Косыгинские реформы: Почему в СССР провалилась «рыночная реформа» 1965 года

Содержание

Почему в СССР провалилась «рыночная реформа» 1965 года

Косыгинская реформа 1965 года, внедрившая в плановую экономику СССР элементы рыночного стимулирования и свернутая в начале 70-х, оценивается разными экспертами и как гениальная, и как ошибочная. К тому же, не утихают споры об авторе преобразований — иногда их приписывают не Косыгину, а ученому Евсею Либерману. Кто стоял за реформой и почему она не удалась в полной мере, разбиралась «Газета.Ru».

В августе 1967 года на Щёкинском химическом комбинате (Тульская область) начался интересный эксперимент по повышению производительности труда. Предприятию определялся стабильный фонд заработной платы и план по производству продукции. Если комбинат выполнял план с меньшим количеством работников, вся экономия за счет сокращения рабочих рук поступала в распоряжение комбината.

Работал принцип «персонала меньше — продукции больше». Сэкономленные деньги шли на повышение заработной платы и нужды предприятия.

За два года работы в новых условиях число рабочих на комбинате сократилось на 870 человек.

За десять лет объём продукции возрос в 2,7 раза, а производительность труда — в 3,4 раза. Знаменитый на всю страну опыт получил одобрение ЦК КПСС — за два года число последователей щёкинского метода, увеличилось с 30 до 200.

Щёкинский эксперимент состоялся благодаря экономической реформе 1965 года, инициатором которой выступил председатель совета министров СССР Алексей Косыгин. В ее центре — расширение полномочий предприятий, их свобода в распоряжении прибылью, снижение плановых показателей. Несоответствие преобразований принципам плановой экономики, сложившимся в СССР, привело к разногласиям в Политбюро. Несмотря на первые успехи, результаты были противоречивыми, и косыгинская реформа была свернута.

Вперед к рынку

Реформа стартовала в сентябре 1965 года с выступления Алексея Косыгина на пленуме ЦК КПСС, где он говорил о задачах на восьмую пятилетку. До этого Косыгин два года курировал подготовку реформы в правительстве Никиты Хрущева.

Если экономика сталинских времен предусматривала общегосударственный хозрасчет, где все отрасли связаны между собой, а за планирование показателей отвечал Госплан СССР, то преобразования Косыгина предполагали децентрализацию и самостоятельность предприятий. Вместо показателя валовой продукции как основного показателя эффективности предприятия, на первый план вышли прибыль, рентабельность и показатель реализации продукции.

Предприятия должны были самостоятельно планировать свое развитие, разрабатывать решения по капиталовложениям, ассортименту и эффективной реализации продукции. Они сами определяли численность персонала и размеры его материального поощрения. Чем активнее принимались эти решения и оптимизировалось производство, тем успешнее предприятие было в плане прибыли. За счет прибыли формировались фонды, средства которых расходовались по собственному усмотрению руководства, в том числе и для материального поощрения работников.

В рамках реформы также восстанавливалось отраслевое управление промышленностью и ликвидировались территориальные совнархозы. Цели реформы — повышение производительности труда, повышение качества продукции, научно-технический прогресс.

«Осознание нарастающих проблем, связанных с неэффективностью советской экономики, в середине 1960-х годов подтолкнуло руководство страны к попытке провести экономические реформы… Это последняя серьезная попытка найти пути изменения системы управления советской экономикой, открыть дорогу восстановлению рыночных механизмов, демонтированных на рубеже 1920–1930-х годов, инициированная до начала глубокого кризиса социалистической системы», — писал Егор Гайдар в книге «Гибель Империи».

Несколько творцов

Экономическую реформу 1965 года называют иногда реформой Либермана. Харьковский ученый-экономист Евсей Либерман является истинным «отцом» реформы, пишет советский публицист Михаил Антонов в книге «Капитализму в России не бывать!».

«Ещё в 1962 году в «Правде» появилась его нашумевшая тогда статья «План, прибыль, премия», в которой впервые предлагалось сделать главным критерием эффективности работы предприятия прибыль и рентабельность, то есть отношение прибыли к основным и нормируемым оборотным фондам. В последующих статьях Либермана под кричащими заголовками («Откройте сейф с алмазами» и др.) эта идея получила дальнейшее развитие», — пишет Антонов.

Однако другие ни явным, ни теневым лидером экономической реформы Либермана не считают. Замысел секретно обсуждали в Совмине и Госплане еще в начале 1960-х, а формулировать ее принципы Косыгин начал еще 1958 году, пишет журналист и писатель Виктор Андриянов, ссылаясь на личный блокнот политика.

«Он действительно был ее инициатором. К выработке нового хозяйственного механизма Председатель Совета Министров привлек самых авторитетных специалистов, ученых-экономистов. Всех их освободили от текущей работы: думайте и предлагаете», — пишет Андриянов в книге и Косыгине (серия ЖЗЛ). В подготовке реформы приняли участие академики Василий Немчинов и Леонид Канторович.

Дискуссия, которая велась в Совмине, стала публичной именно тогда, когда в 1962 году вышла статья Либермана «План, прибыль, премия». Экономист ратовал за то, чтобы прибыль стала определяющим критерием при составлении плана производства. Предприятия должны были стать более самостоятельными и решать, как тратить фонды «на нужды коллективного и личного поощрения». Эти постулаты и будут озвучены Косыгиным в сентябре 1965 года.

Еще до старта реформы, в 1962 году Хрущёв дал добро на проведение хозяйственного эксперимента на ряде предприятий в духе концепции Либермана, пишет Антонов. Косыгин тогда противился проведению эксперимента и реформы, которую ему впоследствии пришлось поддержать, утверждает он.

Однако, статья Либермана в «Правде» не появилась бы без одобрения руководства страны. В этом смысле инициативы Косыгина и Либермана никак не связаны между собой, и нельзя говорить, что председатель Совмина взял за основу идеи ученого, пишет Андриянов.

Золотые результаты и крах

К 1969 году по новой системе работало более 32 тысяч предприятий, которые обеспечивали 77% продукции СССР. Внедрение новых механизмов позволило ускорить темпы экономического роста и промышленного экспорта, способствовало повышению уровня жизни.

За годы восьмой пятилетки национальный доход увеличился на 42%, объем промышленного производства вырос в 1,5 раза, сельскохозяйственного – на 21%.

К 1970 году Советский Союз обосновался на высоких позициях в таблице ооновского Индекса развития человеческого потенциала, который считается наиболее авторитетным показателем уровня жизни, приводит статистику публицист Арсений Замостьянов.

«Трудно сказать, в какой степени это было результатом реформаторских усилий, но восьмая пятилетка (1966–1970) по темпам экономического роста оказалась самой успешной за последние три десятилетия существования СССР», — писал Егор Гайдар.

Другая сторона медали — предприятия искусственно повышали себестоимость продукции, а теневая экономика росла. После «золотой» пятилетки темпы роста замедлились.

Противники реформ выступали против самостоятельности предприятий, опасаясь за их подконтрольность центру. Сыграла роль и либерализация в Чехословакии — Пражская весна 1968 года, возможно, напугавшая членов Политбюро. Возрождение рыночных факторов в развитии экономики посчитали вредными и опасными. В 70-е реформа была свернута. Однако широкие права, данные предприятиям и союзным республикам полностью отобрать уже было невозможно. Косыгинскую реформу называют и попыткой разрушить СССР и не случившимся спасением советской экономики.

«Ничего не осталось, все рухнуло. Реформы попали в руки людей, которые их вообще не хотят. Людей, с которыми я разрабатывал материалы, уже отстранили. И я уже ничего не жду…» — говорил Косыгин в 1971 году премьер-министру Чехословакии Любомиру Штроугалу (цитата — «Российская газета»).

Реформы Косыгина еще в прошлом веке могли сделать отечественную экономику рыночной — Российская газета

Главный идеолог и претворитель китайских реформ Дэн Сяопин как-то сказал: «Если бы «косыгинские» реформы удались, Китай, возможно, снова бы учился у СССР».

Осенью 1963-го на некоторых фабриках Москвы, Горького и большинстве угольных шахт Украины — впервые после нэпа — был введен хозрасчет и более чем вдвое снижено число обязательных плановых показателей. Результаты оказались настолько благоприятными, что с 1965-го та система стала распространяться едва ли не по всему СССР.

Еще на рубеже 1940-1950-х годов по инициативе Сталина была развернута всесоюзная дискуссия о пользе хозрасчета и возможностях его широкого внедрения. Одним из инициаторов такой политики, как и самой дискуссии, был тот же Алексей Косыгин. А в 1951-1953 годах некоторым предприятиям, в порядке эксперимента, стали снижать количество обязательных плановых нормативов и переводить эти предприятия на самоокупаемость.

Тогда же рубль «отвязали» от доллара в пользу золотого содержания. Кстати, эта политика была воплощена в «маоцзэдуновском» Китае в середине-второй половине 1960-х, что впоследствии стало основной для «дэнсяопиновских» реформ.

По сути дела в конце 1940-начале 1950-х в СССР стал вводиться ряд элементов югославской («титовской») экономической системы, официально называемой в СССР «реставрацией капитализма»…

В связи с теми советскими начинаниями Сталин отметил в последней своей работе «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952 г.), что многие наши экономисты и чиновники не знают, не понимают хозрасчета, не умеют его применять и потому выступают против него. И в той же работе он высказался против «огосударствления» всех отраслей и предприятий: «На самом деле передача в собственность государства является не единственной и даже не лучшей формой национализации, а первоначальной формой национализации…» То есть «косыгинские» реформы фактически начинались 60 лет назад, но были прерваны после марта 1953 года.

..

Но в середине 1960-х А.Н. Косыгин, став председателем Совета Министров СССР, возобновил попытки реформировать экономику. Основные аспекты реформ были изложены в статье профессора Харьковского инженерно-экономического института и Харьковского госуниверситета Е.Г. Либермана «План, прибыль, премия» и в его докладе «О совершенствовании планирования и материального поощрения работы промышленных предприятий», направленном в ЦК КПСС (1964-1965 гг.). Эти предложения были поддержаны А.Н. Косыгиным.

