Как выглядели рыцари в средневековье: Какими были рыцари на самом деле: почему вы бы не захотели встретить настоящего в жизни

Содержание

Галантные кавалеры или грязные подонки — кем на самом деле были рыцари?

Романтичный образ рыцаря воспевали в средневековых балладах и более поздних произведениях. В них благородные красавцы-мужчины в сверкающих доспехах и на верном коне сражались с врагами и отстаивали честь прекрасной дамы. Такой идеализированный образ прочно укоренился в умах многих девушек.

Однако культура и быт Средневековья накладывали свой отпечаток и на рыцарей. Они вели себя согласно нравам своего времени, которые современным людям показались бы просто ужасающими. Так были ли рыцари настолько идеальны, как писали о них в куртуазных романах?

Как становились средневековыми рыцарями

Чтобы немного лучше понять, какими были рыцари, стоит узнать, как они вообще появились. Прообразами средневековых рыцарей можно считать эквитов — всадников Древнего Рима. Но в привычном нам понимании рыцарство появилось примерно в VIII веке во Франкском государстве. Тогда рыцари были тяжеловооружёнными конниками, защищавшими свою родину от нападений арабов.

Однако как сословие рыцарство оформилось лишь в XI–XII веке. Были среди германских рыцарей министериалы — нетитулованные владельцы земли, не бывшие, строго говоря, вассалами своего господина. Во Франкском государстве дело обстояло несколько иначе.

Во Франции рыцарем мог стать только знатный владелец крупного лена или надела. Но в очень редких случаях рыцарем мог стать и нетитулованный человек, наделённый землёй. В Англии становились рыцарями те, кто не мог похвастаться знатным происхождением, но владел землёй, годовой доход с которой составлял определённую сумму. В этой стране правом посвящать в рыцари обладал только король. А в Германии и Франции любой рыцарь мог посвятить другого человека в рыцари. А ещё отец-рыцарь сам посвящал своего сына, прошедшего обучение. Но обычно это делал сеньор, которому новоиспечённый рыцарь приносил вассальную клятву. К слову, обучение рыцарскому искусству длилось очень долго.

Мальчиков начинали учить в семилетнем возрасте в домашней обстановке.

В 14 лет его отправляли ко двору сеньора, где он служил пажом. А после, с 14 до 21 года, юноша был оруженосцем при рыцаре. Оруженосцев обучали семи главным рыцарским добродетелям: владению копьём, плаванию, фехтованию, соколиной охоте, игре в шахматы, верховой езде и стихосложению. Учили их и придворному этикету, и куртуазной этике — умению обращаться с женщинами. Также давали и религиозное воспитание. Влияние церкви на рыцарство было очень велико, недаром ведь рыцари отправлялись в Крестовые походы во имя веры. В 21 год оруженосец, прошедший обучение, проходил обряд посвящения в рыцари. И с этого начиналась его новая жизнь, зачастую посвящённая только «прекрасной даме».

«Бой тридцати». О. П. Л’Харидон

Рыцарский культ «прекрасной дамы»

Каждый рыцарь обязан был выбрать себе даму сердца, об этом было написано в рыцарском кодексе любви. Да-да, существовал и такой. Причём неважно, была ли дама из аристократок или простолюдинок, имела она мужа или нет. Всё, что нужно было делать «прекрасной даме», — принимать ухаживания выбравшего её рыцаря.

Для средневекового рыцаря выбранная им дама являлась недостижимым идеалом и воплощением богини. В честь неё он складывал сонеты и пел ей серенады под окном. И ради «прекрасной дамы» рыцари бились на турнирах. Рыцарь выезжал на ристалище, прикрепив полученные от дамы сердца перчатки к своему шлему. Также на щит прикреплялась табличка, где восхвалялась красота «прекрасной дамы».

Только после нескольких месяцев, а то и лет ухаживаний и победы в турнире рыцарь получал право облобызать ручку своей леди. Впрочем, до постели дело тоже доходило, но это не приветствовалось. Рыцарь должен был испытывать к своей леди лишь платонические чувства. Это тоже прописывалось в рыцарском кодексе. Там же указывалось, что рыцарь обязан защищать слабых, быть верующим христианином, охранять Евангелие и церковь. Должен был рыцарь и держать данное слово, блюсти чистоту нравов, бороться против зла, быть щедрым и защищать добро. Но была у средневекового рыцарства и другая, тёмная сторона.

«Бог в помощь». Э. Лейтон

Дурнопахнущие «красавчики»

Как известно, гигиена в Средневековье оставляла желать лучшего, особенно в Европе. Там люди могли не мыться годами, «благоухая» запахом пота и экскрементов. Особенным пренебрежением к собственной гигиене славились рыцари. Немаловажную роль играли в этом их доспехи. Снять самостоятельно их было очень сложно, поэтому во время военных походов рыцарь оставался в доспехах круглыми сутками. Поддетая под латы войлочная рубашка пропитывалась потом, запах от неё резал глаза. Известен даже случай, когда враги вычислили место, где остановились рыцари, только по запаху.

Сюда же стоит прибавить и амбре изо рта. Гигиена полости рта у рыцарей полностью отсутствовала. И хорошо, если к 30 годам у рыцаря оставалось хотя бы с десяток зубов. К тому же, рыцари любили выпить пива, заев его чесноком. Считалось, что чеснок избавляет от множества болезней. Так что дамам, которым рыцари оказывали своё внимание, приходилось всё это терпеть. Впрочем, и прелестные леди не утруждали себя чисткой зубов и ежедневным омовением. Так что рыцари, запах которых сбивал с ног, не сильно выделялись при дворе. Особенно внешне.

Это сейчас из-за идеализации образа рыцаря нам кажется, что все они были высокими мускулистыми мачо. На деле же средний рост рыцаря составлял около 160 сантиметров. Но в Средние века рост людей в целом был ниже, чем сегодня. Прекрасной внешностью тоже могли похвастаться далеко не все рыцари. Бушевавшие эпидемии оспы откладывали свои отпечатки на их лицах. Изрытое оспинами лицо рыцаря было привычной картиной. Равно как и борода, в которой то и дело застревали куски пищи. Бритьём «благородные мужи» себя не утруждали — по волосам и бороде ползали многочисленные выводки блох и вшей. В общем, рыцари были теми ещё «красавцами». А ещё, несмотря на существующий кодекс, многие из них были отъявленными подонками.

Кого поймал — того люби

Странствующие и бедные «однощитные» рыцари не из знатных семей в большинстве своём плевать хотели на кодекс чести. Прикрываясь приказом своего сюзерена, они ездили по селениям и грабили их. Некоторые даже сбивались в самые настоящие банды, которых боялись честные люди. Забывали они и про правило «защищать слабых», когда убивали женщин и детей в деревнях просто ради развлечения. Надругательства над женщинами тоже имели место быть. Причём рыцарям было неважно — девочка перед ними или седая старуха. Для любовных утех годилась любая, к тому же, сломить сопротивление более слабой жертвы не составляло никакого труда. К слову, жене рыцаря о хорошем отношении к себе тоже можно было забыть.

Это только к «прекрасной даме» рыцари относились с почётом и любовью. Об избраннице сердца думали днями и ночами, не забывая в перерывах поколачивать и насиловать собственную жену. Та не смела и пикнуть, ведь женщина в Средние века считалась собственностью мужа. Закрывали глаза жёны и на многочисленные измены мужа со служанками и подневольными крестьянками. Особенно охотно средневековые рыцари отбивали жён у собственных друзей. О каком бы то ни было братском уважении речи и не шло. Однако всему приходит конец.

Наставить отступивших от кодекса рыцарей на путь истинный попытались при помощи организации Крестовых походов. Папа Римский Урбан и император Фридрих Барбаросса внушили рыцарям, что они должны убить всех неверных, осквернивших гроб Господень, находящийся в Палестине. Рыцари этому призыву вняли, но едва ли они вели себя в походах лучше, чем на родной земле. В конце концов нужда в рыцарях как конных воинах отпала сама собой с изобретением огнестрельного оружия. Рыцари перестали быть воинами и превратились в политическое сословие нетитулованной знати. Сегодня рыцари остались лишь в Великобритании. Но там это просто формальный титул, выдаваемый за особые заслуги перед короной.

Читайте также: Доспехи рыцарей были намного, намного легче, чем вы думаете

Читайте также:

Все факты из рубрики «История»

Одежда рыцаря Средневековья: фото и история

Средневековый рыцарь — одна из самых романтичных и приукрашенных фигур в истории человечества. Голливудские фильмы, исторические романы, а в последнее время и компьютерные игры рисуют нам очень колоритного и окутанного флером очарования воина, в блистающих латах скачущего вдаль, время от времени сражаясь с такими же благородными и честными противниками или без особых проблем побеждая шайки непременно гнусных и неприятных разбойников (если это не Робин Гуд, конечно). Ну а поразительно красивая и благочестивая девица ждет своего благородного поклонника в высокой башне или, на крайний случай, томится в подземелье, ожидая избавления.

На самом деле среднестатистический рыцарь — это крайне прагматичный и не слишком образованный товарищ, способный без особых угрызений совести свернуть челюсть слуге, подавшему остывшую воду, или отдать свою сестру/дочь в жены старому и страшному соседу ради куска плодородной земли или пары породистых жеребцов.

Кинематографические рыцари и их доспехи

Подавляющее большинство фильмов (в том числе и претендующих на историчность) показывают рыцаря в полных латных доспехах, с глухим шлемом типа топхельм (полный шлем) или армэ с откидывающимся забралом. Причем в таком виде они мужественно рубятся в битвах по нескольку часов, а потом, не снимая, садятся за пиршественный стол. Можно представить, что именно так выглядела повседневная одежда рыцарей. Описание летописцев говорит о том, что такой тип защитных доспехов использовался только для рыцарских турниров, и только в 14-15 веках. Именно к этому времени технология металлообработки достигла такого уровня, когда вес полного латного доспеха (то есть изготовленного полностью из металлических частей) снизился до приемлемых 40-50 килограммов. И с такой нагрузкой рыцарь мог эффективно действовать в течение крайне короткого промежутка времени. Какими же были фактические доспехи средневекового рыцаря?

Раннее Средневековье

Одежда рыцаря в бою для этого времени — как правило, длинный кожаный доспех до колена с металлическими вставками и полосами и металлический шлем с открытым лицом. Ноги изредка защищались кожаными или укрепленными наголенниками. Не менее часто встречался доспех стеганый, или просто стеганка (по сути, просто множество слоев ткани, простеганных вместе), или набитый конским волосом. Укреплялось такое «обмундирование», опять же, металлическими полосами. Иногда использовался доспех ламеллярный — составленный из заходящих друг за друга металлических пластин. На его изготовление шло больше металла, а следовательно, и позволить его себе могли только наиболее состоятельные рыцари.

Классическое Средневековье

Здесь использовалась кольчуга, бригантина, латный доспех.

Кольчуга состояла из множества колец и была самой легкой и удобной броней. Использовали ее повсеместно, но стоила она дороже других видов защитного одеяния ввиду своей трудоемкости. Иногда куски кольчуги просто нашивали на кожаный доспех в самых уязвимых местах. Используется также хаурбек — кольчужный капюшон.

Бригантина — разновидность ламеллярного доспеха. В этом случае обычная одежда рыцаря изнутри укреплялась металлическими пластинами, идущими внахлест. Такой доспех был значительно тяжелее кольчужного, но стоил дешевле и лучше защищал от ударов тяжелого оружия.

Полный латный доспех использовался, как уже отмечалось, в основном для турниров. В реальном бою через 10 минут даже самый могучий рыцарь свалился бы от изнеможения, и его забили бы палками ополченцы. В сражениях использовались элементы латного вооружения — рукавицы, наголенники или наручи, нагрудник.

Позднее Средневековье

Совершенствование латного доспеха. Развитие наступательного вооружения, в особенности арбалетов, сделало кольчуги и доспехи из кожи малоэффективными. В конце эпохи, с появлением огнестрельного оружия, само понятие рыцаря как эффективной боевой единицы, способной в одиночку противостоять отрядам обычных бойцов, уходит в небытие. Последней попыткой противостоять пороху и пулям стала мощная выпуклая кираса — такую, к примеру, носили испанские кабальеро — конкистадоры — в период освоения Нового Света.

Гражданская одежда рыцарского сословия

В раннем Средневековье основная одежда рыцаря состояла из двух туник — верхней, котты, и нижней, камизы. Нижняя чаще всего имела длинные рукава, а верхняя, из хорошей ткани и богато украшенная, — короткие или вовсе обходилась без них. Туники непременно подпоясывались, а сверху одевался плащ. В отличие от голоногой Античности, одежда рыцарей Средневековья непременно включала в себя штаны — или просто узкие, или облегающие ногу (шоссы).

Серьезное изменение, которому подверглась одежда рыцарей в Средние века, произошло на рубеже 13 века. Появление постоянных торговых путей и взаимодействия с другими народами (особенно с Востоком) и развитие технологий привело к появлению множества новых покроев и использованию разнообразных тканей.

К неизменной котте, которая тоже претерпела изменения, добавился пурпуэн — короткая куртка, к которой пришивались узкие рукава, и столь же узкие чулки — шоссы. Блио и катарди — кафтаны с разным кроем. Нарамник — плащ с дыркой посередине для головы. На экранах в него почти поголовно одеты рыцари Христа — тамплиеры, госпитальеры и прочие.

Дальнейшая эволюция нарамника привела к появлению сюрко — нарамника со сшитыми боковинами. Удивительно, но для большей части того, что носят мужчины сегодня, послужила прототипом одежда рыцаря. Название многих видов мужского гардероба также идет от все тех же рыцарских нарядов.

К классическому Средневековью относится и появление такого явления, как «ми-парти». Суть его состояла в том, что костюм делился на цветовые зоны в соответствии с гербом рыцаря — вертикально на две половины или, в дальнейшем, на четыре части.

Добавим немного средневековой Японии

Япония всегда была немного «вещью в себе», но до знакомства в 16 веке с «южными варварами», португальцами, жители Страны восходящего солнца находились почти в полной культурной изоляции от остального мира.

Это позволило им создать свою, совершенно уникальную культуру, в том числе и в военной среде. Аналогом средневекового рыцаря в Японии был самурай. Японские «рыцари» носили сложные доспехи, изготовленные по типу бригантины. Металлические пластины достаточно сложно комбинировались, покрывались лаком, шнуровкой, кожей и тканью. Металлические шлемы искусно украшались и, как правило, комплектовались «анатомическими» масками.

Гражданская одежда рыцаря Японии состояла из трех основных частей — кимоно, хакама (широкие штаны разной длины) и накидки хаори.

Средневековье: культ Прекрасной Дамы | Наука и жизнь

Из глухих времен Средневековья, окутанных плотным туманом легенд, позднейших вымыслов и экзальтированного христианского мистицизма, дошли до нас с десяток понятий, каждое из которых прочно укоренилось в сознании вереницы поколений. Оставим в стороне футбол, значки и прочие детали современного быта, введенные в обиход именно тогда. Сквозь тьму времен перед нами отчетливо высвечивается таинственный женский лик — Прекрасная Дама! Средневековье — время чудес. Именно к области чудесного можно отнести волшебное преображение женского образа из малозаметной детали семейного обихода в загадочную и многоликую, пережившую столетия Незнакомку.

Наука и жизнь // Иллюстрации

Прекрасные дамы из рода Бабенбергов — Герберга, дочь Леопольда III (слева), и польская принцесса, вошедшая в семью австрийских королей. XII век.

В своих песнях-кансонах трубадуры воспевали любовь к Прекрасной Даме. Старинная миниатюра.

Знаменитый замок Альказар в Сеговии (Испания), заложенный королем Альфонсом VI в XI веке, — один из красивейших в Европе.

Трубадур вручает даме сердца свою кансону. Миниатюра в рукописи начала XVI века.

Битва в Ронсевальском ущелье.

Улица в средневековой Сиене (Италия). XIII век.

Франкские крестоносцы атакуют сарацинов в Святой земле. Миниатюра около 1200 года.

В раннее Средневековье женщины, как правило, не принимали участия в пиршествах. Старинный рисунок.

Занятия музыкой и танцами. Средневековая миниатюра.

Игра с мячом напоминает современный хоккей с мячом. Только тогда мяч был большим.

Сколько стоит первородный грех

Средневековье отвело женщине очень скромное, если не сказать ничтожное, место в стройном здании социальной иерархии. Патриархальный инстинкт, традиции, сохранившиеся еще со времен варварства, наконец, религиозная ортодоксия — все это подсказывало средневековому человеку весьма настороженное отношение к женщине. Да и как еще можно было к ней относиться, если на священных страницах Библии рассказывалась история о том, как злокозненное любопытство Евы и ее наивность довели Адама до греха, имевшего столь ужасные последствия для рода человеческого? Поэтому вполне естественным казалось возложить всю тяжесть ответственности за первородный грех на хрупкие женские плечи.

Кокетство, изменчивость, легковерие и легкомыслие, глупость, жадность, завистливость, богопротивная хитрость, коварство — далеко не полный список нелицеприятных женских черт, ставших излюбленной темой литературы и народного творчества. Женскую тему эксплуатировали с самозабвением. Библиография ХII, ХIII, ХIV веков полна антифеминистических произведений самых разных жанров. Но вот что удивительно: все они существовали рядом с совершенно иной литературой, которая настойчиво воспевала и славила Прекрасную Даму.

Но сначала поговорим о социальном статусе женщины. Средневековье заимствовало его из знаменитого Римского права, которое наделяло ее, по сути, единственным правом, вернее, обязанностью — рожать и воспитывать детей. Правда, Средневековье наложило на этот безликий и бесправный статус свои особенности. Поскольку главной ценностью при тогдашнем натуральном хозяйстве была земельная собственность, то женщины зачастую выступали в качестве пассивного орудия для захвата земельных владений и прочей недвижимости. И не нужно обольщаться героизмом рыцарей, завоевывающих руку и сердце возлюбленных: они не всегда делали это бескорыстно.

Совершеннолетним возрастом, позволяющим вступать в брак, считалось 14-летие для мальчиков и 12-летие для девочек. При таком положении вещей выбор супруга целиком зависел от родительской воли. Неудивительно, что освященный церковью брак для большинства становился пожизненным кошмаром. Об этом свидетельствуют и тогдашние законы, очень подробно регламентирующие наказания для женщин, убивших своих мужей, — видимо, такие случаи были не редкостью. Доведенных до отчаяния преступниц сжигали на костре или закапывали живьем в землю. А если еще вспомнить, что средневековая мораль настоятельно рекомендовала жену бить и желательно почаще, то легко представить, как «счастлива» была Прекрасная Дама в своей семье.

Типичны для той эпохи слова доминиканского монаха Николая Байарда, писавшего уже в конце XIII века: «Муж имеет право наказывать свою жену и бить ее для ее исправления, ибо она принадлежит к его домашнему имуществу». В этом церковные воззрения несколько расходились с гражданским правом. Последнее утверждало, что муж может бить жену, но только умеренно. Вообще, средневековая традиция советовала мужу относиться к жене, как учитель к ученику, то есть почаще учить ее уму-разуму.

