Константин дмитриевич бальмонт википедия: Краткая биография Бальмонта Константина Дмитриевича – интересное для детей о творчестве и жизни поэта

Содержание

Судьба таланта. Становление поэта. Личная жизнь

Становление поэта. Личная жизнь

Л. М. Гарелина

Одной из самых драматических страниц жизни Константина Бальмонта стала история его взаимоотношений с первой женой, Ларисой Гарелиной. О личности, судьбе этой незаурядной женщины подробно рассказано на страницах книги П. В. Куприяновского и Н. А. Молчановой «Поэт Константин Бальмонт: Биография. Творчество. Судьба». Лариса Михайловна Гарелина — дочь иваново-вознесенского фабриканта, воспитывалась в Москве во французском пансионе Демушелей. Наделённая артистическим дарованием, она в юности не без успеха участвовала в любительских спектаклях в Иванове и Шуе. Авторы книги предполагают, что знакомство Бальмонта с Гарелиной произошло осенью 1888 года во время спектакля в шуйском театре, куда её пригласила мать поэта, Вера Николаевна. Лариса сразила Бальмонта своей боттичеллевой красотой. «Любовь завладела всем моим существом!» — восклицает поэт в письме к Гарелиной от 3 января 1889 года.

А уже 10 февраля этого же года, в Покровской церкви в Иваново-Вознесенске, произошло их венчание. Родители Константина Дмитриевича противились этому браку. «Ты погубишь себя», — писал отец сыну. Мать и жена, по свидетельству Бальмонта, ненавидели друг друга. Очень скоро обнаружилось, что тревожное предчувствие не обмануло родителей. Этот брак для обоих супругов обернулся мучительной жизнью, демоническим, по словам поэта, и даже дьявольским ликом. В начале 1890 года, от менингита, прожив четыре недели, умерла девочка — их первый ребёнок. Второй ребенок, сын Николай — страдал психическим заболеванием. Жизнь осложнялась подозрительным, ревнивым отношением жены к мужу, её пристрастием к алкоголю. Угнетала бедность. В жизненных интересах не было общности. В отчаянии Бальмонт решил покончить жизнь самоубийством. 13 марта 1890 года он выбрасывается из окна третьего этажа московской гостиницы. К счастью, поэт не погиб. Впоследствии Бальмонт мифологизирует трагические события, связанные с его женитьбой на Ларисе Гарелиной.
Стихи, рассказы («Воздушный путь», «Крик в ночи», «Белая невеста») создадут своеобразный макротекст, в центре которого предстанет герой-грешник, на какое-то время попавший в дьявольские сети, но, в конце концов, сумевший вырваться из них:

«Воздушный путь»

Мне стыдно плоскости печальных приключений,
Вселенной жаждал я, а мой вампирный гений
Был просто женщиной, познавшей лишь одно,
Красивой женщиной, привыкшей пить вино.
Она так медленно раскидывала сети,
Мы веселились с ней, мы были с ней как дети,
Пронизан солнцем был ласкающий туман,
И я на шее вдруг почувствовал аркан.
И пьянство дикое, чумной порок России,
С непобедимостью властительной стихии,
Меня низринуло с лазурной высоты
В провалы низости, тоски, и нищеты.

(«Лесной пожар»)

Аня Энгельгардт и Коля Бальмонт в детстве

Как это ни парадоксально, Бальмонт всю жизнь оставался благодарен своему вампирному гению за тот опыт любовного страдания.

Вскоре после выздоровления, которое было лишь частичным — хромота осталась у Бальмонта на всю жизнь, — он расстался с Ларисой Гарелиной. Позже, исследователи предостерегали от излишней «демонизации» образа первой жены. Лариса Михайловна вышла замуж за журналиста, историка литературы — Николая Энгельгардта, родила дочь Анну и мирно прожила с супругом много лет.

Сложные и глубокие чувства связали Константина Бальмонта и поэтессу Мирру Лохвицкую. Любовь-наваждение, чувство которое поэт испытывал к Ларисе Гарелиной сменилось «любвовью-мгновением, длящейся века»:

Хороша эта женщина в майском закате,
Шелковистые пряди волос в ветерке,
И горенье желанья в цветах, в аромате,
И далекая песня гребца на реке.

Хороша эта дикая вольная воля;
Протянулась рука, прикоснулась рука,
И сковала двоих — на мгновенье, не боле, —
Та минута любви, что продлится века.

(«Минута»)

Мирра (Мария Александровна) Лохвицкая и Константин Бальмонт познакомились, предположительно, в Крыму в 1895 году. К этому времени, Мария Александровна уже состояла в браке с Евгением Эрнестовичем Жибером, инженером-строителем. В семье супругов Жибер было пять сыновей, последний из которых появился на свет осенью 1904 года. Мария Александровна, по единодушному признанию современников, была верной женой и добродетельной матерью.

Сближение Мирры Лохвицкой и Константина Бальмонта было предопределено общностью творческих принципов и представлений двух поэтов; вскоре «вспыхнула и искра взаимного чувства», реализовавшегося в поэтической переписке:

Мирра Лохвицкая

Лионель, певец луны,
Любит призрачные сны,
Зыбь болотного огня,
Трепет листьев и — меня.

Кроют мысли торжество
Строки легкие его,
Нежат слух, и дышит в них
Запах лилий водяных.

Лионель, мой милый брат,
Любит меркнущий закат,
Ловит бледные следы
Пролетающей звезды.

Жадно пьет его душа
Тихий шорох камыш
Крики чаек, плеск волны,
Вздохи «вольной тишины»,

Лионель, любимец мой,
Днем бесстрастный и немой,
Оживает в мгле ночной
С лунным светом и — со мной.

И когда я запою,
Он забудет грусть свою,
И прижмет к устам свирель
Мой певец, мой Лионель.

(«Лионель», 1896 – 1898)

В августе 1905 года, в возрасте 35 лет Мирра Лохвицкая скончалась. Бальмонт, посвятивший ей лучший свой сборник «Будем как солнце» (1903), не выказал никакого участия к поэтессе на протяжении всей ее предсмертной болезни, и на похоронах не присутствовал, но судя по всему, он тяжело переживал смерть возлюбленной:

О, какая тоска, что в предсмертной тиши
Я не слышал дыханья певучей души,
Что я не был с тобой, что я не был с тобой,
Что одна ты ушла в океан голубой…

(«На смерть М. А. Лохвицкой»)

Свою дочь, родившуюся в декабре 1907 года, от гражданской супруги Елены Константиновны Цветковской, в память о Лохвицкой поэт назвал Миррой. Спустя двадцать лет после смерти Марии Александровны, Константин Дмитриевич признался: «Светлые следы моего чувства к ней (Мирре) и её чувства ко мне ярко отразились в моём творчестве и в её».

Е. А. Андреева-Бальмонт

К. Д. Бальмонт с женой Е. А. Андреевой и дочерью Н. К. Бальмонт-Бруни 1909 г.

Вторая жена поэта, Екатерина Алексеевна Андреева-Бальмонт — родственница известных московских издателей Сабашниковым, происходила из богатой купеческой семьи (Андреевым принадлежали лавки колониальных товаров) и отличалась редкой образованностью. Современники отмечали и внешнюю привлекательность этой высокой и стройной молодой женщины «с прекрасными чёрными глазами». С Екатериной Алексеевной Константина Бальмонта объединяла общность литературных интересов; супруги осуществили немало совместных переводов, в частности, Герхарда Гауптмана и Одда Нансена. В 1901 году в семье родилась дочь Ниника — Нина.

Решающее время в формировании поэтического мировоззрения Бальмонта — середина 1890-х годов. Публикация сборников «Под северным небом» (1894) и «В безбрежности» (1895), перевод двух научных трудов «История скандинавской литературы» Горна-Швейцера и «Истории итальянской литературы» Гаспари, знакомство с Валерием Брюсовым и другими представителями нового направления в искусстве, укрепили веру поэта в себя и свое особое предназначение.

В 1898 году Бальмонт выпускает сборник «Тишина», окончательно обозначивший место автора в литературе «серебряного века».

Читать «Константин Бальмонт — Биография» — Бальмонт Константин Дмитриевич «Гридинский» — Страница 1

Константин Бальмонт: Биография

Бальмонт, Константин Дмитриевич, выдающийся поэт. Родился в 1867 году в дворянской семье Владимирской губернии. Предки — выходцы из Скандинавии; дед был морским офицером, отец — председателем земской управы в Шуе. Мать — из литературной семьи Лебедевых. Учился Б. в шуйской гимназии, откуда был исключен за принадлежность к нелегальному кружку, и курс кончил во владимирской гимназии. В 1886 году поступил на юридический факультет Московского университета, но уже в 1887 году был исключен за участие в студенческих беспорядках. Принятый вновь в 1888 году, вскоре оставил университет вследствие сильного нервного расстройства, закончившегося через год тем, что он выбросился из окна 3-го этажа. Полученные при этом переломы повели за собою «год лежания в постели», но, вместе с тем, по собственным его словам, «небывалый расцвет умственного возбуждения и жизнерадостности».

