Когда сложился единый рынок: Членам ЕС выставлены отметки за десятилетие – Газета Коммерсантъ № 7 (2610) от 20.01.2003

Содержание

Членам ЕС выставлены отметки за десятилетие – Газета Коммерсантъ № 7 (2610) от 20.01.2003

еврозона

Еврокомиссия подвела итоги первого десятилетия единого рынка в специальном докладе, который в марте будет обсуждаться на экономическом саммите в Брюсселе. Как следует из доклада, скромные успехи единого рынка омрачает еще более тревожная тенденция — четкое разделение на лидеров и догоняющих. С вступлением в 2004 году в ЕС новых членов ко второму эшелону может добавиться третий.
       1 января 1993 года страны--члены ЕС образовали единый рынок — барьеры для перемещения труда и капитала были сняты, начались унификация национальных законодательств и стандартизация бюджетов, следствием чего стали активизация торговли, дерегуляция, в частности, в авиаперевозках и телекоммуникациях и введение год назад единой валюты. В Германии усилиями Еврокомиссии были ограничены привилегии кооперативных банков, жестко контролируется государственная помощь предприятиям.
       Тем не менее реальные успехи довольно скромны. На территории с населением 370 млн человек за 10 лет было создано лишь 2,5 млн рабочих мест, важные законы — о правилах реструктуризации бизнеса, единых стандартах патентования — остались непринятыми, унификация законодательства тормозится, единый рынок услуг отстает от единого рынка товаров, а единый сельскохозяйственный рынок, с создания которого начался процесс объединения, стал символом неудачи общеевропейской политики.

       По данным ЕС, влияние единого рынка наиболее заметно в области торговли: ее объемы — как внутренней, так и внешней — выросли на 2,95 и 2,45% соответственно. Соотношение цен на товары и услуги и их себестоимости снизилось в среднем на 3,6%. Однако, как показывают результаты экономического моделирования, благодаря введению единого рынка ВВП ЕС по итогам 10 лет оказался всего на 1,4% больше, чем был бы в его отсутствие, а уровень занятости — лишь на 0,86% выше.
       Хуже всего то, что в ЕС, по мнению Еврокомиссии, сложилась двухуровневая структура экономики. По 44 индикаторам, включающим показатели экономики и проведение реформ, уровень занятости, инновации и охрану окружающей среды, Швеция, Финляндия и Дания заметно опережают остальные 12 стран--членов ЕС. Британия, Испания, Голландия и Ирландия добились некоторого прогресса, тогда как Франция и Италия, две самые крупные после Германии экономики Европы, показывают весьма посредственные результаты, а Греция, Испания и Португалия постоянно плетутся в хвосте. После вступления в ЕС в 2004 году новых членов в экономике может появиться третий эшелон, а процесс согласования разнородных интересов и вовсе грозит зайти в тупик.
       В экономическом отношении ЕС все больше проигрывает США: разрыв в уровне производительности труда не сокращается. При этом, по мнению авторов доклада, страны ЕС прилагают недостаточно усилий для решения проблем собственными силами, пассивно ожидая, когда новый подъем в США приведет к экономическому оживлению и в Старом Свете. В докладе указывается на необходимость для стран--членов ЕС продолжить реформы на своих рынках труда, капитала и в области производства. Причем сделать это надо в ближайшие 12 месяцев, чтобы к моменту расширения ЕС его экономика стала сильнее и однороднее. Германия, Франция и Италия, три крупнейшие экономики еврозоны, подверглись наибольшей критике, так как, по мнению авторов доклада, именно они больше всего тормозят проведение у себя необходимых реформ. Неделей раньше именно этим странам было вынесено предупреждение о нарушении пакта стабильности из-за больших бюджетных дефицитов, причем Германии грозят большие штрафы (Ъ писал об этом 13 января).
       Согласно последнему опросу среди граждан и компаний ЕС, проведенному для Internal Market Scoreboard и опубликованному на сайте ЕС, большинство его участников признают позитивный эффект единого рынка, но считают, что предстоит добиться гораздо большего. Так, 80% граждан полагают, что выбор товаров и услуг увеличился, три четверти приветствуют усиление конкуренции, в частности, в транспорте, телекоммуникациях, банковском и страховом деле, а две трети отмечают большую свободу передвижения внутри ЕС. Вместе с тем лишь 41% опрошенных подтверждают, что цены стали ниже.
       Европейский бизнес еще более сдержан в оценке успехов единого рынка. 46% респондентов охарактеризовали его влияние как положительное, тогда как 11% признали его негативным, при этом 42% заявили, что не почувствовали вообще никакого эффекта. Компании из небольших стран, таких как Греция и Ирландия, в целом больше довольны единым рынком, чем компании из больших стран, экспортно-ориентированные — больше, чем работающие на внутреннем рынке. При этом британские бизнесмены выказывают наименьший энтузиазм (26%), а итальянские — наибольший (68%), тогда как отношение компаний из Германии (42%) и Франции (35%) довольно прохладное, если учесть, что именно эти две страны были основными идеологами европейской интеграции.
       Очевидно, что потенциал единого рынка в большой степени остается нереализованным, а успех на этом пути будет во многом зависеть от того, насколько страны--члены ЕС, которых становится все больше, смогут договориться о согласованной политике в самых разных сферах жизни.
       А что договориться будет сложно, свидетельствует противоречивая реакция на итоги встречи в Париже вечером того же дня, когда вышел доклад ЕС, президента Франции Жака Ширака и канцлера Германии Герхарда Шредера. Лидеры двух самых крупных стран--членов ЕС пытались договориться о путях проведения реформы союза после вступления в него новых членов. С момента начала работы в прошлом году конвенции по будущему Европы оба лидера придерживались разных взглядов. Президент Франции, как и премьер Великобритании, выступал за лидирующую роль национальных правительств, тогда как канцлер Шредер — за расширение полномочий и главенство Еврокомиссии и ее президента. На встрече они пришли к компромиссу, высказав идею о двух президентах — совета ЕС, избираемого главами правительств стран--членов ЕС, и Еврокомиссии, избираемого европарламентом (см. стр. 10). Премьер Дании Фог Расмуссен поддержал идею двойного президентства, но выступил за избрание президента Еврокомиссии не европарламентом, а специальным комитетом выборщиков. Президент Еврокомиссии Романо Проди заявил, что наличие двух президентов будет означать "конкуренцию двух бюрократий". Ожидается, что сопротивление плану окажет и ряд малых стран. Не исключено, что в пылу борьбы за политическую реформу ЕС экономические реформы на его территории так и останутся неосуществленными планами, а преимущества единого рынка — нереализованным потенциалом.
ЕЛЕНА Ъ-ЧИНЯЕВА
       

Украину с ее товарами не пускают и не пустят на европейский рынок — Российская газета

Европейский союз не желает исполнять соглашение об ассоциации с Украиной, в особенности в той его части, где речь идет об экономической интеграции и допуске украинских товаров на свой рынок. К такому выводу пришел советник главы МИД Украины Тарас Качка в своей статье на страницах авторитетного украинского издания "Зеркало недели".

"Европейский союз по-прежнему не видит возможности для интеграции Украины во внутренний рынок ЕС. Несмотря на внимание к внедрению соглашения об ассоциации со стороны Евросоюза, понимания того, как выполнение данного соглашения соотносится с экономической интеграцией, все еще нет", - пишет советник главы МИД Украины спустя почти пять лет после подписания соглашения, ставшего предлогом для государственного переворота.

В качестве примера игнорирования европейцами интересов Украины Качка назвал ситуацию вокруг соглашения об оценке соответствия и приемлемости промышленной продукции (АСАА), которое должно открыть путь украинской промышленной продукции на рынок ЕС. По его словам, украинская сторона сделала все возможное, например скопировала в свое законодательство европейские технические регламенты. "Наше законодательство действительно уже почти дословно повторяет законодательство ЕС. То есть все предпосылки для заключения соглашения есть", - констатирует Качка. И тут же продолжает: "Но с самим заключением творятся какие-то чудеса. Все обещания о "вот-вот" оказались отговорками. 25 ноября во время заседания Комитета ассоциации в торговом формате стороны договорились в первом квартале 2019 года "провести заседание рабочей группы, которая изучила бы возможности для начала оценки инфраструктуры качества в Украине со стороны ЕС".То есть даже не начать саму оценку, которая дала бы основания формально провести переговоры, а только обсудить ее возможность. Итак, соглашение, столь необходимое для промышленной интеграции Украины с экономикой ЕС, вновь откладывается", - сетует украинский эксперт.

По его словам, это происходит потому, что "на политическом уровне управления евроинтеграцией нет понимания, насколько это соглашение важно". У кого именно нет понимания - у украинцев или европейцев, - он не уточняет.

"По отношению к Украине сложилась парадоксальная ситуация. ЕС не только не говорит с Украиной на языке, на котором говорит со Швейцарией. Напротив, чиновники Евросоюза всячески избегают предметного разговора о модальности интеграции с рынками ЕС".

Взгляд из Европы

Жак Сапир, директор Парижской высшей школы социальных наук, политолог, экономист:

- Евросоюз не хочет впускать Украину на свой рынок по ряду причин. Одна из них финансовая.

Когда происходит интеграция какой-либо страны во внутренний рынок ЕС, как это было с рядом восточноевропейских государств в начале нулевых годов этого столетия, она получает право потребовать от ЕС целый ряд программ помощи. Достаточно вспомнить Польшу, которая поглотила десятки миллиардов евро. А если учесть потребности Украины, ее размеры и плачевное состояние экономики, то на все это у Евросоюза просто не хватит никаких денег.

Другая причина имеет отношение к регламентам, установленным в рамках ЕС. Речь идет о нормативных правилах, прописанных в еэсововском соглашении об оценке соответствия и приемлемости промышленной продукции. Здесь всем абсолютно ясно, что Украина этим регламентам никак не отвечает, а когда это может произойти, никому не известно. Поэтому в ЕС и относятся к украинской продукции без преференций, так сказать, на общих основаниях.

Жак Сапир: Лицемерие - вот наиболее подходящее слово, которым можно охарактеризовать политику Евросоюза на украинском направлении

И здесь нельзя не сказать о двуличии Брюсселя. Ведь Евросоюз заключил с Киевом соглашение об ассоциации, обещал установить самые радужные партнерские связи, а на самом-то деле строго придерживается ограничительных мер, что трансформируется в непреодолимый барьер для украинской продукции. Это уже не говоря о том, что даже те товары, к примеру, продовольственные, которые Украина может поставлять на европейский рынок, не вызывают большого энтузиазма у тамошних производителей, которые с подозрением относятся к любым новым конкурентам. Вот почему Франция, Германия и Италия, даже в этой области ссылаясь на нормативные правила, не спешат пускать такую продукцию на свои рынки.

Лицемерие - вот наиболее подходящее слово, которым можно охарактеризовать политику ЕС на украинском направлении. С одной стороны, сигнал "Стоп" перед украинской продукцией, с другой - поддержка курса Киева на разрыв с Россией.

Хотя элементарная логика подсказывает: именно с Россией Украина должна иметь широкие торгово-экономические связи. А что в итоге? Худший из возможных вариантов. Тем более если учесть тяжелое экономическое положение Украины и давление со стороны МВФ, который потребовал от киевских властей увеличить цены на бензин на 41 процент. Нечто подобное происходит и с тарифами на газ.

Такое положение должно было бы подталкивать Украину к увеличению экспорта в третьи страны все тех же продуктов питания или базового сырья. Но на Запад им ходу нет, а ЕС в это время одобряет политику "закрытых дверей" по отношению к рынку восточного соседа Украины. Таким образом, Украина оказалась в наихудшем положении. Надеялась попасть в "общеевропейскую семью" ценой разрыва связей с Россией, а в ответ получила из Брюсселя лишь некие одобрительные жесты, но не входной билет на рынки ЕС.

Подготовил Вячеслав Прокофьев, Париж.

А в это время

Чтобы вписаться в рынок ЕС, Украине надо перестраивать экономику. На это нужны колоссальные деньги. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Долги растут - экспорт падает

Украинский экспорт с 2013 по 2017 год упал на треть, с 63,3 до 43,4 миллиарда долларов, и торговля с Евросоюзом не спасла положение, отмечают опрошенные "Российской газетой" эксперты. Утратив российский рынок, соседнее государство оказалось в плену завышенных ожиданий.

После заключения Соглашения об ассоциации с ЕС 2014 года экспорт Украины в европейские страны вырос всего на 4,7 процента, в основном за счет некоторых видов сельхозпродукции, рассказали "РГ" в Центре международной торговли. С экспортом же высокотехнологичной продукции - не сложилось. Поставки железнодорожного транспорта за рубеж упали катастрофически. Экспорт электрооборудования тоже снизился, хотя меньше, чем общий экспорт. В итоге Украина отправляет в ЕС газ, черные металлы, сельхозпродукцию и немного электроники.

Рынки Евразийского экономического союза Украина для себя закрыла сама, перейдя на стандарты ЕС. Вот только их соблюдение оказалось весьма дорогостоящим мероприятием. Например, молочные продукты в Европе продаются с пробиотиками. Чтобы соответствовать этим требованиям, нужно запустить специальные линии и закупать сами пробиотики, рассказывает старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко.

Рассчитывала Украина также на зону свободной торговли с ЕС, только не учла механизм квотирования. Перечень товаров, которые разрешено поставлять в ЕС, достаточно большой, но малейшие отклонения закрывают доступ. Во-вторых, по каждому товару установлено его количество. "Для украинцев это было неожиданно. Они очень спешили объединиться с общим рынком Евросоюза и на эти детали не обращали внимания", - говорит эксперт.

Наконец, в европейский рынок не вписалась сама структура украинской экономики. "Власти в Киеве предполагали, что эту структуру удастся механически перенести в Евросоюз. Но в Европе свое разделение труда, многое, что производит Украина, там просто не нужно", - отмечает Оленченко.

Впрочем, в такую ловушку уже попадали и другие государства на постсоветском пространстве. Литва и Латвия вынуждены были провести деиндустриализацию. В прибалтийских государствах были остановлены десятки промпредприятий. Не уберегли, кстати, и сельское хозяйство. В Латвии распахали поля, которые ранее засевались сахарной свеклой, так как в ЕС эта ниша уже закреплена за Данией, приводит пример эксперт. С подобным придется столкнуться и Украине, предупреждает он.

К тому же на европейских рынках избыток продукции. Бельгийские фермеры третий год подряд уничтожают тонны яблок и груш, чтобы не обвалились цены. Компенсации от Евросоюза себестоимость продукции не покрывают. А французские аграрии отметились тем, что выливали на землю молоко, также протестуя против низких закупочных цен.

В условиях, когда европейский рынок и так перенасыщен, в том числе из-за российского ответного продэмбарго, пришествию украинской продукции вряд ли обрадуются. Чтобы вписаться в рынок ЕС, Украине придется перестраивать структуру своей экономики. Но для этого нужны колоссальные деньги, даже в сельском хозяйстве. Пока у Украины есть только большие долги, отмечают эксперты.

Подготовил Евгений Гайва.

Характеристика рынка и внешней торговли ФРГ

Экономическое положение Германии по итогам 2020 год: ВВП – 3 329 млрд. евро (-5%), ВВП на душу населения – 40 тыс. евро, государственный долг – 71,2% ВВП, инфляция – 0,6%, экспорт товаров – 1 184,7 млрд. евро, импорт товаров – 996,8 млрд. евро, внешнеторговое сальдо +187,9 млрд. евро.

По итогам 2020 года ФРГ сохранила статус наиболее мощной экономики Евросоюза, доля которой в ВВП «еврозоны» составляет 30%, в ВВП всего ЕС-27 – 25%.

Германия является постиндустриальной страной, где основу экономики составляет сфера услуг – 70,4% (информационно-телекоммуникационные, финансовые, страховые услуги, биотехнологии, технологии по использованию возобновляемых источников энергии и экологически чистые технологии). Реальный сектор экономики (автомобилестроение, электропромышленность, машиностроение, химическая промышленность) занимает 22,9%, строительство – 6%, сельское, лесное хозяйство и рыболовство – 0,7%.

Как экспортно-ориентированное государство ФРГ в значительной степени интегрировано в глобальные цепочки создания добавленной стоимости: внешнеторговая квота составляет более 65%.

Внутренний рынок Германии характеризуется следующими особенностями:

  • конкурентная среда и платежеспособный спрос;
  • наличие тарифных и нетарифных барьеров в рамках внутреннего рынка ЕС;
  • преимущество немецких/европейских производителей в ценовой конкуренции в международном сравнении на фоне отсутствия барьеров для перемещения производимой продукции в рамках Европейского единого рынка;
  • исторически сложившийся более мощный экономический потенциал западных регионов Германии по сравнению с восточными.

«Двигателем» экономики ФРГ являются малые и средние предприятия, а также более крупные частные семейные предприятия, которые составляют до 99% всех субъектов хозяйствования и обеспечивают более половины добавленной стоимости и рабочих мест.

Среди 2700 мировых «скрытых чемпионов» (компаний, занимающих лидирующие позиции в различных отраслях) около половины приходится на германские МСП.

