Какой чин носил пушкин: Тест по Пушкину ❤️ | Конспекты уроков по русскому языку

Содержание

Тест по Пушкину ❤️ | Конспекты уроков по русскому языку

Вопросы для теста по творчеству А. С. Пушкина

1. В каком году родился А. С. Пушкин?

А) 1791;

Б) 1799;

В) 1809;

Г) 1837.

2. В каком городе родился А. С. Пушкин?

А) в Петербурге;

Б) в Москве;

В) в Ростове;

Г) в Орле.

3. Какой чин носил А. С. Пушкин?

А) статский советник;

Б) тайный советник;

В) камер-юнкер;

Г) коллежский секретарь.

4. Какой русский поэт после прочтения поэмы А. С. Пушкина «Руслан и Людмила» подарил ему свой портрет с надписью «Победителю ученику от побежденного учителя»?

А) Г. Р. Державин;

Б)

В. А. Жуковский;

В) К. Ф. Рылеев;

Г) Е. А. Баратынский.

5. Кому было посвящено стихотворение «Мой первый друг, мой друг бесценный!..»?

А) И. Пущину;

Б) К. Рылееву;

В) А. Дельвигу;

Г) В. Кюхельбекеру.

6. В стихотворении «Зимний вечер» А. С. Пушкин пишет: «Выпьем, добрая подружка/ Доброй юности моей…». К кому обращается поэт?

А) к Н. Н. Гончаровой;

Б) к А. П. Керн;

В) к няне;

Г) к матери.

7. Какое произведение не входит в цикл повестей Ивана Петровича Белкина?

А) «Метель»;

Б) «Гробовщик»;

В) «Барышня-крестьянка»;

Г) «Дубровский».

8.

Авторство какой сказки не принадлежит А. С. Пушкину?

А) «Конек-горбунок»;

Б) «Сказка о Медведихе»;

В) «Сказка о попе и о работнике его Балде»;

Г) «Сказка о рыбаке и рыбке».

9. Каким стихотворным размером написано стихотворение А. С. Пушкина «Песнь о вещем Олеге»?

А) ямб; б) анапест; в) дактиль; г) амфибрахий.

10. Какой художественный прием использует поэт в подчеркнутых примерах: «Не пропадет ваш скорбный труд/ И дум высокое стремленье»?

А) метафора;

Б) сравнение;

В) эпитет;

Г) инверсия.

Ответы:

1-б

2-б

3-в

4-б

5-а

6-в

7-г

8-а

9-г

10-в

Ответы на контрольную работу по Дубровскому 🤓 [Есть ответ]

Ответы на контрольную работу по роману А.

С. Пушкина «Дубровский»

1 вариант

  • Имя отца Владимира Дубровского? б) Андрей Гаврилович
  • Имение Дубровских называлось:в) Кистенёвка
  • В каком чине был отец Владимира Дубровского? Какой чин имел А. Г. Дубровский? а) поручик
  • Назовите имя псаря, который обидел Дубровского: г) Парамошка
  • По какой причине у Дубровского отняли имение? За что у Дубровского отобрали имение? в) по ложному доносу.
  • Зачем Владимир приказал поджечь усадьбу? в) чтобы дом не достался Троекурову.
  • Почему Владимир отказался мстить Троекурову за отца? в) любовь к Марье Кирилловне.
  • Выберите вариант, в котором отражен финал романа: в) отъезд Владимира Дубровского за границу.
  • Задания с кратким ответом

    • Как называлось поместье князя Верейского? Ответ: Арбатово.
    • Маша и Дубровский договорились, что в случае опасности ей нужно положить этот предмет в дупло лесного дуба. Какой это предмет? Ответ: кольцо.
    • Чье это описание?
    • а) «Живописец изобразил её облокоченною на перила, в белом утреннем платье с алой розою в волосах».

      Ответ: мать Владимира Дубровского.

      б) «… толстый мужчина лет пятидесяти, с круглым и рябым лицом, украшенным тройным подбородком …». Ответ: Спицын.

  1. Кем выдавал себя Дубровский, чтобы попасть в дом к Троекурову. Ответ: учитель Дефорж.
  2. Вставьте пропущенное слово в письме Дубровского: «я терпеть шутки от Ваших … не намерен». Ответ холопьев.

2 вариант

  • Назовите имя отца возлюбленной Дубровского, Маши: а) Кирила Петрович.
  • Имение Троекуровых называлось: а) Покровское.
  • В каком звании был Троекуров? в) генерал-аншеф.
  • 4.Кем служил у Троекурова Парамошка? а) псарь Троекурова.

  1. Что заставило Владимира срочно приехать из Петербурга домой? б) письмо няни.
  2. Для чего Дубровский представился Дефоржем? а) чтобы отомстить Троекурову.
  3. Почему Маша отказалась от помощи и счастья с Дубровским? г) обвенчалась с князем Верейским в церкви и должна хранить ему верность.

8. Выберите вариант, который отражает финал романа в) отъезд Владимира Дубровского за границу.

Задания с кратким ответом

  • За кого вышла замуж Маша Троекурова. Ответ: Верейский.
  • Кого или что спас Архип при пожаре в Кистеневке? Ответ: кошку.
  • Чьи описания даны:
  • а) «… маленький человек в кожаном картузе и фризовой шинели… . Через минуту (он) уже стоял перед Кирилом Петровичем, отвешивая поклон за поклоном и с благоговением ожидая его приказаний». Ответ: Шабашкин.

    б) «В эту минуту в залу вошёл, насилу передвигая ноги, старик высокого роста, бледный и худой, в халате и колпаке».Ответ: Андрей Гаврилович Дубровский.

  1. Какие чувства испытывал Владимир к Маше? Ответ: он её любил.
  2. Впишите пропущенное имя в следующем предложении: «я скорее соглашусь, кажется, лаять на владыку, чем косо взглянуть на …». Ответ: Кирилла Петровича.

Оценка: 4.1 (24 голоса)

фонетический разбор, примеры предложений, синонимы, связанные слова

Камер устремился ему в след.

Кстати, камер-юнкер Каменский тоже ведь после камер-юнкерства стал кем Генерал-майором.

Придворный чин камер-юнкера,
который носил А. С.

Альп и Мехмет пошли в покои сына, а мы же с Фюлане и служанками направились к покоям Камер Хатун.

Именно в этом чине состоял Александр Сергеевич Пушкин, пожалованный 31 декабря 1833 года званием камер-юнкера.

камер, утверждал он

Государю в возрасте 47 лет нет нужды переписывать записи камер-фурьерского журнала себе в тетрадь.
Но ведь в камер-фурьерском журнале все не опишешь.

Следуя по следам камер-юнкера, мы наконец-то добрались до конца путешествия.

Но самым потрясающим было количество камер.
В начале XXI было неплохо, если на большой город приходилось несколько нормально работающих камер.

Фото: камер-юнгфера Анна Павловна Романова.

У хороших камер был общий вывод: открывали камер десять и выводили одновременно около ста человек через подземный туннель в рабочий корпус.

Марья Саввишна Перекусихина (1739--1824) -- камер-юнгфрау (камер-юнгфера) императрицы Екатерины II, её доверенная близкая подруга и личная прислуга.

Я закатила глаза и пошла в сторону камер. Ну как так можно! Тут же три сотни камер, в какой из них музыканты
***
Первая сотня камер просмотрена.

Камер-версия фоторепортера...
Кавер-версия дивертисмента...
Голоса в камере - камер-тон...
Канон фирмы Сanon...
На тон ниже, на пинту больше!

Несколько камер вместе покрывают полный угол обзора. Вся информация передаётся на сервер.

Фёдор (1805--1848), камер-юнкер, католик, писатель, иезуит.

"Государю неугодно было, что о своём камер-юнкерстве отзывался я не с умилением и благодарностью.

Пушкина убило камер-юнкерство, а вовсе не пуля Дантеса. Пуля была только неизбежным следствием.

Всё таки, установили двенадцать камер слежения!
Никто же не знает, что это бутафория и муляжи.

* * *
А Ринатушка получил новый заказ и собирается установить двадцать видео камер на тамошнем молокозаводе и коровнике.

Дифференцированный зачет Литература (Рфэи) Оценка отлично!!!

4 автора готовы выполнить вашу работу

нанять автора Написать сообщение нанять автора Написать сообщение нанять автора Написать сообщение нанять автора Написать сообщение

Александр Сергеевич в лицее, дома и на Черном море. Экспонаты выставки «Портреты Пушкина»

Этим летом исполняется 220 лет со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина. В преддверии юбилея Государственный музей А.С. Пушкина выставляет редкое по размерам и качеству собрание портретов классика русской литературы. Проект подготовлен совместно с Всероссийским музеем А.С. Пушкина при участии двух десятков федеральных и региональных музеев и библиотек.

В экспозиции — 300 произведений в различных жанрах: живопись, скульптура, графика, мелкая пластика, изделия народных промыслов, наивная пушкиниана. Mos.ru и агентство «Мосгортур» рассказывают истории создания ключевых портретов.

Саша Пушкин, три года

Первый портрет Пушкина был написан в Москве. Некоторое время автором этой миниатюры маслом на металле считался неизвестный крепостной. Позднее изображение было приписано офицеру и художнику-любителю

Ксавье де Местру, вхожему в дом Пушкиных.

Уроженец французской Савойи де Местр был принят на русскую службу Багратионом в 1799-м, в год рождения Пушкина. Его военная карьера в России началась со знаменитого Швейцарского похода Суворова. Вскоре после возвращения в Россию Суворов умер, и без поддержки полководца де Местру пришлось нелегко. В первые годы XIX века он вместе с семьей осел в Москве, подрабатывая уроками рисования. В это время он создал этот детский портрет будущего поэта и портрет его матери Надежды Осиповны.

Позднее де Местр вернулся в армию, в Отечественную войну дослужился до чина генерал-майора и стал первым директором Морского музеума (сейчас — Центральный военно-морской музей в Санкт-Петербурге).

Подросток Александр

Первый книжный портрет Пушкина увидел свет в августе 1822 года, когда в Петербурге вышло первое издание его поэмы «Кавказский пленник». Хотя автору к тому моменту исполнилось 23 года, в книгу попал его мальчишеский портрет времен учебы в лицее. Современники видели в этой композиции аллюзию на широко известный тогда портрет

Байрона кисти Ричарда Весталла. Английский поэт-лорд на нем так же задумчиво подпирал подбородок.

Изображение юного Пушкина сопровождалось пояснением: «Издатели присовокупляют портрет автора, в молодости с него рисованный. Они думают, что приятно сохранить юные черты поэта, которого первые произведения ознаменованы даром необыкновенным».

