Кто такие норманны 6 класс история: Презентация по истории «Кто такие норманны»

Содержание

Норманны — «люди севера»

6 класс

Норма́нны  — жители Скандинавии IX-XI вв.

Жилище скандинавского вождя – конунга .

Это большой прямоугольный дом,

где размещалась многочисленная родня.

Здесь вместе ели, спали, работали.

Зимой, часто, жилище приходилось делить с домашними животными.

Древняя религия скандинавов основывалась

на поклонениям силам природы.

Они гордились своими предками, слагали о них исторические повествования – саги .

Эпоха викингов IX – XI вв.

НОРМАННЫ — (викинги, варяги)

исландцы

норвежцы

шведы

датчане

Причины нашествий:

нехватка плодородных земель

военная добыча – источник существования

междоусобные войны между родами

(побежденные шли в поход как в изгнание)

Скандинавский п-ов

Драккар – боевой карабль викингов

Главная причина успехов – ослабление европейских государств

ЗАВОЕВАНИЯ НОРМАННОВ

АНГЛИЯ

793г. – первое нападение

строит

871-901гг.крепости

Альфред

Великий флот

для борьбы новые

с датчанами законы

X в. – усиление Англии и объединение в единое государство

XI в. – новые нашествия

ИТАЛИЯ

Осаждали Рим, воевали с арабами, основали Королевство обеих Сицилий IX в .

ФРАНЦИЯ

886г. — осада Парижа

911г. — основано Норманнское герцогство

Работа с картой

стр. 76

ЗАВОЕВАНИЯ НОРМАННОВ

около 860г. – заселили Исландию («Страна льдов») при Харольде Прекрасноволосом

984г. – Эрик Рыжий достиг Гренландии («Зеленая земля»)

около 1000г. – Лейв Счастливый «открыл» Северную Америку

КИЕВСКАЯ РУСЬ

варяги-воины поступали в дружины на службу русским князьям

по Волге добирались до Каспийского моря

торговый путь

«из варяг в греки»

по Неве, Ладоге, Волхову и Днепру – до Черного моря

Работа с картой стр. 76

1. Прочитай документ на стр. 69

2. Ответь на вопрос на стр. 70

Дома : &

8, Р/т с.29 № 1-3

Советуем прочесть!

Скандинавские сказания

о богах и героях

Читать «Всеобщая история. История средних веков. 6 класс» — Пономарев Михаил Владимирович, Тырин Сергей Владимирович, Абрамов Андрей Вячеславович — Страница 6

Корабль викингов. Современный рисунок

Под полосатым парусом

Норманны были лучшими мореходами своего времени. Для морских походов они строили легкие подвижные корабли – драккары («драконы»), нос которых украшала голова сказочного чудовища. Норманны верили, что эта фигура поможет им одолеть противника в бою. Длина драккара составляла около двадцати метров, благодаря малой осадке он мог плавать не только по морям, но и по рекам. Корабль вмещал до шестидесяти человек. На его корме устраивалась деревянная башня, откуда викинги метали во врагов стрелы и камни. Норманны вешали вдоль бортов судна свои щиты, поднимали полосатый парус, а когда не было ветра, садились на весла. Отправляясь в путешествие, они запасались всем необходимым: везли с собой живых коров, овец, коз, мясом которых питались в пути. Не зная компаса, ориентируясь по солнцу и звездам, викинги бесстрашно бороздили морские просторы, открывая новые земли.

В конце IX века норманны начали заселять пустынный остров, который прозвали Исландией – «Ледовой страной». В X веке один из викингов, Эйрик Рыжий, обнаружил неведомую землю, которую норманны назвали «Зеленой страной» – Гренландией. Но самым удачливым оказался сын Эйрика Лейв. Около 1000 года, после долгого и опасного морского путешествия, он достиг побережья Северной Америки. Лейв назвал этот край Вин ланд – «страна винограда». Винланд понравился викингам: там было тепло, реки кишели рыбой, в лесах рос дикий виноград. Местные жители, одетые в шкуры и вооруженные каменными топорами и луками, настороженно встретили пришельцев. Начались кровавые стычки. Основать долговременные поселения в Северной Америке норманнам так и не удалось, а путь в «страну винограда» вскоре был надолго потерян.

Золотое украшение норманнов

Память о Винланде, смелых воинах, жестоких сражениях и древних норманнских королях сохранилась в преданиях викингов – сагах, благодаря которым мы многое знаем об истории «северных людей». В словах саг слышится шум пира смелых воинов, звон мечей, рев бури.

Ветер хрипящий рубит

Море лезвием бури,

Волны сечет крутые —

Дорогу коня морского.

Ветер в одеждах снежных

Рвёт, как пила, зубцами

Крылья морского лебедя,

Грудь ему раздирая.

Что называет автор саги «конем морским» и «морским лебедем»?

«Ярость норманнов»

Начиная с IX века викинги стали совершать грабительские набеги на страны Западной Европы. Они опустошали прибрежные земли, поднимались по рекам, грабили города.

Упоминание о норманнах вызывало ужас у жителей Западной Европы. Один из очевидцев с ужасом сообщал, как викинги, «приплывши из-за моря на кораблях с птичьими клювами», опустошили многие области Франции, истребили или продали в рабство захваченных в плен христиан. Норманны несколько раз даже осаждали столицу Франции – Париж. Викинги были настолько сильны, что в X веке французский король вынужден был уступить часть территории Франции их предводителю Роллону. Образовавшаяся норманнская область получила название герцогство Нормандия. На словах герцоги Нормандии признавали себя подданными французского короля, в действительности же они были самостоятельными правителями. Норманны, жившие во Франции (их называли нормандцами), быстро смешались с французами, переняли их язык, обычаи и приняли христианство.

Как вы думаете, когда в Западной Европе появилась молитва, начинавшаяся словами: «Господи, спаси нас от чумы, дьявола и ярости норманнов»?

Одновременно с нашествием на Францию норманны проникли и в Италию.

В XI веке один из их предводителей завоевал южную часть Италии и остров Сицилию. На этой территории он основал Сицилийское королевство. Это было одно из самых необычных государств Средневековья. Бок о бок в нем жили норманны, сицилийцы, греки, арабы.

Корабли викингов. Средневековый рисунок

Завоевание Англии

Во второй половине VIII века, почти на сто лет раньше, чем на Францию и Италию, норманны обрушились на северное побережье Британии. Враждовавшие между собой правители англосаксонских государств не смогли сдержать неистовый натиск «северных людей». Захватчики (в Англии их называли «данами») осели в северо-восточной части Британии. Борьбу против данов возглавил король одного из англосаксонских государств Альфред (871–900), прозванный Великим. На границе с областью, захваченной данами, и на побережье Альфред построил крепости, которые могли сдерживать врага до подхода основных сил короля, и, зная о превосходстве норманнов на море, создал сильный флот. Для строительства флота и содержания армии требовались значительные средства, поэтому король приказал собирать с населения особый налог – «датские деньги».

Все это помогло на время остановить вторжения норманнов. Успехи на поле боя принесли Альфреду Великому заслуженный почет и уважение. И не только! Борьба с норманнами помогла правителю объединить под своей властью все англосаксонские королевства в единое Английское государство. Это произошло в IX веке.

Сцена битвы при Гастингсе. Фрагмент ковра из собора в городе Байе в Нормандии

В конце X– начале XI века нашествия норманнов возобновились с новой силой. Англия лишилась самостоятельности и стала частью огромной северной державы, в которую входили также Дания, Норвегия и часть Швеции. «Датские деньги», собиравшиеся ранее для борьбы с норманнами, превратились в тяжелую дань, которую англосаксы должны были платить захватчикам. Непрочное норманнское государство вскоре распалось, и Англия вновь обрела независимость, но ненадолго.

Осенью 1066 года на юге Британии высадилась армия нормандского герцога Вильгельма Завоевателя (1066–1087). Его войско состояло из потомков тех норманнов, которые когда-то штурмовали французские города. Теперь же ни по языку, ни по культуре нормандцы почти не отличались от французов. В ходе битвы при Гастингсе англосаксы были разбиты, их король убит, а Вильгельм подчинил себе всю страну. Он стал английским королем, а его приближенные поделили между собой почти все земли Англии. Завоевание Англии было последним крупным походом норманнов. В конце X – начале XI века в Скандинавии возникли королевства Дания, Швеция и Норвегия. К концу XII века язычество в этих странах было окончательно вытеснено христианством. Страх европейцев перед «северными людьми» стал забываться.

Завоевания норманнов и венгров

Найдите на карте области первоначального проживания норманнов.

Какие страны подвергались нападению норманнов и венгров? Какие государства и когда были образованы венграми и норманнами?

Нашествие венгров

В конце IX века на Западную Европу обрушились новые завоеватели. Это были пришедшие с востока кочевые племена венгров. Под леденящие кровь воинственные вопли, гул барабанов и бубнов венгры стремительно нападали на врага, осыпая его градом стрел.

§ 4. Новая волна завоеваний. Всеобщая история. История средних веков. 6 класс

§ 4. Новая волна завоеваний

Норманны – варяги – викинги

Прошло несколько столетий после Великого переселения народов, и Западная Европа вновь подверглась нападению германцев. На этот раз угроза исходила с севера – с Ютландского и Скандинавского полуостровов, где жили предки современных норвежцев, шведов, датчан. В западноевропейских странах их называли норманнами – «северными людьми», на Руси – варягами.

Родина норманнов была суровым краем. Холодный климат, скалистые горы, густые леса, каменистые почвы мало способствовали земледелию, поэтому главными занятиями норманнов были скотоводство, охота и рыболовство. Но далеко не всех «северных людей» устраивала судьба скотовода, охотника или земледельца, отвоевывающего у природы каждый клочок земли. Многие мечтали об иной доле. Ежегодно отряды «северных людей» отправлялись в дальние и опасные морские путешествия на поиски новых земель и добычи. Их главным занятием становился морской разбой. Участники этих походов гордо называли себя викингами – «воинами».

Норманнская крепость на острове Готланд в Балтийском море

Викинги действительно были отличными воинами. Каждому из них принадлежал длинный меч, нож, боевой топор, пика; тело защищала металлическая рубашка – кольчуга, голову – шлем. Особая роль в бою отводилась людям, способным с огромной силой крушить врага. Их называли берсерками – «подобными медведю». Берсерки не носили доспехов и сражались столь яростно, что порой не замечали собственных ран. Смелость считалась у викингов наивысшей доблестью, а гибель на поле боя – лучшей смертью. Норманны верили, что только павшие на поле боя будут вознаграждены – попадут на пир во дворец бога Одина; умерших же от болезни и старости ждет мрачный мир теней. Именно поэтому викинги не только не боялись кровавых битв, но, напротив, любили их. Даже немощные старики нередко бросались в самую гущу боя, чтобы умереть от меча врага. В могилу погибшего в бою вождя все воины бросали кольца и оружие, вместе с ним хоронили боевого коня. Над могилой насыпали высокий холм.

Корабль викингов. Современный рисунок

Под полосатым парусом

Норманны были лучшими мореходами своего времени. Для морских походов они строили легкие подвижные корабли – драккары («драконы»), нос которых украшала голова сказочного чудовища. Норманны верили, что эта фигура поможет им одолеть противника в бою. Длина драккара составляла около двадцати метров, благодаря малой осадке он мог плавать не только по морям, но и по рекам. Корабль вмещал до шестидесяти человек. На его корме устраивалась деревянная башня, откуда викинги метали во врагов стрелы и камни. Норманны вешали вдоль бортов судна свои щиты, поднимали полосатый парус, а когда не было ветра, садились на весла. Отправляясь в путешествие, они запасались всем необходимым: везли с собой живых коров, овец, коз, мясом которых питались в пути. Не зная компаса, ориентируясь по солнцу и звездам, викинги бесстрашно бороздили морские просторы, открывая новые земли.

В конце IX века норманны начали заселять пустынный остров, который прозвали Исландией – «Ледовой страной». В X веке один из викингов, Эйрик Рыжий, обнаружил неведомую землю, которую норманны назвали «Зеленой страной» – Гренландией. Но самым удачливым оказался сын Эйрика Лейв. Около 1000 года, после долгого и опасного морского путешествия, он достиг побережья Северной Америки. Лейв назвал этот край Вин ланд – «страна винограда». Винланд понравился викингам: там было тепло, реки кишели рыбой, в лесах рос дикий виноград. Местные жители, одетые в шкуры и вооруженные каменными топорами и луками, настороженно встретили пришельцев. Начались кровавые стычки. Основать долговременные поселения в Северной Америке норманнам так и не удалось, а путь в «страну винограда» вскоре был надолго потерян.

Золотое украшение норманнов

Память о Винланде, смелых воинах, жестоких сражениях и древних норманнских королях сохранилась в преданиях викингов – сагах, благодаря которым мы многое знаем об истории «северных людей». В словах саг слышится шум пира смелых воинов, звон мечей, рев бури.

Ветер хрипящий рубит

Море лезвием бури,

Волны сечет крутые —

Дорогу коня морского.

Ветер в одеждах снежных

Рвёт, как пила, зубцами

Крылья морского лебедя,

Грудь ему раздирая.

Что называет автор саги «конем морским» и «морским лебедем»?

«Ярость норманнов»

Начиная с IX века викинги стали совершать грабительские набеги на страны Западной Европы. Они опустошали прибрежные земли, поднимались по рекам, грабили города. Упоминание о норманнах вызывало ужас у жителей Западной Европы. Один из очевидцев с ужасом сообщал, как викинги, «приплывши из-за моря на кораблях с птичьими клювами», опустошили многие области Франции, истребили или продали в рабство захваченных в плен христиан. Норманны несколько раз даже осаждали столицу Франции – Париж. Викинги были настолько сильны, что в X веке французский король вынужден был уступить часть территории Франции их предводителю Роллону. Образовавшаяся норманнская область получила название герцогство Нормандия. На словах герцоги Нормандии признавали себя подданными французского короля, в действительности же они были самостоятельными правителями. Норманны, жившие во Франции (их называли нормандцами), быстро смешались с французами, переняли их язык, обычаи и приняли христианство.

Как вы думаете, когда в Западной Европе появилась молитва, начинавшаяся словами: «Господи, спаси нас от чумы, дьявола и ярости норманнов»?

Одновременно с нашествием на Францию норманны проникли и в Италию. В XI веке один из их предводителей завоевал южную часть Италии и остров Сицилию. На этой территории он основал Сицилийское королевство. Это было одно из самых необычных государств Средневековья. Бок о бок в нем жили норманны, сицилийцы, греки, арабы.

Корабли викингов. Средневековый рисунок

Завоевание Англии

Во второй половине VIII века, почти на сто лет раньше, чем на Францию и Италию, норманны обрушились на северное побережье Британии. Враждовавшие между собой правители англосаксонских государств не смогли сдержать неистовый натиск «северных людей». Захватчики (в Англии их называли «данами») осели в северо-восточной части Британии. Борьбу против данов возглавил король одного из англосаксонских государств Альфред (871–900), прозванный Великим. На границе с областью, захваченной данами, и на побережье Альфред построил крепости, которые могли сдерживать врага до подхода основных сил короля, и, зная о превосходстве норманнов на море, создал сильный флот. Для строительства флота и содержания армии требовались значительные средства, поэтому король приказал собирать с населения особый налог – «датские деньги». Все это помогло на время остановить вторжения норманнов. Успехи на поле боя принесли Альфреду Великому заслуженный почет и уважение. И не только! Борьба с норманнами помогла правителю объединить под своей властью все англосаксонские королевства в единое Английское государство. Это произошло в IX веке.

Сцена битвы при Гастингсе. Фрагмент ковра из собора в городе Байе в Нормандии

В конце X– начале XI века нашествия норманнов возобновились с новой силой. Англия лишилась самостоятельности и стала частью огромной северной державы, в которую входили также Дания, Норвегия и часть Швеции. «Датские деньги», собиравшиеся ранее для борьбы с норманнами, превратились в тяжелую дань, которую англосаксы должны были платить захватчикам. Непрочное норманнское государство вскоре распалось, и Англия вновь обрела независимость, но ненадолго.

Осенью 1066 года на юге Британии высадилась армия нормандского герцога Вильгельма Завоевателя (1066–1087). Его войско состояло из потомков тех норманнов, которые когда-то штурмовали французские города. Теперь же ни по языку, ни по культуре нормандцы почти не отличались от французов. В ходе битвы при Гастингсе англосаксы были разбиты, их король убит, а Вильгельм подчинил себе всю страну. Он стал английским королем, а его приближенные поделили между собой почти все земли Англии. Завоевание Англии было последним крупным походом норманнов. В конце X – начале XI века в Скандинавии возникли королевства Дания, Швеция и Норвегия. К концу XII века язычество в этих странах было окончательно вытеснено христианством. Страх европейцев перед «северными людьми» стал забываться.

