Июль октябрь 1917: Следственное дело большевиков : Материалы Предварительного следствия о вооруженном выступлении 3–5 июля 1917 г. в г. Петрограде против го­­су­­дарственной власти. Июль–октябрь 1917 г. Сборник документов: в 2 кн.

Содержание

Следственное дело большевиков : Материалы Предварительного следствия о вооруженном выступлении 3–5 июля 1917 г. в г. Петрограде против го­­су­­дарственной власти. Июль–октябрь 1917 г. Сборник документов: в 2 кн.

Библиографическое описание

Следственное дело большевиков: Материалы Предварительного следствия о вооруженном выступлении 3–5  июля 1917  г. в г.  Петрограде против го­­су­­дарственной власти. Июль–октябрь 1917 г. Сборник документов : в 2 кн. / под ред. О. К. Иванцовой. — М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2012. — ISBN 978-5-8243-1745-9.

Тип материала документальный сборник (1184)
Название издания Следственное дело большевиков: Материалы Предварительного следствия о вооруженном выступлении 3–5 июля 1917 г. в г. Петрограде против государственной власти. Июль–октябрь 1917 г. Сборник документов: в 2 кн. (1)
Описание

Сборник документов посвящен деятельности «Предварительного следствия о вооруженном выступлении 3–5 июля 1917 г. в г. Петрограде против государственной власти», начатого после июльских событий Временным правительством по обвинению лидеров большевиков в государственной измене и шпионаже в пользу Германии. Издание знакомит с материалами официального следствия по делу большевиков, дает исчерпывающие ответы на вопросы о масштабах, путях, формах финан­сирования немцами большевистской партии накануне Октябрьского переворота и в целом позволяет по-новому оценить существование скрытого «германского фактора» в русской революции. Издание рассчитано на специалистов по истории России XX в., а также на самый широкий круг читателей, интересующихся отечественной историей.

Сведения об ответственности

под ред. О. К. Иванцовой.

Место издания Москва (839)
Издательство РОССПЭН (208)
Год издания 2012 (24)
Серия Политические партии и движения (4)
Тематика Вооруженное выступление 3-5 июля 1917 г. в г. Петрограде против государственной власти (Июльские дни) (1659)
Революции 1917 года — Политические партии и движения (1643)

История: Наука и техника: Lenta.ru

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций, посвященных революционному прошлому нашей страны. Вместе с российскими историками, политиками и политологами мы вспоминаем ключевые события, фигуры и явления тех лет. Как разногласия по украинскому вопросу спровоцировали кризис власти в России и восстание в ее столице? Почему Временное правительство обвинило Ленина в шпионаже в пользу Германии? Зачем Сталин уговаривал сдаться восставших матросов, захвативших Петропавловскую крепость? Об этом «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук, профессор Московского педагогического государственного университета (МПГУ) Василий Цветков.

Украинский запал российского кризиса

«Лента.ру»: Американский историк Ричард Пайпс утверждал, что ни об одном событии русской революции 1917 года не написано столько лжи, как об июльских днях. Как вы думаете, что это было на самом деле — первая попытка большевистского переворота или стихийные беспорядки с требованиями передачи власти Советам?

Цветков: Пайпс действительно много писал об июльском кризисе 1917 года. Я думаю, на самом деле это было сочетанием организационного начала и элементов стихийности — своего рода проба сил. Помните, Ленин писал, что 1905 год был «генеральной репетицией» 1917-го? Следуя этой аналогии, можно сказать, что июль 1917 года стал репетицией Октября.

Материалы по теме:

С одной стороны, это была некая попытка низовой самоорганизации революционных солдат и матросов. Мало кто сейчас вспоминает, что буквально накануне этих событий, 1-2 июля, в Таврическом дворце прошло заседание Военной организации при ЦК РСДРП(б) (сокращенно — «Военка»), которая выступила за полный переход власти к Советам. Еще раньше, в конце июня, открылась Всероссийская конференция фронтовых и тыловых военных организаций РСДРП(б), также поддержавшая лозунг «Вся власть Советам».

С другой стороны, ЦК партии большевиков, в том числе и сам Ленин, считали, что момент для вооруженного выступления еще не наступил. Когда в столице взбунтовалось несколько полков, к которым присоединились матросы из Кронштадта и рабочие с заводов, большевистскому руководству ничего не оставалось, как попытаться оседлать эту протестную волну. При этом нельзя забывать, что все мятежные воинские части еще с апреля были распропагандированы большевистскими агитаторами.

А что стало причиной кровавых событий июля 1917 года в Петрограде?

Причин было много: затянувшееся двоевластие между Петроградским советом и Временным правительством, нарастание экономических проблем в стране, провал июньского наступления русской армии на Юго-Западном фронте и правительственный кризис из-за разногласий по украинскому вопросу.

При чем тут была Украина?

Временное правительство согласилось вести переговоры с Центральной Радой в Киеве об автономии Украины в составе России. В знак протеста против такого решения Временное правительство покинули четыре министра-кадета: Шаховский, Мануйлов, Шингарев и Степанов. Они были убеждены, что статус Украины и ее будущие границы должно определять только Всероссийское учредительное собрание, поэтому ни Временное правительство в Петрограде, ни Центральная Рада в Киеве не имели никаких законных полномочий для решения этого сложного и щекотливого вопроса.

Но Керенский, прибыв 28 июня в Киев во главе делегации Временного правительства (он тогда еще был военным министром), на переговорах с Радой пообещал признать автономию Украины, что и стало причиной правительственного кризиса в Петрограде. Понятно, что без четырех ключевых министров Временное правительство фактически стало недееспособным.

Расстрел юнкерами и казаками мирной рабочей демонстрации на Невском проспекте. Петроград 4 июля 1917

Фото: Public Domain / Wikimedia

Анархия — мать беспорядков

Часто говорят, что главной ударной силой вооруженного выступления в июле 1917 года в Петрограде были не большевики, а анархисты.

Они действовали скоординированно. Трудно сказать, кто из них сыграл решающую роль в тех событиях. Анархисты в силу своей идеологии ориентировались не на решения каких-то партийных органов, а исключительно на волю народных масс — как они ее тогда понимали. То есть они считали, что если массы (в данном случае — солдаты и матросы) желают перехода власти от Временного правительства к Советам, этого и следует добиваться всеми доступными средствами, в том числе путем организации массовых протестных акций.

С применением оружия?

Конечно. Анархистские настроения в Петроградском гарнизоне (и тем более среди матросов Балтийского флота) были очень сильны — неслучайно 1-й Пулеметный полк 3 июля вышел на вооруженную демонстрацию на улицы Петрограда. Хотя, например, солдатский комитет этого полка возглавлял большевик Адам Семашко.

Это не тот, который потом станет наркомом здравоохранения?

Нет, того звали Николаем. Адам Семашко при советской власти станет полпредом РСФСР в Латвии, а в 1922 году сбежит на Запад.