Никто не поинтересовался мнением поэта об идее опубликовать в книге лицейский портрет — сам он в то время пребывал в кишиневской ссылке. Получив готовую книгу, Пушкин отметил работу гравера, однако расстроился, что его изобразили юнцом, и распорядился убрать портрет из следующего издания поэмы.

Сложно отрицать ценность работы, благодаря которой до нас дошел облик Пушкина-лицеиста, каким его видели современники. Версию для книги мастерски выполнил известный гравер Егор Гейтман. Споры по поводу изображения, которое он использовал в качестве образца, не утихали долгие годы. Считается, что в основе лежит также представленный на выставке акварельный портрет, сделанный с натуры Сергеем Чириковым — гувернером, воспитателем и учителем рисования Царскосельского лицея. А скопированный с него рисунок, по которому работал Гейтман, приписывают Карлу Брюллову. Этот набросок не сохранился.

Два канонических портрета

Самыми известными изображениями поэта остаются два портрета кисти Василия Тропинина и Ореста Кипренского, написанные после триумфального возвращения Пушкина из ссылки в Михайловском. Оба были сделаны в 1827 году, первый — в начале года в Москве, второй — весной в Петербурге.

Почти одновременное их появление стало событием — публика с удовольствием обсуждала разницу в подходах художников. Оба портрета представлены в экспозиции не в оригиналах, а в репродукциях художников разных лет.

К Тропинину Пушкин обратился сам. Тот показал его в домашней обстановке, в халате, в котором заказчик, скорее всего, не позировал. Карандашный набросок и этюд маслом, сделанные тропининской рукой, показывают процесс работы над шедевром — на этюде еще нет той легкой улыбки, которая появилась потом на портрете. Оба эскиза представлены на выставке.

Кипренский невольно противопоставил «домашнему» поэту Тропинина романтизированного гения со скрещенными на груди руками и статуэткой музы на заднем плане. Довершил этот байронический образ клетчатый шотландский плед через плечо.

Широкую известность работа Кипренского получила благодаря офорту мастера портретной гравюры Николая Уткина, выполненному для поэтического альманаха «Северные цветы на 1828 год». На выставке представлена большая редкость — пробный отпечаток красной краской.

Профессор гравировального класса Академии художеств не ограничился механической репродукцией живописного оригинала. Отказавшись от музы и романтического тартана, изменив положение рук, Уткин смягчил образ, придал ему камерность. Неслучайно такой вариант портрета стал не только самым тиражируемым, но и, по мнению отца и друзей поэта, самым удачным изображением Пушкина.

Промашка с бакенбардами

В число приятелей Пушкина входили братья-художники Григорий и Никанор Чернецовы. В совместную работу, посвященную поэту, каждый из них вложил то, над чем уже работал ранее.

В сентябре 1820 года Пушкин побывал в Бахчисарае. Впечатления от посещения дворца крымских ханов воплотились в поэме «Бахчисарайский фонтан». На пике ее популярности в тех краях оказался и Никанор Чернецов. Он не мог пройти мимо живописной натуры, которая была у всех на слуху, и вернулся в Петербург с запасом набросков.

Его брат рисовал Пушкина, работая над заказом Николая I — огромным полотном, посвященным параду по случаю подавления Польского восстания. Царь распорядился, чтобы на первом плане были изображены все крупные деятели Российской империи, как бы приветствующие историческое событие. В записях Григория Чернецова сохранилась такая пометка о сеансе портретирования: «Александр Сергеевич Пушкин, рисовано с натуры 1832 года, Апреля 15-го. Ростом 2 аршина 5 вершков с половиною». На эскизе Пушкин в компании Крылова, Жуковского и Гнедича прогуливается в Летнем саду.

Смерть поэта побудила братьев вернуться к своим черновикам — так родилась фантазия «Пушкин в Бахчисарайском дворце». Антураж дворца передал Никанор, Григорий вписал в это изображение фигуру Пушкина, однако допустил промашку: он нарисовал поэта с бакенбардами, которые Пушкин в момент своего крымского путешествия еще не носил.

Картина «Пушкин в Бахчисарайском дворце», а также литография «Крылов, Пушкин, Жуковский и Гнедич» тоже представлены на выставке.

Еще одна коллаборация

Образ Пушкина объединил для совместной работы не только братьев Чернецовых, но и Ивана Айвазовского и Илью Репина.

За полгода до своей трагической гибели Пушкин посетил Академию художеств в Петербурге, где ему представили одного из лучших учеников — 19-летнего золотого медалиста Айвазовского. «С тех пор и без того любимый мною поэт сделался предметом моих дум, вдохновения и длинных бесед и расспросов о нем», — вспоминал художник.

Айвазовский был словно одержим желанием написать своего кумира — он создал целый цикл изображений поэта на фоне крымской природы, насчитывающий более десятка картин. Однако если пейзажная часть, особенно море, получалась у него живо и эмоционально, то на написание Пушкина мастерства у художника не хватало. В конце концов в 1877 году, во время работы над полотном «Прощание Пушкина с Черным морем», знаменитый маринист обратился за помощью к Репину.

«Дивное море написал Айвазовский… И я удостоился намалевать там фигурку», — так потом Репин, явно скромничая, отозвался о своем вкладе в создание шедевра, который занял свое место в ряду лучших образцов живописной пушкинианы. На выставке рядом с плодом сотрудничества двух мастеров висит и одна из сольных работ пушкинского цикла Айвазовского — «Пушкин на берегу Черного моря».

Выставку «Портреты А.С. Пушкина» можно увидеть до 19 мая.

Что нам всем Пушкин сделал?

 

— …ну а что — чиновники…дело не в чиновниках! Пушкин вот тоже — чин носил, и ничего — не умер!

— Пушкин умер.

— Ну ты всегда был занудой! Ну умер, да. Но ведь не от этого!

(Из разговора, подслушанного на Невском) 

В день его смерти мы в юности- молодости заказывали панихиду. Пушкин – русский бог-демиург. Бог умер. Надо помянуть добрым словом. И добрым вином. Слово он нам дал. Вино сами купим.

Сейчас же мы вместо дружеских трапез и пирушек (хоть и по скорбному поводу) в день его смерти хочется еще раз перечитать его, спокойно поразмышлять о нем, веселом и мудром Пушкине, солнце, озарившем русскую жизнь, о поэте-царе, и о Поэте и Царях. Мы взрослеем вместе с Пушкиным, замечали? Стареть нам с Толстым, но это после, после. Не сейчас.

А сейчас…

А сейчас, что ни скажи о нем – все будет банальностью, кем-то уже сказанной, подуманной, произнесенной, написанной и откомментированной. Потому что жизнь мало какого русского человека изучена так пристально, так подробно, так внимательно – по дням, а порой и по часам, как жизнь Пушкина. И как смерть Пушкина. Обед одного тогда, в золотую эпистолярную эпоху, прекрасно описывал в своем дневнике другой, семейные неурядицы которого обстоятельно пересказывал в частном письме третий, третьего же ужин запечатлел в виде анекдотца в чьем-то альбоме первый.Замыкается круг, и круги расходятся, и жизнь Пушкина, и его ближнего круга, и круга подальше, изучена за долгие годы хорошо, местами совершенно и можно ткнуть в календарь и, прогуливаясь по Мойке, представить, что было здесь, на берегах Невы,в эту дату.

Это пристальное внимание к Пушкину закономерно и понятно. Пушкин действительно – русский бог, национальное божество, созидательный и созидающий дух. Если бы его не было – его стоило бы придумать. И он и был придуман, с его жизнью-романом, с его оперной трагической дуэлью, с чернокожим чужеземным прадедом, крестником Петра Великого, с красавицей женой, с друзьями-бунтовщиками и канцлерами, с ссылками и царской дружбой, с любовными историями, и главное, главное! – с редким могучим даром. Столько всего должно было случиться и сложиться, чтобы выкроилась эта особая, уникальная, штучная судьба, первого русского Поэта, вундеркинда и хулигана, русского певца и мыслителя, прозаика и драматурга, историка и издателя, журналиста и злого шутника, любовника и мужа, верного друга, умницы и мудреца, острослова и критика – Пушкина. И не вглядываться в него. Как в божество – невозможно. Даже те, кто ничего никогда не читал у него, принимают его на веру – лучший так лучший, Пушкин так Пушкин. Это жрецы припадают к священным письменам, твердят их наизусть. Большая часть паствы просто соглашается с культом, и у них божество в мастеровых – а кто убирать будет? Пушкин? Чинить кто будет? Пушкин? Кто будет все исправлять? Да Пушкин, Пушкин. Как русский народный домовой, как гений этого огромного места,что от моря до моря – Пушкин. Наш всесильный лар и пенат. Без него тут двести лет уже ничего не бывает,, без Пушкина.

Мы даже его фамилию не слышим – настолько она для нас не слово! Не слышим там пушек. Не замечаем этой необъяснимой, но для любого русского уха слышной комичности в схожих словах – Пушкин, Сушкин,Мышкин, Кошкин,Душкин, Тушкин, Пупкин. Поэт Пупкин – смешно. Поэт Пушкин – а как иначе? Поэт Пушкин – это идеал. Это норма. Недостижимая. Эталон.

Он создал нам язык. Мы говорим с вами пушкинским языком. Все еще. Не языком Державина, Ломоносова, Сумарокова, Хераскова, мы говорим пушкинским языком, обедневшим и обогащенным, но это наследство нам от него.

Он создал нам литературу. Нет, не он первый писал стихи и прозу, почитайте Жуковского, «побежденного учителя», или вот басни Крылова – у него есть строки, вполне пушкинские, и язык его живой, родной, «пушкинский»; или вот Карамзин, особенно его записки русского путешественника — там уже приближение, проблеск,но. Но именно Пушкин научил (и продолжает учить) нас этой божественной простоте, этой округлой ясности прозы, этой иронии и игре с читателем, к которому как к равному интимно обращается он, чуть усмехаясь, автор.