Пробыв несколько месяцев в Демидовском лицее в Ярославле, Б. «более не возвращался к казенному образованию». Своими знаниями в области истории, философии, литературы и филологии он обязан только себе да старшему брату, умершему молодым человеком в помешательстве. Б. очень много путешествовал, подолгу живал в Италии, Испании, Англии, Франции; в конце 1904 года предпринял поездку в Мексику; события 1905 года и московское восстание он переживал в России, затем опять уехал за границу. Несколько революционных стихотворений, напечатанных в «Красном Знамени» и других изданиях, служат препятствием к возвращению его в Россию. Он живет в Париже и Брюсселе, изредка предпринимая поездки на Восток, в Египет и Грецию. Довольно часто Б. выступал в качестве лектора и, между прочим, читал публичные лекции о русской и западноевропейской литературе в Оксфорде и в русской высшей школе в Париже. Из фактов интимной биографии Б. в своей автобиографии отмечает чрезвычайно раннее начало сердечной жизни: «Первая страстная мысль о женщине — в возрасте пяти лет, первая настоящая влюбленность — девяти лет, первая страсть — четырнадцати лет».
Самыми замечательными событиями своей жизни он считает «те внутренние внезапные просветы, которые открываются иногда в душе по поводу самых незначительных внешних фактов». Так, «впервые сверкнувшая, до мистической убежденности, мысль о возможности и неизбежности всемирного счастья» родилась в нем «семнадцати лет, когда однажды во Владимире, в яркий зимний день, с горы он увидел вдали чернеющий длинный мужицкий обоз». Прочтенные в 17 лет «Братья Карамазовы» дали ему «больше, чем какая-либо книга в мире». В юности поэт более всего увлекался общественными вопросами. Мысль о воплощении человеческого счастья на земле ему и теперь дорога. В 1903 году его всецело поглощали вопросы искусства и религии, но в годы 1905 — 1906 он страстно и резко отразил революционное настроение эпохи. В последние годы он отошел от него, всецело ушедши в область поэтического фольклора. Писать Б. стал очень рано, 9 лет, но «начало литературной деятельности было сопряжено со множеством мучений и неудач». В течение четырех или пяти лет ни один журнал не хотел его печатать.
«Первый сборник моих стихов,- говорит он,который я сам напечатал в Ярославле (правда, слабый), не имел, конечно, никакого успеха. Первый мой переводный труд (книга норвежского писателя Генриха Иегера о Генрихе Ибсене) был сожжен цензурой. Близкие люди своим отрицательным отношением значительно усилили тяжесть первых неудач». Но весьма скоро имя Б., сначала как переводчика Шелли, а со средины 1890-х годов — как одного из наиболее ярких представителей русского «декадентства», приобретает очень громкую известность. Блеск стиха и поэтический полет дают ему доступ и в издания, враждебные декадентству — «Вестник Европы», «Русскую Мысль» и другие. В 1900-х годах литературная деятельность Б. особенно тесно примыкает к московским «декадентским» издательствам: «Скорпион» и «Гриф». Стихотворения чрезвычайно плодовитого поэта, далеко, впрочем, не все, собраны в отдельных изданиях: «Сборник стихотворений» (Ярославль, 1890), «Под северным небом» (СПб., 1894), «В безбрежности мрака» (М., 1895 и 1896), «Тишина. Лирические поэмы» (СПб., 1898), «Горящие здания. Лирика современной души» (М., 1900), «Будем как солнце. Книга символов» (М., 1903), «Только любовь. Семицветник» (М., 1903), «Литургия красоты. Стихийные гимны», «Жар-птица» (1907), «Хоровод времен» (М., 1909). Все эти сборники входят в «Полное собрание стихов Б.» (намечено 10 тт., вышло 6, М., 1904 — 1909, изд. «Скорпион»). Статьи и публичные лекции Б. собраны в книгах «Горные вершины» (М., 1904; книга первая) и «Змеиные цветы» («Путевые письма из Мексики», М., 1910). При всей внешней экстравагантности своей поэзии, Б. отличается выдающимся трудолюбием; чрезвычайно деятельный, как поэт оригинальный, он еще несравненно более деятелен как переводчик. Главный его труд в этой области перевод Шелли, с 1893 года (СПб.) выходивший выпусками, а в 1903 — 1905 годах изданный товариществом «Знание» в переработанном и значительно дополненном виде, в 3 тт. Факт единоличного перевода нескольких десятков тысяч рифмованных стихов поэта, столь сложного и глубокого, как Шелли, может быть назван подвигом в области русской поэтически-переводной литературы. Но самый перевод, при всем блеске стихотворной техники Б., далеко не может считаться стоящим на высоте задачи. Переводчик и недостаточно бережно обращался с оригиналом, и часто работал без воодушевления. Началом другого большого литературного труда является перевод Кальдерона; пока появилось (М., 1900 и позднее, 3 вып.) 9 драм. С любовью и очень удачно переводил Б. любимого своего писателя Эдгара По (М., 1895, 2 книжки, и М., 1901, т. I). Большие нападки вызвали переводы Ибсена («Привидения», М., 1894) и особенно Гауптмана («Ганнеле» и «Потонувший колокол»). Крайне неудовлетворителен перевод Уольта (Уота) Уитмана «Побеги травы» (М., 1911). Уитман пишет без рифм и размера, но есть высокое поэтическое очарование в его своеобразнейшей манере, а передача Б. производит впечатление дословного перевода. Б. перевел также «Кота Мурра» Гофмана (СПб., 1893), «Саломею» Оскара Уайльда (М., 1904), «Балладу Рэдингской тюрьмы» Оскара Уайльда (М., 1904), «Историю скандинавской литературы» Горна (М., 1894), «Историю итальянской литературы» Гаспари (М. , 1895 — 97). Под редакцией его вышли сочинения Гауптмана (М., 1900 и позже, 3 тт.), сочинения Зудермана (М., 1902 — 1903), «История живописи» Мутера (СПб., 1900 — 1904). В разных изданиях рассеяны еще его переводы из Гете, Марло, Ленау, Мюссе, Гейне и других. — Основная черта поэзии Б. — ее желание отрешиться от условий времени и пространства и всецело уйти в царство мечты. В период расцвета его таланта, среди многих сотен его стихотворений, почти нельзя было найти ни одного на русскую тему. В последние годы он очень заинтересовался русскими сказочными темами; но это для него чистейшая экзотика, в обработку которой он вносит обычную свою отрешенность от условий места и времени. Реальные люди и действительность мало его занимают. Он поет по преимуществу небо, звезды, море, солнце, «безбрежности», «мимолетности», «тишину», «прозрачность», «мрак», «хаос», «вечность», «высоту», «сферы», лежащие «за пределами предельного». Эти отвлеченные понятия он для вящей персонификации даже пишет с большой буквы и обращается с ними как с живыми реальностями. В этом отношении он, после Тютчева, самый проникновенный среди русских поэтов пантеист. Но собственно живую, реальную природу — дерево, траву, синеву неба, плеск волны — он совсем не чувствует и описывать почти и не пытается. Его интересует только отвлеченная субстанция природы, как целого. Он почти лишен способности рисовать и живописать, его ландшафты неопределенны, про его цветы мы узнаем только, что они «стыдливые», про его море, что оно «могучее», про звезды, что они «одинокие», про ветер, что он «беззаботный, безотчетный» и т. д. Настоящих поэтических, т. е. живописных образов у него нет; он весь в эпитетах, в отвлеченных определениях, в перенесении своих собственных ощущений на неодушевленную природу. Перед нами, таким образом, типичная символическая поэзия, поэзия смутных настроений и туманных очертаний, поэзия рефлексии по преимуществу, в которой живая непосредственная впечатлительность отступает на второй план, а на первый выдвигается стремление к синтезу, к философскому уяснению общих основ мировой жизни. Имея на это известное право, Б. сам себя считает поэтом стихий. «Огонь, Вода, Земля и Воздух,- говорит он в предисловии к собранию своих стихов,четыре царственные стихии, с которыми неизменно живет моя душа в радостном и тайном соприкосновении». Несомненно, однако, что в пантеизме Б. чересчур много искусственного и напряженно-изысканного. Подлинный поэтический пантеизм должен вытекать из непосредственной повышенной чуткости к явлениям мировой общности, из особенной и непременно живой восприимчивости к всемирному единству. В пантеизме же Б. слишком много надуманного. Если еще можно признать художественным понимание воды, как «стихии ласки и влюбленности», в которой «глубина завлекающая», то уже чистейшей схоластикой и богословскими вычурами отзывается определение любимой стихии Бальмонта огня. «Огонь — всеобъемлющая тройственная стихия, пламя, свет и теплота, тройственная и седьмеричная стихия, самая красивая из всех». И этот элемент надуманной вычурности, форсирования вообще, составляет самую слабую сторону бесспорно крупного дарования Б. Ему недостает той простоты и искренности, которыми так сильна русская поэзия в наилучших своих проявлениях. Стремясь, под влиянием новоевропейской символической литературы, уйти от земли и людей, Б., однако гораздо ближе к ним, чем он думает. Он не только не ушел от жизни вообще: он не ушел даже от условий русской действительности. В связи с нею Б. пережил существенную эволюцию общего настроения. Ему самому эта эволюция представляется в таких исключительно символичных очертаниях, связанных с заглавиями сборников его стихотворений: «Оно началось, это длящееся, только еще обозначившееся (писано в 1904 году, когда автору было уже 38 лет!) творчество — с печали, угнетенности и сумерек. Оно началось под северным небом, но, силою внутренней неизбежности, через жажду безграничного, Безбрежного, через долгие скитания по пустынным равнинам и провалам Тишины, подошло к радостному Свету, к Огню, к победительному Солнцу». На самом деле смена настроений поэта находится в самой тесной связи не только с западноевропейскими литературными течениями, но и с чисто русскими условиями, с общественно-литературной эволюцией последней четверти века. Зародившись в самую безнадежную полосу русской общественности — в эпоху 80-х годов, творчество Б. началось с тоскливых «северных» настроений и черных тонов. Но возбужденность, составляющая основу темперамента поэта, не дала ему застыть в этих тонах, навсегда окрасивших творчество другого выразителя безвременья 80-х годов — Чехова. После переходной стадии бегства от печали земли в светлую область «Безбрежного» — якобы отрешившегося от всего «конечного» поэта своеобразно, но весьма ярко захватывает тот замечательный подъем, который со средины 90-х годов сказался в задоре марксизма и в смелом вызове Максима Горького. Поэзия Б. становится яркой и красочной. Он совершенно перестает ныть, он хочет «разрушать здания, хочет быть как солнце», он воспевает только бурные, жгучие страсти, бросает вызов традициям, условности, старым формам жизни. Период общей угнетенности выразился в двух первых сборниках стихотворений Б. Тут все серо, тоскливо, безнадежно. Жизнь представляется «болотом», которое облегли «туманы, сумерки»; душу давит «бесконечная печаль», привлекают и манят к себе таинственные «духи ночи»; с особой любовью воспевается «царство бледное луны». «Дух больной» поэта, ища себе отклика в природе, останавливается особенно часто на «хмуром северном небе», «скорбных плачущих тучах», «печальных криках» серой чайки. И он даже полюбил свою тоску: «есть красота в постоянстве страдания и в неизменности скорбной мечты»; «гимн соловья» тем хорош, что он похож на рыданье. Поэту «чужда вся земля с борьбою своей», он хотел бы иметь «орлиные крылья», чтоб улететь на них в безграничное царство лазури, чтоб не видеть людей. Жизнь его «утомила», смерть ему кажется «началом жизни»; он ее призывает к себе: «смерть, наклонись надо мной». Специально-«декадентских» замашек у него пока еще мало; они выражаются чисто внешне в стихотворных фокусах, например, в попытке ввести в русское стихосложение аллитерацию («Вечер. Взморье. Вздохи ветра. Величавый возглас волн. Близко буря. В берег бьется чуждый чарам черный челн. Чуждый чистым чарам счастья» и т. д. Или: «Ландыши, лютики. Ласки любовные. Ласточки лепет. Лобзанье лучей» и т. д.). Рядом с этими декадентскими попытками в молодом поэте еще свежо недавнее увлечение «общественными вопросами», и в сборнике немало «гражданских мотивов». «Хочу я усладить хоть чье-нибудь страданье, хочу я отереть хотя одну слезу»,- заявляет он и совсем не по-«декадентски» высказывает убеждение, что «одна есть в мире красота, не красота богов Эллады, и не влюбленная мечта, не гор тяжелые громады, и не моря, не водопады, не взоров женских чистота. Одна есть в мире красота любви, печали, отрешенья, и добровольного мученья за нас распятого Христа». В одном из немногих отзвуков его на явления русской жизни он поет хвалебный гимн Тургеневу за то, что тот «спустился в темные пучины народной жизни, горькой и простой, пленяющей печальной красотой, и подсмотрел цветы средь грязной тины, средь грубости — любви порыв святой». Полюбив некую весьма красивую даму, поэт сам себе шлет такие укоризны: «Забыв весь мир, забыв, что люди-братья томятся где-то там, во тьме, вдали, я заключил в преступные объятья тебя, злой дух, тебя, о перл земли».

Творчество Бальмонта – кратко — Русская историческая библиотека

Константин Бальмонт (см. его краткую биографию на нашем сайте) написал очень много. Но большую часть им написанного можно смело откинуть как незначительную, в том числе все стихи после 1905 г., большинство его многочисленных переводов (полный метрический перевод Шелли особенно плох; Эдгар По, напротив, вполне приемлем) и всю без исключения прозу – довольно вялую и напыщенную. В пантеоне подлинных поэтов он останется шестью стихотворными сборниками, опубликованными с 1894 по 1904 г. Даже в этих книгах Бальмонт очень неровен, потому что, хотя у него в ту пору был настоящий песенный дар, он никогда не умел работать над стихом, а только пел, как птичка. Но у него было острое чувство формы, которая играет в его стихах важную роль, потому что главное в них – звук и напев.

Константин Дмитриевич Бальмонт, фото 1880-х гг.

 

В 1890-х и в начале 1900-х гг. читатели были поражены богатством его ритмов и вокальным узором, который казался даже излишним, смущающим, а для уха радикальных пуритан – безнравственным. В русской поэзии такое пиршество звука было новшеством; элементы его были заимствованы (без рабского подражания) у Эдгара По и у Шелли, автора Облака, Индийской серенады и К ночи. Но Бальмонт менее точен и математичен, чем По, и бесконечно менее тонок, чем Шелли. Успех бросился ему в голову, и сборник Будем как солнце переполнен восклицаниями типа: «Я – изысканность русской медлительной речи». Такая нескромность не совсем безосновательна, так как по звуку Бальмонт действительно превзошел всех русских поэтов. Но его стихам не хватает именно изысканности. Они удивительно лишены оттенков и «окончательной отделки».

У Бальмонта был достаточно широкий диапазон чувств: от смелого fortissimo наиболее характерных стихов из Будем как солнце до нежных, приглушенных тонов Былинок и Сонной одури, но каждый раз чувство получается у него простым, монотонным, однообразным. Еще один серьезный недостаток поэзии Бальмонта, – присущий также Брюсову, – полное отсутствие чувства русского языка, что, видимо, объясняется западническим характером его поэзии. Стихи его звучат как переводы с иностранного.

О стиле Бальмонта можно получить полное представление по его хорошо известному стихотворению Камыши.

 

Полночной порою в болотной глуши
Чуть слышно, бесшумно, шуршат камыши.

О чем они шепчут? О чем говорят?
Зачем огоньки между ними горят?

Мелькают, мигают – и снова их нет.
И снова забрезжил блуждающий свет.

Полночной порой камыши шелестят.
В них жабы гнездятся, в них змеи свистят.

В болоте дрожит умирающий лик.
То месяц багровый печально поник.

И тиной запахло. И сырость ползет.
Трясина заманит, сожмет, засосет.

«Кого? Для чего? – камыши говорят, –
Зачем огоньки между нами горят?»

Но месяц печальный безмолвно поник.
Не знает. Склоняет все ниже свой лик.

И, вздох повторяя погибшей души,
Тоскливо, бесшумно, шуршат камыши.

 

Более подробный разбор творчества поэта – см. в блестящей статье Стихи Бальмонта, принадлежащей перу выдающегося литературного критика Ю. Айхенвальда.