Но и в других полках, выступивших в начале июля с оружием против Временного правительства (Гвардии запасной Московский, Гвардии запасной Гренадерский), большевики имели значительный вес. Например, в Гренадерском полку председателем солдатского комитета был знаменитый большевик прапорщик Крыленко, который в конце 1917 года станет Главковерхом русской армии, а при Сталине будет прокурором и наркомом юстиции. Активное участие в событиях принимали матросы Балтийского флота, которыми руководили большевики: зампред Кронштадтского Совета Раскольников и глава городской организации РСДРП(б) Рошаль.

Вы сказали, что ЦК партии большевиков во главе с Лениным возражал против восстания. А как же партийная дисциплина?

В это время Ленин, наоборот, всячески поощрял любую инициативу снизу. Поэтому низовые деятели РСДРП(б) в тех обстоятельствах могли действовать согласно ситуации. Неудивительно, что революционное творчество у них часто перехлестывало за грань разумного.

Это все причины, а что послужило поводом к июльским событиям в Петрограде?

Как раз в эти дни, после неудачного наступления русской армии в июне 1917 года, началось австро-германское контрнаступление. В Петрограде стали распространяться слухи, что значительную часть личного состава гарнизона теперь отправят на фронт. Собственно, для этого запасные полки и держали в столице — чтобы затем формировать из них маршевые роты для отправки в действующую армию. Это и стало непосредственным поводом для вооруженного выступления: чем меньше солдаты понимали, за что их отправляют умирать, тем больше им нравился лозунг «Вся власть Советам».

Торжественные похороны в Александро-Невской лавре казаков-донцов, защищавших порядок на улицах Петрограда 3—5 июля 1917 года

Фото: Public Domain / Wikimedia

Миротворец Сталин

Какую роль в июльском кризисе играл Сталин? Приходилось читать, что в ЦК партии большевиков именно ему поручили вести переговоры с меньшевиками и эсерами из ВЦИК. Это правда?

Да, это правда.

Сталин как миротворец — это интересный сюжет.

Конечно. Председателем ВЦИК и Петроградского совета был меньшевик Николай Чхеидзе, старый соратник Сталина по социал-демократическим структурам в Закавказье. Третьим участником этих переговоров был другой их товарищ — министр Временного правительства Ираклий Церетели, который, кстати, вместе с Керенским в июне ездил в Киев для налаживания контактов с Центральной Радой.

Иными словами, в критические дни июля 1917 года в ЦК партии большевиков надеялись, что три грузина как-нибудь смогут между собой договориться?

Да. Как ни странно, Сталин тогда имел репутацию весьма умеренного большевика. И после Октябрьского переворота он был единственным членом Совнаркома, голосовавшим против объявления кадетской партии врагами народа. Это потом, в ходе Гражданской войны, он постепенно станет тем Сталиным, которого мы знаем. Но в июле 1917 года он проявил те черты, которые, как я думаю, впоследствии помогли ему одержать победу в борьбе за власть.

Материалы по теме:

Например какие?

Осмотрительность. Когда Троцкий в дни июльского кризиса со всех трибун призывал свергать Временное правительство (и не только призывал, но и действовал), Сталин вел себя крайне осторожно. На заседаниях ЦК партии он, разумеется, решительно выступал в поддержку вооруженного восстания. Но когда его отправили вести переговоры с Чхеидзе во ВЦИК, Сталин демонстрировал готовность к любым компромиссам. В июльские дни 1917 года он явно занимал выжидательную позицию.

Говорят, что именно это спасло Сталина от ареста после провала июльского вооруженного выступления.

Конечно. Троцкого и других большевистских лидеров отправили в «Кресты» по обвинению в попытке насильственной смены власти, а Сталина не тронули. А того же Ленина вообще обвинили в государственной измене, то есть в работе на Германию.

Ленин и немецкие деньги

Как вы считаете, насколько эти обвинения обоснованы?

Я считаю, что они совершенно надуманные, поскольку до сих пор не обнаружено никаких подтверждающих документов. Нет никаких серьезных оснований считать Ленина немецким шпионом.

А как же деньги от Парвуса?

Парвус в 1917 году был уже меньшевиком и с Лениным не общался, хотя с немецкими структурами действительно сотрудничал. Была еще история с Якубом Гонецким (Фюрстенбергом), который через Швецию имел коммерческие контакты с германскими фирмами. Часть прибыли он перечислял в партийную кассу — отсюда и пошли разговоры о «немецком следе». Но все это нельзя считать шпионажем в тогдашнем понимании этого слова. Керенский, кстати, знал об этом еще с мая 1917 года, но до июльских событий даже не пытался использовать подобную информацию против большевиков.

Какую роль Ленин играл в июльском кризисе?

Это интересный вопрос. Накануне вооруженного выступления в Петрограде, 29 июня, Ленин неожиданно уехал на отдых в Финляндию, в местечко Нейвола. Бонч-Бруевич в своих мемуарах утверждал, что события в столице застали Ильича врасплох. До сих пор неясно, знал ли Ленин о готовящемся восстании и просто выжидал в стороне, чем дело кончится, либо он на самом деле был не в курсе событий.

В любом случае в Петроград он вернулся лишь 4 июля. Но когда ему предъявили обвинение в шпионаже в пользу Германии, для него это стало неприятной неожиданностью: Ленин готов был сесть в тюрьму как революционер, но не как изменник и провокатор. Известно, что он даже собирался явиться на суд, чтобы защищать себя, но товарищи по партии (в том числе Сталин) уговорили Владимира Ильича скрыться в Разливе.

Правда ли, что Керенский, став после июльских событий главой Временного правительства, через третьих лиц предупредил Ленина о готовящемся аресте?

Это исторический миф, который, однако, имеет под собой реальную почву. Просто потом перепутали похожие фамилии. О готовящемся аресте по обвинению в измене Ленина предупредил не Керенский (они с Лениным друг друга искренне ненавидели), а прокурор Петроградской судебной палаты Николай Сергеевич Каринский.

Материалы по теме:

Вечером 4 июля он позвонил товарищу по адвокатской молодости Бонч-Бруевичу и по старой дружбе сообщил ему об этом. Ленин покинул особняк Кшесинской, где тогда находился штаб большевиков, буквально за час до того, как туда прибыла команда юнкеров и самокатчиков, чтобы его арестовать. Не обнаружив лидера большевиков, они устроили в здании погром, уничтожив в том числе типографию газеты «Правда». Кстати, после ареста Временного правительства в октябре 1917 года Ленин сполна отблагодарил Каринского: лично распорядился освободить его из-под стражи и разрешил выехать за границу.

Сталин в июле 1917 года выжидал, а Ленин был не совсем в курсе событий… Выходит, из большевистских лидеров наибольшую активность в те дни проявлял Троцкий?

