Кантемир сатиры: Сатиры Кантемира: анализ произведений — Другие авторы

Содержание

Краткое содержание Кантемир Сатиры для читательского дневника

Первая сатира в книге называется «На хулящих учение». Сатира описывает аргументы людей, которые были против науки. По словам Критона, противники науки стали первопричиной духовных расколов. Люди стали самопроизвольно учить Библию, не обращаясь за помощью к священнику. Народ стал считать, что монастыри не достойны получать земли, и начали презирать поклоны и посты святынь.

Скопидом Сильва считал, что наука и учение могут принести только голод, поскольку простые крестьяне получали большую жатву. Дворянам тоже не нужна наука. С делами управления и торговли дворяне справлялись и без учения. Кроме того наука приносила только скуку и разрушала веселье. Сатирик Щеголь Медор написал, что наука излагается в книге. А на одну книгу тратится много бумаги.

Сатирики считали, что простые портные и сапожники  умнее, чем Виргилий и Цицерон. Сатирики считали, что жить станет намного легче без науки. Для того, чтобы стать эпископом надо только отрастить бороду и одеть клобук.    

Вторая сатира книги называется «На зависть и гордость злонравных дворян». Сатира рассказывает про разговор Евгения и Филарета. Евгений работал на высокой должности. Филарет обнаружил, что Евгений находится в дурном настроении. Причиной такого настроения стал успех работников, которые были рангом ниже, чем Евгений. Они повышались по карьерной лестнице, а Евгений не достиг ничего, несмотря на благородные корни. Евгению было стыдно за свое положение. Филарет объясняет, что благородство предков без собственных достижений ничего не значит. Евгений сказал, что прародители заслужили почет своим трудом. У Евгения ничего подобного не было.

Позже писатель описывает бытие богатого барина. Барин просыпается поздно утром. Он за завтраком пьет кофе и прихорашивается. Его слуги натягивают  ему тесные башмаки и кафтан.

Он играл в карты с мнимыми друзьями каждый день. Жизнь Евгения была почти такой же. Он не мог получить высокую должность. Для занятия мореплаванием у Евгения не было знаний и мужества. Чтобы стать судьей человек должен иметь милосердие и знать законы. А Евгений был жестоким и невежественным.  Он проигрывал много денег в карты, бил своих крестьян и пользовался всеми способами добычи финансовых средств.

Евгений был очень ленивым и ничего не хотел делать. При этом у него отсутствовало трудолюбие и терпение. У Клита простого работника было большое терпение. Он целыми днями обивал пороги и осмотрительно подбирал слова при общении с богатым обществом. Евгению не хватало его терпения. Его необразованность только портило ему жизнь. Своими делами он позорил своих предков.   

Седьмая сатира была написана про воспитание. В сатире говорится о значении мнения всего общества. В обществе есть подобное суждение, что получение знания посильно только людям в солидном возрасте. Слишком молодые люди не могут дать совета.

Кроме знаний каждый человек склонен обманывать. Приобретение качеств зависит от воспитания. При воспитании каждая черта проявляется в нраве человека. Великий царь Петр создавал учебные курсы  для своих подданных. По словам автора, правильное воспитание поможет многого достигнуть. Несмотря на положение и таланты надо всегда быть добрым человеком.

Оцените произведение: Голосов: 52

Читать краткое содержание Кантемир — Сатиры. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Картинка или рисунок Кантемир — Сатиры

Другие пересказы и отзывы для читательского дневника

  • Краткое содержание Лукьяненко Черновик

    Свой роман «Черновик» Сергей Лукьяненко написал в 2005 году. Основная идея произведения – идея параллельных миров. Действие в романе разворачивается в осенний период.

  • Краткое содержание Тринадцатая сказка Сеттерфилд

    Действия романа разворачиваются вокруг нескольких женщин: известной писательницы Виды Винтер, её сестёр и главной героини Маргарет Ли, которая работает в библиотеке своего отца и с ума сходит по французским романам

  • Краткое содержание Алиса в стране чудес Кэрролла

    Однажды, гуляя рядом со своим домом, девочка по имени Алиса замечает в траве белого кролика. Казалось бы, ничего необычного, но кролик умеет разговаривать. Сюжет

  • Краткое содержание Мальчик в полосатой пижаме Джон Бойн

    Повесть начинается с описания спокойной жизни девятилетнего ребенка Бруно, живущего в городе Берлине. Папа, служащий, офицер, носит на рукаве красного цвета повязку с черным крестом.

  • Краткое содержание Морской волк Джек Лондон

    Известный литературный критик попадает в кораблекрушение. Капитан шхуны «Призрак» подбирает Хэмфри Ван-Вейдена из воды и спасает его. Капитана прозвали Волком Ларсеном за его силу и жестокость

Сатиры Кантемира — краткое содержание

В первой сатире говорится о доводах против учения и науки. Эгоист Критон утверждает, что из-за науки народ стал нерелигиозным, сомневающимся в имуществе церкви. Раньше же вопросов никаких не возникало, все находились на службе, откровенно ее не понимая. Раньше люди исполняли любые приказы церковников. Крохобор Сильва считал, что наука приведет народ к голоданию, ведь необученные крестьяне приносили урожая больше, чем грамотные. А дворянину наука не нужна, он может выполнять свои дела и обязанности без ученья.

Обжора Лука согласился и добавил, что умный человек всегда портит веселое пиршество. Ни у кого в мыслях не возникало желания променять бокал вина на книгу. А философы даже не стоят в сравнении с ремесленником и сапожником.

Чтобы добиться высокого поста можно избежать усилий. Достаточно одеть монашеский колпак и отрастить бороду – получится епископ. Теперь можно эгоистично благословлять всех и вся. Можно одеть парик с узлами – станешь судьей. Разрешай все вопросы за взятки – вот и все занятия. А законы не для тебя созданы.

Вторая сатира представлена в виде разговора двух приятелей – Филарета и Евгения. Филарет узнает, что его собеседник расстроился из-за того, что люди из низкого рода добиваются признания обществом, а он дворянин, всегда и везде последний. Филарет успокаивает Евгения. Он говорит, что и в бедных, и в богатых течет одна кровь. Хорошее место можно занять лишь постаравшись. Родственники Евгения тоже трудились не покладая рук в морском и военном делах.

Сам Евгений встает с кровати, когда ему хочется. В основном он делает это достаточно поздно. Носит он дорогие одеяния со сложными узорами. Некоторые стоят огромное состояние. Даже обувается Евгений не сам. Его обувает слуга. Потом Евгений устраивает застолье и приглашает своих друзей, которым он нужен ради выгоды. Если Евгений разорится, то эти «друзья» про него забудут.

А кем может стать Евгений? В морском и военном делах он вообще не разбирается, даже страшно ему туда лезть. Может он может стать судьей, но судья должен быть справедливым и милосердным. Евгений же издевается над бедняками и очень сурово наказывает крестьян за любую ошибку. Придворным стать тоже не вариант. Нужно ходить по чужим домам и культурно разговаривать.

В конце разговора Филарет говорит Евгению, чтобы тот исправил свое поведение. Пока этого не произойдет, Евгению не суждено добиться признания в обществе.

В седьмой сатире автор просто высказывает свои мысли. Он негативно относится к общественному утверждению про то, что человек может быть умным и раздавать советы. Или к другому утверждению, в котором говорится о том, что все люди в мире склонен к ереси. Автор считает, что самую важную роль в жизни человека играет то, как его воспитали. Даже Петр Первый посещал зарубежные страны, чтобы найти лучшие их стороны и построить учебные заведения для своих придворных.

Очень важно смотреть за тем, с кем общается ребенок. Из-за неправильного окружения он может научиться вредным привычкам. Если вдруг такое случилось, и у ребенка появилась плохая черта, то очень хорошо было бы указать на ее плохие последствия примером. Даже сам родитель должен быть примером для подражания. В строгих и сильно наказуемых наставлениях смысла мало, если ребенок видит, что родители сами их нарушают.

Только с таким воспитанием может вырасти хороший, умный и спокойный человек.

В сатирах Кантемира можно ясно и четко увидеть его личность, благодаря лиризму юмора. Его примечания, которые касаются истории и литературы объясняют читателям многие обычая, явления и прочее, что незнакомо русскому человеку.

Читательский дневник.

Другие произведения автора:

Сатиры Кантемира. Читательский дневник

Советуем почитать

  • Песнь о Нибелунгах — краткое содержание

    Эпическая поэма «Песнь о Нибелунгах» написана в конце XII — начале XIII веков. В ее основу легли фрагменты народных преданий, посвященных истории отношений германских племен V века

  • Волк — краткое содержание сказки Житкова

    В сказке о животных под названием «Волк» автор Б. С. Житков повествует о храбром и сообразительном жителе колхоза, который однажды спасся от волка.

  • Краткое содержание романа Русский лес Леонова

    С первых страниц романа мы видим главную героиню Полю Вихрову, которая прибыла в Москву получать высшее образование. Здесь же проживает ее отец, известный профессор,публиковавший статьи о неправильном использовании вырубок лесных угодий

  • Общество потребления — краткое содержание труда Бодрийяра

    Жан Бодрийяр — философ, культуролог, писатель, публицист из Франции. Его произведение Общество потребления рассказывает о привычных чертах высокоразвитых стран Европы в конце 20 столетия

  • Краткое содержание романа Свет в августе Фолкнера

    Роман «Свет в августе» был создан американским автором Уильямом Фолкнером в 1932 году. В этом произведении писатель касается многих проблем расового, религиозного и классового характера

Антиох Кантемир — Сатиры. Письма. Эпиграммы. Из Анакреона читать онлайн бесплатно

1 Уме недозрелый плод недолгой науки![5]
Покойся, не понуждай к перу мои руки:
Не писав летящи дни века проводити
Можно, и славу достать, хоть творцом[6] не слыти.
5 Ведут к ней нетрудные в наш век[7] пути многи,
На которых смелые не запнутся ноги;
Всех неприятнее тот, что босы проклали
Девять сестр[8]. Многи на нем силу потеряли,
Не дошед; нужно на нем потеть и томиться,
10 И в тех трудах всяк тебя как мору чужится,
Смеется, гнушается. Кто над столом гнется,
Пяля на книгу глаза, больших не добьется
Палат, ни расцвеченна марморами саду[9];
Овцу не прибавит[10] он к отцовскому стаду.
15 Правда, в нашем молодом монархе[11] надежда
Всходит музам[12] немала; со стыдом невежда
Бежит его. Аполлин[13] славы в нем защиту
Своей не слабу почул, чтяща свою свиту
Видел его самого[14], и во всем обильно
20 Тщится множить жителей парнасских[15] он сильно.
Но та беда: многие в царе похваляют
За страх то, что в подданном дерзко осуждают.
«Расколы и ереси[16] науки суть дети;
Больше врет, кому далось больше разумети;
25 Приходит в безбожие[17], кто над книгой тает, —
Критон с четками в руках ворчит[18] и вздыхает,
И просит, свята душа, с горькими слезами
Смотреть, сколь семя наук вредно между нами;
Дети наши, что пред тем, тихи и покорны,
30 Праотческим шли следом к божией проворны
Службе, с страхом слушая, что сами не знали,
Теперь, к церкви соблазну, библию честь стали;
Толкуют, всему хотят знать повод, причину,
Мало веры подая священному чину;
35 Потеряли добрый нрав, забыли пить квасу,
Не прибьешь их палкою к соленому мясу;
Уже свечек не кладут, постных дней не знают;
Мирскую в церковных власть руках лишну чают,[19]
Шепча, что тем, что мирской жизни уж отстали,
40 Поместья и вотчины весьма не пристали».
Силван другую вину[20] наукам находит.
«Учение, — говорит, — нам голод наводит;
Живали мы преж сего, не зная латыне,
Гораздо обильнее, чем мы живем ныне;
45 Гораздо в невежестве больше хлеба жали[21];
Переняв чужой язык, свой хлеб потеряли.
Буде речь моя слаба, буде нет в ней чину,
Ни связи, — должно ль о том тужить дворянину?
Довод, порядок в словах[22] — подлых то есть дело,
50 Знатным полно подтверждать иль отрицать смело.
С ума сошел, кто души силу и пределы[23]
Испытает; кто в поту томится дни целы,
Чтоб строй мира и вещей выведать премену
Иль причину,[24] — глупо он лепит горох в стену.
55 Прирастет ли мне с того день к жизни, иль в ящик
Хотя грош? Могу ль чрез то узнать, что приказчик,
Что дворецкий крадет в год? как прибавить воду
В мой пруд? как бочек число с винного заводу?
Не умнее, кто глаза, полон беспокойства,
60 Коптит, печась при огне, чтоб вызнать руд свойства,[25]
Ведь не теперь мы твердим, что буки, что веди —
Можно знать различие злата, сребра, меди.
Трав, болезней знание[26] — голы все то враки;
Глава ль болит — тому врач ищет в руке знаки;[27]
65 Всему в нас виновна кровь, буде ему веру
Дать хочешь. Слабеем ли — кровь тихо чрезмеру
Течет; если спешно — жар в теле; ответ смело
Дает, хотя внутрь никто видел живо тело. [28]
А пока в баснях таких время он проводит,
70 Лучший сок из нашего мешка в его входит.
К чему звезд течение числить[29], и ни к делу,
Ни кстати за одним ночь пятном[30] не спать целу,
За любопытством одним лишиться покою,
Ища, солнце ль движется, или мы с землею?[31]
75 В часовнике можно честь на всякий день года
Число месяца и час солнечного всхода.
Землю в четверти делить без Евклида смыслим,[32]
Сколько копеек в рубле — без алгебры[33] счислим».
Силван одно знание слично людям хвалит:
80 Что учит множить доход и расходы малит;
Трудиться в том, с чего вдруг карман не толстеет,
Гражданству вредным весьма безумством звать смеет.
Румяный, трожды рыгнув, Лука[34] подпевает:
«Наука содружество людей разрушает;
85 Люди мы к сообществу божия тварь стали,[35]
Не в нашу пользу одну смысла дар прияли.
Что же пользы иному, когда я запруся
В чулан, для мертвых друзей[36] — живущих лишуся,
Когда все содружество, вся моя ватага
90 Будет чернило, перо, песок да бумага[37]?
В веселье, в пирах мы жизнь должны провождати:
И так она недолга — на что коротати,
Крушиться над книгою и повреждать очи?
Не лучше ли с кубком дни прогулять и ночи?
95 Вино — дар божественный[38][39], много в нем провору:
Дружит людей, подает повод к разговору,
Веселит, все тяжкие мысли отымает,
Скудость знает облегчать, слабых ободряет,
Жестоких мягчит сердца, угрюмость отводит,
100 Любовник легче вином в цель свою доходит. [40]
Когда по небу[41] сохой бразды водить станут,
А с поверхности земли звезды уж проглянут,
Когда будут течь к ключам своим быстры реки
И возвратятся назад минувшие веки,
105 Когда в пост чернец одну есть станет вязигу, —
Тогда, оставя стакан, примуся за книгу».
Медор[42] тужит, что чресчур бумаги исходит
На письмо, на печать книг, а ему приходит,
Что не в чем уж завертеть завитые кудри;[43]
110 Не сменит на Сенеку[44] он фунт доброй пудры;
Пред Егором двух денег Виргилий[45] не стоит;
Рексу — не Цицерону[46] похвала достоит.
Вот часть речей, что на всяк день звенят мне в уши;
Вот для чего я, уме, немее быть клуши
115 Советую. Когда нет пользы, ободряет
К трудам хвала[47], — без того сердце унывает.
Сколько ж больше вместо хвал да хулы терпети!
Трудней то, неж пьянице вина не имети,
Нежли не славить попу святую неделю,
120 Нежли купцу[48] пиво пить не в три пуда хмелю.
Знаю, что можешь, уме, смело мне представить,
Что трудно злонравному добродетель славить,
Что щеголь, скупец, ханжа и таким подобны
Науку должны хулить, — да речи их злобны
125 Умным людям не устав, плюнуть на них можно;
Изряден, хвален твой суд[49]; так бы то быть должно,
Да в наш век злобных слова умными владеют.
А к тому ж не только тех науки имеют
Недрузей, которых я, краткости радея,
130 Исчел иль, правду сказать, мог исчесть смелея.
Полно ль того? Райских врат ключари святые[50],
И им же Фемис вески вверила златые,[51]
Мало любят, чуть не все, истинну украсу.[52]
Епископом хочешь быть[53] — уберися в рясу,
135 Сверх той тело с гордостью риза полосата[54]
Пусть прикроет; повесь цепь на шею от злата,[55]
Клобуком покрой главу, брюхо — бородою,[56]
Клюку пышно повели везти пред тобою;[57]
В карете раздувшися, когда сердце с гневу
140 Трещит, всех благословлять нудь праву и леву.[58]
Должен архипастырем всяк тя в сих познати
Знаках, благоговейно отцом называти.
Что в науке? что с нее пользы церкви будет?
Иной, пиша проповедь, выпись позабудет,[59]
145 От чего доходам вред; а в них церкви пра́ва
Лучшие основаны, и вся церкви слава.
Хочешь ли судьею стать — вздень перук с узлами,[60]
Брани того, кто просит с пустыми руками,[61]
Твердо сердце бедных пусть слезы презирает,
150 Спи на стуле, когда дьяк выписку читает.
Если ж кто вспомнит тебе граждански уставы,
Иль естественный закон, иль народны правы[62] —
Плюнь ему в рожу, скажи, что врет околёсну,
Налагая на судей ту тягость несносну,
155 Что подьячим должно лезть на бумажны горы,[63]
А судье довольно знать крепить приговоры.
К нам не дошло время то,[64] в коем председала
Над всем мудрость и венцы одна разделяла,
Будучи способ одна к высшему восходу.
160 Златой век[65] до нашего не дотянул роду;
Гордость, леность, богатство — мудрость одолело,[66]
Науку невежество местом уж посело,[67]
Под митрой[68] гордится то, в шитом платье ходит,
Судит за красным сукном,[69] смело полки водит.
165 Наука ободрана, в лоскутах обшита,
Изо всех почти домов с ругательством сбита;
Знаться с нею не хотят, бегут ея дружбы,
Как, страдавши на море, корабельной службы.
Все кричат: «Никакой плод не видим с науки,
170 Ученых хоть голова полна — пусты руки».
Коли кто карты мешать, разных вин вкус знает,
Танцует, на дудочке песни три играет,[70]
Смыслит искусно прибрать в своем платье цветы,
Тому уж и в самые молодые леты
175 Всякая высша степень — мзда уж невелика,
Семи мудрецов[71] себя достойным мнит лика.
«Нет правды в людях, — кричит безмозглый церковник, —
Еще не епископ я, а знаю часовник,[72]
Псалтырь и послания[73] бегло честь умею,
180 В Златоусте не запнусь,[74] хоть не разумею».
Воин ропщет, что своим полком не владеет,
Когда уж имя свое подписать умеет.
Писец[75] тужит, за сукном что не сидит красным,
Смысля дело набело списать письмом ясным.[76]
185 Обидно себе быть, мнит, в незнати старети,
Кому в роде семь бояр[77] случилось имети
И две тысячи дворов за собой считает,
Хотя в прочем ни читать, ни писать не знает.
Таковы слыша слова и примеры видя,
190 Молчи, уме, не скучай, в незнатности сидя.
Бесстрашно того житье, хоть и тяжко мнится,
Кто в тихом своем углу молчалив таится;
Коли что дала ти знать мудрость всеблагая,[78]
Весели тайно себя, в себе рассуждая
195 Пользу наук; не ищи, изъясняя тую,
Вместо похвал, что ты ждешь, достать хулу злую.

Г.Э. фон Шпилькер — переводчик «Сатир» Антиоха Кантемира (переводческий опыт в лингвокультурном контексте эпохи)

https://doi. org/10.20339/PhS.5-19.112   

 

Базылев Владимир Николаевич,

доктор филологических наук, профессор

Московский государственный лингвистический университет

e-mail: [email protected]

 

Первый полный перевод «Сатир» А.Д. Кантемира на немецком языке вышел в 1752 г. Он был инициирован Готтшедом и осуществлен Г.Э. фон Шпилькером. В статье прослеживается история создания и специфика немецкоязычного издания Сатиры 1. Исследование включает в себя несколько аспектов: биографию Г.Э. фон Шпилькера как литератора-переводчика в контексте эпохи; опыт Г.Э. фон Шпилькера в контексте переводов кантемировских сатир на европейские языки; творческие проблемы перевода Г.Э. фон Шпилькера, в том числе общефилософские предпосылки, проблемы содержания и сохранения художественно-национального образа, проблему формы. В результате исследования сделан вывод о том, что перевод, ориентированный на конкретную культурно-языковую аудиторию, в целом адекватен оригинальному тексту. Установлено, что сведения о России восходят к устным источникам, а в ряде случаев содержат клише о России, типичные для Европейской России эпохи Просвещения. Перспективой исследования должны стать 17 неизданных писем Шпилькера к Готтшеду из архива библиотеки Лейпцигского университета, посвященных процессу перевода «Сатир» Кантемира. Публикация и филологический комментарий к переписке могут стать следующим важным шагом в исследовании процессов культурного обмена между Германией и Россией, начавшихся в XVIII в.

Ключевые слова: лингвокультура, транслатологическая практика, Сатира 1, перевод силлабики, художественно-национальные образы, персоналии — А. Кантемир, Г.Э. фон Шпилькер.

 

Литература

1. Spilcker H.E. Freye Uebersetzung der Satyren des Prinzen Kantemir. Berlin, 1752.

2. Гуковский Г.А. Русская литература в немецком журнале XVIII века // XVIII век. 1958. Т. 3. С. 380–415.

Gukovskii G. A. Russkaia literatura v nemetskom zhurnale XVIII veka // XVIII vek. 1958. T. 3. S. 380–415.

3. Grasshoff  H. Antioch Dmitrievic Kantemir und Westeuropa. Berlin, 1966.

4. Шмидт Х.-В. Русская тема в научной публицистике г. Галле и Галльского университета в середине XVIII века // Памяти Павла Наумовича Беркова (1896–1969): сб. науч. ст. СПб., 1999. С. 108–118.

5. Heinrich Eberhard Freiherr von Spilcker, Königl. preuß. Oberstleutnant und Flügeladjudant.  URL: https://gw.geneanet.org/heermann? lang= en&pz=johann&nz=heermann&ocz=0&p=heinrich+eberhard+freiherr+ von&n=spilcker (дата обращения: 10.02.2019).

6. Neue Genealogisch-Historische Nachrichten. Bd 85. Leipzig, 1857.

7. Щеглов Ю.К. Антиох Кантемир и стихотворная сатира. СПБ., 2004.

8. Довгий О.Л. Сатиры Кантемира как код русской поэзии. Опыт микрофилологического анализа. Тула, 2018.

9. Андреев Ю.А. Российские университеты XVIII – первой половины XIX веков в контексте университетской истории Европы. М., 2009. 648 с.

10. Гаспаров М.Л. Русский силлабический тринадцатисложник // Гаспаров М.Л. Избранные статьи. М.: НЛО, 1995. С. 9–31.

11. Beam Jacob N. Die ersten deutschen Übersetzungen englischer Lustspiele d. XVIII Jahrh // Theatergeschichtliche Forschungen. 1906. B. XX. S. 59–61.

 

Русские писатели и поэты :: Антиох Дмитриевич Кантемир

Князь Антиох Дмитриевич Кантемир, широко и разносторонне образованный писатель, родился 10 (21) сентября 1708 г. в Константинополе. Он с детства воспитывался в глубоком уважении к личности Петра I и его преобразованиями. 

Сын молдавского господаря (правителя страны) Дмитрия Кантемира, который во время войны России с Турцией хотел освободить Молдавию от турецкого ига и затем поселился с семьей в России, Антиох Кантемир выступил в литературе как убежденный защитник дела Петра. В личности и творчестве Кантемира нашел отражение процесс отмирания старой средневеково-схоластической традиции. Кантемир, по выражению Белинского, стал «первым светским поэтом на Руси». 

А.Кантемир получил блестящее образование. Он прекрасно знал древние и современные иностранные языки, античную, итальянскую, французскую, английскую и испанскую литературу. Его обширные знания поражали современников. Большое влияние на формирование личности Кантемира оказал его отец, Дмитрий Кантемир, писатель и ученый-историк, автор знаменитой «Оттоманской империи». Разносторонность Кантемира проявлялась в его интересе не только к гуманитарным наукам, искусству, музыке, но и к естественным наукам. В открывшейся в 1725 г. Академии наук в Петербурге Кантемир слушал лекции по математике и физике. Его увлечение философией сказалось в переводе Кантемиром на русский язык научно-популярного трактата французского писателя и ученого Фонтенеля «Разговоры о множестве миров», «богопротивной атеистической книжицы», как называли ее церковники, в которой защищалась гелиоцентрическая теория. Перевод был сделан в 1730 г. и передан Кантемиром перед отъездом за границу в Академию наук, но напечатан был только в 1740 г., а в 1756 г. – запрещен Синодом. 

Философские интересы Кантемира проявились и в более поздний период, когда в 1742 г. он написал оригинальный философский трактат «Письма о природе и человеке». Плеханов, рассматривая этот трактат в «Истории русской общественной мысли», признает заслуги Кантемира в постановке вопросов, которые будут «занимать русских просветителей до Чернышевского и Добролюбова включительно». 

После смерти Петра I реакция пыталась помешать движению России по пути прогресса и просвещения. Желая активно вступиться за дело Петра, Антиох Кантемир примыкает к созданной Феофаном Прокоповичем «ученой дружине». Вместе со сподвижниками Петра он выступает против «затейки верховников», стремящихся в своих интересах ограничить власть императрицы Анны Иоанновны. Дружба с Феофаном Прокоповичем, его знания, ум и опыт оказали большое влияние на политическое и литературное развитие Кантемира. Феофан Прокопович следит за развитием творчества Кантемира, поощряет его, советует ему быть стойким и продолжать бичевать «нелюбящих ученой дружины». В литературном плане влияние Феофана Прокоповича сказалось в усовершенствовании техники силлабического стиха, в подчеркнутом влиянии к рифме, что не замедлило сказаться в сатирах Кантемира.  

Кантемир в своем творчестве осознает себя поэтом-гражданином. Как активный политический деятель, писатель-просветитель, он не может остаться в стороне, видя недостатки и пороки общества. «Не писать мне нельзя – не могу стерпети». Первая сатира Кантемира «На хулящих учения. К уму своему» была написана в 1729 г. и, распространенная в списках, получила горячую поддержку со стороны Феофана Прокоповича. 

Приход к власти Анны Иоанновны вскоре разочаровал сторонников петровских преобразований. Дело Петра продвигалось медленно. В стране царил режим бироновщины. 