 

Константин Бальмонт: биография и творчество поэта — Другие авторы

Константин Дмитриевич Бальмонт (1867—1942), поэт, критик, эссеист, переводчик. Родился в семье помещиков. Детство и юность описаны им в автобиографическом романе «Под новым серпом» (Берлин, 1923).

В 1876—1884 годах Бальмонт учился в гимназии города Шуи, образование продолжил во Владимирской гимназии, которую закончил в 1886 году. В этом же году он поступает на юридический факультет Московского университета. В следующем году его исключают из университета за организацию студенческих беспорядков. Бальмонта высылают в город Шую и устанавливают за ним негласный надзор полиции.

В 1885 году впервые публикуются стихотворения поэта в декабрьском номере журнала «Петербургское обозрение». Два года Бальмонт занимается в основном переводами. В 1890 году выходит его первый «Сборник стихотворений», в нем собраны как переводы поэта, так и его собственные произведения. Книга была плохо принята критикой, и Бальмонт уничтожил весь тираж.

Следующие два года поэт пишет статьи и рецензии для журналов «Артист» и «Русские ведомости», переводит Шелли и рассказы Э. По.

В 1894 и 1895 году выходят сборники стихотворений «Под северным небом» (1894) и «В безбрежности» (1895), полные пессимистических мотивов. Впечатления поэта от путешествия по странам Западной Европы нашли свое отражение в сборнике «Тишина» (1898). Произведения этих лет близки к импрессионизму и написаны условно-поэтическим языком.

В 1894 году Бальмонт знакомится и близко сходится с Брюсовым. В 1898—1901 годах поэт часто бывает в Петербурге, общается со столичными символистами Мережковским, Минским, Сологубом и становится одной из видных фигур «старшего» русского символизма.

Вышедший в 1900 году сборник «Горящие здания» ознаменовал новые мотивы в поэзии Бальмонта. Героем его произведений становится свободная личность, полная любви к жизни.

С июня 1901 по март 1902 года поэт живет в усадьбе Сабынино. Причиной этому стало запрещение для него проживания в столичных городах из-за чтения и распространения антиправительственного стихотворения «Маленький султан». Здесь поэт пишет цикл стихотворений, составивший сборник «Будем как солнце» (1903), в котором сделана попытка представить космогоническую картину мира. В этом же году выходит сборник «Только любовь. Семицветник», в котором Бальмонт говорит о «безумствах несытой души». Произведения, написанные в 1900—1903 годах, стали вершиной творчества поэта.

В 1902 году он живет в Париже, путешествуя иногда по другим странам Западной Европы. В 1905 году выходит сборник «Литургия красоты. Стихийные гимны», в котором поэт упрекает современников за забвение основ бытия. В этом же году он едет в Мексику, затем в Калифорнию. Впечатления от этих путешествий составили сборник «Змеиные цветы» (1910).

Откликом на события революции 1905—1907 годов стали сборники «Стихотворения» (1906) и «Песни мстителя» (1907). Первый сборник был конфискован полицией ввиду острой политической направленности стихотворений. В этот период Бальмонт сближается с Горьким. Новое, национальное направление творчества поэта вызвало резкую критику со стороны петербургской элиты во главе с Мережковским.

Национальная тема отражена в таких сборниках поэта, как «Злые чары» (1906), «Жар-птица. Свирель славянина» (1907), «Зеленый вертоград» (1909).

С 1906 по 1913 год Бальмонт много путешествует, посещает Канарские острова, Океанию, Южную Африку, Египет и другие страны. Творческим результатом путешествия стал сборник «Белый зодчий. Таинство четырех светильников» (1914). Впечатлениям от Египта посвящен сборник «Край Озириса» (1914).

Вернувшись в Россию после объявления амнистии для политэмигрантов в 1913 году, Бальмонт ездит по стране с лекциями на тему «Океания», «Поэзия как волшебство», занимается переводами древнеиндийских памятников, поэм Руставели.

Литературно-критические статьи и эссе составили сборники «Горные вершины» (1904), «Белые зарницы» (1908), «Морское свечение» (1910).

Начало первой мировой войны Бальмонт назвал «злым колдовством». В 1915 году выходит работа поэта «Поэзия как волшебство», в которой он высказывает свои мысли о назначении поэзии. Поэт считает ее «внутренней музыкой, выраженной размеренной речью».

Февральскую революцию поэт приветствовал, но усиление всеобщего хаоса плохо повлияло на его революционный настрой. В это время Бальмонт сотрудничает в левобуржуазных газетах «Русская воля» и «Республика».

Анархоиндивидуалистические взгляды поэта нашли выражение в книге «Революционер я или нет». 25 июня 1920 года Бальмонт по разрешению Луначарского уезжает за границу для составления сборника песен европейских народов. В Россию поэт не вернулся. Жил он в Париже, активно сотрудничал в парижской газете «Последние новости», в журнале «Современные записки».

В середине 30-х годов у Бальмонта развивается психическое заболевание, и его помещают в «Русский дом». Умер поэт 24 декабря 1942 года.

Источник: Краткий справочник школьника. Русская литература / Авт.-сост. И.Н. Агекян. — Мн.: Современный литератор, 2002

Константин Бальмонт: биография, интересные факты

Бальмонт Константин Дмитриевич — известный русский поэт-символист, переводчик, член Общества любителей российской словесности.

Биография

Детство

Отец Бальмонта, Дмитрий Константинович, служил и коллежским регистратором, и мировым судьёй, и председателем земской управы в родном уезде. Мать, Вера Николаевна (в девичестве Лебедева), бела генеральской дочкой, любила литературу, печаталась в местной прессе, была устроительницей литературных вечеров и любительских спектаклей. Именно она оказала влияние на мировоззрение маленького Константина, знакомя его с ранних лет с музыкой, словесностью, историей. В семье росло 7 братьев, третьим из которых был будущий поэт.

Образование

В 1876 году Бальмонта отдают в Шуйскую гимназию. В 1884 году его исключают из 7 класса за участие в сомнительном кружке, который поддерживал народовольцев. Мать перевела его во Владимирскую гимназию, которую он заканчивает в 1886 году. В этом же году Бальмонт становится студентом юридического факультета Московского университета, но уже через год за участие в революционных кружках был не только исключён, но и выслан в Шую. В 1889 году он восстановился в университете, но учиться там не смог из-за нервного истощения. Из ярославского Демидовского лицея юридических наук он тоже был отчислен в 1890 году.

Творческий путь

Первый литературный дебют Бальмонта как поэта состоялся в 1885 году, когда он заканчивал гимназию. Однако его стихотворения, напечатанные в известном петербургском журнале «Живописное обозрение», не были замечены. В 1890 году на собственные средства Бальмонт издаёт собственный сборник стихов, который также не имел никакого успеха.

К тому времени Бальмонт уже был женат, из-за женитьбы серьёзно рассорился с родителями и оказался без средств существования. В марте 1890 года он пытался покончить жизнь самоубийством, выкинувшись из окна третьего этажа. Он остался жив, но получил множество ушибов и травм, которые приковали его к постели на целый год.

После долгой болезни ему помогли встать на ноги писатель В. Г. Короленко и профессор Московского университета Н. И. Стороженко. Он начал работать переводчиком. В 1894–1895 годах публикуются его переводы «История скандинавской литературы» Горна-Швейцера и «История итальянской литературы» Гаспари, на гонорары от которых он живёт безбедно несколько лет.

В 1892 году Бальмонт знакомится в Петербурге с Мережковским и Гиппиус, а в 1894 — с Брюсовым, который становится его самым близким другом. В 1894 году выходит сборник стихов Бальмонта, который стал отправным пунктом его творчества — «Под северным небом». Поэтические поиски продолжаются и в следующем сборнике поэта, «В безбрежности», который вышел в свет в 1895 году.

В 1896 году со своей новой супругой Бальмонт отправляется в путешествие по Западной Европе.

Он становится популярным. В 1899 году его избирают членом Общества любителей российской словесности.

Благодаря сборнику 1900 года «Горящие здания» Константин Дмитриевич приобретает всероссийскую известность и становится одним из лидеров символизма. Упрочил позиции поэта сборник 1902 года «Будем как Солнце».

В 1901 году у Бальмонта случился конфликт с властью. Он прочитал на одном из вечером стихотворение, направленное против Николая II и был за это выслан из столицы.

В 1905 году Бальмонт возобновил свою революционную деятельность, что повлекло за собой первую эмиграцию в Париж с 1906 по 1913 год, где вышли сборники «Стихотворения» и «Песни мстителя». Возвращение на Родину в 1913 году не стало для поэтом успокоением. Он продолжает путешествия по заграницам, активно участвует в революционном движении.

Революцию, как ни странно, Бальмонт не принимает из-за её кровавых методов. В 1920 году он уезжает с семьёй в Париж. Жизнь в эмиграции не складывается: мизерные гонорары, преследования со стороны советских властей изматывают его душевные силы. С 1932 года становится известно, что поэт страдает серьёзным психическим заболеванием.

Личная жизнь

Женился Бальмонт в 1889 году на дочери шуйского фабриканта, Ларисе Гарелиной. Родители брак не поддержали и оставили сына без всякой финансовой поддержки. Это привело его к попытке самоубийства, которая стала точкой в отношениях Константина с женой. Они разошлись.

В 1896 году Бальмонт вступает в новый брак, с переводчицей Екатериной Алексеевной Андреевой, которая родила ему дочь Нину.

Третьей женой, гражданской, стала Елена Константиновна Цветковская, поклонница его поэзии. У них была дочь Мирра. Бальмонт не бросал первую семью и жил то с одной, то с другой, разрываясь меж двух огней.

Смерть

23 декабря 1942 года Бальмонт, измученный душевной болезнью, умер от воспаления лёгких в местечке Нуази-ле-Гран под Парижем.

Основные достижения Бальмонта

  • Бальмонт был одним из самых активных поэтов-символистов Серебряного века: ему принадлежат 35 опубликованных поэтических сборников и 20 книг прозы. Писал абсолютно во всех жанрах: его перу принадлежат стихи, проза, автобиографии, мемуары, филологические трактаты, историко-литературные исследования, критические эссе.
  • Он был уникальным переводчиком: переводил испанские песни; югославскую, болгарскую, литовскую, мексиканскую, японскую поэзию; а также словацкий, грузинский эпос.

Важные даты биографии Бальмонта

  • 1867 год — рождение
  • 1876–1884 года — обучение в Шуйской гимназии
  • 1884 год — исключение из Шуйской гимназии
  • 1884–1886 года — обучение во Владимирской гимназии
  • 1885 год — напечатаны первые стихотворения
  • 1886 год — поступление в Московский университет
  • 1887 год — исключение из университета
  • 1889 год — женитьба на Гарелиной
  • 1890 год — первый сборник стихов, попытка самоубийства
  • 1892 год — знакомство с Мережковским и Гиппиус
  • 1894–1895 года — первые переводы, опубликованные в печати
  • 1894 год — знакомство с Брюсовым, сборник «Под северным небом»
  • 1895 год — сборник «В безбрежности»
  • 1896 год — женитьба на Андреевой, путешествие за границу
  • 1900 год — сборник «Горящие здания»
  • 1901 год — выслан из столицы за антиправительственные стихи
  • 1902 год — сборник «Будем как Солнце»
  • 1906–1913 года — первая эмиграция в Париж
  • 1913–1920 года — возвращение в Россию
  • 1920 год — вторая эмиграция в Париж
  • 1932 год — диагноз серьёзного психического заболевания
  • 1942 год — смерть

Интересные факты из жизни Бальмонта

  • Многие биографы поэта считают судьбоносным для него число 42: в 1942 году умерла его первая жена, Лиза Гарелина; в 42 года Бальмонт посетил Египет, о котором он мечтал с детства; в 42 года он пережил творческий кризис; он родился через 42 года после восстания декабристов и всю жизнь жалел, что не оказался с ними на Сенатской площади.

Биография ах Abwaan of Age ee Silver

Константин Дмитриевич Бальмон (15.06.1867, Гумнищи, Гоболка Владимир — 23.12.1942, оо Буукайя-ле-Гран, Франция) — Абваан Рууш.

Константин Бальмонт: Биография

Су Джидо, Абваан мустакбалка ахаа мудане а. Inkasta oo uu awoowe u dhashay magaca Bellman. Позже loo yaqaan magaca ayaa loo beddelay hab shisheeye. Balmont ee aabbihiisna wuxuu ahaa guddoomiyaha golaha degaanka degmada.Константин хелай табабар дугсига Шуя, си кастаба ха ахаати, вакаа лага саарай ка, сабабта оо ах ка кейб галай кооксда шарчи дарро ах. Биография kooban Balmont inoo sheegayaa in uu shuqulladaadii hore ayuu ka abuuray jir ah 9 sano.