Суть реформ 1960-х, если вкратце, сводилась к следующему:

— ликвидировались органы территориального хозяйственного управления и планирования («хрущевские» совнархозы), а предприятия снова становились (как до совнархозов) основной хозяйственной единицей;

— восстанавливалось отраслевое управление промышленностью;

— сокращалось количество директивных плановых показателей с 30 до 9. Действующими оставались показатели по общему объему продукции в действующих оптовых ценах, важнейшей продукции в натуральном измерении, фонду зарплаты, общей сумме прибыли и рентабельности (как отношение прибыли к стоимости основных фондов и нормируемых оборотных средств), платежам в бюджет и ассигнованиям из бюджета, общему объему капиталовложений, по внедрению новой техники, объему поставок сырья, материалов и оборудования;

— расширялась самостоятельность предприятий: они стали определять детальную номенклатуру и ассортимент продукции, осуществлять инвестиции в производство за счет собственных средств, устанавливать долговременные связи с поставщиками и потребителями, определять численность персонала и размеры его материального поощрения. За невыполнение договорных обязательств предприятия подвергались жестким финансовым санкциям;

— за счет прибыли предприятия могли формировать фонды развития производства, материального поощрения, социально-культурного назначения, жилищного строительства и т.п. Причем использовать эти фонды предприятия могли по собственному усмотрению (в рамках существующего законодательства).

Одновременно в сельском хозяйстве закупочные цены на продукцию повысились в 1,5-2 раза, вводилась дополнительная государственная оплата сверхплановой продукции, снижались цены на запчасти и технику, уменьшался подоходный налог на крестьян. Вдобавок в начале 1970-х многоступенчатая система управления промышленностью была заменена на двух-, трехзвенную (например, министерство-объединение-предприятие; министерство-хозрасчетный комбинат-шахтоуправление).

Внедрение упомянутых механизмов позволило резко ускорить темпы экономического роста, социального достатка и промышленного экспорта. Но одновременно существенно повысилась самостоятельность предприятий и даже многих регионов СССР, что противниками реформ было расценено как угроза подконтрольности экономики и региональных («национальных») властей высшей партийно-государственной номенклатуре.

Негативно повлияли на продолжение реформ и известные события в Чехословакии, где схожие экономические новации вводились тоже с середины 1960-х при поддержке со стороны «титовской» Югославии. Но в то же самое время СССР становился все более крупным получателем «легкой и быстрой» инвалюты за счет растущего экспорта разнообразного сырья, особенно нефти, газа, угля, металлургического и лесного. Последняя тенденция стала едва ли не главным аргументом против реформ.

Как следствие, они в СССР были свернуты уже в первой половине 1970-х. По имеющимся данным, А.Н. Косыгин посетовал в беседе с премьер-министром Чехословакии Любомиром Штроугалом в 1971 г. в Праге: «Ничего не осталось, все рухнуло. Реформы попали в руки людей, которые их вообще не хотят. Людей, с которыми я разрабатывал материалы (по экономическим преобразованиям. — Прим. ред.), уже отстранили. И я уже ничего не жду…»

«А» и «Б» – не на трубе. Почему были свернуты реформы Косыгина

лександр вертячих, алексей миронов

Финансы 28 января 2019

Полвека назад было де-факто свернуто одно из самых значительных преобразований народного хозяйства нашей страны, получившее «народное» название косыгинской реформы — по имени одного из ее инициаторов председателя Совмина СССР ленинградца Алексея Николаевича Косыгина. О причинах быстрого демонтажа реформы, а также об уроках этой масштабной модернизации экономики, которые должны учесть современные руководители государства, в редакции «СПб ведомостей» рассказали президент НИУ «Высшая школа экономики» в Санкт-Петербурге доктор экономических наук Александр Ходачек и доктор экономических наук завкафедрой экономики и управления предприятиями и производственными комплексами Санкт-Петербургского государственного экономического университета Александр Карлик.

Доктора экономических наук Александр Карлик (слева) и Александр Ходачек. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

— Александр Михайлович, почему, на ваш взгляд, эти реформы до сих пор интересуют петербургских историков и экономистов?

А. ХОДАЧЕК: — А. Н. Косыгин родился в Питере, окончил Текстильный институт, о чем свидетельствует мемориальная доска на фасаде здания Университета промышленных технологий и дизайна. В 35 лет он, хотя и недолго, был председателем Ленгорисполкома (1938 — 1939 годы). Поясню, что этот пост соответствовал сегодняшней должности губернатора города, хотя по факту стратегические решения принимались партийными органами, а исполком занимался практической реализацией их решений.

За короткое время «градоначальничества» Косыгина были построены 35 школ, некоторые из них работают по настоящее время — на Крестовском острове, на набережной канала Грибоедова и др. Правда, с ними были проблемы из-за деревянных перекрытий, которые допускались по нормам тридцатых годов…

Затем Косыгин занимал должности в органах государственной власти. С 1939 года он ушел из Ленинграда на пост наркома (министра) текстильной промышленности СССР. В годы Великой Отечественной войны был зампредом Совета по эвакуации, занимался переводом промышленности, особенно тяжелой, из западных районов страны, в том числе из Ленинграда. Также одним из участков его работы была организация эвакуации из города, обустройство Дороги жизни, которая имела две трассы, причем вторая, северная, была абсолютно засекречена.

— Александр Евсеевич, у косыгинских реформ было два инициатора — Алексей Косыгин и Евсей Либерман. Почему имя последнего забылось?

А. КАРЛИК: — Я думаю, что Евсей Григорьевич был выбран для трансляции идей, уже созревших у определенных советских политиков. Вряд ли можно поверить, что во времена господства партийного аппарата простой (и пусть даже не простой) беспартийный профессор-экономист может озвучить свои мысли, не всегда совпадавшие с линией партии, в центральных изданиях КПСС. Да, действительно, одной из научных проблем, которыми занимался Евсей Григорьевич, была проблема прибыли и рентабельности, что, наверное, и определило его участие в разработке концепции реформы.

Сказалось и то, что он был одним из ведущих ученых в СССР по экономике и организации машиностроения. До сих пор лучшим учебником по организации и планированию производства на машиностроительных предприятиях, на мой взгляд, остается учебник под редакцией Е. Г. Либермана, изданный в 1967 году. Именно Евсей Либерман подал записку в ЦК КПСС, поддержанную академиком Алексеем Румянцевым, о необходимости реформирования хозяйственного механизма социалистической промышленности.

А. ХОДАЧЕК: — Система совнархозов ушла, уступив место министерствам, а система экономических районов сохранилась. «Ленглавснаб» дожил до начала 1990-х, он занимался обеспечением Ленинграда и трех областей — Ленинградской, Новгородской, Псковской, а также Карелии. Отдельно была отчетность для экономических районов, отдельно — для министерств. Конечно, вмешивались партийные органы на местах.

Одновременно проводились денежная реформа и переход от территориально-производственного к отраслевому принципу управления промышленностью. Именно при Косыгине появился принципиально новый формат промышленности — научно-производственные объединения (НПО). В Ленинграде были созданы «Светлана», ЛОМО, Завод им. Козицкого и др. Это все — в 1961 — 1964 годах.

Параллельно укреплялись позиции оборонных министерств — так называемой большой девятки. Появились и новые министерства — например электронной промышленности. Некоторые министерства были «двойными», занимались и оборонной, и гражданской темами.

В общесоюзном разделении труда Ленинград давал 3% ВВП. Но разработки питерских предприятий тиражировались по всему СССР, мы выпускали опытные партии. Появились НИИ комитета по ценам, Институт конъюнктуры и спроса. Госплан СССР планировал новые налоги. Правда, налог на собак тогда не ввели, а сейчас городские власти задумываются об этом.

— Почему появилось разделение промышленности на группы «А» и «Б»?

А. ХОДАЧЕК: — Предприятия группы «Б» работали непосредственно на людей. Местные органы республик, областей получили дополнительные полномочия по группе «Б». Возникли отделы, которые координировали выпуск товаров, которых вечно не хватало: утюги, сковородки, пылесосы и пр.

Предприятиям группы «А» (производство средств производства) стали планировать выпуск товаров для народа. Сразу видна была разница — качество их продукции было выше, но и себестоимость тоже. Если помните, на многих заводских товарах имелся оттиск с ценой, даже на металле, — так работал Госкомцен. В рамках реформы в конце 1970-х руководители плановых комиссий Москвы и Ленинграда получили премию СМ СССР: «За разработку комплексных планов экономического и социального развития Москвы и Ленинграда».

И тогда появилась идея — ввести внутренний хозрасчет на предприятиях и объединениях. Потребовалось оценить вклад всех участников производственной цепочки, ведь изделия во второй половине ХХ века становились все сложнее. Собирались они в одном месте, а комплектующие везли со всего СССР.

— Во времена перестройки ругали особенности социалистического производства. В чем было отличие от современного?

А. КАРЛИК: — Ну ругать прошлое — это в нашем стиле, ведь прошлое тебе не ответит, а на негативной позиции, вовремя занятой, можно сделать капитал. И неважно, что многое из того хорошего, что было в рамках той системы, утеряно, главное — отметиться. А относительно особенностей… Изменилась внешняя среда предприятий — диктовать объем производства или ассортимент продукции стал не Госплан и другие плановые органы и министерства, а рынок, причем рынок, на который вышли зарубежные производители.

Выпускаться (если предприятие функционирует на рыночных принципах) должна продукция, которая может быть реализована в соответствующем периоде. Таким образом возникает вопрос конкурентоспособности на внутреннем рынке (чего не было в плановой экономике), сразу же требуется оценка соотношения затрат (себестоимости) и результатов (выручки). Хотя нужно отметить, что в определенных условиях (например, необходимости завоевания рынка) предприятие может некоторый период реализовывать продукцию по демпинговым ценам (в том числе ниже себестоимости). Основным достоинством по сравнению с современными условиями было наличие системы, а, как известно, любая, самая плохая, система лучше ее отсутствия.

А. ХОДАЧЕК: — На предприятиях оборонной промышленности накладные расходы на изготовление гражданских товаров были огромны, до 100%. Тогда многие говорили, что реформы Косыгина были свернуты, когда появились новые условия кооперации со странами соцлагеря в рамках Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). Элементы производственной кооперации перешагнули границы СССР. Например, Венгрии поручили производство сельхозпродукции и автобусов. Болгарии — сельхозпродукцию и компьютеры, ГДР — высокоточные станки и грузовики. Появился «переводной рубль» — особая валюта СЭВ, наш аналог экю ЕС.

Возникли диспропорции: мы не могли наращивать расходы на оборону, подтягивать предприятия группы «Б», повышать зарплаты, сохранять социальную функцию государства. И все это одновременно. Задача не имела решения, дело не в персоналиях. Хотя территориальные органы получили полномочия, диктат оставался за крупными министерствами. Посмотрите, кто строил жилье в Ленинграде.