Брачный контракт с точки зрения Средневековья

К браку в это время относились противоречиво и, на современный взгляд, странно. Далеко не сразу церковь вообще сумела найти достаточно оснований, чтобы оправдать брак как таковой. Очень долго считалось, что настоящим христианином может быть только девственник. Эта концепция, впервые сформулированная Святым Иеронимом и папой Григорием Великим, безоговорочно принималась церковью. Однако уже Блаженный Августин на рубеже IV и V веков утверждал, что брак все-таки не так уж плох. Святой отец тоже признавал превосходство девственников над женатыми, но считал, что в законном супружестве плотский грех превращается из смертного в простительный, «ибо лучше вступить в брак, чем разжигаться». При том строго оговаривалось, что в браке соитие должно совершаться не ради наслаждения, а только с целью рождения детей, у которых, коли они будут вести праведную жизнь, появляется шанс заменить в раю падших ангелов.

Такой взгляд возобладал в церковных кругах лишь в начале IX века, и с той поры брачные союзы стали освящать таинством венчания. А прежде отсутствовало даже само понятие — «брак». Семьей называлось более или менее постоянное совместное проживание многочисленных родственников со стороны «мужа». Количество «жен» никак не нормировалось; более того, их можно было менять, отдавать во временное пользование друзьям или кому-то из родни, наконец, просто выгнать. В Скандинавских странах жена, даже уже венчанная, длительное время вообще не считалась родственницей мужа.

Но и после того, как церковь стала освящать брак, общественная мораль строго делила брачные отношения (более похожие на политический, юридический и финансовый договор) и подлинную любовь. Так, например, одна из высокородных дам XII века Эрменгарда Нарбоннская на вопрос, где привязанность сильнее: между любовниками или между супругами, — ответила так: «Супружеская привязанность и солюбовническая истинная нежность должны почитаться различными, и начало свое они берут от порывов весьма несхожих».

Главное, что требовалось от женщины в браке, — рождение детей. Но сия благословенная способность часто оказывалась для средневековой семьи не благом, а горем, так как сильно осложняла процедуру наследования имущества. Делили добро по-всякому, но самым распространенным способом распределения наследства был майорат, при котором львиную долю имущества, прежде всего земельные наделы, получал старший сын. Остальные сыновья либо оставались в доме брата в качестве приживалов, либо пополняли ряды странствующих рыцарей — благородных, но нищих.

Дочери и жены долгое время вообще не имели никаких прав на наследование супружеского и родительского имущества. Если дочь не удавалось выдать замуж, ее отправляли в монастырь, туда же шла и вдова. Только к XII веку жены и единственные дочери приобрели право наследования, но и тогда (и много позже) они были ограничены в возможности составлять завещания. Английский парламент, например, приравнивал их в этом отношении к крестьянам, бывшим собственностью феодала.

Особенно тяжело приходилось девушкам-сиротам, они целиком попадали в зависимость от опекунов, редко испытывавших родственные чувства к своим подопечным. Если же за сиротой стояло большое наследство, то ее брак обычно превращался в весьма циничную сделку между опекуном и предполагаемым женихом. Например, английский король Иоанн Безземельный (1199-1216), ставший опекуном малютки Грейс, наследницы Томаса Сейлби, решил отдать ее в жены брату главного королевского лесничего Адаму Невилю. Когда девочке исполнилось четыре года, тот заявил о своем желании немедленно вступить с ней в брак. Епископ воспротивился, сочтя такой брак преждевременным, однако во время его отсутствия священник обвенчал новобрачных. Грейс очень скоро овдовела. Тогда король за 200 марок передал ее в жены своему придворному. Однако и тот вскоре скончался. Последним мужем несчастной стал некий Бриан де Лиль. Теперь предприимчивый король получил уже 300 марок (Грейс, видимо, росла и хорошела). На сей раз муж прожил долго, имел зверский характер и постарался, чтобы жизнь его жены не была сладка.

Несмотря на явный родительский и опекунский произвол, церковный обряд венчания предполагал сакраментальный вопрос: согласна ли невеста вступить в брак? Мало у кого доставало смелости ответить «нет». Впрочем, не бывает правил без исключений. Один из испанских королей на дворцовом приеме объявил, что выдает дочь, шестнадцатилетнюю красавицу Урсулу, замуж за своего маршала, которому к тому времени было далеко за 60. Мужественная девушка во всеуслышание отказалась от брака с престарелым маршалом. Король тут же заявил, что проклинает ее. В ответ принцесса, прежде известная своею кротостью и набожностью, сказала, что немедленно покидает дворец и пойдет в публичный дом, где станет зарабатывать на жизнь своим телом. «Я заработаю много денег, — добавила Урсула, — и обещаю воздвигнуть на главной площади Мадрида памятник своему отцу, по великолепию превышающий все памятники, когда-либо стоявшие на земле». Обещание она сдержала. Правда, до публичного дома все-таки не дошла, став наложницей какого-то знатного вельможи. Но когда отец умер, Урсула действительно воздвигла на свои средства пышный памятник в его честь, на несколько веков ставший чуть ли не главным украшением Мадрида.

История отчаянной принцессы на этом не закончилась. После смерти короля на престол взошел брат Урсулы, тоже вскоре скончавшийся. Проклятая дочь по правилам испанского престолонаследия стала королевой и, как в сказке, правила долго и счастливо.

Рождение легенды

Сколь ни многотрудной и причудливой была реальность тех лет, воображению средневекового человека чего-то явно недоставало. Сквозь вековые пелены традиций и религиозных ограничений экзальтированного Средневековья рисовался некий туманный, мерцающий неразгаданной загадкой женский образ. Так возникла легенда о Прекрасной Даме. С относительной точностью можно сказать, что на свет она появилась в конце XI — начале XII века, местом ее рождения считается южная область Франции, Прованс.

Провансом, с которого началось победное шествие Прекрасной Дамы по миру, ныне именуется вся южная окраина Франции, объединяющая несколько провинций: Перигор, Овернь, Лимузин, Прованс и т. д. Вся эта обширная область во времена Средневековья носила название Окситании, так как народ, ее населяющий, говорил на языке «ок», который теперь известен как провансальский. Традиционное разграничение между романскими языками связано с употребляемой в них утвердительной частицей. В провансальском использовалась частица «ок». Она же, кстати, вошла в название одной из южных провинций — Лангедок.

Трубадурами назывались поэты, слагавшие свои песни именно на языке «ок». Стихи на этом языке, посвященные Прекрасной Даме, были первыми произведениями высокой литературы, написанными не на «вечной» латыни, а на разговорном языке, что делало их понятными всем. Великий Данте в трактате «О народном красноречии» писал: «…А другой язык, то есть «ок», доказывает в свою пользу, что мастера народного красноречия впервые стали сочинять стихи на нем, как на языке более совершенном и сладостном».

Образ нашей героини, естественно, собирательный. Но одна особая примета у него все же есть: она безусловно красива. Детские годы Прекрасной Дамы прошли в суровом мужском окружении. Ее породили введенные рыцарским кодексом чести традиции светского обхождения, хороших манер, умения вести приятную беседу, а главное, слагать песни в честь Дамы. Из этих-то песен, к счастью, сохранившихся до наших дней, можно узнать кое-что о ней самой, а также о ее современниках мужчинах, знаменитых трубадурах.

Прекрасная любовь Прекрасной Дамы

Поэты Окситании, воспевавшие Прекрасную Даму, обычно рисовали ее замужней. Замужество было той непреодолимой преградой, благодаря которой любовь приобретала необходимую степень трагической безнадежности. Эта безнадежность и составляла главный предмет лирики трубадуров. Любовь вдохновенного поэта далеко не всегда оказывалась взаимной и только в редких случаях завершалась близостью. Таков был закон рыцарской верности, предполагавший максимальную идеализацию чувства и желательно более полный отказ от плотского наслаждения.

Капризная Дама хотела, чтобы ей служили ради самого служения, а не ради удовольствия, которым она в силах осчастливить возлюбленного. В источниках того времени только однажды встречается история о том, как некая дама пустила воздыхателя в свои покои и, подняв юбку, накинула ее на голову рыцаря. Но и в этом случае счастливчиком оказался не бедный трубадур, а человек с положением, не затруднявший себя сочинением песен. Поведение дамы было сочтено изрядной дерзостью, и обиженный поэт, подсмотревший всю сцену в щелочку, нескромную возлюбленную осуждает.

Впрочем, властвовавшее тогда в умах любовное право имело довольно слабое отношение к современной морали и видело мало преград для настоящей любви. Даже брак, несмотря на некоторые естественные сложности, вроде ревности, не представлял особой помехи в отношениях возлюбленных. Ведь законное супружество не имело ничего общего с любовью. Известен, например, случай, когда так называемый «суд любви» (суды, которые разбирали спорные случаи в отношении дам и их благородных воздыхателей) признал недостойным поведение дамы, отказавшей в «обычных утехах» любовнику после своего замужества. Приговор по этому делу гласил: «Несправедливо, будто последующее супружество исключает прежде бывшую любовь, разве что если женщина вовсе от любви отрекается и впредь не намерена любить».

Вряд ли можно обвинять тех женщин и в меркантильности. Общественное мнение Средневековья весьма и весьма одобряло браки родовитых женщин с менее знатными мужчинами. А потом в трубадуре ценилось прежде всего не происхождение, а его поэтический дар и иные таланты. Ведь жизнь средневекового замка была предельно замкнута. Трубадуры, ведущие кочевой образ жизни, становились желанными гостями при любом дворе. Они часто брали на себя обязанности дворцовых распорядителей и отвечали за все, связанное с приемом гостей и развлечением хозяев.

Иногда трубадурами становились сами господа. Например, один из первых известных нам трубадуров, Гильем Аквитанский, граф Пуатевинский, богатством далеко превосходил самого французского короля, хотя и считался его подданным. А его молодой современник, поэт Маркабрюн, не имел ни рода, ни богатства, как гласят источники, его в младенчестве нашел у своих ворот некий господин. Однако Маркабрюн обладал таким талантом, что «пошла о нем по свету великая молва, и все его слушали, боясь его языка, ибо настолько он был злоречив. ..».

Сурова, но справедлива…

В мире рыцарской доблести и чести женщины неожиданно приобретают огромные права, возносятся в сознании мужского окружения на недосягаемую высоту — вплоть до небывалой доселе возможности вершить суд над мужчиной. Правда, все эти права и возможности осуществлялись в очень узкой сфере рыцарской эротики, но и это уже было победой женщины. Дворы знаменитых куртуазных королев того времени — Алиеноры Аквитанской (внучки «первого трубадура» герцога Гильема Аквитанского, бывшей замужем за Людовиком VII Французским, а позже — за Генрихом II Английским) или ее дочери Марии Шампанской и племянницы Изабеллы Фландрской — предстают самыми блестящими центрами рыцарской культуры конца XII века. Именно при их дворах торжественно вершились знаменитые «суды любви».

«Суд любви» в данном употреблении нисколько не метафора. Разбирательства в области любовного права происходили с полным соблюдением всех норм морали и существовавшей тогда судебной практики. Разве только смертных приговоров «суды любви» не выносили.

Вот классический пример решения такого суда. Некий рыцарь страстно и преданно возлюбил даму, «и лишь о ней было все возбуждение духа его». Дама же в ответной любви ему отказала. Видя, что рыцарь упорствует в своей страсти, дама спросила его, согласен ли он достичь ее любви при том условии, что будет исполнять все ее пожелания, каковыми бы они ни были. «Госпожа моя, — ответил рыцарь, — да минует меня толикое помрачение, чтобы в чем-либо я твоим перечил повелениям!» Услышав это, дама тотчас приказала ему прекратить все домогательства и перед прочими восхвалять ее не сметь. Рыцарь вынужден был смириться. Но в одном обществе сей благородный господин услышал, как даму его хулили поносными словами, не смог удержаться и защитил честное имя своей возлюбленной. Возлюбленная, услышав об этом, объявила, что навсегда отказывает ему в любви, так как он нарушил ее повеление.

По этому делу графиня Шампанская «проблистала» таким решением: «Слишком сурова была дама в повелении своем. .. За любовником же нет провинности в том, что он праведным отпором восстал на хулителей госпожи своей; ибо клятву он дал с тем, чтобы вернее достигнуть любви своей дамы, и потому неправа была она в своем ему повелении более о той любви не ратовать».

И еще одно подобное судебное разбирательство. Некто, влюбленный в достойнейшую женщину, стал настоятельно домогаться любви другой госпожи. Когда цель его была достигнута, «возревновал он об объятиях прежней госпожи, а ко второй своей любовнице спиною обратился». По этому делу графиня Фландрская высказалась следующим приговором: «Муж, столь искушенный в измышлениях обмана, достоин быть лишен и прежней и новой любви, да и впредь бы ему не наслаждаться любовью ни с какой достойной дамой, поелику явственно царит в нем буйное сладострастие, а оно всецело враждебно истинной любви».

Как видим, в сферу влияния женщины вдруг отошла огромная область тогдашней жизни, практически все, что имело значение в отношениях полов. Впрочем, не надо обольщаться. Все свои новые права она приобрела не на пути эмансипации и не в борьбе, а благодаря все той же мужской воле, которая вдруг захотела смирения.

Территория любви

Женщины не преминули воспользоваться новым своим положением. Документы сохранили огромное количество легенд, многие из них позже стали материалом для бесконечного числа обработок и переложений. Сюжетами этих легенд пользовались и Боккаччо, и Данте, и Петрарка. Ими интересовались западные романтики и русские символисты. Одна из них, кстати, положена в основу известной драмы Блока «Роза и Крест». Во всех легендах самую активную роль играют именно женщины.

Трубадур Ричард де Барбезиль долгое время был влюблен в некую даму, жену Джуафре де Тонне. И она ему «благоволила сверх всякой меры, а он ее Всех-Лучшая величал». Но тщетно услаждал он слух любимой песнями. Она оставалась неприступна. Узнав об этом, другая дама предложила Ричарду оставить безнадежные попытки и пообещала одарить его всем, в чем ему отказывала госпожа де Тонне. Поддавшийся искушению Ричард действительно отказался от прежней возлюбленной. Но когда он явился к новой даме, она отказала ему, объяснив, что если он был неверен первой, то и с ней может поступить так же. Обескураженный Ричард решил вернуться туда, откуда ушел. Однако госпожа де Тонне в свою очередь отказалась принять его. Правда, вскоре она смягчилась и согласилась его простить при условии, что сто пар влюбленных явятся к ней и на коленях будут умолять ее об этом. Так и было сделано.

История с противоположным сюжетом связывается с именем трубадура Гильема де Балауна. Теперь уже сам трубадур испытывает любовь дамы и, демонстрируя полное охлаждение, доводит бедную женщину до последних унижений и с побоями (!) изгоняет ее прочь. Однако же настал день, когда Гильем понял, что натворил. Дама же видеть его не захотела и «повелела гнать из замка с позором». Трубадур удалился к себе, скорбя по содеянному. Даме, видимо, было не лучше. И вскоре через благородного сеньора, взявшегося примирить возлюбленных, дама передала Гильему свое решение. Она согласна простить трубадура только при условии, что он вырвет ноготь на большом пальце и принесет его ей вместе с песней, в коей корил бы себя за содеянное безумие. Все это Гильем проделал с великой готовностью.

Как видим из приведенных примеров, дамы были суровы, но справедливы. Дошли до нас и истории куда более трагические, отчасти напоминающие современные некрофильские ужасы. Некий Гильем де ла Тор похитил будущую свою жену у миланского цирюльника и любил ее больше всего на свете. Прошло время, и жена умерла. Гильем, от горя впавший в безумие, не поверил этому и стал каждый день приходить на кладбище. Он извлекал покойницу из склепа, обнимал, целовал и просил, чтобы она простила его, перестала притворяться и поговорила с ним. Люди из округи стали гнать Гильема прочь от места захоронения. Тогда тот пошел к колдунам и гадалкам, пытаясь выведать, не может ли мертвая воскреснуть. Какой-то недобрый человек научил его, что если каждый день читать определенные молитвы, раздавать милостыню семи нищим (обязательно до обеда) и поступать так целый год, то жена его оживет, только не сможет ни есть, ни пить, ни разговаривать. Гильем обрадовался, но когда по прошествии года увидел, что все без толку, впал в отчаяние и вскоре умер.

Разумеется, далеко не все подобные сюжеты основываются на реальных фактах. Для создания легенды достаточно было изъять из кансоны (песни о любви) одно-два опорных слова, остальное додумывало изощренное воображение первых комментаторов и жонглеров — исполнителей песен трубадуров. История несчастного де ла Тора — яркий тому пример. В одной из своих песен он действительно обращается к теме смерти. Но как раз вопреки легенде утверждает, что подруге не будет проку, если возлюбленный из-за нее умрет.

А вот история трубадура Гаусберта де Пойсибота звучит, на наш взгляд, весьма правдоподобно. Вполне вероятно, что нечто похожее и впрямь произошло. Гаусберт де Пойсибот по большой любви женился на девице, знатной и прекрасной. Когда муж надолго уехал из дома, за красавицей-женой стал ухаживать некий рыцарь. В конце концов он увел ее из дома и долгое время держал у себя в любовницах, а потом бросил. На пути домой Гаусберт случайно оказался в том же городе, где обреталась его жена, брошенная любовником. Вечером Гаусберт отправился в публичный дом и обнаружил там супругу в самом плачевном состоянии. Дальше анонимный автор продолжает, как в романе эпохи романтизма: «И как увидели они друг друга, то испытали оба стыд великий и великую скорбь. Ночь он с нею провел, а наутро вместе вышли они, и он отвел ее в монастырь, где и оставил. От такого горя бросил он пение и трубадурское художество».

Что впереди? – бессмертие

Условность, которой обставлялся рыцарский быт, предполагала, несмотря ни на что, предельную искренность своих адептов. То, что теперь кажется нам наивным и неправдоподобным, тогда воспринималось со всей чистотой и глубиной чувства. Именно поэтому многим сюжетам средневековой лирики взыскательная культура христианского мира даровала вечную жизнь. Такова история «дальней любви» трубадура Джуафре Рюделя, который имел несчастье влюбиться в принцессу Триполитанскую, никогда ее не видев. Он отправился на ее поиски, но во время морского путешествия заболел смертельной болезнью. В Триполи его поместили в странноприимный дом и дали знать об этом графине. Она пришла и заключила трубадура в объятия. Он же сразу пришел в себя, узнав Даму своего сердца, и возблагодарил Господа за жизнь, сохраненную до тех пор, пока он не увидел своей любви. Он умер у нее на руках. Она же велела его похоронить с великими почестями в храме тамплиеров, а сама в тот же день постриглась в монахини.