В 1886 г. Бальмонт билаабай табабарка ээ кулиядда шарцига ээ Яамакадда Москва. Саннад ка диб, ай сабаб у тахай ка qaybgalka in xasillooni arday ayaa laga eryey ilaa 1888, ayuu ugu dhakhsaha badan ka tagay jaamacadda on iyaga u gaar ah, soo galay СУДЕБНЫЙ ДЕМИДОВ ку лицей, kaas oo sidoo kalea jaraya laga jaraya. Waxay ahayd markaa in ururinta ugu horreeya ee gabayada wakeaa la daabacay, oo qoray Balmont.

Биография Abwaan inoo sheegayaa in waqtigan ay tahay sababta oo ah Dirirta joogto ah uu xaaskisa ugu horeysay oo la isku dayay in ay naftooda dilaan. ismiidaamin ah ayaa isku dayay in ka badan waa isaga, waayo, lugta ka jabay iyo taag ah nolosha oo dhan.

Ка мид ах буугагта угу хорейсай ксусид мудан уруурияа К. Бальмонт иё «дхисмаха губаная» «Ин ваасициннай». Xiriirka Abwaan dowladda ahaayeen kacsan.Сидаас вылетел в 1901 году oo uu gabay «Маленький султан» oo uu 2 sano diidi karo xaqa ah inuu sii joogo jaamacadda iyo magaalooyinkii iyo nawaaxigeeda. К. Бальмонт, куваас о.о. В 1902 году усуу у дхакакай Париж.

В хораантии 1900 г. Бальмонт абуураа габайо бадан оо ка таатаабтай. Сидаас Дарааддед в 1903 году выпустил сборник «Калия Лав.Семицветник»ее 1905 — «Литургия Красоты». уруурияа оо ла одхан джирай киено аммаанта Бальмонт. Xaggiisa gabayaa ee waqtigan u safri. Sidaas daraaddeed, by 1905 ayuu soo booqday ee Италия, Мексика, Англия iyo Испания.

Марка в России является bilaabaan rabshado siyaasadeed, Balmont guriga ku soo laabtay. Waxa uu la shuraakowday majaladda bulshada-dimuqraadi ах «Новая жизнь» iyo majaladda «Red Flag». Laakiin dhamaadka 1905, Balmont, kuwaas oo Биография waa hodan ku safarka, mar kale gaaray Paris.In ka sano ee soo socda uu sii waday in ay u safraan badan oo.

Marka ee 1913 soo hijrooday siyaasadeed lagu siiyay cafis, K. Balmont soo laabtay Россия. Sidaas daraaddeed soo dhaweeyay kacaanka февраль ах, laakiin wakeaa ka soo horjeeda октябрь. Marka tan la eeego, 1920 год, wuxuu mar kale ka tagay Россия, gelida Франция.

Isagoo ka haajirid, Balmont, kuwaas oo Биография вацаа соок лахайн угу сидхан ин ай хуйо, ваксай ахайд фирфиркун ксиллийедьяда Руушка даабакай Германия, Эстония, Болгария, Латвия, Польша ио Чехословакия.В 1924 г. wuxuu daabacay buug ee qorkiisa hoos horyaalka «Halkee waa gurigeyga?», Loo qoray maqaalo ku saabsan kacaankii ee Russia, «White Dream» iyo «Shuclada ee habeenkii». В Бальмонте 20-го даабакдаа уруринта сида Ааядо сида «Дунида хадияд», «Сиисе Муза», «Саакад Яркая», «Песня даббэ настольная», «Б сийей телескопична». В 1930 году К. Бальмонт dhammeeyey tarjumaadda shuqullada хоре ee «Слово». ururinta ugu dambeeyay ee gabayada uu la sii daayey ee 1937 ка яр magaca «Светослужение».

Dhamaadka naftiisa gabayaa la qaba cudurka dhimirka.К. Бальмонт ку dhintay hoy ah, loo yaqaan «Ruush House», oo ku yaalla meel u dhow Paris.

только дочь, только жена, только мать, которая еще так важна для русской истории. Поэзия — это прежде всего любовь…

Лев Бруни, «Портрет жены»

Лилит Мазикина, журналист

Константин Бальмонт не был лучшим из мужей. Нет, его нельзя назвать домашним тираном, но пытаться построить с ним семью на всю жизнь, как убеждали женщина за женщиной, было безрассудно.И все же у него было одно хорошее качество. Для него не существовало понятия бывших детей. После расставания с переводчицей Екатериной Андреевой Бальмонт продолжил общение с их общей дочерью Ниникой.

Скелеты в шкафу Бальмонта

Начало жизни Нины Бальмонт было омрачено двумя тайнами, которых она, должно быть, не знала, но которые были фоном ее жизни, ее отношениями с отцом. Во-первых, судя по всему, Нина была незаконнорожденной. Бальмонт мучительно разводился с первой женой, и суд постановил, что после развода она имеет право на повторный брак, а он нет.

Константин Бальмонт

Узнав об этом, родители Андреевой запретили ей даже приближаться к поэту. Но влюбленные нашли выход. Бальмонт нашел старые документы, согласно которым он был холост, а они с Андреевой тайно обвенчались. Такой брак не признавался российскими законами, но кто стал их проверять?

Бывшая жена Бальмонта тоже вышла замуж за журналиста Николая Энгельгардта, и прожила с ним счастливо всю жизнь. Николай спокойно принял ее сына от Бальмонта, тоже Колю, и воспитал его как родного.

С Колей Бальмонт тоже как-то поддерживал связь. Сын отца просто боготворил, тоже мечтал стать поэтом. Когда в 1915 году Бальмонт вернулся в Петербург, он взял к себе сына, уже взрослого молодого человека, и… вскоре обнаружил, что испытывает к нему непреодолимое отвращение. У молодого человека появились признаки нарастающего психического расстройства. Он не бросался на людей, но пересилить себя поэт не мог — никаких теплых чувств к сыну он не испытывал. Но, конечно, я и не думал выгонять.Для Бальмонта дети в любом случае оставались детьми.

У Нины Бальмонт тоже была внебрачная сестра. Поэт очень быстро после второй свадьбы стал жить на две семьи: то с матерью Нины, то с женщиной по имени Елена Цветковская. От Елены у него родилась дочь Мирра, в честь известной поэтессы Мирры Лохвицкой. Позднее у поэта появились дети от четвертой женщины, и тоже внебрачной… Однако в новом бурном веке это стало иметь все меньшее значение.

Андреева-Бальмонт Е.А. с дочерью Ниной

Еще одна черта в характере отца омрачила детство и юность Нины. Он был склонен к депрессии и пытался покончить жизнь самоубийством. Хотя он никогда не позволял себе этого при детях, дети всегда замечают слухи, взгляды, слова.

Нина родилась в сытом 1901 году. Никто не мог представить себе голод Первой мировой войны и ужасы Гражданской войны. Тринадцать лет до одной войны, шестнадцать до другой — у девушки было достаточно времени, чтобы взять из детства все радости, подпитаться силами, которые впоследствии поддержали ее на любом повороте истории.

Не умеет даже жарить яйца

Константин Бальмонт с дочерью Ниной после возвращения домой в мае 1913 года.

Родители подготовили Нину к будущему, где она раскроет в себе талант (скорее всего, литературный) и сможет его раскрыть. Может быть, даже стать знаменитым! Никто не приучал ее к низменной жизни, и когда Нина решилась выйти замуж, отец предупредил ее в письме, чтобы она не растворялась в муже: «Ни в коем случае нельзя никому отдавать свою внутреннюю священную независимость.

Нина познакомилась со своим будущим мужем Львом Бруни, когда ей было одиннадцать. Ему тогда было восемнадцать; он собирался стать художником, приехал в Париж учиться — такова была мода. Там он познакомился с Бальмонтами. Родители Нины были уверены, что перед ними юное дарование, и понимали, что пока его нужно кормить. Итак, Бруни пришел к Бальмонтам на обед. И он отплатил тем, что играл с маленькой, живой дочерью в забытые были детские игры.


Э.И. Струковская, Е. А. Андреева-Бальмонт с дочерью Ниной, А. Н. Иванова с Аней Полиевктовой

Когда и Бальмонты, и Бруни вернулись в Россию, молодой художник все еще был желанным гостем в семье. Каждое лето он ездил на дачу родителей Нины. Однажды, приехав, он только ахнул: Ниника вдруг вытянулась, расцвела девичьей красотой. Это была уже не совсем девочка, хотя, конечно, еще не взрослая девочка. Лео понял, что однажды он женится на ней. И, конечно же, он женился.

Свадьбу сыграли очень просто, по тогдашней моде. На следующее утро Лев спросил, приготовит ли Нина завтрак? Она с готовностью согласилась. Но чего хочет ее возлюбленный? Лео не стал испытывать судьбу (или обременять молодую жену) и попросил яичницу. Нина моментально достала яйца и… стала пальцем вскрывать скорлупу на одном из них. Да она никогда в жизни не готовила даже яичницу! К счастью, молодой муж был гораздо самостоятельнее, поэтому долгое время к печке вставал именно он.

Весной двадцатого года родился первенец. Осенью, обсудив все друг с другом, молодые люди решили, что Нине не стоит губить свой музыкальный талант. Она поступила в консерваторию. Ребенок, сын Ванечка, во многом был на Льва.

Лев Бруни

Все устремления семьи были — в искусство, а надо было учиться — выживать. Часто ели раз в день, в студенческой столовой, пшенную похлёбку. Дрова добывали, ломая баржи — которые, конечно, не только ломали и увозили.И все равно дрова были только для того, чтобы нагреть воду. Комнаты не отапливались. Решено было переехать в деревню: там хоть кур держать можно было.

Можно долго и страшно описывать, как выживали бруни в деревне. Лев пошел работать в город, Нина научилась вести хозяйство. Топить печь, полоскать белье на реке, ухаживать за птицами и скотиной. Все это при рождении новых детей. Нежная кожа рук потрескалась и почернела.Лев, возвращаясь с деньгами и покупками, сам очень уставший, болезненный, перехватывал детей, таскал ведра с водой, не забывал целовать эти больные, измученные женские руки…

Наконец-то ему удалось найти постоянное место жительства в Москве. На работе также давали жилье, и Лев приводил в него свою растущую семью. Казалось, жизнь налаживается. У Льва и Нины было семеро детей. Двое умерли в детстве. Все семеро были детьми любви. Лео не уставал рисовать свою драгоценную Нину.Он обожал ее за все: за ее жертвенность, за ее жертвенность, за ее веселый нрав, за ее великую силу духа, за простых детей. Тот редкий случай, когда мужчина не воспринимает все, что женщина делает с ним как должное.

солнечный дом

Нина Бальмонт. 1920 г.

Полностью раствориться в быту для Нины означало не просто погубить ее талант — полностью погибнуть. Когда посторонние недоумевали, как она со своей непростой жизнью берет на себя еще и организацию встреч — талантливых, иногда уже известных, во всяком случае интересных людей — дома, они не понимали одного.Только душевная жизнь, только эти разговоры, общие мечты и споры давали Нине силы для мирской, тяжелой работы.

Поначалу казалось, что все эти талантливые гости крутятся вокруг набиравшего известность художника Бруни. Но когда Нина овдовела (так рано — в сорок семь лет), творческий кипение в ее доме не прекратилось, и центр тяжести стал очевиден даже самым слепым. Кого только не видел этот дом… Ася Цветаева, Борис Пастернак, Самуил Маршак, Генрих Нейгауз и многие другие.

Но к моменту смерти Льва Нина уже потеряла много детей. Андрюша умер в двухлетнем возрасте от дифтерии. Наташа в четыре года — от скарлатины. Лаврентий бежал на фронт в семнадцать, прошел множество боев и после того, как один из них скончался от ран — в девятнадцать. Уже умер обожаемый отец, поэт Константин Бальмонт — в самом начале войны, в приюте для русских стариков. А в доме Нины всех встречала ясная погода и солнечная улыбка.Как бы ни было тяжело на душе, но стоило посетить дом Нины Бруни – и у любой из звезд хватало кислорода, чтобы гореть дальше. Здесь не было преследуемых. Вот и ждали и звали.

Лев Бруни. «Портрет Нины Константиновны Бальмонт-Бруни, жены художника». Вторая половина 1920-х

В конце семидесятых случилась катастрофа. Возвращаясь из церкви, Нина Константиновна попала под автобус. Ей ампутировали ногу. Все родственники были в ужасе.Внук Нины Лео, проживающей в Швеции. Нину Константиновну отправили к нему делать протез. Но на протез нужны были деньги. Лео нашел вторую работу, а бабушка начала печь и продавать пироги. Договорились с одним рестораном. Нина Константиновна сидела у окна с пирогами и надписью: «Русская старуха собирает на протез». И собрал.