ЕДИНЫЙ СТРАХОВОЙ РЫНОК ЕВРОПЫ (SINGLE INSURANCE MARKET OF EUROPE) | СТРАХОВАНИЕ СЕГОДНЯ

Сложился к 1 июля 1994 г. Объединяет 29 европейских стран: Австрия, Бельгия, Великобритания, Венгрия, Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Кипр, Латвия, Литва, Люксембург, Мальта, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Словакия, Словения, Турция, Финляндия, ФРГ, Франция, Чехия, Швейцария, Швеция, Эстония. ЕСРЕ предполагает в организационной сфере: а) завершение создания страхового рынка, охватывающего 15 стран Европейского Сообщества; б) свободу создания компаний и филиалов, а также предоставления услуг защиты прав страхователя; в) внедрение комплекса юридических положений: правил, директив, рекомендаций. В финансовой сфере ЕСРЕ основывается на трёх фундаментальных свободах, сформулированных в договоре по созданию ЕС: а) свобода создания (ст. 52 и последующие статьи Римского договора), позволяющая любой страховой компании, главный офис которой находится в государстве-участнике, открывать любой филиал или представительство на территории другого государства-участника на условиях, идентичных тем, которые применяются к его национальным компаниям; б) свобода предоставления услуг (ст. 59 и последующие статьи Римского договора), позволяющая компании, расположенной на территории государства-участника, временно осуществлять деятельность на территории другого государства-участника, где у компании нет учреждения, без дискриминации по сравнению с основанными на данной территории компаниями; в) свобода движения капитала (ст. 67 и последующие статьи Римского договора), позволяющая всем гражданам Сообщества осуществлять все финансовые сделки на территории ЕС (открытие банковских счетов, займы, капитальные вложения и т. д.). Реализация указанных свобод обязывает государство-участника либерализовать денежный обмен параллельно с эффективным внедрением других свобод. В соответствии с Директивой от 24 июня 1988 г., все государства-участники с 1 июля 1990 г. отменили ограничения на движение капитала между лицами, проживающими в государствах—членах ЕС. Данное требование распространяется на перечисление средств во исполнение контрактов по страхованию жизни или по страхованию кредитов. Провозглашение таких свобод влечет за собой проблемы, обусловленные различиями в законах, обычаях и традициях, многообразие которых приводит к потере ориентации страхователями и неправильному пониманию конкуренции владельцами страховых компаний. Провозглашенные свободы могут быть реализованы лишь в условиях равной конкуренции и адекватной защиты страхователя, поэтому завершение создания ЕСРЕ предполагает некий уровень согласования законодательств государств-участников, главным образом с точки зрения контроля над деятельностью компаний и защиты прав их клиентов. Трудности, возникающие при таком согласовании, задерживают создание ЕСРЕ.

«Управляя качеством, лидеры бизнеса создают конкурентоспособные предприятия и продукцию мирового уровня»

25.02.2021

Создание равноправного конкурентного рынка на пространстве Евразийского экономического союза для свободного движения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы стран ЕАЭС — ​важнейшая задача Евразийской экономической комиссии. О том, как найти общие интересы и создать равные условия для всех участников рынка, рассказывает член Коллегии (министр) по техническому регулированию ЕЭК Виктор Назаренко.

— Что дала евразийская интеграция странам — участницам Союза и какие новые интеграционные процессы планируется запустить в ближайшем будущем?

— Евразийская интеграция стала важным трендом регионального и общемирового развития. В рекордные сроки странам удалось сформировать экономическое интеграционное объединение, нацеленное на рост конкурентоспособности экономик всех входящих в него государств — Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России. Можно с уверенностью сказать, что выбор евразийского вектора не только укрепил взаимодействие между партнёрами по интеграции, но и сформировал фундамент для дальнейшего роста благосостояния наших государств и расширения интеграционного контура.

Основной акцент на пространстве ЕАЭС — создание равноправного конкурентного рынка, на котором осуществляется свободное движение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. Сегодня в ЕАЭС только в двух сферах — таможенного и технического регулирования — осуществляется единая наднациональная политика. Более чем в двух десятках сфер регулирования государства установили механизмы создания преимуществ для совместного развития экономик посредством согласованной политики.

Включение технического регулирования в наднациональное законодательство является признанием его роли в процессах интеграции различных отраслей экономики наших государств. Чтобы осуществлять безбарьерную торговлю товарами и услугами, необходимо обеспечить единые технические требования и процедуры допуска товаров на рынок. И страны усилиями государственных органов, экспертных и научных организаций, на единой площадке Евразийской экономической комиссии, на системной основе создают нормативно-техническую базу для повседневной работы всех участников общего рынка.

В рамках Союза принято 49 ТР ЕАЭС, из них вступили в силу 43, охватывающие около 80% взаимопоставляемой продукции. Имея статус документов прямого действия, технические регламенты ЕАЭС не только создали систему регулирования взаимоотношений производителей, импортёров и потребителей, но и стали связующей основой для кооперационных и торговых связей, предметом межгосударственных договорённостей по условиям взаимной торговли.

Дальнейший вектор развития интеграции всех направлений ЕАЭС, в том числе технического регулирования, заложен в Стратегических направлениях развития евразийской экономической интеграции до 2025 года, утверждённых главами государств ЕАЭС 11 декабря 2020 года. Перечень мер и механизмов, установленных Стратегией, фактически является «дорожной картой», которая предусматривает разработку, подписание и реализацию 13 международных договоров, более 60 нормативных правовых актов ЕАЭС, внесение порядка 25 изменений и дополнений в Договор о Союзе, а также изменений в национальные законодательства государств ЕАЭС.

В качестве примера можно привести такие направления, как реализация совместных кооперационных проектов, согласованное развитие экспортно ориентированных секторов экономики, проведение совместных научно-­исследовательских работ, сотрудничество в области образования и здравоохранения.

— ЕАЭС — одна из крупнейших международных организаций экономической интеграции, она обладает огромным потенциалом. Однако развитие Союза сдерживается как внутренними, так и внешними факторами. В рамках ЕАЭС по-прежнему действуют ограничения свободного перемещения товаров, пока не сложился единый рынок услуг. В каких дополнительных импульсах развития нуждается Евразийский экономический союз?

— В странах ЕАЭС ранее уже были сформированы собственные законодательства, учитывающие существовавшее тогда понимание государственных интересов и отражавшие национальные подходы к регулированию всех сфер деятельности. Они во многом различаются. При этом рынок товаров и услуг в условиях интеграции имеет специфику в устранении различий регулирования для каждого вида продукции или услуги. Как правило, есть субъекты хозяйственной деятельности, заинтересованные в устранении барьеров, однако есть и те, для кого различия в законодательстве являются важнейшим условием успешности в бизнесе. И нужно найти общие интересы для всех участников рынка.

Именно поэтому в качестве основы для применения в Союзе используются не только национальные, но и международные стандарты и регламенты. При этом все их требования должны иметь научное обоснование.

Очевидно, что формирование единого рынка безопасной продукции механизмами технического регулирования приводит к новым задачам, ещё более сложным и многогранным. Например, мы видим, что часто интересы двух последовательных отраслей переработки продукции технически и экономически являются противоположными. Многие барьеры и сдерживающие факторы связаны с лоббированием отраслевых или ведомственных интересов и использованием для этого различных инструментов. Вследствие чего техническое регулирование находит применение как инструмент и для снятия, и для создания технических барьеров. Поэтому дополнительный импульс нужен именно для устранения межведомственных и межстрановых противоречий в сферах материального производства и мобилизации имеющегося научного и промышленного потенциала для освоения внешних рынков.

В сфере технического регулирования нами начата работа по систематизации развития стандартизации в ЕАЭС, в первую очередь межгосударственной. Это будет способствовать выработке прорывных технических решений, развитию опережающей и перспективной стандартизации. Перезагрузка систем аккредитации и оценки соответствия за счёт повышения прозрачности и жёсткости применяемых механизмов даст импульс для развития системы защиты общего рынка Союза от опасной продукции. И конечно, необходимо выстраивание системы государственного контроля (надзора) на едином рынке Союза, не только эффективно реагирующей на существующие риски, но и предупреждающей их возникновение. Для этого важно унифицировать принципы и подходы к запрету выпуска в обращение и изъятию из обращения продукции, не соответствующей обязательным требованиям.

— В ЕАЭС техническое регулирование определено как направление единой политики. Насколько удалось сформировать соответствующую правовую базу? Как вы оцениваете зрелость единой системы технического регулирования ЕАЭС?

— После очень активного развития национальных систем технического регулирования переход к созданию единой системы оказался в ­какой-то степени «движением в исходную точку». Создавая на национальном уровне многочисленные технические регламенты, страны всё дальше уходили от общих требований, порождая во многих случаях непреодолимые технические барьеры в торговле. По истечении многих лет это можно расценивать как стратегическую ошибку. Вместо совместного развития мощнейшей базы межгосударственных стандартов, устанавливающих единые требования для всех стран СНГ, в каждой стране была сформирована новая база документов — технических регламентов, принятых на законодательном уровне и создавших серьёзные проблемы для взаимной торговли.

Создание единой системы технического регулирования — проект амбициозный, так как в противовес национальным создаются единые технические регламенты. При этом провозглашается преимущество единых межгосударственных стандартов по сравнению с национальными. Конечно, проект содержит определённые риски, так как его реализация базируется на доверии к национальным процедурам и национальному контролю, что делает общую систему недостаточно устойчивой.

Бесспорно, много ещё нужно сделать. Не хватает реального мониторинга применения технических регламентов на практике, отсутствует действенная система оценки научно-технического уровня как самих регламентов, так и перечней взаимосвязанных стандартов. Очень сложно вырабатывается консенсус по пищевой продукции из-за наличия нескольких сфер регулирования. Но процесс идёт, и роль регламентов в устранении барьеров во взаимной торговле будет только расти. По мере их совершенствования мы сможем применять их для выхода на внешний рынок.

Оценивая зрелость создаваемой системы технического регулирования, можно отметить, что она состоялась и получила признание на всей территории ЕАЭС. При этом национальный сегмент регулирования требований всё больше сужается. В то же время с точки зрения механизма допуска продукции на рынок можно отметить неожиданно отрицательный результат от перехода к единым формам сертификатов и деклараций о соответствии. Заложенное в Договор о Союзе доверие не подтвердилось на практике, и «сертификационный бизнес» превратился в прибыльную, часто бесконтрольную сферу. Выработанный в рамках ЕАЭС целый комплекс мер должен вернуть в жёсткое правовое поле и недобросовестные испытательные лаборатории, и органы по сертификации, а также уполномоченных представителей многочисленных зарубежных компаний.

Ещё сохраняется ряд проблем, которые не позволяют в полной мере устранить действующие технические барьеры в торговле, обеспечить эффективную защиту рынка от небезопасной продукции. Поэтому мы не можем сейчас остановиться и сказать, что наша работа завершена. Формирование единой системы технического регулирования находится в активной фазе.

— В России идёт активная работа по формированию национальной инфраструктуры качества. Какие интеграционные проекты в сфере технического регулирования и качества планируется реализовывать в ближайшие годы в ЕАЭС, какие в первую очередь предстоит решить задачи по развитию инфраструктуры качества ЕАЭС?

— Инфраструктура качества является важной, в значительной степени инновационной платформой модернизации промышленности. Её формирование обязано идти в унисон с основными целями развития конкретных отраслей. Например, промышленная цифровизация должна сопровождаться созданием цифровых сервисов всего механизма формирования требований к продукции и процедур допуска её на рынок. Традиционно техническое регулирование поддерживает отрасли, которые определены в качестве приоритетных. Но при этом современные механизмы техрегулирования и менеджмента качества должны работать на конкурентоспособность всех отраслей экономики.

В стратегии намечено создание единой системы евразийского обеспечения качества. В состав комплекса организаций, объединённых общим понятием инфраструктуры качества и призванных обеспечить её согласованное развитие на территории всего Союза, вошли тысячи научных, производственных и меж­отраслевых лабораторий, экспертных и консультационных компаний, национальных институтов и комитетов. Все они вносят свой вклад в понимание, осознание и применение понятия «качество».

Но этот ресурс крайне разрознен, и на уровне как минимум Евразийского союза необходимо системное планирование мер, направленных на повышение экспортного потенциала промышленности, создание условий для внедрения инноваций, содействие рациональному использованию технических и экспертных возможностей.

Важнейшим приоритетом формирования евразийской системы качества является стимулирование выпуска на основе имеющихся конкурентных преимуществ и научно-­технического потенциала инновационной продукции, соответствующей требованиям зарубежных рынков и направленной на повышение качества жизни граждан. Это также предполагает решение ключевых задач повышения качества управления и обеспечения использования на кооперационной основе потенциала государств — членов Союза для формирования евразийских компаний мирового уровня и повышения глобальной конкурентоспособности ЕАЭС.

— Насколько изменилась роль стандартов в формировании единой системы технического регулирования ЕАЭС? Каким образом донести до предпринимательского сообщества ЕАЭС, что применение стандартов — действенный инструмент повышения конкурентоспособности и устойчивости бизнеса?

— Роль стандартов на нынешнем этапе формирования единой системы технического регулирования ЕАЭС приобретает более чёткие формы, является так называемой лакмусовой бумажкой, показывающей уровень качества продукции и зрелости технологий, даёт ориентир для дальнейшего развития многих отраслей экономики. Всё это должно способствовать обеспечению качественной и безопасной продукцией потребителя и повышению конкурентоспособности её производителя на рынке.

Стандартизация в обязательной сфере в первую очередь развивается в ЕАЭС как вспомогательный инструмент реализации единых технических регламентов. Для выполнения их требований применяются единые стандарты. В качестве таких стандартов используются межгосударственные стандарты СНГ (ГОСТ). В настоящее время в рамках Союза применяется более 12 000 документов, в их числе порядка 7000 ГОСТов (около 58% от общего количества), включённых в перечни стандартов к 42 техническим регламентам (ТР) ЕАЭС. Для дальнейшего обеспечения ТР ЕАЭС стандартами сформированы программы по разработке дополнительно ещё 3000 ГОСТов, но этого явно недостаточно.

Стандартизация в добровольной сфере очень многогранна, и её развитие напрямую связано с заинтересованностью основных потребителей стандартов. Несмотря на то что вопросы качества и конкурентоспособности не относятся к компетенции Союза, интерес промышленности наших стран к развитию стандартизации в этих сферах достаточно велик. Стандарты являются инструментом общения производителя и потребителя. Их соответствие или несоответствие международным требованиям является важным сигналом о перспективах выхода на зарубежные рынки. И национальные органы по стандартизации в большинстве стран Союза занимают активную позицию в развитии стандартизации применительно к конкретным отраслям промышленности.

Особое место стандартизации отведено в сфере информатизации и цифровизации. Выстраивание сложных информационных систем и процессов без достаточного сопровождения современными стандартами невозможно. Особенно это касается вопросов информационной и кибербезопасности.

Для нас очевидны проблемы, связанные с устареванием фонда межгосударственных стандартов СНГ (а это свыше 20 000 ГОСТов), что напрямую отражается на техническом уровне производства продукции и в конечном итоге негативно влияет на её качество и конкурентоспособность. Чтобы их решить, сегодня просто не обойтись без создания новых межнациональных механизмов взаимодействия, которые позволят объединить экспертные, финансовые и организационные возможности органов по стандартизации наших стран, в том числе для развития так называемой опережающей стандартизации.

Особую роль в этом плане мы отводим национальным институтам по стандартизации, которые должны стать центрами компетенций, совместно вырабатывающими стратегическое видение развития стандартизации в ЕАЭС с привлечением экспертного сообщества различных отраслей промышленности и науки. И надо сказать, что лидеры бизнеса осознают значимость использования современных стандартов, позволяющих соответствовать международным требованиям и достижениям.

— Какие проблемы сдерживают повышение экспортного потенциала промышленности в современных условиях? Насколько тематика качества важна для развития евразийской интеграции?

— Для того чтобы быть успешным на внешнем рынке, недостаточно получить сертификат о соответствии требованиям безопасности. Важно, чтобы товар был привлекателен для потребителя как с точки зрения функциональных возможностей и качества, так и с экономической точки зрения. При этом важно учитывать, что для каждого рынка понятие «качество» имеет свою специфику. К сожалению, качество так и не стало экономической категорией, имеющей свою экономическую оценку. По-прежнему большинство предприятий ограничиваются соблюдением обязательных требований технических регламентов, что является всего лишь одним из условий присутствия на рынке. Кроме того, в течение десятилетий нашими странами была недооценена роль качества в повышении экспортных возможностей и конкурентоспособности продукции. И только лидеры бизнеса на основе управления качеством создают конкурентоспособные предприятия, выпускающие продукцию мирового уровня.

Одна из насущных задач — сформировать единые системные подходы к обеспечению качества продукции. Для её реализации будет разработана концепция, включающая эффективный набор мер по внедрению единой системы, основанной на опыте ведущих экономик мира и нацеленной на обеспечение гарантий качества и повышение конкурентоспособности продукции, обращаемой на общем рынке Союза.

— Роль стандартизации в развитии цифровой трансформации экономики значительно возросла, в том числе и благодаря разработке и переводу стандартов в машиночитаемый формат. Какие новации в работе по цифровизации в области технического регулирования запланированы в ЕАЭС?

— Сплошная цифровизация и информатизация невозможны без создания системной базы современных стандартов, по которым работает весь мир. Цифровая трансформация — глобальный мировой тренд, который затронул и Союз в целом, и входящие в него страны. Всё это, конечно, напрямую касается технического регулирования, ведь цифровизация прежде всего затрагивает отрасли, услуги и сервисы с большим потребительским спросом, а также те области, в которых издержки бизнеса могут быть снижены применением новых технологий.

В настоящее время вопросы цифровой трансформации в сфере технического регулирования активно рассматриваются. Коллегией комиссии одобрена реализация проекта «Цифровое техническое регулирование Евразийского экономического союза». Планируется разработать отдельную цифровую платформу (систему цифровых сервисов), которая объединила бы все области технического регулирования: стандартизацию, оценку соответствия, обеспечение единства измерений, аккредитацию и государственный контроль (надзор). Предполагается также, что создание системы цифровых сервисов позволит всем участникам рынка Союза, от изготовителей до органов контроля (надзора), получать полную и точную информацию о действующих обязательных требованиях к продукции, процедурах оценки соответствия с возможностью закрепления юридически значимых действий аккредитованных лиц, что, безусловно, обеспечит принцип прозрачности при выводе продукции на рынок Союза. Кроме того, будет обеспечена возможность использования документов в оцифрованном виде, взаимосвязанных и актуальных.

Проектом предусмотрен перевод процесса создания норм и требований в цифровой формат с последующим формированием и наполнением электронных библиотек стандартов в машиночитаемом формате. В будущем данные, содержащиеся в этих хранилищах, позволят на этапе разработки создавать цифровые двойники продукта, в режиме реального времени отслеживая, как изменение тех или иных его параметров окажет влияние на безопасность изделия и возможность оценки соответствия установленным требованиям.

Безусловно, развитию подвергнутся средства и методы проведения испытаний посредством цифрового моделирования и проведения испытаний цифровых двой­ников реальных объектов, результаты которых, конечно же, должны быть легитимны. Таким образом, со временем появится возможность проводить оценку соответствия продукта, полученного в такой экосистеме, в режиме онлайн, что также повлечёт за собой снижение временных и финансовых издержек при выводе нового продукта на рынок Союза.