Да, он действовал решительно и не боялся проявлять инициативу, за что и поплатился, попав в тюрьму.

Владимир Ленин

Фото: Public Domain / Wikimedia

Кровь на улицах столицы

Известно ли, кто тогда первым начал стрельбу на улицах Петрограда?

Большинство современных историков сходятся в том, что специальных расстрельных приказов — как, например, 9 января 1905 года — изначально не было. Первые выстрелы прозвучали 4 июля в пять утра: вооруженную манифестацию на Литейном проспекте обстреляли с верхних этажей зданий. В ответ демонстранты открыли беспорядочную стрельбу по окнам, в результате чего погибло много мирных граждан.

Как вы думаете, кто мог стрелять по участникам шествия? Были же у анархистов и большевиков противники справа?

Конечно. Было несколько вполне легальных вооруженных структур: Союз офицеров армии и флота, Союз георгиевских кавалеров, Союз казачьих войск, Военная лига. Во время июльского кризиса они обратились к командующему войсками Петроградского военного округа генералу Половцеву и выразили готовность предоставить свои боевые отряды для защиты законной власти. Вполне возможно, что стрельбу на Литейном начали именно они.

Настоящие уличные бои в Петрограде начались около двух часов дня 4 июля, когда после взрыва гранаты на пересечении Невского проспекта и Садовой завязалась беспорядочная перестрелка между демонстрантами и сторонниками Временного правительства. Что это был за взрыв, отчего он случился — до сих пор достоверно не известно. Вообще, в истории июльских событий таких белых пятен осталось немало. Когда на столичных улицах друг другу противостоят десятки тысяч вооруженных и озлобленных людей, разобраться, кто первым открыл огонь, практически невозможно.

Сколько примерно человек погибло во время июльского кризиса?

Точная цифра неизвестна, но более 700 человек с обеих сторон. Погибших казаков торжественно хоронили в Александро-Невской лавре, в траурной процессии участвовал сам Керенский. Убитых красногвардейцев, солдат и матросов, участвующих в вооруженном выступлении против Временного правительства, тихо предали земле на других столичных кладбищах.

Кто участвовал в подавлении восстания большевиков и анархистов в июле 1917 года?

Временное правительство защищали Гвардии запасные Преображенский, Семеновский и Измайловский полки, Броневой дивизион, 2-й Балтийский экипаж, юнкерские училища столицы, казачьи части и, что для Временного правительства оказалось крайне важно, — артиллерия. Потом подключился самокатный дивизион и армейские формирования, приведенные в столицу с фронта. Они выгнали большевиков из особняка Кшесинской, а анархистов — с дачи Дурново. Кронштадтские матросы 5 июля пытались укрыться в Петропавловской крепости, но на следующий день после переговоров (проходивших, кстати, при участии Сталина) они сдались Временному правительству.

Предчувствие гражданской войны

Как вы считаете, почему это восстание потерпело поражение?

Я думаю, можно согласиться с ленинской оценкой июльских событий: потому что большевики в тех условиях были не готовы к силовому захвату власти. Все-таки вооруженное выступление в июле было организовано очень слабо. Было множество сбоев и непредвиденных экспромтов. Когда в октябре Ленин будет писать, что «восстание — это искусство», он учтет все уроки июля. К тому же, как мы видим, в июле было немало людей, готовых с оружием в руках защищать Временное правительство.

Материалы по теме:

Если они все поддержали Керенского в июле, то почему не помогли ему в октябре?

Считалось, что в августе Керенский предал Корнилова — после этого значительная часть офицерства и казачества отвернулась от премьера.

К каким последствиям привел июльский кризис?

Большевистская партия формально не была запрещена, но фактически перешла на полуподпольное положение. Лишь на волне борьбы с «корниловщиной» в августе-сентябре 1917 года большевики смогли восстановить и даже усилить свое влияние. После июля они отказались от лозунга «Вся власть Советам», обвинив лидеров Петроградского совета в соглашательстве и предательстве интересов революции.

После кровопролития на улицах Петрограда в общественных настроениях России произошла заметная поляризация и радикализация. Появился запрос на твердую власть, которая смогла бы навести порядок. Примечательно, что даже Николай II записал в это время в своем дневнике о Керенском, возглавившем Временное правительство после кризиса: «Этот человек положительно на своем месте в нынешнюю минуту; чем больше у него власти — тем лучше».

Материалы по теме:

Но всеобщее ожесточение, нетерпимость к людям других политических взглядов, неумение договариваться и идти на разумные компромиссы, склонность к силовым методам ведения политической борьбы — все это стало отличительной чертой как крайне левых, так и крайне правых.

Уличные бои в Петрограде в июльские дни 1917 года стали первыми всполохами будущей Гражданской войны — именно тогда стали оформляться ее основные противоборствующие стороны. Без событий июля был бы невозможен август с неудавшимся корниловским выступлением. Следствием краха «корниловщины» был большевистский переворот в октябре, а после разгона Учредительного собрания в январе 1918 года в России стала неизбежна Гражданская война.

Русская дипломатия в эмиграции: вызов Октябрю 1917 г.

10 (23) декабря Маклаков направил Бахметеву телеграмму, сообщив ее копии коллегам в Лондоне, Риме и Токио, в которой наметил программу действий для союзников по отношению к России. По его мнению, события в России представляли для союзников двоякую опасность. С одной стороны, они давали непосредственные выгоды немцам от прекращения участия русской армии в войне, а с другой — создавали исключительно благоприятные условия для подчинения страны немецкому влиянию. Маклаков считал, что во время войны немцы будут стремиться, извлекая из России еще сохранившиеся в ней запасы сырья, ослабить становившееся все более чувствительным для них действие блокады. А в будущем Германия рассчитывала экономически и политически усилиться за счет России «и, быть может даже, получив ее в свои руки, использовать связанные с Россией огромные материальные интересы союзников как предмет уступок для получения от них новых выгод» [26]. Маклаков предостерегал союзников от чудовищного усиления Германии путем закабаления России на долгие годы.

Маклаков опасался, что «угрожаемый анархией в самом своем существовании» российский культурный и имущий класс, не видя никакого другого исхода, сам мог кинуться в объятия Германии. По многим признакам Маклаков определял, что именно в этом и заключалась сущность германского плана в отношении России. Маклаков был уверен, что интересы союзников вполне совпадали в этой борьбе с жизненными интересами России «как культурного и национального целого», и союзникам в этой борьбе будет обеспечено «благодарное сотрудничество лучших русских сил». По его мнению, союзникам прежде всего необходимо было сделать все возможное, чтобы поддержать силы, борющиеся с большевиками, и снабдить их средствами для организации, причем «от этих сил нельзя ждать продолжения войны, а лишь противодействие распространению власти большевиков и идущих с ними немцев».

Между тем, полагал Маклаков, в целях сохранения влияния союзников на события в России было весьма существенно не допустить перехода Сибирской железной дороги под власть большевиков. «Можно думать, что американцы, не прибегая к мерам открытой оккупации, могли бы достигнуть в этом отношении значительных результатов. Затем, немцы вряд ли располагают теперь значительным количеством изделий, которыми они могли бы соблазнить наше крестьянство и побудить его продать имеющееся у него сырье. В этом отношении американцы могли бы с ними успешно конкурировать», — размышлял Маклаков [27]. Наконец, идейный фактор мог быть умело использован союзниками «в самых очагах большевизма». Разрешение всех этих задач требовало скорой и полной осведомленности о происходившем в России и, в частности, в ее отдельных областях, а также согласованного установления отношения к явлениям в России, согласованного принятия и проведения мер.

Маклаков также указал в своей телеграмме не только на отсутствие «единства действий союзников в русских делах», но и на нехватку планомерности и решительности в действиях отдельных союзных правительств. Он подчеркивал необходимость надлежащим образом организовать работу союзников «в области русских дел». На его взгляд, необходимость большего единства действий, «по-видимому, всего яснее» осознавалась президентом Вильсоном. «Вместе с тем к голосу Америки теперь особенно прислушиваются ее союзники. Поэтому если бы Американское Правительство поддержало бы мысль создания в Париже по образу других вновь возникших союзнических органов союзнического совета по русским делам, предложение это, быть может, имело бы шансы на успех», — отмечал Маклаков. Он очень просил Бахметева сообщить его заключение по поводу всех этих соображений, и в случае согласия последнего с изложенными мыслями, выражал надежду, что Бахметев не откажет, «путем внушения их» Вашингтонскому правительству, содействовать их осуществлению [28].

Манусевич А. Я. Польские интернационалисты в борьбе за победу Советской власти в России. Февраль – октябрь 1917 г. М., 1965.

Ответственный редактор И. А. Хренов.

Содержание

От автора

Глава I. Польский резерв пролетарской революции в России

§ 1. Изменения в численности и составе польского населения России в годы первой мировой войны

§ 2. Польские интернационалисты в России накануне Февральской революции

Глава II. Польские интернационалисты в период мирного развития революции (март – май 1917 г.)

§ 1. Польский вопрос в Февральской революции

§ 2. Начало легальной деятельности Петроградской группы СДКПиЛ

§ 3. Образование Московской группы СДКПиЛ

§ 4. Возвращение В. И. Ленина из эмиграции в Россию и польские социал-демократы

§ 5. Ленинский курс на социалистическую революцию и польская социал-демократия

§ 6. Возникновение и деятельность местных групп польской социал-демократии

§ 7. Активизация социал-националистов из ППС-«фракции»

§ 8. Польские социалистические объединения

§ 9. ППС-левица определяет свои позиции

Глава III. Польские интернационалисты в период мирного развития революции (май – июнь 1917 г.)

§ 1. Дальнейшее идейно-политическое и организационное укрепление польской социал-демократии. Выход в свет газеты «Трыбуна» и образование Исполнительного Комитета групп СДКПиЛ в России

§ 2. Военная работа польских интернационалистов

§ 3. Конец двоевластия и мирного развития революции

Глава IV.

Польские интернационалисты в период наступления контрреволюции и нового подъема революции (июль – октябрь 1917 г.)

§ 1. Новая тактическая линия большевиков и польские рабочие партии

§ 2. Участие польских интернационалистов в отпоре наступлению контрреволюции

Глава V. Польские интернационалисты в Октябрьском вооруженном восстании

§ 1. Польские интернационалисты в период непосредственной подготовки социалистической революции

§ 2. Участие в вооруженном восстании в Петрограде

§ 3. Участие во II съезде Советов

§ 4. Участие в вооруженном восстании в Москве

Заключение

Указатели

Указатель географических названий

Указатель имен

Октябрь 1917 — июль 2018, отзыв от туриста Maximus67 на Туристер.

Ру

Москва — Россия Январь 2014

Москва!!! У каждого кто побывал, либо живёт здесь, она своя. Кому-то Москва кажется чрезмерно суетливой, кто-то, наоборот, без толчеи жить не может. Кто-то запомнил тихие неспешные прогулки по бульварам, у кого-то эти же самые места вызывают противоположные ассоциации.

Всё дальше от нас Октябрь 1917 года — тот Октябрь после которого в Москве, на все последующие 70 лет, была установлена Советская власть. Как это произошло? Раньше мне казалось, что я всё знаю — рабочие дружины выбили из Кремля юнкеров — вот и всё.

В советские годы, по причине кровопролитности событий, говорить об этом предпочитали в общих чертах. В наше время большое количество информации открыто. Можно найти и это и то. И всё же, когда пытаешься вникнуть детально, вопросов становится не меньше, а, наоборот, больше.

Заинтересовавшись темой, я постарался обойти места, где проходили бои. Предлагаю виртуально прогуляться по городу, сравнивая и оценивая Москву революционную с Москвой сегодняшней.

Уверен, многие знают Манежную площадь (бывшая Моисеевская). Подойдём на один из её углов, к началу Тверской. Много раз я стоял тут в пробках, пытаясь свернуть с Моховой на Тверскую (ул. Горького), либо с Тверской на Охотный ряд.

В начале двадцатого века на месте нынешней Государственной Думы РФ и дома № 4 (раньше под № 2 числилась гостиница Москва; отсчёт на Тверской идёт от дома № 4) стояла церковь Параскевы Пятницы в Охотном ряду.

Моисеевская площадь, в отличие от нынешней Манежной, была меньше. Напротив гостиницы Националь стоял красный трёхэтажный дом, здесь же, чуть ближе к нынешней гостинице Москва, была пристроена маленькая аккуратненькая часовня Александра Невского.

В 1922 году она стала первым церковным зданием, снесённым советской властью. На этом пятачке в октябре 17-ого происходили крайне тяжёлые бои.

(Фото из интернета)

Ошибается тот, кто думает, что юнкера только и делали, что оборонялись. Первоначально рабочие дружины заняли красный дом. Юнкера наступали с Моховой улицы. В какой-то момент они сумели закрепиться в гостинице Националь (здание сильно пострадало и все её стёкла в итоге оказались разбиты).

Рабочие вели огонь из винтовок. На этом пятачке они подбили два автомобиля с юнкерами.

Русско-советский прозаик и журналист Александр Яковлев (1886–1953) в своей повести Октябрь описывает детали того боя: как на перекрёсток выбежала хрупкая девушка, и как она махала белым платком. Срельба с обеих сторон прекратилась. Санитары собрали убитых и раненых. Невольно узнаёшь знакомые моменты, читая про толпу зевак, наблюдавших за перестрелкой.

По Яковлеву, артиллерия сторонников действующей власти выбивает революционеров из красного дома. Юнкера переходят в атаку, после чего на ступенях часовни в упор убивают молодого паренька Акимку Розова, записавшегося в ополчение, и первый день как получившего винтовку.

Правдивой информации о тех скоротечных событиях мы имеем не много. Луч света в тёмном царстве повесть «Октябрь» (1923 г.). Казалось бы, с октября 17-ого до 23-его года прошло всего 6 лет. У москвичей ещё свежы были воспоминания. Чрезмерно приврать автор никак не мог. И тем не менее, читать «Октябрь» нужно осторожно!

Например, Яковлев пишет, как на территории занятого юнкерами Арбата рабочие продолжали печатать газету «Труд», тайно унося её на окраины города под складками пальто. Здесь явная нестыковка! Первый номер газеты вышел в феврале 1921 года.

Так как же развивались события? Попробуем размотать клубок.

Итак, на момент свержения монархии большевики не имели большого числа сторонников, но далее они, как на дрожжах, принялись набирать силу. Таким образом, в Московской городской думе, выборы в которую прошли в июне, из 200 депутатов большевиков числилось всего 23. Зато в сентябре — октябре, когда состоялись выборы в районные Советы рабочих депутатов, большевики набрали более 50%. Начало складываться двоевластие.

У историков нет единого мнения, существовал ли у большевиков план вооружённого восстания? В любом случае, события стали разворачиваться в полдень 25 октября, когда до Москвы дошло известие о захвате власти в столичном Петрограде.

Утром того же дня представители большевиков А. С. Ведерников и А. Я. Аросьев (папа актрисы О. Аросьевой) отправились на Покровский бульвар в казармы 56-го пехотного запасного полка, чтобы сформировать отряд для занятия почты и телеграфа. Полк находился под влиянием идей Ленина. Его штаб с двумя батальонами располагался в Покровских казармах (Покровский б-р. д-3).

Одним словом, почтамт оказался захвачен. Нет, это не тот почтамт, что стоит на Тверской улице. Почтамт на Тверской взял на себя главенствующие функции только в 1927 году.

До этого момента московский почтамт находился на Мясницкой. В момент моего визита фасад здания ремонтировался. Надеюсь, историческая табличка, о взятии почтамта красногвардейцами, на своё место также вернётся.

Второе, что сделали большевики — они издали распоряжение «о прекращении выхода „буржуазных“ газет» методом силового занятия типографий.

Руководство большевиков приняло решение о создании особого центра для «защиты завоеваний революции от натиска контрреволюционных сил», с участием фракций всех социалистических партий. Днем 25 октября состоялось заседание бюро всех фракций Московского Совета рабочих депутатов с участием большевиков. На нём присутствовали городской голова В. В. Руднев и полковник К. И. Рябцев, которые вскоре будут противодействовать восстанию.

На заседании эсеры и меньшевики предложили создать «временный демократически-революционный орган» для борьбы против «контрреволюции».

Большевики вначале согласились, однако позже отказались. Для «организации поддержки» вооружённого выступления в Петрограде, они провели новое собрание.

Большинство собравшихся в Политехническом музее депутатов проголосовало за чёткое и ясное предложение большевиков, а не за расплывчатую и двойственную позицию других левых партий. В итоге 394 голосами против 106 при 23 воздержавшихся ВРК был санкционирован Московским Советом.

Эсеры не участвовали в голосовании и отказались войти в состав ВРК. Меньшевики вошли, но при этом продолжали занимать двойственную позицию. При МВРК был создан штаб для военно-оперативного руководства восстанием. Он расположился в бывшем генерал-губернаторском доме (Тверская д.13).

В свою очередь городской голова Москвы Вадим Викторович Руднев заявил, что дума — единственная, законная власть в Москве и она не станет подчиняться Советам. Для борьбы с большевиками был создан Комитет общественной безопасности, во главе коего городской голова встал сам. Штаб комитета расположился по адресу Знаменка д.19.

Отметим, что у действующей власти был ещё один штаб — штаб МВД. Он действовал по адресу Пречистинка д.7.

Позже в результате штурма красногвардейцами штаб будет взят. Об этом рассказывает висящая на фасаде табличка.

Тут нужно пояснить, что партия эсеров, на момент весны-лета 17-ого самая крупная в России, раскололась. Левые эсеры захват власти большевиками поддержали. Правые выступили против. В любом случае, они были не монархистами, как нам часто рисуют. Они полагали, что управлять страной нужно через Учредительное собрание. В свою очередь, Советы, за власть коих боролись большевики, состояли не только из них самих. Там были представители левых партий, в том числе и анархисты.

По оценке историков, в самый первый день 25 октября силы большевиков насчитывали 15 тысяч. Количество юнкеров и офицеров, вставших на сторону Временного правительства, оценивается в 20 тысяч.

Первый бой между революционерами и контрреволюционерами произошёл непосредственно на Красной площади.

Летом 1917 г. по указу Временного правительства был расформирован Двинский полк. Его солдаты за неподчинение отправились в Бутырскую тюрьму. В последующем под давлением общественности они были выпущены. «Двинцы» остались в Москве. По распоряжению большевиков они обучали рабочих владеть оружием.

27 октября (9 ноября) «двинцы» получили приказ МВРК прибыть для охраны Моссовета. Из Замоскворечья вечером 4 взвода (около 150 человек) под командой Е. Н. Сапунова выступили к Моссовету. На Красной площади им преградил путь отряд офицеров и юнкеров (около 300 человек).

Завязался бой. Потери были с обеих сторон. Сапунов получил смертельное ранение. И тем не менее к Моссовету «двинцы» всё же пробились. Об этом рассказывает табличка на здании Исторического музея.

Одними из первых на сторону МВРК перешли солдаты Самокатного запасного батальона (примерно 2500 чел). Подразделение представляло собой обычную пехоту, которая для ускорения могла перемещаться на велосипедах. Ещё в августе они заявили о безоговорочной поддержке большевиков.

(Фото из интернета)

По плану самокатчики должны были взять под охрану здания Политехнического музея и Моссовета. Насчитывая 2500 человек, самокатчики были расквартированы по двум адресам. Улица Стромынка д. 20. Здание сохранилось. В настоящем его занимает один из московских университетов (МГУПИ).

А вот Фанагорийским казармам, где расквартировывались 1–4 рота Самокатного батальона, повезло куда меньше. То историческое здание, откуда вышла революция, подверглось варварской буржуйской перепланировке. В настоящем продолжается ремонт. Казармы находятся на закрытой территории военного ведомства. Территория для посещений закрыта, и потому, что там происходит, узнать невозможно.

Бауманская улица своими новостройками упирается в ул. Радио (официально такого адреса Бауманская д.61 не существует).

В ночь на 26 октября МВРК издал приказ о приведении всех армейских частей в боевую готовность. Вышедшие из Покровских казарм солдаты 56-ого полка заняли не только почту и телеграф, но ещё и Кремль. Начальник гарнизона Кремля постановлению комитета подчинился и выдал оружие. Однако, увы, вывести его красноармейцы не смогли. К этому моменту Кремль оказался оцеплен юнкерами.

Через два дня, не зная реальной обстановки, красноармейцы решат сдаться. Они откроют ворота и впустят юнкеров. Что произошло дальше, сказать затруднительно. Однако, получилось так, что юнкера начали стрелять по безоружному противнику. По их версии, красноармейцы решили обмануть. Впустив в Кремль, они открыли огонь.

Силы были не равны. В Никольские ворота въехал броневик и расстрелял большое количество красноармейцев. Остальных взяли в плен. В последствии кормить их будет не чем, и потому, за день до капитуляции юнкеров, солдаты революции будут выпущены на свободу.

Впрочем, всё это произойдёт потом, тогда как 27 октября Москва начала бурлить. В рабочих кварталах на окраине города началась запись в вооружённые отряды. В противовес им в Александровском военном училище стали собираться офицеры, юнкера и студенты.

Они заняли подступы к училищу со стороны Смоленского рынка (конец Арбата), Поварской и Малой Никитской, продвинулись от Никитских Ворот до Тверского бульвара и заняли западную сторону Большой Никитской улицы до здания Московского университета и Кремля.

Весь Арбат был заставлен баррикадами.

(Фото из интернета)

На одноимённой площади началась запись в «белую гвардию». Название, позже ставшее популярным, родилось именно здесь.

Первоначально ситуация складывалась в пользу белых. По некоторым оценкам офицеров, верных присяге юнкеров, а также пришедших поддержать действующую власть ополченцев, в Москве насчитывалось до 20 тыс.

Юнкерами был совершён налёт на Дорогомиловский ВРК, после чего они закрепились на Садовом кольце от Крымского моста

до Смоленского рынка и вышли на бульварное кольцо от Мясницких и Сретенских ворот, захватив почтамт, телеграф и телефонную станцию.

У станции метро Смоленская, возле выхода на Садовое кольцо, можно видеть табличку, где рассказывается о тех боях. Я же, повторюсь, даты на подобных табличках в советское время не ставились. Теперь же подобное мало кому нужно.

28 октября для большевиков оказался днём наиболее сложным. Именно в этот день юнкера взяли Кремль. Каменный мост ощетинился пулемётами. С Полянки по ним иногда постреливали, юнкера отвечали пулемётными очередями.

Телефонная станция была также захвачена юнкерами, и потому дозвониться на окраины города, дабы попросить подкрепления, организаторы восстания не могли.

Более того — возникла угроза захвата здания Моссовета на Тверской улице, где находился МВРК. Яковлев в своей повести устами одного из героев предупреждает, что юнкера пытаются прорваться к штабу Камергерским переулком. Та атака была отбита. После этого революционные силы начинают медленно, но верно достигать успеха. К концу дня занятый юнкерами центр города оказался блокирован.

Если посмотреть на карту Москвы, мы увидим, что юнкера заняли от Кремля западную часть города, те районы, которые даже в советское время оставались буржуазными. Такие улицы как Пречистенка

в рекламе своих квадратных метров не нуждаются.

Из общей ситуации явно выбивалось Лефортово с его Алексеевским военным училищем.

Преподавательский и ученический состав училища, а также располагавшийся рядом кадетский корпус, выступили против большевиков. Зажатые на окраине города, шансов на успех они практически не имели.

29 числа к 18 часам красными были заняты два из пяти корпусов училища. 30 октября сдался 2-ой кадетский корпус, 31-го — в 1-ый, в ночь на 1 ноября капитулировали последний 3-й кадетский корпус.

(Фото из интернета)

После поражения, как и многие другие царские военные заведения, училище и кадетский корпус оказались расформированы. Здания были переданы Красной армии.

Слегка отойдя от темы, отмечу, мало кто знает, что с 1730 года на месте современной Красноказарменной улицы находилась Анненгофская роща, уничтоженная смерчем 16 (29) июня 1904 года. В начале улицы строения № 4 и № 5 до 1917 года принадлежали 3-ему Кадетскому корпусу имени Александра II.

В настоящем само название Красноказарменная говорит само за себя. Чётные здания в начале улицы остались за военным. На доме № 2 табличка — здесь выступал Ленин. На фасаде здания № 4 (со стороны 1-ого Краснокурсантского переулка) ещё одна, где говорится о боях красногвардейцев с белыми.

Современные историки часто ведут дебаты, с какого момента началась Гражданская война? Здесь же, мы видим, что кадеты и юнкера, сопротивлявшиеся революции, в советское время именовались именно — белыми!

Вернёмся в Революцию. 29 октября (11 ноября) на улицах города были вырыты окопы и сооружены баррикады и началась упорная борьба за центр Москвы. Ожесточенные бои шли за Крымский и Каменный мосты, в районе Остоженки, Пречистенки и на других улицах. В боях на стороне ВРК участвовали вооружённые рабочие (красная гвардия), солдаты ряда пехотных частей, а также артиллерия (которой почти не было у антибольшевистских сил).

А. Н. Толстой в романе Хождение по мукам упоминает Саблина. По книге Рощин стрелял в него из пулемёта и ранил. Эсер Саблин командовал отрядом, наступавшим со Страстной площади по Тверскому бульвару.

Это действительно так. Утром 29 октября силы красных начали наступление по главным направлениям: отряд под командованием левого эсера Саблина Ю. В. захватил здание градоначальства на Тверском бульваре, была отбита Тверская улица и часть Охотного ряда, губернаторский дом в Леонтьевском переулке, была занята Крымская площадь, Симоновский пороховой склад, Курско-Нижегородский и Александровский вокзалы, почтамт и главный телеграф.

На доме градоначальства (Тверской б-р д. 18) можно видеть табличку, где говорится о двух погибших революционерах Жебрунове и Барболине.

Они являлись членами Союза Рабочей Молодёжи (прообраз будущего Комсомола). В Сокольниках, откуда родом погибшие, вплоть до настоящего времени, в честь героев названы две улицы.

Надо отметить, 29–30 числа делалась попытка перемирия. Оно пошло на пользу большевикам. К городу подошли воинские части, разделявшие идею революции, в то время как юнкера помощи по-большому счёту не получили. Трудно отследить точную и чёткую хронологию событий. В любом случае, Тверской бульвар, особенно в районе Никитских ворот, стал местом наиболее ожесточённых боёв.

На площади Никитских ворот возвышается здание ТАСС. Оно появилось в 1976 году. Вплоть до 70-х на этом месте стоял вполне типичный по меркам 19-ого века дом. Какое-то время там жил Константин Паустовский.

В Москве я поселился в двухэтажном доме у Никитских ворот. Дом этот выходил на три улицы: Тверской бульвар, Большую Никитскую и Леонтьевский переулок. С четвертой стороны он был вплотную прижат к глухой стене — брандмауэру шестиэтажного дома.

Во время октябрьских боёв зданию досталось, но оно устояло. А вот соседнему, дому князей Гагариных, откровенно не повезло.

До 1917 года в начале Тверского бульвара стоял двухэтажный дом с аптекой и магазинами, принадлежавший князю Гагарину. Яковлев, в своей повести Октябрь, описывает, как этот дом несколько раз переходил из рук в руки.

Большевики наступали по Тверскому бульвару, а также от церкви «Большое Вознесение». В какой-то момент они заняли дом с башенками на другой стороне бульвара, подняли на крышу пулемёт, и, прячась в башенках, обстреливали юнкеров. По Яковлеву, выбить их оттуда удалось только при помощи артиллерии.

После этого юнкера перешли в атаку, в результате которой один из героев повести, записавшийся в белое ополчение, закалывает штыком рабочего красногвардейца. В конце повести Иван понимает, что пошёл против своих, но произошедшего уже не исправишь.

Что касается простых людей, из квартир их выкидывали и те и эти. Если верить Яковлеву, на Никитской площади оказалась разбита фруктовая лавка. Жильцы одного из домов, не успевшие эвакуироваться, прятались в подвале и все пять дней спасались от голода, питаясь мандаринами. Сами юнкера, сменяя друг друга, дабы поесть, погреться и отдохнуть, по Большой Никитской отходили к Кремлю.

За прошедшие 100 лет улица изменилась незначительно. Своими зданиями улица напоминает тоннель, двигаться по которому при обстреле более-менее безопасно.

Я более чем уверен, из 1000 москвичей лишь 5–6 смогут что-то рассказать про Октябрь 1917 года. В настоящем в СМИ тема не поднимается. Зато вот что пишет про Гагаринский дом очевидец событий Паустовский.

К вечеру второго дня загорелся дом «на стрелке», где была аптека. Он горел разноцветным пламенем — то желтым, то зелеными синим, очевидно, от медикаментов. Глухие взрывы ухали в его подвалах. От этих взрывов дом быстро обрушился. Пламя упало, но едкий разноцветный дым клубился над пожарищем еще несколько дней.

(Фото из интернета)

Дабы не портить вид города, Гагаринский дом решено было снести. 4 ноября 1923 года, при непосредственном участии Ленина, на его месте открыли памятник К. А. Тимирязеву. На пьедестале выбили «К. А. Тимирязеву. Борцу и мыслителю».

При бомбёжке в октябре 1941 года (опять-таки в год змеи) памятник взрывной волной отбросило с пьедестала, но уже через пару часов его поставили на место. Монумент реставрирован в 1997 году. На граните до сих пор остались следы осколков.

Любопытный момент: по некоторым данным большевикам так и не удалось выбить белых с площади Никитских ворот. Да, в итоге белые сдались, но здешний квартал до самого последнего момента они контролировали!

Ещё одной горячей точкой на карте Москвы стала гостиница Метрополь. Её почти сразу заняли юнкера. Бои за «Метрополь» велись в течение шести дней. Лишь применение артиллерии, установленной у Большого театра, и последовавший штурм, которым руководил М. В. Фрунзе, вынудили юнкеров оставить здание.

(Старое чёрно-белое фото из интернета)

В Октябре 1917 г. «Метрополь» серьёзно пострадал от артобстрела. В настоящем он выглядит превосходно. Дорогие бутики на первом этаже приглашают зайти: по-французски, по-английски и даже по-китайски. Иностранцы здание изучают, фотографируют, неизменно обращая внимание на шикарно выполненную советских времён табличку, украшающую фасад.

31 октября ВРК потребовал от Комитета общественной безопасности безусловной сдачи под угрозой артиллерийского обстрела здания Городской думы.

На следующий день действительно начался обстрел. Юнкера частично оставили Пречистинку и Остоженку.

Вместе с членами Комитета общественной безопасности они отступили в Кремль и в здание Исторического музея.

Изначально артиллерия красных расположилась на Воробьёвых горах, а также на Швивой горке, примерно на том месте, где ныне Котельническая высотка. В последние дни по Кремлю били прямой наводкой с более близкого расстояния. Приказ на обстрел города отдал А. Я. Аросьев (репрессирован в 1937 г.).

Одной из целей стал штаб МВД находящийся на Пречистинке. Целясь по нему, красноармейцы попали в дом № 4 в Мансуровском переулке. Квартировавший там генерал Бруссилов получил тяжёлое ранение в ногу, после которого из госпиталя выписался только в июле 1918 г.

Тут стоит отметить, доходный дом принадлежал крестьянину Лоськову. Перебравшись в Москву, Лоськов разбогател, но купеческого звания так и не получил. Тот особняк, который мы сейчас видим, построен в 1906 году.

До строительства доходного дома здесь стоял деревянный домик, также находившийся в собственности Лоськова. Именно в нем снимала квартиру мать будущего советского вождя, к которой он приехал сразу после своего возвращения из-за рубежа.

В настоящем доходный дом Лоськова вновь горячая точка. Здание занимает посольство Сирии.

Впрочем, мы слегка отвлеклись от темы. Вернёмся в октябрь 17-ого.

К концу третьего дня боёв у юнкеров стали заканчиваться боеприпасы.

(Фото из интернета)

Силы красноармейцев, наоборот, стремительно пополнялись. Переодеваясь в простую одежду, защитники Кремля предпринимали попытки выйти за оцепление, дабы набрать патронов.

Иногда это удавалось сделать. Боеприпасы продавали сами красноармейцы, но одна из последних, самых массовых попыток, провалилась. Все вышедшие за баррикады были опознаны и расстреляны.

Ночь на 1 ноября стала переломной! В эту ночь была сбита верхушка Беклемишевской башни, пробита снарядами Спасская башня, разбиты Никольские ворота, пробита средняя глава Успенского собора и один из куполов Василия Блаженного.

Монахи Чудова монастыря с молитвами вынесли мощи Святителя Алексея. Не помогло! 2 ноября обстрел усилился.

(Улица Ильинка, вид на Спасскую башню Кремля. Во время боёв знаменитые часы были повреждены. Фото из интернета)

Красавица Никольская успела и улицей 25-летия Октября побывать, и фанаты во время ЧМ именно на ней веселились, и пешеходной она уже несколько лет назад стала…

Трудно поверить, однако именно на ней в начале ноября размещались пушки, из которых большевики прямой наводкой били по Никольским воротам.

(Чёрно-белые фото из интернета)

В ночь на 2 ноября юнкера сами ушли из Кремля, было заключено соглашение о разоружении юнкеров и кадетов.

Напомню, к этому моменту смертная казнь была отменена II Всероссийским съездом Советов от 28 октября 1917 года По одним данным, большевики своих бывших противников беспрепятственно отпустили.

Брянский вокзал наполнился офицерами, желавшими покинуть Москву. Во всяком случае, В. В. Руднев арестован не был. Он покинул сперва Москву, а после Россию. Умер Руднев в 1940 году во Франции.