В придворных кругах подозрительно относились к Антиоху Кантемиру. Ему было отказано в возможности получить в 1731 г. пост президента Академии наук, хотя трудно было сыскать более подходящую кандидатуру. Очевидно, именно литературная деятельность Кантемира-сатирика пришлась не ко двору. Кантемир не раз писал о трудности избранного им пути: 

А лучше век не писать, чем писать сатиру,
Что приводит в ненависть меня всему миру. 

Так писал он в сатире «О опасности сатирических сочинений. К музе своей» (четвертая сатира), которая явилась своеобразным эстетическим кодексом автора. Дальнейшие рассуждения Кантемира приводят его к мысли о том, то он должен писать сатиры, несмотря на ожидающие его неприятности, ибо эту необходимость подсказывает ему сама жизнь и высокое сознание нравственного долга писателя: 

Не могу никак хвалить, что хулы достойно –
Всякому имя даю, какое пристойно,
Не то в устах, что в сердце, иметь я не знаю:
Свинью свиньей, а льва львом просто называю. 

Враги Кантемира решили избавиться от смелого сатирика и предложили императрице «наградить» его, отправив резидентом посольства в Лондон. Кантемир уезжает в январе 1732 г. и в течение шести лет в Лондоне представляет Россию. В Лондоне, а затем в Париже, куда его привели переговоры с французским правительством, способствовавшие восстановлению отношений России с Францией, Кантемир проявил себя блестящим дипломатом, дальновидным и инициативным, оказав и деятельностью своей, и личностью немалые услуги России. Европейская образованность, дипломатическая проницательность, сочетавшая с прямодушием, благородство облика и глубина натуры – все привлекало в нем. В Кантемире видели представителя дворянской интеллигенции новой России, и это не могло не способствовать признанию «России молодой». Посланником в Париже Кантемир пробыл с 1738 по 1744 гг., так и не сумев вернуться на родину. 

Кантемир был близок с выдающимися просветителями того времени: Монтескье, Вольтером. Он перевел знаменитую сатиру Монтескье «Персидские письма». Отдавая за границей все свободное время поэзии, Кантемир первым перевел на русский язык оды Анакреонта, послания Горация, напечатанные в 1744 г. , которые Кантемир снабдил подробными примечаниями. Для Кантемира характерна филологическая широта интересов. Он сопровождает комментариями и свои оригинальные произведения, объясняя термины, сообщая множество сведений из истории, философии, мифологии, географии и т.д., проявляет на протяжении всей литературной деятельности серьезный интерес к стихосложению, к языку своих сатир. 

Первым печатным произведением Антиоха Кантемира была «Симфония на псалтырь», написанная под влиянием его домашнего наставника, ученого-литератора Ивана Ильинского, передавшего своему ученику традицию силлабического стихотворства. «Симфония на псалтырь» — тематический указатель параллельных мест их псалмов, изданный в 1727 г. Большой популярностью пользовались любовные песни, которые Кантемир писал в ранний период своей деятельности.  

К первым годам литературной деятельности Кантемира относятся, как предполагает П.Н.Берков, и первые эпиграмматические опыты сатирика. Однако основное литературное наследие Кантемира – написанные им девять сатир, в которых проявилась одна из основных национальных особенностей русского классицизма – сатирико-обличительная тенденция, подхваченная и продолженная последующими русскими писателями-просветителями Сумароковым, Фонвизиным, Новиковым, Крыловым.  

Первые пять сатир («На хулящих учения. К уму своему», «На зависть и гордость дворян злонравных. Филарет и Евгений», «О разбитой страстей человеческих. К архиепископу Новгородскому», «О опасности сатирических сочинений. К музе своей», «На человеческие злонравия вообще. Сатир и Пернерг») написаны Кантемиром до отъезда за границу в 1729 – 1732 гг. и неоднократно впоследствии подвергались им литературной обработке, три сатиры («О истинном блаженстве», «О воспитании. К князю Никите Юрьевичу Трубецкому», «На бесстыдную нахальчивость») – в 1738 – 1739 гг. Кантемиру принадлежит еще одна сатира, которая в его собрании сочинений обозначена девятой. Она называется «На состояние сего света. К солнцу». Время ее создания, согласно примечанию к ней самого Кантемира, относится к июлю 1738 г.  

Первая сатира «На хулящих учение…» носила ярко выраженный антиклерикальный характер и была направлена против партии церковников Стефана Яворского, Григория Дашкова, стремившихся снова установить патриаршество и допетровские порядки. Она резко обличала и реакционное дворянство. Кантемир выступал в защиту наук, просвещения и хотя его рассуждения носили общий, несколько абстрактный характер, тем не менее они были вызваны русской действительностью и обращены к ней. Он верил, что от развития просвещения зависит государственный прогресс и исправление нравов. 

О трудности пути писателя-сатирика Кантемир пишет уже в первой сатире. В обращении к уму своему он советует не заниматься литературным трудом, ибо этот путь, который проторили музы (9 босых сестер), стал неприятен и труден. Кантемир горько сетует на бедственное положение науки в настоящий момент: 

Наука ободрана, в лоскутах обшита,
Изо всех почти домов ругательством сбита;
Знаться с нею не хотят, бегут ея дружбы,
Как, страдавши на море, корабельной службы. 

Резкими сатирическими чертами рисует Кантемир портреты противников просвещения. 

Ханжа Критон – первый хулитель. Он – типичный представитель невежественного и алчного духовенства. Не только нравственные, но прежде всего экономические мотивы побуждают его быть недовольным распространением наук, в результате чего стали считать, что духовенству «поместья и вотчины весьма не пристали». Списан с натуры и портрет епископа, «подлинником» для которого послужил непримиримый враг «ученой дружины» Георгий Дашков. Во многих сатирах Кантемиром изображаются корыстолюбивые и невежественные церковники как опасные враги просвещения. Характерно, что в примечаниях к первой сатире Кантемир сам указал на прототип епископа, которым послужил глава церковной реакции Георгий Дашков.  

В портретной галерее выступает и тупой невежда дворянин Селиван. И он хулит науки, считая, что дворянину наукой заниматься непристойно, в ней нет и никакой материальной пользы, зачем «трудиться в том, с чего вдруг карман не толстеет». Праздный гуляка Лука, фат и щеголь Медор считают науку помехой: 

Крушиться над книгою и повреждать очи?
Не лучше ли с кубком дни прогулять и ночи? 

Кантемир вводит в список «не друзей» науки и церковников, и судий, умеющих только «крепить приговоры», и невежественных военных. Уже в первой сатире Кантемир борется с поверхностным, внешним подражанием западноевропейской культуре: перениманием европейских манер, погоней за модой, внешним лоском. 

Имена Критона, Селивана, Медора условны, но созданные Кантемиром абстрактно-обобщенные образы несут в себе черты подлинных современников сатирика. Эта реальная действительность, к которой обращается Кантемир, дала возможность Белинскому писать, что но первым из русских писателей «по какому-то счастливому инстинкту свел поэзию с жизнью». Но хотя Кантемир и «свел поэзию с жизнью», все же он не изменил рационалистической природы поэзии и судил о жизни, основываясь на отвлеченных понятиях о добродетели и нравственности.  

Спустя два месяца после сатиры «На хулящих учение…» была написана вторая сатира Кантемира «На зависть и гордость дворян злонравных», имеющая подзаголовок «Филарет и Евгений». В этой сатире была впервые высказана мысль о природном равенстве людей, мысль, характерная для эпохи Просвещения.  

Сатира «Филарет и Евгений» была также направлена против врагов петровских реформ, против представителей родовой аристократии, недовольных возвышением в новое время людей незнатных, но способных.  

Эта сатира важна социальностью своего содержания. Кантемир первым в русской поэзии ставит знаменитый впоследствии вопрос о благородстве рождения и благородстве заслуг. Знатный должен оправдать свое происхождение заслугами. К такому выводу приходит сатирик, отстаивая петровскую точку зрения на дворянство. Петр I хотел примером и принуждением заставить дворянских и боярских сынков трудиться на пользу России. Этому должно было послужить одно из важных мероприятий Петра – установление «Табели о рангах», отменяющих дворянские и боярские привилегии и воздающих по заслугам перед государством, независимо от сословной принадлежности. Сатира построена в форме диалога Филарета (любящего добродетель) и Евгения (благородного). Последний перечислят заслуги своих предков, считая, что они дают ему право на занимание главных должностей в государстве. Взгляды автора выражает Филарет, который пространно рассуждает о природном равенстве людей: «Адам дворян не родил»: все сословия произошли от простых земледельцев. «От них мы все сплошь пошли, один поранее, оставя дудку, соху, другой – попозднее».

Так родовой аристократ Кантемир отстаивал и утверждал естественное равенство людей и права разума и личных достоинств человека. В отличие от Сумарокова, в сатирах которого также содержатся нападки на злонравных дворян, Кантемир защищает умных и способных людей независимо от их социального происхождения, тогда как Сумароков будет противопоставлять дворян злонравных дворянам благородным. 

Социально-обличительный характер носит и резкая критика Кантемиром жестокости помещиков-крепостников: 

… Каменный душою,
Бьешь холопа до крови, что махнул рукою
Вместо правой левою (зверям лишь прилична
Жадность крови; плоть в слуге твоем однолична). 

Кантемир, конечно, далек от мысли об освобождении крестьян, но эта резкая критика в адрес жестоких помещиков, прозвучавшая впервые, свидетельствует о глубоком гуманизме писателя и подтверждает справедливость слов Белинского, который в 1845 г. в статье о Кантемире писал: «Наша литература, даже в самом начале ее, была провозвестницей для общества всех благородных чувств, всех высоких понятий». 

Требование гуманного отношения помещика к крепостным звучит и в пятой сатире Кантемира (первоначальная редакция), в которой изображен крестьянин, мечтающий о солдатчине в надежде избавиться от крепостного гнета. Однако и солдатская жизнь крестьянина настолько тяжела, что он с удовольствием вспоминает свою прежнюю жизнь, идеализируя ее. И в этой сатире Кантемир выступает как просветитель, сочувствуя крестьянской доле, но он далек от того, чтобы посягать на самый институт крепостничества. 

В сатирах Кантемира выступают и идеальные образы государственных деятелей. В сатире «Филарет и Евгений» он перечисляет свойства, которыми такой деятель должен обладать: ум проницательный, изощренный наукой, бескорыстие, он должен быть «отцом невинного народа». В ряде сатир проступает и облик самого сатирика – человека благородного, исполненного передовых идейных устремлений своего времени.  

Однако идеалы Кантемира далеки от того, что он находит в дворянско-бюрократическом обществе. «Смеюсь в стихах, а в сердце о злонравных плачу». В этих словах Кантемира тот смех сквозь слезы, который явился предтечей гоголевского смеха. Недаром эту преемственность сатиры ощущал и Гоголь, который в статье 1846 г. «В чем же, наконец, существо русской поэзии и в чем ее особенность» подчеркивал значение сатирической деятельности Кантемира в русской литературе. 

Кантемир – мастер сатирического портрета. Портреты, созданные им, отличаются меткостью речевых характеристик, умелым использованием яркой, запоминающейся детали. Перед нами проходят: невежественное и алчное духовенство, порочное дворянство, корыстное и воровское купечество; сатирик обличает взяточничество судей, щегольство и праздность дворян. 

Все сатиры Кантемира имеют двойное заглавие. Второе заглавие раскрывает основной замысел автора и определяет композицию сатир. Все сатиры его построены по одному принципу. Сатира начинается с обращения (к уму своему, к музе, к солнцу, к Филарету и т.д.), которое довольно абстрактно, но оно придает сатире характер непринужденной беседы. Далее следует основная часть – сатирические портреты, которые раскрывают сущность заглавия и основного замысла автора – дать сатирическое изображение «хулящих учение» (в первой сатире), «дворян злонравных» (во второй) и т.д. Заключительная часть сатир – авторские рассуждения, в которых излагаются положительные взгляды автора. 

Построению сатир Кантемир учился у Буало, но сатирические портреты взяты им из русской жизни, и в этом общественное значение сатир Кантемира. 

Связь с русской действительностью, создание обобщенных образов, которые, правда, носят абстрактный характер, но порождены реальной русской жизнью, — в этом огромная заслуга Кантемира-сатирика. В литературном отношении сатиры Кантемира связаны с сатирами Горация, Ювенала, Буало. На эту связь не раз указывал сам Кантемир. 

Из сатир Кантемира, написанных за границей, большой интерес представляет седьмая сатира – «О воспитании», высокую оценку которой дал в своей статье Белинский. В этой сатире Кантемир высказал глубоко гуманные мысли о воспитании детей, о значении нравственного примера родителей. 

Кантемиру были знакомы передовые педагогические идеи Локка. Считая, как и Локк, что воспитание надо начинать с младенческого возраста, Кантемир полемизирует с ним по поводу необходимости использовать страх как способ воспитания. «Ласковость больше в один час детей исправит, чем суровость в целый год». И утверждает, что «пример наставления всякого сильнее». 

В сатире высказано столько здравых и гуманных понятий, что она «стоила бы и теперь быть напечатанною золотыми буквами и не худо было бы, если бы вступавшие в брак предварительно заучивали ее наизусть» — так писал Белинский спустя сто с лишним лет. 

Одной из сильных сторон сатир Кантемира является язык, которым они написаны. Кантемир упорно работал над словом, подвергая неоднократной переработке свои произведения, создавая новые литературные редакции. Н стремился к тому, чтобы слово было простым, ясным, соответствующим содержанию. В языке сатир Кантемира мало славянизмов, он часто обращается к просторечию, к пословицам и поговоркам. 

Гражданский пафос сатир Кантемира, стремление к «голой правде», к простоте и ясности языка, осознание им воспитательной роли слова дали возможность Белинскому высоко оценить творчество сатирика. Белинский писал: «В сатирах Кантемира говорится о том, что у всех было перед глазами, и говорится не только русским языком, но и русским умом». 

Говоря о литературной форме сатир Кантемира, следует отметить сложность синтаксиса, отличающегося обилием переносов и инверсий, правомерность которых, вопреки поэтике Буало, отстаивал Кантемир, считавший перенос средством «украшения» стиха. Однако заимствованный у латинских сатириков перенос, как и частые инверсии, затруднял понимание смысла и требовал дополнительных разъяснений. Архаичным оставался и стих сатир Кантемира, который не соответствовал новому содержанию. Кантемир пишет свои сатиры традиционным силлабическим стихом, несмотря на знакомство с трактатом Тредиаковского «Новый и краткий способ к сложению российских стихов» (1735).  

Он знал и первые оды, написанные Ломоносовым четырехстопным ямбом, но сам остался верен тринадцатисложному стиху. Правда, стремясь усовершенствовать силлабический стих, Кантемир придал силлабике некоторую ритмичность, введя постоянную цезуру на пятом или седьмом слоге, однако он не принял реформы Тредиаковского. Свои теоретические взгляды на стихосложение Кантемир изложил в «Письме Харитона Макентина к приятелю о сложении стихов русских» (1742). 

Будучи приверженцем дела Петра и пропагандистом его идей, Кантемир делает Петра героем своей поэмы «Петрида, или Описание стихотворное смерти Петра Великого», но написана им была только одна песня. Поэма осталась незаконченной. Кантемир сам понял, что он прирожденный сатирик, и к жанру поэм больше не возвращался.  

Историко-литературное значение Кантемира прежде всего состоит в том, что он явился основоположником реально-сатирического направления в русской литературе. Осознавая значение деятельности Кантемира, Белинский с него начинает историю светской русской литературы XVIII в. : «…русская поэзия при самом начале своем потекла, если можно так выразиться, двумя параллельными друг другу руслами, которые чем далее, тем чаще сливались в один поток, разбегаясь после опять на два до тех пор, пока в наше время не составили одного целого, натуральную школу». И далее: «В лице Кантемира русская поэзия обнаружила стремление к действительности,  жизни, как она есть, основала свою силу на верности натуре. В лице Ломоносова она обнаружила стремление к идеалу, поняла себя как оракула жизни высшей, выспренней, как глашатая всего высокого и великого». 

Признавая правомерность существования обоих направлений, Белинский высказывается в пользу течения, возглавляемого Кантемиром: «Манера, с какою Кантемир взялся за дело, утверждает за первым направлением преимущество истины и реальности». 

Жизненность сатир Кантемира и их влияние на русскую литературу заключались в том, что содержанием сатир была русская действительность в определенный исторический момент. Силой отрицательного примера вел Кантемир борьбу за утверждение положительных идеалов. Сатиры Кантемира явились острым политическим оружием в современной ему идеологической борьбе. Критика невежественного и паразитирующего дворянства, сочувственное отношение к закрепощенному народу, признание естественного равенства людей независимо от их сословной принадлежности делали Кантемира просветителем. Вместе с тем, как просветитель, Кантемир надеялся, что путем развития просвещения и воспитания граждан можно улучшить жизнь в России.  Этом заключался основной пафос его творчества. «Все, что я пишу, пишу по должности гражданина, отбивая все то, что согражданам моим вредно быть может». 

К творчеству Кантемира до Белинского обращались В.А.Жуковский, поместивший в 1810 г. в «Вестнике Европы» статью «О сатире и сатирах Кантемира», К.Н.Батюшкова, посвятивший ему статью «Вечер у Кантемира», в которой раскрывается глубоко гуманный облик писателя, исполненного веры в будущее России и народа русского.  

При жизни Кантемир так и не увидел свои сатиры изданными. Он неоднократно предпринимал попытки издать их в России, мечтая увидеть их напечатанными на родине. Но все его усилия оказались напрасными. 

Впервые сатиры Кантемира были изданы в 1749 г. в Лондоне. Прозаический перевод на французский язык был сделан другом и первым биографом Кантемира аббатом Гуаско. В 1750 г. издание было повторено, а в 1752 г. с лондонского издания был сделан перевод на немецкий язык, и сатиры были изданы в Берлине.  

На родине сатиры Кантемира были известны в рукописях (особенное распространение получила первая сатира), а издание было предпринято лишь в 1762 г. 

Характерно, что переиздание сатир Кантемира встречало трудности и в XIX столетии. Следующее после 1762 г. издание сатир было предпринято в 1836 г., а в 1851 г. для издания сочинений Кантемира потребовалось разрешение самого царя, который вынес следующее решение: «По моему мнению, сочинений Кантемира ни в каком отношении нет пользы перепечатывать».  

Горячий патриот своей Родины, Кантемир умер на чужбине 35 лет от роду, 31 марта (11 апреля) 1744 г. Он завещал похоронить себя «в Греческом монастыре в Москве без всякой церемонии ночью». 

Сатиры Кантемира не утратили своего интереса и по сей день. В каждой из них видна личность Кантемира, человека гуманного, умного, остронаблюдательного, запечатлевшего в своих произведениях нравы и людей своего времени, публициста и просветителя, боровшегося силой отрицательного примера за просвещение России, за ее будущее. И прав был Белинский, который в 1845 г. писал, что «развернуть изредка старика Кантемира и прочесть какую-нибудь из его сатир есть истинное блаженство».


Источник: «Русская литература и журналистика XVIII века». / Татаринова Л.Е. – М.: «Проспект», 2006 г.
 

К уму своему (Кантемир). Антиох кантемир сатиры

Первая сатира в книге называется «На хулящих учение». Сатира описывает аргументы людей, которые были против науки. По словам Критона, противники науки стали первопричиной духовных расколов. Люди стали самопроизвольно учить Библию, не обращаясь за помощью к священнику. Народ стал считать, что монастыри не достойны получать земли, и начали презирать поклоны и посты святынь.

Скопидом Сильва считал, что наука и учение могут принести только голод, поскольку простые крестьяне получали большую жатву. Дворянам тоже не нужна наука. С делами управления и торговли дворяне справлялись и без учения. Кроме того наука приносила только скуку и разрушала веселье. Сатирик Щеголь Медор написал, что наука излагается в книге. А на одну книгу тратится много бумаги. Сатирики считали, что простые портные и сапожники умнее, чем Виргилий и Цицерон. Сатирики считали, что жить станет намного легче без науки. Для того, чтобы стать эпископом надо только отрастить бороду и одеть клобук.

Вторая сатира книги называется «На зависть и гордость злонравных дворян». Сатира рассказывает про разговор Евгения и Филарета. Евгений работал на высокой должности. Филарет обнаружил, что Евгений находится в дурном настроении. Причиной такого настроения стал успех работников, которые были рангом ниже, чем Евгений. Они повышались по карьерной лестнице, а Евгений не достиг ничего, несмотря на благородные корни. Евгению было стыдно за свое положение. Филарет объясняет, что благородство предков без собственных достижений ничего не значит. Евгений сказал, что прародители заслужили почет своим трудом. У Евгения ничего подобного не было.

Позже писатель описывает бытие богатого барина. Барин просыпается поздно утром. Он за завтраком пьет кофе и прихорашивается. Его слуги натягивают ему тесные башмаки и кафтан. Он играл в карты с мнимыми друзьями каждый день. Жизнь Евгения была почти такой же. Он не мог получить высокую должность. Для занятия мореплаванием у Евгения не было знаний и мужества. Чтобы стать судьей человек должен иметь милосердие и знать законы. А Евгений был жестоким и невежественным. Он проигрывал много денег в карты, бил своих крестьян и пользовался всеми способами добычи финансовых средств.

Евгений был очень ленивым и ничего не хотел делать. При этом у него отсутствовало трудолюбие и терпение. У Клита простого работника было большое терпение. Он целыми днями обивал пороги и осмотрительно подбирал слова при общении с богатым обществом. Евгению не хватало его терпения. Его необразованность только портило ему жизнь. Своими делами он позорил своих предков.

Седьмая сатира была написана про воспитание. В сатире говорится о значении мнения всего общества. В обществе есть подобное суждение, что получение знания посильно только людям в солидном возрасте. Слишком молодые люди не могут дать совета. Кроме знаний каждый человек склонен обманывать. Приобретение качеств зависит от воспитания. При воспитании каждая черта проявляется в нраве человека. Великий царь Петр создавал учебные курсы для своих подданных. По словам автора, правильное воспитание поможет многого достигнуть. Несмотря на положение и таланты надо всегда быть добрым человеком.

Картинка или рисунок Кантемир — Сатиры

Другие пересказы для читательского дневника

  • Краткое содержание Сартр Экзистенциализм это гуманизм

    Представленное произведение является своего рода биографией. Автор, собственно рассказчик, повествует о своем процессе роста, о своей любви книгам и писательской деятельности.

  • Краткое содержание Довлатов Заповедник

    «Заповедник» — это повесть написанная Сергеем Довлатовым. Как и во многих других произведениях, главный герой является олицетворением самого автора. В отличие от других повестей, в этой, у главного героя вымышленная фамилия и имя

  • Краткое содержание Ремарк Три товарища

    Три товарища, прошедшие Первую мировую войну, ­­- Отто Кестер, Роберт Локамп и Готтфрид Ленц — знакомятся с Патрицией Хольман. Отношения между Робертом и Патрицией начинают развиваться

  • Краткое содержание Бианки Оранжевое горлышко

    Начинается сказка с пробуждения жаворонка. Проснулся. Отряхнулся, взмыл в небо, и запел, приветствуя весну, пробуждая всех. Жаворонка ещё предупреждает лесных обитателей об опасности. Герой соседствует с куропатками

  • Краткое содержание Крапивин Ковер самолет

    Жизнь наша проходит очень важный этап — детство. Именно в этих летах мы чувствуем себя хорошо, необычайно легко, и кажется, нет никаких проблем. Именно потому, наше детство и юность должны быть самыми насыщенными и яркими я наших воспоминаниях

Сатиры Кантемира. Значение сатирической лирики в русском классицизме.
Князь Антиох Дмитриевич Кантемир (1708-1744) — блестяще образованный человек, поражавший своими обширными знаниями современников. Знал современные и древние иностранные языки, иностранную литературу (античную, итальянскую, французскую, английскую и испанскую). Кроме того, интерес к естественным наукам и философии. Его отец – ученый-историк, автор «Оттоманской империи». Антиох Кантемир стал, по словам Белинского, «первым светским поэтом на Руси». Убежденный защитник дела Петра I, после смерти государя примыкает к «ученой дружине» Феофана Прокоповича, в борьбе за прогресс и просвещение. Общение с Прокоповичем сказывается в сатирах Кантемира (техника силлабического стиха!).
Как поэт-гражданин, Кантемир не может остаться равнодушным, видя пороки и недостатки общества. Поэтому он пишет сатиры. Сатиры имеют двойное название (одна часть – обращение к кому-нибудь, а другая разъясняет содержание). До А.К. никто не писал стихотворные сатиры.
Реформы тогда шли к понижению, образование стало утомлять. То, что он видел и пережил, отразилось в творчестве (сатиры).
1729 г – первая сатира «На хулящих учение. К уму своему» Сатира «забавным слогом осмеивая злонравие, старается избавлять от отрицательных сторон жизни» — гов. сам Кантемир. Через одного из героев А.К. говорит, что цель жизни – наслаждение – и её нужно прожить с кубком, а не с книгой. Однако он хочет этим показать обратное, он не осуждает своих персонажей, но доводит их мысли до крайности, а потом начинает рассказывать, как обстоят дела: «…Златой век до нашего не дотянул роду; Гордость, леность, богатство – мудрость одолело…» и говорит: «Коли что дала ти знать мудрость всеблагая, Весели тайно себя, в себе рассуждая Пользу наук; не ищи, изъясняя тую, Вместо похвал, что ты ждёшь, достать хулу злую». О сатире «На хулящих учения…» пусть говорит Татаринова: «Сатира носила ярко выраженный антиклерикальный характер и была направлена против партии церковников, стремящихся снова установить патриаршество и допетровские порядки. Она резко обличала и реакционное дворянство. К. выступал в защиту наук, просвещения… Он верил, что от просвещения зависит государственный прогресс и исправление нравов». Основные враги науки там ханжа Критон, который ворчит, что дети стали читать Библию сами, а не слушать церковников, дворянин Селиван, невежда, который считает, что наука мешает зарабатывать, гуляка Лука и щеголь Медор (наука – помеха, Сенеку, Вергилия, Цицерона – в топку, лучше купить козырные сапоги и кафтан). Там есть и невежественные военные и еще много кто, но это главные.
Вторая сатира А.К. – «На зависть и гордость дворян злонравных. Филарет и Евгений». Она в виде диалога: сначала Филарет («любитель добродетели») спрашивает Евгения («благородный»), отчего он печалится, на что Евгений отвечает, что и людям из незнатного рода чины дают, а ему – нет, хотя заслуги предков огромны, и ещё во времена княжения Ольги предки были уважаемы. Филарет говорит ему, что благороден не тот, чьи предки благородны, а тот, кто сам своими делами заслуживает уважение. Также он говорит: «Лучшую дорогу Избрал тот, кто правду всегда говорить принялся, Но и кто правду молчит – виновен не стался, Буде ложью утаить правду не посмеет», говорит о людях, которые заслужили чины: «Правда, в царство Ольгино предков их не знали, Думным и наместником деды не бывали, И дворянства старостью считаться с тобою Им нельзя; да что с того? Они ведь собою Начинают знатный род, как твй род начали Твои предки… Адам дворян не родил, но одно с двух чадо Его сад копал, другой пас блеющее стадо. Ное в ковчеге с собой спас все себе равных Простых земледетелей, нравами лишь славных; От них мы все сплошь пошли, один поранее Оставя дудку, соху; другой – попозднее.» (конец 1729-начало1730; 1743)
За свои сочинения не любим в придворных кругах, из-за них не стал президентом Академии наук. Кантемир возлагал все свои надежды на монархическую власть и очень мало рассчитывал на самостоятельный почин духовенства и дворянства, в настроении которых он усматривал явное нерасположение или даже ненависть к просвещению. В самых сильных своих сатирах он ополчается против «дворян злонравных» и против невежественных представителей церкви. Когда, при воцарении императрицы Анны Иоанновны, зашла речь о предоставлении политических прав дворянству (шляхетству), Кантемир решительно высказался за сохранение государственного строя, установленного Петром Великим, 1 января 1732 г. Кантемир уехал за границу, чтобы занять пост русского резидента в Лондоне. Во внутренней политической жизни России он участия более не принимал, состоя первоначально (до 1738) представителем России в Лондоне, а затем в Париже, где сблизился с ведущими просветителями того времени. Он ведет себя как блестящий дипломат, делает много полезного (все думают, что в России все такие, как он – умные, образованные, продвинутые). Умирает, так и не сумев вернуться на Родину.