Технологии могут сократить расстояния, нивелировать другие препятствия для взаимодействия, и поэтому «цифра», безусловно, выступает значимым системообразующим инструментом повышения эффективности интеграционных процессов в сфере технического регулирования.

— Что, на ваш взгляд, наиболее точно соответствует понятию «Business Excellence»?

— Деловое совершенство — видение интересов своих партнёров, включая инвесторов и потребителей, способность к стратегическому планированию с учётом оценки рисков всех заинтересованных сторон, умение выделить главное, стремление через качество и удовлетворённость сделать потребителей своими партнёрами, понимание необходимости постоянного совершенствования всех аспектов своего дела.

Сфера технического регулирования, как и любая иная сфера, предполагает свой собственный подход и оценку уровня совершенства, ориентированные на создание условий для развития благоприятной деловой среды, которая была бы привлекательной для всех субъектов рынка.

Совершенство системы технического регулирования можно рассматривать как способность системы без навязывания бизнесу громоздких разрешительных и контрольных процедур обеспечить размещение на рынке только соответствующей требованиям высококачественной продукции с полным удовлетворением требований и ожиданий потребителей.

Беседовала Татьяна Киселева, главный редактор журнала Business Excellence

Ссылка на статью в электронном виде: https://ria-stk.ru/ds/adetail.php?ID=196517

Новости - Правительство России

Д.Медведев: «Мы живём в новых реалиях, потому что мы объединились в Таможенный союз. Мы создаём единое экономическое пространство и, надеюсь, находимся на пороге создания Евразийского союза. Всё это качественным образом меняет среду ведения бизнеса».

Выступление президента Российского союза промышленников и предпринимателей Александра Шохина

Выступление председателя совета директоров, генерального директора ОАО «Северсталь» Алексея Мордашова

Выступление генерального директора ЗАО «Атлант» Виктора Шумило

Выступление председателя совета директоров АО «Агромашхолдинг» Дина Кима

Выступление Дмитрия Медведева

Выступление Премьер-министра Республики Беларусь Михаила Мясниковича 

Выступление Премьер-министра Республики Казахстан Карима Масимова

Стенограмма:

Выступление Дмитрия Медведева на втором бизнес-форуме «Единое экономическое пространство: новые возможности промышленного развития»

А.Шохин: Уважаемые коллеги, разрешите поприветствовать Председателя Правительства Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева, Премьер-министра Республики Беларусь Михаила Владимировича Мясниковича и Премьер-министра Республики Казахстан Карима Кажимкановича Масимова.

Уважаемые премьер-министры, уважаемые коллеги, гости, разрешите прежде всего от вашего имени поблагодарить руководителей правительств трёх государств Евразийского экономического союза за участие в нашем бизнес-форуме, учрежденном бизнес-диалогом трёх стран. Ведущее бизнес-объединение трёх стран учредило этот бизнес-диалог два года назад, и год назад у нас был первый бизнес-форум, в котором приняли участие руководители правительств. Год назад мы зафиксировали полноценное начало работы Таможенного союза. Сейчас мы можем говорить о начале полноценного функционирования Евразийского экономического пространства и формирования правительства наднационального в лице комиссии Евразийского союза.

Тема сегодняшней встречи – это не только обсуждение общих вопросов интеграции, преимуществ интеграции и кооперации, но и выяснение конкретных вопросов, решение которых должно способствовать лучшей промышленной кооперации. При этом мы вышли за рамки конкретных примеров промышленной кооперации. Во-первых, безусловно, целый ряд системных вопросов должен быть решён, с тем чтобы промышленная кооперация шла успешней, и эти темы сегодня назывались. В частности, это и налоговая тематика, в том числе процедура возмещения налога на добавленную стоимость, совмещение электронных технологий и таможенного декларирования, декларирование НДС. Пока что тут в каждой из стран есть свои проблемы, и совместимость этих электронных технологий ещё должна быть достигнута. Проблема технического регулирования: тот факт, что и Евразийская комиссия, и совет Евразийского союза приняли несколько десятков регламентов, тем не менее не снимает с повестки дня вопрос ускоренного рассмотрения технических регламентов, с тем чтобы была создана база технического регулирования, на её основе были приняты стандарты. И нам очень важно, чтобы та компетенция, которая, по сути дела, ознаменовала собой переход от Таможенного союза к единому экономическому пространству (а именно формирование единой базы технических регламентов и стандартов), чтобы вот эта компетенция Евразийской комиссии была реализована максимально быстро при сохранении, об этом тоже говорилось, публичности обсуждения технических регламентов и максимального привлечения бизнес-сообщества к разработке стандартов.

Безусловно, очень много вопросов связано с теми реализациями, имплементацией тех соглашений, которые уже подписаны или должны быть подписаны до конца года. В частности, ясно, что промышленная кооперация во многом связана с доступом компаний наших стран на рынке друг друга, а это включает в себя и доступы к государственным закупкам, в том числе осуществляемым в электронной форме, и проблема промышленных субсидий должна на недискриминационной основе решаться, с тем чтобы компании наших стран не оказывались в дискриминационном положении. Безусловно, важным вопросом, и об этом многие выступающие говорили, является формализация процедур участия бизнеса в подготовке нормативно-правовой базы Евразийского союза и мониторинги законодательства, мониторинги применения этой базы. Мы подготовили проект меморандума о сотрудничестве бизнес-диалога трёх стран с Евразийской экономической комиссией и рассчитываем, уважаемые господа премьер-министры, в вашем присутствии сегодня подписать этот меморандум. И в нём предусматривается довольно жёсткая технология учёта мнения бизнес-сообщества, включая создание не только координаторов по направлениям, но и консультативного совета, в который, мы договорились, войдут все члены коллегии Евразийского союза. Виктор Борисович Христенко (В.Б.Христенко – председатель коллегии Евразийской экономической комиссии) согласился возглавить этот консультативный совет, а также представители бизнеса по ключевым направлениям компетенции Евразийской экономической комиссии. Будем надеяться, что эта технология воспримет лучшие практики национальные, существующие в Казахстане, России, Белоруссии, по учёту мнения бизнеса в принятии нормативно-правовых актов.

Очень подробно обсуждались инструменты, технологии промышленной кооперации. В частности, речь идёт и о совмещении, гармонизации национальных программ промышленного развития: в каждой из стран есть свои программы, они исходят из несколько, может быть, разных предпосылок (разные временные горизонты), и было бы, наверное, правильно, чтобы такие программы были максимально скоординированы и по срокам, и по механизмам реализации. Безусловно, мы не рассчитываем на то, что правительства будут создавать сверху административным путём холдинги, промышленные и финансовые группы. Безусловно, важно, чтобы был создан благоприятный климат для слияний, поглощений, реализации совместных проектов, и, безусловно, если этот благоприятный предпринимательский инвестиционный климат будет создан, то компании не только найдут друг друга, но и сумеют реализовывать совместные проекты, с тем чтобы лучше конкурировать на рынках третьих стран и на общем рынке с иностранными компаниями. В этой связи очень важно, безусловно, поддерживать те проекты, которые уже сам бизнес нащупал: проекты кооперации. Я тут не имею, наверное, времени перечислить всё то, что называлось здесь в качестве уже реализуемых проектов кооперации. Назову лишь отрасли – это и автопром, это и электроника, это и совместное производство авионики, производство спутников высокоточного зондирования земли, это и совместные проекты научно-исследовательских структур, которые сейчас в большей части являются корпоративными центрами исследования и разработок, и, безусловно, научные кластеры – это то, что сохранилось в наших странах, и вполне возможно объединение усилий в этой области.

В сфере атомной энергетики и энергомашиностроения есть проекты. Сегодня мы находимся на площадке «Силовых машин». И «Силовые машины», и Ижорские заводы участвуют в проектировании и строительстве новой белорусской АЭС, в частности. Есть проекты у холдинговой компании «Ленинец» совместно с РЖД и реализуются они совместно с Казахстаном. В авиационной промышленности кооперация на высоком уровне находится. Но перечисление этих проектов не входит, наверное, в главную задачу нашего форума, нашей конференции. Нам очень важно услышать от руководителей Правительства, какие инструменты, какие механизмы стимулирования промышленной деятельности, стимулирования инвестиционной деятельности в каждой из стран будут приниматься и какие механизмы наднационального уровня будут способствовать промышленной кооперации и промышленному росту? Мы, кстати сказать, выходили не только за рамки собственно промышленной тематики в системные вопросы, о части из которых я сказал, но мы выходили и в смежные сферы экономики: не обошлось и без агропромышленного комплекса, много внимания мы уделили обсуждению транспортно-логистической инфраструктуры. Без эффективного использования совместной общей инфраструктуры, скажем, железных дорог – это пример совместимости наших транспортно-логистических схем, (Владимир Иванович Якунин (президент ОАО «РЖД») подробно об этом говорил), – мы, безусловно, не используя это явное конкурентное преимущество и тот же промышленный рост, промышленную кооперацию, в полном объёме не сможем реализовать её потенциал.

Конкретные темы, которые наверняка будут обсуждаться и вами сегодня, связаны с вступлением России во Всемирную торговую организацию и с теми обязательствами, которые члены Евразийского и Таможенного союза берут на себя в связи со вступлением России в ВТО. В частности, называлась тема размещения производства автокомпонентов в связи с той схемой промышленной сборки, которая будет реализовываться в России в переходный период до 2018 и 2020 годов. Я думаю, что такого рода механизмы, инструменты, могут быть реализованы и в целом ряде других отраслей, но с учётом, естественно, уже тех правил и процедур, которые вытекают из законодательства Всемирной торговой организации. Безусловно, к отдельным таким инструментам реализации промышленной политики относятся и промышленные кластеры, и технопарки, и зоны, которые в национальном масштабе есть, и некоторые из них можно сделать транснациональными. Здесь наверняка нужна не столько, может быть, директивная какая-то технология, сколько информация о возможностях реализации бизнес-проектов на территории технопарков, индустриальных парков друг друга.

В целом мы считаем, что проведение Евразийского бизнес-форума – вещь, безусловно, полезная, и мы рассчитываем, уважаемые руководители правительств, на то, что ежегодно в рамках встреч глав правительств мы будем иметь возможность докладывать вам и о своём видении перспектив развития Евразийского союза, и о тех проблемах, которые должны быть решены для более динамичного и ускоренного формирования единого экономического пространства. И, естественно, хотелось бы, если такая идея поддерживается, уже сейчас нам определиться, где же через год мы встретимся, в какой из стран. Мы ждём, конечно, приглашений, но если нас не пригласите, мы сами приедем.

Уважаемые коллеги! Разрешите мне перейти к выступлениям наших бизнес-коллег. Мои коллеги по бизнес-диалогу доверили мне подвести итоги нашей дискуссии, но тем не менее руководители правительств хотели бы ощутить пульс нашей дискуссии, поэтому выступать будут три представителя бизнеса, по одному от каждой страны. И я хотел бы предоставить слово Алексею Александровичу Мордашову – собственнику «Силовых машин» и многих других предприятий, включая «Северсталь». Но он по совместительству ещё возглавляет комитет РСПП по интеграции, таможенной политике и ВТО.

А.Мордашов (председатель совета директоров, генеральный директор ОАО «Северсталь», генеральный директор ЗАО «Севергрупп»): Спасибо, Александр Николаевич. Уважаемые руководители правительств, уважаемые коллеги, гости! Я бы хотел, во-первых, поблагодарить всех председателей правительств, Российский союз промышленников и предпринимателей за выбор «Силовых машин» в качестве площадки проведения бизнес-форума. И хотел бы, во-первых, сказать о том, что я не уверен, что выражу общее мнение представителей бизнеса, когда скажу, что все мы приветствуем создание единого экономического пространства – по сути, единого рынка, или очередного большого шага к созданию единого рынка с количеством жителей 165 млн и примерно 2 трлн в совокупном ВВП, что создает дополнительные возможности для бизнеса разных стран, для кооперации и развития, особенно с учётом тех экономических связей, которые десятилетиями и, может быть, столетиями создавались на нашей территории. «Силовые машины», на площадке которых мы сегодня находимся, являются одним из удачных примеров такой кооперации. «Силовые машины» сегодня являются изготовителем… Или, скажем так, из существующего в Белоруссии и Казахстане флота энергогенерирующего оборудования более половины изготовлено в своё время «Силовыми машинами». В Российской Федерации 65% примерно флота изготовлено «Силовыми машинами». И всё это создает хороший потенциал для сотрудничества, кооперации в области развития, ремонта этого оборудования и дальнейшего наращивания энергопотенциала всех наших стран.

Сегодня в разработке и реализации «Силовых машин» находится порядка 24 проектов с Казахстаном, с Белоруссией, в том числе такие большие и значимые, как участие в строительстве Белорусской атомной станции, которое, мы надеемся, состоится, и мы будем в нём участвовать. Очень важный для нас проект есть, также очень яркий и хороший проект взаимодействия – с Белорусским автомобильным заводом по промышленной кооперации, когда «Силовые машины» делают узлы, агрегаты, которые устанавливаются на большегрузные самосвалы, карьерные, которые в том числе поступают потом на горные предприятия Российской Федерации. В целом мы видим большой потенциал развития и сотрудничества с тем же БелАЗом: сейчас мы прорабатываем возможные вопросы создания совместных предприятий с БелАЗом по производству автокомпонентов. И это далеко не единственный пример удачной координации между предприятиями России, Белоруссии и Казахстана. При этом хотел бы вслед за Александром Николаевичем и многими представителями бизнеса, которые выступали сегодня, подчеркнуть, что, несмотря на позитив в общем и целом, есть целый ряд очень существенных нерешённых вопросов, которые сдерживают и развитие кооперации, и в целом бизнесы в наших странах.

Я бы хотел при всём многообразии этих вопросов прежде всего остановиться на трёх разделах, которые, как мне кажется, являются источником ограничителей роста, поскольку затрудняют взаимодействие и кооперацию. Эти три вопроса – это работа таможни, вопросы защиты рынка, особенно с учётом антидемпинговых процедур и специальных защитных мер, и вопросы технического регулирования. Об этом много говорилось сегодня и будет говориться ещё.

Но что бы хотелось подчеркнуть, пользуясь присутствием высоких руководителей в этом зале? Сегодня, как мне кажется, мы находимся в той фазе, когда не общие декларации и общие слова, зачастую очень правильные и хорошие, будут определять эффективность экономической системы, а конкретные механизмы, конкретные детали законодательства, правоприменительной практики. Это при всей своей очевидности всё-таки пока, мне кажется, не стало тем фокусом, который было бы хорошо, правильно увидеть в работе и государственных органов, и бизнеса. Хочу при этом подчеркнуть, что здесь очень важно, чтобы бизнес также активно участвовал в диалоге и выдвигал свои предложения. Но сегодня мы видим определённые шаги в этом направлении. Подписано соглашение между «Союзом “Атамекен”», конфедерацией промышленников и предпринимателей Белоруссии и Российским союзом промышленников и предпринимателей о кооперации. Мы точно готовы двигаться в этом направлении и консолидировать усилия бизнеса, вырабатывать совместную позицию по вопросам совершенствования законодательства. Но очень важно, чтобы со стороны Европейской экономической комиссии, коллегии комиссии была готовность взаимодействовать с бизнесом – слышать, слушать и взаимодействовать, обсуждать и вырабатывать совместные меры. Здесь очень важно приветствовать все шаги по консолидации экономик трёх стран по развитию органов управления Таможенного союза, которые призваны сделать эти органы более эффективными, рабочими. Очень бы хотелось подчеркнуть, что сегодня, как мне кажется, очень не хватает, что ли, большего становления экономической комиссии ЕврАзЭС и Таможенного союза, с тем чтобы она была готова вести диалог с бизнесом, вырабатывать нормы и процедуры изменений. Сегодня явно назрели изменения и к таможенному законодательству, и самое главное – к таможенной правоприменительной практике. Техническое регулирование тоже, несомненно, должно стать предметом особого внимания. И очень хотелось бы, чтобы, особенно в связи со вступлением России в ВТО, механизмы реализации антидемпинговых специальных защитных мер, которые, наверное, сегодня будут одним из основным инструментов, оставшихся у нас, защиты внутреннего рынка трёх стран, – тоже могли быть реализованы в рамках экономической комиссии и коллегии этой комиссии.

В заключение хотелось бы ещё раз поблагодарить всех присутствующих, прежде всего председателей правительств, и РСПП за выбор «Силовых машин» в качестве площадки проведения бизнес-форума и, пользуясь случаем, пригласить руководителей правительств, может быть, посетить нашу производственную площадку. Мы уверены, что сможем показать вам хорошие примеры кооперации экономик трёх стран. Спасибо.

А.Шохин: Спасибо. Слово предоставляется генеральному директору ЗАО «Атлант», Республика Беларусь, Виктору Степановичу Шумило.

В.Шумило: Уважаемый Михаил Владимирович (М.В.Мясникович), Дмитрий Анатольевич, Карим Кажимканович (К.К.Масимов)! Уважаемые товарищи! Единое экономическое пространство, бесспорно, предоставляет нам возможности роста. Экономические условия развития бизнеса в каждой из стран-участниц создаются государствами. И в условиях, где они наиболее благоприятные, и быстрее будет идти развитие. С другой стороны, Таможенный союз и единое экономическое пространство работают по общим правилам, и от того, насколько эти правила соблюдаются, зависит результат.

Одним из таких правил является соглашение о правилах определения страны происхождения товара в Содружестве независимых государств. Соглашение это имеется, а процесс контроля его исполнения в странах СНГ, за пределами Таможенного союза, практически отсутствует. Торгово-промышленные палаты на уровне экспертов подписывают акты, получают деньги, оплату, а за достоверность сведений ответственности не несут. И так написано в сертификате, что эксперт за данные, предоставленные в акте экспертизы, ответственности не несёт. Как итог – сегодня на просторах нашего общего рынка реализуется значительное количество товара, произведённого за пределами СНГ, но имеющего соответствующий сертификат происхождения и продаваемый на нашей территории. По моему мнению, настало время установить действенный механизм исполнения данного документа.