— Военные?

А. ХОДАЧЕК: — Нет — министерства. Каждое министерство строило дома, иногда даже кварталы. При этом часть квартир отдавалась местным очередникам. Министерства также строили соцобъекты. Были ОРСы (отделы рабочего снабжения) — способ решения проблемы дефицита товаров народного потребления, продуктов — такие магазины для своих работников. Была возможность лечиться в заводской больнице и поликлинике, отправить ребенка в хороший пионерлагерь. Предприятия группы «Б» проигрывали по обновлению фондов, по зарплатам. Эти диспропорции было не устранить.

А. КАРЛИК: — Уже на первой стадии перехода к рынку и конверсии предприятий ОПК было множество попыток перестроить производство на товары народного потребления. Так, один из заводов, производивших военную технику, попытались перестроить на выпуск легковых машин, не учитывая, что завод строился для выпуска военной продукции. В итоге гражданская получилась «золотой».

— Есть мнение, что Горбачев позаимствовал у Косыгина идею перестройки и ускорения.

Так ли это?

А. ХОДАЧЕК: — Горбачев добавил свободы, он предложил выборы директоров. Но на волне популизма руководители старой школы проиграли, и тут комсомольские и профсоюзные лидеры взяли процесс в свои руки. Второе важное начинание Горбачева — кооперация. Появилось постановление о малых государственных предприятиях, на заводах создали подразделения, работавшие в рамках обособленного хозрасчета. Они должны были заниматься производством товаров народного потребления, что шло в русле реформ Косыгина. Предприятия стали создавать службы сбыта, а где-то в 1987-м возникли первые совместные предприятия.

— Арендные предприятия при Горбачеве — это тоже идеи Косыгина?

А. ХОДАЧЕК: — Возникла идея арендных предприятий во времена нэпа. Эту форму убрали в начале 1990-х, предприятия стали частными. Идея аренды заводов и фабрик была небезупречной. Допустим, трудовой коллектив взял в аренду у государства предприятие. А по какой цене сдавать — неизвестно. Вот и не прижилась идея. А приватизация предприятий, разумеется, не предусматривалась реформой Косыгина.

Так же с выборами. Когда акционеры выбирают, они голосуют акциями и выбирают того, кто обеспечит рост прибыли и капитализацию предприятия. Но как станут выбирать рабочие, они же не хозяева? Работники будут заинтересованы побольше выкачать из предприятия. Это объективное противоречие, которое зачастую пытаются прикрыть демагогией.

Я сам работал в ЛНПО «Вымпел», его Л. Н. Зайков создал в 1981 году. Это был, по сути, институт развития экономики города, я был начальником отдела промышленности, транспорта и городского хозяйства. Мы разрабатывали Программу развития ГПТ до 2005 года, программу «Дороги-2000». Наше объединение просуществовало до 1991 года — от заката реформ Косыгина до окончания эры Горбачева.

— Правда ли, что косыгинские реформы завернули при Брежневе, так как страна села на удобную и доходную «нефтяную иглу»?

А. ХОДАЧЕК: — Нет, не так. Потребление нефти внутри страны было мощным, но не было современных технологий добычи. Главным тормозом стали дефекты планирования. Когда в Набережных Челнах строили КамАЗ, то взяли образец грузовика в США. Косыгин добился, чтобы завершили строительство в минимальные сроки, средства, что планировали на пятилетку, освоили за год. Если предприятие становилось долгостроем, то сокращали его финансирование, а потом и технологии устаревали. Как это получилось, например, с площадкой «Русского дизеля» во Всеволожске.

— Что из реформ Косыгина актуально и сегодня?

А. КАРЛИК: — Актуальность реформ Косыгина проявилась в первую очередь в Китае, где эти идеи были воплощены в реформы Дэн Сяопина — отход от централизованного планирования и всеобъемлющего огосударствления при сохранении ведущей роли партии, то есть либерализация экономики в условиях действовавшего политического строя. К сожалению, история не имеет сослагательного наклонения и гадать о советской экономике при полной реализации всех аспектов косыгинской реформы нельзя. По-моему, в спор вступали экономика и политика. К примеру, в СССР в определенный период появилось мнение, что надо внедрять малые предприятия (в 1960-е годы).

Так, известный ученый-экономист Я. Б. Кваша показал, что во многих производствах оптимальными (по критерию приведенных затрат) были бы малые предприятия. Но одно дело, когда государство управляет десятками тысяч крупных и средних предприятий, другое — управлять десятками миллионов малых предприятий (при существовавшем тогда уровне информатизации). То есть государство должно было бы выпустить их из-под контроля и передать в частные руки, о чем в 1960 — 1970-е говорить и думать было немыслимо.

А. ХОДАЧЕК: — Кстати, тогда впервые стали считать на ЭВМ зарплаты, технологию внедрили на «Ленмашучете».

— Одна из ключевых идей реформы Алексея Косыгина — материальное стимулирование трудового коллектива. Была ли она реализована на практике?

А. КАРЛИК: — В какой-то мере задачу решили, ведь предприятия получали прибыль и частично сами распределяли ее. До реформы все забирало государство, потом что-то возвращало. Была реализована идея создать фонд, которым бы распоряжался директор. На исход же реформы повлияли политические обстоятельства. В СССР испугались, что послабления в экономике приведут к политическим изменениям.

Уместны ли сравнения современных реалий с замыслами 1960-х? Вопрос. У нас нет концепции, нет стратегии экономического развития. «Стратегия 2020» не выполнена. В 2012 году (в соответствии с указами президента РФ) предполагалось к 2018 году повысить производительность в полтора раза, а получилось лишь на 6%.

С цифровизацией все закрутилось только после выступлений главы государства, хотя вопрос о необходимости ускоренной реализации цифровых технологий рассматривался давно. Если подвести итог, я не думаю, что реформы 1965 года оказали определяющее влияние на развитие нашего государства. Но, говоря словами из поэмы А. Вознесенского «Юнона» и «Авось», «затея не удалась, за попытку — спасибо».

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 014 (6367) от 28.01.2019 под заголовком ««А» и «Б» не сидели на трубе».


Материалы рубрики

Косыгинская экономическая реформа 1965 года в СССР

«Косыгинская реформа» — это экономическая реформа, проводившаяся в 1965 году в Советском Союзе. Реформа осуществлялась под руководством Алексея Косыгина — тогдашнего главы правительства, председателя Совета Министров СССР.

В ходе реформы была отменена введённая при Н.С. Хрущёве территориальная система управления экономикой (упразднены Совнархозы). Расширилась самостоятельность предприятий, часть из них перевели на хозрасчет — теперь они должны были ориентироваться на прибыль, а не на объёмы производства, предписанные планом.

Реформу Косыгина принято считать удачной. Восьмая пятилетка 1966-1970 годов в СССР получила название «золотой пятилетки»: это был период наиболее стабильного экономического развития страны за всё послевоенное время.

Однако реформа оказалась половинчатой. Начинания Косыгина не получили необходимой политической поддержки. Советское руководство свернуло реформы, вновь взяло экономику под жесткий контроль, и после «золотой пятилетки» страна погрузилась в эпоху застоя — экономической стагнации, закончившейся глубоким кризисом и падением советского строя.

Алексей Николаевич Косыгин. Фото: РИА Новости / Лев Иванов

Причины реформы

К середине 1960-х годов хозяйственное отставание Советского Союза от капиталистических стран продолжало нарастать. Идея «догнать и перегнать Америку» оказалась несбыточной.

Непоследовательные экономические реформы Никиты Хрущёва не дали заметных результатов: в частности, отказ от отраслевых министерств в пользу территориальных Советов народного хозяйства (Совнархозов) вредил экономическим связям внутри СССР.

Советская экономическая система оставалась командно-административной: производство определялось не спросом, а указаниями сверху. Госплан СССР решал, сколько и какой продукции должны произвести фабрики и заводы, устанавливал жёсткие цены.

В этих условиях предприятия не были заинтересованы в производстве продукции, необходимой потребителям. Существовал дефицит качественных товаров и услуг: важнее было выполнить план по количеству продукции, а не обеспечить покупателей необходимыми продуктами, одеждой, книгами, техникой, жильём.

У работников не было стимулов трудиться активнее, производить более качественную продукцию — в любом случае они получали одну и ту же зарплату. Точно так же руководство предприятий не стремилось внедрять новые технологии, расширять ассортимент, ориентироваться на запросы потребителей.

Налицо были все минусы централизованной экономики: выполнение плана стало самоцелью, а реальные потребности населения не учитывались.

Суть косыгинской реформы

  1. Была упразднена территориальная система управления народным хозяйством: исчезли хрущёвские Совнархозы, существовавшие с 1957 года. Было восстановлено отраслевое управление через соответствующие министерства.
  2. Предприятия получили более широкую самостоятельность: они смогли сами определять ассортимент продукции, договариваться с поставщиками и потребителями, материально поощрять работников.
  3. Резко сократилось число директивных плановых показателей (с 30 до 9), главным показателем становился объем реализованной продукции.
  4. Предприятия переводились на хозрасчет: начали учитываться их прибыль и рентабельность. Частью прибыли предприятия могли распоряжаться на своё усмотрение: платить работникам премии, вкладывать деньги в производство, строить жильё для сотрудников и т.п.
  5. В сельском хозяйстве в 1,5–2 раза повышались закупочные цены, снимались запреты на приусадебные хозяйства, уменьшался подоходный налог.

Итоги косыгинской реформы. Почему ее свернули?

К 1969 году на новую систему перешли 32 тысячи советских предприятий, выпускавшие 77% всей продукции в стране.

Восьмая пятилетка (1966-1970 годов) была временем наиболее стабильного развития послевоенной экономики. Национальный доход рос в среднем на 7,8% ежегодно. Объем промышленного производства за пятилетку вырос в полтора раза. Открылись 1900 новых предприятий (например, ВАЗ в Тольятти). Активно велось жилищное строительство.

Поначалу косыгинская реформа дала заметный эффект, однако он оказался кратковременным. Причину этого историки видят в том, что реформа не затрагивала основ командно-административной системы: экономическая свобода производителя по-прежнему была крайне ограничена. Замедление роста было связано ещё и с исчерпанием возможностей для экстенсивного развития советской экономики: расти дальше «вширь» было трудно, а стимулов для внедрения инноваций и автоматизации производства в СССР так и не появилось.

