Князь игорь был убит кем: Страница не найдена — ИНФОРМАРУС

Содержание

Игорь был убит древлянами. Игорь старый

Восстание под предводительством древлянского князя Мала вызвано недовольством решением князя Игоря о вторичном сборе дани.

«ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ» О СМЕРТИ ИГОРЯ

В год 6453 (945). Сказала дружина Игорю: «Отроки Свенельда изоделись оружием и одеждой, а мы наги. Пойдем, князь, с нами за данью, и себе добудешь, и нам». И послушал их Игорь — пошел к древлянам за данью и прибавил к прежней дани новую, и творили насилие над ними мужи его. Взяв дань, пошел он в свой город. Когда же шел он назад, — поразмыслив, сказал своей дружине: «Идите вы с данью домой, а я возвращусь и похожу еще». И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом и сказали: «Если повадится волк к овцам, то выносит все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит». И послали к нему, говоря: «Зачем идешь опять? Забрал уже всю дань».

И не послушал их Игорь; и древляне, выйдя навстречу ему из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила его у города Искоростеня в Деревской земле и до сего времени.

КОНЕЦ: ИГОРЬ СНОВА ПОШЕЛ НА ДРЕВЛЯН

Рассмотрев занесенные в летопись предания об Игоре, мы видим, что преемник Олега представлен в них князем недеятельным, вождем неотважным. Он не ходит за данью к прежде подчиненным уже племенам, не покоряет новых, дружина его бедна и робка подобно ему: с большими силами без боя возвращаются они назад из греческого похода, потому что не уверены в своем мужестве и боятся бури. Но к этим чертам Игорева характера в предании прибавлена еще другая — корыстолюбие, недостойное по тогдашним понятиям хорошего вождя дружины, который делил все с нею, а Игорь, отпустив дружину домой, остался почти один у древлян, чтоб взятою еще данью не делиться с дружиною — здесь также объяснение, почему и первый поход на греков был предпринят с малым войском, да и во втором не все племена участвовали.

ТАК КТО ЖЕ УБИЛ ИГОРЯ?

Любопытно, что в «Истории» византийского автора второй половины X века Льва Диакона, младшего современника событий, обстоятельства гибели Игоря описаны несколько отлично от русской летописи. По версии Льва, Игорь, «отправившись в поход на германцев, был взят ими в плен, привязан к стволам деревьев и разорван надвое». Упоминание о германцах очень загадочно. Возможно, Лев Диакон действительно перепутал древлян с германцами.

Наша летопись не знает жутких подробностей смерти Игоря. Но не являются ли косвенным намеком на них слова, которые летописец приписывает древлянским послам, сброшенным по приказанию Ольги в яму, где их и засыпали живьем: «Пуще нам Игоревой смерти». Здесь как будто подразумевается какая-то особо жестокая смерть; на этом основании историки делают вывод, что летописцу было знакомо то предание, которое было известно и Льву Диакону. Выходит, что рассказ «Истории» не только не противоречит, но и даже как бы подтверждает повествование летописи о гибели Игоря от рук древлян.

Поведение самого Игоря во всей этой истории выглядит абсолютно нелогичным и странным. Почему его дружина вдруг почувствовала себя нищей, если князь, согласно Повести временных лет, незадолго перед этим совершил поход на Византию и получил «дань» с греков? И с какой стати Игорь увеличил по желанию своей дружины дань с древлян и попытался собрать ее дважды или даже трижды? Ведь согласно сообщению Константина Багрянородного, древляне были «пактиотами» русов. Следовательно, как уже было сказано выше, зависимость здесь не была односторонней: вероятно, термин «пактиоты» предполагал двусторонние отношения, выплату дани по договору-«пакту». Игорь же своим решением этот «пакт» нарушил, о чем и сообщили ему древляне: «Зачем снова идешь? Забрал уже всю дань». О том, что Игорь действовал «незаконно», свидетельствует и сам летописец, сообщая, что Игорь отправился к древлянам под давлением дружины, без малейшего повода и появление его сопровождалось насилием по отношению к «пактиотам». Не случайно и то, что древляне применили к Игорю позорную казнь, которой у различных народов с древности наказывались разбойники и прелюбодеи, а самого его в переговорах с Ольгой они именовали «волком», то есть так, как у славян традиционно именовался преступник, вор.

Похоже, появление Игоря в земле древлян выглядело и в глазах древлян, и в глазах летописцев авантюрой, грабежом, а не сбором дани.

Странность и «незаконность» поведения Игоря подтверждается тем, что в земле древлян он появился один, со своей дружиной, в то время как обычно, согласно все тому же Константину Багрянородному, в «кружение» отправлялись все архонты русов. Да и по отношению к дружине Игорь поступил нехорошо, так как, отослав основную ее часть восвояси, остался с наиболее близкими людьми, желая собрать еще больше богатств.

Не менее странным кажется и поведение древлян. Было ли их восстание стихийным, вызванным только походом Игоря, или имело далеко идущие цели? Зачем, убив Игоря, они вступили в переговоры с Ольгой и предлагали ей в мужья Мала? Почему они были уверены в успехе своего посольства?

Нужно учитывать и то, что летописный рассказ о событиях в земле древлян долгое время существовал в виде устных преданий. Записаны они были более чем через 100 лет (об этом, кстати, свидетельствует и указание летописца о том, как изменился за это время Киев). Летописец, собирая эти предания и допуская в своем рассказе противоречия, как будто о чем-то не договаривает, а в картине, которую он рисует, оказывается слишком много «белых пятен». Тем более удивительно, что, не проясняя некоторые моменты своего повествования, составитель Повести временных лет в то же время вносит в него как бы «лишние» детали, еще более запутывающие текст. Одна из таких деталей — упоминание о богато разодетых «отроках» воеводы Свенельда.

Летопись косвенно намекает на причастность Свенельда к трагедии, разыгравшейся в Древлянской земле , однако ни разу его до этого не упоминает и не проясняет его роль в произошедших событиях. Возникшую проблему историки разрешили для себя быстро. Стоило только почитать Новгородскую первую летопись младшего извода, чтобы узнать о передаче Игорем Свенельду права сбора дани с уличей и древлян. Это объяснение источника обогащения Свенельда было признано удовлетворительным, но вопросы о роли Свенельда в событиях середины 40-х годов X века, об отношении воеводы к тому, что Игорь неожиданно решил отобрать у него право сбора дани, остались без ответа.

Но так как летописи молчали об этом, то молчали и историки. Последним надо отдать должное — многие исследователи летописей еще в XIX веке стремились разрушить этот заговор молчания, заставить летописи разговориться и заполнить таким образом пробелы в древней русской истории, достигавшие 20-30 лет.

Любопытно, что богатство Свенельда бросилось в глаза воинам Игоря осенью, перед полюдьем, следовательно, воевода добыл его не сбором дани с уличей и древлян. Таким образом, богатство Свенельда к уличам и древлянам не имеет никакого отношения. Похоже, что и с выступлением древлян Свенельд никак не связан. Если бы Игорь в 6453 (945) году решил отобрать сбор дани с древлян у «заворовавшегося» Свенельда и собрать ее сам, а воевода не подчинился воле князя и поднял против него восстание, то тогда Игорь должен был бы начать сбор дани с наказания мятежника. Он же его будто и не замечает, собирает дань, отпускает дружину, потом едет к мятежникам, чуть ли не один, и те его, конечно же, убивают.

Поведение Игоря выглядит более чем странным. Если Свенельд был мятежником, то восстание должно было начаться еще до того, как Игорь появился в земле древлян, при этом собрать дань, хотя бы и один раз, ему вряд ли бы удалось. В летописном рассказе о восстании древлян не чувствуется присутствие никакой посторонней силы вроде Свенельда. У Свенельда и древлян совершенно разные причины для недовольства Игорем.

Кто же все-таки убил Игоря? Наверное, это были древляне, так как летописи прямо говорят об этом и их рассказ, как было сказано выше, подтверждается сообщением Льва Диакона.

ДОБРЫЙ КНЯЗЬ МАЛ УБИЛ ИГОРЯ-БЕЗЗАКОННИКА

Древляне, казнившие Игоря по приговору веча, считали себя в своем праве. Послы, прибывшие в Киев сватать за древлянского князя вдову Игоря Ольгу, заявили ей: «Бяше бо мужь твой акы вълк, въсхыщая и грабя. А наши кънязи добры суть, иже распасли суть Деревьску землю…» Перед нами снова, как и в случае с вятичами, выступает союз племен с его иерархией местных князей.

Князей много; в конфликте с Киевом они несколько идеализируются и описываются как добрые пастыри. Во главе союза стоит князь Мал, соответствующий «свет-малику», «главе глав» у вятичей. Он чувствует себя чуть ли не ровней киевскому князю и смело сватается к его вдове. Археологам известен его домениальный город в древлянской земле, носящий до сих пор его имя — Малин. Примечательно, что в начале Игорева полюдья никто из этих князей не протестовал против сбора дани, не организовывал отпора Игорю, все, очевидно, было в порядке вещей. Добрые князья убили Игоря-беззаконника тогда, когда он стал нарушителем установившегося порядка, преступил нормы ренты. Это еще раз убеждает нас в том, что полюдье было не простым беспорядочным разъездом, а хорошо налаженным важнейшим государственным делом, в процессе исполнения которого происходила консолидация феодального класса и одновременно устанавливалась многоступенчатая феодальная иерархия.

Относительно недавно, летом 2008 года, в российской прессе появилось сенсационное сообщение: найдено место предполагаемой казни легендарного князя Игоря, супруга княгини Ольги! Украинские исследователи утверждали, что точно знают, где древляне расправились с великим киевским правителем. Прежде об этом месте говорили только сельские старожилы и несколько этнографов.

Сейчас ученые убеждены, что казнь была осуществлена возле местности Игорев брод, рядом с селом Беловеж (Ровенская область, Розовский район). В Х веке здесь находились непроходимые болота. Тем не менее исследователи отмечают, что для князя Игоря с женой Ольгой это был кратчайший путь из Киева в древлянскую землю. По их мнению, именно через этот брод он возвращался после получения дани с гордого племени. С того времени это место и называют Игоревым бродом. Казнили же князя в шести километрах отсюда. Ни машина, ни мотоцикл, ни кони не пройдут по этим узким тропам. На месте, где киевский князь принял жестокую смерть от древлян, нет ни указателя, ни памятного знака. Однако место это до сих пор пробуждает в селянах из соседних сел мистический страх…

Еще с пятого класса из учебника истории все школьники знают: древляне привязали князя за ноги к двум молодым березам (по другой версии – к двум дубкам) и отпустили деревья. А все потому, что киевский правитель был очень жадным и обкладывал их непомерной данью. До сих пор, как и века назад, здесь растет много берез и дубов и водится множество диких зверей.

Как гласят летописи…

Согласно древнейшей русской летописи «Повесть временных лет», князь Игорь был сыном Рюрика и преемником вещего князя Олега. Главным направлением деятельности Игоря была защита страны от набегов печенегов и сохранение единства державы. Княжил он в Киеве после смерти своего предшественника Олега с 912 года, покорив восставшие племена древлян и угличей, заставив их платить полюдье (дань). Всего правление великого киевского князя Игоря длилось тридцать три года.

Имя князя Игоря, кроме того, связано с первым упоминанием о Пскове в общерусском летописном своде и относится к 903 году. В этом году он женился на псковской девушке Ольге, ставшей впоследствии великой княгиней Киевской, мудрой правительницей и первой из русичей, принявшей христианство. А внук княгини, Владимир Красно Солнышко, стал крестителем Руси.

В том же 903 году под предводительством князя Игоря был совершен поход к Каспийскому морю. Двигаясь вдоль морского побережья, подступы к которому находились под контролем хазар, войско Игоря подошло к Баку. В качестве платы за пропуск хазарам была обещана половина добычи. Она была огромной, и половину ее русичи, как и обещали, отдали хазарам. Из-за второй половины, на которую также стали претендовать хазары, разгорелась страшная битва, в результате которой почти все войско князя Игоря было уничтожено.

Вернувшись в Киев, князь был вынужден собирать новую дружину для нового похода: территория русичей впервые подверглась нападению печенегов, которые вели кочевой образ жизни.

Встретившись с сильным войском Игоря, печенеги вынуждены были удалиться в Бессарабию, где также наводили ужас на соседей. Заключив мир с Игорем в 915 году, они пять лет не тревожили русских, но с 920 года, как пишет составитель «Повести временных лет», начали вновь вторгаться на просторы Руси.

Договор о вечном мире

В 941 году князь Игорь предпринял поход на Царьград «на десяти тысячах судов» (преувеличение византийского хрониста, перепуганного опустошением города, обращением в пепел селений и монастырей). Однако поход закончился для русского войска печально: византийцы ответили Игорю так называемым греческим огнем (сера, смола и известь в бочках и горшках). Большая часть русского войска была уничтожена.

Игорь отступил и вновь пошел на греков лишь в 943 году. Предупрежденные булгарами и хазарами «о русичах без числа», византийцы предложили мир на выгодных для князя Игоря условиях. Посоветовавшись с мудрыми дружинниками, русский правитель принял предложение византийского императора. На следующий год Киев и Царьград обменялись посольствами и заключили новый мирный договор, третий по счету (после договоров 907 и 911 гг.) в русской истории. Договор 944 года устанавливал «мир вечный до тех пор, пока солнце сияет и весь мир стоит», оговаривал более благоприятные, чем раньше, условия для торговли русичей с Византией, закреплял согласие помогать друг другу военными силами. Составители договора с византийской стороны отметили, что «аще ли какой-то правитель вражеской земли хотели начнеть наше царство от нас отъимати, да пишем к великому князю вашему, и поедет к нам, елико же хочем…».

Это был первый международный документ, упоминавший страну под именем Русская земля. Неудивительно, что русский летописец внес текст этого договора в «Повесть временных лет» – столь велико его значение.

«Договор о вечном мире» 944 года называл русских князей, сопровождавших Игоря (архонтов), по именам, что позволяет видеть в существовавшей во времена Игоря системе управления раннефеодальную монархию. Чтобы управлять обширной территорией, князь должен был разделить Русь между родственниками и союзными архонтами, или конунгами. Важно отметить, что в дележе участвовали не только мужи, но и жены князей и старших конунгов, архонтессы Предслава и Сфандра, владевшие огромными городами (ярлствами). Эти знатные женщины также послали своих послов в Царьград, а с ними и жена Игоря – княгиня Ольга, владевшая как ярлством городом Вышгородом, ведавшая государственными делами и вершившая суд в отсутствие мужа.

Те самые древляне

После похода 944 года князь Игорь больше не воевал и даже на сбор дани отправлял дружину своего боярина Свенельда, что стало сказываться на уровне благосостояния дружины самого Игоря. В дружине Игоря скоро стали роптать: «Отроки (дружинники) Свенельда разбогатели оружием и платьем, а мы наги. Пойди, князь, с нами за данью, и ты добудешь, и мы!» После долгих уговоров князь Игорь отправился в 945 году со своей дружиной в древлянскую землю за данью. Собрав ее, он ушел, но вскоре передумал: не потребовать ли побольше? Отослав большую часть дружины в Киев, он с оставшейся малой частью вернулся в древлянскую землю. Древляне справедливо рассудили, что поборам не будет конца, и решили разом с этим покончить: маленький отряд Игоря был разбит древлянским князем Малом, самого Игоря, по свидетельству византийского историка Льва Дьякона, убили, привязав к склоненным верхушкам двух соседних деревьев. После смерти Игоря вождь древлян Мал предпринял попытку посвататься к вдове князя, княгине Ольге, но та, движимая чувством мести, обманом убила Мала и его сватовское посольство, заживо закопав в землю.

Незадолго до гибели Игоря в его семье появился наследник – Святослав, которому (по словам византийского историка Константина Багрянородного) он сразу же отдал во владение город Новгород. После смерти Игоря княгиня Ольга вместе с малолетним сыном Святославом пошла войной на древлян. По сведениям летописи, Ольга жестоко расправилась с ними и во избежание подобных конфликтов в дальнейшем «ввела уставы и уроки», то есть определила места, периодичность и размеры собираемой дани.

К концу правления князя Игоря власть русичей распространилась по обе стороны верхнего и среднего Днепра, на юго-востоке – до Кавказа и Таврических гор, на севере – до берегов Волхова.

После последнего похода в Константинополь (944 год) князь Игорь жил со всеми в мире и даже на сбор дани отправлял своего воеводу Свенельда. Собирая дань в городах, Свенельд обогатился сам и обогатил свою дружину. Дружина князя Игоря стала высказывать недовольство: «Отроки Свенельда изоделись оружием и одеждой, а мы наги. Пойдем, князь, с нами за данью, и себе добудешь, и нам «.
В связи с этим осенью 945 года Игорь решил самолично отправиться в полюдье, за сбором дани и свершением суда. Прибыв в земли древлян по словам летописца Игорь со своей дружиной стал брать дань больше чем обычно и чинил всякого рода насилие над древлянами. Собрав дань дружина совместно с Игорем отправилась назад в Киев, но по дороге домой Игорь неожиданно передумал возвращаться. Сказав дружине «Идите с данью домой, а я возвращусь, похожу еще «, он отпустил большую часть своей дружины. Сам же остался с небольшим числом ратников и возвратился, чтоб взять еще дани с древлян.
Древляне, узнав, что Игорь опять идет, начали думать с князем своим Малом: «Повадится волк к овцам, перетаскает все стадо, пока не убьют его, так и этот: если не убьем его, то всех нас разорит «. Порешив так, они послали сказать Игорю: «Зачем идешь опять? Ведь ты взял всю дань? » Но Игорь не послушался их, тогда древляне, вышедши из города Коростеня, убили Игоря. Есть сведения, что «сего несчастного князя привязали к двум деревам, разорвали надвое «. Так, по преданию, погиб князь Игорь.

Великий князь Руси Игорь — это одна из фигур нашей истории, на которую вылили немало грязи. Его смерть в изложении «Повести временных лет» наложила негативный отпечаток на всё его правление, в котором было пролито много пота и крови для укрепления русской державы.

В летописи о последних днях князя сказано следующее: «Сказала дружина Игорю: «Отроки Свенельда изоделись оружием и одеждой, а мы наги. Пойдём, князь, с нами за данью, и ты добудешь, и мы». И послушал их Игорь — пошёл к древлянам за данью, и прибавил к прежней дани новую, и творили насилие над ними мужи его. Взяв дань, пошёл он в свой город. Когда же шёл он назад, поразмыслив, сказал своей дружине: «Идите домой, а я возвращусь и пособираю ещё». И отпустил свою дружину домой, а сам с малой дружиной вернулся, желая большего богатства». Дальше сюжет всем известен по школьным учебникам истории, древляне на вече решили: «Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит». Древляне организовали засаду и убили князя и его дружинников, «так как было их мало».

Картина образная, яркая, запоминающаяся. В результате мы с детства знаем, что великий князь русский Игорь — это алчный и глупый грабитель (сунулся с малым числом воинов к уже ограбленному племени), бездарный полководец (сюжет сожжения русского флота «греческим огнём» в 941 году), никудышный правитель, который не принёс пользы Руси.
Правда, если рассуждать здраво и помнить о субъективности исторических письменных источников, которые всегда писались под заказ, то можно заменить несколько несоответствий. Дружина говорит великому князю, «а мы наги». Всего год назад — в 944 году византийцы, испугавшись мощи войска Игоря дали ему огромную дань. Князь «взял с греков золота и шелка на всех воинов». Да и вообще смешно говорить о том, что дружина великого князя (военная элита того времени) «нага». К тому же летопись сообщает, что Игорь взял с Византии «дань, какую Олег брал и ещё». Олег брал по 12 гривен серебра на брата (гривна равнялась примерно 200 грамм серебра). Для сравнения хороший конь стоил 2 гривны. Боевая морская ладья с набойными бортами — 4 гривны. Понятно, что после такого богатства, «сокровища» древлян — мёд и меха — это обычная дань (налог).

Следующее несоответствие — образ «неудачливого князя», бездарного полководца. За долгие годы своего правления (правил с 912 года — погиб в 945 году), Игорь проиграл всего одну битву — в 941 году. Причём, соперником русов была мировая держава того времени, обладавшая передовыми военными технологиями — Византия. К тому же, победа была одержана византийцами из-за отсутствия фактора неожиданности — греки успели хорошо подготовиться к битве (о нападении русов сообщили болгары), и использования мощнейшего оружия того времени. Это был т. н. «греческий огонь» — горючая смесь, которую применяли в военных целях, его точный состав неизвестен. От этого оружия не было защиты, горючая смесь горела даже на воде. Надо учесть и тот факт, что военная кампания в целом была выиграна Игорем. Уже через три года великий князь собрал новое войско, пополнил его варягами, заключил союз с печенегами и двинулся на врага. Византийцы испугались и направили посольство с просьбой о мире. Князь взял богатую дань и заключил мирный договор. Игорь проявил себя не только, как воин, но и дипломат — зачем воевать, если враг сам предлагает выгодный мир? Не забыл он и предательство болгар — он «повелел печенегам воевать Болгарскую землю».

Почему князь Игорь приказывает печенегам? Ответ есть и также не укладывается в образ «грабителя и авантюриста». В 915 году, когда «пришли впервые печенеги на Русскую землю» великий князь смог принудить их к миру. Понятно, что если бы Русская земля была слабой, ситуация сложилась бы иным образом. Как в те времена, так и сейчас, народы понимают только язык силы. Печенеги откочевали к Дунаю. В 920 году в летописи о печенегах есть ещё одна фраза — «Игорь воеваша на печенегов». Обратите внимание — не отбил набег, не в Русской земле сражался с ними, а «воевал на печенегов», т. е. сам пошёл на них и победил. В результате печенеги решатся испробовать силы Руси только в 968 году. К тому же, если участь тот факт, что Игорь мог в 944 году «повелеть» печенегам воевать Болгарскую землю, они были в вассальной зависимости от Руси. По крайней мере, часть племён. Это подтверждает и участие вспомогательных печенежских сил в войнах Святослава. 48 лет (два поколения) печенеги не смели трогать русские земли. Это говорит о многом. Всего одна строка — «Игорь воеваша на печенегов», и целый забытый подвиг русского воинства. Удар был такой мощи, что смелые воины степей два (!) поколения боялись нападать на Русь. Для сравнения, половцы, пришедшие позже печенегов, за сто пятьдесят лет сделали только пятьдесят крупных нападений на русские земли. Это не говоря о мелких рейдах, которые и не считали. А если взять период правления крестителя Руси Владимира Святославича, то ему пришлось сооружать линию крепостей по южным рубежам государства, сгонять туда ратников со всех концов державы. При Владимире отношения Руси со Степью резко ухудшились — шла непрестанная «великая брань» с печенегами, которые почти ежегодно прорывались к киевским предместьям. По данным византийского императора Константина VII Багрянородного, печенежские орды кочевали на расстоянии всего одного дня пути от Руси.

Иноземные источники подтверждают мнение о мощи Руси во времена правления великого князя Игоря. Арабский географ и путешественник X века Ибн-Хаукаль называет печенегов «остриём в руках русов», которое Киев обращает куда захочет. Арабский историк, географ Аль-Масуди называет Дон — «Русской рекой», а Чёрное море — «Русским, потому что по нему, кроме русов, никто не смеет плавать». Это во время правления Игоря Старого. Византийский писатель, историк Лев Диакон называет Боспор Киммерийский (современная Керчь) русской базой, оттуда Игорь водил свой флот на Византийскую империю. Из договора с Византией от 944 года понятно, что Русь при Игоре контролировала и устье Днепра, и проходы в Крым из степи.

Спрашивается, кто великий государственный деятель? Игорь, которому платила дань могучая Византийская империя, печенеги были «острием его оружия» и два поколения не смели тревожить русских пределов, правитель сделавший Дон «Русской рекой». Или Владимир «Святой» — участник братоубийственной междоусобной войны, владевший сотнями наложниц, и строившим остроги на Десне, от печенегов, которые кочевали в дне пути от русских городов.

Загадка гибели Игоря и роль Ольги

Спрашивается, как великий государь, полководец и дипломат, бравший с греков золотом, серебром и шелками, попался в ловушку созданную жадностью его воинов? По мнению историка Льва Прозорова, Игоря убили не древляне, а варяжская дружина, которая преимущественно состояла из христиан. Об этом говоря несколько фактов. Во-первых, настоящая русская дружина не оставила бы князя. Дружина и князь были единым целым. Дружинники не могли оставить князя во враждебной земле. Дружина князя понесла значительный урон в 941 году. Поэтому для сбора дани он взял варяжские отряды и «малую дружину». Во-вторых, войско Игоря перед походом на Византию 944 году была пополнена варягами. После второго похода на Византию, в договоре 944 года упоминается, что значительная часть русов присягает в соборной церкви Ильи-пророка на Киевском Подоле. Летопись поясняет: «Ибо многие варяги христиане». В-третьих, жадность (официальная причина гибели Игоря и малой дружины) не была свойственна русам и вообще язычникам Севера Европы. Русы, славяне всегда изумляли инородцев своей щедростью и бескорыстием, которая часто переходила в расточительность. Христиане-германцы, христиане-поляки наоборот отличались жадностью к добыче. В-четвертых, византийский автор Лев Диакон пишет, что Игоря убили «германцы», а христианство на берегах Варяжского моря тогда называли «Немецкой верой».

Интересен и факт возвращения дружины в Киев, князь и его ближайшие соратники убиты, а воины живы и здоровые вернулись. Их не наказывают, и их нелепая история становится официальной версией. Ясно, что у убийства был заказчик. Христианская община Киева в то время чувствовала себя хорошо, ещё князь Аскольд принял христианскую веру, при Игоре появляется соборная церковь. Был у христианской общины и высокий покровитель — княгиня Ольга, жена Игоря. Официально считается, что в то время она была язычницей, и приняла крещение от рук византийского императора Константина. Но византийские источники не подтверждают эту версию.

Ещё больше вопросов вызывает «месть» Ольги. Она якобы мстила за мужа «по жестокому языческому обычаю». Надо отметить, что языческим обычаям кровная месть была делом узкого круга мужчин — это брат, сын, отец убитого, сын брата, или сын сестры. Женщины, как мстители не рассматривались. Кроме того, в те время дела христиан были не менее (а то и более ужасны), чем язычников. К примеру, христианский император Юстиниан Великий на столичном ипподроме приказал вырезать 50 тыс. восставших христиан, а император Василий II приказал казнить 48 тыс. пленных болгар (также христиан).

Удивляет число погибших, только на «кровавом пиру», согласно летописи убили 5 тыс. упившихся греческим вином древлян. По тому, как Ольга спешит и числу убитых, складывается впечатление, что это не месть, а «зачистка» возможных свидетелей. Правда, видимо, мы никогда не узнаем, была ли Ольга среди организаторов этого убийства, или её использовали «втёмную» агенты Константинополя, которые действовали через христианские общины Киева и Древлянской земли.

Игорь был первым князем Древнерусского государства из династии Рюриковичей. Мало кто знает, что сам Рюрик был князем Новгородским. А подчинил Киев и перенес в него столицу князь Олег, именуемый Вещим. Олег был родственником Рюрика и, умирая, тот оставил на него малолетнего Игоря, а также своеобразное регентство при нем. Вещий Олег правил единовластно как неограниченный самодержец, однако ряд дел, особенно кровавых, он вершил именем малолетнего Игоря. Например, обманом выманив из Киева правивших там князей Аскольда и Дира, он казнил их, заявив: «Не князья вы и не княжеского рода. Но я княжеского рода. А это сын Рюрика».

Князь Игорь правил Киевом 33 года и, казалось бы, что его жизнь, как фактического родоначальника династии, должна быть доподлинно известна. Однако это не так. Нет единства даже в определении даты его рождения. Поэтому энциклопедия указывает, что родился он около 878 года, за год до смерти своего отца, которого часть историков вообще исторической личностью не считают.

Большая часть людей, окончивших советскую школу, смогут припомнить, что Игорь был незначительным князем, погибшим при сборе дани с древлян по своей жадности и глупости. Однако эта версия исторической правде не соответствует. Более того, причины его смерти и реальные убийцы окончательно не установлены.

К самостоятельному княжению Игорь приступил только после смерти Вещего Олега — личности тоже полулегендарной, во всяком случае, ни в одном иностранном источнике не упоминаемой, и это при том, что его «щит — на вратах Цареграда». Умер Олег в 911 (по другим источникам в 922) году. До своей смерти он успел женить Игоря на будущей первой русской святой — княгине Ольге. До брака Ольгу звали Преграда, и родом она происходила из Пскова, где была то ли простолюдинкой, то ли, наоборот, из знатной семьи Гостомысла. Возможно, что на самом деле она родилась в Пловдиве и была болгарской княжной. Ряд историков утверждает, что Ольга была дочерью Вещего Олега. И доподлинно известно лишь то, что при крещении она получила имя Елена.

После Ольги Игорь взял себе еще несколько жен. Однако, согласно древним летописям, та, которая позже стала святой, пользовалась у него наибольшим уважением. Считается, что брак был заключен в 903 году, однако и эта дата вызывает большие сомнения. Особенно если проанализировать тот факт, что их сын Святослав родился в 942 году.

Первый воинский поход князь Игорь совершил против древлян в 914 году. Это славянское племя имело столицу в Искоростени в 150 километрах от Киева. Вещий Олег покорил их, но после его смерти древляне дань платить отказались. Игорь разгромил древлян и обложил их данью больше олеговой. В 915 году у Игоря произошло первое столкновение с печенегами. Игорю удалось заключить с ними «вечный мир», который продолжался до 920 года, после этого на границах Руси и степи шла фактически непрерывная война.

В годы правления Игоря русские дружины охотно плавали по Каспию, грабя прибрежные государства региона. Им даже удалось разграбить и вырезать столицу Кавказской Албании, город Бердаа, находившийся на территории современного Азербайджана. «Рус, жадный к битвам, …пустился в море и на палубах своих судов совершил вторжение… Этот народ опустошил всю территорию Бердаа… Это нечто иное, как разбойники, подобные волкам и львам. Они никогда не предаются веселию пиров… Они овладевают странами и покоряют города…» — писал позднее Низами.

Однако воинская слава Олега — тот самый щит, очень манила князя Игоря. В 941 году он предпринял первый поход на Константинополь. Интересно, что повествующие об этом походе русские летописи являются пересказом греческих источников, они сообщают: «11 июня… на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы». Основные силы византийцев в это время воевали на других фронтах. Однако руководитель города, предупрежденный болгарами о нашествии, смело вступил в бой.

Византийцы имели на вооружении «греческий огонь» — горючую смесь, способную гореть в воде, и сумели сжечь большую часть русского флота. Поход закончился ничем. Однако в результате его князь Игорь стал первым русским правителем, попавшим в византийские летописи. Он первый перекрестно упоминается как в русских, так и в иностранных источниках. И, соответственно, является первым правителем Руси, чье реальное существование считается доказанным.

Первая неудача не обескуражила князя Игоря. В 943-944 году князь собирает новое войско, куда помимо славянских подразделений включается множество варяжских дружин и наемная конница печенегов. Он снова выступает в поход на Константинополь и одерживает победу, причем не пролив ни капли крови. Византийцы настолько испугались сообщений об огромном войске князя, что выслали вперед послов, которые обещали платить дань, щедро наградить каждого воина и, говоря современным языком, предоставить русским купцам режим наибольшего благоприятствования. Посовещавшись с дружиной, князь эти предложения принял. И вернулся в Киев со славой и богатством.

То, что этот умудренный многими битвами и тридцатилетним правлением государством, расширивший его границы и успешно сдерживающий натиск врагов князь делал дальше, согласно официальной версии, логическому объяснению не поддается. В 945 году он, по требованию дружины, которая «поиздержалась и поизносилась» отправляется за данью к древлянам. Следует понимать, что дружина — это высший слой тогдашнего общества, из которого впоследствии сформировалось боярство, поэтому голодать и быть плохо одетыми они точно не могли. Кроме того,нигде ничего не сообщается об отказе древлян платить дань, которой Игорь обложил их еще в 914 году. То есть получается, что самодержавец, собрав все руководство страны, отправляется на грабеж своих собственных подданных. Ну, допустим именно так оно и было. Тогда, видимо, в дальнейшем он просто сошел с ума. Собрав дань без всякого сопротивления, Игорь большую часть дружины с ценностями отправляет в Киев, а с малой бандой возвращается в Искоростень, желая ограбить его повторно. Древляне под руководством князя Мала восстают, дружину его уничтожают, самого же князя, привязав к двум деревьям, разрывают на куски.

Дальше — больше. Врага, настолько ненавистного, что для его уничтожения была избрана самая зверская казнь, с большой помпой и почетом хоронят вблизи от Искоростени, насыпав над его телом огромный курган. Князь же Мал, недолго думая, отправляется свататься к княгине Ольге. Неутешная вдова, естественно, как добрая христианка приказывает его и всю его свиту закопать живыми в землю в отместку за смерть супруга. Причем она настолько была убита горем, что позднее еще трижды ходила мстить древлянам.

То, что в этой версии что-то не так, историки заметили давно. Опираться на древние летописи как на достоверный документ достаточно сложно, так как все писалось исключительно на заказ правителей и в том ключе, который эти правители считали верным. Предлагалась версия, что Игорь мог быть убит недовольными варягами. В расширенном варианте версия гласит, что варяги были подкуплены. Остается вопрос: кем? Старинный принцип сыска гласит: «Qui prodest» — ищи кому выгодно.

Так вот, княгиня Ольга, не имея на то никаких династических прав, после смерти князя Игоря единолично правила Русью 17 лет, с 945 по 962 годы.

Расследуется убийство князя Игоря Рюриковича — Средневековый детектив

И так, расследуется убийство Игоря Рюриковича, национальность – русич, профессия – витязь, должность – Князь Киевский.

Что говорит нам об этом «Повесть временных лет»?

Князь Игорь с большой дружиной ушел собирать дань – это факт. Но скоро дружина начала жаловаться на то что воины дружины «воеводы» Свенельда насобирали дани больше чем непосредственно княжеские дружинники. Вообще интересно что этим возмутились именно дружинники, не сам князь: Почему это воевода собирает дани больше чем он – Князь Киевский? Ведь собирают они дань с одной и той же кормовой базы, и если одному – больше, то другому – меньше. Или воевода считает себя круче Князя? Судя по дружинникам – так и есть.

Далее, князь Игорь с малой дружиной отправляется вторично собирать с древлян дань.

Тоже кстати интересный момент:

Со всей княжеской дружиной древляне бы не справились, она вполне на равных с Восточно-Римской империей воевала. Значит князь взял не всю дружину, а именно — её малую часть, а остальную отправил в Киев (с их слов мы эту историю и узнаем).

В принципе можно предположить что князю не очень хотелось делиться собранной данью со всеми дружинниками, тк доли у всех получились бы более чем скромные. Но тут два аргумента:

А) Уж больно беспечен князь Игорь отправляющийся к древлянам с небольшим отрядом, в других войнах он таких глупостей не делал, а был он опытным воином.

Б) Дружинники, отправленные в Киев, больно уж легко отказались от соучастия в разделе дани.

Древляне (по тексту «Повести») решают что он с них с живых не слезет и убивают его, то есть убийство якобы изначально древлянами и не задумывалось, а было следствием жадности князя Игоря. Но последующие события заставляют меня в этом усомниться.

Ну убили князя, с кем не бывает, но немедленно посылать сватов к его вдовице это уже сверх-наглость, другого слова не подберешь. Но обо всем по порядку.

В Киев возвращается большая дружина Игоря с данью. Кто её возглавляет? Не Свенельд ли? Иначе как бы воины Игоря узнали что Свенельдичи насобирали больше?

Им естественно задают вопрос: «А где Князь?!?!»

На что воевода отвечает: «А он это… по дороге отстал… дела там у него какие-то…вроде дань с древлян дособирать хотел… обещал потом догнать.»

Но когда до Киева дошли черные вести о убийстве Игоря, а потом и послы от древлян, то по логике уже косые взгляды должны были быть обращены на дружину. Лет за 200-300 до описываемых событий среди народов Приднепровья ещё вполне был распространен обычай «соумирающих». То есть со смертью князя на тот свет отправлялись не только его кони, жены и наложницы, но и верные дружинники не желающие пережить смерть своего Князя, которого не смогли уберечь в бою.

Я конечно не настаиваю на таких обычаях в просвещенном 10-м веке и не предлагаю им побросаться на мечи, чтобы встретиться с Князем в Светлом Ирии, но тем не менее честь витязей фактически бросивших князя и не отомстивших за него — нарушена. Однако никто не описывает никаких выяснений отношений на этот счет, хотя бы по отношению к воеводам. Да и княгиня Ольга за князем в Ирий не отправляется, что странно.

Древляне тоже ведут себя своеобразно. Их сватовство к ещё не окончившей траур Ольге – это явно не просто желание князя Мала залезть в Ольгину кровать. Древляне явно считают себя победителями и хотят узаконить этот статус приобретением всего имущества побежденного: и жены, и Киева. То есть древляне сознательно хотят быть первыми в иерархии славянских общин (племен), отодвинуть влиятельных полян. Косвенные подтверждения – это то сколько сил и времени потребовалось Киеву чтобы потом подчинить древлян и взять Искоростень.

То есть они не забитые данники, доведенные поборами до отчаяния и восстания. Они сильный конкурент полян, который изначально задумывал убийство Игоря, а тут подвернулся удачный случай. Я правда подозреваю что случай был не совсем случайным, и Игорь оказался в древлянских землях с малой дружиной вполне запланировано, и древляне об этом знали.

Тогда в эту версию более менее укладываются странная доверчивость или сверхнаглость древлян. Они спокойно посылают послов в Киев когда страсти ещё не остыли и дружинники теоретически хотят смыть свой позор кровью древлян, да ещё и с издевательским предложением. Послов вполне естественно — убивают. Так эти чудаки ещё и второе посольство посылают, которое сжигают в бане! Либо у древлян что-то с логикой, либо они имели устные гарантии от кого-то в киевских верхах. Но этот «кто-то» не предоставил им той поддержки, которую обещал.

Вообще, рассмотрение всех возможных «женщин на тоне» (ну разве что кроме королевы Христины, но у неё другой профиль) подсказывает что даже рядом с умной женщиной всегда стоит фаворит-мужчина. Из отечественных примеров: Василий Голицын при царице Софье, череда выдающихся фаворитов при Елизавете и Екатерине итд. Даже королева-девственница вроде бы этого была не чужда, хоть платонически.

Так что думаю и Ольга, будучи относительно молодой женщиной возглавившей государство в кризисной ситуации, опиралась на кого то из властных сподвижников мужа.

А что мы собственно знаем о Свенельде?

Второй человек в княжестве после Игоря. Год рождения неизвестен. Но если рассудить по логике:

Свенельд жил нереально долго по тем временам и до самого конца принимал участие в походах. Воевал вместе с Игорем, но пережил и его сыновей и некоторых его внуков. Это в те годы, когда 40-летние считались долгожителями. То есть он либо родич Дункана Маклауда, либо к моменту смерти Игоря он был очень молод, хотя храбр, умен и влиятелен. Вряд ли ему даже больше 25 лет было на тот момент. Так что он вполне мог закрутить роман с Ольгой, хотя их отношения могли оставаться в основном и платоническими, то есть на чистом расчете. Свенельду достаточно теневой власти, если он захватит Киевский стол, то не будет легитимен. Помните историю Аскольда: «Он княжеского рода, а Вы – не княжеского.» И это сможет сказать любой киевский боярин для обоснования своей непокорности. Так что вариант регентства при малолетнем Святославе вполне устраивает Свенельда.

А Ольге нужны мечи Свенельда чтобы защитить себя и сына, и для этого она пойдет на всё. Это же не фэнтези где принцессы и воительницы мечами машут так что только тролли в стороны разлетаются. От неё в битве толку мало, наоборот защищать нужно постоянно. Так что налицо совпадение интересов.

А вообще вся эта история с отделившейся и попавшей в засаду малой дружиной, с вернувшейся в киев как нив чем не бывало большой дружиной не напоминает ли до деталей гибель и князя Святослава Храброго?

Тема конечно заезженная, но поясню свою мысль. Из Болгарии и Киев возвращается войско Святослава, которое только что и вполне успешно вничью сыграло с пожалуй сильнейшей на тот момент армией Европы – ромейской. Далее, князь отдает Свенельду всю дань и войско, а сам с небольшим отрядом без объяснения причин отправляется опасными путями (заранее якобы зная о печенежской засаде) в Киев отдельно. Если уж речь шла о сохранении дани от разграбления, то всякие отвлекающие маневры бессмысленны. На объединенное войско Святослав тогда не рискнул бы напасть не то что какой то печенежский хан, а любой воитель Европы. Человек неоднократно побеждавший Восточный Рим, Хазарский Каганат, Булгарию и Болгарию, воинственных ясов и касогов имел такую славу что связываться с ним – себе дороже.

Версия о том что Куря мстил за честь печенегов мне кажется не очень убедительной. Просто нельзя на печенегов переносить менталитет русичей, причем былинных. Набеговый менталитет совершенно иной, там правит прагматизм: не стыдно нападать на более слабого, не стыдно убегать от более сильного. Кто такой Куря – тоже малопонятно, но допустим что один из печенежских ханов. Для войска Святослава – это не угроза вообще, он таких плевком разгонял. Хазария или Византия – куда более крутые противники, но были им побеждены. Куря вполне понимает, что если просто встретится с войском Святослава, то шансов у него никаких, о нем и его печенегах будут говорить только в прошедшем времени. А какой же он хан если приведет своё племя на гарантированную бойню? Другой разговор, если Куря точно знал что Святослав идет даже не с малой дружиной, а с отрядом ближайших телохранителей и побратимов. Тут есть шанс справиться. Но откуда Куря так хорошо знает каким путем пойдет Святослав и сколько с ним будет людей?

Византийцы и болгары об этом ему сказать не могли, тк Святослав перед ними не отчитывается. Путь и численность войск знал только человек занимающийся в войске Святослава военным планированием. Опять упираемся в фигуру воеводы Свенельда.

Какой у него был мотив? Да простой, Святослав возмужал и более не нуждается в наставниках. Раньше было легко сплавить его в походы или охоты и рулить государственными делами, или подсказывать ещё молодому князю «правильные» решения. Но после отступления из Болгарии Святослав мог испытывать сильную горечь и решительно поругаться со Свенельдом, стать более своенравным и упрямым. Вот и пришлось подрезать Соколу крылья.

Что произошло в пути — трудно сказать, всё известно опять же со слов Свенельда вернувшегося в Киев с богатствами и взявшего шефство уже над сыновьями Святослава.

Но будем близки к тексту «Повести»:

Войско разделилось, небольшой отряд телохранителей и друзей Святослава был фактически брошен в пути. С бОльшими силами Святослава печенеги бы просто не связались, слишком уж велики были бы потери даже если повезет победить.

Куря был заранее осведомлен о пути и численности воинов Святослава, например воеводой Претичем, тот с печенегами давно на дружеской ноге. Куря понадобился по двум причинам:

Во-первых, авторитета Свенельда хватило чтобы увести большинство воинов, возможно они и не знали что бросают князя, а просто выполняют приказ командира. Но натравить воинов на Святослава даже ему было не под силу, несмотря на то что отступление поколебало авторитет непобедимого князя в дружине. К тому же если в убийстве будут участвовать только его Свенельдичи, то в Киев прибудет масса живых свидетелей и соучастников убийства, информация всё равно просочится.

А во-вторых, Свенельд, свалив грязную работу на Курю (как раньше на древлян), может с чистой совестью клясться на чем угодно, что на нем «нет княжеской крови, что он как и все скорбит, что готов отмщевать неразумным печенегам» итд.

А дальше всё по старой схеме. Возвращается Свенельд с дружиной в Киев, его спрашивают: «А где князь?!!»

А он спокойно говорит: «А это… отстал по дороге… говорил что догонит… дела у него какие то там».

Временно такое объяснение могло всех устроить, хотя второй раз смотрится уже подозрительно. Но что самое интересное, Святослав зимует в Приднепровье, то есть уже пора бы сыновьям начать волноваться и посылать поисково-спасательную экспедицию. Тем более что днепровские пороги от Киева не так и далеко, не Болгария и не Поволжье.

Однако никто на помощь Святославу не спешит.

Свенельд тем временем набивается в наставники сыновьям Святослава. О его реальной власти говорит следующий эпизод «Повести»:

И послал Ярополк найти брата, и вытаскивали трупы изо рва с утра и до полдня, и нашли Олега под трупами; вынесли его и положили на ковре. И пришел Ярополк, плакал над ним и сказал Свенельду: «Смотри, этого ты и хотел!».

То есть Свенельд при молодом князе Киевском опять реально рулит политикой, хотя годы берут своё и хватка немного ослабла.

Княжение ольги княгини киевской. Основные даты жизни княгини ольги

Древние летописи дают противоречивую информацию о месте и дате рождения Ольги, из княжеской ли семьи происходит или она незнатного рода, и споры об этом идут до сих пор. Кто-то называет ее дочерью князя Олега Вещего , другие источники считают, что ее род идет из Болгарии от князя Бориса. Знаменитый Нестор в «Повести временных лет» родиной Ольги указывает деревню под Псковом, и что она из простого народа.

Также и в биографии княгини Ольги сохранились только краткие сведения.

По одной из легенд князь Игорь Рюрикович познакомился с Ольгой в лесу, когда тот развлекался охотой. Решив переправиться через реку, он попросил проходящую мимо на лодке Ольгу перевезти его, приняв ее за юношу. Девушка оказалась очень красивой, умной и чистой помыслами. Позднее князь Игорь женился на Ольге.

Киевская княгиня Ольга проявила себя очень мудрой правительницей на Руси. Во время боевых походов князя Игоря она занималась политическими вопросами, принимала послов, управлялась с жалобщиками, наместниками, дружинниками. Князь Игорь и княгиня Ольга были не только счастливой супружеской парой, но и вместе управляли страной, разделив управленческие обязанности.

Игорь предводительствовал на войне и решал межплеменные вопросы, а Ольга занималась внутренней жизнью страны.

В 945 г. князь Игорь был убит древлянами за повторный сбор дани. Княгиня Ольга жестоко отомстила мятежникам, проявив хитрость и сильную волю.

Чтобы уладить дело с Ольгой, древляне отправили к ней 20 мужей с предложением выйти замуж за их князя Мала. По Ольгиному приказу их встретили и с честью понесли прямо в лодках, а на месте прибытия бросили в заранее приготовленную яму и закопали живьем.

Затем княгиня Ольга отправила своих послов в древлянскую землю с требованием прислать за ней лучших мужей, чтобы прийти к ним с великой честью. Новым послам была затоплена баня, куда их заперли, а потом сожгли.

И вновь Ольга отправила послов и потребовала приготовить мед, чтобы справить тризну на могиле мужа. Княгиня прибыла с небольшой дружиной. Во время тризны древляне опьянели, и Ольгина дружина перерубила их мечами.

Но на этом месть княгини Ольги древлянам не закончилась. Она собрала войско и на следующий год пошла на древлянскую землю. Древляне были разбиты, но их главный город Коростень не был взят.

Тогда Ольга потребовала с них дань в размере трех голубей и трех воробьев с каждого двора. Осажденные жители города обрадовались столь малой платой и исполнили ее желание. Ольга приказала воинам привязать к ногам птиц куски трута (трут – легковоспламеняющийся материал, такой как трава, опилки, кора, бумага) и выпустить их на волю. Птицы полетели к своим гнездам, и вскоре Коростень охватил пожар. Бежавшие из города люди были убиты или обращены в рабство, а на остальных наложена тяжелая дань.

Усмирив древлян, великая княгиня Ольга активно занялась налоговой реформой. Она отменила полюдья, поделила земли на «погосты» (области) и для каждого погоста установила «уроки» (фиксированный размер подати). Смысл реформ княгини Ольги заключался в создании упорядоченной системы сбора дани, ослаблении племенной власти и укреплении авторитета Киевского князя.

Сын княгини Ольги Святослав был еще мал после смерти князя Игоря , поэтому власть сосредоточилась в руках Ольги. Да и потом правление Ольги на Руси продолжалось, т.к. Святослав очень часто уходил в военные походы.

При княгине Ольге в Киеве стали строиться первые каменные сооружения, появились новые города, окруженные прочными каменными стенами.

Внешняя политика княгини Ольги осуществлялась не военными методами, а при помощи дипломатии. Она укрепила международные связи с Германией и Византией.

Отношения с Грецией открыли Ольге, насколько христианская вера выше языческой. В 957 г. она предприняла поездку в Царьград, чтобы принять крещение от самого императора Константина VII (хотя в некоторых источниках говорится о его соправителе Романе II) и патриарха Феофилакта. При крещении киевская княгиня получила имя Елена.

Византийский император, очарованный красотой и умом русской княгини, решил взять ее в жены. Ольга же, верная своей памяти о муже, сумела отклонить предложение, не обидев императора.

Попытки Ольги обратить своего сына Святослава в православие не увенчались успехом, видимо потому, что Святослав боялся потерять авторитет и уважение своей дружины, хотя он и не препятствовал обращению в христианство других.

Крещение княгини Ольги не привело к установлению христианства на Руси, но она оказала большое влияние на внука Владимира , который продолжил ее дело.

Княгиня Ольга умерла в 969 году в Киеве. И лишь в 1547 г. она была признана святой.

Святая равноапостольная великая княгиня Ольга, в крещении Елена (ок. 890 — 11 июля 969), правила Киевской Русью после гибели мужа, князя Игоря Рюриковича с 945 до 962 года. Первая из русских правителей приняла христианство ещё до крещения Руси, первая русская святая. Имя Княгини Ольги находится в истоке русской истории, и связано с величайшими событиями основания первой династии, с первым утверждением на Руси христианства и ярких черт западной цивилизации. Великая княгиня вошла в историю как великая созидательница государственной жизни и культуры Киевской Руси. После смерти простой народ назвал ее хитрой, церковь – святой, история — мудрой.

Ольга происходила из славного рода Гостомысла (правителя Великого Новгорода ещё до князя Рюрика). Родилась в Псковской земле, в селе Выбуты, в 12 км от Пскова выше по реке Великой, в языческой семье из династии князей Изборских. Имена родителей Ольги не сохранились.

В 903 году, то есть когда ей уже исполнилось 13 лет, она стала супругой великого князя Киевского Игоря. Согласно преданию, князь Игорь занимался охотой. Однажды, когда он охотился в псковских лесах, то выслеживая зверя, он вышел к берегу реки. Решив переправиться через реку, он попросил проходящую мимо на лодке Ольгу перевезти его, приняв ее сначала за юношу. Когда они плыли, Игорь, внимательно всматриваясь в лицо гребца, увидел, что это не юноша, а девица. Девушка оказалась очень красивой, умной и чистой помыслами. Красота Ольги уязвила сердце Игоря, и он начал прельщать ее словами, склоняя к нечистому плотскому смешению. Однако целомудренная девица, уразу­мев помыслы Игоря, разжигаемого похотью, пристыдила его мудрым увещанием. Удивился князь столь выдающемуся разуму и целомудрию юной девицы, и не стал её домогаться.

Игорь был единственным сыном новгородского князя Рюрика (+879). Когда отец умер, княжич был ещё очень молод. Перед смертью Рюрик передал правление в Новгороде своему родственнику и воеводе Олегу и назначил его опекуном Игоря. Олег был удачным воином и мудрым правителем. В народе его прозвали Вещим . Он завоевал город Киев и объединил вокруг себя многие славянские племена. Олег любил Игоря как родного сына и вырастил из него настоящего воина. А когда настала пора искать ему невесту, в Киеве устроили смотрины красивых девиц, чтобы среди них найти девушку, достойную княжеского чертога, но ни одна из них

не по­любилась князю. Ибо в сердце его уже давно был сделан выбор невесты: он велел вызвать ту прекрасную лодочницу, которая перевезла его через реку. Князь Олег с великой честью привез Ольгу в Киев, и Игорь вступил в с нею в брак.

В 903 году стареющий Олег, женив молодого княжича на Ольге, стал усердно приносить жертвы богам, чтобы дали Игорю наследника. За долгих девять лет много кровавых жертв идолам принёс Олег, столько людей и быков заживо спалил, ждал, что дадут славянские боги Игорю сына. Не дождался. Умер в 912 году от укуса змеи, выползшей из черепа его бывшего коня.

Языческие идолы начали разочаровывать княгиню: многолетние жертвоприношения идолам не дали ей желаемого наследника. А ну как Игорь поступит по человеческому обыкновению и возьмёт себе другую жену, третью? Гарем заведёт. Кем она тогда будет? И тогда княгиня решилась молиться христианскому Богу. И стала Ольга по ночам горячо просить у Него сына-наследника.

И вот на двадцать четвертом году совместной жизни родился у князя Игоря наследник — Святослав! Завалил князь Ольгу подарками. Она же самые дорогие отнесла в церковь Илии — для христианского Бога. Понеслись счастливые годочки. Стала задумываться Ольга над верой христианской да о выгодах от неё для страны. Только Игорь мыслей таких не разделял: его боги в битвах ни разу ему не изменяли.

Согласно летописи, в 945 году князь Игорь погибает от рук древлян после неоднократного взимания с них дани (он стал первым правителем в истории России, который погиб от народного негодования). Игоря Рюриковича казнили, в урочище, с помощью почетной «размычки». Нагнув два молодых, гибких дуба, привязали за руки и ноги, и отпустили…

Наследнику престола Святославу тогда было только 3 года, поэтому фактическим правителем Киевской Руси в 945 году стала Ольга. Дружина Игоря подчинилась ей, признав Ольгу представителем законного наследника престола.

Древляне после убийства Игоря прислали к его вдове Ольге сватов звать её замуж за своего князя Мала. Княгиня жестоко отомстила древлянам, проявив хитрость и сильную волю. Месть Ольги древлянам описана обстоятельно и подробно в «Повести временных лет».

Месть княгини Ольги

После расправы с древлянами Ольга стала править Киевской Русью до совершеннолетия Святослава, но и после этого она оставалась фактическим правителем, так как её сын большую часть времени отсутствовал в военных походах.

Внешняя политика княгини Ольги осуществлялась не военными методами, а при помощи дипломатии. Она укрепила международные связи с Германией и Византией. Отношения с Грецией открыли Ольге, насколько христианская вера выше языческой.

В 954 году княгиня Ольга с целью религиозного паломничества и дипломатической миссии отправилась в Царьград (Константинополь), где с почетом была принята императором Константином VII Багрянородным. Целых два года знакомилась она с основами веры христианской, посещая богослужения в Софийском соборе. Её поразило величие христианских храмов и собранных в них святынь.

Крещение Ольги

Таинство крещения над нею совершил Патриарх Константинопольский Феофилакт, а восприемником стал сам император. Имя русской княгине наречено было в честь святой царицы Елены, обретшей Крест Господень. Патриарх благословил новокрещенную княгиню крестом, вырезанным из цельного куска Животворящего древа Господня с надписью: «Обновися Русская земля Святым Крестом, его же приняла Ольга, благоверная княгиня».

По возвращении в Киев Ольга, принявшая в крещении имя Елена, пробовала приобщить Святослава к христианству, однако «он и не думал прислушаться к этому; но если кто собирался креститься, то не запрещал, а только насмехался над тем». Более того, Святослав гневался на мать за её уговоры, опасаясь потерять уважение дружины. Святослав Игоревич так и остался убежденным язычником.

По возвращении из Византии Ольга ревностно несла христианское благовестие язычникам, стала воздвигать первые христианские храмы: во имя святого Николая над могилой первого киевского князя-христианина Аскольда и Святой Софии в Киеве над могилой князя Дира, храм Благовещения в Витебске, храм во имя Святой и Живоначальной Троицы в Пскове, место для которого, по свидетельству летописца, было ей указано свыше «Лучем Трисиятельного Божества» — на берегу реки Великой она увидела сходящие с неба «три пресветлых луча».

Святая княгиня Ольга скончалась в 969 году, в возрасте 80 лет и была похоронена в земле по христианскому обряду.

Ее нетленные мощи покоились в Десятинной церкви в Киеве. Её внук князь Владимир I Святославич, Креститель Руси, перенес (в 1007 году) мощи святых, включая Ольгу, в основанную им церковь Успения Пресвятой Богородицы в Киеве (Десятинная церковь). Скорее всего, в княжение Владимира (970-988) княгиня Ольга начала почитаться как святая. Об этом свидетельствует перенесение её мощей в церковь и описание чудес, данное монахом Иаковом в XI веке.

В 1547 году Ольга была причислена к лику святой равноапостольной. Такой чести удостоились ещё только 5 святых женщин в христианской истории (Мария Магдалина, первомученица Фёкла, мученица Апфия, царица Елена Равноапостольная и просветительница Грузии Нина).

Икона святой равноапостольной княгини Ольги

Память равноапостольной Ольги празднуется православными и католическими и другими западными церквами.

Княгиня Ольга стала первым правителем Киевской Руси, принявшим крещение, хотя и дружина, и древнерусский народ при ней были языческими. В язычестве пребывал и сын Ольги, великий князь Киевский Святослав Игоревич. Ольга первой из русских князей официально приняла христианство и была канонизирована Русской православной церковью еще в домонгольский период. Крещение княгини Ольги не привело к установлению христианства на Руси, но она оказала большое влияние на внука Владимира, который продолжил ее дело. Она не вела завоевательных войн, а направила всю свою энергию на внутреннюю политику, поэтому на долгие времена народ сохранил о ней добрую память: княгиня провела административно-налоговую реформу, которая облегчила положение простых людей и упорядочила жизнь в государстве.

Великая княгиня Ольга

Святая княгиня Ольга почитается как покровительница вдов и новообращённых христиан. Жители Пскова считают Ольгу его основательницей. В Пскове есть Ольгинская набережная, Ольгинский мост, Ольгинская часовня. Дни освобождения города от фашистских захватчиков (23 июля 1944 года) и памяти святой Ольги отмечаются в Пскове как Дни города.

ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ ОЛЬГА (890-969)

Из цикла «История государства Российского».

Завершив «устроение» государства и упорядочив сбор дани, княгиня Ольга задумалась о выборе новой веры. Она первой из правителей Руси приняла христианство.

Оставаясь язычницей, Ольга долгие годы наблюдала жизнь христиан, которых в Киеве было уже немало. Еще в конце 866 года константинопольский патриарх Фотий в «Окружном послании», разосланном иерархам Восточной церкви, сообщал о крещении киевских руссов в Византии. В русско-византийском договоре 944 года о мире в составе дружины и свите князя Игоря были упомянуты, помимо язычников, и христиане. Они приносили клятву на верность пунктам соглашения в соборе Святой Софии. В Киеве в эпоху Ольги существовало несколько христианских церквей и соборный храм Святого Ильи.

  Интерес Ольги к христианству. Став правительницей Киевского государства, княгиня Ольга начала присматриваться к религиозному учению, которому следовали многие страны Европы. Постепенно Ольга пришла к мысли о том, что принятие новой веры может еще более объединить страну, поставить ее в один ряд с другими христианскими государствами мира. Ею овладело желание посетить Константинополь, увидеть великолепие его храмов и встретиться с императором, а затем принять святое крещение.

  Летопись о крещении Ольги. Летописный рассказ о поездке Ольги в Константинополь относится к 954-955 годам и сообщает, что отправилась княгиня «в греки» и достигла Царьграда. Византийский император Константин Багрянородный принял ее и удостоил беседой. Его поразили красота и ум гостьи, и он сказал, намекая на возможный супружеский союз с ней: «Достойна ты царствовать в граде с нами! » Ольга же от прямого ответа уклонилась. Она пожелала принять веру Христову и просила, чтобы император стал ее восприемником от купели. Это было исполнено. Когда же басилевс вновь предложил Ольге стать его женой, она отвечала, что у христиан не приняты браки между крестными отцами и крестницами. Император оценил ее хитроумный ход и не разгневался. «И дал ей дары многие — золото, серебро, паволоки, и сосуды различные; и отпустил ее… » — сообщает «Повесть временных лет». Названная при крещении Еленой , княгиня вернулась в Киев.

  Свидетельство современника. О крещении русской княгини упоминают немецкая «Хроника» и византийские источники, среди которых трактат Константина Багрянородного «О церемониях византийского двора», где он описывает два приема Ольги Росской в Константинополе, представляет для нас особый интерес. Сочинение басилевса позволяет восстановить истинный ход событий, приведших к крещению Ольги.

  Посольство «архонтиссы». Историки полагают, что летом 957 года княгиня водным путем отправилась в Константинополь. Она везла с собой богатые дары императору Византии. В дороге ее сопровождала большая свита, общим числом примерно в тысячу человек. Ее путь в Царьград занимал не менее сорока дней. Наконец караван русских судов вошел в бухту Золотой Рог. Там Ольге пришлось пережить томительное ожидание: византийские власти никак не могли решить, как им надлежит принимать высокую гостью. Наконец, 9 сентября ей было назначено предстать перед очами императора.

  Пышная церемония. Император Константин принимал княгиню Ольгу в Золотой палате Большого дворца. Церемония была обставлена с обычной пышностью. Государь восседал на троне, представлявшем собой удивительное произведение искусства. Ольга вошла в зал в сопровождении близких родственниц. Помимо них, в свите было 20 послов и 43 купца. С достоинством поклонившись императору, она преподнесла ему свои дары. Басилевс ромеев не проронил ни слова. От его имени говорил придворный — дромологофет. На этом прием завершился.

  Пребывдние в Константинополе. В тот же день княгиню Ольгу принимала супруга императора Елена на своей половине дворца. После вручения даров Ольгу и ее спутниц препроводили в покои для отдыха. Позже княгиню пригласили для беседы с императором, где она смогла обсудить с ним государственные вопросы. Историки также предполагают, что Ольга хотела выяснить возможность династического брака своего сына Святослава и одной из византийских царевен. На это Константин Багрянородный ответил отказом, что оскорбило княгиню. Договор о мире между двумя странами был подтвержден: Константин нуждался в военной помощи руссов в борьбе с доместиком Никифором Фокой. В честь пребывания княгини в Константинополе августа Елена дала обед, после которого гостям вручили дары от императора. Княгиня получила «золотую, покрытую драгоценными камнями чашу «, а в ней 500 серебряных монет. Вскоре состоялся второй прием у византийского императора. Никаких новых подробностей Константин Багрянородный о нем не сообщил. Для нас важно, что на этот прием княгиня Ольга явилась уже христианкой. Версия русской летописи о причастности басилевса к крещению Ольги имеет явно мифологический характер. В действительности, таинство совершил константинопольский патриарх Полиевкт в Софийском соборе. В дар храму Ольга передала золотое богослужебное блюдо.

Святая равноапостольная княгиня Ольга – в чём она покровительствует православным христианам? Житие это великой русской святой Вы сможете прочитать в статье.

Киевские книжники не приложили особых стараний к тому, чтобы прославить утреннюю звезду русского христианства, святую равноапостольную княгиню Ольгу. Путаный и крайне тенденциозный рассказ* Повести Временных Лет, небольшой фрагмент в “Памяти и похвале Владимиру” Иакова Мниха, несколько позднего происхож-дения легенд, разбросанных по разным летописным сводам и редакциям проложного жития — вот, собственно, и все, что донесла до нас древнерусская письменность из сказаний о великой княгине. Поэтому работа современного историка становится в чем-то схожа с реставрацией мозаичной иконы. Из множества рассыпанных в беспорядке кубиков смальты всевозможных оттенков и размеров необходимо воссоздать лик, неповторимый в своей величественности и красоте. Эрудиция и логика здесь бессильны. Из множества комбинаций ближе всего к истине оказывается та, что подсказана эстетическим чутьем и живым чувством веры, а не доскональным знанием социальных отношений и политической обстановки. История куда более цельна и изящна в своей композиции, чем это кажется тем, кто видит в ней не более чем набор малопонятных фраз и невразумительных звуков. Специфика истории состоит в том, что она всегда — Священная История. Поэтому единственное, что нам остается — пристально и благоговейно вглядываться в лики святых, такие, какими они были прославлены Богом, и не пытаться перекраивать их по собственному, пусть даже очень благочестивому, вкусу. Только тогда молитвенное созерцание сможет перейти в раз-говор и общение с вечно живыми людьми, ибо, по слову летописца, “души праведников не умирают, и память праведника бессмертна” .

Мы не знаем точно, когда и где появилась на свет Ольга. Единственное, что можно утверждать более или менее достоверно — родиной княгини была псковская земля. Летопись говорит, что Олег привел Игорю жену из самого Пскова, а составитель одного из ольгиных житий, сам псковитянин, замечает, что “Ольга родися в Плесковской стране, ввеси зовомыя Выбуто, отца имеаше неверна сущи, такожъ и матерь некрещену отъ языка варяжска и от рода не княжеска, не вельможеска О имени же отца и матери писание нигде не изъяви…” . Скорее всего, он прав. На то, чтобы отнести рождение великой княгини вместо богатого и знаменитого города к скромной деревеньке на берегу реки Великой, в 12 верстах южнее Пскова, нужны были веские основания. Да и землякам виднее. По крайней мере Ольга, уже будучи на вершине могущества, Выбутскую весь не забывала. Она входила в личные владения княгини, и та распорядилась воздвигнуть неподалеку храм Пресвятой Богородицы. Единственное, в чем мы позволим себе не согласиться с агиографом, это утверждение о незнатном происхождении святой. Маловероятно, что в начале IX в. варяг в тех местах мог быть обыкновенным крестьянином. Да и незачем было варяжскому конунгу Игорю брать себе жену из простых поселянок.

В IX в. небольшое торгово-ремесленное поселение Псков не было еще, конечно, тем великим городом, что прославился впоследствии в русской истории. Неподалеку, по реке Волхов, проходила главная магистраль пути из варяг в греки, набирал силу, становясь центром древнерусской экономики, Господин Великий Новгород, разво-рачивались бурные политические события. На реке Великой было намного спокойнее, но и здесь, по ответвлению Великого Пути, проплывали из Скандинавии в Царьград и обратно греческие, арабские и норманнские купцы, а порой появлялись на своих грозных ладьях отряды отважных викингов, ищущих доходного применения своей воинской сноровке. Общерусскому правительству князя Олега, недавно утвердившемуся в Киеве, нужно было поставить под свой контроль весь путь из варяг в греки. Для этого на всех стратегически важных пунктах требовались таможенные чиновники, воины сторо-жевых отрядов и начальники переправ, набиравшиеся в основном из варягов. Одним из представителей этой военно-торговой аристокра-тии и был отец Ольги, заведовавший переправой в Выбутской веси. Там-то, среди купцов и воинов, увидела свет первая русская святая.

Создатель богато одарил девочку. Она была редкостно красива, умна, смела и целомудренна. Ее наблюдательность и широкий кругозор должны были необычайно развиться в обществе заморских гостей, от которых можно было услышать захватывающие дух рассказы о Персии и Индии, Риме и Царьграде, Скандинавии и Германии, разных народах, обычаях и верах. Уже тогда юная Ольга должна была услышать имя Бога христиан, столь непохожего на привычных скандинавских и славянских богов. А для того, чтобы сберечь свое достоинство и целомудрие среди коварных и похотливых воинов, красавице Ольге приходилось самой быть ловкой, изворотливой и подчас жестокой. Легендарное сказание “Степенной книги” рисует эту сторону жизни будущей святой. Молодой князь Игорь, забредший во время охоты в псковские леса, захотел переправиться на другой берег реки Великой и, уже сидя в лодке, обнаружил, что перевозчик — необычайно красивая девушка. Князь стал заигрывать с ней и был явно обескуражен, когда получил смелую, мудрую и весьма резкую отповедь, подкрепленную угрозой отправиться на дно вместе с Игорем, если тот попробует применить силу. Пристыженный Игорь молча уехал, а вскоре прислал к целомудренной деве сватов.

Княгиня Ольга. Любимая жена

Согласно же Повести Временных Лет, на красоту и ум Ольги обратил внимание во время одной из своих поездок в Псков Олег. В 903 г. он устроил брак князя с пленительной псковитянкой. Ольга скорее всего не была ни первой, ни единственной женой Игоря, однако почти сразу же стала самой любимой. Так что “име же Игорь потом ины жены, но Ольгу, мудрости ее ради, паче иных чтяше” . Прекрасная княгиня достигла и большего: ей удалось занять второе место в политической иерархии древнерусского государства и прочно удерживать его на протяжении всего Игорева княжения, направляя политику мужа в нужную сторону. К ее советам Игорь, несомненно, прислушивался.

Киевская Русь была достаточно эфемерным политическим образованием. Разноязыкие племена Восточно-Европейской равнины не связывало вместе ничего, кроме военной силы и общности торговых интересов. Киевские князья контролировали Днепровско-Балтийский военно-торговый путь, получая значительные прибыли с его обслуживания и с торговли собранной на полюдьи данью. Авторитет державы Рюриковичей покоился на господстве над торговыми путями. Однако относительно дальнейшей судьбы этих торговых путей в киевской политике не было единства. Торговая партия, состоявшая из варяжских и славянских купцов, среди которых было немало христиан, выступала за дальнейшее упрочение взаимовыгодных отношений с Хазарией, Скандинавией и особенно с Византией. Весьма привлекательной для них была идея вхождения в Византийское содружество, что могло бы повысить и престиж, и торговые возможности русского государства, и что было немыслимо без христианизации. В другую сторону тянула дружинная партия, в основном языческая. Ее целью было отнюдь не продолжение грабительских набегов, как зачастую представляют дело историки, а установление полного господства над всей восточно-европейской, черноморской и балтийской торговлей. Такие могущественные экономические центры, как Хазария и Волжская Булгария, подлежали уничтожению как опасные конкуренты. Но главным объектом нена-висти была Византия, на уничтожение которой дружинная партия готова была положить все силы и средства. К попыткам воплотить эту самоубийственную мечту и толкало Игоря его военное окружение. Самоубийственную — потому что оживленный торговый путь, попавший в руки бесконтрольного монополиста, хиреет уже через пятьдесят-сто лет. Ольга всегда понимала это, и ее политика была направлена на укрепление мирных отношений с соседями. А Византия представлялась ей тем образцом, на который должна во всем равняться русская держава. В те годы, пока что только на почве совпадения интересов, завязывались контакты Ольги с киевскими христианами.

Княгине довольно долго удавалось нейтрализовать дружинное влияние на Игоря, но настал момент, когда ее положение пошатнулось. Вырос сын Святослав, родившийся, если верить Татищеву, в 920 г. и бывший средоточием всех надежд киевской военщины. Энергичному наследнику, видимо, довольно легко удалось склонить престарелого Игоря к авантюре. В 941 г., когда истек срок русско-византийского договора 911 г., Игорь собрал мощную армию и двинулся на Константинополь. Разоряя все на своем пути, русы дошли почти до византийской столицы. Остановить зверство язычников растерявшимся от неожиданности византийцам удалось, только мобилизовав все силы империи, отозвав с других фронтов три большие армии и лучших полководцев. Лишь у местечка Иерон на Босфоре, применив наводящий ужас “греческий огонь”, византийцы разгромили флот Игоря. Но и после этого часть русов еще долго сражалась на побережье Малой Азии.

Отдохнув год, в 943 г., Игорь, подстрекаемый своим сыном, решил попытать счастья еще раз. На этот раз поход был организован с размахом и изобретательностью, присущими Святославу. Была создана коалиция из злейших врагов Византии: венгров, печенегов и негласно поддерживающей поход Хазарии, раздраженной начатыми в империи гонениями на евреев. “Игорь же собрал воинов многих: варягов, русь, и полян, и славян, и кривичей, и тиверцев — и нанял печенегов, и заложников у них взял, — и пошел на греков в ладьях и на конях, стремясь отомстить за себя” . Единственными союзниками Византии остались болгары, и империи грозило если не уничтожение, то страшнейшее потрясение. И вдруг произошло нечто необыкновенное. Дойдя до Дуная, Игорь остановился и явно благосклонно выслушал предложение греческих послов о мире. Те пообещали большие денежные подарки и возобновление выплаты дани. Для конунга, решившего сокрушить империю, — не так уж и много. Ссылка летописца на то, что русы не хотели рисковать в борьбе с неясным исходом, малоубедительна: отважные воины привыкли еще и не к таким безнадежным предприятиям.

Несомненно, в скрытой борьбе за влияние на Игоря в конце концов победила партия мира, возглавляемая Ольгой. Княгине удалось нейтрализовать влияние сына и побудить мужа к перемирию с греками. Остаток лета и осень 943 г. были заняты переговорами о долгосрочном мирном договоре, который и был в конечном счете заключен, ознаменовав установление между Русью и державой ромеев мира и тесного военного союза.

Договор и процедура его ратификации представляют собой любопытный материал как для установления тогдашнего положения Ольги в русском государстве, так и для правильного понимания роли киевских христиан в политике Руси. Текст соглашения начинается словами: “Мы — от рода русского послы и купцы, Ивор, посол Игоря, великого князя русского, Вуефаст, от Святослава, сына Игоря, Искусеви от княгини Ольги; Слуды от Игоря, племянник Игорев; Улеб от Володислава; Ианицар от Предславы; Шихберн Сфандр от жены Улеба…” Святослав, как прямой наследник, упоминается сразу же за Игорем. Он имеет собственного посла, отстаивающего его личные интересы. Если бы в то время, как утверждает летопись, Святославу было три года, вряд ли младенцу понадобился бы личный посол. Наше сомнение в малолетстве Святослава подтверждает и Константин Багрянородный, сообщающий, что в начале 40-х годов “приходящие из внешней России в Константинополь моноксилы являются из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта России” . Немогард-Новгород был традиционным трамплином для перемещения на киевский стол. На третьем месте упоминается Ольга, имевшая исключительное влияние на киевскую политику. Искусеви защищал в Царьграде не только политический престиж архонтиссы, но и ее торговые интересы, о которых княгиня никогда не забывала. Ольга была одним из крупнейших землевладельцев на Руси. Летописец сообщает, что “Вышгород был городом Ольгиным и места ее и погосты, и сани ее стоят в Пскове и поныне, и по Днепру есть места ее для ловли птиц, и по Десне, и сохранилось село ее Ольжичи до сиих пор” . Дальше в договоре идут имена послов правителей 22 крупнейших политических и торговых центров Руси. Через несколько лет делегация из таких же представителей отправится с Ольгой в Царьград.

Христианство

Следами победы христианской партии в борьбе за влияние на Игоря несомненно являются и те места в договоре, в которых явно чувствуется превосходство христиан и пренебрежение поклонниками Перуна. А церемония приведения к присяге Игорева войска дала киевским христианам повод для демонстрации своей силы: в то время как князь с языческой частью войска клялся в нерушимости договора перед идолом Перуна, воины-христиане присягали перед греческими послами в церкви св. Ильи. “Это была соборная церковь, так как много было христиан-варягов.

Почти сразу же по заключении договора алчные дружинники втянули Игоря в новую авантюру, на сей раз не имевшую даже романтического блеска похода на Царьград. Позавидовав отрокам воеводы Свенельда, кои “изоделися суть оружьем и порты” , и, несомненно, сожалея, что не попали в состав экспедиции на Каспий, в интересах Византии громившей богатые арабские города, воины побудили князя ободрать как липку племя древлян. По своему ли неразумию или по чьему-то злому наущению Игорь решил, что и этого мало. Он, поразмыслив, сказал своей дружине: “Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу еще”. Древляне во главе со своим князем Малом вполне справедливо рассудили, что при такой практике сбора дани они скоро вымрут с голода, и решили рискнуть. Безрассудный князь нашел свой ужасный конец где-то в лесах под Искоростенем. Его разорвали надвое березами, не удостоив даже приличных похорон. Ольга и Святослав в это время были в Киеве.

Мы открываем, наверное, самую загадочную страницу жизни св. Ольги. Кому не памятны с детства леденящие кровь, но по-своему необыкновенно поэтичные сказания о жестокой мести древлянам! Логика мифа причудлива, и подчас за вполне правдоподобным рассказом кроется произведение народной фантазии, и, напротив, немыслимая фантасмагоричность сюжета служит едва ли не главным доказательством его подлинности — невозможного не выдумывают. С трудом верится, что повесть об Ольгиной мести — просто небылица. Она слишком нестандартна для довольно шаблонной формы народной легенды и в то же время достаточно реалистична и конкретна. Если это и миф, то миф в том значении, какое придавал этому слову А. Ф. Лосев — “в словах данная чудесная личностная история” язычницы Ольги, история, делающая почти физически ощутимыми темные и жуткие черты той самой славянской религии, которую теперь тщатся представить едва ли не торжеством духовной свободы и гуманизма.

Историки воспринимают Ольгину месть как выдумку в первую очередь потому, что она логично и последовательно воспроизводит основные черты языческого похоронного обряда. Из этого почему-то следует, что повесть о мести — не более чем сказочное его осмысление. Часто забывают, что человек архаических времен воспринимал свои религиозные обязанности чрезвычайно серьезно, может быть, даже серьезней, чем следовало. Игорь умер жалким пленником и был попросту зарыт в землю без всякого похоронного обряда. По славянским же верованиям, загробная судьба человека зависела от его статуса в момент смерти и от пышности похорон. Кому, как не любимой Игорем Ольге, было почтить память покойного мужа! И Ольга со всей истовостью правоверной язычницы сделала все от нее зависящее, чтобы отдать мужу последний долг. В своей мести она не только наказала бунтовщиков, но и последовательно воспроизвела все части похоронного ритуала.

По правилам первобытного воинского поединка победитель является наследником побежденного. А взойти на княжеский трон можно было, только женившись на вдове властителя. Согласно этому архаическому обычаю и действовал Мал, когда посылал 20 лучших древлянских мужей свататься к Ольге. Древляне хорошо знали гордый нрав князей-варягов и рассчитывали не более чем на перемирие и отсрочку карательной экспедиции. Однако прием у Ольги превзошел все ожидания. Княгиня не только спокойно выслушала известие о гибели мужа, но и благосклонно приняла изложение матримониаль-ного проекта: “Любезна мне речь ваша, — мужа моего мне уже не воскресить; но хочу вас завтра почтить перед людьми своими” . Вот тут бы и призадуматься послам. Своими словами Ольга начала хорошо известный по архаическим обрядам и сказкам ритуал свадебной игры: жених получает невесту, только отгадав ее загадку, в противном же случае лишается головы. А загадка уже была произнесена: “почтить” кого-то по-славянски означало и “оказать честь” и “отомстить”, “убить”. Ни одну из Ольгиных загадок древляне так и не отгадали.

А загадки продолжались: “Ныне же идите в свою ладью и ложитесь в ладью с гордостью, а утром я пошлю за вами, вы же говорите: не едем на конях, ни идем пешком, но понесите нас в ладье; и вознесут вас в ладье” . Послы восприняли это как обычную часть обряда сватовства, когда сваты, дабы обмануть злых духов, приезжали “ни пешком ни на лошади”, “ни днем ни ночью”, войдя в избу невесты, заговаривали сперва о посторонних вещах и т.д. Но смысл загадки был угрожающим. Ни пешим ни на коне, а в ладье, на руках соплеменников, следовал к своему последнему пристанищу знатный рус. Ладья была традиционной погребальной принадлежностью и славян, и скандинавов. Так и произошло на следующее утро: принесши послов на Ольгин двор, киевляне сбросили их в глубокую могилу. “И, склонившись к яме, спросила их Ольга: “Хороша ли вам честь?” Они же ответили: “Горше нам Игоревой смерти”. И повелела засыпать их живыми; и засыпали их” . Некоторые летописи добавляют, что послов в яме сожгли.

Месть только начиналась. Вскоре Ольга прислала древлянам требование отправить в Киев еще лучших мужей в качестве сватов, — мол, киевляне без почетного эскорта ее на отпустят. Когда следующая группа древлянских аристократов прибыла на убой, княгиня предложила им сходить в баню. Выглядело это как обыкновенное проявление заботы о гостях. Но древляне позабыли, что у славян было в обычае истапливать баню для покойника и ставить воду для омовения. Еще долго после крещения Руси в вопросниках и исповедях сохранялся пункт: “В Великую Субботу, и в Пятидесятную, егда память творим усопшим, бани не велел ли еси топити?” , и полагалась епитимья. Когда древляне вошли в баню, с ними и поступили как с покойниками: заперли и сожгли.

Третья Ольгина загадка была сформулирована прозрачнее двух первых: “Вот уже иду к вам, приготовьте меды многие в городе, где убили мужа моего, да поплачусь на могиле его и сотворю тризну по своем муже” . Кто станет жертвой в ритуальном жертвоприношении на могиле Игоря — нетрудно было догадаться. Древлян не насторожило даже то, что княгиня прямо назвала их убийцами. На вопрос, где посланные за нею в Киев мужи, Ольга отговорилась: “Идут следом”. После надгробного плача был насыпан курган и начался пир, на котором древляне упились. Настало время погребальной военной игры. И тут Ольгина дружина обрушила на беспечных древлян вместо ритуальных ударов мечами — самые настоящие. “И иссекли их пять тысяч. А Ольга вернулась в Киев и собрала войско на оставшихся” .

На смену хитрым загадкам и причудливым языческим обрядам пришла грубая, но честная военная сила. Карательные войска под предводительством Святослава обрушились на древлянскую землю. В первом же сражении бунтовщики были смяты натиском киевской дружины. На побежденных древлян была возложена тяжелая дань. Возвратившись в Киев, княгиня неожиданно узнала, что забыла еще об одном погребальном обряде.

Вернувшись с сознанием исполненного долга, Ольга, должно быть, чувствовала себя единоличной властительницей Руси. Однако рвавшиеся к власти воины-язычники из окружения Святослава люто ненавидели влиятельную княгиню, горячую сторонницу мира с Византией. Ей, конечно. не забыли неожиданного финала похода на Царьград. И вот гордой дочери варягов, столь хитроумно исполнившей славянский поминальный ритуал, прямо, по-солдатски напомнили, что жена, как верная рабыня, должна последовать в загробный мир вслед за мужем, причем чем скорее, тем лучше. Любимой жене Игоря было просто неприлично оставаться в живых. Еще не старая, полная честолюбивых планов княгиня должна была удавиться или перерезать себе горло.

Ольга оказалась, как сказал бы современный философ, в экзистенциальной ситуации, когда на грани отчаяния и смерти обнажаются последние вопросы бытия. Ум, сердце, воля к жизни — все существо княгини протестовало против бессмысленного конца. То, что выглядело необходимым и естественным при взгляде со стороны, оказалось жестоким абсурдом применительно к ней самой. Зачем Игорю и богам нужна эта бессмысленная жертва? Вправду ли за гробом Ольгу ждет беспечальная жизнь княгини — или, может быть, расплата за расправу с древлянами? До этого Ольге не приходилось всерьез задумываться о справедливости традиционных взглядов на смерть и посмертное существование. А они уже были порядком поколеблены в пестром и многонациональном Киеве. Ольге наверняка неоднократно приходилось слышать речи и иудеев-хазар, и магометан-арабов. Постоянно общалась княгиня и с киевскими христианами, среди которых было немало ее соплеменников, отвернувшихся от Одина и Тора. Все они говорили, что в загробном мире положение человека определяется не богатством и знатностью, не пышностью похорон и числом жертв, а добрыми делами. Убийц, лжецов и предателей, если они не покаются, ждут на том свете страшные мучения. А совесть, не до конца искореженная языческим фанатизмом, несомненно, не раз напоминала Ольге, что ее зверству над древлянами нет оправдания. Перед лицом неожиданной “добровольной” смерти, особенно когда есть в чем себя упрекнуть, мир кажется мрачным и бессмысленным. Пред глазами Ольги должна была встать жуткая картина погребения знатного руса, какой ее описал арабский путешественник Ибн Фадлан. После смерти мужа, пока идет подготовка к похоронам, обреченная на смерть женщина должна веселиться, пировать, переходить из шатра в шатер, отдаваясь соплеменникам, после чего каждый из них произносит сакраментальную фразу, что сделал это исключительно из любви и почтения к покойному… Вот в день похорон приносят покоящегося в ладье руса… Ладья наполняется золотом, драгоценностями, шелками и заливается кровью жертвенных животных… Вот убивают рабов… К ладье подводят шатающуюся, сильно пьяную женщину. В глазах ее — бессмысленный ужас… Ее ожидает высокая широкоплечая старуха в черном одеянии — “ангел смерти”… Родичи покойного поднимают женщину над толпой, и она точно в полусне произносит заранее внушенные слова: “Вот я вижу своих отца и мать…” Во второй раз: “Вот все мои умершие родственники…” В третий: “Вот я вижу своего господина сидящим в саду, а сад красив и зелен, и с ним мужи и отроки, вот он зовет меня — так ведите же меня к нему…” Ее водружают на ладью и дают прощальную чашу вина, над которой она поет надгробную песнь… Старается петь как можно дольше, но старуха грозно поторапливает ее… Ее под руки вводят в шалаш умершего, она пытается вырваться, но тщетно… Шестеро родственников покойного реализуют свое право любви рядом с трупом умершего… Раздается грохот бубнов, призванный заглушить крики убиваемой… Мужчины душат ее толстой веревкой, а старуха методично вонзает нож под каждое ребро… Все кончено. Огонь за несколько минут превращает их тела и ненужные богатства в прах. А стоящие вокруг радуются сильному ветру, который быстро донесет души умерших до загробного царства.

…А что, если Истина за христианами? Их Бог не требует кровавых жертв, — напротив, Он Сам стал жертвой, сошел на землю и принял позорную смерть, чтобы спасти людей от зла и власти сатаны. Христос обещает верующим в Него не просто утешение за гробом, а Воскресение и настоящую жизнь. Такой Бог, конечно, не оставит в трудную минуту.

Есть в христианстве и еще нечто, что окончательно подтолкнуло Ольгу к решению креститься: христианский закон запрещает самоубийство, мысли о котором решительно противилась ее душа. Однако сможет ли она остаться в живых, пока у власти люди Святослава? Не погубит ли склонный к авантюрам сын еще совсем хрупкое государство? Нужно было ехать в Царьград, чтобы, крестившись там, получить поддержку не только киевских христиан, но и Византии. Только так Ольга могла спасти свою душу, сохранить жизнь и вернуть власть.

Летопись называет императора, крестившего Ольгу, Констан-тином, сыном Леоновым (Константином VII Порфирогенетом, — Багрянородным), а датой крещения 955 г. Историки обычно называли 957 г., так как, по их убеждению, именно к нему относился рассказ Константина в его трактате “De ceremoniis Aulae” о двух приемах Ольги во дворце. Однако удивительно было то, что порфирородный автор ни словом не обмолвился о крещении языческой княгини. В то же время, как убедительно показал Г. Острогорский, тщательно проанализировав чин приема, Ольгу принимали при дворе как христианку. Для объяснения этих противоречий было изобретено немало изящных научных теорий: император описывал прием в качестве образца для будущего, и говорить о крещении было неуместно, Ольга крестилась в Киеве тайно, накануне поездки; было две поездки, в 955 и в 957 гг., а не одна; Ольга крестилась в 959 г. в Киеве и т.д. Анализ источников весьма слабо подтверждает эти концепции.

Окончательно запутал все Г. Г. Литаврин, в начале 80-х гг. доказавший на основании тщательного разбора рассказа Константина, что Ольга ездила в Константинополь не в 957 г., а в 946 г. Серьезных попыток оспорить эту датировку не было, ее предпочли просто игнорировать. Но на месте прежних построений оказалась зияющая пустота. Сам Г. Г. Литаврин пытался заполнить ее, оспорив мнение Острогорского о христианстве Ольги к моменту встречи с Константином VII. Он предположил повторную поездку в Царьград в 955 г., когда Ольгу крестил Патриарх. Эта концепция не выглядит ни обоснованной источниками, ни убедительной.

Остроумная и неожиданно решающая все противоречия гипотеза была предложена О. М. Раповым: Ольгу крестил в 944 г. император Роман I Лакапин. Это мнение мы и попытаемся обосновать.

Принято считать, что имя императора “Константин сын Леонов”, содержащееся в Лаврентьевском списке ПВЛ, есть первоначальное чтение. Между тем исследователями ПВЛ давно доказано: в древнейшем тексте имени императора не было вообще, а в некоторых источниках император называется Романом.

Летописная дата обычно воспринимается как заслуживающая доверия; особое значение при этом придается совпадению даты с указанием “Памяти и Похвалы” Иакова Мниха о том, что Ольга умерла в 969 г. , прожив христианкой 15 лет. Однако историкам достаточно хорошо известно, что летописные даты не всегда можно воспринимать как абсолютную хронологию. А что касается совпа-дения ПВЛ и “Памяти и Похвалы”, то можно заметить, что в Похвале Ольге, составляющей самостоятельный раздел этого произведения, историками литературы обнаружены несомненные интерполяции. Позднейшей переработкой является и весь рассказ о “чуде с оконцем” с последующим хронологическим указанием. Дата 15 лет была высчитана интерполятором на основании все той же ПВЛ.

Наконец, история о сватовстве императора в тексте летописи воспринимается иногда как озорная выдумка, введенная летописцем. Однако зададимся вопросом: кто из византийских императоров мог планировать брак с Ольгой? И Константин, и Роман II были женаты. А вот Роман I Лакапин овдовел еще в 937 г.! Политические же выгоды от личной унии Руси и Византии были для империи колоссальными.

Немецкий хронист, продолжатель Регинона Прюмского, прямо говорит, что Ольга “при константинопольском императоре Романе крещена в Константинополе” . При общепризнанной атрибуции этой хронологии Адальберту, неудачливому епископу Руси, год проведшему в Киеве, вряд ли можно полагать, что хронист спутал Константина VII с недавно вступившим на престол его сыном Романом II. Адальберт был для этого достаточно осведомлен.

Если принять версию, что Ольгу в 946 г. встречали в Константинополе как христианку, то молчание Константина VII о крещении становится просто необъяснимым. Он воцарился в 945 г., а уже в 946 г. Ольга была крещена. Предположить еще один ее визит в Царьград летом 945 г. мы не можем, а относительно крещения в Киеве Г. Г. Литаврин справедливо заметил: “Сколь бы остроумной ни была та или иная гипотеза, она не должна противоречить показаниям всех источников без исключения” . С киевской теорией дело обстоит именно так. Все становится на свои места, если предположить, что Ольгу крестил в 944 г. Роман I. Константину не было никакой нужды упоминать в трактате событие двухгодичной давности, да еще с участием ненавистного тестя-узурпатора.

Принципиально важно указание византийского хрониста Скилицы: “И жена некогда отправившегося в плавание против ромеев русского архонта, по имени Эльга, когда умер ее муж, приплыла в Константинополь. Крещенная и истинной вере оказавшая предпочтение, она после предпочтения (этого) высокой чести удостоенная, вернулась домой” . Сообщение это помещено в начале правления Константина VII. Оно может означать, что крещеная Ольга прибыла в Константинополь в 946 г. и была удостоена высокой чести. Для нас интересно, что крестилась княгиня вскоре после гибели мужа.

Нам могут возразить, что для Ольги было чисто физически невозможно оказаться в Царьграде в 944 г.: ПВЛ датирует гибель Игоря 945 г., а окончание борьбы с древлянами 946 г. При этом упоминается, что все лето после смерти Игоря Ольга простояла под Искоростенем. Однако после научно обоснованной передатировки похода на греков (943 г.) все летописные даты сдвигаются. Если же учесть, что древнерусский год начинался с 1 сентября, то нет ничего невозможного в том, что осенью 943 г. (944 по ст. стилю) был заключен договор с греками, зимой Игорь был убит, а весна ушла на расправу с древлянами. Упоминание о длившейся все лето осаде Искоростеня для нас здесь значения не имеет, так как это одна из позднейших вставок в текст летописи. Таким образом. летом и осенью 944 г. для Ольги было вполне возможно и, главное, насущно необходимо оказаться в Царьграде.

Летом или осенью св. Ольга прибыла в Константинополь ко двору императора Романа Лакапина. Несмотря на ее отчаянное положение, василевс принял ее благосклонно. Просьба о крещении и предложение союза чрезвычайно обрадовали императора. Он воскликнул: “Патриарху ли возвещу слово сие!” . Возведение на киевский престол византийскими войсками княгини-христианки сразу обеспечило бы империи могущественного и верного союзника. Но еще более привлекательной показалась вдовому императору перспектива женитьбы на архонтиссе русов, необычайно умной и по-прежнему красивой. Личная уния с державой ромеев сразу включила бы Русь в экономическую и политическую систему империи. Хрис-тианизация, осуществленная княгиней-василиссой, совершилась бы быстро и безболезненно. Вместо сильных и опасных соперников Ви-зантии русы превратились бы в мирных граждан имперской окраины.

Княгиня Ольга – “Я – язычница, крести меня сам”

Ольга прекрасно понимала, какую угрозу для Руси представляет неожиданная симпатия императора. Однако ее положение было не таково, чтобы можно было прямо отказать. Княгиня, как всегда, нашла неожиданный и остроумный выход. “Она же, поразмыслив, ответила царю: “Я язычница; если хочешь крестить меня, то крести меня сам, — иначе не крещусь” . Рядовой матрос, достигший царской порфиры, “господин Роман василевс был простым и неграмотным человеком, не принадлежавшим к тем, кто с самого начала следовал ромейским обычаям…” Император, скорее всего, не знал о церковном запрете на брак между крестным отцом и крестницей. Поэтому он не заметил подвоха в словах Ольги.

Вскоре в Святой Софии Константинопольской император Роман и его сын патриарх Феофилакт совершили то, ради чего Ольга и приплыла в Царьград. Первая из русского княжеского дома, св. Ольга была крещена с наречением имени Елена, в честь матери Константина Великого. В этом имени заключалась целая программа действий по обращению Руси в христианство. Прекрасно понимая всю важность происшедшего, Патриарх обратился к святой княгине со словами, которые можно назвать Благовещением русскому народу: “Благословенна ты в женах русских, ибо возлюбила свет, а тьму оставила. Благословят тебя сыны русские до последних поколений внуков твоих” . Св. Ольга стояла “аки губа напаяема”, вникая в заповеди христианской веры и в начала нравственного учения. Внимая наставлениям Патриарха о молитве, посте, воздержании и соблюдении церковного устава, она особенно близко к сердцу приняла требование щедрой милостыни. Именно с Ольги начинается столь характерная для русского христианства традиция сочетания рачительного государственного управления с широко поставленной благотворительностью. И в этой области дело, начатое св. Ольгой, было подхвачено и доведено до небывалого размаха св. Владимиром.

Однако политические интересы тоже не забывались. Для Руси, которая, по упованию св. Ольги, должна была вскоре стать христианской, необходимо было обеспечить достойное место в христианском мире. Император был сильно разочарован, узнав, что княгине удалось его провести и брак между ними невозможен, но стремления установить с Русью тесный союз у него не убавилось. Роман “дал ей многочисленные дары — золото, и серебро, и паволоки, и сосуды различные” . Этих средств было достаточно, чтобы завербовать в Константинополе солидный военный отряд из служивших там варягов. С такими силами возвращение трона становилось вполне реальным. Но союзные отношения пошли и дальше. Император нарек Ольгу своей “дщерью”. Это было больше, чем почетное звание. Уже то, что Роман стал восприемником княгини, было исключительным успехом. До этого император считался крестным отцом только у болгарских василевсов. Теперь же соперничество с Болгарией за первенство в византийском содружестве пошло дальше. Русские правители с последнего места в системе международных отношений империи, определяемого титулом ocpxoov , переместились на первое — υιοζ βασιλεωζ . Роман Лакапин, последовательно теснивший и унижавший слабеющее Болгарское царство, явно хотел передать его роль в содружестве могущественной и к тому же отделенной от империи большим расстоянием Руси.

Обрадованная таким необычайным успехом, сильно повысившим ее шансы в борьбе за киевский престол, св. Ольга отправилась на прощальную беседу с Патриархом. Она внесла в Святую Софию драгоценное блюдо, возможно, взятое из императорских подарков. В 1252 г. его еще бережно хранили в Константинополе, где его видел русский паломник Добрыня Ядрейкович, будущий архиепископ Антоний Новгородский. В своих заметках он отметил: “Блюдо велико злато служебное Олгы Руской, когда взяла дань, ходивше к Царю-городу. Во блюде же Олжине камень драгий, на том же камени написан Христос; и от того Христа емлют печати людие на все добро; у того же блюда все по верхови жемчугом учинено” . В разговоре св. Ольга тревожно говорила: “Люди мои и сын мой язычники — да сохранит меня Бог от всякого зла” . Ее явно беспокоила судьба предстоящей экспедиции в Киев. Но Патриарх успокоил ее: “Чадо верное! Во Христа крестилась ты и во Христа облеклась, и Христос сохранит тебя, как сохранил Моисея от фараона, Давида от Саула, трех отроков от печи, Даниила от зверей, — так и тебя избавит Он от козней дьявола и от сетей его” . Ободренная Патриархом, св. княгиня вернулась в Киев, где ей предстояла нелегкая борьба с язычниками за власть и за судьбу христианства на Руси.

Мы не знаем, как произошел политический переворот в Киеве. Он не вылился в серьезную вооруженную междоусобицу — иначе его следы не исчезли бы вовсе из источников, а отношения матери и сына оказались бы безнадежно испорчены. Видимо, дипломатичной Ольге удалось убедить сына, что наживать себе врагов в лице императора и всех киевских христиан небезопасно. Перед лицом войска, намного превосходившего силы его дружины, Святослав предпочел уступить. Несомненно, он надеялся на скорую смерть уже пожилой матери. Но св. Ольге Бог отпустил еще четверть века, из которых 15 лет она была единоличной властительницей Киева.

На княгиню сразу же обрушились государственные заботы, которые она искусно совмещала со служением Благой Вести. Инцидент с Игорем показал, что неупорядоченность налоговой системы способствует грабежу и мятежу, а сама возможность убийства князя свидетельствовала о слабой централизации государства. И св. Ольга объезжает всю Русь, устанавливая “уроки и погосты” — размеры и места сбора дани, попутно укрепляя свою власть в отдаленных местностях. Только в достаточно сильном государстве можно было быстро и без внутренних потрясений осуществить крещение. Авторы житий выделяют еще один аспект ее реформаторской деятельности: фиксация размеров дани сопровождалась значительным ее облегчением и более справедливым перераспределением. Христианское милосердие сразу же наложило печать на всю деятельность св. Ольги. Позднее Иаков Мних в своей похвале будет с восхищением описывать, как она жила, “украшаясь милостыней, одевая нагих, напояя жаждущих, призревая странников и милосердие проявляя ко всякой вдовице и сироте и нищей, и давая каждому потребное с тихостию и любовью сердца” .

По словам “Степенной книги”, Ольга “обходящи грады и веси по всей Русстей земли, всем людям благочестие проповедая и учаше их вере Христове дани и оброки легки уставляющи, и кумиры сок-рушающи, и на кумирских местах кресты Христовы поставляюще” . Мы не знаем, насколько широк был размах миссионерской деятельности св. Ольги. Проповедь ее, несомненно, была повсе-местной. Однако уничтожение языческих капищ, скорее всего, не выходило за пределы ее личных владений (впрочем, весьма обшир-ных). Св. Ольга не пыталась использовать для крещения Руси силу, зная, сколь ожесточенным будет сопротивление язычников, и не счи-тая кнут лучшим проповедником Евангелия. Она должна была скоро понять, что без независимой от греков церковной организации не-мыслимо принятие Русью христианства как своей, народной религии. Крещение болгар св. Борисом осуществилось относительно быстро и безболезненно не в последнюю очередь потому, что ему удалось до-биться от византийцев предоставления автокефалии болгарской архиепископии. Тесный союз с Романом I, казалось бы, сулил такую возможность. Но в Царьграде произошла очередная непредвиденная перемена.

Перемена

Все лето 945 г. Ольга провела под Искоростенем, воюя с вновь взбунтовавшимися древлянами. Туда-то, должно быть, и прибыли послы из Византии с сообщением, что 16 декабря 944 г. Роман был свергнут и отправлен в ссылку собственными сыновьями. К власти вскоре вернулся оттесненный на задний план еще в 20-х годах Константин Багрянородный. В случае смены власти в одной из союзных стран византийские дипломатические порядки требовали перезаключения договоров. Ольга решила воспользоваться этой возможностью, чтобы вновь отправиться в Константинополь и разрешить волновавшие ее вопросы лично с императором.

На этот раз, помимо создания на Руси самостоятельной церковной организации, Ольга мечтала об укреплении своего международного авторитета. По всей видимости, ею руководила идея “взять в обход” питавшего стойкую антипатию к христианству Святослава. В ее планы входило женить сына на византийской царевне. Брак с порфироносной царевной сразу поднял бы престиж русского государя, а строптивый князь вынужден был бы креститься. Вместе с ним крестилась бы и дружина, а затем и вся страна. Ольга неоднократно говорила Святославу, опасавшемуся в случае принятия христианства насмешек со стороны воинов: “Если ты крестишься, то и все сделают то же” . Расчищая дорогу к этому браку, Ольга разлучила сына с его возлюбленной Малушей, как раз незадолго до того родившей Владимира (если верить летописному сообщению, согласно которому в 1015 г. Владимиру было чуть больше 70-ти). И хотя по языческим обычаям в их браке не было ничего незаконного, княгиня сослала свою рабыню в Выбутово.

К поездке в Константинополь Ольга готовилась основательно. Княгиня хотела на этот раз предстать перед императором во всем блеске своего могущества. Караван, отправившийся в начале лета из Киева, насчитывал десятки судов, на которых размещались 1500 человек. В свите были жены правителей всех крупнейших центров Руси, в том числе по меньшей мере 6 княгинь. Ольгу сопровождали несколько десятков послов и купцов, представителей киевского боярства. Командовал экспедицией ее несколько загадочный родственник, которого Константин называет анепсием — племянником. Предполагать, что под этим именем скрывается сам Святослав, мы не можем. Не называть наследника Константину не имело никакого смысла. Может быть, это был загадочный брат Святослава — Улеб, о котором упоминает в целом мало достоверная Иоакимовская летопись? Его следы сохранились также в договоре Игоря с греками. Там на одном из первых мест упоминается жена Улебова, очень влиятельная особа. Самого Улеба нет, хотя упоминается посол “Улеб от Володислава”. Не исключено, что это место следует читать “Володислав от Улеба”, так как летописец мог исказить текст договора, дабы скрыть малоприятную историю, произошедшую в княжеском доме: Улеб был убит братом за то, что исповедовал христианство.

Первые разочарования ждали Ольгу сразу же по прибытии в Константинополь. Союзницу свергнутого Романа, да еще прибывшую с огромным флотом, встретили недоверчиво. Потом Ольга с горькой обидой вспоминала, как ее не одну неделю продержали в гавани, прежде чем впустить в Константинополь. Однако постепенно все уладилось. Киевским дипломатам удалось добиться для княгини исключительных привилегий. Когда 9 сентября 946 г. состоялся торжественный прием в великолепной зале — Магнавре, Ольга подошла к императору, не поддерживаемая, как обычно, двумя евн-ухами. Вместо полагающейся проскинезы княгиня приветствовала императора легким поклоном и беседовала с ним стоя. Среди фресок в башне Софии Киевской, которые, как сравнительно недавно удалось доказать С. А. Высоцкому, изображают визит Ольги в Константинополь, сохранилась сцена приема у императора. Княгиня в стемме и белом мафории стоит перед императором одна, без соп-ровождения евнухов. Художник зафиксировал еще одну деталь: вместо того, чтобы в знак покорности скрестить руки на груди, св. Ольга держит их поднятыми ладонями к зрителю. С одной стороны, этот жест должен зафиксировать ее независимость, с другой — это заявка князя Ярослава, заказчика росписей, на канонизацию прабабки. Ладонями к зрителю обычно изображаются на иконах блаженные.

Вечером в честь княгини был дан пир. Ольга получила право сидеть за одним столом с зостами — высшими придворными дамами, имевшими привилегию обедать с императором. Таким образом, и св. Ольга получила ту же привилегию. Атмосфера в присутствии княгини была уже настолько семейной, что императрица усадила свою семилетнюю невестку Берту, которой было неудобно есть, сидя на ее детском трончике, вместе с собой на трон Феофила. Когда подали десерт, Ольга оказалась за одним столом с императорской семьей и вновь беседовала с василевсом. После пира свите Ольги, разделенной по образцу византийского двора на семь разрядов, были вручены императорские “дары великодушия” . В числе скромно одаренных был некий пресвитер Григорий, по-видимому, духовно окормлявший христиан из свиты Ольги. Люди Святослава, по пренебрежению ли княгини или по неприязни византийцев, попали на предпоследнее место, получив по 5 милиарисиев. Самой княгине в золотой чаше с драгоценностями было поднесено 500 милиарисиев, — сумма скромная, но все же немалая.

Княгиня Ольга. Разочарования

Но впереди св. Ольгу ждали в основном разочарования. Ее водили по Константинополю, император пригласил ее на ипподром, что также изображено на фресках Святой Софии. Однако все это делалось лишь для того, чтобы подсластить гордой княгине горькую пилюлю крушения всех ее надежд. Союзные соглашения были перезаключены, торговые переговоры прошли успешно. Ольга пообещала императору “вои в помощь” для готовящейся экспедиции по отвоеванию у арабов Крита (закончившейся провалом в 949 г.). Однако в церковной автокефалии ей было отказано. Единство восточных Церквей под деспотичной властью Константинопольского патриарха было idee fixe византийцев. Брачный проект тоже провалился. Фанатичный нена-вистник “варваров” и ревнитель чистоты порфирородной крови Кон-стантин VII отказал в руке дочери, сославшись на мифический запрет Константина Великого выдавать царевен за рубеж. Позднее, видимо, имея в виду сватовство Ольги, Константин наставлял сына: “Если когда-либо народ какой-нибудь из этих неверных и нечестивых северных племен попросит о родстве через брак с василевсом ромеев, т. е. либо дочь его получить в жены, либо выдать свою дочь василевсу ли в жены или сыну василевса, должно тебе отклонить и эту их не-разумную просьбу никогда василевс ромеев да не породнится через брак с народом, приверженным к особым и чуждым обычаям…” . Даже титул “дочери василевса” не был сохранен за Ольгой. В своем сочинении “О церемониях” Порфирогенет упорно именует ее архонтиссой.

Прощальный прием 18 октября проходил уже холодно и напряженно. На этот раз свиту княгини поделили только на четыре разряда, а самой Ольге вручили сумму всего лишь в 200 милиарисиев. Представителей неудачливого жениха Святослава попросту не позвали. Однако эти мелкие уколы были для св. Ольги ничем по сравнению с главным ударом: недальновидность императорского двора ставила под угрозу крещение Руси.

Возвратившись в Киев, св. Ольга все же не теряла надежды и продолжала готовить почву для принятия христианства. Она приступает к строительству церквей. Ольга первая начала соревнование Киева с Константинополем. Святцы “Апостола” 1307 г. под 11 мая содержат запись: “В тъ же день священие святыа Софья Киеве в лето 6460” (925 г.). Это известие подтверждает Иоакимовская летопись и немецкий хронист Титмар Мерзебургский. В Киеве появился свой, пока деревянный, Софийский собор, а основанный княгиней Софийский монастырь должен был стать христианским культурным центром и поставщиком кадров для будущей русской Церкви. Родную Выбутскую весь Ольга завещала собору Пресвятой Богородицы, построенному неподалеку, а в Пскове, после бывшего ей видения, распорядилась воздвигнуть храм в честь Святой Троицы.

Миссионерская проповедь святой Ольги посеяла семена христианства в самых отдаленных областях Руси. Повсюду возникали небольшие христианские общины. Даже в цитадели язычества — дружине Святослава многие принимали крещение. Святослав, “если кто собирался креститься, не возбранял, а только смеялся над ним” , однако сам был непреклонен, и на все уговоры матери отвечал только, что для неверующих “вера христианская юродство есть” . Князь не собирался менять привольную жизнь викинга-язычника на стеснительную для него радость жизни во Христе. Он дожидался того момента, когда семидесятилетняя Ольга уступит ему власть. Княгиня это понимала и стремилась как можно скорее осуществить крещение Руси: только в этом случае можно было не опасаться за судьбу насажденных ею ростков христианской жизни.

Но в Константинополе оставались все так же глухи к надеждам миссии среди русов. Это и вызвало где-то в середине 50-х гг. разрыв между св. Ольгой и императором. Когда нуждавшийся в срочной военной помощи против арабов Константин прислал в Киев напоминание о союзных обязательствах, Ольга выпроводила послов, припомнив те унижения, что вынесла в константинопольской гавани. Убедившись в тщетности надежд на греков, княгиня решила попытать счастья на Западе, у латинян.

Под 959 г. в хронике продолжателя Регинона Прюмского стоит запись: “Пришли к королю, — как после оказалось, лживым образом, — послы Елены королевы ругов, которая при константинопольском императоре Романе крещена в Константинополе, и просили посвятить для сего народа епископа и священников” . Сообщение это настолько необычно, что многие, например, А. В. Карташев, из ложно понятого православного патриотизма отказывались верить в возможность подобного шага со стороны святой Ольги. Однако факт остается фактом: княгиня послала к саксонскому королю Оттону I, готовившемуся стать германским императором, послов с просьбой об учреждении епископии; при этом подразумевался ее автокефальный статус. Ольга надеялась, что ревностно миссионерствовавший среди славян Оттон согласится на такие условия. Однако на Западе об автономиях никогда и слыхом не слыхивали, а потому, недолго думая, просто поставили русским епископом монаха Либуция. Однако его выезд в Киев задержался. Византийцы очень нервно отреагировали на вмешательство немцев в русские дела и моментально разорвали отношения с Саксонией. Оттон решил использовать вопрос о русской епископии, шантажируя им греков в борьбе за признание своего императорского титула. Либуций скончался, так и не добравшись до своей епархии, и ему на смену в 961 г. был посвящен нотарий королевской канцелярии брат Адальберт. Он моментально отбыл на место, но уже в следующем году возвратился назад, “ибо не успел ни в чем том, зачем был послан, и видел свои старания напрасными; на обратном пути некоторые из его спутников были убиты, сам же он с великим трудом едва спасся” .

Из сообщения незадачливого “русского” епископа неясно, что все же произошло в Киеве и разрушило все его планы. Возможно, что св. Ольга, убедившись, что чаемой автокефалии Адальберт не привез, вновь возложила надежды на Византию. Об этом как будто бы свидетельствует тот факт, что в 961 г. русы принимали участие в экспедиции полководца Никифора Фоки на Крит. Но не исключено и другое. Решительные и нетерпимые методы насаждения христианства, присущие немецким миссионерам, вызвали взрыв возмущения у языческой партии в Киеве. Ольге пришлось уступить власть сыну. Примерно с начала 60-х гг. Святослав возвращает себе ведущую роль на русской политической арене. Св. Ольга уходит в частную жизнь, отдав себя воспитанию внуков, дабы они могли продолжить дело христианизации Руси. Она возлагала особые надежды на старшего, Ярополка. Хуже всего, по иронии истории, дело обстояло с младшим, Владимиром: в его семье еще долго не могли простить бабке ссылки Малуши.

Княгиня Ольга. Роль правительницы Государства

Святослав пустился в давно задуманные военные авантюры, сокрушая одного за другим торговых конкурентов Руси. Про Киев он совсем забыл, и Ольге приходилось на время его походных отлучек брать на себя привычную роль правительницы государства. Земля, брошенная князем на произвол судьбы, стала легкой добычей хищных кочевников, наводнивших восточноевропейские степи после “блестящего” разгрома Святославом дотоле сдерживавшей их Хазарии. “В год 968. Пришли впервые печенеги на русскую землю, а Святослав был тогда в Переяславце…” . Св. Ольге пришлось возглавить оборону Киева. Город спасся чудом, только благодаря уловке, которую мы можем с уверенностью приписать княгине. Воевода Претич, переправившись к городу с другого берега Днепра, сказал хану, что возглавляет арьергард возвращающегося Святослава. Имя непобедимого воина подействовало, и печенеги отступили. А киевляне послали князю горький упрек: “Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою оставил, а нас чуть было не взяли печенеги, и мать твою, и детей твоих. Если не придешь и не защитишь нас, то возьмут-таки нас. Неужели не жаль тебе своей отчины, старой матери, детей своих?”

Пристыженный Святослав быстро вернулся и разгромил печенегов. Однако вскоре ему снова наскучило в Киеве. Уверенный в близкой победе над ненавистной Византией и создании великой Восточноевропейской империи, он решил оставить неприветливые приднепровские просторы и перенести столицу в Переяславец на Дунае. Св. Ольга не имела уже ни сил, ни желания перечить сыну, близкий и бесславный конец которого она предвидела. Единственное, о чем она просила Святослава — это дождаться ее приближающейся кончины: “Когда похоронишь меня, — отправляйся куда хочешь”. “Через три дня Ольга умерла, и плакали по ней плачем великим сын ее и внуки ее и все люди…” . Она отошла ко Господу 11 июля. С ее кончиной почувствовали себя осиротевшими не только киевские христиане, потерявшие могущественную покровительницу, но и языч-ники, которым святая щедро, без счета уделяла милостыню. За время ее мирного и мудрого правления выросло целое поколение киевлян.

Похоронили ее непривычно для киевских князей скромно и тихо. Не было ни положенных в гроб сказочных богатств, ни ритуальных надгробных плачей. Княгиня категорически запретила тризны, лицедрания и насыпание кургана над ее могилой; она распорядилась только о посылке золота в Царьград к Патриарху на помин души. Христианские священники погребли ее с еще непривычными для киевлян молитвами и песнопениями о месте упокоения “иде же несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание”.

После кончины

Через четверть века после блаженной кончины св. Ольги, когда сбылось ее предсказание о скором крещении Руси, св. Владимир извлек из земли мощи своей бабки, оказавшиеся нетленными, и торжественно перенес их в Десятинную церковь. Они были положены в открытой гробнице и скоро стали одной из важнейших киевских святынь, от которой получили исцеление многие страждущие. В годы монгольского нашествия мощи были скрыты под землей и вновь обнаружены только в XVII в. митрополитом Петром Могилой. Однако в XVIII столетии, в пору скрытого гонения на святыни, Синод вновь изъял их под давлением правительства, не ручаясь за их подлинность. Канонизация св. Ольги совершилась где-то на рубеже XIII и XIV вв., тихо и неприметно, без всякого формального акта — в ее святости никогда не сомневались.

Подвиг святой Ольги, быть может, не так заметен и громок, как настоящая революция, произведенная на Руси св. Владимиром. Ей не суждено было увидеть Русь христианской. Но, наверное, не зря составители “Степенной книги” поместили обширное житие княгини на первом месте — вне степеней. И не случайно, что скромное, но подчеркнутое почитание святой сохранялось на Руси всегда. Без ее труда по взращиванию семян веры на русской почве вряд ли была бы возможна столь быстрая и ошеломительная победа христианства при св. Владимире. Ее усилия по осуществлению полноправного вхождения Руси в Византийское содружество положили начало мощнейшему влиянию византийской культуры, сформировавшему культуру русскую. Такие черты духовного облика первой русской святой, как мудрость, чуждое экзальтации спокойствие, способность и к молитвенному подвигу, и к государственному и культурному творчеству, навсегда определили архетип русской святости. А потому “сыны русские, до последних потомков внуков” ее будут беречь в своих сердцах вечную память и благодарность великой молитвеннице за Русскую землю.

Принятые сокращения:

ПВЛ — Повесть временных лет;

ПСРЛ — Полное собрание русских летописей;

ВВ — Византийский временник;

ВИ — Вопросы истории;

ВДИ — Вестник Древней Истории.

«Начальницей веры» и «корнем Православия» в Русской земле издревле называли святую равноапостольную Ольгу люди. Крещение Ольги было ознаменовано пророческими словами патриарха, крестившего ее: «Благословенна ты в женах русских, ибо оставила тьму и возлюбила Свет. Прославлять тебя будут сыны русские до последнего рода!» При крещении русская княгиня удостоилась имени святой равноапостольной Елены, много потрудившейся в распространении христианства в огромной Римской империи и обретшей Животворящий Крест, на котором был распят Господь. Подобно своей небесной покровительнице, Ольга стала равноапостольной проповедницей христианства на необъятных просторах земли Русской. В летописных свидетельствах о ней немало хронологических неточностей и загадок, но вряд ли могут возникнуть сомнения в достоверности большинства фактов ее жизни, донесенных до нашего времени благодарными потомками святой княгини — устроительницы Русской земли. Обратимся к повествованию о ее жизни.

Имя будущей просветительницы Руси и родину ее древнейшая из летописей — «Повесть временных лет» называет в описании женитьбы Киевского князя Игоря: «И привели ему жену из Пскова именем Ольга». Иоакимовская летопись уточняет, что она принадлежала к роду князей Изборских — одной из древнерусских княжеских династий.

Супругу Игоря звали варяжским именем Хельга, в русском произношении — Ольга (Вольга). Предание называет родиной Ольги село Выбуты неподалеку от Пскова, вверх по реке Великой. Житие святой Ольги повествует, что здесь впервые состоялась встреча ее с будущим супругом. Молодой князь охотился «в области Псковской» и, желая перебраться через реку Великую, увидел «некоего плывущего в лодке» и подозвал его к берегу. Отплыв от берега в лодке, князь обнаружил, что его везет девушка удивительной красоты. Игорь воспылал к ней похотью и стал склонять ее ко греху. Перевозчица оказалась не только красива, но целомудренна и умна. Она устыдила Игоря, напомнив ему о княжеском достоинстве правителя и судии, который должен быть «светлым примером добрых дел» для своих поданных. Игорь расстался с ней, храня в памяти ее слова и прекрасный образ. Когда пришло время выбирать невесту, в Киев собрали самых красивых девушек княжества. Но ни одна из них не пришлась ему по сердцу. И тогда он вспомнил «дивную в девицах» Ольгу и послал за ней сродника своего князя Олега. Так Ольга стала женой князя Игоря, великой русской княгиней.

После женитьбы Игорь отправился в поход на греков, а вернулся из него уже отцом: родился сын Святослав. Вскоре Игорь был убит древлянами. Боясь мести за убийство Киевского князя, древляне отправили послов к княгине Ольге, предлагая ей вступить в брак со своим правителем Малом. Ольга сделала вид, что согласна. Хитростью заманила она в Киев два посольства древлян, предав их мучительной смерти: первое было заживо погребено «на дворе княжеском», второе — сожжено в бане. После этого пять тысяч мужей древлянских были убиты воинами Ольги на тризне по Игорю у стен древлянской столицы Искоростеня. На следующий год Ольга снова подошла с войском к Искоростеню. Город сожгли с помощью птиц, к ногам которых привязали горящую паклю. Оставшихся в живых древлян пленили и продали в рабство.

Наряду с этим летописи полны свидетельств о ее неустанных «хождениях» по Русской земле с целью построения политической и хозяйственной жизни страны. Она добилась укрепления власти Киевского великого князя, централизовала государственное управление с помощью системы «погостов». Летопись отмечает, что она с сыном и дружиной прошла по Древлянской земле, «устанавливая дани и оброки», отмечая села и становища и места охот, подлежащие включению в киевские великокняжеские владения. Ходила она в Новгород, устраивая погосты по рекам Мсте и Луге. «Ловиша ее (места охоты) были по всей земле, установленные знаки, места ее и погосты, — пишет летописец, — и сани ее стоят в Пскове до сего дня, есть указанные ею места для ловли птиц по Днепру и по Десне; и село ее Ольгичи существует и поныне». Погосты (от слова «гость» — купец) стали опорой великокняжеской власти, очагами этнического и культурного объединения русского народа.

Житие так повествует о трудах Ольги: «И управляла княгиня Ольга подвластными ей областями Русской земли не как женщина, но как сильный и разумный муж, твердо держа в своих руках власть и мужественно обороняясь от врагов. И была она для последних страшна своими же людьми любима, как правительница милостивая и благочестивая, как судия праведный и никого не обидящий, налагающий наказание с милосердием, и награждающий добрых; она внушала всем злым страх, воздавая каждому соразмерно достоинству его поступков, но всех делах управления она обнаруживала дальновидность и мудрость. При этом Ольга, милосердная по душе, была щедродательна нищим, убогим и малоимущим; до ее сердца скоро доходили справедливые просьбы, и она быстро их исполняла… Со всем этим Ольга соединяла воздержанную и целомудренную жизнь, она не хотела выходить вторично замуж, но пребывала в чистом вдовстве, соблюдая сыну своему до дней возраста его княжескую власть. Когда же последний возмужал, она передала ему все дела правления, а сама, устранившись от молвы и попечении, жила вне забот управления, предаваясь делам благотворения».

Русь росла и укреплялась. Строились города, окруженные каменными и дубовыми стенами. Сама княгиня жила за надежными стенами Вышгорода, окруженная верной дружиной. Две трети собранной дани, по свидетельству летописи, она отдавала в распоряжение киевского веча, третья часть шла «к Ольге, на Вышгород» — на ратное строение. Ко времени Ольги относится установление первых государственных границ Киевской Руси. Богатырские заставы, воспетые в былинах, сторожили мирную жизнь киевлян от кочевников Великой Степи, от нападений с Запада. Чужеземцы устремлялись в Гардарику («страну городов»), как называли они Русь, с товарами. Скандинавы, немцы охотно вступали наемниками в русское войско. Русь становилась великой державой.

Как мудрая правительница, Ольга видела на примере Византийской империи, что недостаточно забот лишь о государственной и хозяйственной жизни. Необходимо было заняться устроением религиозной, духовной жизни народа.

Автор «Степенной книги» пишет: «Подвиг ее /Ольги/ в том был, что узнала она истинного Бога. Не зная закона христианского, она жила чистой и целомудренной жизнью, и желала она быть христианкой по свободной воле, сердечными очами путь познания Бога обрела и пошла по нему без колебания». Преподобный Нестор летописец повествует: «Блаженная Ольга с малых лет искала мудрости, что есть самое лучшее в свете этом, и нашла многоценный жемчуг — Христа».

Сделав свой выбор, великая княгиня Ольга, поручив Киев подросшему сыну, отправляется с большим флотом в Константинополь. Древнерусские летописцы назовут это деяние Ольги «хождением», оно соединяло в себе и религиозное паломничество, и дипломатическую миссию, и демонстрацию военного могущества Руси. «Ольга захотела сама сходить к грекам, чтобы своими глазами посмотреть на службу христианскую и вполне убедиться в их учении об истинном Боге», — повествует житии святой Ольги. По свидетельству летописи, в Константинополе Ольга принимает решение стать христианкой. Таинство Крещения совершил над ней патриарх Константинопольский Феофилакт (933 — 956), а восприемником был император Константин Багрянородный (912 — 959), оставивший в своем сочинении «О церемониях византийского двора» подробное описание церемоний во время пребывания Ольги в Константинополе. На одном из приемов русской Княгине было поднесено золотое, украшенное драгоценными камнями блюдо. Ольга пожертвовала его в ризницу собора Святой Софии, где его видел и описал в начале XIII века русский дипломат Добрыня Ядрейкович, впоследствии архиепископ Новгородский Антоний: «Блюдо велико злато служебное Ольги Русской, когда взяла дань, ходивши в Царьград: во блюде же Ольгине камень драгий, на том же камни написан Христос».

Патриарх благословил новокрещенную русскую княгиню крестом, вырезанным из цельного куска Животворящего Древа Господня. На кресте была надпись: «Обновися Русская земля Святым Крестом, его же приняла Ольга, благоверная княгиня».

В Киев Ольга вернулась с иконами, богослужебными книгами — началось ее апостольское служение. Она воздвигла храм во имя святителя Николая над могилой Аскольда — первого Киевского князя-христианина и многих киевлян обратила ко Христу. С проповедью веры отправилась княгиня на север. В Киевских и Псковских землях, в отдаленных весях, на перекрестках дорог воздвигала кресты, уничтожая языческие идолы.

Святая Ольга положила начало особенного почитания на Руси Пресвятой Троицы. Из века в век передавалось повествование о видении, бывшем ей около реки Великой, неподалеку от родного села. Она увидела, что с востока сходят с неба «три пресветлых луча». Обращаясь к своим спутникам, бывшим свидетелями видения, Ольга сказала пророчески: «Да будет вам ведомо, что изволением Божиим на этом месте будет церковь во имя Пресвятой и Животворящей Троицы и будет здесь великий и славный град, изобилующий всем». На этом место Ольга воздвигла крест и основала храм во имя Святой Троицы. Он стал главным собором Пскова — славного града русского, именовавшегося с тех пор «Домом Святой Троицы». Таинственными путями духовного преемства через четыре столетия это почитание передано было преподобному Сергию Радонежскому.

11 мая 960 года в Киеве освятили храм Святой Софии — Премудрости Божией. Этот день отмечался в Русской Церкви как особый праздник. Главной святыней храма стал крест, полученный Ольгой при крещении в Константинополе. Храм, построенный Ольгой, сгорел в 1017 году, и на его место Ярослав Мудрый воздвиг церковь святой великомученицы Ирины, а святыни Софийского Ольгина храма перенес в доныне стоящий каменный храм Святой Софии Киевской, заложенный в 1017 году и освященный около 1030 года. В Прологе XIII века об Ольгином кресте сказано: «Иже ныне стоит в Киеве во Святой Софии в алтаре на правой стороне». После завоевания Киева литовцами Ольгин крест был похищен из Софийского собора и вывезен католиками в Люблин. Дальнейшая его судьба нам неизвестна. Апостольские труды княгини встречали тайное и открытое сопротивление язычников. Среди бояр и дружинников в Киеве нашлось немало людей, которые, по словам летописцев «возненавидели Премудрость», как и святую Ольгу, строившую Ей храмы. Ревнители языческой старины все смелее поднимали голову, с надеждой взирая на подрастающего Святослава, решительно отклонившего уговоры матери принять христианство. «Повесть временных лет» так повествует об этом: «Жила Ольга с сыном своим Святославом, и уговаривала его мать креститься, но пренебрегал он этим и уши затыкал; однако если кто хотел креститься, не возбранял тому, ни издевался над ним. .. Ольга часто говорила: «Сын мой, я познала Бога и радуюсь; вот и ты, если познаешь, тоже начнешь радоваться». Он же, не слушая сего, говорил: «Как я могу захотеть один веру переменить? Мои дружинники этому смеяться будут!» Она же говорила ему: «Если ты крестишься, все так же сделают».

Он же, не слушая матери, жил по языческим обычаям, не зная, что если кто матери не слушает, попадет в беду, как сказано: «Если кто отца или матерь, не слушает, то смерть примет». Он же к тому еще и сердился на мать… Но Ольга любила своего сына Святослава, когда говорила: «Да будет воля Божия. Если Бог захочет помиловать потомков моих и землю русскую, да повелит их сердцам обратиться к Богу, как это было мне даровано». И говоря так, молилась за сына и за людей его все дни и ночи, заботясь о своем сыне до его возмужания».

Несмотря на успех своей поездки в Константинополь, Ольга не смогла склонить императора к соглашению по двум важнейшим вопросам: о династическом браке Святослава с византийской царевной и об условиях восстановления существовавшей при Аскольде митрополии в Киеве. Поэтому святая Ольга обращает Взоры на Запад — Церковь была в то время едина. Вряд ли могла знать русская княгиня о богословских различиях греческого и латинского вероучения.

В 959 году немецкий хронист записывает: «Пришли к королю послы Елены, королевы руссов, которая крещена в Константинополе, и просили посвятить для сего народа епископа и священников». Король Оттон, будущий основатель Священной Римской империи германской нации, откликнулся на просьбу Ольги. Через год епископом Русским был поставлен Либуций, из братии монастыря святого Альбана в Майнце, но он вскоре скончался (15 марта 961 г.). На его место посвятили Адальберта Трирского, которого Оттон, «щедро снабдив всем нужным», отправил, наконец, в Россию. Когда в 962 году Адальберт появился в Киеве, он «не успел ни в чем том, за чем был послан, и видел свои старания напрасными». На обратном пути «некоторые из его спутников были убиты, и сам епископ не избежал смертной опасности», — так повествуют летописи о миссии Адальберта.

Языческая реакция проявилась столь сильно, что пострадали не только немецкие миссионеры, но и некоторые из киевских христиан, крестившихся вместе с Ольгой. По приказу Святослава был убит племянник Ольги Глеб и разрушены некоторые построенные ею храмы. Святой Ольге пришлось смириться с происшедшим и уйти в дела личного благочестия, предоставив управление язычнику Святославу. Конечно, с ней по-прежнему считались, к ее опыту и мудрости неизменно обращались во всех важных случаях. Когда Святослав отлучался из Киева, управление государством поручалось святой Ольге. Утешением для нее были славные военные победы русского воинства. Святослав разгромил давнего врага Русского государства — Хазарский каганат, навсегда сокрушив могущество иудейских правителей Приазовья и нижнего Поволжья. Следующий удар был нанесен Волжской Болгарии, потом пришел черед Дунайской Болгарии — восемьдесят городов взяли киевские дружинники по Дунаю. Святослав и его воины олицетворяли богатырский дух языческой Руси. Летописи сохранили слова Святослава, окруженного со своей дружиной огромным греческим войском: «Не посрамим земли русской, но ляжем костьми здесь! Мертвые сраму не имут!» Святослав мечтал о создании огромной Русской державы от Дуная до Волги, которая объединила бы Русь и другие славянские народы. Святая Ольга понимала, что при всем мужестве и отваге русских дружин им не справиться с древней империей ромеев, которая не допустит усиления языческой Руси. Но сын не слушал предостережений матери.

Много скорбей пришлось пережить святой Ольге в конце жизни. Сын окончательно переселился в Переяславец на Дунае. Пребывая в Киеве, она учила своих внуков, детей Святослава, христианской вере, но не решалась крестить их, опасаясь гнева сына. Кроме того, он препятствовал ее попыткам утверждения христианства на Руси. Последние годы, среди торжества язычества, ей, когда-то всеми почитаемой владычице державы, крестившейся от Вселенского патриарха в столице Православия, приходилось тайно держать при себе священника, чтобы не вызвать новой вспышки антихристианских настроений. В 968 г. Киев осадили печенеги. Святая княгиня с внуками, среди которых был и князь Владимир, оказались в смертельной опасности. Когда весть об осаде достигла Святослава, он поспешил на помощь, и печенеги были обращены в бегство. Святая Ольга, будучи уже тяжело больной, просила сына не уезжать до ее кончины. Она не теряла надежды обратить сердце сына к Богу и на смертном одре не прекращала проповеди: «Зачем оставляешь меня, сын мой, и куда ты идешь? Ища чужого, кому поручаешь свое? Ведь дети Твои еще малы, а я уже стара, да и больна, — я ожидаю скорой кончины — отшествия к возлюбленному Христу, в которого я верую; я теперь ни о чем не беспокоюсь, как только о тебе: сожалею о том, что хотя я и много учила и убеждала оставить идольское нечестие, уверовать в истинного Бога, познанного мною, а ты пренебрегаешь этим, и знаю я, что за твое непослушание ко мне тебя ждет на земле худой конец, и по смерти — вечная мука, уготованная язычникам. Исполни же теперь хоть эту мою последнюю просьбу: не уходи никуда, пока я не преставлюсь и не буду погребена; тогда иди, куда хочешь. По моей кончине не делай ничего, что требует в таких случаях языческий обычай; но пусть мой пресвитер с клириками погребут по обычаю христианскому мое тело; не смейте насыпать надо мною могильного холма и делать тризны; но пошли в Царьград золото к святейшему патриарху, чтобы он совершил молитву и приношение Богу за мою душу и раздал нищим милостыню».

«Слыша это, Святослав горько плакал и обещал исполнить все завещанное ею, отказываясь только от принятия святой веры. По истечении трех дней блаженная Ольга впала в крайнее изнеможение; она причастилась Божественных Тайн Пречистого Тела и Животворящей Крови Христа Спаса нашего; все время она пребывала в усердной молитве к Богу и к Пречистой Богородице, которую всегда по Боге имела себе помощницею; она призывала всех святых; с особенным усердием молилась блаженная Ольга о просвещении по ее смерти земли Русской; прозирая будущее, она неоднократно предсказывала, что Бог просветит людей земли Русской и многие из них будут великие святые; о скорейшим исполнении этого пророчества и молилась блаженная Ольга при своей кончине. И еще молитва была на устах ее, когда честная душа ее разрешилась от тела, и, как праведная, была принята руками Божиими». 11 июля 969 года святая Ольга скончалась, «и плакали по ней плачем великим сын ее и внуки и все люди». Пресвитер Григорий в точности выполнил ее завещание.

Святая равноапостольная Ольга была канонизирована на соборе 1547 года, который подтвердил повсеместное почитание ее на Руси еще в домонгольскую эпоху.

Бог прославил «начальницу» веры в Русской земле чудесами и нетлением мощей. При святом князе Владимире мощи святой Ольги были перенесены в Десятинный храм Успения Пресвятой Богородицы и положены в саркофаге, в каких было принято помещать мощи святых на православном Востоке. Над гробницей святой Ольги в церковной стене было окно; и если кто с верой приходил к мощам, видел через оконце мощи, причем некоторые видели исходящее от них сияние, и многие одержимые болезнями получали исцеление. Приходившему же с маловерием оконце но открывалось, и он не мог видеть мощей, а только гроб.

Так и по кончине святая Ольга проповедовала вечную жизнь и воскресение, наполняя радостью верующих и вразумляя неверующих.

Сбылось ее пророчество о злой кончине сына. Святослав, как сообщает летописец, был убит печенежским князем Курей, который отсек голову Святослава и из черепа сделал себе чашу, оковал золотом и во время пиров пил из нее.

Исполнилось и пророчество святой о земле Русской. Молитвенные труды и дела святой Ольги подтвердили величайшее деяние ее внука святого Владимира (память 15 (28) июля) — Крещение Руси. Образы святых равноапостольных Ольги и Владимира, взаимно дополняя друг друга, воплощают материнское и отеческое начало русской духовной истории.

Святая равноапостольная Ольга стала духовной матерью русского народа, через нее началось его просвещение светом Христовой веры.

Языческое имя Ольги соответствует мужскому Олег (Хельги), что означает «святой». Хотя языческое понимание святости отличается от христианского, но оно предполагает в человеке особый духовный настрой, целомудрие и трезвление, ум и прозорливость. Раскрывая духовное значение этого имени, народ Олега назвал Вещим, а Ольгу — Мудрой. Впоследствии святую Ольгу станут называть Богомудрой, подчеркивая ее главный дар, ставший основанием всей лествицы святости русских жен — премудрость. Сама Пресвятая Богородица — Дом Премудрости Божией — благословила святую Ольгу на ее апостольские труды. Строительство ею Софийского собора в Киеве — матери городов Русских — явилось знаком участия Божией Матери в Домостроительстве Святой Руси. Киев, т.е. христианская Киевская Русь, стала третьим Жребием Божией Матери по Вселенной, и утверждение этого Жребия на земле началось через первую из святых жен Руси — святую равноапостольную Ольгу.

Христианское имя святой Ольги — Елена (в переводе с древнегреческого «Факел»), стало выражением горения ее духа. Святая Ольга (Елена) приняла духовный огонь, который не угас во всей тысячелетней истории Христианской России.

Эпизод из истории Руси: восстание древлян

Очень мало известий дошло до нас из истории дохристианской Руси. Но то, что нам известно, представляет особый интерес для любителей старины. Одним из хорошо изученных фактов является восстание древлян, которое произошло во времена правления князя Игоря. Чем оно было вызвано и какие имело последствия для страны? Давайте разберемся.

Предыстория

Восстание древлян в 945 г не было спонтанным. Оно имело веские причины. Когда Вещий Олег вступил в Киев, он потихоньку начал подчинять себе все племена, живущие по соседству со столицей. Славянское племя древлян на то время было полудиким народом (если верить «Повести временных лет»). Они ели все подряд, не осуждали убийства, не применяли практики браков. Однако у них был князь или вождь, который руководил их жизнью. Покорив древлян, Олег обложил их данью, но местную власть он не трогал. Дань именовалась полюдьем и собиралась она в ноябре. Когда наступало это время, русская дружина на челе с киевским князем отправлялась к покоренным племенам и зимовала у них. То есть они были на полном содержании простого народа. А с наступлением весны рать возвращалась в столицу.

Князь Игорь

Восстание древлян произошло во время правления князя Игоря, который взошел на престол после смерти Олега. Новому правителю древнерусского государства нужны были деньги: необходимо было платить дань хазарам, да и дружина его увеличилась за счет варяжских отрядов. Древляне и угличи поднялись на борьбу с Киевом. Только через три года Игорь победил мятежников (год 945). Восстание древлян жестоко придушили варяжские отряды под командованием Свенельда, а князь увеличил дань. Возможно, варяги и их предводитель получил право распоряжаться собранными деньгами.

Смерть князя киевского

Но князь Игорь предстает человеком корыстолюбным и жадным, поскольку он снова возвращается за полюдьем, взяв с собою лишь небольшой отряд (чтобы не делиться с варягами). И это имело для него роковые последствия. Новое восстание древлян было неминуемым: люди изнемогли от огромной дани, да и сам князь казался им легкой добычей. Они решили убить его, чтобы он потом их не погубил, словно волк стадо овец, таская их по одной. Под руководством князя Мала древляне вышли из своей столицы Коростеня (может, не такими дикими они были, раз жили в городах?) и перебили пришедших. Самого Игоря они привязали к двум деревьям и разорвали на части. Интересно, что византийский историк Лев Диакон сообщает, что киевский князь погиб во время похода на германцев, но его смерть наступила также: Игоря привязали к стволам нагнутых растений и отпустили. Тело было доставлено домой и похоронено под Коростенем.

Княгиня Ольга

Восстание древлян было вызвано беззаконием Игоря, поэтому убийство князя они считали справедливым. Однако Ольга, которая правила вместо несовершеннолетнего сына Святослава, думала иначе. Она собрала вече, но котором было принято решение отомстить мятежникам, ведь страна осталась без правителя. Однако княгиня, в отличие от своего покойного мужа, отличалась умом, сообразительностью и рассудительностью, поэтому план мести она продумала до мелочей.

Когда Мал прислал к княжне сватов (мол, мужа мы твоего убили, ибо он отступил от установленных порядков, но мы добрые), он предложил объединить силы и создать единое государство. Тут можно увидеть, что под командованием Мала действовал целый союз племен, а не одна полудикая группа. Кроме того, историки нашли столицу древлянского князя – город Малин.

Месть опечаленной вдовы

Ольга жаждала мести, как того требовал обычай. Это потом она примет христианство и будет провозглашена святой и равноапостольной. А тогда она поклонялась богам, которые требовали расплаты, око за око. Она пригласила послов древлян к себе, а когда они пришли, то потребовали понести их в лодках. Разгневанная княгиня исполнила их волю, но носильщики бросили ладью с людьми в яму, где живьем их засыпали землей. Затем Ольга потребовала, чтобы к ней пришли другие послы, пятьдесят мужей из рода древлянского. Но и этих послов она сгубила: их сожгли в бане.

Но и этого ей показалось мало, и Ольга отправляется к древлянам сама, якобы справить тризну. Она попросила приготовить пир, на что те согласились. Приехав с небольшим отрядом, княгиня велела насыпать высокий курган и устроить банкет. Но когда древляне опьянели, ее дружина порубила всех. Летописец называет около пяти тысяч человек! После чего княгиня спокойно возвратилась в Киев.

Прошел год, и киевская княгиня собирает войско, чтобы окончательно покорить мятежников. Но Коростень они не смогли взять. Тогда Ольга снова воспользовалась хитростью, пообещав, что снимет осаду взамен на дань. То, что потребовала она, вызвало у древлян смех: по три воробья и по три голубя от каждого двора. Осажденные с радостью исполнили ее волю. Но княгиня велела привязать к птицам угольки и отпустить. А пернатые тут же устремились домой, к своим гнездам. В городе начался пожар. Тех людей, которые выжили, Ольга наказала тяжелой данью, которая делилась на две части. Большая поступала в Киев, а меньшая – в Вышгород, где жила княгиня. Вот как закончилось восстание древлян!

Эпилог

Нужно отдать Ольге честь — она хорошо исполнила свой вдовий долг. Хоть история говорит, что древляне были правы, княгиня мстила за своего мужа, отца своего единственного сына. А в то время, не сделав этого, она не считалась бы достойной родственницей, ее презирали бы в ее же окружении.

Но Ольга пошла дальше: восстание древлян (год 945) было подавлено, а их столицу стерли с лица земли. Однако урок княгиня усвоила, потому что на следующий год она учредила правила и порядок сбора дани по всей стране. Святославу она оставила мощное государство с сильной централизованной властью и отсутствием финансовых проблем.

Где живут древляне. Древляне: основные сведения

Жили по течению рек Тетерев, Уж, Убороть и Свига, в Полесье и на правом берегу Днепра (современные Житомирская и запад Киевской области Украины). С востока их земли ограничивал Днепр, а с севера Припять, за которой жили дреговичи. На западе они граничили с дулебами, а на юго-западе — с тиверцами. Главным городом древлян был Искоростень на реке Уж, были и другие города — Овруч, Городск и иные, названия которых не сохранились, но археологи раскопали городища в землях древлян.

Как говорит Нестор, название их происходит от того, что они жили в лесах. Также он говорит, что еще во времена Кия у древлян было свое княжение. При этом летописец относится к ним гораздо хуже, чем к полянам. Вот что он пишет: «А древляне жили звериным обычаем, жили по-скотски: убивали друг друга, ели все нечистое, и браков у них не бывали, но умыкали девиц у воды». Однако ни археологические данные, ни другие летописи не подтверждают такой характеристики.

Племя занималось хлебопашеством, владело разными ремеслами, необходимыми для натурального хозяйства (гончарным, кузнечным, ткацким, кожевенным), люди держали домашних животных, в хозяйстве были также кони. Находки множества иноземных изделий из серебра, бронзы, стекла и сердолика указывают на международную торговлю, а отсутствие монет позволяет предположить, что торговля была меновой.

Древляне долгое время сопротивлялись включению их в состав Киевской Руси и христианизации.

По сказанию «Повести временных лет», в давние времена древляне обижали своих соседей полян; но уже князь Олег Вещий подчинил их Киеву и наложил на них дань. Они участвовали в походе Олега на Византию, после его смерти сделали попытку освободиться, но князь Игорь победил их и наложил еще большую дань.

В 945 году Игорь попытался собрать дань дважды и поплатился за это.

«В тот год сказала дружина Игорю: «Отроки Сеенельда изоделись оружием и одеждой, а мы наги. Пойдем, князь, с нами за данью, и себе добудешь, и нам». И послушал их Игорь — пошел к древлянам за данью и прибавил к прежней дани новую, и творили насилие над ними мужи его. Взяв дань, пошел он в свой город. Когда же шел он назад, — поразмыслив, сказал своей дружине: «Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу еще». И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: «Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит». И послали к нему, говоря: «Зачем идешь опять? Забрал уже всю дань». И не послушал их Игорь; и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружину его, так как было их мало.

И погребен был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени».

После этого вождь древлян Мал предпринял попытку посвататься к вдове Игоря, княгине Ольге, но та, мстя за мужа, обманом убила Мала и его сватовское посольство, заживо закопав в землю. После этого Ольга вместе с малолетним сыном Игоря Святославом пошла войной на древлян и разгромила их. Так в 946 году древляне были включены в состав Киевской Руси.

Святослав Игоревич посадил в Древлянской земле своего сына Олега. Владимир Святой, раздавая волости своим сыновьям, посадил в Древлянской земле Святослава, который был убит Святополком Окаянным.

Имя древлян последний раз встречается в летописи в 1136 год, когда их земля была подарена великим князем киевским Ярополком Владимировичем Десятинной церкви.

Кем были наши предки до того, как стали русскими, украинцами и белорусами.

Вятичи

Название вятичи, по всей вероятности, происходит от праславянского vęt- «большой», как и названия «венеды» и «вандалы». Согласно «Повести временных лет» вятичи произошли «от рода ляхов», то есть от западных славян. Расселение вятичей шло с территории Днепровского левобережья и даже с верховьев Днестра. В бассейне реки Ока они основали собственное государство – Вантит, которое упоминается в работах арабского историка Гардизи.

Вятичи были чрезвычайно свободолюбивым народом: киевским князьям пришлось захватывать их не менее четырех раз.

Последний раз вятичи как отдельное племя упоминаются в летописях в 1197 году, но наследие вятичей прослеживается вплоть до XVII века. Многие историки считают вятичей предками современных москвичей.

Известно, что племена вятичей очень долго придерживались языческой веры. Летописец Нестор упоминает, что у этого союза племен многоженство было в порядке вещей. В XII веке вятичами был убит христианский миссионер Кукша Печерский, и только к XV веку племена вятичей окончательно приняли православие.

Кривичи

Впервые кривичи были упомянуты в летописи в 856 году, хотя археологические находки свидетельствуют о зарождении кривичей как отдельного племени еще в VI веке. Кривичи были одним из крупнейших восточнославянских племен и жили на территории современной Белоруссии, а также в районах Подвинья и Поднепровья. Главными городами кривичей были Смоленск, Полоцк и Изборск.

Название племенного союза происходит от имени языческого первосвященника криве-кривайтиса. Криве означало «изогнутый», что в равной степени могло указывать на преклонные годы жреца, так и на его ритуальный посох.

Согласно легендам, когда верховный жрец больше не мог выполнять свои обязанности, он совершал самосожжение. Основной задачей криве-кривайтиса были жертвоприношения. Обычно в жертву приносили козлов, но порой животное могли заменить и человеком.

Последний племенной князь кривичей Рогволод был убит в 980 году новгородским князем Владимиром Святославичем, который взял в жены его дочь. В летописях кривичи упоминаются вплоть до 1162 года. Впоследствии они смешались с другими племенами и стали предками современных литовцев, русских и белорусов.

Поляне

Поляне не имеют никакого отношения к Польше. Считается, что эти племена пришли с Дуная и обосновались на территории современной Украины. Именно поляне являются основателями Киева и основными предками современных украинцев.

По легенде, в племени полян жили три брата Кий, Щёк и Хорив со своей сестрой Лыбедью. Построили братья на берегу Днепра город и назвали его Киевом, в честь старшего брата. Эти братья положили начало первому княжескому роду. Когда хазары обложили полян данью, те выплатили им первую обоюдоострыми мечами.

Изначально поляне были в проигрышном положении, со всех сторон они были зажаты более многочисленными и сильными соседями, а хазары вынудили полян платить им дань. Но к середине VIII века, благодаря экономическому и культурному подъему, поляне перешли от выжидания к наступательной тактике.

Захватив многие земли соседей, в 882 году поляне сами оказались под ударом. Новгородский князь Олег захватил их земли, а Киев объявил столицей своего нового государства.

Последний раз поляне упоминаются в летописи в 944 году в связи с походом князя Игоря на Византию.

Белые хорваты

Про белых хорватов известно немного. Они пришли с верховий реки Висла и поселились на Дунае и вдоль реки Морава. Считается, что их родиной была Великая (Белая) Хорватия, которая располагалась на отрогах Карпатских гор. Но в VII веке, под давлением немцев и поляков, хорваты начали покидать свое государство и уходить на восток.

Согласно «Повести временных лет» белые хорваты участвовали в походе Олега на Царьград в 907 году. Но также летописи свидетельствуют, что князь Владимир в 992 году «ходил на хорваты». Так свободное племя стало частью Киевской Руси.

Считается, что белые хорваты являются предками карпатских русинов.

Древляне

Древляне имеют скверную репутацию. Киевские князья дважды облагали древлян данью за поднятие восстания. Милосердием древляне не злоупотребляли. Князя Игоря, решившего собрать повторную дань с племени, связали и разорвали надвое.

Князь древлян Мал тут же посватался к едва ставшей вдовой княгине Ольге. Та жестоко расправилась с его двумя его посольствами, а во время тризны по мужу устроила резню среди древлян.

Княгиня окончательно подчинила племя в 946 году, когда сожгла их столицу Искоростень с помощью птиц, обитавших в городе. В историю эти события вошли как «четыре мести Ольги древлянам». Интересно, что древляне являются наряду с полянами далекими предками современных украинцев.

Дреговичи

Название дреговичи произошло от балтского корня «дрегува» — болото. Дреговичи — одно из самых загадочных союзов славянских племен. Про них почти ничего не известно. В то время, когда киевские князья жгли соседние племена, дреговичи «вошли» в состав Руси без сопротивления.

Откуда пришли дреговичи неизвестно, но существует версия, что их родина была на юге, на полуострове Пелопоннес. Дреговичи расселились в IX-XII веке на территории современной Белоруссии, считается, что они являются предками украинцев и полещуков.

До вхождения в состав Руси они имели собственное княжение. Столицей дреговичей был город Туров. Недалеко оттуда находился град Хил, который был важным ритуальным центром, где проводились жертвоприношения языческим богам.

Радимичи

Радимичи не были славянами, их племена пришли с запада, вытесненные еще в III веке готами, и поселились в междуречье верхнего Днепра и Десны по течению Сожа и его притоков. До X века радимичи сохраняли самостоятельность, управлялись племенными вождями и имели собственное войско. В отличие от большинства своих соседей, радимичи никогда не жили в землянках – они строили избы с курными печами.

В 885 году киевский князь Олег утвердил над ними свою власть и обязал радимичей платить ему дань, которую прежде они платили Хазарам. В 907 году войско радимичей участвовало в походе Олега на Царьград. Вскоре после этого союз племен освободился от власти киевских князей, но уже в 984 году состоялся новый поход на радимичей. Их войско было разбито, а земли окончательно присоединены к Киевской Руси. В последний раз радимичи упоминаются в летописи в 1164 году, но их.кровь до сих пор течет в современных белорусах

Словене

Словене (или ильменские словене) — самое северное восточнословянское племя. Словене жили в бассейне озера Ильмень и верхнего течения Мологи. Первые упоминания о словенах можно отнести к VIII веку.

Словен можно назвать примером энергичного экономического и государственного развития.

В VIII веке они захватывают поселения в Ладоге, потом налаживают торговые связи с Пруссией, Померанией, островами Рюгеном и Готландом, а также с арабскими купцами. После ряда междоусобиц, словене в IX веке призывают варягов на княжение. Столицей становится Великий Новгород. После этого словен начинают называть новгородцами, их потомки до сих пор живут в Новгородской области.

Северяне

Несмотря на название, северяне жили куда южнее словен. Местом обитания северян были бассейны рек Десны, Сейма, Северского Донца и Сулы. Происхождение самоназвания до сих пор неизвестно, некоторые историки предполагают скифско-сарматские корни у слова, которое может переводиться как «черный».

Северяне отличались от прочих славян, у них были тонкие кости и узкий череп. Многие антропологи считают, что северяне относятся к ветви средиземноморской расы — понтийской.

Племенное объединение северян существовало вплоть до визита князя Олега. Раньше северяне платили дань хазарам, а теперь стали платить Киеву. Всего за один век северяне смешались с другими племенами и перестали существовать.

Уличи

Уличам не везло. Изначально они жили в районе нижнего Днепра, но кочевники вытеснили их, и племенам пришлось переселяться в западном направлении на Днестр. Постепенно уличи основали собственное государство, столицей которого стал город Пересечень, находившийся на территории современного Днепропетровска.

С приходом к власти Олега уличи начали борьбу за независимость. Свенельду, воеводе киевского князя, пришлось отвоевывать земли уличан по кусочку – племена боролись за каждую деревню и городище. Столицу Свенельд осаждал три года, пока город, наконец, не сдался.

Даже обложенные данью, уличи постарались восстановить собственные земли после войны, но вскоре пришла новая беда – печенеги. Уличи были вынуждены бежать на север, где смешались с волынянами. В 970-х годах уличи упоминаются в летописях в последний раз.

Расселение дулебов шло с запада на восток, через Полесье по направлению к Днепру. Районом наиболее плотного расселения дулебов явились верхнее и среднее течение Случи, междуречье Горыни и Случи и верховья Тетерева, притока Днепра. На север от Тетерева поселениями охвачены бассейн его притока Ирши и верховья Ужа. Здесь явно лежали земли нескольких племен. На Тетереве располагалась Корчакская группа селищ, давшая название археологической культуре славян. Из компактно расселившихся в этих областях дулебских племен позже сложился племенной союз древлян. Изначально древлянами называлось племя (или уже ряд племен), осевшее в лесных местах этого региона, непосредственно подступавших к антской лесостепи. В древлянском племенном союзе позднее выделялись два центра княжеской власти. Одним являлся район сближения Ирши и Ужа, где тогда располагались княжеские города Малин и Искоростень. Другим были земли выше по Ужу и к северу от Жерева, где располагался город Овруч. Последний район в корчакский период был заселен еще редко. Но единичные словенские поселение уже имелись и довольно далеко к северу оттуда, на впадающей в Припять Словечне.

Древляне хоронили умерших в основном в курганах, но иногда и в грунтовых могильниках. С VIII в. в курганах хоронили лишь одного покойника, как правило, без урны. Сожжение производили обычно на стороне, но иногда и на месте. В этом случае умершего помещали на доски или в деревянную колоду, располагая по линии восток-запад.

«Приход славянских поселенцев в район Киева с запада нашел отражение в нескольких преданиях, начиная с древнерусской «Повести временных лет». В одном из украинских текстов (из поздних – наиболее логично построенном) недвусмысленно рассказывается о военных действиях. Некий «пан» неимоверно притеснял людей, «отбирал от них все, что можно было». В конце концов, «подданные» восстали. Объединенные силы восставших разбили «пана» с его войском и гнали до места нынешнего Киева, где уничтожили своего угнетателя и его присных. В этом опять-таки чрезвычайно позднем предании смутно отразилось первоначальное могущество антов (ощущавшееся соседними дулебами) и падение этого могущества в результате войны, приведшей к заселению словенами-дулебами Киевщины.» (С.Алексеев. «Славянская Европа в 5-8 вв»)

Согласно Повести временных лет, «древляне жили зверским образом, живя по-скотски, и убивали друг друга, поедая все нечистое, и брака у них не бывало, но умыкали у воды девиц». Конечно, Нестор здесь явно сгущает краски, дабы подчеркнуть обособленность полян, претендующих на первенство в славянском мире. Но кроме политических разногласий у него для этого имелись и другие основания. Древляне и по образу жизни и даже чисто внешне отличались от полян. Так, волыняне, судя по позднейшим средневековым захоронениям, обладали удлиненной головой, широким лицом, сильно выступающим носом. Это сочетание славянской широколицести с типичными чертами всех европеоидов мы видим и у южных и западных соседей волынян – древлян, уличей, тиверцев. Они, особенно потомки антов, отличались лишь несколько менее вытянутой головой. Значительно отличались – более узким лицом, чуть менее выступающим носом, средних размеров головой – только поляне. На мой взгляд, это объясняется тем, что и анты и дулебы вообще и древляне в частности были сарматскими племенами в отличие от полян-скифов. И в этой связи мне кажутся сомнительным отождествление древлян с агачирами, описанными булгарскими хронистами Гази-Бараджем и Шейх-Гали, которое делает в статье «Древляне» С. В. Трусов. «Агач» по-татарски – «дерево», но сам же Трусов дает другое прочтение этого этнонима опираясь на Шейха-Гали. Вот оно:

«Первое упоминание о них у него соответствует 1300-1200 году до н.э., когда древние греки (тирцы) вышли с территории своей северочерноморской родины и двинулись на Балканы и Грецию: «Тирцы увлекли за собой часть карасакланов, обособившихся во главе с бием Аспарчуком в области «Ака Джир» на реке Ака и поэтому прозвавшихся акаджирами». Как видно из приведенного отрывка, Гали, также как и Гази-Барадж, пользовавшийся при составлении своей истории древними текстами, даже этимологию «древлян» (агачиров) выводит не из «дерева», а от названия местности в бассейне Оки (Аки). Напомню, что древний Ростов булгары называли Джиром. Акаджиры, по словам Гали, были вечными союзниками тирцев (греков): «С помощью этих сакланов-акаджиров тирцы завоевали Малый Рум и остров Крэш и безжалостно истребили тамошних имэнцев». Здесь: Малый Рум – территория Греции и Турции; Крэш – Крит; имэнцы – минойцы..»

Во втором веке нашей эры росомоны совместно с венедами-ругами, полянами и другими славянскими племенами образовали государство Русаланию , просуществовавшую около восьмидесяти лет и павшую под ударами готов. Скорее всего, древляне входили в этот Русаланский союз, столицей которой был город Гелон, известный еще со времен Геродота. После поражения русаланцев часть дулебов оказалось под власть вестготов, другая часть – восточная – под властью гуннов, выходцев с южного берега Балтики и изначально выступавших как союзники готов. (Читайте статью «Гунны» ) Не исключаю, что во времена Русалании и готско-гуннского владычества древляне-дулебы и гольдескифы-акаджиры воспринимались болгарами-степняками именно как агачиры, то есть «лесовики». Вот только говорили болгары того времени не на тюркском и даже не на финно-угорском, а на вполне славянском языке, что впрочем не исключает наличие в этом изначально сарматском этносе как угорских, так и тюркских родов. (Читайте статью «Болгары» ). Болгары были в гуннском союзе далеко не на последних ролях, так же, впрочем, как и акаджиры, жители поочья, вошедшие в историю Европы как акациры. Византийские хронисты отмечают присутствие племени акациров в постгуннскую эпоху именно на Дону, но в данном случае речь идет просто о сохранившемся со скифских времен этническом единстве жителей Поочья и Подонья. Ни о каком древлянском, угорском или тюркском присутствии в данном случае говорить не приходится.

Древляне появляются на правом берегу Днепра в начале 7 века, во время аваро-антской войны и тут же им навстречу двинулись с Дона савиры (потомки сарматов) и русы (потомки скифов), слившиеся к этому времени в единую общность росомонов-русаланов. (Читайте статью «Поляне» ) Возглавляет савиров-русов князь Кий. Трудно сказать, был ли этот Кий потомком Кия, основателя Русалании, известного нам по «Велесовой книге», либо речь идет о титуле, ставшем именем собственным. Скорее всего – второе. Оба Кия, и русаланский, и савирский основывают города под названием Киев, но если речь идет не об имени собственном, а о титуле, то скорее всего «киев», это резиденция «кия», верховного правителя. Так или иначе, но именно со вторым, савирским или донским Кием, связано происхождение современного города Киева. Дулебы вообще и древляне в частности входят в этот вновь образованный союз наряду с полянами, савирами и русами. Видимо, принцип этого союза тот же, что и в уже известной нам «Валинане» Масуди. Во главе нового образований становится Кий, он же «Маха», то есть Великий князь, а все остальные вожди племен или племенных союзов называются малыми князьями или Малами.

Восточными соседями волынлн были древляне (деревляне), получившие название по лесистой местности: «… зане седоша въ лесехъ». Территория древлян не определена летописью. Известно только, что это племя обитало по соседству с полянами, к северо-западу от Киева, и его центром был Искоростень.

Древляне имели, по-видимому, развитую племенную (полугосударственную) организацию. Повесть временных лет уже на первых страницах сообщает, что у них было свое княжение. В летописях содержатся сведения о древлянских князьях, племенной знати («лучших мужах») и дружине. Между древлянскими и киевскими князьями до середины X в. происходили неоднократные столкновения. Видимо, с этим связано суждение автора исторического введения Повести временных лет, бесспорно киевлянина, что «… древляне живяху звериньскимъ образомъ, живуще скотьски: убиваху другъ друга, ядяху вся нечисто, и брака у нихъ не бываше, но умыкиваху у воды девиця» (ПВЛ, I, с. 15)

До 946 г. зависимость древлян от Киева ограничивалась выплатой дани и участием в военных походах. В 945 г. во время сбора дани древлянами был убит киевский князь Игорь. В следующем году Ольга с малолетним сыном Игоря Святославом предприняла военный поход на древлянскую землю, в результате которого войско древлян было разбито, а их город Искоростень сожжен (ПВЛ, I, с. 40-43). Древляне окончательно потеряли самостоятельность и вошли в состав Киевского государства. Древлянской землей теперь управляли ставленники Киева. Так, отправляясь в 970 г. в Болгарию, Святослав посадил в древлянской земле одного из своих сыновей (ПВЛ, I, с. 49).

Попытки восстановить территорию расселения древлян на основе летописных свидетельств предпринимались неоднократно, но ни одну из них нельзя признать удачной. Краткость летописных данных о древлянской земле вызвала весьма противоречивые суждения относительно ее границ. Так, Н. П. Барсов и Л. Нидерле полагали, что древлянам принадлежала область к югу от Припяти, между Горынью и Тетеревом, за которым находилась уже земля полян (Барсов Н. /7., 1885,с.127-129; Нидерле Л., 1956, с. 156). С. М. Середонин отводил древлянам более широкое пространство, ограниченное Горынью на западе, Припятью на севере и Киевским Поднепровьем на востоке (Середонин С. М., 1916, с. 146, 147).

А. А. Шахматов, используя косвенные данные русских летописей, допускал, что область древлянского расселения заходила на левый берег Днепра (Шахматов А. А., 1916, с. 100). Сообщение летописи: «И иде Вольга по Дерьвьстей земли съ сыномъ своимъ и съ дружиною, уставляющи уставы и уроки; и суть становища ее и ловшца… и по Днепру перевесигца и по Десне…» (ПВЛ, I, с. 43) — означало, по мнению этого исследователя, что в ареал древлян входили поречье Днепра с устьем Десны. А. А. Шахматов отождествлял Малька Любечанина с Малом Древлянским, что позволило ему отнести к древлянской земле Любеч (Шахматов А. А., 1908, с. 340-378).

Однако летописное сообщение о деятельности Ольги правдоподобнее толковать так, что области по Днепру и Десне не входили в землю древлян, иначе их упоминание было бы ненужным. Б. А. Рыбаков полагал, что А. А. Шахматов ошибался в определении личности Мала Древлянского (Рыбаков Б. А., 1956, с. 46-59).

С предположением А. А. Шахматова о распространении древлян на днепровское левобережье согласился В. А. Пархоменко (Пархоменко В. А., 1924, с. 46-50). По его мнению, Киев, в основном связанный с левобережьем, первоначально был городом древлян и только в X в. был завоеван полянами.

Решающая роль в определении границ расселения древлян принадлежит курганному материалу. Первая попытка очертить ареал этого племени была предпринята исследователем древлянских курганов В. Б. Антоновичем. До полевых изысканий этого археолога научные раскопки в древлянской земле не были значительными. Интересные исследования курганов на Тетереве в окрестностях Житомира проводил С. С. Гамченко (Гамченко С. С., 1888). Очень краткие сведения были опубликованы по раскопкам в Аннополе и Немовичах (Волынские ведомости, 1879; Киевская старина, 1888, с. 34, 35). В. 3. Завит-невич, производивший раскопки в поречье Припяти и в более северных областях, пытался наметить границу между дреговичскими и древлянскими курганами (Завитневич В. 3., 1890а, с. 22). Так как в исследуемых им областях преобладали курганные погребения на горизонте, то их он считал дреговичскими, а древлянам приписывал погребения в ямах. На этом основании границу между дреговичами и древлянами он проводил южнее Припяти, а отдельные могильники по Тетереву (например, Житомирский) относил к дреговичам.

Курганные раскопки В. Б. Антоновича были сосредоточены в южной и юго-восточной частях древлянской земли и в соседних районах территории полян (Антонович В. Б., 18936). По мнению этого исследователя, полянам принадлежали курганы с трупоположениями, сопровождавшимися конскими погребениями. В результате к древлянам были отнесены все курганы без погребений коня. Так как курганы в бассейне р. Уж, в верховьях Уборти и Ствиги к тому времени не были исследованы раскопками, а курганы волынян еще не выделены, то границы древлянской земли были очерчены В. Б. Антоновичем весьма субъективно.

К древлянам В. Б. Антонович отнес курганы под Киевом, а также насыпи в бассейнах рек Тетерев, Уж, Ирпень и Роставица. Таким образом, древлянская земля определялась в пределах от среднего точения Случи (Горынской) на западе до правобережья Днепра на востоке и от бассейна Ужа на севере до левых притоков верхней Роси на юге. В. Б. Антонович подсчитал, что на этой территории заметно преобладают курганы с ямными трупоположениями (58%). Курганы с погребениями на горизонте составляют 25% исследованных, а с захоронениями выше горизонта — 17%. На этом основании исследователь считал характерными для древляп курганы с погребениями в грунтовых ямах.
Выводы В. Б. Антоновича привлекли внимании исследователей и неоднократно использовались в научной литературе (А. А. Спицын, В. А. Пархоменко и другие).

Раскопки древлянских курганов продолжались в конце XIX и в первых десятилетиях XX в. С. С. Гамченко исследовал курганы к бассейне Случи (Гамченко С. С1., 1901, с. 350-403). Весьма существенными были раскопки Ф. Р. Штейнгеля в Овручском и Житомирском уездах могильников Бараши, Веселовка, Коростень, Кацовщина, Ковали, Норинск, Рудня Боровая и Татариновичи (Штейнгелъ Ф.Р., 1904, с. 153-167). В северной половине древлянской земли, в бассейнах Уборти и Ужа, значительные изыскания курганов провел Я. В. Яроцкий. Он исследовал около 50 насыпей, расположенных в 11 пунктах (Яроцкий Я. В., 1903, с. 173-192; Раскопки курга-пов, 1903, с. 329-332). Курганы бассейна Ужа в окрестностях Овруча в 1911 г. привлекли внимание известного археолога В. В. Хвойки (Виезжев Р. /., 19546, с. 145-152).

После Великой Октябрьской революции значительные работы по изучению курганов на Житомирщине вел С. С. Гамченко. Он впервые открыл и раскопал курганы третьей четверти I тысячелетия и. э. (Петров В. П., 1963а, с. 16-38). В 1924 г. свыше 20 курганов в разных пунктах древлянского ареала (окрестности Коростепя и Овруча, Норинск, Бабипичи, Леплянщина, Росохи, Народичи, Яжберень) раскопаны экспедицией Волынского музея, а в 1926 г. древлянские курганы исследовал И. Ф. Левицкий (Викгоровський В., 1925, с. 19, 20).

В последние десятилетия были произведены сравнительно небольшие исследования курганов, но они весьма существенны, так как совершенство методики позволило обратить внимание на некоторые детали, не замеченные прежде. В 50-х годах XX в. 10. В. Кухаренко исследовал древлянские курганы в двух пунктах — Ракитно и Мирополь (Кухаренко Ю. В., 1969, с. 111-115). В те же годы небольшие исследования курганов близ Довгиничей, Хайча и Новоселок провели И. С. Винокур и В. А. Месяц (Винокур И. С., 1960, с. 151-153). В 60-х годах раскопками курганов (Буки, Межирички, Мирополь Горбаши) занималась И. П. Русанова (Русанова И. П., 1961, с. 70, 71; 1967, с. 42-47; 1970, с. 278; 1973, с. 26-30).

Анализ курганных материалов летописного ареала древлян принадлежит И. П. Русановой (Русанова И. П., 1960, с. 63-69). Критически рассмотрев выводы В. Б. Антоновича, исследовательница показала, что нельзя очерчивать древлянскую территорию на основе распространения курганов с трупоположениями в грунтовых ямах. Выяснилось, что такие курганы известны только на окраине древлянской земли и более характерны для соседних племен-полян и волынян. На основной территории древлян, т. е. в районах Коростеня и Овруча, подкурганных захоронений в ямах почти нет. Для этой территории более характерны погребения на горизонте, реже встречаются трупоположения в насыпях.

И. П. Русановой удалось подметить весьма характерную особенность курганов древлянского региона — скопления золы и угольков в насыпях, всегда выше трулоположений. Обычно это тонкая зольноугольная прослойка, расположенная в центре кургана. Образование ее связано с определенным ритуалом — наследием обряда кремации умерших. По-видимому, первоначально в процессе сооружения курганной насыпи в ее верхней части разжигали небольшой костер, имевший очистительно-ритуальный смысл. Позднее вместо костра в верхнюю часть кургана стали приносить золу и уголь со стороны.

Эта деталь древлянского погребального обряда позволяет очертить ареал этого племени (карта 13). Граница между древлянами и полянами в XI-XII вв., когда сооружались курганы с подмеченной особенностью, проходила через леса в междуречье Тетерева и Роставицы и через болотистое течение р. Здвиж. Далее восточная граница древлянского расселения уходила на север, пересекая реки Тетерев (примерно в устье Ирши), Уж (ниже впадения Норини) и Словечну (в устье Ясенца).

На севере древляне соседили с дреговичами. И. П. Русанова, отмечая курганы с угольным слоем выше погребений на Туровщине, провела северную границу древлян по Припяти (от устья Горыни до устья Ствиги). Однако в туровских курганах явно преобладают типично дреговичские признаки, в том число обычны и этноопределяющие зерненые бусы. Наоборот, курганы с зольно-угольными скоплениями вверху встречаются здесь сравнительно редко.
Учитывая это, границу между древлянами и дреговичами нужно провести южнее Припяти. Правый берег этой реки бесспорно был дреговичским. Разделительной полосой между древляпским и дреговичским ареалами служили широкие болотистые пространства южнее Турова, где, судя по отсутствию древнерусских курганов, населения не было или оно было исключительно редким. Лишь отдельные курганы древлянского типа (с остатками кострищ в насыпи выше погребения) проникают севернее этой полосы, па собственную дреговичскую территорию. Такие курганы исследовались в могильниках низовьев Ствиги и Горыни (Отвержичи и Рычево). Наоборот, в северо-западных районах древлянской территории раскопано несколько курганов с дреговичскими зернеными бусами. Таковы могильники Андреевичи и Олевск в верховьях Уборти. Такая картина взаимопроникновения обычна для пограничных районов всех восточнославянских племен.

Западная граница распространения древлянскнх курганов проходила по Случи, где лесистые местности отделяли древлянский регион от волынянского.

Самыми старшими курганами в древляиском ареале являются курганы с трупосожжениями и урнами пражско-корчакского типа. Они обычно имеют небольшую (0,3-0,9 м) высоту, несколько расплывчаты и образуют могильники, состоящие из 10-30 насыпей.

Собранные с погребального костра кальцинированные кости помещались преимущественно в урнах в верхней части курганной насыпи или в ее основании. Преобладают курганы с захоронениями в верхней части насыпи. В виде исключения встречаются захоронения, помещенные в ямках в материке. Такие курганы раскопаны в бассейне Тетерева в окрестностях Житомира (у деревень Корчак, Стырты, Янковцы и др. ), в верховьях Случи (Мирополь), Ужа (у деревень Селец, Гутки, Лозница) и Уборти. Число выявленных раскопками захоронений в курганах — от одного до трех, по, вероятно, их было больше. Часть погребений, находящихся в верхних пластах насыпей, по-видимому, не сохранилась.

Вероятно, в VI-VIII вв. курганный обряд погребения в области древлян был преобладающим. Часть населения, придерживаясь старой традиции, хоронила умерших в бескурганных могильниках. Обряд захоронения в них такой же, как и в курганных погребениях. Здесь тоже сожженные кости вместе с пеплом складывались в глиняные урны, принадлежащие к керамике пражско-корчакского типа. Такие бескурганные могильники известны в древлянском ареале только по поверхностным, часто случайным обследованиям.

Курганы с трупосожжениями позднего времени (VIII-X вв.) содержат по одному захоронению (табл. XXV). В отличие от более ранних, в этих па-сыпях обычны безурновые погребения. Сожжение умерших по-прежнему совершалось на стороне, однако появляются и трупосожжения па месте курганной насыпи. Отмечены случаи неполного сожжения — остатки обгорелых костей образуют удлиненное пятно, ориентированное в направлении запад — восток. Иногда под остатками сожжения наблюдаются следы пережженных досок или деревянных колод.

Кальцинированные кости с золой и мелкими уголь-памп чаще помещаются и верхней части кургана. Может быть, в этой связи появляется обычай помещать золу с угольками в верхней части курганов с трупоположениями.

Древлянские курганы с трупоположениями, как правило, лишены вещевого материала. Погре-бальные урны бывают двух типов: лепные сосуды типа Луки-Райковецкой и изредка раннегончарные горшки. И единичных курганах найдены проволочные перстенеобразные височные кольца со сходящимися концами.

Курганы с труносожжениями VIII-X вв. никогда не образуют самостоятельных групп, а входят в состав могильников, где имеются насыпи с трупоположениями эпохи Киевской Руси, а иногда и курганы с керамикой пражско-корчакского типа.

В X в. на смену кремации умерших приходит обряд погребения несожженных трупов. Умершего клали на горизонте и над ним сооружали курганную насыпь. Как уже отмечалось, почти обязательным для древлянских захоронений был ритуал помещения золы с углем в верхней части насыпи.

Курганы с трупоположениями в древлянском ареале довольно единообразны. Ориентировка умерших, как правило, общеславянская, западная. Обратное положение — головой на восток — зафиксировано в двух могильниках — урочище Княже при с. Андреевичи и в Тепенице. Довольно часто встречаются гробы из толстых досок (двух длинных продольных и двух поперечных), а иногда и деревянные колоды. В могильниках у сел Андреевичи и Речица отмечены случаи покрытия умерших березовой корой.

При раскопках курганов близ с. Буки прослежены кольцевые канавки с остатками частокола во-круг погребения (Русанова И. Я., 1967, с. 42-47). Диаметры таких колец 4-5,7 м, ширина канавок 0,2-0,4 м, глубина — 0,1-0,2 м. Такие канавки рыли в материке, а в дно их забивали вертикальные колья (па глубину 0,1-0,15 м).

Ритуал захоронения древлян по курганным раскопкам у с. Буки реконструируется в следующем виде. Умершего клали на горизонтальную площадку или в небольшое углубление, вырытое в материке (длина 2,2-3,2 м, ширина 1,1-1,2 м, глуби-па 0,1-0,2 м). Сразу же на материке разжигали ритуальный костер, от которого в курганах сохранился небольшой слой золы с углем. Иногда в этом слое встречаются мелкие фрагменты глиняных сосудов. Одновременно погребение окружали канавкой с частоколом. Все это засыпали землей, сооружая кур-ганообразную насыпь. Иногда с внешней стороны оградки также разжигали костры.

Кольцевые канавки с частоколом, который иногда сгорал, а в других случаях оставался несожженным, нельзя считать особенностью исключительно Букских или исключительно древлянских курганов. В прежних раскопках такая деталь часто оставалась не замеченной исследователями. А в последние десятилетия кольцеобразные канавки открыты на широкой территории — в курганах вятичей, полян, дреговичей, смоленских кривичей, Волго-Окского междуречья. Еще раньше кольцевые оградки зафиксированы в курганах на верхнем Дону.

Среди древлянских курганов несколько своеобразны насыпи но р. Уборть. Они имеют внутри конструкции из камней. Так, многие курганы у Зубковичей, Олевска и Тененицы были обложены камнями, некоторые насыпи в могильниках у Зубковичей, Лопатичей и Андреевичей (урочище Княже) оказались покрытыми вымосткой из камней. В одном из Тененецких курганов также открыта каменная кладка. Камни в насыпи обнаружены и в одном из Андреевичских курганов. В другом кургане этого могильника, содержавшем захоронение по обряду сожжения, из камня было сложено «ядро» насыпи. В Зубковичских курганах камни перекрывали могильные ямы с трупоположениями.

Эти каменные конструкции не имеют аналогий в курганных древностях юго-западной группы восточных славян. Каменные покровы и каменные «ядра» обычны в курганах ятвягов или их славянизированных потомков. В связи с этим можно полагать, что могильники по р. Уборть оставлены смешанным разноплеменным населением. Здесь с древлянами сосуществовали переселенцы из ятвяжских областей. В пользу этого говорят и трупоположения с восточной ориентировкой, известные в древлянской земле только в двух могильниках на Уборти. Вещевой инвентарь убортских насыпей идентичен материалам из древлянских курганов.

Курганы с трупоположениями на горизонте господствовали в области древлян довольно долго, вплоть до исчезновения обычая сооружать курганные насыпи над погребениями. Ямные подкурганные трупоположения известны главным образом па юго-восточной окраине древлянской земли, а также в бассейне Уборти (Андреевичи, Зубковичи, Лопатичи и Тененица). Несколько курганов с трупоположениями в ямах открыто по соседству — в Речицком могильнике.

Вещевой инвентарь древлянских курганов небогат. Наиболее распространенными височными ук-рашениями были перстнеобразные кольца двух типов — с сомкнутыми концами и полутораоборотные (табл. XXVII, 1, 3-8). В курганах под Коростенем и в Житомирском могильнике встречены перстнеоб-разные кольца с S-видным концом. Изредка на проволочные кольца надето по одной бусине, пастовой или стеклянной (Коростень, Олевск, Зубковичи), а иногда и металлической зерненой (Буки). Трехбусинные височные кольца (табл. XXVII, 2) найдены в четырех могильниках — Великая Фоспя, Коростень Лопатичи, Олевск (урочище «Под Орлами»). В одном из курганов Овручского могильника и в одной насыпи Речицкого могильника встречены сережки так называемого волынского типа. Из Житомирского могильника (курган 37) происходит серьга в виде кольца с шестью неподвижно закрепленными на нем розетками. Розетки составлены из шести шариков, нанизанных на проволочные колечки. Украшение подобного облика найдено в Полянских курганах Грубска. Такие серьги не характерны для восточнославянских территорий, аналогии им имеются в славянских древностях Чехословакии.

Шейные ожерелья открыты во многих древлянских курганах, но состоят они обычно из двух — четырех бусин. Очень редко ожерелья насчитывают большее число бусин и имеют еще привески. Наибо-лее часто встречаются стеклянные позолоченные бусы цилиндрической, бочонковидпой, биусеченноко-нической (табл. XXVII, 13) и трапециевидной формы, а также аналогичные одинарные и двойные про-низкн (табл. XXVII, 12). Изредка попадаются синие и
желтые стеклянные бусы, несколько чаще — белые, желтые и красные настовые. В полутора де-сятках курганов найдены бусы из сердолика (табл. XXVII; 17). Форма их различна — плитчатые, шести- и восьмигранные, многогранные и призматические. В трех могильниках (Житомир, Коростень и Речица) встречены хрустальные и янтарные бусинки. Наконец, единичными находками представлены серебряные бусы: в курганах под Житомиром и Коростенем обнаружены лопастные, украшенные мелкой зернью и сканью, а в одном из житомирских курганов — розеткообразные, сделанные из трех-четырех рядов спаянных между собой шариков.

Среди подвесок к ожерелью встречены лунницы (Речица и Подлубы), бубенчики (Подлубы), морские раковины (Овруч). Редки в погребениях бронзовые и железные грибовидные пуговицы (табл. XXVII, 15), иногда пуговицами, по-видимому, служили шиферные пряслица.

Относительно часты в женских погребениях древлян перстни (табл. XXVTI, 9-11, 16). Наиболее распространены среди них простые проволочные. Кроме того, обнаружены перстни витые, ложновитые, плетеные, пластинчатые сомкнутые и пластинчатые завязанные. Тонкопроволочный витой браслет встречен только один раз (Ракитно).
В мужских захоронениях древлянских курганов изредка встречаются бронзовые и железные поясные кольца и лировидные пряжки. В курганах Коростень-ского и Искриньского могильников найдены подковообразные застежки (табл. XXVII, 14). Иногда мужчин хоронили с железными ножами, кресалами, точильными брусками и деревянными ведрами, от которых в курганах обычно остаются железные обручи и дужки. Из Коростеньского кургана 5 происходят боевой топор, датируемый XI в., и серп.

Курганный обряд погребения в земле древлян, как и в других среднеднепровских областях, исче-зает на рубеже XII и XIII вв. История древлянского племени кратковременна. Первоначально древляне — одна из региональных групп восточного славянства. Территориальное обособление древлян привело к созданию у них собственной племенной организации со своими князьями и войском. Постепенно появляются и собственные этнографические особенности. Однако эти особенности только наметились — древлянский женский костюм ничем не отличается от убранства женщин соседних племен. Ранняя потеря племенной самостоятельности привела к стиранию этнографических черт. Современная диалектология и этнография уже совсем тте обнаруживают каких-либо особенностей, оставшихся от племенного периода древлян.

Древляне

Жили по течению рек Тетерев, Уж, Убороть и Свига, в Полесье и на правом берегу Днепра (современные Житомирская и запад Киевской области Украины). С востока их земли ограничивал Днепр, а с севера Припять, за которой жили дреговичи. На западе они граничили с дулебами, а на юго-западе — с тиверцами. Главным городом древлян был Искоростень на реке Уж, были и другие города — Овруч, Городск и иные, названия которых не сохранились, но археологи раскопали городища в землях древлян.

Как говорит Нестор, название их происходит от того, что они жили в лесах. Также он говорит, что еще во времена Кия у древлян было свое княжение. При этом летописец относится к ним гораздо хуже, чем к полянам. Вот что он пишет: «А древляне жили звериным обычаем, жили по-скотски: убивали друг друга, ели все нечистое, и браков у них не бывали, но умыкали девиц у воды». Однако ни археологические данные, ни другие летописи не подтверждают такой характеристики.

Племя занималось хлебопашеством, владело разными ремеслами, необходимыми для натурального хозяйства (гончарным, кузнечным, ткацким, кожевенным), люди держали домашних животных, в хозяйстве были также кони. Находки множества иноземных изделий из серебра, бронзы, стекла и сердолика указывают на международную торговлю, а отсутствие монет позволяет предположить, что торговля была меновой.

Древляне долгое время сопротивлялись включению их в состав Киевской Руси и христианизации.

По сказанию «Повести временных лет», в давние времена древляне обижали своих соседей полян; но уже князь Олег Вещий подчинил их Киеву и наложил на них дань. Они участвовали в походе Олега на Византию, после его смерти сделали попытку освободиться, но князь Игорь победил их и наложил еще большую дань.

В 945 году Игорь попытался собрать дань дважды и поплатился за это.

«В тот год сказала дружина Игорю: «Отроки Сеенельда изоделись оружием и одеждой, а мы наги. Пойдем, князь, с нами за данью, и себе добудешь, и нам». И послушал их Игорь — пошел к древлянам за данью и прибавил к прежней дани новую, и творили насилие над ними мужи его. Взяв дань, пошел он в свой город. Когда же шел он назад, — поразмыслив, сказал своей дружине: «Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу еще». И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: «Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит». И послали к нему, говоря: «Зачем идешь опять? Забрал уже всю дань». И не послушал их Игорь; и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружину его, так как было их мало.

И погребен был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени».

После этого вождь древлян Мал предпринял попытку посвататься к вдове Игоря, княгине Ольге, но та, мстя за мужа, обманом убила Мала и его сватовское посольство, заживо закопав в землю. После этого Ольга вместе с малолетним сыном Игоря Святославом пошла войной на древлян и разгромила их. Так в 946 году древляне были включены в состав Киевской Руси.

Святослав Игоревич посадил в Древлянской земле своего сына Олега. Владимир Святой, раздавая волости своим сыновьям, посадил в Древлянской земле Святослава, который был убит Святополком Окаянным.

Имя древлян последний раз встречается в летописи в 1136 год, когда их земля была подарена великим князем киевским Ярополком Владимировичем Десятинной церкви.

Из книги История, мифы и боги древних славян автора Пигулевская Ирина Станиславовна

Древляне Жили по течению рек Тетерев, Уж, Убороть и Свига, в Полесье и на правом берегу Днепра (современные Житомирская и запад Киевской области Украины). С востока их земли ограничивал Днепр, а с севера Припять, за которой жили дреговичи. На западе они граничили с дулебами,

Из книги Великие тайны цивилизаций. 100 историй о загадках цивилизаций автора Мансурова Татьяна

Те самые древляне После похода 944 года князь Игорь больше не воевал и даже на сбор дани отправлял дружину своего боярина Свенельда, что стало сказываться на уровне благосостояния дружины самого Игоря. В дружине Игоря скоро стали роптать: «Отроки (дружинники) Свенельда

Из книги Потаенная жизнь Древней Руси. Быт, нравы, любовь автора Долгов Вадим Владимирович

«Древляне живяху зверинскимъ образомъ»: свои «чужие» Вопрос об отношении к населению чужих земель-волостей тесно связан с проблемой осознания единства Руси. Как известно, в XII в. русские земли не составляли единого монолитного государства. В то же время они не были

Из книги Древние славяне, I-X века [Таинственные и увлекательные истории о славянском мире] автора Соловьев Владимир Михайлович

Поляне, древляне и другие Археологические данные позволяют утверждать, что восточные славяне – предки нынешних русских, украинцев и белорусов – начали обживаться на территории современной Западной Украины и Восточного Приднепровья примерно с V и в VI и VII веках нашей

Из книги Черты народной южнорусской истории автора Костомаров Николай Иванович

I ЮЖНОРУССКАЯ ЗЕМЛЯ. ПОЛЯНЕ-РУСЬ. ДРЕВЛЯНЕ (ПОЛЕСЬЕ). ВОЛЫНЬ. ПОДОЛЬ. ЧЕРВОНАЯ РУСЬ Древнейшие известия о народах, занимавших Южнорусскую землю, очень скудны; впрочем, не без основания: руководствуясь как географическими, так и этнографическими чертами, следует отнести к

Из книги Славянские древности автора Нидерле Любор

Древляне Это племя обитало, как об этом свидетельствует само название (от слова «древо»), в дремучих лесах, простиравшихся на юг от Припяти, а именно, судя по различным позднейшим летописным сообщениям, между рекой Горынь, ее притоком Случь и рекой Тетеревом, за которой уже

Из книги Славянская энциклопедия автора Артемов Владислав Владимирович

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич

Древляне Занимались земледелием, пчеловодством, скотоводством, развивали промыслы и ремесла. Земли древлян составляли отдельное племенное княжество во главе с князем. Большие города: Искоростень (Коростень), Вручий (Овруч), Малин. В 884 г. киевский князь Олег покорил

Из книги Что было до Рюрика автора Плешанов-Остоя А. В.

Древляне Древляне имеют скверную репутацию. Киевские князья дважды облагали древлян данью за поднятие восстания. Милосердием древляне не злоупотребляли. Князя Игоря, решившего собрать повторную дань с племени, связали и разорвали надвое.Князь древлян Мал тут же

существовала ли она на самом деле? Происхождение княгини ольги.

Княгиня Ольга Святая
Годы жизни: ?-969
Годы правления: 945-966

Великая княгиня Ольга , в крещении Елена. Святая Русской православной церкви, первая из правителей Руси принявшая христианство еще до Крещения Руси. После смерти мужа, князя Игоря Рюриковича, правила Киевской Русью с 945 года до 966 года.

Крещение княгини Ольги

Издревле в Русской земле люди называли равноапостольную Ольгу «начальницей веры» и «корнем Православия». Патриарх, крестивший Ольгу, ознаменовал крещение пророческими словами: « Благословенна ты в женах русских, ибо оставила тьму и возлюбила Свет. Прославлять тебя будут сыны русские до последнего рода!»

При крещении русская княгиня удостоилась имени святой равноапостольной Елены, много потрудившейся в распространении христианства в огромной Римской империи не обретшей Животворящий Крест, на котором был распят Господь.

На необъятных просторах Русской земли, подобно своей небесной покровительнице, Ольга стала равноапостольной провидицей христианства.

В летописи об Ольге немало неточностей и загадок, но большинство фактов ее жизни, донесенных до нашего времени благодарными потомками устроительницы Русской земли, не вызывают сомнения в достоверности.

История Ольги — княгини киевской

Одна из древнейших летописей «Повесть временных лет» в описании
женитьбы Киевского князя Игоря называет имя будущей правительницы Руси и ее родину: « И привели ему жену из Пскова именем Ольга» . Иокимовская летопись уточняет, что Ольга принадлежала к одной из древнерусских княжеских династий — к роду Изборских. Житие святой княгини Ольги уточняет, что родилась она в деревне Выбуты Псковской земли, в 12 км от Пскова выше по реке Великой. Имена родителей не сохранились. По Житию они были не знатного рода, варяжского происхождения, что подтверждается ее именем, имеющим соответствие в древнескандинавском как Helga, в русском произношении — Ольга (Вольга). Присутствие скандинавов в тех местах отмечено рядом археологических находок, датируемых первой половиной X века.

Более поздний Пискаревский летописец и типографская летопись (конец XV века) повествуют слух, будто Ольга была дочерью Вещего Олега , который стал править Киевской Русью как опекун малолетнего Игоря, сына Рюрика : « Нецыи же глаголют, яко Ольгова дщери бе Ольга» . Олег же поженил Игоря и Ольгу.

Житие святой Ольги повествует, что здесь, «в области Псковской» впервые и состоялась её встреча с будущим супругом. Молодой князь охотился и, желая перебраться через реку Великую, увидел «некоего плывущего в лодке» и подозвал его к берегу. Отплыв от берега в лодке, князь обнаружил, что его везет девушка удивительной красоты. Игорь воспылал к ней похотью и стал склонять ее ко греху. Перевозчица оказалась не только красива, но целомудренна и умна. Она устыдила Игоря, напомнив ему о княжеском достоинстве правителя и судии, который должен быть «светлым примером добрых дел» для своих поданных.

Игорь расстался с ней, храня в памяти ее слова и прекрасный образ. Когда пришло время выбирать невесту, в Киев собрали самых красивых девушек княжества. Но ни одна из них не пришлась ему по сердцу. И тогда он вспомнил «дивную в девицах» Ольгу и послал за ней сродника своего князя Олега. Так Ольга стала женой князя Игоря, великой русской княгиней .

Княгиня Ольга и князь Игорь

По возвращению из похода на греков князь Игорь стал отцом: родился сын Святослав . Вскоре Игорь был убит древлянами. После убийства Игоря к его вдове Ольге древляне, боясь мести, прислали сватов звать её замуж за своего князя Мала. Княгиня Ольга сделала вид, что согласна и последовательно расправилась со старейшинами древлян, а затем привела к покорности народ древлян.

Древнерусский летописец подробно излагает месть Ольги за смерть мужа:

1-я месть княгини Ольги: Сваты, 20 древлян, прибыли в ладье, которую киевляне отнесли и бросили в глубокую яму на дворе терема Ольги. Сватов-послов закопали живьем вместе с ладьёй. Ольга посмотрела на них из терема и спросила: « Довольны ли честью?» А они закричали: « Ох! Хуже нам Игоревой смерти» .

2-я месть: Ольга попросила для уважения прислать к ней новых послов из лучших мужей, что и было с охотой исполнено древлянами. Посольство из знатных древлян сожгли в бане, пока те мылись, готовясь к встрече с княгиней.

3-я месть: Княгиня с небольшой дружиной приехала в земли древлян, чтобы по обычаю справить тризну на могиле мужа. Опоив во время тризны древлян, Ольга велела рубить их. Летопись сообщает о 5 тысячах перебитых древлян.

4-я месть: В 946 году Ольга вышла с войском в поход на древлян. По Новгородской Первой летописи киевская дружина победила древлян в бою. Ольга прошлась по Древлянской земле, установила дани и налоги, после чего вернулась в Киев. В «Повести Временных Лет» летописец сделал врезку в текст Начального свода об осаде древлянской столицы Искоростеня. По «Повести Временных Лет» после безуспешной осады в течение лета Ольга сожгла город с помощью птиц, к которым велела привязать зажигательные средства. Часть защитников Искоростеня были перебиты, остальные покорились.

Правление княгини Ольги

После расправы с древлянами Ольга стала править Киевской Русью до совершеннолетия Святослава , но и после этого она оставалась фактическим правителем, так как её сын большую часть времени отсутствовал в военных походах.

Летопись свидетельствует о ее неустанных «хождениях» по Русской земле с целью построения политический и хозяйственной жизни страны. Ольга отправилась в новгородские и псковские земли. Установила систему «погостов» — центров торговли и обмена, в которых более упорядоченно происходил сбор податей; затем по погостам стали строить храмы.

Русь росла и укреплялась. Строились города, окруженные каменными и дубовыми стенами. Сама княгиня жила за надежными стенами Вышгорода (первые каменные здания Киева — городской дворец и загородный терем Ольги), окруженная верной дружиной. Внимательно следила за благоустройством подвластных Киеву земель — новгородских, псковских, расположенных вдоль реки Десна и др.

Реформы княгини Ольги

На Руси великая княгиня воздвигла храмы святителя Николая и Святой Софии в Киеве, Благовещения Богородицы в Витебске. По преданию, на реке Пскове, где она родилась, основала город Псков. В тех краях, на месте видения трех светоносных лучей с неба, был воздвигнут храм Святой Живоначальной Троицы.

Ольга пробовала приобщить к христианству Святослава . Он гневался на мать за её уговоры, опасаясь потерять уважение дружины, однако «он и не думал прислушаться к этому; но если кто собирался креститься, то не запрещал, а только насмехался над тем».

Летописи считают Святослава преемником на русском престоле сразу же после смерти Игоря, поэтому дата начала самостоятельного его правления достаточно условна. Внутреннее управление государством он передоверял матери, находясь все время в военных походах на соседей Киевской Руси . В 968 году печенеги впервые совершили набег на Русскую землю. Вместе с детьми Святослава Ольга заперлась в Киеве. Вернувшись с Болгарии, он снял осаду и не пожелал оставаться надолго в Киеве. Уже в следующем году собрался уйти в Переяславец, но Ольга удержала его.

« Видишь — я больна; куда хочешь уйти от меня? — ибо она уже разболелась. И сказала: « Когда похоронишь меня, — отправляйся куда захочешь. Через три дня Ольга умерла (11 июля 969), и плакали по ней плачем великим сын её, и внуки её, и все люди, и понесли, и похоронили её на выбранном месте, Ольга же завещала не совершать по ней тризны, так как имела при себе священника — тот и похоронил блаженную Ольгу.

Святая княгиня Ольга

Место погребения Ольги неизвестно. Во времена княжения Владимира ее стали почитать как святой. Об этом свидетельствует перенесение ее мощей в Десятинную церковь. Во время нашествия монголов мощи были сокрыты под спудом церкви.

В 1547 году Ольга причислена к лику святой равноапостольной. Такой чести удостоились ещё только 5 святых женщин в христианской истории (Мария Магдалина, первомученица Фекла, мученица Апфия, царица Елена и просветительница Грузии Нина).

День памяти святой Ольги (Елены) стал отмечаться 11 июля. Почитается как покровительница вдов и новообращённых христиан.

Официальная канонизация (общецерковное прославление) произошла позднее — до середины XIII века.

Многие факты из жизни одной из самых великих правительниц Руси и до сегодня неизвестны. Княгиня Ольга, краткая биография которой имеет множество «белых пятен», и сегодня является одной из самых одиозных персон

Происхождение княгини Ольги

Историки и исследователи жизни и деятельности Ольги и сегодня не пришли к единому мнению о ее происхождении. Несколько источников тех лет дают разные сведения о происхождении будущей жены великого князя Игоря.

Так, один из признанных источников тех времен — «Повесть временных лет» — указывает, что будущая княгиня Ольга, краткая биография которой не дает точных данных о ее родителях, была привезена из Пскова.

Другой источник — «Житие княгини Ольги» — утверждает, что родилась она на Псковской земле, в деревне Выбуты. простолюдинкой, именно поэтому имена ее родителей остались неизвестными.

Иокимовская летопись упоминает, что будущая жена князя Киевского была знатного рода Изборских, а корни ее уходят к варягам.

Еще одна версия: Ольга — дочь

Замужество

Знакомство Игоря с будущей женой также окутано массой неточностей и загадок. В «Житии» сказано, что будущая княгиня Ольга, краткая биография которой иногда противоречиво подается в разных источниках, познакомилась со своим будущим мужем в Пскове, где князь охотился. Ему было нужно перебраться через реку, и, увидев лодку, Игорь сел в нее. После князь обнаружил, что его паромщик — прекрасная девушка. На все ухаживания своего пассажира она отвечала отказом. А когда настало время выбирать князю невесту, он вспомнил девушку в лодке и послал за ней гонцов с предложением руки и сердца. Так стала женой русского Ольга. Княгиня Киевская, краткая биография которой с этих пор прослеживается более четко, была хорошей и мудрой женой. Уже в скором времени родила она Игорю сына — Святослава.

Убийство князя Игоря

Князь Игорь был великим завоевателем, он постоянно совершал набеги со своей дружиной на соседние земли, собирая дань со слабых племен. Один из таких походов стал для русского князя роковым. В 945 году Игорь с дружиной отправился к соседним древлянам за положенной данью. Забрав множество богатств, разрушив деревни и надругавшись над местным населением, русичи отправились домой. Однако на обратном пути князь с малым количеством воинов решил вернуться и вновь ограбить древлянские земли. Но местные мужчины, убедившись, что князь идет с малым войском, напали на него и убили.

Месть древлянам

Узнав о смерти мужа от рук древлян, долго горевала Ольга. Княгиня Киевская, краткая биография которой описана в «Повести временных лет», оказалось мудрой женой и правительницей. По обычаям того времени была приемлема Естественно, Ольга не могла обойти эту традицию. Собрав дружину, Она стала выжидать. Вскоре пришли послы от древлян с предложением свадьбы ради объединения русских и древлянских земель. Княгиня согласилась — в этом и состояла ее месть.

Доверчивые древляне поверили ей, зашли в столицу, но были схвачены, брошены в яму и засыпаны землей. Так, часть самых смелых и отважных древлян была уничтожена. Вторая партия послов была также умерщвлена хитростью — их сожгли в бане. Когда Ольга с дружиной подошла к вратам Искоростеня, главного города древлян, под предлогом справить тризну (поминки) по князю она опоила своих врагов, а дружина изрубила их. По свидетельствам летописцев, около пяти тысяч древлян полегло тогда.

В 946 году княгиня с войском отправилась в древлянские земли, разрушила их, собрала подати и установила обязательный, фиксированный размер налога, но занять Искоростень ей так и не удалось. Город был неприступен. Тогда Ольга сожгла город дотла с помощью голубей и воробьев, привязав к их лапкам горящую ткань. Школьникам рассказывают, кто такая княгиня Ольга. Краткая биография для детей младших классов опускает полную историю мести. В основном уделяется внимание годам ее правления и принятию христианской веры.

Княгиня Ольга: краткая биография, годы правления

После смерти Игоря преемником стал их сын Святослав, но фактически вся власть была сосредоточена в руках его матери, и пока он был юным, и после его совершеннолетия. Святослав был воином, и основное свое время проводил в походах. Благоустройством земель и подконтрольных территорий занималась княгиня Ольга. Краткая биография правительницы свидетельствует о том, что эта женщина основала несколько городов, в том числе Псков. Повсюду она облагораживала свои земли, возводила вокруг крупных селений стены, строила храмы в честь христианских святых. В годы правления Ольги чрезмерные подати были заменены фиксированными сборами.

Внешняя политика княгини также заслуживает внимания. Ольга укрепила связи с Германией и Византией. Способствовало этому, прежде всего, принятие ею христианской веры.

Крещение княгини Ольги

Первой ласточкой христианства на русской земле названа княгиня Ольга. Краткая биография для 4 класса особое внимание уделяет этому событию. В письменных источниках прошлых лет отсутствует единая дата принятия княгиней христианства. Некоторые называют 955 год, другие — 957 год.

Посетив Константинополь, Ольга не только крестилась в христианской вере, но и возобновила торговые договоры, подписанные еще ее покойным мужем. Крестили княгиню сам VII и священник Феофилакт. Нарекли ее Еленой (по христианскому обычаю).

Вернувшись домой, Ольга всячески пыталась приобщить к новой вере своего сына Святослава, но князь не проникся этой идеей и остался язычником, боясь осуждения дружины. И тем не менее, матери он не запрещал строить соборы и церкви. Ольга оставалась в Киеве, активно участвовала в воспитание внуков. Возможно, именно этот факт привел к тому, что сын Святослава, Владимир, в 988 году крестил Русь, тем самым объединив ее.

В 968 году печенеги напали на Русскую землю. Ольга находилась в осажденной столице вместе с внуками. Она послала гонца за Святославом, который в это время находился в очередном походе. Князь прибыл домой, разбил печенегов, но Ольга попросила сына не планировать очередной поход, так как тяжело хворала и предчувствовала близкий конец. В 969 году княгиня Ольга умерла и была похоронена по христианскому обряду. Легенда гласит, что мощи великой княгини были нетленными.

В XVI веке Ольга была причислена к лику святых.

Что мы знаем о княгине Ольге?

Для ответа на этот вопрос достаточно открыть любой энциклопедический словарь, где прочтем:

«Ольга – (христианское имя – Елена) (около 890-969, Киев), великая княгиня киевская, жена Игоря. После убийства мужа древлянами (945) жестоко подавила их восстание. В 945-947 установила размеры даней для древлян и новгородцев, организовала административные центры – погосты.

Значительно расширила земские владения Киевского великокняжеского дома. В 955 (или 957) посетила Константинополь; приняла христианство. Правила государством в годы малолетства своего сына Святослава Игоревича и позднее, во время его походов. В 968 руководила защитой Киева от печенегов. Канонизирована русской церковью».

В более развернутом литературном изложении ее биография выглядит так:

В далеком 945 году жил-был князь Игорь. И была у него жена. Князь был дюже жадный и как-то решил дважды налоги собрать с одного юридического лица. Лицо обиделось и коварно убило сборщика налогов. Ольга узнала об этом, и история мести ее была зафиксирована в «Повести временных лет» талантливым летописцем.

Поскольку нехорошие древляне пожелали взять вдову в жены своему собственному князю, то послали к ней делегацию со свадебным предложением. Первую делегацию Ольга похоронила заживо, вторую сожгла аналогичным способом, третью коварно напоила и велела воинам поубивать.

Прямо мороз по коже от простого изложения фактов… А если еще и вспомнить заключительный акт драмы, когда княгиня сожгла дотла столицу древлян, то и вовсе не самая приятная личность встает перед нашими глазами.

И, тем не менее, Ольга была канонизирована святой церковью. Разумеется, не за свое ревностное соблюдение языческих обрядов мести, а за то, что она стала первой правительницей страны, принявшей христианство.

Художник Игорь Машков — Святая княгиня Ольга вступает в храм св.Софии. Константинополь

Официальная версия гласит, что вышеописанная месть оказалась не по силам женщине, что убиенные являлись ей в ночных кошмарах, пока один мудрый священник не посоветовал ей принять христианство, описав все плюсы обряда покаяния.

Ольга послушалась, съездила в центр тогдашнего христианства – Константинополь, что в Византии (ныне Стамбул), обрела крестного отца в лице императора Константина Багрянородного, прониклась идеями веры и стала ее явной поборницей, что успешно приблизило всеобщую христианизацию Руси в 1000 году. Очень «причесанный» персонаж получился…

Что же на самом деле известно об этой удивительной женщине?

В первую очередь – кто она по происхождению?

История противоречит сама себе, выдавая разные версии, самая распространенная из которых – что Ольга была норманнской княжной по имени Хельга и что она была воспитанницей Олега («Вещий Олег», тот самый, что погиб от укуса змеи).

В Летописях говорится, что именно Олег «привел» Ольгу в жены Игорю, своему воспитаннику, в 903 году. Доказательством этой теории можно считать тот факт, что Ольгу весьма уважали варяжские дружины, ведь не было отмечено ни одного заговора против нее внутри государства.

Возможно, она была славянкой из Пскова по имени Прекраса. Переименовалась благодаря Олегу, который (перекликаясь с предыдущей версией) привел ее к Игорю. В пользу Пскова (как и Изборска) говорит тот факт, что из всех городов русских именно они были одарены Ольгой средствами более всех других.

Историк Карамзин считает ее женщиной из простого (незнатного) русского рода. Описывает он и знакомство Ольги с Игорем:

«…В 903 году, то есть когда ей уже исполнилось 13 лет, она стала супругой великого князя Киевского Игоря. Согласно преданию, князь Игорь занимался охотой. Однажды, когда он охотился в псковских лесах, то выслеживая зверя, он вышел к берегу реки. Решив переправиться через реку, он попросил проходящую мимо на лодке Ольгу перевезти его, приняв ее сначала за юношу.

Когда они плыли, Игорь, внимательно всматриваясь в лицо гребца, увидел, что это не юноша, а девица. Девушка оказалась очень красивой, умной и чистой помыслами. Красота Ольги уязвила сердце Игоря, и он начал прельщать ее словами, склоняя к нечистому плотскому смешению.

Однако целомудренная девица, уразу-мев помыслы Игоря, разжигаемого похотью, пристыдила его мудрым увещанием. Удивился князь столь выдающемуся разуму и целомудрию юной девицы, и не стал её домогаться…»

Красивая сказка, но очень сомнительная. Первые Рюрики были настолько полны желания создать знатный род Рюриковичей, что неравный брак был не в их интересах.

Однако все легенды сходятся на одном: Ольга была «пришлой», не киевлянкой. Возможно, именно поэтому ей удалось так лихо прибрать власть к рукам – в нашей стране издавна наблюдается гораздо большее уважение к «пришлым», нежели к «своим». Вспомним хотя бы Екатерину II.

Ничего не знаем мы и о возрасте Ольги.

Когда она могла родиться? Во сколько лет могла она быть выдана за Игоря? В каком возрасте родила она своего единственного (?) сына Святослава? Одни историки считают датой ее рождения 925 год. Приятно, конечно, считать ее молодой и красивой вдовой 20-ти лет, когда в 945 году она столь жестоко мстила за погибшего мужа.

В пользу этой версии говорит и дата рождения Святослава – 942 год. Правда, тогда разница в возрасте супругов получается в районе 40 лет (дата рождения князя Игоря тоже неизвестна, но мы знаем, что он принял престол от князя Олега в 882 году, и явно уже был способен управлять государством).

Однако «Повесть Временных Лет» говорит, что князь Олег привел своему воспитаннику Игорю жену в 903 году, что автоматически увеличивает возраст Ольги на 25 лет, как минимум. Могла ли родить ребенка женщина, которой под пятьдесят? В принципе, все возможно…

В 903 году стареющий Олег, женив молодого княжича на Ольге, стал усердно приносить жертвы богам, чтобы дали Игорю наследника. За долгих девять лет много кровавых жертв идолам принёс Олег, столько людей и быков заживо спалил, ждал, что дадут славянские боги Игорю сына. Не дождался. Умер в 912 году от укуса змеи, выползшей из черепа его бывшего коня.

Языческие идолы начали разочаровывать княгиню: многолетние жертвоприношения идолам не дали ей желаемого наследника. А ну как Игорь поступит по человеческому обыкновению и возьмёт себе другую жену, третью? Гарем заведёт. Кем она тогда будет? И тогда княгиня решилась молиться христианскому Богу. И стала Ольга по ночам горячо просить у Него сына-наследника.

И вот на двадцать четвертом году совместной жизни родился у князя Игоря наследник — Святослав! Завалил князь Ольгу подарками. Она же самые дорогие отнесла в церковь Илии — для христианского Бога. Понеслись счастливые годочки. Стала задумываться Ольга над верой христианской да о выгодах от неё для страны. Только Игорь мыслей таких не разделял: его боги в битвах ни разу ему не изменяли.

Согласно летописи, в 945 году князь Игорь погибает от рук древлян после неоднократного взимания с них дани (он стал первым правителем в истории России, который погиб от народного негодования). Игоря Рюриковича казнили, в урочище, с помощью почетной «размычки». Нагнув два молодых, гибких дуба, привязали за руки и ноги, и отпустили…

Наследнику престола Святославу тогда было только 3 года, поэтому фактическим правителем Киевской Руси в 945 году стала Ольга. Дружина Игоря подчинилась ей, признав Ольгу представителем законного наследника престола.

Также ничего не известно о личной жизни княгини Ольги после смерти мужа.

Или почти ничего. Если ссылаться на единственный источник «Повесть временных лет», то становится ясно, что древляне после убийства Игоря прислали к его вдове Ольге сватов звать её замуж за своего князя Мала.

Княгиня жестоко отомстила древлянам, проявив хитрость и сильную волю. Месть Ольги древлянам описана обстоятельно и подробно в «Повести временных лет». Известны 4 ее расправы. Так, например, древляне приехали к Ольге на встречу – пока они мылись, княгиня приказала сжечь их в бане. В другой раз к ним она приехала сама – напоив древлян, Ольга приказала их рубить. В Летописи указано, что тогда было убито 5 тысяч древлян.

После расправы с древлянами Ольга стала править Киевской Русью до совершеннолетия Святослава, но и после этого она оставалась фактическим правителем, так как её сын большую часть времени отсутствовал в военных походах.

Историки отмечают успешные дипломатические отношения Ольги во внешней политике, укрепившей международные связи с Германией и Византией. А отношения с Грецией открыли Ольге, насколько христианская вера выше языческой.

Правда, рассуждать на тему, что выше — христианская вера или язычество, что лучше, а что хуже — по меньшей мере невежественно. Для каждого человека выбор его собственной веры и религии индивидуален. Но вернемся к Ольге и «Повести временных лет».

В 954 году княгиня Ольга с целью религиозного паломничества и дипломатической миссии отправилась в Царьград (Константинополь), где с почетом была принята императором Константином VII Багрянородным. Целых два года знакомилась она с основами веры христианской, посещая богослужения в Софийском соборе. Её поразило величие христианских храмов и собранных в них святынь.

(!) И только после двух лет ознакомления, Ольга принимает обряд Таинства крещения. А по возвращению в Киев, встречает неповиновение сына в выборе матери новой веры.

По возвращении в Киев Ольга, принявшая в крещении имя Елена, пробовала приобщить Святослава к христианству, однако «он и не думал прислушаться к этому; но если кто собирался креститься, то не запрещал, а только насмехался над тем». Более того, Святослав гневался на мать за её уговоры, опасаясь потерять уважение дружины. Святослав Игоревич так и остался убежденным язычником.

По возвращении из Византии Ольга ревностно несла христианское благовестие язычникам, стала воздвигать первые христианские храмы, распространяя или буквально навязывая язычникам на Руси новую веру — христианство. Однако Крещение Руси произошло аж через 31 год.

Святая княгиня Ольга скончалась в 969 году, в возрасте 80 лет и была похоронена в земле по христианскому обряду.

Ее нетленные мощи покоились в Десятинной церкви в Киеве. Её внук князь Владимир I Святославич, Креститель Руси, перенес (в 1007 году) мощи святых, включая Ольгу, в основанную им церковь Успения Пресвятой Богородицы в Киеве.

В 1547 году Ольга была причислена к лику святой равноапостольной. Такой чести удостоились ещё только 5 святых женщин в христианской истории (Мария Магдалина, первомученица Фёкла, мученица Апфия, царица Елена Равноапостольная и просветительница Грузии Нина).

Святая княгиня Ольга почитается как покровительница вдов и новообращённых христиан. Жители Пскова считают Ольгу его основательницей. В Пскове есть Ольгинская набережная, Ольгинский мост, Ольгинская часовня. Дни освобождения города от фашистских захватчиков (23 июля 1944 года) и памяти святой Ольги отмечаются в Пскове как Дни города.

Великая Ольга стала духовной матерью русского народа, через нее началось его просвещение светом Христовой веры. Языческое имя Ольги соответствует мужскому Олег (Хельги), что означает «святой». Хотя языческое понимание святости отличается от христианского, но оно предполагает в человеке особый духовный настрой, целомудрие и трезвление, ум и прозорливость.

Раскрывая духовное значение этого имени, народ Олега назвал Вещим, а Ольгу — Мудрой. Впоследствии святую Ольгу станут называть Богомудрой, подчеркивая ее главный дар, ставший основанием всей лествицы святости русских жен — премудрость.

Если подытожить, получается, что о первой знаменитой русской женщине нам известно только то, что рассказал нам киевский монах-летописец Нестор, создавший «Повесть временных лет» значительно позже описываемых им событий. Не потому ли образ княгини Ольги из года в год столь притягателен

Игорь Рюрикович был убит древлянами, когда пытался взять с них слишком большую дань. Убив Игоря, древляне посчитали, что они имеют право властвовать над Киевом, и отправили к его молодой вдове княгине Ольге послов с предложением стать женой их князя Мала.

Месть молодой княгини

На первый взгляд, княгиня благосклонно приняла предложение и даже пообещала послам невиданные почести. На следующий день их должны были принести в ее терем прямо в ладье. И действительно, довольных послов принесли к Ольге в ладье, и вместе с ладьей сбросили в заранее подготовленную яму и закопали заживо.

Однако этого Ольге показалось недостаточно. Она отправила к ничего не подозревающим древлянам своего посла с требованием, чтобы за ней прислали более пышное и многочисленное посольство. Прибывшим вскоре послам оказали очень прием, предложив с дороги попариться в бане. Там они были заперты и сожжены заживо.

После этого Ольга сообщила не знающим о судьбе своих послов древлянам, что перед вторым браком хочет совершить тризну над могилой первого мужа. В тризне, проходившей недалеко от города Искоростеня, где и был убит Игорь, участвовало 5 тысяч знатных древлян, которые затем были порублены воинами .

Сожженный город

Но и эта месть показалась Ольге недостаточной. Она хотела разрушить Искоростень. Однако жители города оказали ее войску отчаянное сопротивление. И тогда Ольга прибегла к новой хитрости. Княгиня сделала вид, что удовлетворена уже свершившейся местью и потребовала от горожан символическую дань: по три голубя и три с каждого двора. Вздохнув с облегчением, жители Искоростеня исполнили ее требование. После этого Ольга велела привязать к ноге каждой птицы зажженный трут и выпустить их на свободу. Птицы в родные гнезда и подожгли город. Несчастные жители Искоростеня пытались спастись, но, в результате, были захвачены воинами Ольги. Часть из них предали , еще часть продали в рабство, а остальных обложили непомерной данью.

Страшная месть язычницы Ольги, впоследствии ставшей христианской , не может не ужасать. Хотя, как известно, языческие времена вообще отличались жестокостью, и поступки Ольги, мстившей за смерть любимого мужа, вполне соответствовали нравам этих времен.

Также вполне возможно, что, став христианкой, Ольга раскаялась в содеянном. Во всяком случае, в дальнейшем она бы известна как мудрая и милосердная правительница, до конца своих дней сохранившая верность памяти мужа.

Видео по теме

Если вы хотите узнать, с каким мужчиной совместимы, то можете сделать выводы, исходя из нумерологии. Именно эта наука поможет вам подобрать пару по вашему имени и имени мужчины.

Обзор совместимости имени Ольга с некоторыми мужскими именами по нумерологии

Нумерология — очень интересная штука. Ей под силу разложить буквы на цифры и узнать имен. Отталкиваясь от этого, можно узнать, человек с каким именем вам больше всего подходит. Нумерология строится полностью на , но в данном случае описаны уж готовые характеристики имен, чтоб не запутывать читателя. Цифры исключены. Имя Ольга, несмотря на то, что оно достаточно древнее, довольно часто встречается в России.

Пары, составленные из более древних имен

Ольга и Дмитрий. Такое сочетание предполагает финансовое благополучие. У людей с такими именами похожий ход мыслей. И это играет им на руку.

Благополучный союз, основанный на материальной основе.

Ольга и Евгений вместе лучше уживутся в том случае, если один будет в роли руководителя, а второй — в роли исполнителя. Такие взаимоотношения для них будут удобнее всего. Самое главное постараться договориться, кто какую роль в на себя возьмет, а дальше все пойдет, как по маслу. Главное, не забывать во время уступать друг другу.

Ольга и Михаил — отличная пара для путешествий. И женщина, и в этой паре любознательные и легкие на подъем. Их семья будет великолепно чувствовать себя в разъездах. Эта чета будет очень гостеприимна, потому что они оба не любят тишину.

У них обоих широкий круг общения, так что друзей будет очень много.

Ольга и Сергей — тихая и спокойная пара. Эти люди без труда создадут тихое уютное , ведь они оба обожают покой и тишину. Пара сложится удачно, если Ольга не будет забывать уступать Михаилу.

Ольга и Юрий — очень тонкие прирожденные психологи, поэтому взаимодействовать друг с другом им не представляет особого труда. Если они не будут глубоко копаться дуг в друге и не попытаются менять характер и привычки партнера под себя, все будет отлично. Эти люди очень любят находится в обществе и производить впечатление на других. Очень амбициозная пара. Всегда будут стремиться вперед к новым знаниям.

Ольга и Олег могут организовать пару, но только если обоим им этого действительно захочется. Не самый крепкий союз, но при желании он возможен. Правда, пара больше будет опираться на бытовую сторону вопроса, если они сумеют договориться, что смогут существовать вместе.

Как вы видите, дамы с именем Ольга — довольно гибки и могут успешно составить пару со многими людьми. Ольги могут подстроится под партнера, уладить недопонимания, наладить быт, но только тогда, когда сами увидят в этом смысл для себя.

Она была первой женщиной, ставшей правительницей одного из самых больших, по тем временам, государств — Киевской Руси. Месть этой женщины была страшна, а правление сурово. Воспринималась княгиня неоднозначно. Кто-то считал ее мудрой, кто-то жестокой и хитрой, а кто-то настоящей святой. В историю княгиня Ольга вошла, как создатель государственной культуры Киевской Руси, как первый правитель, принявший крещение, как первая русская святая. .

Княгиня Ольга стала известна после трагической смерти своего мужа

Еще будучи совсем молодой девушкой, Ольга стала женой великого князя киевского, Игоря. Согласно преданиям, их первая встреча была довольно необычной. В один из дней, молодой князь, пожелавший переправиться через реку, с берега подозвал к себе плывущего в лодке человека. Разглядел он своего сопровождающего уже только после того, как они отплыли. На удивление князя, перед ним сидела девушка, к тому же невероятной красоты. Поддавшись чувствам, Игорь стал склонять ее к порочным действиям. Между тем, поняв его помыслы, девушка напомнила князю о чести правителя, который должен быть достойным примером для своих подданных. Пристыженный словами юной девы, Игорь оставил свои намерения. Отметив разум и целомудрие девушки, он расстался с ней, храня в памяти ее слова и образ. Когда же пришло время выбирать невесту, ни одна из киевских красавиц не пришлась ему по сердцу. Вспомнив незнакомку с лодкой, Игорь послал за ней своего опекуна, Олега. Так Ольга стала женой Игоря и русской княгиней.


Однако, известна княгиня стала только после трагической смерти своего мужа. Вскоре, после рождения сына Святослава, князь Игорь был казнен. Он стал первый правителем в истории России, который погиб от рук народа, возмущенному неоднократным взиманием дани. Наследнику престола было на тот момент всего три года, поэтому фактически вся власть перешла в руки Ольги. Правила она Киевской Русью до совершеннолетия Святослава, но и после этого, в действительности, правителем оставалась княгиня, так как ее сын большую часть времени отсутствовал в военных походах

Получив власть, Ольга безжалостно отомстила древлянам

Первое, что она сделала — безжалостно отомстила древлянам, виновным в смерти ее мужа. Делая вид, что она согласна на новый брак с князем древлян, Ольга расправилась с их старейшинами, а потом подчинила и весь народ. В своей мести княгиня использовала любые методы. Заманивая в нужное для нее место древлян, по ее приказу, киевляне закапывали их живьем, сжигали, и кровожадно побеждали в бою. И только после того, как Ольга закончила свою расправу, она принялась за управление Киевской Русью.

Княгиня Ольга — первая русская женщина, официально принявшая христианство

Свои основные силы княгиня Ольга направила на внутреннюю политику, которую старалась осуществлять дипломатическими методами. Объезжая русские земли, она подавила бунты мелких поместных князей и провела ряд важных реформ. Самой главной из них была — административно-налоговая реформа. Другими словами, она установила центры торговли и обмена, в которых упорядоченно происходили сборы податей. Финансовая система стала крепкой опорой княжеской власти в дальних от Киева землях. Благодаря правлению Ольги значительно выросла оборонная мощь Руси. Вокруг городов вырастали крепкие стены, были установлены первые государственные границы России — на западе, с Польшей.

Княгиня укрепила международные связи с Германией и Византией, а отношения с Грецией открыли Ольге новый взгляд на христианскую веру. В 954 году княгиня, с целью религиозного паломничества и дипломатической миссии, отправилась в Константинополь, где с почетом была принята императором Константином VII Багрянородным.


Прежде, чем решиться на крещение, княгиня два года знакомилась с основами христианской веры. Посещая богослужения, она поражалась величию храмов и собранных в них, святынь. Княгиня Ольга, получившая при крещении имя Елена, стала первой женщиной, официально принявшей христианство в языческой Руси. По возвращении, она велела строить по погостам храмы. В период своего правления великая княгиня воздвигла храмы святителя Николая и Святой Софии в Киеве, Благовещения Богородицы в Витебске. По ее указу был построен город Псков, где был воздвигнут храм Святой Живоначальной Троицы. По преданию, место будущего храма ей было указано, сходящими с неба лучами.

Крещение княгини Ольги не привело к установлению христианства на Руси

Княгиня попыталась приобщить к христианству и своего сына. Несмотря на то, что многие дворяне уже приняли новую веру, Святослав остался верен язычеству. Крещение княгини Ольги не привело к установлению христианства на Руси. Но ее внук, будущий князь Владимир, продолжил миссию своей обожаемой бабушки. Именно он стал крестителем Руси и основал церковь Успения Пресвятой Богородицы в Киеве, куда и перенес мощи святых и Ольги. При его правлении княгиня стала почитаться, как святая. А уже в 1547 году была официально причислена к лику святой равноапостольной. Стоит отметить, что такой чести удостоились только пять женщин в христианской истории — Мария Магдалина, первомученица Фёкла, мученица Апфия, царица Елена Равноапостольная и просветительница Грузии Нина. На сегодняшний день Святая княгиня Ольга почитается, как покровительница вдов и новообращённых христиан.

Великие князья древней руси и российской империи. Деятельность первых киевских князей

Характеристика: вождь варягов, пришел с дружиной на Русь. Стал самым первым князем на Руси.

Годы правления: около 860-х годов – 879

Политика, деятельность: правил Новгородом и основал его. Расширял границы своих владений (после смерти братьев присоединил Ростов Великий, Полоцк и Муром)

Военные походы: неизвестно. В целом о Рюрике мало что известно вообще.

Имя: Аскольд и Дир

Характеристика: варяги, соратники Рюрика. Приняли христианство.

Годы правления: с 860-х до 882 (убиты Олегом, который захватил власть)

Политика, деятельность: правили Киевом, находились в конфликте с Рюриком. Распространяли христианство, усилили Киевскую Русь как государство.

Военные походы: первый в истории поход русов на Византию, поход на печенегов.

Имя: Олег

Характеристика: варяг, конунг (соратник Рюрика). Правил как опекун сына Рюрика Игоря.

Годы правления: с 879 года Новгородом после Рюрика, с 882 — еще и Киевом (убил князей Дира и Аскольда). Даты точно неизвестны

Политика, деятельность: Расширял территорию княжества, собирал дань с племен

Военные походы: на Византию (907 г.) – «щит прибил к вратам Цареграда», на племена древлян, северян, радимичей

Имя: Игорь (Ингер)

Характеристика: сын Рюрика

Годы правления: 912 – 945 (даты очень сомнительны)

Политика, деятельность: укрепил власть над Киевом, Новгородом и славянскими племенами. Первый киевский князь, официально признанный византийским императором.

Военные походы: на Византию (941-44 гг.), на печенегов, завоевал княжество древлян. Погиб, попытавшись дважды собрать дань с древлян

Имя: Ольга

Характеристика: вдова Игоря

Годы правления: 945 — 960

Политика, деятельность: приняла и распространяла на Руси христианство. Упорядочила сбор и размер налогов, из-за которых погиб Игорь. Впервые завела на Руси каменные дома.

Военные походы: жестоко отомстила древлянам на смерть мужа, сожгла центр древлянской земли – город Искоростень. В отсутствие сына Святослава руководила обороной Киева от набега печенегов.

Имя: Святослав

Характеристика: сын Игоря и Ольги. Первый князь на Руси, имевший не варяжское, а славянское имя.

Годы правления: 960-972

Политика, деятельность: Расширение границ державы. Князь-воин

Военные походы: разгромил Хазарский каганат – основного соперника Руси на международной арене. Взял столицу хазар — Итиль. Воевал с печенегами, и очень успешно — с Болгарией и Византией. После очередного похода на Византию, что на этот раз кончился неудачей, был убит печенегами на обратном пути в Киев.

Имя: Владимир

Характеристика: третий сын Святослава

Годы правления: с 970 г. – Новгородом, с 978 – Киевом (убил своего старшего брата Ярополка, бывшего киевским князем после смерти отца, князя Святослава). Умер в 1015.

Политика, деятельность: крестил Русь в 988 году, тем самым объединив разрозненные разными языческими культами племена. Вел дипломатические отношения с соседними державами.

Военные походы: на Киев – против Ярополка (впрочем, междоусобную войну между братьями начал как раз Ярополк), оказывал военную помощь императору Византии. Походы против хорватов, болгар, поляков, племен радимичей, ятвягов и вятичей. Создал мощную систему пограничной обороны от печенегов.

Имя: Ярослав Мудрый

Характеристика: сын Владимира

Годы правления: князь Ростовский с 987 г. , Новгородский – с 1010, великий князь Киевский – с 1016 года.

Политика, деятельность: Заложил Софийский собор в Киеве. При Ярославе укрепился и разросся Киев, появились первые монастыри на Руси как единственные на то время центры распространения грамотности и издательства книг. Основал город Ярославль (современная Россия)

Укреплял дипломатические связи Киевской Руси, в том числе политическими браками. Например, одну из своих дочерей, Анну, Ярослав выдал за короля Франции, другую – Анастасию – за венгерского короля, а третью, Елизавету – за короля Норвегии. Сам Ярослав женился на шведской принцессе.

Военные походы: Убил брата Святополка в борьбе за киевский престол. Помогал военными действиями польскому королю, покорил племя чудь, ямь, ятвягов. Поход на Литву.

«Киевская Русь» – понятие, которое сегодня подвергается многочисленным спекуляциям. Историки спорят не только от том, было ли государство с таким названием, но и кто его населял.

Откуда пошла «Киевская Русь»?

Если сегодня в России словосочетание «Киевская Русь» постепенно выходит из научного обихода, заменяясь на понятие «Древнерусское государство», то украинские историки его используют повсеместно, причем в контексте «Киевская Русь – Украина», подчеркивая историческую преемственность двух государств.

Тем не менее, до начала XIX века термина «Киевская Русь» не существовало, древние жители киевских земель и не подозревали, что живут в государстве с таким названием. Первым словосочетание «Киевская Русь» употребил историк Михаил Максимович в работе «Откуда идет русская земля», которая была закончена в год смерти Пушкина.

Важно отметить, что Максимович использовал это выражение не в значении государства, а в ряде других названий Руси – Червонной, Белой, Суздальской, то есть, в смысле географического местоположения. В том же значении его употребляли историки Сергей Соловьев и Николай Костомаров.

У некоторых авторов начала XX столетия, в том числе у Сергея Платонова и Александра Преснякова, термин «Киевская Русь» стал использоваться уже в державно-политическом смысле, как именование государства восточных славян с единым политическим центром в Киеве.

Однако полноценным государством Киевская Русь стала в сталинскую эпоху. Существует любопытная история, как академик Борис Греков, работая над книгами «Киевской Русь» и «Культура Киевской Руси», поинтересовался у своего коллеги: «Вы же партийный, посоветуйте, вы должны знать, какая концепция понравится Ему (Сталину)».

Использовав термин «Киевская Русь» Греков посчитал необходимым объяснить его смысл: «В своей работе, я имею дело с Киевской Русью не в узко-территориальном смысле этого термина (Украина), а именно в том широком смысле «империи Рюриковичей», соответствующем западноевропейской империи Карла Великого, – включающей в себя огромную территорию, на которой впоследствии образовалось несколько самостоятельных государственных единиц».

Государство до Рюрика

Официальная отечественная историография говорит, что государственность на Руси возникла в 862 году после прихода к власти династии Рюриковичей. Однако, к примеру, политолог Сергей Черняховский утверждает, что начало русской государственности следует отодвинуть, по крайней мере, на 200 лет вглубь истории.

Он обращает внимание на то, что в византийских источниках при описании жизни русов отразились явные признаки их государственного устройства: наличие письменности, иерархия знати, административное деление земель, упоминаются также мелкие князья, над которыми стояли «цари».

И все-таки несмотря на то, что Киевская Русь объединила под своей властью обширные территории, населенные восточнославянскими, финно-угорскими и балтскими племенами, многие историки склоняются к тому, что в дохристианский период полноценным государством ее назвать нельзя, так как там отсутствовали классовые структуры и не было централизованной власти. С другой стороны, это была не монархия, не деспотия, не республика, больше всего, согласно историкам, это было похоже на некое корпоративное управление.

Известно, что древние русские жили в родовых поселениях, занимались ремеслом, охотой, рыболовством, торговлей, земледелием, скотоводством. Арабский путешественник Ибн Фадлан в 928 году описывал, что русские строили большие дома, в которых проживало по 30-50 человек.

«Археологические памятники восточных славян воссоздают общество без каких-либо явственных следов имущественного расслоения. В самых разных регионах лесостепной полосы нет возможности указать такие, которые по своему архитектурному облику и по содержанию найденного в них бытового и хозяйственного инвентаря выделялись бы богатством», – подчеркивал историк Иван Ляпушкин.

Российский археолог Валентин Седов отмечает, что появление экономического неравенства на основании существующих археологических данных установить пока невозможно. «Кажется, нет отчетливых следов имущественной дифференциации славянского общества и в могильных памятниках 6-8 веков», – заключает ученый.

Историки делают вывод, что накопление богатств и передача их по наследству в древнерусском обществе не являлись самоцелью, это видимо не было ни нравственной ценностью, ни жизненной необходимостью. Более того, накопительство явно не приветствовалось и даже порицалось.

К примеру, в одном из договоров русов с Византийским императором есть фрагмент клятвы киевского князя Святослава, рассказывающий о том, что будет в случае нарушения обязательств: «пусть будем мы золотые, как золото это» (имеется в виду золотая дощечка-подставка византийского писца). Это лишний раз показывает презренное отношение русов к золотому тельцу.

Более корректное определение политического устройства додинастической Киевской Руси – это вечевое общество, где князь находился в полной зависимости от народного собрания. Вече могло утвердить передачу власти князя по наследству, а могло и переизбрать его. Историк Игорь Фроянов отмечал, что «древнерусский князь – это не император и даже не монарх, ибо над ним стояло вече, или народное собрание, которому он был подотчетен».

Первые киевские князья

В «Повести временных лет» рассказывается о том, как живший на днепровских «горах» Кий вместе с братьями Щеком, Хоривом и сестрой Лыбедью построил на правом берегу Днепра город, названный позднее в честь основателя Киевом. Кий, согласно летописи, он и был первым киевским князем. Однако современные авторы больше склоняются к тому, что история об основании города является этимологическим мифом, призванным объяснить названия киевских местностей.

Так, широкую известность получила гипотеза американо-украинского востоковеда Омельяна Прицака, который считал, что возникновение Киева связано с хазарами, а Кий как личность тождественен гипотетическому хазарскому визирю Куйе.

В конце IX века на исторической сцене Киева появляются не менее легендарные князья – Аскольд и Дир. Считается, что они были членами варяжской дружины Рюрика, которые позднее стали правителями стольного града, приняли христианство и заложили основы древнерусской государственности. Но и здесь существует немало вопросов.

В Устюжском летописном своде сказано, что Аскольд и Дир были «ни племени княжа, ни боярска, и не даст им Рюрик ни града, ни села». Историки считают, что их стремление отправиться в Киев стимулировалось желанием получить земли и княжеский титул. По мнению историка Юрия Бегунова, Аскольд и Дир, предав Рюрика, превратились в хазарских вассалов.

Летописец Нестор пишет, что войска Аскольда и Дира в 866 году совершили поход на Византию и подвергли разграблению окрестности Царьграда. Однако академик Алексей Шахматов утверждал, что в более древних летописях, повествующих о походе на Царьград нет упоминания об Аскольде и Дире, ничего не говорится о них ни в византийских, ни в арабских источниках. «Их имена вставили позднее», – считал ученый.

Некоторые исследователи предполагают, что Аскольд и Дир правили в Киеве в разное время. Другие выдвигают версию, что что Аскольд и Дир это одно и тоже лицо. Согласно такому предположению, в древнескандинавском варианте написания имени «Haskuldr» последние две буквы «d» и «r» могли быть выделены в отдельно слово, а со временем превратиться в самостоятельную личность.

Если ознакомиться с византийскими источниками, то можно увидеть, что при осаде Царьграда летописец говорит только об одном военачальнике, правда, не называя его имени.
Историк Борис Рыбаков разъяснял: «Личность князя Дира нам не понятна. Чувствуется, что его имя искусственно присоединено к Аскольду, потому что при описании их совместных действий, грамматическая форма дает нам одиночное, а не двойное число, как это должно было бы быть при описании совместных действий двоих лиц».

Киевская Русь и Хазария

Хазарский каганат считается могущественным государством, под контролем которого оказалисьважнейшие торговые пути из Европы в Азию. +В годы расцвета (в начале VIII века) территория Хазарского каганата простиралась от Черного до Каспийского моря, захватывая в том числе и нижнее Поднепровье.

Хазары совершали регулярные набеги на славянские земли, подвергая их разграблению. По свидетельству средневекового путешественника Ибрагима ибн Якуба, они добывали не только воск, меха и лошадей, но главным образом военнопленных для продажи в рабство, а также юношей, девушек и детей. Другими словами, земли Южной Руси фактически попали в хазарскую кабалу.

Может государство хазар искали не на том месте? Публицист Александр Полюх пробует разобраться в этом вопросе. В своих исследованиях он ориентируется на генетику, в частности, на положение, согласно которому группа крови соответствует образу жизни народа и определяет этнос.

Он отмечает, что согласно данным генетики, русские и белорусы, как и большинство европейцев более чем на 90% имеют группу крови I (О), а этнические украинцы на 40% носители группы III (В). Это служит признаком народов, ведших кочевой образ жизни (сюда он относит и хазар), у которых группа крови III (В) приближается к 100% популяции.

Эти выводы во многом подкрепляются археологическими находками академика РАН Валентина Янина, который подтверждал, что Киев к моменту его захвата новгородцами (IX век) не был славянским городом, о этом также свидетельствуют и «берестяные грамоты».
По словам Полюха, подозрительно совпадают по срокам завоевание Киева новгородцами и месть хазарам, осуществленная Вещим Олегом. Возможно это было одно и тоже событие? Тут он делает громкое заключение: «Киев – возможная столица Хазарского каганата, а этнические украинцы – непосредственные потомки хазар».

Несмотря на всю парадоксальность выводов, возможно, они не столь оторваны от реальности. Ведь в целом ряде источников IX века правитель русов назывался не князем, а каганом (хаканом). Наиболее раннее сообщение об этом относится к 839 году, когда, согласно древнерусским летописям, в Киев еще не пришли дружинники Рюрика.

Вопрос о том, кто в истории первый князь Древней Руси, до сих пор актуален. Все потому, что отношение к данной теме у историков разные. Некоторые считают, что ответы нужно искать «Повести временных лет», которая принадлежит перу известного летописца. Другие же говорят, что сведения, описанные в этой рукописи, не могут считаться стопроцентно достоверными и их нужно перепроверять и не прекращать исследований. В данной статье мы приведем множество различных фактов и предположений по поводу этого вопроса.

Предыстория

О стране русов появились первые свидетельства в первой трети 9-го века. Так, например, в летописях 839 года можно найти информацию о послах кагана народа рос, которые прибыли сначала в Византию, город Константинополь, а оттуда отправились к франкскому императору Людовику Благочестивому. Именно в этом году впервые в исторических письменах встречается этноним «Русь». Однако в “Повести временных лет” первый поход русичей к берегам Босфора датируется 866 годом, что, по мнению некоторых ученых, ошибочная дата.

Междоусобица

Есть информация, что уже в 862 году славянские и финно-угорские племена стали вести между собой междоусобные войны. Об этом в “Повести” пишется: «Встал род на род». Однако никто из них не мог одержать верх над другими. Но простой люд страдал, погибали невинные женщины и дети, и, естественно, встал вопрос о том, как прекратить эту бессмысленную войну. И вот именно тогда словени, или славяне, подумали, что этот вопрос может решить только иноземный владыка. Они собрали посольство и отправили его к варягам, которые жили на берегах Балтийского моря, которое в те времена называлось Варяжским. Пришли они в эти земли и обратились к местным князьям с такой речью: «Земля наша огромная и обильная, но нет в ней порядка. Мы просим вас прийти на нашу землю, установить порядок и владеть нами”. Трое из варяг — братья Рюрик, Синеус и Трувор, которые назывались руссами, или росами, — воспользовались приглашением славянских делегатов и отправились на их землю. Среди них был будущий первый князь на Руси. Около двух лет братья старались адаптироваться к новым условиям, им то приходилось воевать, то наказывать за неповиновение, то за дружеским столом сидеть и хлеб делить. Рюрик княжил в Новгороде, Синеус правил Белоозере, а Трувор господствовал в Изборске. Кто-то из местных был рад их приезду, а кто-то — против. Через два года двое из братьев — Трувор и Синеус — умерли. Таким образом, первым князем-варягом на Руси был именно Рюрик. Он стал в одиночку княжить на всей огромной земле, заселенной славянскими племенами. И поскольку он и его братья звались русами, то земля вскоре стала называться Русью.

Хазары и варяги — враги и спасатели

Согласно другой версии, призыв варяг на землю восточных славян был обусловлен не междоусобицей, а натисками хазар. Их набеги стали невыносимыми для местных жителей, и они решили найти свое спасение у варягов. Рюрик — первый князь на Руси, — приехав с братьями, побил хазар, и стал княжить. Столицей вновь образовавшегося государства стал город Новгород. Есть также версия, что эти трое братьев — младшие сыновья знатного рода. Согласно европейскому обычаю, наследство получл только старший брат, а остальные оставались ни с чем. Вот почему Рюрик и его братьев решили воспользоваться приглашением славян.

Поход на Константинополь

В том же 862 году пришедшие с братьями варяги жаждали двинуться к Средиземному морю, к ним присоединились и дружинники Рюрика, который является первым князем-варягом на Руси. Был среди них Дир, а также его друг и соратник Аскольд. Они решили направиться в Константинополь и установить торговый путь из “варяг в греки”. Для этого князь подчинил себе Киев. Так говорится в “Повести”. А вот согласно Никоновской и Новгородской летописи, Аскольд и Дир не имели к Рюрику никакого отношения. Есть даже версия, что эти два дружинника — потомки Кия — легендарного князя днепровских полян. Он же и является основателем Киева.

Игорь и Олег

В Новгороде у князя Рюрика родился сын Игорь. Когда в 879 году он ушел из жизни, его мальчик был еще совсем ребенком, и поэтому княжение было передано Олегу, он же стал регентом Игоря. Некоторые ученые-историки считают, что в этом вопросе было не все так просто, и власть в Новгороде была узурпирована Олегом. Даже когда Игорь вырос, он не желал передавать ему бразды правления. Одним словом, когда первый князь на Руси Рюрик умер, то его место занял Олег.

Псевдокорни Рюрика

Некоторые ученые считают, что варяги — немецкие, датские, шведские, финские или даже норвежские племена. А автор “Повести временных лет” имел в виду, что Рюрик и его народ жили на землях, расположенных на юге от Варяжского, то есть Балтийского моря, в районе, который расположен ближе к Ангельну и Гольштейну. На современной карте эти земли находятся в северной части Германии. Можно ли отсюда сделать вывод, что первый князь на Руси Рюрик имеет немецкое происхождение? Думаем, что нет, и народности, которые обитали здесь, намного ближе к русским, нежели к немцам. Кстати, среди них встречаются такие имена, как Руссы, или Варины и т. д. Некоторые европейские исследователи считают, что у Рюрика могут быть шведские корни. Однако русские ученые видят за этой версией политический смысл и полностью отрицают ее. Во время Ливонской войны между Швецией и Россией Иван Грозный предположил, что в жилах шведского короля Юхана Третьего не течет голубая кровь, а тот напомнил русскому царю о том, что Рюрик — первый Великий князь Руси — варяг и имеет шведские корни. А вот в 1-й половине 18-го века петербуржские академики, имеющие немецкие корни, высказались за версию немецкого происхождения Рюрика и его братьев. Эту теорию стали называть норманской, однако Ломоносов, изучив данный вопрос, пришел к заключению, что она не соответствует истине и не имеет никаких исторических реалий. Да и согласно “Повести” четко видно, что варяги и шведы, варяги и норманы — разные племена.

Олег — первый русский князь на Руси

В 882 году хорошо известный нам по поэме Вещий Олег — регент князя Игоря, сына Рюрика — собрал дружину и направился из Новгорода на юг. По пути он захватил Любеч и Смоленск и установил в этих городах свою власть. Дружина Олега состояла из варягов и племен чуди, мери, словен и кривичи. Они направились в сторону Киева и захватили его, убив при этом бывших дружинников Рюрика — Аскольда и Дира, правивших этим городом. После этого Киев был объявлен столицей государства Олегова, а подвластные новгородской земле племена должны были платить ему дань. Олег начал строительство крепостей вокруг своей столицы. Об этом событии есть свидетельство летописца, согласно которому, Олег — первый князь Киевской Руси — посредством силы и оружия распространил свою власть на землях северян и древлян, а племя радимичей приняло его условия без борьбы, предпочитая платить дань Олегу, а не хазарам. А те, в свою очередь, начали против них экономическую блокаду, перекрыв путь русских купцов через их земли.

Поход на Византию

В начале 10-го века русские дружины под предводительством князя Олега совершили победоносный поход на Византию. В результате этого были заключены письменные договоры о льготных условиях торговли для купцов из Киевской Руси. Историки считают, что успех войска Олега можно объяснить тем, что ему удалось сплотить силы всех племен, населяющих молодое Древнерусского государство, этим укрепив его государственность. Олег, который имел титул Великого князя, правил Русью более 30 лет. После него на престол взошел сын Рюрика — князь Игорь. Это произошло в 912 году (год смерти Олега). Историки спорят, кто же из них — Олег или Игорь — первый Великий князь всея Руси. Первый может быть назван таковым по заслугам, а второй — по происхождению, поскольку именно он является сыном основателя государства Русского.

Князь Игорь

Сын Рюрика после того, как возглавил государство, совершил 2 военных похода на Византию. Изначально он затеял военную кампанию против Хазарии, куда его вовлекла Византия. Однако там его постигло поражение, после чего войско Игоря повернуло оружие против Византии. Однако болгары успели предупредить своих союзников-греков, что десятитысячное войско князя Игоря надвигается на Константинополь. Тем не менее русский флот успел разграбить Вифинию, Гераклею, Пафлагонию, Никомидию и Понтийскую, однако был разбит. После этого великий князь, бросив тех, кто уцелел во Фракии, с приближенными на нескольких ладьях бежал в свою столицу. Позже до него дошла весть, что оставленных им во Фракии воинов доставили в Константинополь и казнили. Из Киева он послал своим союзникам, варягам, приглашение присоединиться к нему и совершить новый поход в Византию, который он осуществил в 944 году. В войско Игоря входили поляне, кривичи, словены, тиверцы, варяги и печенеги. Они достигли Дуная, и отсюда Игорь отправил послов в Константинополь, которым удалось заключить договор о беспошлинной торговле. Русь же обязалась защищать владения Византии в Крыму. В 943-944 гг. войско великого князя совершило поход на Бердаа, а через год Игорь был убит древлянами, хотя есть версия, что его убил его же воевода Свенельд по причине несогласий при дележе дани.

Ольга

Вдова Игоря и мать будущего великого князя Святослава после смерти мужа взяла бразды правления в свои руки, и тогда князь древлян Мал послал к ней сватов. Ольга посчитала это оскорблением и велела послов казнить. Однако этого ей показалось недостаточно, и она, собрав войско, в 946 году осадила крепость древлян Искоростень, которая в итоге была сожжена, а древляне были покорены киевлянами. Ольга обложила их страшной данью. Это было ее местью. Она не простила им того, что ее муж, первый Князь всея Руси, погиб от их руки. В 947 году Ольга отправилась в Новгород, где ввела систему даней и оброков, согласно которой местные жители сами должны были отвозить их и отдавать тиунам (налоговым инспекторам). Именно благодаря ей с тех пор политика первых князей Руси была миролюбивой по отношению к Византии. Ольга первая из правителей Древнерусского государства официально приняла христианство византийского обряда в 957 году. Он отправилась в Константинополь. Император Константин Багрянородный называл Ольгу архонтиссой Руси. Целью ее поездки было добиться крещения и признания Руси Византией как равной христианской империи. После крещения ей дали христианское имя Елена. Тем не менее историки утверждают, что ей тогда не удалось договориться о союзе, и тогда она отправила послов к императору Оттону I в Германию с просьбой учредить церковь на Руси. После этого, Константинополь пошел на уступки, а германскому посольству пришлось вернуться обратно. После этого русское войско, посланное Ольгой-Еленой, поддержало греков в войне с арабами на Крите. Ольга умерла в 969 году.

Князья все Руси

Так назывались русские владыки, которые имели претензию на верховную власть над всеми русскими землями, и этим титулом назывались киевские князья. Однако в какой-то период времени Киев был в упадке, и тогда главным политическим и церковным центром Руси стал Владимир. После этого князья Владимирские именовались князьями «всея Руси». В московский же период этот титул не предполагал власть над всеми бывшими землями Древнерусского государства, а только лишь возвышение над другими князьями.

Первый Московский князь всея Руси

Даниил Александрович является родоначальником московских князей, принадлежащих к династии Рюриковичей. Он — сын великого князя Александра Невского. Даниил Александрович унаследовал княжеский титул от своего отца еще в самом раннем детстве. Он правил Московской Русью с 1263 по 1303 годы. Однако пока он был слишком мал, чтобы править государством, за него это делал его дядя Ярослав Ярославович. Он же и воспитывал маленького Данилу после смерти его геройского отца. С 15 лет он начал активно действовать внутри своего княжества. Его называли строителем, а построенные им крепостные сооружения очень помогли при обороне Москвы.

Победа над Золотой Ордой

Чуть повзрослев, он начал вести собственную политику, главной направленностью которой было расширение владений княжества. Он активно принимал участие в княжеских междоусобицах, причем со своими братьями Андреем и Дмитрием за княжение над Великим Владимиром, ну и за Новгород. В 1285 он, объединившись с дядей, одолел ордынское войско, и эта битва вошла в историю как первая победа русского войска над Золотой Ордой. Через 15 лет ему удалось соединить к Московскому княжеству Коломну, Лопасню и другие земли вдоль Москвы-реки, а столкнувшись с рязанским князем Константином Романовичем, он взял его в плен. А вот Переславль-Залесский был завещан ему князем тех земель. Умер первый князь всея Руси Данила, сын легендарного Александра Невского, в 1303 году.

Первый князь Киевской Руси – кто это?

Древние племена, которые расположились по всему великому водному пути, что связывал всю Восточно-Европейскую равнину, были объединены в одну этническую группу, которая называлась славяне. Славянами считали такие племена, как поляны, древляне, кривичи, ильменские словене, северяне, полочане, вятичи, радимичи и дреговичи. Наши предки возвели два величайших города – Днепр и Новгород – которые во время установления государства уже существовали, но не имели какого-либо правителя. Родоначальники племен постоянно ссорились и дрались друг с другом, не имея никакой возможности найти «общий язык» и прийти к единому решению. Было решено призвать княжить их землями и народом забалтийскими князями, братьями по имени Рюрик , Синеус и Трувор. Это были первые имена князей, которые вошли в летопись. В 862 году братья князья поселились в трех больших городах – в Белоозере, в Новгороде и в Изборске. Народ же из славян превратился в руссов, так как название племени варяжских князей (а братья были варягами) называлось Русь.

История князя Рюрика – другой вариант событий

Мало кто знает, но существует ещё одна старая легенда о возникновении Киевской Руси и о появлении её первых князей. Некоторые историки предполагают, что летопись была неправильно переведена в некоторых местах, и если посмотреть на иной перевод, то получается что к славянам приплыл только князь Рюрик. «Сине-хус» на древнескандинавском означает «род», «дом», а «тру-вор» — «дружина». В летописи говориться, что братья Синеус и Трувор якобы погибли по неясным обстоятельствам, так как упоминание о них в летописях исчезает. Возможно, просто теперь «тру-вор» была указана, как «дружина», а «сине-хус» уже упоминался как «род». Вот так несуществующие братья умерли в летописи и появилась дружина с родом Рюрика.

Кстати говоря, некоторые ученые утверждают, что князь Рюрик был не кем иным, как самим датским конунгом Рёриком Фрисландским, которые совершил огромное количество удачных набегов на своих воинственных соседей. Именно по этой причине славянские племена и призвали его править их народом, ведь Рёрик был отважен, силен, бесстрашен и умен.

Правление князя Рюрика на Руси (862 – 879)

Первый князь Киевской Руси, Рюрик, был не просто толковым правителем на протяжении 17 лет, а родоначальником княжеской династии (ставшей годы спустя царской) и основателем государственного строя, благодаря которому Киевская Русь стала великим и могущественным государством не смотря на то, что была основана совсем недавно. Так как новообразовавшееся государство ещё не было до конца сформировано, Рюрик большую часть своего правления посвятил захвату земель путем объединения всех славянских племен: северян, древлян, смоленских кривичей, племя чудь и весь, псовских кривичей, племя меря и радимичей. Одно из его самых больших достижений, благодаря которому Рюрик укрепил свой авторитет на Руси – подавление восстания Вадима Храброго, которое произошло в Новгороде.

Помимо князя Рюрика, было ещё двое братьев, сродников князя, которые правили в Киеве. Братьев звали Аскольд и Дир, но если верить легендам, Киев существовал задолго до их правления и был основан тремя братьями Кием Щеком и Хоривом, а также их сестрой Лыбедью. Тогда Киев ещё не имел на Руси главенствующего значения, и резиденцией князя был Новгород.

Князья Киева – Аскольд и Дир (864 – 882)

Первые киевские князя в историю вошли лишь частично, так как в «Повести минувших лет» о них было очень мало написано. Известно, что они были дружинниками князя Рюрика, но потом ушли от него вниз по Днепру в Царьград, но, овладев по пути Киевом, решили остаться тут княжить. Подробностей об их правлении не известно, но есть записи об их смерти. Князь Рюрик после себя оставил правление на малолетнего сына Игоря, а пока тот не вырастет, князем был Олег. Получив власть в свои руки, Олег и Игорь отправились в Киев и в заговоре убили киевских князей оправдываясь тем, что те не принадлежали княжескому роду и не имели права княжить. Правили они с 866 года по 882 год. Таким были первые киевские князя – Аскольд и Дир.

Князя древней Руси – правление князя Олега Вещего (879 – 912)

После смерти Рюрика власть перешла к его дружиннику Олегу, которого вскоре прозвали Вещим. Олег Вещий управлял Русью до тех пор, пока сын Рюрика, Игорь, не станет совершеннолетним и не сможет стать князем. Именно во время правления князя Олега Русь получила такое могущество, что ему могли позавидовать такие великие государства, как Византия и даже Константинополь. Регент князя Игоря приумножил все те достижения, которых добился князь Рюрик, и обогатил Русь ещё больше. Собрав под своим началом огромное войско, он пошел вниз по реке Днепр и завоевал Смоленск, Любеч и Киев.

Населявшие Киев древляне после убийства Аскольда и Дира признали Игоря своим законным правителем, и Киев стал столицей уже Киевской Руси. Олег признавал себя русским, а не чужеземным правителем, таким образом став первым истинно русским князем. Поход Вещего Олега на Византию закончился его победой, благодаря чему русы получили выгодные льготы на торговлю с Константинополем.

Во время своего похода на Константинополь, Олег проявил небывалую «русскую смекалку», приказав дружинникам прибить к кораблям колеса, за счет чего те смогли с помощью ветра «поехать» по равнине прямо до ворот. Грозный и могущественный правитель Византии по имени Лев VI, сдался, и Олег, в знак своей безукоризненной победы, прибил свой щит к самим вратам Константинополя. Это был очень воодушевляющий символ победы для всей дружины, после чего его войско с ещё большей преданностью шло за своим лидером.

Пророчество о смерти Олега Вещего

Умер Олег Вещий в 912 году, правив страной целых 30 лет. О его смерти ходят очень интересные легенды, и даже были написаны баллады. Перед своим походом с дружиной на хазар, Олег встретил на дороге кудесника, который пророчит князю смерть от собственного коня. Волхвы были в большом почете на Руси, и их слова считались истинной правдой. Князь Олег Вещий не был исключением, и после такого пророчества велел привести ему нового коня. Но он любил своего старого «боевого товарища», который прошел с ним не одно сражение, и не мог так просто о нем забыть.

Спустя много лет Олег узнает, что его конь давно ушел в забвение, и князь решает отправиться к его костям, чтобы убедиться в том, что пророчество не сбылось. Наступая на кости, князь Олег прощается со своим «одиноким другом», и почти убедившись в том, что смерть его миновала, он не замечает, как из черепа выползает ядовитая змея и кусает его. Так Олег Вещий и повстречал свою смерть.

Правление князя Игоря (912 – 945)

После смерти князя Олега, правление Русью взял на себя Игорю Рюрикович, хотя по факту он считался правителем уже с 879 года. Вспоминая огромные достижения первых князей, князь Игорь не хотел от них отставать, и поэтому также часто отправлялся в походы. В годы его правления Русь подвергалась множеству нападениям печенегов, поэтому князь принял решение завоевать соседние племена и заставить их платить дань. С данной проблемой он довольно не плохо справился, но вот осуществить свою давнюю мечту и завершить покорение Константинополя так и не удавалось, так как внутри государства все постепенно погружалось в хаос. Могущественная княжья рука ослабела по сравнению с Олегом и Рюриком, и это заметили многие строптивые племена. Например, древляне отказывались платить дань князю, после чего поднялся бунт, который пришлось усмирять кровью и мечем. Казалось бы, что все уже решено, но древляне долго строили план мести князю Игорю, и спустя несколько лет она его настигла. Об этом мы поговорим немного позже.

Не удавалось князю Игорю держать под контролем и своих соседей, с которыми он подписал мирное соглашение. Договорившись с хазарами, что на пути к Каспии те пропустят его войско к морю, а взамен он отдаст половину полученной добычи, князь вместе с дружиной был практически уничтожен на пути домой. Хазары поняли, что превосходят войско русского князя численностью, и устроили жестокое побоище, после которого спастись удалось лишь Игорю и нескольким десяткам его дружинников.

Победа над Константинополем

Это было не последнее его постыдное поражение. Ещё одно он ощутил в сражении с Константинополем, которое также уничтожило в бою практически всю княжескую дружину. Князь Игорь был настолько зол, что чтобы омыть от позора свое имя собрал под своим началом всю свою дружину, хазаров и даже печенегов. Таким составом они двинулись к Царьграду. Византийский император прознал от болгар о приближающейся беде, и по прибытию князя стал просить о помиловании, предложив очень выгодные условия для сотрудничества.

Не долго наслаждался своей блестящей победой князь Игорь. Настигла его месть древлян. Спустя год после похода на Царьград, в составе небольшого отряда сборщиков дани, Игорь отправился к древлянам собирать дань. Но те снова отказались платить и уничтожили всех сборщиков подати, а вместе с ними и самого князя. Так закончилось правление князя Игоря Рюриковича.

Правление княгини Ольги (945 – 957)

Княгиня Ольга была супругой князя Игоря, и за предательство и убийство князя она жестоко отомстила древлянам. Древляне были практически полностью уничтожены, причем без какого-либо ущерба для руссов. Беспощадная стратегия Ольги превзошла все ожидания. Пойдя в поход на Искоростень (Коростень), княгиня и дружила почти год провели в осаде у города. Тогда великая правительница приказала собрать дань с каждого двора: по три голубя или воробья. Древляне очень обрадовались такой низкой дани, и поэтому практически немедля поспешили исполнить приказ, желая этим задобрить княгиню. Но женщина отличалась очень острым умом, и поэтому она приказала привязать по тлеющей пакле к лапке птиц, и отпустить тех на волю. Птицы, неся с собой огонь, вернулись к своим гнездам, а так как раньше дома строили из соломы и дерева, город быстро стал гореть и полностью сгорел дотла.

После своей великой победы, княгиня отправилась в Константинополь и приняла там святое крещение. Будучи язычниками, русы не могли принять такой выходки своей княгини. Но факт остается фактом, и княгиня Ольга считается первой, кто принес христианство на Русь и оставался верен своей вере до конца своих дней. При крещении княгиня взяла имя Елена, и за такую отвагу была возвышена в ранг святых.

Такими были князья древней Руси. Сильны, отважны, беспощадны и умны. Они сумели объединить вечно враждующие племена в один народ, образовать могущественное и богатое государство и прославить свои имена на века.

Формирование народности, называемой впоследствии русами, русичами, русскими, россиянами, ставшей одной из сильнейших наций в мире, если не самой сильной, началось с объединения славян, расселенных по Восточно-Европейской равнине. Откуда они пришли в эти земли, когда — достоверно не известно. История никаких летописных свидетельств по русам ранних веков новой эры не сохранила. Лишь со второй половины IX века — времен, когда появился первый князь на Руси — можно более детально проследить процесс формирования нации.

«Придите княжить и владеть нами…»

По великому водному пути, который многочисленными реками и озерами связал между собой всю Восточно-Европейскую равнину, жили племена древних ильменских словен, полян, древлян, кривичей, полочан, дреговичей, северян, радимичей, вятичей, получившие одно общее для всех название — славяне. Два больших города, построенные нашими древними предками — Днепр и Новгород — к установлению государственности в тех землях уже существовали, но правителей не имели. Поименное упоминание наместников племен появилось, когда в летопись были вписаны первые князья на Руси. Таблица с их именами содержит всего несколько строк, но это главные строки в нашей истории.

Процедура призвания варягов к управлению славянами известна нам со школьной скамьи. Родоначальники племен, уставшие от постоянных стычек и брани между собой, избрали посланников к князьям племени Русь, обитавшего за Балтийским морем, и обязали тех поведать, что «…Вся земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет (т. е. нет мира и порядка). Придите княжить и владеть нами». На призыв откликнулись братья Рюрик, Синеус и Трувор. Пришли не одни, а со своей дружиной, и расселились в Новгороде, Изборске и на Белоозере. Было это в 862 году. А народ, которым стали они править, начали звать русами — по наименованию племени варяжских князей.

Опровергая первоначальные выводы историков

Существует и другая, менее популярная гипотеза относительно прихода забалтийских князей в наши земли. Как гласит официальная версия, братьев было трое, но вполне вероятно, что старые фолианты были прочитаны (переведены) неправильно, и прибыл на славянские земли всего один правитель — Рюрик. Первый князь древней Руси пришел со своими верными воинами (дружиной) — «тру-вор» по-древнескандинавски, и своими домашними (родом, домом) — «сине-хус». Отсюда и предположение, что братьев было трое. По непонятной причине историки делают выводы, что спустя два года после переезда к словенам оба так Рюрика умирают (иначе говоря, слова «тру-вор» и «сине-хус» больше не упоминаются в летописях). Можно привести и несколько иных причин их исчезновения. Например, что к тому времени войско, которое собрал первый князь на Руси, стало называться не «тру-вор», а «дружина», а приехавшие с ним сродственники — не «сине-хус», а «род».

Кроме этого, современные исследователи древности все больше склоняются к версии, что наш Рюрик — не кто иной, как известный в истории датский конунг Рёрик Фрисландский, прославившийся своими весьма успешными набегами на менее слабых соседей. Возможно, оттого он и был призван на правление, что был силен, отважен и непобедим.

Русь при Рюрике

Основатель государственного строя на Руси, родоначальник княжеской династии, ставшей впоследствии царской, правил вверенным им народом в течение 17 лет. Он объединил в одну державу ильменских словен, псовских и смоленских кривичей, весь и чудь, северян и древлян, меря и радимичей. В присоединенных землях утверждал наместниками своих ставленников. К концу Древняя Русь занимала довольно обширную территорию.

Кроме самого основоположника нового княжеского рода, в историю вошли и два его сродника — Аскольд и Дир, установившие по призыву князя свою власть над Киевом, тогда еще не имеющим в новообразованном государстве главенствующего значения. Первый князь на Руси своей резиденцией избрал Новгород, где и скончался в 879 году, оставив княжество малолетнему сыну Игорю. Наследник Рюрика сам править не мог. На долгие годы безраздельная власть перешла к Олегу — сподвижнику и дальнему родственнику умершего князя.

Первый истинно русский

Благодаря Олегу, прозванному в народе Вещим, Древняя Русь обрела могущество, которому могли позавидовать и Константинополь, и Византия — сильнейшие на тот момент государства. То, что сделал в свое время первый русский князь на Руси,регент при малолетнем Игоре приумножил и обогатил. Собрав большое войско, Олег пошел вниз по течению Днепра и завоевал Любеч, Смоленск, Киев. Последний был взят путем устранения и населявшие эти земли древляне признали Игоря своим настоящим правителем, а Олега — достойным регентом до его взросления. Отныне столицей Руси назначается Киев.

Наследие Вещего Олега

Много племен присоединил к Руси за годы своего правления Олег, к тому времени объявивший себя первым по-настоящему русским, а не чужестранным князем. Его поход на Византию закончился абсолютной победой и отвоеванными для руссов льготами для свободной торговли в Константинополе. Богатую добычу привезла дружина с этого похода. Первые князья на Руси, к которым по праву относится и Олег, истинно радели о славе государства.

Много легенд и удивительных рассказов ходило в народе после возвращения войска из похода на Константинополь. Чтобы дойти к воротам города, Олег приказал установить корабли на колеса, и когда попутный ветер наполнил их паруса, суда «пошли» по равнине к Царьграду, наводя ужас на горожан.Грозный византийский император Лев VI сдался на милость победителю, а Олег в знак ошеломляющей победы прибил свой щит на вратах Константинополя.

В летописях 911 года Олег уже именуется как первый великий князь всея Руси. В 912 он умирает, как гласит предание, от укуса змеи. Его более чем 30-летнее правление закончилось отнюдь не геройски.

В ряду сильных

Со смертью Олега управление обширными владениями княжества принял хотя фактически он был правителем земель с 879-го. Естественно, что ему хотелось быть достойным деяний своих великих предшественников. Он также воевал (в его правление Русь подверглась первым нападениям печенегов), покорил несколько соседних племен, заставив их платить дань. Игорь делал все, что и первый князь на Руси, но осуществить главную свою мечту — завоевать Константинополь, ему удалось не сразу. Да и в собственных владениях не все шло гладко.

После сильных Рюрика и Олега правление Игоря оказалось намного слабее, и это почувствовали строптивые древляне, отказавшись платить дань. Первые князья Киева умели держать непокорное племя под контролем. Игорь также на время усмирил этот бунт, но месть древлян настигла князя спустя несколько лет.

Коварство хазар, предательство древлян

Неудачно сложились отношения наследного князя и с хазарами. Пытаясь дойти до Каспия, Игорь заключил с ними соглашение, что те пропустят дружину к морю, а он, возвращаясь, отдаст им половину богатой добычи. Свои обещания князь выполнил, но хазарам этого было мало. Видя, что перевес в силе на их стороне, в жестоком бою они погубили практически все русское войско.

Постыдное поражение довелось испытать Игорю и после своего первого похода на Константинополь в 941 году — византийцами была уничтожена практически вся его дружина. Спустя три года, желая смыть позор, князь, объединив в одно войско всех русичей, хазар и даже печенегов, снова двинулся на Царьград. Прознав от болгар, что на него идет грозная сила, император предложил Игорю мир на весьма выгодных для того условиях, и князь его принял. Но через год после столь ошеломительной победы Игорь был убит. Отказываясь платить повторную дань, корестенские древляне уничтожили немногочисленный отрад сборщиков подати, среди которых был и сам князь.

Княгиня, первая во всем

Жестоко отомстила предателям жена Игоря — псковитянка Ольга, которую ему выбрал в супруги еще Вещий Олег в 903 году. Древляне были уничтожены без каких-либо потерь для русов, благодаря хитрой, но и беспощадной стратегии Ольги — что и говорить, умели воевать первые князья на Руси. Наследный титул управителя государством после кончины Игоря принял Святослав, сын княжеской пары, но из-за малолетства последнего последующие двенадцать лет за него Русью руководила мать.

Ольга отличалась редким умом, отвагой и умением мудро управлять государством. После взятия Коростеня — главного города древлян — княгиня отправилась в Константинополь и приняла там святое крещение. Православная церковь была в Киеве еще и при Игоре, но народ русский поклонялся Перуну и Велесу, и не скоро повернулся от язычества к христианству. Но то, что Ольга, взявшая при крещении имя Елена, проложила в Русь дорогу новой вере и до конца дней своих (умерла княгиня в 969 году) не изменила ей, возвело ее в ранг святых.

Воин с младенчества

Русским Александром Македонским называл Святослава Н. М. Карамзин, составитель «Государства Российского». Удивительной храбростью и отвагой отличались первые князья на Руси. Таблица, в которой сухо приведены даты их правления, таит в себе множество славных побед и деяний во благо Отечества, которые стоят за каждым именем в ней.

Наследовав в трехлетнем возрасте титул Великого князя (после смерти Игоря), фактическим правителем Руси Святослав стал лишь в 962 году. Спустя два года он освободил от подчинения хазарам и присоединил к Руси вятичей, а в последующие два года — еще ряд славянских племен, проживающих вдоль Оки, в Поволжье, на Кавказе и Балканах. Хазары были разбиты, их столица Итиль заброшена. С Северного Кавказа Святослав вывел на свои земли ясов (осетин) и касогов (черкесов) и заселил их в новообразованных городах Белая Вежа и Тьмутаракань. Как и первый князь всея Руси, Святослав понимал важность постоянного расширения владений.

Достойный великой славы предков

В 968 году, завоевав Болгарию (города Переяславец и Доростол), Святослав не без оснований стал считать эти земли своими и прочно обосновался в Переяславце — мирная жизнь Киева ему не нравилась, да и мать, прекрасно управлялась в столице. Но уже через год ее не стало, а князю болгары, объединившись с византийским императором, объявили войну. Отправляясь на нее, Святослав оставил своим сыновьям в управление великие русские города: Ярополку — Киев, Олегу — Коростень, Владимиру — Новгород.

Трудной и неоднозначной была та война — победы с переменным успехом праздновали поочередно обе стороны. Закончилось противостояние мирным договором, согласно которому Святослав оставил Болгарию (ее присоединил к своим владениям византийский император Иоанн Цимисхий), а Византия за эти земли выплачивала русскому князю установленную дань.

Возвращаясь с этого противоречивого по своей важности похода, Святослав на время остановился в Белобережье, что на Днепре. Там весной 972 года на его ослабленное войско напали печенеги. Великий князь был убит в бою. Закрепленную за ним славу прирожденного воина историки объясняют тем, что Святослав был невероятно вынослив в походах, мог спать на сырой земле, подложив под голову седло, так как был в быту неприхотлив не по-княжески, к еде также был непривередлив. Его послание «Иду на вы», которым он перед нападением предупреждал будущих врагов, вошло в историю, как щит Олега на вратах Царьграда.

РОССИЯ — ПРАВИТЕЛИ

 
Он был, согласно русским летописям, сыном Рюрика, пришедшего к власти Новгород. После смерти Рюрика Игорь был взят его родственником и защитником, Олега в Киев, где Олег основал столицу Русско-варяжское управление. Он женился в 903 году на Ольге, Скандинавская принцесса привезена из Пскова. Их сын был Святослав. Они показаны на этом семействе Диаграмма. После смерти Олега в 913 году княжением стал Игорь. Славяно-русско-варяжское княжество.Основная деятельность варяжских правителей собирал дань со славян. И они тоже с нетерпением организация торговых и набеговых походов по Днепру до Византии. и Кавказ.

Возникло больше восстаний, когда привезенные скандинавские князья стали уделять больше внимания сбор дани с народа, чем наведение порядка и его защита от кочевых племен, которые к настоящему времени нередко совершали внезапные нападения со стороны юго-восток. Враждебность местного населения к «Вечному странники», как они иногда называли своих северных правителей в начале потому что они часто меняли свои престолы в поисках более достойных, завершилось убийством князя Игоря.Вече «Древлянское» племя обнаружило, что он преувеличивал, когда навязывал очень высокие дань и сделал очень мало для народа и решил убить его. (В со смертью Олега князь Игорь столкнулся с возрождением самостоятельности среди завоевал такие племена, как древляне, и он подавил повстанцев, а затем взимали с них еще большую дань. Древляне соблюдали свои Князь до тех пор, пока его жадность и жадность его наглой свиты не заставили их руку. Он был схвачен в одиночку и привязан к двум сильно согнутым стволам деревьев. разъяренными соплеменниками и разделились на две части).Решение было принято незамедлительно казнены, но очень дорого заплачены, когда позже Ольга, жена Игоря и действующая регент послал две карательные экспедиции, уничтожившие «древлян». Население. Игорь также предпринял походы на Византию, в результате которых важные торговые договоры между греками и русами. Он также посылал кампании в Кавказ — район Каспийского моря.
Хронология:
913 г. н.э. — Игорь становится киевским князем.
914 г. н.э. Игорь нападает на древлян и налагает большую дань.
915 г. н.э. — Печенеги прибывают из Азии через степь и устанавливают мир отношения сначала.Они походом на Балканы к Дунаю.
916 г. н.э. — Возвращение печенегов с Дуная. Игорь начинает против них войну. тем временем болгары и византийцы воюют во Фракии.
921-29 гг. н.э. — Болгары нападают на Византию и Македонию.
930-34 гг. н.э. — мадьяры нападают на Византию и Фракию.
935-41 гг. н.э. — Игорь атакует Византию с моря. Его русская армия грабит Малую Азию регионах, но в конечном итоге он был побежден византийским флотом, используя «греческий Огонь».
г. 944 г. н.э. — Русские летописи отмечают очередной поход Игоря на Дунай.Но теперь историки сомневаются, что это имело место.
945 г. н.э. — Во время очередной кампании по сбору дани против древлян, Игорь убит в Искоростене.
 

«Князь Игорь»: какая разница, кто это написал? Как это звучит?

ХЬЮСТОН — НЕДАВНО я продал два стула: мрачную викторианскую пару середины 19-го века с намеками на готический стиль возрождения. Я не помнил их с детства, они казались мне некрасивыми, и я с радостью отдал их своему другу антиквару.Ее вопросы были такими: кому они принадлежат? Где жили хозяева и когда? Как они пришли к вам?

Это меня немного ошеломило. Я бы спросил: как они выглядят сейчас? Они удобны? В хорошем состоянии? Поместятся ли они в гостиной? Как оказалось, история этих стульев — их происхождение — повысила их стоимость на четверть.

Прослушивание смелой попытки Хьюстонской Гранд Опера осмыслить «Князя Игоря» здесь недавно, казалось, снова подняло вопрос о происхождении и ценности.Его композитор Бородин считал себя химиком и университетским профессором, человеком, который писал музыку, когда насморк или сильная головная боль давали ему повод не работать дома.

Работа над «Князем Игорем» длилась 17 лет, но недостаточно долго. У Бородина случился сердечный приступ на костюмированном балу, и он умер в 53 года. Второй акт, дико замечательная среднеазиатская выходка, был более или менее завершен; все вокруг него, бардак.

Но у Бородина были друзья-музыканты. Римский-Корсаков, вдохновенный проныра, редактировал «Князя Игоря» еще при жизни автора.Великолепная увертюра, которую мы слышим сегодня, сохранилась благодаря памяти другого коллеги. Глазунов утверждал, что слышал, как Бородин играет ее на фортепиано, и реконструировал музыку в своей голове. Сюжет — это праздник непоследовательностей. Огромное количество этого было вырезано, наклеено или и то, и другое. Можно только догадываться об источнике большей части оркестровки.

«Князь Игорь» явно порченый товар, но так же много опер, авторство которых единственно и бесспорно. Что бы я подумал о постановке Хьюстона, если бы ничего не знал об истории? Возможно, я бы предположил, что увертюра принадлежит композитору (а это, вероятно, не так), и получил бы огромное удовольствие.О маловероятной последовательности событий этой истории? Кажется, это не мешает нам слушать «Джоконду» Понкьелли. Слушателю, не обремененному знаниями об ублюдочном состоянии оперы, «Половецкие пляски» могли бы показаться еще более восхитительными.

В этом случае, в отличие от стульев, детальное происхождение может сделать музыку менее ценной, а не более. Слишком много знаний может испортить опыт. Правильный путь к темному прошлому этой оперы в идеале должен начинаться с первоначальной невинности, за которой следует восприятие недостатков и любопытство по поводу того, что не так и почему.К сожалению, на большинство из нас влияет то, что мы знаем заранее.

Пошатнувшееся состояние «Князя Игоря» почти ставит вопрос о происхождении и истории, но как насчет таких икон, как «Реквием» Моцарта, каждой ноте которого многие из нас с детства поклонялись без вопросов. Современная наука изо всех сил старается сделать нас неудобными. Музыковеды, такие как Х. К. Роббинс Лэндон, указывают на поддельные подписи на рукописи, и действительно, кажется, что значительная часть партитуры находится в чьей-то руке.

Для меня Lacrimosa — одно из величайших музыкальных переживаний, и все же теперь я знаю, что композитор оставил нам только первые восемь тактов вокальных партий и первые два такта скрипок и альтов. Я мечтаю о том, чтобы Моцарт, лежа на больничном, полностью объяснил своему ученику Зюссмайру, как пойдет дальше. Полное владение Моцартом этой музыки в чем-то важно.

В нашей природе давать имена вещам, расставлять их по местам, отделять одно от другого. И действительно, знание того, что зеленое поле вдоль дороги разделено здесь мхом, а там папоротником, направляет наши глаза и их чувства.Но в случае с Реквиемом Моцарта я пришел к такому решению: я не отрицаю, что Зюссмайр и, вероятно, некоторые другие написали его части; Я просто предпочитаю не верить этому.

Юношеское неведение как блаженство подрывает и мое отношение к «Борису Годунову» Мусоргского. Большинство из нас к настоящему времени смирились с более жесткой и, возможно, более точной версией Шостаковича. И все же мое детство и его остаточные следы не могут полностью отбросить блестящее служение Римского-Корсакова.Хотя музыкальная мораль говорит мне не доверять нашему знаменитому улучшателю, я люблю его скандальные притворства беспомощной любовью.

Один выход из этой дилеммы может быть сомнительным, но это лучшее, что я могу сделать: возможно, Шостакович-«Борис» и Римский-«Борис» просто должны быть двумя отдельными частями. Лучше избегать споров о спартанской прямоте одного с непреодолимым потворством своим желаниям другого. Усердно работайте, слушая одно, чтобы не думать о том, что вы знаете о другом.

А как насчет того, чтобы Леонард Бернстайн передал часть своей блестяще звучащей музыки кому-то другому для оркестровки? Ходят даже те мрачные слухи об авторстве «Cavalleria Rusticana». Масканьи украл его у умирающего сокурсника? Имеет ли это значение, учитывая красоту музыки, независимо от того, кто ее написал? Ну, правильно это или неправильно, похоже.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ, будучи аморальным, если не незаконным, занимает центральное место в этнической политике и расовых отношениях, хотя и перевернуто с ног на голову.Имеют ли значение родословные? Школа, место рождения, история родителей?

Осуждать кого-то другого — это тот случай, когда мои вопросы правильные, а моего антиквара — нет: Как ты теперь выглядишь? Тебе удобно? В хорошем состоянии? Вы бы поместились в гостиной?

Отголоски эпохи

Многолетнее возрождение «Кабаре», мюзикла в Studio 54, действие которого происходит во времена подъема Третьего рейха, — не единственная театральная постановка в этом сезоне, посвященная нацистской Германии.Вот и другие:

`ГОНКА’ Фердинанд Брукнер. Адаптация и постановка Барри Эдельштейна. Спектакли до 11 марта в измененном репертуаре с «Я буду свидетелем». ЦСК.

`БУДУ СВИДЕТЕЛЬСТВОВАТЬ’ Из дневников Виктора Клемперера. Адаптация Джорджа Бартениеффа и Карен Мальпеде. Режиссер г-жа Мальпеде. С г-ном Бартениефф. Начинает выступления сегодня вечером. Открытие 11 марта. До 1 апреля в измененном репертуаре с «Гонкой». ЦСК.

«СОПРОТИВЛЕНИЕ» Коллективная работа труппы «Живой театр» о Роккетта-Лигуре, итальянском городе, отказавшемся принять нацистское правление во время Второй мировой войны.Режиссер Джудит Малина. Открывается в среду. Театр Чашама.

«СУД В НЮРНБЕРГЕ» Эбби Манн. Режиссер Джон Тиллинджер. С Максимилианом Шеллом и Джорджем Гриззардом. В превью. Откроется 26 марта на Бродвее в театре Лонгакр.

Книга Мела Брукса и Томаса Михана «ПРОДЮСЕРЫ», основанная на сатирическом фильме мистера Брукса 1968 года о создании мюзикла о Гитлере; музыка и слова мистера Брукса. Режиссер и хореограф Сьюзен Строман. С Натаном Лейном и Мэтью Бродериком.Предварительные показы начнутся 21 марта. Премьера состоится 19 апреля на Бродвее в театре Сент-Джеймс.

«СБОР» Арье Шоу. Режиссер Ребекка Тейлор. С Хэлом Линденом. Предварительные показы начнутся 10 апреля. Премьера состоится 24 апреля на Бродвее в театре Корт.

`ШАРЛОТТА: ЖИЗНЬ? ИЛИ ТЕАТР? Книга и слова Элизы Торон; музыка и дополнительные слова Гэри С. Фейгина. Режиссер Тед Сперлинг. В превью. Открывается в субботу. До 18 марта. Музыкальный театр Prince, Филадельфия.

«РАССЛЕДОВАНИЕ» Питера Вайса.Пьеса 1965 года, основанная на франкфуртских процессах над офицерами Освенцима. До 18 марта. Режиссер Ирен Льюис. Театр Перлстоун, Центральная сцена, Балтимор.

Увертюра к опере «Князь Игорь» (Александр Бородин)

Об этом произведении

Мало ли мог он знать, что уготовила ему жизнь, когда в возрасте 25 лет Александр Бородин со степенью доктора медицины отправился в Гейдельберг заниматься исследованиями в области химии.Там ему открылся мир музыки, и он погрузился в него так же, как и в науку. Оперы Вагнера и произведения Мендельсона, Шопена и Шумана, многие из которых были представлены ему молодой пианисткой, которая должна была стать его женой, были изменчивыми элементами, породившими страсть, ставшую источником вновь обретенной радости. К сожалению, учитывая его постоянную работу в качестве очень успешного химика, музыка — точнее, нахождение для нее времени — также стала источником разочарования. Покинув Гейдельберг и путешествуя по Европе, Бородин вернулся в матушку-Россию, где вместе с другими членами «Могучей пятерки» (Балакиревым, Кюи, Мусоргским и Римским-Корсаковым) начал исследовать народную музыку своей страны, а затем и использовать его как основу для своих композиций.Очевидно, Бородин был человеком целеустремленным и энергичным, поскольку во второй своей работе он был чрезвычайно продуктивным, сочиняя самые разные произведения, включая симфонии, камерную музыку, песни, пьесы для фортепиано и оперу Князь Игорь .

Действительно, эта опера сыграла решающую роль в истории Бородина и практически во всей написанной им музыке. Он планировал его еще в 1869 году, но по иронии судьбы, хотя он работал над ним в разное время на протяжении всей своей жизни, он так и остался незавершенным после его смерти в 1887 году.Действие оперы происходит в России XII века, а повествуется о битвах князя и половцев. Оперу завершили Римский-Корсаков (который также завершил и/или переработал многие произведения Мусоргского) и Александр Глазунов. Часть завершающей работы была связана с Увертюрой, которая, как ни странно, была одной из последних частей, которую Бородин взялся написать. Согласно описанию ситуации, композитор сыграл Увертюру, основанную на различных темах из оперы, на фортепиано для друзей, но еще не записал ее.Реконструкция Глазунова была осуществлена ​​путем обращения к отдельным разделам оперы, которые соответствовали бородинскому замыслу, и обращения к эскизам, найденным в композиторских эффектах. — Оррин Ховард

Икона Игорь Князь. Великий Князь Киевский и Черниговский Игорь Ольгович

В православном мире большое значение имеет икона князя Игоря Черниговского, которая оберегает от болезней и бед, помогает найти свое предназначение и достичь благополучия.Эта икона также является защитницей мужчин, носящих имя Игорь.

Святой князь Игорь принял мученическую смерть от своего народа, над которым не более двух недель связывался. Азотированные люди во время гражданских работ шли под крыло своего завистливого и тайного противника, предавшего собственного князя, искренне устойчивых людей, за людей отстраненных. Будучи преданным, князь не изменял своей любви ни к ближнему, ни к православной вере И стоически переносил издевательства. В заточении князю разрешили принять монастырскую остановку, которая исцелила изможденного Игоря.Однако через некоторое время прежние недоброжелатели решили довести дело до конца и укусили жизнь смиренного чернила, который не рвался к власти, а жил тихой жизнью, мечтал о мирских страстях.

Где значок

Знаменитая икона находится во многих храмах России и Украины. Самые важные святыни, связанные с князем Игорем Черниговым, хранятся в городе Чернигове. В Киево-Печерской Лавре есть икона, изображающая князя, склонившегося в молитве перед проблемой.Называется Гамевская. Еще одна икона с изображением святого князя-страстотерпца находится во Владивостоке.

Описание и значение иконы «Святой князь Игорь»

Образ святого мученика напоминает всем о всеобщем и любви ко всем людям. Святой Его подвиг побудил всех бережно относиться к другим, прислушиваться к их просьбам и проникать любовью и добром к любому человеку.

Первые иконы князя Игоря дошли до нашего времени в неизменном виде. На них святой изображен в одеждах чернил.При Петре благоверного князя стали изображать в княжеских одеждах.

На одной из икон кисти известного иконописца Кузнецовой отображена цветовая гамма Сущность знаменитого князя Игоря Батюшки. Преобладание на иконе алых тонов отсылает к всепоглощающей любви и желанию защитить человеческий род от зла. Течь мученика сосредоточена и собрана, что свидетельствует о твердом характере и непоколебимой вере, за которую князь будет бороться и легко распространяется на земную жизнь.

Что помогает значок

Этот значок — отличная защита от предательства. Православные оцениваются Святым Князем Молитвы за сохранение мира в семье, гармонии в отношениях, избавление от бед и невзгод. Ее призвание – объединять людей, даря им мягкость сердец и справедливость. Небесный защитник Игорь Черниговский помогает достичь благополучия и процветания каждому ипостаси, если сердце человека наполнено истинной верой и не буит осанкой и злобой.

Чудеса, свидетельствующие о божественном явлении, случались часто. В день кончины над телом князя, перенесенным в церковь, было знамение Божие: все свечи, которые были в церкви, вдруг зажглись.

Молитвы перед иконой преподобного Игоря Чернигова

«Святые божьи воды княгини Игоря! С юных лет возлюбил Ты Бога, поселив в душе своей истинную веру, и не воспроизвел ее. Помоги, страстотерпец, в горе моем, Срини от меня Глево плохо да, Путь к вере истинной укажи, я, Слава Богу, (имя).Молись за меня и избавь меня от злобы и зависти, что растлевает его чернота, мой пламенный взор на пути к исцелению от человеческих пороков. Помолись за меня пред Господом нашим Иисусом, чтобы он не питал моих просьб искренних. Аминь».

«Величественно, страстотерпец, чти память твою и снисходи к сопротивлению твоему. Они положили нам, княгиня, свою милость, исцелили наши телесные и духовные. Аминь».

Иконы Дня благоговения

Кончина мученика Игоря празднуется 2 октября, а 18 июня празднуется день перенесения святых мощей великомученика и прославления его.

Для того, чтобы просить Святой Помощи, нужна только вера и искреннее желание изменить свою жизнь, впустив в нее любовь и все упражнения. Молиться можно как в церкви, так и дома при любых жизненных трудностях. Высшие силы всегда приходят на помощь страждущим, помогают им обрести покой и уверенность в своих силах. Желаем счастья, и не забывайте нажимать на кнопочки и

16.06.2017 03:17

Казанская икона Божией Матери Широко известна среди православных христиан.Заступница и защитница всех людей есть…

Годы жизни: ? — 9 (19?) сентября 1146 .

Годы правления: Великий князь Киевский (1146).

Из рода Чернигов К.Н. Сын Олега Святославича и Гречаной Феофании Музалон. Вел. кн. Киев в 1146 году

В 1145 году больной Всеволод, брат Игорь, бывший в то время великим князем, созвал своих братьев, родственников и двоюродных братьев, а также; Шурин Яслав Мстиславич.И сказал им: «Если возьмет меня Бог, то отдам Киев после брата моего Игоря». Все братья и Изяслав целовали Игоря Креста, тем самым признавая его право на Киев. В 1146 г. Всеволод велел созвать к себе лучших киевлян и также сказал им: «Я очень болен, вот брат моего Игоря, отнесите его к моим князьям»; Те ответили: «Возьми с радостью». Игорь пошел с ними в Киев, созвал всех горожан, и все целовали его крест, говоря: «Ты князь». После смерти Брата Игорь послал к Изяславу Мстиславичу, спрашивая его, верен ли он прежним крестным целованиям.Изяслав не дал ответа и даже не пустил посла, потому что киевляне пригласили его на княжение. Изяслав двинулся в Киев, а Игорь призвал к себе главных киевских бояр, Ивана Вятушича, Лазаря Саковского, обещая им такие же почести, какие они имели от брата его Всеволода. Но Игорь опоздал: эти бояре вместе с другими, св. Андреевич св. Андреевич Мирослав — уже перешли на сторону Яслава. Собирали Киев в футере и советовались, как обмануть Игоря; И меня послали к Изяславу сказать: «Оставайся, князь, мы уговорились с киевлянами, выбросим Ольговича и побежим с полком в Киев.«Подошел Изяслав к Киеву и стал с сыном своим Мстиславом на Вале, у Романа озера, а киевляне стояли особенно у гроба Ольги, огромной толпой, — говорит летописец. Вскоре Игорь и все войско его увидели, что киевляне посланы Изяслава и взял у него с стойлом слепым; Вслед за Берендеем двинулись Берендеи через Ливию и пленили Игоря Навстречу перед Золотыми Воротами. , и как мы будем судить нас с ними»; .Сварить к своим полкам тоже и линейку с Иваном Вытушичем. Но как только подошли к своим полкам, кинули веточки и перешли на сторону Изяслава. Игорь не смутился от этого и двинулся против Изаслава; Но из-за киевлян и Берендева, не могли они пригнать его к вышеназванному озеру; Ехали верхом и попали в самое невыгодное положение, между двумя рвами от озера и от сухой Лыбеди. Берендей пришел с тыла и стал подносить им сабли, а Изяслав с сыном Мстислава и дружком своим с фланга; Ольговичи побежали, Игорь заехал в болото, лошадь под ним завязла, и он не мог идти, потому что у него болели ноги; Он был пьян до самого Днепра, до устья Десны и до Киева.Четыре дня, когда Изяслав уже сидел на киевском столе, Игоря захватил в болото. Изяслав сначала отправил его в Ведубицкий монастырь, а потом велел держать в Окове в Переяславском Ивановском монастыре.

В остроге Игорь был совсем болен и послан сказать Изяславу: «Брат! Я очень болен и прошу тебя сделать перерыв; я хотел этого, когда был еще князем, а теперь тяжело дышу и Не думаю, что я остался жив». Изяслав сжался и ответил ему: «Если у тебя есть мысль вывезти, то ты волна, и я уже отпустил тебя за твою болезнь.Над Игорем разобрали верхушку острога и принесли к больному в Глине; Восемь дней не пил, не ел, а потом просто оставили, и месит в Киевском Федоровском монастыре в Симе.

Весной 1147 года Изяслав совершил поход.С дороги он отправил послов в Киев, дабы объявившие его союзниками черниговских князей, Владимира и Изяслава Давыдовичей, желавшие его заманить к себе и схватить, киевляне хотели идти на помощь князю против ярусов, но в это время кто-то из Толпы закричал: «За князя, мы с радостью за князя пойдем, а до того о том, как ловить рыбу: Как прежде, когда Изаслава, Ярославич , злых людей выпустили из заточения и посадили князем, и за то столько зла было нашему городу; и ныне Игорь, враг нашего князя и наш, не в заточении, а в Федоровском монастыре; убей его и иди в Чернигов за своим князем; совершил его.Народ, услышав это, бросился в Федоров монастырь. Игорь стоял в церкви на обеде. Люди ворвались в церковь и потащили его с криками: «Бей! Бей!» С помощью Боярины Михаила Владимир Мстиславич, брат Изаслав, сумел ввести Игоря на двор матери и поставить за ним ворота. Но толпа, избивая Михаила, сломала ворота и, увидев Игоря на Сене, сломили его разум, оторвали от них Игоря и явили его без чувств к Земле; Потом веревкой его привязали к ногам и волокли от Мстиславова через весь город на княжеский двор и там убили его; Следовательно, надевая вуднинги, им повезло на подоле и кинули торг.Владимир велел взять тело Игоря и положить в Михайловской церкви, а на следующий день похоронить его в Семеновском монастыре.

Память святого князя Игоря празднуется:
5 июня (18 июня по Н.Св.) — день прославления и перенесения мощей из Киева в Чернигов;
19 сентября (2 октября по Н.В.) — День мученической кончины.

Святой князь Игорь был сыном Олега Святославовича, князя Черниговского. Брат Игоря, Всеволод, захватил киевский престол среди потомков Мономаха.

По смерти Всеволода киевский престол перешел в 1146 году к Игорю Олеговичу. Однако киевским боярам, ​​не благоволившим к князю Олегу и его потомкам, было предложено тайно передать престол внукам Мономаха, Изяславу Мстиславовичу. В происшедшем между Игорем и Изяславом Битве киевляне изменили Игоря и стали поддерживать Изаслава. Игорь игно был разбит. Изяслав торжественно вошел в Киев и занял великокняжеский престол.

Во время боя Игорь увяз со своим конем в болоте, где был схвачен противниками и заключен в темницу.Здесь князь Игорь тяжело заболел и пожелал принять монашескую широту, для чего и просил приписать себя в монастырь.

«Всегда я хотел посвятить душу моему Богу. Теперь, в темнице, с дверями гроба, могу ли я желать другого?» — сказал умирающий князь. Вытесненный, больной Игорь с разрешения Изяслава приписан к Кеееву обители, где и пролежал восемь дней без движения, прикованный к постели. После поста князь выздоровел и принял Шиму.День и ночь он молился перед Кеминской иконой Божией Матери о прекращении гражданской войны, о темах мира и любви.

Тем временем брат князя Игоря, Святослав, выступил с другом против Изяслава. Разгневанные на это люди подняли народ, ворвались в Келию Игореву и убили страстную воду. Произошло это в 1147 году. Последние часы своей жизни князь находился в молитве перед особо почитаемой Кемойской иконой Божией Матери, впоследствии получившей имя Игорской и ставшей памятной как чудотворная.

Погребен благоверный князь в Симеоновом монастыре. Во время погребения разрешилась страшная гроза, которая привела в ужас Киев. Народ начал молиться со слезами покаяния.

В 1150 г. зять Бульонки принес свою неукрепленную власть в Чернигов, в Спасо-Преображенский собор. Во время перенесения святых произошло много исцелений больных. Благоверный князь стал почитаться в лике святых. Игоревская икона Божией Матери была поставлена ​​в Успенском соборе Киевской Лавры, в пределе апостола и евангелиста Иоанна Богослова.На позолоченной ризе была сделана надпись, что святая икона принадлежала блаженному князю Игорю и что он излил перед ней свою последнюю молитву. Перед Игоревской иконой Божией Матери совершались исцеления и многие чудеса.

Со всей России к святой иконе стали приходить люди, пребывающие в колдовстве и гонениях, чтобы получить помощь по молитвам Пресвятой Богородице. А вот как изобразил историю убийства князя Игоря известный русский писатель и общественный деятель XIX века Андрей Николаевич Муравьев.Рассказывая о резиденте Киевского отдела (Отечество или Отеч), он пишет:

«…Но сия тихая обитель, усыпальница князей-коренников, была когда-то свидетельницей горького зрелища их интердудов. Самые несчастные из всех Ольговичей, Игорей, Кроцких и праведников, после шестинедельного ремонта на престол киевский, была свергнута его племянником с его Изяславом, внуком Мономаха, и переходя из темницы в темницу, она наконец обрела мирный приют в палатах монастыря.Игорь был тронут и, казалось, ангельский образ, сотворивший его из суеты мирского и всякого земного величия, должен был охранять от них опасность…

Невинная кровь прольется и прольется! Братья Ольговичи вошли в невольные чернила, которым вместе служили стены монастыря и серая ограда. Великий князь Изяслав, вызванный ими, как бы на собрание в Чернигове, заранее узнал о готовившейся измене и послал известить о Томе брата Владимира, митрополита Климента и Народную Еву.Люди негодуют.

Ольговичи готовят смерть нашего принца! — воскликнула буйная толпа, — Я убью Игоря! — И в слепом порыве ярости бросился в монастырь его. Напрасно владыку ругали, напрасно, князь Владимир, на борз-коне, хотел метнуть в бешенство, спасти единственного, «толпа полезла ему на дорогу. Игорь, я ничего не подозревал, стоял в церкви, перед иконы Божией Матери и слушал Божественную литургию.Кистевой мобиль, не соблюдая святости места и Саны, снял чернила с храма и ограды.Муки и жертвы растерянный Владимир встретил уже в воротах.

Брат мой, где? — воскликнул с ней болезненно Игорь. Владимир, соскочив с коня, прикрыл свои инагские ризы своей княжеской мантией, взывая к народу:

Братцы, не мстите зла, не убивайте Игоря! Сам, стиснутый побоями, вместе с мучеником, он с трудом довел его до материнского двора и бросился в ворота, надеясь, что уважит, хотя и обитает великая княгиня. Но ничто не пощадило бешеной черноты, — взломали ворота княжеского дома, и в решетах на самых ступеньках убили Игоря.И Князь, и Инок, все забыли в убитом, видели одного Ольговича. Нагого по ногам вели через топтание к шатровой церкви, а Оттоля, бросив его на место холостого воза, подвели к Подоле. Тогда это только охладило безумную ярость.

Князь Владимир послал сообщить народу:

Так ты уже убил Игоря, дай мне его похоронить! Народ, узнав, взял вину на Ольговичей, вознамерив зло на своего князя. Невинный страдалец пролежал ночь в новгородской часовне.Утром митрополит отправил игумена в обитель, где Игорь провел остаток своих горьких дней, чтобы с честью предать святые останки, в храм св. тревога. Церковь стала ему лицезреть святых своих заступников, вместе с первым русским Борисом и Глебом, как безрадостно убитых. И у них есть привязки к молитвенному имени Игоря в храмах древней столицы, близ места его умерщвления…»

Князь в Киев вел.Князь Игорь, в св. Крещении Георгии, две недели продолжал, после того как был в плену в междоусобной войне с Изяславом Мстиславичем. После освобождения из заточения князь принял тяжелобольного князя с появлением имени Хабриэля. После того князь-Инок был переведен в Феодоровский монастырь в Киев и там принял схиму с именем Игнатий. Икона, перед которой молился князь-образец перед смертью, впоследствии была названа Игоревской и хранилась в Киево-Печерской Лавре. В служителях Лавры память свт.Князя празднуют вместе с Собором ПРПП. Отцы Киево-Печерские и все святые, в Малой Руси удовлетворившие, во 2-ю седмицу Великого поста.

Святая сила БЛИ. Игорь пострадал в Чернигове. Святой брат Святослав Чернигов в 1150 году, после приземления на киевский престол Юрия Долгорукого.

Святой благоверный князь Игорь Черниговский

В каких-то старинных месячниках явился сам князь Святослав богожеланным, но особенно прославились два его внука: св.Никола Святош (+ 1143) и его двоюродный брат, сын Олег Гориславич, — святой князь-мученик Игорь Ольгович (+ 1147).

Преподобные Никола Святцы и преподобный Игорь Ольгович олицетворяют два разных пути христианской святости в Древней Руси. Преподобный Никола, отрекшийся от мира и княжеских обязанностей, стал простым чернилом и мирной грязью, проведя в монастыре почти сорок лет. Святой Игорь, волею Божиею, присоединившийся к борьбе за киевского князя, мученическим подвигом должен был искупить наследственный грех княжеского гробестия.

В 1138 году Старший брат Игоря Всеволод Ольгович (Прадед Михаил Черниговский) стал великим князем киевским (Прадед Михаил Черниговский). Хотя его правление длилось всего несколько лет и было наполнено непрерывными войнами, князь считал Киев своим наследственным княжеством и решил передать его своему брату Игорю. Он сослался на пример Владимира Мономаха и сказал, что как бы с целью мономашичности Владимир поставил Мстислава, своего сына, после себя в Киеве, а Мстислав — своего брата Ярополка.А я говорю: если меня Бог возьмет, то я после брата отдам Игорю моему. Но Бог против Гордия. Гордые слова Всеволода, не любившего киевлян, стали поводом для возбуждения ненависти к брату Игорю и всем Ольговичам. Зло и гордыня князя вызвали ответную злобу и гордыню Киева: святой Игорь, против воли вовлеченный в самый центр событий, стал невинной жертвой трепета ненависти.

Страшные события развивались стремительно.1 августа 1146 года умер князь Всеволод, и целовал крест киевлянин Игорь, как новый князь, и целовал крест Игорь киевский – прави народом прави и защищай его. Но, положив крест целоваться, киевские бояре немедленно призвали Мстиславичей с войском. В Киеве произошло сражение между войсками князя Игоря и Изяслава Мстиславича. В очередной раз, нарушив крестное целование, киевские войска в разгар боя перешли на сторону Изаслава. Четыре дня Игорь Ольгович прятался в болотах под Киевом.Там его схватили, привезли в Киев и посадили в страх. Это было 13 августа, все его правление длилось две недели.

В «Вызове» (это была классная бревенчатая изба, без окон и дверей; чтобы освободить из нее человека, надо было «вырезать» его оттуда) многострадальный князь тяжело пал. Думал умрет. В этих условиях противникам князя было позволено «вырезать» его из заточения и распилить в схиму в Киевском Федоровском монастыре.От Бога князь выздоровел и, оставаясь чернилами монастыря, проводил время в слезах и молитвах.

Борьба за Киев продолжалась. Возбужденная гордость и ослепленная ненавистью, ни одна из сторон не хотела сдаваться. Желая отомстить Ольговичам, а заодно и всем князьям, Киевское вече через год, в 1147 году, решило расправиться с князем-чернилом.

Митрополит и духовенство пытались насладиться и остановить их. Князь Ясаслав Мстиславич правил в Киеве и особенно его брат князь Владимир старались предотвратить это бессмысленное кровопролитие, спасти святого мученика, но сами были опасны со стороны свирепой толпы.

Мятежники ворвались в храм во время Святой Литургии, схватили замоленную предикону Божией Матери и потащили на расправу. У ворот монастыря толпа остановила князя Владимира. А Игорь ему: «Ой, брат, где ты?» Владимир тоже соскочил с коня, желая ему помочь, и накрыл его корзном (княжеским плащом) и сказал киевлянам: «Не убивайте, братцы». И Владимир Игорь на суд матери своей, и стал Владимира бить. «Так рассказывает летопись.Владимиру удалось вытолкнуть Игоря во двор и поставить ворота. Но люди выбрали ворота и, увидев Игоря «на сене» (крытая галерея Второй этаж в древнекиевских теремах), разбили Сени, устроили святому мученику и перебили лестницу на нижних ступенях. Остановка толпы была так велика, что мертвое тело страдальца билось и щипало, доносило его с веревкой за ноги до шатровой церкви, бросало на телегу, брали и «погрузили на торг».

Так святой мученик предал дух Господень, «и рифму Тленнаго человека, и в напряженную и долготерпеливую ризу Христову облеклись.Когда вечером того же дня тело блаженного Игоря было перенесено в храм св. Михаила, «Бог явил знамение Велико, возжег свечи по всему ему в храме того». Святой страдалец был погребен в Симеоновом монастыре, на окраине Киева.

В 1150 году черниговский князь Святослав Ольгович перенес мощи своего брата святого Игоря в Чернигов и положил в Спасском соборе.

Чудотворная икона Божией Матери, именуемой Игоревской, помолившаяся мученице мученице, находилась в Велико-Успенском храме Киево-Печерской Лавры (празднование 5 июня).

Акафист

Кондак 1.

Избранная Страстотерпцем Христовым, благословенной принцессой игры, умоляющей твой народ, Яко — беззвездная звезда! Ты, отрок славы Земного Округа, покинул Еси и в родословной господства Владык Еси, страдал ужасным жил, и ныне, радуйся, престингам натрия Троицы. Твои молитвы от всяких зол и напастей охраняются нами, но слава разуму призыва:

Икос 1.

Ангельска созревшая для земли, от юности возлюбившая Божественное Учение и, следуя доброму житию, к несчастью прославившая имя Господа Господа Книг Святыя и певчие церкви. Это, ради тебя, на небе и на земле прославила, крича Сита:

Радуйся, от рожденья богоизбраннаго твоего.
Радуйся, семя Слова Божия от юности постигнувшая.
Радуйся, великие воды Божии, благочестивое житие на земле есть любовь.
Имея радуйся, в мире трудное и близкое прошлое живи.
Радуйся, истине душе своей.
Радуйся, от царя неба мученический венец адепт.
Радуйся, святой благословляемый князь Игорь, в смирении к истине терпеливый, скорый помощник.

Кондак 2.

Видя Господню чистоту сердца твоего, Благословенный князем Игоревею, славою Небеснаго угождая, хвалится еси всякою чистотою душевнаго и телеснаго, и ради временных страданий избавленным избавлением вечная Эси.То же утолщение молитв твоих, вопиющих Христе Богу: Аллилуйя.

Икос 2.

Ум, озаренный благодатью Божиею от Млады, имел Еси, царевну, от юности Отрок хранил в сердце своем Христа, Великого Помощника Божия, прошедшего тернистый путь в Царство Небесное, подражая. Токий и мы, Употребляя на твое ЛИЦО, молим: Сдвиньте с места скорую помощницу и покровительницу в земной жизни нашей, но благодарно вопиюще:

Радуйся, избранная и верная раба Христова.
Радуйся, от юности чистоту жизни возлюбившая.
Радуйся, от Млады, Едино Христово угодившая.
Радуйся, Иисусе ради всех приступов худо терпит
Имея радуйся, что один всех хитрый.
Радуйся, всех страждущих за правду ради предательства.
Радуйся, святой благословляемый князь Игорь, в смирении к истине терпеливый, скорый помощник.

Кондак 3.

Сила Высняго, дарованная тебе, и долготерпением твоим врагом укреплена, Благословенная, сделавшись врагом рода человеческого манникагаго к людям лукавым, во еже лишиться славы принц.Измерение богатством терпения твоего, хешия песни укрепила Господа: Алилуиа.

Икос 3.

Имея желание в душе своей всего красного и сладкого мира сего оставит и Христос следующий, еще юный, избрал путь служения Господня. Мы, подражая жизни вашей и искажая ваши честные страдания, правду ради притворного, майор Тута Сита:

Радуйся, в душе мир оставления мира и господства послужит.
Радуйся, весь красный и сладкий мир сей вопреки.
Радуйся, совершенная любовь к Господу привязалась.
Радуясь, по кротости души, наследие жизни приметно.
Радуйся, ум твой, сердце и воля в бозе утвердительная.
Радуйся, дивная кротость Духа в скорби показавшая.
Радуйся, святой благословляемый князь Игорь, в смирении к истине терпеливый, скорый помощник.

Кондак 4.

Бури житейских бед и напастей не мизерная крепость крепости души, возлюбленной княгини Игоревы, на твердой вере Христовой Камере зиждется.Мы, неверно понимающие ваше терпение, с укоризной зовем Бога: Аллилуйя.

Икос 4.

Имею слух и видя, напечатанный блаженным, раздеванием и раздором, врагом рода человека человека, воздвигнув, сделавшись престолом киевским, АБИЕ взошёл на народ, чтобы наслаждаться своими и вести их к миру и благоразумию . Простите ради любви звоните:

Радуйся, Яко тебе, всякое женское и злое победи.
Радуйся, чистоту веры и доброе дивное воплощение.
Радуйся, кротости и терпения образ.
Радуясь, гразор сыт.
Имея радуйся, многие скорби в радости Господа твоего наслаждались.
Радуйся, помогая нам и потерпевшая скорбь и утешение.
Радуйся, святой благословляемый князь Игорь, в смирении к истине терпеливый, скорый помощник.

Кондак 5.

Звезда Боджетика Зрима Звезда, воды Божии, величие величие страданий, прославит Господа, раба Яко Вернаго, невинно убитого злыми людьми, чтобы принести дьявольское.Мы, ушедшие любовью к честному образу, колени покрываем, мутью: аллилуйя.

Икос 5.

Видово Великий Князь Киевский Всеволод, Яко поклонился съест его в вечер жития его, обета Т.А., Игоря Блаженного, и свидетеля престола княжеского. Ты воля брата твоего, который будет повиноваться воле Божией, повинуясь всякой надежде на Господа вдохновленного Еси. Мы, хвала, твое смирение, вешаем:

Возрадуйся, Яко, до конца, крест твоих жизней плохо выпускал Еси.
Радуйся, благочестие гов и народослужение.
Радуйся, класс брата моего побеждающая.
Радуйся, в правительстве показал Велий Виртимец.
Радуйся, вси бритате
Радуйся, святой благословляемый князь Игорь, в смирении к истине веротерпимый, скорый помощник.

Кондак 6.

Проповедник добродетели христианской был, князь Игорь, ища братию ее и свой народ. Угождаем и тебе, Яко Добаго и ТРАНОГА последовательница Христа, живот твой за свой народ положительна, воспевая Песнь Господа: Аллилуиа.

Икос 6.

Тщеславие житие твое констатировано, благослови княгиня Игорева, все упование на Господа, все на пользу устроение, обедни. Мы, восхваляя твои подвиги, глаголем Ситу:

Радуйся, Яко, в жизни твоей добродетель запредельная.
Радуйся, чистота сердца господ твоих современна.
Радуйся, в юрисдикции дел Великаго помощь Господня полубезвозмездная.
Радуйся, Яко вместо княжеских почестей — муки и скорби мужественно претерпевая.
Радуйся, Иго Христе, благая и легкая, на овне узримая.
Радуйся, терпение Христово правильно укрепившееся.
Радуйся, святой благословляемый князь Игорь, в смирении к истине терпеливый, скорый помощник.

Кондак 7.

Покушавшийся ты, блаженный, волею Божиею побежденный, не противостоял Воину князя Яслава, в том числе и Тии, едва живой, в сочинительном чине заключенного, ты самый ранний, как Даниил, Пророк заточен в Моав льва, непрестанно забитый Богу: Аллилуйя.

Икос 7.

Новааго увидит сепаратист Божий, благословение княгини Игоря,, Ээсниел, замена славы в моноградах образ смармер. Вы бо, все благо от безысходности, от желания возбудили всего бога на труд. Мрак, такое смирение и кротость, тонет, плачет:

Радуйся, страдание невинно претерпеваемое.
Радуйся, образ LUVE и родовой нам показал.
Радуйся, все благо мира сего не сразу.
Радуйся, зло и порядочность круче смирения побеждает.
Радуйся, покорность ночи полностью предавшая.
Радуйся, с прилежным молитвенником о людях твоих сущий.
Радуйся, святой благословляемый князь Игорь, в смирении к истине терпеливый, скорый помощник.

Кондак 8.

Странник и нвен, на апостола, явился «и земли, Боголюс, князь, уныние полнейшее, жители Морны поправились, все помыслы Господа твоего.Полотенце Помо и нам, молитв твоих, добродетельных жизней любить, и покупаю тебя вопиющим к Богу: Аллилуйя.

Икос 8.

Все души от юности Богу служат, Благословенныя князя Игорева, сие ради Господа прославити тя, убогого твоего, кротость ради смирения твоего. Мы, СИМ Добродетели в следующем, обстоятельно, радостно:

Радуйся, от юности Господня вся душой возлюбленная.
Радуйся, делах наших благодатных благодатная,
Имеющая радуйся, всем житием Бога твоего прославляющая.
Радуйся, близкая путь спасения от юности избирающая.
Радуйся, благодати Божией в сердце моем.
Радуйся, жизнь моя украшена.
Радуйся, святой благословляемый князь Игорь, в смирении к истине терпеливый, скорый помощник.

Кондак 9.

Во всем победили волю Господа, Яко, раба добрых и верных, сделавшись уловкой ночного дежурного, в обитель святого Феодора мыслью, идеалом, и молитвой была мыслью. Это было ведомо ради ради радости Господней, он теперь престижен от Ангелов, поющих: Aliluia.

Икос 9.

Силы умножающиеся не лепятся в наследие похвалы страданий твоих, страстотерпца Христова царевны, ниже глубины надежды твоей Надежды, заступающейся о твоем умерщвлении, потной Церкви Господней, со слезами предвечно царица Небесная молится. Убийцы твои, Яко звери Дивии, ЭМШЕ Муша Муша, Бив, ведущие в храм. Ты, благодарный божьего укрепления, страдания Кротко претерпел, за умерщвление Владыки Богов.Это ради Величества Ситы:

Радуйся, всякое упование на Господа и матерь его возложившая.
Радуйся, яко муке худо предаватися.
Радуйся, благодатью Божией укрепившая, страдания мужественно претерпевающая.
Радуйся, мученика ради мученика сидящая.
Радуйся, слезами молот кротких умиляющий.
Радуйся, душа моя в доме Божием радостно отличившаяся.
Радуйся, святой благословляемый князь Игорь, в смирении к истине терпеливый, скорый помощник.

Кондак 10.

Спаси хоть душу свою, всю земную и временную в умениях, вмененных Еси, неуклонно следует за савутором. И теперь, с ликом ангельским, они веселятся, к несчастью, по оценке Господа: Аллилуиа.

Икос 10.

Напрягая терпение, верный раб царя небесного был. Враги ассессий не убедились, во всем Бог в рухаузе уничтожил еси и страдания мужественно претерпел еси.Мы, святой памятью твоей, порадуем тебя, плача:

Радуйся, великий князь Игорев, престол небес владыки владыки.
Радуйся, венец твоих княжеских кровей капель, Жако драгиум камни Еси украсила.
Радуйся, образ Вернагиго Богу служащая своим показом.
Радуясь, живёт твой набитый путь мучений и страданий пройденный.
Радуясь, Яко, перед великим мужеством преклоняюсь.
Радуйся, Яко и ныне не предарен благословением на зов.
Радуйся, святой благословляемый князь Игорь, в смирении к истине терпеливый, скорый помощник.

Кондак 11.

Пение Чудотворца и усердная молитва и страна нашего Дивнаго, Чудотворца и усердная молитва нашего диваго, чудотворца и усердная молитва, благословение Чудотворца и усердная молитва, Благословенная, и Молящаяся of All: Alloroia, не позволяет всем молиться за нас и сегодня.

Икос 11.

Свет славы небесной есть Святое и Многомалинное Тело твое, страстотерпче Христово,, Ээс, положено в храме св. Михаила. Люди, окружающие гроб Твой, стояли, и давали незримую руку свежую и лампады напрасно, смущенные в трепете и ужасе, зная, ИКО прославлять бога своего ипостаси; Вам, Богомудский князь, Тако Плеашем:

Радуйся, усердно бог наш молитвенный и зачатие.
Радуйся, Яко Владыко знамениями и чудесами прославившая тебя.
Радуйся, сиянием неба озаренная.
Радуйся, непорочная душа твоя в доме Божием предана.
Радуйся, твоё преходящее тело осталось нам в помощь.
Радуйся, Яко смиренных, венцом славы от Бога увенчанная.
Радуйся, святой благословляемый князь Игорь, в смирении к истине терпеливый, скорый помощник.

Кондак 12.

Благодать единения и бритата преуспеть нам с гонениями Божиими, поминками Христовыми, и ДСИ люди разорвут друг друга и единогласно исповедуют веру Православную, пришедши к Спасителю нашему: Аллилуиа.

Икос 12.

Высоко добродетельные жития твои, мученичество твое прости, хвали и неявно честную и многоцелевую силу твоего попечительства Киева во время Чернигова, воспеваю славу твою, иж на Небе, и усердно Мрая, страстнейшая княгиня Игорь: Твори не торопись нас, грешных и недостойных зов:

Радуйся, Яко великая милость Божия прости.
Радуйся, Жако теплую молитву и заступление от Бога нам подаваемое.
Радуйся, Жако, всех зовущих сырым помощником дня.
Радуйся, духовность веселых сердцем наше исполнение.
Радуйся, в лике святых Российских, много боже от Бога превыше.
Радуйся, Иако благочестивый многолюбов Святую память твою праздную.
Радуйся, святой благословляемый князь Игорь, в смирении к истине терпеливый, скорый помощник.

Кондак 13.

О, многострадальный страстотерпец Христов, разбойник великая княгиня Игорь! Принимаем этот маленький, Обаче любящий сердца писк Сиемы, чтобы защитить всех нас, за правду обиды и окончания незначительного, всех недостатков и тел вины, и от всех бед и печалей, ты спаси нас, слава Богу: Alloroia.

(Этот Кондак читается три раза, потом Икос 1 и Кондак 1)

МОЛИТВА

О святые божьи воды, пассионарии возлюбленной, княгини Игоря! Ты сори от млад Божия, мудрецы плотские, честь и слава княжеская ни в чем и монашеский образ юная Летя, достигла еси, к Богу, за Бога, еси возвеличенная к Богу, и добрая Иго из Христос был взят, Спасая спасением неуклонно, Даже до мученической смерти.Вместе, Господь, Господь, Блаженный Игорь, Венец Славы и приведший в своем небесном селении, ныне залог славы и радости наслаждающийся в дикие дни Царства Христова, с ликом Святых Стрейтов и в Святом Боге Божием быть имплицитами. Молим тебя, солеше Боже, припадая на твой честный путь: моли о нас грешных и неудобных, успей молитвами мира твоего умиротворение наше, обольщение Некоторых (и святой храм сей) благодатию и милостью. Церковь святая ограда твоими молитвами от ереси и расколов, пастырь Египта Ревности и благочестия, всем нам любовь нестяжательная и терпение Даруи, грехов наших прощение, болезней и всех недугов исцеление.Молчи и сохрани всех нас от всяких бед, печалей и напастей, да благодаря тому прославим Святую Библиотеку Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа, во веки веков. Аминь.

Тропеар

Тропеар, голос 4

Не надобно на всепамяти пасс-педерпита князя князя Игоря, созывая народ в испытанном храме спасов, мысль о святой памяти благочестивых, и с верою явися к : молись, святая, страна русская, История, Чернигов и всех православных христиан В мире и благополучии спастись.

В. Тропеар, голос 4

Взгляни божеским крещением Духом Святым Светом Святым, Евангелие Христово в сердце твоем восприняв Слово Божие Сын Божий, благословляя княгиню Игореву, мотыльков Спаса Спасителя нашего подати нам мир и милость и спасение душ наших, чтящих нашу честную память.

Кондак, голосовой 6

Изменил Я ЕХТМА царствования славы в моноградах, образ слаще, и страдал на жизнь земную, что ныне колеблется на Небесную, усердно молился о тех, кто, Игорь, страстотерпцев.

В. Кондак, голос 8

Княжеская Диадима Обагрил Еси Кровь, Богомуд Страстный Игорь, за Скипетрный Крест В руке мы побывали победителем и жертву Владызе принесли жертву себе. Яко Бо Агнец Унлобс от раба был убит же, и ныне радуемся престону Троицы, молимся о спасении душами нашими.

Музыка:

Майор, Страстотерпец, святой князь Игорь, и чти Святую Память твою, кипит ты о боже боже наш.

КАНОН

(Благоверный князь Игорь Чернигов и Киев)

Песня 1.

Воды склонились Яко Суши и Египтскаго зла избегая, израильтяне Обсерп: возьмем всадника и Бога.

Вода лукавая, тименна отходящая, чище воде, святой Игорь: и ум наш очищая, чисто любимы твои страдания.

Водой крещения омовение, первородный грех избавление от Еси и пречистого Владычи Христа, возложенного на Еси: Иеш и нам чисто даруем твоими молитвами.

Слава: В воду тонущую Змию Лукаваго покорил, кровь суффральной ошибки погрузил силу, страстотерпец: из палаты и избавимся от спасения разума.

И ныне: Вода слез очищающая, последняя, ​​догадайся, и очищающая меня от фекалий беззакония, Чиста даруется, Богородица Титул, сын твой и Бога.

Песня 3.

Небеса Круга Олдчака Господа, и церковь к заинтересованным, вы не одобряете в своей любви, желания региона, правильное утверждение, одна выборка.

Небеса Круга Торнкотца, всю жизнь отдавая свою, любил же до конца; Можешь молиться твоими, страстотерпец, возлюби Господа нашего до конца дней наших.

Небесной жизни недостает, в жизни жизни твоей все пренебрегают ЭСИ; Считай и нас, святых, молитвами твоего небесного жития ободришь.

Слава: Небесное звание желающих, чистоту твою девственную плачу, и ныне с девами в Небесном Чеки Ликухехи.

А теперь: Небеса Творца, Девы Марии, Спасы, самые известные явились; Мене со стороны погибели умирающей умирающей, на небеса пути скверной, молящейся.

Седло голосовое 5

Добродетельное господство просвещения, и муки светом укрась, пот Солнца, мудрый, Сиаяси твердый, и просвещи наблюдение тварей, правильно, память твоего светлокровного, ксерокопа страстотерпца, Игоря , сохраните ваши молитвы.

Песня 4.

Слыша, Господи, наблюдая за твоим таинством, умами за твоими делами, и за твоим прославлением твоего божества.

Слух, Игорь, Небо, услышавший славу Божию, на Земле Бога Славити удалился; Jegende of Glory и We — противоречие.

Слух, Яко, стражи твоего восты на эстраде, не убоялись свирепости их, но кроцы в руте, они кипели, доминанта взывая: не ставь грех сего.

Слава: Посулы врага слыша, и муки от них бесконечны, непоколебимы Еси, и Мене непоколебимы в добродетели шубы.

И ныне: Слышу, прехилатый храм, молитву мою, и избави мя от лукавого, и глас, блаженнаго зовущаго в Царствие, услышь признавый.

Песня 5.

Просвети нас своим повелением, Господи, и твои мышцы — твой кайф, твой мир подарит нам человечность.

Просвечивая удачей жизни твоего света Годразумия, Господень Христос возлюбит Еси; Полемика и я, пассионерка, есть еще тебе подражатель.

Просвещение Вирнии Люди, Вияще, Неверсти Мука самая страдающая, противоречащая и я страдаю от терпения.

Слава: Просветят меня, об игре, осеняемой озорным Самцом, и светом евангельским вызывающим, светомучеником, молящимся, пальто.

А ныне: Особенно просветила потемневшая природа, Богородица, свет верный коры, свет и свет пересадки, от сумрачного врага свободы.

Песня 6.

Молитва Села ко Господу и те же скорби, буду душою, и душа моя, и живот мой приближается, и мы модны Яко Ионом: от Тлы, Боже, сух.

Твоя молитва страдалец Слышащий Христе, Игорь, Крепость и силу страданий твоих; Молитвами твоих молитв в страданиях житейских житейских тверд.

Молитва вдобавок к проповеди себя укрепив, Я врагу врагу твоему, ища отрока и Яко, Агнца Нелобивого, ранил их от них, наивно убивал.

Слава: Молитва о всяких ти с верою, страданием, душевными страстями и телесным исцелением скоро прими; Хегей и мы богаты, молись.

И ныне: Молитва цела, пречилье, и мольба мысли, чтобы спасти нас врага видимого и невидимого, грехов и всяческих тяг, мотыльков Орла родила человеческое тело.

Кондак, голосовой 6

Изменил я ЕХТМА царствования славы в моноградах, образ слаще, и страшную жизнь претерпел, что ныне медлил к небу, радостно молясь за пришедших, Игоря, страдальцев восхваляю.

Песня 7.

Соддес еврейских в Пеши Покраша пламя удалое, а в Розе Праведной блаженство Еси, Господи Боже, во веки.

Дети иудейского Ангела от огня неудобно оберегаются, и ты, Игорь, в страданиях полосы глупости: Благословен Еси, Господи Боже, во веки.

Детская шаловливая муки играя, не жалела для тела твоего, но страсть мужественно пела: блаженны они, Господи Боже, во веки веков.

Слава: Дитя Мустибле Подражание, Игорь, Слава и Аз Христу, давшему тебе крепость; Ты на подвиге добродетелей укреплённый, спутница Пети с тобою: Благословенна Еси, Господи Боже, во веки веков.

А теперь: Обнаруживаю твою, девушку и в рождество останься, день, Богородица. Удиви и для меня милость сына твоего, да помилована тебе, пою: Благословен да, Господи Боже, во веки веков.

Песня 8.

Победителей мучений и пламени, благодарных бывших твоих, заповедей твоих зверей соседствуют с оппозицией, желтые; / Благослови всего деда господа, господа.

Победитель явился к Славне Игорю, врагам мучительного Майя, ибо в годы летучих мук правила побудительно воззвали к ЭСИ: Благослови все дела Владыки Господня.

Мы победили мужеством твоим, пассионерферм Славна Игорь, все болезненные приемы. Мотыльки господи Христовы, Молима, все верные врагам победы до сего дня, поющие: Благословите, все дела Господни, господа

Слава: Пришел победитель решающих убийц, Славня Игорь, они небеса с небесным огнем на адские огни, ты пошел на небо, ты смотрел на безумие Ангелов: благослови, все дела Господа, Господа.

И ныне: Победоносные, явные и невидимые, враги видимые и невидимые, нас огорчить, и страсти всякие утолив, и пою торжественно: благослови, вся дела Господня , Лорд.

Песня 9.

Истинно Дева Майя, исповедуюсь, тебе спасенная, дево чистая, с ликами Великих.

Работник богу исповедуемый, страстотерпец, дитя Небесного удела удела: Орел и Мы спорим, а с тобою Христос навеки.

Видит на тя, Игорь Блаженне, чистокровна будет к тебе: вся притворишася до конца спасется: ныне бо со всяю спасшею Христа, во веки веков величие.

Слава: Победитель с никнеймом делать с тобой, пассионерфем, то милость Тви отошла. Выступят Эяж и Мене, да, майор.

И ныне: Правда правды Божией плотна, Дева, родила Еси, Егенде Милостива нам в день сосуда, и бесконечна с ним Мажора.

Светлен:

Жак Солнышко светлый путь нынче, пассионерка, твоя память, все дело повеселее, ильты обращение к ТИ: Молись усердно в ежа ты можешь сбежать к нам.

Девственница:

Под твоим прикрытием, чистые, наши твои рабы от морских врагов всегда нераскрыты: ты можешь быть тяжким убежищем в бедах

Святославич. Точная дата его рождения неизвестна, он родился примерно на рубеже XI и XII веков.Этот князь известен своей короткой и закончившейся трагедией на киевском престоле.

Ранние годы

Как и другие Рюриковичи периода политической раздробленности, Игорь Ольгович всю свою жизнь провел среди надгробий и кровавых стычек восточнославянских князей. Первые летописные сведения о нем относятся к 1116 году. Тогда молодой Игорь Ольгович участвовал в походе на Минск, организованном Владимиром Мономахом. Через 13 лет с Мстиславой он гулял с другом в Полоцк. Князья принадлежали к боковой ветви Рюриковичей на территории, ныне принадлежащей боковой ветви Рюриковичей, и регулярно конфликтовали со своими родственниками, что приводило к частым войнам в этом регионе.

В 1136 году Игорь Ольгович поддержал детей Мстислава Великого в их борьбе против Ярополка Киевского. Ибо вместе со своими братьями он получил часть Переяславской земли и окрестностей Курска. Игорь принадлежал к черниговскому роду. В своей семье он долгое время оставался на вторых ролях. Старшим был его брат Всеволод, который принадлежал к Чернигову.

Наследник Киевского князя

В эпоху, в которой жил Олег Святославич, появились первые признаки политической раздробленности Руси.Крупные провинциальные центры взяли курс на независимость от Киева. При детях Олега этот процесс стал необратимым. Вместе с братьями его второй сын Игорь время от времени конфликтовал с Киевом. Во время одной из таких войн он зашел к половцам и ограбил волость на берегу реки Сулы. А в 1139 году старший из братьев Всеволод и вовсе захватил Киев, став великим князем.

Помогая в той войне, Игорь был недоволен своей маленькой наградой.Он поссорился с братом, но снова наткнулся на него в 1142 году, когда получил от Всеволода по желанию Юрьева Городец и Рогачев. С тех пор два Ольговича действовали вместе до самой смерти старшего из них. В 1144 году они объявили Владимирку войну Володярвечу Галицкому. После того похода Игоря Ольговича объявили наследником Всеволода, хотя у него были и собственные сыновья.

Передача власти

Незадолго до смерти великого князя Киевского и Черниговского Всеволода его зять, польский король Владислав, попросил у Испытания помощи в борьбе с братьями.Русские дружины на запад вел Игорь. Выздоровел Владислав: отобрал в родню четыре спорных города, и русские союзники были благодарностью вану.

Тем временем состояние Всеволода ухудшилось. Чувствуя свою скорую кончину, он призвал киевлян признать своим будущим правителем Игоря. Жители города согласились (как показало развитие событий, желательно). Всеволод умер 1 августа 1146 года. Киевляне не любили князя, считали его черниговским чужаком, насильно записывая город из потомков Владимира Мономаха.Эта неприязнь печально отразилась на судьбе Игоря Ольговича.

Конфликт с подданными

Прежде чем войти в столицу правителем, Игорь отправил туда своего младшего брата Святослава. Высшее возмущение киевлян звали Тюна Всеволод (в летописях сохранилось имя одного из них — Ратша). Горожане стали жаловаться на бывших управляющих и бояр. Святослав от имени Брата пообещал, что после его современности киевляне смогут сами выбрать Тиунова.Переговоры об этом так довели горожан до того, что они стали громить дворцы потомка Всеволода. Святославу с большим трудом удалось навести порядок в столице.

Когда Игорь Князь Киевский вошел в город, он не торопился с исполнением обещаний. В то же время жители столицы стали устанавливать тайную связь с Изяславом Мстиславовичем (сыном Мстислава Великого и внуком Владимира Мономаха). Именно в этом князе многие недовольные видели законного правителя, чья династия была насильно изгнана с киевского престола во Всеволоде.

Приближающаяся война

Ключевым в судьбе правителя было то, что святой князь Игорь Черниговский не устраивал не только киевлян, но и остальных князей Руси. Только единственный младший брат Святослав и племянник были единственными его верными союзниками, когда Изяслав Мстиславович пришел в город вместе с верным войском, Игорь фактически остался изолированным и беспомощным.

Не теряя надежды, Ольгович отправил послов к своим двоюродным братьям Давидовичам (Изяславу и Владимиру), которые правили в удельных городах Черниговской земли.Те согласились помочь ему в приближающейся войне в обмен на уступку некоторых волостей. Игорь удовлетворил их требования, но помощи так и не дождался.

Поражение

Всю жизнь Олег Святославич провел в войне с киевскими князьями. Теперь его второй сын был в прямо противоположном положении. Он сам был киевским князем, но противопоставлялся почти всем остальным Рюриковичам. Его сменили даже митрополичьи воеводы Иван Вытушич и Лазарь Саковский, а также тысячи улыбов.

Несмотря на отчаянное положение, Игорь, князь Киевский, не отказался от боя. Вместе с младшим братом и племянником он вооружил небольшую дружину и вместе с ней двинулся против Изаслава Мстиславовича. Полки Великого Князя из-за их малочисленности были, естественно, разбиты. Разрозненные воины бросились в бегство. Обоим Святославам удалось оторваться от преследователей, но конь Игоря Ольговича завяз в болоте. Великий князь был пойман и привел к победе Изяслава.Он повелел направить противников в монастырь в городе Переяславле недалеко от Киева.

Прошлое

Дома сторонников Игоря в столице ограбили. В погромах принимали участие воины Мимиков Союзников Ольговичей князей Давидовичей. Младший брат Игоря Святослава пытался спасти родственника. Его безуспешно уговаривали помочь, в итоге ему вместе с женой Игорем самому пришлось бежать из родной северской земли.

Свергнутый киевский князь тем временем серьезно заболел.Его жизнь была в волосах. Узник в монастыре просил Яслава Постановления принять постриг, на что получил согласие. Вскоре Игорь принял Шиму. Более того, он даже выздоровел и перешел в Киевский монастырь.

Смерть

Казалось, что Игорь, изолированный от внешнего мира, сможет прожить остаток жизни в мирной атмосфере монастыря. Однако всего через несколько месяцев после усыновления Шимы он стал жертвой очередного клеста.Братья Давидовичи поднялись с великим князем Изяславом и двинули свои дружины на Киев, заявив, что собираются отпустить Игоря.

Весть об очередной войне довела жителей столицы до бешенства. Разгневанная толпа ворвалась в монастырь в тот момент, когда Игорь слушал обед. Владимир Мстиславович, младший брат Яславовича, пытался спасти Шермника. Он замазал чернила в доме своей матери, надеясь, что расправы там не решили грянуть.Однако разъяренных горожан уже ничего не могло остановить. 19 сентября 1147 года они ворвались в последний приют Игоря и убили его.

Тело погибшего сняли на подоле и выбросили на торговой площади на посев. Наконец, киевляне успокоились и все-таки похоронили останки князя в церкви святого Симеона. Через три года Святослав Ольгович перевез тело брата в родной Чернигов. Смерть мученика Игоря (в последние минуты он молился перед иконой, ставшей святыней) побудила Русскую православную церковь канонизировать князя перед ликом страстотерпца и верующих.

Князь Игорь — Меню — Кафе Виктор

01.07.2018

Вау, вау, вау!!! Не могу поверить, что мне понадобилось столько времени, чтобы пообедать в Victor Cafe. Живое оперное пение, невероятно талантливый и вежливый персонал, исторический, но интимный декор и вкусная итальянская кухня действительно делают его единственной в своем роде жемчужиной не только в Филадельфии, но, осмелюсь сказать, и в стране?

Недавно ему исполнилось 100 лет.И они также любят отмечать юбилеи других. Персонал объявлял о годовщине пар и давал им слово для танца (если они выбирали). Я взял свой С.О. здесь на его день рождения, и весь обслуживающий персонал пришел и спел ему красивое исполнение с днем ​​​​рождения.

Я был полностью готов пообедать только ради того, чтобы послушать живую оперу (каждые 15-20 минут один официант начинает петь). Мало ли я знал, еда была столь же впечатляющей. Дополнительный домашний хлеб и песто из оливкового масла / грецкого ореха с кинзой были такими вкусными.Мне пришлось сделать очень сознательное усилие, чтобы не наесться хлебом.

В качестве закуски мы заказали боррату с чесночными кростини и жареным перцем. По вкусу в нем не было ничего экстраординарного, но он был таким свежим и легким, идеальной закуской перед основными блюдами.

У меня был Князь Игорь, пенне в водочном соусе с лососем и спаржей, с икрой. Глубокий и насыщенный ароматный соус с идеально приготовленным лососем и спаржей в сочетании с пастой al dente — ТАААА хорошо, но довольно тяжело.Я смогла съесть только половину тарелки. С.О. заказал болоньезе из баранины. Опять же невероятно вкусно. Он боролся, но сумел съесть все!! Мы закончили трапезу, разделив панна-котту, которую он съел большую часть, так как я был просто супер набит в тот момент.

Учитывая качество, зрелищность и уникальность, это было очень доступно. Три коктейля, закуска, два основных блюда и десерт стоили около 100 долларов (без учета чаевых). Я 100% вернусь! На самом деле, я, возможно, уже забронировал номер на следующей неделе, чтобы забрать свою семью!

Кремль убил жену олигарха? Друзья требуют, чтобы МИ5 расследовала смерть российской светской львицы

В то утро, когда Ирина Изместьева была найдена мертвой на диване в своем роскошном доме в Западном Лондоне, ее муж, нефтяной магнат Игорь, просыпался в своей грязной тюремной камере в 3000 милях отсюда, на российском Урале.

Ирина, очаровательная 52-летняя бывшая московская телеведущая и режиссер, была обнаружена десять дней назад при загадочных обстоятельствах после того, как обеспокоенные друзья вызвали полицию в ее дом стоимостью 15 миллионов фунтов стерлингов.

Всего в двух шагах от Кенсингтонского дворца Ирина наслаждалась жизнью, далекой от мрачного существования Игоря, мультимиллионера, отца ее двух дочерей, а в последнее время врага Владимира Путина.

Российская светская львица Ирина Изместьева была найдена мертвой в своем лондонском особняке в начале этого месяца, и друзья требуют, чтобы МИ5 провела расследование Самые суровые тюрьмы России.

Здесь живут серийные убийцы и каннибалы, а также Изместьев, бывший сенатор Москвы и торговец нефтью, который находится там с 2010 года за преступления, включая убийство и уклонение от уплаты налогов, хотя его сторонники настаивают на том, что его подставили после того, как Кремль.

Построенная во время сталинских чисток тюрьма строгого режима на окраине Соликамска окружена колючей проволокой и охраняется пулеметными башнями.

Пока Игорь томится за решеткой, шьет комбинезон в тюремных мастерских по восемь часов в день, выживает на гречневой каше и пускает на прогулку всего на час, Ирина воспитывает своих двойняшек-частников, работая над своей карьерой наградой- успешный режиссер и общается с членами королевской семьи и знаменитостями.

Но, как сообщает Mail, Ирина одновременно руководила судебной тяжбой против российского правительства, чтобы вызволить ее мужа из тюрьмы.

Не сумев добиться справедливости для Игоря в России, она в отчаянии обратилась в Европейский суд по правам человека в Страсбурге, что, как объяснил Mail на этой неделе один из источников, могло поставить российское правительство в крайне неловкое положение. .

Неудивительно, что когда ее тело было найдено в ее трехэтажном особняке 19-го века в Кенсингтоне, ее потрясенные друзья немедленно вызвали МИ-5 для расследования.

Жесткий режим: Муж Ирины Игорь сфотографирован в тюрьме

Что стояло за ее странным, необъяснимым уходом в один из самых богатых и мирных анклавов Лондона?

На этой неделе высокопоставленный британский адвокат, попросивший не называть его имени, сообщил Mail, что ее «безвременная смерть» была «крайне подозрительной» и что она была «движущей силой обращения Игоря в Страсбург».

Без Ирины, сказал он, апелляция Игоря Изместьева «вероятно отошла бы на второй план», что, несомненно, стало бы облегчением для Кремля.Со своей стороны, Игорь, которому его адвокат сообщил, что его жена мертва, как говорят, находится «в крайнем шоке» от того, что произошло.

В то время как Ирина, по-видимому, наслаждалась роскошной жизнью в Лондоне и в огромном загородном поместье Хэмпшир, которым она и ее муж владели — ее аккаунт в Instagram показывает, как она болтает с принцем Гарри и позирует с актером Джереми Айронсом — на самом деле она никогда не могла сбежать от мрачного прошлого мужа.

Один из ее друзей описывает ее как постоянно «заглядывающую через плечо» в поисках врагов своего мужа.В разговоре с Mail на этой неделе подруга сказала, что Ирина «нервничает».

— Она не казалась особенно свободной дамой, — сказал друг. «Ее детей и ее жизнь финансировал ее муж.

‘Он держал ее финансово мертвой хваткой.

‘Это был трудный брак — она всегда оглядывалась через плечо, даже после того, как его посадили в тюрьму. Она нервничала.

Бывший муж г-жи Изместьевой Игорь был приговорен к пожизненному заключению в российской тюрьме строгого режима

Так нервничал, что когда ее близнецы Саша и Арина, которым сейчас 21 год, были детьми, она наняла водителя, чтобы отвезти их до ворот их частной школы для девочек и обратно — путь меньше мили.

Еще одна подруга Ирины, Миранда Мирианашвили, заявила на этой неделе, что дом пары в Кенсингтоне, купленный в 2006 году за 8,85 млн фунтов стерлингов компанией, зарегистрированной на Британских Виргинских островах, стал предметом имущественного спора.

Какова бы ни была правда о трагической смерти Ирины, деньги лежали в основе многих проблем семьи Изместьевых.

Сомнительное состояние, как и многие российские состояния, было сковано после распада Советского Союза.

Изместьев, бывший военный, уроженец богатой нефтью российской республики Башкирия, заработал свои миллионы на нефтяных сделках в 1990-х, сблизившись с членами семьи президента республики.

Помимо крупной нефтяной компании «Корус», у него были активы в судоходстве. Он вошел в мир политики в 1999 году и пять лет был сенатором от региона.

Большую часть того времени он считался близким союзником Путина; в начале 2005 года российский президент даже подарил ему в знак уважения золотые часы.

Но Изместьев, похоже, потерпел неудачу после того, как Путин решил расправиться с влиятельными региональными лидерами в России и вернуть себе контроль над нефтяными месторождениями.

Считается, что вместо того, чтобы стать разоблачителем и помочь Кремлю, он отказался сотрудничать, возможно, потому, что боялся оговорить себя.

Дом покойной жены российского сенатора Ирины Изместьевой стоимостью 15 миллионов фунтов стерлингов, всего в двух шагах от Кенсингтонского дворца

В следующем году Изместьевы бежали из России, направляясь сначала в Германию, а затем в Лондон.Согласно источникам в Москве, Изместьев вывез значительные суммы своего состояния из страны и вне досягаемости конфискационных полномочий российского правительства.

Два года спустя, полагая, что он находится в командировке, Федеральная служба безопасности России (ФСБ, преемница КГБ) заманила его в город Бишкек в Кыргызстане.

Как только он приземлился, его схватили и доставили в Россию, где он был арестован за убийство жены делового партнера.Изместьева обвинили в руководстве мафиозным преступным синдикатом, который использовался для захвата контроля над нефтеперерабатывающими заводами.

Помимо обвинений в многочисленных убийствах в период с 1992 по 2004 год, его обвинили в уклонении от уплаты налогов, попытке дачи взятки сотруднику ФСБ и покушении на убийство сына своего бывшего соратника, президента Башкирии.

Дополнительные обвинения в терроризме, предъявленные в последний момент якобы за поджог бензоколонки и издательства, означали, что по новому российскому закону, принятому после его ареста, его могли судить без присяжных.

Суд над Изместьевым в Москве в 2010 году вызвал возмущение правозащитников, в том числе покойной Людмилы Алексеевой, бывшего советского диссидента и одного из основателей Московской Хельсинкской группы наблюдения.

В 2017 году, за год до смерти, она заявила, что убедила Путина помиловать Изместьева. Но через год официальная российская «Комиссия по помилованию» отклонила просьбу.

Мать двоих детей Г-жа Изместьева была изображена на спортивном мероприятии с принцем Гарри в 2012 году

Российские источники говорят, что любое будущее помилование было бы немыслимо без возвращения миллиардов рублей, вывезенных Изместьевым из России.

Друг Ирины, который разговаривал с Mail на этой неделе, также указал на вопросительные знаки вокруг денег семьи.

«Очевидно, из-за всех историй, связанных с ее мужем, вы не можете не чувствовать себя немного жутко из-за ее внезапной смерти», — сказала она.

Несмотря на красоту и богатство мужа, Ирина была не просто трофейной женой.

Родилась в Украине в 1969 году. Изучала системную инженерию до переезда в Москву, где получила диплом СМИ и три с половиной года проработала ведущей на российском канале ТДК.

После того, как ее муж был заключен в тюрьму, она училась в Лондонской киноакадемии, открыла собственный кинобизнес IZM Productions и продюсировала отмеченные наградами короткометражные фильмы, которые были показаны в Каннах, Риме и Венеции.

Ирина описала один из своих первых фильмов IZM, Picture Perfect, как фильм о «возрасте, сожалении, прощении и стремлении изменить прошлое».

Она одна из нескольких высокопоставленных россиян, погибших при загадочных обстоятельствах на британской земле в последние годы.

В 2006 году бывший российский разведчик Александр Литвиненко был убит радиоактивным полонием-210, введенным ФСБ.

52-летняя Ирина Изместьева улыбается на мероприятии, на котором она кратко поговорила с принцем Гарри редкого растительного токсина, вызывающего остановку сердца.

В следующем году Борис Березовский, бывший друг Путина, ставший яростным критиком Кремля, был найден повешенным в своей ванной, хотя эксперт по удушью обнаружил, что следы от лигатур на его шее указывают на удушение.

В Солсбери три года назад бывший российский шпион Сергей Скрипаль и его дочь были отравлены новичком агентами, поддерживаемыми Путиным.

В России смерть Ирины некоторые газеты связывают с коронавирусом, хотя ее подруга Миранда Мирианашвили говорит, что у нее был отрицательный результат и она принимала антибиотики от кашля.

Обеспокоенная подруга, как полагают, подняла тревогу, остановив проходящих полицейских, которые проникли в дом через окно подвала и нашли Ирину на диване внутри.

Другие друзья рассказали российской газете «Московский комсомолец», что она была склонна к депрессии, и предположили, что она страдает от «синдрома пустого гнезда» и одиночества с тех пор, как ее дочери выросли.

Ее мать навещала ее, но уехала несколькими днями ранее. Одна из ее дочерей учится в США, а другая была за городом.

Одна знакомая назвала тот факт, что Ирина была одна, «роковым стечением обстоятельств», добавив: «Может быть, если бы кто-то был дома и вызвал скорую помощь, Иру можно было бы спасти.’

Полиция заявила, что не считает смерть Ирины подозрительной. Адвокат, беседовавший с Mail на этой неделе, сказал: «Беззаботность Скотленд-Ярда в отношении причины смерти вызывает недоумение, если только это не уловка, призванная заставить русских ослабить бдительность».

Хорошо связаны: Ирина (главная) и (вверху) с актером Джереми Айронсом

Вестминстерский коронер сообщил вчера, что им сообщили о смерти Ирины, предполагая, что теперь она станет предметом расследования.

Российский эмигрант и борец с коррупцией Евгений Чичваркин, который сейчас руководит Hedonism Wines в Лондоне, считает важным, чтобы дело было расследовано «должным образом»: «Я очень надеюсь, что спецслужбы Великобритании расследуют это дело должным образом, тщательно, и, возможно, однажды мы узнаем, что произошло», — написал он в Facebook на этой неделе.

Говорят, что семья Ирины подумывает о том, чтобы попросить провести частное вскрытие, чтобы убедиться, что никто не останется без внимания в поисках того, что с ней случилось.В частности, говорят, что ее дочери «безутешны».

Друг, говоривший с Mail, добавил: «Надеюсь, мы узнаем правду. Ирина была совершенно прекрасна, и это так ужасно и довольно странно, что она внезапно умерла.

‘Я помню, как Ирина говорила о разных вещах, и ты не можешь не нервничать. Мир, в котором жил ее муж, страшен, и, кажется, люди с радостью идут и безнаказанно убивают других людей».

«Игорь» Гранд, Civic Is’t / Проблемы со звуком и видимостью чума Открытие оперы

Опера Сан-Франциско долго и упорно трудилась над преобразованием свиного уха в аудитории Билла Грэма Civic Auditorium, и в пятницу вечером компания представила Результат: не шелковый кошелек, а мешок из мешковины, функциональный и некрасивый.

Судя по премьере оперы Бородина «Князь Игорь», «Цивика» хватит как место для оперы во время годичных сейсмических работ на Военном мемориале. Но только что.

Ощущение пещеры, знакомое по многолетним поп-концертам и время от времени устраиваемым мегатенорным феериям, было значительно урезано, хотя в нем по-прежнему вмещаются 4177 человек, а большая выдвинутая сцена и полукруглое расположение сидений предлагают режиссеру множество театральных возможностей, которые еще можно капитализировать.

Но вчера вечером никто не мог скрыть тот факт, что эта установка, в которой будут представлены семь из 10 постановок сезона, включает в себя массу компромиссов, слабых мест и далеко не идеальных обстоятельств.

Хотя исполнение этой роскошной партитуры часто было великолепным, акустика варьировалась от сносной до хромой, а координация между оркестром и сценой была в лучшем случае шаткой.

На самом деле любые зарождавшиеся надежды на то, что выступления в «Сивике» могут быть чем-то большим, чем просто попыткой выжать из плохой ситуации лучшее, были с самого начала ослаблены мутным, несфокусированным исполнением увертюры и полностью развеяны вступительными словами. хор, масса недифференцированного звука.

Оказалось, что это связано с основной акустической проблемой зала, заключающейся в том, что звук появляется и исчезает в зависимости от того, где слушатель сидит относительно данного певца.

В первой сцене, когда народ русского города Путивля с хвалебными песнопениями провожает князя Игоря на бой, хор стоял лицом к нему, прямо ко мне спиною; Я ничего не мог разобрать. Но в более поздней сцене, когда припев повернулся ко мне, пение стало отчетливым.

То же самое произошло и с отдельными певцами. Длинная ария в 1-м акте для жены Игоря, Ярославны, прекрасно спетая сопрано Лорен Флениган, дошла до меня полностью только тогда, когда ей довелось повернуться в мою сторону в своем шаге по сцене. Эффект был как у Джин Хаген в «Поющей под дождем», когда она делала свое первое говорящее изображение и то исчезала, то исчезала из зоны действия микрофона.

Певцов действительно немного усилили, но не настолько, чтобы это стало навязчиво.Большую трудность вызвало размещение оркестра над и за сценой.

Из-за того, что певцы не могли видеть дирижера Александра Анисимова напрямую, они были вынуждены ориентироваться на несколько видеомониторов, установленных перед сценой.

Изящный план, но частые ансамблевые провалы в течение первого тайма — легкие у солистов, часто серьезные у хора — свидетельствовали о его недостатках.

В доме было множество мелких неприятностей. Сверхтитры — необходимый костыль для тех из нас, кто не знает русского языка, — были тусклыми, и их было трудно читать с моего места, если только я не повернул голову на 90 градусов, чтобы увидеть панель поближе.

Кроме того, из-за того, что многие из сидений находятся на системе переносных стояков, любой, кто идет где-либо поблизости, вызывает ощутимый грохот — для зрителей не существует такой вещи, как ненавязчивое опоздание или ранний уход.

АРЕСТОВЫЙ ЭПИК

И все же, несмотря ни на что, величественная, растянутая бородинская эпопея удерживала сцену захватывающим образом. Композитор, который писал музыку, когда у него было свободное время от работы в качестве химика-экспериментатора, трудился над произведением 18 лет, оставив после себя незаконченную кучу набросков, частичных сценариев и трудно поддающихся расшифровке набросков.

Следовательно, у «Игоря» было почти столько же исполнительских версий, сколько и реальных спектаклей, начиная с редакции, собранной Римским-Корсаковым и его учеником Глазуновым, и ни одной из них не удалось полностью спасти драматические несоответствия пьесы.(Возможно, самый известный вид партитуры — это бродвейский мюзикл «Кисмет», в котором звучат многие из самых сочных мелодий Бородина.)

Режиссер Франческа Замбелло и дизайнер Зак Браун перенесли эту историю о завоеваниях 12-го века в конец 19-го века, период написания оперы. Эта апелляция к «актуальности» кажется обязательной уловкой в ​​наши дни для режиссера, ожидающего появления реальной идеи, и в этом случае цилиндры, зонтики и российские имперские мундиры не добавили больше, чем обычно, к оценке оперы.

Но помимо этой уловки, Замбелло удалось придать вечеру хорошую степень драматической связности, ухитрившись убить главных героев, чья судьба остается неясной, а также аккуратно разделив пьесу пополам. Первая половина посвящена порядочным русским со спартанским декором и военной пышностью; второй переносит нас в щедрый, сибаритский лагерь их азиатских врагов, половцев.

Именно последнее покорило публику, особенно в расширенной сцене «Половецких плясок», в которой множество знойных девиц и крепких юношей с обнаженной грудью во главе с изумительными грузинскими танцорами Бадри Эсатия и Теймуразом Коридзе.

БЛАГОРОДСТВО И ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ

В музыкальном плане торжество вечера досталось баритону Сергею Лейферкусу, соединившему в главной партии благородство и чувствительность. Его великая ария после того, как он попал в плен к половцам — великолепное излияние уязвленной гордости, муки и раскаяния — занимает центральное место в партитуре, а рассказ Лейферкуса стал венцом вчерашнего представления.

Фланиган в лучезарном дебюте компании парил в высокопарных мелодиях Ярославны лишь с оттенком пронзительности.Марк Бэйкер блестяще, местами неоднородно сыграл сына Игоря Владимира, а Елена Заремба представляла собой экзотическую эротику в образе Кончаковны, половецкой княжны, в которую он влюбляется.

Джеффри Уэллс в образе разнузданного князя Галицкого изобразил подходящего лихого дьявола, а его трусливые прихвостни — Владимир Огневенко и Константин Плужников — образчик забавно-мошеннического злодейства. Паата Бурчуладзе воспел половецкого вождя хана Кончака скорее бравады, чем точности, а Деннис Петерсен сыграл славную роль перебежчика Овлура.

Оперный хор, после его сложного начала в сосредоточении звука, восстановился во второй половине и завершил вечер навязчивым завершением прекрасного, мрачного рассказа о плачевном хоре русских.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.