Белинский: «Сатиры К. были именно такими, какие тогда были нужны и могли быть полезны; первая сатира – «На хулящих учение» особенно богата смешными чертами и верными снимками с общества того времени». Сатира спасала К. в большой степени от абстрактности, отвлеченности, присущей классицизму. Б. был прав, когда утверждал, что «сатирическое направление со времен К. сделалось живою струею всей русской литературы» и что благодаря, может быть, заслуге одной только литературы у нас зло не смело называться добром, а лихоимство и казнокрадство не титуловалось благонамеренностью, как это всегда водилось и теперь водится». Как подлинный гуманист К. в своей сатире заявлял: «Адам дворян не родил», «богач и нищий с сумой…, пахарь и вельможа равны в суде».

Самые известные у него 9 сатир. «На хулящих учения. К уму своему» (против церковников, стремящихся установить допетровские порядки, в защиту просвещения. «Приходит в безбожие, кто над книгой тает»,- Критон с четками в руках ворчит и вздыхает»; «Силван другую вину наукам находит: «Учение, — говорит, — нам голод наводит»; «Румяный, трожды рыгнув, Лука подпевает: «Наука содружество людей разрушает»; «Медор тужит, что чересчур бумаги исходит На письмо, на печать книг, а ему приходит, Что не в чем уж завертеть завитые кудри»; «Что в науке? Что с нее пользы церкви будет? Иной, пища, проповедь, выпись позабудет, Отчего доходам вред»; «подьячим должно лезть на бумажны горы, А судье довольно знать крепить приговоры»; «Наука ободрана, в лоскутах обшита, Изо всех почти домов с ругательством сбита, Знаться с нею не хотят, бегут ее дружбы, Как, страдавши на море, корабельной службы. Все кричат: никакой плод не видим с науки; Ученых хоть голова полна, пусты руки»). (1729) — первая. Всего до отъезда было написано 5. («На зависть и гордость дворян злонравных. Филарет и Евгений» (Естественное равенство всех людей и сословий — знатный должен оправдать свое происхождение заслугами, антикрепостн. Тенденции. Сатира построена в форме диалога. Ф. — любящий добродетель, Е.- благородный. Содержание: встречаются Е. и Ф. Ф. спрашивает «Что так смутен, дружок мой?» На что Е. отвечает, что у него знатны корни, но этого никто не замечает, не уважают его подобающим образом. Тогда Ф. ему говорит, что умеешь ли ты управлять кораблем? Нет! У слуги тело такое же, как и у него, а он с ним обращается отвратительно. «Разница потомком быть предков благородных Или благородным быть.» «Суд судя, забыл ли ты страсти? Облегчил ли тяжкие подати народу? Приложил ли к царскому что ни есть доходу?» короче, Ф. говорит: «Ни одно не вижу я в тебе хвально свойство. Исправь себя, и тогда жди, дружок награду». В заключение он говорит: «Адам дворян не родил, но одно с двух чадо Его сад копал, другой пас блеющее стадо. Ное в ковчеге с собой спас все себе равных Простых земледетелей, нравами лишь славных, От них мы все сплошь пошли, один поранее Оставя дудку, соху; другой попозднее»), «О различии страстей человеческих. К Архиепископу Новгородскому», «К музе своей», «На человеческие злонравия вообще. Сатир и Пренерг»)- (1729-1732), потом еще 4.(«О истинном блаженстве», «О воспитании. К князю Никите Юрьевичу Трубецкому» (1739) («каково их детство Проходит – редко на ум двум или трем всходит»; «богатство сыну копил, презрел в сердце нравы Добры всадить. Богат сын будет, но без славы»; «Главно воспитания в том состоит дело, Чтоб сердце, страсти изгнав, младенчее зрело В добрых нравах утвердить, чтоб чрез то полезен Сын твой был Отечеству меж людьми любезен И всегда желателен: к тому все науки Концу и искусства все должны подать руки»; «Добродетель потому над всем неотменно Нужно младенцем внушать, пока совершенно Вкоренится; притом ум изощрать в пристойных Им и других знаниях. Так в детях, достойных К всем чинам, отечеству дашь дар многоценный»), «На бесстыдную нахальчивость», «На состояние света сего. К солнцу».
Все сатиры имеют двойное заглавие и все построены по одному принципу: сатира начинается с обращения, потом сатирич. портреты, кот. раскрывают сущность заглавия и основного замысла автора. Заключ. — авторская точка зрения. В сатирах К. есть бытовые жанровые сцены. В языке мало славянизмов, много пословиц и поговорок. Но стих сатир не соотв. Новому содержанию.

Сатиры Кантемира. «К уму моему».
Антиох Дмитриевич Кантемир (1708-1744), князь,

Итак, собственно, о сатирах. Сам он определяет жанр сатиры как «такое сочинение, которое, забавным слогом осмеивая злонравие, старается исправлять нравы человеческие». Первые пять сатир писаны в России в период 1729-1732гг, неоднократно им переписаны и правлены. Это «На хулящих учения. К уму своему», «На зависть и гордость дворян злонравных. Филарет и Евгений», «О различии страстей человеческих. К архиепископу Новгородскому», «О опасности сатирических сочинений. К музе своей», «На человеческие злонравия вообще. Сатир и Пернерг» (выделяю те, что из списка лит-ры). Остальные 4 он писал за границей в разное время, среди них «О воспитании. К князю Никите Юрьевичу Трубецкому». Татаринова считает, что НЕВЕРНО делить творчество Кантемира на русский (злободневная тематика) и нерусский (отвлеченное морализаторство) периоды. В частности потому, что свои первые сатиры К. переписывал за границей. Например, только в окончательной редакции «Филарета и Евгения» появляется мотив равенства всех сословий и несправедливости, жестокости крепостного права. Чтоб вы почувствовали:
«… Та же и в свободных
И в холопиях течет кровь, та же плоть, те же кости…»
Все сатиры имеют двойное заглавие: первая часть «К …» (к кому обращается), вторая часть раскрывает смысл. Сатира начинается с обращения, дальше галерея сатирических портретов, образов. В заключении авторские рассуждения.
Язык простой, К. хотел быть понятным. Просторечия, пословицы, поговорки (запомнилось: «Клобуком покрой главу, брюхо бородою)). Портретная живопись, бытовые сцены. Влияние фольклора. Обращение к реальным лицам. Белинский писал, что К. «по какому-то счастливому инстинкту свел поэзию с жизнью» (обращение к реальной действительности).
Как я чего-то там сказала раньше, основная идея сатиры «Филарет и Евгений» — равенство всех людей. Там идет диалог Евгения, дворянина, и Филарета, «любителя добродетели». Евгений говорит, что его род идет чуть ли не от княгини Ольги, и поэтому он крут, а Филарет – «Адам дворян не родил», peace вам, братья и сестры и т.д.
Сатиру «О воспитании» было лень перечитывать, удовольствие сомнительное, смысл в том, что автор распинается, что кто он, дескать, такой («еще я тридцатый не видел возврат зимы, еще черноватый ни один на голове волос не седеет»), чтобы учить старых, умудренных опытом. Он, кстати, наезжает на то, что они молятся, постятся (!) и не спят с женой. На самом деле, он, конечно, имеет в виду, что нужно быть прогрессивным и слушать Петра, а не тех, кто «чуть три зуба сберечь могли за губами», «кто помнит мор в Москве»…

Антиох Дмитриевич Кантемир

Первая сатира («На хулящих учение. К уму своему») открывается знаменитыми стихами: «Уме недозрелый, плод недолгой науки! / Покойся, не принуждай к перу мои руки…»

Сатирик перечисляет доводы тех, кто считает науки ненужными. Ханжа Критон видит в них причину безбожия: «Расколы и ереси науки суть дети; / Больше врёт, кому надо больше разумети». Прежде люди покорно шли к церковной службе и слушали её, не понимая. Теперь, к соблазну Церкви, стали сами читать Библию, забыли про посты, не пьют квасу, разучились класть поклоны и ставить свечи, считают, что монастырям не пристали вотчины. Скопидом Сильва говорит, что учение наводит голод: не учась латыни, больше собирали хлеба. Дворянин не должен грамотно говорить и постигать причину мира: он от этого не узнает, сколько крадёт приказчик и как прибавить число бочек с винного заводу. «Землю в четверти делить без Евклида смыслим, / Сколько копеек в рубле, без алгебры счислим». «Румяный, трижды рыгнув, Лука подпевает»: наука мешает людям веселиться и разрушает компанию. Вино — дар божественный; весёлый человек, оставя стакан, не возьмётся за книгу. Щёголь Медор тужит, что на книги много исходит бумаги, а ему уже не на что завернуть завитые кудри; Виргилий и Цицерон двух денег не стоят перед славным портным и сапожником. «Вот часть речей, что на всяк день звенят мне в уши».

Да и видно, что без науки легче добиться успеха. Чтобы стать епископом, довольно клобуком покрыть главу, брюхо — бородою и, раздувшись в карете, всех лицемерно благословлять. Судье довольно вздеть перук с узлами и бранить приходящих с пустыми руками. Законов ему знать не надобно: то дело подьячих лезть на бумажные горы.

Всякий невежда мнит себя быть достойным самого высшего чина и почестей. Так уму и не надо этих почестей искать, а надо, сидя в своём углу, в себе самом хранить знание о пользе наук, а не объяснять её другим.

Сатира вторая («На зависть и гордость дворян злонравных»), диалог между Филаретом («Любящим добродетель») и Евгением («Благородным», т. е. знатным). Филарет встречает Евгения в великой грусти и угадывает тому причину: «Трифону лента дана, Туллий деревнями / Награждён — ты с древними презрен именами». Евгений подтверждает. Его огорчает, что вчерашние пирожники и сапожники вспрыгнули на высокую степень, а он со своей знатностью ничего не достиг. «Знатны уж предки мои были в царство Ольги» и с тех пор управляли и на войне, и в судах, «А батюшка уж всем верх — так его не стало, / Государства правое плечо с ним отпало». Обидно, имея таких предков, всюду видеть себя последним.

Филарет отвечает обстоятельно и откровенно. Благородство — вещь важная, но должно оно быть добыто или подтверждено собственными заслугами. А грамота, «плеснью и червями изгрызена», никакого достоинства человеку не даёт: «Мало пользует тебя звать хоть сыном царским, / Если в нравах с гнусным ты не равнствуешь псарским»; в благородных течёт та же кровь, что и в холопах. Евгений никаких заслуг перед отечеством не имеет, а сам признал, что предки его не иначе, как по заслугам получали свои чины и награды. «Пел петух, встала заря, лучи осветили / Солнца верхи гор — тогда войско выводили / На поле предки твои, а ты под парчою, / Углублён мягко в пуху телом и душою, / Грозно соплешь, пока дня пробегут две доли…»

Далее описывается день щёголя. С утра он долго нежится, затем пьёт чай или кофе, прихотливо причёсывается, обувается в тесные башмаки («Пот с слуги валится, / В две мозоли и тебе краса становится»), надевает наряд ценой в целую деревню и выбранный с искусством, которое сложнее науки римского права. Затем он предаётся обжорству, окружённый гнусными друзьями, которые, конечно, оставят его, как только он промотается. Евгений же постоянно приближает час своего разорения, предаваясь мотовству и картёжной игре: не одну деревню он уже проиграл.

А чтобы занимать важные должности, нужны многие знания. Евгений же ничего не знает из многосложной военной науки, моря боится и править кораблём не способен. Судьёй может быть тот, кто «Мудры не спускает с рук законы Петровы, / Коими мы стали вдруг народ уже новый», — и к тому же добросердечен — Евгений, кроме своего невежества, бесчувствен и жесток: смеётся нищете, бьёт холопа до крови, что махнул рукою вместо правой левою, по мотовству своему считает законными все способы пополнить пустой кошелёк. Даже придворных чинов он заслужить не может. Евгений ленив, а придворные чины добываются хлопотами и терпением. Вон царедворец Клит: он целые дни проводит в чужих передних, осторожно меряет слова, чтобы никого не обидеть, и вместе с тем прямо идёт к своей цели. Таким качествам не грех и поучиться — с тем чтобы употреблять их на добрые дела.

Словом, злонравие Евгения делает его ни на что не годным: «Исправь себя и тогда жди, дружок, награду; / По тех пор забытым быть не считай в досаду». А что Туллий и Трифон не имеют знатных предков — это ничего не значит. Как предки Евгения начинали знатный род при Ольге, так Трифон и Туллий начали теперь свой. Адам дворян не родил, и Ной в ковчеге спас всех равных себе земледельцев. «От них мы все сплошь пошли, иной поранее, / Оставя дудку, соху, другой попозднее».

Сатира седьмая («О воспитании. К князю Никите Юрьевичу Трубецкому») есть скорее эпистола, чем сатира: развёрнутое изложение мыслей о предмете рассуждения. Поэт начинает с обличения общего мнения, будто бы разум даётся исключительно с возрастом и что поэтому молодой человек не может дать здравого совета. Отчего же такой предрассудок? Многие говорят, что человек от природы склонен вдаваться в обман, но на самом деле от воспитания зависит больше: любая нива засохнет, если её не поливать; любая же и даст плод при искусном уходе. Это знал Петр Великий, который сам стремился искать добрые примеры в других странах и открывал училища для подданных. Правильное воспитание — путь к совершенству: «Главное воспитания в том состоит дело, / Чтоб сердце, страсти изгнав, младенчее зрело / В добрых нравах утвердить, чтоб чрез то полезен / Сын твой был отечеству, меж людьми любезен / И всегда желателен, — к тому все науки / Концу и искусства все должны подать руки».

Можно быть великим учёным или воином — но злонравного и нелюбезного человека никто добром не помянет. Только добродетель может дать человеку спокойную совесть и бесстрашное ожидание кончины. Лучше простой ум с чистой совестью, чем острый разум со злобой.

Не надо всё время твердить детям строгие уставы и ругать их, тем более прилюдно — этим лишь отобьёшь любовь к добродетели. Лучше всего действовать примером. Заметив в сыне дурную склонность, надо указать ему на кого-нибудь, кто страдает от неё: скупца, иссохшего над своим золотом, мота в тюрьме, больного любострастника. Надо осторожно выбирать ребёнку слуг и всё окружение: оно сильно влияет на воспитание. Часто сын теряет добродетель в объятиях рабыни и учится у слуг лгать. Злее же всех пример — родители. Нет толку читать ребёнку наставления, если он беспрестанно видит зло в собственном отце. Кто и не может избегать зла сам, пусть скроет его от сына: ведь никто не покажет гостю беспорядок в своём доме, а дети ближе, чем гость. Многим такие наставления от молодого человека покажутся за вздор, заключает поэт, так они могут и не читать этих стихов, которые писаны для одной забавы…

Первая сатира «На хулящих учение. К уму своему»

Многие считают, что науки не имеют пользы и попросту не нужны. Ханжа Критон обвиняет науки в том, что повинны они в безбожии народа. Зачем бить поклоны, соблюдать посты, если можно самому читать библию. Так и в храмы перестанут ходить. Скопидон Сильва считает, что голод наступит, если люд будет вместо возделывания земли и сбора урожая учить латынь. Дворянам тоже грамота не нужна — деньги и так посчитают. А приказчика отчитать и проконтролировать можно без алгебры. Для Луки наука — помеха веселью. Станут грамотными, то поймут, что не стоит выпивка каждодневная жизненной траты. Щеголь Медор жалеет бумагу на книги. Что на кудри ему останется? Виргилий и Цицерон никак не сравнятся с портным и сапожником.

Лишь невежда считает себя мудрецом. А тот, кто обладает умом, никогда не высовывается и не пытается глупцам донести пользу учений.

Сатира вторая «На зависть и гордость дворян злонравных»

Общение Филарета и Евгения. Евгений огорчен тем, что почести раздают совсем не тем, что недавние пирожники и сапожники взошли слишком высоко. А совсем недавняя знать, как Евгений, теперь в последних рядах. Все изменилось с потерей предков славных. Но в этом ли причина?

Филарет не согласен, что все почести и блага должны передаваться по наследству. Каждый должен добыть себе благородство поступками своими и подвигами. И что нет пользы от грамот, если человек не обладает благородными качествами. А кровь у всех одна, что в холопах, что в царях.

Щеголь не встает рано, наряжается долго и предается разгулу и игре в карты, как и его друзья. Евгений почти разорен от такой жизни. А чтобы быть достойным, нужно много усилий приложить, чего Евгений делать не хочет, и виной тому злой нрав и слабый дух.

Сатира седьмая «О воспитании. К князю Никите Юрьевичу Трубецкому»

Рассуждение о том, кому разум дан, а кто век будет глупым. Бытует мнение, что ум приходит с годами и опытом, но поэт не согласен. В пример приводит Петра Великого, который стремился обучать множество молодых людей, так как в них видел славное будущее.

Даже если человек достиг высот, но нрав у него злой и нелюбезный, то не стоит ждать ему почестей и памяти светлой. Лучше быть совестливым и простым, чем недобрым, но знатным.

Не стоит воспитывать детей только словами, не будет от этого пользы. Гораздо лучше показывать им достойный пример. А если чадо склонно к какому-либо пороку, нужно указать на того, кому эта напасть жизнь испортила. Это может быть жадина, который помер от своей скупости. Или мот, который пустил на ветер и свое, и чужое. Или прелюбодей, тело которого изъела болезнь. Будущее ребенка зависит от людей, что его окружают. Значит нужно внимательно выбирать ему учителей и слуг. Их поведение тоже нуждается в проверке. Но главное — родительская добродетель. Это самый лучший преподаватель.

Антиох Дмитриевич Кантемир — один из ярких деятелей культуры силлабической эпохи (период расцвета литературы до проведения реформ Ломоносовым). Он был всесторонне развитой личностью, занимался не только литературной, но также и политической деятельностью: занимал дипломатические должности при Екатерине I. Давайте познакомимся ближе с его творчеством и биографией.

Антиох Кантемир: краткая биография

Родился Антиох в 1708 году, в княжеской семье, имеющей румынские корни. Его отец, Дмитрий Константинович, был правителем Молдавского княжества, а мать, Кассандра, принадлежала к древнему и знатному роду Кантакузинов. Он родился и провел первые годы жизни в Константинополе (нынешний Стамбул), а весной 1712 года семья переехала в Российскую империю.

В семье Антиох Кантемир был самым младшим. Всего было 6 детей: 4 сыновей и 2 дочери (Мария, Смарагда, Матвей, Сергей, Константин и Антиох). Все они получили прекрасное домашнее образование, однако только наш герой воспользовался возможностями и продолжил обучение в Греко-Славянской Академии. Благодаря усердию и тяге к знаниям князь Антиох Кантемир стал одним из самых просвещенных и передовых людей 18-го века!

После окончания учебы молодой Антиох поступил на службу в Преображенский полк, и в очень скором времени дослужился до прапорщика. В эти же годы (1726-1728 гг.) он посещал университетские лекции Бернулли и Гросса в Российской Академии Наук.

Первые произведения писателя

Начало творческого пути писателя пришлось на те годы, когда в обществе наблюдалась болезненная реакция на приостановление реформ Петра I. Сам Антиох был приверженцем петровских преданий, поэтому в 1727 году он примкнул к группе лиц, во главе которой стоял Феофан Прокопович. На его произведения оказали огромное влияние именно эти общественные настроения.

Самая первая его работа была написана как практическое руководство к библейским стихам и псалмам, называлась она «Симфонией на Псалтирь». В 1726 году он преподнес свою рукопись Екатерине I в знак уважения и почтения. Царице весьма понравились его изречения, и рукопись напечатали тиражом более 1000 экземпляров.

Самая известная книга Кантемира

Чуть позже он начал переводить различные зарубежные произведения, в основном, — это переводы с французского. Самая известная работа, утвердившего его как отличного переводчика — это перевод Фонтенеля. Антиох Кантемир не только выполнил грамотный пересказ книги «Разговоры о многообразии миров», но также и дополнил каждый ее раздел собственными мыслями и комментариями. Несмотря на актуальность книги во многих европейских странах, в России его труды были запрещены императрицей, потому как, якобы, противоречили основам нравственности и религии.

Антиох Кантемир: произведения сатиры

Антиох считается основоположником такого вида литературы, как сатира. Его первые стихосложения обличали хулителей наук. Одной из самых известных работ является «На хулящих учения. К уму своего», в этом произведении он с иронией отзывается о тех, кто считает себя «мудрецами», но «В златоусте не уразумеют».

Самый расцвет его творческой деятельности пришелся на 1727-1730 годы. В 1729 году им была создана целая серия сатирических стихосложений. Всего он написал 9 сатир, вот самые известные из них:

  • «На зависть дворян злоенравных» — насмехается над дворянами, которые успели потерять свое изначальное благонравие и сильно отстали от культуры.
  • «О различии страстей человеческих» — это было своего рода посланием к архиепискому Новгородскому, в котором обличались все грехи и страсти высокопоставленных церковных служителей.
  • «О истинном блаженстве» — в этом произведении писатель Антиох Дмитриевич Кантемир рассуждает над извечными вопросами бытия и дает ответ «только тот блажен в сей жизни, кто малым довольствуется и живет в тишине».

Особенность произведений

Во многом сатирические произведения князя были обусловлены его личными убеждениями. Князь Антиох Кантемир был настолько предан России и любил русский народ, что главной его целью было сделать все для их благополучия. Он симпатизировал всем реформам Петра I, а самого царя бесконечно уважал за его старания в развитии просвещения. Все его мысли открыто изложены в его произведениях. Главная особенность его стихов и басен заключается в мягкости обличений, его произведения лишены грубости и полны грустных сопережеваний об упадке многих начинаний великого Петра I.

Некоторые отмечают, что Антиох Кантемир, биография которого также связана с государственной деятельностью, смог создать настолько глубокие политические сатиры только благодаря опыту работы послом в Англии. Именно там он приобрел большие знания об устройстве государства, познакомился с произведениями великих западных просветителей: творчество Горация, Ювенала, Буало и Персия оказали огромное влияние на его произведения.

Государственная деятельность Антиоха Кантемира

Кантемир Антиох Дмитриевич (биография которого тесно переплетена с переломными моментами в истории Российской империи) был сторонником реформ Петра I, поэтому в 1731 году он выступил против законопроекта, который предлагал присвоить дворянам политические права. Однако он пользовался благосклонностью императрицы Анны Иоанновны, она во многом способствовала распространению его произведений.

Несмотря на молодость, Антиох Кантемир смог добиться больших успехов в государственных делах. Именно он помог императрице занять ее законное место, когда представители Верховного Совета планировали устроить переворот. Антиох Кантемир собрал много подписей офицеров и прочих служащих разных чинов, а затем лично сопровождал Трубецкого и Черкасского во дворец императрицы. За свои заслуги он был щедро одарен денежными средствами и назначен дипломатическим послом в Англии.

Дипломатические ранги

В начале 1732 года в возрасте 23-х лет он отправился в Лондон, чтобы исполнять обязанности дипломатического резидента. Несмотря на незнание языка и отсутствие опыта, он смог добиться больших достижений в отстаивании интересов Российской империи. Сами англичане отзываются о нем, как о честном и высоконравственном политике. Интересный факт: он был самым первым российским послом в западной стране.

Должность посла в Англии послужила ему хорошей дипломатической школой, и после 6 лет службы в Лондоне, он был переведен во Францию. Ему удалось выстроить хорошие отношения со многими французскими деятелями: Мопертюи, Монтескье и др.

1735-1740-е годы были очень тяжелыми в русско-французских отношениях, возникали различные противоречия, но благодаря стараниям Кантемира, многие вопросы были решены мирными переговорами.

Судьба произведений

Всего он написал около 150 произведений, среди которых есть и сатирические стихотворения, басни, эпиграммы, оды и переводы с французского языка. Они сохранились по сей день, однако несколько его крупных переводов были утеряны. Есть подозрения, что они были уничтожены умышленно.

Например, до сих пор неизвестна судьба рукописей «Эпиктет», «Персидские письма», а также многих других переводов статей с французского языка на русский.

Некоторые свои произведения Антиох Кантемир подписывал под именем Харитон Макентин, что является анаграммой его имени и фамилии. Он гордился своими трудами, однако они не увидели свет: были утеряны, практически, все страницы рукописей.

Его литературное наследие составляет более полторы сотни произведений, среди которых 9 сатирических стихосложений, 5 песен (оды), 6 басен, 15 эпиграмм (3 из которых называются «Автор о себе», и представляют собой три части единого произведения), около 50 переводов, 2-3 крупных перевода произведений с французского языка, авторы которых были современниками Кантемира.

Какой вклад внес Антиох в русскую литературу?