Ах, да что говорить о влиянии Пушкина на русскую литературу! Это тема неисчерпаема, и профессиональные пушкинисты исследовали ее подробно. Он создал нам роман, он задал эталон русской любовной лирики (он объяснил нам наши чувства, назвал их по-русски, научил объясняться в любви ясным и сладким языком, а не как римляне и греки в скверном переводе), он облек гражданские чувства в лирику, он показал, что поэт может быть патриотом, и при этом противостоять царю и власти, он научил нас, что воля и свобода (Пушкин! Тайную свободу пели мы вослед тебе!) – это важно! Это очень важно! Как честь! Он был журналистом и издателем, и первым сделал это не хобби, не милым барским занятием – делом! Работой! Он был трудяга, наш Пушкин. Петр был работник на царском троне, Пушкин – на Олимпе. Царь Россию вздернул на дыбы, развернул и пришпорил, русский – а смотрел все в Европу, и принес много чужих «немецких» слов. Пушкин, с долей африканской крови, прозванный в Лицее Французом за любовь и знание в 12 лет Вольтера и Руссо и французской литературы и языка вообще – он назвал нам мир по-русски, описал его, и как красиво и точно назвал и описал!

Но не менее важна для нас для всех, его судьба. Эталонная, ставшая примером. Жизнь поэта и человека Александра Пушкина.

Это благодаря ему у нас отпечаталось, сохранилось где-то в подкорке и оттуда сигналит, что Поэту не идет мундир чиновника. Что не ему гоняться за чинами и начальственным поощрениям, что его доля – милость к падшим призывать (а не кричать распни, не добивать сваленного). Это Пушкинский шаблон, Пушкинская матрица – быть поэту ссыльному, иметь жену-красавицу, верных друзей, погибнуть во цвете лет. И всякий успешный, с государственной дачей и наградами поэт (ну не только поэт – шире – художник) у нас чувствует свою неправильность, свое несоответствие, чувствует необходимость оправдаться или придумать себе страдания и гонения.

Таков уж гениальный сценарий Пушкинской судьбы…

Пушкин научил нас, что русский человек может быть и таким – свободным и легким, аристократически небрежным и остроумным, открытым богатству культур всего мира, хоть и в глухом псковском углу сидючи, быть глубоким и серьезным, и думать о красе ногтей, что он может не коснеть, а развиваться, делать ошибки, заблуждаться, расти, отбрасывать старое и принимать новые идеалы, новые формы, не теряя ни своей цельности, ни своего лица, ни чести.

Если говорить о русском духе, то вот он – в пушкинских строках, от юношеских романтичных «о дева роза, я в оковах» до бессмертного «народ безмолвствует», от любви к женским ножкам до размышлений о русском бунте. Он опьянения жизнью до трезвого, а порой и скорбного анализа.

Если уж есть этот русский мир, о котором сейчас взялись говорить на все лады, то один из его создателей и спасителей. Ангелов-хранителей, пророков и апостолов Пушкин и есть. Не тираны эти ваши усатые, а он, кудрявый. Любимый.

Я знаю, его сейчас любить стало немодно, особо продвинутые говорят, что писал он пошло, гладенько, достаточно средне, таскался по балам и бабам, царя называл умным, и что он сплошное общее место.

А я люблю.

И мне трудно отделить живого Пушкина от поэта.

Потому что тут все слилось в одно – и старик со старухой, которая с детства раннего научила, как нельзя себя вести никогда, и буря мглою, которую в детстве читала мама, когда мы жили на Дальнем Востоке, и там за окном в это время выл ветер и заносило снегом подоконник, и детские же воспоминания о Лицее, об этом зеленом коридоре с дортуарами и о воспетой им Девы с кувшином, и то, что меня, как и его, водили гулять в Летний сад (пусть и не француз убогой), и от того, что бабушка – родом из маленькой деревни в двух километрах от Пушкинской могилы в Святогорском монастыре. Проводя несколько раз лето в деревне у родственников, я шла и думала – а может, Он (так и думала с большой буквы) видел еще этот дуб, ну мог же он его видеть, проскакать на коне и увидеть, и этот маленький скромный домик, тот самый, который был построен как замки строиться должны. Тут все сразу — и эта станция Выра, мимо которой проезжаешь, когда едешь по шоссе в Псков, и даже город Луга Петербургского округа, и Одесса, в которую приезжаешь в гости к любимой тетке, а думаешь про полу-милорда, не говоря уже про родную альма-матер, в которой когда –то был дом австрийского посланника, у жены которого, Долли Фикельмон (внучки Кутузова) был один из самых блестящих петербургских салонов, и с которой он дружил, и где часто бывал, и была легенда, что был у них роман (это вряд ли, но думать о том, что где-то из нынешних аудиторий Пушкин сорвал (или подарил) украдкой поцелуй светской львице и интеллектуалке, если даже не… думать об этом было приятно и волнительно.

И простота и сила его поздних стихов, и эта постоянная лукавая игра с читателем, и его умные письма друзьям и обстоятельные, серьезные, как равной — жене, и его ранняя слава, и его высокопоставленные покровители, что опекали его, опекали, но так и не уберегли, и эта мучительная смерть, пуля в животе, морошка с Круглого рынка , таинственное отпевание (я знаю, как там пахнет, в комнате, где стоит тот самый диван, на котором он умирал, с детства знаю) , и все эти — Я помню чудное мгновение и тут же – еб Анну Петровну Керн (или нет?), и его негритянские белки, и быстрые злые неприличные экспромты, и дружба с гусаром Чаадаевым в ранней юности (сейчас в таком возрасте еще опекает ювенальная юстиция, когда он на пирушки сбегал из лицея в Павловск, где были взрослые, прошедшие войну, офицеры), и эти интимные балы в Аничковом , из-за которых пришлось ему надевать камер-юнкерский ненавистный мундир (а у меня там выставка была, между прочим,в детстве, в Аничковом), и этот бокал лимонада перед дуэлью у Вольфа и Беранже, и оперы, и Медный всадник, что скачет ночью по городу и топчет бедного Евгения, и три карты, и весь этот петербургский текст, городской и вечный…

Всего этого с детства же так много, что его видишь живым, смеющимся, хохочущим, грызущим яблоко, картавящим, кудрявым, спесивым, злым и быстрым на язык, некрасивым, легко танцующим, надменным, умным, с тяжеленной тростью для верности руки во время дуэлей (все зря, все зря, всякий раз думаю), видишь его, легко вспрыгивающего на коня, молодого, вечно молодого (мне уже больше, на несколько лет больше, чем ему, когда он умер), и при этом вечно, недогоняемо взрослого, прожившего гениально-красивую судьбу, правда солнцем затмившего всех современников (не будь его – ярче бы сияли и Баратынский, и Батюшков, и Жуковский, и Крылов).

Люблю Пушкина, не особенно раннего, романтичного, но такого сильного в «Онегине» (которого однажды выучила наизусть так, что и сейчас помню лишь с небольшими лакунами), в Медном всаднике, в роскошных повестях Белкина, недостижимых по высокой простоте и легкости, в Маленьких трагедиях…

Господи, да разве все перечислишь…

И мне жаль, искренне жаль тех, кто свысока усмехается, что Пушкин – средний поэтишко и пошляк к тому же. Жаль их, потому что им скудно отсыпали за что-то дара понимания его легкого, ароматного, волшебного и огромного дара.

А без этого понимания – что они там могут понять про страну, в которой родились и живут?

Бедные.

Нынче день поминальный. В юности-то, собираясь в этот февральский день (и вечно вот он был какой-то холодный, неприятный – или – так помнится) выпивали, конечно. И обязательно был тост за Никиту Козлова, «дядьку» Пушкина, что был с ним с детства, что «ходил» за ним всю жизнь, и который нес его на руках, как младенца, раненого, после дуэли, из кареты в квартиру на Мойке.

«Грустно тебе нести меня?», спросил его поэт.

Ой как грустно…

Легкая как перышко великая ноша, бедный бедный Пушкин, как жаль, что умер.

В детстве ведь отчего-то казалось (я знаю, не только мне) – что вот не убей его тогда Дантес на дуэли – жил бы да жил, жил бы да жил.

Да?

камер-юнкеры. Будни и праздники императорского двора

«NN сделан камер-юнкером»: камер-юнкеры

Название чина (затем звания) камер-юнкера было заимствовано из немецкого языка в начале XVIII в. и происходит от Kammerjunker (образовано сложением Kammer – комната и Junker – дворянин). После того как в 1809 г. чин камер-юнкера был преобразован в придворное звание, отношение к этой милости стало двойственным. Практического, житейского интереса в этом теперь не было. Звание камер-юнкера дало повод для иронии героя «Записок сумасшедшего» Н. В. Гоголя: «Что из того, что он камер-юнкер. Ведь это больше ничего, кроме достоинства: не какая-нибудь вещь видимая, которую можно было бы взять в руки. Ведь через то, что камер-юнкер, не прибавится третий глаз на лбу» [80] . В то же время быть камер-юнкером было престижным в общественном мнении светского Петербурга. Писатель, сподвижник Н. А. Некрасова, И. И. Панаев вспоминал о своей службе с 1830 по 1844 г. (с перерывом на отдых на два года) чиновником Государственного казначейства и младшим помощником столоначальника в Министерстве народного просвещения: «Я решился вступить в штатскую службу, вопреки желаниям моих близких, которые утешались мыслию, что я буду камер-юнкером. Мне самому очень хотелось надеть золотой мундир. Я даже несколько раз видел себя во сне в этом мундире и в каких-то орденах и, просыпаясь, всякий раз был огорчен, что это только сон… Служба решительно не давалась мне, или лучше сказать, я никак не мог подчиниться ей. У меня не оказывалось ни малейшего честолюбия. Камер-юнкерство уже перестало занимать меня; но мои близкие всякий раз, когда производили в камер-юнкера сына или родственника их знакомых, с упреком говорили мне:

– NN сделан камер-юнкером. В каком восторге от этого его родители, и какой он прекрасный молодой человек, как он утешает их, как отзывается о нем начальство! Это примерный сын!

И за такими речами следовал обычно глубокий вздох» [81] .

Среди камер-юнкеров было много служащих в центральных государственных учреждениях, особенно часто ими были дипломаты и чиновники Министерства иностранных дел. Чиновником особых поручений при Министерстве внутренних дел числился надворный советник, камер-юнкер граф Алексей Сергеевич Уваров (1828–1884), сын министра народного просвещения Сергея Семеновича Уварова, один из основателей Московского археологического общества. Одно время он служил в Министерстве иностранных дел (с 1845 г.), а после поездки на Черноморское побережье в 1848 г. стал известен своим трудом «Исследование о древностях Южной России» (опубликовано в 2 частях с атласом в 1851–1856 гг.). Перейдя в штат Кабинета камер-юнкером в 1853 г., он продолжил свои археологические исследования. По распоряжению царя им было начато изучение скифских курганов Приднепровья, проведены масштабные археологические раскопки в Екатеринославской губернии, в окрестностях древнего Танаиса, в Ольвии, близ Феодосии, в Херсонесе, Неаполе Скифском [82] .