Завоевания норманнов и венгров

Найдите на карте области первоначального проживания норманнов.

Какие страны подвергались нападению норманнов и венгров? Какие государства и когда были образованы венграми и норманнами?

Нашествие венгров

В конце IX века на Западную Европу обрушились новые завоеватели. Это были пришедшие с востока кочевые племена венгров. Под леденящие кровь воинственные вопли, гул барабанов и бубнов венгры стремительно нападали на врага, осыпая его градом стрел.

Кочевники устраивали набеги на Италию и Францию, но особенно страдала от них Германия. В X веке германскому королю Генриху Птицелову[2] удалось заключить с венграми перемирие. Воспользовавшись передышкой, он выстроил вдоль границ крепости, организовал боеспособное войско. После окончания перемирия германская армия нанесла венграм первое поражение. Борьбу с кочевниками продолжил сын Генриха Птицелова Оттон I. В 955 году на реке Лех в Южной Германии его войско сумело наголову разгромить венгров. После этого они перестали совершать грабительские набеги и перешли к оседлому образу жизни, расселившись в области Паннония.

Король Иштван Святой. Средневековый рисунок

Правитель венгров Иштван (Стефан) (1000–1038) из рода Арпадов крестился в конце X века и распространил христианство среди своих подданных. Зимой 1000 года Иштван был торжественно коронован королевским венцом, специально присланным для этого случая римским папой. После смерти первый венгерский король был объявлен святым. В Европе возникло еще одно христианское государство – Венгерское королевство.

Подведем итоги

В отличие от Великого переселения народов, уничтожившего античный мир, новая волна завоеваний не привела к гибели западноевропейских государств. Прекратив свои набеги, норманны и венгры в X–XI веках осели на землях Европы и образовали новые христианские государства.

• 955 Разгром германским войском венгров на реке Лех.

• 1000 Образование Венгерского королевства.

• 1066 Нормандское завоевание Англии.

«Послал всемогущий Бог толпы свирепых язычников… Они опустошали грешную землю Англии от одного морского берега до другого, убивали народ и скот и не щадили ни женщин, ни детей».

(Свидетельство современника о нашествии норманнов)

Вопросы

1. Почему норманны отправлялись в дальние опасные путешествия?

2. Что способствовало военным победам норманнов и венгров?

3. Какие земли открыли норманны? Какие названия дали они этим землям?

4. Какие изменения произошли в жизни норманнов и венгров в результате завоеваний? Какое значение имело для них принятие христианства?

Задание

Средневековый писатель, рассказывая о принесении клятвы верности норманном Роллоном французскому королю Карлу Простоватому, так описывает этот эпизод: «Когда он (Роллон) должен был поцеловать ногу короля, то, не желая наклониться, опустил только одну руку, поднял ногу короля к своим губам и опрокинул Карла. Все засмеялись над этим, а Карл встал. Перед всеми он отдал свою дочь и Нормандию…» Как вы думаете, что хотел показать Роллон своим поступком французскому королю? Почему Карл Простоватый стерпел унижение?

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Презентация по истории средних веков «Англия в раннее средневековье», 6 класс

Материал опубликовала
Абаркина Екатерина Сергеевна1661

Работаю в школе с 2016 года. Закончила ГОУ ВО МО Государственный гуманитарно-технологический университет. Преподаю историю, обществознание и право с 5 по 10 классы.

Россия, Московская обл., г.о. Орехово-Зуево

Англия в раннее Средневековье

План изучения нового материала Легенда и быль в истории Англии Кто такие норманны «Боже избавь нас от ярости норманнов» Борьба англосаксов с норманнами Государства норманнов

Легенда и быль в истории Англии Согласно легенде, Артур собрал при своем дворе в Камелоте доблестнейших и благороднейших рыцарей Круглого стола – братство 365 лучших рыцарей.

Кто такие норманны Норма́нны  (викинги, варяги, букв. «северные люди») — северные германцы: норвежцы, шведы, датчане.

Борьба англосаксов с норманнами Приглашал ученых монахов из других стран Европы Учредил новый суд Сооружал оборонительные крепости Создал конное войско наряду с ополчением из крестьян. Построил морской флот Разделил Англию на графства Альфред Великий

общеанглийский сборник законов «Правда короля Альфреда»

Борьба англосаксов с норманнами Альфреду удалось отбросить датчан за Темзу, освободив Лондон. При преемниках Альфреда англосаксы подчинили себе местных датчан, и Англия объединилась в единое государство. Но англичане были вынуждены ещё долгие годы платить норманнам дань золотом и серебром — так называемые датские деньги.

Государства норманнов Работая с текстом п. 5 § 5, определите, какие государства в Европе были созданы норманнами. — Как в дальнейшем сложилась судьба воинов-норманнов? — Почему с XI в. походы норманнов в другие страны прекратились?

Закрепление изученного — Почему викинги покидали родные места и совершали дальние походы в чужие земли? — Почему в течение долгого времени норманны могли держать в страхе население Европы? — Свои корабли викинги поэтично называли «кони моря». Какой смысл они вкладывали в эти слова?

Борьба англосаксов с норманнами — урок. История, 6 класс.

Норманны добрались до Британских островов примерно к концу \(VIII\) века. Они нашли здесь несколько мелких королевств и стали подчинять их одно за другим. Местные жители — а́нглы и са́ксы — ничего не могли противопоставить  напору захватчиков.

 

И всё же нашёлся человек, который сумел остановить продвижение норманнов по Англии. Это был король Альфре́д Великий. Он создал сильную армию, построил новые крепости и постепенно начал теснить захватчиков. К концу \(IX\) века значительная часть Англии была освобождена от норманнов.

 

Рис. \(1\). Статуя Альфреда Великого

 

Альфред Великий установил по всей стране единые королевские законы, раздавал крестьянам пустующие земли, поддерживал развитие торговли. Он строил школы, поощрял развитие науки и искусства. Его правление по праву считается эпохой процветания.

 

Однако норманны не оставили своих планов. Войско нормандского герцога Вильге́льма вторглось в Англию. В \(1066\) году битве у Га́стингса он разгромил английскую армию и вскоре стал королём. В историю он вошёл под прозвищем Вильгельм Завоеватель.

 

Рис. \(2\). Памятник Вильгельму Завоевателю

 

С этого времени королевство Англия находилось под властью норманнов. Однако они прекратили грабежи, приняли христианство и перешли к оседлому образу жизни, постепенно смешавшись с англами и саксами. Вильгельм укреплял как своё королевство, так и свою власть. Он не только заставил рыцарей и баронов принести себе клятву верности, но и продуманно распределял земельные владения между нужными людьми, чем держал феодалов в подчинении и заставлял соблюдать себе верность. В дальнейшем это позволило Англии избежать феодальной раздробленности.

Источники:

Рис. 1. Статуя Альфреда Великого в Уинчестере. Автор: Odejea, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=295317

Рис. 2. Памятник Вильгельму Завоевателю в Фалезе. Автор: Man vyi — Сфотографировано загрузившим, Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=25874676

«Люди севера — норманны». Причины успеха набегов норманнов



1. Люди опасности.

На карте (с. 76) найдите Скандинавию. Опишите её географическое положение. Каким занятиям оно способствовало, а каким – препятствовало?

Скандинавия находится в северной части Европы, омывается с севера Атлантическим океаном. На полуострове были скудные земли и холодный климат. С помощью земледелия нельзя было прокормить население, что скандинавов к занятию мореплаванием, нападению и грабежу соседских земель.

2. Неутомимые мореплаватели.

Археологи находят на берегах рек вдоль «пути из варяг в греки» славянское и скандинавское оружие, украшения, византийские и арабские монеты. Какие выводы об образе жизни и занятиях скандинавов можно сделать на основе этих находок?

На основании этих археологических находок можно сделать вывод о том, что скандинавы занимались торговлей по всей Европе. Норманны нашли и освоили пути из Балтийского моря по рекам в Чёрное и Каспийское моря. Они водили по рекам на юг корабли, полные мехов и невольников. Путём «из варяг в греки» — из Балтики по северным рекам к Днепру и по нему вниз к Чёрному морю — скандинавы добирались до богатого Константинополя. Оттуда они возвращались, наполнив корабли дорогими тканями и другими, столь ценившимися по всей Европе византийскими товарами. Ещё одна дорога вела скандинавов на берега Волги, где они получали за свои товары у восточных купцов среднеазиатские серебряные монеты — дирхемы.

3. Норманны – уже не только «северные» люди.

На карте (с. 76) найдите земли, в которые переселялись выходцы из скандинавских племён. Какие земли на юге Европы они захватили?

Скандинавы переселились на земли славян, где их называли варягами, жили в Константинополе.

У франкских королей скандинавы отвоевали земли по нижнему течению Сены, где основали герцогство Нормандия, также норманны напали на Англию.

На юге Европы норманны освободили от власти арабов Сицилию и основали там свое королевство.

Вопросы в конце параграфа.

1. Почему набеги норманнов почти не встречали в Европе достойного отпора?

Потому что империя франков к этому времени сильно ослабела из-за постоянных междоусобиц.

2. Почему в разных областях Европы викинги вели себя по-разному? Какие земли подверглись разорению, а в каких землях сложились мирные отношения с местным населением?

Потому что викинги понимали что их территория слишком далеко, поэтому они заселяли другие благоприятные земли. Торговали они только с богатыми и развитыми странами. А нападали они на слабые и мало защищенные селения. Шли на службу викинги только при хорошем отношении, они были хорошими воинами поэтому за свою службу они требовали больше, чем другие воины.

В 11 веке викинги приняли христианство и перестали нападать на другие христианские государства.

3. Объясните слова норманны, викинги, конунг, альтинг.

Норманны – жители Скандинавии или «люди Севера».

Викинги – жители Скандинавии, которые на свой страх и риск отправлялись искать богатство и славу за море.

Конунг – вождь скандинавов.

Альтинг – общее собрания, на которых решались главные вопросы жизни общины.

Вопросы к дополнительному материалу.

2. О каких отношениях между русскими князьями, византийскими государями и скандинавами свидетельствует приведённый отрывок?

Норманны нанимались на службу к русским князьям и византийским государям, участвовали в походах ими организованными, заключали браки между династиями.

Норманны и викинги | История. Реферат, доклад, сообщение, краткое содержание, лекция, шпаргалка, конспект, ГДЗ, тест

Раздел:

Скандинавия в средневековье

Дом конунга

Под стать суровому климату Скандинавии были и люди — высокие, широкоплечие, с холодными светлыми глазами, закаленные борьбой с трудностями. Из них выходили отважные мореплаватели и неустрашимые воины. Недостаток земли и трудные природные условия вынуждали многих молодых северян покидать родные очаги в поисках лучшей доли. Они собирались под знамена вождей — конунгов и на быстроходных кораблях отправлялись за море в поисках добычи и славы. Норманнами — «людьми севера» называли их южные соседи, викингами называли себя они сами. У восточных славян же они были известны под именем варягов.

Викинг
Берсерк

Они любили бурное море и кровавую битву. Сражение было для них возможностью отличиться и добыть славу, пенившуюся ими превыше всех богатств. Викинги шли в сражение без страха, громко распевая воинственные песни. Даже раненные, истекая кровью, они продолжали сражаться с врагом, предпочитая славную гибель позорному бегству. Викинги встречали смерть с улыбкой, ибо верили, что душа павшего в бою попадает сразу на небеса. Там она будет вечно пировать и веселиться в окружении богов и героев.

Были среди отважных северян и такие могучие бесстрашные воины, что шли в сражение без кольчуг и шлемов, обнажившись по пояс. В бою они приходили в такую ярость и неистовство, что даже не чувствовали боли от полученных ими ран. Они кидались в самую гущу врагов, сокрушая все на своем пути. Таких воинов называли берсерками. Они наводили ужас на противника, часто обращая его в бегство одним своим видом. Берсерков уважали и побаивались. Иметь одного из них в числе своих друзей было большой честью. Этой дружбой гордились и дорожили. Считалось, что берсерки приносят удачу, и каждый конунг стремился иметь на своем корабле хотя бы одного такого воина.

Драккар

Не меньшим почетом и уважением пользовались среди викингов и те, кто владел искусством стихосложения. Их называли скальдами. Они воспевали то, что так любили все эти отважные люди: далекие опасные походы и славные битвы. В их стихах слышался свист ветра в тугих парусах и грохот волн о борт корабля, звуки боевых труб и звон мечей. Материал с сайта http://worldofschool.ru

Украшения на носу корабля викингов

Викинги умели строить замечательные корабли, снабженные веслами и парусами. Они называли их драккарами. Это были небольшие деревянные суда, вмещавшие по 40—60 человек, но зато настолько прочные, что могли выдерживать даже далекие морские походы. Драккары были быстроходны и маневренны. Их нос и корма были высокими и узкими, что позволяло кораблю в случае нужды, не разворачиваясь, плыть кормой вперед в узких проливах.

Носы своих кораблей викинги украшали птичьими клювами или драконьими головами для устрашения врагов. Для этого же сами они носили рогатые шлемы, а бросаясь в сражение, громко распевали воинственные песни.

Пути походов викингов
На этой странице материал по темам:
  • Норманны кратко

  • Доклад о викингах краткое содержание

  • Краткий рассказ завоевание викингов

Вопросы по этому материалу:
  • Опишите вооружение викингов и их корабли

  • Какие качества были характерны для норманнов (викингов)?

коллекций Блумсбери — Краткая история норманнов

История норманнов начинается со сна. Ролло, глава небольшой группы викингов авантюристы,

казалось увидеть себя на горе намного выше самой высокой, во франкском жилище. И на вершине этой горы он увидел источник благоухающей воды, текущей, и самого себя, омывшегося в нем и исцелившегося от заразы проказы […] и, наконец, еще находясь на вершине этой горы, он увидел у подножия ее много тысяч птиц разных видов и разных цветов, но с красными крыльями, простирающимися в таком количестве и так далеко и так широко, что он мог не уловить, где они заканчивались, как бы пристально он ни смотрел. И шли один за другим в слаженных входящих полётах и искали источник на горе, и мылись, плавая вместе, как они делают, когда идет дождь; и когда они все были помазаны этим чудесным окунанием, все вместе ели в подходящем месте, не разделяясь на рода или вида, и без каких-либо разногласий или споров, как если бы они были друзьями, делящимися пищей. И унесли веточки и быстро строил гнезда; и более того, они добровольно подчинились его приказу в видении.

Мы вернемся к этому эпизоду в последней главе, но в Дудо из «Истории норманнов» Сен-Кантена, Ролло обратил внимание на предзнаменования в мечту и основал территорию, которая стала герцогством Нормандия, объединив под своим руководством различные группы. Поздние летописцы рассказывал, как потомки Ролло и его последователи завоевали и правили королевствами в Англии и Сицилии и вел армии в крестовый поход.

Сам Ролло немного загадка.Общество викингов в девятом и десятом веках была прежде всего устной культурой, поэтому все письменные источники, описывающие его происхождение, были написаны позже и, по большей части, церковниками, писавшими в франкской исторической среде. Широко возникли две традиции: одна, во главе с Дудо, поместила Ролло в Дании; другой, основанный на гораздо более поздних свидетельствах саги, дал ему норвежское происхождение и имя Рольф или Хрольф Гангер. Этими сагами являются сага об Оркнейингах, написанная на рубеже двенадцатого и тринадцатого веков, и Хеймскрингла Снорри Стурлусона, историческая сага о норвежских королях, составленная в ок.1220. Хеймскрингла, хотя поздно, содержит отголоски более ранних традиций за счет включения скальдической поэзии – стихов, написанных скальдами (придворные поэты) предыдущей эпохи. Стихотворение, о котором идет речь, было написано матерью Рольфа, Хильдой, и оплакивает его объявление вне закона и изгнание из Норвегии. Это поместило бы его в значительную группу людей, вынужденных покинуть свои дома. родине благодаря амбициям и растущей мощи норвежского короля Харальда Файнхейра (ум. 932). Соотечественники Рольфа заселили Исландию и основали колонии викингов в других местах Йорка и Шотландии. острова.

2

Могила Ролло в Руанском соборе (современная копия разрушенного оригинал тринадцатого века)

Ролло/Рольф был одновременно лишь одним из многих лидеров викингов, которые совершали набеги на побережье Северного моря, включая побережье Шотландии, Англии, современной Бельгии и Нидерландов, 3 и Франции за столетие до основания Нормандия в 911 году. Летописи, написанные незадолго до этих набегов, показывают, что правители изначально пытались сопротивляться вторжению. северян силой, а когда это не удалось, они попытались подкупить их или дать им землю для поселения в надежде, что они смогут противостоять будущим атакам.Что является решающим в истории норманнов и что отличает их от других, так это тот факт, что ни один из этих поселений в континентальной Европе жили так же долго, как Нормандия. Этот регион сохранился как автономное княжество. в пределах франкского (позже французского) королевства до 1204 года, когда Филипп II Август из Франции захватил его у короля Англии Иоанна.