Его значение в истории развития и становления древнерусской, да и современной литературы, сложно переоценить. Ведь вопросы, поднимаемые в его произведениях, актуальны и по сей день: обращение к служителям власти, неправомерные действия чиновников и их членов семьи и т. д. Кантемир является праотцом такого вида литературы, как сатира. Может возникнуть вопрос, чем же мог быть недоволен титулованный князь, и для чего же он писал сатиру? Ответ находится в его трудах, в которых он признается, что только истинное чувство гражданина придает ему смелости писать столь пронзительные сатирические произведения. Кстати, слово «гражданин» придумал именно сам Кантемир!

Должность посла в Париже отрицательно сказалась на его здоровье, которое и без того было слабым по причине перенесенной в детстве болезни — оспы. К сожалению, Кантемиру пришлось испытать долгую и мучительную смерть. Он умер в Париже, в 1744 году в возрасте 37 лет. Погребен в Никольском Греческом монастыре, который находится в Москве.

К УМУ СВОЕМУ

Уме недозрелый, плод недолгой науки!
Покойся, не понуждай к перу мои руки:
Не писав летящи дни века проводити
Можно, и славу достать, хоть творцом не слыти.
Ведут к ней нетрудные в наш век пути многи,
На которых смелые не запнутся ноги;
Всех неприятнее тот, что босы проклали
Девять сестр. Многи на нём силу потеряли,
Не дошед; нужно на нём потеть и томиться,
И в тех трудах всяк тебя как мору чужится,
Смеётся, гнушается. Кто над столом гнётся,
Пяля на книгу глаза, больших не добьётся
Палат, ни расцвеченна марморами саду;
Овцу не прибавит он к отцовскому стаду.

Правда, в нашем молодом монархе надежда
Всходит музам немала; со стыдом невежда
Бежит его. Аполлин славы в нём защиту
Своей не слабу почул, чтяща свою свиту
Видел его самого, и во всём обильно
Тщится множить жителей парнасских он сильно.
Но та беда: многие в царе похваляют
За страх то, что в подданном дерзко осуждают.
«Расколы и ереси науки суть дети;
Больше врёт, кому далось больше разумети;
Приходит в безбожие, кто над книгой тает, –
Критон с чётками в руках ворчит и вздыхает,
И просит, свята душа, с горькими слезами
Смотреть, сколь семя наук вредно между нами;
Дети наши, что пред тем, тихи и покорны,
Праотческим шли следом к божией проворны
Службе, с страхом слушая, что сами не знали,
Теперь, к церкви соблазну, библию честь стали;
Толкуют, всему хотят знать повод, причину,
Мало веры подая священному чину;
Потеряли добрый нрав, забыли пить квасу,
Не прибьёшь их палкою к солёному мясу;
Уже свечек не кладут, постных дней не знают;
Мирскую в церковных власть руках лишну чают,
Шепча, что тем, что мирской жизни уж отстали,
Поместья и вотчины весьма не пристали».

Силван другую вину наукам находит.
«Учение, – говорит, – нам голод наводит;
Живали мы преж сего, не зная латыне,
Гораздо обильнее, чем мы живём ныне;
Гораздо в невежестве больше хлеба жали;
Переняв чужой язык, свой хлеб потеряли.
Буде речь моя слаба, буде нет в ней чину,
Ни связи, – должно ль о том тужить дворянину?
Довод, порядок в словах – подлых то есть дело,
Знатным полно подтверждать иль отрицать смело.
С ума сошёл, кто души силу и пределы
Испытает; кто в поту томится дни целы,
Чтоб строй мира и вещей выведать премену
Иль причину, – глупо он лепит горох в стену.
Прирастёт ли мне с того день к жизни, иль в ящик
Хотя грош? могу ль чрез то узнать, что приказчик,
Что дворецкий крадёт в год? как прибавить воду
В мой пруд? как бочек число с винного заводу?
Не умнее, кто глаза, полон беспокойства,
Коптит, печась при огне, чтоб вызнать руд свойства,
Ведь не теперь мы твердим, что буки, что веди –
Можно знать различие злата, сребра, меди.
Трав, болезней знание – голы всё то враки;
Глава ль болит – тому врач ищет в руке знаки;
Всему в нас виновна кровь, буде ему веру
Дать хочешь. Слабеем ли – кровь тихо чрезмеру
Течёт; если спешно – жар в теле; ответ смело
Даёт, хотя внутрь никто видел живо тело.

А пока в баснях таких время он проводит,
Лучший сок из нашего мешка в его входит.
К чему звёзд течение числить, и ни к делу,
Ни кстати за одним ночь пятном не спать целу,
За любопытством одним лишиться покою,
Ища, солнце ль движется, или мы с землёю?
В часовнике можно честь на всякий день года
Число месяца и час солнечного всхода.
Землю в четверти делить без Евклида смыслим,
Сколько копеек в рубле – без алгебры счислим».
Силван одно знание слично людям хвалит:
Что учит множить доход и расходы малит;
Трудиться в том, с чего вдруг карман не толстеет,
Гражданству вредным весьма безумством звать смеет.
Румяный, трожды рыгнув, Лука подпевает:
«Наука содружество людей разрушает;
Люди мы к сообществу божия тварь стали,
Не в нашу пользу одну смысла дар прияли.
Что же пользы иному, когда я запруся
В чулан, для мёртвых друзей – живущих лишуся,
Когда всё содружество, вся моя ватага
Будет чернило, перо, песок да бумага?
В веселье, в пирах мы жизнь должны провождати:
И так она недолга – на что коротати,
Крушиться над книгою и повреждать очи?
Не лучше ли с кубком дни прогулять и ночи?
Вино – дар божественный, много в нём провору:
Дружит людей, подаёт повод к разговору,
Веселит, все тяжкие мысли отымает,
Скудость знает облегчать, слабых ободряет,
Жестоких мягчит сердца, угрюмость отводит,
Любовник легче вином в цель свою доходит.
Когда по небу сохой бразды водить станут,
А с поверхности земли звёзды уж проглянут,
Когда будут течь к ключам своим быстры реки
И возвратятся назад минувшие веки,
Когда в пост чернец одну есть станет вязигу, –
Тогда, оставя стакан, примуся за книгу».
Медор тужит, что чресчур бумаги исходит
На письмо, на печать книг, а ему приходит,
Что не в чем уж завертеть завитые кудри;
Не сменит на Сенеку он фунт доброй пудры;
Пред Егором двух денег Виргилий не стоит;
Рексу – не Цицерону похвала достоит.
Вот часть речей, что на всяк день звенят мне в уши;
Вот для чего я, уме, немее быть клуши
Советую. Когда нет пользы, ободряет
К трудам хвала, – без того сердце унывает.
Сколько ж больше вместо хвал да хулы терпети!
Трудней то, неж пьянице вина не имети,
Нежли не славить попу святую неделю,
Нежли купцу пиво пить не в три пуда хмелю.
Знаю, что можешь, уме, смело мне представить,
Что трудно злонравному добродетель славить,
Что щеголь, скупец, ханжа и таким подобны
Науку должны хулить, – да речи их злобны
Умным людям не устав, плюнуть на них можно;
Изряден, хвален твой суд; так бы то быть должно,
Да в наш век злобных слова умными владеют.
А к тому ж не только тех науки имеют
Недрузей, которых я, краткости радея,
Исчёл иль, правду сказать, мог исчесть смелея.
Полно ль того? Райских врат ключари святые,
И им же Фемис вески вверила златые,
Мало любят, чуть не все, истинну украсу.
Епископом хочешь быть – уберися в рясу,
Сверх той тело с гордостью риза полосата
Пусть прикроет; повесь цепь на шею от злата,
Клобуком покрой главу, брюхо – бородою,
Клюку пышно повели везти пред тобою;
В карете раздувшися, когда сердце с гневу
Трещит, всех благословлять нудь праву и леву.
Должен архипастырем всяк тя в сих познати
Знаках, благоговейно отцом называти.
Что в науке? что с неё пользы церкви будет?
Иной, пиша проповедь, выпись позабудет,
Отчего доходам вред; а в них церкви права
Лучшие основаны, и вся церкви слава.
Хочешь ли судьёю стать – вздень перук с узлами,
Брани того, кто просит с пустыми руками,
Твёрдо сердце бедных пусть слёзы презирает,
Спи на стуле, когда дьяк выписку читает.
Если ж кто вспомнит тебе граждански уставы,
Иль естественный закон, иль народны правы –
Плюнь ему в рожу, скажи, что врёт околёсну,
Налагая на судей ту тягость несносну,
Что подьячим должно лезть на бумажны горы,
А судье довольно знать крепить приговоры.
К нам не дошло время то, в коем председала
Над всём мудрость и венцы одна разделяла,
Будучи способ одна к высшему восходу.
Златой век до нашего не дотянул роду;
Гордость, леность, богатство – мудрость одолело,
Науку невежество местам уж посело,
Под митрой гордится то, в шитом платье ходит,
Судит за красным сукном, смело полки водит.
Наука ободрана, в лоскутах обшита,
Изо всех почти домов с ругательством сбита;
Знаться с нею не хотят, бегут ея дружбы,
Как, страдавши на море, корабельной службы.
Все кричат: «Никакой плод не видим с науки,
Учёных хоть голова полна – пусты руки».
Коли кто карты мешать, разных вин вкус знает,
Танцует, на дудочке песни три играет,
Смыслит искусно прибрать в своём платье цветы,
Тому уж и в самые молодые леты
Всякая высша степень – мзда уж невелика,
Семи мудрецов себя достойным мнит лика.
«Нет правды в людях, – кричит безмозглый церковник, –
Ещё не епископ я, а знаю часовник,
Псалтырь и послания бегло честь умею,
В Златоусте не запнусь, хоть не разумею».
Воин ропщет, что своим полком не владеет,
Когда уж имя своё подписать умеет.
Писец тужит, за сукном что не сидит красным,
Смысля дело набело списать письмом ясным.
Обидно себе быть, мнит, в незнати старети,
Кому в роде семь бояр случилось имети
И две тысячи дворов за собой считает,
Хотя в прочем ни читать, ни писать не знает.
Таковы слыша слова и примеры видя,
Молчи, уме, не скучай, в незнатности сидя.
Бесстрашно того житье, хоть и тяжко мнится,
Кто в тихом своём углу молчалив таится;
Коли что дала ти знать мудрость всеблагая,
Весели тайно себя, в себе рассуждая
Пользу наук; не ищи, изъясняя тую,
Вместо похвал, что ты ждёшь, достать хулу злую.

Сатира сия, первый опыт стихотворца в сем роде стихов, писана в конце 1729 года, в двадесятое лето его возраста. Насмевается он ею невежам и презирателям наук, для чего и надписана была «На хулящих учения». Писал он ее для одного только провождения своего времени, не намерен будучи обнародить; но по случаю один из его приятелей, выпросив ее прочесть, сообщил Феофану , архиепископу Новгородскому, который ее везде с похвалами стихотворцу рассеял и, тем не доволен, возвращая ее, приложил похвальные сочинителю стихи и в дар к нему прислал книгу «Гиралдия о богах и стихотворцах». Тому архипастырю следуя, архимандрит Кролик многие в похвалу творцу стихи надписал (которые вместе с Феофановыми в начале книжки приложены), чем он ободрен, стал далее прилежать к сочинению сатир.

Кантемир, Антиох Дмитриевич — Сатиры и другия стихотворческия сочинения князя Антиоха Кантимира, : С историческими примечаниями и с кратким описанием его жизни.


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

«исследование и разработка«

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «#» перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «~» в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как «бром», «ром», «пром» и т.д.
Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. 4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.
Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

Кантемир на его взгляд. Сатира я. на тех, кто хулит учение. На ваш взгляд (Кантемир)

Всего Кантемир написал 9 сатир. Они делятся на 2 группы: 5 сатир, написанных в 1729-31 гг., до отъезда за границу, и 4 сатиры заграничного цикла (1738-39).

Композиционное построение всех сатир Кантемира едино. Сначала идет вступление, которое чаще всего представляет собой обращение, например: «К твоему уму», «К Феофану», «К солнцу», «К твоей музе».Далее, без всякой логической связи, он приступает к созданию сатирических портретов. Отсюда типичные для Кантемира двойные названия сатир: первое определяет привлекательность, второе относится к признаку, по которому выбираются сатирические портреты.

Программа 1 и 2 сатира.

«На ваш взгляд. На тех, кто хулит учение».

Кантемир говорит со своим разумом, чтобы ум не побуждал руки к работе, так как в сей век очень трудно добиться известности литературным трудом. Далее Кантемир выводит целую галерею неучей из разных сословий.

Критон — представитель духовенства. Он ропщет и вздыхает, потому что науки ведут к ереси и безбожию:

Расколы и ереси науки — дети,

Больше лжи, кому дано больше понимания.

Тот, кто тает над книгами, приходит к безбожию,

Критон с четками в руках ворчит и вздыхает

И просит, святая душа, горькими слезами

Смотри, как вредно между нами семя наук…

Сильван — помещик; тот, кто жалуется, что науки мешают людям, которые его кормят, заниматься физическим трудом:

Сильван находит еще один недостаток наук:

«Учение, — говорит он, — приводит к нам голод»;

Мы жили до этого, не зная латыни,

Гораздо больше, чем мы живем сейчас,

Многое в неведении пожало больше хлеба,

Усвоив иностранный язык, лишились хлеба…».

Люк — пьяница и гуляка, который ополчается против наук, так как они уничтожают веселую компанию:

Рыжий, трижды отрыгнув, Лука подпевает:

«Наука разрушает содружество людей;

Люди, мы стали творением Божьим для общества,

Не в нашу пользу, принято одно чувство подарка. ..

Вино — божественный дар, в нем много ловкости:

Заводит друзей, дает повод поговорить,

Ура, уносит все тяжелые мысли,

Бедность умеет облегчить, ободряет слабых…»

В галерее невежд и щеголей Медор . Он жалуется, что бумага, которая ему нужна для бигуди, чтобы сделать фигурную стрижку, тратится на книги:

Медор огорчается, что бумаги приходит слишком много

На письмо, на печатание книг, но до него доходит,

Что не во что завить завитые локоны;

Он и фунта пороха Сенеке не променяет.

Вергилий не стоит двух денег перед Егором,

Рекс, а не Цицерон, заслуживает похвалы.

В заключительной части сатирик переходит от разоблачения носителей отдельных пороков к разоблачению порочности всего общества. Внешний вид человека или его деятельность часто могут казаться значительными, но за ними скрывается внутренняя пустота и порочность. За внешним блеском часто скрывается внутренняя пустота, духовная нищета и инертность:

Если хочешь быть епископом, надень рясу,

Над этим телом с гордостью полосатая риза

Пусть покроет: повесить на шею цепочку из золота,

Покрой голову капюшоном, живот бородой,

Палку великолепно вели нести перед собой. ..

Первая сатира Кантемира была популярна среди передовых людей того времени и быстро разошлась по спискам, сначала анонимно. Сатира была очень злободневной, а условно-мифологические имена персонажей не могли не быть узнаваемыми.

Вторая сатира Филарет и Евгений «адресовано» на зависть и гордость злобных вельмож. Эта сатира, между прочим, имеет своеобразную композицию: она написана в форме диалога между выразителем авторской позиции Филаретом (меценатом) и дворянином Евгением (благородным).

Юджин важничает с благородством своего рода, считает себя выше окружающих из-за своего благородного происхождения. Его личные заслуги ничтожны. Филарет отмечает, что есть большая разница между понятиями быть потомком знатных предков или быть знатным сам. Истинное благородство заключается в делах человека. А Юджин? Выносил ли он воинские подвиги? Был ли он беспристрастным судьей? Облегчил ли он тяжелые налоги народа? Нет. И Филарет доказывает Евгению, что в нем нет истинного благородства.

Кантемир впервые в русской литературе критикует дворянина Евгения как беспощадного помещика, феодального эксплуататора. Эта сатира раскрывает антикрепостническую тему в русской литературе. Филарет характеризует Евгения таким, каким он был на самом деле. Евгений — «каменная душа», смеется над нищетой, за маленькую провинность — не подогретое вино, сильно бьет лакея. Он жаден, привык к роскоши, хотя его роскошная жизнь основана на жестокой эксплуатации крестьян. Для него ничего не значит надеть костюм, который стоит целую деревню.

Таким образом, Кантемир выдвинул тезис о «естественном равенстве людей». Обратите внимание, что он не говорил о социальном равенстве; его критика социальной несправедливости ограничивалась морально-этическим планом, а не социальным. Но и это было очень важно в начале 18 века, когда крепостные вообще за людей не считались. Кантемир говорил, что все сословия произошли от Адама, а Адам не рождал дворян.

В своих сатирах Кантемир ставил задачу не столько показать действительность, сколько свои гневные и горькие мысли о людях. Кантемир создал ряд ярких персонажей-образов и картин-зарисовок. Его сатиры написаны языком почти без примеси церковнославянских элементов.

При жизни Кантемира произведения не публиковались, сатиры распространялись только в рукописях. На Западе они были опубликованы раньше, чем в России. В 1749 году сатиры были опубликованы в Лондоне, тираж разошелся моментально, а через год вышел репринт. В 1751 г. сатиры были изданы в Берлине на немецком языке, и только в 1762 г. они были напечатаны в России.

Таким образом, Кантемир стал основоположником классицизма в русской литературе и основателем самого живого сатирического направления в ней. Он развил жанр сатиры в литературе, первым затронул тему естественного равенства людей, первым потребовал от помещиков гуманного обращения с крестьянами.

О сатирическом творчестве Антиоха Кантемира, известного русского филолога и критика XIX века В.Г. Белинский говорил: Кантемир со своими сатирами воздвиг себе небольшой, скромный, но тем не менее бессмертный памятник в русской литературе. ».

Поэтическая сатира — поэтический жанр нормативной литературы (от античности до XIX века). Проблематика сатиры — осуждение обществ существенных пороков. В отличие от басни здесь нет аллегории, порок изображен прямо, звучит авторский голос, авторская оценка. Напоминает ораторское искусство. 3 части: 1 введение — авторская постановка проблемы. 2 часть основная — галерея сатирических персонажей, 3 часть заключение — авторское заключение.

Антиох Дмитриевич Кантемир. В литературном наследии Кантемира главное место занимает сатира. Их всего девять: пять написанных перед отъездом за границу (1729-1731) и затем (1736-1737) переработанных в Лондоне и три сатиры (VI, VII, VIII), задуманные и написанные в Париже (1738-1739). В силу своей злободневности сатиры Антиоха Кантемира при его жизни не публиковались, хотя в списках были хорошо известны. Первое издание его сатир, переведенное на французский язык, вышло в 1749 году в Лондоне.В России его сатиры были впервые опубликованы только в 1762 году, то есть через 18 лет после смерти автора.

Построение сатиров Кантемира обычно однообразно. После введения (которое чаще всего представляет собой обращение, например, к своему разуму, к Феофану, к музе, к солнцу и т. п.) Кантемир тотчас же переходит к живым примерам, которые, следующие друг за другом, составляют галерея литературных портретов, соединенных почти без переходов простым порядком звеньев.Отсюда типичный двойной титул Кантемира; первая определяет привлекательность, придающую обрамление всей сатире; второй относится к знаку, по которому выбираются сатирические портреты. Так, например, «На твой ум (на хулящих учение)»; «Архиепископу Новгородскому (о различии человеческих страстей)». Белинский говорил в 1845 году, что «повернуться иногда к старому Кантемиру и прочесть одну из его сатир — истинное удовольствие». В статье о Кантемире (1845 г.) Белинский писал: «Кантемир не столько начинает историю русской литературы, сколько заканчивает период русской письменности.Кантемир писал в так называемых силлабических стихах — метре, «совершенно нехарактерном для русского языка; этот метр существовал на Руси задолго до Кантемира. .. Кантемир первый стал писать стихи, тоже в силлабическом метре, но содержание, характер и цели его стихов были уже совершенно «иными, чем у его предшественников в области поэзии. Кантемир положил начало истории светской русской литературы. Вот почему все, справедливо считающие Ломоносова отцом русской литературы, в то же время не совсем без основания начинают ее историю с Кантемира.»

В.А. Жуковский: «Кантемир принадлежит к немногим классическим поэтам России; но редкий русский развивает свои сатиры, потому что его старый стиль пугает читателя, ищущего в поэзии одного легкого удовольствия.

Что является предметом сатиры? Высмеивание человеческих заблуждений, глупостей и пороков. Смех производит веселье, а веселье считается одним из самых счастливых состояний человеческого духа.

В 1729 году появилась его первая сатира «На тех, кто хулит учение.Сатира имела мощный политический подтекст — после смерти Петра I многие в России выступили против начатых им реформ. За это Кантемир нападает на представителей церковной и светской реакции. Высоко оценил сатиру Феофан Прокопович.

Наука ободрана, обшита лохмотьями,

Из всех самых знатных домов она была сбита проклятием.

В них он, следуя просветительской традиции, учит «что такое хорошо и что такое плохо», обличает пороки, как социальные, так и человеческие.Литературную деятельность Кантемир считает своим гражданским долгом: в предисловии к своей второй сатире он пишет: «На их последний вопрос, кто сделал меня судьей, отвечаю: что все, что я пишу, я пишу как гражданин, отбивая все, что это может нанести вред моим согражданам».

Сатира изначально писалась не с целью публикации, а для себя. Но через друзей она попала к архиепископу Новгородскому Феофану, который дал толчок к продолжению этого цикла сатиров. Кантермир определяет эту сатиру как насмешку над невежественными и презирающими науку.В то время этот вопрос был очень актуален. образование стало доступным для людей, были созданы коллегии и университет. Это был качественный шаг в области наук. И любой качественный шаг – это если не революция, то реформа. Неудивительно, что это вызвало столько споров. Автор ссылается, как следует из названия, на собственный разум, называя его «разумом незрелого», т.к. сатира написана им в двадцатилетнем возрасте, то есть еще совсем незрелым по тем меркам.Все стремятся к славе, и добиться ее с помощью науки — самое сложное. Автор использует 9 муз и Аполлона как образ наук, затрудняющих путь к славе.

Критон считает, что те, кто увлекается наукой, хотят понять причины всего происходящего. И это плохо, т.к. они отходят от веры в Священное Писание. И действительно, по его мнению, наука вредна, надо только слепо верить.

«Расколы и ереси науки — дети;

Больше лжи, кому дано больше понимания;

Кто растает над книгой, тот безбожник…»

Сильван — скупой дворянин. Он не понимает денежной выгоды от науки, поэтому она ему не нужна. Для него имеет ценность только то, что может принести пользу конкретно ему. Но наука не может дать ему этого. Ведь он жил без нее, и еще будет жить!

Ведь не сейчас мы повторяем, что буки, что свинец —

Вы можете знать разницу между золотом, серебром, медью.

Лука пьяница. По его мнению, наука разъединяет людей, потому что здесь не место сидеть в одиночестве над книгами, которые он еще более того называет «мертвыми друзьями».Он хвалит вино как источник хорошего настроения и других благ и говорит, что променяет стакан на книгу только в том случае, если время побежит вспять, на земле появятся звезды и т. д.

Рыжий, трижды отрыгнув, Лука подпевает:

«Наука разрушает содружество людей;

«Когда начнут вести поводья по небу,

И с поверхности земли звезды уже блеснут,

Когда быстрые реки текут к своим источникам

И вернутся прошлые века,

В пост черный станет вязигом, —

Тогда, оставив стакан, я возьмусь за книгу.

Медор — франт и франт. Он обижается, что бумага, которой в то время завивали волосы, тратится на книги. Для него славный портной и сапожник гораздо важнее Вергилия и Цицерона.

Автор обращает внимание на то, что у всех поступков возможны два мотива: польза и похвала. И есть мнение, что если наука не приводит ни того, ни другого, то зачем это делать? Люди не привыкли к тому, что может быть иначе, что добродетель ценна сама по себе.Но любой, едва научившись, требует повышения или иного статуса. Например, солдат, едва научившись расписываться, хочет командовать полком. Автор жалуется, что время, когда ценилась мудрость, прошло.

В конечном итоге из портретных зарисовок носителей невежества складывается значительная и опасная сила, стремящаяся устранить Петра преображения. И этот устрашающий союз наделен церковной и административной властью:

«Растяпа, лень, богатство — преодолела мудрость,

Научное невежество уже улеглось,

Под митрою он горд, в вышиванке ходит,

Он судит за красное сукно, смело ведет полки.

2 «Евгений Онегин». Классический реализм, проблемы персонажей. Спорные вопросы в изучении романа.

Основная работа, которая выполнена в Болдино (30г) — ЭО.

Это первый реалистический роман в мировой литературе.

Начал писать 9 мая 1823 года. В Кишиневе. Закончил главу 9 25 сентября 1830 года. Написал роман. После ее завершения он разбил ее на 3 части, каждую из которых на 3 песни, озаглавив каждую (русские народные сказки, число 3 – удивительное число, церковная семантика: отец, сын, дух.Все связано с вышестоящей организацией).

Часть 1 — Предисловие. Песня 1. Блюз. (Кишинев, Одесса 1823).

2 песня. Поэт. Одесса, 1824.

3 песня. Молодая леди. Одесса, Михайловское, 1824

Часть 2 . 4 песня. Деревня. Михайловское, 1825

5 песня. Именины. Михайловское, 1825

6 песня. Дуэль. Михайловское, 26 лет.

Часть 3 7 песнь. Москва.Михайловское, 27-28 лет.

8 песня. Блуждающий. Павловское, Москва, Болдино, 1829

9 песня. Большой свет. Болдино, 1830 г. 7 лет, 4 месяца, 17 дней.

В финальном тексте нет 8-й песни. Катенин объяснял это так: «Онегин видел военные слободы, установленные графом Аракчеевым над Нижегородской ярмаркой Одесской пристани…».

Пушкин написал 10 глав. Он был задуман в 1829 году в Болдино и сожжен 19 октября 1830 года (в день лицея).Перед сожжением Пушкин зашифровал отдельные моменты, которые Моров расшифровал в 1910 году. Речь шла об Отечественной войне, о восстании декабристов и участии в нем Онегина. Пушкин думал продолжить роман, по его планам Онегин должен был оказаться на Кавказе и там умереть. Это не реализовано. Работа над романом была долгой и трудной.

Первые 5 глав были написаны быстро (2 года). Остальные долгие (5 лет).

По жанру ЭО — роман в стихах, социальный роман. Общественные вопросы решаются через изображение повседневной жизни. Пушкин обратил внимание на специфику жанра.

4 ноября 1823 г. он писал Вяземскому: «Что касается моих занятий, то я теперь пишу не роман, а роман в стихах — дьявольская разница». Роман относится к лирико-эпическому жанру. «Лиро» — никаких законов, принцип свободы, которым он дорожил. «И я все еще неявно различал расстояние свободного романа через волшебный кристалл». Эпопея обязывает к сюжету (куча событий, самое главное) и к сюжету (последовательность событий).

21 октября 2010 г.

Антиох Дмитриевич Кантемир родился в семье молдавского правителя, или правителя, в 1708 году. Отец писателя Константинович вступил в союз с Петром I, стремясь освободить свою страну от турецкого ига. Но Прутский поход 1711 года оказался неудачным, в результате чего семья навсегда покинула солнечную Молдавию и перебралась в Россию.
Антиох с детства знал итальянский, греческий, латынь, английский и французский языки, а русский язык был для него родным с младенчества.С 1725 года Кантемир находился на военной службе, но главным его занятием в то время была литературная деятельность: он много читал и переводил, сочинял любовные песни. С 1729 г. он стал известен как поэтические сатиры, политически злые и точные по назначению, хотя ни одна из них при жизни автора не печаталась: они распространялись списками и пользовались большой популярностью.

В 1730 году Кантемир начал писать эпическую поэму «Петрис», посвященную Петру I, которая так и не была завершена. В то же время он перевел книгу французского писателя Б.Фонтенеля «Беседы о множественности миров», где излагались научные идеи, которые многие церковники считали крамольной. Перевод долго не печатался, вышел в свет только в 1740 году.

Уже первая сатира Кантемира привлекла внимание архиепископа Феофана Прокоповича, который был активным сподвижником Петра I и всегда поддерживал в своих проповедях его реформы. Впоследствии Кантемир сблизился с «ученой дружиной» Феофана — кругом образованнейших людей своего времени, среди которых был, в частности, историк В.М. Татищев.

Как и Феофан Прокопович, Кантемир принимал деятельное участие в событиях 1730 года, сопровождавших воцарение Анны Иоанновны. Однако вскоре наступило разочарование, так как Антиох и его друзья убедились, что императрица не стремится продолжать реформы Петра II, в частности его просветительскую деятельность.
В 1731 году Кантемир был назначен русским послом в Лондон и навсегда покинул Россию. С 1738 года он, также как посол, находился в Париже. Кантемир не оставляет своих литературных занятий за границей, он продолжает писать: сочинил три новые сатиры; значительно переработан текст первой пятерки, созданной еще в России; переводил Анакреона и Горация, вел обширную переписку.

Написал трактат «Письмо Харитона Макентина другу о сочинении русской поэзии», составив имя автора из букв собственного имени и фамилии.

Это был ответ на издание в 1735 году трактата В.К. Тредиаковский Новый и лаконичный способ сочинять русскую поэзию. Кантемир обсуждал вопросы русского стихосложения, отстаивая силлабический принцип, основанный на одинаковом числе слогов, но считал необходимым ритмизировать стих с помощью цезуры — паузы между строками. Именно этим стихом написаны его сатиры в исправленном издании.

А. Кантемир неоднократно пытался напечатать свои сатиры. Но впервые они были опубликованы только после его смерти, в 1749 году, и переведены на французский язык. В России сатиры Кантемира стали доступны читателям только в 1762 году.
Сатира I на хулящих учение, созданная в 1729 году, называется «На свой ум». Автор «прославляет» невежество и глупость, объясняя, что все проблемы и беды исходят от ума.
Сатира начинается с обращения к уму, чтобы он не трудился напрасно, ведь славы и чести можно добиться, не потея и не изнуряя себя работой. Наоборот, тем, кто работает в этом мире, плохо, их все ненавидят:

Кто склонится над столом
Глядя в книгу глаз, больших не добьется
Палат, ни украшенных мрамором садов;
Он не прибавит к отцовскому стаду ни овцы.

Далее автор воспевает добродетели правителя Петра II:
Правда, есть надежда на нашего юного монарха
Много муз встает, со стыдом невежда Бежит от него.
И грустно прибавляет:
Но та беда: многие в царе хвалят
Ибо страх есть то, что в предмете нагло осуждается.

Оценив роль царя в развитии наук и искусства, взор Кантемира обращается к церкви и отношению к ней общества, в том числе ученых:
Расколы и ереси науки — дети;
Больше лжи, кому дано больше понимания;
Тот, кто тает над книгой, приходит в безбожие…

Прихожане уже не просто слушают проповеди в церкви, а сами читают Библию и
Все истолковывают, хотят знать причину, причину,
Маловерят священному чину.
Вскрыта очередная ошибка науки.
Сильван считает, что учение вызывает голод, ибо раньше, «не зная латыни», они жили
Гораздо богаче, чем мы живем теперь;
Много в неведении больше хлеба пожато;
Приняв иностранный язык, они лишились хлеба.

И нет смысла пытаться понять сущность и причину вещей и явлений, потому что от этого ни копейки не вырастет, невозможно узнать, сколько дворецкий и приказчик воруют, как добавить воды или количество бочки с винодельни. Знание свойств руд, «отличие золота, серебра, меди», трав и болезней — все это ложь.
Зачем считать звезды напрасно,
Между прочим, на одну ночь пятно не спит целым,
За любопытством одним теряешь покой,
Ищешь, солнце движется, Или мы с землей?
Почему, если в часовне написано «день месяца и час восхода солнца»?
Мы можем разделить землю на четверти без Евклида,
без алгебры мы знаем, сколько копеек в рубле.
Сильванус хвалит только знание:
Что учит умножать доходы и расходы мало.
Зачем много работать, если это не делает ваш карман жирным? Это просто вредное безумие.
Сильвану поет румяный Лука:
Наука разрушает содружество людей.

Не следует покидать общество друзей ради книг, ведь надо проводить в веселье и застольях, так как «вино — божий дар», оно сближает людей, рождает беседу, веселит, отводит тяжелые мысли, ободряет слабых, жестоких смягчает, угрюмость отводит, влюбленных соединяет.Но долго ли жить в тишине и праздности? Ведь народная мудрость гласит: «Делу — время, а забаве — час». Но, увы, автор вовсе не собирается вести трезвую и праведную жизнь:

Когда начнут вести поводья по небу,
И с поверхности земли уже блеснут звёзды,
Когда стремительные реки потекут к своим источникам
И прошлые века вернутся,
Когда чёрный человек ест один в пост, он становится вязигом,
Тогда, оставив стакан, я возьмусь за книгу.

А Медор огорчается, что на написание и печатание книг тратится много бумаги, что фунт хорошего пороха не заменяет Сенеку, а Цицерон ценится дешевле, чем сапожник и портной.

Автор каждый день слышит эти речи, поэтому призывает разум «быть тупее».
С другой стороны, «франт, скряга, лицемер» злобно ругают науку, умные люди имеют право их не слушать, а, наоборот, эти речи запали им в душу, и мало кто любит правда.
Епископом быть можно — ума многого для этого не надо: влезь в рясу, повесь на тело крест, «голову капюшоном покрой, живот бородою» и благослови всех прямо и осталось. И самое главное — заботьтесь о доходах церкви.

Если хочешь быть судьей, надень парик и ругай всех, кто пришел с пустыми руками. Во время процесса можно спать. Забудьте о законе, уставах, правах; главное «усилить приговоры» никому не сочувствуя.Автор сожалеет, что время, когда мудрость царила над всем, ушло:
Золотой век не дошел до поколения нашего времени;
Гордыня, лень, богатство, мудрость взяли верх.

И ныне невежество поднялось над наукой, оно «под митрою гордится, в шитом платье ходит», сидит при дворе, командует полками. А науку «сорвали, обшивали лохмотьями», изгоняли из домов, знать не хотят, не гонят.
Все кричат:
Мы не видим плодов от науки,
У ученых хоть голова полна — руки пусты.
Общество ценит того, кто играет в карты, разбирается в хороших винах, танцует, со вкусом одевается. С ранних лет он мнит себя достойным семи волхвов. Другие, даже знающие некоторые азы науки, ропщут на жизнь за то, что ничего в ней не добились: церковник не стал епископом, воин не стал полководцем, писец не стал юристом. Но тому, у кого в роду семь бояр и кто владеет двумя тысячами дворцов, вовсе не обязательно уметь читать и писать.Сатира заканчивается обращением к разуму:

Таковы слышащие слова и видящие примеры, Молчи, ум, не скучай, сидя в неведении.
Знания, которые дала тебе мудрость, храни в себе и говори себе о пользе наук; если вы решите поведать об этом миру, то вместо похвал можете «получить злое богохульство», то есть порицание от других людей за смелые и разумные мысли.

Кантемир был одним из создателей новой литературы.Образцом жанра для него послужила «сатира» Н. Буало, но по содержанию и проблематике она связана с русской действительностью и отечественной сатирической традицией. Как и его предшественники, Кантемир писал силлабическим стихом, он не боялся использовать разговорные слова и выражения. Он правдиво и достоверно изображал быт и нравы своей эпохи.

Сатирик высмеивал боящихся просвещения попов и бояр, противников петровских реформ, и смело осуждал этих благородных бездельников, которые «хвалятся одним благородством», но не могут похвастаться «добрыми делами».

Нужна шпаргалка? Тогда сохраните ее — «Разбор стихотворения «На ваш взгляд». Литературные сочинения!

Антиох Дмитриевич Кантемир родился в семье молдавского правителя, или правителя, в 1708 году. Отец писателя Дмитрий Константинович вступил в союз с Петром I, стремясь освободить свою страну от турецкого ига. Но Прутский поход 1711 года оказался неудачным, в результате чего семья навсегда покинула солнечную Молдавию и перебралась в Россию.

Антиох с детства знал итальянский, греческий, латынь, английский и французский языки, а русский был его родным языком с младенчества.

С 1725 года Кантемир находился на военной службе, но основным его занятием в то время была литературная деятельность: он много читал и переводил, сочинял любовные песни. С 1729 года он стал известен как автор поэтических сатир, политически злых и точных по назначению, хотя ни одна из них при жизни автора не печаталась: они распространялись списками и пользовались большой популярностью.

В 1730 году Кантемир начал писать эпическую поэму «Петрис», посвященную Петру I, которая так и не была завершена.

В то же время он перевел книгу французского писателя Б. Фонтенеля «Беседы о множественности миров», в которой излагались научные идеи, которые многие церковники считали крамольным. Перевод долго не печатался, был издан только в 1740 году.

Уже первая сатира Кантемира привлекла внимание архиепископа Феофана Прокоповича, который был активным сподвижником Петра I и всегда поддерживал его реформы в своих проповедях. Впоследствии Кантемир сблизился с «ученой дружиной» Феофана — кругом образованнейших людей своего времени, среди которых был, в частности, историк В.М. Татищев.

Как и Феофан Прокопович, Кантемир принимал активное участие в событиях 1730 года, сопровождавших воцарение Анны Иоанновны. Однако вскоре наступило разочарование, так как Антиох и его друзья убедились, что императрица не стремится продолжать реформы Петра II, в частности его просветительскую деятельность.

В 1731 году Кантемир был назначен русским послом в Лондон и навсегда покинул Россию. С 1738 года он, также как посол, находился в Париже. Кантемир не оставляет своих литературных занятий за границей, он продолжает писать: сочинил три новые сатиры; значительно переработан текст первой пятерки, созданной еще в России; переводил Анакреона и Горация, вел обширную переписку.

Написал трактат «Письмо Харитона Макентина другу о сочинении русской поэзии», составив имя автора из букв собственного имени и фамилии.

Это был ответ на издание в 1735 году трактата В.К. Тредиаковский Новый и лаконичный способ сочинять русскую поэзию. Кантемир обсуждал вопросы русского стихосложения, отстаивая силлабический принцип, основанный на одинаковом числе слогов, но считал необходимым ритмизировать стих с помощью цезуры — паузы между строками.Именно этим стихом написаны его сатиры в исправленном издании.

А. Кантемир неоднократно пытался напечатать свои сатиры. Но впервые они были опубликованы только после его смерти, в 1749 году, и переведены на французский язык. В России сатиры Кантемира стали доступны читателям только в 1762 году.

Сатира I на хулящих учение, созданная в 1729 году, называется «На свой ум». Автор «прославляет» невежество и глупость, объясняя, что все проблемы и беды исходят от ума.

Сатира начинается с обращения к уму, чтобы он не работал напрасно, ведь славы и почета можно добиться не потея и не изнуряя себя работой. Наоборот, худо тем, кто трудится в этом мире, их все ненавидят:

Кто склонится над столом

Глядя в книгу глаз, больших не достигнет

Ни палат, ни украшенных мрамором садов;

Он не прибавит ни овцы к отцовскому стаду.

Правда, есть надежда на нашего юного монарха

Много муз восстает, со стыдом невежда Бежит от него.

И грустно добавляет:

Да вот беда: многие в царе хвалят

Ибо страх есть то, что в теме нагло осуждается.

После оценки роли царя в развитии наук и искусства взор Кантемира обращается к церкви и отношению к ней общества, в том числе ученых:

Расколы и ереси науки — дети;

Вранье больше, кому дано больше понимания;

Тот, кто тает над книгой, приходит в безбожие. ..

Прихожане уже не просто слушают проповеди в церкви, а сами читают Библию и

Все толкуют, хотят знать причину, причину,

Маловеря священному чину.

Вскрыта очередная ошибка науки. Сильван считает, что учение вызывает голод, ведь раньше, «не зная латыни», они жили

Гораздо богаче, чем мы живем сейчас;

Много в невежестве больше хлеба было пожато;

Приняв иностранный язык, они лишились хлеба.

И нет смысла пытаться понять суть и причину вещей и явлений, потому что от этого ни копейки не вырастет, невозможно узнать, сколько дворецкий и приказчик воруют, как добавить воды или число бочек с винодельни. Знание свойств руд, «отличие золота, серебра, меди», трав и болезней — все это ложь.

Зачем считать звезды напрасно,

Между прочим, за одну ночь не заснуть целым, как пятно,

За любопытством одним теряешь покой,

Ищем, движется ли солнце, или мы с Земля?

Почему, если в часовне написано «день месяца и час восхода солнца» /

Мы можем и без Евклида землю поделить на кварталы, без алгебры знаем, сколько копеек в рубле.

Сильван хвалит только знание:

Что учит умножать доходы и расходы мало.

Зачем много работать, если это не делает ваш карман жирным? Это просто вредное безумие.

Сильвану поет румяный Люк:

Наука разрушает содружество людей.

Не стоит покидать компанию друзей ради книг, ведь мы должны проводить свою жизнь в веселье и застольях, так как «вино – это божественный дар», оно сближает людей, дает повод и тему для разговора, веселит , мысли тяжелые отводит, слабых ободряет, жестоких смягчает, угрюмость отводит, влюблённые соединяются.Но долго ли жить в тишине и праздности? Ведь народная мудрость гласит: «Делу — время, а забаве — час». Но, увы, автор совсем не собирается вести трезвую и праведную жизнь:

Когда начнут вести поводья по небу,

И с поверхности земли звезды уже блеснут,

Когда стремительные реки текут к своим источникам

И вернутся прошлые века,

Когда негр поест один в пост, он станет вязигом,

Тогда, оставив стакан, Я возьмусь за книгу.

А Медор огорчается, что на написание и печатание книг тратится много бумаги, что фунт хорошего порошка не заменяет Сенеку, а Вергилий и Цицерон ценятся дешевле, чем сапожник и портной.

С другой стороны, «франты, скряги, лицемеры» злобно ругают науку, умные люди имеют право их не слушать, а, наоборот, эти речи запали им в душу, и мало кто любит правда.

Епископом быть можно — ума многого для этого не надо: влезь в рясу, повесь на тело крест, «голову капюшоном покрой, живот бородой» и благослови всех прямо и влево.И самое главное — заботьтесь о доходах церкви.

Если хочешь быть судьей, надень парик и ругай всех, кто пришел с пустыми руками. Во время процесса можно спать. Забудьте о законе, уставах, правах; главное «усилить приговоры» никому не сочувствуя.

Золотой Век не дошел до поколения нашего времени;

Гордыня, лень, богатство, мудрость взяли верх.

И вот невежество возвысилось над наукой, оно «гордится под митрою, ходит в расшитом платье», сидит при дворе, командует полками. А науку «отодрали, обшили лохмотьями», изгнали из домов, знать ее не хотят, не дружат.

Все кричат:

Мы не видим плодов от науки,

У ученых хоть голова полна — руки пусты.

Общество ценит того, кто играет в карты, разбирается в хороших винах, танцует, одевается со вкусом. Он молод

Дыхание лет мнит себя достойным семи мудрецов. Другие, даже знающие некоторые азы науки, ропщут на жизнь за то, что ничего в ней не добились: церковник не стал епископом, воин не стал полководцем, писец не стал юристом.Но тому, у кого в роду семь бояр и кто владеет двумя тысячами дворцов, вовсе не обязательно уметь читать и писать. Заканчивается сатира обращением к уму:

Таковы слова слышащие и примеры видящие,

Молчи, ум, не скучай, сидя в неизвестности.

Знания, которые дала тебе мудрость, храни в себе и говори себе о пользе наук; если вы решите поведать об этом миру, то вместо похвал можете «получить злое богохульство», то есть порицание от других людей за смелые и разумные мысли.

Кантемир был одним из создателей новой литературы. Образцом жанра для него послужили «Сатиры» Н. Буало, но по содержанию и проблематике его творчество связано с русской действительностью и отечественной сатирической традицией. Как и его предшественники, Кантемир писал силлабическим стихом, он не боялся использовать разговорные слова и выражения. Он правдиво и достоверно изображал быт и нравы своей эпохи.

Сатирик высмеивал боящихся просвещения попов и бояр, противников петровских реформ, и смело осуждал этих дворянских бездельников, которые «хвастаются одним благородством», но не могут похвастаться «добрыми делами»

САТИРА I

К богохульным учениям
К ВАШЕМУ УМУ

1 Ум незрелый, плод недолговечной науки!
Покойся с миром, не заставляй мои руки писать:
Не писав летящие дни века проведи
Можно и славу получить, даже если ты не известен как творец.
5 К нему ведут многие нетрудные в наш век пути,
На которых храбрый не споткнется;
Самое неприятное из всех то, что босоногие прокляли
Девять сестер. Многие силы на нем потеряли,
Не дотянулись; на нем надо попотеть и томиться,
10 И в тех трудах все тебя отчуждают, как мор,
Смеется, насмехается. Кто склонится над столом
Глядя в книгу глаз, большой не достигнет
Палат, и сад не украшен мрамором;
Он не прибавит к отцовскому стаду ни овцы.

15 ‎ Верно, есть надежда на нашего молодого монарха
Много муз восходит; невежда со стыда
Бежит его. Аполлин слава в нем покровительство
Я не чувствовал своей слабости, почитая свою свиту
Я видел его самого, и во всем обильно
20 Он изо всех сил старается размножить жителей Парнаса.
Да вот беда: многие в царе хвалят
Ибо страх есть то, что в предмете нагло осуждается.

‎ «Расколы и ереси науки — дети;
Больше лжи, кому дано больше понимания;
25 Кто тает над книгою, тот безбожию приходит, —
Критон, с четками в руках, ропщет и вздыхает,
И вопрошает, святая душа, с горькими слезами
Видишь, как вредно между нами семя наук:
Дети наши, до этого тихие и покорные,
30 Праотцы шли за прыткими на Божие
Служение, со страхом внимая, что сами не ведали,
Ныне церкви соблазна библия сделалась честью;
Всё истолковывают, хотят знать причину, повод,
Маловеря святому чину;
35 Рассердились, квас напиться забыли,
Их палкой по соленому мясу не прибьешь;
Свечи уже не ставят, разгрузочных дней не знают;
Мирская власть в руках церкви слишком много чая,
Шепчется, что тем, что мирская жизнь уже отстает,
40 Поместья и вотчины прижились не очень хорошо.

‎ Сильван находит еще один недостаток наук.
«Учение, — говорит он, — делает нас голодными;
Мы жили до этого, не зная латыни,
Гораздо богаче, чем живем теперь;
45 В невежестве было собрано больше хлеба;
Приняв иностранный язык, они лишились хлеба.
Если моя речь слаба, если в ней нет чина,
Нет связи — должен ли о ней печалиться дворянин?
Аргумент, порядок слов — гнусно, то есть дело,
50 Дворяне полностью подтверждают или смело отрицают.
Сумасшедший, кто души сил и пределов
Проверит; который целыми днями томится в поту,
Узнать изменение порядка мира и вещей
Или причину — тупо лепит горох в стену.
55 Вырастет ли он мне с того дня на всю жизнь, или в ящике
Хоть копейки? я могу узнать через тот, что клерк,
Что дворецкий крадет в год? как добавить воды
в мой пруд? сколько бочек с винодельни?
Нет умнее, у кого глаза полны тревоги,
60 Дымится, огнем обжигаясь, свойства руд узнать,
Ведь не сейчас мы повторяем, что буки, что свинец —
Можно узнать разницу между золотом, серебром, медью.
Травы, болезни, знания — все цели ложь;
Если болит голова — врач ищет знаки в руке;
65 Всё в нас повинно кровью, если была вера
Хочешь отдать. Ослабеваем ли мы — кровь спокойна чрезмерно
течет; если торопишься — жар в теле; смело отвечайте
Даёт, хотя внутри живого тела никто не видел.
А пока он проводит время в таких баснях,
70 В него входит лучший сок из нашего пакета.
Зачем считать звезды в счет, а зря,
Между прочим, на одну ночь пятно не посылать на целое,
За любопытством одним теряем покой,
Ищем, движется ли солнце, Или мы с Земля?
75 В часовне можно почтить каждый день года
День месяца и час восхода солнца.
Делить землю на четверти понятно без Евклида,
Сколько копеек в рубле — мы можем сосчитать без алгебры.
Сильван восхваляет только знание:
80 Что учит умножать доходы и расходы малит;
Работать в чем-то, от чего вдруг карман не толстеет,
Гражданство очень вредно называть сумасшествием.

Рыжий, трижды отрыгнув, Лука подпевает:
«Наука разрушает содружество людей;
85 Люди, мы стали созданием Божьим для сообщества,
Не в нашу пользу, один смысл дар был принят.
Что толку от другого, когда я заткнусь
В чулане, за мертвых друзей — живых потеряю,
Когда вся община, вся моя банда
90 Будут ли чернила, перо, песок и бумага?
В веселье, в пиршествах жизнь свою надо проводить:
И так недолго — что коротать,
Разбиться о книгу и повредить глаза?
Не лучше ли пропускать дни и ночи за чашкой?
95 Вино — божественный дар, в нем много проворства:
Дружит людей, дает повод поговорить,
Веселит, уносит все тяжелые мысли,
Бедность умеет облегчать, слабых ободряет,
Смягчает сердца жестокий, рассеивает угрюмость,
100 Влюбленному легче достичь своей цели с вином.
Когда начнут вести поводья по небу,
И с поверхности земли уже блеснут звезды,
Когда потекут к своим источникам быстрые реки
И вернутся прошлые века,
105 Когда в посте черный станет вязигом, —
Тогда, оставив стакан, Я возьмусь за книгу.

‎ Медор горюй, что слишком много бумаги приходит
На письмо, на книгопечатание, а до него доходит,
Что не во что завить завитые локоны;
110 Он не променяет фунта хорошего пороха на Сенеку;
Перед Егором двух денег Вергилий не стоит;
Цицерон не должен восхвалять Рекса.
Вот несколько речей, которые каждый день звучат у меня в ушах;
Вот за что я
115 Я советую. Когда пользы нет, ободряет
Труды хвалят — без того сердце уныло.
Сколько же вместо хвалы и хулы терпеть!
Труднее, если у пьяницы нет вина,
Почему бы не похвалить священника на страстной неделе,

120 ‎ Купец не должен пить пиво в три фунта хмеля.
Я знаю, что ты можешь, ум, смело предъявить мне,
Что трудно злой добродетелью прославить,
Что франт, скряга, лицемер и тому подобные
Науку надо хулить, но речи их порочный
125 Умные люди не устают, на них можно плевать;
Славен твой двор; так и должно быть
Да, в наш век зла слова умны.
И кроме того, не только у тех наук есть
Недрузья, которых я, для краткости,
130 Измученный иль, по правде говоря, умел искупаться смело.
Достаточно? Небесные врата ключи святых,
И Фемида вверила им золотые гири,
Мало любви, почти всю, Правду украсю.

‎ Если хочешь быть епископом, надевай рясу,
135 Над этим телом с гордостью полосатая риза
Пусть прикроет; цепочку на шею из золота повесить,
Голову капюшоном накрыть, брюхо бородою,
Клюк пышно вел — впереди себя носить;
Опухла в вагоне, когда сердце сердится
140 Трещины, благослови всех направо и налево.
Все должны знать тебя как архипастыря в этих
Знаках, благоговейно зови отцом.
Что в науке? какая польза от этого церкви?
Другой, написав проповедь, забудет отрывок,

145 ‎ От какого дохода вред; и в них церкви правы
Лучшие основаны, и вся церковь слава.

‎ Хочешь стать судьей — подними перук с узлами,
Ругай просящего с пустыми руками,
Пусть бедное сердце твердо презирает слезы,
150 Спите на стуле, когда клерк читает выписку.
Если кто вспомнит вам гражданские уставы,
Или естественное право, или народные обычаи —
Плюньте ему в лицо, скажите ему, что он лжет
Возлагая ту непосильную ношу на судей,
155 Что приказчикам приходится лазить по бумажным горам,
А судье достаточно знать, чтобы скреплять приговоры.

‎ Время, когда она председательствовала
В общем, мудрость и короны делили одно,
Быть путем к высшему рассвету.
160 Золотой век не дошел до нашего поколения;
Гордыня, лень, богатство — мудрость взяла верх,
Наука невежество уже устроилась,
Под митрою гордится, в шитом платье ходит,
За красное сукно судит, смело полки ведет.
165 Наука ободрана, обшита лохмотьями,
Из почти всех домов проклятьем сбита;
Не хотят ее знать, ее дружба убегает,
Типа, страдание в море, корабельная служба.
Все кричат: «Мы не видим плодов от науки,
170 Даже если голова полна ученых, руки пусты.

‎ Если кому мешают карты, Тот знает вкус разных вин,
Танцуя, играя три песни на дудке,
Он думает искусно цветы в платьице прибрать,
Поэтому даже в самые молодые годы
175 Любая высшая степень — взятка и так мала,
Семь мудрецов мнут себя достойно.
«Нет правды в людях», кричит безмозглый церковник,
Я еще не епископ, но знаю часовщика,
Псалтырь и послания бегло умею чтить,
180 В Златоусте не споткнусь, хоть и не понимаю.
Воин ворчит, что не владеет своим полком,
Когда умеет подписывать свое имя.
Писец скорбит, за тканью, что не сидит красная,
Разобравшись в деле, напиши в ясной букве.
185 Стыдно быть собой, думает, в неведении старея,
Кому в семье из семи бояр довелось иметь
И считает за собою две тысячи ярдов,
Хотя в прочем ни читать, ни писать не умеет .

