Карта гекатея: Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия

Содержание

Гекатей Милетский


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Гекатей Милетский

Гекатей Милетский (Ekataios o Milnsios) (ок. 546-480 до н. э.) — древнегреческий историк, географ и путешественник. Автор «Объезда земли» («Землеописания») — одной из первых географических работ страноведческого направления, в которой даны сведения о Европе, Ближнем Востоке и Северной Африке, и «Генеалогии», содержащей критику мифов и преданий героической эпохи Греции. Гекатей Милетский — составитель одного из первых картографических изображений ойкумены (населенной части суши). От трудов Гекатея Милетского, широко известных в древности, сохранилось 380 отрывков. Карта Гекатея Милетского не обнаружена, однако даже частичное воспроизведение ее по описанию Геродота и других авторов позволяет наглядно судить о географических представлениях древних греков.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 4. ГААГА — ДВИН. 1963.


Гекатей (Hekataios) (ок. 550—490 гг. до н.э. или позднее). Происходил из Милета. Один из первых ионийских логографов, писавших о прошлом в прозе. Первоначально не поддерживал Ионийское восстание против Персии (499—494 гг. до н.э.), поскольку из своих путешествий знал об огромных размерах и мощи Персидской державы, однако позднее стал одним из руководителей повстанцев. Составил карту (возможно, карту мира), к которой написал пояснения — так называемый «Периегесис» (Periegesis — «Землеописание»), от которого до нашего времени сохранилось более 300 фрагментов. Это произведение широко использовалось Геродотом. Написал также «Генеалогии» (или «Историю»), в которых прослеживал историю отдельных родов вплоть до мифических времен. От этого труда сохранились только отдельные отрывки.

Адкинс Л., Адкинс Р. Древняя Греция. Энциклопедический справочник. М., 2008, с. 303-304.


Далее читайте:

Историки (биографический справочник).

Греция, Эллада, южная часть Балканского полуострова, одна из наиболее важных исторических стран древности.

Милет (в Ионии), античное государство.

Сочинения:

Müller C., Fragmenta historicorum graecorum, v. 1-2, P., 1846-1848; Jacoby F., Die Fragmente der griechischen Historiker, Tl 1, Д., 1923; Латышев В. В., Известия древних писателей о Скифии и Кавказе, «ВДИ», 1948, No 1; Шеффер В., Очерки греч. историографии, «Университетские известия», К., 1883, No 1, 3; 1884, No 5, 6, 7.

Литература:

Геродот, История в девяти книгах, пер. с греч., М., 1888, кн. 4, гл. 36; кн. 5, гл. 49 и др.; Томсон Дж. О., История древней географии, пер. с англ., М., 1953, гл. 2-3; Ельницкий Л. A., Знания древних о северных странах, М., 1961.

 

 

 

9 самых старых карт мира — Рамблер/новости

Москва, 30 мая — «Вести.Экономика». Политическая картография превратилась в один из инструментов государственной пропаганды, которая стала выполнять целый ряд различных задач.

Среди них: искажение действительности, фальсификации, обозначение территориальных претензий, стимуляция сепаратистских настроений и тенденций в рамках крупного субъекта, разжигание розни и отчуждения между соседними странами.

Как ранее писали Вести.Экономика, карты всегда использовались для пропаганды различных взглядов по устройству мира. Современные технологии подхватили эстафету у карт ушедших веков.

Ниже мы расскажем о 9 самых старых картах мира. 9. Карта Страбона

Страбон — античный историк и географ Римской Греции. Автор «Истории» и сохранившейся почти полностью «Географии» в 17 книгах, которая служит лучшим источником для изучения географии древнего мира.

Страбон не ограничился лишь сухими данными о географии. Его «География» также содержит описания различных мест, известных в то время.

Кроме полного текста, сохранились эпитомы (сокращения, извлечения), известные с конца Х в. и часто служащие к восполнению пробелов. Благодаря этим сокращениям значительно восполнена утерянная часть VII кн., посвящённая Македонии и Фракии.

Все 17 книг «Географии» Страбона сохранились почти целиком, в большом числе списков, сильно попорченных и не восходящих дальше конца X века.

Сам Страбон много путешествовал и во время путешествий делал заметки. Кроме того, он собирал информацию из более ранних работ. 8. Карта Эратосфена

Древнегреческий математик и географ Эратосфен, живший в III в. до н.э., впервые определил размеры Земли, ввёл понятия «параллели» и «меридианы», которыми пользуются и в наши дни.

Он построил сетку параллелей и меридианов и на ее основе составил карту обитаемой Земли.

Карта Эратосфена была первой картой известного к тому времени мира, составленной с учетом шарообразности Земли. Ею пользовались до конца I в. н. э. 7. Карта Гекатея

Гекатей Милетский — древнегреческий историк и географ, один из ближайших предшественников и литературных источников Геродота.

Гекатей Милетский считается одним из родоначальников античной географии, именно он создал подробное описание так называемой Ойкумены – всех стран, известных грекам той эпохи.

Его основной труд, дошедший до нас в виде более 300 разрозненных фрагментов, изначально представлял собой две книги, названные «Азия» и «Европа». Граница между материками, как полагал древний грек, проходила по реке Дон, далее – по Азовскому морю. 6. Карта Анаксимандра

Анаксимандр — древнегреческий философ, представитель милетской школы натурфилософии, ученик Фалеса Милетского и учитель Анаксимена. Автор первого греческого научного сочинения, написанного прозой.

Ввёл термин «закон», применив понятие общественной практики к природе и науке. Анаксимандру приписывают одну из первых формулировок закона сохранения материи.

Анаксимандр пытался сравнить величину Земли с другими известными в то время планетами. Как считается, составил одну из первых карт Земли, которая до нас не дошла, но частично восстановлена по описаниям древних авторов, в том числе Гекатеем.

В отличие от прежних карт, на которых изображались города, дороги и другие объекты, на своей карте Анаксимандр попытался отобразить в том числе необитаемые районы, известные в то время. 5. Вавилонская карта мира

Вавилонская карта мира — глиняная табличка поздневавилонского периода из Месопотамии, где изображается карта известного вавилонянам мира, которая содержит как реальные географические объекты, так и мифологические элементы.

Табличка хранится в Британском музее и является единственной известной сохранившейся картой мира из региона. Исходя из анализа написания топонимов, учёные датируют карту концом VIII — началом VII века до н. э.

Все реальные географические объекты расположены в пределах двух концентрических кругов. Круги обозначают мировой океан и дословно на карте обозначены как «солёная вода».

Из других текстов известно, что таким словосочетанием вавилоняне обозначали как Персидский залив, так и Средиземное море. Параллельные линии внутри кругов не подписаны, однако очевидно изображают Евфрат.

Внешние треугольники представляют собой различные мифологические объекты, которые также упоминаются в текстах на табличке. 4. Туринская папирусная карта

Туринская папирусная карта — древнейшая сохранившаяся географическая (и геологическая) карта в мире.

Изображает 15-километровый отрезок Вади-Хаммамат с указанием деревень, холмов, золотых копей и каменоломни, а также расстояний между ними. Выполнена около 1160 года до н. э. для участников организованной Рамзесом IV экспедиции в каменоломни.

Карта, которая экспонируется в Египетском музее Турина, была обнаружена наполеоновскимпосланником — французским генеральным консулом в Египте Бернардино Дроветти — в Дейр-эль-Медине, деревне ремесленников под Фивами.

В реконструированном виде имеет размеры 280 на 41 см. Впрочем, насчёт правильной компоновки разрозненных фрагментов карты споры в научной среде не утихают. 3. Карта в пещере Абаунтц Ламизуло

В 2009 году карта была обнаружена вырезанной на песчанике размером с руку. Небольшой камень с гравюрами гор, рек и даже животных был найден в пещере под названием Абаунтц Ламизуло в Наварре на севере Испании, в области центра Страны Басков.

Считается, что карта области, где был найден камень, использовалась мадленскими охотниками-собирателями, которые были всего на несколько столетий удалены от ледникового периода.

Разметка территории в условиях быстро меняющегося ландшафта была очень важна для этих людей, которые вели полукочевой образ жизни. Возможно, они использовали карту для навигации или чтобы рассказать историю о предыдущей охоте. 2. Карта в пещере Ласко

Французская пещера Ласко — памятник невообразимо древней наскальной живописи, которая появилась за 15-18 тысяч лет до нашей эры.

Она уникальна и по количеству рисунков, и по их сохранности. Сегодня посещения оригинальной пещеры по-прежнему запрещены — здесь работают ученые, регулируя температуру и уровень влажности, а также очищая стены от грибка 2 раза в месяц.

По мнению ученых, не все наскальные рисунки в пещере можно считать первобытной живописью, часть из них скорее похожа на карту. 1. Карта на бивне мамонта

Кусок бивня мамонта с нанесенной на него картой был найден в окрестностях города Павлов (Чехия).

После многолетних исследований орнамент на бивне был признан древнейшей из известных на сегодняшний день карт.

Ее возраст оценивается в 25–27 тысяч лет. На бивне изображены изгибы реки, гребни, овраги рыхлых лёссовых склонов, скалистые пики и дом охотников.

Картография Древней Греции

Картография Древней Греции  

Мир по Гомеру

Карта Гекатея

Карта Гиппарха

Карта Геродота

Карта Эратосфена

Карта Помпилуса Мела

Изображение Земли, придуманное Гомером, которое было принято древними греками, представляет собой плоский диск, окруженный постоянно движущимися потоками океана. Эта идея, возникнет из существования горизонта, и видов, открывающихся с вершины горы или на берегу моря.

Познания Гомера о Земле были весьма скудными. Он и его греческие современники знали очень мало о землях за пределами Египта. Их знания ограничивались Ливийской пустыней на юге, юго-западным побережьем Малой Азии и северной границей своей родины. Кроме того, о побережье Черного моря стало известно только через мифы и легенды, распространенные в его время. В его стихах нет упоминаний о Европе и Азии в качестве географического понятия, и не упоминаются финикийцы. Это кажется странным, если вспомнить, что происхождение названия Океана (Oceanus) — этот термин использованный Гомером в его стихах, связан с финикийцами. Именно поэтому большая часть мира Гомера, изображенного на карте его поэм, представляет собой описание земель, ограниченных Эгейским морем. Стоит также отметить, что Греки считали, что они живут в центре Земли, а края мирового диска были населены дикарями, чудовищными варварами, странными животными и монстрами; многие из них упоминаются в Одиссеи Гомера.

Первые шаги в развитии интеллектуальной мысли в Древней Греции принадлежат ионийцам с их известным городом Милет в Малой Азии. Милет географически был очень удобно расположен для поглощения знаний Вавилона и получения прибыли от расширения торговли в Средиземноморье. Первым среди греков, создавшим карту мира, называется Анаксимандр из Милета (ок. 611-546 до н.э.), ученик Фалеса. Он считал, что Земля имеет цилиндрическую форму, подобно каменной колонне плавающей в пространстве, а населенная ее часть была круглая, в форме диска, и, предположительно, является верхней поверхностью цилиндра.
По-видимому, Анаксимандр был первым древнегреческим географом, изобразившим карту известного мира. Именно по этой причине многими он рассматривается как первый картограф. Однако нехватка археологических и письменных доказательств мешает давать какие-либо точные оценки его карте. Можно предположить, что он изображал сушу и моря в виде карты. К сожалению, какие-либо определенные географические знания, относящиеся к этой карте, являются также утраченными. Хотя карта Анаксимандра не сохранилась, Гекатей из Милета (550-475 до н.

э.), пятьдесят лет спустя создал новую карту, которая, по его словам, представляет собой усовершенствованную версию карты его знаменитого предшественника.

Гекатей Милетский (кон. 6 в. — нач. 5 в. до н. э), древнегреческий ученый, историк и географ. Родом из Милета, сын Гегесандра, принадлежал к кругу т. н. логографов, сочинения которых представляли собой соединение местных хроник, сказаний об основании городов, полумифических генеалогий и описаний различных стран и народов. Сочинения Гекатея — «Генеалогии» (в 4-х книгах) и «Описание земли» — написаны на ионийском диалекте; сохранились во фрагментах и пересказах в книгах позднейших античных авторов.

Скудные сведения о жизни Гекатея содержатся в «Истории» Геродота. Он был современником ионийского антиперсидского восстания греков (500 до н. э.), против которого тщетно предостерегал своих сограждан (восстание в Милете закончилось трагически: город был разграблен, жители уведены в рабство). Он обладал обширными познаниями в географии, много путешествовал, посетил Египет. Описание земли (точнее «Объезд земли», «Кругосветные путешествия») состояло из двух книг, одна из которых была посвящена Европе, другая — Азии; к ним прилагалась географическая карта, где были впервые обозначены три части света — Европа, Азия и Ливия. Гекатей подробно описал берега Черного моря, сравнив его очертания со «скифским луком», показал находящиеся к северу от Скифии и вытянутые в широтном направлении Рифейские горы. Среди дискообразной суши Гекатей впервые выделил область обитаемых земель — Ойкумену. Географические воззрения Гекатея оказали большое влияние на Геродота.
Карта Гекатея описывает Землю как круглый диск окруженный океаном, в центре которого находится Греция. Эта идея была очень популярным элементом мировоззрения современной Греции, выраженная первоначально в стихах Гомера. Кроме того, подобно многим другим ранним картам древности, на его карте не соблюден масштаб. В качестве единиц измерения использовались «Дни плавания» по морю и «Дни ходьбы» по суше. Эта карта должна была стать дополнением к географической работе Гекатея известной как «Periodos Ges» или «Кругосветное путешествие».
«Periodos Ges» была разделена на две книги: «Европа» и «Азия», последняя из которых также включала в себя Ливию – этот термин использовался в древние времена для обозначения всей известной на то время Африки.
Работа следует предположению автора о том, что мир разделен на два континента — Азию и Европу. В качестве границы между ними он прочерчивает линию между Геркулесовыми столбами, через Босфор, по реке Дон. Гекатей является первым известным писателем, который считал, что Каспийское море впадает в окружающий землю океан — идея которая в течение длительного времени сохранялась в период эллинизма. Он был особенно информированным о Черном море, добавив на карту множество географических мест, которые уже были известны грекам благодаря колонизации. К северу от Дуная, в соответствии с Гекатеем находились Порывистые горы, за которыми жили гипербореи — народ Крайнего Севера. Гекатей изобразил истоки реки Нил южной частью круглого океана. Этим предположением Гекатей смог объяснить тайну ежегодных разливов Нила.
Причиной этого явления он считал волны мирового океана. Стоит отметить, что создание аналогичной карты, основанной на разработке Гекатея, было направлено на помощь в принятии политических решений. Согласно Геродоту, она была выгравирована на бронзовой табличке и отнесена в Спарту Аристагором во время восстаний в Ионический городах против персидского владычества от 499 до 494 до нашей эры.

Анаксимен из Милета (VI век до н.э.), который учился у Анаксимандра, отверг взгляды своего учителя о форме Земли, и вместо этого, он представляет себе землю в форме прямоугольника, которая поддерживается сжатым воздухом.

Пифагор из Самоса (ок. 560-480 до н.э.) размышлял о Земле сферической формы с огнем в ее центре. Ему также приписывают создание модели, которая делит сферическую землю на пять зон. Одну жаркую, две умеренные и две холодные — северную и южную. Вполне вероятно, что он иллюстрировал свое деление земли в форме карты, однако, никаких доказательств этого до настоящего времени не сохранилось.

Моряк Скилак Кариандский, сделал запись своих плаваний по Средиземноморью (515 г до нашей эры). Это самый ранний из известных греческих наборов периплов, или парусных инструкций, которые позже стали базой для многих будущих картографов, особенно в средневековье.
Путь, которым географические знания греков развивались, отталкиваясь от ранних предположений о форме Земли, проходит через Геродота и его концептуальное видение мира. Его карта также не сохранилась, а многие считают, что она вовсе никогда и не создавалась. Геродот путешествовал много и далеко, собирая информацию и документируя свои наблюдения в книгах о Европе, Азии и Ливии. Он сравнивал и совмещал свои знания с тем, что он узнавал от людей, с которыми встречался в ходе своих путешествий. Геродот пишет свои «Истории» в середине четырехсотых годов до нашей эры. Хотя его работа была посвящена истории долгой борьбы греков с персидской империей, Геродот также включил в нее все, что он знал о географии, истории и народах мира. Таким образом, его работа дает детальную картину мира известного в пятом веке до нашей эры.
Геродот отклонил преобладающее утверждение большинства карт пятого века, что земля является круглым диском, окруженным океаном. В своей работе он описывает Землю как тело неправильной формы, а окруженными океанами только Азию и Африку. Он вводит такие названия как Атлантический океан и Эритрейское море (Красное море). Он также разделил мир на три континента: Европу, Азию и Африку. Он изобразил границы Европы, как линию, проходящую от Столбов Геркулеса, через Босфор до района между Каспийским морем и рекой Инд. Он рассматривал Нил в качестве границы между Азией и Африкой. Он предположил, что размер Европы гораздо больше, чем считалось в то время.
В случае с Африкой, он считал, что, за исключением небольшой полоски земли в районе Суэца, континент был фактически окружен водой. Тем не менее, он решительно не согласен со своими предшественниками и современниками о круглой форме Земли. Свою теорию он основывает на истории фараона Нехо II, правителя Египта между 609 и 594 г. до н.э., который послал финикийцев в плавание вокруг Африки. На это им потребовалось три года, но они, подтвердили его идею. Геродот предположил, что Нил берет свое начало также далеко на западе как река Истра в Европе, и что он делит Африку пополам. Он также был первым писателем, который предположил, что Каспийское море полностью отделено от других морей сушей, и назвал северную Скифию одним из самых холодных населенных участков мира.

В то время как многие предыдущие греческие философы предполагали, что земля имеет сферическую форму, Аристотель (384-322 до н.э.) первым привел доказательства шарообразности Земли. Его аргументы можно выразить следующим образом:
— Лунное затмение всегда круглое
— Корабли словно тонут, когда они скрываются за горизонт и пропадают из поля зрения
— Некоторые звезды можно увидеть только из определенных частей Земли.

Важным вкладом в отображении реальности мира является попытка доказательства круглой формы Земли с научной точки зрения. Это событие считается первой научной попыткой дать математическое обоснование географическим исследованиям. Человек, которому приписывается это достижение — Эратосфен (275-195 до н.э.). Его работы, в том числе «Оценка земли» и «География», сохранились только в трудах более поздних философов, таких как Клеомед и Страбон. Он был настоящим географом, который встал на пути реформирования и совершенствования карты мира.
Эратосфен утверждал, что точное отображение мира, даже в двух измерениях, зависит только от установления точных линейных размеров. Он смог вычислить окружность Земли с точностью расчета в 0,5% по длине теней в различных частях Египта в определенный момент времени. Эратосфен измерял расстояния между двумя тенями, а затем и их длины. Из этих данных он вычислил угол между тенями, и определил, какими размерами должна обладать Земля, если ее окружность составляет 360 градусов. Его великие достижения в области картографии сразу стали использоваться в качестве новой методики для построения карт с меридианами, и параллелями. Эти осевые линии были размещены на карту Земли из города своего происхождения – Родоса, и с тех пор мир стал разделен на сектора. Затем Эратосфен стал использовать эти участки земли для определения мест на карте.
Также он был первым, кто разделил Землю на пять климатических зон: тропический пояс посередине, две холодные зоны на крайнем севере и юге, и две умеренной полосы между ними, и первым использовавшим термин «География».

Моя география
Старинные карты

Север в «Землеописании» Гекатея Милетского

Если на ионийских картах эпохи Анаксимандра можно наблюдать основы и начала ионийских географических представлений, то «Землеописание» Гекатея Милетского, составленное на рубеже VI‑V столетий до н. э., и сопровождавшая его, по всей вероятности, карта Вселенной представляют собой итоги того, что создала ионийская космология и география в результате навигационного и колонизационного опыта и теоретической разработки физических и философских вопросов, имеющих отношение к представлениям о Земле.
Источниками «Землеописания» (Περίοδος τής γής) послужили древние периплы и периэгесы — такого типа, как те χατάπλοι, которые мы старались усмотреть в основе каталога древнейшей Аргонавтики, а также описаний некоторых частей маршрута мифического корабля, и значительно более развитые и всеобъемлющие — вроде упомянутого перипла Эвтимена или аналогичного ему греко-финикийского перипла Средиземного моря и берегов Атлантики. Им должна была быть использована также и периэгеса по восточноевропейским и азиатским странам, аналогичная той, которой пользовался Геродот и которая получила свое отражение также и в «Аримаспее» Пс. Аристея.
Знал он, несомненно, также и сочинение, посвященное описанию экзотических североиндийских областей, а также плавание по р. Инду и Индийскому (Южному) океану, которое связывалось с именем Скилака из Карианды, не говоря уже о том, что ему были известны древнеперсидские официальные данные относительно границ и населения сатрапий Персидского царства, а также дорожники, вроде того, на основании которого Геродот описывал царскую дорогу из Сард в Сузы. Дорога эта, разно как и те области, по которым она проходила, была нанесена на карту, показанную милетским тираном Аристагором спартанскому царю Клемеону.[1] Эта‑то карта и должна была быть, по всей вероятности, картой Гекатея или по крайней мере соответствовать тому, что излагалось в его сочинении.
Если карта эпохи Анаксимандра, насколько позволяют судить те скупые данные, которые содержатся в описании Пс. Гиппократа, представляется нам лишь весьма односторонней географической схемой, то в противоположность этому карта эпохи Гекатея должна была содержать детальное изображение средиземноморских и переднеазиатских стран. Гекатеем в его «Землеописании» наряду с географическим и этнографическим был использован также и большой мифико-географический материал — были упомянуты и соответствующим образом локализованы племена гипербореев, аримаспов, исседонов и амазонок.
В представлении Гекатея суша также была окружена океаном или внешним морем. Однако Гекатей выделял в качестве третьего материка Ливию, о чем мы находим соответствующие указания у Геродота (IV, 42). Рекой, отграничивающей Ливию от Азии, у него был Нил, о чем, кроме Геродота, свидетельствует также и Пиндар.[2] Трудно сказать, соединялся ли у него Нил с океаном — в схолии к Аргонавтике Аполлония Родосского дано как будто бы подтверждение этого в свидетельстве, что Гекатей будто бы выводил аргонавтов в океан по Фасису, а из океана возвращался в Средиземное море по р. Нилу.[3] Возможно, однако, что Гекатей также предполагал некоторый волок между океанским берегом и истоками Нила, как это делали Пиндар и Геродот. Мы не знаем также, где он помещал эти истоки и, соответственно этому, как проходила граница между Азией и Ливией.
Хотя Эритрейское море (Аравийский залив) было известно Гекатею, но он должен был представлять его себе морем замкнутым, как это засвидетельствовано еще для Дамаста Сигейского, младшего современника Геродота, известного тем, что он заново переработал ионийскую карту мира, т. е., очевидно, именно карту Гекатея.[4] Так заставляет думать и самое установление границы материков по Нилу, ибо если бы Гекатею была известна связь Аравийского залива с Индийским океаном, то он провел бы границу именно здесь, так как Суэцкий перешеек был перекопан при Дарий I. Впрочем, еще спутники Александра Македонского, описавшие его поход и интересовавшиеся вопросами географии, находили истоки Нила в Индии, принимая за них реки Акесин или Гидасп,[5] несомненно, на основании древне-ионийских данных. Из этого следует, что и у Гекатея Нил должен был течь скорее всего с востока.
Вообще у Гекатея следует предполагать лишь три пути для выхода во внешнее море: Геракловы столпы, Фасис и Нил. Все остальные водные бассейны, которые ему были известны, должны были соответственно этой теории представляться замкнутыми, подобно Эритрейскому морю. На юге Европы ему были известны три полуострова: Испания, Италия и Греция; на северо-западе же высился Эстримнидский мыс, у которого были расположены Касситеридские острова. Это почти и все, что было известно Гекатею о Северо-Западной Европе, населенной кельтами и лигурами, которых он вряд ли мог подразделить на более дробные и реальные племена.
Как и на карте Анаксимандра, Черное море было у Гекатея как бы продолжением Средиземного моря к востоку; на северо-востоке поместилось и Азовское море. Имея в виду, должно быть, карту Гекатея, Прокопий[6] замечает, что древние (т. е. ионийцы) противополагали на карте Фасис Гадитанскому проливу (Гибралтару). Скифия, граничившая на западе с Кельтикой, занимала всю Центральную и Восточную Европу, а также значительную часть Азии. Несомненно, от Гекатея исходит то стремление к известной геометризации Вселенной в отношении распределения главных окраинных народностей, которое мы находим у следовавшего слепо за ионийцами Эфора; населенный мир представляет собой параллелограмм со сторонами, расположенными по странам света и удлиненный с запада на восток. Северную его часть занимают скифы, южную — эфиопы. На западе помещаются кельты, на востоке — инды. Такую же точно геометризированную схему, по всей вероятности восходящую к Гекатею, кладет Геродот в основу своего описания Скифии (IV, 101): эта страна представляет собой квадрат. От Истра до Борисфена 10 дней пути, столько же от Борисфена до Меотиды, а до меланхленов, живущих к северу от скифов, 20 дней пути. Понятие Скифии Гекатей распространяет на все пространство от Кельтики до границ древнего Ирана и Индии.
Следует думать, что Стефан Византийский и некоторые другие авторы сохранили значительную часть тех племенных наименований и той топонимики, которая фигурировала у Гекатея. Известны также некоторые конкретные детали, характеризующие представления Гекатея о Скифии. Так, мы знаем через Аммиана Марцеллина, что Черное море на ионийских картах изображалось в виде составного скифского лука, тетиву которого символизировало малоазийское побережье. Что же касается до северных берегов Черного моря, то, поскольку об этом позволяют судить сохранившиеся фрагменты, Гекатей знаком с Кавказским берегом и с Боспором Киммерийским значительно лучше, нежели с западным и северо-западным побережьями. На кавказском берегу он показывает почти все те племена, что и позднейшие периплы; кораксы, колы, колхи, мосхи, матиены, бехиры, дизеры, макроны, мары, тибарены, моссиники и халибы.[7]
Быть может, впервые Гекатей называет Кавказские горы, которые у него фигурируют, видимо, наряду с Рипейскими горами, изображенными на севере, тогда как Кавказ занял свое место между Черным и Каспийским морями. Далее, ему прекрасно известен азиатский Боспор: он называет Фанагорию и остров Фанагора, также Апатур и Гермонассу и племена синдов, иксибатов и дандариев. Следует думать, что во времена Гекатея Боспор Киммерийский был колонизован и заселен преимущественно в его таманской части, наименование же Керченского полуострова «Скалистым», или «Диким» Херсонесом (Χερσόνησος τρηχέη) у Геродота должно быть отнесено за счет Гекатея, как и неосведомленность Геродота о Пантикапее, который в его время был уже цветущим городом.
Гекатей прекрасно знает Фракию, не только береговую ее часть, но и внутренние области между Гемом и Истром. Он называет ряд племен внутренней Фракии: бантии, датилепты, дисоры, энтрибы, ксанты, трисплы, котррых более поздние авторы не упоминают, вследствие чего невозможна и их ближайшая локализация. Границей Европы и Азии у Гекатея служит Фасис, но локализация этого наименования была у него недостаточно определенной или такой же двойственной, как и локализация имени Гипанис, породившая у позднейших географических писателей много и поныне еще окончательно не всегда разъясненные недоразумений.
Вследствие того, что от «Землеописания» Гекатея сохранились хотя и многочисленные, но ничтожные по размерам фрагменты, называющие преимущественно лишь отдельные географические имена, восстановление более общей картины северных стран, по Гекатею, является целом весьма проблематичным и трудным. Кое‑что может быть получено из геродотовой критики ионийских географических представлений, кое‑что угадывается в его позитивном изложении, и, однако, всего этого оказывается недостаточно. Известной заменой этой утраченной навеки общей картины причерноморских стран, начертанной некогда Гекатеем, могла бы, может быть, служить та художественная периэгеса окраинных областей Вселенной, которую влагает в уста Прометея Эсхил. Она, с одной стороны, отражает, несомненно, как мы это показали выше, мифико-географическую картину, построенную в периэгесе Аримаспеи Пс. Аристея, с другой же — она отражает взгляды и представления Гекатея, старшего современника Эсхила, географическая схема которого оказала глубокое влияние на многие поколения не только ученых писателей, но и художников.
Схематическая и с историко-географической точки зрения весьма отвлеченная картина Северного Причерноморья, набросанная Эсхилом, заслуживает тем не менее самого пристального изучения в надежде на то, что из нее могут быть почерпнуты какие‑либо данные для реконструкции древнеионнйских географических представлений, а также, может быть, и для расшифровки представлений более поздних, но основанных на возникших еще в ионийскую эпоху недоразумениях, не поддающихся пока что вразумительному истолкованию.
Описание северных и иных стран, которое дает Эсхил в «Прикованном Прометее»,[8] довольно смутно, и путь, проделанный бегущей от преследования Геры Ио, сбивчивый. Поэт ведет ее по направлению к солнечному восходу — сначала к скифам, потом к халибам и, наконец, приводит ее к реке «Буйной» (ϓβριστής), вдоль которой он ее заставляет идти до самых истоков у кавказских снежных вершин. Перевалив через них, Ио поворачивает к югу и, пройдя через земли скифских амазонок, которым впоследствии надлежит переселиться к реке Термодонту, достигает Киммерийского перешейка у Меотийского пролива. Покинув Европу, Ио переправляется в Азию, сообщив этим своим действием проливу имя Боспора. В другом месте Эсхил (ст. 427 слл.), еще более суммарно очерчивая путь Ио, сообщает о том, что ее страдания оплакивают колхидянки, скифы у Меотийского озера и народ Аравии, жилища которого расположены близ Кавказа.
Чтобы разобраться в этой весьма необычной географической обстановке, необходимо представить себе, что Эсхил перенес по каким‑то причинам значительно к западу Кавказ, а вместе с ним и некоторую прикавказскую номенклатуру, в частности имя халибов, локализовавшихся Гекатеем в юго-западном Закавказье. И Кавказ, и вытекающая из его горных вершин река «Буйная» оказываются на европейской (в античном понимании этого слова) территории, т. е. на западном берегу Боспора Киммерийского.
Кавказ, следовательно, нужно представить себе в соответствии с этой картиной на севере Восточной Европы, а реку «Буйную» — впадающей в Черное море где‑либо в районе Днепровско-Бугского лимана. Амазонки, живущие к юго-востоку от этого перемещенного Кавказа, конечно, не кто иные, как известные из других источников савроматиды,[9] которых легенда локализовала в низовьях Дона и на Кубани.
Как видим, представления Эсхила о северочерноморских странах оказываются противоречащими не только действительности, но также и тем данным, какими располагала, по обычному мнению, древнеионийская наука, поскольку об этом позволяют судить основанные на ионийских источниках позднейшие периплы и землеописания. Кавказ высится к северу от Черного моря и к западу от Азовского моря, в Черное море впадает текущая с Кавказа река, которой Эсхил присвоил необычное и другими авторами незасвидетельствованное наименование. Эсхил сознательно (а отчасти, может быть, и бессознательно) схематизировал и исказил ту географическую картину, которая возникала в его представлении на основании данных Пс. Аристея и в особенности Гекатея. В этом искажении, разумеется, должна быть своя логика, которую и было бы весьма интересно обнаружить.
Мы уже знаем, что реальной основой представления о легендарных Рипейских горах для древних греков мог послужить, вероятней всего, только Кавказ с его высочайшими, дикими и покрытыми вечным снегом вершинами. Других подобных гор в поле зрения греков в VI столетии до н. э. не было. Мы знаем также, что и самое имя Рипеев связывается с Кавказом через библейские имена Рафа и Рифат, локализуемые по указанию «Книги юбилеев» именно на Кавказе. Эта древневосточная локализация Рипеев перешла к ионийцам, о чем свидетельствуют Помпоний Мела и Плиний, изображавшие Рипейские горы как продолжение Кавказского хребта. К тем же древневосточным космологическим представлениям восходит и то мнение, которое о Рипейских горах высказывал Аристотель,[10] ссылаясь при этом на многих ионийских ученых (πολλοί τών άρχαίων μετεορολόγων). Он изображает Рипейские горы как возвышенность на севере земной поверхности, за которую на ночь прячется Солнце.
Подобные взгляды сохранялись еще и значительно позже. На знаменитой древнеримской карте мира Випсания Агриппы[11] Рипейские горы были изображены тянущимися вдоль северной оконечности обитаемой земли, от Атлантического до Восточного (Эойского) океана.
Вероятней всего, именно эти представления о Кавказских горах как о мифических северных Рипеях и послужили причиной того, что Эсхил перемещает Кавказский хребет в северозападном направлении. Следует думать, что опору для этого Эсхил нашел если не в самом тексте Гекатея, то в распространенной и общепринятой древней мифологической традиции. Скорее всего следует предположить, что именно Гекатей впервые разделил эти понятия — Рипеи и Кавказ, поместив первые к северу от второго, а Эсхил в силу укоренившейся традиции перенес новое имя вслед за ассоциирующимся с ним более привычным с востока на север.
Геродот также не называет по какой‑то причине имени Рипейских гор в своей истории, но, рассказывая о северных соседях скифов, упоминает про неприступные горы на северо-востоке, за землями аргиппеев и исседонов, у подошвы которых лежат безвестные страны и живут фантастические люди, в существование которых он не верит.[12] Если проследить локализацию аргиппеев, исседонов, аримаспов и гипербореев у Помпония Мелы, Плиния и других, основывающихся на древнеионийских хорографиях и периэгесах авторов, то становится ясно, что расположение всех этих мифических племен связано так или иначе с представлением о Кавказе. Поэтому, надо полагать, Геродот и не упоминает о Рипейских горах, оставляя непоименованными те горы, где живут аргиппеи, исседоны и гипербореи, что он смущен их тождеством с Кавказом, имя которого должно быть незадолго перед тем было введено в литературу Гекатеем или его источником — авторами периплов, услыхавших его от милетских мореплавателей.
Следующий вопрос, возникающий перед исследователем эсхиловой географии Северного Причерноморья, заключается в распознании реальной реки, представляемой поэтом под именем «Буйной». Древний схолиаст полагает, что это был Араке, на основании сходства этимологии того и другого наименования.[13] Однако принятие этого предположения внесло бы дополнительные противоречия и искажения в географические представления Эсхила: Араке не впадает в Черное море, а в этом случае необходима река, связанная своими истоками с Кавказом (или с Рипейскими горами), а своим устьем с Черным морем. Гораздо более подходящей для сопоставления с рекой ϓβριςτής Эсхила является, несомненно, древний ϓπανις, наименование, как известно, прилагавшееся к двум северочерноморским рекам — Кубани н Бугу, которое также весьма тесно связано и с именем Φάσις (ср. переходные формы: ϓπασις, ϓφασις) прилагавшимся к реке, разделявшей, по Эсхилу же,[14] европейский и азиатский материки.
Приложение имени Ттгаук; к Кубани и Бугу одновременно создавало неопределенность и неустойчивость его локализации — неустойчивость, которая прослеживается вплоть до Птолемея,[15] помещающего Гипанис между реками Борисфеном и Каркинитом, т. е. примерно как раз там же, где заставляет впадать в море реку ϓβριςτής Эсхил.
Двусмысленность, связанная с локализацией Гипаниса, была Эсхилу в его художественных целях, несомненно, на руку. Следует предполагать, что текст Гекатея содержал (с большей или меньшей степенью выразительности) эту двойственную локализацию реки Гипаниса. Вероятней всего, среди рек, берущих начало в Рипейских горах, наряду с Истром, Борисфеном, Танаисом была названа Гекатеем также и р. Гипанис. Вторично же она могла быть названа среди рек, берущих начало в Кавказских горах.
Совершенно ясно к тому же, что какое‑то время представление о Гипанисе-Кубани совмещалось с представлением о Танаисе-Доне, истоки которого поэтому некоторые древние географы вплоть до Теофана Митиленского упорно показывали на Кавказе[16] или в Рипейских горах, в чем, как мы убедились, нет никакого противоречия. Если же этого не делает Геродот, утверждающий, что Танаис берет начало из некоего верхнего озера[17] — известие, поражающее позднейших комментаторов своей кажущейся достоверностью, — то это может быть только потому, что на его представления о Танаисе повлияли данные об азиатских реках Яксарте и Оксе, к которым в древности также неоднократно прилагалось имя Танаиса,[18] и истоки которых, в частности истоки Окса, указывались в горном озере Оаксе.[19] Имя Гипанис объединяет, таким образом, в себе представление не только о Фасисе, но и о Танаисе.
Этим самым снимается и еще одно кажущееся противоречие у Эсхила. Мы уже знаем, что в «Прикованном Прометее» Эсхил проводит границу между Азией и Европой по Киммерийскому Боспору, переплыть который заставляет он Ио. И этому не противоречит схолиаст Дионисия Периэгета (adv. 10), указывающий на то, что Эсхил в «Освобожденном Прометее» и Софокл в «Скифах» называют реку Танаис границей материков. И, однако, в отрывке из «Освобожденного Прометея», сохраненном Аррианом,[20] границей Азии и Европы названа, как известно, река Фасис. Геродот приводит обе версии: одни‑де считают границей Европы и Азии р. Фасис, другие же Танаис и Киммерийские переправы.
Следует думать, что обе эти версии наличествовали уже и в тексте Гекатея, во всяком случае их следует предполагать известными Эсхилу; это явствует из эпитета δίδυμος (двойной, двойственный), прилагаемого им в указанном отрывке из «Освобожденного Прометея» к понятию евразийской границы (τέρμων).
Бóльшую древность следует приписать, вероятно в качестве пограничной реки, Фасису (сравните противопоставление Нила и Фасиса в качестве разделяющих материки рек у Пиндара).[21] Однако отождествлять этот древнейший Фасис приходится не с Рионом и даже не с Доном, а с Кубанью, устье которой стало известно грекам одновременно с Боспором Киммерийским и за которой сохранилось имя, почти равнозначное имени Фасиса. Перенесение же понятия границы материков на р. Дон (Танаис) и отождествление Фасиса с Рионом — явление более позднее, на что, впрочем, уже было указано выше.
Современных толкователей Геродота поражает достоверность его сведений о Каспийском море, как о замкнутом бассейне, стоящая в противоречии с представлениями александрийских географов, возродивших, как обычно полагают, древнеионийскую точку зрения на Каспийское море, как на залив Северного (Кронийского, Амальхийского) или Восточного (Эойского) океана. [22] К сомнениям на этот счет позднейшая наука пришла, очевидно, потому, что a priori представлялся нелепым взгляд, соответственно которому фантастические данные александрийских географов о Каспийском море были бы шагом вперед по сравнению с позитивной и соответствующей географической действительности осведомленностью Геродота. Он будто бы располагал в отношении кавказских стран сведениями более достоверными, чем у его непосредственных предшественников, и из них прежде всего у Гекатея, а также и чем у его преемников, вплоть до Птолемея, впервые, может быть, показавшего на своей карте устья рек Волги, и Урала.
Необычайная осведомленность Геродота по сравнению с остальной географической литературой древности могла бы объясняться лишь тем, что он располагал более достоверными данными, почерпнутыми из каких‑либо иранских источников, но при этом остается непонятным, почему этими же сведениями не воспользовались писатели эпохи Александра Македонского и диадохов, находившиеся в более тесном соприкосновении с иранским культурным миром, чем Геродот? Эратосфен, подытоживший результаты, добытые географической наукой IV столетия до н. э., также не преминул бы воспользоваться этими данными. Тем более, что знания Эратосфена о Каспийском море основывались на сведениях, полученных Патроклом, навархом царя Селевка Никатора, плававшим по Южному Каспию в 80-х годах III столетия до н. э.[23] Все это не помешало Эратосфену, также как и его источнику Патроклу (почему, — об этом речь подробно будет идти ниже), принять Каспийское море за залив океана. Но каковы же были представления о Каспийском море Геродотовых предшественников — ионийцев и прежде всего Гекатея?
В точности это неизвестно, так как отрывки «Землеописания», относящиеся к этому предмету, не позволяют высказать сколько‑нибудь категорическое суждение.
Геродот весьма настойчиво в полемической форме дважды указывает на то, что Каспийское море является замкнутым бассейном, не соединяющимся ни с каким другим морем (1, 203, IV, 40). Эта полемика была направлена, как считалось, против Гекатея, так как представление о морях, как о заливах океана, возводится иногда к ионийцам. Однако мы помним, что Гекатей, также как и значительно позднее его Дамаст,[24] считал Эритрейское море замкнутым, а спутники Александра Македонского искали истоки Нила в Индии,[25] на основании чего мы заключили, что Нил у Гекатея течет с востока. Именно такие представления и отображают строки Эсхила,[26] в которых Прометей указывает Ио путь от аримаспов, локализующихся у Рипейских гор, на крайнем северо-востоке Скифии[27] к эфиопам, живущим на границе Азии и Ливии, у истоков р. Нила. При этом ни слова не говорится о том, что Ио должна переплыть Каспийский залив океана, лежащий на ее пути, а лишь миновать шумящее море. Из сказанного следует скорее всего, что Каспийское море представлялось Эсхилу так же, как позднее и Геродоту, морем внутренним, замкнутым, и не потому, однако, что ему или его географическому источнику был известен этот реальный факт, а скорее всего из тех теоретических соображений, на которые уже указывалось выше, а именно, что все бассейны, за исключением средиземноморского, разделявшего материки, не должны были иметь сообщения с океаном. Эти представления, характерные для ионийской географии и так ярко выраженные Эсхилом, необходимо отнести также и к Гекатею, сохранившиеся фрагменты которого убеждают в том, что, по его мнению, с океаном соединялись лишь две разделявшие материки реки — Фасис и Нил.[28] Таким образом, и для Гекатея Каспийское море скорее всего должно было являться замкнутым бассейном, что, впрочем, косвенным образом может быть выведено и из его собственных слов во fr. 173, где говорится, что Каспийское (Гирканское) море окружено высокими горами (περίτήν ϓρχανίαν θάλασσαν).
Следовательно, и полемика Геродота, настаивающего на замкнутости каспийского бассейна, направлена, по-видимому, вовсе не против Гекатея, а против тех неизвестных предшественников Эратосфена,[29] которые, быть может, еще и в рамках древнеионийской науки выдвинули предположение о внутренних морях, как о заливах океана. Впрочем, и по этому поводу следует подозревать известные противоречия в тексте самого Гекатея. Геродот, ссылаясь на ионийцев, в одном случае приписывает им (а следовательно, и Гекатею) древнемифологическое представление об океане как об омывающей Вселенную реке (II, 21), с чем согласуется и указание на то, что эллины‑де полагают, будто бы водным путем можно проникнуть с востока на запад вдоль северной оконечности мира, но не могут этого доказать (IV, 8).
Кроме того, Геродот, явно на основании результатов путешествий Эвтимена из Массалии и Скилака из Карианды, предполагаемых известными также и Гекатею, утверждает, что Средиземное, Атлантическое и Эритрейское моря суть одно и то же (I, 202). Последнее замечание позволяет утверждать, что в эпоху Геродота представление о Средиземном и Эритрейском морях, как о частях океана, было уже в ходу. Вполне допустимо, что кем‑либо, по аналогии, было высказано подобное же предположение и в отношении Каспийского моря, которое Геродот и оспаривает, при этом не только с «эмпирических», т. е. основанных на реальном знании, позиций, но и с позиций чисто теоретических и в данном случае достаточно консервативных.
Противоречивая смесь положительных знаний и легендарных представлений характерна, очевидно, для Гекатея не в меньшей степени, чем для Геродота. Гекатеевы представления об океане
при всей кажущейся стройности его космологической схемы вряд ли отличались последовательностью и цельностью. Во всяком случае то обстоятельство, что Геродот то упрекает его в приверженности к легенде, то, видимо, на него же опирается при изложении наиболее важных результатов ионийского навигационного опыта, показывает, как в представлениях Гекатея об океане наряду с реальными и положительными данными уживались легендарно-поэтические идеи о мифическом всеобъемлющем потоке, окружающем эйкумену и отделяющем царство живых от царства блаженных. О живучести подобных чисто мифологических представлений и о их роли в построении древних космологических систем достаточно ярко свидетельствуют те рассуждения об океане, как об источнике всякой влаги, содержащиеся в Тимее Платона и влагаемые им в уста Сократа (3, p. 24Е сл.). И если создается впечатление, что Геродот находится значительно впереди жившего на рубеже V и IV столетий Дамаста в отношении реальности представлений об Эритрейском море, то, во-первых, он Эритрейским морем достаточно неопределенно называет то Красное море (Аравийский залив) в собственном смысле слова, то восточную часть Индийского океана или вообще Индийский океан,[30] а, во-вторых, находясь в отношении Эритрейского моря под впечатлением сообщений о путешествии финикийцев при фараоне Нехо и при Ксерксе вокруг Ливии, он считал, очевидно, перенесение подобных представлений на Каспийское море ничем не обоснованным новшеством.
Категорически отвергая легенду об океане-реке, обтекающей Вселенную, придуманную, по его словам, Гомером, и критикуя основанную на подобных же представлениях об океане древне-ионийскую карту Вселенной,[31] Геродот в то же время не предлагает ничего взамен и, несомненно, сам находится в плену у тех же представлений. Так, например, сомневаясь в возможности водного пути вдоль северных стран (IV, 8), он несколькими строками ниже при изложении содержания Аристеевой Аримаспей (IV, 13) сообщает о том, что земля гипербореев простирается до моря, т. е. до Северного океана, в существовании которого, так же как и самих гипербореев, он как будто бы только что сомневался.
В результате нашего рассмотрения можно было убедиться, что Эсхил в своем «Прометее» нарисовал вовсе не произвольно искаженную картину северных стран, но именно такую, какую определяло состояние науки его времени; на севере Европы в воображении тогдашних греков высились Рипейские горы — Фни же Кавказские, дознанные сперва под их древневосточным именем (библейский Рифат) и открытые затем вновь и познанные реально ионийскими мореплавателями. В этих горах берет свое начало река (Гипанис-Фасис), отделяющая европейский материк от азиатского. Эсхил изменил ее наименование на «Буйную», может быть, лишь потому, что хотел под этим новым, но звучащим не чуждо для тогдашней черноморско-кавказской географии именем объединить разноречивые данные о Гипанисе, Фасисе и Танаисе.
Халибы оказываются у Эсхила в Европе потому, что они должны были туда последовать за Кавказом, и еще потому, что для него они племя скифское[32] и должны быть локализованы по соседству со скифами. В этом отношении Эсхил также был прямым последователем ионийцев и Гекатея, который, как мы знаем, распространяет имя скифов на все северочерноморские и североазиатские племена без исключения. Для него скифами являются равно и массагеты[33] и исседоны.[34]
Представление об амазонках ионийцы привезли с собой в Северное Причерноморье из Малой Азии, но так как там амазонки в VI столетии до н. э. существовали преимущественно лишь в области культа и в культовой легенде, а в Скифии греки их увидали, так сказать, живьем, то естественно, что Эсхил, а до него, вероятно, и Гекатей поспешили перенести «родину» амазонок из Каппадокии в Скифию, опираясь при этом на легендарную ионийскую этнографию, которой, как мы видели выше, отдают значительную дань также еще и Геродот и Пс. Гиппократ. Азия находится в непосредственном соседстве и соприкосновении с Европой. Эсхил подчеркивает это тем, что живущие у Кавказа колхи оказываются у него по соседству с арабами — жителями Азии, в античном представлении об этом материке, а также и тем, что от аримаспов на северо-востоке Европы Ио держит прямой путь к эфиопам, живущим на границе Азии и Ливии.
Начертанная нами со слов Эсхила картина северных стран опирается на ту схему, какую предложил в своем «Землеописании» Гекатей. Из этой схемы со всеми ее противоречиями и искажениями реальной географической действительности становится более понятна также и позиция Геродота по отношению ко многим географическим проблемам его времени, о чем речь будет еще впереди, а также разъясняются и те традиционные заблуждения древней географии, которые с удивительным упорством удерживались в хорографической литературе и картографии вплоть до Птолемея. Реальный географический и этнографический материал, которым располагал Гекатей, не всегда укладывался в его схему к вступал с ней в отмеченные выше противоречия. Об этом материале позволяют отчасти судить рассмотренные выше Гекатеевы фрагменты и намеки, содержащиеся в тексте Геродота. Следует указать при этом, что в отношении Скифия, так же как и в отношении Фракии, на что уже было нами обращено внимание, в распоряжении Гекатея имелись факты, оказавшиеся вне поля зрения его преемников, отчасти, вероятно, потому, что они утратили свое политико-географическое значение. Так, например, Гекатей называет скифские племена матикетов, гипаниссов, иамов,[35] а также сообщает наименования поселений Кардесс и Исеп,[36] которые, видимо, прекратили свое существование в VI столетии до н. э., не фигурируют поэтому у более поздних авторов и не поддаются локализации и отождествлению.
Таким образом, полученные нами данные позволяют, по-видимому, судить с достаточной полнотой не только о реальном материале, вошедшем в состав «Землеописания» Гекатея, не только о том, что прибавили, но также и о том, что утратили из его научного багажа более поздние авторы. Мы можем составить себе, кроме того, и известное представление, несмотря на фрагментарность наших данных, также и о его общих идеях и об общей картине скифского севера, как она преломилась у Эсхила и Геродота в их географических концепциях северных стран.


[1] Herоd., V,53 сл.
[2] Pind., Isthm., II, 41 сл.
[3] Schol. Apoll. Rhоd., IV, 259.
[4] Strab., I, 3, 7.
[5] Arr., Anab., IV, 1, 2.
[6] Procop., Bell. Goth., IV, 6.
[7] Ср. Ps. Scyl., 77 сл.
[8] Aesch., Prom, vinct., 705 слл.
[9] Steph. Byz., s. v. Άμαζόνες.
[10] Aristot., Meteorol., II, 114.
[11] Plin NH, VI, 33 сл.
[12] Herоd., IV, 25.
[13] Schol. vet. ad Aesch. Prometh., 717.
[14] Aesch., Prometh. liber., 192.
[15] Ptolem., Geogr., III, 5, 2.
[16] Strab., XI, 2, 2.
[17] Herоd., IV, 57.
[18] Aristot., Meteorol., I, 13; ср. Ps. Scymn., 870 сл.
[19] Plin., NH, VI, 52.
[20] Arr., PPEux., 19 (fr. 192).
[21] Isthm., II, 41 сл.; ср. Herod., IV, 45.
[22] Ср. Plin., NH, VI, 36.
[23] Strab., II, 1, 17; XI, 7, 1.
[24] Strab., I, 3, 1.
[25] Strab., XV, I, 25.
[26] Aesch., Prom, vinct., 805 слл.
[27] Herоd., IV, 13 сл.
[28] Fr. 339; противоречие этому, кроющееся во fr. 187, в Schol. Apoll. Rhоd., IV, 284, основано, быть может, на позднейшем отождествлении Фасиса с Рионом, во всяком случае оно подлежит устранению, ср. F. Jacoby, P. — W., RE, VII2, 2704.
[29] Strab., II, 5, 18.
[30] Herod., II, 8, 11; III, 30 и др.
[31] Herod., IV, 36.
[32] Aesch., Sept., 728.
[33] Herod., I, 201.
[34] Hecat., fr. 168.
[35] Hecat., fr. fr. 156, 162, 167.
[36] Hecat., fr. fr. 157, 158.

Презентация на тему «Карта — памятник культуры»

Работу выполнил: ученик 5 класса «В» ГБОУ «Школа №1440» Дороднов Николай фото с сайта — http://flytothesky.ru

Географическая карта — изображение модели земной поверхности в уменьшенном виде, содержащее координатную сетку с условными знаками на плоскости. Памятники культуры — произведения рук человека, древние предметы, орудия труда и сооружения, сохранившиеся на земной поверхности, под слоем земли или под водой.

ДОКАЗАТЬ, что даже в эпоху ранних цивилизаций человек пытался составлять чертеж поверхности земли на бумаге, материи, картоне и других материалах фото с сайта — http://defresco. ru

Самая древняя известная карта мира из Вавилона (6 век до н.э.): в центре мира – само Вавилонское царство, вокруг него –«горькая река», семь точек за рекой – острова, куда невозможно добраться. фото с сайта — http://flytothesky.ru

фото с сайта — http://flytothesky.ru Карта мира Гекатея Милетского (5-6 век до н.э.): мир разделен на три части – Европу, Азию и Ливию, расположенные вокруг Средиземного моря. Мир Гекатея – круглый диск, окруженный океаном.

фото с сайта — http://flytothesky.ru Карта мира Посидония (2 век до н.э.): расширяет раннее греческое видение мира, включая завоевания Александра Македонского

фото с сайта — http://flytothesky.ru Карта мира Помпония Мелы (43 год) Карта мира Птолемея (150 год): он первым добавил на карту мира линии долготы и широты

фото с сайта — http://flytothesky.ru Пейтингерова скрижаль (4 век): римская карта с нанесенной сетью дорог Римской империи. Полная карта – очень длинная и показывает земли от Иберии до Индии. В центре мира – Рим.

фото с сайта — http://flytothesky.ru Карта Генриха Бантинга (Германия, 1581 год): она не описывает мир, но является продолжением христианской Троицы, с Иерусалимом по центру.

фото с сайта — http://flytothesky.ru Карта мира Козьмы Индикоплова (6 век): мир изображен как плоский прямоугольник.

фото с сайта — http://flytothesky.ru Карта мира Махмуда аль-Кашгари (11 век): мир сосредоточен вокруг древнего города Баласагуна, нынче территория Кыргызстана.

Карта «Книга Рожера» Аль-Идриси (1154 год): создана на основе информации, полученной от арабских торговцев, которые путешествовали по всему миру. Европа и Азия уже хорошо просматриваются, а вот от Африки есть только северная часть. фото с сайта — http://flytothesky.ru

фото с сайта — http://flytothesky.ru Херефордская карта мира, 14 век Китайская карта, конец 14 века Генуэзская карта , 15 век Карта мира Иоганна Рюйша, 16 век Карта М. Вандземюллера и М.Рингманна, 16 век Карта мира Герарда ван Шагена, 17 век

1. Тысячи лет назад первооткрыватели, заходя все дальше и дальше в неизведанные земли, создавали первые подобия географических карт, пытаясь нанести увиденный рельеф на листки папируса или глиняные таблички. 2. С помощью старых карт можно узнать о представлениях древних людей об устройстве мира и их верованиях. 3. Карта может по праву считаться ПАМЯТНИКОМ КУЛЬТУРЫ.

Исследуйте старые карты, расширяйте свой кругозор!

Гегатей Милетский — bibliotekar.kz — Казахская библиотека

 

 

Гекатей Милетский, или Милетец (549 / 546 — ок. 480 до н. э.), сын Гегесандра, греческий историк-логограф, географ, прозаик, один из важнейших предшественников и источников Геродота (485 — ок. 425 до н.э.). Родился в ионийском городе Ми-лете, в Малой Азии. Принадлежал к знатному милетскому роду. Будучи богатым купцом, объехал побережье Черного моря и Средиземноморье до Сицилии на западе. oyia» («Генеалогия», или «Истории», «Героология») в 4 книгах, которые составлены на простом ионическом наречии, без особых литературных украшений. В описании отдельных стран Гекатей, наряду с чисто географическими деталями, приводил сведения о реках, природных особенностях (фауна Египта), разного рода достопримечательностях, о местных жителях и их обычаях, легендах и верованиях. При этом Гекатей, опираясь на собственные наблюдения, сообщения современников и предания, квалифицированно использовал периплы — практические пособия по навигации вдоль берегов известных ионийцам морей. Его сочинение сопровождалось картой ойкумены — населенной части суши, простиравшейся, по понятиям ионийцев, на востоке до реки Инд, на западе — до Испании и страны кельтов, на севере — до Дуная, а на юге — до верхнего течения Нила. Карта Гекатея, аналогичная, как считают, карте Анаксимандра Милетского (ок. 610 — после 547 до н. э.), не обнаружена. О подобной карте при описании царского пути из Сус в Сарды и дороги из Эфеса в Сусы (V 52-54) упоминает Геродот: «Итак, Аристагор, тиран Милета, прибыл в Спарту, когда царем там был еще Клеомен. Вступив с царем в переговоры, Аристагор, по словам лакедемонян, принес с собой медную доску, где была вырезана карта всей земли, а также всякое море и реки» (V: 49)]. У разных авторов сохранилось более 300 отрывков из Гекатея, и они позволяют наглядно судить о догеродотовских географических представлениях греков об ойкумене. Предметом же «Генеалогии» было систематическое изложение происхождения известных родов на основе мифов и преданий эпохи героев по 40-летним периодам жизни каждого из поколений. Стараясь рационалистически объяснять мифы и малопонятные наименования, исто-ризируя мифы, удаляя из них фантастическое и хронологически упорядочивая предания, Гекатей по сути подошел к применению в историографии критического подхода, этимологического и хронологического методов. Труды Гекатея как источник использовали Геродот, Гелланик, Эфор, Страбон, Павсаний и последующие авторы, включая римских и византийских, благодаря чему в пересказах, особенно поздних схолиастов, до нас дошло большинство фрагментов его утраченных сочинений.

Подробнее см.: Л. А. Елъницкий. Знания древних о северных странах. — М., 1961; Дж. Томсон. История древней географии. Пер. с англ. —

М., 1953.

 

 

 

Гекатей Милетский — биография и семья

Вот что сообщает о Гекатее византийская Суда:

Время жизни Гекатея определено на основе свидетельств об его участии в событиях истории: его возраст должен быть около 50 лет ко времени восстания ионийцев против персидского царя в 499 до н. э., чтобы обладать авторитетным голосом на городском совете. Утверждается также, что Гекатей пережил греко-персидскую войну, на основании чего иногда определяют его дату смерти около 476 до н. э., однако в Суде, где якобы сделано такое утверждение, такой информации не содержится. Вполне определенно только то, что Гекатей пережил ионийское восстание, закончившееся в 494 до н. э. После подавления ионийского восстания Гекатея послали послом к персидскому сатрапу Артаферну, чтобы договориться о приемлемых условиях мира. Согласно Диодору (10.25) его миссия успешно завершилась:

Однако по Геродоту персы после подавления восстания разрушили город и обратили милетцев в рабство; о судьбе самого Гекатея можно только догадываться и 490 до н. э. принимается как примерная дата смерти писателя. После успеха в переговорах Гекатей упоминается только как автор двух трудов: географического («Путешествия по миру» или «Землеописание») и исторического («Генеалогии»), дошедшие до нас в виде коротких цитат других авторов.

Большое состояние дало возможность Гекатею совершить далекие путешествия, вероятно еще до ионийского восстания. В Египте в беседе с жрецами он возводил свой род к богам в 16-м поколении. Жрецы усомнились в происхождении людей от богов, но легенда указывает на знатное происхождение Гекатея.

Распределение географического материала в сочинении Гекатея — топографическое; страны и города в Европе, Азии и Африке следуют одни за другими, с замечаниями о жителях, реках и разного рода достопримечательностях. Один из наиболее длинных сохранившихся отрывков Гекатея о пигмеях в Африке: «пигмеи привязывают себе рога и в образе баранов шумят трещотками и так защищаются против сражающихся с ними журавлей, иначе презирающих их за малый рост.»

Описание мест сопровождалось картой, основанной на карте мира Анаксимандра, но расширенной и уточненной. Сохранилось более 300 фрагментов из географического труда, большая часть в сборнике «Этника» Стефана Византийского. Зависимость Геродота от Гекатея в описании Египта (в частности — феникса, крокодилов, гиппопотама) удостоверяется древними писателями и самим текстом Геродота.

В историческом труде с генеалогиями известнейших родов соединен краткий перечень относящихся к представителям этих родов событий. Любопытны у Гекатея образчики наивного скептицизма и попыток рационального толкования народных сказаний и географических терминов, что явилось шагом вперед от эпического к историческому подходу в изучении преданий. До нас дошли считанные фрагменты из этого труда, достаточные лишь для понимания содержания «Генеалогий». Один из фрагментов о изгнании пеласгов из Аттики передал Геродот в своей истории.

Стефан Византийский использует отрывочно сведения из Гекатея.

О картографировании — гекатея

Автор этой статьи — ohlookablibberinghummdinger. Я сделал несколько правок для ясности, но в остальном это все оригинальная работа. Спасибо за представление. Теперь займемся картографией!


Мой лучший совет по созданию карт таков: потратьте время и усилия и сделайте резервные копии.

Я предлагаю сделать базовый план вашего мира (инвестировать в отслеживание бумаги, это сэкономит вам много времени), даже если действие займет всего место в нескольких областях, особенно если вы рассматриваете продолжение.

Нарисуйте контур основных массивов суши и водоемов, отсканируйте его на свой компьютер и распечатайте несколько копий.

Карта № 1: Географическая карта. Выясните реальную местность вашего историю и выяснить, разумно ли это. Посмотрите на реальные карты мира и решите, должен ли ваш лес быть лесом умеренного пояса, дождевым лесом, городом руины или любую другую местность. Когда я делал это, мне нравилось думать о «сестре области» в реальном мире, которые имели некоторое сходство в своих территории. Например, если одна область имеет рельеф, похожий на Сингапур, чтобы я мог смотреть на Сингапур в поисках вдохновения в архитектуре. или одежду, чтобы убедиться, что люди могут работать в этой области так, как я планировал.

Карта №2: Карта этнического/культурного распределения – какие разные этнические группы, расы и культуры существуют, и где они живут? Ты сможешь решите, как далеко вы хотите разделить это, основано ли это просто на расы или вида, или если это даже просто культурно и исторически базируется, как американский Север/Юг

Карта #3: Политическая карта — Кто какие области официально контролирует? Являются там пограничные споры. Если бы ваша история происходила во время войны, я бы иметь довоенную и/или послевоенную карту.

Карта № 4 (опция): Карта войны. Если действие вашей истории происходит во время войны, отметьте ее как основную. сражения (с датами), базы операций, опорные пункты и отмеченные ничейная земля. Это поможет вам узнать, что представляют собой все в этом районе. испытывать. Город, который только что стал свидетелем крупной победы, станет отличается от того, кто не видел никакого насилия.

Карта № 5 (опция): «Путешествие» — отслеживайте, куда передвигаются ваши персонажи. и когда, особенно если ваш сюжет сосредоточен на местности. Это поможет вы отслеживаете действие и позволяете делать перекрестные ссылки с другими картами.

Это кажется большой работой, и это так и есть, но это также избавит вас от тонны путаницы и душевной боли позже.

Полная статья: Картографирование местности

Размышляя о том, что он увидел в качестве скудных местных предложений в австралийском театральном сезоне 1969 года для Журнал The Bulletin , театральный критик и режиссер-авангардист Рекс Крэмпхорн написал, что для разработки более жизненно важного, Серьезный театр «из австралийской породы потребует эклектичной схемы обучения в качестве основы для напряженных исследований и экспериментов, что приведет к оригинальной стилистической коммуникации непредвиденного характера, но соответствующей австралийской среде» (1970, 30). Крэмпхорн сокрушается, что «даже самый элементарный шаг к повышению стандартов — повышение практической театральной подготовки до академической респектабельности или, наоборот, помещение изучения драматической литературы в практический театральный контекст» (1970, 29–30) не предпринимается всерьез. . Два приезжих американских театральных тренера, которые, кажется, в противном случае были очарованы австралийским «солнечным светом, космосом, адамическими мифами», познакомились с тем же сезоном и некоторыми из следующего во время своего пребывания внизу, что позже отражено в статье под названием «Обучение актеров в Австралии». эта «импортированная традиция, как и во многом в австралийской культуре, все еще крепко держится на театре и его методах обучения.Возможно, более жизненное обещание исходит от местных корней» (Addison and Harrop 1971, 178, 184). Они хвалят один недавно созданный пример независимой компании, опирающейся на эти родные корни, как «международную в понимании, но националистическую в своих художественных интересах» (Аддисон и Харроп, 1971, 185).

Читая эти наблюдения более чем через пятьдесят лет после того, как они были написаны, мы поражаемся тому, как авторы обращаются к природным образам (австралийская порода, местные корни) и их настойчивому заявлению о том, что австралийская среда должна способствовать обучению исполнителей на заказ.Они также указывают на роль, которую сыграет время, необходимость, которую британский режиссер-экспатриант Хью Хант осознал десятилетием ранее, в конце своего пребывания на посту исполнительного директора Австралийского елизаветинского театрального фонда:

Иногда мы ожидаем, что театр тоже будет создаваться. быстро. Австралийцы — нетерпеливые люди, которые хотели бы, чтобы их театр строился так же быстро, как шерсть растет на овечьей спине. На это уходит много лет; требуется время для обучения и развития актеров и продюсеров. (Hunt 1960, 4)

Хант, которому было поручено стимулировать театральное производство в стране, чьи национальные амбиции тогда сдерживались отсутствием возможностей для обучения, описал свое пребывание в Австралии как «пять лет тяжелого труда» (1959, 33). Его работа была еще более сложной из-за его статуса экспатрианта; его, без сомнения, воспринимали, как и Тайрона Гатри до него, как еще одного «насмешливого проклятого Помми, который осмелился предположить, что время еще не пришло» (Guthrie 1961, 252).

Любое представление об обучении в Австралии как о влиянии места, а также о тренировочном зале как о месте встречи важных традиций и линий обучения не может быть понято без упоминания коренных австралийцев. Многие из представленных здесь материалов, как коренных, так и некоренных авторов, исследуют, как методы обучения, основанные на представлениях коренных австралийцев о месте и времени, стремятся «утверждать, вести переговоры, разделять и оспаривать различные точки зрения» (Хайланд, Сайрон и Кейси). 2018, 4).Эти взгляды предлагают важную поправку и в отношении «импортированной традиции»; мы не можем надеяться понять смысл того, что было принесено сюда, пока мы не поймем, что всегда было здесь. Это увязывает нашу работу в этом специальном выпуске с внутрикультурным проектом Растома Бхаручи, поскольку «это встреча и выявление различий внутри кажущихся гомогенизированными идентичностей и групп» (1996, 128). Предстоит проделать гораздо больше работы, чтобы понять, как «практика коренных народов находится в постоянном движении между внутри- и межкультурными контекстами и внутри них» (Syron 2008, 74) — мы предлагаем этому продолжающемуся проекту ряд статей, написанных совместно. которые объединяют эпистемологии коренных и некоренных народов в попытке понять, что значит тренироваться на земле древнейшей живой культуры на Земле.

Подобная организация специального выпуска по национальному признаку также поднимает то, что С. Э. Уилмер называет «проблемами отбора» (Wilmer 2004, 17), признавая нацию условной, нестабильной категорией, которая исключала так же часто, как и включала. Подобно Мередит Роджерс и Элизабет Шафер, редактируя их специальный выпуск Австралазийских драматических исследований , посвященный «Происхождению, технике, обучению и традициям», мы задаемся определяющими вопросами:

Что делает австралийское представление культурным наследием исполнителя? Специальное обучение? Определенный вид телесности? Обладание австралийским паспортом? Разве те австралийские исполнители, которые обучались в Англии или США и сделали там свою карьеру, отказались от своего австралийского происхождения? (2008, 4)

Учитывая место и родословную — две из наших анимационных проблем, мы в конечном итоге решили включить материалы, которые исследуют практику обучения, которая имеет место в Австралии. В частности, мы представляем здесь отчеты о том, как локализовалась «импортированная традиция»; то есть, что значит проводить обучение из других мест на «австралийской основе» и как мы делаем его «соответствующим австралийской среде». По мере того, как отчеты о практике в этом томе увеличиваются, эта тенденция к локализации становится парадигмой, несмотря на то, что Ян Максвелл определяет как «характерно австралийское подозрение во влиянии» (2017, 326).

Этот скептицизм по отношению к авторитетам также проявляется в «австралийском театральном бриколаже» (Maxwell 2017, 338), который собирает и выбрасывает по мере необходимости.В контексте танцевального обучения Мелисса Бэйлз утверждает, что бриколаж «означает наложение разрозненных практик друг на друга» и «выход вовне к новым формам, комбинациям, дополнениям» (Bales 2008, 2; 3). Это находит дальнейшее соответствие с образом Крэмпхорна о коренной породе с ее слоями наростов, которые можно зацементировать или снять. Рассказы о тренировочной практике в этом томе также представляют собой переосмысление в выразительной манере Эдриенн Рич: они оглядываются назад, видят свежим взглядом, проникают в старые традиции с новых критических позиций. Мы могли бы пойти еще дальше, обновив одну из фраз Рича, предположив, что «нам нужно знать [обучение] прошлого и знать его иначе, чем мы когда-либо знали; не передать традицию, а сломать ее власть над нами» (1972, 19). Некоторые из представленных здесь материалов документируют прошлое, другие размышляют о том, как это наследие может быть обновлено для современного стажера; их, тем не менее, объединяет желание использовать прошлое — как линий обучения, так и нации — для понимания настоящего и, таким образом, для обозначения альтернативных путей для будущего.

Изучение маршрутов

Этот специальный выпуск начинается с реконструкции, в которой Алисия Мелони Джонс прослеживает и переворачивает вынужденные марши аборигенов из столиц в региональные миссии. Выполняя это обращение, Джонс размышляет об усиленном, удлиненном переживании времени и места, обеспечиваемом тренировочными методами. Тесс де Куинси наносит на карту аналогичную встречу места и обучения, описывая, как обучение Body Weather, основанное в Японии, было разработано и испытано, когда его практиковали в парадигматически австралийском месте: малонаселенной местности. Открытка Джо Лот и Триши Кинг предлагает еще одно впечатляющее столкновение японских тренировочных традиций с австралийским ландшафтом. Саймон Стюарт и Рене Ньюман предлагают медитацию на месте с другой стороны континента, Краб-Крик, и размышляют о том, как его внедренные резонансы и знания могут быть перенесены обратно в тренировочную комнату, которая географически удалена от этого источника. Стюарт и Ньюман также затрагивают нашу тоску по широким открытым жилым пространствам, в которых нам было отказано во время карантина из-за Covid-19, преобладавшего в 2020 году. студия движения, на этот раз от встречи лицом к лицу к встрече с цифровым опосредованием.Вместе эти части исследуют, как самобытность австралийского ландшафта и конкретных австралийских мест находит свое отражение в обучении, проводимом здесь.

Роберт Льюис, Летеция Харрис, Стэн Грант, Доминик Суини и Саманта Доудесвелл начинают специальное исследование обучения в институциональных условиях, рассматривая программу в целом. Они спрашивают, как интегративное обучение может дать учащимся власть и ответственность за свою работу на месте, а также уважать и активировать связи коренных австралийцев со страной.Их расследование дополняется набором из трех частей, которые вместе представляют собой снимок австралийской голосовой тренировки. Обширный разговор Бернадетт Минах с Бетти Уильямс, малоизвестной приверженцем австралийского голоса, показывает нам, как развивались методы обучения в критические десятилетия, когда формировалась отчетливо австралийская вокальная идентичность. Клинт Брэкнелл, Кайли Брэкнелл, Сьюзан Фенди Стадэм и Лузита Фередей, соавторы отмеченной наградами постановки Пертского фестиваля « Геката » (новое видение шекспировского « Макбета », представленное полностью на языке нунгар), размышляют о последствиях обучения работе с языками коренных народов как внутри, так и за пределами учреждения.Завершает этот триптих портрет Эми Хьюм того, где мы находимся сейчас, иллюстрирующий постепенное освоение деколониальных методов обучения в самых известных консерваториях Австралии. Наш опрос об учебном заведении дополняется всеобъемлющим портретом Адама Моулдса о писательстве для перформанса в Национальном институте драматического искусства, в котором история этой единственной программы используется для отображения развития более широкой области педагогики письма.

Благодаря игривому размышлению Анны Лёвендаль о потенциале аниматоров и их индивидуальных навыках, мы сосредоточились на обучении с молодежью и для молодежи.Дэвид Бертон и Джанет Макдональд вплетают акцент Специального выпуска на место в свой отчет о работе с молодежью на театральном мероприятии в сельской местности, которое одновременно служит возможностью обучения для тех, кто живет вдали от официальных учебных заведений. Это дополняется деликатным рассказом Джиллиан Пирс о том, как тренировки на земле, как это было прослеживается повсюду, можно переосмыслить как тренировки в воздухе, открывающие бескрайние небеса для физической подготовки. Физические тренировки и пот, который они вызывают при экстремальных австралийских температурах, также находятся в центре внимания сотрудничества Джона Бертта и Кэти Лейвер с Лахланом Биннсом из инновационной цирковой компании Gravity and Other Myths. Субтропический пот активизируется метафорически, когда Джереми Нейдек и Кэтрин Келли прослеживают личную историю влияния японских методологий обучения во влажных тренировочных залах Брисбена, а затем в профессии и по всей стране. Вопрос о влиянии также оживляет два обзора, которые мы включили: Кейт Ли о тренинговом обмене, в котором рассматривалась многогранная эволюция одной тренировочной практики; и Лиза Харпер Кэмпбелл в новой книге, в которой ставится вопрос о том, что значит управлять из особого культурного контекста и с ним.

Прокладывая этот маршрут по материалам Специального выпуска, мы осознаем, что исследование одной тренировочной практики проходит повсюду, от первой почти до последней: Nobbs Suzuki Praxis (NSP). Хотя это не специальный выпуск исключительно о NSP — австралийский ответ на кажущуюся универсальность метода Suzuki для обучения актеров, — он дает нам полезную нить для размышлений о том, как конкретная методология обучения на месте находит отчетливые и отдельные выражения в разных странах. континент.Таким образом, для наших целей NSP выступает в качестве аватара для многих локализованных вариаций импортированных традиций, которые мы определили как определяющую характеристику обучения исполнителей в Австралии. Наконец, есть много непройденных дорог; мы включили набор частей, которые предлагают один маршрут по этой местности, но это не единственный маршрут. Хотя мы не претендуем на энциклопедичность, мы предлагаем здесь лишь краткий обзор, который неизбежно оставляет часть богатства австралийского обучения не в фокусе.Мы надеемся, что наши упущения и слепые пятна послужат стимулом для дальнейших исследований, как на страницах «Театр, танцы и обучение перформансу», так и за его пределами.

За пределами карты

Отчасти этот специальный выпуск также является капсулой времени: предметы были введены в эксплуатацию в середине карантина, до того, как стали известны все последствия глобальной пандемии Covid-19. За некоторыми исключениями, в том числе, в первую очередь, подробным разговором Брауна и ван Дейка о продолжении танцев и тренировок в эпоху Covid-19, пандемия скрывается на полях этих страниц; это еще не главный герой. Уже начали появляться размышления о разрушительном воздействии пандемии на нашу работу и методы обучения (см., например, Пайк, Нейдек и Келли, 2020 г.), но здесь мы хотим сохранить место для австралийской практики обучения в том виде, в каком она была — и на самом деле, как это может быть в один прекрасный день снова. Не случайно многие богатые рассказы о местах, которые вы здесь прочтете, были написаны, когда эти места были недоступны, что в то время, когда их профессиональная жизнь была сведена к все меньшим (цифровым) коробкам, наши авторы достигли того обширного горизонта, который лежал временно недоступен.Достигая того, что Хосе Муньос описывает как «теплое сияние горизонта, наполненного потенциалом», в этом специальном выпуске подробно описываются тренировочные практики, «извлеченные из прошлого и используемые для представления будущего» (2009, 1).

Таким образом, мы завершаем эту редакционную статью, размышляя о времени, прошедшем после издания Роджерсом и Шафером Австралазийских исследований драмы в 2008 году. ученых приветствовали в академии, «наша способность размышлять о профессиональных, культурных и социально-политических последствиях того, как актеры обучаются и тренируются, станет еще богаче и более тонкой» (Rogers and Schafer 2008, 7).Мы надеемся, что такое богатство и нюансы были реализованы в этом выпуске Театральное, танцевальное и актерское обучение , но при этом мы также признаем ненадежность и угрозу, в которых работают многие из этих практиков и ученых. Действительно, ряд программ, которые некоторые из наших авторов ведут или изучают в рамках, были прекращены, объединены или поставлены под угрозу по мере продвижения Специального выпуска. Список университетов, предлагающих театральные, драматические и театральные программы, сократился с 25 до 20, и впереди еще больше закрытий.Возможностей для обучения теперь меньше; в ландшафте также преобладают городские школы в стиле консерваторий за счет сельских программ с более открытым доступом. В тот же период климатический кризис продолжал менять наше отношение к этому месту, которое горело, затапливалось и снова горело. Тем не менее стремительный шаг Австралии к точке невозврата был встречен с таким же безразличием к государственной политике, которое сопровождало крики университетов о помощи во время кризиса Covid. По крайней мере на этих страницах мы не будем молчать: континент в огне, а наши институты рушатся — мы предлагаем эти вклады, «сигнализируя сквозь пламя» (Арто 2010, 7).

Публикации | Лаборатория Слюсарского | Колледж свободных искусств и наук

2016

Э. Хон, Г. Ким, С. Цинь, Дж. Э. Гаррисон, Э. Таварес, А. Винсент, Н. Нуанчамнонг, К.А. Скотт, Д.К. Слюсарски, В.К. Шеффилд. Мутации в C8ORF37 вызывают синдром Барде-Бидля (BBS21). Молекулярная генетика человека.

К.А. Скотт, А.Н. Марсден, Д.К. Слюсарски. Автоматизированный высокопроизводительный анализ зрительной функции in vivo с использованием рыбок данио. Динамика развития, 245: 605-613.

А.П. ДеЛука, С.С. Уитмор, Дж. Барнс, Т.П. Шарма, Т.А. Вестфолл, Калифорния Скотт, М.К. Виид, Дж. С. Уайли, Л.А. Уайли, Р.М. Джонстон, М.Дж. Шнидерс, С.Р. Ленц, Б.А. Такер, Р.Ф. Маллинз, Т.Е. Шитц, Э. М. Стоун, Д. К. Слюсарски. Гипоморфные мутации в TRNT1 вызывают пигментный ретинит с эритроцитарным микроцитозом. Молекулярная генетика человека, 25(1): 44-56.

2015

Т.П. Шарма, Р.Ф. Маллинз, Т.Е. Scheetz, J.P. Penticoff, M. Collins, T. Westfall, J. Barnes, D.К. Слюсарски, Б. Такер, Э. М. Стоун. Мутации TRNT1 связаны с ранним началом аутосомно-рецессивного пигментного ретинита. Investigative Ophthalmology & Visual Science, 56(7): 2893-2893.

Д.К. Слюсарски, Л. Байе, Т. Вестфолл, Г. Ким, В.К. Шеффилд. Функциональная характеристика мутации M390R при синдроме Барде-Бидля1 у рыбок данио. Исследовательская офтальмология и визуальные науки, 56 (7): 2598-2598.

2014

X. Мэй, Т.А. Westfall, К. Чжан, В.К. Шеффилд, А.Г.Бассюк, Д.С. Слюсарский. Функциональная характеристика Prickle2 и BBS7 идентифицирует перекрывающиеся фенотипы, но различные механизмы. Биология развития, 392(2): 245-255.

X. Чамлинг, С. Сео, К.С. Сирби, Г. Ким, Д.К. Слюсарски, В.К. Шеффилд. Центриолярный сателлитный белок AZI1 взаимодействует с BBS4 и регулирует цилиарный транспорт BBSome. PLoS Genet, 10(2): e1004083.

2013

X. Мэй, Т.А. Вестфолл, А.Г. Бассюк, Д.К. Слюсарский. Механизмы функции prickle1a при эпилепсии рыбок данио и нейрогенезе сетчатки.Модели и механизмы заболеваний, 6(3): 679-688.

2012

П.Н. Шнайдер, Д.К. Слюсарски, Д.В. Хьюстон. Дифференциальная роль функции домена Axin RGS в передаче сигналов Wnt во время формирования переднезаднего паттерна и формирования материнской оси. PLoS 1, 7(9): e44096.

2011

Л.Санг, Дж.Дж. Миллер, К.С. Корбит, Р. Х. Джайлз, М. Дж. Брауэр, Э. А. Отто, Л.М. Байе, X. Вен, С.Дж. Весы, М. Квонг, Э.Г. Ханцикер, М.К. Сфакианос, В. Сандовал, Дж. Ф. Базан, П. Кулками, Ф.Р. Гарсия-Гонсало, А.Д. Сеол, Дж. Ф. О’Тул, С. Хелд, Х.М. Рейтер, В.С. Лейн, М.А. Рафик, А. Нур, М. Ансар, А. Радха, Р. Деви, В.К. Шеффилд, Д.К. Слюсарски, Дж.Б. Винсент, Д.А. Доэрти, Ф. Хильдебрандт, Дж. Ф. Райтер и П.К. Джексон. Картирование белковой сети Nephronophthisis-Joubert-Meckel-Gruber выявляет гены и пути развития цилиопатии. Cell, 145 (4): 513-528. PMID: 21565611

П.Р. Преториус, М.А. Алдахмеш, Ф.С. Алкурая. В.К. Шеффилд, округ Колумбия, Слюсарски. Функциональный анализ BBS3 A89V, который приводит к несиндромальной дегенерации сетчатки.Молекулярная генетика человека, 20(8):1625-32. PMID: 21282186.

Westlake CJ, Baye LM, Nachury MV, Wright KJ, Ervin KE, Phu L, Chalouni C, Beck JS, Kirkpatrick DS, Slusarski DC, Sheffield VC, Scheller RH, Jackson PK. Сборка первичных мембран ресничек инициируется Rab11 и зависимой от комплекса транспортной белковой частицы II (TRAPPII) доставкой Rabin8 к центросоме. Proc Natl Acad Sci U S A., 108(7):2759-64. PMID: 21273506

Л. М. Байе, Х. Патриностро, С. Сваминатан, Дж. С.Бек, Ю. Чжан, Э. М. Стоун, В. К. Шеффилд, Д. К. Слюсарски. N-концевая область CEP290 восстанавливает зрение в модели человеческой слепоты у рыбок данио. Молекулярная генетика человека: 20(8):1467-77. PMID: 21257638

Х. Тао, Дж. Р. Манак, Л. Сауэрс, X. Мэй, Х. Киёнари, Т. Абэ, Н.С. Дахдале, Т. Ян, С. Ву, С. Чен, М.Х. Фокс, К. Гернетт, Т. Монтин, Т. Берд, Л.Г. Шаффер, Дж.А. Розенфельд, Дж. МакКоннелл, С. Мадан-Хетарпал, Э. Берри-Кравис, Х. Грисбах, Р.П. Сането, М.П. Скотт, Д. Антик, Дж. Рид, Р.Боланд, Х. Эль-Шанти, В.Б. Махаджан, П. Дж. Фергюсон, Дж. Д. Аксельрод, А. Лехесйоки, Б. Фрич, Д. К. Слюсарски, Дж. Уэмми, Н. Уэно и А. Г. Бассук. Мутации в ортологах PRICKLE вызывают судороги у мух, мышей и людей. Американский журнал генетики человека, 88: 1-12. PMID: 21276947

2010

И. Шнайдер, П.Н. Шнайдер, С.В. Дерри, С. Лин, Л. Дж. Бартон, Т. Вестфолл и Д. К. Слюсарски. Рыбки данио Nkd1 способствуют деградации Dvl и необходимы для формирования лево-правого паттерна. Биология развития, 348(1):22-33.PMID: 20858476.

С. Лин, Л.М. Байе, Т.А. Westfall и DC Slusarski. Путь Wnt5b/Ryk обеспечивает сигналы направления для регуляции движения гаструляции рыбок данио. Журнал клеточной биологии, 190(2): 263-78. PMID: 20660632 

C.M. Freisinger, R.A. Фишер и Д. К. Слюсарский. Регулятор передачи сигналов G-белка 3 модулирует динамику кальция Wnt5b и формирование паттерна сомитов. PLOS Genetics, 6(7):e1001020. PMID: 20628572. 

Д.Ю. Нисимура, Л.М. Байе, Р. Первин, К.К. Сирби, А.Авила-Фернандес, И. Перейро, К. Аюсо, Д. Вальверде, Ф.Д. Мэнсон, Дж. Уркхарт, Э.М. Стоун, Д.К. Слюсарски, Г.К. Блэк, В.К. Шеффилд. Открытие и функциональный анализ нового гена пигментного ретинита, C2orf71. Американский журнал генетики человека, 86: 1-10. PMID: 20398886

Р. Ю, П. Кироне, С. Лин, Х. Грисбах, Д. К. Слюсарски и К. М. Экипажи. Активация формина DAAM1 планарной клеточной полярности приводит к ингибированию пролиферации, миграции и ангиогенеза эндотелиальных клеток. ПНАС, 107: 6906-6911.PMID: 20351293

П. Р. Преториус, Л.М. Байе, Д.Ю. Нисимура, К.С. Сирби, К. Багге, Б. Ян, Р.Ф. Маллинз, Э.М. Стоун, В.К. Шеффилд и Д.К. Слюсарски. Взгляд на несиндромальные формы синдрома Барде-Бидля: идентификация и функциональный анализ специфической для зрения длинной изоформы BBS 3 (ARL6). Генетика PLoS;6(3):e1000884. PMID: 20333246

С. Сео, Л. М. Байе, Н.П. Шульц, Дж.С. Бек, К. Чжан, Д.К. Слюсарский и В.К. Шеффилд. BBS6, BBS10 и BBS12 образуют комплекс с шаперонинами семейства CCT/TRiC и опосредуют сборку BBSome.ПНАС, 107: 1488-1493. PMID: 20080638

2009

Б.А. Холлоуэй, С.Г. де ла Торре Канни, Ю.Е, Д.К. Слюсарски, К.М. Фрайзингер, Р. Дош, М.М. Чоу, Д.С. Вагнер, М.К. Маллинс. 2009. Новая роль MAPKAPK2 в морфогенезе во время развития рыбок данио. ПЛОС Генетика. 5(3): e1000413. doi:10.1371/journal.pgen.1000413.

2008

А.В. Локтев, К. Чжан, Дж.С. Бек, К.С. Сирби, Т.Е. Scheetz, J.F. Bazan, D.C. Slusarski, V.C. Шеффилд, П.К. Джексон и М.В.Начуры. 2008. Субъединица BB Some связывает цилиогенез, стабильность микротрубочек и ацетилирование. Developmental Cell, 15: 854-865 (DOI 10.1016/j.devcel.2008.11.001). (обложка журнала). Показан в превью: как формировать клетки и влиять на торговлю поляризованными белками. Ячейка развития, 15: 799-800.

А.Г. Бассук, Р.Х. Уоллес, А. Бур, А.Р. Буллер, З. Афави, М. Симохо, С. Мията, С. Чен, П. Гонсалес-Алегре, Х.Л. Грисбах, С. Ву, М. Нашельский, Э.К. Владар, Д. Антич, П.Дж. Фергюсон, С. Чирак, Т.Войт, М.П. Скотт, Дж. Д. Аксельрод, К. Гернетт, А.С. Дауд, С. Кивити, М.Ю. Нойфельд, А. Мазариб, Р. Штраусберг, С. Валид, А.Д. Корчин, Д.К. Слюсарский, С.Ф. Беркович и Х.И. Эль-Шанти. 2008. Гомозиготная мутация PRICKLE1 человека вызывает аутосомно-рецессивный синдром прогрессирующей миоклонус-эпилепсии-атаксия. Американский журнал генетики человека, 83: 572-581.

P. Cirone, Y. Zhang, S. Lin, H. Greisbach, Y. Zhang, D.C. Slusarski и C.M. Экипажи. 2008. Роль передачи сигналов плоской клеточной полярности в ангиогенезе.Ангиогенез, 11:347-360 (DOI 10.1007/s10456-008-9116-2)

М. К. Тайе, Х.-Дж. Йен, Дж.С. Бек, К.С. Сирби, Т.А. Вестфолл, Х. Грисбах, В.К. Шеффилд и Д. К. Слюсарски. 2008. Генетическое взаимодействие между генами синдрома Барде-Бидля и значение для формирования паттерна конечностей. Молекулярная генетика человека, 17: 1956-1967.

C.M. Freisinger, I. Schneider, T.A. Westfall и DC Slusarski. 2008. Динамика кальция интегрирована в сигнальные пути, влияющие на формирование осевого паттерна позвоночных.Фил. Транс. Р. Соц. Б, 363: 1377-1385. (обложка журнала).

И. Шнайдер, Д. В. Хьюстон, М. Р. Ребальяти и Д. К. Слюсарски. 2008. Потоки кальция в дорсальных клетках-предшественниках противодействуют β-катенину и изменяют лево-правый паттерн. Развитие 135, 75-84.

2007

М.В. Начурий, А.В. Локтев, К. Чжан, С. Дж. Вестлейк, Дж. Перанен, А. Мердес, Д. К. Слюсарски, Р. Х. Шеллер, Дж. Ф. Базан, В. К. Шеффилд и П.К. Джексон. 2007. Основной комплекс белков BBS взаимодействует с GTPase Rab8 для содействия биогенезу цилиарной мембраны. Ячейка, 129: 1201-1213. (обложка журнала).

Д.К. Слюсарский и Ф. Пелегри. 2007. Передача сигналов кальция в формировании паттерна и морфогенезе позвоночных. Биология развития, Vol. 307: 1-13.

Ю. Харада, К. Йокота, Р. Хабас, Д.К. Слюсарски и X. Хе. 2007 Рецепторы, связанные с G-белком, индуцируемые ретиноевой кислотой, связываются с рецепторами Frizzled и могут активировать неканоническую передачу сигналов Wnt. Сообщения о биохимических и биофизических исследованиях, 358: 968-975

2006

Ю. Чжан, Дж.Р. Йех, А. Мара, Р. Джу, Дж. Хайнс, П. Сироне, Х. Л. Грайсбах, И. Шнайдер, Д. К. Слюсарски, С. А. Холли и К. М. Крюс. 2006 Химико-генетический подход к способу действия фумагиллина. Химия и биология, Vol. 13: 1001-1009. (обложка журнала)

А. П. Чанг, Дж. С. Бек, Х. Дж. Йен, М. К. Тайех, Т. Э. Шейц, Р. Свидерски, Д. Нишимура, Т. А. Браун, К. И. Ким, Дж. Хуанг, К. Эльбедур, Р. Карми, Д. С. Слюсарски, Т. Л. Касавант, Э. М. Стоун и ВК Шеффилд. 2006. Картирование гомозиготности с помощью массивов SNP идентифицирует TRIM32, убиквитинлигазу E3, как ген синдрома Барде-Бидля (BBS11). Труды Национальной академии наук, Vol. 103(16):6287-92.

Йен, Х.Дж., Тайех, М.К., Маллинз, Р.Ф., Стоун, Э.М., Шеффилд, В.К. и Д. К. Слюсарский. 2006. Гены синдрома Барде-Бидля играют важную роль в ретроградном внутриклеточном трафике и формировании ресничек пузырьков Купфера. Молекулярная генетика человека, Vol. 15: 667-77. (обложка журнала)

Slusarski, DC 2006. Динамический анализ передачи сигналов кальция в развитии животных. В: Серия «Методы передачи сигналов», Анализ передачи сигналов факторов роста в эмбрионах (изд.М. Уитмен и А.К. Сатер) ООО «КРС пресс». Том. 8, стр. 157-175.

2005

Джинджерих Дж. Л., Штольцманн К., Вестфолл Т., Слюсарски Д. К. и Ф. Пелегри. 2005 hecate, ген материнского эффекта рыбок данио, влияет на индукцию дорсального организатора и внутриклеточную частоту перехода кальция. Биология развития, Vol. 286:427-439.

2003

Westfall, TA, Twedt, J., Olberding, A., Brimeyer, R., Gladon, J., Furutani-Seiki, M. and Slusarski, DC 2003. Функции Wnt-5/концевого хвоста в формировании оси позвоночных как негативные регулятор активности Wnt/бета-катенина.Журнал клеточной биологии, Vol. 162: 889-898.

Westfall, T., Hjertos, B., and Slusarski, D.C. 2003. Механизмы модуляции кальция, лежащие в основе формирования дорсо-вентрального паттерна у рыбок данио. Биология развития, Vol. 259: 380-391.

Sheldahl, L., Slusarski, DC, Pandur, P., Miller, J., Kuhl, M. and Moon, RT 2003. Перекрывающиеся пути Wnt/Ca 2+ и планарной клеточной полярности: Disheveled активирует Ca 2+ , сигнализация PKC и CamKII. Журнал клеточной биологии, Vol.161:1-10.

Veeman, M., Slusarski, D.C., Kaykas, A., Hallagan, S. and Moon, R.T. 2003. Zebrafish Prickle, модулятор неканонической передачи сигналов Wnt/Fz, регулирует гаструляционные движения. Текущая биология, Vol. 13:680-685.

2002

Ахумада, А., Слюсарски, Д.К., Лю, X., Мун, Р.Т., Мальбон, К.К. и Хай Ван. 2002. Передача сигналов Rat Frizzled-2 через фосфодиэстеразу и циклический гуанозин-3′, 5′-монофосфат. Наука, Том. 298: 2006-2010 гг.

2000

Слюсарский Д.С., В. Корсес. 2000. Визуализация кальция и передача сигналов между клетками. В: Методы молекулярной биологии, Vol. 135: Протоколы биологии развития. (редакторы RS Tuan и CW Lo). Том. I, Глава 25. Humana Press, Inc., Тотова.

1999

Лю, Х., Лю, Т., Слюсарски, Д.К., Ян-Снайдер, Дж., Мальбон, К., Мун, Р., Ван, Х-ю. 1999. Химера Frizzled 2/b2-адренергических рецепторов активирует передачу сигналов Wnt и дифференцировку клеток тератокарциномы мыши F9 в примитивную энтодерму в ответ на изопреналин.Труды Национальной академии наук, Vol. 96:14383-14388.

1997

Слюсарский, Д.К., В. Корсес, Р. Мун. 1997. Взаимодействие гомолога Wnt и Frizzled запускает передачу сигналов фосфатидилинозитола, связанную с G-белком. Природа, Том. 390:410-413.

Слюсарски, округ Колумбия, Дж. Ян-Снайдер, В. Буса, Р.Т. Луна. 1997. Модуляция эмбриональной внутриклеточной передачи сигналов Ca 2+ с помощью Wnt-5A. Биология развития, Vol. 182:114-120. (обложка журнала)

Пресс-релиз — Хантингтон представит выставку «100 великих британских рисунков» в 2022 году

САН-МАРИНО, Калифорния.— «100 великих британских рисунков», крупная выставка в Библиотеке Хантингтона, Художественном музее и Ботаническом саду, проследит практику рисования в Британии с 17 по середину 20 века, освещая важную коллекцию Хантингтона, насчитывающую более 12 000 работы, которые представляют великих мастеров среды. С 18 июня по 5 сентября 2022 года в галерее МэриЛу и Джорджа Буна на выставке будут представлены редко встречающиеся сокровища, в том числе работы Уильяма Блейка, Джона Констебла, Томаса Гейнсборо и Дж.М. В. Тернера, а также примеры художников, связанных с Братством прерафаэлитов и модернизмом начала 20 века. Выставку сопровождает полностью иллюстрированный каталог, в котором впервые рассматривается сила и разнообразие коллекции британских рисунков Хантингтона, значительная часть которой никогда ранее не публиковалась. Хантингтон — единственное место проведения выставки.

«Хантингтон известен своей несравненной коллекцией британского искусства, начиная от серебра 15-го века и заканчивая графикой Генри Мура, причем самыми известными работами являются, конечно же, наши великие манерные картины», — сказала Кристина Нильсен, Ханна и Рассел Калли, директор Художественного музея в Хантингтоне.«Голубой мальчик Томаса Гейнсборо и Пинки Томаса Лоуренса часто служат мальчиком и девочкой с плаката для всего учреждения. Но большинство посетителей не понимают, что в Хантингтоне также находится обширная и замечательная коллекция британских рисунков. Эта выставка и каталог, впервые демонстрирующие спектр наших британских работ на бумаге в таком масштабе, призваны заполнить этот пробел в знаниях».

Большая часть коллекции британских рисунков The Huntington, за несколькими заметными исключениями, была создана после времен основателей учреждения Генри и Арабеллы Хантингтон.Генри был заядлым коллекционером редких книг и рукописей, а его жена Арабелла была движущей силой их коллекции картин и декоративно-прикладного искусства, но рисунки не играли значительной роли в их покупках произведений искусства. Именно Роберт Р. Уорк, куратор коллекций произведений искусства с 1956 по 1990 год, чье видение и упорство сделали Хантингтон выдающимся хранилищем рисунков, сделанных в Великобритании, где эта форма искусства была особенно хорошо развита, особенно в конце 18-го — середине -19-го века.

«Рисунок — самый спонтанный и интимный из видов искусства, раскрывающий мысли и настроение художника росчерком пера или прикосновением кисти, смоченной в акварели», — сказала Мелинда МакКарди, куратор британского искусства, куратор выставки и автор каталога. «Это практика, особенно связанная с британскими художниками, чье серьезное взаимодействие со средой ярко проявляется в работах, которые мы выделяем на этой выставке».

Хронологически исследуя ряд стилей
Организованные в хронологическом порядке «100 великих британских рисунков» исследуют портретную живопись, исторические сюжеты, пейзаж, натюрморт, ботаническую иллюстрацию и карикатуру.Представленные работы будут представлены в полном диапазоне стилей, включая быстрые карандашные наброски, которые откровенно раскрывают творческий процесс художников, плавные этюды пером и тушью, приближающиеся к качеству готовых работ, и изысканные акварельные рисунки.

Искусство рисования впервые расцвело в Британии в конце 17 века с притоком художников из континентальной Европы, где практика обычно была частью художественного обучения. Британские художники также выезжали за границу, чтобы посмотреть и скопировать работы старых европейских мастеров и современных художников.В то время портретная живопись была самой популярной формой британского искусства в то время (как демонстрируют изысканные работы Джона Гринхилла и Эдмунда Эшфилда на выставке), британские художники в конечном итоге охватили широкий спектр предметов, от пейзажной живописи до исторической живописи, жанр, который привлекал таких титанов 18-го века, как Томас Гейнсборо и Джордж Ромни.

Ромни был уникален среди своих сверстников тем, что считал рисунок самоцелью, а не просто инструментом для подготовки к масляной живописи.Его Кимон и Ифигения (начало 1780-х) были вдохновлены сказкой из Декамерона Боккаччо, и он запечатлел момент, когда пастух Кимон впервые замечает свою возлюбленную Ифигению, спящую с двумя другими женщинами. Ромни решил изобразить Ифигению в чувственных объятиях с одной из женщин, используя широкие мазки тушью, чтобы наполнить сцену энергией и страстью. Саймон едва присутствует — он обрезан в левой части кадра — добавляя к интерпретации Ромни намек на эротический вуайеризм.

Даже Уильям Блейк, известный своим уникальным воображением, выдает свои европейские влияния в Hecate или The Night of Enitharmon’s Joy (1795). Созданный с использованием сложного сочетания методов печати, рисунка и акварели, Hecate изображает мифологическую фигуру ведьмы с мускулатурой, которая напоминает женские формы Микеланджело, которые были набросаны с обнаженных мужчин. Применяя подход Микеланджело, Блейк придает Гекате мощное телосложение, которое предполагает неестественную, оккультную силу.Масштабная работа взята из коллекции Уильяма Блейка Хантингтона, которая была основана самим Генри Хантингтоном и легко входит в число самых важных коллекций Блейка в мире.

Большинство работ в коллекции британских рисунков Хантингтона относятся к XVIII и XIX векам, когда рисунки и акварели стали популярным товаром. Акварель, хотя и менее щадящая, чем масло, позволяет художникам создавать светящиеся эффекты и хорошо подходит для передачи туманного английского климата.Дж. М. У. Тернер был мастером этих атмосферных эффектов. В его замке Бомарис , Англси, (ок. 1825–1836 гг.) используются многослойные заливки цвета для создания мягкого тумана, который скрывает людей, лошадей, здания и корабли, стирая грань между морем и сушей. В своем исследовании художественных техник выставка рассмотрит пигменты и бумагу, которые использовали художники. Тернеру, например, требовалась прочная бумага, которая могла бы выдержать его метод, описанный очевидцем как предварительное пропитывание бумаги влажной краской.Затем «он рвал… царапал… царапал его в каком-то исступлении», пока изображение не появилось «как по волшебству… со всеми его изысканными мелочами».

К середине 19 века техника прозрачной акварели уступила место интересу к непрозрачным пигментам или гуаши, что соответствовало вкусу викторианской эпохи к резкому реализму. Многие викторианские работы на выставке были созданы как иллюстрации к стихам или рассказам, в том числе акварель и гуашь Сэмюэля Палмера «Одинокая башня » (ок.1881), который был вдохновлен Il Penseroso Джона Мильтона, и акварелью и графитом популярного детского книжного иллюстратора Кейт Гринуэй Теперь все вы приходите послушать (ок. 1879). Некоторые работы этого периода — например, работы художника Эдварда Бёрн-Джонса, который был связан с прерафаэлитами и сотрудничал с дизайнером Уильямом Моррисом, — демонстрируют поворот от реализма к чистому «искусству ради искусства». Эстетическое движение.

Рисунки первой половины ХХ века раскрывают необычайно широкий спектр художественных стилей, возникших в то время.Многие работы Хантингтона того периода принадлежат художникам из Школы изящных искусств Слэйда в Лондоне, где студенты изучали абстракцию, французский импрессионизм, фовизм, экспрессионизм, кубизм и сюрреализм. Изюминкой этой группы является картина Гвен Джон « Две женщины в шляпах в церкви » (1920-е годы), работа прозрачной краской на водной основе, которую она нарисовала, когда жила во Франции. Джон регулярно посещал там церковь, где она рисовала прихожан, сосредотачиваясь не столько на отдельных людях, сколько на формах, которые она видела в их одежде, их различных позах и стульях, на которых они сидели.Джон утверждает ее модернизм в картине, сказал Маккарди, поскольку она «остроумно сопоставляет две шляпы разной формы, сокращая такие описательные детали, как черты лица, и создавая изображение смелыми черными контурами и широкими размытиями приглушенных тонов». Выставка включает в себя несколько других захватывающих работ 20-го века на бумаге в различных стилях таких художников, как Дэвид Бомберг, Пол Нэш и Джон Пайпер.

Работы 20-го века объединены с другими в «100 великих британских рисунков», чтобы создать экспозицию, раскрывающую бесконечно разнообразные аспекты «изготовления знаков», — сказала Энн Бермингем, почетный профессор истории искусства и архитектуры в Университете Лондона. Калифорния, Санта-Барбара, в своем эссе для каталога выставки.Она заключает: «Если рисунки Хантингтона говорят с нами через расстояния во времени и пространстве, это потому, что они все еще хранят в своей линейной хватке острые ощущения и обещание бесконечного творчества».

Эта выставка, изначально являвшаяся частью празднования столетия Хантингтона, стала возможной благодаря щедрой поддержке Эйвери и Эндрю Бартов, Терри и Джерри Кол, а также Лизы и Тима Слоан.

Поддержку этой выставке оказывает Фонд Глэдис Крибл Дельмас. Поддержку каталогу оказывает Кроме того: программа Фонда Дж.Фонд М. Каплана.

Связанный каталог
В дополнение к выставке The Huntington издаст совместно с Лундом Хамфрисом Экскурсии воображения: 100 великих британских рисунков из коллекции Хантингтона . 256-страничный полностью иллюстрированный каталог выставки составлен Мелиндой МакКарди, куратором отдела британского искусства в The Huntington; с Энн Бермингем, почетным профессором истории искусства и архитектуры Калифорнийского университета в Санта-Барбаре; и Кристина Нильсен, Ханна и Рассел Калли, директор Художественного музея в Хантингтоне.В книге есть введение МакКарди, в котором обсуждается формирование коллекции британских рисунков Хантингтона, и эссе Бермингема, в котором коллекция Хантингтона помещается в контекст исторической практики рисования в Великобритании. Каталог будет доступен 4 января 2022 года по цене 45 долларов США в магазине Huntington Store или онлайн на сайте thehuntingtonstore.org.

Поддержку этому каталогу оказывает Кроме того: программа Фонда Дж. М. Каплана.

О The Huntington
Библиотека, художественный музей и ботанический сад Хантингтона, основанное на коллекциях научно-исследовательское и образовательное учреждение, стремится стать гостеприимным местом для общения и размышлений для разнообразного сообщества.Отель Huntington расположен по адресу 1151 Oxford Road, Сан-Марино, Калифорния, в 12 милях от центра Лос-Анджелеса. Информация для посетителей: huntton.org или 626-405-2100. (Протоколы посещения в связи с COVID-19 см. на сайте huntton.org.)

###

Контакты
Тея М. Пейдж, 626-405-2260, [email защищен]
Susan Turner-Lowe, 626-818-3985, [email защищен]

Sandia получает шесть наград 2020 R&D 100 Awards – LabNews

Sandia LabNews  | https://www. sandia.gov/labnews/2020/11/05/rd100-awards-2/

Физики следят за Нобелевскими премиями; математики, Филдсовская медаль. Изобретатели полезных программ и устройств получают свои моменты признания, когда каждую осень объявляются награды R&D 100 Awards.

Конкурс, проводимый и публикуемый ежегодно с 1963 года, иногда называют «Оскаром изобретательства». Списки победителей формируются группами экспертов, ежегодно определяющих 100 наиболее технологически значимых продуктов из международного пула заявок, присланных из государственных лабораторий, университетов и частных корпораций.Конкурс спонсируется журналом R&D World Magazine, преемником журнала R&D.

В этом году исследователи Sandia получили шесть наград — три в качестве единоличных победителей и три в партнерских организациях, в результате чего общее количество наград Sandia достигло 140 с 1976 года.

Индивидуальные награды

Полочные приложения для доверия и эффективности

СНИЖЕНИЕ РИСКА — Ученый-компьютерщик Sandia Винс Уриас и его команда получили награду R&D 100 Award 2020 за разработку HECATE, цепочки поставок программного обеспечения и платформы обеспечения безопасности. (Фото Рэнди Монтойя)

Главный исследователь: Винс Уриас

За последнее десятилетие число атак на цепочки поставок программного обеспечения выросло до беспрецедентной степени. HECATE, цепочка поставок программного обеспечения и платформа обеспечения безопасности, снижает риски для пользователей коммерческого программного обеспечения и программного обеспечения с открытым исходным кодом. Платформа устраняет эти угрозы, создавая виртуальные машины, модифицированные так, чтобы они напоминали физические устройства. Выбранное программное обеспечение, а также исправления и обновления затем устанавливаются и автоматически контролируются производительностью виртуальной машины.

Платформа различает доброкачественное, аномальное и подозрительное поведение. Злоумышленники включают тревогу, если они включают незапрошенное обновление, которое изменяет поведение программы или запрашивает доступ к привилегированным функциям в системе пользователя. HECATE предоставляет испытательную площадку, которую злоумышленники не могут обнаружить и, следовательно, не могут солгать, предлагая критерий, чтобы определить, насколько доверять новому дополнению.

ГЕКАТА: Посмотрите видео.

Диффузия бинарных растворителей для изготовления больших суперкристаллов наночастиц .(Фото Рэнди Монтойи)

Главный исследователь: Хонгью Фан

Исследователи использовали нанотехнологии и химию для самосборки наночастиц золота в суперкристаллы миллиметрового размера, очень чувствительные к химическим следам. Электромагнитные поля внутри суперкристаллов обеспечивают превосходное восприятие, которое коррелирует с формой, размером и плотностью упаковки.

Недорогой метод крупномасштабного производства использует простой процесс диффузии растворителя для посева и выращивания.Суперкристаллы, полученные с помощью этого процесса, также показали превосходные качества в оптоэлектронике, фотогальванике и поверхностном катализе.

Суперкристаллы: Посмотрите видео.

Tracktable

ПОИСК ОБРАЗЦОВ В БОЛЬШИХ ДАННЫХ — На этой цветной карте показаны взлеты (красные концы) и посадки (синие концы) для всех рейсов в США за один день. Команда Sandia получила награду R&D 100 Award 2020 за создание Tracktable — технологии, использующей машинное обучение для анализа больших наборов данных.(Изображение предоставлено Энди Уилсоном)

Основные исследователи: Дэнни Ринтоул, Энди Уилсон, Крис Валика

Tracktable применяет передовые методы машинного обучения к большим наборам данных о траекториях, выполняя поиск форм и закономерностей в пространстве и времени с помощью математической основы. . Этот метод упорядочивает, ищет и быстро анализирует миллионы паттернов, группируя похожие формы и извлекая необычные траектории, не требуя предварительного определения термина «нормальный», что могло бы исключить из рассмотрения формы, заслуживающие изучения.

Рассматривая время как переменную, аналогичную пространству, Tracktable позволяет осуществлять поиск коллективного поведения и паттернов в течение длительных периодов времени. Методы быстрого поиска предсказывают пути и пункты назначения движущихся объектов, сравнивая наблюдаемые пути с историческими базами данных траекторий.

Поиск закономерностей в больших данных: посмотрите видео.

Совместные награды

Legion: система программирования, ориентированная на данные

ПОВЫШЕНИЕ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ — Sandia в партнерстве с другими организациями разработала систему программирования Legion, отмеченную наградами R&D 100 2020 года.Инженер-механик Джеки Чен был ведущим исследователем Sandia в этом проекте. (Фото предоставлено Sandia National Laboratories)

Ведущая организация: Лос-Аламосская национальная лаборатория

Партнерские организации: NVIDIA, Калифорнийский университет в Дэвисе, Sandia National Laboratories, Stanford University, SLAC National Accelerator Laboratory

Sandia ведущий исследователь : Джеки Чен

Legion — это суперкомпьютерная система программирования, которая повышает производительность и скорость приложений за счет автоматизации планирования задач и перемещения данных.Этот тип автоматизации является основной потребностью для вычислений в эксафлопсном масштабе — выполнение миллиарда миллиардов операций в секунду.

В Sandia ученые использовали Legion для повышения производительности сложной многомасштабной физической симуляции, известной как S3D, решателя потока, реагирующего на турбулентность, используемого для разработки прогностических моделей более совершенных двигателей внутреннего сгорания. Legion позволил проводить расчеты, отражающие взаимодействия турбулентности и химии, которые ранее были недоступны для S3D, а также масштабировать до более чем 10 000 узлов на суперкомпьютере Titan в Oak Ridge Leadership Computing Facility, сократив время для достижения результатов.

Повышение производительности: Посмотрите видео.

XRPBS: рентгеновский поляризационный светоделитель

ЛУЧЕВОЙ ДЕЛИТЕЛЬ — XRPBS, совместная работа под руководством Управления национальной безопасности штата Невада, получила награду R&D 100 Award 2020. Показанная здесь система XRPBS с детекторами фотопластин подготовлена ​​для измерений в Sandia.

Ведущая организация: Центр национальной безопасности штата Невада

Партнерские организации: Национальные лаборатории Сандия, Аргоннская национальная лаборатория, EcoPulseОн разделяет рентгеновский луч на два для одновременного измерения каждого поляризованного луча, что является уникальной функцией, поскольку исключает зависимость от стабильности или воспроизводимости источника. Эта диагностика может использоваться для исследований плазмы с высокой плотностью энергии в дополнение к работе, связанной с оружием. Его также можно использовать для изучения материалов и управления рентгеновским пучком на синхротронах.

Измерение поляризации рентгеновских лучей позволяет получить информацию об электронных пучках и магнитных полях в плазме, излучающей рентгеновские лучи.Тот же самый процесс может анализировать магнитные свойства материалов, исследуемых с помощью излучения передовых источников рентгеновского излучения.

(Изображения предоставлены Мэтью С. Уоллесом, сайт национальной безопасности штата Невада)

XRPBS делает это простым и точным способом, используя одновременную дифракцию рентгеновского луча на парах внутренних плоскостей в кристаллах с трехкратной симметрией. — состояние, при котором вращение кристалла на 120 градусов вокруг оси приводит к расположению атомов, неотличимому от исходного.

Когда рентгеновский луч падает под правильным углом на две внутренние плоскости кристалла, в процессе дифракции образуются два луча, перпендикулярные падающему и друг другу, которые имеют взаимно ортогональные линейные поляризации.

XRPBS был разработан Раду Пресурой на сайте национальной безопасности штата Невада в сотрудничестве с Sandia, и его разработка поддерживалась Аргоннской национальной лабораторией. Сотрудники Sandia во главе с Минг Ву участвовали в обсуждении приложений и характеристике кристаллов.

IDAES: Вычислительная структура Института проектирования передовых энергетических систем Процесс системной инженерии

ADVANCED ENERGY — Ученый-компьютерщик Джон Сиирола был главным исследователем Sandia в проекте IDAES 2020 года, получившем награду R&D 100. (Фото предоставлено Национальными лабораториями Сандия)

Сандия Главный исследователь: Джон Сиирола

Партнерские организации: Министерство энергетики США, Национальная лаборатория энергетических технологий, Университет Карнеги-Меллона, Национальная лаборатория Лоуренса в Беркли, Университет Нотр-Дам

Это framework — это комплексный набор инструментов Process Systems Engineering, поддерживающих проектирование, моделирование и оптимизацию передовых энергетических систем. Предоставляя строгие возможности моделирования, платформа моделирования и оптимизации IDAES помогает энергетическим и перерабатывающим компаниям, разработчикам технологий, академическим исследователям и Министерству энергетики проектировать, разрабатывать, масштабировать и анализировать новые и потенциальные технологии и процессы PSE для ускорения прогресса и применения их для решения проблем. потребности страны в энергии.

Джон Сиирола, руководитель проекта Sandia, сказал, что интегрированная структура IDAES основана на разработанной Sandia среде моделирования с открытым исходным кодом под названием Pyomo и расширяет ее.

IDAES взяла основные возможности оптимизации в Pyomo и не только создала среду моделирования процессов для конкретной предметной области, но также расширила базовую среду в новые области, включая логическое моделирование, настраиваемые процедуры декомпозиции и алгоритмы оптимизации, предиктивное управление моделями и методы машинного обучения.

«Возможно, самым захватывающим аспектом работы над IDAES является то, насколько тесно интегрирована наша команда, — сказал Джон. «У нас есть честь работать с некоторыми из ведущих исследователей в этой области, и у нас есть эксперты из всех учреждений-членов, каждое из которых занимается практически всеми аспектами программы.

INTEGRATED FRAMEWORK — Партнерство под руководством Sandia получило награду R&D 100 Award 2020 за вычислительную платформу IDAES. Члены команды из нескольких организаций собрались в феврале для группового фото. (Фото предоставлено Национальной лабораторией Лоуренса Беркли)

Полный глоссарий

Учебная помощь Полный глоссарий

сокращение (39) времяпрепровождение.

по (335) для оплаты штрафа.

Ахерон (357) река в Аиде: часто идентифицируется как река, через которую Харон переправляет мертвых.

адамант (195) магнит, твердый камень или вещество, предположительно небьющееся.

Эглес (79) женщина, ради которой Тесей бросил Ариадну.

Антиопа (80) Королева амазонок, часто отождествляемая с Ипполитой, но здесь они рассматриваются как отдельные женщины.

Антиподы (55) обратная сторона земли.

Аполлон (231) бог музыки, поэзии, пророчеств и медицины, представленный как образец мужественной молодости и красоты.

Ариадна (80) Дочь царя Миноса, которая дает Тесею нить, по которой он находит выход из лабиринта после убийства Минотавра.

Предвестник Авроры (380) утренняя звезда, предвестница рассвета.

Вакханки (48) поклонники Вакха, бога вина и веселья.

барм (38) дрожжевая пена, появляющаяся на поверхности солодовых растворов в процессе их брожения.

Бергомаскский танец (332) деревенский танец, названный в честь Бергамо (провинция, высмеиваемая из-за своей простоты).

строптивый (60) ругаться, обычно в легкой форме.

Beteem (131) грант.

ботиночек (37) зря.

бутылка сена (28) пучок сена.

лоб Египта (11) лицо цыгана.

в корсете (71) в сапогах до икры или колена.

Бырлакин (11) вашей даме (т.е. Богородице).

Кадм (107) финикийский князь и основатель Фив: он убил дракона и посеял его зубы, из которых поднялось множество вооруженных людей, сражающихся друг с другом, пока не осталось только пятеро, чтобы помочь ему построить город.

cankerblossom (282) червь, уничтожающий бутон цветка.

Королева Карфагена (173) Дидона; основательница и царица Карфагена: в «Энеиде» она влюбляется в Энея и убивает себя, когда он покидает ее.

дети (112) беременные.

катушка (339) шум; смятение.

коллид (145) черненый, как с угольной пылью.

по телефону (80) для внимательного изучения; учиться; исправить в памяти.

Корин, Филлида (66, 68) условные имена любителей пастырского искусства.

скромный (2) ласка.

Дафна (231) нимфа, превращенная в лавровое дерево, чтобы избежать нежелательных ухаживаний Аполлона.

подвес (50) свободная складка кожи, свисающая с горла крупного рогатого скота и некоторых других животных, или аналогичная свободная складка под подбородком человека.

Алтарь Дианы (89) алтарь, принадлежащий девственной богине луны и охоты: отождествляется с греческой Артемидой.

изуродовать (47) Оплошность Айвы на «фигуру».

вдова (5) пожилая женщина, богатая и знатная.

eglantine (252) Европейская роза с крючковатыми колючками, душистыми листьями и обычно розовыми цветками.

принудительно (171) нарушено силой.

Эрклес (22) Геркулес.

Эфиопа (257) чернокожий; отсылка к относительно темным волосам и цвету лица Гермии.

экспозиция (33) Малапропизм Боттома для «расположения к».

глаз (242) глаз.

обморочный голос (31) желанный голос.

ложный троянец (174) Эней, сын Анхиса и Венеры, герой «Энеиды» Вергилия : Спасаясь от разрушенной Трои, Эней годами скитается, прежде чем прийти в Лациум: его считают праотцом римлян.

причудливый (96) влюбленный.

filch’d (36) украсть, украсть.

Фурии (266) три ужасных женских духа со змеиными волосами (Алекто, Тисифона и Мегера), которые наказывают совершивших неотомщенные преступления.

резвиться (139) резвиться.

gauds (33) дешевые, эффектные безделушки, игрушки.

глик (121) шутка.

высота (138) имя; называется.

задняя (232) самка благородного оленя.

гончие Спарты (109) собаки, известные своим охотничьим мастерством.

настроений (21) склонностей.

безделушка (162) бесполезная безделушка.

пропитка (324) морилка.

Лимандер, Елена (190, 191) промахи для влюбленных Геро и Леандер; Леандр каждую ночь переплывает Геллеспонт из Абидоса, чтобы быть с ней; когда он тонет во время шторма, Герой бросается в море.

лоб (16) большой, медлительный, неуклюжий человек.

путеводная звезда (183) звезды, по которым человек направляет свой курс.

любовь в праздности (116) анютины глазки, сердцебиение.

Marry (9) [Архаичное] междометие, используемое для выражения удивления, гнева и т. д., а иногда просто для акцентирования внимания; здесь мягкая клятва, относящаяся к Деве Марии.

в ступоре (113) в замешательстве.

mew’d (71) заключать в клетку или как в клетку; заткнись или спрячься.

мимик (19) актер бурлеска.

minimus (329) маленькое лицо.

неверный (137) несоответствующий.

неправильно понял (74) ошибся.

Утренняя любовь (389) Цефал, красивый мальчик, которого любит Аврора.

Соринка (135) пылинка.

пылинка (299) пылинка или другая мельчайшая частица.

мускусные розы (252) Средиземноморские розы с ароматными, обычно белыми цветами.

пучок (16) кулак.

чих (56) чих.

Моррис с девятью мужчинами (98) Вырез в газоне, когда в эту игру играли на улице с девятью камешками.

Нинни/Нинус (80) мифический основатель Ниневии.

Нолл (17) Головка.

старый Химс (109) бог зимы.

унция (36) снежный барс.

петух (102) самец черного дрозда.

волчица (250) многолетнее растение семейства первоцветных.

Пард (37) леопард или пантера.

нашивная (202) пестрая (разноцветная одежда).

нашивки (9) клоуны.

Горох гороха (160) стручок гороха.

пуд фуража (27) четверть бушеля зерна.

Перигуна (78) одна из любовниц Тесея.

Автомобиль Фибба (27) колесница Феба (Аполлон как бог солнца).

Филомель (13) соловей (Филомела была афинской принцессой, изнасилованной Терезеем; боги превратили ее в соловья).

Феба (209) Артемида как богиня луны: отождествляется с римской Дианой.

предпочтительный (28) представлен к приемке.

керн (36) примитивная ручная мельница, специально предназначенная для измельчения зерна.

перо (105) птичий флейт.

отступник (409) трусливый, малодушный.

ремикс (4) летучих мышей.

хоровод (1) хоровод.

галки красновато-коричневые (21) буроголовые вороны.

скрипт (3) скрипт.

Шафал и Прокрус (192) промахи для «Цефала» и «Прокриды», знаменитых любовников.

Сестры Три (316) Судьбы, три богини, управляющие судьбой и жизнью человека.

пятнистый (110) морально запятнанный.

День святого Валентина (134) птицы должны были выбирать себе пару в День святого Валентина.

опорные точки (118) обратите внимание на детали.

мачеха (5) мачеха.

нити к вашим бородам (26) актеры использовали нити, чтобы привязать свои накладные бороды.

Taurus (141) горный массив вдоль южного побережья Малой Азии, Турция.

Это все один (39) Без разницы.

Фессалиец (117) Житель Фессалии, региона Восточной Греции, между горами Пинд и Эгейским морем.

Фракийский (49) принадлежащий древнему региону на Балканском полуострове.

резьба и барабан (268) все, и хорошее и плохое.

дрозд (104) певчая птица.

прилив (197) прилив; случаться.

шиномонтаж (4) гардероб.

щипцы и кости (25) инструменты для деревенской музыки.

переведено (191) преобразовано.

перенесено (2) унесено феями или преобразовано.

Тройная команда Гекаты (360) Геката, богиня луны (Луна), земли (Диана) и подземного царства мертвых (Геката), позже считавшаяся богиней колдовства и колдовства.

верность (48) верность; верность.

авангард (100) авангард.

videlicet (303) то есть, а именно.

шутливый (240) игривый.

клейма отработанные (351) бревна обожженные.

welkin (356) небесный свод, небо или верхний слой воздуха.

обычная ливрея (113) обычная одежда.

дерево (192) безумие.

Жимолость обыкновенная (251) Жимолость европейская плетистая с ароматными желтовато-белыми цветками.

wot (422) знать.

Itadaki no Hecate — Сон в летнюю ночь — Страница 4

«Привет~!» — сказал Сорат Юджи, махая свободной рукой, полностью вытянутой. Мистес застенчиво помахал в ответ.

«Я скажу проще: ты решил быть нашим телохранителем?» — сказал Тириэль, смело глядя на Жрицу.

Юджи взглянула на Гекату, но ей не нужно было отвечать взаимностью. «Это даже не стоит рассматривать,» ответила она.

Тириэль ухмыльнулся. — Ты в этом уверен? Ты помнишь, о чем мы говорили прошлой ночью.

«Ты имеешь в виду, как ты собираешься использовать моих друзей в качестве заложников?» — сказал Юджи.

Тириэль посмотрел Гекате прямо в глаза. — Значит, ты рассказал ему, по крайней мере, половину, — сказала она.

Юджи снова повернулась к Гекате. — Половину?

Геката протянула руку к Тириэлю, одновременно призывая свой посох. Однако в тот же момент Сорат прыгнул вперед с удивительной скоростью и рубанул ее своим мечом. Геката, хоть и была удивлена, с трудом парировала его удар и отступила на минимальное расстояние, чтобы произнести заклинание.

Прямо сейчас они зашли в тупик. Геката могла поразить обоих близнецов своими лучами света, особенно Тириэля, но в то же время Сорат мог приблизиться к ней достаточно быстро, чтобы ударить ее или Юдзи; Подняться в воздух тоже было невозможно по той же причине, и мать Юджи все еще крепко спала внизу.

«Хорошо ли я поступил, Тириэль? Я остановил ее, как ты и сказала», — с энтузиазмом сказал Сорат сестре через плечо.

— Молодец, дорогой брат, — сказал Тириэль. «Как я уже говорил, нас так грубо прервали: я предложил ей сделку. Если я устраню одну-две ее соперницы, одну девушку с короткой стрижкой и, может быть, даже ту, что с косичками…»

Глаза Юджи расширились. — Ёсида-сан и Хираи-сан?

— Если бы это были их имена, — сказал Тириэль. «Если бы я убрал их с дороги, и Геката могла бы забрать вас всех к себе, тогда она и вы обезопасили бы нас, пока мы путешествовали какое-то время.Казалось, она обдумала эту идею довольно глубоко.»

«Это правда, Геката?»

Теперь Жрица повернулась к Юдзи, ее обычное самообладание исчезло и сменилось беспокойством. Но она не ответила, но Юдзи знал, что она не ответит, даже если он спросит. Через некоторое время он снова заговорил.

— Я доверяю Гекате, — сказал он, улыбаясь. «Возможно, она действительно думала об этом, и я многого о ней не знаю, но я верю, что она не сможет причинить вред никому, кто мне небезразличен.»

Тириэль нахмурилась и стиснула зубы. Она не ожидала, что он так спокойно отреагирует. — Хорошо, — сказала она. — Но это не последний раз, когда мы видимся. Она повернулась к Сорату. «Пошли, старший брат, нам нужно многое подготовить».

«Хорошо~», сказал Сорат, присоединяясь к сестре, прежде чем исчезнуть вместе с ней в завесе светящихся желтых листьев. Когда они исчезли, Тириэль и Геката резко посмотрели друг на друга.

Когда близнецы ушли, Геката снова повернулась к Юдзи.— Ты действительно это имел в виду?

Юджи почесал щеку и улыбнулся. «Честно говоря, я понятия не имею, что происходит между вами, Ёсидой-сан и Хираи-сан, но я имел в виду то, что сказал», — ответил он. Он посмотрел на часы. «Похоже, прошла полночь, а мы были заняты разговорами с ними, но нам все еще нужно немного отдохнуть. Похоже, завтра будет тяжелый день».

Когда он спускался по лестнице в свою комнату, Геката наблюдала за ним, ее лицо слегка порозовело, и она улыбалась.

— Спасибо, — пробормотала она.

На следующий день Юджи и Геката очень внимательно следили за любыми действиями близнецов, однако их присутствие, казалось, было далеко от них или там, где, как они знали, мог быть кто-то важный для Юдзи. Геката смогла отследить их перемещения, прикоснувшись к сосуду харидана, по-видимому, без необходимости проецировать большую карту города, поскольку, хотя самих близнецов нельзя было отследить, они, казалось, поглощали большое количество существ, которые быстро исчезали в определенные моменты времени.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.