После этого Нина Константиновна жила долго. Она умерла в перестройку, в день падения Берлинской стены.И многие горевали о ней. И многие над могилой — благодарили. Она была для чего.


Поэты Серебряного века не очень любили детей: высокая поэзия и грязные пеленки плохо сочетались. И все же некоторые художники оставили потомство слова. И, оказывается, их детям пришлось расти в трудные времена. Так что судьбы многих были непростыми.

Сыновья Бориса Пастернака

Борис Пастернак женился на художнице Евгении Лурье. В 1923 году у поэта родился первенец.Сына назвали в честь матери — Евгений, но лицо у него было — вылитый отец. Когда Евгению было восемь лет, его родители развелись. Для мальчика расставание с отцом стало огромным горем.

В 1941 году Евгений только что закончил школу; вместе с матерью уехал в эвакуацию в Ташкент, где поступил в институт при Физико-математическом институте, но, конечно, учился только курс — по достижении совершеннолетия был мобилизован.

После войны Евгений окончил Академию бронетанковых и механизированных войск по специальности инженер-механик и продолжал служить в армии до 1954 года. Затем он устроился преподавателем в Московский энергетический институт и проработал там до 1975 года; Параллельно защитил диссертацию, став кандидатом технических наук.

После смерти отца в 1960 году Евгений посвятил свою жизнь изучению и сохранению своего творческого наследия. С 1976 года работал научным сотрудником в Институте мировой литературы. За свою жизнь он опубликовал двести публикаций об отце и умер в наше время, в 2012 году.

Леонид — в честь отца Бориса Леонидовича — родился во втором браке поэта, с пианисткой Зинаидой Нейгауз, в 1938 году.Как и его брат, он оказался талантливым в точных науках, стал физиком, участвовал в исследованиях Севастьянова и был соавтором многих его работ. Леонида Пастернака помнят как эрудированного, приятно воспитанного, мягкого человека, который умел читать наизусть огромное количество стихов и делал это очень артистично. Увы, Леонид Борисович умер, немного не дожив до сорока лет.

Дети Игоря Северянина

Старшая дочь поэта Тамара зачата в первом браке, неофициальном. Мать Тамары звали Евгения Гуцан, она покорила Игоря необычным золотистым оттенком волос, но прожили они под одной крышей всего три недели.

После расставания с Северяниным Евгения вышла замуж за русского немца. Из-за Первой мировой войны семья, опасаясь преследований, переехала в Берлин. Там Тамару отдали в балетную школу.

Впервые поэт увидел дочь после революции, когда переехал в Германию. Тамаре было уже шестнадцать, и она оказалась очень похожа на свою маму.Но ревнивая жена поэта запрещала ему общаться с Евгенией и Тамарой, так что особых отношений между ними не было.

Тамара стала профессиональной танцовщицей, пережила две мировые войны, а во время перестройки приехала в СССР для передачи материалов, касающихся жизни и творчества отца.

Во втором гражданском браке у поэта тоже родилась дочь Валерия — за четыре года до революции. Малышку назвали в честь друга Игоря, поэта Валерия Брюсова.Когда девочке исполнилось пять лет, отец увез ее, а затем и свою бывшую жену, мать, вместе с новой женой в Эстонию. Там он снял половину дома для всех.

В Эстонии Северянин женился в четвертый раз, теперь уже официально, и уехал в Берлин. Он не взял Валерию в Германию. Выросла в Эстонии, всю жизнь проработала в рыбной промышленности и умерла в 1976 году.

В 1918 году во время мимолетного романа с сестрой Евгенией Гуцан, Елизаветой, был зачат сын.И мальчик, и его мать вскоре умерли от голода в Петрограде.

Она родила сына и жену-эстонку Фелиссу. Мальчик родился в 1922 году, и его назвали Бахусом — точь-в-точь как древнего бога винопития. В 1944 году Вакху удалось переехать в Швецию, где он и умер в 1991 году. Большую часть жизни он не говорил по-русски и совершенно забыл родной язык отца.

Сын Анны Ахматовой и Николая Гумилева

Казалось бы, ребенку двух поэтов тоже суждено стать поэтом.А вот сын Ахматовой Лев, родившийся в 1912 году, известен прежде всего как философ и востоковед — хотя и писал стихи.

Все детство за Лео ухаживала бабушка по отцовской линии – родители были слишком заняты бурной творческой и личной жизнью. После революции они развелись, бабушка оставила имение и уехала в Бежецк. Там вместе с родственниками она снимала пол частного дома, но с каждым годом Гумилёвы всё больше уплотнялись.

С шести до семнадцати лет Лев видел отца и мать порознь, всего дважды.В школе у ​​него не сложились отношения с однокурсниками и преподавателями из-за дворянского происхождения. Он даже сменил школу; к счастью, его литературный талант оценили в новом.

Ахматовой очень не нравились юношеские стихи сына, она считала их подражанием отцу. Под влиянием матери Лео на несколько лет перестал сочинять музыку. После школы он пытался поступить в институт в Ленинграде, но его документы даже не приняли. Зато успели поступить на курсы сборщиков геологических экспедиций в Бежецке — геологам постоянно не хватало рабочих рук.С тех пор Лев постоянно ездил летом в геологические и археологические экспедиции.

Однако дальнейшая его жизнь была трудной. Отбывал срок в лагере за антисоветские настроения; Я сильно голодал. Во время войны служил на фронте. Лишь в 1956 году он смог вернуться в науку. Лев Николаевич умер в 1992 году, прожив долгую и, несмотря на трудности, очень плодотворную жизнь.

Сын Эдуарда Багрицкого

Поэт Багрицкий был женат на одной из сестер Суок.В 1922 году у них родился сын Всеволод. Когда Севе было пятнадцать, его мать была приговорена к лагерям за попытку заступиться за арестованного мужа сестры. Еще раньше он потерял отца, который тяжело болел астмой.

В юности Всеволод учился в театральной студии и писал для «Литературной газеты». К тому же времени относится и скандальная история: он опубликовал малоизвестное стихотворение Мандельштама, выдав его за свое. Всеволода тут же разоблачили Чуковский и его мать.

Во время войны Багрицкому отказывались звонить — он был очень недальновидным. Только в 1942 году Всеволода удалось отправить на фронт, правда, в качестве военного корреспондента. Через месяц он погиб во время миссии.

Дети Бальмонта

Константин Бальмонт был одним из тех поэтов, которые плодились охотно. Первая жена, Лариса Галерина, родила ему сына Николая в 1890 году. В шестилетнем возрасте он пережил развод родителей и затем почти всю оставшуюся жизнь провел с матерью в Петербурге.Петербург. Более того, его мать вовсе не посвятила сыну свою жизнь, она вышла замуж — отчимом Коли Бальмонта стал журналист и писатель Николай Энгельгардт. Николай Гумилев женился на младшей сестре Николая Бальмонта после развода с Ахматовой. У Коли были прекрасные отношения с отчимом.

После гимназии Бальмонт-младший поступил на китайское отделение факультета восточных языков СПбГУ, но через год перевелся на отделение русской литературы.Но Николай не смог закончить учебу.

В юношестве начал писать стихи, был членом студенческого поэтического кружка. Коля был очарован отцом как поэтом, и когда в 1915 году Константин вернулся из Парижа в Петербург, он на время переехал к нему жить. Но поэт не очень любил своего сына. Отвращение вызывало буквально все, но больше всего, наверное, то, что сын был психически болен — страдал шизофренией.

В конце 1917 года Бальмонты переехали в Москву.Через три года Константин уехал в Париж со своей следующей женой и маленькой дочерью Миррой. Николай остался. Некоторое время Константину помогала бывшая жена Екатерина, но в 1924 году молодой поэт скончался в больнице от туберкулеза легких.

От Екатерины Андреевой, переводчика по профессии, кстати, у Бальмонта-старшего родилась дочь Нина. Она родилась в 1901 году. Когда Нина была малышкой, поэт посвятил ей сборник стихов «Сказки». Даже после развода родителей связь Константина с дочерью оставалась очень крепкой и теплой, они переписывались до 1932 года.

Нина познакомилась со своим будущим мужем, художником Львом Бруни, в возрасте одиннадцати лет. Лео был старше на семь лет, поэтому ни о какой любви поначалу не могло быть и речи: болтали, когда он оставался обедать, иногда играли на даче. Но спустя четыре года все изменилось, Нина стала заметно взрослеть, и Лев понял, что хочет на ней жениться. Сразу после окончания гимназии Нины молодые люди поженились.

По поводу мужа Константин увещевал Нину в письме: «Ни в коем случае нельзя отдавать никому свою внутреннюю священную самостоятельность.Брак оказался счастливым. Бруни всю жизнь восхищался женой, оставил множество ее портретов. Увы, раннее замужество, дети не позволили Нине развить ни один из ее талантов, которые казались отцу столь многообещающими.

Когда она вышла замуж, Нина вообще ничего не умела делать по дому. На следующее утро после свадьбы Лев спросил, не приготовит ли она завтрак. Нина с радостью согласилась и спросила, чего бы он хотел. Узнав, что это яичница, она достала яйца и стала выкапывать дырку в скорлупе.Льву пришлось брать дело в свои руки и долгое время в семье готовил именно он. Потом стало невозможно — ушел надолго работать. И Нине, среди ужасов гражданской войны и голода, пришлось учиться — не только топить печь, но и делать буквально все по дому, в том числе ухаживать за скотиной. «Я ошарашена, дохожу до истерики», — так определила свое состояние молодая женщина.

Нина родила и воспитала несколько детей и, рано овдовев, больше не вышла замуж.Она стала исследователем творчества отца, прожила долго и даже счастливо, по ее мнению, и умерла в 1989 году. Нина Бруни-Бальмонт стала прототипом главной героини книги «Медея и ее дети» писательницы Улицкой.

Третьей женой Константина Бальмонта была Елена Цветковская, студентка математического факультета Сорбонны. Она родила в 1907 году дочь Мирру в честь поэтессы Марии Лохвицкой, писавшей под именем Мирра и прославившейся.В восемь лет Мирра переехала с родителями в Россию, но ненадолго. После революции уехала с родителями во Францию. Под псевдонимом «Аглая Гамаюн» в молодости писала стихи, дважды выходила замуж. В возрасте шестидесяти двух лет она попала в автомобильную аварию, в результате чего была парализована и через год умерла от недостаточного ухода.

Еще двое детей, Георгий и Светлана, родились Бальмонту от княгини Дагмар Шаховской. О них почти ничего не известно.

Но, похоже, матери всегда играли в жизни знаменитостей больше роли, чем дети. Например, их можно считать гениальными за один результат их трудов.

Бальмонт — поэт. (с) Марина Цветаева


За этой простой фразой — фразой, казалось бы, ни о чем, поэтесса сделала объяснение, расставившее все на свои места.

Бальмонт и Серебряный век

Дело в том, что поэзия, как и все остальное, не только обнажила определенную сторону нашей жизни и открыла новые истины, но и вывела на сцену жизни великое множество ярких личностей.


И каждая личность была высоко и многосторонне развита. Достоинствами богемы того времени были высочайший уровень образования, знание множества языков, как живых, так и мертвых, умение блестяще переводить первоисточники, глубочайшие познания в истории и географии — все это, к сожалению, современному школьнику и студенту вряд ли может похвастаться.

Но, вместе с тем, в связи с мощным развитием точных наук большой популярностью пользовались знания по математике, физике, химии.Ценилось умение составлять различные ребусы и задачи. Любители биологии продемонстрировали друг другу наборы экзотических гербариев и коллекцию жуков и бабочек со всего мира.

Богемию интересовало все. Страсть к знаниям была колоссальной. В то время организовывались различные кружки, причем часто далеко не революционные и не террористические, хотя их было предостаточно, так как рабский труд рабочих по шестнадцать часов и вымирание крестьян целыми деревнями в неурожайные годы были весьма благодатной почвой для такие круги.

Метание пытливого ума юноши или девушки между творческим и революционным кругами было тогда в порядке вещей.

Так вот Константин Бальмонт был именно такой разносторонней и своекорыстной личностью.

Поэт и революция

Полиглот (знал пятнадцать языков, знал блестяще), поэт, писатель, переводчик, путешественник (совершил несколько кругосветных путешествий), отличный лектор — обладая харизмой оратора, читал лекции по всему миру, а во время революции 1905 г. , своими речами он вдохновлял бунтовщиков на подвиги и строил с ними баррикады.

И этот удивительный человек не получил даже высшего образования, потому что в 1887 году был исключен из Московского университета за участие в студенческих волнениях. Отметим, что в том же году и по той же причине только из Казанского университета В.И. Ульянов (Ленин).

В дальнейшем страсть к живому слову вытеснила революционную страсть из сердца Константина Бальмонта, хотя он всю жизнь считал себя революционером.

А, Марина Цветаева, дав определение этой яркой личности, звезде своего времени, попала в десятку.Он был, есть и будет прежде всего Поэтом. Почему? Да потому, что ни одно из вышеперечисленных его достоинств не затмит его поэтического вклада в мировую цивилизацию.

Достаточно сказать, что на рубеже веков Бальмонта знали и цитировали не только на различных собраниях и вечерах высшего света двух столиц Российской империи. На самых дальних окраинах, в деревнях и селах, в усадьбах и бараках, в ресторанах и кабаках необъятной страны звучали его стихи, так как без стихов Константина Бальмонта считалось просто неприличным проводить любой вечер, любое собрание. Даже признаваться в любви принято было стихами или фразами из Бальмонта.

Вот начальные строки трех его лирических стихотворений. Правда, они еще слух ласкают?

белладонна

Счастье усталой души
— Только в одном:
Быть подобно полусонному цветку
В блеске и шуме дня,

5 Светиться внутренним светом 30 и забыть33 90 и забыть33 забыть все


Тихий, но жаждущий напиться
Тающий сон.

Беатрис

Сонет

Я влюбился в тебя, просто увидел тебя впервые.
Помню, ходил вокруг незначительный разговор,
Только ты молчал, и пламенные речи,
Молчаливые слова посылались мне твоим взором.

Пружина — пружина

«Дорогой мой! — сказала ты мне.
Почему в глубине души
Есть ли у тебя сильные желания?
Меня все в тебе влечет.
И в душе моей, звеня,
Растёт, растёт прелесть!

Отчаянная молодежь

А начиналось все не так бравурно и ярко. Когда десятилетний Костя прочел свое первое стихотворение матери Вере Николаевне, в ответ он получил такую ​​порцию ядовитой критики, что на несколько лет у него напрочь отбило желание что-либо писать.

Видимо, действительно, поэт — натура ранимая. Однако попытки сочинять стихи все-таки возобновились, и в 1885 году его первое детище было напечатано в столичном журнале «Живописное обозрение».

Но когда в 1890 году двадцатитрехлетний Бальмонт выпустил свой первый сборник, он не нашел в обществе ни отклика, ни интереса. Расстроившись, Костя скупил весь тираж и сжег его в сердцах.

Женат, но неудачно. Мало того, что его первая жена была старше и категорически не любила мать поэта, она еще и ревновала его, как потом сказали, «к каждому столпу», помимо рукоприкладства.

К счастью, поэт выжил, но, к сожалению, стал инвалидом.

Казалось бы, положение незавидное — хромота, плохо работающая рука, изуродованное лицо. Кроме того, год провел на больничной койке.

Конечно, пара не жила вместе.

Возник вопрос о разводе. Однако встречались они еще несколько лет и эти встречи были настолько серьезными, что Лариса Михайловна родила Константину Дмитриевичу двоих детей. К сожалению, один ребенок умер в младенчестве, а у второго обнаружилось серьезное нервное заболевание, имевшееся в семье Бальмонтов.

Однако после этого падения с третьего этажа произошло чудо.

Озарение, расцвет, поэзия чувств

Расцвет поэтического дара Бальмонта пришелся на этот больничный и послебольничный период его биографии. Именно здесь, на больничной койке и спустя несколько лет произошло его чудесное превращение в великого поэта Серебряного века.

В 1894 году вышел сборник стихов «Под северным небом», где было напечатано известное своей скандальностью стихотворение «Тоскующая лодка» со словами:

Вечер. Приморский. Вздохи ветра.
Величественный крик волн.
Буря близко. Бьется о берег
Черная лодка чуждая прелестям…

С этих слов все началось. Сколько критических статей и живых выступлений появилось на всяких собраниях в поэтических салонах — их неисчислимо…

Особенно напали на последнюю строчку: «Чёрная лодка, чуждая прелестям».

Стихотворение стало злонамеренно цитироваться и разбираться «по костям» в ведущих литературных газетах и ​​журналах.Студенты, которые через несколько лет будут рукоплескать поэту, объявили Бальмонта «пустым цветком от поэзии».

Возникли вопросы: «А кто мог написать такую ​​игру?». «Бальмонт? А кто такой Бальмонт? Вот и посмотрим вживую…

Итак, Константина Дмитриевича сначала, как опального поэта, стали приглашать в те самые салоны, где его только что критиковали. Постепенно он стал нравиться, особенно его любовная лирика.

Ведь поэзия – это не только грусть, грусть и тоска. Поэзия – это прежде всего любовь. А поэту, чтобы писать о любви, просто необходимо самому пройти этот путь, иначе не будет вдохновения и не будет стихов, или будут стихи, но не зажгут души слушателей. . Поэту нужна Муза…

Поэзия — это прежде всего любовь…

Разве можно представить поэта без Музы, дающей ему тот самый импульс, который потом реализуется через стихи, поэмы и баллады!

Так литературные салоны невольно стали поставщиками Муз для молодого поэта.

О Музах поэта пойдет дальнейшее повествование.

Будучи ребенком и юношей очень застенчивым и сдержанным, здесь поэт начал «освобождаться».

По мере продвижения Бальмонта по литературным салонам стали формироваться так называемые «бальмонтовцы» — почитатели и поклонники его таланта, соревнующиеся друг с другом, кто лучше читает и кто больше знает стихи Константина Дмитриевича. Его популярность росла и росла.

И поэт, сознательно или не пройдя испытание «медными трубами», стал вести себя, как Бог Зевс на поэтическом Олимпе.

По воспоминаниям известной светской львицы того времени, поэтессы, переводчицы и владелицы поэтического салона Нины Петровской, он впервые признался в своих чувствах опешившему поклоннику и потребовал свидания.

Потом, находясь в приватной обстановке, попросил принести коньяк — напиток поэтов-символистов, завесить окна и непременно встать на колени, чтобы послушать его стихи. В процессе чтения стихов бутылка опустела до дна, ну а дальше как пойдёт…

Однако, несмотря на обилие Муз, поэт в 1895 году в Крыму познакомился со своей будущей второй женой — Екатериной Алексеевной Андреевой — дочерью богатого московского купца, в руках которой к тому времени было уже два состоятельных претендента . Стоит отметить, что Господь не лишил эту девушку красоты, ума и трудолюбия одновременно.

А Константин Дмитриевич, потеряв голову от чувств, уже мчался за ней в Швейцарию, где отдыхала юная Катя с семьей.Там они тайно целуются, несмотря на близкое присутствие матери Екатерины Алексеевны, которая «терпеть не могла» этого юного выскочку из стихов и «любопытную лису, наблюдающую за ними из кустов».

И все же после страстных ухаживаний, похожих на штурм неприступной крепости, Екатерина Андреева окончательно сдалась и молодые люди поженились в 1896 году. Они поженились, несмотря на активные протесты свекрови и поддельное свидетельство жениха, на котором он никогда не был женат.

После этого было свадебное путешествие в Европу, где супруги не только отдыхали, но и работали над переводами книг таких мастеров пера, как О. Уайльд, Э. По, К. Гамсун, Г. Ибсен и др. Работа оказалась настолько плодотворной и столь востребованной, что по возвращении в Россию была немедленно принята в обращение. Гонорар за работу был таков, что окупил все затраты на саму поездку и позволил чете Бальмонтов долгое время обходиться без дополнительных заработков.

Екатерина Алексеевна превратила дом в уютное гнездышко. В доме все сверкало чистотой, простыни всегда были накрахмалены, обеды шли строго по расписанию. Ну а чего еще желать Константину Дмитриевичу, имея такую ​​замечательную жену?

Кроме того, в 1900 году у них родилась дочь Нина, будущая жена известного художника Льва Бруни, что должно было еще больше сблизить супругов.

Однако спрос на Бальмонта обществом был колоссален и поэтому счастливая семейная жизнь перемежалась частыми кутежами — бывали периоды, когда жена разыскивала поэта по всей Москве.

А потом снова было творчество — стихи, проза, переводы.

Итак, в начале века у поэта снова был роман, снова муза. На этот раз роман с продолжением. Вторая жена (гражданская) — Елена Константиновна Цветковская — его бывшая поклонница. А в 1907 году у Константина Бальмонта родилась дочь. Дочь назвали Миррой, в честь очень популярной поэтессы того времени и другой возлюбленной Бальмонта Мирры Лохвицкой.

Екатерина Алексеевна Андреева сначала решила уйти от поэта, но Бальмонт категорически противился этому, говоря, что без нее он не проживет.

В подтверждение своих слов он во второй раз выбрасывается из окна. И снова выживает.

После этого жена смирилась и окончательно приняла мужа таким, какой он есть.

Так началась его жизнь на две семьи. Надо сказать, что так продолжалось аж до 1920 года, пока Константин Бальмонт с Еленой Цветковской и дочерью Миррой не уехал в свою последнюю эмиграцию из Советской России.

Екатерина Алексеевна осталась на родине, однако переписка с Константином Дмитриевичем не прекращалась до 1935 года, когда накануне войны советское руководство приняло решение о прекращении всех контактов между гражданами СССР и стран Запада.

Наконец, незадолго до отъезда за границу, зимой 1919 года, Бальмонт встречает в голодной и холодной Москве бывшую княжну Дагмару Шаховскую, большую поклонницу его поэтического таланта, и влюбляется в нее.

Ему уже 52 года, а Музе еще 26 лет. Вскоре с Еленой Константиновной и дочерью Миррой он уезжает за границу. Принцесса следует за ним. Ему удается вынести драгоценности из собора, привязав их под вагон поезда, направляющегося в Финляндию, и благополучно забрать их там, а затем отправиться с группой таких же беженцев в Эстонию через заминированный Финский залив.А оттуда лежала дорога в Европу.

Потом они заблудились и нашли друг друга только через год. Наконец, в 1922 году Дагмар подарит Бальмонту своего сына Георгия, а через три года дочь Светлану, которая впоследствии сможет опубликовать целую книгу переписки родителей, благодаря которой мы узнаем много интересных подробностей из жизни Великий поэт Серебряного века.

Эмиграция и упадок


Следует отметить, что Елена Константиновна оставалась со своим гражданским мужем в самые тяжелые периоды его жизни до конца.

И хотя в первые годы эмиграции Бальмонт продолжал активно работать и состоять в членстве сразу в нескольких эмигрантских общинах, с 1932 года его здоровье начало ухудшаться. Он попадает в психиатрические лечебницы и в периоды выяснения уже не пишет, хотя продолжает много читать. Особенно тогда он любил читать книги Льва Толстого.

23 декабря 1942 года Константин Дмитриевич Бальмонт заболевает тяжелой формой воспаления легких и умирает на руках у Елены Константиновны в больнице приюта для бедняков.


Проект памятника Бальмонту дома в г. Шуя

Подводя итоги жизни Великого поэта, следует отметить, что им опубликовано 35 томов стихов и 20 томов прозы. И все это без учета огромного количества переводов с самых разных языков планеты. Начиная с языка индейцев Мексики и заканчивая переводом знаменитого «Витязя в тигровой шкуре» грузинского поэта Шота Руставелли.

Тем более, что тогда для общения друг с другом люди переписывались со многими друзьями, родственниками и единомышленниками одновременно. Следует сказать, что только с княгиней Дагмар Шаховской его переписка насчитывает 858 писем и открыток.

Для того чтобы глубоко изучить творчество поэта, следует вникать не только в сборники стихов и прозы, но и в его письма, так как личная жизнь великих людей давно перестала быть их достоянием, а вместе с их творчеством также стало достоянием народа.

АУДИОФАЙЛ. Дочь поэта говорит:

АУДИОФАЙЛ. Стихи:

#3 по мотивам книги «Уроки любви» Руслана Киреева,
здесь — о жертвенной любви Елены Константиновны Цветковской к поэту-символисту Константину Дмитриевичу Бальмонту (1867-1942)

Я помню чудное мгновение…
AS Пушкин

Любовь может превратиться в Карму
Где сердце растворилось в другом
И стали души неразлучной парой —
У них единый метроном тикает.

Вокруг поэтов аура!
Пример тому Константин Бальмонт,
Поэт, для многих женщин бывший Свет.
«Будем как Солнце», — выразился он. один*)

Дважды женился, сделал шаг и третий —
Увлекся молодой преданной душой.
Елена растворилась в нем насмерть,
Подарив любимому человеку смысл жизни. 2*)

Поэт обожествил свою Елену
И, не раздумывая, тут же взял в жены.3*)
Сам попал в плен, он ее в плену запутал,
Но… идеала счастья не случилось.

Во всем он Солнце в жизни:
С Неба, с высоты смотрит, Свет дает!
И для нее — единственное окно,
В котором мир всех радостей и бед. 4*)

Она — обитель его сердца,
Доступный Символ женской красоты,
Он — демиург, творец и правитель,
Но закрома души для чувств пусты.пять*)

Ее любовь стала добровольным рабством —
Она послушна ему, и во всем:
Шутить по кабакам ночами напролет
И пить с ним, оставив дочь на потом. 6*)

Как хранитель его психического здоровья,
Она смягчила этот психоз —
Детская взрослая «материнская» любовь
Я решил вопрос о своей нормальности. 7*)

Он жену скоро превратил в старуху,
Приняв ее девятнадцатилетнюю,
Но… Обожая умом, душой…
Да, символика его, увы, такова! 8*)

Его смерть — воспаление легких,
Результат пьяных скитаний по ночам,
И с ним она всегда рядом, как робкая тень —
Как ангел-хранитель, он не отпускал ее. девять*)

Раба любви шла за ним, как тень —
Чуть больше месяца, и с ней то же самое.
Так проявила любовь свое устремление
И там защити его от всех печалей.

Заметки (из книги «Уроки любви», Руслан Киреев, Рекл, сост.аг. газета «Труд», Москва, 2000) и БВЛ, «Русская поэзия начала ХХ века /дооктябрьский период/», с. 9- 12 и 90, КОНСТАНТИН БАЛЬМОНТ — свободная презентация автора):

1 *) Его дочь свидетельствует: «Может быть, не очень удобно говорить об этом, но общеизвестно, что мой отец имел огромный успех у женщин .Его постоянно окружало большое количество поклонников и поклонниц». И относились к своему избраннику страстно и требовательно, на что он, горячий мужчина, реагировал бурно, иногда даже слишком бурно. Фамилия его предков когда-то звучала как «Нарушитель спокойствия» и только потом превратилась во французское Бальмонт (ударение на последний слог).
«Будем как солнце» — самая известная из его книг. «Я слишком быстро живу», — говорит он о себе.
Воспоминания одного из болельщиков: «Он был маленького роста, с некрасивым умным лицом, энергичный и самобытный, «обожженный» неевропейским солнцем. Он был одним из умнейших людей… если назвать умный человек тот, кто, во-первых, с полуслова понимает собеседника и, во-вторых, сам во время любого разговора живет, изменяет, творит, изменяет другого… его речь живая, острая, яркая, оригинальная, как и его мысль.
Бальмонт блистал в салонах, был полиглотом, переводил с десятков языков лучших поэтов мира, например, блестяще перевел «Витязя в тигровой шкуре», писал научные статьи об Оскаре Уайльде и Шоте Руставели.

2 *) Елена, дочь генерала, была младше Бальмонта на 13 лет. «Она изучала точные науки в Сорбонне, но стихи его знала наизусть, собирала его книги, все, что он писал, и что о нем писали. Его книга «Мы будем как Солнце» в красивом переплете всегда была рядом с ней», — так описывала свою вторую жену Бальмонта Екатерину Андрееву-Бальмонт, от которой он ушел к Елене. К девятнадцати годам Елена уже давно была кумиром. для нее.

3*) Их «чудесный миг» случился в Париже, на вечере поэзии Бальмонта в русской колонии. «После спектакля Бальмонт пошел в кафе и, напившись, пришел, как всегда, в исступленное состояние Елена была с ним в кафе, а оттуда сопровождала его в блужданиях по ночному городу.Когда все кафе закрылись, и сесть было негде, она повела Бальмонта в свою комнату, так как Бальмонт никогда не возвращался домой пьяным. Елена, ни минуты не колеблясь, устроила скандал в маленьком скромном пансионе, где жила, приведя с собой на ночь мужчину», — так, со слов самого Бальмонта, поведавшего ей Взволнованные о ее новом увлечении, Бальмонтовском увлечении. Жена записала подробности того рокового для нее вечера в русской колонии.Хотя поначалу отнеслась к очередному (из многих!) увлечению мужа спокойно.

4 *) Елене было 19 лет, когда она вышла замуж (не зарегистрирована). Молчаливая, сдержанная, с очень хорошими манерами, с оригинальным бледным лицом, она была похожа на существо из сказки Эдгара По (изображение самого Бальмонта в его восхищении Еленой). Ее внешний вид поражал своей необычностью даже в Париже. Максимилиан Волошин рассказывал, что, встречая их с Еленой, художники на Монмарте постоянно спрашивали его, кто она такая и можно ли ее написать.
Но Елена не заметила артистов, став третьей женой Бальмонта.Вот что писала о ней в своих мемуарах его вторая жена, которую Бальмонт одно время боготворил, долго добивался и потом поддерживал с ней хорошие отношения (была общая дочь Нина): на глазах у всех и со мной, не ни с кем, кроме Бальмонта, для нее не существовало.Ее интересовали только те вопросы, те люди, которые интересовались им.Помимо ее французского и немецкого,она стала изучать все языки, которые знал (английский (его любимый), испанский, польский, итальянский), и даже переводил с них под его руководством. Занятия математикой и астрономией в Сорбонне были заброшены».
Елена полностью растворилась в любимом. У нее было коленопреклоненное отношение к своему божеству, к своему Солнцу. благодатью Божией». О себе он писал (справедливости ради, имел право!): «Я изощренность русской медленной речи…»; «Предо мной другие поэты — предтечи». Сильнейшая сторона Бальмонта это «певческая сила», ритмическое разнообразие.Говорят, что в русской поэзии нет такого размера, который бы не попробовал Бальмонт. Недаром о нем писали, что он поэт-эхо, отражающий все доходящие до него звуки, служитель «культа быстротечности».

6*) «У нее не было большего счастья, чем быть с ним, слушать его. Она следовала за ним всюду, как тень, исполняя все его желания, капризы, все его «хочу», в каком бы состоянии он ни был Сопровождал его в странствиях днем ​​и ночью, сидел с ним в кафе, пил с ним то, что пил он…» — так писала в своих воспоминаниях вторая жена Бальмонта. А Максимилиан Волошин вспоминал (3 ноября 1911 года, в Париже, в пять часов утра ночи): «В прихожей барабанный бой. Я вскакиваю с кровати в одной рубашке, открываю дверь и вижу Бальмонта. А чуть сзади — немая женская фигура. Это была Елена. Они уже провели много часов в таверне. Она была в легкой кофточке, вся дрожала и кашляла истерическим, чахоточным кашлем. Почти старый. Тонкий до желтизны.С небольшой выступающей челюстью. молодец — румяный, возбужденный, казался ужасно здоровым. Сохранилась фотография того времени. На картине Бальмонт в берете, с седой бородой клином, в руке сигарета, сильная, прямая, импозантная, а рядом с ним старушка с впалыми щеками, вполне подходящая ему как мать (а она младше его на 13 лет!). И это тот, кто еще недавно восхищал художников Монпарнаса!

7 *) Бальмонда преследовали суицидальные наклонности.Первая попытка выпасть из окна третьего этажа (после неприятностей с первой женой) чуть не закончилась фатально — от многочисленных травм он оправился только через год в постели. Потом были и другие попытки «слетать» с окон и балконов, в том числе и под Еленой. Елена последовала за ним по тавернам Парижа, оставив свою маленькую четырехлетнюю дочь Мирру, потому что отпускать его одного было уже невозможно. С 1932 года психические заболевания стали серьезными.

8*) Его индивидуалистический идеал декадентского искусства (символизм):
«Я ненавижу человечество
Я бегу от него, тороплюсь,
Мое единое отечество —
Моя пустынная душа.
Он не заметил изменений Елены, живя рядом с ней, и с пафосом бросил вполне искренние восторженные слова: «Это Елена!»; «О Елена, Елена, Елена, как видение, приди ко мне скорей!»

9*) Она услышала и после его смерти явилась там… Она была верной женой и не смела ни в чем ему отказать, Она следовала за ним всюду, куда бы он ни звал ее — в стужу, в нищету, в неустроенность, в болезни и во тьму небытия, это была ее Карма Любви.

Больше всего на свете он любил цветы и женщин. «Все цветы прекрасны», — сказал он в одном из своих стихотворений. И все женщины казались ему привлекательными. Больше всего он ценил в женщинах женственность, стремление нравиться, кокетство и любовь к поэзии. «Он не оставался равнодушным к любому чувству, которое к нему проявляли, будь то обожание подростка или интерес пожилой женщины. Он ухаживал за десятилетней девочкой, дружил со многими старушками…» Он постоянно был влюблен в одну, потом в другую, потом сразу в несколько.«Любил любовью» — как он сам говорил о себе.


Дочь Нина призналась: «Может быть, не очень удобно об этом говорить, но общеизвестно, что мой отец имел огромный успех у женщин. Его постоянно окружало большое количество поклонников и поклонников. Большое количество — это еще мягко сказано. Своим фантастическим обаянием он влюблял в себя всех женщин. Он не был красавчиком, альфа-самцом, но внутри и снаружи он был рыцарем, посвятившим себя бескорыстному служению Женщине и Любви.И женщины это чувствовали. И поэтому они старались во что бы то ни стало привлечь его внимание к себе. И это им легко удалось… Он даже устал от такого количества Любви: «Я устал от чувств, — признавался он. «Если бы все мои Любви по воле Божией превратились в моих сестер, любящих друг друга… Я бы, наверное, вздохнул с огромным облегчением».

«Душа моя уже не захвачена вихрем каждой женской юбки», — жалуется Бальмонт в письме Волошину. «Раньше я не мог пройти мимо женщины.Мне казалось необходимым создать какие-то отношения, чтобы между нами было что-то: намек, поцелуй, прикосновение, трепет…».

Л. М. Гарелина

Одной из самых драматичных страниц жизни Константина Бальмонта стала история его отношений с первой женой Ларисой Гарелиной. Личность, судьба этой выдающейся женщины подробно описаны на страницах книги П. В. Куприяновского и Н. А. Молчановой «Поэт Константин Бальмонт: Биография. Творчество.Судьба». Лариса Михайловна Гарелина — дочь иваново-вознесенского фабриканта, воспитывалась в Москве во французском пансионе Демюшель. Наделенная художественным талантом, в юности не без успеха участвовала в художественной самодеятельности в Иваново и Шуе. Авторы книги предполагают, что знакомство Бальмонта с Гарелиной произошло осенью 1888 года во время спектакля в Шуйском театре, куда ее пригласила мать поэта Вера Николаевна Лариса поразила Бальмонта своей боттичеллой красотой.«Любовь завладела всем моим существом!» — восклицает поэт в письме к Гарелиной от 3 января 1889 года. А уже 10 февраля того же года в Покровской церкви в Иваново-Вознесенске состоялось их венчание. Родители Константина Дмитриевича выступили против этого брака. «Ты погубишь себя», — писал отец сыну. Мать и жена, по словам Бальмонта, ненавидели друг друга. Очень скоро выяснилось, что тревожное предчувствие не обмануло родителей. Этот брак для обоих супругов обернулся мучительной жизнью, бесовским, по словам поэта, и даже дьявольским ликом.В начале 1890 года, прожив четыре недели, девочка, их первый ребенок, умерла от менингита. Второй ребенок, сын Николай, страдал психическим заболеванием. Жизнь осложнялась подозрительным, ревнивым отношением жены к мужу, ее пристрастием к алкоголю. Нищета угнетала. Не было общности в жизненных интересах. В отчаянии Бальмонт решил покончить жизнь самоубийством. 13 марта 1890 года его выбросили из окна третьего этажа московской гостиницы. К счастью, поэт не умер.Впоследствии Бальмонт мифологизирует трагические события, связанные с его женитьбой на Ларисе Гарелиной. Стихи, рассказы («Воздушный путь», «Крик в ночи», «Белая невеста») создадут своеобразный макротекст, в центре которого появится герой-грешник, на некоторое время попавший в сети дьявола, но, в итоге удалось сбежать от них:

Я стыжусь плоскости печальных приключений,
Я тосковал по вселенной, и мой вампирский гений
Была просто женщиной, которая знала только одно
Красивая женщина, привыкшая к пьянству вино.
Она так медленно раскинула свои сети
Нам с ней было весело, мы были с ней как дети,
Ласковый туман был пронзен солнцем,
И вдруг я почувствовал аркан на шее.
И дикое пьянство, чумной порок России,
Непобедимостью могучей стихии,
С лазурной высоты низвергнут я,
В неудачах подлости, тоски и бедности.

(«Лесной пожар»)

Парадоксально, но Бальмонт всю жизнь оставался благодарен своему вампирскому гению за этот опыт любовных страданий.

Вскоре после выздоровления, которое было лишь частичным — Бальмонт на всю жизнь остался хромым — он расстался с Ларисой Гарелиной. Позднее исследователи предостерегли от излишней «демонизации» образа первой жены. Лариса Михайловна Гарелина, вторым браком была за журналистом, историком литературы Николаем Александровичем Энгельгардтом и долгие годы жила с мужем мирно. От этого брака родилась дочь Анна, впоследствии ставшая второй женой Николая Гумилёва.

Сложные и глубокие чувства связывали Константина Бальмонта и поэтессу Мирру Лохвицкую. Любовь-наваждение, чувство, которое поэт испытывал к Ларисе Гарелиной, сменилось на «любовь-миг, длящийся век»:

Эта женщина хороша в майском закате,
Шелковистые пряди волос на ветру
И жжение желание в цветах, в аромате,
И далекая песня гребца на реке.

Эта дикая свобода воли хороша;
Рука протянулась, рука коснулась
И связала двоих — на миг, не более, —
Тот миг любви, что на века продлится.

(«Минута»)

Мирра (Мария Александровна) Лохвицкая и Константин Бальмонт познакомились, предположительно, в Крыму в 1895 году. К этому времени Мария Александровна уже была замужем за инженером-строителем Евгением Эрнестовичем Жибером. В семье Жибер было пятеро сыновей, последний из которых родился осенью 1904 года. Мария Александровна, по единодушному признанию современников, была верной женой и добродетельной матерью.

Сближение Мирры Лохвицкой и Константина Бальмонта было предопределено общностью творческих принципов и идей двух поэтов; вскоре «вспыхнула искра взаимного чувства», что воплотилось в стихотворной переписке:

Мирра Лохвицкая

Лионель, певец луны,
Любит призрачные сны
Волна болотного огня
Трепет листьев и меня.

Мысли покрывают торжество
Строчки его свет,
Нежный слух, и в них дышит
Запах кувшинок.

Лайонел, мой дорогой брат,
Любит угасающий закат
Ловит бледные следы
Летящая звезда.

Жадно пьет душу
Тихий шелест камыша
Крики чаек, плеск волн,
Вздохи «свободной тишины»,

Лайонел, любовь моя
Днем бесстрастный и немой,
Живет во тьме ночи
С лунным светом и — со мной.

И когда я буду петь
Он забудет свою печаль
И прижмет к губам флейту
Мой певец, мой Лайонел.

(«Лионел», 1896 — 1898)

В августе 1905 года в возрасте 35 лет Мирра Лохвицкая умерла. Бальмонт, посвятивший ей свой лучший сборник «Будем как солнце» (1903), не проявлял никакого интереса к поэтессе на протяжении всей ее неизлечимой болезни и не присутствовал на похоронах, но, видимо, очень переживал смерть его возлюбленная:

О, какая тоска, что в гробовой тишине
Я не слышал дыханья мелодичной души,
Что меня не было с тобой, что меня не было с тобой
Что ты одна ушла в синеву океан…

(«На смерть М. А. Лохвицкой»)

Свою дочь, родившуюся в декабре 1907 года от гражданской жены Елены Константиновны Цветковской, поэт назвал Миррой в память о Лохвицкой. Через двадцать лет после смерти Марии Александровны Константин Дмитриевич признавался: «Светлые следы моих чувств к ней (Мирре) и ее чувств ко мне ярко отразились в моем творчестве и в ней».

Екатерина Алексеевна Андреева-Бальмонт

Вторая жена поэта, Екатерина Алексеевна Андреева-Бальмонт, родственница известных московских издателей Сабашниковых, происходила из зажиточной купеческой семьи (Андреевы владели магазинами колониальных товаров) и отличалась редкое образование.Современники отмечали и внешнюю привлекательность этой высокой и стройной молодой женщины «с красивыми черными глазами». С Екатериной Алексеевной Константина Бальмонта объединял общий литературный интерес; супруги сделали много совместных переводов, в частности, Герхарда Гауптмана и Одда Нансена. В 1901 году в семье родилась дочь Ниники Нина, которой он посвятил все свои сказки.

Е. К. Цветковская

Его третья и последняя жена, Елена Цветковская (Бальмонт называл ее «моя Елена»), на какое-то время сумела вернуть ему иллюзию прежних счастливых лет.Она была необыкновенной женщиной: «Для нее не было большего счастья, чем быть с ним, слушать его. Она следовала за ним повсюду, как тень, исполняя его желания, прихоти, все его «хочу», в каком бы состоянии он ни был. Сопровождал его в странствиях день и ночь. Я сидела с ним в кафе, пила с ним то, что пил он…» Андреева приводит грустный рассказ о том, как юная наследница своего супружеского ложа, простуженная, в одном платье (она выскочила из дома к Бальмонту в какая она была)», примерз к скамейке на парижском бульваре, где вздумал просидеть очень долго ночью, и, встав, содрал с себя кожу вместе с платьем.

Что ж, для особенного мужчины Бог посылает в жены особенную женщину. Любопытно, что их дочь Мирра также унаследовала тягу к «нестандартным» поступкам. Тэффи вспоминала, как однажды в детстве Мирра разделась догола и забралась под стол — «и никакие уговоры не могли ее оттуда вытащить. Родители решили, что это, наверное, какая-то болезнь, и вызвали врача. Доктор внимательно посмотрел на Елену и спросил:
— Вы, очевидно, ее мать?
— Да.
Еще внимательнее на Бальмонта.
— Вы отец?
— Мммм.
Доктор развел руками.
– Так чего ты от нее хочешь?

«Я не хочу, чтобы меня читали через триста лет. Я хочу, чтобы меня любили», — сказал Петрарка. Знаменитый поэт знал: не наличие в словарях и школьных сборниках дает бессмертие. Что такое бессмертие для мертвых? Человек нуждается в любви. Все стихи Бальмонта, как майские цветы, наполненные медом, благоухают любовью.

«Жизнь коротка, — писал в конце жизни Константин Дмитриевич, — и счастлив тот, кто с первого дня знал, что ему нужно и куда его тянет.Я не из тех счастливчиков… Моя душа не там, где шумит вечный Океан, а там, где еле слышно журчит лесной ручей. Моя душа там, где серая, однообразная природа, где вьются снежинки, где они плачут, тоскуют и радуются каждому. Солнечный лучик. Не в торжестве, не в гордыне блаженства Я вижу высшую красоту, а в бледных красках зимнего пейзажа, в тихой печали о том, что нельзя вернуть. Да и стыдно было бы торжествовать, пока целые страны гибнут под склепом хмурого неба, пока утро приносит тебе цветы, а другие — звуки холодного ветра.

Кто-то сказал, что поэзия — это «то, что остается в нас после того, как слова забыты». Что остается нам после Бальмонта? Что-то очень светлое и приятное, как мимолетное воспоминание о чем-то далеком и счастливом. Какая-то необъяснимая радость, как будто в темной душной комнате отдернули шторы и распахнули окна, впуская яркий солнечный свет и звонкий стрекот воробьев, купающихся в весенней луже. Об этом необычайно красочно писал Андрей Белый: «Бальмонт — последний русский гигант чистой поэзии…Луч заходящего солнца, падая на гладь зеркала, золотит его бездной блеска. А потом, плывя за солнцем, гасит блеск. Когда источник блеска погаснет, как долго мы будем любоваться этими линиями, пронизанными светом. Беззакатные линии напомнят нам о заходящем солнце, о начале короткой золотой поры осени. Бальмонт — заблудшая комета. Она висела в лазури над сумраком, как рубиновое ожерелье. И тогда сотни красных слез пролились на спящую землю.Бальмонт — это заимствованная роскошь кометного багряницы на изысканно-нежных пятнышках малинового мака. Сладкий аромат розовеющих шляпок клевера, который вернул нам воспоминание о детстве. Снопы солнечного золота растопили лед, и вот с вершины утеса сорвался звонкий ручей.

Бальмонт Константин Дмитриевич: Убузима Бве, Умвуга, Убузима Бвите

Icyamamare mu Burusiya n’ikirangirire mu bitabo bya Серебряного века Константин Бальмонт ntabwo azwi cyane kubera imivugo ye, ariko no mu buhinduzi bwe.Umurage we wo guhanga uratandukanye. Бальмонт ясизе иньюма ибьегераньо бйинши бимивуго, иньяндико нингинго.

Бальмонт Константин Дмитриевич: ubuzima bwe, umwuga, ubuzima bwite

Duhereye ku mibereho ya Константин Бальмонт

Константин Дмитриевич Бальмонт явуце ку я 15 Камена 1867. Ахо явукие ни умудугуду ва Гумнищи, му нтара я Владимир. Хано yabayeho kugeza afite imyaka icumi. Se wa Balmont yabanje kuba umucamanza, hanyuma ayobora inama ya Zemstvo. Nyina yashizemo umuhungu gukunda ubuvanganzo.Костя нтабво якундага амасури асанзве, якундага гусома бьинши.

Бальмонт йируканве мури сипоро я Шуя кубера амарангамутима я революция. Yagombaga kwimukira i Владимир, ari naho yize kugeza mu 1886. Nyuma yibyo, uyu musore yinjiye muri kaminuza ya Moscou, ahitamo kuba umunyamategeko. Ariko ubushakashatsi ntibwamaze igihe kinini. Бальмонт йируканве кубера квитабира имвуруру забаньешури.

Кугана гуханга гукомейе

Бальмонт яндице ибисиго бай бя мбере афите имяка икуми.Ariko, imyifatire yo kunegura umubyeyi kumurimo we wo hambere igihe kirekire yabujije umuhungu gukomeza ubumenyi bwe. Mu myaka itandatu yakurikiyeho ntabwo yanditse ibisigo. Ibikorwa bye bye bya mbere by’imivugo byasohotse mu 1885 mu kinyamakuru Живописное обозрение, часохоце и Петербург.

Нюма Бальмонт yashishikajwe no guhindura. Ariko ubukwe bwa mbere butatsinzwe hamwe nubukungu bwifashe nabi byavanye umusizi mumahoro yumutima. Yagerageje kwiyahura yijugunya mu idirishya. Бальмонт ярокоце му бурё бвигитангаза.Amaze gukomereka bikomeye, Konstantin yamaze igihe kinini mu buriri. Арико, умвака, waje kugaragara ко utatsinzwe kurwego rwawe bwite, wabaye intambwe му guhanga.

Indabyo nini cyane zo guhanga kwa Balmont zaguye muri 90 zo mu kinyejana cya XIX. Асома ашишикайе, йига индими, агерагеза гутембера. Mu 1894, Balmont yahinduye Amateka y’Ubuvanganzo bwa Scandinaviya, hanyuma atangira guhindura igitabo kivuga ku mateka y’ubuvanganzo bw’Ubutaliyani.

Muri icyo gihe, hasohotse icyegeranyo cy’ibikorwa bye «Munsi y’Amajyaruguru».Константин Дмитриевич ясохое ибихангано байе му киньямакуру cя Весы но му икапиро ря Скорпион.

Мю 1896 Бальмонт яшаканье ку ншуро я кабири. Nyuma yibyo, yazengurutse u Burayi, atanga ibiganiro ku mivugo mu Bwongereza. Mu 1903, icyegeranyo cye Reka Tumeze nk’izuba cyasohotse, kizana umwanditsi intsinzi ikomeye cyane. Mu ntangiriro ya 1905, Константин Дмитриевич yongeye kuva mu Burusiya, yerekeza muri Mexico, nyuma ajya muri California.

Константин Бальмонт ягизэ урухаре ругагара мубикорва бьимпиндураматвара йо му 1905-1907.Иджамбо рожь ряка умуриро кубарванира барийери ряёбойе абанту куругамба. Kubera gutinya gufatwa, umusizi yahatiwe kuva mu gihugu ajya i Paris igihe kirekire.

Абимукира ба нюма ба Бальмонт

Ubuzima bubi bw’umugore we wa gatatu n’umukobwa we bwatumye Balmont mu 1920 yongera kuva mu Bufaransa. Nyuma yibyo, umusizi ntiyigeze asubira mu Burusiya. Mu Bufaransa, Balmont yasohoye ibindi byegeranyo byinshi by’imivugo hamwe nigitabo cyanditse ku buzima.

Константин Бальмонт yifuzaga cyane Uburusiya kandi inshuro nyinshi yicuza kuba yaravuyemo.Ibyiyumvo bivuguruzanya byumusizi byagaragaye mubikorwa bye. Byari bigoye kandi kuba mu mahanga. Ubuzima bwifashe nabi, nta mafaranga ahagije yari afite. Bidatinze, umusizi bamusanganye uburwayi bwo mu mutwe. Kubaho mubukene hafi yuzuye mu nkengero za Paris, Balmont ntakindi yanditse, ahubwo yongeye gusoma ibitabo bishaje.

Укубоза 1942, Константин Дмитриевич япфирийе му киго циимфуби хафи я Пэрис азизе умусонга.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.