Причисленным к МВД значился статский советник граф Владимир Александрович Соллогуб (1813–1882), в то время уже известный писатель. После окончания Дерптского университета (1834), «протанцевав, – как он вспоминал, – зиму в Петербурге» [83] , в январе 1835 г. поступил на службу в МВД чиновником для особых поручений. В мае 1835 г. прикомандирован в Департамент духовных дел иностранных вероисповеданий, наконец, 3 января 1836 г. – к тверскому гражданскому губернатору А. П. Толстому «для занятий по его усмотрению» [84] . Осенью 1837 г. В. А. Соллогуб вернулся из Твери в Петербург. В звание камер-юнкера В. А. Соллогуб был назначен 27 декабря 1839 г., когда служил в Харькове [85] .

В конце 30-х и в 40-е гг. В. А. Соллогуб выступил с произведениями в жанре светской повести («Лев», «Медведь», «Большой свет» и др.)/ в которых с легкой насмешкой изображал пустоту и нравственную испорченность великосветского общества. В повести «Тарантас», написанной в форме путевых заметок (отдельное издание с иллюстрациями художника А. Агина в 1845 г.) реалистическое изображение нравов сочеталось со славянофильскими настроениями. Повесть вызывала недовольство консервативного общества. Рассказывая об одном обеде у некоего генерала, В. А. Соллогуб в своих воспоминаниях язвительно заметил: «Итак, я присутствовал на этом обеде; хозяин, настоящий генерал, служака николаевских времен, сидел, разумеется, во главе стола на первом месте; я вовсе не потому, что имел дурную привычку пачкать бумагу, а потому, что носил камер-юнкерский мундир, сидел по правую руку хозяина; надо сказать, что в те отдаленные времена я имел честь быть не только модным писателем, но даже считался писателем вредного направления, и потому хозяин с самого начала отечески, но строго заметил мне, что "Тарантас" (Боже мой! Тогда еще говорили о "Тарантасе"), разумеется, остроумное произведение, но тем не менее в нем есть вещи очень… того… неуместные…» [86]

Были камер-юнкеры из числа местных чиновников. Чиновником особых поручений при Санкт-Петербургском гражданском губернаторе находился коллежский советник Николай Дмитриевич Бантыш-Каменский, сын тобольского и виленского губернатора Д. Н. Бантыш-Каменского, историка и внука историка-археографа. Перечислять можно было бы долго. Но самым известным камер-юнкером был, конечно же, Александр Сергеевич Пушкин.

В конце декабря 1833 г. он был пожалован в камер-юнкеры, о чем писали через несколько дней фрейлина А. С. Шереметева и сам А. С. Пушкин. Поэт неожиданно узнал об этом на балу у графа Алексея Федоровича Орлова, будущего шефа жандармов после А. X. Бенкендорфа (с 1844 г.) и брата декабриста Михаила Орлова. В дневнике 1 января 1834 г. поэт лаконично и язвительно записал: «Третьего дня я пожалован в камер-юнкеры (что довольно неприлично моим летам)… Меня спрашивали, доволен ли я моим камер-юнкерством? Доволен, потому что Государь имел намерение отличить меня, а не сделать смешным, – а по мне, хоть в камер-пажи, только б не заставляли меня учиться французским вокабулам и арифметике» [87] .

Благодарить за пожалование Пушкин демонстративно не стал. 17 января 1834 г. Пушкин сделал в дневнике помету о встрече с царем на балу у Бобринских: «Гос. [ударь] мне о моем камер-юнкерстве не говорил, а я не благодарил его» [88] . При дворе такое поведение сочли верхом неприличия. Придворный этикет был нарушен. 8 апреля 1834 г. А. С. Пушкин представлялся императрице Александре Федоровне. По свидетельству камер-фурьерского журнала отмечен прием в Золотой гостиной (после пожара в Малахитовом зале), где среди представлявшихся лиц через обер-камерге-ра графа Литту по случаю производства в чины, звания и другим случаям девятнадцатым чиновником по списку значится: «Камер-юнкер Пушкин благод[арит] за пож[алование] в сие звание» [89] .

Однако на деле это представление прошло далеко не гладко. 8 апреля 1834 г. А. С. Пушкин записал в дневнике: «Представлялся. Ждали царицу часа три. Нас было человек 20. Брат Паскевича, Шереметев (В. А. Шереметев, орловский предводитель дворянства. – Л. В.), Волховский, два Корфа, Вольховский – и другие. Царица подошла ко мне, смеясь: "Нет, это беспримерно! Я себе голову ломала, думая, какой Пушкин будет мне представлен. Оказывается, что это вы… Как поживает ваша жена? Ее тетка (Е. И. Загряжская. – А. В.) в нетерпении увидеть ее в добром здравии, – дитя ее сердца, ее приемную дочь"… и перевернулась. Я ужасно люблю царицу, несмотря на то, что ей уже 35 лет и даже 36 (в подлиннике – на франц. яз. – А. В.)» [90] . Судя по всему, императрица стремительно отошла от А. С. Пушкина, не дождавшись слов благодарности, а реплика поэта в отношении Александры Федоровны – явный эвфемизм, который можно понимать двояко, в том числе и как издевку. Впрочем, по ряду свидетельств, в том числе и П. В. Нащокина, Александра Федоровна действительно нравилась Пушкину. На поздравление великого князя Михаила по случаю пожалования в камер-юнкеры Пушкин отвечал, что «.. до сих пор все надо мною смеялись, вы первый меня поздравили». Вероятно, осведомленный о реакции Пушкина, Николай I счел нужным обратиться к княгине Вере Вяземской со словами, которые предназначались для передачи поэту: «Я надеюсь, что Пушкин принял в хорошую сторону свое назначение» [91] .

Но, по словам Льва Сергеевича Пушкина, поэт был взбешен. Отставной штаб-ротмистр А. Н. Вульф, сосед Пушкина по Михайловскому, записал в дневнике 19 февраля 1834 г.: «.. Поэта я нашел… сильно негодующим на царя за то, что он одел его в мундир, его, написавшего теперь повествование о бунте Пугачева… Он говорит, что он возвращается к оппозиции» [92] . Тем не менее 28 февраля Пушкин с супругой присутствовал на придворном балу в Зимнем в связи с Масленицей. 4 марта А. С. Пушкин снова возил Наталью Николаевну в Зимний.

В принципе, пожалование камер-юнкером не могло быть слишком большой неожиданностью для Пушкина. Этот вопрос давно обсуждался в кругу его близких друзей. Еще в мае 1830 г. дочь М. И. Кутузова Элиза Хитрово, пользовавшаяся влиянием при дворе, хлопотала о придворном чине для Пушкина, что обеспечило бы его более прочное положение в обществе. Тогда А. С. Пушкин вежливо поблагодарил Элизу за заботу. «С вашей стороны, – писал он Хитрово, – очень любезно, сударыня, принимать участие в моем положении по отношению к хозяину. Но какое же место, по-вашему, я могу занять при нем? Не вижу ни одного подходящего… Быть камер-юнкером мне уже не по возрасту, да и что я бы стал делать при дворе?» [93] В марте 1834 г. Александр Сергеевич объяснил П. В. Нащокину: «…Конечно, сделав меня камер-юнкером, государь думал о моем чине, а не о моих летах – и верно не думал уж меня кольнуть» [94] . Но дело явно было не в возрасте. Среди камер-юнкеров Николая I шестьдесят девять лиц были моложе, зато двадцать три – старше Пушкина [95] . Вряд ли справедливо предположение, что поэт не пожелал воспользоваться покровительством А. X. Бенкендорфа, чтобы получить звание камергера, Николай I без видимых причин не пошел бы на нарушение субординации.

Но Пушкин был прав, понимая, что это пожалование вызовет насмешки в большом свете. В столице ходили слухи, что Пушкину дали звание камер-юнкера, чтобы «иметь повод приглашать ко двору его жену» [96] . Ни для кого не было секретом, что ухаживания императора за его женой стали приобретать все более откровенный характер. Впрочем, они никогда не выходили за рамки обыкновенного в то время флирта, характерного для Николая Павловича. Кроме того, это автоматически ограждало ее от преувеличенного внимания придворных дон-жуанов. Ведь все было на виду. Сам Николай I вспоминал, что часто встречался с ней в свете и искренно ее любил «как очень добрую женщину» [97] .

Кроме того, в тот год Пушкин намеревался уединиться в деревне, чтобы сэкономить и поправить финансовые дела семьи. Теперь это стало затруднительно, так как перед Натальей Николаевной в возрасте 22 лет открылись двери Аничкова дворца, куда приглашался только избранный круг великосветского Петербурга. Ее мать, Надежда Осиповна, сообщила приятельнице в письме от 4 января 1834 г.: «…Александр назначен камер-юнкером, Натали в восторге, потому что это дает ей доступ ко двору. Пока она всякий день где-нибудь пляшет» [98] . Необходимо было соблюдать и правила придворного этикета. Проблема заключалась в том, что Пушкин пренебрегал не только служебными обязанностями (рассматривая их как синекуру), но и придворными обязанностями. Его раздражали придворные церемонии, в которых он должен был участвовать, и в его дневнике с этого времени чувствуется неприкрытая неприязнь ко двору.

В 1834 г. Пушкин чаще бывает на царских приемах и балах, но еще чаще манкирует их и нарушает этикет. В апреле 1834 г. он проигнорировал праздничные дни. Император поручил В. А. Жуковскому передать Пушкину свое неудовольствие по этому поводу. Одновременно обер-камергер граф Ю. П. Литта вызвал его к себе, чтобы «мыть голову». «Я догадался, – записал в дневнике А. С. Пушкин, – что дело идет о том, что я не явился в придворную церковь ни к вечерне в субботу, ни обедне в вербное воскресенье» [99] .

В дневнике А. С. Пушкина от 16 апреля 1834 г. сохранилось свидетельство, что (по сведениям от В. А. Жуковского) Николай I был недоволен отсутствием многих камергеров и камер-юнкеров на обедне в вербное воскресенье. Граф Ю. П. Литта сокрушался тогда К. А. Нарышкину по поводу отсутствия многих камер-юнкеров, на что обратил внимание император: «Mais enfin il у a des regies fixes pour les chambellans et les gentilshommes de la chambre» («Но есть же определенные правила для камергеров и камер-юнкеров» – франц. ). На это К. А. Нарышкин возразил: «Pardonnez moi, се n'est que pour les demoiselles d'honneurs» («Извините, это только для фрейлин» – франц.). (Эвфемизм на французском: «правила» и «регулы» (месячные) у фрейлин [100] .) Об этом же А. С. Пушкин писал и жене в письме от 17 апреля 1834 г.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Тест по Пушкину ❤️ | Конспекты уроков по русскому языку

Вопросы для теста по творчеству А. С. Пушкина

1. В каком году родился А. С. Пушкин?

А) 1791;

Б) 1799;

В) 1809;

Г) 1837.

2. В каком городе родился А. С. Пушкин?

А) в Петербурге;

Б) в Москве;

В) в Ростове;

Г) в Орле.

3. Какой чин носил А. С. Пушкин?

А) статский советник;

Б) тайный советник;

В) камер-юнкер;

Г) коллежский секретарь.

4. Какой русский поэт после прочтения поэмы А. С. Пушкина «Руслан и Людмила» подарил ему свой портрет с надписью «Победителю ученику от побежденного учителя»?

А) Г. Р. Державин;

Б)

В. А. Жуковский;

В) К. Ф. Рылеев;

Г) Е. А. Баратынский.

5. Кому было посвящено стихотворение «Мой первый друг, мой друг бесценный! ..»?

А) И. Пущину;

Б) К. Рылееву;

В) А. Дельвигу;

Г) В.Кюхельбекеру.

6. В стихотворении «Зимний вечер» А. С. Пушкин пишет: «Выпьем, добрая подружка / Доброй юности моей…». К кому обращается поэт?

А) к Н. Н. Гончаровой;

Б) к А. П. Керн;

В) к няне;

Г) к матери.

7. Какое произведение не входит в повестей Ивана Петровича Белкина?

А) «Метель»;

Б) «Гробовщик»;

В) «Барышня-крестьянка»;

Г) «Дубровский».

8.

Авторство какой сказки не принадлежит А.А.С. Пушкину?

А) «Конек-горбунок»;

Б) «Сказка о Медведихе»;

В) «Сказка о попе и о работнике его Балде»;

Г) «Сказка о рыбаке и рыбке».

9. Каким стихотворным размером написано стихотворение А. С. Пушкина «Песнь о вещем Олеге»?

А) ямб; б) анапест; в) дактиль; г) амфибрахий.

10. Какой художественный прием использует поэт в подчеркнутых примерах: «Не пропадет ваш скорбный труд / И дум высокое стремленье»?

А) метафора;

Б) сравнение;

В) эпитет;

Г) инверсия.

Ответы:

1-б

2-б

3-в

4-б

5-а

6-в

7-г

8-а

9-г

10-в

Дифференцированный зачет Литература (Рфэи) Оценка отлично !!!

4 автора готовы выполнить вашу работу

нанять автора Написать сообщение нанять автора Написать сообщение нанять автора Написать сообщение нанять автора Написать сообщение

Ответы на контрольную работу по Дубровскому 🤓 [Есть ответ]

Ответы на контрольную работу по роману А. С. Пушкина «Дубровский»

1 вариант

  • Имя отца Владимира Дубровского? б) Андрей Гаврилович
  • Имение Дубровских называлось: в) Кистенёвка
  • В каком чине был отец Владимира Дубровского? Какой чин имел А. Г. Дубровский? а) поручик
  • Назовите имя псаря, который обидел Дубровского: г) Парамошка
  • По какой причине у Дубровского отняли имение? За что у Дубровского отобрали имение? в) по ложному доносу.
  • Зачем Владимир приказал поджечь усадьбу? в) чтобы дом не достался Троекурову.
  • Почему Владимир отказался мстить Троекурову за отца? в) любовь к Марье Кирилловне.
  • Выберите вариант, в котором отражен финал романа: в) отъезд Владимира Дубровского за границу.
  • Задания с кратким ответом

    • Как называлось поместье князя Верейского? Ответ: Арбатово.
    • Маша и Дубровский договорились, что в опасности нужно положить этот предмет в дупло лесного дуба. Какой это предмет? Ответ: кольцо.
    • Чье это описание?
    • а) «Живописец изобразил её облокоченно на перила, в белом утреннем платье с алой розою в волосах».Ответ: мать Владимира Дубровского.

      б) «… толстый мужчина лет пятидесяти, с круглым и рябым лицом, украшенным тройным подбородком…». Ответ: Спицын.

  1. Кем выдавал себя Дубровский, чтобы попасть в дом к Троекурову. Ответ: учитель Дефорж.
  2. Вставьте пропущенное слово в письме Дубровского: «я терпеть шутки от Ваших… не намерен». Ответ холопьев.

2 вариант

  • Назовите имя отца возлюбленной Дубровского, Маши: а) Кирила Петрович.
  • Имение Троекуровых называлось: а) Покровское.
  • В каком звании был Троекуров? в) генерал-аншеф.
  • 4.Кем служил у Троекурова Парамошка? а) псарь Троекурова.

  1. Что заставило Владимира срочно приехать из Петербурга домой? б) письмо няни.
  2. Для чего Дубровский представился Дефоржем? а) чтобы отомстить Троекурову.
  3. Почему Маша отказалась от помощи и счастья с Дубровским? г) обвенчалась с князем Верейским в церкви и должна хранить ему верность.

8. Выберите вариант, который отражает финал романа в) отъезд Владимира Дубровского за границу.

Задания с кратким ответом

  • За кого вышла замуж Маша Троекурова. Ответ: Верейский.
  • Кого или что Спасип при пожаре в Кистеневке? Ответ: кошку.
  • Чьи описания даны:
  • а) «… маленький человек в кожаном картузе и фризовой шинели…. Через минуту (он) уже стоял перед Кирилом Петровичем, отвешивая поклонников за поклоном и с благоговением ожидая его приказаний ».Ответ: Шабашкин.

    б) «В эту минуту в зал вошёл, насилу передвигая ноги, старик высокого роста, бледный и худой, в халате и колпаке» .Ответ: Андрей Гаврилович Дубровский.

  1. Какие чувства испытывал Владимир к Маше? Ответ: он её любил.
  2. Впишите пропущенное имя в следующем предложении: «я скорее соглашусь, кажется, лаять на владыку, чем косо взглянуть на…». Ответ: Кирилла Петровича.

Оценка: 4.1 (24 голоса)

ПУШКИН ВАСИЛИЙ ЛЬВОВИЧ - информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Российский поэт, дядя А.С. Пушкина.

Биография и творчество

Из старинного дворянского рода. Получил домашнее образование. В 1791-1797 гг. находился на военной службе в Санкт-Петербурге в лейб-гвардии Измайловском полку. В это время происходит становление Пушкина как поэта, способствало сближение с И.И. Дмитриевым. Дебютировал в печати стихотворной сатирой «К камину» («Санкт-Петербургский Меркурий». 1793. № 4). В 1795 г. в журнале «Приятное и полезное препровождение времени» (№ 5-7) был опубликован цикл стихов Пушкина, посвященных его жене К.М. Вышеславцевой. Брак несчастливым (супруг длительное время изменял красавице-жене с дворовой девушкой) и был расторгнут Синодом в 1806 г., на Пушкина также были наложены епитимья и запрет впредь жениться. С середины 1790-х Василий Львович печатался преимущественно в изданиях Н. М. Карамзина: альманахе «Аониды» (1796-1799) и журнал «Вестник Европы» (1796-1803). Многие его стихотворения являлись переводами и подражания французским авторам; в целом, он ориентировался на т.н. французскую лёгкую поэзию.В русской поэзии Пушкин выделял для себя, прежде всего, творчество Карамзина.

Выйдя в 1797 г. в отставку, он поселился в Москве. В 1801 г. получил гражданский чин коллежского асессора. В 1803-1804 гг. предпринял поездку в Германию, Францию ​​и Англию. Посещал парижские литературные салоны, брал уроки декламации у Ф.Ж. Тальма. Вернувшись в Москву, стал активным участником столичной литературной жизни: в его доме бывали многие литераторы разных поколений. Помимо «Вестника Европы», печатался в журналах «Патриот», «Московский зритель», «Аглая».Успех имели басни Пушкина, в которых следовал традициям «младшей» линии французской басни (подражал не Лафонтену, а менее известного авторам): «Лев больной и лисица» (1799), «Соловей и малиновка» (1807), «Пастух и соловей» »,« Вяз и репейник »(обе 1806-1807) и др. Член Общества любителей русской словесности (один из основателей), Вольного общества любителей словесности, наук и художеств (оба - 1811), ряда масонских лож (с 1810).

В июле-октябре 1811 г. находился в Петербурге со своим племянником А.С. Пушкиным, взятым для определения в Царскосельский лицей. Окружавшая Василия Львовича литературная атмосфера произвела большое впечатление и оказала влияние на будущего поэта. В том же году Пушкин написал самое известное соседнее произведение - фривольную поэму «Опасный» (при жизни автора не публиковалась, распространялась в списках, впервые опубликована в 1855 г. в Лейпциге; первое русское издание - 1901 г.). Помимо пародийного, нарочито возвышенного описания поездки в публичный дом поэма содержала полемические выпады в адрес А.С. Шишкова, С.А. Ширинского-Шихматова, А.А. Шаховского.

В 1812 г., перед вступлением Наполеона в Москву, уехал в Нижний Новгород, затем в Болдино (до конца 1813 г.). В 1815 г. Быстрое сокращённое до «Вот», короткое прозвище «Вот я вас!» в литературное общество «Арзам вступил». Познакомил В.А. Жуковского со стихотворением А.С. Пушкина «Воспоминания в Царском Селе» (1815 г.), также читал его лицейские стихи на национальном уровне общества российской словесности, тем самым способствуя рост его род.В 1822 г. Пушкин при участии П.А. Вяземского, А.И. Тургенева и П.А. Плетнёва выпустил сборник «Стихотворения». Одно из последних произведений, повесть в стихах «Капитан Храбров», осталась неоконченной. В литературной полемике Пушкин активно отстаивал поэтические и жанровые основы, заложенные Н.М. Карамзиным. В историю русской литературы вошёл прежде всего как активный участник литературных процессов первой трети XIX в., Яркая личность, отразившая в жизни и творчестве характерные черты своего времени.

камер-юнкеры. Будни и праздники императорского двора

«NN сделан камер-юнкером»: камер-юнкеры

Название чина (затем звания) камер-юнкера было заимствовано из немецкого языка в начале XVIII в. и происходит от Kammerjunker (образовано сложение Kammer - комната и Junker - дворянин). После того как в 1809 г. чин камер-юнкера был преобразован в придворное звание, отношение к этой милости стало двойным. Практического, житейского интереса в этом теперь не было.Звание камер-юнкера дало повод для иронии героя «Записок сумасшедшего» Н. В. Гоголя: «Что из того, что он камер-юнкер. Ведь это больше ничего, кроме достоинства: не какая-нибудь вещь видимая, которую можно было бы взять в руки. Ведь через то, что камер-юнкер, не прибавится третий глаз на лбу »[80]. В то же время быть камерным-юнкером было престижным в общественном мнении светского Петербурга. Писатель, сподвижник Н. А. Некрасова, И. И. Панаев вспоминал о своей службе с 1830 по 1844 г. (с перерывом на отдых на два года) чиновником Государственного казначейства и младшим помощником столоначальника в ведущем народного просвещения: «Я решился вступить в штатную службу, вопреки желаниям моих близких, которые утешались мыслию, что я буду камер юнкером.Мне самому очень хотелось надеть золотой мундир. Я даже несколько раз видел себя во сне в этом мундире и в каких-то орденах, просыпаясь, всякий раз был огорчен, что это только сон… Служба решительно не давалась мне, или лучше сказать, я никак не мог подчиниться ей. У меня не оказалось ни малейшего честолюбия. Камер-юнкерство уже перестало занимать меня; но мои близкие всякий раз, когда производили в камера-юнкера сына или родственника их знакомых, с упреком говорили мне:

- НН сделан камер-юнкером.В каком восторге от этого его родители, и какой он прекрасный молодой человек, как он утешает их, как отзывается о нем начальство! Это примерный сын!

И за такими речами следовал обычно глубокий вздох »[81].

Среди камер-юнкеров было много служащих в центральных государственных учреждениях, особенно ими были дипломаты и чиновники часто иностранных дел. Чиновником поручений при министерстве внутренних дел числился надворный советник, камер-юнкер граф Алексей Сергеевич Уваров (1828–1884), сын министра народного просвещения Сергея Семеновича Уварова, один из основателей Московского археологического.Одно время он служил в руководстве иностранных дел (с 1845 г.), а после поездки на Черноморское побережье в 1848 г. стал своим трудом «Исследование древних известных Южной России» (опубликовано в 2 частях с атласом в 1851–1856 гг. ). Перейдя в штат Кабинета камер-юнкером в 1853 г., он продолжил свои археологические исследования. Пояжению царя было начато изучение скифских курганов Приднепровья, глобальные региональные археологические раскопки в Екатеринославской области, в окрестностях древнего Танаиса, Ольвии, близ Феодосии, в Херсонесе, Неаполе Скифском [82].

Причисленным к МВД значился статский советник граф Владимир Александрович Соллогуб (1813–1882), в то время уже известный писатель. После окончания Дерптского университета (1834 г.), «протанцевав, - как он вспоминал, - зиму в Петербурге» [83], январь 1835 г. поступил на службу в МВД чиновником для особых поручений. В мае 1835 г. прикомандирован в Департамент духовных дел иностранных вероисповеданий, наконец, 3 января 1836 г. - к тверскому гражданскому губернатору А. П. Толстому «для занятий по его усмотрению» [84].Осенью 1837 г. В. А. Соллогуб вернулся из Твери в Петербург. В звание камер-юнкера В. А. Соллогуб был назначен 27 декабря 1839 г., когда служил в Харькове [85].

В конце 30-х и в 40-е гг. В. А. Соллогуб выступил с произведениями в жанре светской повести («Лев», «Медведь», «Большой свет» и др.) / В обществе с легкой насмешкой изображал пустоту и нравственную испорченность великосветского. В повести «Тарантас», написанной в путевых заметок (отдельное издание с иллюстрацией художника А.Агина в 1845 г.) реалистическое изображение нравов сочеталось со славянофильскими настроениями. Повесть вызывала недовольство консервативного общества. Рассказывая об одном обеде у некоего генерала, В. А. Соллогуб в своих воспоминаниях язвительно заметил: «Итак, я присутствовал на этом обеде; хозяин, настоящий генерал, служака николаевских времен, сидел, разумеется, во главе стола на первом месте; я не потому, что имел дурную привычку пачкать бумагу, а потому, что носил камер-юнкерский мундир, сидел по правую руку хозяина; надо сказать, что в те времена я имел честь быть не только модным писателем, но даже считался писателем самого начала отечески, но строго заметил мне, что "Тарантас" (Боже мой! Тарантасе "), разумеется, остроумное произведение, но тем не менее в нем есть вещи очень… того… неуместные…» [86]

Были камеры-юнкеры из числа местных чиновников. Чиновником служебных поручений при Санкт-Петербургском гражданском губернаторе находился коллежский советник Николай Дмитриевич Бантыш-Каменский, сын тобольского и виленского губернатора Д. Н. Бантыш-Каменского, историка и внука историка-археографа. Перечислять можно было бы долго. Но самым известным камер-юнкером был, конечно же, Александр Сергеевич Пушкин.

В конце декабря 1833 г. он был пожалован в камеры-юнкеры, о чем писали через несколько дней фрейлина А. С. Шереметева и сам А. С. Пушкин.Поэт неожиданно узнал об этом на балу у графа Алексея Федоровича Орлова, будущего шефа жандармов после А. X. Бенкендорфа (с 1844 г.) и брата декабриста Михаила Орлова. В дневнике 1 января 1834 г. поэт лакон и язвительно записал: «Третьего дня я пожалован в камер-юнкеры (что довольно неприлично моим летам)… Меня спрашивали, доволен ли я моим камер-юнкерством? Доволен, потому что Государство имеет намерение отличить меня, а не сделать смешным, - а по мне, хоть в камерах-пажи, только б не заставляли меня учиться французским вокабулам и арифметике »[87].

Благодарить за пожалование Пушкин демонстративно не стал. 17 января 1834 г. Пушкин сделал в дневнике помету о встрече с царем на балу у Бобринских: «Гос. [ударь] мне о моем камер-юнкерстве не говорил, а я не благодарил его »[88]. При дворе такое поведение сочли верхом неприличия. Придворный этикет был нарушен. 8 апреля 1834 г. А. С. Пушкин представлялся императрице Александре Федоровне. По свидетельству камер-фурьерского журнала отмечен прием в Золотой гостиной (после пожара в Малахитовом зале), где среди представленных лиц через обер-камерге-ра графа Литту по случаю производства в чины, звания и другие случаи девятнадцатым чиновником по списку значится: «Камер- юнкер Пушкин благод [арит] за пож [алование] в сие звание »[89].

Однако на деле это представление прошло далеко не гладко. 8 апреля 1834 г. А. С. Пушкин записал в дневнике: «Представлялся. Ждали царицу часа три. Нас было человек 20. Брат Паскевича, Шереметев (В. А. Шереметев, орловский предводитель дворянства. - Л. В.), Волховский, два Корфа, Вольховский - и другие. Царица подошла ко мне, смеясь: "Нет, это беспримерно! Я себе голову ломала, думая, какой Пушкин будет мне представлен. Оказывается, что это вы… Как поживает ваша жена?И. Загряжская. - А. В.) в нетерпении увидеть ее в добром здравии, - дитя ее сердца, ее приемную дочь "… и перевернулась. Я ужасно люблю царицу, несмотря на то, что ей уже 35 лет и 36 (в подлиннике - на франц. Яз) - А. В.) »[90]. Судя по всему, императрица стремительно отошла от А. С. Пушкина, не дождавшись слов благодарности, а реплика поэта в Александры Федоровны - явный эвфемизм, который можно понимать двояко, в том числе и как издевку. Впрочем, по ряду свидетельств, в том числе и П.В. Нащокина, Александра Федоровна действительно нравилась Пушкину. На поздравление великого князя Михаила по случаю пожалования в камер-юнкеры Пушкин отвечал, что «.. до сих пор все надо мною смеялись, вы первый меня поздравили». Вероятно, осведомленный о реакции Пушкина, Николай I использовал нужное обратное к княгине Вере Вяземной со словами, которые предназначались для передачи поэту: «Я надеюсь, что Пушкин принял в хорошую сторону свое назначение» [91].

Но, по словам Льва Сергеевича Пушкина, поэт был взбешен.Отставной штаб-ротмистр А. Н. Вульф, сосед Пушкина по Михайловскому, записал в дневнике 19 февраля 1834 г .: «.. Поэта я нашел… он одел его в мундир, его, написавшего теперь повествование о бунте Пугачева… Он говорит, что он возвращается к оппозиции »[92]. Тем не менее 28 февраля Пушкин с супругой присутствовал на придворном балу в Зимнем в связи с Масленицей. 4 марта А. С. Пушкин снова возил Наталью Николаевну в Зимний.

В принципе, пожалование камер-юнкером не могло быть слишком большой неожиданностью для Пушкина.Этот вопрос давно обсуждался в кругу его близких друзей. Еще в мае 1830 г. дочь М. И. Кутузова Элиза Хитрово, пользовавшаяся его положение при дворе, хлопотала о придворном чине для Пушкина, что обеспечило бы прочное положение в обществе. Тогда А. С. Пушкин вежливо поблагодарил Элизу за заботу. «С вашей стороны, - писал он Хитрово, - очень любезно, сударыня, принимать участие в моем положении по отношению к хозяину. Но какое же место, по-вашему, я могу занять при нем? Не вижу ни одного подходящего… Быть камер-юнкером мне уже не по возрасту, да и что я бы стал делать при дворе? » [93] В марте 1834 г.Александр Сергеевич объяснил П. В. Нащокину: «… Конечно, сделав меня камер-юнкером, государь думал о моем летах, а не о моих летах - и верно не думал уж меня кольнуть» [94]. Но дело явно было не в возрасте. Среди камер-юнкеров Николая I шестьдесят девять лиц были моложе, зато двадцать три - старше Пушкина [95]. Вряд ли справедливо предположение, что поэт не пользуйтесь покровительством А. X. Бенкендорфа, чтобы получить звание камергера, Николай I без видимых причин не пошел бы на нарушение субординации.

Но Пушкин был прав, понимая, что это пожалование вызовет насмешки в большом свете. В столице ходили слухи, что Пушкину дали звание камер-юнкера, чтобы «иметь повод приглашать ко двору его жену» [96]. Ни для кого не было секретом, что ухаживания императора за его женой стали приобретать все более откровенный характер. Впрочем, они никогда не выходили за рамки обыкновенного в то время флирта, характерного для Николая Павловича. Кроме того, это автоматически ограждало ее от преувеличенного внимания придворных дон-жуанов.Ведь все было на виду. Сам Николай I вспоминал, что часто встречался с ней в свете и искренно ее любил «как очень добрую женщину» [97].

Кроме того, в тот год Пушкин намеревался уединиться в деревне, чтобы сэкономить и поправить финансовые дела семьи. Теперь это стало затруднительно, так как перед Натальей Николаевной в возрасте 22 года открылись двери Аничкова дворца, куда приглашался только избранный круг великосветского Петербурга. Ее мать, Надежда Осиповна, сообщила приятельнице в письме от 4 января 1834 г.: «… Александр назначен камер-юнкером, Натали в восторге, потому что это дает ей доступ ко двору. Пока она всякий день где-нибудь пляшет »[98]. Необходимо было соблюдать и правила придворного этикета. Проблема заключалась в том, что Пушкин пренебрегал не только служебными обязанностями (рассматривая их как синекуру), но и придворными обязанностями. Его раздражает неприязнь ко двору, в котором он должен участвовать, и в его раздражении с этого времени чувствуется неприязнь ко двору.

В 1834 г. Пушкин чаще бывает на царских приемах и балах, но еще чаще манкирует их и нарушает. В апреле 1834 г. он проигнорировал праздничные дни. Император поручил В. А. Жуковскому передать Пушкину свое неудовольствие по этому поводу. Одновременно обер-камергер граф Ю. П. Литта вызвал его к себе, чтобы «мыть голову». «Я догадался, - записал в дневнике А. С. Пушкин, - что дело идет о том, что я не явился в придворную церковь ни к вечерне в субботу, ни обедне в вербное воскресенье »[99].

В дневнике А. С. Пушкина от 16 апреля 1834 г. сохранилось свидетельство, что (по сведениям от В. А. Жуковского) Николай I был недоволен отсутствием многих камергеров и камер-юнкеров на обедне в вербное воскресенье. Граф Ю. П. Литта сокрушался тогда К. А. Нарышкину по поводу отсутствия многих камер-юнкеров, на что обратил внимание император: «Mais enfin il у a des regies fixes pour les chambellans et les gentilshommes de la chambre» («Но есть же самые правила для камергеров и камер-юнкеров» - франц. ). На это К. А. Нарышкин возразил: «Pardonnez moi, се n'est que pour les demoiselles d'honneurs» («Извините, это только для фрейлин» - франц.). (Эвфемизм на французском: «правила» и «регулы» (месячные) у фрейлин [100].) Об этом же А. С. Пушкин писал и жене в письме от 17 апреля 1834 г.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Что нам всем Пушкин сделал?

-… ну а что - чиновники… дело не в чиновниках! Пушкин вот тоже - чин носил, и ничего - не умер!

- Пушкин умер.

- Ну ты всегда был занудой! Ну умер, да. Но ведь не от этого!

(Из разговора, подслушанного на Невском)

В день его смерти мы в юности- молодости заказывали панихиду. Пушкин - русский бог-демиург. Бог умер. Надо помянуть добрым словом. И добрым вином. Слово он нам дал. Вино сами купим.

Сейчас же мы вместо дружеских трапез и пирушек (хоть и по скорбному поводу) в день его смерти хочется еще разчитать его, спокойно поразмышлять о нем, веселом и мудром Пушкине, солнце, озарившем русскую жизнь, о поэте-царе, и о поэте-царе и Царях.Мы взрослеем вместе с Пушкиным, замечали? Стареть нам с Толстым, но это после, после. Не сейчас.

А сейчас…

А сейчас, что ни скажи о нем - все будет банальностью, кем-то уже сказанной, подуманной, произнесенной, написанной и откомментированной. Потому что жизнь мало какого русского человека изучена так пристально, так подробно, так внимательно - по дням, а порой и по часам, как жизнь Пушкина. И как смерть Пушкина. Обед одного тогда, в золотую эпистолярную эпоху, прекрасно описывал в своем дневнике другой, семейные неурядицы которого обстоятельно пересказывал в частном письме третий, третий же ужин запечатлел в виде анекдотца в чьем-то альбоме. Замыкается круг, и круги расходятся. эту дату.

Это пристальное внимание к Пушкину закономерно и понятно. Пушкин действительно - русский бог, национальное божество, созидательный и созидающий дух. Если бы его не было - его стоило бы придумать. И он и был придуман, с его жизнью-романом, с его оперной трагической дуэлью, с чернокожим чужеземным прадедом, крестником Петра Великого, с красавицей женой, с друзьями-бунтовщиками и канцлерами, с ссылками и царской дружбой, с любовными историями, и главное , главное! - с редким могучим даром.Столько всего должно было случиться и сложиться, чтобы выкроилась эта особая, уникальная, штучная судьба, первого русского Поэта, вундеркинда и хулигана, русского певца и мыслителя, прозаика и драматурга, историка и издателя, журналиста и злого шутника, любовника и мужа, верного друга , умницы и мудреца, острослова и критика - Пушкина. И не вглядываться в него. Как в божество - невозможно. Даже те, кто ничего никогда не читал у него, считают его на веру - лучший так лучший, Пушкин так Пушкин. Это жрецы припадают к священным письменам, твердят их наизусть.Большая часть паствы просто соглашается с культом, и у них божество в мастеровых - а кто убирать будет? Пушкин? Чинить кто будет? Пушкин? Кто будет все исправлять? Да Пушкин, Пушкин. Как русский народный домовой, как гений этого огромного места, что от моря до моря - Пушкин. Наш всесильный лар и пенат. Без него тут двести лет уже ничего не бывает ,, без Пушкина.

Мы даже его фамилию не слышим - настолько она для нас не слово! Не слышим там пушек. Не замечаем этой необъяснимой, но для любого русского уха слышной комичности в схожих словах - Пушкин, Сушкин, Мышкин, Кошкин, Душкин, Тушкин, Пупкин.Поэт Пупкин - смешно. Поэт Пушкин - а как иначе? Поэт Пушкин - это идеал. Это норма. Недостижимая. Эталон.

Он создал нам язык. Мы говорим с вами пушкинским языком. Все еще. Не язык Державина, Ломоносова, Сумарокова, Хераскова, мы говорим пушкинским языком, обедневшим и обогащенным, но это наследство нам от него.

Он создал нам литературу. Нет, не он первый писал стихи и прозу, почитайте Жуковского, «побежденного учителя», или вот басни Крылова - у него есть строки, вполне пушкинские, и язык его живой, родной, «пушкинский»; или вот Карамзин, особенно его записки русского путешественника - там уже приближение, проблеск, но.Эта округлой ясности прозы, этой иронии и игре с читателем, к которому к равному интимно обращается он, чуть настаиваясь, автор.

Ах, да что говорить о влиянии Пушкина на русскую литературу! Это тема неисчерпаема, и профессиональные пушкинисты исследовали ее подробно. Он создал нам роман, он задал эталон русской любовной лирики (он объяснил нам наши чувства, назвал их по-русски, научил объясняться в любви ясным и сладким языком, а не как римляне и греки в скверном переводе) , он показал, что он показал, что может быть патриотом, и при этом противостоять царю и власти, он показал нас, что воля и свобода (Пушкин! Тайную свободу пели мы вослед тебе!) - это важно! Это очень важно! Как честь! Он был журналистом и издателем, и первым сделал это не хобби, не милым барским занятием - делом! Работой! Он был трудяга, наш Пушкин. Петр был работник на царском троне, Пушкин - на Олимпе. Царь Россию вздернул на дыбы, развернул и пришпорил, русский - а смотрел все в Европу, и принес много чужих «немецких» слов. Пушкин, с долей африканской крови, прозванный в Лицее Французский за любовь и знание в 12 лет Вольтера и Руссо и французской литературы и языка вообще - он назвал нам мир по-русски, описал его, и как красиво и точно назвал и описал!

Но не менее важна для нас для всех, его судьба. Эталонная, ставшая примером.Жизнь поэта и человека Александра Пушкина.

Благодаря ему у нас отпечаталось, сохранилось где-то в подкорке и оттуда сигналит, что Поэту не идет мундир чиновника. Что не ему гоняться за чинами и начальственным поощрением - милость к падшим призывать (а не кричать распни, не добивать сваленного). Это Пушкинский шаблон, Пушкинская матрица - быть поэту ссыльному, иметь жену-красавицу, верных друзей, погибнуть во цвете лет. У нас чувствует свою неправильность, свое несоответствие, необходимость оправдаться или придумать себе страдания и гонения.

Таков уж гениальный сценарий Пушкинской судьбы…

Пушкин научил нас, что русский человек может быть и таким - свободным и легким, аристократически и остроумным, открытым богатством всего мира, хоть и в глубоком, псковском крае сидючи, быть глубоким и серьезным, и о красе ногтей, что он может не коснеть, а развиваться, делать ошибки, заблуждаться, расти, отбрасывать старое и принимать новые идеалы, новые формы, не теряя ни своей цельности, ни своего лица, ни чести.

Если говорить о духе, то вот он - в пушкинских строках, от юношеских романтичных «о дева роза, я в оковах» домертного «народ безмолвствует», от любви к женским ножкам до размышлений о бунте. Он опьянения жизнью до трезвого, а порой и скорбного анализа.

Если уж есть этот русский мир, о котором сейчас взялись говорить на все лады, то один из его создателей и спасителей. Ангелов-хранителей, пророков и апостолов Пушкин и есть. Не тираны эти ваши усатые, а он, кудрявый.Любимый.

Я знаю, его сейчас любить стало немодно, особо продвинутые говорят, что он пошло, гладенько, достаточно средне, таскался по балам и бабам, царя называл умным, и что он сплошное общее место.

А я люблю.

И мне трудно отделить живого Пушкина от поэта.

Потому что тут все слилось в одно - и старик со старухой, которая с детства раннего научила, как нельзя вести себя никогда, и буря мглою, что в детстве читала мама, когда мы жили на Дальнем Востоке, и там за окном в это время выл ветер и заносило снегом подоконник, и детские же воспоминания о Лицее, об этом зеленом коридоре с дортуарами и о воспетой им Девы с кувшином, и то, что меня, как и его, водили гулять в Летний сад (пусть и не французский убогой) , и от того, что бабушка - родом из маленькой деревни в двух километрах от Пушкинской могилы в Святогорском монастыре.Проводя несколько раз лето в деревне у родственников, я шла и думала - а может, он (так и думала с большой буквы) видел еще этот дуб, ну мог же он его видеть, проскакать на коне и увидеть, и этот маленький скромный домик, тот самый, который был построен как замки строиться должны. Тут все сразу - и эта станция Выра, мимо которой проезжаешь, когда едешь по шоссе в Псков, и даже город Луга Петербургского округа, и Одесса, которую приезжаешь в гости к любимой тетке, а думаешь про полу-милорда, не говоря уже про полу-милорда. родную альма-матер, в которой когда –то был дом австрийского посланника, у жены которого, Долли Фикельмон (внучки Кутузова) был одним из самых блестящих петербургских салонов, и с которым он дружил, и где часто бывал, и была легенда, что был у них роман (это вряд ли, но думать о том, что где-то из нынешних аудиторий Пушкин сорвал) украдкой поцелуй светской львице и интеллектуалке, если даже не… думать об этом было приятно и волнительно.