Аналогичная ситуация наблюдается и с подтверждением заявленных параметров продаваемого товара. На стадии сертификации товар предъявляется один, а в процессе, в жизни, когда реализуется товар, заявленные требования не подтверждаются, ну такие, как класс энергопотребления, потребительские свойства. В конечном итоге страдают наши граждане. Причина – отсутствие механизма контроля за соблюдением заявленных характеристик товара внутри Таможенного союза. С одной стороны, Таможенный союз, ВТО открывают рынки. С другой стороны, каждое государство самостоятельно создаёт условия развития отдельных отраслей, и мы должны это учитывать. К примеру, в торговле с Китаем, Турцией, Южной Кореей сложилась далеко не паритетная ситуация. Таможенная пошлина на поставку холодильников и стиральных машин, к примеру, в Корею составляет 18,8%, в Китай – 38%, в Турцию – 60%. Вместе с тем на поставки из этих стран в Таможенный союз пошлина на холодильники – 20%, на стиральные машины – 15%. А сегодня вспомните, что у нас имеется на рынке. В России и Белоруссии создан потенциал обеспечения внутреннего рынка мотор-компрессорами для производства бытовых холодильников. В Москве, Красноярске, Орске, Баранове построено четыре современных завода. Что имеем сегодня? Таможенная пошлина на поставку мотор-компрессоров в Китай – 80%, на поставку в Таможенный союз из Китая пошлину с 10% снижаем до 5% и получаем результат. Современные заводы в Москве и Красноярске мы уже закрыли, в Орске стоит и не работает. Только «Атлант» в одиночку борется за жизнь. В итоге сегодня наш рынок занимает Китай. Если бы пошлина на ввоз мотор-компрессоров в Таможенный союз была такая же, как при ввозе в Китай, то заработали бы заводы в России, «Атлант» имел бы возможность увеличения производства – в итоге удовлетворить полностью внутренний рынок в данном виде товара, тем более что производство мотор-компрессора – это высокотехнологичное производство, с высокой добавленной стоимостью, работающее с допусками один-два микрона.

Россия вступила в ВТО. Министерство экономического развития составило подробный план борьбы за отмену ограничений для российских товаров при поставах за рубеж. Конечно, это хорошо. Но мне кажется, что и в рамках Таможенного союза также необходим подробный план защиты нашего рынка, обеспечивающий развитие промышленного комплекса и в первую очередь создание условий для развития комплектующих и оборудования: будем мы производить качественные комплектующие и оборудование – будет у нас все остальное.

Единое экономическое пространство также требует проведения согласованных действий и в кредитно-денежной политике. Резкое колебание курсов валют относительно друг друга внутри Таможенного союза приводит к резкому изменению условий и результата работы. Для бизнеса это очень важно. Таможенный союз охватывает 1/6 часть суши земного шара. Тарифы на перевозку внутри этого пространства значительно влияют на пересечение товарных потоков. Учитывая важность данного аспекта ведения бизнеса, мы просим проработать тарифную политику с учётом приоритета перемещения товаров, произведенных в Таможенном союзе. В период предыдущего кризиса в Европе, финансово-экономического, который был, к примеру, стоимость доставки одного холодильника из порта Гуанчжоу в порт Балтики равнялась стоимости доставки одного холодильника от Минска до Москвы. Вот влияние государства на эти процессы. И в целом на уровне Правительства мы бы просили реагировать более оперативно на возникающие ситуации.

Уважаемые товарищи, конечно, открывшаяся возможность создания Таможенного союза, в перспективе – единого экономического пространства, даёт прекрасные возможности для развития нашего бизнеса, и всё в этом, я думаю, зависит только от нас с вами. Спасибо за внимание.

А.Шохин: Спасибо, Виктор Степанович. Слово имеет Ким Дин Викторович, председатель совета директоров АО «Агромашхолдинг», Республика Казахстан. Пожалуйста.

Д.Ким: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Михаил Владимирович, Карим Кажемканович, участники форума! Разрешите в первую очередь поблагодарить организаторов за проведение столь значимого мероприятия и такой мощной диалоговой площадки. В настоящее время между нашими государствами проходят интенсивные процессы интеграции. Мы вступили в Единый таможенный союз, вступаем в единое экономическое пространство, готовимся к вступлению в ВТО. Все процессы, безусловно, направлены на то, чтобы наши экономики усиливались и наши внешнеэкономические позиции тоже усиливались. Мы как производители получили стимул к развитию внутригосударственной кооперации, развитию индустриальных проектов. Таким примером по нашему предприятию непосредственно является участие в проектах по производству сельхозмашин с крупным белорусским предприятием «Гомсельмаш», также мы работаем в области автопроизводства с крупным концерном «Соллерс» (это Российская Федерация).

Процесс вступления в Таможенный союз открыл новые возможности для производственных компаний – соответственно, расширились границы наших рынков. В то же время мы сейчас снизили бюрократические преграды по следованию товаров внутри Таможенного союза.

Но существуют и некоторые вопросы, которые, например, не имеют согласованности внутри Таможенного союза. В частности, это касается техрегламентов: например, регламента по введению установки на автомобили системы ГЛОНАСС, которая в Казахстане не работает. Эта норма не принята, но опять взята на рассмотрение.

Другой пример – это вступление Российской Федерации во Всемирную торговую организацию. Мы как страны–участницы Таможенного союза вынуждены снизить таможенные пошлины при вступлении одного из участников Таможенного союза, соответственно. Но мы не вступили ещё во Всемирную торговую организацию, поэтому для нас определённые риски возникают.

Российская Федерация как защитную меру рассматривает вопрос введения утилизационного сбора. Казахстан и Белоруссия на сегодняшний день не совсем готовы принимать эту меру, потому что они ещё не вступили в ВТО. И Всемирная торговая организация предъявляет требования для того, чтобы мы не вводили данный ввод. Соответственно, таможенные пошлины снизятся, а мы ещё не вступили в Таможенный союз. Ну и наши проекты встают под угрозу конкурентоспособности. Поэтому разрешите, пользуясь уникальной возможностью, выступить с инициативой создать при рабочих группах, которые участвуют в переговорах по вступлению в ВТО, которые будут в администрировании процессов внутри Таможенного союза, создать экспертные советы, куда привлечь бизнесменов и представителей бизнес-сообществ по отраслевому признаку, которые могли бы более плодотворно и эффективно помогать работать нашим переговорным группам.

И в конце, конечно, хотелось бы поблагодарить ещё раз организаторов, потому что данное мероприятие позволяет нам высказать своё мнение и поделиться опытом. Спасибо.

А.Шохин: Уважаемые коллеги, сегодня мы в ходе обсуждения, в том числе развернутого доклада, с которым Сергей Сергеевич Сидорский выступил (министр по промышленности и АПК Евразийской комиссии), несколько раз упоминали консультативные советы и экспертные советы, которые по разным направлениям уже созданы. Но мы сильно рассчитываем, что подписание соглашений с Евразийской комиссией наших трёх организаций бизнес-диалога (который, как я напомню, открытая структура) будет способствовать такой унификации участия бизнеса и некоторому обязательному приглашению бизнеса. Не обязательному учёту мнения, но обязательному рассмотрению этого мнения бизнеса по всем вопросам. Нам хотелось бы, чтобы все экспертные консультативные структуры по конкретным направлениям работали примерно по одной методологии и технологии, и так далее.

Уважаемые коллеги, я надеюсь, что руководители наших правительств хотя бы по трём выступлениям почувствовали, о чём мы здесь говорили, и поэтому настало время для их выступлений, комментариев. Я хотел бы предоставить слово Дмитрию Анатольевичу Медведеву, Председателю Правительства Российской Федерации. Пожалуйста, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Уважаемые коллеги, всех приветствую! Хотел бы поблагодарить выступавших за содержательные слова, которые уже были сказаны. Нерв дискуссии я уже почувствовал, темы вполне конкретные, уже прозвучали «утилизационные сборы». Выступавшие явно готовились, советовались с моими коллегами, что сказать. Это нормально, потому что мы выступаем за то, чтобы у нас у всех были наиболее комфортные, наиболее правильные условия для ведения бизнеса. Хотел бы отметить, что очень правильно, что эту нашу встречу глав правительств предваряет встреча с деловыми кругами государств, которые входят в Таможенный союз и единое экономическое пространство. Я благодарю своих коллег за то, что мои коллеги приехали поучаствовать во втором бизнес-форуме. Это всегда приятно. Для одного из наших коллег это ещё и особый день, потому что далеко не всякий председатель правительства согласится провести свой день рождения в присутствии бизнеса, но вот Карим Кажимканович (К.К.Масимов – Премьер-министр Казахстана) согласился. Давайте его поздравим, пожелаем успехов и здоровья!

Мне на самом деле было интересно послушать то, что было сказано и руководителями бизнес-федераций, бизнес-сообществ наших стран, и представителями предпринимательского бизнеса. Конечно, мы сейчас находимся уже в новой ситуации. В чём она заключается? Она заключается в нескольких факторах, которые сказываются на бизнесе наших стран. Во-первых, и это не секрет, по сути продолжается, хотя и в вялотекущем режиме, глобальный экономический кризис, и его последствия ощущаются во всех государствах. Мы с крайним напряжением следим, например, за тем, что происходит в государствах Евросоюза и особенно в зоне евро, с напряжением следим за тем, что происходит на азиатских рынках, что происходит с фондовыми показателями. Это одна реальность, о которой сегодня думают представители всякого бизнеса и, конечно, представители бизнеса России, Казахстана и Белоруссии.

С другой стороны, мы живём в новых реалиях, потому что мы объединились в Таможенный союз. Мы создаём единое экономическое пространство и, надеюсь, находимся на пороге создания Евразийского союза. Всё это качественным образом меняет среду ведения бизнеса. Я не могу сказать, что мы добились каких-то сверхъестественных результатов, но, знаете, когда сейчас в самолёте летел, я посмотрел: в общей сложности торговый оборот наших трёх стран составляет, по нашей статистике… Статистика – вещь довольно сложная, так вот, наша статистика говорит о том, что это 125 млрд долларов. Это большие деньги! И этот торговый оборот между тремя странами вырос на 36%, причём в значительной мере не за счёт изменения стоимости энергоносителей или сырьевых продуктов. Это означает, что всё-таки Таможенный союз заработал. Для нас в чём-то это благо, хотя и не для всех, есть экономические проблемы, о которых говорили руководители предприятий, для целого ряда государств, которые с нами торговали и торгуют и с которыми у нас свои, особые отношения… Это испытание. И не скрою, что они нам периодически предъявляют свои претензии. Но мы исходили и будем исходить из того непреложного факта, что всеми преимуществами, которые связаны с созданием единого экономического пространства и функционированием Таможенного союза, могут пользоваться только те страны, которые в этом Таможенном союзе находятся, которые приняли на себя все элементы ответственности, приняли на себя все обязательства, связанные с подписанием огромного количества документов.

Ещё раз хотел бы, чтобы и вы это услышали, и некоторые другие наши партнёры, которые почему-то рассчитывают на то, что они в какой-то момент подпишут пять или десять бумаг и после этого тоже смогут находиться внутри этого нашего Таможенного союза – это невозможно.

Несколько лет назад мы решили форсировать создание Таможенного союза - я помню этот момент, мы разговаривали тогда и с Нурсултаном Абишивичем Назарбаевым, и с Александром Григорьевичем Лукашенко. В какой-то момент казалось, что это будет непросто, но мы нашли в себе силы это сделать. В какой-то момент нам всем послали чёткий недвусмысленный сигнал: «Ребята, если вы это сделаете, мы вас не примем в ВТО». Ничего, принимают, и вас примут. Всех примут. Я даже больше скажу: Таможенный союз ускорил присоединение наших стран к этой организации – важной, но создающей, конечно, для наших экономик свои довольно серьёзные проблемы, глобальные преимущества и текущие сложности. Мы в любом случае будем оказывать нашим партнёрам всяческое содействие на переговорном треке при вступлении в ВТО.

Также хотел бы подчеркнуть, что в ходе нашей сегодняшней рабочей встречи главы правительств трёх стран подпишут специальный меморандум. Он предусматривает создание при нашей коллегии Консультативного совета, который позволит обеспечить более надёжную обратную связь между предпринимателями и чиновниками. О необходимости обратной связи говорили все. Вот Алексей Александрович Мордашов (руководитель комиссии Российского союза промышленников и предпринимателей по интеграции, торгово-таможенной политике и ВТО) об этом говорил. Конечно, очень важно, чтобы Правительство, чтобы коллегия, чтобы министерства, другие ведомства слышали голос бизнеса, тем более в нынешних условиях, причём на стадии формирования общих задач. А бизнес-сообщество, на мой взгляд, должно определить координаторов, которые будут по каждому конкретному направлению деятельности совета давать рекомендации. Вы знаете, у меня нет иллюзии, что наша работа будет беспроблемной или что создание Таможенного союза создаст моментально огромное количество каких-то новых бизнес-конгломератов, но в той части, в которой это будет соответствовать вашим интересам (а здесь мы должны идти именно от ваших интересов, а не от того, какие мысли есть в головах у Председателя Правительства или других ответственных людей), так вот, в той части, в которой это будет соответствовать вашим представлениям о необходимости интеграции, мы, конечно, этому будем помогать и организационно, и экономически. Диалог с бизнес-сообществом – штука многомерная. Здесь наши коллеги из Казахстана, Дин Викторович (Д.В.Ким – председатель совета директоров АО «Агромашxолдинг») выступал, говорил про экспертный совет. Я, например, за экспертный совет, вне всякого сомнения. Нужно просто понять, каким образом также будут эти контакты осуществляться, надо ли его совмещать с консультативным советом или это будет какое-то отдельное измерение. В любом случае это полезно.

Есть темы сложные: только что наш коллега из Белоруссии затронул вопрос о сертификации, включая взаимоотношения со странами СНГ, Китаем, другими азиатскими странами, отношения по пошлинам, связанные с ограничениями, по поставкам. Конечно, всё это нужно выравнивать. В любом случае то, что мы находимся внутри одного Таможенного союза и находимся в рамках движения к ВТО, просто обязывает нас эти подходы выровнять, и правительства национальные, и коллеги обязаны будут этим заниматься в рамках существующей компетенции.

Но нужно думать дальше, нужно думать уже в масштабе Евразийского союза, к которому мы идём и который должен возникнуть с 2015 года, включая, кстати сказать, и такие вопросы, которые пока, может быть, не являются предметом текущих разговоров, но о которых нужно помнить, особенно с учётом нестабильности на глобальных рынках. Я имею в виду вопросы о наших SDR, если хотите, и возможности появления каких-то расчётных единиц, и – в конечном счёте, скажу об этом, - может быть, выхода на единую валюту. Это не является предметом озабоченности сегодняшнего дня, но думать об этом надо: каковы наши перспективы. И кстати, экспертный совет на эти вопросы должен дать свои ответы.

Я надеюсь, что те примеры нашего сотрудничества, которые накоплены, они здесь приводились – взаимный обмен технологиями, кооперация, которая будет развиваться, – конечно, будут обогащать практику работы наших государств. Я не буду их приводить, но они касаются совместных предприятий в самых разных сферах, начиная от высокотехнологичных областей и заканчивая транспортом, заканчивая аграрными вопросами, новыми материалами, финансовые институты у нас есть совместные. В общем, всем эти нужно заниматься. В любом случае кооперация в трёхстороннем формате и возможна, и необходима. Главное, чтобы она была (ещё раз подчеркну) цивилизованной, чтобы она строилась на добровольных началах, чтобы инициатива о создании таких кооперативных форм исходила именно от вас, потому что вы и есть генераторы основных бизнес-идей.

Уважаемые друзья! Я надеюсь, что мы в новых реалиях и новых условиях сумеем не только справиться с текущими мировыми, двусторонними и национальными трудностями, но сможем выйти на принципиально новый уровень экономических отношений. И я уверен, что бизнес-сообщества наших стран внесут в это славное дело свою очень существенную лепту. Я желаю вам всяческих успехов.

А.Шохин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Я хотел бы предоставить слово Премьер-министру Республики Беларусь Михаилу Владимировичу Мясниковичу.

М.Мясникович: Уважаемые участники форума! Высокое представительство! Уже хорошая такая традиция формируется – встречи глав правительств трёх наших государств с бизнес-сообществом. И мы обсудили с коллегой Каримом Кажимкановичем (К.К.Масимовым) проведение очередного форума и полагаем, что это будет рационально, если он состоится в Астане в следующем году.

Д.Медведев: Хорошая традиция, когда объявляют другое государство.

А.Шохин: Михаил Владимирович, так 15 июня следующего года состоится?

М.Мясникович: Я об этом говорю потому, чтобы не выглядело так, что каждый из нас будет заявлять свою страну в качестве принимающей, и чтобы мы потом ещё раз не шли на выяснения, у кого же предложения лучше.

Но в этом плане вот о чём бы я хотел сказать. Как-то раньше всё время бизнес подпирал власть, подпирал правительство своими идеями по интеграции, конкретным проектам, направлениям. И мне представляется, что сейчас несколько замедлились вот эти инициативы от делового сообщества, и представляется, что эти встречи могли бы быть более регулярными. Может быть, это будет успешнее решаться в рамках работы нашей евразийской экономической комиссии, коллегии, – создание соответствующего консультационного совета, создание которого мы поддерживаем. Но я полагаю, что здесь могут идти работы в двух направлениях – вот то, о чём говорил и Виктор Степанович Шумило, о тех досадных ещё моментах, которые есть у нас, несмотря на подписанные документы.

Но всё-таки мы должны в большей степени думать о создании совместных компаний, создании совместных корпораций. Пока у нас идёт некое техническое объединение усилий и пока мы не перейдём действительно на общий бизнес по тем или иным направлениям, компаниям – значит, я думаю, что это будет ещё полдела. Поэтому те проекты, которые реализуем и в рамках автомобильной промышленности, и особенно, хотелось бы подчеркнуть, военно-промышленного комплекса, надо было бы ускорить. И действительно, для того чтобы закрепить это в конкретных уже холдингах, совместных компаниях, для того чтобы делать общую единую продукцию - и в этом плане у нас есть достаточно неплохой и научно-технический, и производственный потенциал, - было бы очень хорошо, если бы мы ещё раз обсудили тему товара Таможенного союза, товара единого экономического пространства. В этом плане и меньше было бы всех этих досадных проблем, которые сегодня имеют место с сертификацией и так далее. Я не буду углублять эту тему, здесь все вы – профессионалы. Конечно, это одномоментно по всем товарам, наверное, не представляется возможным и не надо делать, но то, что касается определённых групп, это движение должно быть некой кампанией. Двигаться к этому вопросу надо, чтобы действительно товары, которые мы производим на нашем едином, общем экономическом рынке имели статус товара Таможенного союза.