Эта книга посвящена в основном истории норманнов в десятом и одиннадцатом веках. века, когда они основали территории в Нормандии, Англии, южной Италии и Сицилии, а также на Святой Земле.Это важно отметить здесь, что сфера нормандской деятельности была гораздо шире. После вторжения и завоевания Англии в 1066 г. Завоеватель и его преемники начали вторгаться в земли, принадлежавшие валлийским принцам и шотландским королям, прежде чем перейти Ирландское море и создание англо-нормандской колонии на большей части восточного побережья Ирландии в 1170-х годах. А также основание княжества в Средиземноморье и на Ближнем Востоке, норманны воевали с мусульманами в Испании и, при королях Сицилии, временно завоевал часть Северной Африки.Роберт Гвискар, герцог Апулийский, также провел последние годы своей жизни, проводя кампании в Балканы. В короткой книге явно невозможно вместить все, поэтому основное внимание уделяется Нормандии. Англия, южная Италия и Сицилия, поскольку в этих областях есть материал, позволяющий выделить точки сравнения. и разница в опыте норманнов.

Предыдущие истории норманнов имели тенденцию сосредотачиваться на одном аспекте их прошлого, например завоевание Англии или заселение южной Италии.В этом нет ничего удивительного, поскольку и события, и порожденные ими процессы привели к долговременным изменениям и событиям в этих странах, некоторые из которых обсуждаются ниже. в этом томе. Одна из основных целей здесь — подчеркнуть различия между опытом норманнов. При этом, этот том ставит под сомнение идею норманнов как единого рода или народа и подчеркивает их приспособляемость и подвижность того, что значит быть норманном, — тема, более полно раскрытая в заключительной главе.Одно из других ключевых отличий, которое следует отметить, — центральное место 4the источники о норманнах. Иногда эта книга о том, как историки читают источники и как эти прочтения меняются по мере того, как мы возвращаемся к ним. знакомый материал с новыми вопросами и точками зрения. Поэтому я уделяю большое внимание социальным и культурным аспектам. норманнского прошлого, опираясь на хроники, археологические свидетельства и материальную культуру. Поэтому эту книгу стоит посмотреть как часть продолжающегося диалога между пишущими сейчас историками и нашими средневековыми предшественниками.

В плане закрепления своего места в политической географии раннего Средневековья Веками люди, ставшие норманнами, имели еще одно большое преимущество: они заказывали, вдохновляли и иным образом генерировали большой объем исторической литературы. В основном эти истории были написаны церковниками, которые часто знали и использовали работу друг друга. Однако было бы неразумно думать, что тот факт, что историки были священнослужителями, привел к однородному мировоззрение.Они писали с разных точек зрения, в частности, чтобы объяснить, кем были эти люди, которые стали известны как норманны, чтобы оправдать заселение или завоевание различных территорий и придать смысл катастрофическим событиям, таким как завоевание Англия в 1066 году или Первый крестовый поход. Религиозное происхождение многих писателей означало, что некоторые из рассматриваемых здесь работ уделял особое внимание роли норманнов в божественном плане Бога для человечества, например, в «Церковной истории Ордена Виталис» или «Деяниях Джеффри Малатерры». графа Роже.Также важно отметить, что только потому, что большинство писателей были мужчинами, голоса женщин не обязательно исключались. Истории, написанные женщинами, были большой редкостью: биография византийской принцессы Анны Комнины ее отца императора Алексия является заметным исключением. Однако они были важными свидетелями, хранителями семейной памяти. и иным образом предоставили важную информацию для летописцев, а также сами заказывали работы.

Можно сгруппировать различных средневековых летописцев в зависимости от тематики и дата.Мы отметили, что история норманнов в смысле письменных записей того, как отдельный человек или группа события, которые должны были произойти, начались с Дудо Сен-Кантена. Сам Дудо был не нормандцем, а каноником из общины в Вермандуа, который первоначально оказался в Нормандии в качестве посла графа Вермандуа ко двору Ричарда. И. Дудо, однако, был глубоко укоренен во франкских традициях 5 учености и, таким образом, располагал хорошими возможностями для того, чтобы передать потомкам Роллона историю основания им не хватало.Хотя он был первоначально заказан Ричардом I в 996 году, большая часть его работы была завершена в первые десятилетия. XI века при его сыне Ричарде II. Хроника Дудо — единственный источник информации о Нормандии. самая ранняя история. Как и все нарративные источники, его нельзя принимать за чистую монету, и это не входило в намерения автора. дать отчет о том, что произошло на самом деле. Дудо объединил легенды, историю и поэзию, опираясь на классические исследования. в своем отчете о происхождении нормандских викингов и первых трех правителях (Ролло, Вильгельм Длинный меч и Ричард I).Дудо история легла в основу большей части более поздних произведений.

Вильгельм де Жюмьеж, монах аббатства Жюмьеж в долине Сены. которые имели тесные связи с герцогским домом, отредактировали, переработали и расширили историю Дудо, включив в нее отчеты о герцоги до Вильгельма II, позже Завоевателя. Первоначально он написал свою хронику в последние годы 1050-х или в начале 1060-е годы, прежде чем снова взяться за перо после завоевания Англии в 1066 году, чтобы включить отчет о кампаниях Уильяма. до 1070.Работа Вильгельма, известная на латыни как Gesta Normannorum ducum, что переводится как «Деяния герцогов нормандских», для более поздних историков, чтобы отточить свои навыки. Как и многочисленные анонимные продолжатели, он был интерполирован и дополнен два самых значительных монастырских летописца двенадцатого века, Ордерик Виталис и Роберт из Ториньи, который продолжил историю в правление Генриха I.

Последним из крупных историков XI века, рассматриваемых здесь, является Вильгельм де Пуатье. Вместо того, чтобы написать историю всех норманнских герцогов или продолжить работу Дудо и Вильгельма Жюмьежского, Вильгельм Пуатье составили биографию только одного герцога, Вильгельма Завоевателя. У него были хорошие возможности для этого, так как он был священником. при герцогском дворе и либо сам был свидетелем событий, либо мог поговорить с очевидцами других событий. Как Дудо, Уильям Пуатье учился в классических традициях, и он широко использовал эти знания, чтобы создать витиеватую, а иногда и подхалимский рассказ о жизни Уильяма.По какой-то причине Вильгельм перестал писать в начале 1070-х гг.: историки поскольку предположил, что он впал в немилость, поэтому предпочел хранить молчание. Геста Гильельми в том виде, в каком он существует сегодня, является неполным и сохранился только в постсредневековой копии; 6оригинал почти наверняка был уничтожен в Хлопковом Библиотечный пожар 1731 года.

К концу одиннадцатого века средневековые историки начали писать хроники о норманнах на юге Италии. Наши сведения о некоторых из этих лиц довольно расплывчаты. То Первый отчет был написан монахом знаменитого аббатства Монтекассино по имени Аматус около 1080 года. небольших групп норманнских авантюристов в Апулии и их постепенный захват Апулии, Калабрии и Сицилии. Как и все аккаунты, эта хроника представляет значительные проблемы для историка. Он не только не сохранился в оригинальной рукописи, но самая ранняя копия, которая у нас есть, находится во французском переводе четырнадцатого века.Однако достаточно сохранилось в других почти современных работы, особенно хроника Монтекассино начала двенадцатого века, написанная Лео Марсиканом, чтобы ученые были уверены, что перевод четырнадцатого века достаточно верен оригиналу. Аматус был двойственным в своем отношении к этим новоприбывшим. Первоначально он критически относился к их отношению к Церкви и присвоению церковных земли; однако, как только норманны стали благотворителями и защитниками его монастыря, его тон стал гораздо более позитивным.

Двумя другими историками раннего норманнского поселения в Италии были Джеффри Малатерра. и Вильгельм Апулийский. Жоффруа, писавший в 1090-х годах, несомненно, был монахом (в монастыре Сант-Агата в Катании). на Сицилии) и, возможно, нормандский иммигрант, хотя его происхождение ни в коем случае не определено. Он с таким же успехом мог быть выходец из Италии или из графства Перш к югу от Нормандии. История Джеффри меньше история норманнов и многое другое, особенно достижения одного человека, графа Роже Сицилийского, брата одного из самый харизматичный и безжалостный южный итальянец-норманн, Роберт Гвискар.Написано для объяснения и обоснования завоевания Калабрии и Сицилии и с твердой памятью о придворной аудитории, Деяния Джеффри графа Роджера содержит смесь истории, увещевания и юмора, что предполагает, что некоторые его части были предназначены для чтения вслух и для развлечения.

Происхождение Вильгельма Апулийского еще более туманно. Вероятно, он был лангобардом, хотя Уильям — это имя, традиционно связанное с норманнами. Также возможно, что он был мирянином, а не священнослужителем, так как религиозных мотивов в его творчестве гораздо меньше, чем у его коллег.Он также написал в совершенно ином жанре, а именно в поэзии латинскими гекзаметрами, подробно описывающей деяния Робера Гвискара, и его стихотворение датируется концом 1090-х годов. Подобно Дудо и Вильгельму Пуатье, работа Вильгельма Апулийского была ученой. история полна аллюзий на греческих и латинских авторов и сложна по своей структуре.

Норманнское завоевание Англии было глубоко травмирующим событием. К концу 14 окт. 1066 г. большая часть английской аристократии лежала мертвой на поле битвы.Помимо кратких заметок в англо-саксонском Хроника (анналы, в которых события фиксируются из года в год, хотя они могли быть записаны намного позже), устойчивые исторические написания и объяснения пришлось ждать поколение или около того после. Наиболее всеобъемлющими среди них были Вильгельм Малмсберийский, Генрих Хантингдонский и Ордерик Виталис — так называемый англо-норманнский историки, поскольку все трое мужчин были смешанного английского, французского или норманнского происхождения.

Мы уже упоминали Ордерика Виталиса, так как он был одним из интерполяторов Уильяма. Gesta Normannorum ducum Жюмьежа.Ордерик родился в Атчеме недалеко от Шрусбери, вырос в тени новых нормандских построек и получил начальное образование у местного священник. В возрасте десяти лет отец-француз отправил его в монастырь Сен-Эвру на южной границе Нормандии. стать монахом. Больше он никогда не видел свою семью. Ордерик остро чувствовал изгнание, но нашел цель в своем монашеском призвание и написание истории. Его «Церковная история» изначально начиналась как отчет монашеской общины Сен-Эвру, но быстро расширилась, включив в нее историю норманнов в Нормандии, Англия. и южная Италия, рассказ о первом крестовом походе и священная история мира. Как таковой, он обширен по своему охвату и обеспечивает множество подробностей о нормандском обществе, включая роль женщин. К сожалению, сам размер делал его непривлекательным. переписчикам в средние века, и Ордерик сейчас более известен, чем в свое время. Несмотря на то, что пишет твердо в В контексте нормандского бенедиктинского монашества Ордерик критически относился к действиям и характеру норманнов. Он особенно осудил использование Вильгельмом крайнего насилия во время охоты на Север в 1069–1070 годах.Церковный История писалась в течение длительного периода времени с ок. 1114 до незадолго до его смерть в c. 1141.

Уильям Малмсберийский тоже был монахом, но в английском аббатстве Малмсбери. Он написал несколько исторических работ, в том числе «Деяния королей английских», «Деяния английских епископов» и более короткую новеллу «История». посвящен гражданской войне середины двенадцатого века. Уильяма называют величайшим историком двенадцатого века. Он много путешествовал, чтобы пользоваться библиотеками в различных религиозных домах, а также резервы собственной стипендии. Как и Ордерик, его отношение к норманнам двойственное, а порой и прямо враждебное. Например, он осознавал, что сделали новые правители для улучшения и украшения церкви, но критически относился к их поведения в других сферах жизни. В отличие от Ордерика и Уильяма, Генрих Хантингдонский (ум. 1157) был светским клириком — архидиаконом в Хантингдоне.Отправной точкой Генриха были англо-саксонские хроники. и его письмо следует этому летописному (год за годом) формату.

8

Аббатство Сен-Эвро в Нормандии, дом Ордерика Виталиса: руины датируются тринадцатым веком

г.

В двенадцатом веке тоже изменение жанра в написании норманнской истории. В одиннадцатом и начале двенадцатого веков писались хроники. на латыни и обычно в прозе, хотя авторы могли и включали стихи в свои тексты, особенно Дудо и Генри Хантингдонский. Во второй половине двенадцатого века король Генрих II Англия поручала писателям создавать не только стихотворные хроники, но и стихотворные хроники на местном нормандско-французском языке. То Первым из этих писателей был Уэйс, каноник собора Байё. а автор подробно рассмотрел здесь. К сожалению, Уэйс был медленным писателем, а Генрих — нетерпеливым королем. Устал ждать, Генри уволил Уэйса и передал задание Бенуа де Сент-Мор, который также не смог выполнить задание.Там может может быть больше из-за того, что Уэйс потерял комиссию: Мартин Аурелл утверждает, что Уэйс не уделил достаточного внимания сакральный характер норманнских герцогов, в то время как Чарити Урбански отмечает, что Уэйс поставил под сомнение дедушка) претендует на престол Англии и герцогство Нормандия. Эти стихотворные истории содержат больше элементы романса и традиций шансона, подходящие для придворной публики. Они также были, по крайней мере, в случае с Уэйсом, серьезными историческими трудами, предназначенными для предоставления примеров и моделей поведения. следовать, а также высказывать политически острые моменты.

История норманнов не просто записана на страницах хроник, но сохранились и в материальной культуре. В одном случае вшит повествование о норманнском завоевании 1066 года. На гобелене из Байё, вероятно, по заказу епископа Одо из Байё, сводного брата Вильгельма Завоевателя, и вышитого в Кентербери. мы можем прочитать норманнскую историю об обещании Эдуардом Исповедником престола Вильгельму, предательстве Гарольда в захват этого трона после смерти Эдуарда, подготовка к вторжению и сама битва.Этот уникальный артефакт стал синонимом норманнов и широко пародируется в современных политических карикатурах. Наполеон изучил его раньше запланированное вторжение и его ценность как пропаганды были признаны Гиммлером во время нацистской оккупации Франции во время мировой войны. II. Завоевание в обратном направлении — операция «Оверлорд», высадка союзников в день «Д» в июне 1944 года — также была изображена. в том же духе.

Норманны оставили после себя одни из самых заметных напоминаний о средневековом прошлом. у нас в районах, в которых они расселились.В одиннадцатом веке в герцогстве наблюдался расцвет монастырей. демонстрируя великолепную романскую архитектуру, которая сохранилась до наших дней. Наиболее примечательны аббатства-близнецы Сент-Этьен. и La Trinité в Кане, основанный Уильямом и его женой Матильдой Фландрии. Норманны поощряли этот стиль строительства через Ла-Манш, сначала через Вестминстерское аббатство Эдуарда Исповедника, а затем со строительством замков и соборы после 1066 года.Даремский собор, Белая башня и замок Чепстоу — все это очень наглядные напоминания о изменения, внесенные Уильямом и его сыновьями. Норманнская история также начертана на ландшафте, и здесь мы можем особенно задуматься. замка Акр в Норфолке, запланированного нормандского поселения с городом, замком и монастырем, вокруг которого была изменена маршрут старой римской дороги. чтобы показать сборку в лучшем виде.

Напротив, архитектура, связанная с норманнами на юге Италии и Сицилии отражает не столько повествование о завоевании, сколько смешение различных культур – греческой, латинской и мусульманской – что граф Роджер и его преемники нашли там.Первый норманнский король Рожер II руководил строительством Капеллы. Палатина в Палермо, на которую оказали влияние романский стиль, столь знакомый в Северной Европе, мусульманское мастерство. с точки зрения тротуаров и потолков, а также греческий вкус к мозаичным работам. Члены двора Роджера, особенно адмирал Георгий Антиохийский, также заказал мозаику, самая известная из которых изображение коронации короля Христом в церкви Георгия, Ла Марторана. Эти изображения вызывают интерес вопрос.На протяжении всего этого введения, да и во всей историографии, мы говорим о норманнах так, как если бы они были один народ. Написаны книги под названием Норманны или Норманны в Европе, крупные исследовательские проекты ссылаются на «Нормандский край» или веб-сайты, размещенные академическими учреждениями. относятся к «норманнскому миру», но правы ли мы, думая таким образом? Неужели люди, сотворившие такие чудеса, как есть ли у сицилийских мозаик что-нибудь значимое общего с теми, что вторглись в Англию? Должны ли мы меньше думать о «Норманнский народ» и другие «норманнские народы»?

В последней главе этой книги мы попытаемся раскрыть эти вопросы более подробно. противоречит развитию современной исторической литературы о норманнах.Неудивительно, что историки, жившие после Средневековье черпало вдохновение на страницах хроник и в осмотре зданий, чтобы исследовать и писать. На англоязычном языке В частности, в мире история норманнов рассказана с прицелом на 1066 год. Война была очень сильной, а именно, что норманны вторглись и лишили англичан их вольностей и свобод. Более поздние группы историков как в Британии, так и в континентальной Европе изучали этих людей в отношении развития институтов и закон.11Идеи окружающая раса, этническая принадлежность и идентичность норманнов стали поводом для беспокойства в последнее время, особенно после того, как Ральф Дэвис издание «Норманнского мифа», в котором выдвигалась идея о том, что норманнская идентичность была творчество летописцев двенадцатого века, особенно Ордерика Виталиса. Впоследствии эти взгляды были пересмотрены и оспорены. Историки также говорят о «нормандской империи», от которой затем отказались в пользу «нормандской диаспоры». Совсем недавно культурная и социальная история вышла на первый план, задавая вопросы о гендере (как общество рассматривает и конструирует представления о мужчинах, женщинах, ролях и качествах, связанных с каждым полом), браке и социальном взаимодействии.

Этот обширный массив исследований показывает, что нет и не может быть одного окончательного история норманнов. История норманнов рассказывалась много раз в Средние века и бессчетное количество раз. с тех пор последовательными поколениями историков. Каждое поколение, восходящее к Дудо де Сен-Кантен, написавшему первую официальная история норманнов, вплоть до пишущих сегодня историков, придала свой собственный блеск и собственную версию или интерпретацию. событий, приведших к основанию Нормандии в 911 г. и последующим завоеваниям. В Средние века норманны были о них пишут как положительно, так и отрицательно, но редко с нейтральной точки зрения. Они вызывали восхищение и осуждение, искали для подражания и примеры того, что не делать. Постсредневековые историки более сдержанны в своих тонах, но резкие взгляды существуют, как будет видно ниже. Поэтому эта книга не претендует на то, чтобы быть исчерпывающей: она нацелена, как и ее название предполагает, чтобы рассказать историю норманнов. В отличие от других томов этого области, он делает это с особым вниманием к средневековой норманнской исторической традиции, встроенной в современные социальные и культурные история.Это сравнительно по масштабу, учитывая районы Европы, в которых поселились норманны. Первые три главы включает изучение Нормандии, Англии и южной Италии с упором на Ролло, Вильгельма Завоевателя и Отвиля. братья, Роберт Гвискар и Роджер. Главы с 4 по 6 рассмотреть аспекты нормандской истории тематически, особенно общество, церковь и культурный обмен, прежде чем в главе 7 обсуждается, как развивалась нормандская история. и куда это может пойти в будущем.Однако именно в регионе, который стал известен как Нормандия, история начинается и так что в Нормандии мы должны начать.

12

Империи норманнов

Завоеватели Европы

Блестящая глобальная история норманнов, которые — помимо завоевания Англии — расширили свою империю, чтобы в конечном итоге доминировать в Европе, Средиземноморье и на Ближнем Востоке.

14 октября 1066 года.

Когда Гарольд II, последний коронованный англосаксонский король Англии, умирал в Сассексе, герцог Нормандии праздновал маловероятную победу.Уильям «Ублюдок» превратился из нарушителя в наследника норманнского престола. Он пережил резню в битве при Гастингсе и через два месяца, в день Рождества, будет коронован королем Англии. Англосаксы или викинги больше не будут править Англией; это была эпоха норманнов.

Знаменательное событие в европейской истории, поражение англосаксов имело самый драматический эффект из всех поражений в период высокого Средневековья. За несколько коротких месяцев лидер северной Франции стал доминирующим правителем Британии.В ближайшие десятилетия англо-саксонское королевство будет перестроено вокруг нового класса землевладельцев. В течение следующего столетия, когда норманнские короли заложили основы современной Британии, их власть непреодолимо распространилась по всей Европе. От Скандинавии до Сицилии, Мальты и Севильи норманны построили великолепные замки и церкви. Они создали новую Европу по образу своей знати, зафиксировав свою власть беспрецедентным видением, включая Книгу судного дня .

Империя норманнов рассказывает необычную историю о том, как потомки викингов-мародеров на севере Франции стали доминировать в европейской, средиземноморской и ближневосточной политике.Это история об амбициозных приключениях и свирепых пиратах, о заработанных и потерянных состояниях. Из поколения в поколение норманны оказывали влияние на Западную Европу и Средиземноморье, от Британских островов до Северной Африки и даже на Святую Землю, сочетая военную мощь, политическую смекалку, глубокие религиозные убеждения и глубокое чувство. своей судьбы.

Леви Роуч учился в Тринити-колледже в Кембридже и в Гейдельбергском университете имени Рупрехта-Карла.Бывший научный сотрудник колледжа Святого Иоанна в Кембридже, сейчас он старший преподаватель Эксетерского университета. Его первая книга Æthelred the Unready  (Издательство Йельского университета) была удостоена премии Longman-History Today. Он живет в Эксетере, Англия.

Купить сейчас в печатном виде:

Купить сейчас в электронной книге:

BBC — История — История Британии в деталях: Обзор: Норманны, 1066

Двойное вторжение

Когда Эдуард Исповедник умер в 1066 году, он оставил после себя спорное наследство.Трон захватил его главный аристократ Гарольд Годвинсон, которого быстро короновали.

Почти сразу же Гарольд столкнулся с двумя вторжениями — одним от короля Норвегии Харальда Хардрады, которого поддерживал брат Гарольда Годвинсона Тостиг, и другим от Вильгельма, герцога Нормандии.

Гарольд отбил норвежское вторжение в битве при Стэмфорд Бридж в сентябре 1066 года, но вскоре потерпел поражение и был убит в битве при Гастингсе 14 октября того же года.

Вильгельм-победитель, ныне известный как «Завоеватель», привел в Англию новую аристократию из Нормандии и некоторых других областей Франции. Он также укрепил аристократическую власть и двинулся к реформе церкви.

В то же время Вильгельм старался сохранить мощную административную машину, отличавшую режим последних англо-саксонских королей.

После смерти Уильяма его земли были разделены: его старший сын Роберт взял под свой контроль Нормандию, а его второй сын, Уильям Руфус, стал королем Англии.

Руфус успешно справился с восстаниями и угрозой со стороны своего старшего брата (он победил Роберта во время вторжения в Нормандию) и сохранил могущественную королевскую власть своего отца.

После смерти архиепископа Кентерберийского Ланфранка хорошие отношения между королем и церковью испортились, и новый архиепископ Ансельм оказался вовлеченным в ссоры как с Руфусом, так и с его преемником Генрихом I.

Спорное наследство

Руфус погиб в результате несчастного случая на охоте в Новом лесу в 1100 году, а его младший брат Генри быстро и успешно двинулся к захвату трона.

Он еще больше укрепил связи нормандского режима с англо-саксонским прошлым, женившись на Эдит (также известной как Матильда), правнучке Эдмунда Айронсайда, короля Англии.

В 1106 году Генриху удалось вырвать контроль над Нормандией у своего брата Роберта, которого он после этого держал в тюрьме. В то время как в Нормандии продолжался конфликт, в Англии во время правления Генриха был длительный мир.

В то же время королевское правительство продолжало развиваться, особенно в области королевского финансового учета с появлением «казначейства».

Единственный законный сын Генриха утонул при кораблекрушении в 1120 году, а когда король умер в 1135 году, правопреемство снова было неопределенным. Племянник Генриха Стефан, граф Булонский, захватил корону.

Матильда, дочь Генриха, бросила вызов позиции Стивена. Она и ее муж Жоффруа, граф Анжуйский, добились довольно быстрого успеха в Нормандии, но в Англии разразилась затяжная гражданская война. Могущественное королевское правительство, которое характеризовало ранее правление норманнов, рухнуло.

В 1153 году было решено, что Стефан будет пользоваться троном до конца своей жизни, но ему наследует сын Матильды, Генрих Анжуйский.

Возможно, за поселением не следили, но Стефан умер в конце 1154 года, и Генрих был коронован. Таким образом, он добавил Англию к своим обширным континентальным землям, которые включали Нормандию, Анжу и наследство его жены Элеоноры в Аквитании.

Феодализм?

Книга судного дня, c.1086 ©

Экономика Англии росла по крайней мере за столетие до норманнского завоевания и характеризовалась растущими рынками и расползающимися городами.

К XII веку одним из способов, которым английские писатели пренебрежительно относились к другим народам, особенно к валлийцам и ирландцам, было изображение их экономики как примитивной, лишенной рынков, обмена и городов.

В то же время короли и лорды за пределами Англии намеренно стремились стимулировать богатство своих стран, что наиболее ясно видно на примере введения чеканки монет и основания городков Давидом I Шотландским и его преемниками.

В рамках такой экономики у мужчин явно было место для роста за счет увеличения своего богатства. В то же время оно оставалось заметно иерархическим обществом, а сам процесс завоевания усиливал роль господства.

Книга судного дня, продукт великого исследования Вильгельмом I своего королевства в 1086 году, показывает, что 11 ведущих членов аристократии владели примерно четвертью королевства. Еще четверть находилась в руках менее 200 других аристократов.

Эти дворяне получили свои земли по королевскому гранту и, в свою очередь, передали часть своих земель своим последователям. Эта форма землевладения часто рассматривается как ключевой элемент «феодальной» системы — формы социальной организации, когда-то принято считать, что она была введена норманнами в 1066 г.

В последние годы велись активные дебаты о проблемах, возникающих в связи с использованием термина «феодальный», дебаты, остроумно предсказанные великим викторианским историком Ф. У. Мейтлендом, который сказал: «Феодализм — полезное слово, и оно охватывает множество невежеств.

Тем не менее, каковы бы ни были более широкие проблемы написания статей о «феодализме», процесс норманнского завоевания и заселения действительно тесно связывал различные типы господства — в отношении защиты, службы и юрисдикции — и связывал их узами землевладения, владение тем, что люди в то время называли «феодумом» или «феодальным владением».

Сила господства может привести к ослаблению королевской власти и разрушению крупномасштабного политического контроля. Это произошло в Англии во время гражданской войны правления Стефана 1135 — 1154 гг.

И все же было бы неправильно рассматривать аристократию и короля, господство и королевскую власть как необходимые противопоставления. Короли и лорды часто считали друг друга естественными товарищами, состоящими во взаимовыгодных отношениях.

Кроме того, в Англии и короли, и аристократы продолжали действовать в политических и судебных сферах, отличных от тех, которые определялись светлостью. Наиболее заметными среди них были графства или графства, которые норманны унаследовали от англосаксов.

Тысяча замков

Башня Клиффорда норманнской эпохи, Йоркский замок, Йорк ©

Норманны оказали огромное влияние на развитие архитектуры в Британии. В англо-саксонской Англии были крупномасштабные укрепленные поселения, известные как burghs , а также укрепленные дома, но замок был норманнским импортом.

Цифры неточные, но кажется правдоподобным, что около 1000 замков было построено во время правления Генриха I, примерно через четыре десятилетия после норманнского завоевания.

Некоторые из них были башнями на курганах, окруженными более крупными ограждениями, часто называемыми «замками мотт и бейли». Другие были огромными, в первую очередь огромные замки-дворцы, построенные Вильгельмом I в Колчестере и Лондоне.

Это были самые большие каменные светские постройки со времен римлян, более шести веков назад. Они были празднованием триумфа Уильяма, но также и знаком его потребности внушать благоговейный трепет побежденным.

Церкви также были построены в большом количестве и в большом разнообразии, хотя обычно в романском стиле с его характерными арками с круглыми вершинами.

Огромные соборы конца 11-го и начала 12-го веков, колоссальные по европейским меркам, подчеркивали могущество норманнов, а также их реформирование церкви в завоеванном королевстве.

Здания, такие как Даремский собор, отражают силу и яркость культуры строителей почти так же, как и ранние небоскребы Нью-Йорка.

Норманны также продолжили большое строительство приходских церквей, начатое в Англии в поздний англо-саксонский период.Такие церкви появились и на остальных Британских островах, и их до сих пор можно увидеть, например, в Леухарсе в Файфе.

Лорд может продемонстрировать свое богатство, власть и преданность через сочетание замка и церкви в непосредственной близости, опять же, что все еще эффектно видно в Дареме.

Особенно поразительны региональные группы великих церквей, также характерные для Нормандии XI века. Одним из наиболее показательных примеров является группа приграничных аббатств на юге Шотландии — основание Джедбурга, основанное Давидом I, до сих пор впечатляющее и венчающее его холм; дом премонстратов в Драйбурге; цистерцианский дом в Мелроузе; и наиболее впечатляющим из всех в великолепии, на которое указывают даже ограниченные остатки, еще один королевский фонд в Келсо.

Эта неделя в истории: Норманны вторглись в Англию в 1066 году

Вторник, 29 сентября 2015 г.

1066 год — знаменитый год, особенно в Англии. 1066 год, или MLXVI, стал великим поворотным моментом в английской истории. Это был конец правления германских англосаксов (которые дали нам Англии ) и начало правления более сложной родословной норманнов (которые дали нам Нормандии ). Как все это произошло всего за один год, 1066? Во-первых, 5 января король Англии Эдуард Исповедник скончался, не оставив наследника. Это оставило английский трон в руках его двоюродного брата Вильгельма Нормандского и его зятя, саксонского графа Уэссекского Гарольда Годвинсона. Во-вторых, в сентябре, после того как Гарольд стал королем, разгневанный Вильгельм пересек Ла-Манш, чтобы выразить свое неудовольствие. Норманны высадились в Англии 28 сентября. Примерно через две недели они победили Гарольда в битве при Гастингсе.

Саксонско-нормандское соперничество началось задолго до того, как Гарольд и Уильям встретились в Гастингсе.

Эдуард (он стал «Исповедником» спустя долгое время после своей смерти) был сыном английского короля Этельреда II и Эммы, дочери герцога Нормандии.После смерти Этельреда в 1016 году датчане взяли под свой контроль Англию, и семья Эдуарда была вынуждена бежать в Нормандию. Эдуард жил в Нормандии до 1041 года, когда вернулся в Англию. Заняв трон в 1042 году, Эдуард полагался на своих доверенных норманнских советников. Годвин, могущественный граф Уэссекский, не ценил влияния норманнов и пытался доминировать во время правления Эдуарда. Эдуард женился на дочери Годвина Эдит в 1045 году, но это не остановило вражду. Эдуард и Годвин враждовали до самой смерти Годвина в 1053 году.Однако Гарольд, сын Годвина и зять Эдуарда, много сделал для короля Эдуарда. В частности, он имел дело с беспокойными валлийцами и нортумбрийцами, охраняя западные и северные границы Англии. После смерти Эдуарда в январе 1066 года Гарольд, претендующий на звание преемника Эдуарда, стал королем Англии.

Однако по другую сторону Ла-Манша Вильгельм, герцог Нормандский, варился. Он утверждал, что Эдуард, его двоюродный брат, уже пообещал ему английский престол. Пока Вильгельм набирал рыцарей из Нормандии и северной Франции, Гарольд готовился защищать южное побережье Англии от нападения.Но, чтобы усложнить жизнь Гарольду, король Норвегии внезапно вторгся в северную Англию. Гарольд двинул свои войска на север, где они разбили вторгшихся норвежцев под Йорком.

Во время отсутствия Гарольда на южном побережье Англии Вильгельм без сопротивления высадил свою армию 28 сентября. Гарольд со своими утомленными войсками поспешил на юг и собрал по пути столько ополченцев, сколько смог. Он встретил вторгшиеся войска Вильгельма на холме Сенлак, недалеко от города Гастингс, 14 октября.Подробности дневного боя неясны. Но историки считают, что люди Гарольда удерживали вершину холма. Тогда норманны сделали вид, что в беспорядке отступают, заставив английское ополчение с флангов броситься в погоню вниз с холма. Норманнские рыцари раскололи английский строй, рассекая на куски отдельные элементы вражеской армии. Гарольд был убит, вероятно, норманнской стрелой.

На Рождество 1066 года Вильгельм был коронован королем Англии. Однако не все в Англии считали Уильяма таким царственным.Ему потребовалось еще пять лет, чтобы завершить завоевание Англии. После этого Вильгельм — ныне «Завоеватель» — правил Англией несколько мирно, вплоть до своей смерти 9 сентября 1087 года.

History Of The Normans: Origins, Military, And Culture

Как ни странно и весьма разочаровывающе, наследие норманнов в Англии иногда подвергалось критике на том основании, что они были иностранцами и «французами», которые якобы вторглись в англо-саксонскую святыню остров. Однако помимо таких стереотипов и этнических характеристик норманны имели нечто большее — как с точки зрения их находчивости, так и военной доблести.Итак, без дальнейших церемоний, давайте взглянем на захватывающую историю норманнов, которая может исправить некоторые неправильные представления о «захватчиках» из северной части Франции.