Одна из кансон, сочиненная Джуафре Рюделем в честь дальней возлюбленной, звучит так:

Длиннее дни, алей рассвет,
Нежнее пенье птицы дальней,
Май наступил — спешу я вслед
За сладостной любовью дальней.
Желаньем я раздавлен, смят,
И мне милее зимний хлад,
Чем пенье птиц и маки в поле.
Мой только тот правдив портрет,
Где я стремлюсь к любови дальней.
Сравню ль восторги всех побед
С усладою любови дальней?. .

К числу бессмертных историй, порожденных этой блистательной эпохой, относится и знаменитый сюжет о «съеденном сердце». Прекрасный и доблестный рыцарь Гильем де Кабестань полюбил жену своего сеньора, господина Раймона де Кастель-Россильон. Узнав о такой любви, Раймон преисполнился ревностью и запер неверную жену в замке. Затем, пригласив к себе Гильема, увел его далеко в лес и там убил. Раймон вырезал сердце несчастного влюбленного, отдал его повару, а приготовленное кушанье приказал подать за обедом жене, ни о чем не подозревавшей. Когда Раймон спросил ее, понравилось ли ей угощение, дама ответила утвердительно. Тогда муж объявил ей правду и в доказательство показал голову убитого трубадура. Дама ответила, коль скоро муж угостил ее таким прекрасным блюдом, то иного она не отведает вовек, и бросилась с высокого балкона вниз.

Услышав о чудовищном злодеянии, король Арагонский, чьим вассалом был Раймон, пошел на него войной и отнял у него все имущество, а самого Раймона заключил в тюрьму. Тела обоих возлюбленных он приказал с подобающими почестями похоронить у церковного входа в одной могиле, а всем дамам и рыцарям Россильона повелел ежегодно собираться в этом месте и отмечать годовщину их смерти.

Эта история переработана Боккаччо в «Декамероне» и с тех пор пользуется огромной известностью в мировой литературе. Из современных ее обработок достаточно вспомнить фильм Питера Гринуэя «Повар, вор, его жена и любовник».

*

Прекрасная Дама просуществовала недолго. Уже в первой половине XIII века, в период с 1209 по 1240 год, Прованс подвергся четырем крестовым походам из Северной Франции, возглавляе мым знаменитым Симоном де Монфором. В истории Франции они остались под именем альбигойских войн.

Формальным поводом к началу военных действий стали ереси самого разного толка, распространившиеся по всему Провансу, отличавшемуся крайней веротерпимостью. Одним из наиболее мощных еретических движений было движение так называемых катаров с центром в городе Альби. Отсюда и название войн. Впрочем, как обычно бывает, главным поводом к войне стал не столько религиозный фанатизм, сколько тот факт, что Прованс, исторически самая развитая, прогрессивная и богатая часть Франции, фактически жил жизнью, от нее не зависящей.

С падением Прованса трубадурское искусство быстро пришло в упадок и скоро забылось. Но дело было сделано. Нравы стали изысканнее и гуманнее, а Прекрасная Дама, сменившая с тех пор тысячи имен, жива по сей день.

Иллюстрация: «Битва в Ронсевальском ущелье»

На средневековой миниатюре изображена битва в Ронсевальском ущелье, в Пиренеях, в которой погиб Бретонский маркграф Роланд, — это случилось в августе 778 года. О подвиге маркграфа рассказывает «Песнь о Роланде», сложенная около 1100 года.

проект по истории на тему

Тема проекта «Рыцарство на все времена»

Струкова А.К.- учитель истории и обществознания МОУ гимназии г. Люберцы

2015 год

Содержание

Страницы

Введение……………………………………………………………………

Глава I – Рыцарский Дух……………………………………………………

§1 – История возникновения рыцарства……………………………

§2 – Ритуал посвящения в рыцари………………………………

§3 – Рыцарские доблести……………………………………………

Глава II – Внешняя атрибутика средневекового рыцаря………………..

§1 – Доспехи и вооружение…………………………………

§2 – Рыцарские турниры и поединки…………………………

Глава III – Влияние рыцарской этики на поведение людей в разные эпохи………………………………………

Выводы …………………………………………………

Список литературы………………………………………………………………

Приложение…………………………………………………………………………

Введение.

Вокруг рыцарей, которых называют неустрашимыми воинами, преданными вассалами, защитниками слабых, благородными слугами прекрасных дам, галантными кавалерами, вертелась, в сущности, история европейского средневековья, потому что в те времена они были реальной силой. Силой, которая нужна была всем: королям против соседей непокорных вассалов, церкви – против иноверцев, королей, крестьян, горожан; владыкам помельче – против соседей, короля, крестьян, горожан; крестьянам – против рыцарей соседних владык.

Объектом исследования является этика средневекового рыцаря. Предмет работы –этика средневекового рыцаря.

Цель нашей работы — проследить влияние рыцарской этики на сознание людей в разные эпохи.

Задачи:

1. Проследить историю возникновения рыцарей.

2. Исследовать ритуал посвящения в рыцари.

3. Проанализировать рыцарские доблести.

4. Изучить вооружение и доспехи рыцарей.

5. Исследовать рыцарские турниры и поединки.

6. Провести социологический опрос о рыцарстве.

Актуальность темы: «Рыцарство на все времена» — В наше время остро встала вопрос о воспитании и духовном богатстве современных людей. Для многих из них эталоном этического и морального образца является средневековый рыцарь. Но как известно, рыцари исчезли более 3 столетий назад, но бесследно ли пропали эти благородные воины средних веков? Мы уверены, что нет. Поэтому мы выдвигаем следующую гипотезу: рыцари и рыцарская этика существует и в XXI веке.

Глава I – Рыцарский Дух

§1 – История возникновения рыцарства

Первые упоминания о рыцарях уходят своими корнями в VIII век. Так называли воинов-наемников, отправляющихся в «страну Рус» на заработки. Основной особенностью рыцаря называлось то, что он всегда носит броню.

Рыцарь (посредством польск. rусеrz, от нем. Ritter, первоначально — «всадник»; лат. miles, caballarius, фр. chevalier, англ. knight, итал. cavaliere), средневековый дворянский почетный титул в Европе и профессиональный воин. Но не просто воин. Рыцарь, рейтер, шевалье, и т.д. на всех языках значит всадник. Но не просто всадник, а всадник в шлеме, панцире, со щитом, копьем и мечом.

Спустя 23 года после первого крестового похода (в 1120 году) появляется производное «ritterschaft» («рыцарство»).

Рыцарство — порождение средневековья. Рыцари были высшим классом среди воинов. Дословно на всех европейских языках слово рыцарь означает «всадник», и не случайно — рыцари всегда сражались верхом. И появилось рыцарское сословие в системе феодальных отношений потому, что не могло не появиться.

А к середине XII века воспетые трубадурами и менестрелями подвиги тех самых рыцарей-наемников, подвергшись воздействию церкви, становятся основой для возвышенно-образного понятия «Рыцарство». Вырисовывается образ доблестного героя — бесстрашного воина, отстаивающего идеалы веры, добра и справедливости.

Реконструкция рыцарских

доспехов.

Прообразом рыцарей в определенной степени является сословие квитов (всадников) в Древнем Риме; у франков, в вооруженных силах которых еще в VII в. преобладало пешее войско свободных, конницу составляли дружинники короля (Антрустионы).

Рыцарство как военное и земледельческое сословие возникло у франков в связи с переходом в VIII в. от однородного пешего войска к конному войску вассалов. В эпоху крестовых походов зарождаются духовно-рыцарские ордена, которые постепенно замыкаются в наследственную аристократию, сознающую себя международным военным орденом.

Рыцарство проявило себя в Священной Римской империи в первую очередь в конфликтах централизованной власти с федератами Северной Африки, Италии, Галии и Испании, во время нападения арабов и перешедших на их сторону христианских комитатов Иберийского полуострова, проникших в Галлию, где они столкнулись с франкским конным строем. В Галии свободным крестьянам было не под силу нести конную службу в отдаленных походах, и Каролингам для создания конницы пришлось опираться на сеньорат (на господ).


Ранние рыцари средневековой Европы.

Потребность во всадниках вызвала при Карле Мартелле и его сыновьях раздачу церковных земель на условиях прекария. Карл Мартелл раздавал церковные земли своим дружинникам и требовал от них конной службы. Затем на тех же условиях стали раздаваться и коронные земли, как бенефиции. С VIIIв. для обозначения состояния дружинников появляется имя вассов, вассалов. Свободный, но, по недостатку собственности, неспособный к несению конной службы человек мог, как вассал, получить бенефиции или, как поселенец – участок оброчной земли. Наделение оброчной землей преследовало хозяйственные цели, раздача бенефиций – военные. В вассальные отношения становились отчасти свободные люди, отчасти несвободные. Свободный становился вассалом путем коммендации и приносил присягу своему сеньору на верность.

В конце VIII в. присяга на верность требуется и от несвободных, которые получали бенефиции или должности или становились вассалами. Карл Великий еще применял в своих войнах пехоту; Людовик I и Карл II собирали в поход только конницу.

В 865 г. От владельца 12 гуф земли требовалась кольчуга или чешуйчатый панцирь, то есть принадлежности тяжелой конницы; легкая конница должна была являться с копьем, щитом, мечом и луком. Везде ниже панцирных рыцарей свободного состояния стояли легковооруженные всадники, Из оброчного населения можно было подняться в министериалы, получив должность при дворе сеньора, нести службу легковооруженного всадника, а затем, заслужив соответствующий бенефиций, перейти в тяжелую конницу и стать рыцарем. Таким путем из среды несвободных выделился привилегированный класс дворовых слуг при богатых феодалах. С развитием ленной системы министериалы получали лены и привлекались к рыцарской службе.

С появлением духовных орденов, чтобы стать рыцарем, становится мало иметь доспехи, земельный удел и желание отправиться в очередной набег. Это звание требуется заслужить.

Помимо того, что будущему рыцарю надо быть профессионалом конного боя, ему приходится следовать рыцарскому кодексу и пройти церемонию специального посвящения. Номинально состоявшийся рыцарь мог посвятить любого крещеного мужчину в рыцари, но фактически рыцарь обязан был иметь как минимум свой герб, родословную, земельный надел и небольшую армию.

Уступая в силе регулярной пешей армии, к концу средних веков рыцарство превратилось в политическое сословие нетитулованной знати.

Таким образом, слово рыцарь означало и воин и средневековый феодал

Рыцарство появилось в VIII веке.

В понятие рыцарство входило и феодальное, и воинское значение

§2 – Ритуал посвящения в рыцари.

Как произошел обряд посвящения в рыцари?

Особая система рыцарского воспитания обеспечивала необходимую физическую закалку будущих рыцарей и способствовала распространению среди рыцарской молодежи норм рыцарской морали. Начиная с 7 лет, сыновья рыцарей выходили из-под попечения женщин и под руководством старших мужчин овладевали умением ездить верхом, фехтовать, стрелять их лука, охотиться и т.д.; духовные лица знакомили их с основами грамоты и христианского вероучения. Находясь при дворах крупных феодалов, рыцарские сыновья нередко привлекались к исполнению обязанностей пажей.

Паж – в средневековой Западной Европе мальчик их дворянской семьи, состоявший на службе (в качестве личного слуги) у знатной особы; первая ступень к посвящению в рыцари. Мальчики, получившие звание пажа стреляли из лука, метали копье, камни, занимались борьбой, бегом, плаванием, верховой ездой, а также выполняли обязанности слуг: всюду сопровождали своего патрона и его супругу, служил за столом и т.д. Помимо этого пажей обучали рыцарскому обхождению, куртуазности и придворным манерам.

В 14-ти лет при достаточных успехах паж получал повышение — становился оруженосцем. Оруженосец – либо благородный ученик рыцаря, либо в случае отсутствия таковых учеников простолюдин- сержант.

После 21 года им представлялась возможность посвящения в рыцари, которая символизирует принятие в состав привилегированного социального слоя, оформлялась особой торжественной процедурой.

Исключением могли являться королевские оруженосцы, которые иногда оставались оруженосцами всю жизнь. Простолюдины становились не рыцарями, а сержантами, которые лишь в редких случаях могли стать рыцарями.

Приходило время, и оруженосец, мастерски научившийся владеть мечом и копьем, с малых лет привыкший к тяжести доспехов (для обучения специально изготавливалось детское вооружение), переносить походные лишения, впитавший в себя «кодекс рыцарства», готовился к посвящению в рыцари.

В ранние рыцарские времена этот обряд происходил обычно в пятнадцатилетнем возрасте. К XIII веку, времени расцвета рыцарства, оруженосец посвящался в рыцари позже — в 21 год. Случалось так, что иные небогатые бароны и вовсе оставались непосвященными, потому что обряд влек за собой слишком большие расходы. В ранние же времена, напротив, в рыцари мог быть посвящен за особые заслуги каждый — даже крепостной крестьянин или простолюдин. Но с течением времени рыцари становились все более замкнутой, элитной кастой.

В рыцари вчерашнего оруженосца мог посвятить не только его сеньор, но и любой другой рыцарь, причем не обязательно в храме, с полным соблюдением церковного обряда. Нередко в рыцари посвящали прямо на поле боя. Такой эпизод есть, например, в знаменитом романе Роберта Льюиса Стивенсона «Черная стрела». Героя его, Ричарда Шелтона, посвящает в рыцари после битвы герцог Глостер, будущий король Англии Ричард III.

Сам же обряд посвящения ведет свое происхождение от далеких, еще до рыцарских времен.

Схожий обычай был у древних германцев, предков немцев и французов. В торжественном собрании глава племени, или отец, или близкий родственник, опоясывал юношу, достигшего совершеннолетия, мечом и вручал ему копье. С тех пор юный воин получал право носить оружие и считался полноправным членом общины.

Христианская Церковь видоизменила древний обряд, дополнив его благословением оружия, чтобы внушить посвящаемому в рыцари мысль, что он должен быть христианским воином и защитником Церкви. Благословляя рыцарский меч, епископ или священнослужитель иного ранга, произносил: «Благослови, Господь, меч сей, дабы раб твой был отныне защитником церквей, вдов, сирот и всех, служащих Тебе, против злобы еретиков и неверных. Пользуйся этим мечом для защиты себя и Святой Церкви Господа и для поражения врагов креста Христова и веры христианской. Иди и помни, что святые завоевали царства не мечом, а верой».

Древний языческий обряд был дополнен еще одним атрибутом — омовением в ванне в знак начала новой жизни. Нередко эта ванна была первой и последней в жизни рыцаря.

До наших дней дошло немало описаний того, как во всех подробностях, с мельчайшими деталями, проходил обряд посвящение в рыцари. Для историков, понятно, такие свидетельства имеют огромную ценность. Вот, скажем, скрупулезное свидетельство одного из современников, присутствовавшего при обряде, совершаемом над Готфридом Плантагенетом, которого вместе с двадцатью пятью другими ношами посвящал в рыцари сам английский король…

Ночь, как положено, они провели в храме, подле своего вооружения, в молитвах и размышлениях. Рано утром всем приготовили ванны. Вымывшись, Готфрид надел льняную рубашку, полукафтан, шитый золотом, пурпурного цвета мантию, обул ноги в шелк и башмаки, украшенные золотыми львами. Все другие юноши также облачились в льняные рубашки и пурпуровые мантии. Затем Готфрид вышел со свитою, «словно белоснежный цветок лилии, осыпанный лепестками роз».

Тот же современник подробно описал и воинское снаряжение новоиспеченного рыцаря. «Готфриду приготовили великолепного испанского скакуна, затем его облачили в кольчугу из двойных колец, которую не пробить ни одному копью, на ноги ему надели поножи, тоже сколоченные из двойных колец, и золотые шпоры; на шею повесили щит с изображением золотых львов, а голову прикрыли шлемом, выложенным драгоценными камнями; затем принесли копье с ясеневым древком и стальным острием замечательной закалки и меч работы знаменитого мастера Галана».

Как посвящали в рыцари?

Ночь юноша-оруженосец должен был провести в храме. Здесь он в полной тишине стоял на коленях у одного из алтарей перед изображением Георгия Победоносца, покровителя рыцарства. Тяжелые доспехи лежали тут же перед алтарем.

С первыми лучами солнца оруженосцу предстояло омовение в приготовленной ванне — в знак начала новой жизни. Затем он возвращался в храм, который уже был заполнен разряженной, веселой толпой родственников и гостей, съехавшихся из всех окрестных замков. Епископ начал молитву. Оруженосец исповедовался, причащался и опускался перед епископом на колени. Тот благословлял его меч и вручал оружие будущему рыцарю.

Внутреннее слияние ритуала посвящения в рыцари с религиозным переживанием запечатлено особенно ясно в истории о рыцарской купели Риенцо. Испанский поэт Хуан Манюэль называет такое посвящение своего рода таинством, сравнимым с таинствами крещения или брака.

Рыцари, молодые дамы и девушки облачали юношу в доспехи. Он преклонял колени перед своим сеньором, и тот трижды прикасался к его плечу мечом со словами: «Во имя Божие, во имя Святого Михаила и Святого Георгия, я делаю тебя рыцарем, будь храбр и честен».

Впереди был торжественный пир в честь нового рыцаря, но прежде ему еще предстояло показать всем гостям свои воинское искусство. У выхода из храма ждал боевой конь; не касаясь стремян, юноша должен был вскочить в седло, промчаться во весь опор перед зрителями с копьем наперевес им метким ударом, сбить чучело, облаченное в рыцарские доспехи.

Вчерашний оруженосец после обряда посвящения становился полноправным членом особой касты — рыцарского сословия.

Рыцарство — порождение средневековья. Рыцари были высшим классом среди воинов. Дословно на всех европейских языках слово рыцарь означает «всадник», и не случайно — рыцари всегда сражались верхом. И появилось рыцарское сословие в системе феодальных отношений потому, что не могло не появиться.

Следовательно, в рыцари посвящали после прохождения ступений пажа и оруженосца.

Рыцарем мог стать любой воин, но чаще всего – дворянин.

Ритуал посвящения в рыцари включал молитвенную ночь, ритуальное омовение, церковную службу по рыцарю, получение оружия из рук сюзерена, облачение в доспехи, демонстрацию силы и ловкости.

§3 – Рыцарские доблести.

Одной из наиболее известных и необходимых для рыцаря доблестей был культ Прекрасной Дамы.

С расцветом рыцарства связан и расцвет культа Прекрасной Дамы, одно из самых знаменитых и возвышенных проявлений рыцарства. Дело в том, что и женщина стала совсем другой; разительно изменилась сама ее роль в обществе.

В то время женщины были царицами общества, госпожами, руководительницами и законодательницами новой придворной жизни.

От женщины, Прекрасной Дамы, теперь требовались вкус к изящному, обходительность в обращении, умение занять гостей, интерес к поэзии, чуткость, отзывчивость. Женщина оказалась восприимчивее к новой культуре, чем мужчина, и сама стала причиной ее дальнейшего развития, увлекая за собой все светское общество.

Зародился культ Прекрасной Дамы в южной Франции, в графстве Прованс, и оттуда быстро распространился по всей Западной Европе.

Прованс был богат, просвещен, здесь процветали торговля и ремесла, развивалась литература. И положение дамы в Провансе тоже было несравненно более высоким, чем в каких-либо других графствах, герцогствах и королевствах. Она могла сама распоряжаться своим имуществом, была абсолютно равна во всех правах с мужчиной.

Культ Прекрасной Дамы зарождался с особого поклонения Деве Марии. В ее честь возносились горячие молитвы, слагались стихи. Она именовалась «кроткой Дамой небес», «небесной королевой», ее изображения на иконах стали облекаться в драгоценные одежды, увенчиваться короной.

Такое поклонение Богородице возвеличивало в свою очередь и земную женщину. Земная любовь к ней получала все более возвышенный, более духовный характер и окрашивалась особыми поэтическими тонами. Окружая почитанием какую-либо «даму сердца», рыцарь, в сущности, служил не ей, а какому-то отвлеченному идеалу красоты и непорочности, который он создавал в своей душе.

По установившимся взглядам того времени, рыцарь и не должен был стремиться к разделенной любви, дама сердца должна быть для него недосягаемой, недоступной. Такая любовь, как считалось, становилась источником всяческой добродетели и входила в состав рыцарских заповедей. «Редкие достигают высшей добродетели, храбрости и доброй славы, — гласило одно из поучений, — если они не были влюблены».

Идеальный рыцарь теперь — честен, умен, скромен, щедр, набожен, смел, вежлив и непременно влюблен.

Служение Прекрасной Даме сделалось всеобщим обычаем, никто из рыцарского сословия не мог от него уклониться. Каждый после посвящения в рыцари должен был избрать себе даму, знатную или незнатную, замужнюю или нет, и добиться у нее дозволения служить ей.

Само же служение заключалось в постоянном ношении цветов ее герба, сражениях в ее честь на войне или на турнире, прославлении ее имени и готовности исполнить малейшую ее прихоть.

При этом выборе, однако, рыцарь далеко не всегда руководствовался истинной любовью и привязанностью. Часто он лишь следовал принятому обычаю или тешил свое самолюбие, стараясь добиться расположения какой-либо знатной дамы или знаменитой красавицы.

От верного служения Прекрасной Даме рыцаря не избавляли даже семейные узы; при этом, любопытно, собственная супруга почти никогда не выбиралась повелительницей и предметом обожания.

Но добиться расположения выбранной дамы было, как правило, нелегко. Нужно было совершить ряд подвигов во славу избранницы, одержать громкие победы на турнирах, и только тогда, когда подвигов по ее мнению набиралось достаточно, приходило время особого обряда: дама принимала воздыхателя в свои рыцари.

Обряд почти в точности повторял вассальную присягу сеньору. И основным условием тоже была верность избраннице. Но дама не брала на себя никаких обязательств; обещались только благоволение и милость. Эта духовная связь рыцаря со своей Прекрасной Дамой должна была оставаться тайной для всех, однако ее, как правило, совсем не скрывали. Нередко рыцарь служил знатной даме с прямого согласия ее мужа.

Но все-таки, основными рыцарскими доблестями являются:

 мужество (pronesse)

 верность(loyautй)

 щедрость (largesse)

 благоразумие (le sens, в смысле умеренности)

 утончённая общительность, куртуазность (courtoisie)

 чувство чести (honneur)

 вольность (franchisse)

Рыцарские заповеди — быть верующим христианином, охранять церковь и Евангелие, защищать слабых, любить родину, быть мужественным в битве, повиноваться и быть верным сеньору, говорить правду и держать своё слово, блюсти чистоту нравов, быть щедрым, бороться против зла и защищать добро и т.  п.

Позднее романы «Круглого Стола», труверы и миннезингеры поэтизируют переутончённое придворное рыцарство XIII в. Столетняя война между Францией и Англией в XIV в. внесла идею «национальной чести» в среду рыцарей обеих враждебных стран.

Таким образом, за время существования рыцарства, рыцари придерживались 10 христианских заповедей.

Также святым для них считалось поклонение даме сердца.

Вывод по первой главе.

За 7 веков своего существования рыцарство претерпело значительные изменения, пройдя свой путь от пеших воинов до конных феодалов. Идейной основой рыцарства стала средневековая христианская мораль. Поэтому рыцарь должен быть верующим христианином, охранять церковь и Евангелие, защищать слабых, любить родину, быть мужественным в битве, повиноваться и быть верным сеньору, говорить правду и держать своё слово, блюсти чистоту нравов, быть щедрым, бороться против зла и защищать добро и т.  п.

Глава II – Внешняя атрибутика средневекового рыцаря

§1 – Доспехи и вооружение

Как известно, рыцари относились к разряду тяжеловооруженной конницы и были закованы в непроницаемые доспехи с головы до ног. Набор их вооружения также поражал воображение. За несколько веков своего существования рыцари успели сменить целые поколения вооружений и доспехов.

Изначально воины использовали кожаные детали для защиты. Такой доспех давал немалую защиту от примитивных видов оружия и даже от некоторых клинков и стрел, но с совершенствованием оружия постепенно терял свою полезность. Логичным ходом стало комплектование кожаных пластин металлическими деталями. Таким образом началась эпоха рыцарских доспехов.

Пластина могла быть одна, против сердца, или же несколько пластин полностью защищали грудь и живот. Но толщина металла составляла всего около миллиметра — увеличение ее вело к росту веса непропорциональному улучшению защиты, так как применимое при такой технологии железо все равно проминалось бы и пробивалось бы прямыми ударами. Так что усиление пластинами кожаного доспеха увеличивало вес всего на 2—3 кг.

Усиленный железом кожаный панцирь выдерживал стрелы из лука со всех дистанций, но пробивался арбалетными болтами. Само собой, при таком устройстве оставался и риск попадания на стыке пластин.

Рыцарское обмундирование делилась на несколько частей:

— Кольчуга — доспех «хауберк» (hauberk), представлявший собой кольчугу с рукавами и капюшоном, укомплектованную дополнительно кольчужными чулками.

Внешне это выглядело весьма солидно: доспех полностью защищал тело, весил сравнительно немного (8 кг, трёхслойный с чулками до 10 кг), движений особенно не стеснял. Однако надо учитывать, что защиту хауберк давал весьма сомнительную. Вытянуть проволоку можно было только из самого мягкого и ковкого железа (кольца из твёрдой стали ломались бы и давали ещё худшую защиту), так что кольчужные доспехи легко рассекались саблей, протыкались копьём и разрубались мечом. Вовсе не защищала кольчуга и от дубин и булав, да и удар тяжёлого меча запросто мог оказаться летальным даже без пробития доспеха.

— Цельнометаллические и сборные детали (латы).


«Классические» пластинчатые рыцарские доспехи

Первые «классические» пластинчатые рыцарские доспехи появились еще в XIII веке.

Но подлинного расцвета производство подобных доспехов достигло в Европе только в XVI первой половине XVII веков, когда они производились из предельного железа и употреблялись преимущественно для украшения интерьеров замков. Предприниматели покупали себе титулы, а за одно и «доспехи предков», — как правило, сразу крупными партиями. Впрочем, декоративные доспехи, которых с той поры в Западной Европе сохранилось великое множество, оставались вполне функциональными.

Сплошные доспехи XV века гарантировали от поражения стрелами из лука, выдерживали арбалетные болты и аркебузные пули с 25-30 метров, не пробивались дротиками, копьями и мечами (кроме двуручников), надежно защищали от ударов. Пробить их можно было только тяжелым рубящим оружием.

Доспехи из предельной стали, получившие хождение с начала XVI века, несмотря на характерную для неё мягкость, были лучше сварных, так как упругая кираса прогибалась и амортизировала удар. Но и требования к их прочности в этот период существенно возросли: ведь появилось уже и огнестрельное оружие.

В результате в XVI веке доспехи достигли и максимального веса — 33 кг. Кольчуга под них уже не надевалась, но это позволило увеличить толщину броневых пластин до 3 мм. Даже аркебузные пули и арбалетные болты не пробивали панцирь XVI века, если только в упор.

Главным же недостатком лат являлось очень существенное ограничение подвижности воина. В индивидуальном пешем бою они скорее мешали, чем помогали, ибо обороной победы не одерживаются, а для того, чтобы нападать, надо не уступать противнику подвижностью. Встреча с легковооруженным противником, располагающим оружием большой пробивной силы, ни чего хорошего пешему рыцарю в латах не сулила.

Именно это обстоятельство, — а отнюдь не само по себе появление мощного огнестрельного оружия — со временем привело к отказу от их использования. Дело, в конечном счете, заключалось в возрастании требований к подвижности воина.

Во второй половине XV века жесткие кирасы стали массово поступать и на вооружение пехоты, хотя полный пластинчатый доспех по упомянутым выше причинам так и остался исключительной принадлежностью всадника. Да и просто, — тяжел был полный доспех для пешего воина. Даже и одна кираса весила 6—9 кг, а с набедренниками — 9—12 кг.

— Шлем.

В раннем средневековье железные шлемы имели круглую или округло-коническую форму. Это была каска, которая укрывала верхнюю часть головы. Поскольку неприкрытыми оставались уши и шея, под шлем надевался капюшон из кольчуги или использовалась бармица. Бармица — это кольчужный полог, прикрепленный к краям каски и спускающийся к плечам. Иногда к шлему крепились дополнительные детали, в основном, защищавшие глаза и нос. Сам шлем плотно сидел на голове воина, практически повторяя округлую форму верхней части черепа.

— Оружие.

Меч.

Главным оружием рыцаря был меч. Чаще всего рыцари использовали двуручный меч. Двуручный меч или цвайхандер занимал в средневековом войске особое положение. Воины, обладавшие техникой двуручного фехтования, получали двойное жалование и отдельный паек. Подразделения воинов-«двуручников» обычно шло впереди войска и пробивало в первых, наиболее укрепленных, рядах противника брешь, открывая их для своей пехоты. Применялись двуручные мечи на протяжении очень долгого периода — от раннего средневековья до начала XVII в., вплоть до распространения артиллерии.


§2 – Рыцарские турниры и поединки

Турнир (нем. Turnier, от старо-французского tournei) военное состязание рыцарей в средневековой Западной Европе. Цель турнира – показ боевых качеств рыцарей, составлявших основу феодальных ополчений. Турниры обычно устраивались королем или другим крупным сеньором по какому-нибудь торжественному случаю и происходили публично.

Для многих рыцарские турниры являются символом и неотъемлемым атрибутом эпохи средневековья. Многократно описанные в исторических романах, они не дают покоя нашему воображению, и мы почти ясно слышим рев ликующей толпы, приветствующей своего любимца, видим сияющие латы рыцарей и благосклонные улыбки дам. Через какое-то мгновение весь этот блеск и красота утонут в лязге оружия, померкнут от пыли, грязи и крови из полученных ран. Но от этого турниры не станут менее привлекательными для нашего воображения. В эпоху средневековья такие «показательные выступления» давали рыцарям возможность лишний раз продемонстрировать свою ловкость, храбрость и благородство. Кроме того, здесь оттачивалось мастерство новичков, которые после многих лет обучения решались заявить о себе, открывая подобными боями список своих подвигов.

До наших дней дошли сведения о трех разновидностях рыцарских турниров, в разное время проходивших по всей Европе. Самой ранней формой можно считать ристалище, мероприятие довольно масштабное и зрелищное. На поле боя встречались два конных отряда, и, по знаку хозяина турнира, начинали сражение. Однако в пылу борьбы разгоралось самое настоящие сражение, щадить противника никто и не думал, а потому большинство участников турнира с поля боя попадало на церемонию отпевания. Поэтому вскоре ристалище пришлось строго регламентировать, а затем и вовсе упразднить.

На смену ему пришел боле изящный и красочный тип турнира под название «джостра». Всадники сходились один на один, укомплектованные специальным турнирным оружием, которым невозможно было специально нанести смертельную рану. В джостре действовали строгие правила, согласно которым при поединке на копьях бить противника следовало как можно выше пояса. Желательно, в голову или плечо. При поединке на мечах часть ударов также оставалось под запретом.

Однако даже благородная джостра ушла в прошлое, уступив место багардо, представлявшая собой не поединок, а простую демонстрацию ловкости и выправки. Впоследствии эта разновидность турнира стала частью увеселительных парадов и карнавалов.

Таким образом, существовало три различных вида турниров.

Глава III – Влияние рыцарской этики на поведение людей в разные эпохи

Рыцарями в современном мире принято называть благородных и благочестивых людей.

В Средние века рыцари были персонажами привычными, сегодня они – большая редкость. В наши дни официальный титул рыцаря присваивает только королева Великобритании. Но этот титул – всего лишь дань традиции, и присваивается он в основном ученым, артистам и спортсменам.

Не умерло ли рыцарство? Вовсе нет. Затаившись на каких-то 200-300 лет в новом тысячелетии, оно вновь набирает обороты.

Одним из самых ярких аспектов в жизни рыцарей являлись рыцарские турниры, на которых бойцы выясняли, кто же из них действительно самый сильный.

И именно турниры как спортивная дисциплина, на наш взгляд, послужили основополагающим фактором для возрождения рыцарства в наши дни.

По всему миру существуют клубы, занимающиеся не только теоретическим изучением средневековой эпохи, но и воссозданием исторической техники владения оружием и приемов рукопашного боя.

Но если за рубежом рыцарские турниры — это скорей театральная постановка, где акцент делается на максимальную аутентичность участника представляемой им эпохи, то на просторах СНГ бойцы в первую очередь состязаются в личных навыках боевого искусства.

Международный турнир Меч России — является наиболее масштабным и престижным рыцарским турниром на просторах СНГ.

Однако в Средневековье рыцарь в первую очередь базировался как воин. Сейчас рыцарь – в основном эталон интеллигенции. Хотя и сейчас многие воспринимают рыцаря как отважного воина, закованного в непроницаемый стальной панцирь. Эти люди называют себя реконструкторами. Они тщательно исследуют определенную эпоху, скрупулезно собирают элементы исторической обстановки по малейшим крупицам и воссоздают историческую эпоху в практически первозданном виде. Обычно воссоздаются исторические битвы, но в регулярном порядке проводятся «рыцарские турниры».

Заключение

Как мы узнали, рыцарство – просуществовавшее несколько веков воинское сословие, обладавшее своим кодексом чести, которого безукоризненно придерживались. Средневековая поэзия воспевала рыцарей как «воинов без страха и упрека». В наше время рыцарь – явление редкое, но существующее. Существуют они редко и скрытно, объединившись в 100 рыцарских клубов по 150 человек в каждом.

Рыцарями не рождаются, ими становятся по достижению 21 года. Каждый рыцарь избирал себе Даму Сердца, служил которой всю жизнь.

Помимо служения Прекрасной Даме рыцарь строго придерживался христианских заповедей.

Собственную удаль рыцари демонстрировали на турнирах. Для турниров использовался особый вариант обширного ассортимента рыцарского оружия и доспехов.

Таким образом, рыцари не исчезли, а есть и поныне.

Выводы.

  1. В прошлом рыцари были могучей военной силой, которая оказала огромное развитие на судьбу Средневековой Европы;

  1. Рыцари известны своим кодексом чести, включавшем в себя христианские заповеди и основы морально-этического поведения.

  1. В современном мире рыцарство существует как исторические клубы реконструкторов.

  1. В наше время рыцари – особая группа людей, славящихся манерами и воспитанием.

Приложение.

Социологический опрос по теме «А есть ли рыцари в современном обществе?».

Для осознания роли рыцарства в современном обществе мы решили составить небольшую анкету:

1.С чем у Вас ассоциируется слово «рыцарь»?

3.Встречались ли они Вам? Если да, то часто ли?

4.Что не хватает современным мужчинам, чтобы их можно было бы назвать рыцарями?

5.Основные, главные черты, качества мужчины-рыцаря? Кого можно было бы назвать рыцарем?

6.Что вы знаете о рыцарстве?

7.Рыцарем рождаются или можно им стать?

8.Как вы думаете, что важнее всего для рыцаря?

9.Что Вы знаете о кодексе чести рыцаря?

10.Кого называли рыцарем в Средние Века?

11.Когда зародилось рыцарство?

12. Как выглядели рыцари? Каковы их внешние атрибуты?

13.В Средние века в число достоинств рыцаря входила преданность Прекрасной Даме. Как вы думаете, существует ли это сейчас?

14.Хотели бы Вы соответствовать образу рыцаря?/

Хотели бы Вы, чтобы рядом с Вами был мужчина-рыцарь?

Проводился опрос учеников нашей школы и случайных людей на улицах Москвы Тушинского района. Возрастной контингент опрашиваемых варьировался от 11 до 50 лет.

Ответы на некоторые вопросы предоставили нам явную картину рыцаря XXI века.

Первая диаграмма посвящена вопросу «А есть ли рыцари в современном обществе?»

Как мы видим, больше половины (66%) считают, что рыцари перевелись. Романтически настроенные 34% доказывают обратное личными встречами с благородными рыцарями.

Однако встаёт вопрос «Кого считать рыцарем XXI века». Мы предположили, что со словом рыцарь чаще всего ассоциируются разные черты характера. Было решено выяснить какие это черты и чего не хватает современным мужчинам для образа рыцаря. Этому посвящена наша вторая диаграмма.

Так как рыцари – это, прежде всего, профессиональные воины, главным их качеством было мужество, что подтверждают почти все опрашиваемые.

Того же самого мужества остро не хватает и в наше время.

Рыцарь – воин чести. Честь для него была не менее важна. Её считают необходимой 40% респондентов. Порядка 30% она необходима и сейчас.

Третьей по значимости категорией оказалась преданность. Как её 300 лет назад не хватало, так не хватает и в XXI веке.

Что мы видим из нашего опроса? Мы видим, что рыцарей стало гораздо меньше, но они ещё есть. Возможно, рыцарей было бы больше будь у современных мужчин больше чести, мужества и преданности.

Рыцарей осталось мало, но всё-таки они ещё есть.

Средневековая Германия: замки, города, фестивали

Германия – это страна хай-тек, она идет на шаг впереди в таких областях, как промышленность 4. 0 и искусственный интеллект. Это несомненно. Как и то, что в той же Германии есть много мест, где достаточно немного включить воображение – и ты уже в глубоком средневековье. Приглашаем совершить с нами путешествие в прошлое.

Ротенбург-об-дер-Таубер – романтичный старый город

Кажется, что часы здесь и вправду остановились. Где-то накануне Рождества в каком-нибудь 1500 году. Этот город на западе Баварии скорее небольшой, но здесь масса всего интересного – запутанные улочки, оригинальные фахверки, уникальный для Европы магазин елочных игрушек, открытый все 12 месяцев в году и (правда, не очень романтичные) старые пыточные инструменты вроде пояса невинности в Музее криминалистики.

Кведлинбург – самые угловатые фахверковые дома

Здесь ни один дом не похож на другой, у каждого своя уникальная история, которая насчитывает не менее 500 лет, а иногда и больше. В Кведлинбурге, гордке на окраине горного массива Гарц, насчитывается 1200 фахверков – больше, чем в любом другом городе Германии. Там находится и, пожалуй, старейший фахверковый дом Германии, построенный в 1310 году. Он входит в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Замок Хоэншвангау – настоящий замок мечты

Почти все знают замок Нойшванштайн, этот «сказочный замок» баварского короля Людвига II (1845–1886). Но: у замка Хоэншвангау, расположенного буквально напротив, гораздо более древняя история. Он был построен аж в XII веке! Здесь прошло детство будущего баварского короля. И это волшебная обстановка настолько его воодушевила, что он позднее решил построить свой собственный замок и назвать его Нойшванштайн. Последний является одной из самых популярных достопримечательностей Германии.

Крепость Эльтц – старейшая звезда Instagram

В соцсетях Instagram и Pinterest крепость Эльтц в горах Айфель является самой настоящей звездой среди аналогичных германских замков и крепостей. Несмотря на необычное положение в долине, эта крепость, построенная еще в XII веке, никогда не подвергалась разрушению. До сих пор в ней живут графы Эльтц, но они с радостью пускают посетителей.

Фестиваль в замке Ронненбург – путешествие в прошлое

В замке Ронненбург под Франкфуртом-на-Майне можно погрузиться в средневековую атмосферу несколько раз в году. Кузнецы, прядильщицы, корзинщики в исторических костюмах, рыцари в полном снаряжении – все это вы увидите на историческом Пасхальном рынке или на средневековом Майском рынке. Отдельное представление – это большой рыцарский турнир на праздник Троицы, когда рыцари скачут на конях с копьями на перевес.

You would like to receive regular information about Germany? Subscribe here:

«Божественные тела» и Средневековье в моде – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Кино, театр и мода очень часто формируют популярные представления о том, как выглядели и какими были те или иные исторические эпохи или персонажи. Вероятно, самый знаменитый анекдот такого рода — это история об изобретении рогатых шлемов викингов автором костюмов для оперы «Кольцо Нибелунгов» 1876 года Карлом Эмилем Доплером. Представления о том, как выглядели рыцари, короли и прекрасные дамы Средневековья, мы тоже часто черпаем из фильмов или модных образов, созданных для фотосессий или показов.

В 2018 году Средневековье и средневековое искусство неожиданно стали одними из главных героев масштабной выставки о моде — колоссального блокбастера Музея Метрополитен «Божественные тела. Мода и католическое воображение». И это довольно необычный прецедент. Искусствовед и исследователь костюма Екатерина Кулиничева рассказывает, как Средневековье актуализируется в контексте высокой моды. 

Выставка «Божественные тела: мода и католическое воображение» (Heavenly Bodies: Fashion and the Catholic Imagination) проходила в нью-йоркском музее Метрополитен с 10 мая по 8 октября 2018 года. Она привлекла 1,659,647 посетителей (по данным музея) и оказалась самой успешной не только в истории Института костюма, подразделения, занимающегося в этом музее модой, но и в истории музея вообще. Предыдущий рекорд посещаемости принадлежал «Сокровищам Тутанхамона» и держался с 1978 года. В числе главных героев этой выставки-блокбастера были средневековые образы и подлинные средневековые артефакты: архитектура, скульптура, произведения декоративно-прикладного искусства и монументальной живописи. При этом они играли не обычную роль исторических иллюстраций быта и костюмных нравов, как часто бывает в учебниках, а преподносили искусство Средневековья как мощный источник вдохновения для мира высокой моды, а саму моду — как влиятельного популяризатора средневековых образом, который отчасти участвует в их постоянном переизобретении. 

Важно сразу оговориться, что тематика выставки «Божественные тела» не была ограничена Средневековьем и формально в большей степени касалась религиозной образности. Кураторы выставки, в числе которых был знаменитый профессионал мира моды Эндрю Болтон, формулировали задачу так: поговорить о роли костюма в жизни римской католической церкви и о роли римской католической церкви в поле модного воображения.  

Хотя, строго говоря, речь на выставке шла не только о католицизме: в числе залов, где разместили выставку, была и галерея византийского искусства, а среди экспонатов были, например, прямо вдохновленные византийскими мозаиками юга Италии платья Dolce & Gabbana. Обойтись без этого аспекта темы действительно невозможно, ведь архитектурные памятники региона вдохновляли многих итальянских дизайнеров (в этом ряду также стоит упомянуть Джанни Версаче).

Когда мы говорим о точках пересечения религиозной образности и высокой моды, невозможно ограничиваться только историческим периодом Средневековья. Так, одним из мощных источников вдохновения будет, например, хронологически более позднее искусство барокко. Однако средневековые образы, произведения средневекового искусства и, что немаловажно, техники их исполнения играли на выставке заметную роль.

©youtube/’Met Gala Celebrities’ Night at the Museum’ VOGUE

Средневековое искусства как участник выставки о моде

Образцы моды, представленные на выставке, в большинстве своем были вполне современными: за исключение облачения пап из Ватикана, почти все вещи относятся к XX-XXI вв, это одежда и аксессуары из коллекций знаменитых модельеров и брендов. Но разместили их, что примечательно, в залах средневекового искусства, а также в The Met Cloister — филиале музея в северной части Манхэттена, где выставляется средневековое европейское искусство, в первую очередь романское и готическое. Хотя основные музейные здания были построены уже в первой трети XX века, он фактически представляет собой архитектурное сочинение на тему средневекового европейского монастыря. А среди «экспонатов» есть четыре двора-клуатра с крытыми галереями — подлинные памятники средневековой европейской архитектуры, купленные во Франции в 1930-е и перевезенными в Нью-Йорк, где их собрали заново и сделали частью музейного комплекса.

©youtube/’Met Gala 2018 ‘M2M – Made To Measure

Кроме того, полноправными участниками выставки наряду с произведениями высокой моды стали подлинные произведения средневекового искусства из коллекции музея: скульптуры, фрески и мозаики, реликварии, кресты и т.д. Например, две деревянные статуи мадонны с младенцем XII в. , известные под названиями Мадонна Моргана и Мадонна Монвиано, были выставлены рядом с эффектным костюмным ансамблем Viktor & Rolf из коллекции осень/зима-1999/2000, напоминающем одновременно наряд ангела и придворный костюм английской знати времен Елизаветы I (это сходство усиливается подбором манекена). А среди информационных материалов к выставке, размещенных на сайте музея, есть подробный хорошо иллюстрированный рассказ об этих скульптурах с искусствоведческими деталями.

При таком способе экспонирования особенно четко проступали общие места в творениях знаменитых дизайнеров и произведениях средневекового искусства. Например, популярные и там, и там образы райского сада, любовь к сложным декоративным одеждам, рассчитанным на статичные фигуры или на крайне неспешное движение (как в театрализованной высокой моде XX века и парадных облачениях для статуй мадонн), любовь к эффектным техникам вроде мозаики или витража — и их имитации в случае с модной одеждой, объемным формам с большим количеством ткани, иногда подчеркнуто тяжелым, как облачения знати, или подчеркнуто легким, как драпировки ангелов или святых в живописи.

Часто встречаются прямые заимствования. На выставке таким примером служили несколько платьев Versace из коллекции осень/зима1997-98, где главным декоративным элементом платьев были масштабные вышитые кресты. На это Джанни Версаче, что интересно, вдохновили образцы византийского декоративно-прикладного искусства, которые он увидел в Музее Метрополитен на другой выставке — «Слава Византии: искусство и культура среднего византийского периода 843-1261 гг*».

Полноправным участником выставки стала и архитектура музейных залов, воспроизводящая, собственно, средневековые образцы. Интерьеры, минимально закрытые витринами, фальш-стенами или выгородками, фактически формировали пространство выставки, и расположение экспонатов это всячески подчеркивало. Их не только тематически «рифмовали» с арт-объектами (например, «мозаичные» платья выставляли с подлинными византийскими мозаиками) но и помещали на высокие постаменты, подвешивали под потолком, поднимали на хоры (как облачения для хора, разработанные знаменитым дизайнером Кристобалем Баленсиагой). Платья часто взаимодействовали с архитектурой так, как в пространстве соборов это могла бы делать, например, скульптура

Такие экспозиционные решения снова напомнили, как часто «религиозное» ассоциируется на уровне образов именно с той исторической эпохой.

Кроме того, считается, что выставки о моде привлекают в музеи, помимо обычной их аудитории, новую публику, тех людей, которые обычно в музеи не ходят. В этом контексте можно сказать, что «Божественные тела» сыграли роль своеобразного популяризатора средневекового искусства для новой, более широкой аудитории. 

Бал 

По традиции музея Метрополитен, к открытию выставки был приурочен бал-маскарад Met Gala, тема которого совпадала с темой выставки. Это событие, помимо прочего, традиционно работает для неё как мощный пиар-повод: популярный жанр обзора нарядов знаменитостей в случае с Met Gala приобретает дополнительную остроту и дискуссионный потенциал в силу жанровых особенностей самого мероприятия. Приготовленные для него костюмные комплексы (а чаще всего речь идет не просто о платье, а именно о комплексе из наряда, прически, макияжа, аксессуаров и техник тела) часто гротескны и трансгрессивны. Именно поэтому каждый год особенно отличившиеся участники расходятся на мемы и собирают массу критики.

©youtube/’Met Gala Celebrities’ Night at the Museum’ VOGUE

Здесь нужно оговориться, что сам маскарад Met Gala — особый и сложный. С одной стороны — это буквально маскарад с темой, жанр, довольно редко встречающихся в жизни современного обывателя, а для многих — и просто практически исчезнувший. А когда у людей нет соответствующего опыта, то нет и навыков оценки подобных нарядов. В то же время это статусное светское мероприятие с характерным для них консервативным дресс-кодом. При этом от других статусных светских события его отличает ярлык «модного», из-за чего все надетое на гостях автоматически оценивают с точки зрения соответствия духу времени и даже трендам. С третье стороны, мы имеем дело с мероприятием шоу-бизнеса, где предписано являть миру идеализированные, улучшенные версии себя, максимально привлекательные в самом банальном смысле.

Поэтому весьма специфический вид многих костюмов на балу этого года – папские тиары в сочетании с мини-юбками, нимбы с очень глубоким декольте, платья по мотивам облачения священников с теми же декольте и разрезами до бедра — не проявление дурновкусия, а скорее попытки совместить все эти требования и пожелания в одном наряде.  

Тем интереснее наблюдать, как гости раскрывали предложенную тему. «Божественные тела» трактовались очень по-разному, в том числе и вполне современно. Например, образ Жизель Бундхен в золотом платье можно воспринимать как высказывание на тему супер-моделей как тоже по-своему образцов «божественных тел», но уже современных и очень земных. Однако средневековых образов тоже хватало.

Особенно запомнилась актриса Зендайя в образе Жанны Д’Арк в серебристом платье от Versace, своеобразном гибриде вечернего наряда и доспехов. Её прическа (рыжеватого оттенка короткие волосы в форме небрежно уложенного каре) также наводила на мысли, что среди визуальных референсов этого образа был и фильм Люка Бессона с Миллой Йовович в главной роли.

Стилист актрисы Ло Роач рассказал, что искал для бала образ сильной женщины, который был бы связан с религией — и однажды во сне увидел знаменитую средневековую героиню.

Были замечены и средневековые Прекрасные дамы (например, актриса Аманда Сайфрид в Prada) с ключевыми иконическими элементами образа: распущенными волосами, уложенными в золотые локоны, и струящимися длинными одеждами.

Иногда попытка примирить тему бала и выставки с традицией вечернего дресс-кода современных селебрити случайно или намеренно порождала образы, напоминающие о костюмных традициях фентези на тему европейского Средневековья: венцы, естественные оттенки, ниспадающие складки, эротизированные женские фасоны с декольте и вырезами, но в позировании — намек на сильную женщину, и все это в одном человеке. 

©youtube/’Met Gala Celebrities’ Night at the Museum’ VOGUE

Некоторые аллюзии считывались публикой и прессой хуже. Так, образ Джереда Лето модная пресса интерпретировала как «Иисус Христос, одетый в Gucci», хотя искусствоведу его костюм, особенно в верхней части, напоминал не столько Христа, сколько стереотипный образ средневекового монарха из классической живописи на исторический сюжет, пропущенный через фильтр медийной интерпретации сериалов и кино: золотой венец (не терновый, а украшенный цветами и в целом напоминающий античные ювелирные украшения), борода, волнистые волосы до плеч, массивный широкий воротник, накидка из двух широких полос светлой ткани длиной до пола, украшенных сложной вышивкой с симметричным растительным орнаментом. На Карла Великого и других знаменитых монархов, каким их часто изображают в кино, Лето был похож даже больше, чем на Спасителя.

Не менее любопытными были попытки обыграть тему не через образ в целом, а через отсылки к техникам и иконографии средневекового искусства. Так, материал многих вечерних платьев имитировал фактуру мозаики или золотых фонов средневековой живописи. Нимбы и другие украшения для причесок с имитацией лучей отсылали к приемам, используемым в средневековом искусстве для визуального маркирования святых персонажей и отображения трансцендентного. Сюда же можно отнести полихромные сочетания цветных не ограненных камней, имитирующих драгоценные, золотые короны и венцы, сошедшие на головы гостей бала с изображений мадонн. Но, скорее всего, не напрямую (судя по однотипности этих украшений), а с благословения таких модельеров, как Доменико Дольче и Стефано Габбано, включавших подобные украшения в свои тематические модные коллекции, посвященные религиозному или средневековому искусству. Так высокая мода играет роль посредника в популяризации образов, взятых из истории искусства.

©youtube/’Met Gala Celebrities’ Night at the Museum’ VOGUE

Миф о Средневековье

Эти решения, задействованные на выставке или на балу, напоминают, как часто «религиозное» в популярном воображении оказывается «средневековым» или связанным со Средневековьем. Почему? 

Одно из возможных объяснений — существующий в коллективном воображении образ эпохи, когда религия, как пишут в учебниках, пронизывала все стороны жизни человека, когда европейская религиозность сформировалась в том виде, в каком мы ее знаем. Времени, когда формировали каноны религиозной образности, традиция определенным образом визуализировать нематериальное и трансцендентное. Образ Средневековья как антитезы последующим эпохам, когда роль религии менялась и человек потихоньку отдалялся от бога. Такие проекты закрепляют и воспроизводят подобные представления — если не на уровне нарратива, а на уровне работы с ассоциациями и воображением и визуальными образами, которые откладываются в памяти.  

Кроме того, есть еще важный вопрос эстетики. Безусловно, иногда имеет значение личный культурный или религиозный опыт дизайнера. В информационных материалах к выставке отмечается, что многие из ее героев воспитывались в римско-католической традиции, хотя и не всегда оставались религиозными всю жизнь. Униформа священнослужителей служила вдохновением для таких дизайнеров как Кристобаль Баленсиага и Джона Гальяно. А Ив Сен-Лоран и Рикардо Тиши создавали праздничные облачения для статуй Девы Марии в духе средневековой традиции. Но важнее другое.

Для моды в первую очередь всегда важен эстетический потенциал формы, которую она заимствует и переосмысляет. При этом, как отмечала, в частности, исследователь моды Энн Холландер, заимствуется именно форма — чаще всего без сопутствующих ей в оригинале смыслов и функционала. Такова природа большой моды как культурной практики, за это она часто становится объектом обвинений в поверхностности или культурной апроприации.

Так части рыцарских доспехов (головные уборы из металлической сетки) становятся богато декорированными аксессуарами, например, в коллекциях Dolce & Gabbana. Этот бренд в последние годы обращался к теме европейского Средневековья, возможно, чаще других. Например, в коллекции осень/зима 2014 года, которая заставила известного критика Тима Бланкса вспомнить о сериале «Игра престолов», доминировали серый и черный, готическая архитектура стала принтом для пальто и костюмов, портреты средневековых монархов украшали одежду, словно фотографии музыкальных кумиров, в качестве аксессуаров модели носили короны и перчатки, отдаленно напоминающие элементы парадных доспехов, и богато декорированную обувь — давно известный в культуре традиционный символ власти и властьимущих.

Эстетический потенциал Средневековья, его религиозного и светского искусства чрезвычайно богат, поэтому дизайнеры не перестают к нему обращаться. Для высокой моды (так называемой «моды от кутюр», театрализованной, яркой, основанной на мифе о гениях-творцах и большом количестве ручной работы) католическая или византийская традиции с их богатыми декоративными техниками оформления предметов культа и одеяний и образом роскошного храма как царства божьего на земле оказываются особенно привлекательными. И понятно, почему так происходит. Для этого сегмента моды исторически особенно важно ассоциировать себя с искусством, стараться быть им. Имитация сложных ремесленных техник, характерных для средневекового искусства, ассоциации с ручной работой, апелляции к темам возвышенного помогают индустрии высокой моды довольно успешно решать эту задачу. А в средневековых образах концентрация всего вышеперечисленного высока как нигде.

*(The Glory of Byzantium: Art and Culture of the Middle Byzantine Era, A.D. 843-1261)
IQ

Автор текста:

Екатерина Кулиничева

 

1 ноября, 2018 г.


Подпишись на IQ.HSE

История рыцаря — отзывы и рецензии — Кинопоиск

К описанию фильма »
сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 10255075

31—40 из 68

Фильм рекомендуется всем тем, кто хочет поднять себе настроение. Потому что с первых же минут ты окунаешься в атмосферу какого-то безумного драйва, ибо ‘We will rock you ‘ как нельзя лучше подходит к рыцарскому турниру, что бы тут не говорили. Соединение средневековья и современности — очень удачная находка. Вообще, в этом фильме нет ни одного провисающего момента, никакой фальши. Всё так легко, изящно и естественно.

И актёры… все на своих местах. Отдельное слово о Поле Беттани. Его герой — это что-то. Таким и должен быть ‘ виднейший из английских поэтов Средневековья, крупнейшая фигура английской литературы ‘ в молодые годы. Его постоянные шуточки, подколы, а то, что он вытворяет на последних минутах фильма, когда представляет Уилла — заслуживает отдельных аплодисментов.

И кстати, из этого фильма я наконец-то смогла узнать, как же выглядели бои на копьях, потому что до этого часто встречала описания, а тут всё очень даже достоверно.
Итого, смотреть всем.

9 из 10

прямая ссылка

23 января 2008 | 11:12

Kianu Reaves

‘В Греции он провел год в тишине, дабы проникнуть в тайну звучания. .. безмолвия’ (с)

Если вы находитесь в хорошем, приподнятом настроении и хотите отвлечься от окружающего мира и посмотреть отличную комедийную историю — настоятельно советую вам поглядеть фильм о рыцаре с Хитом Леджером. И речь не о Темном рыцаре, нет. В этом фильме Хит сыграл не злейшего врага главного героя, а сам стал рыцарем. Причем очень даже светлым, это я уж вам гарантирую.

Начиная с бессмертного сингла Queen — We will rock you мы окунаемся в историю парня из бедной семьи, который благодаря невероятной наглости и удаче добивается успеха. Шикарный юмор и замечательная игра актеров завораживают… И если про Хита Леджера сказано достаточно громких слов, которых он заслуживает, что и добавить нечего, то мне бы хотелось выделить Пола Беттани. Каждое его движение, каждая фраза его персонажа гениальна и вызывала смех, а над последней речью я проронил слезу.

В итоге получилась забавная, местами драматическая, история, которая никого не оставит равнодушным. .. История с шикарной концовкой и еще одним бессмертным синглом группы Queen. История любви, история благородного и милосердного человека, история Рыцаря Уильяма Тэтчера!

9 из 10

прямая ссылка

01 мая 2013 | 05:46

Какова первая мысль, которая приходит в голову при просмотре фильма про средневековые рыцарские турниры, где зрители скандируют ‘We will rock you’, самих участников поединка представляют, словно гостей телевизионного ток-шоу, а герои сплошь и рядом демонстрируют знание современных танцев и носят более-менее современные костюмы? Поскольку режиссёр фильма — по определению не из тех, кто ‘Вторую Мировую уже немного путает с Троянской’, остаётся единственный вариант — создатель фильма просто захотел немного приблизить средневековые реалии к современному зрителю, чтобы он в должной мере ощутил те эмоции, которые когда-то кипели в ходе подобных турниров. Вторая мысль, которая закрадывается сразу после первой — нас ждёт добротная пародия, полная постмодернистских приколов и безудержного стёба над пафосными диалогами и монологами. К счастью (а может быть, и к чьему-то разочарованию) ни одной из этих успевших надоесть до чертиков хохм в духе ‘Посреди пафосной речи герой падает/громко чешется/спрашивает у помощника, что там дальше’ в фильме нет — это никакая не постмодернистская пародия, а достаточно пафосный и брутальный (в хорошем смысле слова) фильм, композиция которого во многом аналогична композиции современных спортивных фильмов (восхождение героя с низа спортивной иерархии до главного ‘босса’ через победы над десятками соперников и многочисленные трудности), за тем исключением, что вместо бокса или каратэ в основу сюжета положены рыцарские турниры.

Ther schyveren shaftes upon schuldres thyk;
He feeleth thurgh the herte-span the prik.
Up sprengen speres on twenty foot on hight,
Out goon the swerdes as the silver bright. ..

Турнирные поединки эти, на мой дилетантский взгляд, поставлены просто изумительно. В сочетании с тем фактом, что на них строится весь фильм — он просто обязателен к просмотру всем, кто в той или иной степени интересуется средневековыми турнирами (другой такой подобной ленты я даже не припомню). Именно эти поединки и доносят до нас дух той ‘Истории рыцаря’, которую почти 700 лет назад написал Чосер — ведь от самой истории, собственно говоря, в фильме не осталось практически ничего — ни сюжет, ни даже имена персонажей не имеют с оригиналом абсолютно ничего общего. Даже название ‘История рыцаря’, в оригинале означающее ‘История, рассказанная рыцарем’, в фильме подразумевает ‘История, рассказанная о рыцаре’. Стоит, впрочем, отметить, что сходство с оригиналом не ограничивается умело поставленными / хорошо описанными турнирными схватками. Как ни странно, сама адаптация под ‘современного зрителя’ с современными песнями и танцами — это именно то, чем занимался в своё время Чосер, населяя Древнюю Грецию рыцарями и герцогами, наполняя её замками и средневековыми городами. На фоне более чем двух тысяч лет, прошедших со времён Древней Греции до XIV века, 700 лет, отделяющие нас от Чосера, не кажутся ли мелочью? Я не знаю, рассчитывал ли Чосер на юмористический эффект среди своих современников, но читая про эти древнегреческие рыцарские турниры, где рыцари (рыцари, Карл!) перед поединком молятся Венере и Марсу, иногда довольно трудно удержаться от смеха.

The nexte hour of Mars folwynge this,
Arcite to the temple walkyd is,
To fyry Mars to doon his sacrifise,
With al the rightes of his payen wise…

В общем, при абсолютном внешнем несходстве фильма и оригинала создатели картины на самом деле довольно точно ухватили суть литературного первоисточника. Даже пафос, в целом ‘Кентерберийским рассказам’ не особо и свойственный, выглядит вполне уместно — ведь сама ‘История рыцаря’ выделяется в сборнике на фоне остальных, более приземлённых рассказов (во времена Чосера золотой век рыцарства был позади, и оно начало клониться к закату). Ну а для тех зрителей, кто устал от пафоса (хотя перебора по этой части в фильме нет) есть небольшая сцена после титров.

Сам Чосер выведен в фильме, конечно, исключительно оригинально. Вот каким-каким, а весёлым и хитрым жуликоватым оборванцем, который к тому же и азартный игрок, я великого английского поэта я себе точно не представлял, да и всем имеющимся о нём данным (а данных таких довольно много) это полностью противоречит. Чем обусловлен такой образ поэта — сказать сложно, единственный вариант — погрузить его в гущу событий, чтобы в конце фильма он мог с полным основанием сказать ‘Обо всём, что я здесь увидел, я напишу книгу’.

And evermore he hadde a sovereyn prys,
And though he was worthy he was wys,
And of his port as meeke as a mayde.
He never yit ne vilonye ne sayde
In al his lyf unto no maner wight.
He was a verray parfit, gentil knight.

В любом случае режиссёру нужно сказать спасибо — попытка передать дух великого литературного произведения вышла весьма удачной, даже несмотря на то, что фильм не имеет к оригиналу ни малейшего отношения. Замечательная игра Хита Леджера и остальных актёров в сочетании с мастерски поставленными поединками не даёт зрителю заскучать, а интрига сохраняется до самого конца, хотя к финалу действие и немного пробуксовывает. В общем и целом —

8 из 10

P.S. В нашей стране Чосер, увы, проходит по категории этакого ‘Гильгамеша’ — если Шекспира и Сервантеса читают и почитают многие, ‘Божественную комедию’ многие знают как минимум по названию, то ‘Кентерберийские рассказы’ мало у кого вообще на слуху. В связи с этим эта достойная экранизация, позволяющая зрителю окунуться в XIV век, пусть и ‘адаптированный для лучшего восприятия’, однозначно заслуживает просмотра.

прямая ссылка

21 сентября 2015 | 21:52

white_white_plane

«Принц?. . Какой ещё принц? После такого фильма мне нужен только рыцарь!»

Фильм начался… Толпа крестьян собралась, чтобы посмотреть рыцарские поединки. И они пели ‘We Will Rock You’. Моя первая мысль была: «Боже, чувствую, это будет что-то а-ля «Храбрые перцем»…». Но уже через пару минут просмотра я поняла, что это кино мне точно понравится.

«История рыцаря» — фильм простой, лёгкий и довольно приятный. Не жестокий и не кровавый. Обычно фильмы с задумкой, когда на Средневековье смотрят через призму современности, получаются пошлые и глупые, а этот приятно удивил. Юмор добрый и совершенно уместный, забавно подобраны саундтреки. Здесь прозвучали такие старые вещицы, как «We Will Rock You» и «We Are the Champions» группы Queen, «Golden Years» Дэвида Боуи, «The Boys Are Back in Town» группы Thin Lizzy, «You Shook Me All Night Long» группы AC/DC и много других классных треков.

Умный сценарий с множеством современных отсылок, хороший ряд симпатичных персонажей и отличная музыка – всё, чтобы сделать «Историю рыцаря» замечательным отдыхающим фильмом. Обычно я не очень люблю фильмы «для пожирателей попкорна» — не потому, что считаю их низкими, а потому что надоела мелочность и без духовность большинства картин этого жанра. И всё же, «История рыцаря» является нечто иным. Нет, эта картина не изменит вашу жизнь и не заставит задуматься о своём месте во Вселенной. Она просто вас развлечёт.

Я очень рада, что такой актёр, как Хит Леджер, снялся в этой картине. Как ни крути, но на экране он радует взор. Жаль лишь то, что кроме существующих, с ним фильмов больше никогда не будет… Когда смотришь на его героя, Уильяма, сразу понимаешь, какими качествами должен обладать Настоящий Мужчина, чтобы завоевать любовь прекрасной леди: сила воли, мужество, благородство и огромное сердце. А его путешествие в рыцарское русло – это очень весело!

Можно даже сказать, что это кино – неплохое шоу. Главное – для души. Кто не смотрел, очень советую.

9 из 10

прямая ссылка

08 августа 2011 | 22:25

DavidHayter

Каждый может изменить свою судьбу. Нужно лишь верить, что все возможно (с)

До шедеврального фильма Кристофера Нолана «Темный рыцарь», имя Хита Леджера у многих ассоциировалось с голубым ковбоем из картины «Горбатая Гора» Энга Ли. Не спорю, он блистательно сыграл эту роль. Но лично для меня, его имя всегда будет ассоциироваться с сэром Уильямом из довольно известной исторической комедии Брайана Хелгеленда «История рыцаря».

Фильм очень необычен и сразу захватывает своим черным и смешным юморком, а также интересной стилизацией под современность. Главная героиня носит откровенные наряды и яркие модные прически, которые совершенно не подходят под ту эпоху, в которой происходит действие ленты. А вступительная песня группы Queen — We will rock you, которую поют крестьяне перед будущим чемпионатом – просто феерична в своем исполнении и она сразу же задает тон всему хронометражу. За логотип Nike на доспехах – отдельное респектище создателям, я был просто под столом от смеха.

Что самое удивительное – на протяжении всего хронометража в фильме не было никаких сбоев и провисаний, темп и стиль ровно и четко развиваются вплоть до эмоционального, и немного драматичного финала. Конечно, ближе к концу комедийная составляющая все больше места уступает личной драме главного героя, но это лишь придает фильму свежести и разнообразия. В общем, лично мне придраться совершенно не к чему.

Хит Леджер здесь сыграл просто блестяще. Молодой парень из бедной семьи, стремящийся изменить свою судьбу и стать благородным рыцарем. Человек настойчивый, добрый и верный друзьям. По мне так это была лучшая его роль до Джокера в известном фильме Кристофера Нолана. Руфус Сьюэлл – блистательный злодей. Самонадеянный и высокомерный рыцарь, готовый на все, лишь бы удержать титул победителя. Одна из первых ролей в Голливуде была здесь у Пола Беттани, великолепно исполнившего роль помощника Уилла. Его красочные речи про прошлое Уилла настолько смешны, что просто без смеха эти моменты смотреть не получается. Единственная актриса, которая не особо впечатлила – Шаннин Соcсамон. Какая-то слишком пресноватая у нее вышла игра, да и внешностью и харизмой актриса, мягко говоря, не блещет.

История рыцаря – потрясающая историческая комедия, не обделенная эмоциями и драматическим подтекстом, обладающая интересными стилистическими приемами, яркой актерской игрой и потрясающим юмором. Рекомендуется всем зрителям мира абсолютно любых возрастов.

9,5 из 10

прямая ссылка

08 февраля 2010 | 12:01

Come Back

Всеми осколочками своего сердца. ..

История рыцаря — если говорить в двух словах, средневековая история о любви и дружбе. Фильм с ярким намёком на современность, о чём говорит музыка, звучащая здесь.

Во времена крестовых походов и рыцарских сражений начинается история простого оруженосца Уилла Тэтчера и его друзей. Ему можно было только мечтать, глядя на отважных участников рыцарских турниров. Ведь простолюдин не может принадлежать к благородному сословию, а соответственно быть рыцарем. Не может? Но не в этом фильме, ведь воля и вера Уилла настолько сильна, что он готов достать звезду с неба. Но признаться без помощи лучших друзей, это вряд ли бы получилось. Уилл сумел покорить сердце своей любимой, люди что говорится потянулись к нему. Но не всё в этом истории гладко и ровно, есть и интрига. Некий граф Адемар постарается сделать так, чтобы мечтам Уилла не суждено было сбыться. Особенно понравилась сцена, где Уилл при подсказках всех своих друзей пишет любовное письмо своей избранной.

Вообще Хит Лэджер создан для положительных ролей, для роли героев, но как ни парадоксально, признание получил за роль злодея. Это только говорит о его многогранности как актёра. Вообще с его уходом, мировой кинематограф немного обеднел.

Ставлю десятку всему актёрскому составу и фильму в целом.

прямая ссылка

04 апреля 2011 | 01:28

«История рыцаря» стал для меня первым просмотренным фильмом с участием Хита Леджера. Сюжет картины прост, но увлекателен: сыну кровельщика Уильяму Тэтчеру удалось получить рыцарские доспехи после смерти своего хозяина, и он решил во что бы то ни стало стать благородным рыцарем, участвовать в турнирах. Пустившись в путь с друзьями, Уильям встретил писателя Джеффри Чосера, который помог «подправить» родословную молодого человека и стал его «герольдом». Отвага, смелость и бесстрашие помогли Уильяму под вымышленным именем Ульрика фон Лихтенштайна одержать множество побед на Рыцарских турнирах, но не обошла стороной рыцаря и пылкая любовь в лице леди Джослин. Казалось бы, слава, доблесть, любовь… Но враги не дремлют! На протяжение фильма мы наблюдаем история борьбы Уильяма против бесчестного графа Адемара, стремящегося жениться на возлюбленной героя и победить его, и за любовными перипетиями.

Что касается актеров, то здесь они подобраны просто чудесно: Пол Беттани – потрясающий паяц-картежник, Руфус Сьюэлл – обаятельный злодей, Шаннин Соссамон – обольстительная красотка (действительно интересная девушка, не типичная голливудская красотка), Джеймс Пьюрфой – благородный принц, а Марк Эдди и Алан Тьюдик просто веселые и добрые друзья. Отдельно выскажусь о Хите Леджере: он замечателен. Удивителен во всём: от осанки до мимики. Рыцарь из него получился отменный. В очередной раз сожалею, что мы, зрители, больше не будем иметь чести наслаждаться отличной профессиональной игрой этого актера. Светлая тебе память, Хит.

Теперь о том, что некоторые считают недостатками. Песни «We will rock you» и «We are the champions» – это не излишняя голливудизация картины, а классная фишка, придающая фильму неповторимый шарм. Встреча Уильяма с отцом естественно должна нести в себе определенный пафос, поскольку событие это достаточно волнительное: встреча после 12 лет разлуки.

В целом, фильм получился очень красивым: натурные съемки, прекрасная музыка Картера Бёруэлла, замечательные актеры, сценаристы, режиссер и оператор сделали своё дело на «отлично». Вот и я, пожалуй, поставлю высшую оценку, поскольку фильм этот очень мне по душе. Приятного просмотра!

прямая ссылка

22 января 2011 | 19:40

Andron

А что, вполне достойно

Легкое, забавное, неглупое кино. Мне нравится. Смотрю раз от раза с удовольствием. Качественно снято, сцены турнирных поединков весьма реалистичны – одни только разлетающиеся в щепки копья чего стоят. Если не задумываться об исторической достоверности, а это несложно, ибо изначально никто ни на что не претендует, – отличное зрелище. Хорош, что и говорить, Пол Беттани. Талантливый актер, и, как следствие, классный получился персонаж. Мой любимый герой. Хотя, на самом деле, диалоги прописаны настолько удачно, что каждый персонаж запомнился своей (а кому повезло больше, тот и несколькими) репликой. Например, «Боль! Жуткая боль!» или, скажем, основополагающее: «Ты был взвешен, ты был измерен и был признан негодным!».

Немного переборщили, я считаю, с отцом – слишком слащаво получилось в концовке, но, с другой стороны, идея с возвращением домой отчасти того стоила. Ну и любовь, естественно, показана в типично голливудских или, я бы даже сказал, американских традициях – просто как обязательный атрибут приключенческой ленты. И хотя внешность у «дамы сердца» несколько нестандартная, это скорее играет на руку фильму, поскольку выделяет его из числа прочих похожих «историй». В результате, как мне кажется, основной успех картины зиждется на взаимоотношениях «рыцаря» и «сопровождающих его лиц». Тут тебе и львиная доля всего юмора, и плацдарм для «развития наступления» по остальным фронтам.

Короче говоря, весьма неплохое развлекательное кино, способное доставить удовольствие, помочь скоротать вечерок, отдохнуть, расслабиться и все такое прочее.

9 из 10

прямая ссылка

20 июля 2009 | 17:27

MegaKeqs

Он достал звезду с неба…

С первых же минут я c головой погрузился в увлекательную атмосферу эпохи рыцарства. Все было точно наяву: поединки бесстрашных рыцарей на ристалище, балы в пышных замках королевских вельмож, темные улицы средневековых городов, благородные рыцари и прекрасные придворные дамы… Одним словом бывшему сценаристу Брайану Хелгеленду удалось создать превосходный, а лично для меня незабываемый фильм…

Это история, о благородном юноше, который благодаря удаче, мужеству, отваге и верным друзьям доказывает всем свое благородство и достигает немалых успехов. Не обходится конечно же без дамы сердца и жестоких врагов, но парень не перед чем не останавливается, дабы воплотить свою мечту детства в жизнь, стать рыцарем…

Игра актеров, постановка, декорации радуют глаз. Особенно понравились Хит Леджер и Пол Беттани, они отлично сыграли свои роли, никого другого я и представить на их месте не могу. Стоит упомянуть и саундтрек. Он по моему удался на славу, захватывающая музыка, всегда звучит под стать происходящему на экране. И все это разбавлено маленькой долей замысловатого юмора от Пола Беттани и романтическими похождениями нашего храброго юноши.

Итог: Как я отметил выше, для меня этот фильм стал незабываемым, и получил место на полке среди моих любимых картин. Он понравится и взрослым и детям, и каждый кто уловит смысл фильма сможет достать свою звезду с неба…

10 из 10 приятного просмотра

прямая ссылка

05 июля 2011 | 19:31

Jared_Leto

Сэр Уильям, настоящий рыцарь

Я стараюсь не смотреть фильмы, которые так или иначе связаны с историческим прошлым нашей страны. И всё потому, что точно знаю – мне не понравится ни один из них, потому что я не люблю этот жанр. Но нашёлся-таки один исторический фильм, который мне безумно понравился с первых минут. И это — «История рыцаря». Он повествует о средневековой Европе, а это, прежде всего, время рыцарей. Поэтому многие режиссёры снимали фильмы именно про них – про храбрых воинов, которые находили себе верных помощников, участвовали в боях, побеждали или терпели поражения, и, конечно, находили свою любовь. И неудивительно, что именно они были героями многих книг и кинофильмов – их жизнь была полна приключений, опасностей, неожиданных поворотов, интересных событий. Но всё это нужно было показать красочно и интересно. И, самое главное, так, чтобы зрители при этом не скучали. А это непростая задача. И Брайан Хелгеленд с ней справился.

Его работа достойна того, чтобы её видели и пересматривали. Брайану удалось передать атмосферу того времени, рассказать через фильм зрителям о том, как жили люди в средние века, и какая непростая была у них жизнь. При этом там есть очень тонкий и уместный юмор, который выражается не только забавными диалогами героев, но и просто их действиями, на которые нельзя смотреть без улыбки. И при том, что лента продолжается два часа, смотреть её совсем не скучно, а наоборот – время летит просто незаметно. Брайан сделал действительно запоминающийся фильм, несмотря на то, что в основе сюжета лежит банальная история. То, что в кинокартине присутствуют сцены, которые не могли происходить в средневековой Европе, безусловно, делает её ещё лучше и зрелищней. Это делает сюжет оригинальным, потому что передать историю прошлого могут многие, а разнообразить её событиями, которые не относятся к данной эпохе (так называемые анахронизмы), додумается не каждый. Да и в общем картина очень красивая и добрая – она любому поднимет настроение и оставит только положительные эмоции. Ведь жизнь главного героя наполнена оптимизмом, позитивом и верой в лучшее. А это именно то, чего нам всегда так не хватает.

Хит Леджер великолепно передал эмоции и чувства своего героя. Хит сыграл очень правдоподобно, и при этом с поразительной лёгкостью и непринуждённостью. А в сочетании с его харизмой и симпатичной внешностью это смотрелось просто гениально. Актёрскую игру Шэннин Соссамон я видела впервые в этом фильме. И сыграла она очень прилично. Ей удалось передать неприступную на первый взгляд девушку, но внутри любящую и тонкую натуру. Пол Беттани знаком мне по главной роли в «Пастыре». Если честно, до конца фильма меня не покидало ощущение, что я его где-то видела. Но, только прочитав фильмографию, удалось понять, где именно. Не могу сказать ничего плохого как про его образ в «Пастыре», так и в «Истории рыцаря». Джеффри, благодаря Полу, получился очень ярким и интересным персонажем, даже несмотря на то, что это была второстепенная роль. Руфус Сьюэлл прекрасно изобразил главного отрицательного персонажа картины. Я верила его игре и каких-либо неточностей не заметила.

Треки, использованные в фильме, знают практически все. Это и знаменитые песни группы Queen «We Are the Champions» и «We Will Rock You», чуть менее известная композиция «Golden Years» Дэвида Боуи, и другие запоминающиеся саундтреки. Поэтому музыкальное сопровождение просто не могло не порадовать. Кстати, музыка семидесятых годов – один из примеров того, как Брайан Хелгеленд вставил анахронизм в свой фильм.

10 из 10

Зрелищный, запоминающийся, красивый, добрый, смешной, лёгкий и позитивный фильм. Смотрится на одном дыхании и его хочется пересматривать снова и снова. Идеальное сочетание комедии, мелодрамы и драмы. Посмотрите обязательно. Картина стоит того, чтобы потратить на неё своё время.

Не могу не сказать о Хите Леджере. Ощутимая потеря. Мир лишился очень талантливого и достойного актёра. Светлая ему память…

прямая ссылка

16 января 2012 | 00:25

показывать: 10255075

31—40 из 68

средневековый рыцарь

средневековый рыцарь

1 факты и интересная информация о средневековой жизни,


конкретно,
средневековый рыцарь

повседневную жизнь средневекового рыцаря
Средневековый рыцарь следовал тому же графику, что и его лорд или дворянин, которому он служил. Повседневная жизнь средневекового рыцаря сосредоточена вокруг средневековых замков или средневековых поместий или в битвах за своего лорда и короля во время войны.Большую часть времени он тратил на оттачивание навыков обращения с оружием и поддержание высокого уровня физической подготовки. Повседневную жизнь рыцарей можно описать следующим образом:

  • Повседневная жизнь средневекового рыцаря начиналась на рассвете, когда служили мессу и возносили молитвы
  • Первая трапеза средневекового рыцаря был завтрак
  • Рыцари практиковались с оружием в квинтайне и пелле
  • Повседневная жизнь средневековых рыцарей включала обсуждение стратегии ведения войны и расширение его знаний об осадной войне и оружии
  • Середина утра молитвы и трапеза
  • По мере развития Средневековья общество менялось, становясь более утонченным и элегантным.Ожидалось, что средневековые рыцари поймут правила и Кодекс рыцарства, а также искусство куртуазной любви. Время может быть потрачено на танцевальную практику
  • Днем повседневная жизнь рыцарей сводилась к совершенствованию навыков верховой езды, и они сопровождали своего лорда на охоте, соколиной охоте или осмотре поместья
  • Вечерняя молитва, а затем ужин в Зал замка или усадьбы
  • После ужина могут быть развлечения — музыка, танцы, жонглеры, акробаты, Шуты и т.д. средневекового рыцаря в бурные времена Средневековья.Дополнительные факты и информацию о средневековом рыцаре можно найти по телефону:

    Факты о средневековых рыцарях
    Жизнь в средневековом замке
    Средневековая жизнь в замке сведения о жизни людей, живших в Средние века, разбросанные по книгам по средневековой истории, в том числе и по теме «Средневековый рыцарь». Карта сайта Medieval Times предоставляет полную информацию обо всей информации и фактах об увлекательном предмете жизни людей, живших в этот исторический период. Содержание этой статьи о средневековом рыцаре предоставляет бесплатные образовательные подробности, факты и информацию для справки и исследования для школ, колледжей, а также домашние задания для курсов истории и курсовых работ по истории.
     

 

Повседневная жизнь рыцаря в средние века

Повседневная жизнь рыцаря в средние века его господин или дворянин, которому он служил.Повседневная жизнь рыцаря в средние века была сосредоточена вокруг замков или поместий или сражений за своего лорда и короля во время войны. Большую часть времени он тратил на оттачивание навыков обращения с оружием и поддержание высокого уровня физической подготовки. Повседневную жизнь рыцарей можно описать следующим образом:

  • Повседневная жизнь рыцаря начиналась на рассвете, когда служили мессу и возносили молитвы
  • Первой трапезой дня для рыцаря был завтрак
  • Рыцари участвовать в практике обращения с оружием в квинтайне и пелле
  • Повседневная жизнь рыцарей будет включать обсуждение стратегии ведения войны и расширение его знаний об осадной войне и оружии
  • Утренние молитвы и трапеза
  • По мере развития средневековья культура изменился, став более изысканным и элегантным. Ожидалось, что рыцари поймут правила рыцарства и куртуазной любви. Время может быть потрачено на танцевальную практику
  • Днем повседневная жизнь рыцарей сводилась к совершенствованию навыков верховой езды и они сопровождали своего лорда на охоте, соколиной охоте или осмотре поместья
  • Вечерняя молитва, а затем ужин в зале замка или Усадьба
  • После ужина могут быть развлечения — музыка, танцы, жонглеры, акробаты, шуты и т.д.
  • Молитвы перед сном

Так заканчивалась повседневная жизнь средневекового рыцаря в Средние века.

Повседневная жизнь рыцаря в средние века
Каждый раздел этого средневекового веб-сайта посвящен всем темам и содержит интересные факты и информацию об этих великих людях и событиях в ушедшем средневековье, включая повседневную жизнь рыцаря в средние века. . Карта сайта содержит полную информацию обо всей информации и фактах об увлекательной теме Средневековья!

Повседневная жизнь рыцаря в Средние века
  • Средневековье эпоха, период, жизнь, возраст и время
  • Жизнь мужчин и женщин Средневековья
  • Средневековье Усадьбы
  • Средневековье Феодализм
  • Средневековая работа и занятия
  • Средневековая жизнь в средние века
  • Средневековая история средневековья

Может ли крестьянин победить рыцаря в бою?

Стивен Малбергер

Меня недавно спросили, как фильмы о Средневековье часто показывают, что крестьянину было довольно легко сражаться и убить рыцаря в бою. Что рыцаря в тяжелых доспехах можно стащить с коня и просто заколоть кинжалом. Не слишком ли это упрощение, хотел он знать? Разве рыцари не были сильнее этого?

Вы знаете, я сказал, что история полна упрощений и средневековье больше всего. Но я согласился с тем, что рыцари — или «латники», как называли многих средневековых солдат, — имели весьма существенные преимущества перед бойцами, которые не были ни благородными, ни профессиональными.

Деньги решают, броня останавливает

Давайте посмотрим, как простолюдины относятся к войне.Дворяне, джентльмены и многие зажиточные люди имели оружие, лошадей и доспехи и имели возможность принимать участие в войнах. На самом деле, во многих местах от этих хорошо экипированных людей может потребоваться оружие в зависимости от их богатства.

Взгляните на «Ассамблею оружия» XII века, обнародованную английским королем Генрихом II. Чтобы собрать полезную армию, королю требовалось, чтобы определенные типы свободных людей имели оружие определенного типа. Например, самые богатые свободные люди, указанные как «рыцари, получающие один гонорар», должны были иметь хауберк (кольчужная рубашка, длинная или короткая), шлем, щит и копье, в то время как свободный человек стоимостью 10 марок должен был иметь «аубергель», железный головной убор и копье.Ясно, что эти свободные люди обоих сортов составляли значительную часть королевских сил; в то же время их броня не была особенно впечатляющей — уж точно не по более поздним меркам. Наверняка у безоружных или легковооруженных крестьян, которые могли бы столкнуться с этими свободными людьми, было бы еще меньше снаряжения.

К четырнадцатому веку у нас есть более подробная информация о более организованных королевских армиях и более продвинутой сбруе, используемой ими. Французский королевский указ 1352 года предусматривал разделение армии примерно на две части: (1) «латников» (хорошо экипированную кавалерию) и (2) «пехотинцев» (различные виды пехоты). В число «латников» входили самые разные статусы: баннереты (рыцари, возглавлявшие собственную свиту), простые рыцари, бронированные оруженосцы. Различные группы оплачивались в зависимости от статуса и брони. Например, баннерету платили в два раза больше, чем простому рыцарю. Пехотинцам платили еще меньше: арбалетчикам предлагали 1/7 того, что платили рыцарю. Несомненно, плата свидетельствовала о предполагаемой ценности получателя. Короли и другие лорды хотели соотношения цены и качества. Методы вербовки заставляли солдат приобретать более сложное снаряжение.

Погребальные латуни, ставшие столь популярными в четырнадцатом и пятнадцатом веках, дают нам представление об эволюции доспехов от преимущественно кольчужных до преимущественно латных доспехов. Новая броня стоила дорого и требовала настоящей приверженности бою. Я думаю, что отдельный рыцарь в доспехах или латник, увековеченный медным памятником, напугал бы обычного воина, носящего более дешевую защиту. Представьте себе, как могут себя чувствовать те, кто носит самые дешевые доспехи, сталкиваясь с хорошо вооруженными и, несомненно, хорошо обученными латниками такого рода; теперь представьте крестьянина без доспехов в той же позе! Броня

, изображенная на медных изделиях Роджера де Трампингтона (1289 г. ) и Николаса Дагворта (1401 г.) (справа).
Крестьяне в бою

Не то чтобы все крестьяне были одинаковы. Вымышленный «Маленький Джон» из Ноттингемского леса и реальная боевая женщина «Большая Марго» из Франции были примерами возможности того, что некоторые люди с необычными характеристиками — в этих двух случаях необычным размером и силой — могут оказать влияние, каким бы их ранг.

Уверенность, решительность и необычные ресурсы также позволили группам простолюдинов заявить о себе в период после чумы.В 1300-х годах фламандские города организовались как дисциплинированные силы и победили армии, возглавляемые дворянами. Брюгге, например, имел несколько преимуществ: это был густонаселенный, богатый торговый город, который мог позволить себе противостоять традиционному правящему классу, если возникнут подходящие обстоятельства; и действительно, многие граждане были готовы поставить свою жизнь на кон, чтобы достичь собственного видения самоуправления. Горожане Фландрии даже приняли на вооружение страшное и нестандартное оружие goedendag — сочетание короткого копья и длинной дубины. У этих простолюдинов (многие из которых к тому времени были более преуспевающими, чем предыдущие поколения) было отличительное вооружение и тактический протокол, которые сделали их эффективным военным и политическим фактором.

Однако, когда крестьяне вступали в драку с рыцарями, исход редко был в их пользу. Это можно увидеть в Жакерии, восстании французских крестьян, которое произошло в 1358 году. После битвы при Пуатье 1356 года многие части Франции погрузились в хаос, и простолюдины злились на своих дворян за их неудачи в война против англичан.

Жан Фруассар и другие летописцы рассказывают, как эти крестьяне начали нападать на замки, убивая дворян. У них были первые успехи, но как только местная элита хоть немного организовалась, восстание вскоре было подавлено. Одна история — очень хороший пример того, насколько могущественными могут быть рыцари в бою: армия крестьян — Фруассар утверждает, что их было 9000 человек — пришла в замок Мо, чтобы напасть на герцогиню Нормандскую. Окружающий город Мо присоединился к восстанию, приветствуя крестьянскую армию.Казалось, что они смогут захватить замок, но тут прибыла группа из сорока рыцарей во главе с графом де Фуа и капталем де Буш. Рыцари взяли свои мечи и копья и выехали, чтобы противостоять крестьянам. Вот как Фруассар описывает битву:

[Крестьяне] увидели [благородную роту], выстроенную в таком воинственном порядке, — хотя численность их была сравнительно невелика, — они стали менее решительны, чем раньше. Первые начали отступать, а вельможи шли за ними, нанося удары копьями и мечами и сбивая их с ног.Те, кто чувствовал удары или боялся их почувствовать, в такой панике обернулись назад, что упали друг на друга. Тогда из ворот вырвались всякие воины и побежали на площадь, чтобы напасть на этих злых людей. Они косили их в кучи и резали, как скот; а всех остальных они изгнали из города, потому что крестьяне пытались занять какой-либо боевой порядок … Всего [дворяне] истребили в тот день более семи тысяч валетов. Ни один из них не убежал бы, если бы они не устали преследовать их.

Но рыцари не закончили – они вернулись в город и сожгли его дотла в отместку за помощь повстанцам. Среди дворянских чинов в этой схватке погиб только один человек. Другие сражения, происходившие во время Жакерии, имели аналогичные результаты — будь то конные или пешие, рыцари доминировали и сокрушали мятежников. Они также кроваво мстили простолюдинам, убивая тех, кто даже не участвовал в восстании.

Поражение Жакерии, изображенное в «Хрониках Фруассара» — BNF MS Français 2643 fol.226v

Что это означало для вашего вопроса, который вы задали? В Средние века богатство было тесно связано с военной функцией. Либо воины были связаны с лордами в качестве вассалов, либо лорды сами были бойцами. В любом случае у этих военных был бы лучший доступ к оружию, доспехам и обучению, чем у крестьян. У них был опыт сражений и убийств, и они могли использовать все преимущества, чтобы преуспеть на поле боя. Если рыцарь сталкивался в бою лицом к лицу с крестьянином, то у последнего было очень много шансов против него.

Такие фигуры, как Маленький Джон, наверняка существовали; во время Столетней войны более мелкие люди, такие как Роберт Ноллес, английский лучник, поднялись из низших чинов до командования армиями. Они не были типичными – поэтому они и прославились. И исключительный воин — герой — по-прежнему занимает свое место в популярных развлечениях.

Стивен Малбергер до своего недавнего выхода на пенсию из Ниписсингского университета изучал и преподавал Позднюю античность, историю демократии, историю ислама и рыцарство.Среди его последних научных работ — серия «Оружейные дела», опубликованная Freelance Academy Press.

Щелкните здесь, чтобы прочитать другие рассказы Стива Малбергера

Изображение вверху: Британская библиотека MS Sloane 2435 85r

Бак на ножках | АМНХ

Лошади были огромным преимуществом в бою. Верховая езда делала солдата намного крупнее, быстрее и сильнее пешего воина. Но лошади, как и воины, которые на них ездили, нуждались в доспехах, чтобы избежать травм. На протяжении всего Средневековья в Европе рыцари и их лошади носили стальные доспехи. Такая броня тяжелая, часто весит более 50 фунтов (23 кг) для лошади и столько же для всадника.

Европейские лошади были выведены, чтобы увеличить их размер и силу, чтобы они могли нести рыцарей в битвах. В то время как лошади 500 лет назад не приближались по размеру к современным лошадям, сегодня несколько крупных пород лошадей, таких как першерон и шайр, заявляют о своем происхождении от благородных скакунов, использовавшихся древними рыцарями.

Конь в сияющих доспехах

Рыцарь в сияющих доспехах не уйдет далеко, если его лошадь тоже не будет хорошо защищена. В 1500-х годах доспехи, которые носили лошади в Европе, соперничали с доспехами рыцарей, которые на них ездили. Основные элементы конского доспеха перечислены ниже.

Конские доспехи, Германия, 1480-1500 гг. , Немецкий исторический музей.
Денис Финнин/AMNH

Шанфрон

Покрывал голову лошади и нес фамильный герб или герб всадника

Кринет

Изготовлен из перекрывающихся пластин, чтобы лошадь могла легко двигать головой

Круп

Защита задней части лошади

Седло

Защита талии всадника от копий, копий и стрел

Пейтраль

Приподнятый или расклешенный наружу для обеспечения свободы движения ног лошади

Рыцарь и его лошадь(и)
У

европейских рыцарей были разные лошади для разных целей.Самые большие и величественные лошади, предназначенные для сражений, турниров и состязаний, назывались конями или «великими лошадьми», как показано на выставке на иллюстрации Альбрехта Дрера. Говорят, что крупная современная порода ширских лошадей была выведена от скакунов. Когда рыцарю нужна была более быстрая лошадь, которая могла бы быстро менять направление в бою, он ездил на скакуне. Для повседневного использования он ездил на универсальной гончарной машине меньшего размера. Гончие, скаковые и ранси были описательными категориями, а не отдельными породами.

Стоит ли сто человек?

«Нет другого зверя, который так подходил бы рыцарю, как хороший конь… Храбрый человек верхом на хорошем коне может сделать больше за час боя, чем десять или, может быть, сотня могли бы сделать пешком.

Рыцари в сияющих доспехах были слишком тяжелы для большинства британских лошадей, поэтому крупных лошадей приходилось импортировать из других европейских стран по крайней мере до 1500-х годов. Преисполненный решимости увеличить размер британских лошадей, король Генрих VIII в 1535 году издал указ, согласно которому крупные землевладельцы должны содержать по крайней мере двух крупных кобыл, а в 1541 году он запретил жеребцам пастись на общественных землях, если они не соответствуют определенным требованиям по росту.Король, возможно, был заинтересован в разведении сильных лошадей, поскольку его собственная талия раздулась после травмы, полученной некогда спортивным монархом во время рыцарских турниров.

Изо рта лошади

Лошади издавна ассоциировались с высоким статусом в Европе. Французские, испанские и английские слова для обозначения джентльмена — chevalier, caballero и cavalier — означают «всадник». Фраза «сойти с высокой лошади», возможно, когда-то относилась к превосходному отношению рыцарей, которые смотрели на простых людей свысока со своих высоких лошадей.Фраза «оторви это» якобы относится к тому же.

Какую одежду носили средневековые рыцари?

… arfo/iStock/Getty Images

Рыцарство в средние века означало сражаться на службе у своего лорда, а также следовать кодексу рыцарства. В особенно жестокий период истории, как часть феодальной системы, средневековые рыцари сражались на протяжении тысячи лет с 500 по 1500 год нашей эры. Они были наиболее известны своими доспехами, которые превратились в их лучшую защиту на поле боя.Будучи в основном дворянами или землевладельцами, рыцари, как известно, носили моду того времени, когда не несли военную службу.

1 Под доспехами

Под доспехами рыцарь носил льняное нижнее белье и шерстяные чулки. Поверх них он носил кусок трески из рыхлой, но закаленной кожи. Тогда более богатый рыцарь надевал бы льняную тунику; более бедный, вероятно, носил шерстяную версию. Поверх всего этого рыцарь надевал сюрко, длинный топ с короткими рукавами и разрезами по бокам, чтобы можно было легко сесть на лошадь.Сюрко расшивали рыцарскими знаками отличия и обычно шили из льна или шелка. Это нижнее белье было важно для защиты кожи рыцаря от его собственных доспехов.

2 Эволюция доспехов

Доспехи начинались с использования кусков закаленной кожи, пришитых к одежде рыцаря для дополнительной защиты в бою. Кожаные доспехи по-прежнему были уязвимы для атак клинком или стрелой, поэтому рыцари приспособились, используя кольчужные доспехи. Кольчуга сделана из маленьких металлических колец, собранных вместе.Он был довольно гибким, и его можно было приспособить к одежде рыцаря, чтобы защитить практически любую часть тела. И все же кольчуга не могла защитить ни от удара меча, ни от меткой стрелы. По этим причинам стали использоваться латные доспехи, из которых сегодня можно увидеть доспехи. Пластинчатая кольчуга состояла из металлических пластин для прикрытия и защиты рыцаря. Кольчуга по-прежнему использовалась для таких частей тела, как суставы, требующие движения. Как и доспехи, рыцарский шлем эволюционировал от кожаной шапки до кольчужного покрытия и известного сегодня рыцарского шлема, закрывающего лицо.

3 Доспехи

Башмаки были первой частью бронированного костюма, в который рыцарь одевался, как доспехи для ног с железными пластинами на ботинках. Затем он надевал наголенники, латные доспехи, закрывающие икры и лодыжки. Каждая из его коленных чашечек будет покрыта полиэтиленовой пластиной. Пластины, известные как кисы, покрывали бедро. Шпоры носили, поскольку рыцари были всадниками. Бесаг прикрыл подмышку. Перенаручи покрывали каждое плечо, а наручи покрывали его нижнюю часть.Рукавицы защищали руки рыцаря в бою. Нагрудник и нагрудник рыцаря удерживались вместе вооружением, называемым faulds, которое также защищало другие области его верхней части тела. Шлем рыцаря состоял из козырька для лучшей видимости и кольчужного бацинета для защиты шеи.

4 Свободная одежда

Рыцари не всегда грабили, участвовали в крестовых походах или шли в бой от имени своих лордов. Вне службы рыцарь выглядел бы как джентльмен-землевладелец того времени.Он носил льняные и шелковые ткани с вышивкой и красками, популярными в ту эпоху. Кепки и сюрко то входили в моду, то выходили из нее, а обувь постепенно становилась мягкой для удобства. Халаты и плащи стали обычной одеждой мужчин этого положения к концу эпохи.

20 правил для рыцаря: Вечный путеводитель из 1483

«Часто мы воображаем, что будем усердно работать, пока не достигнем какой-то отдаленной цели, и тогда мы будем счастливы. Это заблуждение.Счастье – это результат жизни, прожитой с целью. Счастье не является целью. Это движение самой жизни, процесс и деятельность. Оно возникает из любопытства и открытий. Ищите удовольствия, и вы быстро найдете кратчайший путь к страданию».

***

Стремление стать рыцарем занимало многих на протяжении многих лет.

В 1483 году  сэр Томас Лемюэль Хоук из Корнуолла был среди 323 человек, убитых в битве при Слотер-Бридж. Предвидя такой исход, сэр Томас написал письмо своим детям на корнуоллском языке, в котором изложил правила для рыцаря — жизненные уроки , которые сэр Томас хотел передать своим четверым детям.

Сильно поврежденное письмо было адаптировано и реконструировано Итаном Хоуком после того, как семья обнаружила его в начале 1970-х годов в подвале семейной фермы недалеко от Уэйнсвилля, штат Огайо, после смерти его прабабушки.

Или, так гласит история.

В результате вышла книга «Правила для рыцаря» — на самом деле художественное произведение — начатая более десяти лет назад. Почему книга о рыцарях? Хоук объясняет:

«Мне всегда нравилась идея рыцарства», — сказал он.«Быть ​​хорошим человеком круто. Или, стремясь быть хорошим человеком, крутым».

Итак, Хоук начал применять рыцарство в своем доме:

Моя жена читала книгу о приемных родителях, и в этой книге говорилось о ценности правил, поэтому мы начали спрашивать, а каковы правила в нашем доме? И вы начинаете с действительно обыденных вещей, например, отсыпания в восемь часов и тому подобного. А потом неизменно начинаешь спрашивать себя, а во что мы на самом деле верим? Так что я начал обдумывать идею «правил для рыцаря».’ Мол, что повелевает король, вы знаете? Я написал это — идея заключалась в том, что мы собирались повесить это на стене каллиграфическим шрифтом. Мол, это правила.

Эта работа стоит особняком как план цивилизованного роста и самосовершенствования, путь к тому, чтобы стать скромным, сильным и надежным джентльменом (или леди). Идеи в основном исходят от «других рыцарей», включая Мухаммеда Али, Эмили Дикинсон, Дуайта Д. Эйзенхауэра и Мать Терезу, как Хоук отмечает их на странице благодарности.

«Сегодня вечером, — начинает сэр Томас Лемюэль Хоукс из Корнуолла, — я поделюсь с вами некоторыми наиболее ценными историями, событиями и моментами моей жизни, чтобы где-то в глубине вашего воображения эти уроки могли продолжиться, а мои опыт будет жить, чтобы служить вашей цели».

20 правил для рыцаря

1. Одиночество

Проведите время наедине с собой. В поисках мудрости и ясности собственного ума молчание — полезный инструмент.Голос нашего духа мягок и не слышен, когда ему приходится соревноваться с другими. Как невозможно увидеть свое отражение в мутной воде, так и с душой. В тишине мы чувствуем вечность, спящую внутри нас.

2. Смирение

Никогда не объявляй, что ты рыцарь, просто веди себя как рыцарь. Ты лучше, чем никто, и никто не лучше тебя.

3. Благодарность

Единственная разумная реакция на непрекращающийся дар жизни — это благодарность.За все, что было, рыцарь говорит: «Спасибо». На все, что грядет, рыцарь говорит: «Да!»

4. Гордость

Никогда не притворяйтесь, что вы не рыцарь, и не пытайтесь принизить себя, потому что считаете, что это сделает других более удобными. Мы проявляем наибольшее уважение к другим, предлагая лучшее из себя.

5. Сотрудничество

Каждый из нас идет своей дорогой. Мы рождаемся в определенное время, в определенных местах, и наши проблемы уникальны.Как рыцари, понимание и уважение нашей самобытности жизненно важно для нашей способности использовать нашу коллективную силу. Применение силы может быть необходимо для защиты в чрезвычайной ситуации, но только правосудие, честность и сотрудничество могут действительно привести людей к успеху. Мы должны жить и работать вместе, как братья, или погибнуть вместе, как дураки.

6. Дружба

Качество вашей жизни в значительной степени будет определяться тем, с кем вы решите проводить время.

7. Прощение

Тот, кто не может легко прощать, не обретет много друзей. Ищите лучшее в других.

8. Честность

Нечестный язык и нечестный ум тратят впустую время, а значит, и нашу жизнь. Мы здесь, чтобы расти, и правда — это вода, свет и почва, из которой мы поднимаемся. Броня лжи тонко выкована из тьмы и скрывает нас не только от других, но и от нашей собственной души.

9. Мужество

Все, что дает свет, должно выдержать горение.

10. Грейс

Благодать — это способность принимать изменения. Будьте открытыми и гибкими; хрупкий разрыв.

11. Терпение

Возможности, которые выпадают раз в жизни, не бывает. Поспешный ум — это запутанный ум; он не может ясно видеть или точно слышать; он видит то, что хочет видеть, или слышит то, что боится услышать, и многое упускает.Рыцарь делает время своим союзником. Есть момент для действия, и с ясным умом этот момент очевиден.

12. Правосудие

Есть только одна вещь, на которую у рыцаря не хватает терпения: несправедливость. Каждый настоящий рыцарь во все времена борется за человеческое достоинство.

13. Щедрость

Ты родился ничем не владея и ни с чем уйдешь из этой жизни. Будьте бережливы, и вы сможете быть щедрым.

14.Дисциплина

На поле боя, как и во всем, вы будете действовать по мере практики. Практикуясь, вы строите дорогу к достижению своих целей. Совершенство живет во внимании к деталям. Отдавайте все, все время. Не оставляйте ничего на дорогу домой. Чем лучше рыцарь подготовится, тем меньше он будет готов сдаться.

15. Посвящение

Обычное усилие, обычный результат. Делайте шаги каждый день, чтобы лучше следовать этим правилам.Удача — это остаток замысла. Будьте стойкими. Наковальня переживет молот.

16. Речь

Не говори плохо о других. Рыцарь не распространяет новости, в достоверности которых он не уверен, и не осуждает то, чего не понимает.

17. Вера

Иногда, чтобы понять больше, нужно знать меньше.

18. Равенство

Каждый рыцарь считает человеческое равенство непоколебимой истиной.Рыцарь никогда не присутствует, когда мужчин или женщин унижают или каким-либо образом скомпрометируют, потому что, если бы рыцарь присутствовал, те, кто совершает вредные действия или слова, были бы вынуждены остановиться.

19. Любовь

Любовь — это конечная цель. Это музыка нашей жизни. Нет такого препятствия, которое не могла бы преодолеть достаточное количество любви.

20. Смерть

Жизнь — это длинная череда прощаний; только обстоятельства должны нас удивлять.Рыцарь заботится о себе с благодарностью за жизнь, которую ему дали. Он не боится смерти, ибо дело начинают одни рыцари, а заканчивают другие.

Остальные правила для рыцаря продолжают исследовать эти идеи более подробно. Несмотря на статус художественной литературы, книга представляет собой вневременное размышление о самосовершенствовании и о том, что значит быть родителем.

Как выглядели средневековые Олимпийские игры | История

Фрагмент средневекового свитка, изображающий английского короля Генриха VIII, выступающего на рыцарском турнире перед своей первой женой Екатериной Арагонской.На Западе гонки на колесницах довольно быстро угасли, но со второй половины XI века рыцарские турниры стали зрелищем средневековой Европы. Томас Риотесли в 1511 году — Колледж вооружений через Викисклад под CC BY-SA 4.0

Олимпийские игры, отложенные с лета прошлого года из-за глобальной пандемии, продолжатся (пока что) и откроются в Токио 23 июля (возможно, без присутствия болельщиков). Кажется, что Игры вплетены в ткань современной истории, предлагая указатели, фиксирующие память в гораздо более крупных историях — например, о Джесси Оуэнсе на Олимпийских играх 1936 года в Берлине перед Второй мировой войной, протесте Джона Карлоса и Томми Смита на Олимпийских играх 1968 года в Мехико и движение за гражданские права, или даже Чудо на льду 1980 года и холодная война.Игры сразу же живут в наших умах, вызывая воспоминания о Древней Греции и вызывая неразрывную связь с настоящего момента и до тех пор.

Но настоящая история Олимпийских игр — это современное изобретение; его древние корни сильно мифологизированы. В этой версии истории предполагаемые «Темные века» исчезли из Игр, как они якобы сделали со многим другим. Настоящая история Игр, а шире спорта, гораздо сложнее.

Древние Олимпийские игры, вероятно, начались где-то в восьмом веке до нашей эры.э., но приобрел известность в следующем столетии, когда участники со всего эллинского мира приезжали в древнегреческое религиозное святилище Олимпия на полуострове Пелопоннес. Эти события в конечном итоге стали частью «квадресной цепи спортивных фестивалей, [включая] Пифийские, Немейские и Истмийские игры», по словам Дэвида Голдблатта. Вскоре, возможно, из-за того, что Олимпия ассоциировалась с почитанием Зевса, Олимпийские игры стали выдающимся событием в этом кругу (кольце, которое фактически расширялось по мере того, как другие города проводили свои собственные спортивные соревнования) и привлекали огромные толпы.

Игры продолжались даже после завоевания Пелопоннеса римлянами, причем сами римляне стали восторженными спонсорами и участниками. Они продолжили культ Зевса (теперь именуемого «Юпитер») и активно застроили этот район, заменив псевдопалаточный городок, в котором размещались спортсмены, постоянными постройками, построили больше частных вилл для богатых зрителей и улучшили инфраструктуру стадионов и стадионов. окружающее сообщество. Кроме того, они расширили количество мероприятий и участников, открыв их для негреков и увеличив продолжительность игр еще на один день (с пяти дней до шести).

Мозаика гонок на колесницах в Древнем Риме Общественное достояние через Wikimedia Commons

Долгое время историки винили в прекращении древних спортивных состязаний расцвет христианства, особенно римских императоров, которые рассматривали эти виды спорта как политеистические пережитки. Но тогда, как и сейчас, настоящую историю можно узнать, проследив за деньгами.

Новое исследование показало, что региональные Олимпийские игры, в которых полупрофессиональные спортсмены путешествовали для участия в соревнованиях через Средиземное море, продолжались до пятого века до нашей эры.E. Упадок был скорее экономическим и политическим, поскольку финансовое спонсорство в значительной степени перешло от государства к спинам частных спонсоров. Затем, когда изменились культурные вкусы (отчасти, по правде говоря, из-за христианизации) и местные бюджеты периодически стали перегружены, все мероприятия, кроме самых крупных городов, были отменены и больше никогда не повторялись. Даже тогда некоторые игры просуществовали до начала шестого века.

Часто бытует мнение, что, по словам одного автора, «средневековье — это время, когда спорт умер.Но хотя мероприятия под маркой «Олимпиада» подошли к концу, спорт, даже официальные региональные соревнования, продолжали жить.

В Византийской империи такие события, как гонки на колесницах, оставались пробным камнем гражданской жизни в Константинополе (и в других местах), по крайней мере, до 11 века. Это был чрезвычайно популярный вид спорта в империи, где формализованные «фракции» (или команды) регулярно соревновались друг с другом. Поклонники своей фракции заполняли стадионы, покровительствовали киоскам быстрого питания и подбадривали возничих своей фракции, которые часто были порабощенными народами со всего Средиземноморья.Хотя многие из них погибли во время своих гонок, некоторые (например, один по имени Кальпурниан, выигравший более 1100 гонок в I веке н. э.) смогли стать сказочно знаменитыми и богатыми.

Тогда, как и сейчас, спорт был также и политикой, и гонки на колесницах могли сыграть центральную роль в судьбе империи. Например, в 532 году н. э. на ипподроме в Константинополе вспыхнул бунт, когда две основные фракции любителей гонок на колесницах — Синие и Зеленые — объединились и атаковали имперских агентов.Император Юстиниан подумывал о бегстве из столицы, но его жена Феодора, бывшая актриса, чья семья была частью Зеленых, убедила его остаться с (вероятно, апокрифическими) словами: в безопасное место, вы бы не променяли такую ​​безопасность на смерть. Что касается меня, то я согласен с пословицей, что королевский пурпур — самый благородный саван». Юстиниан остался и приказал армии подавить бунт. Сообщается, что в результате последовавшего кровопролития было убито около 30 000 человек.

На Западе гонки на колесницах довольно быстро угасли, но начиная со второй половины XI века рыцарские турниры стали зрелищем средневековой Европы. На пике своего развития, начиная с 12-го века и продолжаясь, по крайней мере, до 16-го века, участники, как и их древние олимпийские предки, путешествовали по Европе, соревнуясь в своих навыках с другими профессионалами. (Изображение в фильме Хита Леджера 2001 года «История рыцаря » было недалеко от реальности.) В этих соревнованиях всадники в доспехах пытались сбросить своих противников с места, используя копья и щиты, или сражаться пешком с тупым (но все же опасным) оружием, чтобы определить, кто был лучшим воином, и все это для восторженной толпы.

Изображение средневекового рыцаря и поэта Ульриха фон Лихтенштейна. Общественное достояние через Wikimedia Commons

И действительно, это были спектакли. Один ученый предположил, что они часто сопровождались — как и современные Олимпийские игры — театральными церемониями открытия и закрытия, получившими признание в современной художественной литературе и неоднократно обсуждаемыми в исторических хрониках того периода.Например, в автобиографическом сборнике стихов 13 века рыцарь Ульрих фон Лихтенштейн совершал целомудренные поиски богатой (замужней) дворянки. Одетый как женщина, а именно богиня Венера, Ульрих путешествует по Италии и Священной Римской империи, побеждая всех соперников в рыцарских поединках и рукопашных боях.

В другом случае Жан Фруассар, летописец конца XIV века, пользовавшийся покровительством английской королевы и много путешествовавший во время Столетней войны, рассказал об одном конкретном поединке, состоявшемся в соборе Св.Инглевер (недалеко от Кале, Франция). Во время затишья в военных действиях между королями Англии и Франции три французских рыцаря объявили турнир, и молва об этом распространилась повсюду. Волнение особенно возросло в Англии, где множество дворян хотели поставить этих французских рыцарей на место. Турнир длился 30 дней, и три французских рыцаря сражались с десятками претендентов по очереди, пока каждый не получил свой шанс. В конце концов все остались довольны, а англичане и французы похвалили мастерство друг друга и расстались «по-дружески».

Следует отметить, что Фруассар очень конкретен в именах и их индивидуальных достижениях, и насколько ясно Ульрих говорит о своих собственных достижениях. Как и в случае с современными Олимпийскими играми, личное мастерство имело первостепенное значение для тех, кто смотрел и читал о турнирах. Кроме того, оба этих примера показывают, что это были не военные учения, а зрелища: состязания и развлечения. Фруассару ясно, что французские и английские дворяне, которые в прошлом встречались друг с другом на поле боя, были в этом контексте дружественными соперниками, и такого рода турниры в целом были, возможно, вопреки нашим ожиданиям, в первую очередь «дружеским физическим соревнованием между дворянами». из различных европейских судов.

История спорта есть история в том смысле, что спортивные соревнования формируют и отражают время, в которое они происходят. Поскольку примерно после 1600 года дворянство стало проводить меньше времени на поле боя, они все еще ездили на лошадях и соревновались в спорте, но турниры вымерли. А в конце 19-го века Олимпийские игры вновь появились благодаря пьянящему сочетанию растущего национализма в Европе и переопределения «правильной» мужественности элитными белыми мужчинами, которые делали упор на физическое воспитание.В 1896 г. они проходили в Афинах, затем в Париже в 1900 г. и в Сент-Луисе в 1904 г., а теперь они приходят в Токио. Пусть игры начнутся, но помните, что спорт работает как указатели в более широкой истории, и так было всегда.

Древние цивилизации Древняя Греция Европейская история Игры и соревнования Средневековье Олимпийские игры Римская империя Спортивный Летние Олимпийские игры

Рекомендуемые видео

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.