В принципе, можно было бы несколько расширить тему по единой промышленной политике. Я знаю, по этому вопросу с достаточно обстоятельным докладом выступал Сергей Сергеевич Сидорский. Здесь видится как бы два направления: единая политика (это в рамках создания единых условий для наших транснациональных корпораций, которые я призываю создавать более активно), и общие согласованные условия для тех, кто не входит, будем говорить, в промышленную кооперацию, но работает активно на внутреннем рынке и на рынке третьих государств, чтобы не возникали те досадные вещи, о которых мне пришлось услышать и сегодня от выступающих, когда пока нет должных условий у нас для согласованной работы на рынках третьих государств.

Несколько вопросов по научно-техническому сотрудничеству. Я полагаю, что в этом плане мы несколько буксуем. Эту тему мы с Дмитрием Анатольевичем обсуждали месяц назад в Ашхабаде: здесь полное совпадение точек зрения. Я думаю, что те перспективные проекты, которые мы будем реализовывать совместно, должны быть высококонкурентными и должны действительно определять развитие наших экономик на базе предприятий пятого и шестого технологического уклада. Мы не можем зависеть даже от высокоразвитых стран Запада или китайской продукции. Нам необходимо активнее создавать новую продукцию, ставить новые заводы, для того чтобы действительно идти в ногу со временем. Давайте объективно посмотрим на реальность: у нас мало таких новых заводов (мало в Белоруссии, я думаю, что, может быть, больше и в Российской Федерации, и в Казахстане), которые, действительно, определяют прорывные направления в промышленности, в научно-техническом прогрессе на 10–15–20 лет вперёд.

При этом это не просто, что называется, конкуренция или успешное решение вопросов конкуренции, это и вопросы национальной безопасности, это вопросы и безопасности наших трёх государств. В этом плане представляется, что, например, такие научно-технические центры, как «Сколково», который создаётся в Российской Федерации, а таких научно-технических центров и инкубаторов, я полагаю, может быть значительно больше... И мы вносим такое предложение, чтобы часть научно-технических центров, которые будут составлять сущность «Сколково», могли бы быть и в Республике Беларусь, и мы согласны в этом плане участвовать в софинансировании этих проектов. Я недавно встречался с нобелевским лауреатом Жоресом Ивановичем Алферовым, который процитировал мне, я считаю, очень правильные слова Дмитрия Анатольевича Медведева о том, что «Сколково» – это не территория, «Сколково» – это идеология. Мы согласны, Дмитрий Анатольевич, вот с такой постановкой вопроса, и если мы будем двигаться в этом направлении, то действительно мы будем конкурентоспособны на достаточно далекую перспективу.

Что касается ещё некоторых вопросов институционального развития единого экономического пространства: я полагаю, что у нас мало или нет совместных неких рейтинговых агентств, соответствующих исследовательских центров и так далее, и мы на развитие (или, вообще-то, и мы, а в большей степени и мир), на развитие нашего Таможенного союза смотрим глазами западных рейтинговых агентств. Я думаю, что мы могли бы поправить здесь положение и действительно создавать соответствующие институциональные структуры. Это, конечно, системный вопрос, но по этому пути нам необходимо идти для того, чтобы действительно мы могли достаточно серьёзно позиционироваться и как на едином рынке, так и в Европе, и в мире в целом.

Очень активно циркулируется тема второй волны кризиса, глобального кризиса, эту тему мы обсуждаем и вместе, и каждый у себя, я полагаю. В этом плане, конечно, нам надо принимать срочные меры. В первую очередь, я полагаю, нам надо делать диверсификацию реальную наших рынков. В первую очередь активизировать работу на наших внутренних рынках, чтобы меньше зависеть от тех проблем, которые могут возникнуть на рынках третьих государств, и представляется, что можно было бы в большей степени сместить акценты на страны Юго-Восточной Азии, конкретно – АСЕАН. И можно, допустим, через Вьетнам активнее работать, с этой группой государств с достаточно большими и растущими рынками.

И буквально несколько слов. Я понимаю, что средства массовой информации – это так называемая четвёртая власть, независимая, но мне представляется, что средства массовой информации мало говорят о нашем Таможенном союзе, о едином экономическом пространстве, а если и говорят, то освещая какие-то сенсации и недостатки. А налогоплательщик должен знать и о положительных моментах, которые происходят на нашей общей экономической территории.

Я хочу всем пожелать успехов, и я думаю, что наши встречи будут регулярными, и мы будем друг друга подпитывать. Спасибо!

А.Шохин: Спасибо, Михаил Владимирович. Прежде чем предоставить слово Кариму Кажимкановичу (К.К.Масимову), я ещё раз от бизнес-объединений, бизнес-союзов трёх стран хотел бы поздравить его с днём рождения и поблагодарить за приглашение провести бизнес-форум в следующем году в Астане.

Слово – Премьер-министру Республики Казахстан Кариму Кажимкановичу Масимову.

К.Масимов: Ну теперь у меня выхода нет – я всех вас приглашаю в следующем году на бизнес-форум в Астану в Казахстане. Мы второй раз встречаемся в таком формате – три председателя правительств, бизнес-сообщество. Год назад мы это проводили в городе Москве, сейчас в Санкт-Петербурге, потом в Астане и потом, наверное, в Минске, по определению.

Д.Медведев: То есть вы в Минск приглашаете?

К.Масимов: Я думаю, что прошёл год, но за этот год очень много произошло изменений. Дмитрий Анатольевич, мы рады Вас приветствовать в нашем клубе премьер-министров. Поздравляем Вас с назначением на эту должность. Я думаю, что здесь тоже будет очень много возможностей для выполнения тех задач по модернизации Российской Федерации. Я поздравляю Вас.

Виктор Борисович (В.Б.Христенко) в качестве руководителя Евразийской экономической комиссии присоединился к нам. В прошлом году в это время Вы ещё были министром промышленности в Правительстве. Я думаю, что тоже очень важно, что Вы с вашими коллегами... Сергей Сергеевич Сидорский (член Коллегии по промышленности и агропромышленному комплексу) здесь, Даниал Кенжетаевич Ахметов (член Коллегии по энергетике и инфраструктуре) – это два бывших премьер-министра наших стран. Я думаю, что комиссия получилась такая очень серьёзная, солидная и может очень уверенно решать те задачи, которые стоят перед нашим единым экономическим пространством и решать те проблемы, которые возникают перед бизнесом, поскольку именно бизнес в рыночной экономике является основополагающим, и мы должны всячески находить возможности для решения поставленных задач.

Символично, что мы находимся на «Силовых машинах», вот господин Мордашев, он как раз во всех трёх странах присутствует достаточно активно, ну по крайней мере в Казахстане достаточно активно, и я думаю, что ему как раз будут видны (не только ему, но и другим предпринимателям) те возможности, которые возникают перед нашими предприятиями.

Конечно, после двух премьер-министров выступать... Приходится по ходу корректировать, чтобы не повторяться по некоторым вопросам, но на некоторые моменты я хотел бы обратить внимание. Во-первых, вступление во Всемирную торговую организацию. То есть мы принципиально с самого начала об этом говорили и заявляли, что построение Таможенного союза и единого экономического пространства – это не какой-то блок, который будет отгораживаться от всего остального мира, а что мы все хотим быть частью мирового сообщества и работать на тех принципах и условиях, которые заложены. Конечно, все страны и внутри ВТО, и в том числе и мы с вами в рамках Таможенного союза и единого экономического пространства, в рамках дозволенных норм и правил должны всячески оказывать содействие своему бизнесу, чтобы он мог развиваться. Все страны это делают, и мы тоже должны это делать, и, может быть, иногда не стесняться, а более активно, но в рамках дозволенных проектов. Это, конечно, во многом зависит от всех переговорщиков наших стран, для того чтобы могли достойно оценивать свои возможности.

Мне, как и многим, здесь присутствующим, приходилось принимать участие в переговорах и с Европейской комиссией, и с комиссариатом ВТО, и с администрацией Соединенных Штатов, там достаточно такие агрессивные люди, и они промышленность, предпринимателей своих стран очень активно защищают, нам, наверное, может быть, стоит этому поучиться и принять во внимание.

Ещё один момент, на который в рамках международных и интеграционных объединений я хотел бы обратить внимание, – это организация экономического сотрудничества и развития. Я знаю, что Российская Федерация тоже подала заявку, и есть определённые сроки по присоединению к этому клубу. Казахстан и Белоруссия тоже ведут соответствующие переговоры. Я думаю, что это было бы неплохо – иметь принадлежность к развитой части мира и чтобы наша внутренняя экономика соответствовала этим стандартам. Я думаю, что это тоже была бы неплохая цель – быть членом этого клуба.

Облегчение бизнеса внутри стран. По крайней мере мы в Казахстане одним из основных индикаторов ставим индекс Всемирного банка по лёгкости ведения бизнеса. Но каждая сторона выбирает свои методики, но в целом они плюс-минус где-то похожи, и я думаю, что можно как-то нам скоординировать усилия для того, чтобы гармонизировать условия по лёгкости ведения бизнеса, по снятию барьеров. Я думаю, что никто против этого не будет, и как-то можно было бы нам и на уровне правительств, и на уровне бизнес-ассоциаций координировать свои условия, для того чтобы давать рекомендации правительствам, соответствующим министерствам. Мы с таким предложением выходим, я думаю, что всем от этого будет лучше. В том числе, может быть, нам стоит ещё, Дмитрий Анатольевич, Михаил Владимирович, посмотреть на наш единый Таможенный кодекс Таможенного союза, несмотря на то, что мы его относительно недавно приняли. Но практика показывает, что там есть ещё очень много белых пятен: по крайней мере казахстанский бизнес ко мне с этим вопросом обращается. Я думаю, что аналогичные вопросы есть у бизнеса и Российской Федерации, и Белоруссии. Может быть, стоит ещё раз собрать рабочую группу и посмотреть на это более внимательно.

По некоторым вопросам в практическом плане, мне кажется, у нас есть и хорошие заделы, и есть направления, по которым мы вместе можем двигаться. На первое место, может быть, я бы поставил нашу транспортную составляющую, поскольку транспорт – это то, что объективно у нас существует и объективно мы можем друг с другом кооперироваться. Господин Якунин (президент ОАО «РЖД») недавно был в Астане, у него с Нурсултаном Абишевичем (Н.А.Назарбаев – Президент Казахстана) была встреча, в правительстве мы обсуждали очень хорошее предложение. И сегодня мы в рамках встречи трёх премьеров обсудим это предложение – о создании единой транспортной контейнерной компании. Три железные дороги трёх стран, если таким будет общепринятое решение, смогут транспортировать грузы от казахстанско-китайской границы через весь Казахстан в Российскую Федерацию до белорусско-польской границы, до Бреста. Я думаю, что это хорошее предложение, и мы можем его сегодня, какие-то принципиальные решения, принять. Это даст возможность предпринимателям всех трёх стран более оперативно и более активно в этом направлении двигаться.

Параллельно мы сегодня с Михаилом Владимировичем (Мясникович) об этом говорили. Знаете, есть очень большой проект по строительству автомобильной дороги на территории Казахстана – это порядка более 2,5 тыс. км от казахстанско-китайской до казахстанско-российской границы. Мы строим такой современный четырёхполосный автобан, по Российской Федерации тоже идёт работа. Конечно, из России он должен логично переходить в Белоруссию и идти до Бреста. Я думаю, что это хорошее предложение. И нужно нам более активно в этом направлении двигаться.

По электроэнергетике у нас с Российской Федерацией есть много совместных проектов. Друг друга инвестируем - это даёт возможность создавать нам более активно общий энергетический рынок. С Белоруссией у нас в общем-то начало было неплохое, но надо ещё дальше продолжать – может быть, тройственные какие-то объединения создавать, для того чтобы и белорусский бизнес в Казахстане присутствовал, и казахстанский бизнес больше присутствовал в Белоруссии.

По вопросу кризиса. Сейчас очень много об этом говорится. От нас это не зависит: он всё равно придёт. Просто вопрос: как и с какой силой? И задача такая: может быть, под эгидой единой экономической комиссии, под эгидой Виктора Борисовича (Христенко) правительствам трёх стран сформировать, доформировать (мы уже об этом говорили) какую-то рабочую группу для того, чтобы адекватно мы могли реагировать на возникающие проблемы.

Это касается и валютной политики: мы видели, что иногда там или здесь зажигаются вопросы. По опыту 2008 года у всех трёх стран была своя методика, как мы оказывали помощь предприятиям. Как-то обобщить, может быть, этот опыт, для того чтобы во всеоружии к этому вопросу подойти? Вот недавно мы были с визитом в некоторых европейских странах, там готовятся к этому очень основательно. Там готовятся, и избежать этого, на мой взгляд, практически невозможно. Просто надо понять, какая будет глубина падения, а мы все с вами прекрасно знаем, что до 1988 года Советский Союз не так сильно участвовал в международном разделении труда: у нас было своё разделение труда внутри СЭВа, и практически все наши предприятия держали 40% рынка. После всех известных событий мы по многим направлениям рынки свои потеряли – по самолётостроению, ну и по прочим: по машиностроению, по станкостроению, по всем этим направлениям. И понятно, пустоты не бывает, то есть мы дали второе дыхание для многих предприятий из другой части мира, для того чтобы они могли ещё продлить своё какое-то собственное рождение, продлить своё собственное развитие. Но и этому сейчас подходит определённый конец, поскольку общемировое перепроизводство достаточно высокое.

И вот здесь нам нужно посмотреть, поскольку в период кризиса за наш с вами рынок будут очень сильно бороться. Они будут свои предприятия всяческими способами стимулировать – кредитами под нулевые ставки, субсидиями всякими, протекционизмом, лишь бы предприятие работало. И оно составит конкуренцию всем нам. Конкуренция должна быть, она необходима, но она должна быть честная. И вот мы здесь должны с вами тоже вместе как правительства, как бизнес из стран какими-то консолидированными усилиями двигаться вперед. Вот, я думаю, против этого никто возражать не будет. Я думаю, что с этим мы должны вместе двигаться. Это краткосрочный момент.

Вот у меня сегодня с утра с одним очень, на мой взгляд, умным человеком была встреча. Мы говорили про будущее развитие промышленности. Три вопроса в перспективе 20–30 лет от сегодняшнего дня… И здесь вот у меня, может быть, конкретное предложение к моим коллегам: может быть, на этот момент посмотреть. Первое: что произойдёт в мировой промышленности, на что будут определены акценты – это перевод всех конструкторских и производственных работ в цифровую составляющую, то есть диджитализация, или оцифрование, всей экономики, то есть любое конструкторское предложение будет находиться там в 3D или в 6D. Мы где на этом этапе находимся? Ну, мы не так далеко. Может быть, нам стоит в том числе создать и государственно-частное партнёрство в этом направлении? Может быть, и бюджетные ресурсы из наших национальных правительств, и под эгидой Христенко посмотреть на развитие каких-то совместных конструкторских бюро на территориях наших стран? Каждой отдельной стране это не под силу, наверное, будет сделать.

Второе направление – это создание новых материалов, композитных материалов и даже последующих материалов. То есть эти новые композитные и последующие материалы по своим характеристикам на порядки превосходят то, что мы сейчас, на сегодняшний день имеем – с нашей традиционной металлической продукцией, с нашими традиционными машинами. И когда вот эти два процесса между собой соединятся, то можно с уверенностью сказать, что всей существующей промышленности наших трёх стран придёт неизбежный конец, если мы будем развиваться на том уровне, на котором мы находимся. Поэтому, может быть, вот по этим двум направлениям нам стоит объединить усилия, помочь со стороны правительств? Может быть, нужны дополнительные ресурсы, для того чтобы подпереть в том числе и наши частные предприятия? А иначе они через 20 лет перестанут существовать.

Ну и третье направление – это робототехника. То есть, когда эти два соединятся через 20–30 лет, в принципе привлекательность и конкурентоспособность дешёвой рабочей силы перестанут существовать, поскольку робот сможет соединять проект, который находится в 3D, и новый композитный материал. И это уже как бы в обозримом будущем – через 20–30 лет, и это те вызовы, которые перед нами очень сильно стоят, то есть это то поле, на котором, может быть, нам стоит сейчас объединить все свои интеллектуальные, финансовые и прочие ресурсы и двигаться дальше.

И в конце, в окончание хотел бы я сказать: мы только что с делегацией вернулись с презентации Казахстана на «Экспо-2017». Нас два города осталось на «Экспо-2017» – это Астана (Казахстан) и Льеж (Бельгия). И на этой презентации президент Европейского союза в открытую поддержал Льеж. «Мы, страны Европейского союза будем голосовать за Льеж». Ну это нормально, наверное, раз в Европейском союзе. Мы в рамках нашего Таможенного союза евразийского пространства должны научиться так друг друга лоббировать и поддерживать.

Д.Медведев: Карим Кажимканович, да пожалуйста: мы открыто поддерживаем Астану.

К.Масимов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, мы друг друга… Олимпиада в Сочи… Мы все должны, это наша общая гордость – Олимпиада в Сочи, а «Экспо-2017» – это наша общая гордость, которая будет дальше происходить. Ну и по всем другим: чемпионат мира по хоккею в Минске – мы все туда приедем и будем голосовать.

Д.Медведев: Правильно.

К.Масимов: Ещё раз всех благодарю, благодарю за приглашение. И до встречи в Астане! Спасибо большое.

А.Шохин: Спасибо, Карим Кажимканович. Я хотел бы напомнить уважаемым коллегам и председателям правительств Белоруссии и Казахстана, что Екатеринбург борется за «Экспо-2020» – не забудьте проголосовать. Я хотел бы дать возможность Дмитрию Анатольевичу прокомментировать выступление коллег.

Д.Медведев: Я не хочу комментировать коллег, потому что иначе мы вообще никогда не закончим наш разговор, а здесь довольно душно, нужно всем отдохнуть, и предпринимателям тоже. Я просто хотел бы в развитие того, что коллеги сказали, буквально два замечания сделать.

Первое касается текущей экономической ситуации – и я в своём выступлении говорил, и Михаил Владимирович говорил, и Карим Кажимканович говорил. Конечно, мы все сейчас принимаем меры по защите наших экономик, и можете не сомневаться – в развитие того, о чём только что было сказано, – что по тем идеям, которые у нас есть, и по тем защитным механизмам, которые мы уже использовали, мы открыты для того, чтобы обсуждать это и с нашими белорусскими, и с нашими казахстанскими друзьями. Так что я обязательно сегодня в разговоре «на троих» с Михаилом Владимировичем и Каримом Кажимкановичем об этом поговорю, именно потому что мы сейчас находимся уже в одной лодке и у нас не должно быть разорванных каких-то идей, когда одна сторона делает одно, а другая – другое.

И второе, в отношении будущего наших экономик и наших производств. Я бы полностью поддержал то, что сказал Карим Кажимканович, потому что мы гордимся каким-то своим даже промышленным потенциалом, который остался с прежних времён, гордимся последними достижениями по модернизации, по реконструкции наших экономик. Но если мы не сможем выйти в другое качество и, допустим, перейти в цифру, то по всей вероятности, нас ждут колоссальные проблемы, и даже те передовые разработки, которые есть у всех сидящих в зале, они будут бесперспективны. Почему я об этом говорю? Это стоит много денег, реально это стоит дорого, но нам на эти затраты надо идти. Я бы подумал о создании, может быть, фонда поддержки такого рода работ. Мы когда-то создавали специальный фонд по высокотехнологичным проектам в рамках ЕврАзЭС, но теперь в рамках Таможенного союза и единого экономического пространства можно было бы подумать над созданием фонда, для того чтобы переводить наши разработки на цифровой уровень. Тогда и коммерциализировать проще, и в конечном счёте просто реорганизовывать наше производство будет значительно понятнее и полезнее.

Так что мне бы хотелось ещё раз поблагодарить моих коллег за интересное выступление, а всем присутствующим пожелать успехов. Конечно, я полностью солидарен с тем, что мы в рамках Таможенного союза должны друг друга всячески поддерживать. Спасибо.

А.Шохин: Уважаемые коллеги, разрешите мне от вашего имени поблагодарить председателей, премьер-министров за участие в нашем форуме и за очень интересные содержательные выступления, и за те идеи, которые они нам, как говорится, подбросили на разработку. В следующем году мы должны быть во всеоружии.

Путин призвал создать большое Евразийское партнерство

© Михаил Метцель/ТАСС

"Мы с нашими партнерами считаем, что Евразийский экономический союз может стать одним из центров формирования более широкого интеграционного контура", - заявил президент РФ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 17 июня. /ТАСС/. Россия и другие страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС) выступают за создание большого Евразийского партнерства с участием Китая, Индии, Пакистана, Ирана, стран СНГ и ряда других государств. Об этом заявил сегодня президент РФ Владимир Путин на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ-2016).

 

"Мы с нашими партнерами считаем, что Евразийский экономический союз может стать одним из центров формирования более широкого интеграционного контура", - сказал российский лидер, отметив, что этот вопрос обсуждался на встрече руководителей ЕАЭС (РФ, Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия) в конце мая в Астане. "Предлагаем подумать о создании большого Евразийского партнерства с участием Евразийского экономического союза, а также стран, с которыми нас уже сложились тесные отношения, - Китай, Индия, Пакистан, Иран и, конечно, имею в виду наших партнеров по СНГ, и других заинтересованных государств и объединений", - сказал Путин.

"Уже в июне с нашими китайскими коллегами мы планируем дать официальный старт переговорам о создании всеобъемлющего торгово-экономического партнерства в Евразии с участием государств Евразийского экономического союза и Китая", - продолжил президент РФ. Он рассчитывает, что "это станет одним из первых шагов формирования большого Евразийского партнерства". По словам Путина, реализация этого масштабного проекта будет обсуждаться в том числе на Восточном экономическом форуме, который пройдет во Владивостоке в начале сентября. Кроме того, как отметил президент РФ, проект "Большой Евразии" будет открыт и для Европы.

В целом, говоря об интеграции в рамках ЕАЭС, Путин напомнил, что к 2025 году в рамках этого объединения "будет создан единый рынок энергетики и углеводородов, финансовый рынок". ЕАЭС может стать одним из центров широкого интеграционного контура и вовлекать новых партнеров для решения технологических задач, заявил также президент РФ.

 

Глава государства призвал развивать кооперацию в рамках гибких интеграционных структур. "Масштаб технологических, экономических задач, и объективно складывающейся ситуации сегодня имеет такой масштаб и такой характер, что развиваться эффективно можно только вместе, выстраивая кооперационные связи", - сказал Путин. Президент подчеркнул, что такая кооперация может эффективно строится в рамках гибких и открытых интеграционных структур, которые поощряют конкуренцию в научном поиске, многообразие технических решений, позволяют странам-участникам в полной мере реализовать свои компетенции и свой потенциал.

ПМЭФ-2016. День второй. Текстовая трансляция

Единый рынок - Исторические события в процессе европейской интеграции (1945–2014 гг.)

Единый рынок

В конце 1980-х годов Европейское экономическое сообщество или Общий рынок, учрежденное Римским договором от 25 марта 1957 г. , до сих пор не был завершен. По общему признанию, торговля внутри Сообщества была либерализована за счет быстрой отмены квот и постепенного снижения таможенных барьеров. Что касается промышленных товаров, либерализация была завершена 1 июля 1968 года.Что касается сельскохозяйственных продуктов, общая сельскохозяйственная политика (CAP), действующая с 1962 года, включала создание рыночной организации Сообщества для конкретных продуктов, которая создала единый рынок с гарантированными ценами.

Однако все еще оставалось много препятствий для свободного передвижения. Таможенный контроль оставался необходимостью из-за различий между национальными законодательствами, касающимися стандартов качества, безопасности и гигиены. Любая страна, которая считала производственные стандарты другой страны недостаточными, могла заблокировать импорт.20 февраля 1979 г., разумеется, по делу Кассис-де-Дижон Суд постановил, что «любой продукт, законно произведенный и продаваемый в одном государстве-члене, должен, в принципе, допускаться на рынок любого другого члена. Государство. «Отступления от этого принципа были допустимы только при очень строгих условиях, но Комиссия, выявляя случаи необоснованных правил, затем должна была передать их в Суд, который разрешал дела в индивидуальном порядке.

С нефтяным кризисом 1973 года и последовавшей за ним экономической рецессией на поверхность снова вышли национальные протекционистские реакции.Не имея возможности восстановить квоты и таможенные пошлины, государства-члены увеличили количество нетарифных барьеров в торговле, внедрив технические и коммерческие правила.

Кроме того, возникли искажения конкуренции в результате несоответствия налогового законодательства между государствами-членами. С 1967 года ситуация улучшилась, поскольку французская система налога на добавленную стоимость (НДС) постепенно заменила различные существующие косвенные налоги, но ставки оставались разными в разных странах.В отношении прямого налогообложения компаний гармонизации не произошло. Правила конкуренции (мониторинг ограничительных соглашений и доминирующих позиций, а также государственной помощи, предоставляемой предприятиям и т. Д.) Были приняты и внедрены, но государственные предприятия были освобождены от этих правил.

Свободное движение капитала было реализовано лишь частично, отдельные страны стремились сохранить контроль над своими финансовыми рынками, чтобы защитить свою валюту и гарантировать возможности для государственных и частных заимствований.С другой стороны, свобода передвижения и создания мест для лиц существовала для наемных и не получающих зарплат рабочих (ремесленников, торговцев, фабрикантов и т. Д.), Но была далеко не полной для свободных профессий. Более того, свобода предоставления услуг (банки, страхование, транспорт и т. Д.) Должна была устанавливаться постепенно, но этого не произошло.

Тот факт, что Общий рынок оставался незавершенным, явился определенным препятствием на пути экономической интеграции и расширения Сообщества.

Возникновение единого внутреннего рынка

Как часть первой опоры Сообщества, единый внутренний рынок должен был быть открыт в принципе к концу 1992 года, но никаких юридических обязательств не существовало, отсюда задержки, вызванные сопротивлением от правительств и групп давления. Таким образом, прогресс, достигнутый в создании «зоны без границ», был неравномерным.

Для физических лиц свобода передвижения и учреждения, уже разрешенная для работающих по найму лиц и бизнесменов, была распространена на «лиц, не имеющих оплачиваемой работы» (студентов, пенсионеров и лиц, получающих ренту).Был также достигнут прогресс во взаимном признании квалификаций, и отмена пограничных проверок лиц будет достигнута в соответствии с Шенгенским соглашением.

Таможенные формальности в отношении товаров, сокращенные с 1 января 1988 года, были отменены 1 января 1993 года. Торговля на рынке Сообщества была облегчена за счет взаимного признания норм производства продукции при условии, что они соответствуют основным требованиям здоровья и безопасности, которые были предметом «упрощенные директивы», предложенные Комиссией и принятые Советом большинством голосов.

Либерализация сектора услуг была значительно задержана, хотя она играла более значительную роль в экономике, чем промышленность и сельское хозяйство. С 1993 года банки пользовались свободой учреждения; с 1992 года страховые компании могут свободно предоставлять услуги. Непростой процесс либерализации транспортного сектора осуществлялся постепенно: морской транспорт в 1986 году, воздушный транспорт в 1987 году и автомобильный транспорт в 1992 году. Создание европейского железнодорожного рынка было трудным из-за различий между национальными сетями, но был достигнут прогресс в открытии. частным операторам.

Для тех государственных служб, которые являются монопольными и субсидируемыми национальными предприятиями, необходимо было найти приемлемую альтернативу между открытием конкуренции и защитой пользователей. В 1997 году Комиссия приняла концепцию «универсального обслуживания», которая позволила ограничить либерализацию общественных услуг с учетом потребностей всех пользователей. Национальные предприятия могут оставаться в силе при условии, что они открывают часть своего бизнеса или капитала для конкуренции.С 1 января 1998 года рынок телекоммуникаций был полностью либерализован.

Политика в области конкуренции была внедрена с целью не допустить, чтобы компании занимали доминирующее положение в Союзе, путем мониторинга слияний и запрещения соглашений и государственной помощи. Однако налоговые диспропорции все еще сохранялись. В период с 1993 по 1997 год ставки НДС постепенно достигли в среднем 15% (5% для некоторых товаров повседневного спроса), но разница в ставках налогов значительно варьировалась от страны к стране. Другие налоги не были стандартизированы, что привело к «налоговому демпингу» с целью привлечения предприятий.

Еще не было возможности установить устав европейской компании. Тем временем было найдено временное решение - «Европейские группы по экономическим интересам» (EEIG) для облегчения сотрудничества между компаниями, регулируемыми национальным законодательством.

Хотя препятствия для торговли в целом были устранены, потребовались меры, которые сделали бы экономику Союза более динамичной. Воздействие открытия единого рынка, безусловно, ощущалось, и внутриевропейская торговля увеличивалась, но с 1992 года экономический климат ухудшился, что привело к замедлению роста и росту безработицы.Более того, Европе пришлось повысить свою конкурентоспособность в ответ на международную конкуренцию. На Европейском Совете, состоявшемся 10 и 11 декабря 1993 года, Жак Делор, президент Комиссии, одобрил Советом Белую книгу «Рост, конкурентоспособность и занятость», которая была направлена ​​на расширение сотрудничества в области исследований и разработок, развитие транспорта и телекоммуникационных сетей, создать общую ИТ-среду и принять новую модель развития, которая учитывала бы окружающую среду и качественные требования, а также принять меры по улучшению рынка труда.Государствам-членам было рекомендовано последовать их примеру, но бюджетные проблемы ограничили достижения Сообщества. Совет Европы в Дублине 21 сентября 1996 г. вновь обсудил программу крупных инфраструктурных проектов, но Франция и Германия отказались утвердить необходимые средства. Впоследствии правительства отдавали приоритет сокращению своего дефицита, чтобы присоединиться к единой валюте.

Уровень безработицы рос с ухудшением экономического климата в 1995 и 1996 годах.В результате на внеочередном заседании Европейского совета по вопросам занятости, состоявшемся в Люксембурге 21–22 ноября 1997 года, была принята «скоординированная стратегия занятости», в которой были установлены общие, но не количественные цели.

Определение единого рынка

Что такое единый рынок?

Единый европейский рынок - это субъект, созданный торговым соглашением между государствами-участниками. Эти государства включают членов Европейского Союза (ЕС) и четыре страны, не входящие в ЕС, которые являются членами Европейской ассоциации свободной торговли (EFTA).

Единый рынок создал единую торговую территорию, которая функционирует без пограничных правил, таких как тарифы, которые обычно применяются к торговле между странами. Единый рынок позволяет неограниченное движение товаров и услуг, капитала и людей по территории или блоку.

Ключевые выводы

  • Единый европейский рынок создается торговым соглашением между странами-участницами.
  • Эти государства и страны включают членов Европейского Союза (ЕС) и четыре страны, не входящие в ЕС, которые являются членами Европейской ассоциации свободной торговли (EFTA).
  • Среди многих причин для создания единого рынка - стимулирование экономического роста в конкретном регионе, включая предоставление качественных товаров и услуг.
  • У единого рынка есть и обратные стороны, поскольку отдельные страны должны согласиться действовать как один блок.

Общие сведения о едином рынке

Европейский единый рынок, первоначально известный как Общий рынок, основан на бывшем Европейском экономическом сообществе (ЕЭС), учрежденном Римским договором в 1957 году.Первое существенное изменение первоначального договора было внесено в 1986 г., когда был принят Единый европейский акт (SEA). В 1992 году был образован Европейский Союз, в который вошли бывшие ЕЭС.

Основные цели Единого рынка включают стимулирование экономического роста в регионе, повышение качества и доступности товаров и услуг, а также снижение цен. Для достижения этих целей были предоставлены следующие преимущества:

  • Более крупный «внутренний» рынок с большими ресурсами.
  • Большая специализация в регионе.
  • Мощное торговое присутствие на международной арене.
  • Повышение экономической интеграции между членами.

Еще одна важная функция Единого рынка - установление и применение мер, обеспечивающих высокие стандарты безопасности и качества, а также защиту окружающей среды.

Недостатки единого рынка

Участие в Едином рынке означает, что отдельная страна не имеет права отказываться от продажи товаров, которые считаются приемлемыми в других странах блока.Были случаи, когда страна оспаривала закон ЕС, поскольку страна пыталась запретить продажу продукта, который считался вредным. Например, Франции удалось получить разрешение на запрет продажи напитков Red Bull, потому что один из основных ингредиентов был вреден для здоровья. Этот запрет оставался в силе в течение 12 лет, пока он не был отменен из-за отсутствия доказательств наличия такого риска для здоровья.

Страна также не может ограничить иммиграцию граждан из других стран блока. На момент объявления «Брексита» восстановление иммиграционного контроля казалось ключевым вопросом для Соединенного Королевства (UK).Лидеры ЕС ясно дали понять, что сохранение Великобританией преимуществ свободной торговли зависит от сохранения прав граждан ЕС на работу и проживание в Великобритании.

Единый рынок позволяет неограниченное движение товаров и услуг, капитала и людей по территории или блоку, как Европейский Союз, созданный в 1992 году.

Особые соображения

Единый рынок регулируется Европейской комиссией, которая отвечает за мониторинг применения законов ЕС и принимает меры в случае их несоблюдения в соответствии с Законом о едином рынке.Комиссия также собирает данные для оценки реализации политики и оценки областей, в которых требуется разработка политики.

Экономические отчеты также представлены на основе анализа, проведенного Комиссией. Эти отчеты исследуют результаты применения нормативных актов в различных секторах и обеспечивают основу для будущего направления. В отчетах также указываются области, в которых был достигнут прогресс, и те, которые столкнулись с препятствиями.

Единый европейский рынок | Внутренний рынок, промышленность, предпринимательство и МСП

Реакция на коронавирус в связи с потоком защитного оборудования на внутреннем рынке

В связи с ограниченной доступностью защитного оборудования в Европе некоторые страны ЕС приняли национальные меры, которые влияют на внутри ЕС экспорт медицинских и защитных изделий.Комиссия в срочном порядке рассматривает эти запреты и ограничения на экспорт, а также другие меры, которые ставят под угрозу свободное перемещение жизненно важного медицинского оборудования. Мы разъяснили принципы экспортных ограничений в нашем «скоординированном экономическом ответе на вспышку COVID-19».

• Коммуникация, «Скоординированное экономическое реагирование на вспышку COVID-19» (PDF)

Мы выпустили руководство по управлению границами для стран ЕС с целью защиты здоровья и обеспечения доступности товаров и основных услуг.В руководстве напоминаются некоторые соответствующие законодательные положения и излагаются общие цели по поддержке стран ЕС в их усилиях. Мы хотим защитить здоровье граждан, обеспечить правильное обращение с людьми, которым приходится путешествовать, а также обеспечить доступность товаров и услуг первой необходимости.

• Руководство по мерам пограничного контроля для защиты здоровья и обеспечения доступности товаров и основных услуг (PDF)

Комиссия также предприняла шаги для защиты доступности средств индивидуальной защиты, потребовав, чтобы их экспорт за пределы ЕС подлежал к разрешению на экспорт в странах ЕС.Мы утвердили руководство по реализации этих мер 19 марта. В руководстве рассматриваются практические вопросы для экспортеров и властей стран ЕС, дается дополнительная ясность в отношении охватываемых продуктов и описывается процесс оценки заявок на получение разрешения на экспорт.

• Руководство, касающееся включения в экспорт определенных продуктов разрешения на экспорт и приложений (PDF)

Через Целевую группу по обеспечению соблюдения единого рынка (SMET) Европейская комиссия работает со странами ЕС для обеспечения бесплатного поток товаров, таких как маски для лица, медицинские принадлежности и продукты питания в ЕС.Первое заседание рабочей группы было сосредоточено на снятии ограничений на экспорт жизненно важных товаров внутри ЕС, пограничном контроле и необходимости производства более необходимого оборудования.

• План действий по обеспечению соблюдения единого рынка (PDF)

Стратегия единого рынка

Стратегия единого рынка - это план Европейской комиссии по раскрытию всего потенциала единого рынка. Единый рынок лежит в основе европейского проекта, но его преимущества не всегда материализуются, потому что правила единого рынка не известны и не выполняются, или они подрываются другими препятствиями.Таким образом, Комиссия решила дать импульс единому рынку за счет повышения мобильности поставщиков услуг, обеспечения процветания инновационных бизнес-моделей, облегчения розничным торговцам трансграничного ведения бизнеса и расширения доступа к товарам и услугам на всей территории ЕС.

Стратегия развития единого рынка

Единый цифровой шлюз

Единый цифровой шлюз упростит онлайн-доступ к информации, административным процедурам и вспомогательным услугам, которые необходимы гражданам и предприятиям для работы в другой стране ЕС.С 2020 года граждане и компании, пересекающие границы ЕС, смогут легко узнать, какие правила и услуги по оказанию помощи применяются в их новом месте жительства. Не позднее 2023 года они смогут выполнять ряд процедур во всех странах-членах ЕС без каких-либо физических документов, таких как регистрация автомобиля или получение пенсионных пособий.

Единый рынок товаров

Единый рынок ЕС насчитывает 450 миллионов потребителей и 22,5 миллиона малых и средних предприятий (МСП).Основная цель Комиссии - обеспечить свободное перемещение товаров на рынке, а также установить высокие стандарты безопасности для потребителей и защиту окружающей среды. Узнайте больше об оценке соответствия, надзоре за рынком, законодательной метрологии, законодательстве о «новом подходе», гармонизированных и негармонизированных секторах, а также о международном измерении единого рынка товаров.

Единый рынок услуг

Услуги имеют решающее значение для Единого рынка. На них приходится около 70% всей экономической деятельности в ЕС и примерно такая же доля занятости.Компании ЕС имеют право основывать свои предприятия в других странах ЕС и предоставлять услуги в странах, отличных от той, в которой они созданы. Узнайте больше о Директиве об услугах, свободном перемещении профессионалов, услугах в сфере розничной торговли, бизнеса и строительства, а также о стандартах услуг в разделе «Единый рынок услуг».

Стандартизация

Стандарты - это добровольные технические спецификации, которые применяются к различным продуктам, материалам, услугам и процессам.Они могут помочь снизить затраты, повысить безопасность, повысить конкуренцию и способствовать принятию инноваций. Узнайте о Совместной инициативе по стандартизации, политике стандартизации, гармонизированных стандартах, стандартах обслуживания, системе уведомлений, запросах на стандартизацию и основных руководствах в разделе стандартизации.

Барьеры в торговле

Комиссия работает над устранением или снижением барьеров для торговли внутри ЕС и предотвращением создания новых, чтобы предприятия могли свободно торговать в ЕС и за его пределами.Он применяет правила Договора, запрещающие количественные ограничения на импорт и экспорт (статьи 34–36 TFEU), и управляет процедурами уведомления о технических регламентах (2015/1535) и технических барьерах в торговле.

Маркировка CE

Комиссия ввела знак CE, чтобы указать, что продукт соответствует высоким требованиям безопасности, здоровья и защиты окружающей среды и может продаваться на всей территории Европейской экономической зоны. Ознакомьтесь с руководствами для производителей, импортеров и дистрибьюторов, а также прочтите о маркировке CE в вашей стране в разделе о маркировке CE.

Государственные закупки

Государственные закупки - это приобретение товаров и услуг государственными органами, такими как национальные, региональные или муниципальные органы власти. ЕС работает над тем, чтобы государственные закупки были справедливыми, конкурентоспособными и благоприятствовали Единому рынку. Узнайте больше о правилах ЕС для закупающих органов и других аспектах в разделе государственных закупок.

Управление и мониторинг единого рынка

Комиссия контролирует применение законодательства ЕС и может возбуждать дела о нарушениях в отношении стран ЕС, которые не соблюдают его.Он следит за функционированием единого рынка, производя оценки и ключевые экономические отчеты. Форум единого рынка собирает заинтересованные стороны для изучения состояния единого рынка и способствует оценке политики. Форум следит за выполнением закона о едином рынке.

Единый рынок (торговля) - разъяснение

На едином рынке существует свободный поток товаров и услуг, свободное перемещение рабочей силы, физической и интеллектуальной собственности для всех заинтересованных сторон и свобода передвижения.Работающий единый рынок поощряет конкуренцию и обмен, повышает эффективность, повышает качество и ведет к снижению цен.

Европейский единый рынок, внутренний рынок или общий рынок - это единый рынок, который стремится сохранить свободу передвижения продуктов, ресурсов, услуг и рабочей силы как «четыре свободы» в Европейском союзе (ЕС).

Единый европейский рынок - это структурированное соглашение между суверенными государствами, предоставляющее участникам свободный доступ к их соответствующим рынкам, также может быть описано как единый рынок.

Назад к : МЕЖДУНАРОДНЫЙ БИЗНЕС, ПРАВО И ОТНОШЕНИЯ

Какова история единого рынка ?

Единый рынок был создан Римским договором в 1957 году в бывших Европейских экономических сообществах (ЕЭС). В 1986 году с принятием Единого европейского акта (ЕЭЗ) была проведена первая значительная реформа первоначального Договора.

ЕС, который раньше входил в состав ЕЭС, был основан в 1992 году. Единые рынки обычно растут постепенно, часто с участием лишь нескольких стран, а затем расширяются, поскольку соседние страны видят преимущества присоединения и издержки неприсоединения.Формирование и расширение, в зависимости от количества участников и уровня их развития, обычно связано с очень сложными переговорами. В менее развитых странах спектр может быть шире по сравнению с единым рынком товаров и услуг, а также неразвитыми рынками капитала и кредитов. Основные цели Единого рынка включают:

  • Правила перехода, которые способствуют свободному перемещению и конкурентоспособности товаров и услуг.
  • Устранение торговых барьеров внутри ЕС и предотвращение создания новых.
  • Содействие созданию благоприятной для бизнеса среды с упором на открытое, простое и последовательное законодательство, обеспечивающее четкую законодательную базу.

В процессе достижения вышеуказанных целей ЕС предоставил такие преимущества, как:

  • Создание торговли, в которой свободный доступ к рынку способствует торговле.
  • Использование эффекта масштаба местными фирмами по мере расширения их рынков.
  • Снижение производственных затрат за счет эффекта масштаба.
  • Передача технологий в результате увеличения потоков инвестиций между членами.
  • Передача навыков на едином рынке.
  • Мобильность труда.

Недостатки единого рынка

Несмотря на множество преимуществ, которые дает единый рынок, у него есть следующие недостатки:

  • Перенаправление торговли может происходить из-за одного члена рынка, поскольку более эффективные нечлены с местных рынков перегруженный.
  • Более низкая заработная плата, полученная в результате трудовых мигрантов, может снизить заработную плату местного населения.
  • Рост негативных внешних эффектов, связанных со свободой передвижения, включая давление на инфраструктуру и недостаточное предложение товаров, таких как здравоохранение и образование.
  • Торговые правила могут отдавать предпочтение одним членам по сравнению с другими и некоторым отраслям и секторам по сравнению с другими.
  • Утраченные возможности использования более тесных отношений с нечленами посредством соглашений о свободной торговле (разрешенных, по крайней мере, на Европейском едином рынке) между отдельными членами и нечленами.
  • Члены могут смотреть внутрь себя, и их бизнес не может адаптироваться к глобальным экономическим изменениям.

Лидерство на едином рынке

Европейская комиссия, отвечающая за надзор за применением законодательства ЕС и принятие мер в случае несоблюдения Закона о едином рынке, наблюдает за единым рынком. Для оценки реализации политики и оценки областей, в которых необходимо проводить разработку политики, Комиссия также собирает информацию.ЕС также публикует экономические отчеты на основе исследований, которые используются для анализа и обеспечения основы для будущих рекомендаций о последствиях применения законодательства в различных секторах. В этих исследованиях часто выявляются области для развития, а также места, где комиссия сталкивалась с препятствиями.

Академические исследования единого рынка

  • Как сделать рынок : размышления о попытке создать единый рынок в Европейском союзе, Fligstein, N., И Мара-Дрита, I. (1996). Как создать рынок: Размышления о попытке создать единый рынок в Европейском Союзе. Американский социологический журнал , 102 (1), 1-33. Теории об эпизодах институционального строительства подчеркивают либо рациональные, либо социальные и культурные элементы. Наше исследование Программы единого рынка (SMP) Европейского Союза (ЕС) показывает, что оба элемента являются частью этого процесса. Когда ЕС оказался в тупике, Европейская комиссия разработала SMP.Комиссия работала в рамках существующих институциональных механизмов, обеспечивала «культурную основу» и помогла создать элитное общественное движение. Это исследование законодательства SMP с использованием институционального подхода к социологии рынков показывает, как комиссия смогла сделать это, торгуя интересами важных государственных и корпоративных субъектов.
  • Прямые иностранные инвестиции и единый рынок , Нири, Дж. П. (2002). Прямые иностранные инвестиции и единый рынок. Манчестерская школа , 70 (3), 291-314. Эта статья расширяет теорию транснациональных корпораций, выявляя три различных влияния либерализации внутренней торговли группой стран на уровень и структуру внутренних прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Во-первых, мотив скачка тарифов способствует консолидации предприятий. Во-вторых, мотив экспортной платформы благоприятствует ПИИ только с одним профсоюзным заводом по сравнению с экспортом и может побудить фирму, которая никогда не экспортировала, инвестировать.Наконец, снижение внутренних тарифов усиливает конкуренцию со стороны местных фирм, что ослабляет другие мотивы и может привести к тому, что транснациональные корпорации покидают союзные рынки, даже если внешние тарифы не изменились.
  • Регулирующая конкуренция на едином рынке , Sun, J. M., & Pelkmans, J. (1995). Регулирующая конкуренция на едином рынке. JCMS: Журнал исследований общего рынка , 33 (1), 67-89. Несмотря на то, что регулятивная конкуренция в некоторых кругах приветствуется как лучшая альтернатива управляемой советом гармонизации, было проведено мало эмпирических исследований, чтобы продемонстрировать, как регулятивная конкуренция может работать в реальной практике ЕС, и, следовательно, будут ли ее ожидаемые выгоды на самом деле материализованы. Мы создаем структуру, стилизованную под повторяющийся процесс регуляторной конкуренции, и освещаем ее возникновение из пяти элементов регуляторной стратегии программы внутреннего рынка EC1992.Представленная структура показывает, что процесс регуляторной конкуренции сложен и непредсказуем. Предлагаются два тематических исследования, чтобы проиллюстрировать трудности. Эти практические ограничения серьезно ослабляют аргументы в пользу регулятивной конкуренции, основанной на теоретических экономических аргументах. Более того, сравнительный анализ «затраты-выгода» регулятивной конкуренции и гармонизации показывает, что там, где это уместно, регулятивную конкуренцию и гармонизацию следует рассматривать как дополнения, а не подмены.Разграничение между ними лучше всего определять в каждом конкретном случае в соответствии с принципом субсидиарности.
  • Новая стратегия для единого рынка , Монти, М. (2010). Новая стратегия единого рынка. Отчет президенту Европейской комиссии Жосу Мануэлю Баррозу, май , 10 .
  • Рынок мощность, производительность и единый рынок ЕС Программа : данные группы итальянских фирм, Bottasso, A., & Сембенелли, А. (2001). Рыночная сила, производительность и программа единого рынка ЕС: данные группы итальянских фирм. European Economic Review , 45 (1), 167-186. В этом документе представлены эмпирические данные о влиянии Программы единого рынка ЕС на рыночную власть и общую факторную производительность в большой выборке итальянских фирм. Как рыночная власть, так и совокупная факторная производительность оцениваются путем применения нескольких расширений методологии, разработанной Холлом.Основные выводы можно резюмировать следующим образом. Во-первых, для выборки 1992 г. рыночная власть наиболее чувствительных фирм снижается на 50% в период внедрения SMP по сравнению с предыдущими годами, тогда как для других подвыборок фирм не наблюдается четкой закономерности. Во-вторых, что менее убедительно, только для подвыборки наиболее чувствительных фирм 1992 г. сразу после объявления проекта реформы наблюдается положительный временный шок для темпов роста производительности. В целом эти результаты согласуются с давно устоявшимся мнением о том, что экономическая интеграция снижает рыночную власть фирм и увеличивает производительность за счет устранения нетарифных барьеров.
  • Оценка атрибутов продукта с использованием данных единого рынка : сравнение гедонистического подхода и подходов дискретного выбора, Cropper, M. L., Deck, L., Kishor, N., & McConnell, K. E. (1993). Оценка атрибутов продукта с использованием данных единого рынка: сравнение гедонистического и дискретного подходов к выбору. Обзор экономики и статистики , 225-232. В этом документе с помощью моделирования сравнивается эффективность полиномиальной логит-модели и гедонистической модели при оценке потребительских предпочтений по характеристикам продукта.Мы приписываем предпочтения по отношению к свойствам домов группе потребителей и, заставляя их делать ставки на набор домов, вычисляем равновесные цены. Полученные данные используются для оценки двух моделей. Мы обнаружили, что градиент линейной гедонистической ценовой функции Бокса-Кокса оценивает ставки по предельным атрибутам, по крайней мере, так же, как и линейная логит-модель, хотя разница между ними невелика, когда некоторые переменные не наблюдаются или заменяются заместителями. Однако модель logit превосходит гедонистическую модель в оценке немаржинальных изменений атрибутов.Это верно, когда исследователь знает истинную форму функций полезности потребителей и когда функция полезности должна быть аппроксимирована.
  • Влияние единого рынка на страховую отрасль Австрии, Mahlberg, B., & Url, T. (2003). Влияние единого рынка на страховую отрасль Австрии. Эмпирическая экономика , 28 (4), 813-838. Интеграция европейских рынков услуг и выполнение соответствующих директив Европейского Союза открывают ранее закрытые национальные рынки для конкуренции со стороны Единого рынка.Цель этого исследования - измерить влияние либерализации на техническую эффективность и рост производительности в страховой отрасли. В качестве примера мы построим границы эффективности за период с 1992 по 1999 год для австрийской страховой отрасли, используя анализ охвата данных. Мы также используем полученные показатели эффективности для построения индекса производительности Мальмквиста для переходного периода. В поисках эффектов единого рынка, отдачи от масштаба, экономии от диверсификации и каналов сбыта мы связываем показатели эффективности и производительности с несколькими специфическими характеристиками фирмы.Для этого мы используем несбалансированные и сбалансированные панели индивидуальных данных предприятий.
  • Банковский союз как Святой Грааль: восстановление единого рынка в области финансовых услуг, стабилизация европейских банков и завершение экономического и валютного союза, Ховарт, Д. и Квалья, Л. (2013). Банковский союз как Святой Грааль: восстановление единого рынка финансовых услуг, стабилизация европейских банков и завершение экономического и валютного союза. JCMS: Журнал исследований общего рынка , 51 , 103-123.
  • Способствовала ли программа ЕС единому рынку конкуренции? Тестирование на снижение коэффициентов наценки в отраслях промышленности ЕС, Badinger, H. (2007). Способствовала ли программа единого рынка ЕС конкуренции? Тестирование на снижение коэффициентов роста Mark в отраслях промышленности ЕС. Оксфордский вестник экономики и статистики , 69 (4), 497-519. Мы используем панельный подход, охватывающий 10 стран-членов ЕС за период 198199 гг., Для каждой из трех основных промышленных групп (производство, строительство и услуги) и 18 более детализированных отраслей, чтобы проверить, привела ли программа единого рынка ЕС к сокращению фирмы увеличивают предельные издержки.Мы явно обращаем внимание на неопределенность в отношении времени переключения и допускаем возможную непрерывную смену режима при анализе плавного перехода. Там, где могут быть обнаружены сдвиги режимов, скорость перехода чрезвычайно высока, что делает линейную модель приемлемым приближением. Мы также проверяем наличие дискретных структурных разрывов во временном окне с 1986 по 1996 год, принимая во внимание проблемы эндогенности в рамках обобщенного метода моментов. Снижение наценки наблюдается для совокупного производства (хотя также предполагается, что наценки увеличились в некоторых отраслях обрабатывающей промышленности в предпоследний период в конце 1980-х годов), а также для строительства.Напротив, наценки выросли в большинстве сфер услуг с начала 1990-х годов, что подтверждает слабое состояние Единого рынка услуг и предполагает, что в сфере услуг ЕС появились антиконкурентные стратегии защиты.

  • Адаптация к единому европейскому рынку : выводы из моделей внутриотраслевой торговли, Brlhart, M., & Elliott, R.J. (1998). Адаптация к единому европейскому рынку: выводы из моделей внутриотраслевой торговли. Журнал экономических исследований , 25 (3), 225-247. В преддверии крайнего срока для единого рынка 1992 г. высказывались опасения, что давление межотраслевой корректировки в странах-членах ЕС усилится. Такие ожидания отчасти были связаны с предполагаемым разворотом роста внутриотраслевой торговли (ВИТ) после Второй мировой войны. Выявлено, что средний уровень ИПН продолжал расти во время внедрения единого рынка.Утверждается, что концепция предельного ИИТ (МИИТ) имеет большее отношение к корректировке, чем статический ИИТ. Приведены некоторые доказательства, подтверждающие это предположение, и исчерпывающий набор индексов МИИТ внутри ЕС рассчитан для 1980-х годов. Поскольку средний уровень МИИТ в период 1988–92 годов был выше, чем в начале 1980-х годов, этот анализ также подтверждает вывод о том, что в среднем адаптация к единому рынку была не более разрушительной, чем на ранних этапах европейской интеграции.Также представляется, что силы для межотраслевой перестройки сильнее в традиционных, приходящих в упадок отраслях, тогда как расширение относительно передовых отраслей, как правило, более равномерно распределяется между странами-членами ЕС.
  • Между экономикой и экологией? Единый рынок и интеграция экологической политики, Weale, A., & Williams, A. (2014). Между экономикой и экологией? Единый рынок и интеграция экологической политики. В Зеленое измерение для Европейского сообщества (стр.45-64). Рутледж.

Была ли эта статья полезной?

Единый европейский рынок - обзор

I. Введение

Отрасль электроснабжения (ESI) является одним из самых мощных секторов экономики в Германии и представляет собой экономический и политический силовой картель, который смог противостоять любым попыткам изменить рамочные условия для энергетической политики Германии в последние десятилетия.Правовая и институциональная база закрепила эту структуру и обеспечила привилегии крупных коммунальных предприятий, а также мелких местных монополий, «Stadtwerke». За последнее десятилетие такие вопросы, как дерегулирование, налоги на энергию или CO 2 , приватизация коммунальных предприятий и создание единого европейского рынка энергии также затронули Германию, что принесло с собой серьезные изменения и новые риски для электроэнергетики. бизнес (Mislees-Black и др. , 1996).

Мощные связи собственности между ESI и основными финансовыми и промышленными интересами Германии указывают на то, что эта отрасль является неотъемлемой частью того, что было названо капитализмом германского альянса (Shonfield, 1968, 1971). В отличие от конкурентного капитализма, альянсный капитализм характеризуется тесными связями и отношениями сотрудничества между коммерческими организациями, а успех отраслей в рамках этой системы зависит от согласованного использования крупных ресурсов для достижения общих целей.Благодаря огромному обороту и огромной прибыли, защищенной монополией, ESI превратилась в главную дойную корову немецкой экономики. Политический статус этой экономической системы был укреплен связями с государственными органами на всех уровнях и, посредством распределения доходов, с немецкими муниципалитетами посредством щедрых концессионных сборов.

Еще в 1976 году совет по монополиям Германии критиковал ESI как один из «свободных от конкуренции секторов экономики» (Monopolkommission, 1976, p. 52). Так было не всегда.Перед Второй мировой войной в Германии было более 16 000 коммунальных предприятий электроснабжения. В 1950-х годах только в Федеративной Республике Германии их насчитывалось около 3500 человек. Сегодня их всего около 1000. Однако такая концентрация занижает реальную структуру власти ESI. Шесть национальных сетевых операторов сейчас контролируют большую часть региональных коммунальных предприятий и значительную долю местных энергетических компаний. В ближайшие десять лет количество коммунальных предприятий электроэнергии сократится, вероятно, до 200–250.

В немецком ESI можно выделить две основные тенденции: (1) концентрация и централизация капитала в двух крупнейших компаниях и (2) противоположная тенденция к «ре-муниципализации» энергоснабжения в руках 'Stadtwerke ' и другие коммунальные услуги.

В этой главе анализируются корпоративные стратегии трех гигантов ESI в Германии: RWE Energie AG, PreussenElektra AG и Bayernwerk AG. Их материнские компании, RWE, VEBA и VIAG, соответственно, представляют собой диверсифицированные управляющие холдинговые компании, и все они по-прежнему доминируют в энергетическом бизнесе.Хотя это и не было завершено на момент написания (конец 1999 г.), осенью 1999 г. VEBA и VIAG объявили о своем намерении слиться (новая компания называется E.ON AG), а несколько недель спустя RWE и VEW (один из небольших сетевых операторов) сделал то же самое.

RWE AG - поставщик электроэнергии номер один в Германии. Она возглавляет список по обороту, рабочей силе, инвестициям и генерирующим мощностям как собственных, так и контрактных электростанций. RWE была основана в 1898 году как местное коммунальное предприятие в Эссене. Еще до Второй мировой войны RWE заняла лидирующие позиции в немецком ESI.В 1989 году RWE была реорганизована в холдинговую компанию, и RWE Energie AG отвечала за поставку электроэнергии и газа. Сегодня RWE Energie приносит только 30% от общей выручки RWE, но почти половину ее прибыли.

PreussenElektra AG была основана в 1927 году и принадлежит VEBA. Компания занимает второе место по объему поставок электроэнергии и мощности. В 1985 году нынешняя компания была создана в результате слияния компаний Nordwestdeutsche Kraftwerke AG и Preuβenelektra AG. Холдинговая компания VEBA также владеет VEBA Kraftwerke Ruhr AG, Braunschweigische Kohlen-Bergwerke AG и Thüga AG.Группа PreussenElektra состоит из ряда региональных коммунальных предприятий, включая Schleswag AG, HASTRA AG и PESAG AG, все из которых контролируются контрольным пакетом акций.

Bayernwerk AG является частью холдинговой компании VIAG с 1994 года. Среди других энергетических компаний к группе Bayernwerk принадлежат Contigas Deutsche Energie-AG и Isar-Amperwerke AG. Bayernwerk первым из трех гигантов отреагировал на новую ситуацию реструктуризацией внутренней организации компании.

В результате воссоединения Германии VEAG AG, национальный сетевой оператор в новых землях , стал совместной дочерней компанией семи других национальных сетевых операторов.Энергетические гиганты также стремятся получить контроль над более мелкими национальными сетевыми операторами, VEW, HEW и Bewag. С 1997 года четвертое место на немецком рынке электроэнергии занимает компания EnBW Energie Baden-Württemberg AG, созданная слиянием компаний Badenwerk Holding AG и Energie-Versorgung Schwaben Holding AG.

Несколько попыток американских и других зарубежных энергетических компаний закрепиться в Германии с начала 1990-х годов не увенчались успехом. Этот закрытый магазин просуществовал до 1997 года благодаря деятельности IPP и наличию акций крупных немецких коммунальных предприятий.Ситуация изменилась, когда шведская энергетическая компания Sydkraft AB - уже миноритарный акционер VEBA AG - вместе с PreussenElektra купила долю в HEW. RWE также выразила заинтересованность в этом пакете, но проиграла торги. А когда в мае 1997 года правительство Берлина продало контрольный пакет акций Bewag AG, сделка была закрыта консорциумом PreussenElektra, VIAG и американской компанией Southern Energy. В 1999 году шведское государственное предприятие Vattenfall купило еще одну акцию HEW. А Electricité de France приобрела 25% акций земли Баден-Вюртемберг на EnBW.

Такие изменения в структуре собственности немецкого ESI являются результатом изменения рамочных условий, либерализации рынка электроэнергии и приватизации компаний ESI, и новые акционеры, безусловно, повлияют на корпоративную стратегию компаний в будущем. В случае Bewag AG, Southern Energy не только возглавляет наблюдательный совет, но также представлена ​​в совете директоров.

Эта глава начинается с обзора предыстории, структуры и истории немецкого ESI, описывая национальную ресурсную базу и технический состав системы.Ниже приводится краткое описание системы регулирования электроэнергетики и последних изменений в нормативно-правовой базе. Развитие структуры и стратегии ESI в Германии объясняется с точки зрения масштаба и объема, а также анализируются горизонтальная и вертикальная конфигурация, процесс концентрации, а также диверсификация в новые области бизнеса. Особое внимание уделяется структурам и изменениям владельцев в немецком ESI. В одном разделе подробно рассматривается организация RWE, крупнейшего электроэнергетического предприятия Германии, сравниваются организационные изменения с изменениями в других компаниях.В конце главы резюмируются основные пути изменений и влияние коммерческих стратегий на общество и окружающую среду.

Размышления о попытке создать единый рынок в Европейском Союзе на JSTOR

Абстрактный

Теории об эпизодах институционального строительства подчеркивают либо рациональные, либо социальные и культурные элементы. Наше исследование Программы единого рынка (SMP) Европейского Союза (ЕС) показывает, что оба элемента являются частью этого процесса.Когда ЕС оказался в тупике, Европейская комиссия разработала SMP. Комиссия работала в рамках существующих институциональных механизмов, обеспечивала «культурную основу» и помогла создать элитное общественное движение. Это исследование законодательства SMP с использованием институционального подхода к социологии рынков показывает, как комиссия смогла сделать это, торгуя интересами важных государственных и корпоративных субъектов.

Информация о журнале

Текущие выпуски теперь размещены на веб-сайте Chicago Journals.Прочтите последний выпуск. Основанный в 1895 году как первый в США научный журнал в этой области, American Journal of Социология (AJS) представляет собой новаторскую работу из всех областей социологии с упором на построение теории и инновационные методы. AJS стремится обратиться к широкому кругу читателей-социологов и открыт для вкладов представителей различных социальных наук - политологии, экономики, истории, антропологии и статистики в дополнение к социологии, - которые серьезно привлекают социологическую литературу к поиску новых способов понимания социальной сферы. .AJS предлагает обширный раздел рецензий на книги, который определяет наиболее выдающиеся работы как начинающих, так и устойчивых ученых в области социальных наук. Время от времени появляются заказные обзорные эссе, предлагающие читателям сравнительное углубленное изучение известных названий.

Информация об издателе

С момента своего основания в 1890 году в качестве одного из трех основных подразделений Чикагского университета, University of Chicago Press взяла на себя обязательство распространять стипендии высочайшего стандарта и публиковать серьезные работы, которые способствуют образованию, способствуют общественному пониманию. , и обогатить культурную жизнь.Сегодня Отдел журналов издает более 70 журналов и сериалов в твердом переплете по широкому кругу академических дисциплин, включая социальные науки, гуманитарные науки, образование, биологические и медицинские науки, а также физические науки.

Единый рынок Европы - EU2020

Единый внутренний рынок Европы является одним из важнейших факторов сплоченности Европейского Союза. Основанный на четырех столпах свободного передвижения, он позволяет товарам, услугам, капиталу и людям перемещаться между государствами-членами.Являясь одним из крупнейших в мире единых рынков без тарифов между странами-членами, он облегчает жизнь более 450 миллионам европейских потребителей и облегчает торговлю между предприятиями, включая около 22 миллионов малых и средних предприятий. Это также способствует росту, вдохновляет на инновации и создает рабочие места.

Единый рынок также делает EU более важным торговым партнером в мире, где отдельные европейские страны сталкиваются с трудностями в конкуренции со странами с экономикой континентального размера, такими как США и Китай.

Начиная со стали и угля

В конце марта 1957 года шесть европейских стран, входивших в Европейское сообщество угля и стали (ЕОУС), подписали в Риме, Италия, договор о создании Европейского экономического сообщества (ЕЭС).

Фактически, ECSC, созданный в 1952 году после двух мировых войн, можно считать настоящим началом единого европейского рынка. Идея заключалась в том, что если немецкое и французское производство двух таких важных продуктов для военной деятельности - угля и стали - находится под контролем единой власти, то это предотвратит дальнейшие конфликты в Европе.Французское правительство предложило идею - ту, которую тщательно продумал проевропейский государственный деятель Франции Жан Монне, - и Италия, Нидерланды, Западная Германия, Бельгия и Люксембург согласились с ней. Это первоначальное сотрудничество в области угля и стали сделало возможным создание ЕЭС пятью годами позже.

Бывший министр иностранных дел Франции Роберт Шуман предлагает план создания в 1950 году в Париже европейского угольного и сталелитейного ведомства. Так называемый план Шумана превратился в Парижский договор, который был подписан в 1951 году и вступил в силу в 1952 году. © dpa Schließen

В последующие десятилетия ЕЭС превратилась в внутренний рынок, который мы знаем сейчас. Сегодня, после недавнего выхода Великобритании из ЕС , он открыт для 27 стран-членов ЕС . Множество других соглашений, в том числе о Европейском экономическом пространстве (ЕЭЗ), также предоставляют Швейцарии, Исландии, Лихтенштейну и Норвегии различные уровни доступа к единому рынку. До конца перехода к Brexit, который завершится в конце 2020 года, Соединенное Королевство также будет участвовать в едином рынке.

Римские договоры 1957 г.

В то же время, когда шесть стран подписали договор об учреждении ЕЭС, они также подписали еще один договор об учреждении Европейского сообщества по атомной энергии (ЕАЭС или Евратом), которому было поручено совместное развитие ядерной энергетики. В соглашениях ЕЭС и Евратома подробно описано все, от таможенных правил до создания ряда комитетов, советов и трибуналов. В конечном итоге они превратятся в различные директивные органы сегодняшнего ЕС .

Слияние и другие участники

В 1965 году произошло слияние ЕЭС, Евратома и первоначальной ЕОУС. В ЕЭС также добавились члены - Великобритания, Дания и Ирландия в 1973 году, Греция в 1981 году и Португалия и Испания к 1986 году.

Маастрихтский договор 1992 г.

Договор о Европейском Союзе, подписанный в Маастрихте, Нидерланды, в 1992 году. Это соглашение расширило сферу усилий сообщества на такие области, как защита потребителей, социальная и экономическая сплоченность и развитие, среди прочего.Он также ввел общую денежно-кредитную политику, учредил новые институты, такие как Европейский центральный банк, и разработал десятилетний план введения единой валюты - евро.

евро

Евро был официально введен в обращение в январе 1999 г. и вошел в регулярное общественное пользование через три года.

Европейский общий рынок был не только двигателем европейского единства, но и историей экономического успеха.

По оценкам экономистов, в 2015 году ВВП на душу населения составлял 1.В среднем на 7% выше для ЕС , чем было бы без единого рынка. Одно недавнее исследование показывает, что в среднем доходы граждан на едином рынке увеличиваются примерно на 840 евро на человека в год.

Объем внутренней торговли в Европе составляет 3 триллиона евро


Единый рынок также способствует развитию бизнеса внутри Европейского Союза. Стоимость внутренней торговли увеличилась с 800 миллиардов евро в 1994 году до более 3 триллионов евро в 2015 году. Сегодня около двух третей торговли, осуществляемой странами-членами ЕС и странами-членами, осуществляется на их собственном едином рынке.

Экономисты говорят, что в результате единого рынка в ЕС было создано 3,6 миллиона рабочих мест. А благодаря свободному передвижению людей сегодня более 14 миллионов европейцев трудоспособного возраста - или 3,3% всех европейцев - живут и работают в странах, отличных от их собственной.

Свобода передвижения товаров: загрузка контейнеров в порту Регенсбург в Баварии © imageBROKER Schließen

Конкуренция между предприятиями на общеевропейском уровне - еще один важный аспект единого рынка.Его продвижение способствует лучшему качеству, более низким ценам и большему выбору для потребителей, а также большему количеству инноваций. Последнее, в частности, также делает европейские компании более конкурентоспособными на международном уровне.

Успех единого рынка также обусловлен внешнеторговыми соглашениями, которые EU , который имеет больше возможностей для ведения переговоров как единый рынок, подписал с другими торговыми странами.

Необходимость адаптации

В настоящее время Европа сталкивается с множеством проблем, не последними из которых являются глобальная пандемия Covid-19, выход Великобритании из ЕС и социальные, культурные и политические изменения, вызванные новым цифровая эпоха.

Информация

Великобритания официально покинула зону EU 31 января 2020 г. (GMT). Но из-за введения переходной фазы ничего не изменилось сразу для граждан или предприятий ни в Соединенном Королевстве, ни в ЕС . Однако в начале следующего года все может измениться. Соединенное Королевство не подавало заявку на продление переходного этапа и больше не будет частью единого европейского рынка с 1 января 2021 года. Хотя ЕС хочет продолжать поддерживать тесные торговые отношения с Соединенным Королевством, и переговоры с ним продолжаются. Помня об этой цели, государства-члены также готовятся к неизбежному уходу своих британских торговых партнеров с единого рынка. Правительства ЕС опубликовали информацию по таким темам, как таможенные формальности, сертификация продукции, трансграничные услуги и требования к защите данных, среди многих других тем, так что европейские предприятия хорошо подготовлены к началу следующего года, независимо от того, что принесут текущие переговоры.

Прошлые и текущие предложения, договоры и планы действий показывают, что существует потребность в постоянной адаптации и улучшении единого европейского рынка. В настоящее время политики и лица, принимающие решения, работают над стратегиями решения проблем 21 века, таких как цифровизация, экологичность и переход к энергетике, с помощью таких проектов, как Стратегия единого цифрового рынка, План действий Союза рынков капитала и Энергетический союз.Улучшение потока энергоресурсов через континент, правила интеллектуальной собственности, финансовые услуги, процессы государственных закупок и стандартизация - все это в центре этих попыток.

С точки зрения единого цифрового рынка, такие темы, как искусственный интеллект, телекоммуникации, экономика совместного использования и стартапы, должны решаться на основе ЕС в масштабах всего ЕС. Также необходимо учитывать тот факт, что цифровизация может изменить многие другие отрасли - от производства до банковского дела, розничной торговли и новых климатических технологий.В то же время следует избегать чрезмерного регулирования, поскольку это может сдерживать инновации. Безопасность данных, суверенитет данных и честная конкуренция должны быть гарантированы всем гражданам и предприятиям ЕС.

Возможно, наиболее важным на данный момент является то, что единый рынок Европы будет играть чрезвычайно важную роль в содействии экономическому восстановлению всех государств-членов после пандемии. Во время председательства Германии в Совете ЕС особое внимание уделялось обеспечению полной функциональности единого рынка с максимально быстрой отменой связанных с кризисом ограничений на трансграничную мобильность, а также разработке механизмов, которые сделать единый рынок более устойчивым к кризисам - например, изучить возможности оптимизации государственных закупок, включая их правовую базу, чтобы обеспечить быстрое реагирование на чрезвычайные ситуации в будущем.

После того, как европейские границы снова открылись в июне после пандемии, французские и немецкие политики собрались на Мосту дружбы, пешеходном мосту, который пересекает реку Саар и соединяет две страны, чтобы отметить это событие. © France-Bleu Lorraine Nord Schließen

Компания EU также должна быть более осторожной в отношении внешних сил - например, заботясь о компаниях EU , которые могут стать объектами поглощений из-за пандемии, и противодействуя рыночным искажениям, вызванным контролируемыми государством или государством. субсидированные компании из других стран.

Другие аспекты единого рынка, которые уже помогают сделать Европу более конкурентоспособной и инновационной - такие как внутренние цепочки поставок, открытые рынки, основанные на международных правилах, сбалансированное развитие регионов ЕС, и сильная промышленная база - также должны быть дальнейшее продвижение для обеспечения выхода ЕС из этого кризиса.

Информация

Многие важные достижения и правила Европейского Союза могут быть поняты только с учетом долгой истории EU .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *