Кавказская война сколько лет длилась: СКОЛЬКО ЛЕТ КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЕ? | NewСaucasus

Содержание

СКОЛЬКО ЛЕТ КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЕ? | NewСaucasus

На вопрос, вынесенный в заголовок, есть не один или два, а несколько ответов. Одни ответят, что война длилась всего сто лет, другие скажут, что 120 лет, а третьи и вовсе начнут утверждать, что Кавказской войны вообще не существовало в природе. И что все кавказские народы совершенно добровольно присоединялись к великой Российской империи. А раз «добровольно», то и войны никакой быть не могло…

За каждой из этих позиций стоят не досужие пересуды любителей покопаться в прошлом, а труды профессиональных историков, монографии и исследования в научных журналах. Периодика советской эпохи пестрела публикациями о добровольном вхождении народов Кавказа в состав достославной Российской империи.

В журнале «Кавказский акцент», выходящем в Тбилиси, опубликована статья «Триста лет Кавказской войны». Выходит, что этот, 2011 год – «юбилейный», так как исполнилось 300 лет с начала войны.

За прошедшие 15-20 лет изданы исторические труды, объективно отражающие последовательность покорения Кавказа Российской империей.

Среди них в первую очередь можно назвать монографию «Земля адыгов», изданную в Майкопе в 2006 году. В ней, в частности, говорится: «…общепринято относить начало Кавказской войны к 1830 году, то есть ко времени открытой агрессии царизма в Черкесии». Далее говорится о том, что историки А.Х.Касумов и Х.А.Касумов «народно-освободительную борьбу черкесов в XIX веке условно разбивают на два основных периода: первый – с 1800 по 1829 год, когда центром борьбы была Кабарда, и второй – с 1830 по 1864 год, когда центр борьбы переместился к закубанским горцам».

В 1956 году потомок махаджиров (изгнанные с Кавказа черкесы) Рамазан Трахо издал в Мюнхене книгу «Черкесы». В ней он утверждает, что «Кавказская война началась еще в 1763 году завоеванием Кабарды. Покорение же населения Северо-Западного Кавказа началось в 1786 году».

Одни авторы, как, например, Рамазан Трахо, не владели соответствующей информацией и поэтому называли неправильные даты. Другие, как Касумовы, просто подыгрывали фальшивой советской историографии, пытаясь почти на сто лет «сократить» сроки ведения Кавказской войны – беспрецедентно долгой и жестокой…

Свою победу над Кавказом царизм отпраздновал 20 мая 1864 года. Парад победы состоялся в тот день в урочище Губаадва. Сегодня это урочище называют Красной поляной – той самой, где построены и продолжают строиться объекты зимней Олимпиады-2014.

Однако праздничный парад 1864 года вовсе не означал окончания Кавказской войны. Напротив, война приобрела еще более жестокие формы. Черкесский историк Нуху Берзэдги свидетельствует: «Варварство, продолжавшееся после окончания войны, было настолько чудовищным, что оно вынуждало горцев покидать родные места». Царский историограф В.Потто приводит слова безымянного свидетеля: «Кавказское войско, очищая заселенный край от враждебных горцев, наряжало отдельные команды, чтобы разыскивать скрывавшихся в малодоступных дебрях и трущобах туземцев, не хотевших расставаться со своей землей. Привязанность их к родине до того была сильна в этом народе, что они нередко, забравшись в какое-нибудь темное ущелье, там и умирали от холода и голода с винтовкою в руках, чтобы пустить последнюю пулю в русского за свое изгнание».

А впрочем, когда и как закончилась Кавказская война? Ответ напрашивается однозначный – Кавказская война никогда не заканчивалась и, более того, длится по сей день… Самая широкомасштабная операция Кавказской вйны в ХХ веке имела место в 1944 году, когда сотни тысяч чеченцев, ингушей, месхетинцев и других кавказских народностей были выселены в казахстанские степи.

Последние двадцать с лишним лет Кавказская война полыхает вовсю. Это – две русско-чеченские войны. Вторжение советских войск в Баку в январе 1990 года. Бойня в Тбилиси 9 апреля 1989 года. Инспирирование, а таже прямое участие в конфликтах в Нагорном Карабахе, Абхазии, Южной Осетии. Прямое вторжение российских войск в Грузию в 2008 году. Постоянные «контртеррористические операции» практически во всех республиках Северного Кавказа…

Но вернемся к началу. К началу Кавказской войны. 1711 год стал одной из самых трагических дат в истории Северного Кавказа. Год начала покорения кавказских народов северным соседом. Это было беспрецедентное в истории человечества сопротивление малочисленных народов мощному многомиллионному государству столь длительное время.

Итак, август 1711 года. Астраханский губернатор П.Апраксин, собрав обширное войско, совершил набег на Северо-Западный Кавказ. Спустя некоторое время Апраксин доносил Петру I , что «…полонил, разорил и пожег все кубанские татарские жилища и забрал у них много богатства, добычи и полону». Именно этот год можно считать началом Кавказской войны…

Через некоторое время черкесские земли вночь подверглись опустошительным набегам. «…аулы были истреблены, и вся страна, превращенная в пустыню, была спалена огнем и покрыта развалинами, пеплом и трупами. За 14 дней цветущая страна превращена в обширное кладбище…» (В.Потто).

После походов Апраксина так называемые экспедиции на Кавказ возглавляли граф Миних, генерал Медем, полковник Сологуб, генерал Якоби, полковник Орлов, генералы Иловайский, Елагин, Ратиев, Розен, будущий генералиссимус Суворов и многие другие военачальники.

Таким образом, исторические факты говорят о том, что Кавказская война началась ровно 300 лет тому назад. И черный юбилей приходится на август 2011 года… Привлечем в свидетели самого российского самодержца императора Александра II. В связи с празднованием дня окончания Кавказской войны 20 мая 1864 года Александр II направил своему брату великому князю Михаилу торжественное письмо, в котором, в частности, говорилось: «На Вашу долю выпал завидный жребий завершить начатое полтора века тому назад дело покорения Кавказа и впервые возвестить русскому народу, что отныне не осталось более на Кавказе ни одного непокоренного племени». Отметим, кстати, что слова «полтора века назад» император повторил и в других посланиях, в том числе и в письме графу Евдокимову, одному из главных палачей Кавказа, который активнейшим образом использовал тактику «выжженной земли» – его войска оставляли после себя в буквальном смысле выжженную землю, уничтожая не только жилища и целые аулы, но и посевы и даже стога сена.

Генералы отец и сын Раевские были одними из очень немногих российских военных, протестовавших против зверских способов ведения войны. Н.Раевский-младший писал: «Наши действия на Кавказе напоминают все бедствия первоначального завоевания Америки испанцами; но я не вижу здесь ни подвигов геройства, ни успехов завоеваний Кортеца».

Начальник Черноморской береговой линии генерал Н.Раевский-старший писал в 1841 году: «Царские военачальники мстили целым племенам за вину нескольких людей, уничтожая и стирая с лица земли целые аулы и села». Тогда же он написал: «Я здесь первый восстал против пагубных военных действий на Кавказе и от этого вынужден покинуть край».

Декабрист Н.Лорер, сосланный на Кавказ и принимавший участие в боевых действиях, с горечью отмечал: «Огонь и меч не принесут пользы, да и кто дал нам право таким образом вносить образование к людям, которые довольствуются своей свобоодой и собственностью?» Декабрист А.А.Бестужев-Марлинский: «…мы к ним не с добром пожаловали: мы жгли их села, истребляли их хлеба, сено и подметали золу за собой».

Российские колонизаторы ввели в обиход циничную терминологию: защиту своего отечества кавказскими народами они называли разбоем, а свои кровавые действия – репрессалиями. К сожалению, эта философия жива и по сей день. Кавказская война продолжается…

Русско-Кавказская война 1763-1864гг. — забытая трагедия.

21 мая 2007 года исполнилось 143 года со дня завершения Русско-Кавказской войны. Она была одной из самых кровопролитных войн и самой длительной в истории России. По утверждению одних исследователей, война велась с 1763 года — с момента закладки Россией города Моздока на кабардинских землях. По утверждению других авторов, она длилась с 1816 года — со времени назначения генерала Ермолова А.П. наместником Кавказа и командующим Кавказской армией.

Независимо от даты ее начала, в этой войне решался вопрос, кому должен принадлежать Кавказ.

В геополитических устремлениях России, Турции, Персии, Англии и других это имело принципиальное значение. Кавказ, в условиях колониального разделения земного шара ведущими мировыми державами, не мог оставаться вне пределов их соперничества. В данном случае нас интересует не столько сам факт и причины возникновения Кавказской войны. Нас должны волновать деликатные, «неудобные» темы, о которых не хотят говорить политики, — о методах завершения войны на землях Западной Черкесии в 1860-1864 годах. Именно они привели к трагедии черкесского народа. Поэтому и мир на Кавказе, провозглашенный 143 года назад в районе Кваабы (Красная поляна) на берегу Черного моря наместником Кавказа, командующим Кавказской армией, великим князем Михаилом Николаевичем, братом царя Александра II, могли услышать только 3% черкесского этноса. Остальные 97% из четырехмиллионного черкесского населения, по данным Дубровина Н.Ф (Черкесы. — Нальчик, 1991), погибли в этой столетней войне или были изгнаны с родной земли на чужбину — в Турцию.
 Черкесы и их потомки увидели, что означает национальное неравенство и что такое невольничий рынок на востоке, где они вынуждены были продавать одних детей, чтобы прокормить других. Потомки изгнанников и сейчас борются за выживание в чуждой для них среде, за сохранение своего языка, культуры.

Хочу привести извлечения из книги «Кавказская война», изданной в 2003 году в Москве, в издательстве «Алгоритм». Автор книги, генерал-лейтенант Фадеев Ростислав Андреевич, — один из тех, кто лично участвовал в Кавказской войне, и знает, каким образом она завершилась на правом фланге, в Закубанье, на землях западных черкесов. Фадеев состоял для «особых поручений» при наместнике Кавказа, командующем Кавказской армией, великом князе Михаиле Николаевиче. Фадеев пишет:

«Цель и образ действий в задуманной войне (автор имеет в виду на ее завершающем этапе, на земле западных черкесов — У.Т.) были совсем иные, чем покорение восточного Кавказа и во всех предшествующих походах. Исключительное географическое положение черкесской стороны на берегу европейского моря, приводившего ее в соприкосновение с целым светом, не позволяло ограничиться покорением населявших ее народов в обыкновенном значении этого слова. .. Не было другого средства укрепить эту землю за Россией бесспорно, как сделать ее действительно русской землей. Меры, пригодные для восточного Кавказа, не годились для западного: нам нужно было обратить восточный берег Черного моря в русскую землю и для того очистить от горцев все прибрежье… Надобно было истребить значительную часть закубанского населения, чтобы заставить другую часть безусловно сложить оружие… Изгнание горцев и заселение западного Кавказа русскими – таков был план войны в последние четыре года».

По свидетельству этого же автора, «густые массы черкесского населения занимали равнины и предгорья: в самих горах жителей было мало… Главная задача черкесской войны состояла в том, чтобы сбить неприятельское население с лесной равнины и холмистых предгорий и загнать его в горы, где ему было невозможно долго прокормиться; а затем перенести к подошве гор самое основание наших операций». А смысл этих операций состоял в том, чтобы истребить население, освободить земли от черкесов, заселить их станицами вслед за войсками. В результате такой политики, как свидетельствует автор, «только с весны 1861 года до весны 1862 года в Закубанском крае воздвигнуто 35 станиц с населением 5482 семейства, образовавших 4 конных полка». Далее Фадеев Р. А. заключает:

«Горцы потерпели страшное бедствие: в этом нечего запираться (т.е. оправдываться — У.Т.), потому что иначе и быть не могло… Мы не могли отступить от начатого дела и бросить покорение Кавказа потому только, что горцы не хотели покориться. Надо было истребить горцев наполовину, чтоб заставить другую половину положить оружие. Но не более десятой части погибших пали от оружия; остальные свалились от лишений и суровых зим, проведенных под метелями в лесу и на голых скалах. Особенно пострадала слабая часть населения – женщины, дети. Когда горцы скопились на берегу для выселения в Турцию, по первому взгляду была заметна неестественно малая пропорция женщин и детей против взрослых мужчин. При наших погромах множество людей разбегалось по лесу в одиночку; другие забивались в такие места, где нога человека прежде не бывала».

После поражения и пленения имама Шамиля в 1859 году значительная часть адыгов (черкесов) западной Черкесии, в первую очередь самое могущественное племя – абадзехи, выразила готовность подчиниться Российской империи. Однако такой поворот событий в конце войны не устраивал часть верхушки Кубанской и Кавказской линии. Она хотела получить имения на землях черкесов, которые, как они считали, должны были быть истреблены, а остатки переселены в засушливые восточные земли Ставрополья, а лучше всего — в Турцию. Автором такого варварского плана завершения войны на западе Черкесии был граф Евдокимов.

Против изгнания и геноцида черкесов выступили многие: генералы Филипсон, Рудановский, Раевский-младший, князь Орбелиани и другие. Но поддержка Александром II варварских методов покорения западной Черкесии Евдокимовым сделала свое дело. Более того, император торопил Евдокимова, чтобы европейские державы не успели помешать истреблению и депортации черкесов (адыгов). Генофонд черкесского народа на Северном Кавказе был, по существу, подорван. Оставшаяся небольшая часть народа была расселена по произволу царских властей на менее пригодных для жизни землях. Об итогах своего злодеяния Евдокимов писал Александру II следующее:

«В настоящем 1864 году совершился факт, почти не имевший примера в истории, огромное черкесское население, обладающее некогда большим богатством, вооруженное и способное к военному ремеслу, занимавшее обширный Закубанский край от верховьев Кубани до Анапы и южный склон Кавказского хребта от Суджукской бухты до р.Бзыба, владея самыми неприступными местностями в крае, вдруг исчезает с этой земли…».

Граф Евдокимов был награжден орденом Георгия 2 степени, получил звание генерала от инфантерии, а также стал хозяином двух имений: под Анапой в 7000 десятин, под Железноводском в 7800 десятин. Но петербургское общество, к его чести, не разделило восторга императора. Оно холодно встретило Евдокимова, обвинив его в варварском методе ведения войны, неразборчивости в средствах, в жестокости по отношению к черкесам, которые имели перед Россией немало заслуг в прошлой русско-адыгской истории, особенно при Иване Грозном и Петре I.

Предпринятые в СССР меры по возрождению адыгов (черкесов) на исторической родине после революции 1917 года вызывают признательность и благодарность адыгов (черкесов) на родине, а также черкесской диаспоры за рубежом. Однако созданные в 20-х годах прошлого века Адыгея, Черкесия, Кабарда и Шапсугия остались разрозненными. И каждая часть черкесского этноса, лишенная единой исторической памяти, единой территории, единой экономики и культуры, духовности в ее целостном виде развивается не по сходящемуся, а, наоборот, по расходящемуся вектору движения. Это наносит очередной непоправимый урон единству и возрождению черкесского народа.

А самое главное — геноцид и изгнание черкесского этноса с исторической родины до сих пор еще не получили оценки в официальных государственных актах России, Англии, Франции, Турции и других государств. Солидарность государств и народов позволила осудить геноцид армян в годы первой мировой войны и геноцид евреев в годы второй мировой войны. А факт геноцида черкесов не получил соответствующей оценки ни в ООН, ни в ОБСЕ. Только Организация народов, не представленных в ООН, несколько лет назад приняла по данному вопросу резолюцию и обращение к Президенту Российской Федерации (часть1, часть2).

На основе письменных исторических свидетельств, а также принятых после двух мировых войн международных документов о защите прав человека и гражданина и аналогичных законов новой демократической России итоги Кавказской войны на завершающем ее этапе в Западной Черкесии необходимо оценить объективно.

И в этом не следует видеть попытку обвинить русский этнос в совершенных злодеяниях. Народы никогда не бывают виновными в таких делах, потому что правители их никогда не спрашивают, как развязать войну, как ее вести и какие методы при этом применять. Но есть мудрость потомков. Они исправляют ошибки своих правителей в прошлом.

Знаковым событием в наше время, внесшим ясность в оценки итогов Кавказской войны и определению задач на будущее, стала телеграмма первого президента России Ельцина Б. Н. от 21 мая 1994 года. В ней впервые за 130 лет высшее должностное лицо российского государства признало неоднозначность итогов войны, необходимость решения оставшихся проблем и, прежде всего, вопроса о возвращении на историческую родину потомков изгнанников.

Для успокоения скептиков или противников такого шага важно отметить, что это не приведет к массовому возвращению адыгов (черкесов) на историческую родину. Абсолютное большинство потомков адыгов (черкесов), проживающих в более чем 50 странах планеты, адаптировались к странам проживания и не просят о возвращении. Адыги (черкесы) как в России, так и за ее пределами, просят уравнять их в правах с теми народами, которые подверглись репрессиям в прошлом. День памяти жертв Кавказской войны обязывает нас сосредоточиться на необходимости и обоснованности постановки перед федеральными органами власти Российской Федерации вопроса о правовой, политической и моральной реабилитации черкесского народа по итогам Кавказской войны.

В новейшее время принят федеральный закон «О реабилитации репрессированных народов и казачества». Этот закон воспринят общественностью России и мировым сообществом как справедливый юридический, политический и моральный акт официальных властей демократической России.

Репрессии сталинизма, как и репрессии царизма, одинаково жестоки и несправедливы. Поэтому нашему государству надо их преодолеть независимо от того, когда и кто их совершил – царь или генеральный секретарь. Двойные стандарты неприемлемы, если мы стоим нa позициях объективности и защиты прав человека и гражданина.

Согласно декларации Организации объединенных наций, ответственность за совершенный геноцид не имеет срока давности.

Совершенно логичным будет принять федеральный закон Российской Федерации, в котором необходимо признать факт геноцида и насильственной депортации с исторической родины адыгов (черкесов) в годы Кавказской войны. И затем вместе с иностранными государствами, несущими также ответственность за все происшедшее, о чем справедливо говорится в телеграмме Б.Н. Ельцина, надо определить, как преодолеть последствия трагедии.

В условиях демократизации общественной и государственной жизни в России, установления тесных связей наших соотечественников с черкесской диаспорой, при доступности почти всех материалов по истории Кавказской войны создается общий фон необходимости осознания прошлого и поиска возможных перспектив будущего.


академик Международной академии информатизации при ООН, руководитель отделения АМАН по КЧР, государственный советник РФ 1 класса.

Кавказская война. Как адыги воевали с царской армией на Кубани | НАУКА И ТЕХНИКА: События | НАУКА И ТЕХНИКА

По разным оценкам историков длилась она от 40 до 100 лет. Часть побережья Черного моря  в результате исхода этой войны отошла царской России. Территория была ей необходима для доступа к присоединившимся ранее к империи закавказским странам. Но эти события оказались трагическими для коренных горских народов.

От Турции к России

«Любое событие нужно оценивать в рамках исторического момента. Продвижение России на Кавказ началось задолго до самой Кавказской войны. Например, одно из черкесских княжеств — Кабарда — приняло русское подданство еще в XVI  веке», — говорит историк Виталий Бондарь. 

Причем закреплено оно было и династическим браком. Помните, когда Иван Грозный женился на младшей дочери кабардинского князя — Кученей, которая при крещении приняла христианское имя и прославилась как Мария Темрюковна? Однако не со всеми черкесскими племенами сразу сложились такие добрососедско-родственные отношения.

В 1783 году Ираклий II заключил с Россией  Георгиевский трактат, по которому Восточная Грузия приняла покровительство царской империи, а в начале XIX века вся Грузия вошла в ее состав. Примерно в это же время к России был присоединен Азербайджан. Но проблема заключалась в том, что Закавказье было отделено от России Кавказскими горами, которые населяли свободолюбивые воинственные народы. Правда, стоит оговориться, что территории эти до поры до времени были подконтрольны Османской империи. То есть свободного доступа к своим же новым территориям у России не было.

В 1828 году царская империя вступила в очередную войну с Турцией, которая закончилась поражением последней. В 1829 году был подписан Адрианопольский договор, по которому все земли черкесов (адыгов) отошли России. Но проблема была в том, подчеркивает Виталий Бондарь, что это решение приняли без всякого участия самих черкесов.

«Поэтому именно 1829 год можно считать официальным началом Кавказской войны. Тогда русская армия высадилась на адыгском побережье Черного моря и встретила ожесточенное сопротивление, — говорит Ввиталий Бондарь. — И это несогласие тоже можно понять. Кому понравится, когда судьба целого народа решается без ведома самого народа?»

Военные хитрости русских генералов

Война с черкесами была самой долгой и кровопролитной. Несмотря на то, что отдельные племена раньше согласились на новые условия существования, большинство стояло насмерть за свои земли. Адыги — прирожденные воины. С малого возраста мальчиков приучали владеть оружием и держаться в седле. Помимо этого, они вели довольно аскетичный образ жизни и легко переносили лишения. Если другие кавказские территории, например Чечня, Дагестан, были присоединены к России уже в 1859 году, то на Западном Кавказе война длилась еще долгих 5 лет и закончилась в только 1864 году.

Какие только ухищрения не предпринимали русские генералы, чтобы покорить горцев. Преимущество русских войск в вооружении и военной подготовке компенсировалось сложными  природными условиями, в которых горцы прекрасно ориентировались.

«Один из военачальников приказал вырубить леса вдоль Кубани, чтобы вся округа была видна как на ладони, а черкесам негде было прятаться. Потом на завоеванных землях, когда адыгам предложили переселиться ближе к Кубани, аулы и казачьи станицы расставляли в шахматном порядке. Чтобы первые не могли жить  компактно».

И если вначале войны отдавались приказы: «Усмирить непокорных горцев», то уже позже стали прибегать к хитростям: «Нужно быть к горцам ласковыми, чтобы сделать их своими союзниками». Кстати, этот способ, если помните, описал в своем романе «Герой нашего времени» Михаил Лермонтов. Помните главу «Бэла»? Но и этот способ не всегда срабатывал.

Война черкесами была проиграна. Погибли сотни тысяч человек. Еще несколько сотен тысяч были вынуждены переселиться на чужбину. Небольшие турецкие суда, на которых переправлялись адыги, не выдерживали такого количества людей и тонули. Это война для черкесов, безусловно, стала трагедией. Но сегодня нужно понимать, что прошлое осталось в прошлом. Нужно делать выводы, чтобы не повторять ошибок. Мир достигается только взаимоуважением«.

Поход за водой или боевая операция?

К осени 1831 года на берегу  Черного моря, населенного черкесами, появились российские береговые укрепления – Редут-кале, Сухум-кале («кале» в переводе с адыгейского – «город»), Бомборы, Пицунда, Гагра, Геленджик. Сообщения между ними поддерживалось по морю, так как черкесы блокировали эти крепости.  Жителям  приходилось довольно сложно – каждая вылазка   для пополнения запасов пресной воды, заготовка дров – приравнивалась к боевой операции.

Тем не менее, строительство крепостей на территории современной Кубани продолжалось. От Анапы до Абхазии тянулась цепь военных укреплений, названных Черкесской кордонной линией. К началу 1840 года крепости были не только на морском побережье, но и бесчисленные казачьи крепления установили на берегу Кубани. Черкессия фактически оказалась в кольце.

«Точной датировки начала и конца Кавказской войны нет. Чтобы не вдаваться в детали, я обычно пишу Кавказская война XVIII — XIX вв. Те, кто ведет речь о столетней войне, скорее всего, исходят из следующих  дат:  1763 год (основание Моздока) — 1864 год (военный парад по случаю победы над Черкессией в глухом урочище Кбааде на Черноморском побережье, ныне район Красной Поляны в Сочи). Принимал парад родной брат императора Александра Второго — великий князь Михаил, — говорит Андзор Кабард, общественный деятель, автор научных статей об истории черкесов.

Но реально  война тогда не закончилась. Набеги с той и другой стороны продолжались. Другой вопрос, как столько времени адыги противостояли одной из самых лучших армий мира? Действительно, у  горцев практически не было артиллерии и крупных военных кораблей, но что касается всего остального… Милитаризация кавказских земель была различной, культура обществ и военные системы были разными, но все они сложились в ходе перманентных войн и были хорошо заточены на активную оборону».

Что и показала Кавказская война. России потребовалось в финале сосредоточить на Кавказе более чем 300-тысячную армию и тратить на нее 1/6 всех имперских денег, чтобы сломить сопротивление тех же черкесов, чья кавалерия по боевым качествам считалась даже самими русскими военными одной из лучших. 

Следует помнить, русские силы на Кавказе в начале военных операций были не такими уж большими. Они нарастали постепенно. В пользу же местных играл горно-лесистый ландшафт территории, а также рейдовая система. Сравнительно небольшие отряды рейдеров сковывали огромные силы русских на Черкесской линии. Уж родную местность-то черкесы знали превосходно.

«После Кавказской войны бытовало мнение, что Россия «подарила» черкесам цивилизацию. Это неверное толкование, — подчеркивает Виталий Бондарь. — У каждого народа своя цивилизация. Например, горцы владели высокой культурой земледелия, садоводства. Во время войны сады были вырублены. На восстановление сельскохозяйственных навыков ушло более сотни лет. Нам всем следует уяснить, если что-то в понятии одного народа не стыкуется с жизнедеятельностью другого, это не значит, что народ дикий».

«Никто не считался с горцами». Почему не утихают споры о Кавказской войне? | ОБЩЕСТВО

Жернова империй

Федор Пономарев, «АиФ-Юг»: Виталий Вячеславович, Кавказская война закончилась более чем полтора века назад. Как сейчас её оценивают историки? Получается у них не впадать в крайности?

Виталий Вячеславович Бондарь — кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Южного филиала Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва, эксперт Российской академии наук. Виталий Бондарь: Учёные тоже люди, и спорить без уклонов в ту или иную сторону не у всех выходит. Немногие способны полностью отречься от пристрастий — национальных, политических, религиозных — и смотреть только на факты. Любая война — это жертвы. И даже спустя такое количество лет она вызывает множество эмоций. Оставаться беспристрастным очень тяжело — даже по прошествии полутора веков у историков есть разногласия во взглядах на само событие, на его периодизацию, на этапы, даже на наименование.

— И о чём же до сих пор спорят учёные?

— Спорят о том, какая это была война. И не гражданская, и не интервенция, и не такая, в которой есть линия фронта и две силы — нет, противоборствующих сторон было много. За время конфликта разные стороны были и захватчиками, и обороняющимися. Итоги понятны — практически для всех горских народов Северного Кавказа, в особенности для адыгского суперэтноса, вайнахов, народов Дагестана, последствия были очень тяжёлыми и в плане численности населения, и в плане национальной культуры. Но мы говорим о завершающем этапе Кавказской войны — после Адрианопольского мирного договора Российская и Османская империи пришли к соглашению, что вся территория от Кубани до берега Чёрного моря принадлежит России. Тогда Россия начала планомерное завоевание исторических земель горцев Северо-Западного Кавказа. У Исхака Машбаша есть роман с говорящим названием «Жернова»: черкесский народ оказался размолот двумя жерновами — Российской и Османской империями.

Не нужно бояться признавать исторические факты.

Зачем подтасовывать факты

— Что, на ваш взгляд, самое болезненное в этих спорах об итогах Кавказской войны? О чём сложнее всего договориться?

— Самое болезненное всегда — это вопросы интерпретации. Я не говорю о крайних случаях, когда люди подтасовывают факты, подбирают их под свою заранее сложившуюся концепцию или вовсе пытаются спорить убеждениями — это уже за рамками нормальной дискуссии. Да, это была жестокая война, никто не считался с интересами горцев, но и государственной политики их уничтожения не было. У переселившихся на Кубань черноморских казаков и вовсе поначалу складывались нормальные отношения с адыгскими племенами. Серьёзно испортились они после Бзиюкской битвы — победу «аристократической» стороне принесла приглашённая казачья артиллерия. Позже адыгские племенные союзы договорились между собой, но факт решающего участия черноморцев не забыли. К началу XIX века уже были массовые факты набегов горцев на Черноморскую кордонную линию. Казаки к такому положению дел поначалу не были готовы. Численность их на кордонных линиях, в Черноморском и Линейном войсках была невелика, зачастую они не могли оказать достойного отпора. Допустим, горцы совершили набег  - казаки не могли ответить сразу, поскольку вторжение на левобережные территории по факту были нарушением границы Османской империи, подданными которой адыги были формально — себя они таковыми не считали. И пока получали высочайшее (от императора!) разрешение, готовили «репрессалию» — карательную экспедицию, нападавшие уходили далеко. Понадобилось несколько десятилетий, чтобы наладить систему быстрого возмездия за набеги. И нужно сказать, что это возмездие не всегда было адекватным — могли выжечь целый аул. Но это в 30-40-х годах.

На начальном этапе войны агрессорами выступали горцы — посредством набегов. Когда же Турция уступила левобережные территории, всё поменялось  — тут уже нужно говорить о захватнической войне со стороны Российской империи, тогда и заработали те самые «жернова».

— Генерал Николай Раевский в письме сравнивал действия армии на Кавказе с жестоким покорением испанцами индейцев. Жестокость — отличительный признак того времени?

— Вы считаете, в наше время войны менее жестокие? Нет, просто современные сражения стали более техногенными. Рукопашная схватка — редкость, и даже обычный общевойсковой бой ведётся на других расстояниях. Человек, который стреляет из «Града», не смотрит в глаза противнику, не знает, скольких он уничтожил.

Но если говорить о Кавказской войне, то она, конечно, была и долгой, и жестокой, и кровопролитной. С огромными жертвами с обеих сторон, причём и русский солдат, и обер-офицер зачастую были в ней разменной монетой. Такое отношение отдельных представителей командования к большим потерям вообще свойственно русской армии — подобное происходило и ранее, и позднее. Это моё глубокое убеждение.

Я бы отметил ещё одну отличительную черту Кавказской войны, известную из источников и художественной литературы,  - множественные факты благородного, рыцарского отношения непримиримых противников друг к другу. Это большая отдельная тема.

Не впадать в крайности

— Прошло уже полтора века, а споры не стихают. Почему?

— Понятие национально-исторической обиды имеет право на существование. Мне кажется, стоит на государственном уровне признавать очевидные вещи. Например, что нельзя оправдывать никакими государственными интересами насильственное завоевание территории, что репрессии 30-х годов XX века — это позор национальной истории.

Никакими достижениями — государственным строительством, экономическим взлётом — нельзя оправдать массовое уничтожение людей. Во время Кавказской войны среди военачальников и политических деятелей были и сторонники мирного решения вопроса, которые не форсировали военные события, искали точки соприкосновения. И это приносило добрые плоды. Например, Григорий Антонович Рашпиль, великий во многом человек, понимал, что одними военными мерами можно вызвать лишь озлобление. Если цепляться за крайности, то мы никогда не придём к согласию. Сейчас нужно говорить о том, что была такая жестокая война, что она не должна никогда повториться. Мы сегодня — соотечественники, граждане одного государства, и те события не должны влиять на нынешние отношения между людьми. Для этого на государственном уровне необходимо уйти от «триумфальности» в освещении истории завоевания Кавказа, признать, что Кавказская война не была однозначной, раскрашенной в чёрно-белые цвета.

— Общество не может прийти к консенсусу по поводу Кавказской войны, неудивительно, что тема Гражданской вызывает куда большие споры — времени прошло намного меньше. И всё-таки можно ли как-то договориться, примирить противников?

— Со времён Гражданской войны прошло всего три поколения — это очень мало. Война у нас до сих пор в голове, все помнят, кто был белым, кто красным. Во многих семьях — и те, и другие. Это наша рана, и, если мы будем её всё время бередить, она продолжит кровоточить. Если же признаем, что это была страшная страница нашей общей истории, то сможем примириться. Нельзя, на мой взгляд, спекулировать на истории, использовать её для достижения каких-то политических или других целей. А таких спекуляций сейчас, увы, очень много. Государству не нужно бояться признавать какие-то «неприятные» исторические факты. Важно знать и не скрывать свой «исторический анамнез». Я уверен, что правдивость, смелый взгляд в прошлое — основа здоровой национальной гордости.

Столкновения русских войск с кавказскими народами происходили ещё в XVIII веке, но формально Кавказская война началась в 1817 году — в это время от тактики отдельных карательных экспедиций армия перешла к планомерному завоеванию независимых анклавов, окружённых территориями Российской империи. Основные военные действия развивались на двух направлениях — Западном (Абхазия и Черкесия) и Северо-Восточном (Дагестан и Чечня). На северо-востоке Кавказа война закончилась в 1859 году, когда возле аула Гуниб князь Александр Барятинский пленил имама Шамиля. После пленения Шамиля возили по центральным городам российской империи (Москва, Петербург, Киев), устраивали ему встречи с первыми лицами империи. «Если бы я знал, какая Россия большая и могучая страна, я никогда бы против неё не воевал», — такие слова Шамиля передавали императору Александру Второму. С 1859 по 1864 годы война продолжалась на Западном Кавказе — территории современного Краснодарского края, Адыгеи и Абхазии. В это время многие горцы покинули родные селения и перебрались в Турцию. Завершилась война 21 мая 1864 года в горном селении Кбаадэ (район современной Красной Поляны), когда в лагере соединившихся русских колонн отслужили благодарственный молебен по случаю победы.

Присоединение Чечни к России в 1859 году.

Справка

Сложную ситуацию на Кавказе пытались использовать в своих целях Иран и Турция. Но в результате русско-иранской войны 1826-1828 годов к России отошли Эриванское и Нахичеванское ханства, а после русско-турецкой войны 1828-1829 годов – все Черноморское побережье от устья Кубани до северной границы Аджарии (крепость Св. Николая), а также крепости Ахалцих и Ахалкалаки. Результатом действий Ермолова (его сменили в 1827 году) было подчинение почти всего Дагестана, Чечни и Закубанья.

В конце 20-х гг. XIX века в Чечне и Дагестане возникло движение горцев под религиозной оболочкой мюридизма, составной частью которого был газават или джихад –  «священная война» против «неверных» (т. е. русских). Движение горцев под флагом мюридизма явилось толчком к расширению масштабов Кавказской войны, хотя к этому движению не примкнули некоторые народы Северного Кавказа и Дагестана (например, кумыки, осетины, ингуши, кабардинцы и др.).

Впервые призвал к газавату Гази-Магомед (Кази-мулла), провозглашенный имамом в декабре 1828 года и выдвинувший идею объединения народов Чечни и Дагестана. В 1831 году мюриды взяли Тарки и Кизляр, осадили Бурную и Внезапную; их отряды действовали также в Чечне, под Владикавказом и Грозной, осадили Дербент. Под властью имама оказались значительные территории (Чечня и большая часть Дагестана). Лишь в результате крупных экспедиций русских войск во главе с генералом Григорием Розеном, отряды Гази-Магомеда были оттеснены в Горный Дагестан. Имам с горстью мюридов укрылся в Гимрах, где и погиб 17 октября 1832 года при взятии аула русскими войсками.

Вторым имамом был провозглашен Гамзат-бек, военные успехи которого привлекли на его сторону почти все народы Горного Дагестана. Однако правительница Аварии ханша Паху-бике отказалась выступить против России. В августе 1834 года Гамзат-бек захватил Хунзах и истребил семью аварских ханов, но в результате заговора их сторонников был убит 19 сентября 1834 года.

Третьим имамом в 1834 году был провозглашен Шамиль. Он подчинил себе значительную часть старейшин Чечни и Дагестана, жестоко расправляясь с теми, кто не желал ему подчиняться, и завоевал широкую поддержку среди народных масс. На протяжении двух десятилетий военные действия велись с переменным успехом. Накануне Крымской войны 1853-1856 годов Шамиль в расчете на помощь Великобритании и Турции активизировал свои действия, но потерпел неудачу. В ноябре 1853 года турецкие войска были разбиты при Башкадыкларе, а попытки черкесов захватить Черноморскую и Лабинскую линии отражены. Летом 1854 года турецкие войска перешли в наступление на Тифлис; одновременно отряды Шамиля, прорвав Лезгинскую линию, вторглись в Кахети, захватили Цинандали, но были задержаны грузинским ополчением, а затем разбиты русскими войсками. Разгром в 1854-1855 годах турецкой армии окончательно рассеял надежды Шамиля на помощь извне.

Заключение Парижского мирного договора 1856 года позволило России сосредоточить против Шамиля значительные силы: Кавказский корпус был преобразован в армию (до 200 тыс. чел.). Новые главнокомандующие – генерал Николай Муравьев (1854-1856) и генерал Александр Барятинский (1856 1860) продолжали сжимать кольцо блокады вокруг имамата. В апреле 1859 года пала резиденция Шамиля – аул Ведено. А к середине июня были подавлены последние очаги сопротивления на территории Чечни.

После того как Чечня была окончательно присоединена к России, война продолжалась еще почти пять лет. Шамиль с 400 мюридами бежал в дагестанский аул Гуниб. Он был окружен русскими войсками и 25 августа 1859 года взят штурмом, почти все мюриды погибли в бою, и Шамиль был вынужден сдаться в плен. В ноябре 1859 года капитулировали основные силы черкесов (до 2 тыс. чел.) во главе с Мухаммед-Эмином. К 1864 году было введено русское управление в Абхазии, а 21 мая 1864 года царские войска заняли последний очаг сопротивления черкесского племени убыхов – урочище Кбааду (ныне Красная Поляна). Этот день считается датой окончания Кавказской войны, хотя фактически военные действия продолжались до конца 1864 года, а в 60—70-х г.г. XIX века в Чечне и Дагестане вспыхивали стихийные восстания.

Материал подготовлен на основе информации изданий «Кавказская война. Том 1. От древнейших времен до Ермолова», БСЭ, «Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона»

Почему Кавказская война так долго длилась.

Присоединение Кавказа. В начале XIX века, после присоединения Грузии к России и победоносного окончания русско-турецких (1806-1812, 1828-1829) и русско-персидских (1804-1813 и 1826-1828) войн, к России перешел весь обширный район Кавказа — от Черного до Каспийского моря.

Здесь жили разные народы, часто враждовавшие между собой. Теперь конфликты начали мало-помалу затихать, поскольку российские власти старались не допускать межплеменных столкновений.

Однако власти осуществляли контроль лишь на равнинах, где существовали система надежных коммуникаций и сеть укрепленных пунктов и поселений. Труднопроходимые горные массивы Кавказа находились за пределами государственного контроля.

В северо-восточной части Кавказского хребта издавна обитали воинственные горские племена черкесов, чеченцев, лезгин, ингушей, кумыков, аварцев и др. Почти все эти племена исповедовали ислам, были мусульманами. Мусульманское учение призывает верующих вести праведный образ жизни (не убивать, не воровать, не лгать и т. д.). Здесь же широкое распространение получило наиболее воинственное течение ислама — мюридизм, требовавший полного подчинения вождю (имаму) и провозглашавший «священную войну» (газават) с немусульманами (неверными) до полной победы над ними.

Российские власти не раз предлагали вождям горцев сохранение всех их привилегий при условии признания власти российского императора и прекращения набегов на равнинные районы России. Упорное нежелание части горцев повиноваться российскому правительству, их беспрекословное подчинение племенным вождям и религиозным лидерам долго препятствовали окончательному подчинению края.

Грозный имам. Кавказская война началась в 1817 году и длилась с перерывами почти полвека — до 1864 года. Особенно упорные военные действия разгорелись в 1830-1840-е годы, когда горные племена Дагестана и Чечни объединил под своим руководством имам Шамиль (1799-1871). Он родился в горах Дагестана в крестьянской семье. Воспитывался в среде мусульманского духовенства, получил хорошее образование, прекрасно знал Коран — священную книгу мусульман.

Это был мужественный человек, который в войне с неверными видел свое служение Аллаху. Клинок его шашки украшала надпись: Тот не храбрец, кто в бранном деле думает о последствиях. На протяжении 25 лет Шамиль вел войну против России и тех местных правителей, которые не желали подчиниться власти имама. Эта борьба была жестокой и кровопролитной. Русские полки действовали в труднодоступной местности, удаляясь порой от своих баз на десятки и сотни километров.

В боевых действиях участвовал поручик Тенгинского полка М. Ю. Лермонтов, в 1840 году награжденный золотой саблей с надписью «За храбрость». Сохранился рисунок этого замечательного русского поэта, сделанный после сражения близ реки Валерик.

Военные действия можно было вести лишь в летние месяцы; зимой все заносило снегом и горные районы становились недоступными. Но не только природные и географические условия мешали быстрому окончанию войны.

1817-1864 — Кавказская война

Русским военным отрядам приходилось иметь дело с населением, у которого существовали очень своеобразные неписаные законы, нарушить их — значило умножить силы сопротивления местного населения. Командование и чиновничество далеко не сразу осознали необходимость осторожного, деликатного отношения к традициям горских народов.

В 1839 году, перед очередным походом русской военной экспедиции, которую, впрочем, поддерживали отряды 45 горских князей, генерал П. X. Граббе издал приказ по армии, где говорилось, что многие горцы желают, наконец, покоя под защитой нашего оружия. Отличим их от непокорных там, где они явятся. Женщинам же и детям непременно и везде — пощада! Не будьте страшны для безоружных!

Верные Шамилю горцы действовали смело, нападали неожиданно и так же внезапно исчезали. Русская армия медленно, шаг за шагом продвигалась в горные районы. Неоднократно Шамилю предлагали заключить мир на почетных для него условиях. Но он с презрением отвергал подобные предложения. Несколько раз Шамиль терпел крупные поражения, и казалось, что сопротивление его отрядов сломлено окончательно. Однако в последний момент ему удавалось ускользнуть от противника, а через некоторое время в горных селениях Дагестана и Чечни он собирал под знаменем «священной войны» новые сотни мусульман.

К концу 1840-х годов власть Шамиля распространилась на большие территории. Около 400 тыс. человек, живших в горной Чечне и горном Дагестане, признавали его своим земным владыкой.

Мятежный имамат вызывал повышенный интерес Турции, правящие круги которой не примирились с утратой своего влияния на Кавказе. В Стамбуле пытались использовать отряды Шамиля в своих целях. Тайные гонцы султана снабжали их деньгами и оружием.

В 1853 году началась война Турции в союзе с Англией и Францией против России. Турецкие полководцы решили объединить свои войска с соединениями Шамиля и изгнать русских с Кавказа. Но план провалился. Турецкая армия потерпела поражение.

Расчеты турецких правителей не оправдались. Шамиль принимал подарки и деньги, но не желал превращаться в марионетку султана и стоявших за ним англичан.

Покорение Кавказа. В конце 1850-х годов российские власти начали принимать серьезные меры для окончательного покорения имамата. Царский наместник на Кавказе князь, генерал-фельдмаршал Александр Иванович Барятинский (1815-1879) понимал, что с горцами надо бороться не только силой оружия. Куда разумней ему представлялись другие средства — благоустройство поселений, прокладка дорог, налаживание мирной жизни.

В 1859 году кольцо русской армии вокруг резиденции Шамиля в ауле Ведено замкнулось. С отрядом в несколько десятков человек Шамиль устремился в высокогорный аул Гуниб. Ночью горцы соседних селений напали на обоз Шамиля и разграбили его. В Гуниб Шамиль прибыл, имея только то оружие, которое оставалось у него в руках, и лошадь.

В августе 1859 года Шамиль получил предложение А. И. Барятинского признать свое поражение на почетных условиях: ему и его близким дозволялось выехать за пределы России. Шамиль не ответил. Русская армия начала штурм. Положение имама становилось безвыходным. Даже его сыновья заявили, что, если он не сдастся, они перейдут на сторону русских.

Для Шамиля была приготовлена карета, ему оставили личное оружие. В сопровождении караула, напоминавшего почетный эскорт, непокорный имам отправился на север России, где ему предстояло провести остаток жизни.

Местом постоянного жительства Шамиля была определена Калуга. Там ему выделили особняк с обширным садом и небольшой мечетью. Из Дагестана к нему приехала семья (две жены, дети, внуки, другие родственники, всего 22 человека). На содержание семьи Шамиля из казны выделялись значительные средства.

В 1866 году, через семь лет после прибытия, Шамиль и его семья принесли присягу на верность России. Тогда же в качестве почетного гостя Шамиль присутствовал на свадьбе наследника престола — великого князя Александра Александровича (будущего царя Александра III). Там он произнес свои знаменитые слова: Старый Шамиль на склоне лет жалеет о том, что не может родиться еще раз, дабы посвятить свою жизнь служению белому царю, благодеяниями которого он теперь пользуется.

Наградной солтатский крест «За службу на Кавказе»

В 1870 году Шамиль совершил паломничество в священный город мусульман Мекку (Саудовская Аравия). Там он и умер 4 февраля 1871 года. Тело его было погребено на мусульманском кладбище в городе Медина (недалеко от Мекки).

Вопросы и задания

  1. Назовите хронологические рамки Кавказской войны, выделите ее этапы. Как вы думаете, чем можно объяснить затяжной характер этой войны? Почему горские народы оказывали столь упорное сопротивление?
  2. Раскройте итоги и последствия Кавказской войны. Можно ли назвать ее трагедией как для народов Кавказа, так и для русского народа? Ответ обоснуйте.
  3. Подумайте, почему Кавказская война длилась так долго.
  4. Составьте рассказ об имаме Шамиле. Дайте оценку его исторической роли.
  5. Знаете ли вы, в творчестве и судьбе кого из деятелей культуры первой половины XIX в. звучала тема Кавказа?

Летом 1864 года завершилась самая длительная война России XIX века, ставшая частью сложной борьбы за обладание Кавказом. В ней столкнулись национальные менталитеты и геополитические интересы. «Кавказская карта» разыгрывалась сложно.

Восточная война и стратегия Ермолова

Начальный период Кавказской войны неразрывно связан с деятельностью Алексея Петровича Ермолова, сосредоточившего в своих руках всю полноту власти на неспокойном Кавказе.

Впервые русским войскам на Кавказе пришлось столкнуться с таким новым явлением как восточная война — война, где победа достигается не только на поле боя, и далеко не всегда связана с количеством поверженных врагов. Неизбежной составляющей такой войны становится унижение побежденного противника, без которого победа не могла быть достигнута в полном ее смысле. Отсюда чрезвычайная жестокость действий и той и другой стороны, которая порой не укладывалась в голове современников.

Однако, проводя жесткую политику, Ермолов большое внимание уделял строительству крепостей, дорог, просек и развитию торговли. С самого начала делалась ставка на постепенное освоение новых территорий, где одни только военные походы не могли дать полного успеха.

Достаточно сказать, что от болезней и дезертирства войска теряли как минимум в 10 раз больше солдат, чем от непосредственных столкновений. Жесткая, но последовательная линия Ермолова не была продолжена его преемниками в 30-е — начале 40 годов XIX века. Такой временный отказ от стратегии Ермолова затянул войну на несколько долгих десятилетий.

Навечно в строю

После присоединения в 1829 году Черноморского побережья Кавказа, начинается строительство укреплений для пресечения работорговли и контрабандной доставки оружия горцам из Турции. За 9 лет на протяжении 500 км от Анапы до Поти было построено 17 укреплений.

Служба в укреплениях Черноморской линии, сообщение между которыми осуществлялось два раза в год и только по морю, была чрезвычайно тяжелой и в физическом и моральном плане.

В 1840 году горцы взяли штурмом Вельяминовское, Михайловское, Николаевское укрепления и форт Лазарев, но потерпели поражение под стенами Абинского и Навагинского укреплений. В истории же наиболее памятным остался подвиг защитников Михайловского укрепления. Оно было построено в устье реки Вулан.

На весну 1840 года гарнизон состоял из 480 человек (при 1500 необходимых для обороны) из них до трети больных. 22-го марта 1840 года Михайловское было взято штурмом горцами. Большинство защитников укрепления погибло в бою, несколько человек попали в плен. Когда положение гарнизона стало безнадежным, нижний чин 77-го Тенгинского пехотного полка Архип Осипов взорвал ценой своей жизни пороховой погреб, уничтожив несколько сотен противников.

Впоследствии на этом месте был построен поселок, названный в честь героя – Архипо-Осиповка. Согласно приказу № 79 от 8 ноября 1840 года военного министра А. И. Чернышева: «Для увековечения же памяти о достохвальном подвиге рядового Архипа Осипова, который семейства не имел, Его Императорское Величество высочайше повелеть соизволил сохранить навсегда имя его в списках 1-й гренадерской роты Тенгинского пехотного полка, считая его первым рядовым, и на всех перекличках при спросе этого имени первому за ним рядовому отвечать: «Погиб во славу русского оружия в Михайловском укреплении»».

В ходе Великой Отечественной войны многие славные традиции старой армии были восстановлены. 8 сентября 1943 года был издан приказ о первом зачислении навечно в списки полка Красной Армии. В качестве первого героя был избран рядовой Александр Матросов.

Ахульго

В 30-40 годы XIX века русское командование неоднократно пыталось быстро завершить войну одним мощным ударом — занятием или разрушением наиболее крупных и укрепленных аулов на территории, подконтрольной Шамилю.

Ахульго (резиденция Шамиля) был расположен на отвесных скалах и с трех сторон окружен рекой. 12 июня 1839 года аул был осажден 13-тысячным русским отрядом под командованием генерал-лейтенанта Граббе. Защищали Ахульго около 2 тысяч горцев. После неудачи лобовой атаки, русские войска перешли к последовательному захвату укреплений, активно используя артиллерию.

22-го августа 1839 года Ахульго был взят штурмом после 70-дневной осады. Русские войска потеряли 500 человек убитыми и 2500 человек ранеными; горцы около 2 тысяч убитыми и пленными. Раненному Шамилю с несколькими мюридами удалось спастись и укрыться в горах.

Взятие Ахульго стало значительным, но временным успехом русских войск на Кавказе, поскольку взятие отдельных и даже мощных аулов, без закрепления на занятой территории, не давало ровным счетом ничего. Участники взятия были награждены серебряной медалью «За взятие аула Ахульго». Взятию считавшегося неприступным аула была посвящена первая и, к сожалению не сохранившаяся панорама Франца Рубо «Штурм Аула Ахульго».

Даргинская экспедиция

В 1845 году назначенный на пост наместника на Кавказе герой войны 1812 года Михаил Семенович Воронцов предпринял очередную крупную попытку покончить с могуществом Шамиля одним решительным ударом — взятием аула Дарго. Преодолевая завалы и сопротивление горцев, русским войскам удалось занять Дарго, вблизи которого они были окружены горцами и вынуждены пробиваться назад с огромными потерями.

С 1845 года, после неудачной Даргинской экспедиции, Воронцов вернулся к стратегии Ермолова: возведению крепостей, строительству коммуникаций, развитию торговли и постепенному сужению территории имамата Шамиля.

А дальше началась игра нервов, когда Шамиль неоднократными набеговыми операциями пытался спровоцировать русское командование на новый большой поход. Русское командование, в свою очередь, ограничивалось отражением набегов, продолжая проводить свою линию. С этого момента падение Имамата было вопросом времени. Хотя на несколько лет окончательное покорение Чечни и Дагестана задержала тяжелая для России Крымская война.

Десант на мыс Адлер

В период Кавказской войны продолжала совершенствоваться тактика высадки десантов. Как правило, действуя совместно с сухопутными войсками, моряки находились в первом эшелоне десанта. С приближением к берегу, они с лодок проводили обстрел из фальконетов, а затем, в зависимости от ситуации, обеспечивали высадку основных сил десанта.

В случае массированной атаки, горцев отражали штыками в сомкнутом строю, где жуткие в рукопашном бою шашки и массивные кинжалы были неэффективны. Кроме того, у горцев бытовало суеверие, что воин, заколотый штыком, уподобляется свинье и это считалось позорной смертью.

Однако в 1837 году, во время высадки на мыс Адлер, все получилось иначе. Вместо того чтобы сразу атаковать завалы, десантные войска направили в лес, предполагая отвлечь горцев от настоящего пункта высадки, или вынудить разделить силы.

Но все вышло наоборот. Горцы от огня морской артиллерии скрылись в лесу, и направленные туда русские войска столкнулись с численно превосходящим противником. В густом лесу произошло несколько жарких схваток, стоивших немалых потерь.

В числе погибших в этом бою был и известный писатель-декабрист прапорщик Александр Бестужев-Марлинский. Раненый несколькими пулями, он был изрублен набежавшей толпой горцев. Спустя несколько дней был убит убыхский мулла, у которого были обнаружен перстень и пистолет, ранее принадлежавшие Бестужеву.

Победа или деньги

Завершающий этап Кавказской войны в Чечне и Западном Дагестане был связан с деятельностью князя Барятинского, который во многом продолжил линию Ермолова и Воронцова.

После неудачной Крымской войны в российских верхах раздавались голоса о том, что необходимо заключить с Шамилем прочный мир, обозначив границы Имамата. В особенности этой позиции придерживалось министерство финансов, указывая на огромные и в экономическом смысле неоправданные расходы на ведение боевых действий.

Однако Барятинский, благодаря своему личному влиянию на царя, не без труда добился сосредоточения на Кавказе огромных сил и средств, о которых ни Ермолов, ни Воронцов не могли даже мечтать. Численность войск была доведена до 200 тыс. человек, получавших новейшее по тем временам вооружение.

Избегая крупных рискованных операций, Барятинский медленно, но методично сжимал кольцо вокруг остававшихся под контролем Шамиля аулов, занимаю одну твердыню за другой. Последним оплотом Шамиля стал высокогорный аул Гуниб, взятый 25 августа 1859 года.

Подвиг Георгиевского поста в Липках

После покорения Чечни и Дагестана, основные события развернулись на Западном Кавказе — за Кубанью и на Черноморском побережье. Возводимые посты и станицы нередко становились объектом нападения. Так 3 сентября 1862 года горцы атаковали Георгиевский пост Адагумской линии, где находились: казачий сотник, урядник, один канонир и 32 казака.

Горцы изначально предполагали провести набег на станицу Верхне-Баканскую и атака поста им мало что давала с точки зрения добычи. Тем не менее, в расчете на внезапность, пост был атакован. Две первые атаки были отбиты ружейным огнем, однако в ходе третьего приступа горцы ворвались внутрь укрепления. 18 остававшихся к этому моменту защитников укрылись в полуземлянке и погибли в огне пожара, отстреливаясь до конца. Но и внезапность нападения горцами была утрачена, потери велики, и они вынуждены были отказаться от первоначальной цели набега и отступить, унося с собой, по оценкам лазутчиков, около 200 убитых.

Одна из особенностей Кавказской войны – отсутствие однозначных хронологических границ. Ее история не знает даты официального объявления, как и дня подписания мира. Трудно даже представить, как эти события могли бы выглядеть. Кто и кому объявлял бы войну и с кем заключал мир. Ведь Россия воевала на Кавказе со множеством местных обществ, говоривших на разных языках и имевших своих предводителей.

Традиционная датировка 1817–1864 гг. получила распространение в советский период. Хрономаркерами здесь выступили: перенесение линии российских военных укреплений генералом Алексеем Ермоловым с Терека на Сунжу (что сильно ударило по чеченским обществам) в 1817 г. и подавление войсками Кавказской армии организованного сопротивления адыгов Северо-Западного Кавказа. Но есть и другие варианты датировки.

Генерал и публицист Ростислав Фадеев, который и сам повоевал на неспокойной южной окраине империи в 1840–1850-х гг., отсчитывал Кавказскую войну с 1801 г., когда в состав России вошла Восточная Грузия. Последняя, как известно, расположена по южную сторону Кавказских гор, а значит, для надежной связи с новыми владениями Российской империи необходимо было контролировать и северную сторону кавказской горной стены. Так и началась Кавказская война. Ее окончание Фадеев связывал с пленением в 1859 г. имама Шамиля, который возглавлял сопротивление горцев Чечни и Дагестана.

В исторической памяти кабардинского общества начало Кавказской войны связывается с основанием крепости Моздок в 1763 г. , что рассорило большую часть кабардинской аристократии с российской властью. Дело в том, что несвободные кабардинцы бежали от своих аристократов в Моздок, где избавлялись от зависимости и получали шанс начать жизнь заново. Кабардинская знать была очень недовольна, но ее протесты оставались без внимания российского правительства. Началась война. 21 мая в Нальчике и некоторых других городах Северного Кавказа (Майкоп, Черкесск) день памяти жертв Кавказской войны. У нальчикского памятника, посвященного этой трагической истории, зажигают 101 поминальную свечу по числу военных лет с 1763 по 1864 гг.

Современный историк Игорь Курукин относит начало Кавказской войны к еще более ранней дате – 1722 г. Это начало Персидского похода Петра I, желавшего овладеть Прикаспием.

Кавказская война растянулась во времени и пространстве. Это особенный военный конфликт, совершенно непохожий на привычные для императорской России европейские войны с четко обозначенным противником и целями на карте, достижение которых означало победу. Овладение подобными точками в Кавказской войне почти ничего не означало, а противник постоянно уклонялся от решающего генерального сражения, бесследно исчезая за следующим горным утесом.

Понятие «кавказская война» было введено публицистом и историком Р.Фадеевым.

В истории нашей страны под ним подразумевают события, связанные с присоединением к империи Чечни и Черкесии.

Кавказская война длилась 47 лет, с 1817 по 1864 годы, и закончилась победой русских, породив вокруг себя множество легенд и мифов, иногда очень далеких от реальности.

Каковы же причины кавказской войны?

Как и во всех войнах — в переделе территорий: три мощные державы — Персия, Россия и Турция — вели борьбу за владычество над «воротами» из Европы в Азию, т.е. над Кавказом. При этом отношение местного населения не учитывалось вообще.

В начале 1800-х Россия смогла отстоять у Персии и Турции свои права на Грузию, Армению и Азербайджан, а народы Северного и Западного Кавказа отошли к ней как бы «автоматически».

Но горцы со своим мятежным духом и любовью к независимости не могли смириться с тем, что Турция уступила Кавказ царю просто в дар.

Кавказская война началась с появлением в этом регионе генерала Ермолова, который предлагал царю перейти к активным действиям с целью создания в горных отдаленных районах крепостей-поселений, где будут расположены русские гарнизоны.

Горцы ожесточенно сопротивлялись, обладая преимуществом войны на своей территории. Но тем не менее потери русских на Кавказе вплоть до 30-х годов составляли несколько сотен в год, да и те были связаны с вооруженными выступлениями.

Но вот потом ситуация резко изменилась.

В 1834 году во главе горцев-мусульман стал Шамиль. Именно при нем кавказская война приняла наибольший размах.

Шамиль вел одновременную борьбу как против царских гарнизонов, так и против тех феодалов, которые признавали власть русских. Именно по его приказу убили единственного наследника Аварского ханства, а захваченная казна Гамзат-бека дала возможность намного увеличить военные расходы.

Фактически главной опорой Шамиля были мюриды и местное духовенство.Он неоднократно совершал набеги на русские крепости и селения-отступники.

Однако и русские отвечали той же мерой: летом 1839-го года военная экспедиция овладела резиденцией имама, а раненному Шамилю удалось перебраться в Чечню, которая и стала новой ареной военных действий.

Генерал Воронцов, который встал во главе царских войск, полностью изменил прекратив экспедиции в горные аулы, которые всегда сопровождались большими материальными и людскими потерями. Солдаты начали вырубать в лесах просеки, возводить укрепления, создавать казачьи станицы.

Да и сами горцы больше так не доверяли имаму. И в конце 40-х годов 19-го века территория имамата начала сокращаться, в результате полностью оказавшись в блокаде.

В 1848 году русские захватили один из стратегически важных аулов — Гергебиль, а затем и грузинскую Кахетию. Им удалось отразить попытки мюридов уничтожить укрепления в горах.

Деспотизм имама, военные поборы, репрессивная политика отталкивали горцев от движения мюридизма, что только усиливало внутреннюю конфронтацию.

Кавказская война с окончанием перешла в свой последний этап. Наместником царя и командующим войсками стал генерал Барятинский, а начальником штаба — будущий военный министр и реформатор Милютин.

Русские от обороны перешли к наступательным действиям. Шамиль оказался отрезан от Чечни в Горном Дагестане.

При этом Барятинский, который хорошо знал Кавказ, в результате своей достаточно деятельной политики по налаживанию мирных отношений с горцами вскоре стал очень популярен на Северном Кавказе. Горцы склонялись к русской ориентации: везде начали вспыхивать восстания.

К маю 1864 года был сломлен последний очаг сопротивления мюридов, а сам Шамиль в августе сдался в плен.

В этот день закончилась Кавказская война, итоги которой пожинают современники.

Завершение Кавказской войны (1860–1864 гг.): военно-политические и социальные аспекты

Скибицкая Ирина Михайловна


Завершение Кавказской войны (1860–1864 гг.): военно-политические и социальные аспекты

Специальность 07. 00.02 – Отечественная история
Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук
Краснодар – 2011

Работа выполнена на кафедре дореволюционной отечественной истории ГОУ ВПО «Кубанский государственный университет»

Научный руководитель:
кандидат исторических наук, доцент Авраменко Анатолий Михайлович
Официальные оппоненты:
доктор исторических наук, доцент Виноградов Борис Витальевич
кандидат исторических наук Самовтор Сергей Владимирович
Ведущая организация: Ставропольский государственный университет

Текст автореферата размещен на сайте ГОУ ВПО «Кубанский государственный университет» www.kubsu.ru
Автореферат разослан 25 марта 2011 г.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Заключительный этап Кавказской войны, в результате которого Северо-Западный Кавказ был окончательно присоединен к России, в последние десятилетия предстает в виде сложной проблемы, где научные аргументы нередко заменяются оценками действий Российской империи без учета специфики изучаемого времени, требующего оценивать события по внутренним законам изучаемой эпохи, а не по категориям более позднего времени.

Обширную историографию Кавказской войны в последние десятилетия пополнило множество публикаций, в которых политика Российской империи оцениваются необъективно, без полного учета внутренних и внешних факторов изучаемого периода. Отдельные историки рассматривают действия адыгов исключительно в контексте национально-освободительной борьбы с российскими войсками. Это точка зрения имеет право на существование, но некоторые ее приверженцы, прибегают к надуманным преувеличениям жертв, исчисляя число мухаджиров в несколько миллионов, не подтверждая это соответствующими источниками. При этом остаются незамеченными факты военной службы адыгов в составе российской армии и казачьих войск, в отрядах горской милиции, что искажает историческое прошлое.

Ключевые проблемы Кавказской войны, носящие сегодня дискуссионный характер, требуют детального изучения и кропотливой работы с обширным количеством источников, а не поверхностных выводов и выдергивания исторических фактов из контекста истории. Поэтому актуальность изучения данной проблемы не вызывает сомнения, ибо только объективная история может остановить рост политизированных публикаций вокруг трагедии адыгов, прояснить историческую память и тем самым способствовать гармонизации межнациональных отношений на Северо-Западном Кавказе.

Объектом данного диссертационного исследования является заключительный этап Кавказской войны (1860–1864 гг.). Предмет анализа – военные, политические, социальные и демографические процессы на Северо-Западном Кавказе на заключительном этапе Кавказской войны.

Хронологические рамки исследования охватывают 1860–1864 гг., что соответствует завершающему этапу Кавказской войны. Именно в 1860 г. был принят новый план военных действий, который означал радикальное изменение стратегии: русские войска от отражений набегов противника и ответных карательных экспедиций перешли к фронтальному вытеснению непокорных горцев и заселению региона казачьими станицами. Однако в ряде случаев диссертант выходит за пределы указанных хронологических рамок, чтобы объяснить истоки или последствия исследуемых исторических событий.

Географические рамки исследования включают территорию Северо-Западного Кавказа между рекой Кубанью и Черноморским побережьем, что объясняется особенностями театра военных действий заключительного этапа войны.

Степень изученности проблемы. Заключительный этап Кавказской войны ранее не рассматривался комплексно, хотя многочисленные дореволюционные публикации содержат обширный фактический материал, позволяющий детально изучить сложный процесс завоевания и колонизации Закубанья и Черноморского побережья Кавказа. Первыми историками в данном случае были участники войны, но они стремились запечатлеть конкретные события, очевидцами которых были сами (и в данном случае их публикации рассматриваются как источники), но обобщение опыта требовало времени, изучения огромного фактического материала, далеко не всегда доступного исследователю в то время. Так, уже в 1864 году, по свежим следам, С.М. Духовской опубликовал обширный материал о военных действиях на исходе войны в Закубанье, а также о роли внешнеполитического фактора в затягивании войны (с приложением ряда документов) (Духовской С. Даховский отряд на Южном склоне Кавказских гор в 1864 году. СПб., 1864.).

Одним из первых военных историков, обосновавших завоевание Северо-Западного Кавказа и военную колонизацию Закубанья с точки зрения внешнепо-литических и военно-стратегических интересов России, стал Р.А. Фадеев (Фадеев Р.А. Кавказская война. М., 2003.). В своих «Письмах с Кавказа» он рассматривал русскую колонизацию региона как стратегию завоевания, не скрывая правды о волнениях в казачьих станицах, не желающих массово переселяться в Закубанье. Международные аспекты проблемы были отражены в трудах М.И. Венюкова, В.А. Потто, С.С. Эсадзе и ряда других авторов (Потто В.А. Кавказская война: в 5 т. Ставрополь, 1994; Эсадзе С. Покорение Западного Кавказа и окончание Кавказской войны. Майкоп, 1993; Венюков М.И. Кавказские воспоминания. 1862–1863 г. // Осада Кавказа (воспоминания участников Кавказской войны). СПб., 2000.). Как современники, а нередко и участники описываемых событий, дореволюционные авторы учитывали общую оценку Кавказской войны в представлениях ведущих кавказских генералов и дипломатов того времени. И хотя отдельные современные историки оценивают этих авторов крайне негативно, ставя им в вину высокие государственные соображения и цивилизационную миссию России в отношении Кавказа, многие идеи последних оказались удивительно актуальны в наши дни.

Стараясь осмыслить особенности Кавказской войны, дореволюционные историки обратили внимание на уровень хозяйственных отношений в горских обществах. Так, кубанский историк Ф.А. Щербина в «Истории Кубанского казачьего войска», доведенной до 1860 г., обращал внимание на экономический фактор, подталкивавший черкесов к набегам. Он привёл интересные данные о расселении и численности закубанских племен (Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. Т.2. Екатеринодар, 1913.).

Академик Н.Ф. Дубровин, изучая историю Кавказской войны, считал, что набеги горцев были следствием их этнопсихологических особенностей (Дубровин Н.Ф. О народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Нальчик, 2002.). Подобных взглядов придерживался М. Острогорский (Острогорский М. Завоевание Кавказа Россией. 1801–1864. СПб., 1896.). Важность природно-географического фактора, как ключевой причины сохранения набеговой системы у черкесов, показана в «Адатах» Ф.И. Леонтовича (Адаты кавказских горцев. Материалы по обычному праву Северного и Восточного Кавказа / Сост. Ф.И. Леонтович. Нальчик, 2002. Вып.1.). Е.П. Ковалевский обосновал оценку уровня общественно-политического развития горских племен Закубанья как догосударственного (Ковалевский Е.П. Очерки этнографии Кавказа // Ландшафт, этнографические и исторические процессы на Северном Кавказе в XIX – начале XX века. Нальчик, 2004). Особенности политического устройства черкесских племен также рассматривали И.Ф. Бларамберг, Н.И. Карглоф, А.Н. Дьячков-Тарасов (Бларамберг И. Историческое, топографическое, статистическое и военное описание Кавказа. М., 2005; Карлгоф Н.И. О политическом устройстве черкесских племен, населяющих северо-восточный берег Черного моря // Ландшафт, этнографические и исторические процессы на Северном Кавказе в XIX – начале XX века. Нальчик, 2004. С. 101-135; Дьячков-Тарасов А.Н. Абадзехи // Там же. С. 593–640.). Работа Е.Д. Фелицына «Князь Сефер-бей Зан» содержит ряд ценнейших документов, позволяющих делать выводы о политическом самосознании адыгов. Проблему мухаджирства, а также данные о численности переселенцев наиболее обстоятельно рассматривал А.П. Берже (Берже А.П. Выселение горцев с Кавказа в 1858–1865 гг. // Русская старина. 1882. Т. 33. С. 161–176, 337–363.). П.П. Короленко подробно показал процесс колонизации Закубанья казаками в ходе завоевания этого края (Короленко П.П. Переселение казаков за Кубань в 1861 г. с приложением документов и записка полковника Шарапа // Кубанский сборник. Т. 16. Екатеринодар, 1911. Паг. 1. С. 265–576.). Другой кубанский историк и архивист И.И. Кияшко дал подробное описание характера военных действий, планов командования и роли кубанского казачества в ходе завоевания Закубанья (Кияшко И.И. 2-й Таманский, Адагумский и Абинский конные полки Кубанского казачьего войска // Кубанский сборник. Т. 14. Екатеринодар, 1909. С. 377–474.). В целом, дореволюционные авторы оправдывали необходимость радикального решения в вопросе присоединения Северо-Западного Кавказа, противопоставляя российскую цивилизацию устоявшимся нравам и обычаям горцев. Они накопили огромный фактический материал, а некоторые приступили к созданию обобщающих научных трудов, но комплексный анализ последнего этапа Кавказской войны так и не был сделан.

Учёным советского периода пришлось переосмысливать Кавказскую войну в рамках марксистско-ленинской идеологии. В новых исторических условиях приветствовалось любое разоблачение царизма, детальный военно-исторический анализ Кавказской войны не был востребован. Под влиянием классово-партийного подхода данное явление стало рассматриваться как национально-освободительная борьба против колониального гнета царизма. Это привело к тому, что уровень общественного строя горских племен был неоправданно завышен. Родоплеменное общество стали трактовать как феодальное, без попыток осмыслить, насколько правомерно переносить западноевропейское понятие «феод» в догосударственное общество горцев. Лишь Н.И. Покровский в середине 1930-х гг. приступил к серьёзному изучению интересующей нас проблемы, что нашло отражение в написанной им статье для «Большой советской энциклопедии» (Покровский Н. Кавказские войны // Большая советская энциклопедия. Т.30. М., 1937. С. 483–505.), но его фундаментальный труд «Кавказские войны и имамат Шамиля», изданный лишь посмертно, не затрагивает Северо-Западный Кавказ. В конце 40-хх гг. прошлого века была сделана попытка новой переоценки концепции Кавказской войны: теперь отрицалась антиколониальная и антифеодальная направленность войны, акцент делался на прогрессивные последствия присоединения горцев Северного Кавказа к России. А длительное сопротивление горцев объяснялось, прежде всего, активным вмешательством иностранных государств. Эта концепция, сформулированная М.Д. Багировым (Багиров М.Д. К вопросу о характере движения мюридизма и Шамиля // Большевик. 1950. № 13. С. 21-37.), получила официальный статус.

Но уже в середине 50-х гг. некоторые советские историки стали пытаться объективно разобраться в столь сложной проблеме, несмотря на идеологическое давление. Так, А.В. Фадеев, освещая борьбу северокавказских горцев, обозначил проблему значения идеологии мюридизма в Кавказской войне (Фадеев А.В. О внутренней социальной базе мюридистского движения на Кавказе в XIX веке // Вопросы истории. 1955. № 6. С. 67–77.). Краснодарский историк М.В. Покровский, рассматривая развитие общественных отношений у черкесских племен в ходе Кавказской войны, пришел к выводу, что отсутствие частной собственности на землю препятствовало развитию у них феодальных отношений, а это в свою очередь указывает на то, что адыги к началу активных военных действий в Закубанье не имели предпосылок для становления собственной государственности (Покровский М.В. О характере движения горцев Западного Кавказа в 40–60-х годах XIX // Вопросы истории. 1957. № 2. С. 62–74; Покровский М.В. Из истории адыгов в конце XVIII – первой половине XIX века. Краснодар, 1989.). Схожих взглядов придерживался кавказовед Л.И. Лавров (Лавров Л.И. Избранные труды по культуре абазин, адыгов, карачаевцев, балкарцев. Нальчик, 2009. С. 242.). Пристального внимания заслуживают исследования советского этнолога, исследователя обычного права А.М. Ладыженского, считавшего, что зачатки государственной власти у некоторых горцев Северного Кавказа представляют интерес для теории о происхождении государства (Ладыженский А.М. Адаты горцев Северного Кавказа // Южнороссийское обозрение Центра системных региональных исследований и прогнозирования ИППК при РГУ и ИСПИ РАН. Ростов н/Д., 2003. Вып. 18. С. 58.). Весомый вклад в изучение общественного устройства адыгских племен и их численности внес советский кавказовед В.К. Гарданов (В.К. Гарданов – историк и этнограф / Предисл. и сост. А.И. Мусукаев. Нальчик, 2004.). Таким образом, несмотря на идеологическое давление, труды М.В. Покровского, Л.И. Лаврова, А.М. Ладыженского, В.К. Гарданова, Н.А. Смирнова, А.В. Фадеева и ряда других ученых стали весомым вкладом в изучение процесса присоединения Северо-Западного Кавказа к России. Но при этом конкретная история боевых действий периода Кавказской войны в советский период не изучалась. Многочисленные труды по истории военного искусства даже не упоминают Кавказскую войну.

В 1980-е гг. благодаря владикавказскому ученому М.М. Блиеву произошел новый поворот в осмыслении Кавказской войны. Исследуя социальные истоки и причины набегов горцев, он пришел к мысли, что горцы Северного Кавказа находились на стадии перехода от патриархально-родовых общественных отношений к отношениям раннефеодальным, т.е. у горцев Северо-Западного Кавказа к исходу Кавказской войны продолжало сохраняться общественное устройство, предшествующее государству (Блиев М.М. Кавказская война: социальные истоки, источники и сущность.// История СССР. — 1983. — № 2. С. 54-76.; Блиев М.М. К проблеме общественного строя горских «вольных» обществ Северо-Восточного и Северо-Западного Кавказа XVIII – первой половины XIX // История СССР. 1989. № 4. С. 151-168.). Позднее М.М. Блиев создал фундаментальный труд, содержащий раздел, посвященный черкесской проблеме от подписания Адрианопольского мира до исхода в Османскую империю черкесских мухаджиров (Блиев М. М. Россия и горцы Большого Кавказа на пути к цивилизации. М., 2004.). Но выводы историка, позволяющие проследить социальные истоки Кавказской войны и причины набегов горцев, вызвали ряд необоснованных эмоциональных выпадов со стороны отдельных авторов.

После развала Советского Союза недавние критики М.М. Блиева стали забывать о классово-партийном подходе и перешли на позиции национального мифотворчества. С 90-х гг. прошлого века отдельные историки активно внедряют концепцию геноцида адыгов в массовое сознание и возлагают вину за исход мухаджиров в Османскую империю на Российское государство. Так, С.Г. Кудаева делает вывод: четырехлетнее сопротивление адыгов было героической попыткой «защититься от массового истребления и выселения», организованного русским командованием (Кудаева С.Г. Адыги (черкесы) Северо-Западного Кавказа в XIX в. Нальчик, 2007. С. 167.). Авторы книги «Гибель Черкесии» подчеркивают значимость «национального гнета» со стороны России, повлекшего за собой массовое переселение горцев (Керашев М. А., Ачмиз М.Я., Аминова В.М. Гибель Черкесии. Краснодар, 1994.). В книге «Земля адыгов» (написанная не специалистами) царская Россия рассматривается как «непосредственный виновник трагедии адыгов», а мухаджирство – как «своеобразный пассивный протест населения Черкессии против «нового порядка» – жестокого колониального режима царизма» (Земля адыгов (Адыгэмэ ячIыгу) / Под ред. А.Х.Шеуджена. Майкоп, 1996. С. 176.). Краснодарский профессор И.Я. Куценко, обвиняет Россию, и нередко казачество, в геноциде горцев. Подчеркивая, что «все узловые проблемы Кавказской войны являются дискуссионными, кроме одной, которая в дискуссии не нуждается: той, что царской Россией было совершенно чудовищное преступление против человечности – геноцид коренного населения Северо-Западного Кавказа» (Куценко И.Я. Правда и кривда. Нальчик, 2007 С. 79). На близких позициях стоит и сочинский историк Т.В. Половинкина (Половинкина Т.В. Черкесия – боль моя. Исторический очерк (древнейшее время – начало ХХ в.). Майкоп, 2001. ).

Особенно мощный всплеск фальсификаций Кавказской войны приходится на 150-летие ее окончания, когда Д. Дудаев устроил в Грозном конференцию, где звучали антироссийские лозунги. Конференцию в Махачкале, посвященную этой проблеме, была вынуждена покинуть группа историков во главе с В.Б. Виноградовым. В 1994 г. в городе Адыгейске была организована юбилейная конференция, посвященная Кавказской войне, во время которой преобладали далекие от научной истины аргументы. Поэтому вскоре в Краснодаре была проведена ответная научная конференция по той же тематике, где развернулась острая дискуссия. Материалы конференции были опубликованы (Кавказская война: уроки истории и современность: материалы научной конференции. Краснодар, 1994.).

Объективную позицию занимает историк З.Б. Кипкеева. Факты, приводимые в ее докторской диссертации и монографии, опровергают исторические мифы, раскрывают правду о том, что значительная часть горского населения в конце Кавказской войны переселялась в Османскую империю добровольно при содействии российских властей, что опровергает концепцию геноцида адыгов (Кипкеева З. Б. Народы Северо-Западного и Центрального Кавказа: миграции и расселение (60-е годы XVIII в. – 60-е годы XIX в.). М., 2006.). Объективный анализ зарубежных источников, связанных с исходом и численностью мухаджиров, представлен в работах А.В. Кушхабиева (Кушхабиев А.В. Черкесы в Сирии. Нальчик, 1993; Кушхабиев А.В. Очерки истории зарубежной черкесской диаспоры: монография. Нальчик, 2007.).

Кавказская война на Северо-Западном Кавказе впервые стала темой диссертационного исследования О.В. Матвеева, который в дальнейшем продолжил разработку этой проблематики. Именно им дается убедительное обоснование того, что широкомасштабные военные действия начинаются в регионе только с конца 1820-х гг., в отличие от Северо-Восточного и Центрального Кавказа. Он дал характеристику некоторым активным участникам Кавказской войны – Магомед-Амину, генералу В.А. Гейману, С.М. Духовскому и др. О.В. Матвеев охарактеризовал проблему черкесской государственности в исследуемый период и так называемый «Сочинский меджлис», привел яркие примеры помощи казаков горцам в конце Кавказской войны, что противоречит концепции геноцида, внедряемого некоторыми современными авторами. Он внес существенный вклад в изучение историографии Кавказской войны (Матвеев О.В. К проблеме терминологии и периодизации Кавказской войны на Северо-Западном Кавказе // Кавказская война: уроки истории и современность. Краснодар, 1995. С. 132–144; К вопросу о черкесской государственности на Завершающем этапе Кавказской войны // Вопросы отечественной истории. Краснодар. 1995. С. 41–51; Кавказская война и ее последствия для адыгов // Этнографическое обозрение. 1996. № 2. С. 104–113.; Кавказская война на Северо-Западном Кавказе и ее этнополитические и социокультурные последствия: автореф. дис… канд. ист. наук. Краснодар, 1996; Неусвоенные уроки Кавказской войны // Казачество Юга России в XXI веке: место и роль в обществе и государстве. Ростов н/Д., 2001. С. 68–73; и др.).

Отдельные аспекты войны на Северо-Западном Кавказе затрагиваются в работах В.В. Дегоева, А.Д. Панеша, В.И. Ворошилова, В.А. Матвеева, В.П. Пляскина, В.М. Муханова, Н.Ю. Силаева, Л.В. Бурыкиной и ряда других авторов (Дегоев В. В. Большая игра на Кавказе: история и современность. М., 2003; Панеш А.Д. Западная Черкесия в системе взаимодействия России с Турцией, Англией и имаматом Шамиля в XIX в. (до 1864 г.). Майкоп, 2007; Ворошилов В.И. История убыхов. Майкоп, 2006.; Матвеев В.А. Россия и Северный Кавказ: исторические особенности формирования государственного единства (вторая половина XIX – начало XX в.) Ростов н/Д., 2006; Пляскин В.П. Государственная национальная политика России на Кавказе (1864–1917 гг.): военно-исторический аспект: автореф. дис… док. ист. наук. М., 2003.; Муханов В.М. Покоритель Кавказа князь А.И. Барятинский. М., 2007. 428 с.; Силаев Н.Ю. Миграционная политика российского правительства на Северном Кавказе во второй половине XIX в.: практика и результаты // Вестник Московского университета. Серия 8, История. 2002. № 3. С. 73-91; Бурыкина Л.В. К вопросу о методах, применявшихся царизмом на заключительном этапе военно-казачьей колонизации Северо-Западного Кавказа // Сайт Кубанского казачьего войска: URL: http://www. slavakubani.ru/read.php?id=361&page=1 (дата обращения 12.12.2010).). На специфические условия ведения войны на Северном Кавказе обращает внимание в своей монографии В.В. Лапин (Лапин В.В. Армия России в Кавказской войне XVIII–XIX вв. СПб., 2008.). Но развитие военного искусства в период Кавказской войны до сих пор не стало предметом исследования военных историков, и лишь недавно была защищена диссертация о трансформации военного дела у адыгов в годы Кавказской войны (Аутлев Д.М. Военное дело у адыгов и его трансформация в период Кавказской войны: дис. … канд. ист. наук. Краснодар, 2009. 247 с.).

В зарубежной историографии массовое переселение черкесов представлено как результат завоевательной политики царизма. Но эти же авторы забывают упомянуть о провокационной деятельности Османского правительства и Великобритании. Такой подход виден в работах Л. Виллари «Огонь и меч на Кавказе», П. Брока «Гибель Черкессии», в книге Э. Осли «Покорение Кавказа» (Villari L. Fire and Sword in the Caucasus. L., 1906; Brock P. The Fall of Circassia // English Historical Review. L., 1956. Vol. 71. P.401-427; Осли Э. Покорение Кавказа: Геополитическая эпопея и войны за влияние. М., 2008.). В трудах зарубежных черкесских авторов сознательно преувеличивается роль политики России, как основной причины исхода мухаджиров. Это видно на примере книг Нехата Берзеджа «Изгнание черкесов», Иззета Айдемира «Эмиграция», Хавжоко Шауката Муфти «Герои и императоры в черкесской истории» (Берзедж Н. Изгнание черкесов: причины и последствия. Майкоп, 1996.; Aydemir Izzet. Göc. Ankara, 1988; Хавжоко Шаукат М. Герои и императоры в черкесской истории. Нальчик, 1994.). Правда, Хавжоко Шаукат Муфти подвергает критике провокационную политику Османской империи, способствовавшую активному исходу черкесов в Турцию.

Среди дискуссионных вопросов, обсуждаемых сегодня, выделим хронологиче-ские рамки Кавказской войны. В большинстве энциклопедий, справочников и учебников давно указывают даты 1817–1864 гг. Но некоторые современные историки стали необоснованно расширять её хронологические рамки. Так, по мнению Б.К. Мальбахова и А.М. Эльмесова, началом войны в Черкесии нужно считать строительство Моздока в 1763 г., якобы положившего начало «русско-кавказской» войне (Мальбахов Б.К., Эльмесов А.М. Моздок – краеугольный камень, положивший начало русско-кавказской войне // Доклады Адыгейской (Черкесской) международной академии наук. Нальчик, 1995. Т. 1. № 2. С. 128-130.). Участники конференции в Адыгейске в 1994 г. расширяли хронологические рамки Кавказской войны до 100 и даже до 150 лет. Так, по мнению А. Т. Керашева, Кавказская война началась с 1798 г., X. М. Думанов определил ее с 1779 г., М. Г. Аутлев – с 1763 г., Р. Куадже – с 1711 г.

Дискуссионным является также определение этапов Кавказской войны. Так, известно её деление на три этапа: 1-й – до 1829 г. (эпизодические походы в Кабарду, Осетию, Чечню и на Северо-Западный Кавказ), 2-й – 1829–1859 гг. (война под руководством Шамиля в Чечне и Дагестане, военные действия в Закубанье в период Крымской войны) и 3-й – завершающий этап войны в Закубанье – 1859–1864 гг. (Проблемы Кавказской войны и выселение черкесов в пределы Османской империи (20–70-е гг. XIX в.). Сборник архивных документов / Сост. Т.Х. Кумыков. Нальчик, 2001.) Диссертант придерживается традиционной хронологии Кавказской войны считая, что она длилась 47 лет (1817–1864 гг.). До 1859 г. осуществлялось завоевание Восточного Кавказа, где действовали основные силы, а в 1860–1864 гг. – Северо-Западного Кавказа. Только в октябре 1860 г. был окончательно принят силовой план завоевания Западного Кавказа, что позволило завершить войну.

Нельзя согласиться с определением Кавказской войны как русско-черкесской, т.к. «наиболее организованное сопротивление российской экспансии оказывали чеченцы и некоторые племена Дагестана. Да и черкесы далеко не все противостояли России», в противостоянии России и Турции «иногда целые субэтнические группы адыгов (бесленеевцы, бжедуги, хатукаевцы) предпочитали стоять на стороне первой» (Об оценке Кавказской войны / А.М. Авраменко, О.В. Матвеев, П.П. Матющенко, В. Н. Ратушняк // Кавказская война: уроки истории и современность. Краснодар, 1995. С. 26.).

Важным дискуссионным вопросом является проблема черкесской государственности на завершающем этапе Кавказской войны. На рубеже XX–XXI в ряде работ адыгейских историков стала прослеживается мысль о том, что политические и социальные процессы, происходившие внутри черкесских племен в середине XIX в., привели к становлению государственности, фактом возникновения которой считается наличие Сочинского меджлиса. По мнению В.Х Кажарова, Сочинский меджлис «стал постоянно действующим органом власти, сочетавшим законодательные, распорядительные и исполнительные функции» (Кажаров В.Х. Адыгская хаса. Из истории сословно-представительных учреждений феодальной Черкесии. Нальчик, 1992. С. 155.). Схожей позиции придерживается Р.В. Хапачева, указывая на наличие в Черкесии внутренних общественно-политических и социально-экономических предпосылок для создания подобной властной структуры (Хапачева Р.В. Общественное управление у адыгов (20–60-е гг. XIX в.): автореф. дис… канд. ист. наук. Майкоп, 2001. С.21.).

Профессор А.Ю. Чирг народные собрания «демократических» племен абадзехов, шапсугов и натухайцев рассматривает «как представительные органы власти», формировавшиеся на основе территориальных и родственных связей. Эти же собрания также были «не только политическими, но и судебными органами». Он предполагает возможность становления республиканской формы правления у «демократических» племен. В то же время, политический строй «аристократических» племен, А.Ю. Чирг необоснованно определяет как сословно-представительную монархию, считает, что на Северо-Западном Кавказе якобы «существовало шесть адыгских княжеств», характеризуя их как политические, независимые, государственные образования до русско-турецкой войны 1828–1829 гг. (Чирг А.Ю. Развитие общественно-политического строя адыгов Северо-Западного Кавказа (конец XVIII – 60-е годы XIX века). Майкоп, 2002. С.71.). Подобные идеи развиваются и в некоторых новых диссертациях (См. , например: Кандор Р.С. Трансформация традиционной системы управления западных адыгов (черкесов): конец XVIII в. – 60-е гг. XIX в.: дис… канд. ист. наук. Майкоп, 2009.). Эти авторы считают, что именно вмешательство России уничтожило раннюю государственность Черкесии. Диссертант, напротив, полагает, что при сопоставлении общеизвестных государственных признаков с процессами, происходившими внутри горских обществ Западного Кавказа, правильнее было бы говорить о предгосударственном общественном устройстве.

Таким образом, в историографии завершающего этапа Кавказской войны прослеживается ряд этапов. Дореволюционный этап характеризуется накоплением материала, когда создавались первые обобщающие работы (Н.Ф. Дубровин, В.А. Потто и др.), изучались материалы по истории некоторых полков, действиям отдельных отрядов, но в основном эти работы носили описательный характер. Обобщающего труда по завершению Кавказской войны создано не было.

В советский период длительное время научное изучение Кавказской войны было невозможным. Лишь во второй половине 1950-х гг. начались попытки объективного анализа событий Кавказской войны. Но и здесь историки встречались с откровенным противодействием, а желание М.М. Блиева опубликовать главу о Кавказской войне в обобщающей монографии в соавторстве с Н.С. Киняпиной и В.В. Дегоевым вызвало противодействие сторонников устоявшейся уже научной позиции.

После развала СССР обострились споры о роли России на Кавказе в XIX в. Одни историки остались на старых позициях, рассматривающих Кавказскую войну как освободительную, добавив к этому проблему геноцида горцев. Другие рассматривают этот период в более сложном историческом и политическом контексте, отрицая проект геноцида, как не имеющий научной основы.

Цели и задачи исследования. Цель диссертационного исследования заключается в комплексном изучении заключительного этапа Кавказской войны на Северо-Западном Кавказе в 1860–1864 гг. Для достижения поставленной цели автором определены следующие задачи:
1. Проанализировать стратегические планы русского командования накануне ведения боевых действий в Кубанской области;
2. Определить численность сил противоборствующих сторон на завершающем этапе Кавказской войны;
3. Рассмотреть политические и социальные процессы внутри горских обществ в исследуемый период и определить степень их готовности к созданию своей государственности;
4. Определить характер и сущность военных действий на завершающем этапе Кавказской войны, а также их геополитическое значение.
5. Показать миграционные процессы горского и казачьего населения на Северо-Западном Кавказе как результат военных действий в 1860–1864 гг.

Методологической основой диссертационного исследования является принцип историзма, без которого невозможно объективное исследование прошлого. Следование данному принципу означает рассмотрение исторических явлений в саморазвитии, помогает установить причины их зарождения, выявить качественные изменения на различных этапах. Данный метод предполагает изучение прошлого с учетом конкретно-исторической обстановки соответствующей эпохи, во взаимосвязи и взаимообусловленности событий. К примеру, для правильной оценки исторических событий на Северо-Западном Кавказе второй половины XIX в. необходимо учитывать особенности жизнедеятельности местных народов, их отношения между собой и соседями, рассмотреть процесс развития экономических, социальных, культурных и этнических факторов данного региона, проанализировать геополитические интересы России, Турции, Великобритании и Франции в данный период времени. Недопустимо при этом переносить этические и прочие критерии современности на действия людей середины XIX века.

В диссертации используется метод системного анализа, позволяющий воспроизвести цельную комплексную картину прошлого. Основой применения данного метода в истории является единство в общественно-историческом развитии единичного, особенного и общего. Развитие и функционирование обществ включает в себя отдельные неповторимые исторические ситуации и процессы, из которых складывается историческая реальность. В данном случае, это системный характер Кавказской войны на Северо-Западном Кавказе позволяющий увидеть, что все события и процессы не только обусловлены и имеют причинно-следственные связи, но и взаимосвязаны между собой функционально.

Используется также историко-генетический метод. Его задача состоит в последовательном раскрытии свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения от первопричины, т.к. по природе генетический метод является аналитически-индуктивным, а по форме выражения информации – описательным, то он позволяет не только раскрыть причинно-следственные связи и закономерности исторического развития данного периода, но также показать исторические события и личности в их индивидуальности и образности.

При написании настоящей работы применятся также историко-сравнительный метод. Объективной основой для сравнении является то, что прошлое представляет собой повторяющийся, внутренне обусловленный процесс. Многие явления тождественны или сходны внутренней сутью и отличаются лишь пространственной или временной вариацией форм. При этом одни и те же или сходные формы могут выражать разное содержание. Данный метод необходим для анализа процессов, происходящих внутри горских обществ и как следствие возможности объяснить особенности их политического и социально-экономического развития накануне завершения Кавказской войны, т.к. именно в процессе сравнения открывается возможность для объяснения исторических фактов и раскрытия их сущности.

Для объективного анализа исторических процессов данного периода необходимо учитывать географическую специфику местности. Для локализации географических объектов и событий применялся картографический метод исследования.

Источниковую базу диссертации составляют различные опубликованные и неопубликованные материалы, многие из которых впервые вводятся в научный оборот. Задействованные в данной работе источники можно условно разделить на ряд групп.

Наиболее важной группой источников являются документальные материалы Государственного архива Краснодарского края (ГАКК), содержащиеся в фондах Канцелярии наказного атамана Кубанского казачьего войска (Ф. 249), Войскового дежурства Кубанского казачьего войска (Ф. 254), Канцелярии начальника Нижнекубанской кордонной линии Кубанского казачьего войска (Ф. 261), Штаба Адагумского отряда Кубанского казачьего войска (Ф. 325), Штаба начальника Лабинской кордонной линии (Ф. 347), Комиссии для разбора сословных прав горцев Кубанской и Терской областей Главного управления Кавказского наместника (Ф. 348), Полкового правления Адагумского полка Кубанского казачьего войска (Ф. 350), Управления Натухайского военного округа (Ф. 389), Кубанского областного статистического комитета (Ф. 460), Кубанской областной чертежной (Ф. 574), Коллекции документов по истории Кубанского казачьего войска (Ф. 670), Канцелярии помощника Кубанской области по управлению горцами (Ф. 774). В них представлены документы о планах и решениях русского командования, донесения о действиях боевых отрядов и образовании кордонных линий, о казачьей колонизации Закубанья, об основании станиц, об административно-территориальных преобразованиях, о сословных правах горцев Кубанской области и много другой ценной информации.

В исследовании были использованы материалы из Российского государственного военно-исторический архива (РГВИА), обнаруженные в фондах Канцелярии Военного министерства (Ф.1), Главного управления Генерального штаба (Ф. 38), Военно-ученого архива (ВУА – ф. 492), Штаба командующего войсками Кубанской области (Ф. 14257). В указанных фондах содержатся отзывы главнокомандующего Кавказской армией А.И. Барятинского к военному министру Д.А. Милютину, законопроекты, касающиеся переселения горцев, указы и рапорты, докладные записки военного советника при Российском посольстве в Константинополе В.А. Франкини военному министру и ряд других документов.

В Центральном государственном архиве Республики Кабардино-Балкарии использованы документы Управления Кабардинского округа (Ф.2), проливающие свет на переселенческую политику русского командования на Кавказе в отношении горских народов.

Переписка Д.А. Милютина с Н.И. Евдокимовым по вопросам переселения казаков в Закубанье в 1861 г. обнаружена в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ) в личном фонде Милютиных (Ф. 169).

Законодательные акты, опубликованные в Полном Собрании Законов Российской империи, позволяют проследить основные этапы заселения Закубанья и административные преобразования, основание и упразднение станиц, управление территориями и др. (ПСЗ. Собр. 2. Т. 39 (1864). СПб., 1867. Ст. 41410; Т. 40 (1865). СПб., 1867. Ст. 42356, 42817 и др.).

Диссертантом использованы разнообразные материалы, опубликованные в «Актах, собранных Кавказской археографической комиссией» (АКАК), на страницах дореволюционного журнала «Русская старина», в «Кубанском сборнике», (Ореус И.И. Граф Николай Иванович Евдокимов. 1804-1873 // Русская старина. 1888. Т. 58. С. 143-162; 1888. Т. 60. С. 169-202; 1889. Т. 61. С. 479-506; 1889. Т. 62. С. 357-387, 641-660; 1889. Т. 63. С. 81-109, 387-420; Кияшко И.И. 2-й Таманский, Адагумский и Абинский конные полки Кубанского казачьего войска // Кубанский сборник. Т. 14. Екатеринодар, 1909. С. 377-474; Короленко П.П. Переселение казаков за Кубань в 1861 г. с приложением документов и записка полковника Шарапа // Кубанский сборник. Т. 16. Екатеринодар, 1911. Паг. 1. С. 265-576.; Акты собранные Кавказскою Археографическою Комиссиею (АКАК) Т. 12. Тифлис, 1904.), сборниках материалов по обычному и сословному праву горских народов, а также сборники архивных документов и материалов по истории Кавказской войны (Адаты кавказских горцев. Материалы по обычному праву Северного и Восточного Кавказа / Сост. Ф.И. Леонтович. Нальчик, 2002. Вып. 1–2; Архивные материалы о Кавказской войне и выселении черкесов (адыгов) в Турцию (1848-1874) / Сост. Т.Х. Кумыков. Нальчик, 2003. Ч. 2; История адыгов в документах османского государственного архива / Сост. А.В. Кушхабиев. Нальчик, 2009. Вып. 1; Проблемы Кавказской войны и выселение черкесов в пределы Османской империи (20–70-е гг. XIX в.). Сб. архивных док. / Сост. Т.Х. Кумыков. Нальчик, 2001; Сборник документов по сословному праву народов Северного Кавказа. 1793-1897 гг. Нальчик, 2003. Т. 1–2; Трагические последствия Кавказской войны для адыгов. Вторая половина XIX – начало XX века. Сб. док. и материалов / Сост. Р.Х. Гугов, Х.А. Касумов, Д.Д. Шабаев. Нальчик, 2000.). В частности, в одном из таких сборников напечатаны записки военного советника В.А. Франкини (Трагические последствия Кавказской войны для адыгов. Вторая половина XIX – начало XX века: сборник документов и материалов / Сост. Р.Х. Гугов, Х.А. Касумов, Д.Д. Шабаев. Нальчик, 2000. С. 93-96.), представляющие политическое обоснование скорейшего покорения Северо-Западного Кавказа.

Важным источником при изучении Кавказской войны являются многочисленные мемуары её участников. Диссертант отдавал приоритет использованию архивных документов (опубликованных и неопубликованных), но в необходимых случаях привлекались опубликованные воспоминания Г.И. Филипсона, Д.А. Милютина, А.М. Дондукова-Корсакова, М.Я. Ольшевского и др. (Филипсон Г.И. Кавказская война. Воспоминания. М., 1885; Милютин Д.А. Воспоминания. 1861 г. // Осада Кавказа (воспоминания участников Кавказской войны). СПб., 2000. С. 198-260; Дондуков-Корсаков А. М. Мои воспоминания. 1845-1846 г. // Там же. С. 408-506; Ольшевский М.Я. Кавказ с 1841 по 1866 год. Воспоминания участников Кавказской войны XIX века. СПб., 2003.).

Несомненную важность для исследования боевых действий русских войск в Закубанье и Северо-восточном побережье Черного моря представляют различные картографические материалы. Неоднократно переиздававшаяся «Карта Черкесии», составленная А. Фонвиллем, показывает завершающий этап Кавказской войны: на ней отдельно выделены территории, занятые русскими войсками в 1860, 1861, 1862, 1863, 1864 гг., обозначены важнейшие укрепления, а также маршруты русских отрядов, двигавшихся к урочищу Кбаада в 1864 году. (Карта Черкесии 1860–1864 // Фонвилль А. Последний год войны Черкесии за независимость. Краснодар, 1927 [1865] (1 дюйм — 40 верст)/.). Эта информация была использована при составлении карты А. М. Авраменко, изданной в 1997 и 2007 гг. (Авраменко А.М. Завершение Кавказской войны в Закубанье и Причерноморье в 1860–1864 гг. [карта] // C. А. Литвинская. Историческая экология (региональный очерк). Краснодар, 1997. С. 141; Авраменко А.М. Завершение Кавказской войны в Закубанье и Причерноморье в 1860–1864 гг. [карта] // Кубанский сборник. Том 2 (23). / Науч. ред., составитель О. В. Матвеев. Краснодар, 2007. Вклейка между с.144/145.). На карте А. М. Авраменко указаны также районы расселения черкесских и абазинских племён, убыхов и ногайцев в середине XIX в., на основе информации, содержащейся на картах Е. Д. Фелицына и Ф. А. Щербины (Фелицын Е.Д. Военно-историческая карта Северо-Западного Кавказа с 1774 г. до окончания Кавказской войны // Потто В.А. Исторический очерк Кавказских войн от их начала до присоединения Грузии. Тифлис, 1899 (1 дюйм — 20 верст).). Карта Е. Д. Фелицына была перепечатана в книге В.Г. Толстова «История Хоперского полка Кубанского казачьего войска. 1696–1896» (Тифлис, 1900–1901). В сильно сокращённом виде материалы карты Е. Д. Фелицына были использованы Ф. А. Щербиной при составлении новой карты, напечатанной как приложение ко второму тому его «Истории Кубанского казачьего войска» (Военно-историческая карта Кубанской области за время с 1800 по 1860 г. ). (Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. Екатеринодар, 1913. Т.2. Масштаб 36 вёрст в дюйме).).

Указанные выше карты использовались при изучении описания военных действий 1860–1864 гг., но для уточнения многочисленных деталей привлекались топографические, общегеографические и дорожные карты более крупных масштабов. Так, представляет особый интерес «Карта Кубанской области, составленная по новейшим сведениям» Е. Д. Фелицына (1882 г.) (РГВИА. Ф. 330. Оп.64. Д. 224.). В качестве «Пояснительной записки к 20-верстной карте Кубанской области» Е. Д. Фелицын опубликовал также «Краткий очерк истории заселения Кубанской области, с картой» (Известия Кавказского отделения Императорского Русского географического о-ва. Тифлис, 1883–1884. Т. 8. Кн. 1, 2.). Использовались некоторые карты, созданные топографами Отдельного Кавказского корпуса, Кавказской Армии, Кавказского военного округа, а также Русским географическим обществом. Для привязки к современной местности были использованы подробнейшая «Карта Кубанской области и близких к ней Черноморской губернии и части Сухумского округа» Н. С. Иваненкова, созданная в 1900–1902 гг. (1: 420 000), более крупная «Карта Кавказа. Тифлис, 1913. (1 дюйм — 5 верст)», к которой был составлен подробный указатель Д. Д. Пагирева, а также изданные недавно атласы с картами крупных масштабов. Использовались и карты, хранящиеся в фондах ГАКК.

Научная новизна исследования. До настоящего времени, несмотря на обширное количество публикаций дореволюционных авторов, а также ряда трудов современных авторов по проблеме мухаджирского движения, комплексное изучение заключительного этапа Кавказской войны не проводилось.

В ходе детального исследования процесса завоевания Закубанья и Черноморского побережья Кавказа в период 1860–1864 гг., было доказано, что местное население было вынуждено покидать родные аулы по мере наступления царских войск, но при этом не ставилась цель его истребления. Потери горцев в большей степени были вызваны не боевыми действиями, а массовым исходом в Турцию, в процессе которого погибло значительное число переселенцев.

Сделаны выводы об объективных и субъективных причинах, приведших к исходу большей части адыгов (черкесов) в Османскую империю в данный период времени.

Акцентируя внимания на уровне правовых отношений у западных адыгов, основой которых являлось обычное право, автором были подвергнуты анализу политические и социальные процессы внутри горских обществ к исходу Кавказской войны, рассмотрена роль Сочинского меджлиса в процессе консолидации черкесских племен к концу войны в регионе и сделаны выводы, что в целом уровень развития западных адыгов следует оценивать как догосударственный.

Впервые проанализированы правовые аспекты переселенческой политики русского командования в отношении черкесских племен, что позволяет опровергнуть миф о «геноциде адыгов», и доказывает, что в этой политике были заложены альтернативные проекты, целью которых было скорейшее завершение Кавказской войны и расселение на новых землях лояльного горского населения.

В диссертации впервые всесторонне изучены данные о численном составе и военном потенциале горских племен, что позволяет составить наиболее объективные выводы о реальном количестве черкесского населения к исходу Кавказской войны. Эти сведения сопоставляются с численностью российских войск, действовавших в регионе.

Положения, выносимые на защиту.

1. Действия русского командования в Закубанье и на северо-восточном побережье Черного моря рассматриваются как логическое продолжение общей политики завоевания Кавказа, продиктованное государственной необходимостью и геополитическими интересами империи в данный период времени. Вместе с тем процесс завоевания Северо-Западного Кавказа на заключительном этапе войны имеет свои особенности, выявившиеся в действиях русского командования. Важнейшей особенностью было сочетание фронтального продвижения русских войск с целью вытеснения противника с одновременным закреплением территории путём основания казачьих станиц.

2. В ходе исследования была определена примерная численность горского населения, в том числе способного носить оружие, и количество русских войск с учетом сил Кубанского казачьего войска. Эти данные опровергают утверждения тех историков, которые непомерно завышают численность русских войск, сосредоточенных в данном регионе в изучаемый период.

3. Вопреки утверждению некоторых авторов, политика Российской империи не
 могла способствовать уничтожению горской государственности в так называемой «Черкесии», поскольку государственные институты здесь к этому времени еще не сложились.

4. Тот факт, что одна часть горцев стремилась активно покинуть родину, а другая переселялась на Прикубанскую плоскость, опровергает исторические мифы о геноциде горцев и свидетельствует о том, что с их стороны это был добровольно сделанный выбор из условий, предложенных русским правительством. Это же подтверждает попытка значительной группы адыгов получить разрешение Александра II на возвращение из Турции в Кубанскую область.

Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Диссертация соответствует паспорту специальности 07.00.02– Отечественная история: п. 8 «Военная история России, развитие ее Вооруженных сил на различных этапах развития», п. 5 «История международного положения и внешней политики страны на различных этапах ее развития», п. 10 «Национальная политика Российского государства и ее реализация. История национальных отношений».

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Материалы данной диссертации могут быть использованы при написании монографий и статей, разработке лекционного курса, как по истории Кавказской войны, так и по истории Северо-Западного Кавказа в целом. Учитывая политическую нестабильность в Северо-Кавказском регионе, данная работа может способствовать выработке государственных решений в реализации национальной политики административными структурами в современных условиях, а также в противодействии надуманным историческим мифам.

Апробация материалов и выводов исследования. Результаты настоящего исследования прошли апробацию в 16 научных публикациях автора общим объемом 10.1 печатных листов, в том числе 2 опубликованы в рецензируемых журналах из списка ВАК Доклады и сообщения были обнародованы на 3 международных, 3 всероссийских, 5 региональных конференциях. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите кафедрой дореволюционной отечественной истории Кубанского государственного университета.

Материалы диссертации используются в учебном процессе при преподавании курса отечественной истории и истории региона.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка используемых источников и литературы, деление на главы и параграфы сделано по тематическо-хронологическому принципу. В приложение включены таблицы, карты и прочие материалы подтверждающие аргументацию диссертанта.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрывается актуальность темы исследования, определен объект и предмет исследования, цель и задачи, проанализирована степень изученности проблемы. В этой части работы обосновываются хронологические, территориальные и географические рамки, методологические подходы автора, изложен анализ историографической и источниковой базы, раскрывается научная новизна и практическая значимость диссертации, подтверждается апробация результатов исследования.

Первая глава «Военно-политическая обстановка на Северо-Западном Кавказе накануне завершения Кавказской войны» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Стратегические планы русского командования в Закубанье и в Причерноморье» анализируются планы и подходы русского командования к введению войны в Закубанье и на северо-восточном побережье Черного моря, ставшие впоследствии основой военной стратегии в Закубанье на заключительном этапе Кавказской войны.

Автор отмечает, что ясного и окончательного плана покорения Кавказа у русского командования длительное время не существовало. Исторические документы подтверждают, что русское командование в разработке плана по присоединению Северо-Западного Кавказа использовало, прежде всего, проекты генералов А.П. Ермолова и А.А. Вельяминова. Значимость казачьего поселения в планах завоевания Северо-Западного Кавказа была поставлена на первое место командующим Кавказской армией А.И. Барятинским. Кроме того, А. И. Барятинским была устранена главная причина военных неудач с конца 30-х годов, когда управление армией осуществлялось из столицы без учета реальной обстановки. В полной мере самостоятельность командующего и единство власти стали реальны только при князе Барятинском. Новое разделение Кавказского края на самостоятельные районы должно было соответствовать топографии и стратегическим целям. В ноябре 1857 года военному министру было предоставлено Д.А. Милютиным дополнительное пояснение “О средствах к развитию русского казачьего населения на Кавказе”. В нем в общих чертах была определена судьба закубанских горцев. Князь А.И. Барятинский определил цель войны на Западном Кавказе как силовое вытеснение черкесов из гор. В отличие от Дагестана, где он прослеживал начало гражданственности и привычку к повиновению властям, черкесские племена Западного Кавказа было возможно, по его мнению, покорить только силой оружия. План завоевания Северо-Западного Кавказа, принятый в 1860 г., предусматривал выселение горского населения на равнину, недовольным же давалась возможность выехать в единоверную Турцию. В сентябре того же года А.И. Барятинский назначил генерал-адъютанта Н.И. Евдокимова командующим войсками Кубанской области, т.к. видел в нем человека, способного последовательно осуществить данный проект. В это же время было окончательно определен план завоевания и заселения русскими Западного Кавказа. Учитывая действия европейских держав и, прежде всего, антироссийскую политику Англии, царское правительство было готово к силовым мерам для скорейшего решения своих внешнеполитических задач.

Таким образом, планы русского командования по покорению Северо-Западного Кавказа стали логическим продолжением общей политики завоевания Кавказа, вызванной государственной необходимостью и геополитическими интересами России в данный период времени. Установление контроля над Северо-Западным Кавказом являлось естественным процессом разрастания империи, втягивающей волей и неволей в общероссийский процесс развития самобытные горские общества. При этом нужно подчеркнуть, что русское командование не стремилось к уничтожению адыгов, оставляя за ними право выбора как средство недопущения кровопролития.

Во втором параграфе «Силы противоборствующих сторон» определена примерная численность горских племен накануне завершающего этапа Кавказской войны (700–800 тысяч человек) и вероятная численность их боевых сил, которая могла составлять 80 тысяч (боеспособные мужчины, составляющие десятую часть населения). Однако автор обращает внимание на то, что эти силы никогда не могли объединиться и действовать согласованно, в отличие от российских войск. При этом диссертант подчеркивает, что русские войска, находящиеся в театре боевых действий также никогда ни выступали одновременно. Часть из них входила в состав действующих отрядов в Закубанье, часть — контролировала территорию, составляла гарнизоны в разных укрепленных пунктах, часть войск выполняли работы по строительству дорог и закладки станиц. Так, к маю 1860 г. под командованием генерала Г.И. Филипсона в Кубанской области находилась значительная часть Кавказской армии, с учетом сил Кубанского казачьего войска достигавшая 80 тыс. человек. Впоследствии, это количество было увеличено, а после успешных действий в 1863–1864 гг. Даховского, Пшехского и Джубгского отрядов, количество войск, находящихся в крае, было сокращено. Согласно отчету Н.И. Евдокимова на 1 июля 1863 г., в войсках Кубанской области с прикомандированными к ней частями и Кубанским казачьим войском находилось 104 458 чел., на 1 июля 1864 г. — 114 698 человек. Эти цифры опровергают утверждения ряда адыгейских и кабардинских историков, непомерно завышающих численность русских войск сосредоточенных в данном регионе в изучаемый период.

По мнению автора, залогом победы русских войск в Закубанье и на Черноморском побережье Северо-Западного Кавказа стал многолетний военный опыт, накопленный за весь предыдущий период Кавказской войны. Также как и на Восточном Кавказе, русские войска действовали в условиях гор, где боевые операции могли быть успешными только в случае раскрытия местности прорубленными просеками и проложенными дорогами. Проблемой для русского командования оставалось недостаточное знакомство с местностью и отсюда невозможность объективной оценки местности будущего театра военный действий в отличие от европейских войн, которые хорошо обеспечивались картографическими материалами. Завоевание Закубанья проходило одновременно с рекогносцировкой местности и работой военных топографов. Успехом России в этой войне стало участие на ее стороне части местного населения, из которых формировались отряды горской милиции. Все это в целом делало победу России неизбежной.

В третьем параграфе «Политические и социальные процессы внутри горских обществ. Сочинский меджлис» показано, что даже к концу Кавказской войны горские общества сохраняли консервативность своей структуры, механизм которой, из века век повторял и воспроизводил устоявшиеся формы общественных отношений, в центре которых был вековой социальный институт набеговой системы, соответствующий родоплеменной организации общества. Анализ документов по сословному праву показал, что у черкесов и кабардинцев сохранялась племенная, братская и родовая собственность на землю с преобладанием переложной системы хозяйства. Сосредоточение земли как частной собственности в руках отдельных семей в черкесских племенах не прослеживается. Выводы диссертанта подтверждаются мнением Комиссии для разбора сословных прав горцев Кубанской и Терской областей Главного управления Кавказского наместника.

Общинный порядок землевладения делал территорию и население ее замкнутыми для внешнего влияния и препятствовал его социально-экономическому развитию. Многие исследователи игнорировали свидетельства авторов первой половины и середины XIX века, которые утверждали, что представление о земельной собственности в ряде мест Кавказа еще не успело сложиться, и ссылались на случаи земельных споров и факты продажи земли в Адыгее и Кабарде в XIX в., но закрывали глаза на то, что продажа земли имела место уже после включения в этих районов в экономическую систему Российской империи. Это фиксировал еще в 60-е гг. ХХ в. авторитетный кавказовед Л.И. Лавров.

Материалы, изложенные в диссертации, указывают на отсутствие феодальных отношений у горцев Северо-Западного Кавказа. Понятие «феодализм», вытекающее из определения «феода», было сформулировано историками на материале средневековой Европы и относится ко времени уже оформившейся государственности и землевладения, предполагающего наличие зафиксированных границ, административных центров, аппарата управления. При этом феод – это земельное владение или фиксированный доход, пожалованные сюзереном своему вассалу в наследственное владение с условием несения последним феодальных служб в пользу первого – военной повинности, придворной службы и т.д. Феодализм предполагает раздробление права собственности в рамках феодальной иерархии: вассалы на тех же условиях передавали часть полученных владений или доходов своим вассалам и становились для них сюзеренами. Подобные отношения в черкесских землях отсутствовали: в адатах невозможно найти каких-либо признаков феода. Только у восточных адыгов (кабардинцев), сложились отношения близкие к феодальной системе, но взаимосвязи кабардинского князя и его вассалов были в большей степени не отношениями «по земле», а отношениями «по службе». При анализе социального уровня адыгских племен, следует обращать внимание на значимость родовых союзов. Родовое сознание и фамильная гордость стояли выше всяких гипотетических национальных интересов, а этот факт в свою очередь, не дает основание утверждать, что борьба горцев носила массовый национально-освободительный характер. Мы можем наблюдать лишь элементы организованной борьбы с Россией под руководством отдельных лидеров на примере Сефер-бея и Магомед Амина.

Несмотря на то, что власть во всех горских племенах формально принадлежала племенной знати в лице так называемых «князей» (по русской терминологии того времени) и родовых старейших ее нельзя рассматривать как государственную власть и в господствующий класс знать так и не превратилась. Становление государственной власти опирается, прежде всего, не на личные качества конкретного лидера, а на сложный процесс складывания антагонистических классов, ведущий к созданию особой системы органов, закрепляющих власть одних над другими. Личные качества вождя при наличии уже сложившихся предпосылок для утверждения государственной власти, несомненно, могут ускорить этот процесс, как это было на примере становления Древнерусского государства или государства франков, а также в ряде других примеров, но не могут являться первопричинными. Мини-модель теократического феодального государства Шамиля, конструированная Магомет Амином в Черкесии, оказалась нежизнеспособной не по причине активных военных действий русского командования, а по причине отсутствия социально-экономического и политического фундамента для его построения. По этой же причине оказались напрасными все старания геополитических противников России в Черкесии, стремившиеся к искусственному построению там государственности.

На основании вышесказанного, автор считает, что при сопоставлении общепринятых государственных признаков с процессами, происходящими внутри горских обществ Западного Кавказа, их правильно было бы оценивать как предгосударственное общественное устройство. Только позднее, в рамках империи они приобщались к ее экономике и правопорядку, к единому историческому процессу, племена сливались в народность, дорастали до того, чтобы стать нациями и в будущем образовать национальные республики и государства.

Вторая глава «Военные действия на заключительном этапе Кавказской войны» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Создание кордонных линий и действия военных отрядов в Закубанье и на Черноморском побережье Кавказа в 1860–1862 гг.» рассматривается первый этап в процессе завоевания Закубанья и Черноморского побережья, охватывающий период 1860–1862 гг. , сопровождавшийся занятием обширного пространства, колонизация Северного склона Кавказского хребта и начало колонизации на Южном склоне от Геленджика до Туапсе. Раскрываются планы русского командования на данном этапе, стратегия и действия боевых отрядов исследованы в хронологическом порядке. Документальные источники свидетельствуют, что русское командование неоднократно пыталось решить проблему исхода горцев с занимаемых территорий мирным путем, оставляя за ними право первого выстрела.

Задуманный план стратегических действий в Закубанье отличался от системы, господствовавшей в прежних походах. Противоположные покатости Кавказского хребта – северная и южная – составляли в военном отношении две отдельные сферы действий. При тогдашнем состоянии Черноморского флота, действия на этих двух военных театрах не могли связываться с морем. Поэтому наступление с южной стороны могло приобрести важное значение только к концу войны. Другой причиной, способствовавшей изменению прежней тактики, была обширность Закубанья. При движении войск вглубь территории в предшествующих походах отряды всегда действовали перпендикулярно к Кубани и Лабе. Но при таком продвижении к горам от Кубанской и Лабинской линий они не могли идти сплошной стеной во всю длину Закубанья, поддерживая друг друга. А.И. Барятинский принял план, по которому войска двигались не перпендикулярно, а параллельно Главному Кавказскому хребту, обрезая территорию противника в длину. В ходе двух операций войска должны были направляться от Лабы на запад и от моря на восток, сходясь навстречу друг к другу.

Детальный анализ военных действий позволяет утверждать, что только во второй половине 1862 г. был достигнут окончательный перелом в военных действиях на Западном Кавказе, сопровождавшийся оккупацией обширного пространства, колонизацией северного склона Кавказского хребта и началом колонизации на южном склоне от Геленджика до Туапсе. При этом не удалось обнаружить информации о массовых кровопролитных боях и следов физического уничтожения мирного населения войсками. Источники сообщают лишь о перестрелках и мелких стычках, что подтверждает и статистика боевых потерь. Анализ документальных и нарративных источников указывает на то, что медленно продвигавшиеся вперед русские войска в значительной степени напоминали строительные отряды, периодически отбивавшие нападения горцев, ведущих партизанскую войну. Общие потери убитыми и ранеными за 1860–1862 гг. составили 3236 человек. Из них в 1860 г. офицеров – 47, нижних чинов – 529; в 1861 г. офицеров – 13, нижних чинов – 330; в 1862 г. офицеров – 99, нижних чинов – 2218 человек.

Тщательные поиски следов крупных сражений на топографическом уровне результатов не дали. Заодно исследования показали отсутствие каких-либо значительных объектов (крепости, центры управления, очаги государственности), которые оказались бы достойными упорной защиты со стороны местного населения.

Второй параграф «Боевые действия в 1863–1864 гг. и окончание Кавказской войны» раскрывает второй этап в процессе завоевания Закубанья и Черноморского побережья Кавказа в 1863–1864 гг. , когда была осуществлена колонизация Южного склона Кавказского хребта. Основные военные действия 1864 г. были завершены русскими войсками в урочище Кбаада, где 21 мая было объявлено об окончании Кавказской войны.

На заселённом в 1864 г. пространстве было возведено 52 новые станицы с тремя поселками, в которых обосновались 4417 семей разного рода переселенцев. Было построено 54 кордонных поста, проложено 8031 верст дороги, устроено 12 постоянных и 2 временных моста.

Длительная кровопролитная Кавказская война завершилась победой для Российской империи и трагедией для черкесов, надеявшихся теперь обрести вторую родину в стране единоверцев и начавших массовый исход в Турцию.

За 1863–1864 гг. потери русской армии убитыми, ранеными и попавшими в плен составили 1706 человек. Из них в 1863 г. офицеров – 60, нижних чинов – 1311; в 1864 г. офицеров – 23, нижних чинов – 312. Общие потери, включая убитых и раненых, на завершающем этапе Кавказской войны в 1860–1864 гг. составили 4942 чел. Согласно архивным сведениям, собранным кубанским историком И.И. Кияшко, общие потери среди кубанских казаков (включая офицеров, служащих и не служащих нижних чинов, гражданских лиц) составили за 1860–1864 гг. 435 чел. При этом 34 человека (8%) составили потери среди мирных жителей и неслужащих нижних чинов (отставных, льготных, нестроевых и т.д.). Среди военнослужащих Кубанского войска значительное число погибших не связано с прямыми боевыми действиями: многие были убиты горцами при рубке леса, заготовке фуража, сопровождении почты и т.д. При несомненной храбрости воинов адыгов, такие незначительные боевые потери русских доказывают, что боевые действия нельзя считать ожесточенными и они не могли существенно повлиять на изменение численности адыгов в целом. Уменьшение численности черкесского населения стало следствием, прежде всего, миграционных процессов, потерь в ходе переселения, причем в большей степени на территории Османской империи, что опровергает теорию геноцида.

В третьем параграфе «Международные аспекты завершающего этапа Кавказской войны» раскрывается значение Северо-Западного Кавказа, как неотъемлемой части Восточного вопроса. Он занимал одно из важнейших мест в сложном узле взаимоотношений России, с Турцией и рядом западноевропейских государств, ведущим игроком среди которых была Англия. Для Османской империи Северо-Западный Кавказ оставался важным стратегическим плацдармом, откуда можно было наносить удары по южным рубежам России. В свою очередь, Россия под влиянием внешнего фактора была вынуждена действовать наступательно для завоевания и закрепления за собою всего Кавказа, чтобы укрепить свои южные границы между Чёрным и Каспийским морями.

Европейские государства, вмешиваясь в дела кавказских народов, менее всего заботились об их дальнейшей судьбе. Каждое государство стремилось извлечь максимум собственной выгоды из черкесской проблемы. Англия, осуществляя провокации через подставных лиц, стремилась обеспечить постоянный приток оружия горцам и упорно продолжала придерживаться доктрины непризнания прав России на Черкесию. Турция активно содействовала отправке экспедиций и оружия к черкесским берегам. Вспыхнувшее в январе 1863 г. восстание в Польше способствовало активизации Англии и Турции в черкесском вопросе. С помощью Польши и Кавказа они стремились максимально ослабить Россию. В обострении конфликта были заинтересованы как лидеры польской эмиграции, стремившиеся добиться независимости Польши, так и консервативная оппозиция британского парламента. К концу войны в Закубанье Франция также пыталась использовать черкесскую проблему как отвлекающий фактор для России от событий в Польше и при удобном раскладе добиться для нее независимости. Однако в целом Англия и Франция, по сути, вмешиваясь во внутренние дела России, стремились развязать новую русско-турецкую войну на Кавказе, в которой, несомненно, выступили бы на стороне Турции.

В этих условиях, Россия вынуждена была действовать жестко и решительно, чтобы успеть завершить войну в Закубанье не позднее весны-лета 1864 г. и превратить Кавказ в составную часть империи. К этому подталкивал печальный опыт Крымской войны, когда Кавказ активно использовался внешними силами, направленными против нее. Петербургский кабинет прекрасно понимал, что только скорейшее завершение войны в Черкесии лишало европейские страны возможности использовать Кавказ как фактор давления на Россию.

Третья глава «Миграционные процессы на Северо-Западном Кавказе как результат военных действий (1860–1864 гг.)» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Переселение адыгов во взглядах русского командования» речь идет о планах русского командования по переселению горцев Северо-Западного Кавказа на равнину и предоставлении возможности непримиримой части горского населения исхода в пределы Османской империи. Анализ этого процесса показал, что активность русского командования в вопросах переселения горцев во многом была обусловлена провокационной политикой европейских стран. Они стремились с помощью интриг воздействовать на турецкое правительство и приостановить переселение.

В то же время русское командование подходило избирательно к выселенцам. Оно было заинтересовано в том, чтобы пределы Северного Кавказа покинули, прежде всего, непримиримые сторонники независимости, что же касается людей благонадежных, то еще в апреле 1860 г. командующий войсками левого крыла генерал Н.И. Евдокимов в секретном предписании генералу В.В. Орбелиани советовал удержать их от следования в Турцию. Русское командование также стремилось четко разграничить тех горцев, которые реально оправлялись в Турцию по торговым делам или на поклонение гробу Магомета, от тех, кто под предлогом временного отпуска в Турцию полностью распродал свое имущество. По мнению князя А.И. Барятинского, распродажа горцами имущества являлась явным намерением их перейти в подданство Порты.

Отвечая на вопрос, действительно ли русское командование хотело полностью очистить Закубанье от черкесов (а именно такая интерпретация более всего устраивает некоторых историков для обвинения России в геноциде черкесского народа), диссертант подчеркивает, что процесс переселения не всегда зависел от решений русского командования на Кавказе. Даже английская газета «Таймс» в июне 1864 г., несмотря на свою традиционно антирусскую позицию, признала, что Россия, хотя и приняла решение удалить с Кавказа некоторые племена, тем не менее, предложила «черкесам переселиться на выбор – или в Турцию, или на Кубань». И те, кто предпочел последнее, остались жить на Кубани. Командование располагало значительным количеством земель для переселения горцев. При этом в газете подчеркивалось, что большинство горцев «предпочли перебраться под власть магометанской державы, постоянно поддерживавшей своих единоверцев в их борьбе с Россией».

Заметим, что и после окончания войны в Закубанье процесс переселения не прекращался, и даже те горцы, которые переселились на указанные места, начали активный исход из Бжедуховского и Абадзехского округов: до 20 октября 1864 г. их ушло в Турцию до 20 тыс. душ обоего пола. В донесениях начальников округов указывались причины, заставляющие горцев стремиться в Турцию. В первую очередь, это были религиозные и племенные симпатии горцев к ушедшим в Турцию их единоплеменникам и распространенные между жителями горских округов прокламации турецкого правительства. А во вторую – опасение владельцев лишиться своих зависимых крестьян вследствие распространенной между горцами мысли о намерении русского правительства отменить крепостное право и ограничить поземельный надел (по 6 десятин на душу), определенный для последних высочайше утвержденным положением о заселении предгорий Западного Кавказа.

Однако уже после войны оставшимся горцам размер душевого надела для свободных людей был увеличен и составил от 9 до 14 десятин на каждую душу мужского пола, в зависимости от качества почвы в различных местностях. Несомненно, данные условия обеспечили нормальные условия жизни для горцев, оказавшихся в российском подданстве. Горцы Кубанской области были поселены на Прикубанской равнине. В их среде устанавливались «правильная администрация» и суд, основанный на народных обычаях и шариате. А общая политика русских властей была теперь направлена на недопущение никаких насильственных мер в отношении местного населения, чтобы не допустить исхода в Турцию оставшихся горцев.

Во втором параграфе «Казачья колонизация Закубанья и Черноморского побережья Кавказа» доказывается, что заселение казаками Закубанья и Черноморского побережья стало важной составляющей стратегии русского командования в войне на Северо-Западном Кавказе. Детальную разработку проекта колонизации А. И. Барятинский поручил новому начальнику Кубанской области генералу Н.И. Евдокимову Согласно плану Н.И. Евдокимова все горцы должны были быть выселены с гор на равнины, прилегающие к левым берегам Кубани и Большой Лабы. При этом предгорные места заселялись казачьим населением.

Евдокимов считал, что окруженные со всех сторон русскими поселениями, горцы окажутся в положении ногайцев, проживающих на тот момент в пределах Ставропольской губернии. На всем пространстве между Лабою и восточным берегом Черного моря по предгорьям и в нагорной части, Евдокимов планировал обустроить 50–60 станиц с 200–300 семействами в каждой. Всего по его подсчетам процесс завоевания горцев мог продлиться пять лет, причем ежегодно должно было водворяться в среднем до 12 станиц с количеством от 300 до 360 семейств. При открывавшихся масштабах колонизации уже нельзя было ограничиться вызовом государственных крестьян, женатых нижних чинов и вызываемых по жребию линейных казаков. В заселении Закубанья по замыслу Н. И. Евдокимова должны были принять участие также черноморские, азовские и донские казаки.

В ходе масштабной колонизации в 1861–1865 гг. было основано более 100 станиц, заселенных казаками ряда казачьих войск, (в первую очередь бывшего Черноморского и Кавказского линейного), а также солдатами, крестьянами, — выходцами из различных губерний России, зачисленными в казачье сословие. Ежегодно на передовых линиях возводилось более 10 станиц, управление которыми учреждалось по типу бывшего Кавказского линейного войска. В свою очередь из этих станиц создавались полки и бригады с полковым управлением и территорией. Однако этот процесс проходил в сложных условиях и имел немало трагических сторон. Ряд северокавказских историков считают, что русское правительство отобрало у горцев в процессе колонизации лучшие земли, но это не соответствует действительности. В станицах, расположенных в районе Кавказского хребта, хлебопашеством можно было заниматься только в низменных местах, преимущественно в ущельях горных рек. Однако разливы этих рек весной могли полностью уничтожить будущий урожай. В наиболее тяжелом положении оказались жители, расселенные на южном склоне Кавказского хребта. Станицы, расположенные у самого морского берега, первоначально имели только морское сообщение с краем. Проблема бездорожья порождало проблему снабжения, жизнь в этих станицах поддерживалась за счет казенного провианта. Тяжелая ситуация была и в нагорных станицах, которые располагались на северном склоне хребта.

В третьем параграфе «Эмиграция кавказских горцев в Османскую империю» рассматривается проблема исхода адыгов в переделы Османской империи.

Несмотря на то, что большинство проблем Кавказской войны остаются дискуссионными, уже сейчас можно утверждать, что процесс переселения адыгов в пределы Османской империи не является с позиции определения «геноцида» предумышленным созданием таких жизненных условий, при которых возможно частичное или полное уничтожение этнической группы.

Процесс переселения адыгских мухаджиров в Турцию на заключительном этапе войны можно разделить на два этапа. Первый – 1859–1862 гг., связанный с началом активных военных действий в Закубанье. Второй – 1863–1864 гг., после окончательного перелома в ходе войны на Северо-Западном Кавказе, занятия обширного пространства и колонизации северного склона Кавказского хребта и начала колонизации на южном склоне от Геленджика до Туапсе. После окончания войны начался третий этап переселения, длившийся вплоть до начала ХХ века.

Мнение ряда историков о том, что русское командование рассматривало переселение горцев только как основную меру к покорению края, не подтверждается источниками. Временно исполняющий обязанности командующего Кавказской армией генерал-адъютант кн. Орбелиани в своем письме графу Н.И Евдокимову в августе 1862 г. указывал на то, «что на переселение горцев в Турцию должны мы смотреть как на меру вспомогательную, а отнюдь не как на главную нашу цель». Исход горцев был следствием конфликта архаичной самобытной культуры и российской цивилизации. Подобный конфликт был бы неизбежен с любым государством при попытке реализовать свои геополитические интересы на Кавказе и осуществить цивилизационную миссию в отношении местных народов. Турция столкнулась с теми же проблемами: это и нежелание горцев переселяться на указанные правительством места, и конфликт с местным населением, вызванный грабежами мухаджиров.

Методы выселения горцев не были более жестокими, чем аналогичные мероприятия, известные в эту пору другим странам. К принудительному расселению кавказских иммигрантов в районах, определенных властями прибегала и турецкая администрация, также столкнувшаяся с нежеланием части из них переселятся на определенные правительством места. Процесс переселения происходил при наличии альтернативы переселения на Прикубанскую плоскость или исхода в Турцию, с согласия и при помощи российских властей. Говоря о массовом характере горской миграции, необходимо отметить, что в данный период горцы делали свой осознанный выбор не только в пользу Османской империи, но и в пользу России. Одновременно с мероприятиями по выселению горцев в Турцию, русское командование продолжало проводить операцию по переселению горцев, «вышедших с покорностью», на левый берег р. Кубани. То, что одна часть горцев активно стремилась покинуть родину, а другая переселялась на Прикубанскую плоскость, еще раз опровергает исторические мифы и свидетельствует, что со стороны горцев это был добровольно сделанный выбор из условий, предложенных русским правительством.

В результате военно-переселенческой политики российских властей, оставшиеся в Кубанской области племена окончательно водворялись на Прикубанской плоскости. В их среде устанавливались правильная администрация и суд, основанный на народных обычаях и шариате. Именно те адыги, которые признали власть царя и согласились переселиться на указанные им земли в Кубанской области, сумели сохранить свой язык, культуру и самоуправление. Компактное проживание адыгов позволило сохраниться им как этносу, в отличие от их соотечественников в Турции, где они неизбежно подвергались ассимиляции.

В Заключении диссертации сформулированы основные выводы исследования, позволяющие проследить и охарактеризовать исторические события, военные действия и процессы колонизации Закубанья и северо-восточном побережье Черного моря на заключительном этапе Кавказской войны 1860–1864 гг.

1. Действия русского командования в Закубанье и на северо-восточном побережье Черного моря рассматриваются как логическое продолжение общей политики завоевания Кавказа, продиктованное государственной необходимостью и геополитическими интересами империи в данный период времени. Вместе с тем процесс завоевания Северо-Западного Кавказа на заключительном этапе войны имеет свои особенности, выявившиеся в действиях русского командования.

2. К началу войны в Закубанье русское командование изменило привычную стратегию, и приняло план, по которому войска двигались не перпендикулярно, а параллельно Главному Кавказскому хребту, это позволяло обрезать территорию противника в длину. В ходе двух масштабных операций войска должны были направляться от Лабы на запад и от моря на восток, сходясь навстречу друг к другу.

3. Завершение Кавказской войны в условиях горного лесного ландшафта обогатило русское военное искусство, позволило выработать и закрепить навыки ведения боевых действий, которые до сих пор представляют интерес.

4. В ходе исследования определена примерная численность горского населения и количество русских войск с учетом сил Кубанского казачьего войска. Эти данные опровергают утверждения некоторых историков, непомерно завышающих численность русских войск сосредоточенных в данном регионе в изучаемый период, соответственно и потери горцев.

5. Вопреки утверждению ряда ученых, политика Российской империи не могла способствовать уничтожению горской государственности, поскольку государственные институты у черкесов Закубанья к этому времени еще не сложились.

6. Русское командование стремилось облегчить горцам процесс переселения, помогая им не только деньгами и транспортом, но и расселяя их семьи в зимнее время в казачьих станицах Адагумского полка. Таким образом, оно сумело избежать масштабных последствий гуманитарной катастрофы, в отличие от Турции.

7. Тот факт, что одна часть горцев стремилась активно покинуть родину, а другая переселялась на Прикубанскую плоскость, опровергает исторические мифы о геноциде горцев и свидетельствует о том, что с их стороны, это был добровольно сделанный выбор из условий, предложенных русским правительством.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

1. Скибицкая, И.М. Дискуссионные проблемы истории завершающего этапа Кавказской войны / И.М. Скибицкая // Культурная жизнь Юга России. – Краснодар, 2007. — № 6. С. 37–39. (рецензируемый журнал из списка ВАК). ( 0,4 п.л.)
2. Скибицкая, И.М. Проблемы русской колонизации Закубанья на заключительном этапе Кавказской войны (1860–1864 годы) / И.М. Скибицкая // Культурная жизнь Юга России. – Краснодар, 2010. — № 1. С. 60–63. (рецензируемый журнал из списка ВАК). ( 0,4 п.л.)
3. Скибицкая, И.М. Деятельность польских авантюристов в Кавказской войне/ И.М. Скибицкая // Мир славян Северного Кавказа. — Краснодар, 2004. Вып. 1. — С. 113-121. ( 0,5 п.л.)
4. Скибицкая, И.М. «Рад видеть своими подданными…» (Еще раз о встрече Императора Александра II с горцами осенью 1861 г.) / И.М. Скибицкая // Алексеевские чтения. — Краснодар, 2004. — С. 49-56. ( 0,5 п.л.)
5. Скибицкая, И.М. Некоторые аспекты политической культуры адыгов первой половины XIX века / И. М. Скибицкая // Дикаревские чтения (10). — Краснодар, 2004. — С. 41-49. ( 0,6 п.л.)
6. Скибицкая, И.М. Война за Кавказ вчера и сегодня: некоторые аспекты и параллели / И.М. Скибицкая // Россия в войнах ХХ века. Материалы 7-й Всероссийской научно-практической конференции. — Краснодар, 2004. — С. 256-261. ( 0,3 п.л.)
7. Скибицкая, И.М. Сочинский меджлис в оценках современной историографии / И.М. Скибицкая // Грани: материалы VI научной конференции ФИСМО. — Краснодар, 2005. — С. 106-112. ( 0,4 п.л.)
8. Скибицкая, И.М. По поводу одной дискуссии / И.М. Скибицкая // Мир славян Северного Кавказа. — Краснодар, 2005. — Вып. 2. — С. 224-237. ( 0,6 п.л.)
9. Скибицкая, И.М. Северо-Западный Кавказ в планах русского командования от отдельных экспедиций к планомерному наступлению в начале 60-х гг. XIX в. / И.М. Скибицкая // Голос минувшего. Кубанский исторический сборник. — Краснодар, 2005. — Вып. 3-4. — С. 20-28 ( 1,1 п.л.)
10. Скибицкая, И.М. «Становились везде твердою ногою…» С. М. Духовской и его труд о финале Кавказской войны / О.В. Матвеев, И.М. Скибицкая // Материалы международных дворянских чтений. — Краснодар, 2005. — С.118-125. ( личный вклад автора 0,3 п.л.)
11. Скибицкая, И.М. К историографии завершающего этапа Кавказской войны: Симон Спиридонович Эсадзе / О.В. Матвеев, И.М. Скибицкая // Историческое регионоведение Северного Кавказа – вузу и школе. Материалы 9-й всероссийской научно-практической конференции. — Армавир, 2005. — Ч. 1. — С. 60-63.(личный вклад автора 0,3 п.л.)
12. Скибицкая, И.М. Окончательное покорение Западного Кавказа в записках М.И. Венюкова / И.М. Скибицкая // Грани: материалы VI научной конференции ФИСМО. — Краснодар. 2006. — С. 73-78. ( 0,5 п.л.)
13. Скибицкая, И.М. Создание кордонных линий и продвижение военных отрядов в Закубанье в 1860-1862 гг. (историко-географический аспект завершающего этапа Кавказской войны) / И.М. Скибицкая // Историко-географический сборник. — Краснодар, 2007. — Вып. 1. — С. 409-429. ( 1,9 п. л.)
14. Скибицкая, И.М. «Кубань с Украиной»?: или кто раскачивает политическую лодку сегодня / И.М. Скибицкая // Кубань-Украина. Вопросы историко-культурного взаимодействия. — Краснодар, 2007. — Вып. 2. — С. 169–177. ( 0.7 п.л.)
15. Скибицкая, И.М. Записки Т. Лапинского как источник по истории Кавказской войны / И.М. Скибицкая // Поляки в России: сборник научных статей. — Краснодар, 2007. — Вып. 2. — С. 161–170. ( 0,6 п.л.)
16. Скибицкая, И.М. К вопросу о соотношении сил противоборствующих сторон на завершающем этапе Кавказской войны / И.М. Скибицкая // Кубанский сборник: сборник научных статей и материалов по истории края / под ред. А.М. Авраменко, Г.В. Кокунько. — Краснодар, 2008. — Т. 3 (24). — С. 24–36. ( 1 п.л.)


Материал с сайта Кубанского государственного университета www.kubsu.ru ‎
Фото: Картина А. Д. Кившенко «Пленение Шамиля» с сайта http://morpolit.milportal.ru

Приложение: Автореферат в оригинальном виде

Закончится ли когда-нибудь война на Северном Кавказе России?

Бабушка, дедушка и внуки в горном селе, Дагестан. Фото CC-by-NC-2.0: Партнерство «Горы и люди Дагестана» / Flickr. Некоторые права защищены. 4 августа 2018 года десятки тысяч скорбящих собрались в чеченском селе Гельдаген, чтобы похоронить Юсупа Темерханова. Тысячи других прислали свои соболезнования через WhatsApp. Темерханов скончался в сибирской тюремной больнице во время 15-летнего заключения за убийство Юрия Буданова.Полковник российской армии Буданов был осужден в 2003 году за похищение и убийство чеченки Эльзы Кунгаевой во время Второй чеченской войны. Он был освобожден условно-досрочно в 2009 году, а два года спустя застрелен в Москве.

Присутствовавший на похоронах чеченский лидер Рамзан Кадыров в своем панегирике заявил, что вина Темерханова не доказана и что он несправедливо осужден. Но толпа людей собралась в Гельдагене, чтобы почтить память человека, ставшего воплощением народной мести за изнасилование и убийство молодой чеченки русским военным преступником.

Для одной части Российской Федерации герои — генерал Алексей Ермолов, покоривший Кавказ в 19 веке, и полковник Юрий Буданов. С другой стороны, это Имам Шамиль, человек, который возглавил сопротивление планам России на Кавказе, и Юсуп Темерханов, которые являются хорошими парнями. За 200 лет российского завоевания Кавказа, не говоря уже о 25 годах постсоветской истории, этот рубеж был всегда.

Это первая часть цикла статей о незавершенной войне на Северном Кавказе сегодня.

Два века сосуществования

В административном отношении Северный Кавказ (официально Северо-Кавказский федеральный округ – СКФО) состоит из шести национальных республик Российской Федерации, каждая из которых названа в честь своей основной этнической группы, а также Ставропольского края. Общая численность населения составляет около 10 миллионов человек, представляющих несколько десятков этнических групп. Крупнейшие из них, по переписи 2010 г., чеченцы (1 335 857), аварцы (865 348), черкесы (кабардинцы и черкесы – 564 226), даргинцы (541 552), осетины (481 492), кумыки (466 769), ингуши (418 996). и лезгины (396 408). Из них моноэтническими можно считать только Чечню, где этнические чеченцы составляют 93,5% населения, и Ингушетию (94,1% ингушей). Наиболее пестрым регионом является Дагестан, в населении которого представлены представители более 30 народов и этнических групп.

Деревня Тинди в Дагестане, конец 1890-х гг. Фото: Мориц фон Деши (1851–1917). Источник: Wiki Commons. На Северном Кавказе также проживает четверть мусульман России, причем большая часть мусульман сосредоточена в восточной части региона – в республиках Дагестан (96% мусульман), Чечня (97% мусульман). и Ингушетия (99% мусульман).В западной части области, благодаря значительному этническому меньшинству русских, а также осетин, многие из которых приняли христианство, армян-христиан и греков, доля этнических мусульман меньше. В Кабардино-Балкарии они составляют 71,5% населения; в Карачаево-Черкесии 64%; в Северной Осетии всего 15% и в Ставропольском крае всего 4,5% – и доля практикующих мусульман соответственно меньше.

Когда говорят о Северном Кавказе, часто имеют в виду Краснодарский край и Адыгею, которые не входят в СКФО. В XIX-XX веках эти территории, как и Ставропольский край, были почти полностью колонизированы переселенцами из других частей сначала Российской империи, а затем Советского Союза. Из исконных коренных северокавказских этносов в этих частях Российской Федерации остались только черкесы (официально делящиеся на адыгов, черкесов, кабардинцев и шапсугов), абазины и ногайцы.

Завоевание Северного Кавказа Россией продолжается уже более двух столетий, начиная с XIX века Кавказской войной 1817-1864 годов.В этот период практически исчезла адыгская (черкесская) военная аристократия, сотни тысяч черкесов были депортированы в Османскую империю.

В Чечне и Дагестане сопротивление русской колонизации организовали члены исламского религиозного ордена Мюридов, Накшбандийского тарика, шейхом которого и духовным лидером знаменитого имама Шамиля был не менее известный и уважаемый Мухаммад Ярагский. После окончания Кавказской войны Россия подавила несколько кровавых восстаний.

После Гражданской войны (1917-1923 гг. ), в которой кавказцы сражались как на стороне красных, так и на стороне белых, в рамках репрессий и коллективизации советская власть приступила к планомерному истреблению региональной интеллигенции, исламского духовенства и зажиточных семей. 1920-е и 1930-е годы. Эти действия советской власти сопровождались сначала организованными восстаниями, а затем и спорадическими выступлениями мелких партизанских групп, сопротивление которых продолжалось вплоть до второй мировой войны и постепенно сменилось грабежом местного населения и государственных учреждений.

Чеченцы, депортированные из села Аух-Юрт Дагестана (ныне Калинин-Аул) на железнодорожной станции в советской Средней Азии в 1957 году, после того как им разрешили совершить долгий путь обратно на родину. CC BY-SA 4.0 Викисклад. Некоторые права защищены. Вторая мировая война унесла половину мужского населения некоторых горных деревень, большинство из которых были призваны и отправлены на фронт. В 1944 г. чеченцы, ингуши, балкарцы и карачаевцы, в основном женщины, дети и старики, были депортированы в Среднюю Азию; они смогли вернуться только в 1957 году. Во второй половине 1940-х — 1950-х годах, как правило, женщины восстанавливали жизнь в почти исчезнувших сельских общинах. После предварительного уничтожения военной, интеллигентской и экономической элиты и духовенства, индустриализация сельского хозяйства и нашествие русских школьных учителей должны были окончательно превратить традиционные горские деревни в колхозы, а их жителей — в обычных совхозов.

Казалось, что после двух послевоенных советских поколений план сработал.Но уже к концу 1980-х стали проявляться национальные движения коренных народов северокавказских республик. Местные активисты, вдохновленные отменой запрета на свободное обсуждение, частичным признанием российского и советского репрессивного режима в регионе и выходом ряда союзных республик из состава СССР, проводили митинги и митинги, на которых выражали недоверие к советской партийно-хозяйственной номенклатуры и заговорили о самоопределении и независимости в составе СССР, РСФСР или новой горской республики.

Внутренняя деколонизация Северного Кавказа

В 1970-е годы началась эмиграция этнических русских из казачьих станиц Ставропольского края, Ростовской области, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Чечено-Ингушетии и Осетии и из русских станиц Кизляра. и Тарумовского районов Дагестана: молодежь уехала учиться в города и не вернулась. Переселенческое население Северного Кавказа быстро старело.

Первые конкурентные выборы почти повсеместно привели к власти представителей местных этнических элит.Без поддержки правительства русские, украинцы и представители других групп, чьи предки либо были переселены на Кавказ пятью-шестью поколениями ранее, либо переселились туда совсем недавно, во времена советской промышленности и индустриализации сельского хозяйства, быстро лишились средств к существованию. восходящая социальная мобильность и политический статус. Более агрессивно настроенные представители местных сообществ обклеили заборы и стены Грозного и Нальчика лозунгами типа «Русские, домой!»

Конечно, не только русские покидали северокавказские города. Местные представители научно-технической интеллигенции, советские белые воротнички и квалифицированные рабочие также покидали регион, либо для увеличения своих доходов, либо на постоянное жительство во «внутренних» регионах России – Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону. или северо-запад Сибири. Но у переселенческого населения Северного Кавказа рождаемость была почти нулевой (армяне, турки-месхетинцы и греки — это отдельная история, но ее я коснусь здесь).

Автобусы отправляются в Москву из Махачкалы, столицы Дагестана.CC BY 2.0 Ун Большаков / Flickr. Некоторые права защищены. В 1990-е годы баланс населения восточных республик Северного Кавказа изменился на несколько десятков процентов, а отток населения в западной части продолжается до сих пор, даже в Ставропольском крае, где из народов, проживавших в крае до российского завоевания, проживало лишь 22 тыс. остаются представители ногайского народа и две кабардинские деревни. Центр этнической русской оккупации ежегодно перемещается на 10 километров на северо-запад, а на его место прибывают переселенцы из Дагестана, Чечни, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии.

Данные советских, а теперь и российских переписей показывают, что наивысшие темпы русификации на Северном Кавказе имели место в конце 1950-х — начале 1960-х гг., до постепенного оттока переселенческих групп населения, превратившегося в настоящий исход русских, украинцев и евреев (а в некоторых районах и армян) в 1990-х и 2000-х гг.

В 1926 г. 12,5% населения Дагестана составляли русские и 17,6% — аварцы (крупнейшая группа коренного населения). К 1959 году 20% составляли русские и 22.5 % аварцев, но затем тенденция изменилась: в 1979 г. только 11 % населения составляли русские и 25 % аварцы; в 1989 г. — соответственно 9% и 27,5%; в 2002 г. они составляли 4,7% и 29,4%, а в 2010 г. — 3,57% русских и 29,2% аварцев.

В Ставропольском крае в 1959 г. 91,3% населения составляли русские и лишь 0,05% даргинцы (представители этого этноса только начали мигрировать). В 2010 году русские по-прежнему составляли 80% населения, а даргинцы — 1,77% по официальным данным (эксперты называют цифру в два раза больше). В 1979 г., через 20 лет после возвращения чеченцев из депортации, 30% населения их республики составляли русские и 60% чеченцы: в 1989 г. соответственно 24,8% и 66%, а в 2010 г., по последней переписи, 95,8% населения. население составляли чеченцы и только 1,92% русских. Наконец, население Кабардино-Балкарии в 1959 году составляло 45,3% кабардинцев, 8,11% балкарцев и 38,7% русских, а в 2010 году 57% составляли кабардинцы, 22,5% русские и 12,6% балкарцы.

Южнокавказский рубеж России тем не менее не только не растворяется за счет урбанизации, мирового рынка и вертикали власти, а, наоборот, становится все более содержательным и углубленным

В начале 1990-х годов республики Северного Кавказа управлялись двумя типами лидеров.В первую вошли Джохар Дудаев в Чечне и Руслан Аушев в Ингушетии, оба генералы Советской Армии, обратившиеся в политику на волне национальных движений, отказа от советской номенклатурной системы и тенденции к милитаризации среди участников национальных движений.

Ко второму типу относятся представители этнономенклатурных групп, которым удалось удержаться у власти. Среди них были Магомедали Магомедов, глава Президиума Верховного Совета Дагестана; Валерий Коков, выполнявший ту же функцию в Кабардино-Балкарии; Первый секретарь обкома КПРФ Александр Галазов и Президент Карачаево-Черкесской Республики Владимир Хубиев.Бывшие советские чиновники должны были учитывать местные этноцентрические движения и, в конце концов, научиться их контролировать.

Тем временем в Москве шла ожесточенная борьба за власть, которая в октябре 1993 года вылилась в вооруженный конфликт в центре столицы. И Северный Кавказ так и остался бы на периферии политической повестки дня, если бы не разразившаяся в 1994 году война в Чечне. В последующие годы Северный Кавказ стал эпицентром политически мотивированного вооруженного конфликта в России: как и Чеченские войны 1994-1996 и 1999-2009 годов, осетино-ингушский конфликт в Пригородском районе Северной Осетии в 1992 году и нападение на Нальчик, столицу Кабардино-Балкарии, в октябре 2005 года. Кроме того, было почти 20 лет подпольной вооруженной исламской деятельности и волна терактов как внутри области, так и за ее пределами – в Москве, Волгодонске, Волгограде и Санкт-Петербурге.

Кавказский рубеж: затишье перед бурей?

Сегодня на Северном Кавказе относительно спокойно. «Имарат Кавказ», боевая джихадистская организация, действовавшая с 2007 по 2015 год, потерпела поражение; тысячи исламских диссидентов убиты в ходе спецопераций или находятся за решеткой, десятки тысяч джихадистов покинули страну.Несколько тысяч жителей Кавказа сражались за ИГИЛ на пике его активности, но сейчас оно умирает и занимается только возвращением жен и детей погибших моджахедов в свои дома.

Чечню возглавляет Рамзан Кадыров, именующий себя «путинским пехотинцем»; Дагестан находится во внешнем управлении генерала МВД России Владимира Васильева, который сейчас ушел в политику; а Юрий Коков, еще один генерал и бывший начальник управления по борьбе с экстремизмом МВД, отвечает за Кабардино-Балкарию. Другие республики находятся в руках опытных московских бюрократов. Региональная ФСБ тем временем занимается финансовой стороной дела, выборами и назначением глав областей, имеющих финансовое или политическое значение.

Объективно говоря, ни одна республика Северного Кавказа не обладает такими человеческими, организационными, интеллектуальными или финансовыми ресурсами, которые позволили бы ей успешно реализовать любой проект национального суверенитета. Южнокавказский рубеж России тем не менее не только не растворяется за счет урбанизации, глобального рынка и вертикали власти, но, наоборот, становится все более содержательным и глубоким.

Ни в одной республике Северного Кавказа нет человеческого, организационного, интеллектуального или финансовые ресурсы, которые позволили бы ему успешно реализовать любые национальный суверенитет проект

У Кавказа долгая память: он помнит не только чеченские войны 15-летней давности. Ежегодно 21 мая тысячи черкесов собираются в Нальчике, Черкесске, Стамбуле, Берлине и Нью-Йорке, чтобы почтить память Кавказской войны XIX века, и власти Кабардино-Балкарского региона открыто не препятствуют этой акции.

Спустя более 25 лет после распада Советского Союза Северный Кавказ не только не растворился в постсоветской городской среде России, но и с неожиданной помощью современных средств коммуникации возродил свою религиозную и этническую идентичность. Молодые черкесы в Москве или Турции могут не говорить на своем родном языке, но они могут писать по-черкесски, потому что они «встречаются» в черкесских группах в социальных сетях. Кавказцы путешествуют по всему миру, но современные средства коммуникации позволяют им создавать и поддерживать трансэтнические сети в виде сельских сообществ, религиозных общин и этнических групп.
Выходцы с Северного Кавказа гораздо меньше доверяют российской судебной системе, чем большинство других россиян, и поэтому часто пытаются урегулировать конфликты между собой, де-факто отказываясь признать монополию российской правовой системы на насилие.

Герметичность кавказских общин приводит к тому, что юридическая сторона жизни в сельском обществе регулируется обычным или шариатским правом и осуществляется коллективно. Это может означать фракционные бои с использованием ножей или огнестрельного оружия. В городских, мигрантских или бизнес-сетях «профессионалы» — партизанские лидеры, полевые командиры частных армий или криминальные авторитеты — привлекаются в качестве мускулов.

Июль 2013: дом третьей жены лидера подполья Магомеда Сулейманова разрушен российскими силовиками. CС Варвара Пахоменко/International Crisis Group/Flickr. Некоторые права защищены. Такой способ ведения дел имеет серьезные последствия. Российские правоохранительные органы, работодатели, чиновники и даже простые граждане, сдающие жилье в крупных городах, с недоверием и страхом относятся к выходцам с Северного Кавказа, считая их чужаками. И это недоверие, взаимная неприязнь и страх, подогреваемые время от времени российскими СМИ, так как они сообщают о реальном присутствии мусульман в войне в Сирии и терактах по всему миру и при этом пользуются коллективной репутацией Мусульмане и кавказцы, раздувающие любую мелкую обиду, не только не ослабевают, но и набирают силу.

Эта слишком заметная граница между Россией и Северным Кавказом работает как полноценный институт, ежедневно аккумулирующий взаимные претензии на социальном, политическом, религиозном, правовом, экономическом и квазикриминальном уровнях. Каждый раз, когда российские власти теряют контроль над региональными элитами или ФСБ, из ниоткуда вспыхивает новый вооруженный конфликт. Угроза вооруженного насилия и терактов исчезнет только тогда, когда граница будет либо полностью заброшена, либо превращена в официальную административную или государственную границу.

И все это под контролем «невидимой руки политического рынка», где правоохранительные органы могут взять на себя функцию крышующего рэкета (а полевые командиры вроде бывшего мэра Махачкалы Саида Амирова держат силовиков как своих частных армии), либо, с другой стороны, снова превратиться в крышу (когда, например, сотрудники управления по борьбе с экстремизмом Кабардино-Балкарии пытаются обеспечить «крышу» строительной компании или нелегальному ликероводочному заводу).

Приобретение суверенитета — двухэтапный процесс. Сначала вы должны создать и консолидировать подэлиты по обе стороны границы, которые стремятся к политической независимости и поэтому стремятся к монополии на доходы от защиты. Как показал опыт чеченского конфликта и Кавказского Эмирата, эти доходы не обязательно должны поступать с вашей собственной территории: важно, чтобы государственные или полугосударственные институты позволяли вам их получать. Чтобы вещь заработала, вашим суверенным элитам потребуется собственная правовая система и средства вывода доходов (денег, тарифной политики и фискальных услуг) в достаточно больших количествах для поддержания независимости и общественной безопасности.На Северном Кавказе уже есть общества со своей судебной системой и социальной инфраструктурой, но элит, заинтересованных в суверенитете, нет: российская казна платит больше и свободнее раздает наличные.

Второй этап — вооруженный конфликт. Внешний конфликт превращает охранный рэкет в армию, внутренний — в полицию, а террористическая война — в отряд боевиков. Четверть века постсоветской истории Кавказа — это история борьбы за доходы, сопровождаемой внутренними и внешними конфликтами.Отсутствие социальной мобильности для молодежи, радикальные этнические и религиозные идеологии, конфликт поколений, урбанизация – все это известные факторы, которые, как сухие палочки, хорошо горят в пламени политической борьбы.

В то время как рента от земли и инфраструктуры приносит меньший доход, чем коррупция и финансирование от государства, российский кавказский рубеж останется предметом антропологических исследований. Когда это отношение изменится, оно превратится либо в линию фронта, либо в государственную границу.

 

Кавказ: исторический вызов для России

Эвакуация заложников в автобусе из театра в Москве, где чеченские боевики держали в заложниках театралов. Александр Неменов/AFP/Getty Images

Чеченский конфликт с российскими войсками распространился на соседний Дагестан в июле 1999 года, когда чеченские боевики присоединились к дагестанским сепаратистским группировкам в пытании создать исламское государство. 4 августа 1999 года в ходе пограничных столкновений были убиты военнослужащие МВД России, что спровоцировало на следующий день вторжение России в Дагестан.

Несмотря на военное превосходство России, сепаратистские группировки продолжали тайные атаки. В сентябре 1999 года в результате серии нападений на торговый центр и многоквартирные дома, в том числе на один из домов с семьями российских солдат, погибли сотни человек.

Российские силы в конце концов использовали воздушные атаки на населенные пункты, чтобы подавить боевиков. В ходе короткой Дагестанской войны, закончившейся 28 сентября 1999 года, погибло более 3000 человек.

Однако конфликты на Кавказе остались неурегулированными, и российские войска были передислоцированы из Дагестана в Чечню.Недавно назначенный премьер-министр Владимир Путин заявил, что кампания необходима для подавления терроризма.

Российское вторжение в Чечню привело к бегству сотен тысяч местных жителей в соседние кавказские районы. Российские силы быстро взяли под свой контроль столицу Чечни Грозный и другие города в течение нескольких месяцев после вторжения.

Путин, который стал исполняющим обязанности президента, когда Ельцин неожиданно ушел в отставку 31 декабря 1999 года, заручился народной поддержкой своего жесткого подхода на Кавказе на фоне усиливающихся сепаратистских нападений в России.

Путин победил на президентских выборах и вступил в должность 7 мая 2000 года, в том же месяце, когда он установил прямую власть в Чечне.

Несмотря на военную оккупацию Чечни, война так и не закончилась, поскольку призывы к созданию независимых государств на Кавказе продолжались.

чеченских боевика продолжали атаки на Россию, в том числе новыми фронтами на гражданские центры.

23 октября 2002 г. десятки вооруженных чеченских боевиков двинулись с боем на север, в Москву, сердце российского общества.Боевики осадили театр на Дубровке, взяв в заложники более 850 человек, требуя вывода российских войск из Чечни.

Осада, длившаяся два с половиной дня, закончилась тем, что российские войска закачали химический газ в систему вентиляции, а затем совершили налет на здание. От воздействия газа погибли 130 заложников. Сорок повстанцев также были убиты российскими войсками.

1 сентября 2004 г. ополченцы из Чечни и Ингушетии подошли к североосетинскому городу Беслан и осадили школу, взяв в заложники более 1000 человек.Боевики, посланные лидером исламистских сепаратистов Шамилем Басаевым, требовали признания независимости Чечни от России и международного сообщества. Трехдневное противостояние закончилось штурмом здания российскими войсками. Было убито более 330 заложников, в том числе 186 детей.

Нападения продолжаются, поскольку кавказская борьба за независимость остается неразрешенной.

Никаких миротворцев для новой/старой Кавказской войны

В прошлое воскресенье, 27 сентября, на Южном Кавказе разразилась полномасштабная война, и пока две воюющие стороны — Армения и Азербайджан — мобилизуют свои силы в условиях военного положения, ни один международный орган не пытается серьезно остановить боевые действия. Конфликт вокруг спорного Нагорно-Карабахского региона разгорелся 30 лет назад, когда распадался Советский Союз, и так и не «заморозился». Прекращение огня, о котором Россия договорилась в мае 1994 г., не было подкреплено миротворческой операцией, и столкновения продолжались, особенно в апреле 2016 г.

Среди пропагандистских залпов с обеих сторон стоит разобраться: почему вспышка происходит именно сейчас? Какие новые возможности? И что может быть дальше? Ответы лишь предварительные, но они могут помочь рассеять туман взаимных обвинений и вводящих в заблуждение сообщений.

Расчет времени наступления для минимизации внимания

Это фактически второй в этом году спазм эскалации в зашедшем в тупик конфликте, но артиллерийские перестрелки в конкретном месте на армяно-азербайджанской границе, скорее всего, были вызваны случайным вторжением небольшого азербайджанского патруля. Это случайное столкновение, которое произошло в результате, тем не менее дало Азербайджану важную информацию о готовности Армении, а также уровне и типе международной реакции, и помогло Баку в выборе времени для давно запланированного наступления. Армянское руководство в Ереване вряд ли было застигнуто врасплох, но Россия — ключевая внешняя сила в регионе — совершенно очевидно.

После «бархатной революции» в Армении весной 2018 года Москва стала невнимательно и подозрительно относиться к своему самому надежному союзнику на конфликтном Кавказе. Кремль категорически не одобряет массовые восстания, которые угрожают свержением автократических режимов, и с начала августа ему приходится иметь дело с беспорядками в Беларуси. Фальсифицированные выборы уничтожили ту общественную поддержку, которая была у президента Беларуси Александра Лукашенко, и даже самое жестокое применение силы полиции не может остановить массовые митинги, лидерами которых стали невероятно смелые женщины.

Ильхам Алиев — потомственный президент Азербайджана, который ненавидит уличные протесты так же сильно, как и любой другой диктатор, — понял, что Владимир Путин будет озабочен дилеммой спасения или замены Лукашенко. Он также рассчитывал, что Бархатная революция сделает неопытных армянских лидеров более гибкими в принятии компромисса, и был горько разочарован, когда Никол Пашинян заявил еще в феврале: «Карабах — это Армения, вот и все». Также выглядело весьма вероятным, что тяжелая вспышка COVID-19 в Армении (где случаев заражения на душу населения больше, чем в Испании) усилит обычное послереволюционное разочарование, но правительству действительно удалось сохранить доверие армянского народа.После июльских вооруженных столкновений Алиев уволил своего многолетнего министра иностранных дел Эльмара Мамедъярова, назвав свои поиски мирных решений с Арменией «бессмысленными», и взял курс на военную победу.

Сделать войну лучше

Азербайджан готовится к новой войне, тщательно инвестируя большую часть своих доходов от нефти в оснащение своих вооруженных сил современным оружием, в том числе ударными беспилотниками. Армения полностью зависит от «щедрости» России в продаже вооружений и не может, исходя из предыдущего опыта, рассчитывать на расширение прямой поддержки в чрезвычайной ситуации.Военный баланс серьезно смещен в пользу Азербайджана, но армянские эксперты предполагали, что укрепленные оборонительные позиции выдержат артиллерийские обстрелы и танковые атаки. Что делает это наступление трудным для отражения, так это массированное использование огневой мощи для поддержки скоординированных атак на всех ключевых стратегических направлениях, а также для поражения целей на территории Армении.

Еще большую разницу сыграла сильная поддержка со стороны Турции решительного шага Азербайджана.Анкара выражала полную солидарность с Баку во время июльского спазма боевых действий, а теперь вывела это взаимодействие на новый уровень. Президент Реджеп Тайип Эрдоган назвал Армению главной угрозой миру в регионе и недвусмысленно потребовал полного вывода армянских сил из Нагорного Карабаха. Поддержка «братьев в Азербайджане» носит не только риторический характер: в августе два государства провели совместные военные учения, а теперь сообщения об ударах турецких беспилотников, перехватах турецких истребителей и прибытии наемников из контролируемой Турцией северной Сирии выглядят тревожно правдоподобно.

Россия ошарашена этим силовым вмешательством и не может найти убедительного ответа. Москва привыкла играть роль влиятельного посредника между Арменией (которая формально является союзником) и Азербайджаном (который не является), но позиция Турции сделала эту равноудаленность совершенно бессмысленной. Еще в июле у президента Владимира Путина было мало проблем при обсуждении этого конфликта с Эрдоганом, но сейчас он по-прежнему не хочет звонить. Раньше он считал, что экспорт природного газа дает России рычаги влияния, но последние данные показывают, что Турция в этом году сократила этот импорт более чем на 40%.

Кремль выступил с некоторыми неубедительными призывами к прекращению боевых действий, а министр иностранных дел Сергей Лавров выразил обеспокоенность по поводу эскалации, но, похоже, ничего похожего на значимую инициативу не предпринимается. Печальная ирония ситуации в том, что буквально неделю назад Путин наблюдал за завершающим этапом стратегических учений «Кавказ-2020», которые должны были продемонстрировать военное господство России в регионе. Ракеты Каспийской флотилии, по-видимому, не смогут отговорить Азербайджан от продолжения наступления, а переброска военных грузов в Армению по воздуху усилит напряженность в отношениях с Турцией (что может найти отклик в Сирии, где Россия после пяти лет боевых действий не готова к новая вспышка боевых действий).

Может ли война дать шанс миру?

Российские эксперты прогнозируют, что через несколько дней ожесточенных боев боевые действия исчерпают себя и перейдут в привычный тупик, что вполне устраивает Москву. Неэффективность России в управлении этим кризисом лишь свидетельствует о том, что давно сложившиеся международные структуры, такие как Минская группа, стали совершенно бесполезными. Уход США особенно прискорбен, но вряд ли обратим, хотя бы потому, что Китай не присутствует на Кавказе на видном месте, чтобы привлечь внимание Вашингтона.В последний раз США пытались урегулировать этот конфликт в апреле 2001 года, когда президент Джордж Буш-младший привез лидеров Армении и Азербайджана в Ки-Уэст, штат Флорида, и ему не удалось убедить их заключить сделку. Президент Барак Обама рассматривал в 2010 году вариант примирения между Арменией и Турцией и тоже ни к чему не пришел.

Европейский союз никогда не пытался продолжить, хотя и включил оба государства в свою инициативу Восточного партнерства. ЕС настолько разделен по поводу отношений с Турцией, что не смог принять резолюцию по Беларуси, потому что Кипр отказался подписать ее, если одновременно не будет одобрена резолюция по кризису в Восточном Средиземноморье, что оказалось невозможным.Именно этот паралич побуждает Эрдогана совершать ряд агрессивных внешнеполитических шагов. Оказав безоговорочную поддержку Азербайджану, турецкий лидер, возможно, выбрал слишком много: он привержен поддержке правительства в Триполи, Ливии и повстанцев в сирийской провинции Идлиб; он на стороне Катара в споре с Саудовской Аравией и на стороне палестинцев в безнадежном антагонизме с Израилем; он противостоит Греции в Восточном Средиземноморье и смело оскорбляет Индию своими замечаниями по поводу Кашмира.

Рассчитывая на турецкую солидарность и пассивность России, Алиев начал военные действия такой интенсивности, что захвата нескольких деревень было недостаточно для провозглашения победы. Армения может полагаться только на свою собственную способность мобилизовать общественную решимость и защищаться от тяжелых препятствий, и может помочь наличие правительства с сильной базой, созданного путем мирной демократической революции. Состязание воли между хорошо вооруженной автократией и устойчивой демократией вряд ли может привести к возврату к прежнему статус-кво.

Война может разрастись в масштабах и продолжаться не дни, а недели — но в этой трагедии есть надежда. Если обе стороны понесут тяжелые потери и дойдут до истощения, у них могут появиться стимулы для реального мирного урегулирования. Внешние стороны могли бы способствовать (или манипулировать) поиску компромиссов, но выйти из тупика взаимной неприязни должны Армения и Азербайджан. Принятие соседа как трудного партнера — но не вечного врага — предполагает жесткую реконфигурацию собственной идентичности страны, но война действительно жестокий учитель.

Россия и Кавказ | Connections: The Quarterly Journal

R. Craig Nation *

Introduction

Российское влияние в регионе Южного Кавказа имеет долгую историю. Царь Иван IV инициировал строительство крепости Тарки на Каспийском море еще в 1559 году. В последующие века Россия постепенно расширяла контроль над окрестностями, кульминацией чего стал Туркменчайский договор 1829 года, по которому река Аракс была установлена ​​границей расширяющейся империи с Персией. .[1] С тех пор в политике России по отношению к региону доминировала цель сохранения влияния.

Вызовы российскому контролю возникают как из внутренних, так и из внешних источников. Между 1817 и 1863 годами Россия вела то, что она называет Кавказской войной против коалиций местных племен во главе со знаменитым имамом Шамилем, в конечном итоге одержав победу в вооруженном конфликте, который велся «с невероятной жестокостью». [2] Современный этнический национализм возник на Кавказе, находившемся под царским контролем, с местной идентичностью, обусловленной статусом России как фольги для обиды.[3] Традиция вооруженного сопротивления российскому контролю прослеживается со времен Кавказской войны до наших дней. На фоне русских революций 1917 г. народы Кавказа предприняли безуспешные попытки консолидации независимых государств, а в 1920-е и 1930-е годы имели место многочисленные местные восстания против советской власти[4]. Традиция воинствующей оппозиции российскому господству возродилась в постсоветский период и остается важным источником региональной нестабильности.

Большой Кавказ также был предметом геополитической конкуренции между внешними игроками. Во время Крымской войны (1853–1856 гг.) Ахмед-паша повел османские армии на Кавказ с целью оттеснить Россию к северу от рек Терек и Кубань, логика (и неудачный исход) которой была воспроизведена османскими войсками под командованием Энвер-паши во время Первая мировая война. Кавказ также был целью наступления гитлеровского вермахта во время Второй мировой войны, который ценой больших потерь был отбит советскими вооруженными силами.[5] Парвин Дарабади характеризует эти эпизоды как часть более крупной борьбы, которая ведется на глобальной шахматной доске за контроль над «великой евразийской мегазоной Центральной и Евразии», включая Черное и Каспийское моря.[6] Нынешние конфликты за влияние в кавказском регионе между США и их западными союзниками и Российской Федерацией прекрасно вписываются в эту традицию.

Обещание нового начала, предложенное распадом Советского Союза, не выполнено. Между 1994 и 1996 годами Россия Бориса Ельцина вела Первую чеченскую войну в попытке подавить сепаратизм на российском Северном Кавказе, что привело к катастрофическим результатам. Во Второй чеченской войне (1999–2009 гг.) Россия добилась больших успехов, но вооруженное сопротивление в регионе не было ликвидировано. На фоне распада СССР Армения и Азербайджан вели войну за анклав Нагорный Карабах, а Грузия потеряла контроль над мятежными провинциями Южная Осетия и Абхазия, что породило затяжные или «замороженные» конфликты, которые до сих пор не урегулированы[7]. С момента прихода Владимира Путина к власти в Кремле в 2000 году Россия взяла на себя долгосрочные усилия по восстановлению своего традиционно доминирующего статуса.Когда грузинское правительство Михеля Саакашвили попыталось восстановить контроль над Южной Осетией в 2008 году, Россия ответила разрушительным вторжением, которое, казалось, сделало ее цели и возможности для их достижения кристально ясными.[8]

Россия проводит активную региональную политику на Кавказе в соответствии со своими историческими традициями, которые изображают регион как «неотъемлемую часть истории и судьбы России», а также ее современными геостратегическими интересами. [9] Между тем, его давняя роль крупного игрока в регионе продолжает формировать его восприятие и приоритеты. Политика России в отношении Южного Кавказа также согласуется с более широким видением постсоветской Евразии, которая рассматривается как горнило, в котором Россия в конечном итоге сможет вновь заявить о себе как о великой мировой державе. конфликт, который разворачивается на Украине с 2013 года. Цели Российской Федерации на Кавказе противоречат ей с западным сообществом безопасности в области, где на карту поставлены важные интересы обеих сторон.Управление этими стремлениями представляет собой важную проблему безопасности.

Интересы России в регионе

Кавказский регион по своей природе хрупкий. Этническое соперничество и неудовлетворенный национализм остаются серьезными источниками нестабильности. Российский Северный Кавказ включает в себя более 40 живых языков и почти 100 самостоятельных этнических общностей. Несмотря на постсоветские модели миграции, которые уменьшили разнообразие, во всех государствах Южного Кавказа проживает значительное количество меньшинств. Регион продолжает бороться с проблемами модернизации и развития, процесс, который был замедлен постсоветским конфликтом. В частности, навязанное геополитическое соперничество создает опасную поляризацию.

Россия всегда рассматривала Кавказ как «зону экзистенциальных ( жизненно важных ) интересов», имеющую «стратегически важное значение для национальной безопасности России», но в первые годы постсоветского периода эти приоритеты были подчинены к тому, что оказалось донкихотской попыткой повлиять на «стратегическое партнерство» с Западом.В конце советской эпохи этому региону придавалось лишь второстепенное значение с точки зрения Запада.[10] Это восприятие изменилось после «сделки века» в 1994 году, когда консорциум нефтяных компаний подписал соглашение с Азербайджаном о разработке месторождений углеводородов. запасы Каспийского бассейна.[11] Интерес США к региону усилился после терактов 11 сентября 2001 г. Кавказ теперь стал предметом озабоченности в так называемой глобальной войне с терроризмом, а после 2004 г. он стал частью транспортного коридора для США.С. и экспедиционный корпус ISAF в Афганистане. По многим из тех же причин — когда Владимир Путин руководил российской политикой с 2000 года, вел новую войну для подавления чеченского сепаратизма и взял на себя обязательство возродить российскую власть и влияние в «ближнем зарубежье» — Кавказский регион вновь обрел свою традиционную значимость. в спектре интересов российской безопасности.

В первое десятилетие нового тысячелетия Кавказ стал яблоком раздора в том, что стали называть новой «Большой игрой» за региональную гегемонию.[12] Борьба за влияние вскоре приобрела идеологический оттенок. Для некоторых на Западе регион Черного и Каспийского морей стал «границей свободы», где шло соперничество между западными демократическими ценностями и российским авторитаризмом[13]. Москва интерпретировала «проникновение» Запада в регион как посягательство на традиционную сферу влияния и вдохновившую его «русскую идею» единой Евразии[14]. Обе стороны стали характеризовать свое взаимодействие на Кавказе как соревнование с нулевой суммой, затрудняющее достижение компромисса в поисках переговорных решений.

Энергетическая безопасность была важным фактором соперничества. Актуальность Каспийского региона как производителя энергии и статус Кавказа как коридора для перевалки углеводородов на западные рынки сделали их центром геополитической конкуренции. Согласно влиятельному направлению российской аналитики, с середины 1990-х годов политика США последовательно стремилась «подчинить своему контролю энергетические ресурсы Кавказско-Каспийского региона».[15] Вашингтон отвергает эту интерпретацию, утверждая, что расширение доступа к Каспию ресурсы работает на всех и никоим образом не является антироссийской по духу.Но источники в США не отрицают, что на кону что-то есть. Управление энергетической информации США недавно охарактеризовало Каспийский бассейн как «все более важный источник глобального производства энергии» со значительными возможностями для расширения добычи природного газа на шельфе.[16]

Российская Федерация унаследовала от СССР фактическую монополию на доступ к каспийским запасам углеводородов, но ее контроль был оспорен. Трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан, действующий с 2006 года, называют «пуповиной», которая еще теснее связывает Азербайджан и Грузию с Западом.[17] Спор между Россией и Украиной в 2009 г. по поводу цен на газ, приведший к временному прекращению поставок европейским потребителям в середине зимы, усилил призывы к диверсификации. Каспийский регион в настоящее время рассматривается Европейским Союзом как «четвертая ось» поставок природного газа (после Норвегии, России и Африки), способная обеспечить до 20 процентов потребностей континента[18]. Сложная попытка создания Южного коридора для транспортировки природного газа из Каспийского бассейна на европейские рынки, похоже, завершилась обязательством по строительству Трансанатолийского газопровода (TANAP) со второй фазы Шах-Дениз. месторождения природного газа в Азербайджане с использованием существующего южнокавказского газопровода и транзитом через Грецию и Албанию для подключения к новому Трансадриатическому газопроводу (TAP), протянувшемуся в Италию и далее. Хотя это сильно урезанная версия первоначального амбициозного европейского проекта Nabucco , он остается вызовом для России. Московский проект «Южный поток», который должен был поставлять природный газ из России и Каспийского бассейна на европейские рынки через Черное море и Балканы, был отменен в декабре 2014 года из-за противодействия Болгарии и ЕС, вызванного украинским кризисом.[19] Он был заменен более скромным вариантом, предназначенным для транспортировки природного газа через Турцию в Грецию, что еще раз потенциально устраняет роль Украины как транзитной страны.Этот проект остается крупной стратегической инициативой, которую Россия реализует за определенную цену — меру того, что считается поставленным на карту в «войне трубопроводов» в Каспийском бассейне. Москва считает, что ее интересам бросают вызов усилия Запада по обеспечению безопасности поставок газа путем создания альтернативной транзитной инфраструктуры. Геополитическая конкуренция в энергетическом секторе остается острой.

Южный фланг Российской Федерации также охватывает хантингтоновскую «линию разлома» между христианской и исламской цивилизациями.Кавказский регион охвачен локальными конфликтами межконфессионального характера и стал ареной укоренившегося терроризма. Относительный успех России в операциях по борьбе с повстанцами в Чечне, по иронии судьбы, но не удивительно, привел к усилению вооруженного сопротивления в более крупном регионе Северного Кавказа. Организация «Имарат Кавказ», обязавшаяся использовать терроризм для обеспечения создания исламского государства на Кавказе и за его пределами, представляет собой смещение фокуса сопротивления с дела национального освобождения на разновидность исламского радикализма, или «ваххабизма». на русском языке.Кавказский Эмират был описан Гордоном Ханом как «часть глобального джихадистского революционного движения или альянса, который включает, но не сводится к АК [Аль-Каиде]». [20] Это делает его, по крайней мере в принципе, угрозой как для России, так и для Запада – утверждение, которое, похоже, подтверждается участием двух граждан США северокавказского происхождения (Тамерлана и Джохара Царнаевых) в Бостонском марафоне. взрыв в апреле 2013 г.[21] Озабоченность России последствиями исламского экстремизма на ее южном фланге не следует недооценивать.Это вызов, для которого Москва все еще ищет эффективное решение. Административная репрессия в ответ на явление может фактически только расширить проблему[22].

Наиболее важными мотивами участия России в регионе являются геополитические. Москва рассматривает Кавказский регион как единое целое, охватывающее Северный и Южный Кавказ, а также Краснодарский и Ставропольский края России. Интенсивность антироссийских настроений в регионе в сочетании с затратами на поддержание контроля над обедневшим и социально потрясенным районом привели к призывам российского гражданского общества к размежеванию, но эти призывы не оказали заметного влияния на восприятие элиты.[23] Российские элиты рассматривают Кавказ не как периферийный регион, а скорее как важнейший евразийский сухопутный мост, соединяющий Черное, Азовское и Каспийское моря и, в более широком смысле, большой европейский мир с Центральной Азией, Шелковым путем и Южным и Восточная Азия. [24] Статус в регионе считается критически важным для способности России распространять свое влияние на Среднюю Азию и Большой Ближний Восток. Политическое насилие на Северном Кавказе делает Москву особенно чувствительной к социальным и экономическим тенденциям и возможному «перебросу» нестабильности на север.

США представляют свою политику как мягкую попытку поощрить появление безопасных, стабильных и независимых государств, связанных с Западом. С точки зрения доминирующей российской стороны, это маскирует долгосрочную кампанию по проникновению, дестабилизации и, в конечном итоге, отделению региона от России, что является частью большой стратегии, направленной на «ускорение политической и экономической изоляции бывших советских республик от Москвы» и на подрыв российской власти. Сама Федерация.[25] Программа США по расширению НАТО, распространенная на новые независимые государства Грузию и Украину после «цветных революций» 2003 и 2004 годов и в некоторых интерпретациях возобновленная У. S. поддержка революции на Майдане в Украине в 2013–2014 гг. усилила это восприятие.[26] Россия интерпретирует действия США как агрессивные. Его собственные мотивы изображаются оборонительными, но не только таковыми. Содействие многосторонней ассоциации в бывшем Советском Союзе стало важной опорой внешней политики путинского руководства, включая амбициозные планы по созданию расширяющегося Евразийского экономического союза и, помимо этого, Евразийского союза с политическими функциями и функциями безопасности.Западные аналитики часто преуменьшают значение или высмеивают этот проект, но Москва со всей серьезностью занимается этим проектом. Государства Южного Кавказа будут заманивать в союз со своим северным соседом и принуждать, если они будут сопротивляться, если бы не экономические преимущества, которые объединение может принести им как средство ослабления или ограничения влияния Запада.[27] С геополитической точки зрения Москва придерживается подхода с нулевой суммой к региону, который оставляет мало места для разумных компромиссов.

Пределы российской мощи

Кавказ является приоритетным направлением российской внешней политики и политики безопасности, и ее устремления в этом регионе недвусмысленны.Неясно, обладает ли он средствами для их эффективного решения.

Пятидневная война августа 2008 года, казалось, восстановила позиции России как доминирующей региональной державы. Вооруженные силы Грузии, не готовые к конфликту такого масштаба, с которым им пришлось столкнуться, не имели иного выбора, кроме как отступить к своей столице, подвергнув оккупации значительную часть страны. Значительной помощи Запада не последовало.[28] Россия продемонстрировала готовность к военным действиям, когда ее интересам угрожали, а также способность делать это успешно.Отсутствие осмысленного ответа Запада, казалось, указывало на асимметрию интересов, которая работала на пользу России. Другие хрупкие государства, граничащие с Российской Федерацией, могли только осознать свою незащищенность и в результате были более готовы приспособиться к России. 28 августа 2009 года Москва в одностороннем порядке признала независимость республик Абхазии и Южной Осетии, бросив перчатку в том, что было названо актом «отсрочки наказания за признание Косово Соединенными Штатами».S. и многие государства ЕС». [29]

Российские вооруженные силы в настоящее время постоянно дислоцируются как в Абхазии, так и в Южной Осетии вместе с сотрудниками Федеральной службы безопасности (ФСБ), а линии разграничения со стороны Грузии усиливаются. Анклавы полностью зависят от России в плане экономических инвестиций и доходов от туризма, транспортных связей, выдачи (российских) паспортов, позволяющих совершать международные поездки, и политической поддержки. Передовое присутствие дает России значительные рычаги воздействия на события в более крупном регионе.Возможно, самое главное, что движение Грузии в сторону НАТО было сорвано.

Неудача способствовала «резкой и ощутимой утрате интереса Запада к Восточной Европе в целом и Южному Кавказу в частности», который до некоторой степени сохраняется[30]. Российские источники интерпретируют «агрессию» Грузии против Южной Осетии как продукт новой Большой игры, неизбежное следствие «запрограммированной, прямой экспансии Запада в геополитическое пространство бывшего СССР.[31] Согласно своим собственным оправданиям, вмешавшись в дела Грузии, Россия продемонстрировала свое возрождение в качестве независимого стратегического игрока, готового защищать свои интересы — при необходимости с оружием — везде, где им может быть брошен вызов.

Долгосрочные последствия войны кажутся не такими безобидными. Безусловно, тактические успехи России не помогли преодолеть структурные слабости, мешающие ее попыткам разработать и поддерживать эффективную региональную политику.

Действия России в августе 2008 г. оставили ее в существенной изоляции.Лишь несколько государств ответили взаимностью на жест дипломатического признания отколовшихся образований (Науру, Никарагуа и Венесуэла — предложения Тувалу и Вануату о признании были впоследствии отозваны). Особо следует отметить отказ от признания государствами-членами Шанхайской организации сотрудничества и Организации Договора о коллективной безопасности — ключевых многосторонних евразийских форумов России.

В октябре 2012 года Коалиция «Грузинская мечта», основанная и финансируемая эксцентричным миллионером Бидзиной Иванишвили, победила «Единое национальное движение» Саакашвили с комфортным отрывом в парламентских выборах.Гиорги Маргвелашвили победил на президентских выборах в октябре 2013 года от имени «Грузинской мечты», что отчасти было обусловлено предполагаемой ответственностью Саакашвили за провал грузинских операций в Южной Осетии. Находясь у власти, «Грузинская мечта» стремилась нормализовать отношения с Россией, отказавшись от применения силы для возвращения утраченных территорий во имя стратегии «вовлечения через сотрудничество». [32] Возобновлен экономический обмен с Российской Федерацией. Но Тбилиси не признал легитимность оккупированных территорий и не отказался от желания интегрироваться с Западом и в конечном итоге ассоциироваться с ЕС и НАТО. Развертывание российских войск может рассматриваться как средство сдерживания возобновления боевых действий, но Тбилиси считает их угрозой, которая восстановила свои вооруженные силы до большей численности и боеспособности, чем довоенный уровень. Продолжается модернизация вооруженных сил, включая переход к полностью профессиональной армии, совместимой со стандартами НАТО.[33] Исторически грузины рассматривались Россией как сочувствующее население. Сегодня царит атмосфера отчуждения и вражды, что затрудняет, если не делает невозможным использование Российской Федерацией ресурсов мягкой силы для достижения национальных целей.Эта ситуация вряд ли изменится в ближайшее время.

Россия использовала свой статус защитника отколовшихся анклавов, вовлеченных в «замороженные» конфликты на Южном Кавказе (Абхазия, Южная Осетия и нагорно-карабахский анклав, являющийся предметом спора между Арменией и Азербайджаном), для продления регионального влияния. Признание Абхазии и Южной Осетии снизило напряженность на одном уровне, создав свершившийся факт , но также позволяет Москве держать в заложниках будущую геополитическую эволюцию Грузии.

Случай с Нагорным Карабахом более неоднозначен, а также более опасен. Вместе с Францией и США Россия является учредителем Минской группы, которой поручено посредничество в мирном урегулировании конфликта. Он также является важным поставщиком оружия обеим воюющим сторонам и крупнейшим дипломатическим сторонником Армении, основной стороны конфликта. На линии соприкосновения, окружающей Нагорный Карабах и прилегающие оккупированные территории, часто происходят вооруженные столкновения, снайперская стрельба и нарушения режима прекращения огня.И Армения, и Азербайджан ведут дорогостоящее наращивание военной мощи, и провокации с обеих сторон время от времени служат поводом для войны . Президент Ильхам Алиев и другие высокопоставленные официальные лица Азербайджана неоднократно заявляли, что Азербайджан оставляет за собой прерогативу прибегнуть к силе для разрешения спора, если дипломатические возможности исчерпаны.[34] Россия изображает из себя посредника, приверженного мирному урегулированию конфликта, последний раз в августе 2014 года, когда Путин спонсировал личную встречу между своими армянскими и азербайджанскими коллегами Сержем Саргсяном и Алиевым на российском курорте Сочи после резкого всплеска бой, унесший более сорока жизней. [35] Тем не менее, российские интересы не обязательно поощряют агрессивное продвижение решения конфликта. В статье New York Times после аннексии Крыма Россией бывший советник азербайджанской государственной нефтяной компании охарактеризовал Нагорный Карабах как «следующий фронт в усилиях России по восстановлению своей утраченной империи». [36] Это может быть преувеличением, но нет никаких сомнений в том, что Москва рассматривает статус армянского анклава как средство укрепления своего регионального положения. С этой целью «замороженный» статус-кво наиболее эффективно служит своим целям, закрепляя зависимость и обеспечивая некоторую степень влияния на всех региональных акторов, включая сам Азербайджан.

Самая мощная база поддержки России на Южном Кавказе — ее двусторонние отношения с Арменией. Два государства имеют значительные исторические и культурные связи, и их позиции по большинству международных вопросов тесно связаны. Пока Армения чувствует угрозу со стороны Азербайджана, она будет оставаться в стратегической зависимости от Москвы. Об этом свидетельствуют членство Армении в Организации Договора о коллективной безопасности, надежный двусторонний договор о безопасности и значительное российское военное присутствие на 102-й военной базе, расположенной в Гюмри, втором по величине городе Армении.Российские официальные лица несколько раз намекали, что если Азербайджан решит применить военную силу против Армении, Россия вмешается от его имени.[37] Армения зависит от экономической поддержки России, включая торговлю и передачу энергии по привлекательным ценам. Россия приобрела контрольный пакет акций крупных секторов национальной экономики, включая железные дороги, добывающую промышленность, телекоммуникации и энергетическую инфраструктуру. Учитывая степень зависимости, неудивительно, что в сентябре 2014 года Ереван решил отказаться от предложения ЕС о заключении Соглашения об ассоциации в пользу членства в спонсируемом Россией Евразийском экономическом союзе.[38] Некоторые аналитики считают, что на Кавказе в целом возникает стратегический раздел, где ось Россия-Армения-Иран противопоставляется альтернативе Турция-Грузия-Азербайджан, но этот сценарий почти наверняка преувеличивает степень согласованности внутри предполагаемых блоков. Именно двусторонние отношения между Москвой и Ереваном имеют реальный стратегический вес.

Богатый нефтью Азербайджан – самое сильное и густонаселенное государство Южного Кавказа. Относительное богатство и особые отношения с соседней Турцией дают ей возможность проводить взвешенную и многовекторную внешнюю политику, включающую стабильные отношения с Российской Федерацией.После того, как не удалось продлить аренду российской РЛС раннего предупреждения в Габале, в Азербайджане больше не размещаются российские военные объекты. У него нет значительных экономических активов, контролируемых Россией, которые можно было бы использовать в качестве основы для внешнего влияния. Хотя Баку экспортирует природный газ в Россию, его энергетическая политика ориентирована на Запад. Коммерческие отношения растут, но экономическое взаимодействие Баку с ЕС и Турцией значительно важнее. Хотя особые отношения России с Арменией вызывают раздражение, Россия остается важным поставщиком оружия, и в остальном политика двух стран совпадает. Москва не бросает вызов авторитарным политическим традициям Баку, как это было в случае с США. Россия не угрожает Азербайджану, а скорее обхаживает его как желаемого потенциального члена Евразийского экономического союза. Однако это ухаживание вряд ли увенчается успехом. Интересы Азербайджана диктуют политику жесткого неприсоединения.

В определенном смысле отношения между Россией и Азербайджаном отражают большие противоречия, от которых страдает российская политика на Кавказе в целом.Россия слишком слаба экономически, чтобы служить важной точкой притяжения и уж точно не альтернативой взаимодействию с Западом. Случай Армении, связанной зависимостью от безопасности, является исключением. Активы российской «мягкой силы» не впечатляют — ее социальная и политическая модель непривлекательна. Культурная конвергенция находится в упадке, поскольку разные люди региона вновь заявляют о своей самобытности. Несмотря на долгую историю России в составе региона, в словах генерала Алексея Ермолова, высказанных почти двести лет назад, все же есть доля истины – российская политика на Кавказе неизбежно спотыкается о столкновение «двух совершенно разных культур». [39] Россия может использовать вооруженную силу для достижения своих интересов на фоне локальной нестабильности, но рычаги воздействия, которые предоставляет военная сила, ограничены. Восстановление гегемонистского статуса не по средствам. Путинское руководство продолжит культивировать региональное влияние, зачастую как самоцель, но существует хронический риск, характерный для российской политики в целом, закончиться ситуацией, когда «амбиции не соответствуют возможностям». [40]

Новая холодная война?

Украинская «революция Майдана» февраля 2014 года и ее насильственные последствия оказали и будут продолжать оказывать значительное влияние на отношения России с Западом и ее политику на Кавказе, в Черноморском и Каспийском регионах.Конфликт далек от разрешения, но его непреходящие последствия уже можно различить. Все они тревожны, и некоторые глубоко.

Руководство Путина твердо убеждено, что политика США в отношении России является заведомо враждебной. В нем свержение президента Виктора Януковича описывается как спонсируемый США путч, направленный на то, чтобы навязать Киеву антироссийское руководство, приверженное ассоциации с Западом, включая полноправное членство в альянсе НАТО, результат, который Кремль неоднократно называл неприемлемым. Ответы России, в том числе аннексия Крыма и поддержка сепаратистского движения на востоке Украины, подтвердили США и их союзникам, что Путин действует на основе великого замысла восстановить утраченную империю или «Русский мир» вокруг идеологии. пропитаны традиционным национализмом – инициатива, которой необходимо противодействовать. Экономические санкции Запада, изначально предназначенные для сдерживания дальнейшей агрессии, по своему характеру приобрели карательный характер, и, если они продлятся, они приведут к обращению вспять тенденции к экономической интеграции России в мировую экономику, которая была одной из самых многообещающих тенденций за всю историю. постсоветский период.Враждебная риторика поощряла образы врагов, которые будет трудно стереть. Возможно, безвозвратно утрачена способность сотрудничать с Российской Федерацией в качестве партнера по безопасности в областях, представляющих общие взаимные интересы. Инициативы России на Украине принесли некоторые тактические преимущества (защита ее военно-морских объектов в Севастополе, расширение доступа к ресурсам Черного моря, сохранение некоторых рычагов воздействия на будущую геополитическую ориентацию Украины), но очень дорогой ценой. И конфликт далек от завершения — худшее может быть еще впереди.

На Кавказе последствия украинского конфликта почти наверняка усилят самые несговорчивые и воинственные направления российской политики. Надежды на укрепление отношений сотрудничества между Россией и НАТО в качестве основы для благоприятного расширения не оправдались. Упорное противодействие Москвы ассоциации Грузии с Альянсом усилилось. Наихудшие сценарии, касающиеся подхода Кремля к затянувшимся конфликтам в регионе, могут стать самосбывающимися пророчествами, в то время как уверенность Москвы в том, что она «никогда не смирится с мыслью, что советская империя потеряна», усилилась.[41] В этих обстоятельствах усилия по созданию реального сообщества безопасности на Большом Кавказе и контекст, в котором приоритеты могут быть смещены в сторону неотложных задач модернизации, развития и культурной гармонии, будут отложены до греческих календ.

Кавказ остается расколотым поясом, где российские интересы определяются таким образом, что делают их несовместимыми с доминирующим на Западе видением будущего региона. Украинский конфликт, похоже, преувеличивает степень несовместимости.Возможности России отстаивать свои интересы в регионе ограничены, но не значительны. Если основы сотрудничества рухнут совсем, на фоне продолжающегося соперничества из-за Украины она может стать опаснейшим соперником.

Последние новости о России и войне на Украине

Российские войска нарушили еще одно соглашение о прекращении огня, которое должно было позволить мирным жителям уйти, сообщает Великобритания 7, 2022.

Арис Мессини | Афп | Getty Images

Сообщается, что российские силы подвергли артиллерийскому обстрелу и обстрелу из стрелкового оружия коридоры эвакуации, которые были предназначены для того, чтобы украинские граждане могли покинуть города Мариуполь и Сумы.

Министерство обороны Великобритании сообщило в сводке разведданных, что насилие отмечается третий день подряд, когда российские войска нарушают свои собственные предполагаемые соглашения о прекращении огня.

Несмотря на опасность, министерство заявило, что некоторым мирным жителям, вероятно, удалось бежать из осажденных городов.

«Те мирные жители, которые вынуждены остаться, продолжают страдать от нехватки электроэнергии, продовольствия и воды, что усугубляется массированными российскими обстрелами», — говорится в сообщении министерства.

— Тед Кемп

Fitch понизило рейтинг долга России, заявив, что дефолт неизбежен неизбежно, поскольку санкции и торговые ограничения подорвали его готовность обслуживать долг.

Fitch понизило суверенный рейтинг России еще на шесть ступеней до мусорной территории до «C» с «B», заявив, что дефолт неизбежен, поскольку санкции и торговые ограничения подорвали ее готовность обслуживать долг.

Финансовые рынки страны были ввергнуты в смятение западными санкциями после того, как они вторглись в Украину, что вызвало серьезные опасения по поводу ее способности и готовности обслуживать долг.

Рейтинговая компания указала на президентский указ, который потенциально может привести к деноминации выплат по суверенным долгам в иностранной валюте в местную валюту для кредиторов в определенных странах.

«‍Дальнейшее ужесточение санкций и предложений, которые могут ограничить торговлю энергоресурсами, повышают вероятность ответной реакции России, которая включает как минимум выборочную невыплату своих суверенных долговых обязательств», — говорится в заявлении рейтингового агентства.

— Reuters

Украинские беженцы прибывают в Польшу

Сев на поезда из Украины, беженцы прибывают и ждут безопасного проезда в Польше.

Пассажиры, прибывшие из Украины, на главном железнодорожном вокзале в Кракове, Польша, 8 марта 2022 года.

Агентство Анадолу | Getty Images

Женщина с ребенком на руках на Центральном вокзале в Варшаве, Польша, 8 марта 2022 года.

Sopa Images | Световая ракета | Getty Images

Молодая девушка ждет с багажом на Восточном вокзале Варшавы в Варшаве, Польша, 8 марта 2022 года.

Nurphoto | Getty Images

Женщина приветствует своего друга из Киева после того, как он вышел из поезда, прибывающего из Варшавы, в котором в основном ехали люди, спасающиеся от войны в Украине, на центральном железнодорожном вокзале Берлина 8 марта 2022 года.

Джон Макдугалл | АФП | Getty Images

Дети, бежавшие от войны в Украине, отдыхают во временном приюте для беженцев, который был заброшенным супермаркетом TESCO после того, как его перевезли с польско-украинской границы 8 марта 2022 года в Перемышле, Польша.

Омар Маркес | Getty Images

США и их союзники обсуждают дополнительные высвобождения запасов нефти на фоне проблем с поставками и ценами, заявил Байден, министр энергетики рассказал CNBC.

Всего за неделю до этого 31 член Международного энергетического агентства договорились использовать 60 миллионов баррелей нефти из своих чрезвычайных запасов, чтобы развеять опасения по поводу поставок энергоносителей и повышения цен после вторжения России в Украину.

«Я думаю, что есть ощущение срочности по этому поводу», — сказал Грэнхольм в «Заключительном звонке». «Мы ведем активные переговоры с нашими союзниками… и у нас будут дальнейшие обсуждения» как внутри правительства США, так и с его партнерами, — сказал секретарь кабинета министров.

Кевин Бройнингер

«Мы не знаем», как долго продержатся высокие цены на газ, говорит Байден, министр энергетики Об этом CNBC заявила министр энергетики Дженнифер Гранхольм.

«Конечно, мы не знаем. Мы не знаем, как долго Путин собирается терроризировать Украину. Мы не знаем, как долго продлится его война. Но давайте проясним, это увеличение из-за Владимира Путина, «Сказал Грэнхольм, когда его спросили в «Заключительном звонке» о заоблачных ценах.

«Это война Путина. Это путинские повышения. И мы не можем позволить этому продолжаться», — сказала она.

«Нам повезло, что нас не просят пожертвовать нашими сыновьями и дочерьми, чтобы идти и сражаться в этой войне, но нам, возможно, придется пойти на другие жертвы», — сказал Грэнхольм. «И я так горжусь тем, что так много американцев готовы заплатить немного больше за насос, чтобы ускорить окончание этой войны».

Кевин Бройнингер

Гигант авиасимуляторов CAE прекращает обучение пилотов и услуги симуляторов для российских авиакомпаний покинуть Россию после ее нападения на Украину.

«CAE опечален гуманитарным кризисом в Украине, и в поддержку своих сотрудников CAE прекратила предлагать услуги по обучению пилотов российских авиакомпаний, а также корпоративных и грузовых операторов в своей учебной сети», — компания из Монреаля. сказал. «Компания также прекратила продажу и обслуживание тренажеров для российских авиакомпаний, а также для медицинских дистрибьюторов».

Авиационная система России стала изолированной после вторжения страны в Украину, поскольку западные компании, такие как Airbus и Boeing, уходят из страны, а ограничения на полеты препятствуют полетам в Россию и из России.Однако российские авиакомпании прекратили международные рейсы, из-за чего арендодателям все труднее вернуть себе самолеты.

— Лесли Джозефс

Bumble извлекает широко популярное приложение для знакомств Badoo из России и Беларуси IPO компании в Нью-Йорке, штат Нью-Йорк, США, 11 февраля 2021 г.

Майк Сегар | Reuters

Бамбл не любит Россию.

Популярная компания, выпускающая приложения для знакомств, прекращает свою деятельность в России и удаляет все свои приложения из Apple App Store и Google Play Store в России и Беларуси, говорится в отчете компании о прибылях и убытках за четвертый квартал.

По данным JPMorgan, компания имеет тесные связи с Россией и Украиной, на долю которых приходится около 15% от общего числа активных ежедневных пользователей приложения для знакомств Badoo, принадлежащего Bumble. Примерно 20% ее глобальной рабочей силы, около 130 сотрудников, также находятся в Москве, как ранее сообщала компания.

Это влияние сильно ударило по инвесторам, поскольку акции компании упали на 30 % с тех пор, как 24 февраля Россия начала наступление на Украину. — Джессика Бурштынски

АНБ работает над выявлением и отражением потенциальных российских кибератак

Директор Агентства национальной безопасности генерал Пол Накасоне дает показания перед слушаниями комитета Палаты представителей (Select) по разведке о разнообразии в разведывательном сообществе на Капитолийском холме в Вашингтоне, 27 октября. , 2021.

Элизабет Франц | Reuters

Директор Агентства национальной безопасности генерал Пол Накасоне заявил во вторник законодателям, что спецслужбы США работают над выявлением и отражением российских кибератак, если Кремль примет ответные меры против Запада.

«Мы очень, очень сосредоточены на субъектах программ-вымогателей, которые могут проводить атаки против наших союзников или нашей страны, и очень, очень сосредоточены на некоторых видах киберактивности, которые, возможно, предназначены для Украины и распространяются более широко на другие страны», — сказал Накасоне. перед Комитетом Палаты представителей по разведке.

Накасоне также предупредил, что потенциальная российская кибератака на критически важную инфраструктуру США может иметь «побочный эффект», если ее не сдержать.

«Даже если русские думают, что они тщательно откалибровали какую-то форму злонамеренной киберактивности против нашей критической инфраструктуры, реальность такова, что они продемонстрировали историю неспособности управлять последствиями этого так, как они намеревались», — сказал Накасонэ.

  — Аманда Масиас

Любовь и война в Украине

Бойцы Национальной гвардии Украины Александр и Елена слушают священника на своей свадьбе во время украинско-российского конфликта на блокпосту Украины в неизвестном месте.

Фото предоставлены Пресс-службой Национальной гвардии Украины.

Бойцы Национальной гвардии Украины Александр и Елена слушают священника на своей свадьбе во время украинско-российского конфликта, на блокпосту в неизвестном месте, в Украине, на этом рекламном снимке, опубликованном 8 марта 2022 года.

Национальная гвардия Украины Украина | Reuters

Солдаты Национальной гвардии Украины Александр и Елена слушают священника на своей свадьбе во время украинско-российского конфликта, на блокпосту в неизвестном месте, Украина, на этом рекламном снимке, выпущенном 8 марта 2022 года.

Национальная гвардия Украины | Reuters

Солдаты Национальной гвардии Украины Александр и Елена реагируют на свою свадьбу во время украинско-российского конфликта, на блокпосту в неизвестном месте, в Украине, на этом рекламном снимке, выпущенном 8 марта 2022 года.

Национальная гвардия Украины | Reuters

Солдаты Национальной гвардии Украины Александр и Елена целуются на своей свадьбе во время украинско-российского конфликта, на блокпосту в неизвестном месте, в Украине, на этом рекламном снимке, опубликованном 8 марта 2022 года.

Национальная гвардия Украины | Reuters

США и Франция обещают возложить на Путина дополнительные расходы

Президент Франции Эммануэль Макрон сопровождает госсекретаря США Энтони Блинкена после встречи в Елисейском дворце в Париже, Франция, 25 июня 2021 года.

Сара Мейсонье | Reuters

Госсекретарь Энтони Блинкен встретился с президентом Франции Эммануэлем Макроном в Париже, чтобы обсудить дополнительные способы для трансатлантических союзников «наложить значительные расходы на президента Путина и его соратников до тех пор, пока они продолжают свою войну выбора в Украине.«

«Госсекретарь и президент обменялись мнениями о текущей дипломатии, направленной на уменьшение насилия и прекращение войны Кремля», — говорится в кратком изложении встречи.

Обсуждения Блинкена в Елисейском дворце завершают неделю встреч с союзниками в Бельгии, Польше, Молдове, Латвии, Литве и Эстонии.

  — Аманда Масиас

Сообщается, что PepsiCo изучает варианты для своего российского подразделения

Бутылки Pepsi изображены в продуктовом магазине в Пасадене, Калифорния.

Марио Анзуони | Reuters

PepsiCo изучает варианты для своего российского бизнеса, в том числе списание стоимости подразделения, сообщила во вторник Wall Street Journal.

Pepsi имеет тесные связи с Россией, начиная с того момента, когда в середине 1970-х во время холодной войны она представила колу Советскому Союзу. Компания также управляет крупным молочным бизнесом в России. Ссылаясь на людей, знакомых с этим вопросом, газета сообщила, что Pepsi не хочет сворачивать свои российские операции, потому что десятки тысяч россиян зависят от Pepsi в плане работы и предметов первой необходимости.

— Амелия Лукас

Зеленский обещает бороться с Россией «любой ценой» в своем выступлении перед парламентом Великобритании Уинстон Черчилль.

«Мы будем сражаться до конца на море, в воздухе. Мы продолжим сражаться за нашу землю, чего бы это ни стоило», — сказал он в видеообращении к Палате общин.

В отдельном заявлении в Твиттере он также поблагодарил президента США Джо Байдена за то, что он «нанес удар в самое сердце военной машины [Владимира] Путина», запретив импорт нефти, природного газа и угля из России.

Президент Украины Владимир Зеленский обращается к депутатам Палаты общин по видеосвязи о последней ситуации в Украине. Дата фотографии: вторник, 8 марта 2022 г.

Палата общин | Па Изображения | Getty Images

Польша готова передать стареющие истребители в обмен на подержанные U.S. самолета

Два польских МиГ-29 на авиабазе в Мальборке, Польша, на этом архивном фото августа 2021 года.

Агентство Анадолу | Агентство Анадолу | Getty Images

Польские ВВС немедленно отправят свои устаревающие российские истребители МиГ-29 на авиабазу Рамштайн в Германии, где Соединенные Штаты возьмут на себя контроль над флотом.

Взамен Польша потребовала, чтобы США прислали «подержанные самолеты с соответствующими эксплуатационными возможностями», говорится в заявлении Министерства иностранных дел Польши, не уточнив конкретный U.С. самолет.

«Правительство Польши также просит других союзников по НАТО — владельцев самолетов МиГ-29 — действовать в том же духе», — говорится в заявлении.

  — Аманда Масиас

McDonald’s прекращает свою деятельность в России после того, как молчал о войне

McDonald’s заявил, что прекратит свою деятельность в России почти через две недели после того, как Владимир Путин начал свое вторжение в Украину.

Компания, получающая 9% выручки из России, обиделась на молчание о войне.Во вторник ее генеральный директор заявил, что McDonald’s продолжит платить своим 62 000 сотрудников в стране, даже если закроет там свои 850 магазинов до дальнейшего уведомления.

«За более чем тридцать лет работы McDonald’s в России мы стали важной частью 850 сообществ, в которых мы работаем», — написал в своем заявлении генеральный директор Крис Кемпчински. «В то же время наши ценности означают, что мы не можем игнорировать ненужные человеческие страдания, происходящие в Украине».

– Майк Калия

У.С. говорит, что около 95% боевой мощи Кремля остались нетронутыми

На этом общем снимке показана уничтоженная российская бронетехника в городе Буча, западнее Киева, 4 марта 2022 года.

Арис Мессинис | АФП | Getty Images

Высокопоставленный представитель министерства обороны США сказал, что около 95% боевой мощи Кремля остаются нетронутыми после почти двухнедельной войны на Украине.

«Г-н Путин по-прежнему обладает подавляющим большинством доступных ему тактических средств «земля-воздух», — сказал чиновник.

Чиновник добавил, что почти 100% войск, которые когда-то были размещены вдоль границы с Украиной, сейчас сражаются внутри страны и медленно продвигаются на Киев по четырем направлениям.

«По нашим оценкам, почти, не все, но почти 100% сил, которые они собрали, сейчас находятся внутри страны, и очевидно, что они находятся внутри страны с намерением двигаться по этим множественным линиям доступа», — сказал чиновник. .

Чиновник добавил, что у США нет никаких признаков того, что президент России Владимир Путин выводит войска из других регионов России для боевых действий в Украине.

  — Аманда Масиас

Разрушения в Харькове

На фотографиях видны разрушенные здания в Харькове через сутки после обстрела российскими войсками.

Женщина проходит мимо жилого дома, пострадавшего после обстрела накануне во втором по величине городе Украины Харькове 8 марта 2022 года.

Сергей Бобок | АФП | Getty Images

На этом снимке показан жилой дом, пострадавший после обстрела накануне во втором по величине городе Украины Харькове 8 марта 2022 года.

Сергей Бобок | АФП | Getty Images

На этом снимке изображена разрушенная после обстрела накануне квартира во втором по величине городе Украины Харькове 8 марта 2022 года.

Сергей Бобок | АФП | Getty Images

Военнослужащий территориальных сил обороны Украины осматривает разрушения после обстрела во втором по величине городе Украины Харькове 8 марта 2022 года.

Сергей Бобок | АФП | Getty Images

Российские силы выпустили более 670 ракет с начала вторжения

Украинский военнослужащий осматривает разрушения после обстрела второго по величине города Украины Харькова 7 марта 2022 года.

Сергей Бобок | АФП | Getty Images

Высокопоставленный представитель министерства обороны США заявил во вторник, что российские войска активизировали ракетные удары по Украине за последние 24 часа.

Чиновник, который говорил на условиях анонимности, чтобы поделиться новыми американскими подробностями кампании Кремля, сказал, что с начала вторжения русские выпустили около 670 ракет. За последние сутки США зафиксировали около 50 пусков российских ракет.

Большинство ракет запускаются либо с территории России, либо с мобильных платформ на территории Украины.С. Сотрудник Министерства обороны. Приблизительно 70 ракет были выпущены с территории Беларуси, и менее 10 ракет были запущены с военно-морских средств в Черном море.

  — Аманда Масиас

Российские силы находятся примерно в 19 милях от центра Киева, заявил представитель Минобороны США Айтак Унал/ | Агентство Анадолу | Getty Images

Старший У.Представитель Минобороны С. сообщил, что российские силы проводят четыре различных наступления на Киев и находятся примерно в 12 милях от центра города.

Чиновник на условиях анонимности сообщил, что продвижение российских войск вглубь Украины замедлилось.

«Кажется, они все еще страдают от проблем с логистикой и снабжением», — пояснил чиновник, добавив, что русские сталкиваются с серьезной нехваткой топлива и продовольствия.

«У нас есть все основания ожидать, что они попытаются преодолеть эти проблемы», добавил чиновник.

  — Аманда Масиас

США предупреждают, что через 14 дней в Киеве могут закончиться еда и вода, если русские прекратят поставки

Женщина переходит улицу, когда в центре Киева видны противотанковые сооружения, Украина 7 марта, 2022.

Глеб Гаранич | Reuters

По оценкам разведывательного сообщества США, если российские силы прекратят подачу продовольствия и воды в Киев, люди в украинской столице могут остаться без припасов примерно через 14 дней.

«У меня нет точного количества дней снабжения, которое есть у населения, но с отключением снабжения оно станет несколько отчаянным.Я бы сказал, от 10 дней до двух недель», — сказал директор Разведывательного управления Министерства обороны США генерал-лейтенант Скотт Берриер перед слушаниями Комитета Палаты представителей по разведке на тему «Всемирные угрозы». Сквира под Киевом, Украина, 4 марта 2022 г. 

Томас Питер | Reuters

Байден говорит, что цены на газ в США могут вырасти после запрета России на импорт нефти , Калифорния.

Марио Тама | Новости Гетти Изображений | Getty Images

Президент Джо Байден заявил, что действия его администрации по запрету импорта российской нефти могут привести к еще большему давлению на потребителей, которые сталкиваются с высокими ценами на бензоколонке.

«Благодаря этому действию она будет расти еще больше», — сказал он во вторник о стоимости топлива в США. увеличить предложение и сдержать рост цен для потребителей.Цены на нефть выросли после того, как Россия, крупный производитель, вторглась в Украину в прошлом месяце.

Во вторник Великобритания и ЕС объявили о отдельных планах по отказу от российской энергии.

— Джейкоб Прамук

Байден объявляет о запрете США на импорт из России

Общий вид нефтяных резервуаров в порту Транснефть-Козьмино недалеко от дальневосточного города Находка, Россия.

Юрий Мальцев | Reuters

Президент Джо Байден объявил о планах США запретить импорт российской нефти, что является серьезной эскалацией международной реакции на вторжение Москвы в Украину.

Этот шаг был предпринят в то время, когда страны-союзники Запада работают над отделением Москвы от мировой экономики, чтобы наказать президента России Владимира Путина за его неспровоцированную агрессию.

«Сегодня я объявляю, что Соединенные Штаты нацелились на главную артерию российской экономики. Мы запрещаем весь импорт российской нефти, газа и энергии», — заявил Байден в Белом доме. «Это означает, что российская нефть больше не будет приниматься в портах США, и американский народ нанесет еще один мощный удар по путинской военной машине.

«Это шаг, который мы предпринимаем, чтобы причинить Путину еще большую боль», — сказал Байден.

— Кевин Бройнингер Россия как правительство Владимира Путина расправляется со средствами массовой информации, которые отказываются следовать линии Кремля в отношении войны на Украине. главный редактор газеты.

«Российские власти подавляют новости и свободу слова сильнее, чем когда-либо за 22 года пребывания у власти президента Владимира В. Путина, проталкивая закон, фактически криминализирующий независимые новостные сообщения о войне против Украины», — написал Слэкман в примечание для сотрудников Times.

Новый российский закон о СМИ грозит потенциальным нарушителям до 15 лет тюрьмы. Решение The Times последовало за аналогичными действиями других нероссийских СМИ.

Однако BBC отменила свое решение прекратить вести репортажи из России.«Мы расскажем эту важную часть истории независимо и беспристрастно, придерживаясь строгих редакционных стандартов BBC», — заявил представитель британского издания. «Безопасность наших сотрудников в России остается нашим приоритетом номер один».

Слэкман поклялся, что Times продолжит свое «живое, надежное освещение» вторжения. «У нас была команда журналистов в Украине и регионе, которые стали свидетелями разворачивающегося конфликта», — написал он.

– Майк Калия

Во Львове похоронены украинские военнослужащие

В гарнизонной церкви Святых Петра и Павла проходят совместные похороны двух украинских солдат, погибших во время недавних боев во Львове, Украина.

Двое военнослужащих Виктор, 44 года, погибший в Николаевской области, и Иван, 25 лет, погибший в Запорожской области, похоронены на Лычаковском кладбище в окружении родных, друзей и коллег.

Фотографии Дэна Китвуда.

Шествие проходит на Лычаковском кладбище во время совместных похорон двух солдат, погибших на востоке страны в ходе недавних боев, 8 марта 2022 года во Львове, Украина.

Дэн Китвуд | Getty Images

Служба проходит на Лычаковском кладбище во время совместных похорон двух солдат, погибших на востоке страны во время недавних боев, 8 марта 2022 года во Львове, Украина.

Дэн Китвуд | Getty Images

Служба проходит на Лычаковском кладбище во время совместных похорон двух солдат, погибших на востоке страны во время недавних боев, 8 марта 2022 года во Львове, Украина.

Дэн Китвуд | Getty Images

Отец Ивана, Юрий, останавливается над гробом сына во время службы на Лычаковском кладбище во время совместных похорон двух солдат, погибших на востоке страны во время недавних боев, 8 марта 2022 года во Львове, Украина.

Дэн Китвуд | Getty Images

Женщина стоит у двух могил на Лычаковском кладбище после совместных похорон двух солдат, погибших на востоке страны во время недавних боев, 8 марта 2022 года во Львове, Украина.

Дэн Китвуд | Getty Images

В «Гарнизонной церкви Святых Петра и Павла» проходят совместные похороны двух солдат, погибших на востоке страны во время недавних боев, 8 марта 2022 года во Львове, Украина.

Дэн Китвуд | Getty Images

До 4000 российских военнослужащих погибли в войне Кремля, У.По данным разведки С.

Дым поднимается от подбитого украинскими войсками российского танка на обочине дороги в Луганской области 26 февраля 2022 года.

Анатолий Степанов | АФП | Getty Images

По оценкам разведывательного сообщества США, в войне Кремля на Украине погибло до 4000 российских военнослужащих.

Цифра, представленная во время несекретных слушаний с законодателями, была представлена ​​директором Разведывательного управления Министерства обороны США генерал-лейтенантом Скоттом Берриером.

«С низкой степенью достоверности, где-то между 2000 и 4000. Это число получено из некоторых источников разведки, а также из открытых источников», — сказал Берриер во время дачи показаний перед слушанием в Комитете по разведке палаты представителей по вопросу «Всемирные угрозы».

  — Аманда Масиас

— ПРИМ. РЕДАКТОРА: СОДЕРЖАНИЕ ГРАФИЧЕСКОГО ОБРАЗА

Тело российского военнослужащего лежит рядом с уничтоженной российской военной техникой на обочине дороги на окраине Харькова 26 февраля 2022 г., после вторжения России в Харьков. Украина.

Сергей Бобок | АФП | Getty Images

Рост цен на топливо из-за российского вторжения ударил по расписанию Alaska Airlines

Самолет Alaska Airlines пролетает мимо Капитолия США перед посадкой в ​​Национальном аэропорту Рейгана в Арлингтоне, штат Вирджиния, США, 24 января 2022 года.

Джошуа Робертс | Reuters

Alaska Airlines сокращают количество рейсов в первой половине года, чтобы справиться с резким ростом цен на топливо в результате вторжения России в Украину.Авиакомпания S. изменит свое расписание, так как расходы подскочат из-за войны.

Базирующийся в Сиэтле перевозчик заявляет, что его пропускная способность в первой половине года снизится на 3-5% по сравнению с 2019 годом, после того как в январе прогнозировалось, что графики будут стабильными или даже немного выше. Он сказал, что ожидает роста во второй половине года, но не предоставил более подробной информации.

Другие авиакомпании могут последовать их примеру, но руководители сталкиваются с дилеммой: летать больше, чтобы получить доход после двух тяжелых лет, или сократить расписание, чтобы сократить расходы.

— Лесли Джозефс

Владелец KFC Yum Brands приостанавливает развитие ресторана в России

Прохожий возле ресторана быстрого питания KFC; Правительство России продлило отпуск с полной оплатой труда до 30 апреля по всей стране, чтобы противодействовать распространению инфекции COVID-19.

Артем Геодакян | ТАСС | Getty Images

Материнская компания KFC Yum Brands приостанавливает все инвестиции и развитие ресторанов в России.

Ресторанная компания также направит всю прибыль от своих существующих русских ресторанов на гуманитарную деятельность. Российское присутствие Yum включает около 1000 ресторанов KFC и 50 ресторанов Pizza Hut, почти все из которых управляются франчайзи.

«Как и многие другие страны мира, мы потрясены и опечалены трагическими событиями, разворачивающимися в Украине», — говорится в заявлении Yum.

— Амелия Лукас

ЕС объявляет о плане снижения своей зависимости от российской энергии

На витрине на заправке литр дизельного топлива стоит 7,19 злотых. Заправка в Польше также дороже, чем когда-либо, но все же намного дешевле, чем в соседней Германии.

Патрик Плюл | Фото Альянс | Getty Images

Во вторник Европейский Союз объявил о планах по снижению своей зависимости от российских энергоресурсов на фоне вторжения Москвы в Украину, заоблачных цен и возможного эмбарго на российскую нефть.

Европейская комиссия, исполнительный орган ЕС, хочет прекратить закупки ископаемого топлива в России до 2030 года, обещая сократить закупки российского газа на две трети до конца года.

Полную версию читайте здесь.

— Мэтт Клинч

Зимняя погода обрушилась на мирных жителей, которые продолжают бежать из Ирпеня

Украинские мирные жители сталкиваются с зимними условиями, продолжая бежать из города Ирпень.

Мирные жители продолжают бежать из Ирпеня из-за продолжающихся обстрелов со стороны России во время снегопада в Ирпене, Украина, 8 марта 2022 года.

Эмин Сансар | Агентство Анадолу | Getty Images

Украинские солдаты помогают пожилой женщине перейти разрушенный мост во время эвакуации из города Ирпень, к северо-западу от Киева, 8 марта 2022 года.

Сергей Супинский | АФП | Getty Images

Люди несут раненую женщину во время эвакуации мирными жителями города Ирпень, к северо-западу от Киева, 8 марта 2022 года.

Сергей Супинский | АФП | Getty Images

Украинские солдаты помогают пожилой женщине перейти через разрушенный мост, когда она эвакуируется из города Ирпень, к северо-западу от Киева, 8 марта 2022 года.

Сергей Супинский | АФП | Getty Images

Мирные жители продолжают бежать из Ирпеня из-за продолжающихся российских атак, когда в Ирпене выпадает снег, Украина, 8 марта 2022 года.

Эмин Сансар | Агентство Анадолу | Getty Images

Мирные жители продолжают бежать из Ирпеня из-за продолжающихся российских атак, когда в Ирпене выпадает снег, Украина, 8 марта 2022 года.

Эмин Сансар | Агентство Анадолу | Getty Images

Женщина реагирует, когда ее родственники пересекают разрушенный мост во время эвакуации из города Ирпень, к северо-западу от Киева, 8 марта 2022 года.

Сергей Супинский | АФП | Getty Images

Ожидается, что США объявят о запрете на российскую нефть уже сегодня

Сотрудники проходят под трубами, ведущими к резервуарам для хранения нефти, на центральном заводе по переработке нефти и газа на нефтяных месторождениях Салым Петролеум Девелопмент вблизи баженовской сланцевой формации в Салыме , Россия.

Андрей Рудаков | Блумберг | Getty Images

Ожидается, что уже сегодня США объявят о запрете импорта российской нефти, сообщил CNBC человек, знакомый с этим вопросом.

Белый дом и Министерство энергетики не сразу ответили на запросы CNBC о комментариях. Но Белый дом во вторник утром обновил расписание президента Джо Байдена на этот день, включив в него объявление о новых действиях США, направленных на то, чтобы «привлечь Россию к ответственности за неспровоцированную и неоправданную войну против Украины».

Байден выступит с этим заявлением из Белого дома в 10:45 по восточному времени, говорится в обновленном расписании.

Кевин Бройнингер

Блинкен встречается с французскими официальными лицами как У.С. настаивает на запрете российской нефти

Государственный секретарь США Энтони Блинкен (слева) и министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан проводят совместную пресс-конференцию в Министерстве иностранных дел Франции в Париже 25 июня 2021 года.

Андрей Харник | АФП | Getty Images

Госсекретарь Энтони Блинкен встретится с президентом Франции Эммануэлем Макроном и министром иностранных дел Франции Ивом Ле Дрианом в Париже во вторник вечером, когда правительства Европейского Союза обсуждают, следует ли присоединиться к США.С. в запрете на импорт российской нефти.

Франция, которая зависит от атомной энергетики для удовлетворения большей части своих энергетических потребностей, еще не определилась с тем, должен ли блок из 27 членов запретить российскую нефть.

Блинкен заявил во вторник, что президент Джо Байден обсудил запрет на нефть в России в телефонном разговоре в понедельник с Макроном, премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном и канцлером Германии Олафом Шольцем.

— Аманда Масиас

ООН сообщает о не менее 1207 жертвах среди гражданского населения в Украине на данный момент

Здание средней школы разрушено во время российской военной атаки.

Сопа Изображения | Световая ракета | Getty Images

Организация Объединенных Наций сообщает, что с момента начала российского вторжения в Украину 24 февраля произошло по меньшей мере 1207 жертв среди гражданского населения. Лиз Тросселл, пресс-секретарь Верховного комиссара ООН по правам человека.

Большинство жертв среди гражданского населения произошло в результате авиаударов и применения взрывного оружия российскими войсками, У.Н. сообщил, что сотни жилых домов в нескольких городах Украины повреждены или разрушены.

По последним данным, 12 700 человек были произвольно арестованы за проведение мирных антивоенных акций протеста.

В ООН заявили, что обеспокоены новыми поправками к российскому Уголовному кодексу, предусматривающими тюремное заключение на срок до 15 лет для лиц, обвиняемых в распространении информации, которая считается фейковой, или дискредитирующей российские вооруженные силы.

— Сэм Мередит

Си Цзиньпин призывает к «максимальной сдержанности» в Украине, говорит, что Пекину «больно» видеть войну в Европе видеоконференция для обсуждения украинского кризиса в Елисейском дворце в Париже, 8 марта 2022 года.

Бенуа Тессье | Афп | Getty Images

Президент Китая Си Цзиньпин, как сообщается, призвал к «максимальной сдержанности» в Украине и заявил, что Пекину «больно видеть, как в Европе снова разгорается пламя войны».

Выступая на виртуальной встрече с президентом Франции Эммануэлем Макроном и канцлером Германии Олафом Шольцем, Си сказал, что три страны должны совместно поддержать мирные переговоры между Москвой и Киевом.

Его комментарии, переданные государственной телекомпанией CCTV, считались его самыми сильными за все время нападения России на Украину.

Китай, экономический и стратегический союзник Москвы, никаких санкций против России не вводил.

— Сэм Мередит

Shell объявляет о выходе из российской нефти и газа

Велосипедист проезжает мимо нефтяных хранилищ на нефтеперерабатывающем заводе Royal Dutch Shell Pernis в Роттердаме, Нидерланды, во вторник, 27 апреля 2021 г.

Питер Бур | Блумберг | Getty Images

Крупнейшая нефтяная компания Shell во вторник извинилась за покупку партии российской нефти со значительной скидкой на прошлой неделе и объявила о постепенном отказе от участия во всех российских углеводородах.

«В качестве первого шага компания прекратит все спотовые закупки российской сырой нефти. Она также закроет свои заправочные станции и производство авиационного топлива и смазочных материалов в России», — говорится в сообщении.

В пятницу Shell закупила 100 000 метрических тонн флагманской нефти марки Urals в России. Сообщается, что она была куплена с рекордной скидкой, поскольку многие фирмы избегали российской нефти из-за неспровоцированного вторжения Москвы в соседнюю страну. Покупка не нарушила никаких западных санкций.

— Мэтт Клинч

Ребенок умер от обезвоживания, поскольку Россия «держит в заложниках 300 000 мирных жителей в Мариуполе», сообщает Украина

Ребенок умер от обезвоживания в городе Мариуполь, заявил президент Украины Владимир Зеленский во вторник.

В своем последнем видеообращении президент Украины заявил, что Мариуполь отключен от жизненно важных коммуникаций и коммуникаций.

«Мариуполь был окружен, блокирован и специально истощен», — сказал он, согласно переводу NBC News.«Оккупанты умышленно отключили связь и перекрыли подачу продуктов питания, отключили электричество. В городе от обезвоживания умер ребенок».

Тем временем министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба заявил во вторник, что 300 тысяч мирных жителей находятся в заложниках в Мариуполе российскими войсками.

Попытки эвакуации были остановлены в Мариуполе, ключевом портовом городе на юго-востоке Украины, в минувшие выходные, когда Украина заявила, что российские силы нарушили соглашение о прекращении огня, продолжая атаковать город и запланированный выход из него.

— Хлоя Тейлор

Лондонская биржа металлов приостановила торги никелем после резкого скачка цен

Лондонская биржа металлов приостановила торги никелем во вторник после того, как цены превысили 100 000 долларов за тонну.

В заявлении LME говорится, что торги будут приостановлены как минимум до конца дня.

Биржа заявила, что следит за развитием ситуации в России и Украине, и было очевидно, что это повлияло на рынок никеля, сославшись на резкие скачки цен в часы азиатских торгов.

«LME будет активно планировать открытие рынка никеля и как можно скорее объявит об этом рынку», — добавил он.

Трехмесячный никель на LME ненадолго подскочил до рекордно высокого уровня выше 100 000 долларов за метрическую тонну, прежде чем сократить рост.

— Хлоя Тейлор

Кадры эвакуации гражданских лиц из Сум

Кирилл Тимошенко, советник президента Украины Зеленского, во вторник поделился кадрами эвакуации гражданских лиц из Сум.

Сумы, город на северо-востоке Украины, в последние дни стал ареной интенсивных обстрелов, в результате авиаудара за ночь погибли 18 мирных жителей, в том числе двое детей.

Олег Николенко, пресс-секретарь МИД Украины, заявил во вторник, что гуманитарный коридор из Сум будет открыт с 10:00 до 21:00. по местному времени, чтобы разрешить эвакуацию жителей и иностранных студентов.

— Хлоя Тейлор

2 миллиона человек бежали из Украины, сообщает ООН

12-летняя Александра держит на руках свою 6-летнюю сестру Есею, которая плачет и машет рукой своей матери Ирине, в то время как члены еврейской общины Одесского правления автобус, спасающийся от вторжения России в Украину, в Одессе, Украина, 7 марта 2022 года.

Александрос Аврамидис | Reuters

По словам Верховного комиссара ООН по делам беженцев Филиппо Гранди, два миллиона человек бежали из Украины.

— Хлоя Тейлор

Мэр Ирпеня говорит, что русские угрожали его жизни и требовали сдачи 7, 2022.

Димитар Дилкофф | АФП | Getty Images

Александр Маркушин, мэр Ирпеня — города на окраине Киева — заявил во вторник, что российские силы связались с ним, угрожая его жизни и требуя его сдачи.

«Вчера в 17:58 я получил сообщение от оккупантов с угрозой моей жизни и здоровью», — сказал Маркушин, согласно переводу.

Он добавил, что в сообщении содержались требования «полной сдачи Ирпеня».

«Я удивлен, что эти уроды до сих пор не поняли — Ирпень не сдается, Ирпень не продает, Ирпень дерется», — сказал он.

В последние дни в Ирпене идут ожесточенные бои. В воскресенье президент Владимир Зеленский заявил, что российские войска открыли огонь по мирным жителям, пытавшимся покинуть город, в результате чего погибла семья из четырех человек.»Сколько таких семей погибло в Украине? Мы не простим. Не забудем», — сказал он.

— Хлоя Тейлор

Российские государственные СМИ сообщают, что новое прекращение огня приведет к эвакуации украинских мирных жителей в Россию

Дым поднимается после обстрела российскими войсками Мариуполя, Украина, пятница, 4 марта 2022 г.

Евгений Малолетка | AP

Российские военные во вторник объявили о новом прекращении огня в пяти украинских городах, сообщают государственные СМИ.Но пути эвакуации будут вести в Россию.

Информационное агентство «Интерфакс» сообщило, что маршруты эвакуации проведут мирных жителей «из Киева, Чернигова, Сум, Харькова, Мариуполя в Россию», со ссылкой на Национальный центр управления обороной России.

В понедельник планы России о прекращении огня для обеспечения эвакуации гражданского населения были отвергнуты украинскими официальными лицами как «совершенно аморальные» после того, как выяснилось, что маршруты эвакуации, которые планировала открыть Россия, будут вести на территорию России или Беларуси.

Это произошло после того, как в выходные были остановлены попытки эвакуации из-за заявлений о том, что российские войска нарушают соглашения о прекращении огня, продолжая атаковать города и пути из них.

На брифинге во вторник вице-премьер-министр Украины Ирина Верещук сообщила, что Киев согласовал маршрут эвакуации из Сум в украинский город Полтаву. Маршрут был согласован как с Россией, так и с Международным комитетом Красного Креста, сообщила она журналистам.

«Никакие другие маршруты не были согласованы», — сказала она, согласно переводу NBC News. Но добавила: «У нас уже есть информация, что российская сторона готовит нарушение этого коридора, готовят манипуляции с маршрутами, чтобы заставить людей идти в [другом] направлении.

В понедельник официальный представитель ООН заявил, что гражданским лицам должно быть разрешено эвакуироваться из зон конфликта «в том направлении, которое они выбирают».

В результате авиаудара России по городу Сумы в ночь на понедельник погибли 18 мирных жителей, в том числе двое детей, сообщил украинский чиновник. «совершил еще одно преступление против человечности в Сумах», сбросив бомбы на жилые дома в Сумах.

«Уборка мусора продолжается», — сказал он. «Но уже установлен факт гибели 18 мирных жителей. В том числе двоих детей».

Геращенко заявил, что эти смерти также «на совести европейских политиков… которые еще не приняли решения дать нам мощные зенитно-ракетные комплексы или закрыть небо».

Западные страны и военный альянс НАТО исключили введение бесполетной зоны над Украиной, аргументируя это тем, что сбитие российских самолетов приведет к эскалации конфликта и еще большим человеческим страданиям.

— Хлоя Тейлор

Россия использует заявления об украинском ядерном оружии для оправдания вторжения, Великобритания заявляет

усиление обвинений России в том, что Украина разрабатывает ядерное или биологическое оружие».

«Эти нарративы существуют давно, но в настоящее время они, вероятно, усиливаются как часть ретроспективного оправдания российского вторжения в Украину.

Россия начала вторжение в Украину 24 февраля.

На прошлой неделе министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба назвал утверждения России о разработке Украиной ядерного оружия «галлюцинацией». — написал он в Твиттере. 2022.

Марко Джурика | Reuters

В заявлении, сделанном в понедельник, Мартин Гриффитс, заместитель генерального секретаря ООН по гуманитарным вопросам, сказал, что есть три неотложных приоритета, которые необходимо решить в Украине, чтобы «уменьшить боль и страдания, которые мы все наблюдаем, разворачиваются в в реальном времени».

Во-первых, сказал он, военные операции должны постоянно заботиться о защите гражданских лиц и гражданской инфраструктуры от нападений — это включало создание безопасных проходов, позволяющих гражданским лицам покинуть районы активных боевых действий «в выбранном ими направлении».

В понедельник украинские официальные лица обвинили Россию в разрешении эвакуации гражданских лиц только на территорию России или Белоруссии, что правительство Украины назвало «совершенно аморальным». По его словам, ООН также хотела иметь систему «постоянной связи» как с Россией, так и с Украиной, а также гарантии доставки гуманитарной помощи. продвижение «значительно замедлилось»

Военнослужащие пророссийских войск в форме без знаков различия управляют бронетранспортером в контролируемом сепаратистами селе Бугас во время украинско-российского конфликта в Донецкой области, Украина, 6 марта 2022 года.

Александр Ермоченко | Reuters

На тринадцатый день российского вторжения в Украину официальные лица в Киеве заявили, что темпы наступления России замедлились.

Генштаб Вооруженных Сил Украины сообщил во вторник в сообщении в Facebook, что: «Противник продолжает наступательную операцию, но темпы продвижения его войск значительно замедлились», — говорится в переводе.

По состоянию на 6:00 по местному времени оборонительные действия продолжались по всей стране, в том числе в городе Чернигове, столице Киеве и на Южном берегу Украины, говорится в сообщении.

Российские войска «все чаще нарушают нормы международного гуманитарного права в отношении военного конфликта», заявили украинские официальные лица.

В Херсоне и Николаеве, которые, по словам Украины, в настоящее время оккупированы войсками Москвы, Россия создала тактические группы, предназначенные для «ведения пропагандистской работы с местным населением», по словам украинских официальных лиц.

— Хлоя Тейлор

Россия утверждает, что нефть может стоить 300 долларов за баррель, если западные союзники нацелятся на энергию Россия, воскресенье, 8 августа.

16, 2020.

Андрей Рудаков | Bloomberg через Getty Images

Вице-премьер России Александр Новак заявил, что цены на нефть могут превысить 300 долларов за баррель, если Запад решит ввести полные санкции в отношении своего экспорта энергоресурсов.

«Совершенно ясно, что отказ от российской нефти приведет к катастрофическим последствиям для мирового рынка», — заявил Новак в выступлении по государственному телевидению.

«Рост цен будет непредсказуемым.Это будет 300 долларов за баррель, если не больше». — Сэм Мередит

Путин по-прежнему пользуется сильной поддержкой в ​​некоторых кругах в России, говорит бывший заместитель главы НАТО

Роуз Геттемюллер, бывший заместитель генерального секретаря НАТО, заявила там являются признаками того, что президент России Владимир Путин сохраняет сильную поддержку в некоторых частях страны.

«В России есть ряд очень сильных националистов. Судя по всему, вчера они присутствовали… в кортежах у Кремля, размахивали флагами, поддерживая президента», — сказала она во вторник в программе Squawk Box Asia на канале CNBC.

Некоторые опросы также показывают, что его популярность в России продолжает расти, добавила она.

С другой стороны, люди, которые проинформированы или заинтересованы в этом, «например, олигархи, которые имеют инвестиции по всему миру и хотят сохранить свое богатство», могут быть обеспокоены усилением международных санкций.

«Меня не удивляет, что они все больше беспокоятся, — сказал Геттемюллер.

«Я не думаю, что он потеряет контроль над властью, но, возможно, некоторые сообщения начнут доходить до него», — сказала она.

— Эбигейл Нг

Украина утверждает, что убила еще одного путинского генерала и других высокопоставленных офицеров российской армии

Мужчина стоит на обломках разрушенного дома недавним обстрелом во время украинско-российского конфликта в Харькове, Украина, 7 марта 2022 года.

Александр Лапшин | Reuters

Служба военной разведки Украины заявила, что генерал-майор российской армии Виталий Герасимов был убит, а другие высокопоставленные офицеры российской армии «также были убиты или ранены» в ходе боевых действий под Харьковом.

Герасимов был идентифицирован спецслужбами как начальник штаба и первый заместитель командующего 41-й общевойсковой армией.

Агентство, заявившее о «ликвидации» Герасимова, заявило, что полученные данные о его гибели под городом на северо-востоке Украины «свидетельствуют о значительных проблемах со связью» в российской армии и с эвакуацией их разбитых частей.»

Пост содержит встроенные аудиофайлы, якобы являющиеся перехваченными разговорами между россиянами, обсуждающими смерть Герасимова.

Сообщение об убийстве произошло через несколько дней после того, как другой заместитель командира 41-го ГО генерал Андрей Суховецкий был смертельно ранен украинским снайпером.

— Дэн Манган

Цитируется в работе Эпизод 6: Кавказская война и переделка видения в Америке, с Сарой Льюис

«Work/Cited — это новая серия программ, демонстрирующая последние стипендии, поддерживаемые богатыми коллекциями Нью-Йоркской публичной библиотеки, с закулисным взглядом на то, как конечный продукт был вдохновлен, исследовался и создан.

В этом эпизоде ​​к Иэну Фаулеру из NYPL присоединится доктор Сара Льюис. В этом докладе, взятом из готовящейся к публикации рукописи «Кавказская война: раса и переделка взглядов в Америке» (издательство Гарвардского университета, 2022 г.), будет представлен обзор книги и обсуждена глава «Карта Кавказа» на основе исследования, проведенного в журнале Лайонела Лайонела NYPL. Пинкус и принцесса Фириал Отдел карт

Раса изменила взгляд в Америке. Это парадокс: использование расы как иерархической системы отношения и восприятия коренным образом изменило саму механику зрения.Этот факт теперь так принят, так практикуется, что теперь он может казаться ничем не примечательным, незаметным и трудным для идентификации, выделения и наблюдения. Мы видим это наиболее ясно в моменте, который мало кто обсуждает, не говоря уже о том, чтобы знать, что было время в девятнадцатом веке, когда американцы были сосредоточены на визуальных нарративах, исходящих из этого региона, известного нам как Кавказ, — региона, из которого мы получаем термин кавказец за белизну — в конце Кавказской войны (1817-1864). Новости о далеком Кавказе вызвали путаницу, поскольку освещение показало, что этот регион не имел ничего общего с чисто белым изображением, созданным расовой наукой.Это было время, когда американское общество смогло увидеть недостатки расового построения, фикции, скрывающиеся за всей структурой расовой категоризации и белизны, и нашло общий язык, на котором можно было настаивать. Оно превратило акт восприятия в процесс построения, зрение — в процесс оценки и сборки, то, что Вудро Вильсон назвал бы «конструктивным воображением», формой видения, которая, как он утверждал, должна определять и проявляться, чтобы узаконить и описать расовый мир.

Присоединяйтесь к нам, чтобы узнать о новейших стипендиях, исследовательском процессе и ресурсах библиотеки.Каждый эпизод происходит онлайн, с 30-45 минутами живого разговора, за которым следуют вопросы и ответы аудитории».

ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ ЗДЕСЬ

Кавказских войн | Encyclopedia.com

Контакты России, как дипломатические, так и военные, с Кавказским регионом начались во времена правления Ивана IV в шестнадцатом веке. Однако лишь гораздо позже, во времена правления Екатерины II в конце XVIII века, российская экономическая и военная мощь позволила вести устойчивое и активное участие.Екатерина назначила князя Григория Потемкина первым наместником России на Кавказе в 1785 году, хотя фактическая степень российского контроля простиралась только на юг до Моздока и Владикавказа. Между тем военные походы под руководством Потемкина и генерала Александра Суворова далеко проникли вдоль побережья Каспийского и Черного морей. Российское вторжение вызвало враждебность среди большей части преимущественно мусульманского населения Северного Кавказа, кульминацией которого стало провозглашение «священной войны» шейхом Мансуром, пламенным лидером сопротивления.Несмотря на военное сотрудничество с турками и крымскими татарами, Мансур был захвачен русскими войсками в Анапе в 1791 году. На момент смерти императрицы в 1796 году так называемая Кавказская линия, ряд фортов и форпостов, проходящих по Кубани и Тереку Реки обозначили практические пределы российской власти.

Между тем именно отношения России с небольшим христианским царством Грузия подготовили почву для затяжных войн на Кавказе в девятнадцатом веке. Под давлением своих могущественных мусульманских соседей на юге, Персии и Османской Турции, Грузия искала военной защиты у России.В 1799 году, всего через четыре года после того, как персидская армия разграбила столицу Тифлис, Георгий XII попросил царя принять Грузию в состав Российской империи. Официальная аннексия Грузии произошла в 1801 году при царе Александре I.

Присоединение Грузии создало геополитическую аномалию, которая практически обеспечила продолжение боевых действий на Кавказе. К 1813 году, после войны с Персией, Россия прочно заняла центральное место в регионе с территориальными претензиями, простирающимися от Каспийского до Черного морей.Однако большая часть сильно мусульманского севера Центрального Кавказа не смирилась с господством России. В практическом смысле Грузия представляла собой остров российской власти в так называемом Закавказье, чьи пути сообщения со старой Кавказской линией всегда были ненадежными. Вскоре Дагестан, Чечня и Авария на востоке и бассейн реки Кубань на западе превратились в основные бастионы народного сопротивления. Особенно во внутренних районах страны, среди густых лесов и скалистых гор северных склонов Кавказских гор, местность, а также толпы способных партизан представляли собой серьезное военное препятствие.Как и в любом таком нетрадиционном конфликте, России пришлось напрячь свои ресурсы как для защиты дружественного населения, так и для ведения сложной военно-политической борьбы против решительной оппозиции. Чтобы обезопасить территории, находящиеся под имперской властью, русские установили вокруг гор неплотный кордон из укрепленных пунктов. Однако этого оказалось недостаточно для предотвращения враждебных набегов. Между тем усилия русских по подавлению сопротивления, широко известного как «горцы» или горцев, , требовали все большего применения вооруженной силы.По мнению командующего Кавказом генерала Алексея Петровича Ермолова, горы представляли собой большую крепость, которую трудно было ни взять, ни осадить.

Грубо говоря, русское покорение горского сопротивления можно разделить на три этапа. С 1801 по 1832 год кампании России носили спорадический характер, отчасти из-за отвлечения внимания периодическими войнами с Персией, Турцией, Швецией и Францией. Кроме того, угроза российскому владычеству

на Кавказе в течение нескольких десятилетий не представлялась крайне серьезной.Ситуация изменилась в начале 1830-х гг., когда сопротивление приобрело все более религиозный оттенок. В 1834 г. появился способный и харизматичный лидер сопротивления в лице Шамиля, аварца, возглавившего духовное движение, которое русские называли «мюридизмом» (от термина «мюрид», что означает «ученик»). Сочетая религиозную привлекательность с военной и административной смекалкой, Шамиль создал союз горских племен, коренным образом изменивший характер войны.

Хотя истинный центр силы Шамиля находился в горах Восточного Дагестана, его власть в равной степени зависела от поддержки чеченских племен, населявших лесистые склоны и предгорья между Грузией и рекой Тереком. Также важную роль в восточном сопротивлении сыграли лезгинские племена на окраинах Кавказского хребта. Поскольку он не был тесно связан с Шамилем, русские в краткосрочной перспективе были менее обеспокоены сопротивлением на Западном Кавказе (южная Кубань и Черноморское побережье) и с 1821 г. формально рассматривали этот район как отдельный военный театр.

От В начале 1830-х годов русские все больше полагались на крупные обычные кампании, пытаясь сломить сопротивление Шамиля за одну кампанию.Эта стратегия не дала желаемых результатов. Хотя царские колонны неоднократно доказывали, что они могут пройти вглубь труднопроходимой внутренней части региона, чтобы атаковать и захватить практически любую позицию повстанцев, войска Шамиля не будут стоять на месте достаточно долго, чтобы рисковать полным поражением. Более того, при отступлении из гор, где снабжение русских армий было невозможно более чем на несколько недель, русские войска терпели неоднократные засады и теряли престиж. Последней такой попыткой была почти катастрофическая экспедиция 1845 года. Под командованием нового наместника Кавказа князя Михаила Воронцова отряд численностью около восемнадцати тысяч человек, в том числе тысяча туземных ополченцев, углубился в горы и взял штурмом яростно обороняемый форт Дарго. Тем не менее, альпинистам удалось избежать полного уничтожения, растворившись в окружающих лесах. По возвращении из гор русские войска подвергались непрекращающимся преследованиям со стороны невидимых снайперов и были отрезаны от снабжения. Только прибытие колонны помощи предотвратило полный разгром, но оккупанты за время похода понесли более трех тысяч потерь.

Наконец, в 1846 году российская стратегия изменилась, отражая более терпеливый и методичный образ действий. Россия переориентировала свои усилия на ограниченные достижимые цели с общей целью постепенного сокращения территории, находящейся под влиянием Шамиля. Начало Крымской войны нарушило прогресс России, поскольку отвлечение русских полков на борьбу с турками снова послужило стимулом для народного сопротивления. Однако с завершением этой войны в 1856 году империя решила закончить свою все более утомительную борьбу за господство на Кавказе, впервые сосредоточив свои силы в этом регионе.

Для этого новый наместник, генерал Александр Иванович Барятинский, сохранил за собой контроль над силами, которые, как предполагалось, были направлены против Турции на Кавказском театре военных действий. Имея в своем распоряжении около 250 000 солдат, Барятинский мог оказывать безжалостное давление на несколько целей, проводя отдельные, но сходящиеся кампании. В этом деле ему умело помогал Дмитрий Милютин, будущий военный министр, в качестве начальника штаба. Оба мужчины были ветеранами боевых действий на Кавказе и понимали необходимость отделить сопротивление от основного населения.Они безжалостно достигли этой цели, систематически вырубая и сжигая леса, разрушая деревни и насильственно переселяя целые племена, тем самым постепенно лишая Шамиля доступа к критически важным ресурсам. После падения ключевого оплота Шамиля в Ведене в 1859 году русские захватили самого лидера сопротивления в Гунибе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.