‎ Это слушать слова и видеть примеры,
190 Молчи, ум, не скучай, сидя в безвестности.
Та жизнь бесстрашна, хоть трудно представить,
Кто таится молча в своем тихом уголке;
Если всеблагая мудрость сообщит тебе,
Ободрись тайно себе, рассуждая в себе
195 польза наук; не ищи, объясняя туя,
Вместо похвалы, чего ты ждешь, получи злое богохульство.

Примечания автора

Эта сатира, первый опыт поэта в такого рода стихах, была написана в конце 1729 года, на двадцатом году жизни. Он насмехается над ее невеждами и презирателями наук, за что ему начертано «О хулящих учения». Он написал это только для того, чтобы провести время, не намереваясь предать гласности; но при случае один из его друзей, попросив прочесть, известил Феофана, архиепископа Новгородского, который разбросал ее повсюду с похвалами поэту и, недовольный ею, вернув, приложил к писателю похвальные стихи и послал ему в подарок книга «Гиральдий о богах и поэтах.Вслед за этим архипастырем архимандрит Кролик начертал много хвалебных стихов творцу (которые вместе с Феофановыми прилагаются в начале книги), которые воодушевили его, стал и дальше усердно сочинять сатиры.

ст. Ум незрелый, плод и т. д. Здесь наука означает наставление, действие того, кто учит другого. Так, в пословице мы говорим: Плеть не мука, а отныне наука.

Искусство.4. Не считайте себя творцом. Создатель — то же, что автор или издатель книги, от латинского — автор.

Арт. 5. Легко в наш век. Слова в наше время вставлены со смехом. Путь к истинной славе всегда был очень труден, но в наш век легко достичь его многими путями, так как для ее приобретения уже не нужны добродетели.

Арт. 7 и 8. Неприятнее всего то, что босых уложили девять сестер. Труднее всего добиться славы с помощью науки. Девять сестер — муз, богинь и изобретательниц наук, Юпитер и Дочь Памяти. Их имена: Клио, Урания, Эвтерпа, Эратон, Фалия, Мельпомена, Терпсихора, Каллиопа и Полимния. Обычно имя Музы используется поэтами для обозначения самих наук. босиком, то есть бедным, за то, что редко образованные люди богаты.

Арт. тринадцать. Украшен мрамором в саду. Украшенные статуями или колоннами и другими мраморными постройками.

Арт. 14. Овец не добавит. Наукой человек не разбогатеет; Какой доход у него останется от отца, такой и останется, к нему ничего не прибавится.

Арт. 15. У нашего молодого монарха. Говорит о Петре Втором, который тогда вступал в пятый-десятый год своего возраста, родился 12 октября 1715 года.

Ст. шестнадцать. муз. См. примечание к ст. 7.

Ст. 17. Аполлин. Сын Юпитера и Латоны, брат Дианы, почитался древними за бога наук и главу муз.

Арт. 18 и 19. Почитая свою свиту, сам видел его. Музы в номере «Аполлина». Сам Петр II выказывал образ благоговения перед науками, потому что сам, пока не был отягощен правлением государства, изучал науки, достойные столь высокого человека. До восшествия на престол у Его Величества был учитель Зейкан, венгр по происхождению; а затем, в 1727 г., принят на обучение Его Величеством Христианом Гольдбахом, секретарем Петербургской Академии наук.По прибытии в Москву Его Величество соизволил подтвердить привилегии Академии наук, установив достойный и постоянный доход для профессоров и других служителей этой школы.

Арт. 20. жителей Парнаса. Парнас — гора в Фокиде, греческой провинции, посвященная Музам, на которой они живут. Ученые образно называют жителей Парнаса. Этим стихом поэт напоминает о щедрости монарха к учителям, которые за счет его величества стараются увеличить науку и ученых людей.

Арт. 23. Расколы и ереси. Хотя и правда, что почти все вожди ересей были учеными людьми, но из этого не следует, что причиной тому была их наука, так как есть много ученых, которые не были еретиками. Таков св. Павел — Апостол, Златоуст, Василий Великий и другие. Огонь служит и для разогрева, и для полного разорения людей, на что ты его применишь. Он использует, если это хорошо; вредит — если употребление во зло. Как и наука; впрочем, ни огонь, ни наука для него не зло, но зло тот, кто употребляет их во зло.Между тем заметно, что в России расколы больше от глупости, чем от учения; суеверие — истинный продукт невежества.

Арт. 25. Вступает в измену. Распространено невежественное мнение, что всякий, кто читает много книг, в конце концов не признает Бога. Это очень ложно, ибо насколько кто узнает величие и справедливый порядок творения, что бывает удобнее из книг, тем более убеждается в том, чтобы чтить творца с естественным смыслом; а невежество приводит к весьма дурным мнениям о божестве, как, например, приписывать Богу человеческие страсти и страсти.

Арт. 26. Критон с четками в руке ворчит. Вымышленное имя Критона (которое будет в следующих сатирах) обозначено здесь как человека притворного поклонения, невежественного и суеверного человека, предпочитающего видимость закона его сущности в своих личных интересах. .

Арт. 41. Сильван, еще одна ошибка. Под именем Сильвана подразумевается старый скупой дворянин, который заботится об одном из своих поместий, ухудшая то, что не служит распределению его доходов.

Арт. 45. Много в неведении больше хлеба было пожато. Не гораздо ли смешнее приписывать наукам вину, которая может произойти от простой лени земледельцев или от бесчестного вида.

Арт. 49. Заключение, порядок слов. Этому учит ораторское искусство и, прежде всего, логика, которая есть право рассуждать о чем-либо и доказывать другое ясными аргументами.

Арт. 51. Кто сила души и пределы. Этот стих говорит о метафизике, которая имеет дело с существами вообще и со свойствами души и духов.

Арт. 53. Структура мира и вещи, чтобы выяснить изменение или причину. Физика или естествознание проверит состав мира и причину или отмену всех вещей в мире.

Арт. 60. Узнать свойства руды. Химия этому учит. Слово руда означает металл, такой как золото, серебро, медь, железо и др.

Ст. 63. Травы, знания о болезнях. Это медицина или докторская степень.

Арт.64. Ищу знаки в руках. Врачи, желая узнать силу болезни, ощупывают напряжение вены в руке больного, из чего узнают, что такое кровоток и, следовательно, слабость или жестокость болезни.

Арт. 68. Внутри никто не видел живого тела. То есть, хотя анатомы и знают состав и состояние тела, но судить по этому о расстройствах, возникающих у живого человека, нельзя, так как еще никто не видел, каково движение внутренних органов человека.

Арт. 71. Зачем считать звезды. Об астрономии здесь идет речь.

Арт. 72. За одно место. На солнце и на планетах астрономы с любопытством отмечают пятна, по которым узнают время, в которое они вращаются вокруг своего центра. При соединении двух планет живет то, что кажется нижней точкой верхней планеты. На Луне видны движущиеся пятна, которые, как мы надеемся, являются тенями ее высоких гор. См. «О множестве миров» Фонтенеля.

Арт. 74. Движется ли солнце, или мы с землей (Фонтенелл «О множестве миров», вечер 1-го). У астрономов есть два мнения о системе (составе) света. Первый и самый древний тот, в котором Земля вместо центра всего, система существует и стоит неподвижно, а вокруг своей планеты вращаются Солнце, Сатурн, Юпитер, Марс, Меркурий, Луна и Венера, каждая с определенной скоростью. время. Эта система, по словам Птолемея, его изобретателя, называется Птолемеевской; есть другая, которую Солнце неподвижно (но вращаясь вокруг себя) снабжает, а остальные планеты, среди которых есть и Земля, обращаются вокруг нее в установленное всеми время. Луна уже не планета, а спутник Земли, вокруг которого она совершает оборот за 29 дней. Эту систему изобрели Коперник, немцы, и для этого Коперникана назвали . Есть еще и третья система, Тихон Брахея, датчанин, которая, однако, слагается из двух предыдущих, ибо соглашается с Птолемеем, что Земля стоит и что Солнце вращается вокруг нее, а с Коперником всех остальных планет, движение вокруг солнца доставляет.

Арт.77. В четверти делить без Евклида имеет смысл. Квартал — это участок земли или пашни шириной 20 саженей и длиной 80. Евклид был славным математиком Александрии, где во времена Птолемея Лага он держал математическую школу летом после основания Рима 454 года. Кстати, у нас до сих пор хранятся «Начала» его сочинений, содержащие в 15 книгах основа всей геометрии.

Арт. 78. Без алгебры. Алгебра — очень трудная часть математики, но и очень полезная, потому что она служит для решения самых сложных задач всей математики.Вы можете назвать это общей арифметикой, потому что некоторые из них в основном похожи друг на друга, за исключением того, что арифметика использует специальные знаки для каждого числа, и общая алгебра, которая обслуживает каждое число. Эта наука, говорят, пришла в Европу от арабов, которые считаются ее изобретателями; название самой алгебры арабское, называющее ее Альджабр Валмукабала, то есть догнать или уравнять .

Арт. 83. Рыжий, три раза отрыгнул, Люк. Лука пьяница, румяный от вина и от вина, часто срыгивает, говорит и прочее.

Арт. 85. К сообществу божьих тварей стали. Бог создал нас для сообщества.

Арт. 88. За погибших друзей. Это для книг.

Арт. 95. Вино божественный дар. Гораций говорит нечто подобное в следующих стихах своего V письма, книга I:

Quid non ebrietas designat? operta recludit:
Spes jubet esse ratas: in praelia trudit inermem;
Sollicitis animis onus eximit: addocet artes
Fecundi calices quem non fecere disertum!
Contracta quem non in paupertate solutum!

Арт.одна сотня. Влюбленному легче достичь цели с вином. Доказательством этого является история Лота, которого дочери, напоив его вином, исполнили свою похоть. Святой Павел говорит: Не упивайся вином, в нем блуд.

Арт. 101. Когда по небу Подражание следующим стихам Овидия из его 7-й элегии:

In caput alta suum labentur ab aequore retro
Flumina, conversis solque recurret equis:
Terra feret stellas, cœlum findetur aratro,
Unda dabit flammas, et dabit ignis aquas.

Арт. 107. Медора. Этим именем обозначен денди.

Арт. 109. Накрутите завитые локоны. Когда мы хотим завить волосы, мы завиваем их в небольшой пучок и, обернув эти пучок бумагой, нагреваем его раскаленными щипцами, и таким образом прямые волосы превращаются в локоны.

Арт. 110. Не изменится на Сенеку. То есть фунт пороха книгу Сенекова не заменит. Сенека был философом стоической секты, учителем Нерона, римского императора, от которого погиб 65 год Христов. У этого Сенеки много и почти лучших из древних нравоучительных книг.

Арт. 111. Перед Егором Вергилием. Егор был известным сапожником в Москве, умер в 1729 году. Вергилий, латинский поэт, был сыном некоего горшечника из города Аиды в провинции Мантуи, где он родился 15 октября 684 года, после основания Рима, то есть 27 числа до Рождества Христова. Прибыв в Рим, за его превосходный ум с ним охотно подружились многие знатнейшие города, среди которых были первый император Август, Меценат и Поллион.Весь мир дивится его стихам, по которым он прославился от всех князем латинских поэтов. Он умер в Бринде, городе Калаврии, возвращаясь с Августом из Греции летом после основания Рима 735 г., в возрасте 51 года, и был похоронен близ Неаполя.

Арт. 112. Рекс не Цицерон. Рекс был в Москве хорошим портным, выходцем из немцев; Марко Туллий Цицерон был сыном римского всадника из поколения Тита Татия, царя Сабины.Еще в юности Цицерон выступал в сенате так смело против друзей катилинов, что, опасаясь нападения на себя, уехал в Грецию, где учился у самых знатных учителей, довел латинскую сладкую речь до такого совершенства, что его назвали отцом. В 691 году, после создания Рима, он был избран вместе с Антонином Непосом консулами. Повеление Антония было убито летом после создания 711 года, в 43 году до пришествия Спасителя и в 64 года его возраста, он родился 3-го января летом после создания Рима 648 года.

Арт. 115 и 116. Когда пользы нет, похвала побуждает к труду. У всех наших поступков две причины: польза или похвала. Люди не привыкли или редко следуют добродетели, чтобы держаться за то, что сама добродетель красна.

Арт. 120. Плевать на торговца. Имя купца означает горожанин: известно, что они большие любители пива и охотники за крепким пивом, которое часто варят на 5 фунтах хмеля.

Арт.126. Ваше решение. Ваши рассуждения.

Арт. 131. Святые ключи. Церковные пасторы, епископы.

Арт. 132. Фемида доверила им золотые гири. То есть судьи. Фемида — богиня справедливости, дочь Земля и небо, написано с гирями в руках.

Арт. 133. Маленькая любовь, почти вся, правда украшу. Поэт называет науку истинным украшением; и поистине, невежество наго и постыдно.

Арт. 135. Риза полосатая. Эпанча шелковая парчовая безрукавная, пришитая по подолу и вышитая полосами разного цвета поперек, которые архиереи надевают поверх всего платья. Обычно называется мантией.

Арт. 136. Золотая цепочка. Епископам каждый день поверх рясы, а в литургии над саккосом вешают на шею золотую или серебряную цепь, к которой подвешивают написанный эмалью образ Спасителя, Божией Матери или какого-либо святого .Обычно цепь тую с изображением панагия имя, от греческого слова παναγία — святая, прилагательное, которое обычно относится к Богородице.

Арт. 137. Живот Борода. Димитрий, митрополит Ростовский (сочинитель житий святых), написал целую книжечку против суеверия простолюдинов о бороде как особом украшении. Напечатано в Москве в 1714 году. Раскольники считают грехом брить бороду.

Арт.138. Палка перед собой. Это патерика . Когда епископ покидает двор, один из его певчих несет на коне патрису епископа в знак своего церковного авторитета.

Арт. 140. Справа и слева. Конечно: рука.

Арт. 144. Заявление будет забыто. Выписка – это ордерное письмо, которым судья удостоверяет чистоту товара. и что с него взята пошлина в государственную казну, или подтверждает право собственности на землю, деревню, двор и т. д.

Арт. 148. Кто просит с пустыми руками. То есть проситель, не дающий даров, который, прося, ничего не приносит.

Арт. 151 и 152. Гражданские законы, или естественное право, или права людей. Гражданские уставы сущность законов установленных государями, для репрессий в судах, что такое наш Уложение. естественное право есть предписанное нам самой природой правило, которое всегда непреложно и без которого не может стоять ни одно общество. Люди правы суть законов, которые должны содержать народы разных властей для удобного взаимного общения и взаимной выгоды.

Арт. 155. Поднимитесь на бумажные горы. То есть двигаться, читать столько книг.

Арт. 157 на 160. Не пришло время нам и так далее. Для нас еще не настало время, когда человек должен был ожидать своего вознаграждения и продвижения в высшие чины только от мудрости.

Арт. 160. Золотой век. Поэты делят времена на четыре века, а именно: золото, серебро, медь и железо, и говорят, что в золотом веке все люди были преданы одной добродетели, сторонясь всякой нечестивости.

Арт. 161. Мудрость восторжествовала. В этом месте мудрость стоит винительный падеж.

Арт. 163. под скос . Митра — архиерейская шапка, используемая в литургии.

Арт. 164. Судя по красной ткани. Во всех приказах стол, за которым сидят судьи, обычно покрыт красной тканью.

Арт. 172. Он играет три песни на дудке. Под дудкой здесь подразумевается косая флейта, которая была знаменита, когда была написана эта сатира, и на ней училась играть почти вся молодежь.

Арт. 176. Семь мудрецов. Прославились в Греции семь мудрецов: Фалес, Питак, Биас, Солон, Клеобул, Минос и Хилон. Некоторые вместо трех последних ставят Периандра, Анахарса и Эпаминонда; других — Писистрат, Трасибула, Милетский тиран, Финикида и Сириец.См. де Ларей в «Жизни семи мудрецов», лист. 1-й.

Арт. 178. часовщик — книга, содержащая ежедневные молитвы Греческой церкви.

Арт. 179. Псалмы и послания. Это книга царя Давида и послания апостолов.

Арт. 180. В Златоусте не споткнусь. В Златоусте толкование Евангелия, которое переведено с греческого, весьма неясно.

Арт. 183. Писец. Это клерк .

Арт. 184. Ясное письмо.. Наши приказчики, когда пишут, заботятся только об одном, чтобы их письмо было ясным и красивым; что касается орфографии, то к ней так мало привязаны, что она им и не нужна; поэтому, если вы хотите неправильно понять книгу, отдайте ее клерку, чтобы он переписал ее.

Арт. 186. Семь бояр. Известно, что боярский чин пользовался большим уважением; посему знать, что может назвать себя дворянином тот, от рода которого семь боярских почестей носили.

Арт. 193. Мудрость всесильна. То есть Бог, потому что он не только мудрый, но и самый премудрый, кроме того, он всемогущ.

Подробная информация об ошибке IIS 10.0 — 404.11

Ошибка HTTP 404.11 — не найдено

Модуль фильтрации запросов настроен на отклонение запроса, содержащего двойную управляющую последовательность.

Наиболее вероятные причины:
  • Запрос содержал двойную escape-последовательность, а фильтрация запросов настроена на веб-сервере для отклонения двойных escape-последовательностей.
Что вы можете попробовать:
  • Проверьте параметр configuration/system.webServer/security/[email protected] в файле applicationhost.config или web.confg.
Подробная информация об ошибке:
4
модуль запрос ShieldFilteringModule
Уведомление Beadrequest
Handler StaticFile
код ошибки 0x00000000
Запрошенный URL-адрес    http://search.ebscohost.com:80/login.aspx?direct=true&profile=ehost&scope=site&authtype=crawler&jrnl=20667094&an=116541198&h=oy3z746%2bd9ghox0suucjbzbeisy%2bj8ug6ntw6okhvxsys8msvn%2b6x6if6rwk3hx2ykolkm5n%2bebr1cdtehqy5g%3d%3d&crl=c
Физический путь с: \ WebApps \ аф-webauth \ login.aspx? прямые = истина & профиль = ehost & Объем = сайт & AuthType = гусеничный & Jrnl = 20667094 & ап = 116541198 & ч = oy3z746% 2bd9ghox0suucjbzbeisy% 2bj8ug6ntw6okhvxsys8msvn% 2b6x6if6rwk3hx2ykolkm5n% 2bebr1cdtehqy5g% 3d% 3d & CRL = с
входом Метод пока не определено
Пользователь, вошедший в систему    Еще не определено
Дополнительная информация:
Это функция безопасности.Не изменяйте эту функцию, пока полностью не поняты масштабы изменения. Перед изменением этого значения следует выполнить трассировку сети, чтобы убедиться, что запрос не является вредоносным. Если сервер разрешает двойные управляющие последовательности, измените параметр configuration/system.webServer/security/[email protected] Это может быть вызвано искаженным URL-адресом, отправленным на сервер злоумышленником.

Посмотреть дополнительную информацию »

биография. Произведения Антиоха Дмитриевича Кантемира.Самая известная книга Кантемира

князь Антиох Дмитриевич Кантемир (21 сентября 1708, Константинополь, по другим данным Яссы — 11 апреля 1744, Париж) — русский поэт-сатирик и дипломат, деятель раннего русского Просвещения. Крупнейший русский поэт слоговой эпохи (до реформы Тредиаковского-Ломоносова). Отмечается, что его творчество сыграло значительную роль в развитии русского литературного языка и стихосложения.

Жизнь

Младший сын молдавского правителя (правительницы) Дмитрия Константиновича Кантемира и Кассандры Кантакузен.

Родился в Константинополе (Стамбул). В 1711 году семья Кантемиров переехала в Россию, где его отец получил княжеский титул. Царь Петр сделал сестру Антиоха Марию своей любовницей, и одно время даже ходили слухи о его намерении жениться на ней.

Он получил прекрасное домашнее образование, дополненное кратковременным пребыванием в Греко-Славянской академии и Академии наук. На пятнадцатом году жизни он потерял отца, который по духовному завещанию отказался от всего своего имущества одному из своих сыновей, который проявит наибольшую склонность к научным занятиям, и имел он в виду именно Антиоха, «в уме и наук из всего самого лучшего.

Кантемир принимал участие в событиях, приведших к воцарению императрицы Анны Иоанновны; в частности, именно он прочитал дворянскую челобитную о принятии титула самодержца (удовлетворить ее значило разрушить Условия, выработанные Верховный тайный совет).Однако впоследствии, когда дело дошло до предоставления дворянству политических прав, Кантемир решительно высказался за сохранение установленного Петром I государственного строя.

1 января 1732 года Кантемир выехал за границу, чтобы взять занимал должность российского резидента (посланника) в Лондоне.Он уже не принимал участия во внутриполитической жизни России, был сначала (до 1738 г.) представителем России в Лондоне, а затем в Париже. Кантемир скончался 31 марта (11 апреля) 1744 года в Париже и был похоронен в соборе Московского Никольского греческого монастыря. Сейчас места его захоронения не существует. Зимой 1935 года здания монастыря, включая захоронения, были снесены для строительства здания Наркомата тяжелой промышленности СССР.Еще в начале февраля 1935 года руководство Комитета охраны памятников при Президиуме ВЦИК Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов направило в Государственный исторический музей письмо. В этом письме содержалась просьба, ввиду «продолжающегося сноса собора бывшего греческого монастыря на Никольской улице», «вскрыть находящиеся там гробницы для вывоза музейных предметов и вынести останки первого русского сатирика Антиоха Кантемира в литературный уголок нового кладбища бывшего Новодевичьего монастыря.На это письмо была наложена резолюция: «К сожалению, ваше обращение запаздывает на месяц». Это означало, что к январю 1935 года все захоронения, в том числе Кантемир, были снесены и вывезены на свалку со строительным мусором.

Литературная деятельность

Ранние произведения

Литературная деятельность Кантемира началась в середине 1720-х гг. Пишет любовную лирику, переводит с французского. К этому же времени относятся и его первые опыты в сатирическом жанре.

В 1727 году молодой Кантемир издает свою первую книгу, до сих пор очень полезную для всех интересующихся церковнославянским языком: «», в которой для каждого слова из церковнославянской Псалтири указаны все (если не чрезвычайно многие) случаи его употребления выписываются с указанием номеров псалма и стиха.Книга посвящена императрице Екатерине I, которая во многом способствовала ее изданию. В предисловии Кантемир говорит так: и что, кроме разве блаженного предвкушения, и зелени, в нем написано, и богохульствами приукрашены священные писания ревностного века… упражнение в священных псалмах…» Позднее по образцу этой книги аналогичные словесные картины были сделаны другими авторами для некоторых других частей церковнославянской Библии, хотя эта работа не была полностью завершена в докомпьютерные времена.

сатиры

В 1729 году появилась его первая сатира «На тех, кто хулит учение». Сатира имела мощный политический подтекст — после смерти Петра I многие в России выступили против начатых им реформ. Сатиру высоко оценил Феофан Прокопович.

Гордость, лень, богатство — преобладала мудрость,
Невежество знание уже устоявшееся место;
Гордится под митрою, Ходит в вышитом платье,
Судит красное сукно, ведет полки.
Наука в лохмотьях, обшитая лохмотьями,
Из всех знатнейших домов она проклятьем сбита.

Всего Кантемир сочинил 9 сатир, последние 4 — за границей. В них он, следуя просветительской традиции, учит, «что такое хорошо и что такое плохо», обличает пороки, как социальные, так и человеческие. Литературную деятельность Кантемир считает своим гражданским долгом: в предисловии к своей второй сатире он пишет: «На их последний вопрос, кто сделал меня судьей, отвечаю: что все, что я пишу, я пишу как гражданин, отбивая все, что это может быть вредно для моих сограждан.

В силу своей злободневности сатиры Антиоха Кантемира при жизни не публиковались, хотя в списках были хорошо известны. Первое издание его сатир, переведенное на французский язык, вышло в 1749 году в Лондоне. В России его сатиры были впервые опубликованы только в 1762 году, то есть через 18 лет после смерти автора.

Перевод Фонтенеля

Надпись к портрету князя Антиоха Димитриевича Кантемира

Этот князь изображен молдавским Кантемиром,
Тот первый был отцом русских сатиров,
Которые по язвительности были равны Боалову 9 острота читателей была пленена.
Но только ли в стихах разумом блистал?
Он стал не менее достоин похвалы,
Что дух мудрого министра был в нем:
И весь британский двор дивился его политике.

Дмитриев И.И., 1777

1729 и 1730 годы были годами наибольшего расцвета таланта и литературной деятельности Кантемира. Он не только написал в этот период свои самые выдающиеся сатиры (первые три), но и перевел книгу Фонтенеля «Беседы о многих мирах», снабдив ее подробными комментариями.Перевод этой книги представлял собой своего рода литературное событие, ибо его выводы в корне противоречили суеверной космографии русского общества. При Елизавете Петровне оно было запрещено как «противоречащее вере и нравственности».

Стихотворения

Кроме того, Кантемир перевел несколько псалмов, начал писать басни, а в посвящениях своих сатиров проложил путь позднейшим знаменитым составителям од, и, однако, не скупился на сатирические ремарки для разъяснения надежд что российский «гражданин» возлагает на чиновников.Его басни имеют такой же характер. Он впервые прибегнул к «эзоповскому языку», говоря о себе в эпиграмме «На Эзопа»: «Не будучи прямым, я умею говорить все прямо… Я многие души исправил, истине ложно научая».

Стихотворение Кантемира

В своих произведениях Кантемир использовал силлабический стих, который после работы Ломоносова «Письмо о правилах русской поэзии» (1739) постепенно уступил место силлабо-тоническому стихосложению. Кантемир активно участвовал в дискуссиях о методах стихосложения, написав в 1743 г. «Письмо Харитона Макентина к другу о сложении русских стихов», в котором защищал силлабическое стихосложение.Это произведение было опубликовано после смерти поэта в 1744 году.

Философская терминология

Ввели в оборот русской речи слова идея и понятие (в некоторых источниках эти термины отождествляются), заместитель , Начало (принцип), наблюдение , вихри , природа (природа), вещество (материя).

Библиография

Биография Кантемира, составленная В.Я. Стоюнина прилагается к сборнику его сочинений, изданному под редакцией П. А. Ефремова. Подробная критическая статья о Кантемире Дудышкине опубликована в «Современнике» (1848 г.). Краткое изложение всего написанного о Кантемире и попытка самостоятельного освещения его политической и литературной деятельности Сементковским: «А. Д. Кантемир, его жизнь и литературная деятельность» (Санкт-Петербург, 1893; биографическая библиотека Ф. Ф. Павленкова) и «Основоположник нашей обличительной литературы» (Исторический вестник, март, 1894).Сатиры Кантемира были переведены на французский язык аббатом Гуаско («Сатиры на пр. Кантемира», 1749 г.) и Спилкером на немецкий («Freie Übersetzung der Satiren des Pr. Kantemir», Берлин, 1852 г.).

Сочинения

  • Кантемир А. Д. Сатиры и другие поэтические произведения. — СПб, 1762.
  • Сборник стихов. — Л.: «Советский писатель», 1956.

Память

Памятник А. Д. Кантемиру. Двор филологического факультета Санкт-Петербурга.Петербургский государственный университет.

Серебряная монета Молдовы, 2008 г.

Почтовая марка Молдовы, 2008 г.

В искусстве

  • Антиох Кантемир — один из персонажей исторического романа Валентина Пикуля «Слово и дело».

Тайный советник, поэт, переводчик.

Из ро-да Кан-те-ми-ров. Сын Д.К. Кан-те-ми-ра. Бэ-лу-чил-блестящий за свое время-ме-не-машина о-ра-зо-ва-ние. Я изучал историю, древнегреческий, латинский, итальянский, французский и русский языки.Тич-те-ла-ми Кантемир был бы его отцом, а также грек А. Кон-дои-ди, нон-мец И.Г. Фок-ке-родт и ты-пу-ск-ник Слав-вя-но-гре -ко-ла-тин-ской ака-де-мий И.Ю. Иль-в-небе. В 1725 г., под влиянием после-ничего, Кантемир вновь возглавил из ля-ва-но про-из-ве-де-ние византийского ученого XII в. К. Ма-ус-этого «Си- нопсис ис-то-ри-че-ский», а также сочинил свое первое произведение — «Сим-фо-нию на Псалтирь» (аль-фаворитный указатель к стихам из псалмов; 1727). С 1722 года состоял на службе в лейб-гвардии Приобско-Женском полку.Вместе с отцом преподавал на персидском языке в 1722-1723 гг. В 1724 г. учился в Слав-вя-но-гре-ко-ла-тин-ском ака-де-мия. В 1726-1727 годах он слушал курсы фи-ло-со-фи и ма-те-ма-ти-ки у профессоров Г.Ф. Гросса и Ф.Х. -тро-но-мии — у Г. Гайс-на в Ака-де-ми-че-уни-вер-сайте у Петербургской АН. Пе-ре-лед из французского языка: «Какое-то итало-ян-письмо, содержащее описание Па-ри-жа и французский призыв» (1726 г.), «Табл-ца Ке-би-ка-фи- ло-со-фа» (1729) и др., подошел к архиепископу Фео-фа-н Про-ко-чему, вошел в т. н. студенческий друг.

Наклонения «друзей» обнаружены от-ра-же в первых он-пи-сан-ных на русский язык по классическим образцам Го-ра-ции и Н. Буа-ло поэтических са-ти-рах Кантемир. Из 8 са-тиров Кантемира первые 5 на-пи-са-ний в России в 1729-1731 и позже сильно но ре-ра-бо-та-ных, 6-8-я — в Париже в 1738-1739 (за первый раз от да по-русски в 1762 году, до этого ты-хо-ди-ли по-французски ре-ре-во-де в 1749 году, по-мец-кому — в 1752 году).При-пи-сы-вае-май Кантемиру 9-го са-ти-ра (опубликована в 1858 г.) ему не принадлежит. Первые два са-ти-ры («О ху-ля-щих учениях» и «О зависти и гордости знати злонамеренных») от-ли-ча-ют-ся исо-би-ли -ем зло-бо-дай-ных-литических ал-лу-зий, анти-кле-ри-кал-ной он-прав-лен-но-сту, остр-кри -ти-кой до-Питер-ров- небо стар-ри-на. В них автор осу-г-дал действия тех досто-ви-тэ-леев церковных и светских кругов, которые пытались после смерти императора Петра I пред-пяти-ст-в-чан расы -за страну научных знаний в России.

Рас-смат-ри-вая Петрова Та-беля чинов 1722 г., Кантемир от-остался представление о телесном ра-вен-ст-ва людей и вне слов цен-но-сти че-ло-ве-ка. 3-я са-ти-ра («О различии страстей человеческих-люб-ве-че-ских»), практи-ти-че-ски ли-шён-ная в литическом подтех-сто, в духе Фео-фра-ста и Ж. де Лаб-руи-э-ра представляет-становится-ла-эт кар-ти-ну нравов, раз-вер-ну-тую в четырех ре-де пер-с-он-же , оли-це-тво-рю-щих-че-ло-ве-че-по-ро-ки.Са-ти-ры, на-пи-сан-ны Кантемира в Париже («На истинном блаженстве-жен-ст-ве», «На воскресении», «На постыдном он-халчи-вост»), они представляют преимущественно нравственно-но-философские расы-су-ж-дэния, в которых те оп-ти-мистические воззрения ранне-ним-све-ти-те-лей на человеческую природу (Ж. Лок-ка и другие ). Свойственным са-тиру стилю является сложный, иногда ла-ти-ни-зи-ро-ван син-так-сис и свободное смешение церквей-но-славян-ских и просто-р-ных лек-си- ки — ре-зул-тат стремление Кантемира создать особый этический язык, равный про-ты-в-пост-тав-лен-но-го язык-ку церков-ков-кн-но-сти и сво-ст-вен-но живо-вой речи (литературно-тео-ретические воззрения Кантемира из ло-же-на им в «Письме Ха-ри-то-на Ма-кен-ти-на к другу о затруднении -хов русских», 1742, изд. 1744).

В 1730 г. Кантемир перевел с французского трак-тат Б. Фон-тэ-не-ла «Три-в-ры о многих мирах» (опубликовано в 1740 г.), в сом-ром в популярной форме от-флок-ва-лас хэ-лио-цен-три-че-ский сис-те-ма ми-ра (см. Николай Коперник). Пэ-р-воды книги и приложения к ней, многие из которых вошли в сочинение «О природе и человек-ке» (1743 г.), имели не-мало-важное значение для развития русской ученой тер. -ми-но-логия. В начале 1730-х годов Кантемир работает над поэмой «Пет-ри-да, или Описание поэмы-го-творческой смерти Петра Ве-ли-ко-го» (не окон-че-на; издано в 1859).Особое место в творческой деятельности Кантемира фор-ни-ма-ло отдает научному наследию своего отца. На собственные средства Кантемир издал в Лон-до-не фундаментальный труд отца «Ис-т-рия восхода и падения От-до-мужчины Порт-ты» (т. 1-2; на англ. яз. с-дан на Лонг-не в 1734-1735, на французском — в Париже в 1743, на немецком- в Гамбурге в 1755). -но-иди прав-ва, де-лял идеалы про-све-ти-те-лей.От-флок-вал представление о вен-ст-ва людей пред-ед за-ко-ном и су-дом. Он считал, что все люди ро-ж-да-ют-ся равны-нас-ми, что ха-рак-тер че-ло-ве-ка не зависит от природы, ее за-ми-ру-эт ре- пи-та-ни.

После смерти императора Петра II (1730 г.) Кантемир ты-наступал-пил против-никого «за-тей-ки» Вер-хов-но-ков, бок-рон-никого са-мо-дер- жав-ной власти. Со-де-ст-в-в-в-вию на престол императрицы Анны Анны Иванов-ной (уч-в-в-в-в-в-ом составе ти-ро-ва-ний из тех-сто о-ра-ще-ний дворянства Ан-не Иван-нов-не о ре-стой-нов-ле-нии са-мо-дер-жа-вия).

В 1731-1733 гг. резидент, затем штатный министр (до 1738 г.) в Лон-до-не; вел ре-го-во-ры о признании английским двором императорского ти-ту-ла Ан-на Иванов-на и знаке английского посла в С.-Пе-тер-бурге. В ходе борьбы за польское престолонаследие (1733-1735 гг.) путь выхода из-под царско-левого предстола Ав-гу-ста III. При сред-но-че-ст-ве Кантемира в 1734 г. между Рос-си-ше и Ве-ли-ко-бри-та-ни-она находилась под-пи-сан тор-го-вы-го- вор.От имени дипломатической службы Кантемир по поручению Петербургской Академии наук получал книги, математические, физические и астрономические приборы, приглашал европейских ученых для работы в Академии наук.

Полу-но-мочевой министр (1738 г.), чрез-ты-теа-ный на-сол (1739-1744 гг.) в Париже. Там он был знаком с Ш. Л. Монтес-кё и перевел на русский язык его «Персидские письма» (перевод не сохранился). На-хо-дил-ся в ре-пис-ке с воль-те-ром и прочими фи-ло-со-фа-ми и ли-те-ра-то-ра-ми французскими про-свещен-ными .Кантемир взял на себя организацию кон-со-то ме-ж-ду Петербургской Академии наук и французского ак-де-ми-ше. За-ку-пал и пе-ре-сы-лал в Петербурге, книги французских авторов, географические и морские карты, планы европейских городов родов и креп-по-стей. Сп-со-ст-ин-те-вал от-да-нию в Хаа-ге тра-ге-диа П. Мо-ра-на «Мэн-ши-ков» (1739). Пе-ре-вели на русский язык 22 письма Го-ра-ция (час-тич-но от ес-на 1744 г.; полное издание — 1867 г.) и 55 сти-хо-тво-ре-ний Анак-ре-он -та (1736, опубл. 1867), под-иди-развилки к пе-ча-ти собственные про-из-вэ-дэ-ния, снабжая их комментар-ми-та-рия-ми (от-да -но с предисловием И.С. Бар-кова).

Был ин-хо-ро-нэн в Париже, в 1745 г. на середине се-стр-ры МД Кан-тэ-мир ре-ре-фор-хо-ро-нэн в сэ-мей-ной уси- пал-ни-це в храме святых Кон-станти-на и Елены-на Никола-ев-ского греческого монастыря в Мо-ск-ве (в 1935 г. ус-палец-ни-цей был раз-ру-шень).

Иллюстрация:

г. н.э. Кан-тэ-мир. Гравюра И. Вагнера (1738 г.) с портрета художника Г. Аликони (1735 г.).Лондон. Архив БРЭ.

Составы:

Ко-чи-нон-ния, лит-ма и руга-ны-ре-во-ды. СПб., 1867-1868. Т. 1-2;

So-b-ra-nie sti-ho-your-re-ny. Л., 1957.

Кантемир — один из основоположников русского классицизма и новой сатирической поэзии.

Сын молдавского князя, получил прекрасное домашнее образование, с ним учились преподаватели Славяно-греко-латинской академии. Литературную деятельность начал с переводов в прозе с латыни.Позже он обратился к поэзии и перевел сатиры Буало, затем начал писать оригинальные сатиры, которые копировались и расходились в обществе. Кантемир поддерживал реформы Петра I в политике и культуре, отстаивал идею естественного равенства людей и преимущества личных достоинств человека перед дворянским происхождением. В 1731 году правительство Анны Иоанновны назначило Кантемира русским послом в Лондон, а в 1738 году — в Париж. За границей Кантемир перерабатывал написанные в России сатиры, создавал новые, переводил Горация, Анакреона, французских просветителей.Сатирические произведения Кантемира, не изданные при жизни поэта, расходились в России во многих списках даже после его смерти. Созданные им образы оказали значительное влияние на формирование сатирического направления в русской литературе.

Возникновение новой русской литературы и классицизма справедливо связывают с творчеством А. Д. Кантемира. В. Г. Белинский отмечал, что «Кантемир начал историю светской русской литературы. Вот почему все, справедливо считающие Ломоносова отцом русской литературы, в то же время не совсем без основания начинают ее историю с Кантемира.В наследии Кантемира главное место занимают сатиры — обличительные поэмы. Он ввел этот жанр в русскую литературу. Поэт ставит перед собой задачу донести до общества гуманистические идеи Просвещения. По словам самого Кантемира, его сатиры призваны «высмеивать недоброжелательность… исправляя человеческие нравы».

В первой сатире «О хулящих учение. По его мнению, «поэт дает живые примеры пороков, существующих в обществе, создает портреты людей, являющихся носителями тех или иных недостатков.Здесь выведены лицемер Критон, невежественный помещик Силуан, пьяница Лука, франт Медор, консервативный епископ. Каждый из них по-своему хулит учение, но всех их объединяет ненависть к науке и просвещению. В этой и других сатирах Кантемира персонажи описаны точно и точно, как того требуют правила классицизма, каждый из них является носителем только одного качества: глупости, косности, невежества, жадности и т. д.

В сатирах Кантемира всегда угадывается образ автора, человека просвещенного, с негодованием клеймящего недостойных людей, с болью сердечной воспринимающего бескультурье и безнравственность многих своих современников.Поэт говорил о себе: «Все, что я пишу, я пишу как гражданин, отталкивая все, что может быть вредно для моих сограждан».

Одним из первых представителей русского классицизма был Антиох Дмитриевич Кантемир (1708-1744). Сын молдавского правителя Дмитрия Кантемира, перешедшего на сторону России и активно сотрудничавшего с Петром I, Антиох Кантемир сформировался в кругу идейных сподвижников русского царя, в атмосфере просветительских мероприятий начала 18-ый век.

Учился в гимназии при Петербургской Академии наук, основанной Петром I, но открытой после его смерти. Сближение Антиоха Кантемира с Феофаном Прокоповичем и с историком В. Н. Татищевым привело к созданию «Ученой дружины» — дружного общества людей, объединенных близостью политических и культурных взглядов и позиций.

Вместе со своими высокопоставленными единомышленниками Кантемир принял большое участие в политических событиях 1730 года, когда родовитая знать (так называемые «верховные вожди») пыталась вернуть Российское государство к допетровским временам и отменить все прогрессивные меры первых десятилетий 18 века.

В творчестве Кантемира впервые наметились тенденции развития русской литературой художественных достижений французского классицизма.

Литературная деятельность Кантемира начинается очень своеобразно. Под влиянием своего воспитателя Ивана Ильинского он сочинил «Симфонию для псалтири» (своеобразный алфавитный указатель), изданную в 1727 году, когда автору было 19 лет.

Отдавая дань модному жанру петровского времени, А.В те же годы Кантемир писал стихи на любовную тему.

В конце 20-х гг. 18 в. Кантемир начал работу над поэтической сатирой. В напряженной обстановке начавшейся политической реакции, активно поддерживаемой церковью, Кантемир выступил со смелым обличением общественных пороков.

В 1729 г. появляется первая сатира «На хулящих учения» с подзаголовком «На свой ум», направленная против «пренебрежителей наук», в первую очередь против реакционного духовенства.Кантемир создает сатирическую галерею священнослужителей. Вот портрет лицемерного и невежественного Критона:

Расколы и ереси науки — дети;

Больше лжи, кому дано больше понимания;

Кто растает над книгой, тот безбожник, —

Критон с четками в руках ворчит и вздыхает,

И просит, святая душа, горькими слезами

Смотри, как вредно между нами семя наук.

Диакон Лука, «трижды отрыжка», подпевает:

Наука разрушает содружество людей;

Люди, мы стали творением Божьим для общества,

Не в нашу пользу, один смысл дара принят.

………………….

Нет правды в людях, — кричит безмозглый церковник, —

Я еще не епископ, но знаю часовщика,

Псалтирь и послания бегло умеют чтить,

Не споткнусь в Златоусте, хоть и не понимаю.

В кратком описании качеств церковного пастыря Кантемир достигает большой художественной выразительности:

Если хочешь быть епископом, надень рясу,

Над этим телом с гордостью полосатая риза

Пусть прикроет; повесить на шею цепочку из золота,

Покрой голову капюшоном, живот бородой,

Клуку великолепно вели нести перед вами;

Опухла в вагоне, когда сердце сердится

Трещины, благослови всех направо и налево.

Все должны знать вас как архипастыря в этих

Знаки, благоговейно зови отца.

В третьей сатире Кантемир дает яркий очерк архимандрита Варлаама (духовника императрицы Анны Иоанновны) — одного из кандидатов в патриархи:

Варлам скромный, молчаливый, как входит в палату, —

Он всем низко поклонится, к каждому подойдет.

Потом, сворачивая в угол, он погружает глаза в землю;

Послушайте немного, что он говорит; немного, как он ходит, шаги.

В гостях, за столом — а мясо отвратительное

И вина пить не хочет; да это и не удивительно;

Каплуна я съел дома целиком, а на сало и сало

Бутылки венгерского с необходимостью запивать.

Жалость к нему в похоти мертвецов,

Но он жадно глядит подо лбом на свою круглую грудь…

Яркая антиклерикальная направленность сатиры Кантемира сближает его творчество с речами деятелей Возрождения, обличавших церковников с позиций гуманистического светского мировоззрения.И в новеллах Боккаччо, и в «жестоких» сатирах деятеля польского Возрождения К. Опалинского, и в безавторских гранях, отражавших настроения демократических слоев населения, образы церковников всегда наделены отрицательными чертами , они жадные, бессовестные и глупые.

Русская демократическая сатира конца XVII века. тоже затрагивал эту тему. В Калязинской челобитной и в Службе Кабаку ярко выражен протест широких народных масс против духовенства и монашества.Но в сатирах Кантемира невежественным церковникам не смешно. Их сила опасна. Они тормозят развитие науки, они активны, умело пользуются своим влиянием.

Первая сатира заканчивается стихами, показывающими, что Кантемир изображал не абстрактных служителей церкви, а представителей русского духовенства, враждебно настроенных к преобразованиям петровского времени. Это была уже «сатира на лицо»: здесь современники видели архиепископа Георгия Дашкова, ярого врага Феофана Прокоповича, гонителя русских ученых.Вспоминая время преобразований начала XVIII века, Кантемир писал:

Мы не достигли времени, когда она председательствовала

Она делилась мудростью и венчала все,

Путь к высшему рассвету.

Золотой век не дошел до нашего поколения;

Гордыня, лень, богатство — преобладала мудрость,

Наука, невежество уже поселилось,

Под митрою он горд, в вышиванке ходит,

Судит за красное сукно, смело ведет полки.

Наука оборвана, обшита лохмотьями

Почти все дома с проклятия сбиты.

Антиклерикальная тема, впервые прозвучавшая в русской литературе в начале XVIII века. в сатирах Кантемира, будет подхвачен позднее Ломоносовым, автором сатир на духовенство, среди которых всеобщую известность получил «Гимн Бороде».

Но не только реакционное духовенство было объектом сатиры Кантемира. Убежденный сторонник событий Петра Великого, когда главным критерием оценки человека была его деятельность на благо государства, а не «порода» и богатство, унаследованные от предков, Кантемир впервые открыл тему доноса на «злых дворян» в литературе.Уже в первой сатире упоминаются знатные вельможи:

У кого в семье из семи бояр было

И считает за собой две тысячи ярдов,

Вторая сатира, построенная в форме диалога между Евгением (в переводе с греческого — дворянин) и Филаретом (в переводе с греческого — любитель добродетели), посвящена острым социальным вопросам русской жизни начала 30-х гг. . 18 века Евгений сетует, что, хотя он и славится своими предками, чины и почести достаются не ему, а тем, «кто еще мозоли с грубых рук своих не оттер».»

Он с негодованием перечисляет тех «новых людей», которые сменили боярскую знать и заняли видные места в государстве. Филарет объясняет ему, что «одна добродетель» делает людей благородными. Филарет, выражая точку зрения Кантемира, становится на сторону деловитых, знающих людей, «которые трудами своими доходят от подлости до благородной степени».

Изображая «злых дворян», Кантемир затронул еще одну тему, ставшую актуальной уже в конце 1920-х годов. 18 век Возвращаясь из походов в «зарубежье» дворянского подворья, посланного Петром I «в науку», далеко не все они вывозили оттуда полезные знания.Были среди них и те, кто выносил только моду, какие-то внешние проявления культуры и безмерное презрение ко всему национальному.

Кантемир впервые показал в литературе представителей «нововоспитанного дворянства», франтов и щеголей, готовых за модный наряд «поднять деревню на себя… целиком» (т. е. продать деревню, чтобы сделать роскошный наряд).

Обличение «злых дворян» станет одной из важных тем русской литературы XVIII века: оно найдет свое отражение в произведениях Фонвизина, Новикова, Радищева и Крылова.

Белинский удивительно точно определил основное новаторство Кантемира, который, по словам великого критика, «первым в России оживил поэзию». И действительно, многие специфические черты общественно-исторической действительности 30-х годов нашли отражение в творчестве Кантемира. 18 век

Большая заслуга сатирика заключалась в том, что литературная форма его произведений отражала разговорный язык широких слоев населения. Кантемир широко вводит русские пословицы и поговорки, обильно насыщает речь персонажей экспрессивными бытовыми фразеологизмами.7 Ему свойственны чувство глубокого уважения к простому народу, стремление прислушиваться к народной мудрости.

Литературная форма сатиров Кантемира предопределена готовыми образцами. Он использует опыт античной традиции (Ювенал, Персей) и французской классической традиции, наиболее ярким представителем которой был Буало, автор известных сатир и теоретик литературы.

Но также очевидно, что Кантемир находился под влиянием творчества Мольера и французского писателя-моралиста Ж.Лабрюйер, автор политического памфлета «Персонажи или нравы этого века». Кантемир строит свою сатиру на опыте мировой литературы, сознательно стремясь к тому, чтобы русская литература усваивала лучшие достижения европейской художественной мысли.

Сатиры Кантемира — первые художественные достижения новой литературы. Через пять лет после смерти поэта, в 1749 году, аббат Гуаско издал в Лондоне сатиры Кантемира во французском прозаическом переводе.В 1750 году они были переизданы. С этого французского был сделан перевод на немецкий. Имя Кантемира получило европейскую известность.

В России сатиры Кантемира распространялись многочисленными рукописными списками. Несмотря на неоднократные попытки, они не были опубликованы при жизни автора. И только через 18 лет после смерти Кантемира, в 1762 г., благодаря усилиям Ломоносова и под его руководством вышло в свет первое русское издание сатир Кантемира под редакцией И. Баркова.

В конце 20-х гг.XVIII век Кантемир обратился к созданию героической поэмы, посвященной Петру I, которую он назвал «Петрис, или Поэтическое описание смерти Петра Великого, императора всероссийского». Он начинает ее с рассказа о приближающейся смерти Петра I:

.

Грусть безутешная Россия Я рыдаю:

Выдав вину сперва на смех, вызываю на слезы;

Я чрезмерно плачу смертью в роксолянских людях

Южный вход в смерть Петра первого в царской семье.

Задуманная Кантемиром «Петрида» имела не только художественную, но и политическую задачу: раскрыть плодотворность политических преобразований Петра I, показать его как мудрого государя, наглядный пример для новой императрицы Анны, племянница покойного императора.

Работа над историческими источниками героической поэмы, начатая в Кабинетном архиве Петра I, была прервана осенью 1731 года, когда встал вопрос о назначении Кантемира посланником в Англию. В 1732 году он уехал за границу.Умер во Франции.

Интерес к изучению истории России характеризует всех участников «Научного отряда». Феофан Прокопович в эти годы занимался не только древнерусской историей, но и написал «Краткую повесть о кончине благоверного императора Петра Великого», принял участие в редактировании «Дневника Петра Великого» и других исторических сочинений. В. Н. Татищев начал собирать материалы для задуманной им многотомной «Российской истории».

Свою работу он рассматривал как осуществление завета Петра I, повелевшего графу Брюсу снабжать Татищева древними рукописями из личного кабинета.

Под руководством И. Фокеродта — секретаря Д. Кантемира и при участии профессора Петербургской Академии наук Г.-З. Байера Кантемир обращается к изучению древней истории России, проявляя интерес к событиям XVII и XVIII веков.

Значительный вклад Кантемира в развитие России начала XVIII века. древнее наследие. Он переводит стихи Анакреона, которые, к сожалению, не стали известны его современникам (впервые опубликованы в XIX веке) и, следовательно, не могли оказать влияния на русскую анакреонтику XVIII века.«Послания» Горация в переводе Кантемира были изданы Петербургской Академией наук в 1744 г., уже после смерти Кантемира, без указания имени переводчика.

Творческую биографию Кантемира следует пополнить переводом книги французского просветителя Фонтенеля «Разговор о многих мирах», представляющей собой популярное изложение гелиоцентрической системы Коперника. Перевод был завершен в 1730 году и опубликован в 1740 году.В конце 30-х годов, находясь за границей, Кантемир переводил на русский язык «Историю Юстина» и произведение итальянского писателя Франческо Альгеротти «Беседы о свете».

Кантемир был одним из первых русских филологов. В примечаниях к своим сатирам он помещал сведения по истории литературы, своего рода энциклопедию знаний по античной культуре и современному естествознанию.

Кантемиру принадлежит также теоретический труд в области русского стихосложения, являющийся откликом на издание 1735 года В.К. Очевидно, Кантемиру были известны и первые оды Ломоносова, написанные четырехстопным ямбом. Но Кантемир не принял реформы русского стиха, оставаясь верным принципам силлабической поэзии.

Возможно, причиной этого является, как считал Г. А. Гуковский, итальянско-французская среда, в которой жил Кантемир в Лондоне и Париже: пример итальянского и французского стиха склонял его к верности силлабической системе. Но известную уступку новым принципам поэзии он сделал, введя в свой тринадцатисложный стих обязательную постоянную цезуру с ударением на пятом и седьмом слогах стиха.

В том же теоретическом трактате «Письмо Харитона Макентина» Кантемир обосновал принципы построения нового литературного языка и создал примеры его применения в различных жанрах литературы.

В своей просветительской деятельности Кантемир много сделал для приобщения русской науки к достижениям европейской науки своего времени. Но не все его произведения, как было сказано выше, были известны широкому кругу читателей 18 века: многие его произведения были впервые опубликованы в 19 веке.

Важнейшую роль сыграли литературные произведения Кантемира — его сатиры, прошедшие до своего первого издания в 1762 г. в многочисленных рукописных списках. Он основоположник сатирического направления, которое, по словам Белинского, «со времен Кантемира… стало живым потоком всей русской литературы». Антиох Кантемир создал сильную традицию, продолженную в 18 веке. Сумароков, Державин, Радищев и Крылов.

История русской литературы: в 4 т. / Под редакцией Н.И. Пруцков и др. — Л., 1980-1983

100 р Бонус за первый заказ

Выберите вид работы Дипломная работа Курсовая работа Реферат Магистерская диссертация Отчет по практике Статья Отчет Рецензия Контрольная Монография Решение задач Бизнес-план Ответы на вопросы творческая работа Реферат Рисунок Сочинение Перевод Презентации Набор текста Прочее Повышение уникальности текста Кандидатская диссертация Лабораторная работа Справка онлайн

Спросите цену

Князь Антиох Дмитриевич Кантемир (1708-1744) — сын молдавского правителя, союзника Петра I во время русско-турецкой войны, родился в Константинополе, но три года жил и воспитывался в России.Родители Кантемира дали ему хорошее образование. В нем есть зал греческого, латинского и итальянского языков и классической литературы. Наиболее ценной частью литературного наследия Кантемира являются его девять сатир. Одно из лучших — первое — «К своему уму, или к хулящим учение» в этой сатире автор иронически обращается «к собственному уму» с дружеским советом «отдохнуть» и не заниматься литературным трудом. Славы можно достичь и не на пути науки и искусства, который «протоптали» Музы («девять босоногих сестер»), этот путь теперь стал трудным и неприятным.Затем автор рисует разные типы невежд, называемые именами условными, но характерными для русской жизни (Критон — тип лицемера, Сильван — невежественный помещик, Лука — гуляка и гуляка и т. д.) Вторая сатира Кантемира «Филарет и Евгений, или на зависть и гордыню злонравных дворян» также является резким обличением врагов петровских реформ. Остальные семь сатиров менее проницательны и менее сильны, чем первый и второй. Кантемир был первым русским бытовым писателем.В его сатирах часто встречается обличение отдельных лиц — противников петровских реформ и «ученой дружины». Благодаря этому сатиры Кантемира являются ценным историческим документом, свидетельствующим об общественно-политической борьбе его эпохи. «Содержание сатир Кантемира, — писал Белинский, — есть выражение негодования или насмешек, вызванных врагами петровской реформы. Эти враги были двоякого рода: приверженцы древности, не желавшие принять идей великого реформатора, и неразумные последователи новизны, плохо или неправильно понимавшие природу преобразования.Кантемир вооружается главным образом против первого; впрочем, и против последнего у него обнаруживаются злые уловки. И обличительное, и поучительное содержание сатир Кантемира продиктовано глубоким гражданским чувством, сознанием истинного патриота. Горькие и правдивые наблюдения над русской действительностью своего времени — вот источник сатиры Кантемира. В композиции сатир Кантемира обнаруживаются три элемента: 1) обращение (к собственному уму, к Филарету, к музе и т. д.), с которого начинается сатира и благодаря которому получается характер беседы, беседы ; 2) характеристики (Критона, Сильвана, Медоры и др.), которые иллюстрируют авторскую мысль и следуют друг за другом без сюжетной связи, в виде портретной галереи; 3) рассуждение, в котором автор излагает свои положительные взгляды. Поэтому сатиры Кантемира, кроме заглавия, указывающего, к кому обращена речь, обычно имеют подзаголовок, определяющий предмет сатиры или тему обсуждения (на хулящих учение, на состояние мира сего , об образовании и др.). Все три элемента его сатиры имели сильную литературную традицию на русской почве, но в другом жанре — проповеди.Ближайший предшественник Кантемира, Феофан, вносил в свои проповеди сатирический материал, обычно в форме характеристик. Эта сторона проповедей Феофана оказала влияние на Кантемира. Кантемир также изучал искусство построения сатиры у западноевропейских писателей (Буало). В языке сатиров Кантемира, еще не свободном от примеси старославянских элементов словаря и синтаксиса, следует отметить довольно частое обращение автора к «просторечию». Стихи сатиров Кантемира — наиболее отсталый и архаичный элемент их литературной формы.Это силлабические стихи. Ценность сатир Кантемира прежде всего в их живой связи с современностью. Кантемир был внимательным наблюдателем, внимательно изучавшим жизнь русского дворянства, духовенства и чиновников. Он сумел подметить многие характерные детали, образы и картины русской жизни и живописно отразить их в своих сатирах. Важное место Кантемира в истории русской литературы определил Белинский: «Кантемир положил начало истории светской русской литературы.Великий критик метко назвал Кантемира «первым сподвижником Петра Великого в области литературы». Белинский считал важнейшей заслугой Кантемира именно то, что он «оживил поэзию» и стал основоположником сатирического направление в русской литературе


Главная » Заработок в интернете » Кантемир антиох дмитриевич краткая биография. Антиох Кантемир: биография. Произведения Антиоха Дмитриевича Кантемира.Самая известная книга Кантемира

биография. Произведения Антиоха Дмитриевича Кантемира

Антиох Дмитриевич Кантемир — один из виднейших деятелей культуры силлабической эпохи (период расцвета литературы до реформ Ломоносова). Он был всесторонне развитой личностью, занимался не только литературной, но и политической деятельностью: занимал дипломатические посты при Екатерине I.Познакомимся с его творчеством и биографией.

Антиох Кантемир: краткая биография

Антиох родился в 1708 году, в княжеской семье с румынскими корнями. Его отец, Дмитрий Константинович, был правителем Молдавского княжества, а мать, Кассандра, принадлежала к древнему и знатному роду Кантаккулов. Он родился и провел свои первые годы в Константинополе (современный Стамбул), а весной 1712 года семья переехала в Российскую империю.

В семье Антиох Кантемир был младшим. Всего было 6 детей: 4 сына и 2 дочери (Мария, Смарагда, Матвей, Сергей, Константин и Антиох). Все они получили прекрасное домашнее образование, но только наш герой воспользовался представившимися возможностями и продолжил обучение в Греко-славянской академии. Благодаря трудолюбию и тяге к знаниям князь Антиох Кантемир стал одним из самых просвещенных и передовых людей 18 века!

По окончании учебы юный Антиох поступил на службу в Преображенский полк и в очень короткий срок дослужился до прапорщика.В эти же годы (1726-1728) он слушал университетские лекции Бернулли и Гросса в Российской академии наук.

Первые произведения писателя

Начало творческого пути писателя пришлось на те годы, когда в обществе болезненно отреагировали на приостановку реформ Петра I. Сам Антиох был приверженцем петровских легенд, так в 1727 г. он присоединился к группе людей во главе с Феофаном Прокоповичем. На его работы повлияли эти общественные настроения.

Самая первая его работа была написана как практическое руководство к библейским стихам и псалмам, она называлась «Симфония к Псалтири». В 1726 году он преподнес свою рукопись Екатерине I в знак уважения и почтения. Его изречения очень понравились царице, и рукопись была напечатана тиражом более 1000 экземпляров.

Самая известная книга Кантемира

Чуть позже он начал переводить различные иностранные произведения, в основном — это переводы с французского. Самым известным произведением, подтвердившим его как превосходного переводчика, является перевод Фонтенеля.Антиох Кантемир не только выполнил грамотный пересказ книги «Беседы о разнообразии миров», но и дополнил каждый раздел своими мыслями и комментариями. Несмотря на актуальность книги во многих европейских странах, в России его сочинения были запрещены императрицей, поскольку, якобы, противоречили основам морали и религии.

Антиох Кантемир: произведения сатиры

Антиох считается основоположником такого рода литературы, как сатира.Его первое стихотворение выявило недоброжелателей науки. Одно из самых известных произведений — «К богохульным учениям. К своему уму», в этом произведении он иронически обращается к тем, кто считает себя «мудрецами», но «В Златоусте не поймут».

Самый расцвет его творческой деятельности пришелся на 1727-1730 годы. В 1729 году он создал серию сатирических стихов. Всего он написал 9 сатир, вот самые известные из них:

  • «Зависть дворян злых» — издевается над дворянами, успевшими утратить изначальную доброжелательность и далеко отставшими от культуры.
  • «О различии человеческих страстей» — это было своего рода послание новгородскому архиепископу, в котором обличались все грехи и страсти высокопоставленных церковных служителей.
  • «Об истинном блаженстве» — в этом произведении писатель Антиох Дмитриевич Кантемир рассуждает о вечных вопросах бытия и отвечает «только тот блажен в этой жизни, кто довольствуется малым и живет в тишине».

Особенность произведений

Во многом сатирические произведения князя были обусловлены его личными убеждениями.Князь Антиох Кантемир был настолько предан России и любил русский народ, что главной его целью было сделать все для его благополучия. Он сочувствовал всем реформам Петра I, а сам царь пользовался безграничным уважением за свои усилия в деле развития просвещения. Все его мысли открыто изложены в его произведениях. Главная особенность его стихов и басен заключается в мягкости обличений, его произведения не грубы и полны грустного сопереживания закату многих начинаний великого Петра I.

Некоторые отмечают, что Антиох Кантемир, биография которого также связана с государственной деятельностью, смог создать столь глубокую политическую сатиру только благодаря опыту посла в Англии. Именно там он получил большие знания об устройстве государства, познакомился с трудами великих западных просветителей: огромное влияние на его творчество оказали труды Горация, Ювенала, Буало и Персии.

Государственная деятельность Антиоха Кантемира

Кантемир Антиох Дмитриевич (биография которого тесно переплетается с переломными моментами в истории Российской империи) был сторонником реформ Петра I, поэтому в 1731 г. выступил против законопроекта, предлагавшего предоставление политических прав к дворянам.Однако он пользовался расположением императрицы Анны Иоанновны, она много способствовала распространению его произведений.

Несмотря на свою молодость, Антиох Кантемир смог добиться больших успехов в государственных делах. Именно он помог императрице занять подобающее ей место, когда представители Верховного Совета планировали организовать государственный переворот. Антиох Кантемир собрал множество подписей офицеров и других служащих различных рангов, а затем лично сопровождал Трубецкого и Черкасского во дворец императрицы.За свои услуги он был щедро одарен деньгами и назначен дипломатическим послом в Англии.

Дипломатические звания

В начале 1732 года, в возрасте 23 лет, отправился в Лондон служить дипломатическим резидентом. Несмотря на незнание языка и отсутствие опыта, он смог добиться больших успехов в отстаивании интересов Российской империи. Сами англичане говорят о ней как о честной и высоконравственной политике. Интересный факт: он был самым первым русским послом в западной стране.

Должность посла в Англии послужила ему хорошей дипломатической школой, и после 6 лет службы в Лондоне он был переведен во Францию. Ему удалось наладить хорошие отношения со многими французскими деятелями: Мопертюи, Монтескье и другими.

1735-1740-е годы были очень сложными в русско-французских отношениях, возникали различные противоречия, но благодаря усилиям Кантемира многие вопросы решались мирными переговорами.

Судьба произведений

Всего им написано около 150 произведений, среди которых сатирические поэмы, басни, эпиграммы, оды и переводы с французского языка.Они сохранились до наших дней, но несколько основных переводов были утеряны. Есть подозрения, что они были намеренно уничтожены.

Например, до сих пор неизвестна судьба рукописей Эпиктета, Персидских писем и многих других переводов статей с французского на русский язык.

Часть своих произведений Антиох Кантемир подписал под именем Харитон Макентин, что является анаграммой его имени и фамилии. Он гордился своими работами, но они не увидели свет: практически все страницы рукописей были утеряны.

Его литературное наследие составляет более полутора сотен произведений, в том числе 9 сатирических стихосложений, 5 песен (од), 6 басен, 15 эпиграмм (из них 3 называются «Сам автор», и представляют собой три части единого труд), около 50 переводов, 2-3 больших перевода произведений с французского языка, авторами которых были современники Кантемира.

Какой вклад внесла Антиохия в русскую литературу?

Его значение в истории развития и становления древнерусской, да и современной литературы трудно переоценить.Ведь вопросы, поднимаемые в его произведениях, актуальны и по сей день: обращение к государственным чиновникам, противоправные действия чиновников и членов их семей и т. д. Кантемир является родоначальником такого рода литературы, как сатира. Может возникнуть вопрос: чем мог быть недоволен титулованный князь и зачем он написал сатиру? Ответ кроется в его сочинениях, в которых он признается, что только истинное чувство гражданина дает ему смелость писать столь пронзительные сатирические произведения. Между прочим, слово «гражданин» придумал сам Кантемир!

Должность посла в Париже отрицательно сказалась на его здоровье, и без того ослабленном из-за перенесенной в детстве болезни оспы.К сожалению, Кантемиру пришлось пережить долгую и мучительную смерть. Он умер в Париже в 1744 году в возрасте 37 лет. Похоронен в Свято-Николаевском греческом монастыре, который находится в Москве.

Стефан Лемни, Лес Кантемир

1Специалист по исследованию истории Румынии и xviii e siecle français, Стефан Лемни с интересом к сыну dernier ouvrage aux deux Cantemir : отец, Деметриус, историк, музыкант и принц Молдавии, аян Пьер Альянс с авеню le Grand dans l’espoir de voir son pays libéré de la domination turque ; et le fils, Антиох, посол д’Анны Ивановны, пуи д’Елизаветы Петровны, d’abord à Londres, puis à Paris, mais également écrivain, bien connu en Russie pour ses satsires, et pour son role dans l’introduction du classicisme dans la littérature du xviii e век.

2Double biography, l’ouvrage of Stefan Lemny est découpé en deux grandes party, elles-mêmes subdivisées en chapitres relatant les разнообразный период de la vie des deux hommes et/ou leurs divers center d’intérêt et activités intellectuelles. Эта двойная биография состоит в том, что он добился успеха в триединстве в филигранной семье отца Деметрия и дедушки Антиоха, Константина, боярского молдавского монастыря на троне де сына, платившего и основателя династии.

3L’ajout de ce troisième personnage permet de développer la problematique Centrale du livre : habile mais inculte, Константин основал династию, не пользуясь престижем est celui des armes. Son fils et son petit-fils auront à cœur de compenser ce déficit de capital symbolique en y ajoutant le prestige des lettres. Heureux tous deux dans cette aventure, ils le furent toutefois beaucoup moins en politique. Le père, Деметриус, ne régna ainsi que quelques mois. Quant au fils Antiochus, il se contenta d’une diplomatique, certes réussie, au service de la Russie.

4La deuxième problématique de l’ouvrage of Stefan Lemny est celle de l’interculturalité et de la manière dont les deux Cantemir la gérèrent, notamment en remplissant la foction de passeurs de Cultures. Деметриус, айнси, faisait сосуществуют в гармонии с культурой Молдовы, православной и культурой суверенных тюрков, не знай языка, религии и музыки. À ce titre, il servit de passeur, tout d’abord en mettant ses connaissances sur l’Empire ottoman au service de Pierre le Grand, puis en rédigeant des ouvrages sur l’histoire de la Porte, notamment son Histoire de l’Empire Оттоманка , que ле усилия де сына fils feront connaître dans l’Europe entière.Le fils, Moldave russifié, contribua d’abord à importer en Russie le classicisme français avec ses satires, puis vécut en Europe, où il côtoya savants, musiciens et écrivains, dont il traduisit vers le russe les œuvres, notamment les Entretiens sur la множественное число миров де Фонтенель.

5Эволюция семьи Кантемир, ainsi, les voit passer en deux générations de boyard inculte à interlocuteur de Voltaire et Montesquieu. Cette évolution se double d’un périple géographique, de la Moldavie sous souveraineté turque à Londres et Paris.Et c’est là la troisieme idée développee par l’ouvrage : en décrivant l’arc menant d’Istanbul à Paris, Стефан Лемни допрашивает культурную географию Европы des Lumières, en la décentrant quelque peu : Стамбул и сокровища в этом месте , de même que Moscou et Saint-Pétersbourg, considerées, depuis la Porte, comme une première étape européenne, et non, comme depuis Paris, comme une première étape asiatique.

6Bâti sur ces trois problématiques (построение династии, функции культурных прохожих, переопределение интеллектуальной географии Люмьеров), l’ouvrage de Stefan Lemny est d’une лекция, обогащенная.На ne peut qu’être impressionné par l’ampleur de l’information de l’auteur, не указывайте косвенную ссылку на библиографию на китайских языках (французский, английский, русский, руменский и аллемандский) qui clôt l’ouvrage. Le tableau donné par l’auteur de la vie de Demetrius et du milieu intellectuel orthodoxe d’Istanbul est passionnant. В отношении партии de l’ouvrage consacrée à Antiochus parait un peu plus pâle, même si ceci s’explique sans doute parce qu’il y est fait reférence à des événements et des réseaux sociaux bien mieux connus du dix-huitiémiste «classique ».

7À cette remarque, on peut en ajouter quelques autres. О сожалении об ошибках в определениях. Tout lecteur n’étant pas spécialiste du sujet traité, on aurait souhaité que Stefan Lemny explique les termes renvoyant aux réalités politiques moldave et ottomane du xviii e век ( «drogman» , 915na 9159 73; стр. 91; «господар» , стр. 289). De même, on peut déplorer la présence de quelques fautes factuelles ou d’interpretation.Ainsi la mort de Pierre I er est datee tantôt de 1724 (стр. 177), tantôt du 8 février 1725 (стр. 182), tantot du 26 января 1725 года (стр. 190). La première datation est erronée. Quant aux deux autres, elles correctment à la date correcte dans le nouveau style et dans l’ancien, entre lesquels l’auteur ne semble pas choisir. Le domaine de Cernaja Gjaz´, racheté by Екатерина II в семье Кантемир в 1775 году, accueillit le palais de Caricyno, et non de Carskoe Selo (стр. 113). Ensuite il est inexact, dans le système du classicisme, de définir l’ode comme un жанр «mineur» (стр.193, 271). De même, il ne convient pas de s’étonner de l’absence, dans la bibliothèque d’Antiochus, des œuvres of Shakespeare et de Rabelais (стр. 265). En effet, cette bibliothèque reflète les gouts des lecteurs des Lumières. Или, ни Шекспир, ни критика по отношению к арендаторам классицизма для сыновей правителей, ни Рабле, редкая публикация и сеулемент в «полиции», не корреспондент à ce gout, en tout cas dans les annees 1730–1740. Enfin, о том, что вы сожалеете о том, что автор, не подходите к современности в анализе социальных ресурсов, или о стратегиях социального восхождения Кантемира, emprante des jugements ou cède parfois à des considérations quelque peu устарел.Ainsi eût-il sans doute été préférable de traiter avec Distance le jugement de Belinskij sur Antiohus, selon lequel le poète «a uni la littérature à la vie» (стр. 276). De même, l’évocation by Stefan Lemny de traits de caractère des personnages évoqués sur la base de la description de tableaux (p. 42, 302) paraît très субъективно, et n’accorde pas toujours l’importance qui lui est due au poids des code picturaux présidant à la représentation. Enfin, et pour termer, l’ouvrage présente malheureusement un nombre Important de coquilles que l’on peut souhaiter voir disparaître lors d’une éventuelle réédition.

8Ces quelques remarques faites, il faut rendre hommage à l’auteur. Сын рождается как одна замечательная эрудиция, связанная с тем, что у него плохое состояние, qui articule intelligemment, à travers les trois problématiques évoquées plus haut, la biographie d’acteurs majeurs des Lumières russes à leur début. Enfin, et ce n’est pas son moindre mérite, le livre of Stefan Lemny заменяет le Talent Reconnu d’Antiochus dans la genéalogie fascinante et bien moins connue, en tout cas du lecteur francophone, de la famille Cantemir.

» В честь принца Кантемира — Лу Харрисон говорит и поет

Покойный Лу Харрисон был известен своим интересом к незападным музыкальным традициям, но его собственная музыка довольно избирательна в своей восприимчивости к «экзотическим» влияниям: она имеет ярко выраженные пристрастия и совсем не является безвкусной мультикультурной мешаниной. Однако я не знал ни об этой пьесе, ни о том, что его интересы распространялись на Кантемира и османскую музыку.Однако это имеет смысл; он всегда был прежде всего мелодистом и любил изысканные, извилистые, метрически сложные и интонационно утонченные мелодии, характерные для всей традиции макам, такие, которые, как некоторые говорят (он сказал бы), были утеряны или невозможны в западной культуре. классической музыки через ее одержимость гармонией.

Сам Дмитрий Кантемир (1673–1723) был очаровательной фигурой, способной привлечь внимание всех, кто интересуется пересечением или стиранием культурных границ.Его отец был принцем Молдавии, должность, которую он сам ненадолго дважды занимал в течение своей жизни. Большая часть его была проведена в изгнании, сначала при османском дворе, который имел в то время определенную культурную открытость, чтобы уравновесить свою нетерпимость к местной автономии (Молдавия тогда находилась под властью Османской империи), а позже, после перехода на сторону Петра Великого в Русско-турецкая война в России.

Он был эрудит и знал много языков, латынь и греческий, а также турецкий, румынский, русский и полдюжины других, и написал книги на нескольких.Работа, благодаря которой он был наиболее известен на Западе, была историей Османской империи, написанной на латыни. Он написал то, что считается первым романом на румынском языке. Но больше всего его помнят в Турции за его музыкальное творчество. Он написал знаменитый теоретический трактат о музыке, сочинил несколько собственных произведений и изобрел нотацию, которая сохранила не только их, но и сотни других произведений османской придворной музыки для потомков.

Его дети были заметными фигурами в истории России.Мария, его дочь, была необыкновенной красавицей, за которой ухаживал сам Петр Великий, от которого, как сообщается, у нее был ребенок, а Антиох, его сын, разделивший с отцом широкое образование и языковые способности, оказал важное влияние на развитие Русская поэзия, как через его стихотворные сатиры, так и через его вклад в понимание и практику русского стихосложения. Он провел время в Лондоне и Париже в качестве дипломата, и его контакты там, несомненно, способствовали известности его отца как историка.

Семинар Принстон-Бухарест — по философии раннего Нового времени

Мы используем ту же ссылку, что и прошлой весной. Если у вас его нет, напишите нам по адресу: [email protected]

ДАТА: вторник, 16 ноября

ВРЕМЯ: 13:00 по Принстонскому времени (ET) / 20:00 по Бухарестскому времени (UTC+2)

ПАНЕЛЬ: Рассмотрение субстанции в ранней современной английской философии: Кадворт, Троттер, Конвей

ДОКЛАДЧИКИ: Оливия Бранскум (Колумбийский университет), София Кальвенте (Национальный университет Ла-Платы) и Наталья Строк (Университет Буэнос-Айреса)

РЕЗЮМЕ:

Монизм, панпсихизм и проблемы разума и тела: случай Энн Конвей

Оливия Бранскум

Давайте будем считать панпсихизм точкой зрения, согласно которой умственные способности (и, возможно, сознание) являются фундаментальными и вездесущими в мире природы.[Nb: двойные требования фундаментальности и вездесущности вытекают из определения, предложенного Уильямом Сигером (2020).] Понимаемый таким образом, панпсихизм может показаться решением проблемы разума и тела: если, в конце концов, «все мыслит», то классические вопросы взаимодействия веществ, похоже, теряют свою актуальность. В этом выступлении я утверждаю, что недостаточно предлагать панпсихизм как решение проблемы «разум-тело». Скорее, мы должны тщательно изучить фундаментальную онтологию, связанную с конкретной панпсихистской системой, тем самым оценив ее факторы риска множественных проблем между разумом и телом как часть целостной оценки теоретической и практической пригодности системы.Сначала я выделю способы, которыми различные формы монизма порождают свои собственные проблемы разума и тела, кратко рассмотрев две формы идеализма (например, те, которые иногда приписывают Беркли и Лейбницу) и механистический материализм в качестве конкретных примеров. В то время как монистические панпсихизмы в целом решают проблему взаимодействия, могут возникнуть и другие серьезные проблемы, включая проблемы с эмерджентизмом (как физические или ментальные качества возникают из нематериальных или психически инертных субстанций?) и/или избыточность телесных восприятий.Изучив проблемы разума и тела, с которыми сталкиваются различные онтологические варианты, я затем обрисовываю систему Энн Конвей, чтобы предположить, что ее характерный монизм о творении — взятый вместе с формой панпсихизма, которую, как я утверждаю, она поддерживает — лучше противостоит разуму. -проблемы с телом, чем некоторые известные альтернативы. Презентация завершится признанием ряда трудностей, с которыми столкнулась система Конвея.

Головоломка Кэтрин Троттер Кокберн: нематериальная неразумная субстанция, мыслящая материя и иерархия существ

София Кальвенте

Кэтрин Троттер Кокберн (1679-1749) предлагает новую революционную концепцию субстанции, которая стирает любые резкие различия между материей и духом.Эта концепция отражена в ее понимании пространства, выраженном в «Замечаниях о некоторых писателях» (1743), где она определяет его как немыслящую нематериальную субстанцию, которая действует как переходное звено между немыслящей материальной субстанцией и мыслящей нематериальной субстанцией. . Чтобы выдвинуть это определение пространства, она прибегает к платоновскому тезису о том, что вселенная организована как иерархия всех возможных типов существ, отличающихся друг от друга лишь степенями.Ее новая концепция субстанции уже находит прецедент в ее первом сочинении, 91 594. В защиту эссе 91 595 г. Локка (1702), где она утверждает, что мысль не обязательно связана с нематериальностью и, следовательно, нет противоречия в наделении материи способностью думать. Эти утверждения позволяют найти объединяющую нить в ее метафизической мысли, поскольку разобщение мысли от нематериального открывает путь к предположению о существовании нематериальной и не мыслящей субстанции: пространства.Однако непротиворечивость ее метафизики находится под угрозой из-за ее приверженности тезису о Великой Цепи Бытия, поскольку иерархия существ, имплицитно подразумеваемая в этом тезисе, кажется, вступает в противоречие с возможностью мыслить материю, поскольку материя находится на самой нижней ступени шкалы. существ. Моя цель состоит в том, чтобы оценить, может ли тезис Кадворта о том, что нематериальная субстанция является активным принципом, работающим в материи, порождающим мысли, в случае людей, быть хорошей альтернативой для разрешения этого несоответствия, или можно было бы искать другие альтернативы.

Души, тонкие тела и иерархия существ у Ральфа Кадворта

Наталья Строк

Ральф Кадворт (1617-1688) — одна из главных фигур так называемого кембриджского платонизма XVII века. Он предлагает дуалистическую метафизику, которая расходится с десакартовским дуализмом res extensa и res cogitans. В кембриджской платонистской философии нематериальная субстанция активна, просто активна, без необходимости быть ментальной или даже сознательной (это, например, случай пластической природы), хотя и достигает различных степеней сложности.С другой стороны, материальная субстанция пассивна, она объемна и протяженна. Согласно платоновской традиции, Кадворт предполагает иерархию существ, в которой материя занимает последнее место, а разумные души — первое, когда имеют дело с сотворенным миром. Тем не менее интересно, что бестелесная субстанция действует внутренне в материи, а души всегда соединены с каким-то телом, так что найти душу без тела невозможно, хотя по логике и шкале существ души выше к телам.Таким образом, существует цепь существ, где две субстанции всегда вместе. В этой статье я хотел бы понять смысл этой необходимости объединения и поиска различных видов или конфигураций тел, сопровождающих различные конфигурации, которые представляет бестелесная субстанция. Интересно, что Кадворт не поддерживает протяженность нематериальной субстанции, как это сделал бы его коллега Генри Мор, а находит некую «сущностную глубину» или «βάθος», в терминах Симплициуса, в качестве характеристики этой субстанции.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.