У Косыгина было немало противников: его реформу критиковали в руководстве страны (например, глава Верховного Совета Николай Подгорный). Особенно настороженным стало отношение к любым реформам после Пражской весны 1968 года — тогда в Чехословакии умеренные рыночные и политические реформы привели к антисоветским выступлениям, и их подавили силой.

В первой половине 1970-х годов реформа Косыгина была свернута. Отказаться от экономических преобразований временно позволил приток «нефтедолларов» в связи с открытием новых нефтяных месторождений (Самотлор), наращиванием экспорта нефтепродуктов на Запад и резким ростом цен на нефть (нефтяной кризис 1973 года).

Мог ли Косыгин спасти СССР от развала?

Сегодня о косыгинской реформе нередко пишут как о последнем шансе СССР спастись от кризиса и развала, реформировать страну так, как это сделал Китай, соединив коммунистическую идеологию с рыночной экономикой. Специалисты, однако, указывают, что косыгинская реформа не была панацеей (спасительным средством от всех болезней).

Косыгинская реформа стала «последней серьёзной попыткой найти пути изменения системы управления советской экономикой, открыть дорогу восстановлению рыночных механизмов», писал Егор Гайдар в книге «Гибель империи». Признавая, что пятилетка 1966-70 годов оказалась самой успешной для позднего СССР, он обращал внимание на крайне низкую эффективность производства:

«Советский Союз добывал в 8 раз больше железной руды, чем США, выплавлял из этой руды втрое больше чугуна, стали из этого чугуна вдвое больше. Машин из этого металла производил по стоимости примерно столько же, сколько США. В СССР потребление сырья и энергии в расчете на единицу конечного продукта было соответственно в 1,6 и 2,1 больше, чем в США».

Егор Гайдар. «Гибель империи»

«Невозможность создания эффективных стимулов в централизованной экономике, управляемой Госпланом, была связана не с тем, что схемы поощрения были организованы неправильно. Сама система, нацеленная на экстрактивный рост, сопротивлялась повышению собственной эффективности», — объясняют Дарон Аджемоглу и Джеймс Робинсон в книге «Почему одни страны богатые, а другие бедные».

Таким образом, осторожные реформы Косыгина вряд ли могли уберечь Советский Союз от надвигающегося экономического кризиса и связанных с ним политических проблем. Рассчитывать же на углубление преобразований было невозможно, поскольку против выступало руководство страны.

Памятник А.Н. Косыгину на улице Косыгина в Москве. Фото: РИА Новости / Сергей Субботин

Storytel — Аудиокниги в вашем мобильном

  • Попробовать Storytel
  • Подарочная карта
    • Активировать подарочную карту
    • Купить подарочную карту
  • Что послушать?
  • Поиск
  • Жанры
    • Детям
    • Биографии
    • Детективы
    • Экономика и Бизнес
    • Эротика
    • Нон-Фикшен
    • Фантастика и Фэнтези
    • История
    • Классика
    • Поэзия и драматургия
    • Рассказы
    • Психология
    • Художественная
    • Языки
    • Триллеры
    • Для подростков
    • Любовные романы
    • Философия, религия, эзотерика
  • Помощь
  • Войти

Page not found

U can’t touch this

― MC Hammer


Домой Начать
  • Стать подписчиком
  • Загрузить приложение
  • Участвовать в акции
  • Вопросы и ответы
Присоединиться к Storytel
  • Storytel на Facebook
  • Storytel в Twitter
  • Storytel в Instagram
Узнать больше
  • О Storytel
  • Investor Relations
  • Условия использования
  • Политика конфиденциальности
  • О cookies
  • Вакансии
Выберите страну 🇷🇺 Russia
  • 🇧🇪 Belgium
  • 🇧🇷 Brazil
  • 🇧🇬 Bulgaria
  • 🇨🇴 Colombia
  • 🇩🇰 Denmark
  • 🇪🇬 Egypt
  • 🇫🇮 Finland
  • 🇩🇪 Germany
  • 🇮🇸 Iceland
  • 🇮🇳 India
  • 🇮🇩 Indonesia
  • 🇮🇱 Israel
  • 🇮🇹 Italy
  • 🇲🇽 Mexico
  • 🇳🇱 Netherlands
  • 🇳🇴 Norway
  • 🇵🇱 Poland
  • 🇷🇺 Russia
  • 🇸🇦 Saudi Arabia
  • 🇸🇬 Singapore
  • 🇰🇷 South Korea
  • 🇪🇸 Spain
  • 🇸🇪 Sweden
  • 🇹🇭 Thailand
  • 🇹🇷 Turkey
  • 🇦🇪 United Arab Emirates

Косыгинская реформа | Понятия и категории

«КОСЫГИНСКАЯ РЕФОРМА» — система экономических мер, проводившаяся в СССР в середине — второй половине 1960-х гг. по инициативе А. Н. Косыгина. Была направлена на стимулирование развития производства промышленной и сельскохозяйственной продукции путем расширения экономических рычагов и повышения личной заинтересованности производителей. Новый курс в промышленности заложили решения Октябрьского пленума ЦК КПСС 1965 г. Реформа осуществлялась на основе перехода от территориального принципа управления (отказ от совнархозов) к отраслевому. Новые законы (октябрь 1965) изменили систему органов управления промышленностью: создавалось 11 общесоюзных и 17 союзно-республиканских министерств. Принятое в октябре «Положение» о промышленном предприятии устанавливало сочетание государственного централизованного руководства с расширением прав и оперативно-хозяйственной самостоятельности предприятий. Внедрение хозрасчета включало снижение числа обязательных плановых показателей (с 30 до 9). Среди них главным становился объем реализованной продукции, что ставило производителя в непосредственную зависимость от спроса на его продукцию. Зарплата определялась уровнем рентабельности, прибылью и перевыполнением планов, что приводило к большей заинтересованности трудовых коллективов повышать производительность труда. Предприятиям разрешалось за счет полученной прибыли создавать фонд для выплаты премий и «13-й зарплаты», тратить часть заработанных средств на социально-культурные потребности своих работников (строить ведомственное жилье, детские сады и т. п.).

Нововведения в сельском хозяйстве обозначили решения Мартовского пленума ЦК КПСС 1965 г. Совхозы переходили на полный хозрасчет, из своих фондов покрывая все производственные затраты. Была изменена система оплаты груда колхозников — от трудодней перешли к гарантированной ежемесячной оплате труда деньгами но тарифным ставкам, соответствовавшим различным категориям рабочих совхозов. Зарплата выдавалась из фонда, формируемого из доходов колхоза. Новый Примерный устав колхозов (ноябрь 1969) вводил более демократическую систему внутриколхозной жизни — выборность не только членов правления и пред. колхозов, но и руководителей всех хозяйственных подразделений. За колхозниками закреплялось право на гарантированную зарплату и пенсионное обеспечение.

Реформа дала импульс для развития народного хозяйства — 8-я пятилетка (1965—1970) стала самой успешной за все годы советской власти: по официальным данным валовой общественный продукт вырос на 13%, объем промышленной продукции — на 50,5%, сельскохозяйственной — на 21%.

Однако в конце 1960-х гг. реформу начали постепенно сворачивать — возвращались централизованные, внеэкономические, директивно-командные методы управления, покончившие с хозяйственной самостоятельностью предприятий промышленности и сельского хозяйства. Отказ от продолжения реформы в определенной мере объяснялся ее собственными недостатками (абсолютизация прибыли как основного экономического показателя, возможность для предприятий искусственно повышать цену на свою продукцию и занижать план ее выпуска).

Объективная причина свертывания реформы была обусловлена невозможностью осуществления рыночных методов развития экономики в условиях почти полного монопольного господства государственной собственности на средства производства и отчуждения от них непосредственного производителя. Субъективный фактор был связан с позицией консервативной части партийно-государственного руководства, которое усматривало в реформе, фактически вводившей элементы рыночной экономики, расшатывание устоев социализма и угрозу социально-политической стабильности страны.

Свертывание хозяйственной реформы привело в 1970-х гг. и последующих годах к снижению темпов роста во всех отраслях экономики СССР.

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 248-249.

«Косыгинская реформа» 1965 г. и почему был свернут успешный экономический эксперимент

Поиски новой хозяйственной модели велись советскими экономистами (Л. Канторович, В. Немчинов, В. Новожилов) уже с конца 1950-х гг. Суть намерений заключалась в том, чтобы жесткую систему единого государственного планирования сделать более гибкой посредством включения в нее элементов рыночного стимулирования. Главными задачами становились повышение материальной заинтересованности производителей результатами своего труда и изменение принципа оценки эффективности работы.

В 1962 г. на страницах советской печати развернулись дебаты по статье экономиста Е. Либермана, которая имела весьма характерное название – «План, прибыль, премия». Профессор из Харькова предложил составлять планы непосредственно на предприятиях в рамках согласованной программы, расширить права предприятий по материальному поощрению своих работников, увязать премиальные выплаты с рентабельностью производства. В ходе развернувшейся дискуссии преобладали высказывания в пользу хозяйственной реформы, прибыли как ведущего экономического показателя, за отказ от валовых оценок, преодоления «штурмовщины» и других негативных явлений советской экономики. Весной 1965 г. была опубликована статья Немчинова, в которой автор предлагал ввести «хозрасчетную систему планирования». На его взгляд план должен был стать не столько заданием, сколько государственным заказом.

Н.С. Хрущев мог, но так и не решился на полномасштабную реформу, реализация которой началась лишь в середине 1960-х гг. 

В октябре 1964 г. Н. Хрущев был отправлен в отставку со всех постов по состоянию здоровья. Преемником Хрущева на посту Первого секретаря ЦК КПСС стал Л.И. Брежнев. Октябрьский Пленум ЦК КПСС 1964 г. постановил разделить ранее занимаемые Хрущевым высшие партийные и государственные должности, пост председателя Совета министров СССР занял А.Н. Косыгин.

Перед А. Косыгиным высшим партийным руководством была поставлена задача проведения широких преобразований в экономике, которые затем назовут «косыгинской реформой».

Главной целью реформы являлось повышение эффективности работы народного хозяйства, повышение темпов его роста и на этой основе улучшение жизненного уровня населения.

Основные принципы реформы заключались в предоставлении большей автономии отдельным предприятиям; переводе предприятий на хозрасчет; оценка работы предприятий не по объему валовой продукции, а по реализованной и по полученной прибыли; создание из части прибыли (10-12 % от общей прибыли) фондов экономического стимулирования; внедрение элементов оптовой торговли между производителями, минуя посредников, т. е. государственные структуры, привыкшие все планировать и распределять по «лимитам»; повышении роли прибыли при оценке хозяйственной эффективности их деятельности.

Основные фонды предприятия оставались в государственной собственности, и предприятия должны были вносить за них государству арендную плату. Топливо, энергию и сырье предприятиям предстояло покупать. Это должно было побудить директоров экономить ресурсы и сырье. Предполагалось, что предприятия будут освобождены от мелочной опеки руководящих органов, им сверху будут спускаться лишь самые общие параметры развития. Обязательные для выполнения плановые показатели были сокращены с 30 до 9.

Таким образом, предприятие получало право относительно самостоятельно вести свою хозяйственную деятельность и распоряжаться частью полученной прибыли.

Получаемая предприятием прибыль делилась на три фонда: фонд развития производства, фонд материального поощрения и фонд социально-культурного и бытового развития. Рабочие и служащие очень быстро почувствовали, что выполнение плана ощутимо влияет на получение денежных премий. Характерным явлением для того периода времени стала премия по итогам года или так называемая «13-я зарплата». Серьезным стимулом для работников в условиях дефицита жилья в городах стало быстрое получение квартир на перевыполняющих план предприятиях.

Кроме того, в промышленности было восстановлено отраслевое управление через министерства (введенные Н. Хрущевым в 1957 г. советы народного хозяйства упразднялись), но основным звеном производства по замыслу реформаторов должно было стать хозрасчетное предприятие (самостоятельное, самоокупаемое, самофинансируемое).

В 1966 г. 243 высоко рентабельных предприятия перешли на хозрасчет, в следующем – 7 тыс., а в совокупности они производили около 40 % промышленной продукции страны. В конце 1960-х гг. уже подавляющее количество промышленных предприятий перешли на новые условия финансово-хозяйственной деятельности.

Преобразования затронули и сельское хозяйство. В марте 1965 г. пленум ЦК поднял проблему реформирования сельскохозяйственной отрасли. Для колхозов и совхозов были снижены плановые показатели. Закупочные цены повышались в 1,5-2 раза, а сверхплановые поставки должны были осуществляться по повышенным ценам. В частности, вводилась 50% надбавка к основной цене за сверхплановую продажу сельхозпродукции государству. Кроме того, с колхозов и совхозов списывались долги, а цены на технику и запчасти снижались. С целью повышения материальной заинтересованности колхозников трудодень был заменен ежемесячной гарантированной оплатой деньгами и продуктами по нормам, действовавшим в совхозах. В целом за счет экономических мер предусматривалось изменить пропорции распределения национального дохода в пользу сельского хозяйства.

Менялась государственная политика и в отношении личного подсобного хозяйства (ЛПХ). Из ограничительной периода Хрущева она становилась разрешительной, ЛПХ стало рассматриваться важным каналом поступления сельскохозяйственной продукции в общественное потребление.

Как следствие, уже в 1966 г. доходы колхозов и совхозов выросли на 15 %. Объем сельскохозяйственного производства за годы восьмой пятилетки вырос на 21 % (в предыдущем пятилетии этот показатель составил 12 %). За 1966-1970 гг. государство закупило почти на треть зерновых больше, чем в предыдущее пятилетие.

Увеличился технический парк сельского хозяйства. Так, число тракторов к 1970 г. выросло с 1 613 тыс. единиц (1965 г.) до 1 997 тыс. единиц, зерноуборочных комбайнов – с 520 тыс. до 623 тыс. единиц, грузовых автомобилей – с 945 тыс. до 1 136 тыс. штук.

В результате экономических преобразований удалось улучшить все важнейшие народнохозяйственные показатели. За годы восьмой пятилетки (1966-1970 гг.) объем промышленного производства вырос в полтора раза. Было сдано в строй около 1900 крупных предприятий. В целом объем национального дохода к концу 1960-х гг. увеличился на 41 %, а производительность труда – на 37 %. Эффект от проведения реформы в первые годы ее реализации превзошел все ожидания. Восьмая пятилетка получила название «золотой» из-за выполнения и перевыполнения плановых показателей.

Однако в ходе «косыгинской реформы», как и в годы НЭПа, начавшиеся экономические преобразования встретили глухое недовольство со стороны разросшейся после прекращения сталинских репрессий бюрократии. В качестве примера можно привести начатый в 1967 г. на Щекинском химическом комбинате эксперимент: было разрешено сокращать излишний персонал, а часть заработной платы уволенных распределять между оставшимися. В результате численность работников комбината за два года сократилась с 6 до 5 тыс. человек, а выпуск продукции, наоборот, увеличился на 80 %. Также известность получил так называемый «злобинский метод» в строительстве по имени бригадира Н.А. Злобина из подмосковного Зеленограда: бригада строителей брала подряд на весь цикл работ, которые она обязывалась закончить вовремя и качественно. При этом члены бригады сами определяли объемы дневной выработки, распределение обязанностей и размер заработной платы. В результате численность рабочих сокращалась, производительность труда повышалась, а сроки строительства сокращались. Казалось бы, все плюсы были налицо.

Однако прогрессивный опыт Щекинскогого химкомбината и бригады Н. Злобина не получил широкого распространения, так как, по мнению партийных функционеров внедрение подобной практики на других предприятиях могло привести к появлению безработицы, что было недопустимо в рамках концепции «развитого» социализма и дальнейшего построения коммунизма. Также возникал вопрос об оплате административно-управленческого персонала, сократить который было весьма сложно. В итоге дальше экспериментов дело не пошло.

Показатели восьмой пятилетки подтверждают, что реформа активизировала трудовую деятельность, но в то же время, по мнению многих хозяйственников, оживление трудовой активности определялось тогда своеобразным «междуцарствием»: совнархозов уже не было, а министерства еще не набрали силу и власть.

Современные экономисты полагают, что в условиях однопартийной системы и централизованной плановой экономики даже эффективные показатели реформы Косыгина не могли перевесить возникшие в результате ее реализации противоречия, которые выражались в невозможности долгосрочного сочетания в СССР рыночных и директивных рычагов управления.  

По их мнению, реформа изначально была обречена на неуспех, и этому способствовал целый комплекс причин:

 – непоследовательность и половинчатость уже в самом замысле реформы. Допущение рыночных начал в жестко централизованную плановую экономику, как показывает мировой и отечественный опыт, дает лишь кратковременный эффект, а затем вновь происходит доминирование административных принципов и подавление экономических. Уже в 1971 г. Совет Министров СССР принял постановление «О некоторых мерах по улучшению планирования и экономического стимулирования промышленного производства». Государство вновь стало устанавливать задания по производительности труда, тогда как во второй половине 1960-х гг. подобное правило не действовало;

– некомплексный характер реформы. Изменения в народном хозяйстве мыслились, прежде всего, как сумма организационно-технических мер, не связанных напрямую с изменением общественных институтов, на которые опирался прежний хозяйственный механизм. Ни о какой демократизации производственных отношений, изменении форм собственности и перестройке политической системы речь даже не шла;

– слабая кадровая подготовленность и обеспеченность реформы. Инерция мышления руководящих хозяйственных кадров, давление на них прежних стереотипов, отсутствие творческой смелости и инициативы у непосредственных исполнителей преобразований обусловили половинчатость замысла реформы и обрекли ее в конечном итоге на неудачу;

– противодействие реформе со стороны партийного аппарата и его руководителей (Л.И. Брежнева, Н.В. Подгорного, Ю.В. Андропова), боявшихся, что экономика может выйти из-под партийного контроля, а реформа – поставит под сомнение сущность социалистического строя. В процессе противостояния реформаторских и консервативных сил, последние получили поддержку в лице главы КПСС Л. Брежнева.  По свидетельству В.А. Крючкова, бывшего руководителя КГБ и близкого соратника Ю.В. Андропова, принципиальные разногласия разделяли также Косыгина и Андропова. Андропов опасался, что предлагаемые Косыгиным темпы реформирования могут привести не просто к опасным последствиям, но и к размыву советского социально-политического строя.

Реформа имела и побочные негативные эффекты. Во-первых, процветали те предприятия, на продукцию которых цены были высокие (приборостроение, оборонная промышленность), а угольная и пищевая отрасли заведомо становились убыточными. Вторым побочным эффектом реформы стало стремление предприятий не вкладывать средства в развитие производства, а тратить прибыль на повышение оплаты труда. При этом, предприятия по-прежнему получали государственную помощь, пользовались централизованным снабжением.

Еще одной причиной свертывания реформы стала закрепившаяся тактика частных поправок. В практику стали возвращаться старые методы мелочного контроля и опеки хозяйственных структур, вмешательства партийно-советских органов в повседневную жизнь предприятий.

Британский историк Джеффри Хоскинг называет свои причины крушения реформы Косыгина: во-первых, для того, чтобы в полной мере использовать те возможности, которые она открывала, предприятия должны были сами назначать цену за свою продукцию, но как раз этого права они и не получили; во-вторых, для успешного проведения реформы необходимо было внедрять в производство новые технологии, но в экономике, где успех измеряется ежегодным выполнением плановых показателей, этого вообще трудно было добиться.

Внешним поводом для фактического отказа от продолжения экономической реформы стали политические кризисы 1968 г. в Чехословакии и ряде других стран соцлагеря, где на фоне рыночных преобразований возникла реальная угроза самому существованию социалистического строя. В 1969 г. «косыгинскую реформу» фактически спустили на тормоза. На декабрьском пленуме ЦК были приняты решения, в которых была зафиксирована привычная «обойма» административных методов управления: призывы к рациональному использованию производственных ресурсов, более жесткому режиму экономии в народном хозяйстве, укреплению трудовой и государственной дисциплины и т.д. Хотя формально реформу никто не отменял.

Как и в конце 1920-х гг. несмотря на несомненные успехи НЭПа, партийное руководство ради сохранения своей монополии на все сферы жизни советского общества отказалось от внедрения элементов рынка, так как самостоятельные субъекты экономических отношений показывали, что отеческая опека партии не помогает, а лишь мешает дальнейшему их развитию.

Таким образом, «косыгинская реформа» не смогла переломить неблагоприятные тенденции в экономическом развитии страны, и усилия партийного аппарата свели ее на нет. Реформа 1965 г. в конечном итоге показала ограниченность социалистического реформаторства. Последний гвоздь в реформу вбил золотой дождь «нефтедолларов», пролившийся на нашу страну в 1970-е гг., а стареющая советская партноменклатура в таких благоприятных условиях отказалась в дальнейшем от попыток перестройки советской хозяйственной системы.

Косыгинские реформы | Encyclopedia.com

После смещения Никиты Сергеевича Хрущева в октябре 1964 года председателем Совета Министров СССР в составе дуумвирата с Леонидом Брежневым стал Алексей Николаевич Косыгин (1904–1980). В течение нескольких месяцев новое руководство восстановило отраслевую министерскую структуру, которую Хрущев заменил региональными совнархозами (совнархозами). Госплан восстановил свою главную роль в экономическом планировании.

В сентябре 1965 года Косыгин объявил о комплексной плановой реформе, в которой были реализованы некоторые идеи харьковского экономиста Евсея Либермана и многих других экономистов-промышленников, призывавших опираться на показатель прибыли вместо подробных и многочисленных директив, часто противоречащих друг другу. .Рентабельность некоторое время была одним из показателей выполнения плана, хотя основным показателем по-прежнему оставалась валовая продукция ( валовая продукция, или сокращенно валовая ) по сравнению с плановыми уровнями. Теперь директив будет семь, а рентабельность капитала (по регулируемым ценам, а не рыночным) — или объем продаж для фирм, производящих товары народного потребления, — будет основным индикатором, формирующим бонусы. Вместо четырех нормативных показателей использования труда будет только один: фонд заработной платы.

Другими обязательными задачами должны были быть продажи ( реализация ), ассортимент, платежи в бюджет, централизованные инвестиции, внедрение новой техники, обязательные задачи снабжения. От печально известного val отказались вместе с целью снижения затрат, что поставило под угрозу качество производства. В зависимости от успехов предприятия в увеличении продаж и нормы прибыли, а также при выполнении других плановых задач, нераспределенная прибыль пойдет на новые инвестиции, социальные объекты и жилье, дополнительные премии работникам. Это положение было призвано усилить материальное стимулирование занятых на предприятии. Эти нормы, будучи дифференцированными и довольно сложными, должны были быть устойчивыми. После уплаты нового взноса на капитал в размере 6 процентов более половины чистой прибыли обычно шло государству, а не в фонды предприятий. Целые цены для новых предприятий будут объявлены к 1967 году, но по-прежнему будут основываться на затратах, а не на дефиците рынка. Это позволило бы прекратить субсидирование убыточных предприятий.

Сохранено одно преимущество системы совнархозов: Сохранены областные межотраслевые базы снабжения при Госкомитете по материально-техническому снабжению ( Госнсаб ).Таким образом, оптовая торговля должна была быть расширена. Было также создано несколько других государственных комитетов по установлению цен и по науке и технике. Забота о технологических изменениях также нашла отражение в создании научно-производственных ассоциаций, призванных улучшить связь между исследованиями, технологиями и внедрением новых товаров.

Не успели эти реформы осуществиться, как пришлось внести существенные изменения в регулирование размера и распределения фондов предприятий.Добавлены новые цели по потребительским товарам и качеству; позже, в 1970-х годах, производительность труда, валовая продукция и другие показатели вернулись в обязательный список. Проблемы с поставками сохранялись; велась небольшая оптовая торговля.

Большинство специалистов считают, что косыгинские реформы потерпели неудачу из-за сохраняющегося дисбаланса между реальными поставками и требованиями правительства, контролируемого партией, нежелания объявлять цены и бюрократического сопротивления любым радикальным изменениям. Но возня и эксперименты продолжались до 1982 года.Перестройка возродит многие из основных идей косыгинских реформ, но с совершенно иной развязкой: скорее хаосом и коллапсом, чем разворотом и стагнацией.

См. также: экономический рост советский; косыгин алексей николаевич; либерман евсей григорьевич; перестройка; совнархозы

библиография

Грегори, Пол Р. и Стюарт, Роберт С. (1998). Российские и советские экономические показатели и структура, 6-е изд. Чтение, Массачусетс: Аддисон-Уэсли.

Нове, Алек. (1986). Советская экономическая система, 3-е изд. Бостон: Аллен и Анвин.

Мартин С. Шпехлер

%PDF-1.4 % 1 0 объект > эндообъект 2 0 объект > эндообъект 3 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст /ImageB] >> /Тип /Страница >> эндообъект 4 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст /ImageB] >> /Тип /Страница >> эндообъект 5 0 объект > поток /промежуток >BDC 0 г 0 я БТ /T1_0 9 Тф 0 Tc 0 Tw 0 Ts 100 Tz 0 Tr 131,76 627.84 тд (Джеймс) ТиДжей 41,52 0,24 Тд [(Р.)-460(МИЛЛАР)]TJ 62,16 -1,92 тд (\(Вашингтон, )Tj 69,12 0,48 Тд (DC, )Tj 28,32 0,72 Тд (США\) )Tj -86,16 -51,36 Тд [(THE)-1886(ПРЕОБРАЗОВАНИЕ)]TJ 142,56 0 тд [(OF)-1272(THE)]TJ -235,2 -16,32 Тд (КОММУНИСТЫ: )Tj 116,4 0,24 Тд (ГОРБАЧЕВА)Tj 113,52 -0,24 Тд (НАСЛЕДИЕ)Tj -240,24 -35,04 Тд [(Я)-297(Посещал)-1083(С)-715(Советский)]TJ 97,2 0,24 Тд [(Союз)-930(для)-531()]TJ 69,6 0,24 Тд [(первый)-832(время)]TJ 50,4 -2,16 Тд (во время)Tj 35,28 1,92 Тд () Tj 19. 68 -1,92 Тд (весна)Tj -284,16 -10,32 Тд (и)Tj 20,64 0,24 Тд [(лето)-1115(о)-170(1966)-603(о)-323(о)]TJ 110,4 -1,92 Тд (молодой) TJ 30,96 0,24 Тд (факультет) Tj 35,76 -0,24 Тд (обмен)Tj 46,32 1,92 Тд [(затем)-695(под)-886(то)]TJ -244,08 -14,16 Тд (эгида) Tj 31,92 2,16 Тд (из)Tj 14,88 -0,24 Тд [()-1035(IUCTG)]TJ 64,8 -1,44 тд (\(Межуниверситетский)Tj 91,92 1,92 Тд [(Комитет)-2025(на)]TJ 78 -0,24 Тд (Путешествие) Tj -281,52 -12,72 Тд (Гранты\). )Tj 42,96 0,96 Тд (Это) TJ 11,52 -0.24 тд (было) Tj 22,32 0,24 Тд (ан)Tj 15,84 -1,92 Тд (захватывающе) TJ 40,8 1,92 Тд [(время)-745(до)-359(быть)]TJ 51,84 0,24 Тд (в)Tj 13,44 -0,24 Тд [(С)-661(Советский)-821(Союз.)-973(Есть)]TJ -198,96 -12,24 Тд (было) Tj 24,48 0,24 Тд (а)Tj 11.04 -1.92 Тд (отлично) ТиДжей 30,96 1,68 Тд (сделка) Tj 25,68 0,24 Тд (из)Tj 14,64 -1,68 Тд (оптимизм) Tj 50,4 1,92 Тд (о) Tj 32,88 -0,24 Тд () Tj 21,12 0,24 Тд [(будущее)-1362(из)-464(в)]TJ 71,04 -0,24 тд (СССР.)Tj -282 -12,24 Тд (Брежнев)Tj 49,68 0.24 тд (и)Tj 22.08 -1.92 Тд (Косыгин)Tj 42,72 2,16 Тд (были)Tj 26,88 -0,24 Тд (просмотрено)Tj 38,16 0,24 Тд [(как)-544(а)-373(новый)-697(порода)-996(из)]TJ 91,92 -1,68 тд (лидер, )Tj 36,96 1,68 Тд (а)Tj -309,12 -12,24 Тд (порода) Tj 35,04 -1,68 тд (достаточно)Tj 61,68 1,68 Тд (удалено) Tj 48,48 0,24 Тд [(из)-1113(в)-1088(почва)-945(и)]TJ 101,04 0,24 Тд (от) Tj 29,52 -1,92 тд (крестьянин)Tj -275,04 -10,56 Тд [(культура)-1053(к)-332(бэ)-459(способен)]TJ 86,88 0,24 Тд (к)Tj 12. 48 -1.92 тд (представить) Tj 48,72 1,92 Тд [()-608(СССР)]TJ 50,88 0,24 Тд [(за границей)-1002(с)]TJ 60,48 -2,16 Тд (достоинство)Tj 36,96 1,92 Тд (и)Tj -296,4 -14,16 Тд (стиль.) Tj 30,24 2,16 Тд () Tj 23,76 -2,16 Тд (Косыгин)Tj 44,16 2,16 Тд [(экономика)-1275(реформы)-1333(были)]TJ 118,56 -1,68 Тд [(в настоящее время) -1021(реализовано, )]TJ -216,72 -10,56 Тд (или)Tj 14,16 0,24 Тд [(так)-434(мы)]TJ 31,92 -1,92 тд (мысль, )Tj 45,12 1,92 Тд [(и)-786(там)-1058(было)]TJ 75,36 0,24 Тд (много)Tj 30,48 -0.24 тд (свободный) Tj 28,56 -1,68 Тд (предположение) Tj 58,8 1,92 Тд (в)Tj 13,92 -0,24 Тд () Tj -299,04 -12 Тд (американский) Tj 52,32 -1,92 Тд (нажмите )Tj 31,2 2,16 Тд (о) Tj 32,4 -2,16 Тд («ползучий»)Tj 50,64 0,48 Тд (капитализм)Tj 59,76 1,92 Тд (в)Tj 15,36 -0,24 Тд [()-795(СССР.)-1132(Мы)]TJ -241,44 -12,24 Тд (сейчас) TJ 22.08 -1.68 Тд (знаю) Tj 31,68 1,68 Тд (из)Tj 11,76 -1,44 Тд (конечно, )Tj 36 1,44 Тд [(тот)-863(Брежнев)]TJ 70,8 0,24 Тд [(было)-653(мало)]TJ 47,04 -0,24 Тд (проценты)Tj 39. 6 0,24 Тд (в)Tj 13,2 -0,24 Тд (экономический)Tj -272,16 -12 Тд [(реформа)-1056(и)-706(что)]TJ 81,84 -1,68 тд (Косыгина)Tj 49,68 1,92 Тд [(влияние)-1309(было)-675(недостаточное)-1675(до)]TJ 141,12 -1,92 Тд (держать) Tj 26,4 1,68 Тд () Tj -299,04 -11,76 Тд [(выпуск)-843(оф)-277(экономич.)-929(реформа)-1002(на)-377(на)-581(фасад)-819(горелка)]TJ 11,76 -12 Тд (Что) ТиДжей 30,96 -1,68 тд (удивленно) ТиДжей 49,44 1,68 Тд (я) ТиДжей 18,48 0,24 Тд (в)Tj 14,4 -1,92 Тд (1966,) Т.Дж. 29,28 0,24 Тд (однако )Tj 47.52 1,44 Тд [(было)-728()-741(отношение)-1523(из)]TJ 97,68 -1,92 тд (мой) тж -299,28 -10,08 Тд [(Советский)-901(друзья)]TJ 70,8 0,24 Тд (и)Tj 21,36 -1,92 Тд (факультет) Tj 37,68 -0,24 Тд (коллеги)Tj 52,08 2,16 Тд [(в сторону)-1106(Никита)]TJ 72,24 -0,48 Тд (Хрущев. )Tj -254,64 -13,44 Тд (Они) ТиДжей 28,08 1,68 Тд [(были)-794(критические)]TJ 63,84 -1,68 тд [(за пределами)-1046(моё)-525(понимание.)]TJ 133,44 1,92 Тд (Он) Tj 17,76 -0,24 Тд [(был)-702(обвиняемый)-1065(из)]TJ -242,64 -11,76 Тд («заячий мозг») Tj 72. 24 -0,24 Тд (схемы)Tj 48,96 0,24 Тд [(к)-599(реформа)-1216()]TJ 72,96 -1,92 тд (Вечеринка) TJ 32,16 1,92 Тд (и)Tj 22,8 -0,24 Тд () Tj 21,12 -2,16 Тд (экономика, )Tj -270,24 -9,6 Тд [(и)-626(эта)-635(административная)-2241(турбулентность)-1609(оф)-197(его)-583(последняя)]TJ 218,88 -1,92 тд (лет)Tj 29,52 1,92 Тд (в)Tj 12,72 -2,16 Тд (мощность)Tj 32,64 1,68 Тд (делает) Tj 65,52 6 тд (‘)Tj -359,76 -19,44 Тд (предоставить)Tj 43,44 1,68 Тд (определенный)Tj 40,8 -1,68 Тд (земля)Tj 46,08 1,92 Тд (для)Tj 20.16 -0,24 Тд (эти)Tj 32,64 -1,92 тд (заряжает.) Tj 47,28 1,92 Тд [(Хрущев)-2198(был)]TJ -229,92 -13,68 Тд (конечно) Tj 47,04 1,92 Тд [(хамский)-1230(в)]TJ 54,72 -0,24 Тд (его) Tj 19,2 0,24 Тд (поведение)Tj 47,04 0,24 Тд (в)Tj 14,4 -0,24 Тд (международный)Tj 68,16 -0,96 Тд (форумы, )Tj 42 0,48 Тд (такой)Tj -292,56 -11,52 Тд [(как)-704()-928(Соединенные)]TJ 77,28 -1,44 тд (Нации, )Tj 48,24 1,44 Тд [(и)-919(советские)-1221(интеллигенция)]TJ 126,72 -2,16 Тд (ясно) Tj 38,64 1,92 Тд (были)Tj -290.88 -11,76 Тд [(смущенно)-1765(за)]TJ 79,44 0,24 Тд (он) ТиДжей 22,32 -0,24 Тд (и)Tj 20,88 0,48 Тд (для)Tj 16,56 -0,24 Тд [()-581(СССР. )]TJ -127,68 -13,68 Тд (Тем не менее, )Tj 69,36 1,68 Тд [(это)-714(было)-995(хрущев)-2145(кто)-881(был)-1026(первый)]TJ 181,44 -0,24 Тд (осужден) Tj -262,56 -11,76 Тд [(Сталин)-1016(и)-679()-661(культ)-650(из)]TJ 106,8 -1,68 Тд (личность) Tj 56,64 1,92 Тд [(в)-492(1956)]ТДЖ 40,08 -0,24 Тд [(в)-495(в)]TJ 31,92 -0,24 Тд (Двадцатый)Tj 52.56 -1,92 Тд (Вечеринка) TJ -288 -11,76 Тд (Конгресс, )Tj 50,88 1,92 Тд (кто) ТиДжей 23,76 -1,92 тд (разрешено)Tj 52,32 2,16 Тд () Tj 19,44 -1,92 Тд (публикация) Tj 58,56 1,92 Тд (из)Tj 12,96 -2,16 Тд (Солженицын) Tj 73,2 1,68 тд («Один»)Tj -291,36 -13,44 Тд (День) Tj 23,04 1,92 Тд (в)Tj 13,92 -0,24 Тд [(the)-741(Life)-644(of)-357(Ivan)]TJ 81,84 -1,44 тд (Денисович,» )Tj 63,12 -0,48 Тд (таким образом)Tj 41,04 -0,24 Тд (стимулирующий)Tj 60 2,16 Тд [(а)-319(кратко)]TJ -283,44 -13,68 Тд (цветение)Tj 51.84 1,92 Тд (из)Tj 14,4 -0,24 Тд (Советский) Тж 35,76 -1,68 тд (проза) Tj 32,4 1,92 Тд (и)Tj 23,28 -1,92 Тд (поэзия) Tj 40,32 1,92 Тд [(и)-919(кто)]TJ 48,72 -1,92 тд (проповедовал) Tj 50,4 1,44 Тд (и)Tj -296,64 -13,2 Тд (попытка) Tj 56,88 1,68 Тд (к)Tj 15,12 -2,16 Тд (принести) TJ 33,6 2,16 Тд [(около)-1315(а)-613(возврат)-1629(к)-759(«социалист)]TJ 150,72 -2,16 Тд (законность)Tj 47,76 2,16 Тд (в)Tj -304,56 -12 Тд (отношения)Tj 44,64 -0,24 Тд [(между)-1111()-688(состояние)-877(и)-573()]TJ 127. 44 0,24 Тд (члены) Tj 46,32 -0,24 Тд (и)Tj 21,12 -2,16 Тд (организации)Tj 66,72 2,16 Тд (из)Tj -306 -12 Тд (Советский) Тж 34,32 -1,92 тд (общество.)Тж 39,6 0,24 Тд (Таким образом, )Tj 32,64 -0,48 Тд (хотя) Tj 46,8 2,4 Тд (Я) Тдж 8,4 -0,24 Тд (понял) Tj 58,32 -1,92 тд (почему) ТиДжей 24,24 -0,24 Тд (они) Tj 25,2 0,24 Тд (предпочтительно)Tj -269,76 -9,84 Тд (Брежнев)Tj 52,32 -0,24 Тд (и)Tj 23,76 -1,92 тд (Косыгин, )Tj 48,48 2,16 Тд (кто) ТиДжей 25,68 -0,24 Тд (были)Tj 29,04 -1,92 тд (с высшим образованием, )Tj 84./V뭪k*K׮].8U KcFuҭ|{IZuWIZSZJ /~}m}/_군jZtA%֪O nڦ턯UOR턭S|@[email protected]_P\b8-dbl[» Vғ7(k#AV.A+» $)vAc1_wMuM8aA`FG.A390A

Косыгин, ссылаясь на слабое здоровье, уходит с поста премьер-министра СССР

государственную должность сегодня по собственному желанию в связи с плохим состоянием здоровья.

Премьер-министра, которому 76 лет и который в прошлом году перенес тяжелый сердечный приступ, от которого он так и не оправился, сразу же сменил Николай А.Тихонов, 75 лет, ставленник Брежнева, вице-премьер последние четыре года и полноправный член Политбюро с 1979 года. Большой Кремлевский Дворец сегодня днем. Это была самая значительная смена руководства с тех пор, как Брежнев и Косыгин пришли к власти в октябре 1964 года после того, как Никита Хрущев был свергнут с поста советского лидера.

Брежнев, глава партии с тех пор и президент с 1977 года, сказал, что Косыгин также просил освободить его от своего места в правящем Политбюро.Ожидается, что запрос будет удовлетворен вскоре после очередной встречи руководства.

Выбор Тихонова, желтолицого промышленника с квадратным лицом, кажется, закладывает основу для немедленного постбрежневского кремлевского руководства пожилых мужчин, разделяющих его консервативные взгляды на политический и экономический центризм.

Брежнев сообщил 1500 депутатам парламента, что вчера получил письмо от Косыгина с просьбой освободить его от премьерского поста по состоянию здоровья, «которое в последнее время ухудшается.В письме была выражена благодарность партии и Верховному Совету за оказанное ему доверие. Ввиду этой просьбы, сказал Брежнев, он просил парламент удовлетворить просьбу премьер-министра, и сказал, что Политбюро «предложило» Тихонову стать новым премьером. Верховный Совет единогласно утвердил оба изменения раздельным голосованием

Карьера Косыгина в иерархии началась в разгар сталинских чисток в середине 1930-х гг. глава партии или премьер ушел в отставку с честью.

Как глава Совета министров правительства, в его обязанности входило управление всей экономикой. Но советская продукция на протяжении всего его пребывания в должности отставала от партийных ожиданий. С 1976 по 1980 год экономика в целом увеличилась только на две трети от запланированных целей.

Косыгин поддержал экономические реформы в середине 1960-х, но проиграл Брежневу, который неуклонно консолидировал власть и в 1970-х стал бесспорным лидером. Брежнев увенчал свой успех тем, что три года назад отстранил Николая Подгорного от поста президента в ходе последней крупной смены руководства.

Косыгин периодически пропадал из виду во время своего премьерства, видимо, из-за проблем с сердцем. В последние годы в Москве ходили неподтвержденные сообщения о том, что он давно хочет уйти в отставку. Но в июне прошлого года было объявлено, что он выступит с основным экономическим докладом на предстоящем в феврале 26-м съезде партии, когда будет принят пятилетний план на 1981–1985 годы.

Адрес теперь, предположительно, будет давать Тихонов, инженер-металлург, который впервые связался с Брежневым в днепропетровском промышленном центре Украины в 1940-х годах.Как и другие давние соратники Брежнева, такие как Андрей Кириленко и Константин Черненко, Тихонов считается частью «днепровской группировки» или «днепровской мафии», которую партийный руководитель неуклонно продвигал в свое ближайшее окружение.

Подъем Тихонова к центру власти был отмечен некоторыми очевидными трудностями, возможно, потому, что он украинец среди руководства, в котором доминируют великороссы. С Брежневым он познакомился во время послевоенного восстановления украинской промышленности, когда тот был директором трубопрокатного завода. Он был введен в состав ЦК 14 лет назад вместе со многими другими ветеранами-брежневскими знакомыми, а затем много лет возглавлял советскую сталелитейную промышленность. Его сделали вице-премьером при Косыгине в 1965 году.

Но когда четыре года назад он стал первым вице-премьером, его не повысили до Политбюро, как обычно для этого поста, и пришлось ждать два года, прежде чем он получил право голоса ( кандидат) статус на краю внутреннего круга. Но когда прошлой осенью у Косыгина случился последний сердечный приступ, Тихонов получил полноправное членство в Политбюро и весь последний год фактически руководил советской экономикой.

Косыгин вновь появился на публике в конце весны, но не появлялся с начала лета.

Здешние наблюдатели были поражены неизящным отношением к отставке Косыгина — никаких почестей, никаких особых похвал человеку, чье здоровье подвело его на службе своей стране. По крайней мере, это говорит о том, что переходный механизм внутри Кремля ни в коем случае не является гладким.

Отзывчивая экономика – семнадцать моментов советской истории

Тексты     Изображения     Видео

 

Тематическое эссе: Джеймс фон Гельдерн

Когда-то сельская экономика находилась в состоянии форсированной индустриализации, но к середине 1960-х годов Советский Союз мог похвастаться сложной современной экономикой.Наряду с колхозами и традиционной тяжелой промышленностью экономисты-планировщики теперь управляли множеством сложных предприятий, требовавших образованных рабочих и технологических инноваций и обслуживающих все более сложное население. Рост больше не мог обеспечиваться за счет навязывания более высоких целей промышленным гигантам, таким как Магнитогорск. Наиболее желательный рост был в потребительском секторе (легкая промышленность), который должен был реагировать на меняющиеся вкусы и стандарты. Алексей Косыгин, ставший премьер-министром в составе триумвирата, сменившего Хрущева, провел в 1965 году ряд реформ, направленных на то, чтобы сделать экономику более гибкой и отзывчивой. Предприятия теперь получали свои плановые показатели по проданным, а не произведенным товарам; а для поощрения эффективных инвестиций с них взималась небольшая процентная плата за капитальные фонды и оборудование, и им разрешалось реинвестировать свою прибыль по своему усмотрению.

Несколько факторов подорвали реформы. Хотя они получили свободу в инвестировании капитала и постановке целей, менеджеры не имели возможности устанавливать цены, что фактически лишало их возможности гибкого реагирования. Менеджеры часто обращались к неофициальным посредникам (по прозвищу «толкачи» или толкатели), чтобы обойти препятствия централизованного планирования.Человеческий фактор сильнее всего противодействовал переменам. Реформы подразумевали улучшение качества труда и ужесточение трудовой дисциплины, но в обществе, где, по распространенному мнению, «нам якобы платят, а мы делаем вид, что работаем», трудовая дисциплина казалась нарушением трудовой дисциплины. общественный договор. Качество продукции оставалось низким, а дух обслуживания, необходимый для потребительской экономики, не мог развиваться. Реформа также требовала технологических инноваций, что подразумевало определенную степень интеллектуальной автономии интеллигенции, которая все больше сомневалась в советской системе.Таким образом, те самые силы, которые сделали экономическую реформу необходимой, также и затруднили ее.

Провал реформы не устранил потребительский спрос, который обратился за удовлетворением к быстро развивающейся второй экономике. Эта теневая экономика состояла из товаров, ввозимых контрабандой из-за границы, а также товаров и услуг, произведенных советскими гражданами, некоторые в подпольных предприятиях, чаще подрабатывающими рабочими в рабочее или нерабочее время. Огромная, но неисчислимая часть всей экономической деятельности, вторая экономика была официально нелегальной, но она настолько пронизывала советскую жизнь, что никто не мог не участвовать в ней.Неблагоприятным побочным эффектом второй экономики было то, что большинство граждан были вынуждены участвовать в деятельности, подрывающей советскую систему, что подпитывало цинизм, который в конечном итоге подорвал доверие народа к власти. Действия, считавшиеся нормальными в большинстве обществ, в Советском Союзе преследовались; а предпринимательский дух был направлен на мафиозные предприятия, породившие эпидемию преступности.

известных цитат и высказываний о реформах Косыгина

Косыгин реформирует известные цитаты и поговорки

Список 5 лучших известных цитат и высказываний о реформах Косыгина читать и делиться с друзьями на ваших Facebook, Twitter, блогах.

Топ-5 цитат о реформах Косыгина

№1. Мы не должны скрывать от себя, что мы идем основывать город среди чужих и врагов, и тот, кто берется за такое предприятие, должен быть готов стать хозяином страны в первый же день, когда он приземлится, или, не достигнув этого, найти все враждебное ему . — Автор: Фукидид
#2. Существует больше одного способа рассказать друг другу что-то, и больше одного способа послушать. — Автор: Кэтрин Ханниган
#3. Мудрец улыбнулся. Иногда улыбка была не более чем осколком зубов. А иногда улыбка была ножом, разрезающим мир надвое: до и после. — Автор: Рошани Чокши
#4. Рыцарь берет Рыцаря, — крикнул я в облачный ночной воздух. — Проверить. — Автор: Джим Батчер
#5. Улови же, О, улови скоротечное время; Улучшайте каждое мгновение на лету! — Автор: Ст.Джером

Структурные реформы нужно было начать еще вчера (Институт Гайдара)

Если год назад около 30% выступавших с оптимизмом относились к происходящим в то время событиям, многие даже избегали упоминания слова «кризис», то сейчас все признают наличие серьезных проблем в экономике.

Свидетельства кризиса начали проявляться с 2013 года, когда стала отчетливо видна тенденция к снижению инвестиций и деловой активности.Примечательно, что сократились не только иностранные инвестиции, но и внутренние: компании предпочитали аккумулировать средства на своих счетах, а не вкладывать их в собственное производство.

Кризис, о котором идет речь, носит структурный, а не циклический характер. Если в 2008 году был циклический кризис, то есть мировая экономика падала, а затем снова набирала обороты, то сейчас ситуация иная: хотя темпы роста мировой экономики снижаются, но остаются положительными, а российская экономика демонстрирует отрицательную динамику. .К сожалению, в такой ситуации попадание на дно не гарантирует последующего восстановления и роста.

Фактором нынешнего ухудшения экономической ситуации стало игнорирование структурных реформ. Исторически так сложилось, что в условиях высоких цен на нефть правящая бюрократия обычно руководствуется ложными мотивами. Чтобы доказать это, достаточно обратиться к опыту СССР. После смерти Сталина советское правительство среди прочего провело бюджетный маневр, существенно сократив расходы на оборону и увеличив расходы на здравоохранение и образование, а также начало импортировать продовольствие, что способствовало плавному экономическому росту.Но с середины 60-х годов ресурсы этого механизма стали истощаться, поэтому правительству пришлось задуматься о перспективе предоставления большей свободы предприятиям и были начаты так называемые косыгинские реформы. Однако этому процессу помешали обнаружение нефти в Сибири в конце 60-х годов и пересмотр модели экономического роста: власти поняли, что в условиях высоких цен на энергоносители текущие проблемы можно решить за счет экспорта сырой нефти. Итак, долгое время СССР существовал за счет высоких цен на нефть, а структурные реформы так и не были начаты, что привело к сложной экономической ситуации в конце 80-х годов, когда цены на нефть начали падать.

Ответом на вызовы 2000-х стала экономическая программа Грефа, которая к концу первого президентского срока В. Путина была выполнена лишь на 40%. Полному осуществлению вышеуказанной программы снова помешало повышение цен на энергоносители, поэтому структурные реформы не потребовались.

В настоящее время наблюдается аналогичная ситуация: цены на нефть падают, и все говорят о необходимости структурных реформ. Важный урок, извлеченный современной Россией из опыта СССР, состоит в том, что резервы надо накапливать, пока цены на нефть высоки.Благодаря Алексею Кудрину эти резервы были и помогли России пройти кризис 2008 года. Более того, они помогут стране продержаться 1,5-2 года. Однако если в 2008 году это был циклический кризис, то сейчас он структурный, и трудно сказать, как долго он продлится.

К сожалению, пока осознание проблем в экономике и осознание необходимости принятия соответствующих решений не материализуются в полномасштабные структурные реформы.

Кнобель Александр , начальник отдела внешней торговли

Брежневские годы, 1964–1982

Свержение Никиты Хрущева в октябре 1964 года ярко продемонстрировал трудности, с которыми придется столкнуться любым советским лидером, достаточно смелым, чтобы попытаться реформировать Советская система.В демократических странах давление на правительство исходит из различных источников внутри общества на крупные — бизнес-сообщество и профсоюзы, интересы группы, так и широкую публику. В Советском Союзе давление на правительство и партийных лидеров источники, по существу действующие внутри системы, — от правительственная бюрократия, партийный аппарат, КГБ, и вооруженные силы. Леонид Брежнев, новый руководитель партии, несомненно, осознавая эти реалии советской политики, и его длительное пребывание у власти было отмечено, прежде всего, стремлением чтобы избежать изменений, которые могут спровоцировать нестабильность, либо на дома или за границей. Брежнев сам был продуктом Советская система. Он вошел в ряды партийного руководства. при Иосифе Сталине, и хотя он не был особенно страстно верил в партийную идеологию — действительно, его годы у власти породили бесчисленные истории о его пристрастие к «буржуазным удовольствиям», в том числе дорогим загородные дома в элитном подмосковье Жуковка и быстрые автомобили (многие из них — подарки иностранных лидеров)— он не был сторонником реформ.Тем не менее Брежнев стремился к стабильности на внутренней арене. Он и его премьер-министр Алексей Косыгин предприняли то, что можно охарактеризовать как программу «дехрущевизации», возвращение ответственности за долгосрочное планирование в центральные министерства и воссоединение коммунистического Партийный аппарат. Несмотря на некоторые осторожные попытки стимулировать застойный сельскохозяйственный сектор, увеличивая капиталовложения в сельском хозяйстве и повышение цен на продукты питания, чтобы увеличить сельский доход и обеспечить дополнительные стимулы для коллективного фермеров, не было никаких попыток пересмотреть базовую структуру коллективной системы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.