И простота и сила его поздних стихов, и эта постоянная лукавая игра с читателем, и его умные письма, серьезные, серьезные, как равной - жене, и его ранняя слава, и его высокопоставленные покровители, что опекали его, опекали, но так и не уберегли, и эта мучительная смерть, пуля в животе, морошка с Круглого рынка, таинственное отпевание (я знаю, как там пахнет, в комнате, где стоит тот самый диван, на котором он умирал, с детства знаю) - Я помню чудное мгновение и тут же - еб Анну Петровну Керн (или нет?), И его негритянские белки, и быстрые злые неприличные экспромты, и дружба с гусаром Чаадаевым в ранней юности (сейчас в таком возрасте еще опекает ювенальная юстиция, когда он на пирушки сбегал из лицея в Павловск, где были взрослые, прошедшие войну, офицеры), и эти интимные балы в Аничковом, из-за которых ему пришлось надевать камер-юнкерский ненавистный мундир (а у меня там выставка была, между прочим, в детстве) , в Аничковом), и этот бокал лимонада пер ед дуэлью у Вольфа и Беранже, и оперы, и Медный всадник, что скачет ночью по городу и топчет бедного Евгения, и три карты, и весь этот петербургский текст, городской и вечный…

Всего этого с детства же так много, что его видишь живым, смеющимся, хохочущим, грызущим яблоко, картавящим, кудрявым, спесивым, злым и быстрым на язык, некрасивым, легко танцующим, надменным, умным, с тяжелой тростью для верности руки во время время дуэлей (все зря, все зря, всякий раз думаю), видишь его, легко вспрыгивающего на коня, молодого, вечно молодого (мне уже больше, на несколько лет больше, чем ему, когда он умер), и при этом вечно, недогоняемо взрослого , прожившего гениально-красивую судьбу, правда солнцем затмившего всех современников (не будь его - ярче сияли и Баратынский, и Батюшков, и Жуковский, и Крылов).

Люблю Пушкина, особенно раннего, романтичного, но такого сильного в «Онегине» (которого однажды выучила наизусть так, что и сейчас помню лишь с небольшими лакунами), в Медном всаднике, в роскошных повестях Белкина, недостижимых по высокой простоте и легкости, в Маленьких трагедиях…

Господи, да разве все перечислишь…

И мне жаль, искренне жаль тех, кто свысокаается, что Пушкин - средний поэтишко и пошляк к тому же. Жаль их, потому что им скудно отсыпали за что-то дара понимания его легкого, ароматного, волшебного и огромного дара.

А без этого понимания - что они там могут понять страну, в которой родились и живут?

Бедные.

Нынче день поминальный. В юности-то, собираясь в этот февральский день (и вечно вот он был какой-то холодный, неприятный - или - так помнится) выпивали, конечно. И обязательно был тост за Никиту Козлова, «дядьку» Пушкина, что было с ним с детства, что «ходил» за ним всю жизнь, и который нес его на руках, как младенца, раненого, после дуэли, из кареты в квартире на Мойке .

«Грустно тебе нести меня?», Спросил его поэт.

Ой как грустно…

Легкая как перышко великая ноша, бедный бедный Пушкин, как жаль, что умер.

В детстве ведь отчего-то кажется (я знаю, не только мне) - что вот не убей его тогда Дантес на дуэли - жил бы да жил, жил бы да жил.

Да?

разбойник или жертва (Дубровский Пушкин)

Сочинение


А.С. Пушкин написал повесть «Дубровский». В ней главный герой - Владимир Дубровский.
Дубровский был высоким, красивым, храбрым. Он носил чин офицера. Очень любил своего отца, ради которого и ушел в отставку.
Владимир получил письмо, в котором было написано, что все имение, которое было у Дубровского - старшего переходит Троекурову, и решается приехать к отцу. Но когда он к нему приезжает, Дубровский - старший умирает прямо на руках у своего сына.
Вскоре после смерти отца к Дубровскому приходит извещение, что дом и все, что осталось, после суда переходит к Троекурову. Жители Кистеневки не хотели переходить к другому хозяину, и поэтому Дубровский решается спалить дом и увести жителей в лес.
Чтобы прокормить свой народ, Дубровский становится разбойником. Ему приходится останавливать на дорогах богатых помещиков и грабить их, не давая им проходу.
Дубровский очень хочет отомстить Троекурову. И вдруг Дубровскому везет: благодаря поддельному паспорту, перехваченному у Дефоржа, который собирался устроиться учителем французского языка у Троекурова, он сам устроился учителем у своего врага.
Дубровский ждал удобного случая для мести, но встретился с Машей, дочкой Троекурова, и влюбился в нее. Из-за любви к Маше он не смог отомстить Троекурову. Но любовь Дубровского к Маше оказалась неудачной, потому что Маша вышла поневоле замуж за соседа. Дубровский хотел ее спасти, но безуспешно.
Я считаю, что Дубровский стал разбойником поневоле, потому что ему надо было прокормить своих людей.

Другие сочинения по этому произведению


Благородство против подлости (По роману А. С. Пушкина «Дубровский») Бунт крестьян против несправедливости (По роману А. С. Пушкина «Дубровский») Владимир Дубровский и Маша Троекурова Добро и зло в романе А. С. Пушкина «Дубровский» Женские образы и их роль в прозе Пушкина (На примерыей «Дубровский» и «Капитанская дочка») Заканчиваем роман А. С. Пушкина «Дубровский» Защита личности в романе Вернуться А.С. Пушкина «Дубровский» Идейно-художественное своеобразие романа «Дубровский» Идейно-художественное своеобразие романа А. С. Пушкина «Дубровский» История жизни Владимира Дубровского (по повести Пушкина «Дубровский») Какие обстоятельства заставили Дубровского стать разбойником? (по повести А. С. Пушкина «Дубровский») Моё впечатление о Дубровском. Народ в повести А.С. Пушкина «Дубровский» О чем нас заставляет задуматься повесть А. С. Пушкина «Дубровский»? Образ Владимира Дубровского в повести А. С. Пушкина "Дубровский" Образ Маши Троекуровой в повести А. С. Пушкина «Дубровский» Образы дворян в повести А. С. Пушкина «Дубровский» Образы дворян в повести Пушкина «Дубровский» Отзыв на повесть А.С. Пушкина "Дубровский" Почему А. С. Пушкин изобразил дворян Троекурова и Дубровского-старшего столь разных? Почему Дубровский стал разбойником? (по повести Пушкина «Дубровский») Почему Дубровский стал разбойником? (по роману А. С. Пушкина «Дубровский») Характеристика Владимира Дубровского (по повести А.С. Пушкина "Дубровский") О романе Владимир Дубровский образ Троекуров Сочинение по повести Пушкина «Дубровский» Герой романа А. С. Пушкина «Дубровский» Образ Владимира Дубровского (по повести А.С. Пушкина "Дубровский") (2) Образ Кирилы Петровича Троекурова в романе А. С. Пушкина «Дубровский» Характеристика образа Дубровский Владимир Андреевич Какую роль в семье Шабашкин в судьбе Дубровских Роман Дубровский - художественный анализ Отношения между Машей и Дубровским Кирила Петрович Троекуров и Андрей Гаврилович Дубровский Владимир Дубровский и Маша Троекурова (по роману А.С. Пушкина «Дубровский») Краткая характеристика произведения "Дубровский" Пушкина А.С. Характеристика Дубровского Характеристика образа Троекуров Кирила Петрович Романтичная История любви в повести Пушкина «Дубровский» Как Троекуров решил отомстить Дубровскому Благородство против подлости Дубровский 1 Описание Владимира Дубровского в одноименной повести Пушкина Троекуров 2 Образ поместного дворянина Андрея Гавриловича Дубровского Владимир Дубровский в кистеневской роще Об изучении романа А. С. Пушкина «Дубровский» Образ Владимира Дубровского Дубровский - Характеристика литературного героя. Дубровский-старший и Троекуров Образ помещика Троекурова в повести Пушкина «Дубровский» Кирила Петрович Троекуров и Андрей Гаврилович Дубровский (по роману А.С. Пушкина "Дубровский") Что нового мы узнаем о Пушкине, читая повесть «Дубровский» Почему Дубровский расстается со своими сообщниками и уезжает за границу Дворянское сословие в повести «Дубровский» Владимир Дубровский, образ Марьи Кириловны и Троекурова Образ Маши Троекуровой Изображение русского барства в повести А.С. Пушкина «Дубровский» Осуждение произвола в повести Пушкина «Дубровский» Как Дубровский стал Дефоржем Крестьянство в повести «Дубровский» В чем трагедия Маши Троекуровой в повести Пушкина «Дубровский» Что есть подлость и честь Изовражение русского барства в повести А. С. Пушкина "Дубровский" (1) Владимир Дубровский - главный герой одноименной повести А.С. Пушкина Романтическая история любви Владимира и Маши Что послужило источником сюжета романа «Дубровский» Изовражение русского барства в повести А.С. Пушкина "Дубровский" (2) Замысел исторических романов «Дубровский» и «Капитанская дочка» Человек как жертва общественных институтов (на примере повести «Дубровский») Бунт крестьян против несправедливости За правое дело (роман А.С. Пушкина «Дубровский») Провиниальное двоянство в повести А. С. Пушкина «Дубровский» «Дубровский» и «Капитанская дочка», как звенья «Дубровский» оригинальность и заимствование Образы дворян В. Дубровский - благородный разбойник Можно ли оправдать поступок Владимира Дубровского? (по роману А. С. Пушкина «Дубровский») Народ в повести Русское дворянство в повестях Александра Пушкина «Дубровский» и «Капитанская дочка» Две героини, две судьбы (Марья Кириловна Троекурова и Маша Миронова по романам «Дубровский» и «Капитанская дочка») Троекуров 1 Храктеристика образа Маша, Марья Кириловна Троекурова Бунт крестьян в повести А.С. Пушкина «Дубровский» Можно ли оправдать все поступки Владимира Дубровского? (по повести А. С. Пушкина «Дубровский») (План) Протест против насилия (2) Маша 1 Образ Владимира Дубровского (по повести А.С. Пушкина "Дубровский") (1) Худолсественное своеобразие повести А.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *