Водкин и одна из самых выдающихся его работ этого периода — «Смерть комиссара», которая посредством особого живописного языка раскрывает глубокий символический образ, символ борьбы за лучшую жизнь.

Смерть комиссара. К. Петров-Водкин. 1928

Из состава «Четырёх искусств» выделяется и П.В. Кузнецов, работами, посвящёнными Востоку.
Последним крупным художественным объединением этого периода представляется Общество московских художников (1928), отличающееся от остальных манерой энергичной лепки объёмов, вниманием к светотени и пластической выразительности формы. Почти все представители являлись членами «Бубнового вольта» — приверженцами футуризма — что сильно сказалось на их творчестве. Показательными стали работы П.П. Кончаловского, который работал в разных жанрах. Например, портреты его жены О.В. Кончаловской передают специфику не только авторской руки, но и живописи всего объединения.

 

Расцвет соцреализма, романтический реализм в советской живописи

Постановлением «О перестройке литературно-художественных организаций» 23 апреля 1932 года были распущены все художественные объединения и создан Союз художников СССР. Творчество попалось в зловещие путы жёсткой идеологизации. Нарушилась свобода самовыражения художника — основа творческого процесса. Несмотря на такой надлом, продолжали свою деятельность художники ранее объединённые в сообщества, но ведущее значение в живописной среде заняли новые фигуры.
Б. В. Иогансон испытал влияние И.Е. Репина и В.И. Сурикова, в его полотнах виден композиционный поиск и интересные возможности в колористическом решении, но картины автора отмечены излишним сатирическим отношением, неподходящим в столь натуралистической манере, что мы можем наблюдать на примере картины «На старом уральском заводе».

Б.П. Иогансен. На старом уральском заводе. 1937

А.А. Дейнека не остаётся в стороне от «официальной» линии искусства. Он всё так же верен своим художественным принципам. Теперь он продолжает работать в жанровой тематике, к тому же пишет портреты и пейзажи. Картина «Будущие лётчики» хорошо показывает его живопись в этот период: романтичная, лёгкая.

Будущие лётчики. А. Дейнека. 1938

Большое количество работ художник создаёт на спортивную тему. От этого периода остались его акварели, написанные после 1935 года.

Живопись 1930-х годов представляет выдуманный мир, иллюзию светлой и праздничной жизни. Легче всего художнику было оставаться искренним в жанре пейзажа. Развивается жанр натюрморта.
Интенсивному развитию  подвержен и портрет. П.П. Кончаловский пишет серию деятелей культуры («В. Софроницкий за роялем»). Работы М.В. Нестерова, впитавшие в себя влияние живописи В.А. Серова, показывают человека, как создателя, суть жизни которого — творческий поиск. Такими мы видим портреты скульптора И.Д. Шадра и хирурга С.С. Юдина.

Портрет скульптора И.Д. Шадра. М.В. Нестеров. 1934

П.Д. Корин продолжает портретную традицию предыдущего художника, но его живописная манера состоит в передаче жёсткости формы, более остром, экспрессивном силуэте и суровом колорите. В целом, большое значение в портрете играет тема творческой интеллигенции.
 

Художник на войне

С приходом Великой Отечественной войны, художники начинают принимать активное участие в военных действиях. Из-за непосредственного единения с событиями, в ранние годы появляются произведения, суть которых — фиксация происходящего, «живописная зарисовка». Часто таким картинам не доставало глубины, но в их передаче выражалось совсем искреннее отношение художника, высота нравственной патетики. К относительному расцвету приходит жанр портрета. Художники, видя и испытывая на себе разрушительное влияние войны, восхищаются её героями — людьми из народа, стойкими и благородными духом, проявлявшими наивысшие гуманистические качества.  Такие тенденции вылились в парадные портреты: «Портрет маршала Г.К. Жукова» кисти П.Д. Корина, жизнерадостные лица с полотен П.П. Кончаловского. Важное значение имеют портреты интеллигенции М.С. Сарьяна, созданные в годы войны — это образ академика «И.А. Орбели», писательницы «М.С. Шагинян» и др.

Портрет академика И. А. Орбели. М.С. Сарьян. 1943


С 1940 по 1945 годы также развивается пейзаж и бытовой жанр, которые объединил в своём творчестве А.А. Пластов. «Фашист пролетел» передаёт трагичность жизни этого периода.

Фашист пролетел. А.А. Пластов. 1942

Психологизм пейзажа здесь ещё больше наполняет произведение грустью и молчанием человеческой души, только вой преданного друга прорезает ветер смятения. В конечном итоге значение пейзажа переосмысляется и и начинает олицетворять суровый образ военного времени.
Отдельно выделяются сюжетные картины, например, «Мать партизана» С.В. Герасимова, которой характерен отказ от героизации образа.

Мать партизана. С.В. Герасимов. 1943

Историческая живопись своевременно создаёт образы национальных героев прошлого. Одним из таких непоколебимых и, внушающих уверенность, образов является «Александр Невский» П.Д. Корина, олицетворяющий непокорённый гордый дух народа. В этом жанре к концу войны намечается тенденция наигранной драматургии.

 

Тема войны в живописи 

В живописи послевоенного времени сер. 1940 — кон. 1950-х в живописи ведущие позиции занимает тема войны, как нравственного и физического испытания, из которого советский человек вышел победителем. Развивается историко-революционный, исторический жанры. Основной темой бытового жанра становится мирный труд, о котором мечтали долгие военные годы. Полотна этого жанра пронизаны жизнерадостностью и счастьем. Художественный язык бытового жанра становится повествовательным и тяготеет к жизнеподобию. В последние годы этого периода пейзаж тоже претерпевает изменения. В нём возрождается жизнь края, вновь укрепляется связь между человеком и природой, появляется атмосфера умиротворённости. Любовь к природе воспевается и в натюрморте. Интересное развитие получает портрет в творчестве разных художников, для которого характерна передача индивидуального. Одними из выдающихся произведений этого периода стали: «Письмо с фронта» А.И. Лактионова, произведение, подобное окну в лучезарный мир;

Письмо с фронта. А.И. Лактионов. 1947

композиция «Отдых после боя», в которой Ю.М. Непринцев добивается такой же жизненности образа, как и А.И. Лактионов;

Отдых после боя. Ю.М. Непринцев. 1951

работа А.А. Мыльникова «На мирных полях», радостно ликующая о прекращении войны и о воссоединении человека и труда;

На мирных полях. А.А. Мыльников. 1953 

самобытный пейзажный образ  Г.Г. Нисского — «Над снегами» и др.

Г.Г. Нисский. Над снегами. 1964

 

Суровый стиль на смену соцреализму

Искусство 1960-1980-х гг. является новым этапом. Идёт разработка нового «сурового стиля», задача которого состояла в воссоздании действительности без всего того, что лишает произведение глубины и выразительности и губительно влияет на творческие проявления. Ему были присущи лаконичность и обобщение художественного образа. Художниками этого стиля воспевалось героическое начало суровых трудовых будней, которое создавалось особым эмоциональным строем картины. «Суровый стиль» был определённым шагом к демократизации общества. Главным жанром, к котором работали приверженцы стиля стал портрет, также развивается групповой портрет, бытовой жанр, исторический и историко-революционный жанр. Яркими представителями этого периода в контексте развития «сурового стиля» стал В.Е. Попков, писавший множество автопортретов-картин, В.И. Иванов сторонник группового портрета, Г.М. Коржев, создававший исторические полотна. Раскрытие сути «сурового стиля» можно увидеть в картине «Геологи» П.Ф. Никонова, «Полярники» А.А. и П.А. Смолиных, «Шинели отца» В.Е. Попкова. В жанре пейзажа появляется интерес к северной природе.

Геологи. П.Ф. Никонов. 1962

Полярники. Братья Смолины. 1961

 

Символизм эпохи застоя

В 1970-1980-х гг. формируется новое поколение художников, искусство которых повлияло в какой-то степени на искусство сегодняшнего дня. Им характерен символический язык, театральная зрелищность. Их живопись достаточно артистична и виртуозна. Главными представителями этого поколения являются Т.Г. Назаренко («Пугачёв»),

Пугачёв. Т.Г. Назаренко.1980

излюбленной темой которой стал праздник и маскарад, А.Г. Ситников, который использует метафору и притчу, как форму пластического языка, Н.И. Нестерова, создательница неоднозначных полотен («Тайная вечеря»), И.Л. Лубенников, Н.Н. Смирнов.

Тайная вечеря. Н.И. Нестерова. 1989

Таким образом, это время предстаёт в своём разностилье и разноплановости завершающим, формирующим звеном сегодняшнего изобразительного искусства.

 

Постсоветское искусство

Нашей эпохе открыто огромное богатство живописного наследия предыдущих поколений. Современного художника не ограничивают практически никакие рамки, которые были определяющими, а подчас и враждебными для развития изобразительного искусства. Некоторая часть современных художников старается придерживаться принципов советской реалистической школы, кто-то находит себя в других стилях и направлениях. Очень популярны тенденции концептуального искусства, неоднозначно воспринимаемого обществом. Широта художественно-выразительных средств и идеалов, которые предоставило нам прошлое, должна быть переосмыслена и послужить основой для новых творческих путей и создания нового образа.  

 

Наши мастер-классы по истории искусства

Наша Галерея современного искусства не только предлагает большой выбор советского искусства, и постсоветской живописи, но и проводит регулярные лекции и мастер-классы по истории современного искусства.

Вы можете записаться на мастер класс, оставить пожелания по мастер классу, на который Вы бы хотели попасть, заполнив предложенную ниже форму. Мы обязательно прочитаем для Вас интересную лекцию на выбранную Вами тему.

Ждем Вас в нашем ЛЕКТОРИУМЕ!

Посмотреть расписание лекций и мастер-классов>>>>

«Хлеб для народа и безопасность страны…» 115 лет со дня рождения Леонида Ильича Брежнева

Леонид Брежнев в Подмосковье, 1971 год

© Владимир Мусаэльян/ТАСС

Из прижизненных анекдотов про Брежнева можно собрать не один том. По количеству посвященного ему народного юмора «дорогой Леонид Ильич», вне сомнения, опережает всех предшествовавших и последующих правителей нашей страны. В этом вся противоречивость отношения народа к Брежневу, когда, с одной стороны, явная насмешка, но с другой — очевидная, хотя и своеобразная, популярность.

Даже сложно выбрать, какой из тех, уже ушедших в прошлое, анекдотов самый смешной. Лично автору этих строк больше всего нравится короткий и емкий: «Что такое брови Брежнева?» — «Это усы Сталина, но на более высоком уровне…»

Что ж, к 115-летию со дня рождения попробуем разобраться с бровями и усами эпохи Брежнева. Эпохи столь же противоречивой, как и само народное отношение к бровастому генсеку — когда период внушительного развития нашей страны в итоге назвали «застоем».

«Синяя блуза» комсомольца

Будущий глава мировой сверхдержавы появился на свет 19 декабря 1906 года в поселке Каменское Екатеринославской губернии. Однако к моменту рождения Леонида Брежнева этот поселок был крупнее многих уездных городов — благодаря огромному металлургическому заводу там, в Каменском, и тогда проживало более 40 тыс.  человек. К началу XX века Екатеринославская губерния, раскинувшаяся по обе стороны Днепра — от железных рудников Кривого Рога до угольных шахт Донбасса, — была одним из крупнейших промышленных центров Российской империи.

Так что внук курских крестьян из деревни Брежнево (отсюда и фамилия) имел самое пролетарское происхождение. Его отец был одним из 15 тыс. рабочих, трудившихся на Днепровском металлургическом заводе, принадлежавшем тогда бельгийским и французским акционерам. Илья Яковлевич Брежнев, вальцовщик прокатного цеха и отец нашего героя, наверняка мечтал, чтобы его старший сын выбился в люди, но едва ли был способен представить, что спустя полвека первенец выбьется в первые люди нашей планеты, перед которым будут дрожать все без исключения акционеры на Земле…

При царской монархии сын заводского рабочего не имел никаких шансов встать во главе государства, но жизнь в крупном промышленном центре все же давала некоторые преимущества — в 1915 году девятилетнего Леню Брежнева отец сумел устроить на бесплатное место в созданной при заводе гимназии. И хотя большая часть учебы вскоре пришлась на лихолетье революций и Гражданской войны, но будущий глава СССР все же получил очень хорошее по меркам его эпохи среднее образование.

После 1917 года Екатеринославская губерния оказалась в одном из эпицентров гражданской междоусобицы, за пару лет власть здесь менялась почти два десятка раз. Самые страшные беды семью Брежневых не задели, но такая круговерть наверняка оказала влияние на подростка Леню — не оттуда ли, не из тех ли лихих лет растет его явная тяга к социально-политической стабильности?

В 1921 году семья Брежневых покинула Каменское и неработающий металлургический завод на берегах Днепра — чтобы хоть как-то прокормиться, они вернулись в деревню предков под Курском. Тогда, ровно век назад, действительно могло показаться, что некогда могучая промышленность Екатеринославской губернии и Донбасса разрушена и погублена навсегда. Леня Брежнев, 15-летний подросток, не догадывался, что именно ему придется в будущем и руководить индустриализацией того региона, и восстанавливать его после мировой войны, и управлять им как уже новым, важнейшим экономическим центром Советского Союза.

Но это в будущем, пока же юному Брежневу пришлось поработать чернорабочим на маслобойном заводе в Курске, затем грузчиком, пока шла его учеба в местном «землеустроительном» техникуме. В 1923 году будущий генсек ЦК КПСС вступает в  комсомол, Коммунистический союз молодежи. Идеи и вкусы юных большевиков он разделяет искренне, не предполагая, что с этого малого и тогда неформального шага начнется его большая — да что там, поистине огромная! — политическая карьера…

Пока же в Курске для него важнее другая «карьера» — именно там, посреди российского Черноземья, он знакомится с Викторией Денисовой. Их брак, заключенный в 1927 году, продлится 55 лет — за эти полвека с лишним он не будет безоблачным, однако в итоге окажется крепким и, насколько мы можем судить со стороны, счастливым. Насколько вообще может быть счастливым столь долгий брак высокопоставленного мужчины.

С женой Викторией, 1927 год

© Public Domain/Wikimedia Commons

Но вернемся в те годы, когда Брежнев был далеко не высокопоставленным, а простым работягой, лишь начинающим жизненный путь. Там же, в Курске, юный Леонид увлекся искусством стихосложения в клубе «Синяя блуза» — популярном тогда среди пролетарской молодежи культурном течении, вдохновлявшимся Маяковским и футуристами. Синяя блуза — униформа квалифицированных рабочих, и юный Брежнев наверняка не раз декламировал:

Мы синеблузники, мы профсоюзники,

Мы не баяны-соловьи —

Мы только гайки в великой спайке

Одной трудящейся семьи…

Секретарь по оборонной промышленности

В 1927–1930 годах молодому Брежневу доведется поработать землемером в Белоруссии и на Урале. Он явно хочет расти выше колхозного геодезиста — поступает в Московский машиностроительный институт. Но надо кормить семью, жену и родившуюся в 1929 году дочь Галину — будучи столичным студентом, это трудно, и Леонид, парень явно сообразительный и хваткий, возвращается на свою малую родину, на берега Днепра. Он переводится на вечерний факультет металлургического института в Каменском и одновременно работает слесарем на металлургическом заводе, где когда-то трудились его отец и дед.

С 1935 года Брежнев — квалифицированный инженер, в эпоху сталинской индустриализации это еще нечастое и перспективное амплуа. Но Брежнев не просто инженер, он еще и член партии, единственной тогда правящей партии. Так что после срочной службы в армии — служить довелось в элитных танковых войсках на Дальнем Востоке — карьера Брежневу обеспечена. Впрочем, обеспечена именно карьера средней руки, на уровне областного начальства. Но едва ли амбиции уже немолодого (немолодого по меркам той эпохи) инженера распространялись в те годы на что-то большее.

Во время учебы в Забайкальской бронетанковой школе, 1936 год

© Public Domain/Wikimedia Commons

С 1937 года авторитетный инженер Брежнев — поработавший и на заводе, и в руководстве местного техникума — становится зампредседателя горисполкома, т.е. вторым человеком в структурах местной власти родного городка. Но общеизвестные события того года освобождают немало вакантных мест среди начальства, и карьера Брежнева растет стремительно — уже к 1939 году он становится одним из руководителей не поселка, а всей Днепропетровской области.

Область со столицей в Днепропетровске, бывшем Екатеринославе, — благодаря мощному промышленному потенциалу еще царских времен, резко возросшему за годы сталинской индустриализации, — занимает одну из ключевых позиций в советской экономике. И Леонид Брежнев, третий секретарь Днепропетровского обкома, попадает в номенклатуру, управленческую элиту страны.

По отзывам почти всех очевидцев, Брежнев был человеком обаятельным и общительным, умело поддерживавшим нужные связи. При этом он явно умен, даже хитер, хотя внешне кажется симпатичным простаком. Он еще и с очень хорошим для своей эпохи образованием и немалым рабочим опытом. Так что механизм его начальной карьеры вполне ясен — личные качества плюс специфика эпохи, когда почти одновременно сталинская индустриализация и сталинские репрессии открыли стремительный социальный лифт.

Окончательно в правящую элиту Брежнев попадает после избрания секретарем Днепропетровского обкома по оборонной промышленности. Это те 200–300 управленцев, которые уже заметны с высот кремлевского олимпа — еще не личное знакомство со Сталиным, но уже его личное внимание. Для Леонида Брежнева такое ответственное назначение случилось буквально накануне самых роковых событий XX века — весной 1941 года.

Генерал Брежнев

Роковое 22 июня изменило все. Леонид Брежнев призван в армию на шестой день войны и следующие пять лет, до июня 1946 года, проведет в войсках. Судя по объективным фактам, Брежнев на своих постах воевал достойно. Да, он не был рядовым, начал сражаться в звании полкового комиссара, что позволяло не рисковать жизнью ежедневно в передовых окопах. Но в его военной биографии есть этап поистине героический — «Малая земля», плацдарм на берегу моря под Новороссийском, где жесточайшие бои шли с февраля по март 1943 года.

В госпитале, 1941 год

© Public Domain/Wikimedia Commons

Полковник Брежнев, начальник политотдела 18-й армии, десятки раз под обстрелом противника переправлялся на плацдарм. Один из таких бросков закончился подрывом катера на мине, полковника выбросило в  море, будущий глава СССР выжил чудом. Последствия той контузии скажутся спустя десятилетия… Словом, за «Малую землю» нам всем не грех поклониться Леониду Брежневу — там, на изрытых вражескими снарядами и бомбами берегах, он, без всяких преувеличений и славословий, воевал героически, не щадя жизни, рискуя не меньше рядовых бойцов.

Победный май 1945-го Брежнев встретил в Чехии уже с погонами генерала. В знаменитом Параде Победы на Красной площади 24 июня того года именно он, среди прочих заслуженных офицеров и генералов, возглавлял сводную колонну 4-го Украинского фронта. На сохранившихся фото и кинокадрах перед нами высокий статный генерал, победитель.

Ничто человеческое не было ему чуждо. Много позже Брежнев расскажет приближенным, как на кремлевском банкете после парада он немало выпил на радостях и, возвращаясь, остановился возле Царь-колокола — долго с ним о чем-то беседовал… С колоколом! Что ж, история не только очень человеческая, но и вполне мистическая — вероятно, Царь-колокол и будущий царь Леонид о чем-то договорились в ту ночь победного праздника.

Впрочем, до «шапки Мономаха» Леониду Брежневу было еще не близко, но горизонты уже видны. С августа 1946 года, после демобилизации из армии, он возглавляет Запорожскую область на Украине. Именно он в кратчайшие сроки восстанавливает разрушенные войной стратегические предприятия общесоюзного значения — Днепрогэс и «Запорожсталь». Затем два года возглавляет соседнюю Днепропетровскую область, свои родные края, где вновь добивается успехов в послевоенном возрождении экономики.

Как итог — в начале 1951 года Брежнев становится первым секретарем ЦК КП(б) Молдавии, то есть главой союзной республики. Это уже элита элит, совсем рядом с высшей властью. Но дальше больше — в следующем 1952 году на съезде правящей Компартии в Кремле статного главу союзной республики, внешне выгодно отличавшегося от большинства высокопоставленных бюрократов, замечает сам Сталин. По указанию советского вождя «красивого молдаванина» избирают в самые высшие руководящие органы Советского Союза — он становится секретарем ЦК, Центрального комитета партии, и кандидатом в члены Президиума ЦК.

Впрочем, такие карьерные успехи, отчасти неожиданные даже для него самого, дались непросто — как раз накануне прорывного для Брежнева съезда он, 45-летний глава республики, пережил свой первый инфаркт. Сказались и война, и годы послевоенного напряжения. Но главные зигзаги и взлеты его властной карьеры были впереди.

Падение и взлет

На вершинах кремлевской власти Леонид Брежнев тогда пробыл лишь несколько месяцев. Сталин умирает 3 марта 1953 года, и уже через два дня Брежнева фактически ссылают на почетную, но куда менее значимую должность начальника политуправления военно-морского министерства. Но в том же марте отдельное Министерство военного флота сливают с Минобороны, и Брежнев, буквально только что бывший на самом верху власти, остается не у дел.

В таком обороте чувствуется ловкая рука Георгия Маленкова, умелого аппаратчика, после смерти Сталина претендовавшего на высшую власть в стране. Для Маленкова залетный «молдаванин» Брежнев был чужим. Нашему герою придется просить нового хозяина Кремля «направить его на работу в парторганизацию Украины», но Маленков засунет его на пост замначальника главного политического управления Советской армии. Должность почетная и генеральская, но в ту эпоху без перспектив на высшую власть.

Брежнев станет бороться за свою карьеру, по легенде он даже будет среди тех генералов, кто летом 1953 года участвовал в аресте Лаврентия Берии. Так это или нет — неизвестно. Но спасет большую государственную карьеру Леонида Ильича совсем другой поворот внутрикремлевской борьбы за власть: в подковерных интригах за первое место Георгий Маленков неожиданно проиграет внешне простоватому Никите Хрущеву, выходцу с Украины, давно знакомому герою нашего рассказа.

По итогам таких раскладов в 1954 году Брежнева направят руководить Казахстаном — а это не только крупная союзная республика и любезная Хрущеву «целина», но и строительство космодрома Байконур. То есть самый передовой фронт социально-экономического и технического развития Советского Союза! Как результат — Брежнев не только спасается из тупикового для высшей карьеры генеральского «отстойника» в политуправлении армии, но через несколько лет, к началу 60-х годов, вновь занимает одно из первых мест в партийно-государственной иерархии СССР. С весны 1960 года он Председатель Президиума Верховного Совета СССР, то есть формально глава государства!

Во время выступления на собрании актива ленинградской организации КПСС в Таврическом дворце, 26 декабря 1960 года

© Владимир Капустин/ТАСС

Но в советской системе партийные органы де-факто были выше государственных. Однако Леонид Брежнев не отстает и тут — с 1963 года он снова секретарь ЦК КПСС (напомним, что этот пост десятилетием ранее он потерял сразу после смерти Сталина). Отсюда ему остается буквально один шаг до самого верха.

И Брежнев делает такой шаг осенью следующего 1964 года. Он становится неформальным лидером группы высших бюрократов, выступающих против «волюнтаризма» Хрущева. Все перипетии внутрикремлевской борьбы против импульсивного «кукурузника» займут целую книгу, поэтому резюмируем кратко: Леонид Брежнев к тому времени оказался очень умелым политиком как в публичной сфере, так и в непубличной.

Сегодня мы знаем не просто день, но даже час, когда Брежнев стал первым — первым в стране, первым в партии, первым в государстве. Это 8 ч вечера 12 октября 1964 года, когда наш герой позвонил отдыхавшему на Черноморском побережье Хрущеву и «пригласил» его вернуться в Кремль на экстренное собрание Президиума ЦК. На том собрании первым будет выступать именно Брежнев, держа в руках тезисы, написанные им красным фломастером… В итоге Хрущева — с соблюдением всех необходимых формальностей и демократических процедур! — снимут со всех постов, а во главе встанет тот, кого вскоре почти официально будут именовать «наш дорогой Леонид Ильич».

«Дорогой Леонид Ильич…»

Добавим в текущее повествование и такой колоритный факт: Леонид Брежнев — первый за всю историю лидер нашей страны с высшим техническим образованием. Полвека назад, к началу 70-х годов минувшего столетия, «дорогой Леонид Ильич» был уже не просто первым, а бесспорным главой государства. Почти вождем со своим культом. Уточним — он был вождем не просто государства. Брежнев, как говорилось на языке его эпохи, стоял «во главе социалистического содружества и международного коммунистического движения»,  а это не только огромный СССР, но и почти все страны Восточной Европы плюс масса государств и политических режимов, ориентировавшихся тогда на Москву и в той или иной степени зависимых от нее — начиная с Анголы и Эфиопии, заканчивая социалистическими Монголией и Вьетнамом.

Во время встречи с жителями Улан-Батора, Монголия, 1966 год

© Виктор Кошевой/ТАСС

Брежнев, подчеркнем, был не просто главой большого государства, он был неоспоримым главой одной из двух мировых сверхдержав. Под его руководством СССР не только достиг ракетно-ядерного паритета с США, но и не без оснований тягался за влияние на всю нашу планету.

Впрочем, все перипетии холодной войны эпохи Брежнева займут не одну книгу. При этом у нас редко понимают, что в эпоху Брежнева наша страна вела холодную войну на два фронта — не только с Западом во главе с США, но и с маоистским Китаем на востоке. БАМ, Байкало-Амурская магистраль, самый дорогой инфраструктурный проект СССР, форсированный и почти полностью построенный именно при Брежневе, создавался в первую очередь из-за холодной войны с Китаем. Ту «войну» начал Хрущев, но именно при Брежневе она несколько раз балансировала на грани «горячей». И это лишь один из примеров тех грандиозных геополитических проблем, которые приходилось решать стареющему Брежневу.

Когда в 1978 году ему вручали третью Золотую звезду Героя Советского Союза и очередной орден Ленина, он произнес характерную фразу: «Есть две вещи, которые всегда были и будут наиболее близки моему сердцу, всегда были и будут предметом моих главных забот. Это хлеб для народа и безопасность страны…»

Да, быстро возникший в те годы культ личности «дорогого Леонида Ильича», в отличие от сталинского, воспринимался народом больше с юмором, рождая общеизвестные анекдоты. Но при всей комичности этого брежневского культа сам «дорогой Леонид Ильич» действительно вполне искренне в меру своих интеллектуальных и физических сил радел за интересы государства и народа. Он, конечно, не был политическим гением и победоносным вождем, но управленцем был вполне грамотным и старательным.

Он, пройдя первую, самую страшную половину XX века, умел быть жестким, но злобным не был. Достигнутые  в эпоху Брежнева успехи обошлись без чрезвычайных напряжений, без репрессий любого рода, даже наоборот — сопровождались очевидным ростом уровня жизни и социальной защищенности. К примеру, только при Брежневе гарантированная пенсия по старости стала доступна каждому гражданину нашей страны.

Да, многие достижения эпохи Брежнева базировались на заделе предыдущих десятилетий, но реализовывались они именно под его руководством. «Хлеб для народа и безопасность страны…» — эти слова для Леонида Ильича явно были не просто дежурным пафосом.

Позже, накануне распада СССР, эпоху Брежнева почти официально назовут «застоем», даже с большой буквы — «Застоем». Но как минимум в социально-экономической сфере при Брежневе никакого застоя, в кавычках и без, не было. Подробный рассказ об экономике той эпохи тоже займет не одну книгу, потому приведем кратко лишь несколько красноречивых фактов.

Во время посещения Днепропетровского металлургического завода имени Дзержинского, 1979 год

© Валентин Кузьмин, Владимир Мусаэльян/ТАСС

При Брежневе промышленное производство страны выросло в пять раз. За 18 «брежневских» лет население только России, РСФСР, увеличилось на 12 млн человек, а все население Союза выросло почти на 40 млн.

Радикально в лучшую сторону изменился быт людей — именно при Брежневе большинство перестало жить по сельским хатам и городским баракам, сменив их на квартиры со всеми удобствами. Если в начале эпохи Брежнева в СССР насчитывалось всего 3 млн квартир и домов, подключенных к системе бытового газоснабжения, то к моменту смерти «дорогого Леонида Ильича» таких было уже 40 млн!

Именно при Брежневе освоена большая сибирская нефть, проложены все основные нефтепроводы и газопроводы, создана единая энергосистема, создано то, что сегодня называется «Газпром», — словом, очень многое из того, что и ныне, в XXI веке, составляет основу нашей экономики.

Резюмируя все рассказанное — нам есть за что благодарить этого человека, родившегося 115 лет назад. Но… Но хороший человек — не профессия, а хороший правитель — не достоинство. По крайней мере, на переломе эпох. Тех эпох, что сметают целые державы. Той державы, за хлеб и безопасность которой радел Леонид Брежнев, на карте мира давно нет.

Брежнев и конец оттепели – семнадцать моментов советской истории

 

Первоисточник: Литературная газета, 14 сентября 1988 г.

Прежде всего, что нам, может быть, особенно сейчас необходимо, так это ясная и точная оценка эпохи застоя. Мы должны, мы должны понимать, что произошло за почти два десятилетия руководства страной Леонида Брежнева, его окружения и всего управленческого аппарата. Мы должны понимать, конечно, не для того, чтобы прощать, и не для того, чтобы проклинать.Мы должны понять, чтобы оценить опыт прошлого ради лучшего будущего. Потому что, как часто говорилось, народы хотя бы частично вознаграждаются за свои великие испытания великими уроками, которые они извлекают из них.

Сама концепция стагнации требует дальнейшего изучения. Едва ли можно сомневаться, что в одних областях (прежде всего в экономике) тенденция к застою действительно все больше выдвигалась на первый план, а в других, например в области политики и морали, имел место фактический регресс по сравнению с десятилетний период хрущевской оттепели. Отказ от реформ (а во многом возврат к командно-административной системе сталинской эпохи), замораживание жизненного уровня, общее затягивание абсолютно само собой разумеющихся решений и подмена их банальными политическими словечками , разложение и вырождение власти, в которые все больше вовлекались целые слои народа, утрата нравственных ценностей и всеобщее падение нравственности, — если это застой, то что такое кризис? В частности, внешняя политика в полной мере отражала противоречивый характер брежневского времени, когда за каждым шагом вперед по пути разрядки следовали два шага назад.Всего несколько лет отделяют два столь разнородных события: Заключительный акт в Хельсинки и войну в Афганистане.

Из всех многогранных аспектов застоя я хотел бы коснуться лишь одного: как получилось, что в столь сложный период истории нашей Родины, да и мировой истории, человек, стоящий у руля правительство страны было самым слабым из всех руководителей, занимавших этот пост в советское, а может быть, и в дореволюционное время? Мне очень не хочется поддаться искушению осмеять этого человека, с почти детской простотой создавшего атрибуты собственного культа: четырехкратного Героя Советского Союза, Героя Социалистического Труда, Маршала Советского Союза, Интернационала Ленина. премия, бронзовый бюст на родине, Ленинская премия по литературе, Золотая медаль имени Карла Маркса.Не хватало только звания генералиссимуса: слишком рано оборвалась его жизнь. Высмеивать слишком легко; более того, это способ, который, увы, соответствует, пожалуй, самой устойчивой русской традиции. Кажется, Василий Ключевский заметил, что каждый новый русский царь начинал свою карьеру с отречения от своего предшественника. На Западе есть поговорка: не говорите плохо о мертвых. У нас все наоборот: произносите неумеренные литании во славу живых и бесконечные поругания над мертвыми.Ясно

это сублимация для восполнения отсутствия возможности критиковать нынешних лидеров.

Из всех лидеров советского периода единственным исключением был Ленин. И насколько он был исключением, если Сталин всей своей деятельностью отвергал завещание Ленина, сохраняя при этом лицемерный ритуал благоговения лично перед Лениным? Что же касается критики самого Сталина, то только сейчас она перерастает в серьезный анализ установленного им политического и идеологического режима.

Не пора ли сделать такой же разумный шаг в отношении Брежнева? Конечно, подробные описания интимных тайн его коррумпированной семьи щекочут чувства некоторых читателей. Хотя нельзя отрицать, что их дети часто были бичом политических лидеров. Наверное, полезнее размышлять не столько о Брежневе, сколько о его режиме, о брежневщине, о стиле политического руководства, который, увы, еще не совсем отмер, и здесь нужны гарантии столь же прочные, как те, которые нужны против сталинизм.Недаром была необходима коренная реформа политической системы, намеченная XIX партконференцией.

Власть подарена Брежневу судьбой. Для того, чтобы превратить скромную по тем временам должность генерального секретаря ЦК партии в должность «хозяина» нашей страны, Сталину «пришлось» устранить практически всех членов ленинского Политбюро (кроме себя, естественно) как а также огромная часть партийного актива. После смерти Сталина Хрущев был вторым в очереди, а не первым, как многие думают, потому что Маленков в то время считался первым.Хрущев победил в борьбе с могучими и влиятельными соперниками, в том числе с такими людьми, как Вячеслав Молотов, составлявший основу государства практически со времен Ленина. Может быть, поэтому сталинская и хрущевская эпохи, каждая по-своему, были наполнены кардинальными переменами, крупными преобразованиями, волнениями и нестабильностью.

Ничего подобного с Брежневым не было. Власть он принял так гладко, как будто кто-то заранее примерил корону Мономаха на разных головах и остановился на этой.И эта корона так ему подходила, что он носил ее восемнадцать лет без страхов, катаклизмов и каких-либо конфликтов. А самые близкие ему люди желали только одного: чтобы этот человек жил вечно, так было бы им хорошо. Сам Брежнев на встрече с людьми из своего полка, демонстрируя свой новый маршальский мундир, сказал: «Видишь? Служба наконец вознаграждена. Эта фраза также очень уместна для описания процесса, посредством которого он занял «должность» партийного и государственного лидера: «служба вознаграждена.

Брежнев олицетворял полную противоположность хрущевской смелости, готовности идти на риск, авантюрный дух и жажду новизны и перемен. Если бы мы меньше знали Никиту Сергеевича, то могли бы найти загадкой, что Хрущев так покровительствовал человеку противоположного склада ума и темперамента. Как авторитарная личность, не склонная делиться властью и влиянием с другими людьми, он окружал себя в основном такими руководителями, которые ловили каждое его слово, всему соглашались и охотно выполняли каждое его указание.Ему не нужны были товарищи по оружию, а тем более капитаны. Надоели они ему после смерти Сталина, когда Маленков, Молотов и Каганович попытались изгнать его с политического Олимпа и, может быть, оставить гнить в далекой провинции.

Надо заметить, что Брежнев действительно всей своей карьерой обязан Хрущеву. Он окончил землеустроительный техникум в Курске и вступил в партию только в двадцать пять лет. Затем, после окончания института, начал свою политическую карьеру.В мае 1937 года (!) Брежнев стал заместителем председателя Днепродзержинского горсовета, а еще через год работал в партобкоме Днепропетровска. Трудно сказать, помогал ли Хрущев Брежневу в этих первых шагах, но вся его последующая карьера имела самую активную поддержку тогдашнего первого секретаря ЦК КП(б)У, позднее секретаря ВКП(б), Когда Брежнев был назначен на пост первого секретаря ЦК КП Молдавии, он взял с собой многих своих друзей из Днепропетровска, а там же приобрел в качестве близкого соратника тогдашнего начальника отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС. отдела, Константин Черненко.

После XIX съезда партии (1952 г.) Брежнев стал кандидатом в члены Президиума ЦК, а после смерти Сталина работал в Главном политическом управлении Советской Армии и Флота. Чем сильнее становился Хрущев, тем выше поднимался Брежнев. К октябрьскому пленуму 1964 года он был вторым секретарем ЦК. Таким образом, Хрущев собственноручно построил пьедестал своему преемнику.

Очень скоро выяснилась самая драматическая проблема: Брежнев совершенно не был готов к неожиданно свалившейся на него роли.Он стал первым секретарем ЦК партии в результате сложного, многогранного и даже причудливого симбиоза сил. В нем было всего понемногу: недовольство пренебрежительным отношением Хрущева к своим коллегам; страх, вызванный необузданными крайностями его политики и авантюристическими действиями, сыгравшими роль в эскалации Карибского ракетного кризиса; иллюзии относительно «личностной» основы конфликта с Китаем; и особенно раздражение консервативной части государственного аппарата постоянной нестабильностью, встрясками, переменами и реформами, которые невозможно было предвидеть.Важную роль сыграла борьба между разными поколениями лидеров: поколением 1937 года, к которому принадлежали Леонид Брежнев, Михаил Суслов и Алексей Косыгин, и послевоенным поколением, включавшим Александра Шелепина, Геннадия Воронова, Дмитрия Полянского и Юрия Андропова. Брежнев был в центре, на пересечении всех этих дорог. Так что на начальном этапе он устраивал почти всех. Или, во всяком случае, никто не протестовал. Сама его некомпетентность была благом: она давала аппаратчикам массу возможностей.Единственным, кого выставили дураком, был Шелепин, считавший себя самым умным. Он не продвинулся ни на шаг в своей карьере, потому что не только Брежнев, но и Суслов, и другие руководители заметили его авторитарные амбиции.

Тем временем разгорелась ожесточенная борьба за выбор пути развития страны. Один человек, как было сказано выше, однозначно предлагал вернуться к сталинским методам. Другой путь был предложен руководству Андроповым, представившим развернутую программу, более последовательно основанную на решениях антисталинского XX съезда партии, чем это делалось при Хрущеве.Сегодня эти идеи нетрудно реконструировать, потому что в более общем виде они были изложены в подготовленной в то время передовой статье для «Правды» («Состояние всей страны», 6 декабря 1964 г.). Это: (1) экономическая реформа, (2) переход к современному, научному управлению, (3) развитие демократии и самоуправления, (4) концентрация партии на политическом руководстве, (5) прекращение ядерной ракетная гонка, ставшая бессмысленной, и (6) выход СССР на мировой рынок с целью приобретения новой техники.

Эту программу Андропов изложил Брежневу и Косыгину во время поездки в Польшу в 1965 году. Некоторые элементы ее нашли поддержку, но в целом она не встретила сочувствия ни у Брежнева, ни у Косыгина, хотя для

разные причины. Косыгин поддерживал экономические преобразования, но настаивал на восстановлении отношений с Китаем ценой уступок Китаю путем отказа от «крайностей» XX съезда партии.

Что касается Брежнева, то он не торопился с определением своей позиции, так как следил за соотношением сил внутри Президиума ЦК КПСС и в ЦК партии.

Таким образом, сразу выявилась главная черта Брежнева как политического лидера. Будучи крайне осторожным человеком, не сделавшим ни одного опрометчивого шага во время своего прихода к власти, будучи так называемым «флюгерным лидером», Брежнев с самого начала занял центристскую позицию. Он не принимал ни той, ни другой крайности, ни программы реформ в духе XX съезда, ни неосталинизма. Впрочем, здесь он следовал традиции, установившейся после Ленина.Наверное, не все знают, что Сталин тоже пришел к власти как центрист. Он создал блок со Львом Каменевым и Григорием Зиновьевым против «левого» Льва Троцкого, а позже с Вячеславом Молотовым, Анастасием Микояном и другими против «правого» Николая Бухарина. И только в конце 1920-х годов, и то прежде всего в целях укрепления своей личной власти, он приступил к осуществлению левой программы «революции сверху» и террора. Хрущев, начавший с того, что снял с себя рубашку в секретном отчете XX съезду партии, после событий в Венгрии в 1956 году также начал смещаться в центр.Выступая в китайском посольстве в Москве, он называл Сталина «великим марксистом-ленинцем», затем поссорился с представителями интеллигенции, горячо поддерживающими критику культа личности, и т. д. Правда, постоянно увлекался в сторону крайних решений. Он тоже поплатился полной ценой за свою непоследовательность и необдуманные ошибки в октябре 1964 года.

Брежнев — другое дело. По характеру своему, по образованию и по карьерной лестнице он был типичным областным аппаратчиком: неплохим исполнителем приказов, но не руководителем.Поэтому он многое взял от Сталина, но немного и от Хрущева.

Первое время после прихода к власти Брежнев начинал свой рабочий день нетрадиционно, уделяя минимум два часа телефонным разговорам с другими членами высшего руководства и со многими влиятельными секретарями ЦК и обкомов союзных республик. Обычно он всегда говорил одно и то же: «Послушайте, Иван Иванович, мы изучаем это дело. Я хотел посоветоваться с вами, услышать ваше мнение. Можете себе представить, какое чувство гордости наполняло в эту минуту сердце Ивана Ивановича.Так укреплялся авторитет Брежнева. Он производил впечатление беспристрастного, спокойного, тактичного руководителя, который не сделал бы ни одного шага, не посоветовавшись с другими товарищами и не получив полного одобрения коллег.

При обсуждении вопросов на заседаниях Секретариата ЦК или Президиума он почти никогда не выступал первым. Он позволял каждому высказаться, внимательно слушал, а если не было согласия, то предпочитал отложить дело, поработать еще, согласовать его со всеми и снова представить на рассмотрение.Именно при нем процветали очень сложные соглашения, требующие десятков подписей на документах, ставящие в тупик принимаемые решения или полностью искажающие их смысл.

Что же касается брежневского стиля, то, может быть, именно в этом он и состоял. Люди с таким стилем не очень компетентны в решении существенных вопросов экономики, культуры или политики. Но они прекрасно понимают, кого на какую должность назначать, кого награждать, когда и как. Леонид Ильич немало потрудился над тем, чтобы поставить на руководящие посты (в партийных организациях, в экономике, науке и культуре) представителей этого стиля, «маленьких Брежневых», не торопливых, не проницательных, не выдающихся, не особо озабоченных о своей работе, но хорошо умеют обращаться с ценностями.

Людей XX съезда партии или просто смелых новаторов не расстреливали, как могли бы в 30-е годы. Их тихонько оттесняли, выталкивали, тормозили, подавляли. Повсюду торжествовало все больше и больше «посредственностей», людей не то что глупых и не совсем бездарных, а явно бездарных, лишенных бойцовских качеств и принципов. Постепенно они занимали посты в партийном и государственном аппарате, в руководстве экономикой и даже в науке и культуре.Все потускнело и пошло на убыль. Подчиненные все больше походили на босса.

Вот любопытный факт. После снятия Николая Егорычева с поста секретаря Московской партийной организации Леонид Ильич позвонил ему и сказал примерно следующее: «Простите, такое бывает. У тебя вообще какие-то проблемы, семейные проблемы или что-то еще?» Егорычев, дочь которого незадолго до этого вышла замуж и боролась с мужем и ребенком без квартиры, была достаточно слаба, чтобы сказать об этом Брежневу.И угадайте, что? Через несколько дней у молодой семьи появилась квартира. Брежнев не хотел ни на кого обижаться. Если бы он был знатоком искусства, то, вероятно, предпочел бы разбавленную пастель, без ярких красок, будь то белый или красный, зеленый или оранжевый. Он часто сам дарил своему окружению квартиры. Как насчет этого? Вы можете себе представить президента США, раздающего квартиры?

Брежнев приехал без своей программы развития страны. Это редкий случай в новейшей политической истории, когда человек берет власть как таковую, без конкретных планов.Но нельзя сказать, по выражению Мао Цзэ-дуна, что он был чистым листом бумаги, на котором можно было писать любые знаки. Глубоко традиционный и консервативный по натуре человек, он больше всего боялся резких движений, крутых поворотов, крупных перемен. Осуждая Хрущева за волюнтаризм и субъективизм, он больше всего заботился о том, чтобы стереть его радикальные инициативы и восстановить то, что было одобрено при Сталине. Во-первых, были упразднены совнархозы и деление партийных органов на промышленные и сельскохозяйственные (форма хрущевского плюрализма?), которые так раздражали государственный аппарат.Крупные руководители, против воли сосланные на периферию, в ближние и дальние страны, вернулись на свои прежние места в Москву. Идея кадровой ротации была тихо и почти незаметно сведена на нет. В противовес ему был выдвинут лозунг стабильности, заветная мечта каждого аппаратчика. Брежнев не вернулся к сталинским репрессиям, но расправился с инакомыслящими.

Люди в аппарате пересказывали слова Брежнева по поводу доклада Косыгина на сентябрьском пленуме:

«О чем он думает? Реформа, реформа.Кому это нужно, и кто может это понять? Нам нужно работать лучше, это единственная проблема».

С чем я никак не могу согласиться, так это с концепцией «двух Брежневых» (до и после середины 1970-х), с утверждением, что в начале своего пребывания у власти он был сторонником экономических и других реформ. Приводят длинную цитату из выступления Брежнева на сентябрьском пленуме 1965 года, якобы особенно характерную для его позиции. Но уже тогда было точно известно, что Брежнев был активным противником предложенной Косыгиным реформы и что в ее провале виноват прежде всего он.

Правление Брежнева было двадцатью годами упущенных возможностей. Технологическая революция, начавшаяся в остальном мире, прошла мимо нас. Мы этого даже не заметили, а вместо этого продолжали говорить о традиционном виде научно-технического прогресса. За это время Япония стала второй промышленной державой мира, Южная Корея шла по пятам за Японией, Бразилия влилась в ряды новых центров промышленной мощи. Правда, мы достигли военного паритета с крупнейшей промышленной державой современного мира.Но какой ценой? Ценой нарастающего технологического отставания во всех других сферах хозяйства, дальнейшего развала сельского хозяйства, неспособности создать современную сферу обслуживания, замораживания жизненного уровня населения на низком уровне.

Положение осложнялось тем, что отвергались любые попытки модернизации самой модели социализма. Наоборот, крепла вера в организационные и бюрократические решения. Не успела возникнуть проблема, как руководство страны отреагировало в один голос: Чья это ответственность? Мы должны создать новое министерство или какой-нибудь аналогичный орган.

Сельское хозяйство и продовольственная проблема по-прежнему были ахиллесовой пятой нашей экономики. Но решения искались по традиционным лекалам, показавшим свою неэффективность еще в предшествующую эпоху. Продолжалась политика преобразования колхозов в совхозы, т. е. дальнейшего государственного контроля.

Широкое применение агрохимикатов не дало ожидаемых результатов. Несмотря на то, что в 1970-е годы СССР опережал США по производству удобрений, производительность труда в сельском хозяйстве была в несколько раз ниже.Четверть трудоспособного населения СССР была не в состоянии прокормить страну, а 3% населения США, фермеры, производили так много, что продавали значительную часть этого за границу.

Причина экономической и технологической отсталости была только одна: непонимание и страх перед насущно необходимыми структурными реформами; то есть переход к хозяйственному учету в промышленности, кооперирование сферы обслуживания, бригадно-семейный подряд в деревне.И самое страшное для режима тех лет было бы согласие на демократизацию и ограничение власти главной силовой базы Брежнева — бюрократии.

Все попытки идти по пути реформ, проявлять экономическую самостоятельность или самостоятельность мысли беспощадно пресекались.

Первый урок брежневской эпохи — крах командно-административной системы, выросшей при Сталине. Государство не только не обеспечивало прогресс, но все больше тормозило экономическое, культурное и нравственное развитие общества.Брежнев и его окружение накопили в одном отношении не совсем бесполезный опыт, хотя, к сожалению, на это ушло почти двадцать лет. Нет пути назад! Даже если бы Брежнев решил укрепить обветшавшее здание, регрессировав в сталинские репрессии, он не смог бы сделать эту систему эффективной. Потому что технологическая революция требует бесплатного труда, личной инициативы и самоотверженности, творчества, постоянных усилий, соперничества. Структурные реформы и реструктуризация были необходимым и логичным выходом из застоя.

Урок второй: пора навсегда покончить с системой, при которой люди становятся руководителями страны не в результате нормальной демократической процедуры и общественной деятельности в партии и государстве, а путем закулисных сделок или, что еще хуже, , заговоры и кровавые чистки. Опыт уже достаточно показал, что в этой ситуации к власти приходят отнюдь не самые способные руководители, не самые убежденные ленинцы, не самые преданные народу; вместо этого они самые хитрые типы Улисса, мастера распрей, интриг и даже обычной коррупции.

Важнейшей гарантией от рецидива брежневизма является социалистический плюрализм, до которого партия додумалась и теперь осуществляет. Она имеет свою модель ленинского периода. В то же время у нас есть потенциал, чтобы пойти значительно дальше. Преувеличенные страхи перед крайностями гласности — а такие крайности, несомненно, сопутствуют в целом здоровому течению, — не отражают заботы о социализме, они порождены авторитарной политической культурой.

Здесь мы больше всего противостоим консервативной традиции.Российская политическая культура не терпела плюрализма мнений и свободы критики деятельности правительства. Лишь после революции 1905 года была пробита небольшая брешь. Но и тогда было в принципе невозможно критиковать ни царя, ни царизм, ни существующий строй.

Гарантии прав меньшинств связаны с нашим плюрализмом, и разве мы на собственном опыте не убедились, насколько это важно? Революционная перестройка, по крайней мере на начальном этапе, опиралась на идеи, взгляды и волю не большинства, а меньшинства.Так было почти всегда, когда дело доходит до борьбы между новым и старым. Самая девственная и изящная из всех демократий, афинская, устами большинства решила, что Сократ должен выпить яд. Пей, Сократ, пей, потому что этого требует большинство! А у нас Сталин не опирался на волю большинства в 30-е годы? Мы не будем говорить о его товарищах по оружию; из них не было задано ни одного вопроса. Даже Хрущев, могучий разрушитель культа личности, искренне и самоотверженно участвовал в бойне по воле большинства.Большинство считало Бухарина неправым. Идите же, Николай Иванович [Бухарин], не оглядывайтесь, пуля найдет дырку.

А совсем недавно Брежнев — неужели он был не один? Подавляющее большинство в аппарате правительства боготворило его и получало от него все: звания, премии, академические деньги, дачные постройки, взятки. Его поддержали и те социальные слои, которые бесстрашно жили и живут до сих пор на нетрудовые доходы.

Как дать гарантии меньшинству, его воле, его интересам, его взглядам? Меньшинство, которое сегодня явно неправо, но которое завтра может стать главным поборником прогресса? Только посредством личных прав в партии, в государстве и в других учреждениях политической системы: свободы мысли, слова, письма, поиска правды и стремления к ее признанию — другого пути нет.

В сфере науки и культуры гарантии прав меньшинств являются обычным явлением, хотя и здесь мы пострадали от значительного бюрократического принуждения. Еще не изгладилось из нашей памяти, как большинство преследовало генетиков, предало анафеме теорию относительности и кибернетику, отвергло джаз и тем более рок-н-ролл, стерло с лица земли абстрактное искусство, отвергло социологию и политологию. Теперь, кажется, принято, что тот, кто убивает мысль, трижды убийца.Но есть и другие сферы, более тесно связанные с властью и политикой, где трудно гарантировать автономию меньшинства во имя альтернативных решений. Здесь нужна особенно тонкая и аккуратная работа законодательным резцом, чтобы выкроить баланс между взглядами и интересами большинства и меньшинства, настоящий социалистический плюрализм.

И, наконец, долой льстецов в политической жизни! Несомненно, все политические лидеры всех народов любят лесть. Но в наше время Сталин и Брежнев любили лесть самой преувеличенной, культовой разновидности.И не потому, что поверили таким похвалам, а потому, что им нравилась униженность льстеца, его растоптанная, приплюснутая манера поведения. Некоторые наши доморощенные Фуше и Талейраны прошли все политические режимы так же легко, как нож сквозь масло, и теперь лихорадочно суетятся в борьбе за самосохранение.

К счастью, к власти в нашей стране пришли и приходят люди, имеющие четкую программу развития страны и ставящие во главу угла радикальные политические реформы.Будем надеяться, что началось формирование новой школы политического руководства и новой общенародной демократической культуры. Это будет гарантией от повторения сталинских и брежневских традиций.

Источник: Исаак Тарасуло, изд. Горбачев и гласность: точки зрения советской прессы (Уилмингтон: SR Books, 1989), стр. 50-62.

Борис Кагарлицкий. Интеллигенция и перемены, НЛР I/164, июль–август 1987 г.

Когда весной 1985 г. в Москве состоялись третьи за три года торжественные похороны, большинство апатия и пессимизм.Это было связано не с сожалением об уходе из жизни генерального секретаря ЦК КПСС Константина Черненко, а совсем с другими причинами. Брежневская эпоха советской истории была охарактеризована идеологами того времени как «эпоха стабильности». Позже они стали называть это «временем застоя». В обеих оценках есть доля правды, но главная проблема в начале 80-х годов состояла не в том, чтобы знать, хороша была брежневщина или плоха по существу, а в том, что эта политика теперь исчерпала себя.Экономическое положение страны неуклонно ухудшалось. Культурная жизнь, основанная на идеях и противоречиях, унаследованных от шестидесятников, находилась в глубоком кризисе. Уход Брежнева явно «опоздал», а вместе с ним и изменение курса. Приход к власти Юрия Андропова в ноябре 1982 года возбудил у многих надежду на радикальные перемены, но, к сожалению, Брежнева ему предстояло пережить не более чем на пятнадцать месяцев. За это время он не только не смог провести сколько-нибудь серьезных изменений в экономике и политической сфере, но даже не мог оказать никакого влияния на общий психологический климат.Когда Андропова сменил Черненко, которого сам Брежнев считал своим преемником, стало очевидно, что надеждам не суждено сбыться.

В начале 1985 года наиболее распространенным среди либеральной и левой интеллигенции было мнение, что «брежневщина без Брежнева» — это судьба страны на века. Одни из традиционных духовных лидеров интеллигенции умерли (Высоцкий, Трифонов), другие эмигрировали (Любимов, Тарковский). Те, кто остался, погрузились в глубокий пессимизм.Однако времена изменились. Михаил Горбачев пришел к власти с твердым намерением осуществить изменения, до которых не дожил Андропов. Соотношение сил в партийном руководстве изменилось в пользу реформаторских и технократических тенденций, отмежевавшихся от брежневизма. Начавшаяся перестройка не могла не коснуться всех сфер жизни советского общества.

По своей глубине и масштабу перемены могут сравниться разве что с политикой десталинизации, которую проводил Никита Хрущев в 1950-е годы.Однако такое сравнение обнаруживает как сходства, так и различия. Когда в 1956 году Хрущев выступил с разоблачением Сталина на ХХ съезде партии, большинство населения испытало шок. В среде интеллигенции суматоха вскоре сменилась реформистской эйфорией. Очень быстро сформировались и активизировались левые интеллектуальные течения, хотя зачастую они и основывались на довольно наивных представлениях. Тридцать лет спустя XXIV съезд под руководством Горбачева не принес сенсационных разоблачений.Изменения в стране были сначала не такими резкими, хотя и пошли значительно глубже. В отличие от времен Хрущева, теперь речь шла не об «исправлении ошибок» в политической сфере, а о масштабной «перестройке», затронувшей экономику, политику и культуру.

Интеллигенции, в свою очередь, потребовалось некоторое время, чтобы преодолеть свою апатию. Как и прежде, все началось с переосмысления истории. Еще до партийного съезда в московских театрах были представлены пьесы Михаила Шатрова « Диктатура совести » и пьесы А. Буравского Говори . . . Первый, написанный популярным в шестидесятые годы автором, был посвящен Ленину, и его главная цель заключалась в том, чтобы возродить либеральные идеи хрущевского времени. Последняя вышла из-под пера молодого писателя, подвергшего эти идеи беспощадной критике слева. В Произнесите . . . действие происходит в провинции в начале пятидесятых годов. Сталин умирает, к власти приходит Хрущев. Сменяются и местные лидеры. Новые искренне хотят улучшить ситуацию, улучшить жизнь людей.Но пока массы не возьмут свою судьбу в свои руки, реальных перемен быть не может. И когда рядовые трудящиеся начинают открыто говорить о своих правах, выдвигая свои требования и избирая своих вождей, передовые чиновники пугаются не меньше консерваторов. Инициатива, взятая на себя низшими порядками, проявляется как «неподчинение» и «бунт».

В восьмидесятых нет места иллюзиям пятидесятых. Это признак того, что общество созрело, но трезвое осознание трудностей, стоящих на пути перемен, сдерживает многих людей.Решиться на серьезные действия и выработать линию поведения сейчас труднее, чем в прежний период. Однако после XXVII съезда партии действительно произошли изменения. Телевидение стало значительно интереснее, полномочия цензуры были резко ограничены, влияние Министерства культуры на художественное творчество заметно уменьшилось, стали издаваться ранее запрещенные книги.

Чтение газет стало увлекательным занятием.В «Советская культура » рубрика «Прямая речь» позволяла известным художникам и писателям откровенно говорить о волнующих их проблемах — о цензуре и свободе творчества, о демократизации общества, о социальной несправедливости. Подобные статьи появились и в «Литературной газете» , хотя главный редактор этой газеты А. Чаковский сам никоим образом не был сторонником изменений. Выяснилось, что Горбачев и его окружение не только читали эти статьи, но и уделяли им достаточно много внимания.Например, статью драматурга Александра Гельмана о консервативном сопротивлении реформам (противников нового курса писатель метко назвал «новыми диссидентами») Генсек упомянул в одном из своих выступлений. На телевидении также произошли большие изменения. Если во времена Брежнева позаботились о предварительной записи и расшифровке каждой программы, чтобы власти могли проверить что-либо крамольное, то в 1986 году стало происходить все больше и больше прямых трансляций.Хотя это в основном применялось в менее спорных областях, теперь становится трудно определить, какая программа занимается политическими проблемами, а какая нет. Даже в эстрадной программе Morning Post ведущий то и дело позволяет себе пошутить о бюрократическом контроле над СМИ.

Наиболее интересным нововведением на телевидении, пожалуй, является ежемесячная программа для молодежи под названием Двенадцатый этаж . Его миллионы зрителей показали им многие острые социальные и психологические конфликты в нашем обществе, процессы, происходящие в нашей молодежи, те изменения в массовом сознании и поведении, которые произошли к началу 80-х годов.Участники программы — как приглашенные в студию эксперты, так и молодежь с улицы — откровенно и остро рассуждают о неэффективности государственного аппарата, о потребности людей в свободе, о духовном кризисе и конфликте поколений. Важные чиновники вынуждены отвечать на раздраженные, а порой и оскорбительные вопросы молодежи, явно пытающейся выпустить нарастающий социальный протест.

Советская национальная политика при Брежневе

%PDF-1.7 % 1 0 объект > /Метаданные 2 0 R /Контуры 3 0 R /Страницы 4 0 Р /StructTreeRoot 5 0 R /Тип /Каталог /ViewerPreferences > >> эндообъект 6 0 объект > эндообъект 2 0 объект > поток приложение/pdf

  • Джейсон А. Робертс
  • Антиимпериалистическая империя: советская национальная политика при Брежневе
  • Prince 12.5 (www.princexml.com)AppendPDF Pro 6.3 Linux 64-разрядная версия 30 августа 2019 г. Библиотека 15.0.4Appligent pdfHarmony 2.02020-03-09T12:23:14-07:002020-03-09T12:23:14-07:002020-03 -09T12:23:14-07:001uuid:5ea12ccf-addd-11b2-0a00-

    7010000uuid:5ea1830f-addd-11b2-0a00-b062ed17fe7fpdfГармония 2.0 Ядро Linux 2.6 64-бит 13 марта 2012 г. Библиотека 9.0.1 конечный поток эндообъект 3 0 объект > эндообъект 4 0 объект > эндообъект 5 0 объект > эндообъект 7 0 объект > эндообъект 8 0 объект > эндообъект 9 0 объект > эндообъект 10 0 объект > эндообъект 11 0 объект > эндообъект 12 0 объект > эндообъект 13 0 объект > эндообъект 14 0 объект > эндообъект 15 0 объект > эндообъект 16 0 объект > эндообъект 17 0 объект > эндообъект 18 0 объект > эндообъект 19 0 объект > эндообъект 20 0 объект > эндообъект 21 0 объект > эндообъект 22 0 объект > /MediaBox [0 0 612 792] /Родитель 61 0 Р /Ресурсы > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст /ImageC] /XОбъект > >> /Повернуть 0 /StructParents 0 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 23 0 объект > эндообъект 24 0 объект > эндообъект 25 0 объект > эндообъект 26 0 объект > эндообъект 27 0 объект > эндообъект 28 0 объект > эндообъект 29 0 объект > эндообъект 30 0 объект > эндообъект 31 0 объект > эндообъект 32 0 объект > эндообъект 33 0 объект > эндообъект 34 0 объект > эндообъект 35 0 объект > эндообъект 36 0 объект > эндообъект 37 0 объект > эндообъект 38 0 объект > эндообъект 39 0 объект > эндообъект 40 0 объект > эндообъект 41 0 объект > эндообъект 42 0 объект > эндообъект 43 0 объект > эндообъект 44 0 объект > эндообъект 45 0 объект > эндообъект 46 0 объект > эндообъект 47 0 объект > эндообъект 48 0 объект > /P 20 0 Р /С /Ссылка >> эндообъект 49 0 объект > эндообъект 50 0 объект > эндообъект 51 0 объект > /Граница [0 0 0] /Contents (ссылка на главный логотип) /Прямо [72.0 648,0 288,0 689,5898] /StructParent 1 /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 52 0 объект > /Граница [0 0 0] /Contents (ссылка на главный логотип) /Прямо [288,0 674,8945 288,0 687,7851] /StructParent 2 /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 53 0 объект > /Граница [0 0 0] /Содержание () /Rect [72.0 612.5547 332.8042 625.4453] /StructParent 3 /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 54 0 объект > /Граница [0 0 0] /Содержание /Rect [230.8867 257.4906 403.7285 269.2094] /StructParent 4 /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 55 0 объект > /Граница [0 0 0] /Содержание /Прямо [72.0 176,7406 271,4238 188,4594] /StructParent 5 /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 56 0 объект > /Граница [0 0 0] /Содержание ([email protected]) /Rect [221,7788 72,3516 357,4072 82,8984] /StructParent 6 /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 57 0 объект > поток хХ]6}ϯ[email protected]СӁ>x-qI4V WXNWƖt=ͣL|q= :;l?x? #(6Zf?L/B/LMOr//&g΅S|H }%m!9z2I9YEЭК㺏gPz?2iiTb&C»k]OvIx&xm/whtۓ

    Международные отношения США, 1964–1968, том XIV, Советский Союз

    139.Исследовательский меморандум от директора Бюро Разведка и исследования (Хьюз) исполняющему обязанности государственного секретаря Болл1

    РСБ-135

    Вашингтон, 23 ноября 1965 г.

    .
    СУБЪЕКТ
    • Советский Союз через год после Хрущева

    В этом отчете, первоначально подготовленном для осенней сессии Рабочей группы национальных экспертов НАТО по Париж, мы рассматриваем события в Советском Союзе за год после свержения Хрущева.Доклад, который включает информацию, доступную по состоянию на 5 ноября 1965 г., ее можно [стр. 348] прочитать вместе с сопутствующей статьей, РСБ-128, «Обстановка на Восточном Европа», 3 ноября 1965 г. (Секретно).2

    Абстрактный

    За год после свержения Хрущева советское руководство стремилось проецировать образ коллективности и утверждал, что приближается к значительные советские внутренние и внешние проблемы, унаследованные от Хрущев в более разумным и осторожным образом.Стиль Брежнева и Косыгина был более нарочитым и менее ярким. чем у Хрущева. Их коллективный подход неизбежно снижает популярность их движется по сравнению с его. Более того, смещение Хрущева не устранило ни одного из дилеммы, разногласия и хронические домашние проблемы, которые противостоял режиму под его руководством.Таким образом, нынешние лидеры вынуждены корректировать свои различия в рамках коллегиальности как можно дольше, но не похоже, что постхрущевский коллектив лидерство, скорее всего, останется постоянной чертой советского политики, чем была первая постсталинская хунта.

    Во внутренних делах новые лидеры определили, пожалуй, более тщательно чем любой из их предшественников, некоторые из более серьезных проблем, и предприняли некоторые политические инициативы, которые, по крайней мере, установили широкую основу для решения некоторых из этих проблем.Сельскохозяйственный меры, принятые на пленуме ЦК в марте прошлого года, должны доказать выгодно в долгосрочной перспективе; в сфере промышленного управление и планирование, принятые на сентябрьском пленуме, вполне могут дать по крайней мере краткосрочные пагубные последствия, так как они уже привели к растерянность и нерешительность. Экономические реформы, если они будут проведены в полном объеме, будет представлять собой значительный отход от политики, но в их нынешнем форме они отстают от предложений более «либерального» советского экономистов и реформы, проведенные в последнее время в ряде восточных Европейские страны.Основным недостатком планируемых реформ является то, что они означают отсрочку до 1967–1968 годов введения пересмотренных, предположительно более рациональная система оптовых цен. Один решающий Вопрос об успехе реформ состоит в том, будет ли промышленное менеджеры, давно привыкшие к «командной системе», воспользуются возможностей для конструктивного проявления инициативы.

    Были признаки разногласий на высшем уровне по поводу масштабов и сроков экономические реформы и реструктуризация правительства накануне сентябрьского пленума. За этими различиями скрывалась многолетняя дебаты о распределении ресурсов и приоритетах для следующего Пятилетний план. Различия также были очевидны [Страница 349] в других ключевых областях: в определении Роль партии по отношению к правительству и экономике; в установлении более строгого ограничения на членство в партии и пересмотр правил ротации кадры руководящих органов партии; и в определении того, как и при чем темпами провести переоценку сталинского периода.

    Во внешней политике программные основы советской политики сменился вскоре после Брежнева и Косыгин вступил в должность в 1964 г. и в течение следующего года Москва делала упор на блоковое единство как на заявленную политику. цель. Поступая таким образом, Советы, очевидно, надеялись перегруппировать свои силы. в международном коммунистическом движении и возлагать ответственность за любое дальнейшая полемика о китайцах.В этом контексте они пытались создать призыв к совместным действиям во Вьетнаме как сплачивающий лозунг коммунистов и им сочувствующих во всем мире и как средство за смущение китайцев. Москва, похоже, была готова пойти на это. политику даже при риске серьезного ухудшения отношений с США, но Советы остались проявлять осмотрительность, избегая прямой военной конфронтации между США и СССР из-за Вьетнама, и, в конце концов, не было никакого намерения изменить основную отношения с США, которые могут быть отмечены ограниченной враждебностью.К концу первого года пребывания в должности Преемники Хрущева были не сделал заметных прорывов. Насколько они доказали их точку зрения, что китайцы виноваты в сохраняющейся разобщенности в коммунистическом мире, они лишь продемонстрировали отсутствие определенного целью выбора альтернативной последующей политики. В третьем мире, Советы столкнулись с некоторыми запутанными дилеммами перед лицом межнациональные и междоусобные конфликты, но в целом их гибкая политика принесла им некоторую выгоду, о чем свидетельствует их опыт с неудавшимся эпизодом Bandung II.

    [Здесь следует оглавление и разделы о лидерстве и внутренних разработки объемом 20 страниц.]

    III. СОВЕТСКАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

    А. Общие рекомендации

    Хоть и постхрущевский режим предпринял некоторые инициативы в течение года и отреагировал на различных кризисных ситуаций, его политика теперь как бы повисла на взаимодействие ряда противоречивых давлений.Это впечатление было подтверждается комментариями Брежнева о состоянии советской внешней политики, изложенное в его речи перед Сентябрьский пленум. Несмотря на попытки Брежнева охарактеризовать советскую дипломатию как «активным» и «наступающим», складывается общее впечатление, что Москва, по крайней мере, столько же проблем и меньше решений, чем год назад. Когда он не указал каких-либо новых направлений по основным вопросам Китая и особенно США, Брежнев, возможно, непреднамеренно нарисовал [Страницу 350] резко пессимистическую картину это угнетало бы большую часть советской общественности, которая склонен рассматривать хорошие советско-американские отношения как предвестник более счастливого положение вещей для себя.

    Существует также вероятность того, что замечания Брежнева отражают повышенную озабоченность режима с домашними делами. Начиная с члена Президиума Заявление Кириленко на Дальнем Востоке в июле, серия авторитетных комментарии к советской внешней политике, в том числе статьи в «Коммунисте» и «Правде», а совсем недавно речь Суслова на VII Конгрессе Коминтерна. поминовение, примерно в тех же выражениях подчеркнули, что Первым или «высшим революционным принципом» советской внешней политики является «строительство коммунизма» дома.Хотя это заявление также имеет коннотации для продолжающейся полемики с китайскими коммунистами на надлежащая революционная тактика на международной арене, как она подчеркивалась в последние месяцы и особенно сопровождалась ссылка на пленумы ЦК КПСС прошлого года, все из которых были в основном связаны с домашними делами, предполагает, что режим, по крайней мере, на данный момент, фокусируется внутри себя.

    Программные основы советской внешней политики вскоре изменились после воцарения Брежнева-Косыгина режима в 1964 году и в течение года продолжали указывать направление больше озабочены проблемами блокового единства и лидерства даже при риск серьезного ухудшения американо-советских отношений. Используемая формула впервые произнес Брежнев. в ноябре 1964 года.Он включал шесть целей или задач, связанных с воспитанием (1) мирных условий социалистического строительства, (2) социалистического единство, (3) национальное освобождение, (4) сотрудничество с независимыми Афро-азиатские и латиноамериканские государства, (5) мирное сосуществование с капиталистические государства и (6) избавление от мировой войны. Хотя эти шесть пунктов в основном соответствуют положениям Программы КПСС, изданной в 1961 году, мирное сосуществование не больше не является зонтиком, под которым должны выполняться все остальные задачи. но стал одним из шести отдельных, хотя и взаимосвязанных приоритетов Советская внешняя политика и находится в конце списка.легкий в течение года появились отклонения от шестибалльной формулы, и хотя формула не обязательно включена в каждый авторитетный заявление о внешней политике, оно было недавно повторено и остается полезный шаблон, по которому будущие политические заявления могут быть измерено.

    Несмотря на некоторую брежневскую негативная картина советской политики, недавние события наводят на движения в определенных областях.Были намеки на то, что советский режим может изменить свою тактику по отношению к коммунистическому Китаю в направлении более откровенной враждебности и, возможно, более явной попытки изолировать Китайцы. Эта вероятность была ускорена Индо-Пакистанским кризис, а также внутренний кризис в Индонезии, но уже проявляется в конце лета. В то же время советский режим за последние полгода все чаще прибегают к методу «мягкой продажи», чтобы улучшить отношения со странами на своих южных границах-i.д., Иран, Турция, Афганистан и Пакистан. «Мягкая продажа» также появилась в отношениях со скандинавскими и другими западными державами и кажется коэффициентом недавних советских шагов, направленных на то, чтобы вновь подчеркнуть движения народного фронта, как в Западной Европы и Латинской Америки, а также сотрудничать с «революционными» демократов в Африке и Азии.

    [Здесь следуют разделы о китайско-советских отношениях, Восточной Европе и Вьетнам.]

    E. Отсутствие фундаментальных изменений в отношениях с США

    Жесткость советского поведения по отношению к США по-прежнему носит ограниченный характер и, по-видимому, предназначена скорее для тактика, чем коренная переориентация политики. Брежнев в своей речи на пленуме предпочел поставить американо-советские отношения в зависимость от ход событий во Вьетнаме, хотя он, казалось, был в растерянности предвидеть, как может разрешиться вьетнамский кризис.Он заявил, что эти отношения «значительно осложнились» вьетнамским кризисом и иметь «явную склонность к замерзанию», хотя он не указал будут ли они ухудшаться и каким образом.

    Однако Брежнев не повторил его критика президента от 27 августа, равно как и другие авторитетные Советские заявления с тех пор критиковали президента.События с конца августа, когда казалось возможным, что брежневская критика откроет более резкую этап в американо-советских отношениях, выявить как позитивные и негативные действия по отношению к США. Эти движения в какой-то степени компенсируют друг друга и оставить СССР примерно на прежнем курс на тщательно ограниченную враждебность по отношению к США в двусторонних государственных отношениях.В то время как культурные аспекты американо-советской программы обмена увязнув дальше, научный и образовательный обмены продолжаются хромать. Такое поведение контрастирует с излияниями советских пропагандистские средства, которые неуклонно усиливали антиимпериалистическую упор на США как на главный виновник обострения международной напряженности.

    [Здесь следуют разделы о новой тактике в Западной Европе, гибкости в третий мир, разоружение и Организация Объединенных Наций.]

    «Иди и смотри» Климова как произведение кинематографического отклика

    (WR 100, Paper 3)
    Прочитать введение преподавателя
    Загрузить это эссе

    Эволюция фильмов о войне в Советской России — от усиленной пропаганды сталинской эпохи к художественным антивоенным произведениям хрущевской оттепели и к более сдержанным фильмам брежневского влияния — иллюстрирует изменчивый культурный климат послевоенного Советского Союза.Среди этих фильмов шедевром выделяется « Иваново детство » Андрея Тарковского (1962). То же самое и с «, иди и смотри, » Элема Климова (1985). Выпущенный на закате Советского Союза, в художественно-либеральный период гласности, фильм Климова олицетворял десятилетия парадигм советских фильмов о войне, которые устанавливались, упразднялись и создавались заново. Вместо того чтобы опираться исключительно на работы своих кинематографических предшественников и современников, Климов решил рассказать военную историю так, как ее не рассказывали со времен «Иваново детство» .Однако его изображение ребенка на войне вряд ли можно назвать зеркалом Тарковского. И это не совсем новое видение истории Ивана. Скорее, «Иди и смотри » — искусный ответ оригинальной работе Тарковского и, в более широком плане, советским фильмам о войне в целом. Это история с меньшими психологическими нюансами, но более неприятная, чем «Иваново детство» ; он «менее «праздничен» по тону», чем его современники, но с большей долей надежды (Янгблад, «Вспоминается»). Климов стремился рассказать старую, но новую историю и умел делать это и тонко, и глубоко.

    С момента своего прихода к власти в начале 1920-х годов и на протяжении Второй мировой войны Сталин правил советской культурной сценой. В эту эпоху преобладали эпические пропагандистские фильмы, в первую очередь «» Михаила Чиаурели «Падение Берлина » и фильмы Сергея Эйзенштейна (Майклс, «Воспоминания» 212). Советские фильмы о войне стали более абстрактными и менее напыщенными во время инициированной Хрущевым оттепели культурных и художественных ограничений. Как объясняет Дениз Янгблад, кинематографисты той эпохи «сменили общественные проблемы на личные темы и сняли серию «тихих» фильмов о войне», спровоцировав резкий поворот от грандиозных сказок, которые так любил Сталин.Эти фильмы, для которых «Иваново детство» ознаменовали собой конец эпохи, «подчеркивали психологическое воздействие войны на личность» («Постсталинский» 87). Как это типично для фильмов периода «Оттепели», в «Иваново детство» нет ни грандиозных сражений, ни прославления боя. В нашу эпоху кинопроизводства война — это болезнь, болезнь, которая наносит ущерб отдельным людям и обществам («Постсталинский» 88).

    Вместо того, чтобы проиллюстрировать физические потери войны, кинематографисты периода оттепели предпочли проиллюстрировать психологические последствия.Тарковский — мастер такой иллюстрации. Вместо графического изображения ужасов, которые пережил Иван, субъективная кинематография Тарковского служит для того, чтобы поместить зрителя в сознание его главного героя. Зритель плавно переносится в сны Ивана, разделяя с ним и потерю матери, и представления о его невиновности, принятые задолго до начала повествования фильма. Тарковский помещает зрителя в сознание персонажа особенно сильно в сцене церковного бункера.Никаких немецких или русских детей, кроме самого Ивана, в действительности нет, но они существуют в фантазии Ивана, и зритель слышит их так же ясно, как и Иван в своем воображении. Согласно анализу Виды Джонсон и Грэма Петри, использование Тарковским «субъективного саундтрека и операторской работы… . . передает [Ивана] страх и смятение» (72). Таким образом, опыт нахождения себя в сознании персонажа, разделяющего его мысли и чувства, а не телесные восприятия, вызывает у зрителя сильную эмоциональную реакцию.Кроме того, присутствие человека в уме персонажа способствует своего рода психологической перспективе, позволяющей глубже понять смысл и, как описывает Влада Петрич, ввести в повествование «многочисленные слои невыразимого трансцендентного значения» (32). Изнутри «пластов» психологического неблагополучия Ивана зритель не может не чувствовать себя таким же потерянным, пустым и совершенно одиноким, как и сам Иван.

    Какими бы сильными ни были психологические произведения эпохи «Оттепели», в частности «Иваново детство» , финальный фильм Климова во многом отходит от их методов.Тем не менее, уходя от прежних парадигм кинопроизводства, Климов не полностью игнорировал все, что было раньше. «Иди и смотри» является прямым ответом на те работы, которые ему предшествовали, как построенные на установленном фундаменте, так и изменяющие столпы этого фундамента, чтобы создать что-то новое. « Иди и смотри» — во многом собственная мощная работа Климова, но это работа, которая не существовала бы без — и не может считаться полностью независимой — от более ранних военных фильмов в истории советского кино, особенно «Иваново детство» .

    Климов отдает дань уважения Иваново детство на протяжении всего своего фильма. Начальная сцена, снятая на пустынном пляже, восходит к финальной сцене фильма Тарковского. Позже в «Иди и смотри» Флория стоит, глядя на колодец, напоминая о собственных действиях Ивана несколько десятилетий назад. Хотя взгляд Ивана увлекает зрителя в его сон, взгляд Флории заставляет зрителя увидеть отталкивающее отражение мальчика — не таким, какой он есть, а как «прогериак», которым он становится к концу фильма (Майклс 215).В этих отсылках подразумеваются инструменты и приемы, которые оба художника используют для создания своих фильмов, в первую очередь противопоставление внутреннего (субъективного) и внешнего (объективного). Климов и Тарковский умеют использовать такое сопоставление и используют его для создания сильных фильмов, хотя по-разному и с разными целями.

    Как в «Иди и смотри », так и в «Иваново детство » травма, нанесенная главным героям, изображена таким образом, что зрители не могут не чувствовать, что они тоже были травмированы.Однако если Тарковский предпочитает создавать это ощущение, делясь со зрителем собственными внутренними переживаниями своего главного героя, то Климов травмирует зрителя, помещая его не в сознание главного героя, а в тот самый травмирующий внешний опыт. Манипуляции зрительским восприятием физического смысла могут привести к более глубоким и болезненным переживаниям при просмотре фильма. Таким образом, графическое изображение немецких военных зверств в «Иди и смотри» вызывает более глубокое беспокойство, чем предполагаемые ситуации в «Иваново детство» .Нет никакой попытки избавить зрителя от каких-либо явных физических подробностей убийства нескольких сотен жителей белорусской деревни. Действительно, со стороны режиссера делается усилие, чтобы заставить зрителя испытать такое же ужасное переживание. Как утверждает Уолтер Гудман в своем обзоре фильма, «вы чувствуете это своим телом, когда жителей деревни загоняют в сарай, чтобы сжечь» (Гудман). «Деспотический» подход Климова, как называет его Гудман, создает в фильме болезненный реализм, сильно отличающийся от тонких отсылок к снам Тарковского и субъективных намеков на эмоциональную боль Ивана.

    Климов идет дальше, чтобы сделать Иди и смотри более реалистичным кинематографическим опытом, чем Иваново детство . В режиссерском плане он дистанцируется от тонкости и двусмысленности, присущих большинству постсталинских фильмов о войне. Детство Ивана отмечено символическими мечтами и интериоризированной суматохой — «отчуждением» реального, намекающим зрителю, что что-то не так (Петрич 30). Эта отчуждающая «поэтическая образность», по выражению Виктора Шкловского, служит «увеличению трудности и длительности восприятия.Ведь, продолжает Шкловский, «[поэтическое] искусство есть способ переживания художественности предмета; объект не важен» (8). Однако для Климова цель — в данном случае война и истребление десятков невинных — имеет первостепенное значение. Таким образом, он полагается на 90 107 явных 90 108 изображений ужасающих событий, чтобы создать максимальное эмоциональное воздействие. Это простое изменение фокуса с внутреннего на внешнее делает «Иди и смотри» значительно менее двусмысленным и более резким, чем «Иваново детство» .

    Это не означает, что Климов полностью избегает использования отчуждения или остранения. Климов много раз создает ощущение, что в фильме что-то не так. Однако он создает это ощущение не через глубоко символические сны, как это делает Тарковский, а через постоянное нарастание беспокойства. В пустом доме Флории ничего явно неладного нет, но зритель прекрасно понимает, что что-то не так. Это убеждение только углубляется по мере развития сцены; шум мух становится громче, а лежащие на полу куклы необъяснимо отталкивают.Зритель не сразу узнает, что именно не так в этой сцене, но мысль о том, что что-то действительно не так, никогда не вызывает сомнений; Отчуждение Климова гораздо менее двусмысленно, чем отчуждение Тарковского.

    По иронии судьбы, Климов обращается к аллюзивной природе «Иваново детство» через субъективную операторскую работу, подобную той, что используется в фильме Тарковского. Однако в то время как Тарковский использует субъективность как средство передачи психологического состояния своего главного героя, Климов использует субъективную линзу, чтобы воздействовать на эмпатическое физическое восприятие зрителя, создавая глубокое и шокирующее воздействие.Субъективная операторская работа Климова помещает зрителя в «тело», как говорит Гудман, своего главного героя (Гудмана). Таким образом, зрители редко видят что-либо, кроме того, что видит Флория, и часто только так, как видит он. Кроме того, зрители часто слышат то же, что и Флория. Когда в начале фильма в лесу падают бомбы, звуки взрывов постепенно сменяются громким звоном, который сохраняется на протяжении нескольких сцен. Чувства недоумения и крайнего страдания зрителей усиливаются в десять раз, когда они разделяют глухоту Флории.Эти решения со стороны режиссера служат для создания у зрителя гораздо более резкого ощущения невольной вовлеченности в фильм посредством имитации физических ощущений, разделяемых как героем, так и зрителем.

    Важно отметить, что, хотя Тарковский позволяет зрителю услышать то, что слышит только Иван в сцене церкви-бункера, этот субъективный слуховой опыт возможен только благодаря воображению Ивана и, следовательно, является общим психологическим, а не физическим опытом.

    За все время, проведенное через объективную призму — будь то физическое или психологическое — и Иваново детство , и Иди и смотри в основном используют объективную точку зрения. Сцены проявляются с точки зрения стороннего наблюдателя. С этой лично отключенной точки зрения зритель имеет возможность видеть вещи, которые главный герой не может видеть или так, как главный герой не может их видеть. В «Иди и смотри» эта перспектива часто дает зрителю ощущение неполного участия, присутствия и, тем не менее, оторванности от событий, разворачивающихся на экране.Особенно это проявляется в сценах нападения на центральных персонажей, например, в поле в Багушовке.

    Тарковский использует это переключение перспективы, чтобы изменить доминирующие чувства, передаваемые сценой, или полностью создать новые эмоции. Вуайеристское качество сцены в березовом лесу на мгновение приостанавливается, когда камера перемещается, следя за собственным взглядом Маши, когда она мчится между деревьями. Настроение внезапно переключается с настроения вторжения на чувства паники и дезориентации.Чувства переданы четко, и в момент их раскрытия зритель разделяет глубокую эмоциональную связь с вовлеченными персонажами.

    Климов, однако, переключается между объективными и субъективными взглядами, чтобы усилить уже имеющиеся эмоции. Образ обгоревшего старика на земле был бы достаточно тревожным, если бы увидел его объективно, но с точки зрения Флории открытие еще более ужасно. Чувство клаустрофобии нарастает, когда зрителя проталкивают сквозь толпу выживших, вызывая шок, когда толпа разрывается, шок, который приводит к онемению пустоты при внезапном столкновении с почерневшим и умирающим стариком.Точно так же, когда зрителя в роли Флории загоняют в сарай в оккупированной нацистами деревне, сцена становится радикально более тревожной. Наблюдаемый как одна из масс, а не как камера, подвешенная к стропилу, осознание неизбежности приходит более твердо: не только жители деревни должны умереть, но и зритель также пойман в ловушку и осужден. В то время как методу Тарковского удается четко передать многие эмоции, диапазон чувств не может приблизиться к силе одной эмоции — будь то страх, тревога или боль, — которую Климов выстраивает сценами и кадрами.

    Как пишет Янгблад, Климов одновременно «мимикрирует» и противопоставляет стиль Тарковского в большей степени, чем это сопоставление точек зрения («Постсталинский» 94). Когда Детство Ивана подходит к своему завершению, оно делает это за счет расширения своего сообщения, достигнутого за счет включения реальных военных кадров. Кадры убитых детей Геббеля вовлекают казнь самого Ивана в более широкую сферу утраченной невинности. Хотя фильм фокусируется на закате Ивана, это всего лишь маленькая часть очень большой и очень реальной войны.

    Включение Климовым документальных кадров имеет обратный эффект. В соответствии с очевидной целью Климова создать как можно более мощный фильм, кадры в конце « Иди и смотри » эффективно концентрируют масштабы войны, а не широко связывают темы опыта Флории. Когда Флория натыкается на портрет Гитлера в грязи, им овладевает желание сделать снимок. С каждым кадром оригинальные кадры с Гитлером воспроизводятся быстро и в обратном хронологическом порядке.Пока Флория продолжает стрелять, Гитлер приближается к своему первоначальному приходу к власти. Хотя можно было бы утверждать, что это включение оригинальных кадров служит той же цели, что и у Тарковского, то есть представить вещи в более широкой перспективе и связать главного героя с войной в большем масштабе, такая интерпретация неточна. Вместо этого включение Климовым перевернутого кадра из жизни Гитлера служит для того, чтобы довести все последствия Второй мировой войны до предельно личного масштаба.Каждой пулей из своего пистолета Флория стремится свести на нет все ужасы, которые пережила Европа. Каждый выстрел поворачивает время вспять, пока Флория не стерла с лица земли Гитлера, оставив некогда фюреру ничего, кроме младенца на руках. Зритель разделяет этот волнующий опыт. Ощущение передачи всей Второй мировой войны в руки отдельного человека гораздо сильнее, чем символическое отношение опыта этого человека к чему-то совсем не исключительному.

    Завершение «Иди и смотри » во многом является прямым обращением к мрачной финальности «Иваново детство» и других его советских кинематографических предшественников.Как заявляет Янгблад: «Учитывая траекторию развития советских фильмов о войне за последние два десятилетия, а также явное разочарование и упадок в последние годы брежневской эпохи, было бы действительно удивительно, если бы вклад Элема Климова в кинематографический диалог был ничего, кроме мрачного» («Вспомнил»). Янгблад продолжает описывать, насколько мрачным является фильм «Иди и смотри », но она упускает из виду оптимизм, скрытый в последних моментах фильма. По словам Гудмана, финал фильма служит «дозой мгновенного вдохновения.Расстреляв живописное чучело Гитлера до состояния детской фотографии, Флория обнаруживает, что больше снимать не может. Хотя этот человек несет ответственность за все страдания, причиненные Флории и его соотечественникам, он тоже человек. Он ребенок на руках у матери, как когда-то была Флория. Климов твердо верил, что Флория должна «остаться человеком», а не таить в себе ту жестокость и «желание убивать», которые привели к ужасам, которые вынуждена была пережить Европа («Жанр фильма»). Отказываясь продолжать цикл бесчеловечности, Флория кладет пистолет и отворачивается, чтобы присоединиться к другим партизанам.После их марша «камера пробирается через лес под аккомпанемент хора, который все парит и парит, пока мы не увидим проблеск небес — не самый оригинальный момент в фильме», — пишет Гудман. Тем не менее, этот момент служит для того, чтобы произвести впечатление на зрителя, что после всех ужасов, которые пережили эти люди, они могут быть на пути к лучшему (Гудман).

    Даже когда партизаны маршируют по лесу под мрачные ноты Lacrimosa , зритель должен осознавать тот факт, что Флория, в отличие от Ивана, все еще жива.Он выжил и будет жить дальше. Какой бы мрачной ни была остальная часть фильма, финал, по крайней мере, дает возможность надежды, возможность будущего.

    Хотя Климову не удалось выпустить ни одного фильма после Иди и смотри , его выдающийся опус провозгласил миру его режиссерское мастерство. «Иди и смотри» — лишь один из длинной череды советских фильмов о войне, охватывающих двадцатый век, длинная традиция, в которой уже есть шедевр о войне и детстве в фильме Тарковского.Климов хорошо знал своих кинематографических предшественников, в частности «Иваново детство» . Однако он не был полностью удовлетворен тем, как эти фильмы рассказывали свою историю. Напыщенная пропаганда и национализм или тихий самоанализ не вписывались в его видение. Вместо этого он применил новый подход: пересмотрев предпосылку «Детство Ивана » и сместив как историю, так и зрителя от неземной символики потери детства мальчика к переживанию «апокалипсиса, прочно укоренившегося в реальности» (Wrathall 29). ).Вместо того, чтобы вплести зрителя в сознание главного героя, Климов отрывает зрителей от места, где они сидят, и ввергает их в недвусмысленное переживание страха и боли. Если оставить в стороне контрасты с предыдущими фильмами и стилями кинопроизводства, « Иди и смотри», «» построен на основе всех фильмов, которые были до него, и отражает их по-новому, создавая историю, которая одновременно знакома и поразительно уникальна.

    Работы цитируются

    Иди и смотри . Реж. Элем Климов. Киновидео, 1985.Жанр фильма: Вторая мировая война. Овация ТВ. 20 августа 2008 г. Интернет. 24 ноября 2010 г. .

    Гудман, Уолтер. «Фильм: «Иди и смотри» из СССР». Версия Приходи и смотри . New York Times 6 февраля 1987 г. Интернет.

    Детство Ивана . Реж. Андрей Тарковский. Критерий, 1962. DVD.

    Джонсон, Вида Т. и Грэм Петри. «Начала: Каток и скрипка и Иваново детство». Фильмы Андрея Тарковского: визуальная фуга .Блумингтон: Индиана, UP, 1994. 63–78. Распечатать.

    Майклс, Ллойд. «Иди и смотри (1985): Интимная эпопея Климова». Ежеквартальный обзор фильмов и видео 25.3 (2008): 212–18. Распечатать.

    Петрич, Влада. «Образы сновидений Тарковского». Film Quarterly 43.2 (1989): 28-34. Распечатать.

    Шкловский Виктор. «Искусство как техника». Русская формалистическая критика: четыре очерка . Эд. Ли Т. Лемон и Марион Дж. Рейс. Линкольн: Университет Небраски, 1965. 3–24.Распечатать.

    Рэтхолл, Джон. «Экскурсия в ад». Вид и звук , февраль 2004 г.: 28–30. Уилсон Веб. Веб. 18 ноября 2010 г.

    Янгблад, Дениз. «Постсталинский кинематограф и миф о Второй мировой войне». Вторая мировая война: кино и история . Эд. Джон Уайтклей Чемберс. Нью-Йорк: Оксфордский университет, 1997. 85–95. Распечатать.

    —. «Вспоминаемая война: советские фильмы о Великой Отечественной войне». The American Historical Review 106.3 (2001): 64 абз. Веб. 3 ноября 2010 г.

    почему российская популярная культура застряла в прошлом — The Calvert Journal

    Русская культура, кажется, подпала под чары весьма своеобразной ретромании. Звезды 1960-х и 1970-х снова на высоте: олимпийский котел зажгли чемпионка СССР по фигурному катанию Ирина Родинина и чемпион СССР по хоккею с шайбой Владислав Третьяк. Советский эстрадный певец Иосиф Кобзон рассуждает о политике в Государственной Думе. Советский кинорежиссер Станислав Говорухин возглавлял предвыборную кампанию Владимира Путина.Самого Путина часто сравнивают со Штирлицем, молчаливым тайным героем культового шпионского сериала 70-х «Семнадцать мгновений весны » (1973), что совершенно не вредит его рейтингам.

    Ничего удивительного, скажете вы. Официальная Россия вспоминает дни своей советской славы. И это правда. А как быть с другой стороной этого — «русским народом» и «интеллигенцией»? Действительно ли народное сознание нации побуждает власть имущих таким образом манипулировать смыслами? Предложение диктует спрос или наоборот?

    Социокультурный контекст позднесоветского периода — правления Брежнева, Андропова, Черненко и даже раннего Горбачева — несомненно, стал общей точкой идентификации для россиян сегодня.Если называть себя «русским» (в культурном, а не в этническом плане) что-то значит, то это значит признать за собой это позднесоветское происхождение.

    Сцена из Семнадцать мгновений весны . Агент под прикрытием Штирлиц видит жену в кафе, но не может с ней поговорить

    Элементы этого фона могут быть разными в каждом отдельном случае. Более того, есть разница между процессами идентификации тех людей, которые реально жили в позднесоветский период, и их потомков, которые знают это время только по фильмам, книгам, музыке и рассказам своих родителей.Впрочем, эти различия не принципиальны. Эпистема, стоящая за позднесоветским периодом, сильнее его отдельных элементов: даже если вырвать какую-то деталь из этого контекста, эта деталь в итоге потянет за собой почти все остальное, вне зависимости от их конкретных коннотаций. Таким образом, этот период проявляется для нас в каждой андерграундной советской рок-песне, которую мы слышим, или в каждом кадре каждого фильма 1970-х годов.

    И что означает этот период, когда он появляется? Объем этой темы, конечно, огромен, но можно выделить несколько доминирующих тем.С нашей позиции в современной России позднесоветский период воспринимается как: (а) знакомый, (б) счастливый (несмотря на все бедствия того времени) и (в) настоящий, действительный, истинный (что что порадовало). Предыдущая хрущевская оттепель уж точно не ощущается современными россиянами «реальной»: в общественном сознании она эстетизировалась и историзировалась в середине 1980-х, примерно во время съемок фильма « Покровские ворота », действие которого происходило в 1957 году. Что касается перестройки и 1990-х годов, то некоторые считают эту эпоху искусственно созданной катастрофой; другие видят в ней хрупкую и нереализованную утопию, упущенный шанс на переход к «нормальной жизни».Оба варианта исключают «подлинность».

    «Будущее не то чтобы было устранено, но оно уже не требовало особых жертв»

    Обратите внимание на соотношение между «аутентичностью» позднесоветского периода и противоположной идеей «нормальной жизни». В этом, на мой взгляд, источник силы позднесоветского периода как эпистемы. Он представляет «реальность», потому что именно в это время существовала «нормальная» жизнь. Период с 1964 по 1985 год был единственным периодом в советской истории, когда граждан страны «оставляли в покое».Значит, на политическом и идеологическом уровне их еще «мобилизовали» (на борьбу за победу коммунизма), но это была очень специфическая мобилизация. Если оставить в стороне идеологическую риторику, целью этой мобилизации было не счастливое будущее, к которому правительство тянуло общество с 1917 года, а скорее просто улучшение счастливого настоящего, то, что идеологи Брежнева называли «совершенствованием развитого социализма». формул, объясняющих крах утопических планов Хрущева в долгую скуку 1970-х гг.Будущее не то чтобы было устранено — оно болталось где-то далеко впереди, — но особых жертв оно уже не требовало. Людям оставалось довольствоваться лучшим и более удобным подарком.

    Такой стихийный прагматизм или даже утилитаризм господствовал в позднесоветский период. Политика СССР заключалась в том, чтобы смаковать то, что уже существовало, а не стремиться к его расширению, включая советское влияние на другие страны. Цель состояла не в том, чтобы победить в холодной войне, а в том, чтобы продлить паритет на неопределенный срок.Не стремиться к новым научно-техническим достижениям, а спокойно разрабатывать нефть и газ, чтобы можно было мирно поддерживать сегодняшний день, — такова была экономическая политика. Наконец, самым важным моментом было дать публике возможность отдохнуть от перманентного исторического напряжения, дать некоторую передышку жизни, давно нарушенной революциями и войнами.

    Советские граждане стоят в очереди за газировкой. Эта фотография взята с одного из многих сайтов, посвященных ностальгии по семидесятым

    Последний пункт принципиально важен.Весь «постсоветский» период прекрасно вписывается в категорию «нормализация», особенно если учесть, что этот термин я позаимствовал из чехословацкой истории. После советской оккупации 1968 года чехословацкому правительству необходимо было создать новую основу для своих отношений с населением, которое считало свое правительство советскими марионетками. Таким образом, во избежание раскола с обществом и обвинений в предательстве, а также для улучшения постоккупационных условий было принято решение считать события прошлого чем-то «ненормальным».Мол, был потоп, так что сейчас будем наводить порядок и жизнь вернется в нормальное русло. Чехословацкая «нормализация» была периодом, когда диссидентов постоянно преследовали, но в то же время качество жизни граждан значительно улучшилось. Те 15%, которые сейчас голосуют за Чешскую коммунистическую партию, в основном голосуют за «нормализацию» 1970-х годов.

    «Семидесятые годы стали советской викторианской эпохой, а политически долгоживущий Брежнев стал новым воплощением королевы Виктории»

    Поздняя советская нормализация была чем-то похожа на то, что произошло в Чехословакии, если заменить события 1968 года, Пражскую весну, войну, Мюнхенское соглашение и т. д. на утопическую русскую революцию, последовавшую за ней Гражданскую войну, катастрофу сталинизма, война и вторая волна утопизма при Хрущеве.«Нормализация» в советских условиях была способом возвращения частной жизни и развития независимых от государства и партии горизонтальных социальных связей, разрушенных предыдущими режимами. В этом смысле позднесоветская жизнь была «нормальной» в буржуазном смысле этого слова. Государство реализовало жилищную программу, в рамках которой значительное количество людей переселилось в отдельные квартиры; эти квартиры способствовали формированию независимых домохозяйств, а на кухнях этих квартир завязывались новые социальные связи.Аналогичные процессы происходили и в других сферах. Естественно, если мы останемся в том же буржуазном контексте, только эту «нормальность» можно будет принять за «действительность», а потом и за «естественность». И «естественность» всего этого заставляла постсоветского человека воспринимать все, что происходило в стране после 1991 года, как «неестественное».

    Подожди! («Ну, погоди»; 1969) — классика советской анимации, популярная и сегодня

    Именно в сердцевину позднесоветского периода, с середины до второй половины 1970-х годов, — то, что можно было бы назвать кульминацией брежневского правления, — возникла наиболее эффектная историческая аналогия, удачно воплощающая и сознание того периода, и новый, современный советский образ мышления.Серия телевизионных драм и фильмов была снята на основе поздней викторианской и эдвардианской английской литературы, приукрашивая эту аналогию. Эпоха стала советской викторианской эпохой, когда политически долгоживущий Брежнев стал новым воплощением королевы Виктории. Ведь абсурдное представление о том, что викторианская эпоха была неким исторически недвижимым «вечным периодом», утвердилось уже в конце правления Виктории. Это ретроспективная утопия о том, насколько прочным и надежным может быть приятное успокоение после беспокойного прошлого.У людей, создавших в самом конце 1970-х годов « Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона », было острое чувство утопии усовершенствования развитого викторианства. Запустив в позднесоветское сознание викторианский миф, творцы позднесоветской культуры невольно определили будущее на неопределенный срок: они создали единую точку соприкосновения общественного сознания, подобно викторианству для британской публики.

    «Что с этим можно сделать? Ничего»

    Что можно с этим сделать? Ответ: ничего.Это пройдет само собой. Последние два года уже вызвали в одной части российского общества ностальгию по 1990-м, а в другой — ностальгию по нулевым. Почва для окончательной смерти культурного господства позднесоветского периода почти заложена, особенно если учесть преклонный возраст икон брежневской эпохи. Однако символическое значение этого времени не исчезнет само по себе: оно должно быть упразднено сильным эстетическим жестом. Только после такого жеста почти повсеместное чувство солидарности с героями советских комедий Операция «Ы» и Другие приключения Шурика и Осенний марафон или анимированные животные Ну, погоди ( Ну, погоди ) кажутся такими же нелепыми, как реконструкция битвы при Аустерлице в захудалом чешском городке Славков в 2005 году.

    НАРОДНОЕ УЧАСТИЕ В ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ — ТОВАРИЩСКИЕ СУДЫ И БРЕЖНЕВСКИЙ РЕЖИМ

    Аннотация

    СОГЛАСНО КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ДОКТРИНЕ, ОБЩЕСТВЕННОСТЬ ДОЛЖНА БЫТЬ ОБРАЗОВАНА ДО ТЕХ ПОР, ЧТОБЫ КОЛЛЕКТИВНОЕ ЧУВСТВО ПРАВИЛЬНОГО ИЛИ НЕПРАВИЛЬНОГО, Т. Е. КОММУНИСТИЧЕСКАЯ МОРАЛЬ, СТАНОВИТСЯ НАСТОЛЬКО Укоренившимся, ЧТО СОЦИАЛЬНОЕ ДАВЛЕНИЕ ЗАМЕНИТ ЗАКОН КАК МЕХАНИЗМ СОЦИАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ. СОЦИАЛИЗИРУЕТСЯ САМОЕ ПОНЯТИЕ ПРАВА, ПРАВО ЗАЩИЩАЕТ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК, А НЕ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ.СОВЕТСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ВКЛЮЧАЕТ КОМПЛЕКСНЫЕ УГОЛОВНЫЕ ЗАКОНЫ И ДОПОЛНИТЕЛЬНО ПРЕДЛАГАЕТ САНКЦИИ, НЕ ОТНОСЯЩИЕСЯ К УГОЛОВНЫМ НАКАЗАНИЯМ, ЗА ДЕФЕКТЫ, НЕ ЯВЛЯЮЩИЕСЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ. ОСНОВНЫМ ИНСТИТУТОМ МОБИЛИЗАЦИИ НАРОДНОГО УЧАСТИЯ В ПРИМЕНЕНИИ НЕУГОЛОВНЫХ САНКЦИЙ К ПРАВОНАРУШИТЕЛЯМ ЯВЛЯЕТСЯ СИСТЕМА ТОВАРИЩСКОГО СУДА. КАЖДЫЙ ТОВАРИЩСКИЙ СУД ЯВЛЯЕТСЯ НЕПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ ТРИБУНАЛОМ В СОСТОЯНИИ ИЗ ТРЕХ ЧЛЕНОВ, ИЗБРАННЫМ НАРОДОМ ДЛЯ РАЗРЕШЕНИЯ МЕЛКИХ СПОРОВ МЕЖДУ ЛИЦАМИ НА ЗАВОДАХ, ЖИЛИЩНЫХ И ДРУГИХ УЧРЕЖДЕНИЯХ. ЗА БОЛЕЕ 50 ЛЕТ СУЩЕСТВОВАНИЯ ТОВАРИЩЕСКИЕ СУДЫ ПОДВЕРГЛИСЬ ТРЕМ ПРОТИВОПОЛОЖНЫМ ПРАВОВЫМ ИДЕОЛОГИЯМ: УТОПИЧЕСКАЯ ТЕНДЕНЦИЯ, ПОДЧЕРКИВАЮЩАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ НЕФОРМАЛЬНОГО РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ; ДИСТАТОРИАЛЬНАЯ ТЕНДЕНЦИЯ, ПОДЧЕРКИВАЮЩАЯ ПРАВЛЕНИЕ, ОСНОВАННОЕ НА СИЛЕ И НЕ ОГРАНИЧИВАЕМОЕ ЗАКОНОМ; И БЮРОКРАТИЧЕСКАЯ ТЕНДЕНЦИЯ, УЧИТЫВАЮЩАЯ ИДЕЮ, ЧТО ЗАКОН ДОЛЖЕН БЫТЬ ЯСНЫМ, СОБЛЮДАТЬСЯ И ПРИМЕНЯТЬСЯ ПОВСЕДНЕВНО.ТИПОВЫМ ПОЛОЖЕНИЕМ 1959 ГОДА СОЗДАНЫ ТОВАРИЩСКИЕ СУДЫ ПРИ ПРЕДПРИЯТИЯХ, УЧРЕЖДЕНИЯХ, ОРГАНИЗАЦИЯХ, ВЫСШИХ И СРЕДНИХ СПЕЦИАЛЬНЫХ ШКОЛАХ, КОЛХОЗАХ, ЖИЛЫХ ДОМАХ, СЕЛЬСКИХ СЕЛАХ И ПОСЕЛЕНИЯХ. СУДЫ ИМЕЮТ ДВОЙНУЮ ФУНКЦИЮ: (1) ПРОСВЕЩАТЬ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ О ПРАВИЛАХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА, ЧТОБЫ ПРЕДОТВРАТИТЬ АКТЫ, НАНОСЯЩИЕ ВРЕД ОБЩЕСТВУ; И (2) НАКАЗЫВАТЬ И ПЕРЕВОСПИТАТЬ НАРУШИТЕЛЕЙ УСТАНОВЛЕННЫХ ЗАКОНОВ И ПРЕДПИСАННЫХ МОДЕЛЕЙ ПОВЕДЕНИЯ. РАССМОТРЯЮТСЯ МЕРЫ, ПРИНЯТЫЕ ПОД ПРАВОВОЙ КОНТРОЛЬ НАРОДНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ В БРЕЖНЕВСКОМ РЕЖИМЕ, И ОТМЕЧАЕТСЯ ПРИНЯТИЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЗАКОННОСТИ, КОНЦЕПЦИИ, СВЯЗАННОЙ С ЗАПАДНОЙ КОНЦЕПЦИЕЙ ПРАВОВОГО ПРОЦЕССА, КАК ХАРАКТЕРИСТИКА ПОЛИТИКИ ЕГО РУКОВОДСТВА.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.