Происхождение — Норманны были наследием викингов

Те, кто смотрел свою долю сериала о викингах на канале History, наверняка помнят бурный характер Ролло (брата Рагнара Лотброка). Что ж, оказывается, этот вымышленный персонаж основан на реальном аналоге «Герцога» Ролло (хотя временная шкала полностью не соответствует).С точки зрения истории, дополненной некоторыми полулегендарными анекдотами, Ролло был вождем викингов (его имя, вероятно, происходит от Гангера Хрольфа), который командовал большой группой последователей и действовал в долине Сены, совершая обычные набеги и грабежи.

Пораженный такими военными действиями, Карл III (также называемый «Простой») — король западных франков (каролингских франков), пригласил Ролло и его последователей поселиться на восточной стороне Нормандии (Верхняя Нормандия) в 911 году нашей эры, в обмен на номинальную верность и, возможно, обращение Ролло в христианство. Но что более важно, вновь образованное автономное герцогство Нормандия должно было действовать как буферное государство, чтобы остановить вторжения своих собратьев — северных викингов из Скандинавии.

Так началось правление прославленного Ролло и его «нормандских» преемников после подписания этого знаменательного договора Сен-Клер-сюр-Эпт. Но, как это обычно бывало с его предшественниками-викингами, Ролло не удовлетворился первоначальным размером территории, которая ему была назначена. К 924 году нашей эры ему удалось добавить к своему недавно образованному герцогству другие близлежащие районы, включая районы Сиес и Эксмес.Его сын Уильям Лонгсворд добавил к 933 году нашей эры территории Котантен и Авранчин.

Само название Нормандия Происходит от норманнов –

Как мы упоминали ранее, Нормандия была образована по соглашению франкской короны и налетчиков викингов. До этой временной шкалы этот район, вероятно, включал в себя более крупную (и очень богатую) провинцию Нейстрия, известную своим преобладанием галло-римских вилл и аббатств, наполненных сокровищами. Однако к тому времени, когда на этой земле обосновалась первая «партия» викингов, территория была переименована в «Нормандию», происходящую от латинского Nortmanni — обозначающего северян (или норманнов) налетчиков.

Старая провинция Нейстрия включала устоявшееся галло-римское население, на которое частично повлияли культурные инициативы их франкских королей. Вновь прибывшие скандинавы довольно быстро ассимилировались в этом плавильном котле этничности и культуры, в результате чего «примесь» способствовала расцвету норманнов или норманнов. И что весьма интересно, несмотря на такие смешанные характеристики, норманны будущих поколений считали себя «отдельными» от остальной Франции.Это чувство идентичности и даже общей судьбы часто поддерживалось их местным обозначением (самих себя) как  Gens Normannorum («норманнский народ»).

От налетчиков-язычников к воинам христианства

Как показала история, Сен-Клер-сюр-Эптский договор был мастерским ходом Карла III – если не для него самого, то для будущих поколений французских правителей и церкви чиновники после 10 века нашей эры. С этой целью ранние норманны ясно продемонстрировали свое военное наследие викингов, действуя аналогичным образом — это подразумевало быстрые движения и решительные действия, все с элементами чистой безжалостности.Но Gens Normannorum продемонстрировали другую развивающуюся природу, которая редко встречалась у их северных предшественников, — природу приспособляемости. Эта социальная сила вскоре позволила им полностью перенять «чужую» каролингскую культуру и феодализм, тем самым превратив норманнов в европейское образование, сочетающее в себе злобность викингов и проницательность более «продвинутых» фракций.

Одним из основных результатов такого масштаба приспособляемости было широкомасштабное принятие христианства преимущественно языческими норманнами (при Ролло).Их будущие поколения оказались «рукой меча» христианства, а норманнские завоевания и влияние достигли отдаленных уголков Европы и Леванта. Интересно, что норманны также установили давние, но прозрачные отношения с папством, о чем свидетельствует союз Вильгельма Завоевателя с Ватиканом.

В связи с этим многие церковные лидеры церкви происходили из норманнской аристократии, в то время как светские нормандские лорды совершенно свободно основывали средневековые монастыри в своих владениях.Многие из этих «церковных земель» были обязаны военной службой своим нормандским повелителям, и поэтому первые рыцари, вероятно, были связаны с такими богатыми ресурсами аббатствами.

Норманны против викингов

В то время как прежние норманны приветствовали викингов как своих заморских братьев, постепенная интеграция нормандской культуры в европейскую политику сделала такие отношения намного более сложными в ближайшие десятилетия. Например, в 1000 году нашей эры мог произойти инцидент, когда англо-саксонские войска со всей Англии напали на отряды викингов, получивших убежище в землях норманнов.

Однако в последующие десятилетия герцогство Нормандия претерпело различные важные социальные изменения, включая принятие христианства и французского языка, что фактически сделало их частью культурного (и богатого) фронта, который противостоял вторжениям скандинавы. В результате к началу 11 века многие норманнские герцоги поддерживали стратегические военные связи со своими англосаксонскими коллегами в Англии, пытаясь заблокировать Ла-Манш от флотов викингов.

Эти отношения приняли новый оборот, когда норманны активно поддержали Эдварда и королевство Уэссекс против вторжения короля Кнута и его сил северян из Дании. В самом деле, политическая связь между норманнами и скандинавами («викингами») ухудшилась до такой степени, что великий Вильгельм Завоеватель даже сумел заключить союзный договор со своими давними французскими соперниками во Фландрии, чтобы противостоять угроза викингов в 1066 году нашей эры.

Такая отчаянная мера была, возможно, следствием упорных скандинавских набегов на Нормандские острова ( Iles Normandes ), находившиеся в личной зависимости герцога Нормандии.По сути, репутация норманнов и их правителей прямо противоречила дерзости их собратьев-викингов.

Возвышение средневекового европейского рыцаря —

Возвышение норманнов отражало появление европейских рыцарей на лошадях в «эпоху кольчуги». К концу 11 века нашей эры эти рыцари стали доминировать на полях сражений средневекового мира Западной Европы, и поэтому их доблесть идеально подходила нормандскому способу быстрой и жестокой войны.Жестокая сторона возникла из-за тактического развития и принятия лежачего копья, которое было крепко зажато между плечом и грудью. Это позволяло рыцарю провести мощную атаку через ряды вражеской пехоты (которые часто были рассредоточены), при этом тяжелое копье олицетворяло инерцию тяжелобронированного кавалериста в его полном движении.

И, как можно догадаться из этого описания, пехотинцы (особенно менее обученные) также должны были иметь дело с разрушительным психологическим воздействием внушительного боевого коня и его опытного наездника в полном облачении и вооружении, едущего к ним в их наибольшая скорость и импульс.С другой стороны, историки до сих пор не уверены, можно ли применить ту же тактику «наступательной атаки» (и ее психологическое воздействие), когда речь идет о закаленной в боях пехоте с более плотным строем и крепкими нервами.

В любом случае, использование копий с грядками не было единичным случаем импровизации со стороны тяжелой норманнской кавалерии. На самом деле, сама поза для ношения и захвата копья появилась благодаря ряду технологических усовершенствований, включая более высокое боевое седло с защитной лукой, кантом на бедре и нагрудным ремнем для поглощения ударов.Доспехи также были «обтекаемы», чтобы соответствовать норманнскому рыцарю, с увеличенными размерами кольчужных кольчуг, дополненных мягкой одеждой (надетой под кольчуги) и дополненными щитами в форме воздушных змеев.

Шлемы также эволюционировали к 13 веку, а «большой шлем», возможно, дебютировал в 1200 году нашей эры. Следует также отметить, что в эти более поздние годы норманны сыграли важную роль в передаче многих передовых военных технологий из Византийской (Восточной Римской) империи и восточных исламских владений в самое сердце Европы.

Примечание — Вы можете ознакомиться с нашей подробной статьей об эволюции, вооружении и тактике нормандских рыцарей.

Триумф смешанной тактики и престиж лука  

Хотя норманны были одними из первых сторонников использования тяжелой ударной кавалерии на европейских полях сражений, принятие таких тактических мер было не просто показным и пышность (в отличие от более поздних рыцарских традиций, которые превратились в рыцарские и романтические идеалы, выходящие за рамки практичности на поле боя).Скорее, такое военное одобрение соответствовало склонности норманнов к приспособляемости, создавая таким образом «странную» комбинацию бронированного норманна и его лошади — единицу, которую редко можно было увидеть на землях их предшественников, викингов.

Тем не менее, даже до того, как были приняты лежачие пики и другие военные технологии, норманны предпочитали смешанную тактику на поле боя, что отражало их более прогрессивный подход к бою. Это видно из знаменательной битвы при Гастингсе, произошедшей в 1066 году нашей эры, где «смешанные» норманнские силы Вильгельма, состоявшие из кавалерии и пехоты, сыграли решающую роль в разгроме традиционных германо-скандинавских формирований англосаксов.

Неудивительно, что, учитывая их предпочтение приспособляемости в битвах, лук стал престижным оружием после норманнского завоевания Англии. И снова практичность сыграла свою роль наряду с церемониальными делами — лук приобрел свой «престиж» исключительно благодаря своей эффективности в руках специализированных лучников, защищавших северную Англию от посягательств легкобронированных шотландцев.

От наемников до правителей Сицилии – государства богаче, чем Англия

Первые банды нормандских наемников начали проникать в южные части Италии, которые все еще находились под властью Восточной Римской империи, к 1017 году нашей эры.И после непрерывного заселения и набегов первые военные завоевания были инициированы знаменитым норманнским авантюристом Робертом Гвискаром и его небольшой группой (которая состояла всего из пяти конных всадников и тридцати пеших последователей — по словам византийской принцессы и историка Анны Комнины). в 1041 году нашей эры.

В течение следующих тридцати лет многие города на юге Италии пали перед войсками норманнов, что фактически положило конец влиянию восточных римлян. Этот период также совпал с неоднократными вторжениями и окончательным нормандским завоеванием богатого острова Сицилия.Это было значительным событием в европейской истории, поскольку остров с его преобладающим христианским населением более 150 лет находился под сюзеренитетом арабских правителей.

Но последующее образование Сицилийского королевства, помимо простого события религиозного характера, привело к возникновению синергетического культурного домена, который редко можно было увидеть в остальной части Западной Европы. На самом деле «адаптирующиеся» норманнские правители находились под сильным влиянием прежней исламской культурной сферы и, как таковые, даже переняли многие исламские традиции и стили, включая их одежду, язык и литературу.Однако, несмотря на такие прогрессивные инициативы, недавно завоеванная Сицилия продолжала привлекать латинские элементы из континентальной Европы, что в конечном итоге привело к ее окончательному католическому масштабу и ослаблению «плавильного котла» наследия лангобардов, арабов, евреев, восточных римлян. и норманны.

Антиохийское государство крестоносцев на Святой Земле

Еще одним пером в шляпе норманнов было завоевание земель даже дальше Сицилии. Мы говорим о «Святой земле» в Леванте и о том, как норманны сыграли активную роль в Первом крестовом походе, основав свое государство вокруг древнего города Антиохии (который охватывал части современной Турции и Сирии).Поддерживая свою репутацию «руки меча» христианства, Антиохийское княжество изначально было образовано норманнами (в основном выходцами из Италии) как буферное государство, которое должно было охранять Иерусалимское королевство от северных проходов.

Однако к тому времени, когда Танкред (племянник Боэмона, который был сыном Роберта Гвискара) пришел править землями, он установил строгие европейские феодальные нормы, одновременно поощряя норманнов из Франции и Италии селиться в районах северной Сирии.И, как это часто бывало с нормандским чувством приспособляемости, Танкред также активно искал поддержки местных общин, включая местных христиан, ближайших армян и маргинальных турецких вождей, что снова приводило к краткосрочному синергетическому царству, которое часто было на грани. разногласия с соседним Иерусалимским королевством.

К сожалению, такой «симбиотический» статус сохранялся недолго, поскольку будущие поколения норманнского меньшинства не обладали той культурной гибкостью, которую демонстрировали их предшественники.Более того, некогда богатые торговые и промышленные сети города Антиохия продолжали страдать после того, как их вытеснил формирующийся торговый центр Алеппо под властью ислама.

* Примечание . на Юге 1016-1130 и Королевство на Солнце 1130-1194 (автор Джон Джулиус Норвич) / Норманны (Дэвид Николь)

Нормандское завоевание | Энциклопедия.com

Нормандское завоевание. За победой Вильгельма Завоевателя в битве при Гастингсе в октябре 1066 года последовали шесть лет военной кампании, которая окончательно установила власть нового короля над Англией. В последующие десятилетия норманнские короли и их последователи распространили свою власть на Уэльс и Низменную Шотландию. Последовательность событий, приведших к победе Уильяма, неясна из-за существования противоречивых и непримиримых версий. Нельзя отрицать, что в какой-то момент, вероятно, в 1051 году, была достигнута договоренность, которая, по мнению Вильгельма, давала ему право претендовать на английское правопреемство в качестве законного наследника Эдуарда Исповедника.С точки зрения Уильяма не имело значения, что Эдуард на смертном одре дал подобное обещание Гарольду Годвинсону, поскольку Гарольд посетил Нормандию в 1064 или 1065 году в качестве посла Эдуарда и поклялся принять преемственность Уильяма. Однако, поскольку эта история рассказывается исключительно в норманнских источниках и поскольку более поздние английские источники ставят под сомнение как цель, так и характер визита, она может быть не всей правдой. Массовая поддержка, которой пользовался Гарольд в 1066 г., показывает, что англичане считали его популярным и правильно избранным королем.Вера Вильгельма в легитимность своего королевского сана, подкрепленная поддержкой папства в 1066 г. и после нее, обусловила многие события, последовавшие за битвой при Гастингсе; не только царствование Вильгельма было законным, но и поселение тысяч норманнов, фламандцев, бретонцев и других французов, которое он санкционировал. Массовый захват английских земель и ресурсов, совершенный в рамках условной законности, был в основном завершен к 1086 году, когда была написана «Книга судного дня».

В более долгосрочной перспективе можно утверждать, что Завоевание было последним в серии завоеваний равнинной Британии и само по себе оказало относительно небольшое влияние на более широкий эволюционный процесс экономики, общества, ландшафта и языка. Пришельцы представляли собой небольшую военную элиту, которая постепенно ассимилировалась с Британией и чьи связи с континентом оборвались с потерей Нормандии в 1204 году. С другой стороны, вполне разумно думать о нормандском завоевании как о решающем сдвиге в этом более широкий процесс; Англия и Британия, возникшие в результате норманнского военного переворота, безусловно, значительно отличались от той, которая сложилась бы в случае победы Гарольда.Не может быть никаких сомнений в том, что Вильгельм и его преемники правили с помощью механизмов, которые по существу были такими же, как и в позднем древнеанглийском королевстве. Новая аристократия утверждала, что обладает теми же правами и полномочиями в отношении своих крестьян, что и их английские предшественники. Однако не каждый принял бы эту видимость преемственности за чистую монету. Вильгельм I, Вильгельм II и Генрих I все чаще вмешивались в дела графств; далеко не факт, что Гарольд и его преемники использовали бы существующие структуры таким же образом.На местном уровне многие поместья были реорганизованы, что, по-видимому, в краткосрочной перспективе ухудшило положение крестьянства. Также было так, что создание в результате завоевания англо-нормандского королевства через Ла-Манш втянуло Англию в междоусобицы между территориальными правителями северной Франции и может быть связано на протяжении веков с началом Столетней войны. Новая связь с Францией также установила культурные связи, которые обеспечили место Англии в XII в. Ренессанс был более тесно связан с событиями во Франции, чем это было бы в противном случае.Завоевание вывело Англию из политической орбиты Скандинавии, что привело к более раннему завоеванию Свейном Форкбердом и вторжением Кнута и Гарольда Хардрады, побежденным в 1066 году Гарольдом Годвинсоном в битве при Стэмфорд Бридж. Сомнительно, чтобы Уэльс, Шотландия и — в конечном счете — Ирландия были столь интенсивно колонизированы из Англии, если бы не присутствие там новой агрессивной аристократии.

Дэвид Ричард Бейтс

Глава 2. Начало нормандского завоевания

21.Начало норманнского завоевания

В ОБЩЕМ СМЫСЛЕ норманнское завоевание Англии представляло собой окончательный триумф континентальной латинской традиции над северными тевтонскими культурами, которые до сих пор господствовали на острове. Таким образом, Завоевание коренным образом изменило ориентации Англии, прочно вовлекая ее в континентальную орбиту. То В английской истории, с которой мы лучше всего знакомы, доминировали факторы, которые возникла как прямой результат этого нового политического и социального расклада.Для изучающих эту историю, победа Уильяма, кажется, проливает новый свет на Английская сцена. Новая ориентация и новая и целеустремленная центральная власть открыла эру перемен и развития. При этом администраторы и ученые, следующие в поезде Уильяма, записали и разъяснили это разработка. Неудивительно, что более поздние историки инстинктивное чувство, что в Англии наша последовательная политическая история смысле, начните с норманнского завоевания.» 1

Поскольку английские историки традиционно рассматривали завоевание как водоразделом своего национального развития, они растратили много энергии и эрудиция в расследовании и комментировании события. Подробная информация о Завоевание рассматривалось настолько широко в других местах, что нет необходимости подробнее о них здесь. Чего нельзя сказать о его более общих аспектах. Те же факторы политической, генеалогической и конституционной мотивации что побудило историков к своей задаче, неизбежно окрасило их результаты.


1. JH Round, Феодальная Англия: Исторические исследования XI века. и XII вв. , с. 317.


22 Норманны в Южном Уэльсе

Английское отношение к своему завоеванию страдает от такой же пристрастности и предвзятости. политической окраской, как и американская историография создания Конституции и по той же причине. 2 Еще один фактор входит в ситуацию. До недавнего времени историки пренебрегали полностью исследовать континентальные корни завоевателей.Как следствие, наше понимание природы норманнского общества до завоевания в настоящее время проходит базовую ревизию. 3 Хорошо, в этом лабиринте стипендии, иметь в виду несколько общих моментов, которые помогут объяснить что-то о развитии Англии сразу после завоевания.

Во-первых, рассматривать Завоевание с точки зрения национальной борьбы, как некоторые историки сделали, 4 создает большую нагрузку на имеющиеся данные. Трудно увидеть какую-либо национальную солидарность в разношерстной банде Нормандские, бретонские, французские и анжуйские авантюристы, сопровождавшие Вильгельма.Маленький больше можно различить на английской стороне. Гарольд, кажется, был узурпатором сам и не смог заручиться поддержкой великой знати земли, такие как графы Моркар и Эдвин. 5 Уже в 1068 г. англ. люди были готовы помочь своим завоевателям усмирить мятежный город Эксетер. 6 В то время как англичане должны были оказаться источником силы для Вильгельма, в первые годы завоевания были отмечены многочисленные восстания среди его нормандские сторонники.Солидарность завоевавшей группы была очевидна только когда между Уильямом и его последователями существовала идентичность интересов. Скорее чем отчет о национальной борьбе, завоевание Англии кажется быть рассказом о группе приключенцев


2 См. DC Douglas, The Norman Conquest and British Историки: тринадцатая лекция о Фонде Дэвида Мюррея в Университет Глазго, доставлен 20 февраля 1946 г. .

3 Традиционный взгляд на нормандское общество был разработан К.ЧАС. Хаскинс в ряде работ, в том числе Norman Institutions; Норманны в европейской истории ; «Рыцарская служба в Нормандии в Одиннадцатом Century», The English Historical Review , XXII (1907), 636 649; «Нормандия при Вильгельме Завоевателе», The American Historical Обзор , XIV (1909), 453-476; «Норманнские« Consuetudines et Iusticie »из Вильгельм Завоеватель», The English Historical Review , XXIII. (1908), 502-508. Некоторые из последних публикаций в этой области Receuil des Actes des Ducs de Normandie , 911-1066, изд.Мари Фару; DC Douglas, Восстание Нормандии ; CW Hollister, «The Норманнское завоевание и генезис английского феодализма», The American Исторический обзор , LXVI (1961), 641-663.

4 См. Е. А. Фриман, История норманнского завоевания Англия: ее причины и результаты .

5 HWC Davis, Англия под властью норманнов и анжуйцев, 1066-1272 , стр. 5 и далее. 6. См. Round, Feudal England , pp.431-455.


Начало нормандского завоевания 23

туреры, преимущественно норманны, которые взяли корону разрозненной земли у руки узурпатора. Ни один из противников не пользовался широкой популярностью. поддержку, а национальное чувство стало проявляться гораздо позже.

Второй момент касается степени, в которой Завоеватель преследовал сознательную и последовательную политику в создании норманнского государства в Англии. Мы упоминалось ранее, что британские историки рассматривают норманнское завоевание как ознаменование начало политического развития современной Англии.Из этого убеждения Отсюда следует, что каждое действие Завоевателя создавало прецедент для последующих разработка. Вполне может быть, что историки пытаются найти в этих прецедентах что-то вроде последовательности и планирования, которые, как утверждают некоторые законники, видят в системе права, которую в конечном итоге создали прецеденты. Факты Завоевание не поддерживает такую ​​точку зрения. Политика Уильяма, по-видимому, была политического эмпиризма, а не теоретических принципов. Он действовал в ответ на то, что, должно быть, было тремя непреодолимыми нагрузками: необходимостью сохранять контроль над численно превосходящим и потенциально враждебным Население; 7 необходимость поддерживать солидарность среди разнородная группа авантюристов, которые помогли ему завоевать страну и на кого он теперь должен был положиться, чтобы управлять им; и, наконец, необходимость продолжать твердый контроль над неспокойным герцогством Нормандия, все еще его главным база власти. Уильяму удалось настроить разные группы друг против друга и тем самым забил все три гола. То, что он это сделал, является данью уважения его политический гений, но не свидетельствует о какой-либо сознательной и последовательной программе по его часть.

Возможно, это преувеличение, поскольку определенная мера согласованности может быть обнаружены в фактах завоевания. В другом контексте историк Уильям Рис сказал:

Вторжение может быть вызвано другими мотивами, а не простой жаждой завоевания и, несмотря на кажущиеся исключения, она может быть установлена ​​как общее правило, что экономическая целесообразность, а не политическая страсть доминирующим и руководящим принципом в завоевании, в то время как минимум возмущение, необходимое для достижения политического подчинения, представляет собой грубую рабочую политика. 5

7 Военный потенциал англичан часто недооценивают. Видеть Р. Гловер «Английская война в 1066 году», The English Historical Обзор , LXVII (1952), 1-18

8 Уильям Рис, Южный Уэльс и март, 1284-1415- Общественный и аграрное исследование


24 Норманны в Южном Уэльсе

Вторая часть этого утверждения, по-видимому, описывает политику Вильгельма в отношении завоевание точно. Этот фактор лежит в основе его обычной склонности пытаться вернуться, по крайней мере в форме, в состояние Англии во времена Эдуарда. Где это было практично, Уильям просто занял позицию и продолжил политика королей Англии до восшествия на престол Гарольда. Где это было непрактично, он действовал так, как того требовала ситуация. Восстание К Эксетеру относились с благожелательным величием, в то время как очередной мятеж в В следующем году весь север Англии был наказан безжалостная дикость.Ситуации были другими, как и у Уильяма. ответы. Завоеватель также был предоставлен самому себе, когда прежняя политика отсутствовали или оказались неэффективными. И здесь он действовал реалистично и эмпирическим путем к решению.

О Завоевании можно было бы сказать гораздо больше, но основной тезис ясен. Уильям не имел в виду четкой и хорошо разработанной программы управления. когда он начал устанавливать Conquest. Насколько это было возможно, он пытался просто захватить структуру до завоевания и использовать ее в своих собственных целях. заканчивает, всегда стараясь удовлетворить действующее на него давление с минимумом трата и потеря личной власти.Его главная забота заключалась в практичности а не прецедент, и с эффективностью, а не теории. Это означает что если рассматривать какой-либо конкретный аспект деятельности Завоевателя, лучше начать с конкретных личностей и ситуаций, связанных с переходя к более важным вопросам политической политики и конституционного разработка.

С точки зрения истории валлийской границы самые важные личности были тремя пограничными графами, которых Вильгельм в конце концов поселил в этом регионе.Это были Хью Честерский, Роджер Монтгомери и, что имело первостепенное значение для южная граница, Уильям Фитц-Осберн. Фитц-Осберн был одним из ведущих сил, направляющих ход завоевания Англии, и именно он задал образец для завоевания и управления валлийской границей. С его деятельности на западе Англии началось завоевание Южного Уэльса.

Юность Фитц-Осберна не была легкой. Его отец был сенешалем

Роберт, герцог Нормандии. 9 Когда Роберт умер в 1035 году,


9 За отличный отчет о создании и приходе к власти Семья Фитц-Осберна, см. DC Douglas, «Предки Уильяма Фитца». Осберн, The English Historical Review , LIX (1944), 62–79. счет более чем генеалогический; это расследование раннего норманнского история.


Начало нормандского завоевания 25

он оставил своего сенешаля опекуном маленького герцога Вильгельма Бастарда.То выбор был опасен. Осберн преданно защищал маленького герцога до 1049 года. или 1050 г., когда он был сбит в ходе неудачной попытки Уильям Монтгомери о жизни герцога. 10 С потерей их соответствующий отец и опекун, Фитц-Осберн и герцог вместе бежали в защита друзей и близких. По мере того как власть герцога росла, Фитц-Осберн стал одним из его самых могущественных и верных сторонников, и в конце концов занял старый пост сенешаля своего отца. 11 Двое работали вместе, чтобы установить и расширить власть герцога, и Фитц-Осберн выполнял важные функции как при дворе, так и на нормандской границе.

В длинной эпопее Уэйса о завоевании Англии Фитц-Осберн изображен как движущей силой экспедиций. 12 Если Wace верен, Фитц-Осберн был в компании герцога, когда пришло известие о смерти Эдварда. и захват трона Гарольдом. Он воспользовался этим случаем, чтобы первым натолкнуть герцога на план заморской экспедиции, чтобы захватить Англию у Гарольд. 13 Его предложение принесло первые плоды, когда герцог призвал величайший из его баронов на совет по этому вопросу. Фитц-Осберн был видное место в компании, в которую входили некоторые из величайших имен раннего Нормандская история. 14 Когда группа собралась в Лиллебоне, она стало очевидным, что существовала значительная оппозиция этому плану. среди баронов. Сомневаясь в возможности успеха, и напоминая о себе что ни одно из их обязательств перед герцогом не влекло за собой службы за границей, противники экспедиции начали объединяться против плана герцога.Фитц-Осберн взял его на себя, чтобы защитить волю герцога. Его ораторское искусство, по-видимому, не поколебала оппозицию, но произвела на собравшихся баронов такое впечатление что они просили его быть их посланником к герцогу. По словам Уэйса счет, он вызвал большой ужас среди баронов, немедленно превышение полномочий и игнорирование данных ему указаний. Играет роль как полномочный представитель, а не как эмиссар,


10 Вильгельм Жюмижский, «Historiae Northmannorum libri octo», Patrologia Latina , изд.JP Migne, vol. CXLIX, кол. 847448.

11 Вейс, Роман де Ру и герцогов Нормандии мэтра Вейса, nach den Handschriften , изд. Х. Андресен, 11. 4413-4414, с. 207.

12 Многие ученые подчеркивают, что сообщение Уэйса запоздало, и его надежность сомнительна. См. особенно Round, Feudal England , pp. 399-418.

13 Wace, 11.5908 и далее, стр. 265 и далее.

14 Там же. , 11.6003 и далее, стр. 265 и далее.


26 Норманны в Южном Уэльсе

Фитц-Осберн заверил герцога, что бароны окажут ему полную поддержку в рискованное предприятие, и что каждый из них обещает двойную сумму своих обычных обязательств перед экспедиция.

Бароны немедленно возражали против этой своевольной процедуры, и совет распались среди разногласий и неразберихи. Фитц-Осберн достиг своей цели, однако, препятствуя кристаллизации баронской оппозиции и объединение. l5 Бароны Нормандии отныне могли воздерживаться от предприятия, но не препятствовать ему. Фитц-Осберн был столь же активен в сбор ресурсов для предстоящего вторжения и, на собрании, которое организовал его окончательные детали внесли один из самых больших вкладов в силу, которая была готовятся. 16 Если точка зрения Уэйса верна, Уильям Фитц-Осберн не только отвечал за первоначальную концепцию плана вторжения Англии, но была главной причиной ее успешной организации перед лицом непокорная и враждебная знать.

Сенешаль проявлял такую ​​же активность на поле боя, как и в Совете. в поддержке стремления своего лорда к английской короне. Он не имел личных командование в Гастингсе, но он и его отряд были отправлены, чтобы усилить возможно ненадежное правое крыло, которое состояло в основном из французов и наемные войска под командованием Роджера Монтгомери. 17

К 1067 году начальные этапы завоевания завершились победой, и герцог Уильям приготовился вернуться в Нормандию, чтобы заняться там делами.Он ушел Одо из Байе и Уильям Фитц-Осберн, чтобы управлять его завоеванием в качестве надзирателей Англия. Летописец Флоренс Вустерская отмечает, что новый надзиратель уже был создан граф Херефорд. 18 Из других источников нам известно что юрисдикция Фитц-Осберна простиралась далеко за пределы Херефордшир, и включал всю территорию норманнского контроля к северу от Темза. Его особым поручением был большой замок, который был


15 Там же. , лл. 6085 и далее, стр. 271 и далее.

16 «In Calce hujus libelli in eadem scriptura adjicitur catalogus suppeditantium naves ad Experimentem Willelmi comitis в Англии», Scriptores Rerum Gestarum Willelmi Conquestoris , изд. Дж. А. Джайлз, п. 21.

17 Уэйс, шт. 7673-7678, стр. 333-334

18 Флоренция Вустерская, Chronicon ex Chronicis . . . , с.а. 1067, II, 1. См. также Orderic Vitalis, Historiae Ecclesiasticae libri. XIII in partes tres divisi», Patrologia Latina , изд.Дж. П. Минь, об. CLXXXVIII, кол. 330-331. Ордерик, казалось бы, указывает на то, что Фитц-Осберн не получил своего графства до 1070 или 1071 года. более приемлемым ввиду того, что Фитц-Осберн умер довольно рано в 1071 году.


Начало нормандского завоевания 27

возведен в Норидже в ожидании датского нападения. 19 Эти надзиратели должны были сыграть активную роль в установлении Conquest в Англии. Большой часть войск Вильгельма осталась позади, и были даны специальные приказы. дали настоять на строительстве крепостей, из которых эти силы могли бы господствовать на земле. 20 Эта программа обязательно включала экспроприации собственности, впечатлений от труда и поддержания свободный доступ к различным городам королевства. Короче говоря, пока Завоеватель руководил завоеванием Англии, он оставил Одо и Фитц-Осберну задачу дальнейшего подчинения земли.

Это была чрезвычайно трудная обязанность. Возможно, они использовали слишком жесткие методы в выполняя их приказы, ибо до сих пор безмолвная оппозиция вскоре стала активны и агрессивны.Можно было бы ожидать, что партизанская англо-саксонская хроника заклеймить правление норманнов как репрессивное, как и следовало ожидать от Вильгельма II. Пуатье превозносить достоинства надзирателей. 21 Ордерикус Виталис имеет тенденцию подтверждать точку зрения англичан в любопытном отрывке из его некролога Фитц-Осберн. Он характеризует свой предмет как первый и величайший угнетатель англичан. 22 Фраза относится к периоду надзирателя Фитц-Осберна, и приписывает вспышки насилия последствия высокомерия Фитц-Осберна.

Какова бы ни была причина, неприятности вспыхнули сначала на западной границе, в районе под командованием Фитц-Осберна. Английский лидер этого региона Эдрик по прозвищу «Дикий» его противников, подчинился Завоевателю до того, как последний вернуться в Нормандию в 1067 году. 23 Покорность была больше формальной, чем на самом деле, однако, и отказ Эдрика разрешить нормандскому правлению в своем округе быстро привело к серии столкновений между его мерсийскими рекрутами и Херефордширские норманны.

Норманны во главе с Ричардом Фитц-Скробом, поселенцем в графстве до завоевания, неоднократно нападали на англо-саксонских повстанцев, но могли


19 Вильям де Пуатье утверждает, что Фитц-Осберн получил командование «Гента.«Обычно это принималось за Винчестер. см. Дэвис, Англия при норманнах и анжуйцах, с. 13, н. 1.

20 Orderic Vitalis, цв. 306.

21 Англосаксонская хроника, согласно нескольким оригиналам Власти , изд. и транс. Б. Торп, с.а. 1066, часть I, с. 339. Также Вильгельм Пуатье «Gesta Willelmi Ducis Norrnannorum, et Regis Anglorum a Willelmo», в Scriptores Rerum Gestarum Willelmi Conquestoris , изд.Дж. А. Джайлз, стр. 156–157.

22 Orderic Vitalis, цв. 355.

23 Там же. , цв. 306.


28 Норманны в Южном Уэльсе

немногие могут позволить себе потери, которые он нанес их войскам. 24 Ситуация ухудшилась летом 1067 года, когда Эдрик нанес союз с валлийскими королями Бледдином и Риваллоном. Объединенный англо-саксонский и валлийские войска перешли в наступление и опустошили весь Херефордшир до река Лугг. 25 Замки, похоже, остались в Нормандские руки. Мало что известно об операциях норманнов против Эдрика в двух лет после этого массированного рейда. Однако очевидно, что они выздоровели. достаточно, чтобы возобновить свои вторжения на территорию Эдрика. вполне вероятно, что эти экспедиции использовались для прикрытия усилий возводить замки в Шропшире, родном районе Эдрика. Во всяком случае, в 1069 г. найти Эдрика и его валлийских союзников, осаждающих норманнский гарнизон, который обосновалась в Шрусбери.Перед лицом этих растущих угроз Норману правило, Фитц-Осберн поспешил к границе, чтобы снять осаду. 26 Он удалось, и Эдрик был вынужден отступить, хотя и не раньше, чем сжег город. Сопротивление Эдрика было сломлено либо в Шрусбери, либо вскоре после этого. летом 1070 года он окончательно покорился королю. Уильям. 27

Однако к концу 1069 года Фитц-Осберн был переведен из Англии в Нормандии, чтобы помочь королеве Матильде противостоять растущим угрозам со стороны Мэна, Анжу, и Бретань. 28 Вскоре перед ним открылись новые возможности в Фландрия, где из-за вопроса о престолонаследии вспыхнула гражданская война. То вдовствующая графиня Ричилдис предложила себя замуж за овдовевшего Фитц-Осберн, и он немедленно пообещал ей свою поддержку в борьбе. С небольшим отрядом он присоединился к французской колонне под предводительством Филиппа Франции и двинулся на север, чтобы помочь отряду графини. В феврале 1071 г. эта франко-нормандская колонна была встречена повстанцами и потерпела явное поражение.Уильям Фитц-Осберн был убит, 29 , и его тело предано земле в Кормель, один из двух монастырей, которые он посещал.


24 Florence of Worcester, s.a. 1067, II, 1.

25 Там же. , с.а. 1067, II, 1-2.

25 Orderic Vitalis, цв. 318. Аккаунт Ордерика, кажется, отправляет оба Брайан и Фитц-Осберн заменят Шрусбери и Эксетер. Кажется вероятным что летописец перепутал действия двух отдельных экспедиций.См. Freeman, The Norman Conquest, IV, 279, n. 2.

27 Florence of Worcester, s.a. 1070, II, 7.

28 Фриман, Норманнское завоевание , IV, 531, н. 1. Фримен говорит о том, что передача была заказана на гемоте середины зимы.

29 Orderic Vitalis, цв. 339-340; Уильям Малмсбери, De gestis regum Anglorum, libri quinque ; Истории новелл, книг трес , изд. У. Стаббс, Часть II, стр. 314-315.


Начало нормандского завоевания 29

вложил в свои норманнские поместья. 30 Его нормандские владения были переданы его старшего сына Уильяма, а Роджер, младший сын, получил большую часть своей английские владения отца, включая графство Херефорд. 31 Это можно видеть, что влияние Уильяма Фитц-Осберна на валлийскую границу было ограничивается периодом между началом его опеки в марте 1067 г., и его смерть в феврале 1071 г.Даже в течение этого четырехлетнего периода он был занят многими вещами, кроме своего графства Херефорд. Несмотря на краткость его правления и тот факт, что большая часть его энергии была направленный в другое место, он добился больших успехов в умиротворении и организации область, край. Хотя детали его управления туманны, достаточно различил, чтобы указать, что Фитц-Осберн заложил линии, вдоль которых дальнейшее расширение власти норманнов в Уэльсе должно было продолжаться.

Одним из первых шагов, которые он предпринял, было увеличение силы нормандского сил, проживающих в этом районе.Он добился этого, предложив такое либеральное наградил своих последователей тем, что вскоре к нему на службу стали стекаться рыцари. Его следующие приняли размеры частной армии — достаточно большой, чтобы вызвать некоторая забота о самом Завоевателе. 32 Фитц-Осберн взял дополнительные шаги, чтобы сделать Херефордшир привлекательным местом жительства для других, не связанных солдаты. Он сделал это, строго ограничив суммы, которые такие люди могли получить. оштрафован за нарушение закона. Этот закон, в частности, установил Херефордшир кроме остальной Англии.Здесь естественная вольность воинов была сдерживается угрозой штрафа всего в семь шиллингов. Преступники в др. графствам грозил штраф от двадцати до двадцати пяти шиллингов. 33

Эти методы, похоже, помогли привлечь достаточное количество боеспособных поселенцев. адекватно укрепить гарнизон в регионе. Для Фитц-Осберна было достаточно войск. осуществить обширную программу строительства замков. Ряд крепостей был построены в различных точках внутри самого графства и вдоль его западной граница.Вигмор был построен в месте, где река Теме стекает с валлийский


30 Orderic Vitalis, цв. 332-340. Его жена Аделиза уже была похоронен в Лире, втором из монастырей. См. «Ex Chronico Lyrensis Coenobii», Receuil des Historiens de Gaules et de la France , ред. М. Буке и др., XII (1817 г.), 776.

31 Orderic Vitalis, цв. 339-340

32 Уильям Малмсберийский, часть II, стр. 314–315.

33 Там же. , Часть II, стр. 314-315. Удивительно, обратите внимание, что этот закон оставался в силе в Херефордшире вплоть до времени Вильгельм Малмсберийский.


30 Норманны в Южном Уэльсе

высокогорье; Клиффорд возник там, где Уай впадает в Херефордшир; Старый укрепления Эвайас-Гарольда, расположенные у слияния рек Монноу и Доре, были восстановлены; Монмут был построен на стыке рек Монноу и Уай; и Стригойл был построен там, где старая римская дорога пересекала Уай и проходила в валлийское королевство Гвинт. 34 Фитц-Осберн, по-видимому, также укрепил оборону Херефорда и, возможно, был ответственен за первые нормандские укрепления в Шрусбери. 35

Книга судного дня содержит доказательства того, что небольшие районы быстро вокруг некоторых из этих крепостей. Имеются указания на то, что эти поселения были созданы в рамках последовательной программы, направленной Фитц-Осберн. Первым шагом в этой программе было возведение сами крепости.Они обеспечивали защиту, которая поощряла поселенцев и в то же время застраховал рынок для купцов и ремесленников. 36 Так кажется очевидным, что эти города были предназначены для торговли, а не сельское хозяйство. Это также видно из примеров Херефорда и Шрусбери. что новые районы были французскими, а не английскими по своему характеру. В пределах их окружение, новые города были чуждыми и искусственными и представляли собой побочный продукт завоевания.

Создание таких центров на вновь завоеванной территории или на незащищенной граница, была устоявшейся практикой на континенте.Для привлечения поселенцев в такие новые города, их лорды обычно предлагали либеральные условия в новые городские уставы. 37 Они были чрезвычайно важны для успеха предприятий и задавали образ жизни новых городов. следить. Фитц-Осберн решил предоставить городам, которые он основал, привилегиями, которыми пользовался Бретейль, приграничное поселение в Нормандии, давно в его руках. Эти обычаи, придуманные для пограничных селиться-


34 Книга судного дня, или Великий обзор Англии Уильяма Завоеватель А.D. MLXXXVI , л. 183b, Вигмор; фол. 183, Клиффорд; фол. 162, Стригойл; фол. 186, Эвайас Гарольд. Последнее было усилено _Фитц-Осберн, построенный норманнами из Херефордшира до завоевания колония. См. Round, Feudal England , стр. 317-331. О Монмуте см. Liber Landafensis, Llyfr Teilo, или Древний регистр Соборная церковь Лландаффа , изд. и транс. У. Дж. Рис, с. 266.

35 Так как эти укрепления были впервые упомянуты по случаю осады их Эдриком в 1069 году, а поскольку Фитц-Осберн командовал этот участок границы в течение двух лет к этой дате, кажется невероятным что в Шрусбери был гарнизон по приказу Фитц-Осберна.

36 TF Tout, Средневековое городское планирование: лекция , стр. 10-11.

37 Там же. , с. 9.


Начало нормандского завоевания 31

в Нормандии, оказались столь же популярными в продвижении приграничных поселений в Англия и Уэльс. Низкий доход, умеренная арендная плата и другие либеральные черты законов Бретейля должны были стать характеристиками хартий предоставлен валлийским городам, основанным более поздними норманнскими захватчиками Уэльса, и были перенесены в Ирландию потомками тех же завоевателей. это не будет преувеличением сказать, что законы Бретейля установили образец для следующее столетие городской жизни вдоль валлийской границы. 38

Под предводительством Фитц-Осберна норманны Херефордшира перешли в наступление. против валлийцев. В сопровождении Уолтера Лейси и других его войск он вторгся Брыхейниог и встречался со своими противниками как минимум в одной решающей схватке. Согласно одному летописцу он низложил «Воскресшего, Кадукана и Мариадофа», всех королей валлийский. 39 Очевидно, это был Кадуган ап Меуриг, король Морганнвг, Маредит аб Оуайн, король Дехейбарта, и его брат Рис аб Оуайн. 40 Это была значительная победа, и вполне может быть, что В результате этой операции Гвинт попал в руки норманнов. 41

Фитц-Осберн не пытался вытеснить валлийское население с территории, которой он владел. приобретенный. Похоже, он следовал последовательной политике размещения и поглощение, а не полное подчинение и вытеснение. Судный день В книге говорится, что он получил от короля лицензию на предоставление группе Валлийские деревни такие же


38 См. М.Бейтсон, «Законы Бретейля», , английский язык. Исторический обзор , XV (1900), стр. 73-78, 302-318, 496-523, 754-757; XVI (1901), стр. 92-110, 332-345.

39 Orderic Vitalis, цв. 331.

40 Так считает Дж. Э. Ллойд, История Уэльса из Древнейшие времена эдвардианского завоевания, II, 375.

41 Это точка зрения Дж. Э. Ллойда. Возможно, завоевание Гвинт был отложен до того времени, когда Роджер Бретейльский в союзе с Карадог, сын Грифида, победил Маредита, сына Оуайна, на реке Римни.То соответствующие данные следующие: (1) Книга судного дня для В Глостершире (л. 162) указаны определенные земли в окрестностях замка. который Фитц-Осберн подарил Ральфу из Лимеси. Эти земли были в Гвинте, это верно, но из этого не обязательно следует, что другие области Гвинта также были под норманнским контролем. (2) Monasticon Anglicanum. . . , изд. В. Дагдейл, Том. VI, часть 2, стр. 1092-1093. В этом отрывке записан грант, сделанный аббатство Лира «половина всех десятин между Уском и Уай».» Этот подарок почти наверняка является подарком Уильяма Фитц-Осберна или его сына. Позже лорды региона Гвинт поддерживали другие религиозные фонды. Объем этого подарка указывает на то, что он был сделан вскоре после завоевания области. (3) Liber Landavensis , стр. 262-263. Здесь отрывок относится к « лорд Гвента, Роджер, сын Осберна [так в оригинале]. руки где-то до 1075 года.


32 Норманны в Южном Уэльсе

безналоговый статус они получили при валлийском короле Грифиде.Эти поселения остались под теми же валлийскими prepositi, или maers, которые были управляя ими при местных валлийских князьях. 42 Эта политика была возможно, тот, который Фитц-Осберн унаследовал от своих английских предшественников, которые поглотил валлийский округ Эргинг, или Арченфилд, почти на том же термины. Каково бы ни было его происхождение, этот подход продолжал оставаться фундаментальной частью политики нормандских завоевателей Уэльса и привела непосредственно к «Уэлшери» более поздних маршевых лордов.Последняя информация от Книга судного дня также показывает заботу Фитц-Осберна о стабилизации условия в его графстве. Записано, что он сделал ряд грантов некий король «Мариадот». 43 Это может быть только его одноразовый враг, Маредит аб Оуайн. 44 В этом мы видим, как был заключен мир с валлийского вождя, и как его интересы были связаны с интересами Херефордширские норманны.

Трудно адекватно оценить значение теории Фитц-Осберна. достижения на границе.В те годы, когда он был так активен в других местах ему каким-то образом удалось полностью преобразовать южные марши. Когда он впервые прибыл в 1067 году. Херефордшир был слаб и уязвим для атак со стороны много кварталов. Сама земля была повержена после более чем десятилетнего изнурительного и опустошение. Фитц-Осберн установил Завоевание в регионе, неизмеримо усилил пограничную оборону и сократил численность валлийских вождей вдоль граница импотенции. Наконец, он инициировал программу внутреннего развития которые медленно возмещали ущерб, нанесенный пограничной борьбой, которая предшествовала его приход.Благодаря безопасности, которую он принес в регион, и его просвещенная администрация, судный день в Херефордшире кажется сравнительно процветающий. Это процветание не приграничного бума, а регионального восстановление. Основа для этого восстановления была заложена Фитц-Осберном. Это еще большего прогресса не было достигнуто к 1086 г.


42 Книга судного дня л. 162.

43 Там же. , л. 187, 187б.

44 ср.Фриман, Норманнское завоевание , IV, 679, n.1. Фриман считает, что «Мариадок» — это Маредит ап Бледдин. Это вряд ли для двоих причины. Во-первых, Маредит, сын Бледдина, был еще жив в 1087 г. , и его земли не принадлежали бы его наследнику «Грифину». ( Книга судного дня , л. 187b). Во-вторых, «Грифин» позже пытался захватить корону Деейбарта ( Brut y Tywysogion, или Хроники Князья , изд. Дж. Уильямс аб Итель, с.а. 1089, с.54 ). Этот указывает на династическое притязание, которое могло исходить только от Маредуда аб Оуайна. The Annales Cambriae , изд. Дж. Уильямс аб Итель, с. 39, показывает Маредит, сын Бледдина, умер в 1132 году.


Начало нормандского завоевания 33

нельзя рассматривать как осуждение его политики. Вина скорее лежала на политическая некомпетентность и чрезмерное честолюбие его сына Роджера Бретей.

Роджер принял английские земли своего отца в феврале 1071 года.В примерно в то же время Ральф Гуадер, бретонец, принял командование Старый подопечный Фитц-Осберна в Восточной Англии. Двое молодых людей, по-видимому, были хороши друзья, потому что Роджер вскоре женился на сестре Ральфа. Перспектива, что Эти два могущественных графа-маршрута должны были вступить в такой тесный союз. не по нраву королю Вильгельму. Он отказался разрешить бракосочетание. Молодые графы воспользовались отсутствием Вильгельма в 1075 г., чтобы заключить брак без королевской лицензии. Этот поступок был всего лишь символом более глубокого недовольство, и свадебный пир был использован как возможность организовать мятежный заговор.

Повстанцы представляли грозную комбинацию. Они оба могли опираться на сильные личных армий, размещенных вдоль границы, и обе они обладали практически неприступные частные замки. Они искали помощи извне и нашли ее предстоящий. Ральфу удалось заручиться поддержкой датского двор, который все еще питал английские амбиции. Вместе они зачислили помощи Валтеофа, английского графа Нортумбрии. Добавление еще одного Походный граф увеличил силы и крепости в своем распоряжении, и они были некоторые надежды, что с Валтеофом в качестве их подставного лица англичане смогут побуждают присоединиться к их движению. Сила и перспективы повстанцев были достаточно, чтобы вызвать немалое беспокойство у заместителя Вильгельма, Ланфранка.

Однако реальный мятеж показал настоящую слабость повстанцев. Валтеоф быстро раскаялись, и Ральф и Роджер вскоре поняли, что не могут рассчитывать на любая английская поддержка их дела. Наоборот, когда Роджер попытался маршировать по суше, чтобы присоединиться к Ральфу, он обнаружил, что проход через Северн заблокирован фирдом. из Вустершира. Другой фирд выступил против Ральфа, чью датскую поддержку не удалось материализоваться.Восстание вскоре рухнуло, а вместе с ним и состояние из дома Бретей. Роджер и его последователи были лишены своих имущества, а сам Роджер был приговорен к бессрочному лишение свободы. 45

Это восстание заставило короля Вильгельма пересмотреть свою систему


45 Подробности восстания Роджера освещает Orderic Vitalis столбцы 51-356.


34 Норманны в Южном Уэльсе

пограничная оборона. При возведении ряда палатинских графств вдоль границы Честер, Шрусбери и Херефорд — Уильям, по сути, пытался следовать та же политика, которую проводил Эдуард Исповедник, поддерживая Гарольда Годвинсона вдоль той же границы. Уильям руководствовался соображениями целесообразности и практичность в выборе персонала и установлении их авторитета. Дать этим людям достаточную силу для защиты границы означало позволить их набирать частные армии значительных размеров и возводить крепости большая защитная сила.Для того, чтобы защитить себя от опасностей, которые подразумевала такая система, Вильгельм вполне разумно набирал своих пограничных графов из тех людей, в чьей лояльности он был больше всего уверен. Только самые богатые его последователи могли позволить себе такую ​​позицию, однако, для защиты валлийских требовало гораздо больших расходов, чем могли позволить доходы приграничных графств. возместить. 46 Необходимо было сделать трудную и часто дорогостоящую дело пограничника привлекательное для его людей. Уильям добился этого, предоставляя своим пограничным графам свободы, престиж и определенную меру независимость.

Пока верные последователи, такие как Уильям Фитц-Осберн, охраняли границу, система была эффективной, экономичной и эффективной. В обычном течении вещи, однако благодаря наследству король Вильгельм не всегда мог надеяться диктовать, кто будет занимать эти должности и связанные с ними привилегии. Лояльность фирдов во время восстания Роджера, должно быть, была приятна для королю, но его вынужденная зависимость от них в этот критический момент должна были тревожными. Уильям видел опасности пограничной системы, которую он имел установлен, и не вернулся к нему, когда немедленная проблема прошла.Выморочное графство Роже де Бретей было оставлено вакантным при королевской власти. администрация. Между тем он искал другие средства мира вдоль граница.

Политические события в Уэльсе в конечном итоге предоставили Уильяму решение. к его проблеме. Только в 1081 году начал появляться определенный порядок. из-за неразберихи, возникшей после распада Pax Anglicana который Гарольд установил после поражения Грифида ап Ллевелина. То Шаги, с помощью которых возникло это единство, начались неблагоприятно, с вторжением Дехейбарта Карадогом, сыном Грифида, сыном Риддерха.


46 См. У. Дж. Корбетт, «Развитие герцогства Нормандии и Норманнское завоевание Англии», The Cambridge Medieval History , eds JR Tanner et al., V, 506-511.


Начало норманнского завоевания 35

Карадог, король горного округа Гвинлуг, был заядлым оппортунист, чья власть неуклонно росла после ликвидации Грифид ап Ллевелин. Он сохранил полную свободу действий, отказавшись войти в система, которую построил Гарольд.Вместо этого он ударил по английской мощи как как только это стало практичным, и благодаря этому он приобрел значительный престиж. В В 1065 году он разграбил королевскую ложу, построенную Гарольдом в нижнем Гвенте и сбежал в горы, чтобы насладиться своей добычей. 47 В 1071 году около семи годы спустя он заручился поддержкой норманнов в победе над Маредитом аб Оуайном, старый враг Фитц-Осберна, в битве на реке Римни, на западная граница Gwynllwg. 48 Где-то около 1073 или 1074 года он удалось заменить Кадугана ап Мейрига на посту короля Морганнуга.Теперь, в 1081 г. выступал против Деейбарта.

Его внезапная атака была настолько успешной, что Рис ап Теудур, король Деейбарта, был вынужден укрыться в Сент-Дэвидсе. Рис вскоре получил неожиданного союзника в Грифиде ап Кинане, свергнутом правителе Гвинеда. Грифид обратился за помощью в Ирландии и вернулся в Уэльс во главе отряда валлийцев, ирландцев и Датские войска, намеревающиеся вернуть утраченный трон. Это было естественно для два, чтобы заключить союз, особенно после того, как Трехеарн ап Карадог, правящий король Гвинеда двинулся на юг, чтобы соединить силы с Карадогом, сыном Грифида.Две группы врагов встретились в Майнед Карне, и Рис с Грифидом были полностью победоносный. 49 Поражение эффективно остановило Карадога. подняться к власти. Рис приобрел в престиже то, что потерял Карадог, и к 1081 г. стал верховным правителем всего региона юго-западного Уэльса.

Именно в этот момент на сцену вышел король Вильгельм. Позже в этом году 1081 г., как это ни удивительно, Завоеватель решил нанести визит изолированный см. Св. Давида. Современные отчеты приписывают разные мотивы для этого нелегкого дела. 50 Валлийская хроника Брут й Tywysogion предполагает, что благочестивое отношение к великому святому Юга Уэльс, возможно, спровоцировал визит Завоевателя


47 Liber Landavensis , с. 278; Англосаксонский Хроника , с.а. 1065, часть I, с. 330.

48 Брут и Тывисогион , с. 26.

49 Местонахождение Майнед Карн так и не было определено. увидеть Ллойда, История Уэльса , II, 384, н.2.

50 Полное обсуждение различных современных отчетов см. Фримен, Норманнское завоевание , IV, 679-680, н. 3 и 4.


36 Норманны в Южном Уэльсе

к его святыне. 51 The Anglo-Saxon Chronicle, с другой стороны, утверждает, что Вильгельм привел фирда в Уэльс и «освободил много сотен мужчины.» 52 Вполне возможно, что оба этих источника упустили настоящую момент события. Современные аналитики предполагают, что, возможно, была дипломатическая цель в действиях Уильяма, и что Уильям использовал это возможность принять дань уважения Риса и реинвестировать его с Дехейбартом в качестве феодальное поместье. 53

Это предложение может многое порекомендовать. Заключив такой договор, Уильям мог надеяться на мир на границе и в то же время освобождая себя, чтобы обуздать опасных пограничных баронов. Перед битвой за Майнед Карн, модель политической власти в Южном Уэльсе была такова, что потенциальный вассал существовал достаточно могущественным, чтобы заверить Вильгельма, что мир храниться. Тот факт, что визит Уильяма последовал так близко по пятам за Триумф Риса убедительно свидетельствует о том, что соглашение с победой Майнеда Карн был истинной причиной замечательного путешествия Завоевателя.

Такое расположение не было бы ни в малейшей степени необычным. Достаточный прецедент существовали в присягах на верность, которые валлийские вожди давали королям Англосаксонская Англия. Еще в 1063 году Гарольд, действовавший от имени Эдуарда, пожаловал королевства Уэльс Бледдину и Риваллону. Бледдин и Риваллон затем поклялся в верности Эдварду и Гарольду, пообещав подчиняться их приказам и «выплатить должным образом все, что страна заплатила предыдущему королей». 54 Король Вильгельм обычно старался следовать обычаям Эдуарда, и очень заботился о том, чтобы его последователи пользовались теми же взносами и обязанности, как и их предшественники.Маловероятно, что он не преследовал той же цели в своем собственном деле и восстановить соглашение, которое было приемлемым и выгодным для Эдуарда Исповедник.

Однако недостаточно просто доказать, что такой договор был возможен; требуется больше положительных доказательств. Книга судного дня вполне может поставить это свидетельство, когда оно фиксирует ежегодное обязательство некоего «Райсета» по выплате сорок фунтов королю. 55 Можно отметить позже


51 Брут и Тывисогион , с.50.

52 The Anglo-Saxon Chronicle , s.a. 1081, часть I, с. 351.

53 Ллойд, История Уэльса , II, 394; Фримен, Нормандское завоевание , IV, 679.

54 Флоренция Вустерская, I, 222.

55 Книга судного дня , л. 179.


Начало нормандского завоевания 37

в том же сборнике, что Роберт из Рудлана платит ту же сумму, что и ферма из его феодального владения Северный Уэльс.Поэтому заманчиво сделать вывод, что «Восхождение» Рис ап Теудур, и что его плата — это ферма его феодального владения Южного Уэльса. Однако у этого предложения есть противники, и среди них грозный Дж. Х. Раунд, который утверждает:

Не следует вводить в текст заманчивое предположение, что это был Рис ап Теудур, ставший королем Южного Уэльса в 1079 г. что, как предположил мистер Фриман, могло быть связано с экспедиции через Южный Уэльс вскоре после этого, когда, как говорят, он сократил валлийских королей к покорности.Отсутствие рекса перед «Восстанием» против предположение. 56

Если аргумент Раунда верен, возникает ряд проблем. Что было на самом деле целью визита Уильяма в Сент-Дэвидс и как можно объяснить мир, воцарившийся на валлийской границе в последующие годы? То договор 1081 года, если бы таковой существовал, дал бы ключ к пониманию история валлийской границы на следующее десятилетие. Было бы хорошо, поэтому для осмотра г.Предостережение Раунда более внимательно, прежде чем отвергнуть возможность.

Во-первых, г-н Раунд рассуждает от молчания — в данном случае от отсутствия названия rex . Прежде всего мы должны спросить себя, насколько регулярно его современники удостоили Риса титулом «король». Брют у Tywysogion , полученный из современного рассказа, вероятно, написанного в в окрестностях Сент-Дэвида или Аберистуита, вероятно, достаточное знание Рис. Он упоминается в пяти статьях, но только в одной из их он называл «бренхин Дехейбарт», или «король Юго-Западного Уэльса».» В этом единичный случай, к тому же летописец писал свой некролог и имел все основания для подчеркивания его высокого положения. Анналы Камбрии отрицают его титул даже в этом случае и называть его «Rector dextralis partis» вместо. 58 Обе эти хроники взяты из одного современный источник и может разделять особенности этого источника. Это должно быть подчеркивал, с другой стороны, что этот источник был написан в Deheu-


58 Дж. Х. Раунд, «Введение в судный день Херефордшира», Виктория Истории графств Англии: Херефорд , Vol.я, изд. У. Пейдж, с. 281, н. 109.

57 Брют и Тывисогион , с.а. 1091 [так в оригинале], с. 54.

58 Annales Cambriae , с. 29.


38 Норманны в Южном Уэльсе

самого Барта и, скорее всего, отразил наиболее строгое современное использование в этом вопросе. Кажется очевидным, что друзья Риса и последователи не настаивали на том, чтобы называть его бренином или рексом. не кажется очень вероятно, что Судный День скрупулезно соблюдал бы вежливость.

Мистер Раунд, вероятно, не был бы так обеспокоен отсутствием титула. если бы не тот факт, что Domesday использует титул rex в отношении другой валлийский лидер всего в нескольких фолиантах после того, как опустил его в случае с Райсетом. То проблема в том, почему судный день должен использовать название в одном случае, а не в еще один. Вывод Раунда состоит в том, что Riset не претендовала на титул. Ближе однако изучение ситуации обнаруживает другое возможное решение. То Отрывок, где используется рекс, описывает поместья Херефордшира, принадлежавшие некий «Грифин», очевидно, Граффид, сын Маредит, сын Оуайна, сына Эдвина, сын Старый враг Фитц-Осберна. 59 Судный день здесь стиль отца, «Мариадок» в роли рекса не менее четырех раз. Притязания Маредуда на королевский статус был действительным. Он стал королем Деейбарта в результате общей реорганизации Уэльс, последовавший за смертью Грифида ап Ллевелина в 1063. 60 Он правил этой землей до своей смерти от рук Карадога и его норманнские союзники в 1072 году. Затем трон перешел к его брату Рису аб Оуайн, убитый тем же Карадогом в 1078 году. Затем трон освободился. пока его не взял Рис ап Теудур, родственник Маредита через их общую дедушка, Эйнеон. 61 Видно, что Херефордшир землевладелец Грифид имел гораздо более сильные наследственные права на престол Деейбарт, чем правящий король Рис. Он принадлежал Грифиду простое применение первородства. Наследственные притязания, однако, без факт владения не имел большой силы в Уэльсе. Только через несколько лет после Страшный суд, Граффид был убит при попытке завладеть троном. которого он был наследником. 62 Вот возможное объяснение Готовность Судного дня предоставить титул короля Маредиту, но не Рису.Граффид, крупный арендатор Херефордшира, имел все основания настаивать на царственный статус своего отца, отказывая в этом же статусе Рису. Вполне может быть что сделал Грифид


59 Книга судного дня , л. 187б. См. примечание 44 выше.

60 Ллойд, История Уэльса , II, 372.

61 Там же. , II, 767.

62 Брют и Тывисогион , с.а. 1089, с. 54. Обратите внимание, что На данный момент Брют отстает на два года.Фактическая дата — 1091 год.


Начало нормандского завоевания 39

именно это, и что судный день просто фиксирует личные предрассудки и амбиции Грифида, сына Маредита.

Таким образом, отсутствие титула rex в отношении Riset не доказывает, что он не был Рис ап Теудур. На самом деле, это говорит совсем об обратном. судный день доказательства, таким образом, указывают на то, что между Уильямом и Рисом была заключена договоренность. в котором Рис получил Дехейбарт в качестве феодального феодального владения в обмен на ежегодную оказывать сорок фунтов.Дополнительные документальные подтверждения этого тезиса можно найти в Brut y Tywysogion . Эта валлийская хроника относится Вильгельму Завоевателю несколько раз, и любопытная схема титулов использовал. Запись 1066 года называет его «Вильгельм Бастард, принц [tywyssawc] из Нормандия.» 63 Затем он продолжает описывать завоевание Англии. В записи 1081 г. (в списке 1079 г.) он стал «Гвилим Вастард Вренхин у Saeson ar Freinc ​​ar Brytanyeit.» 64 В употреблении Brut, Saeson является общим для всего английского языка, а под Freinc ​​подразумеваются норманны, а не Собственно французский.Таким образом, его титул стал «Вильгельм Бастард, король англичане, норманны и бритты [валлийцы]». Этот титул он не утратил. в некрологе говорится: «Гвилим Вастард, тывиссавк и Норманйит а бренхин и Сесон ар Brytanyeit ar Albanwyr». Важным моментом, который следует отметить, является использование название brenhin y Brytanyeit. Последний человек, до Уильяма, вынесший такое титулом в Брюте был Граффид ап Ллевелин, человек, который объединил весь Уэльс под его влиянием.

Маловероятно, чтобы этот титул был просто риторическим или почетным.Обе по географическому положению и из интереса Брют был очень близок к политические реалии того времени. Сюжет этой хроники состоит прежде всего рассказы о династической борьбе и заговорах, посредством которых мужчины преследуют такие титулы. Нужно только отметить, что в последней записи подчеркивается, что Уильям — король англичан, но только принц (tywyssawc) норманнов. Опять же, он появляется как бренхин и [р] Албанвир. У Уильяма были хорошие права на это. титул короля шотландцев в результате феодального устройства, почти такого же, как то, что, вероятно, имело место между ним и Рисом. Взятые в себя, титулы, присвоенные Уильяму Brut y Tywysogion , являются возможно, неубедительные доказательства сближения между валлийцами и англичанами короли. Тем не менее, они наиболее легко экс-


63 Там же. , стр. 44-46.

64 Там же. , с. 50.


40 Норманны в Южном Уэльсе

ясно, предполагая, что Уильям действительно получил дань уважения от Риса во время его путешествие в Уэльс.Некоторые другие факты также подтверждают эту теорию. То повальные войны на валлийской границе и норманнские набеги, которые нанесли Глубоко в сердце Деейбарта внезапно наступил конец. Остаток Правление Риса было омрачено только междоусобной борьбой. 65 по адресу Английской стороне границы оккупация Гвинта, по-видимому, продолжалась. мирно, и Domesday показывает сельскую местность, медленно восстанавливающуюся после последствия валлийских нападений, которыми отмечены 1060-е гг. Ситуация вдоль граница оставалась мирной до смерти Риса ап Теудура, когда Норманны ворвались в Южный Уэльс, как затянувшееся наводнение, как будто только существование короля Уэльса остановили их наступление.

Когда все доказательства рассмотрены, три возможных политических мотива для Паломничество Уильяма к выходу Святого Давида. Во-первых, он, возможно, счел мудрым укрепить господство, которое Рис приобрел в Майнед Карне, и, таким образом, сохранить во власти фигура, с которой можно было бы иметь дело для стабилизации его Уэльская граница. Во-вторых, действующая экспедиция была бы полезна для того, чтобы произвести впечатление на на валлийцев из Моргана, их теперь шаткое положение между двумя могущественными и союзных держав.Это помогло бы обуздать их авантюрный дух и повысить перспективы мира вдоль южной границы. Его третий мотив вероятно, чтобы вызвать личную конфронтацию, которая была необходима для совершить торжественный акт поклонения. Эти отношения были бы гораздо более ценнее для Уильяма, чем простое восстановление договоренностей, которые Эдвард Исповедник сделал с опасным валлийцем.

Договор 1081 г. имел для Вильгельма многочисленные преимущества. Сильный и верный Рис ap Tewdwr сделал маловероятным союз валлийцев с мятежными норманнами. пограничники против короля.В то же время даже небольшая норманнская граница сила могла угрожать сравнительно слабым, но важнейшим буферным государствам Brycheiniog, Gwynllwg и Morgannwg. Без контроля над этим жизненно важным вторжением


65 Там же. , стр. 52-55. В 1088 году Рис был изгнан из Деейбарта нападением двух сыновей короля Поуиса. Он получил датский помощи из Ирландии, победил захватчиков и восстановил власть. В 1091 году он был подвергся нападению со стороны Грифида, сына Маредита, сына Оуайна. Эта последняя атака могла быть при поддержке и поощрении норманнских соседей Граффида в Херефордшире, но нет никаких доказательств того, что они принимали непосредственное участие в нападении.


Начало нормандского завоевания 41

маршрутов, Рис не представлял активной угрозы безопасности границы графства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.