Командовавший юнкерами правый эсер полковник К. И. Рябцев после Московской баталии уехал в Шую, где через какое-то время был арестован и помещён в Таганскую тюрьму. Освобожден после трёхнедельного заключения. Далее сумел перебраться в Харьков, где его в 1919 г. расстреляли белые — за сдачу Москвы большевикам.

Впрочем, и Рябцев и Руднев фигуры знаковые, тогда как маховик гражданской войны, после октябрьских боёв в Москве, только начал раскачивался. И всё же нисколько не удивляет, когда приходится читать, увы, противоположное, о том, что юнкеров, защищавших Кремль, после сдачи оружия частично расстреливали. Яковлев в своей повести «Октябрь» грабежи и убийства упоминает. Единственное, они происходили не от лица новой власти.

По официальной версии количество погибших красноармейцев оценивается в 240 человек. Похоронили героев в двух братских могилах, у Кремлёвской стены.

Количество убитых контрреволюционеров Советская власть называть не стала. Погибшие юнкера и офицеры отпевались 13 ноября в церкви большого Вознесения у Никитских ворот. Вокруг церкви собралась многотысячная толпа. Похоронная процессия направилась по Тверскому бульвару и Петроградскому шоссе на Братское кладбище.

Думаю, многие знают историю с двумя памятниками Гоголю. Тот памятник, что мы видим сейчас на Гоголевском бульваре, где Гоголь стоит (скульптор Н.Томский), появился на этом месте в 1952 году. До этого Николай Васильевич с 1909 года здесь сидел. Сидячего Гоголя (скульптор Н.Андреев) в 1951 г. перенесли сперва на территорию Донского монастыря, а в 1959 году памятник установили во дворе бывшей усадьбы графа А. П. Толстого на Никитском бульваре. В этом доме Н. В. Гоголь провёл последние четыре года жизни.

Сидячий Гоголь хранит в своём каменном теле следы от пуль. За постаментом прятались наступавшие красногвардейцы.

Ну, а мы ещё отметим, что по адресу Знаменка д.19–21,

в том месте откуда вышла белая гвардия, в бывшем Александровском военном училище, какое-то время функционировал штаб ВС СССР, где работали: Жуков, Малиновский и целый известных маршалов и генералов.

В заключении приведу интересную статистику. Элитой российского офицерства являлись выпускники Николаевской академии Генерального штаба. На январь 1917 их насчитывалось 1524 человека.

К середине июля 1919 года на территории Советской республики было зарегистрировано 583 штабиста, из которых 505 служили у большевиков. Если следовал приказ наступать (отступать), именно они разрабатывали план.

Так что, не нужно думать, что все офицеры воевали за былых. Многие, как сразу, так и после, переходили к красным, и генералы И. И. Вацетис, В. Ф. Новицкий, А. Е. Снесарев, Б. М. Шапошников тому пример!

Теги: Культурно-познавательный туризм

Петроградский Совет — Причины успеха Октябрьской революции 1917 г. — Высшая редакция истории

Июльские дни

Фабричных рабочих призывают поддержать Петроградский Совет

После провала июньского наступления Боевой дух в армии резко упал . Все больше солдат дезертировало. Другие потеряли лояльность к правительству.

Недостача продолжалась, и с 3 по 6 июля в Петрограде были массовые волнения. В городе протестовали моряки из Кронштадта. К ним присоединились солдаты. Вскоре тысячи протестующих ждали указаний от Петроградского Совета и большевиков.

Однако в виде указаний от эсеров было немного. Ленин не воспользовался ситуацией, возможно, потому, что лишь небольшое количество солдат и матросов активно поддерживало большевиков.

Восстание было подавлено лояльными войсками, введенными Временным правительством. Был арестован ряд большевистских лидеров, в том числе Троцкий.Ленин бежал в Финляндию.

Корниловское восстание

В августе 1917 года русский генерал Лавр Корнилов предпринял попытку захватить власть. Его армия двинулась на Петроград. Временное правительство под руководством Александра Керенского казалось бессильным остановить его. Керенский призвал Петроградский Совет к защите города. Это означало вооружить Советский Союз — шаг, который было бы нелегко отменить.

Генерал Корнилов

Под руководством Троцкого красногвардейцы организовали оборону города.Агенты большевиков проникли в войска Корнилова и призвали их дезертировать. Большевики также устраивали забастовки железнодорожников, нарушая снабжение и связь Корнилова. К концу месяца Корнилов был отстранен от командования и арестован.

Важным результатом корниловского мятежа стал заметный рост поддержки большевиков. Считалось, что они спасли революцию от верного царского генерала. К сентябрю большевики взяли под свой контроль Петроградский Совет.

Июльские дни 1917 года | Encyclopedia.com

Неудавшееся восстание большевиков в Петрограде в июле 1917 г.

3–5 июля 1917 г. в Петрограде воинствующие солдаты, матросы и заводские рабочие устроили неудавшееся восстание. В течение нескольких недель местные организаторы большевиков, анархистов и левых эсеров агитировали против Временного правительства и за немедленную передачу власти Советам рабочих и солдатских депутатов. Этот призыв к действию нашел отклик у рабочих, вовлеченных в ожесточенные трудовые конфликты, и у солдат гарнизона, которым предстояла отправка на фронт.3 июля прошел шквал митингов, демонстраций и забастовок. В тот вечер десятки тысяч солдат и рабочих во главе с левыми социалистическими агитаторами прошли маршем по центру города и настаивали на том, чтобы Совет взял власть. Однако лидеры Совета меньшевиков и эсеров, уже охваченных кризисом правительственной коалиции, отказались.

Большевистская военная организация и Петербургский комитет настаивали на восстании, в то время как Центральный комитет колебался. Лев Троцкий, Григорий Зиновьев и Лев Каменев первоначально призывали к сдержанности, но предварительно поддержали демонстрации рано утром 4 июля.Лидер партии Владимир Ленин отсутствовал в Петрограде до полудня.

4 июля огромные толпы вооруженных рабочих, солдат и матросов контролировали улицы города; почти четыреста человек погибли в разрозненных боях и случайных перестрелках. Толпы снова потребовали, чтобы невольные советские лидеры приняли власть. Ленин и ЦК тем временем обсуждали возможность успешного захвата власти. К вечеру ход событий резко изменился. Когда правительство публично заявило, что Ленин был немецким агентом, несколько гарнизонных частей выступили против демонстраций.Поползли слухи, что солдаты идут на Петроград защищать правительство. К утру 5 июля начавшийся захват власти рухнул. Правительство арестовало нескольких большевистских лидеров, возложив на них вину за восстание. Ленин скрылся, и его партия потерпела значительный временный упадок.

«Июльские дни» прошли по всей России — митинги за Советскую власть, например, проходили в Москве, Саратове, Красноярске и других губернских городах, — но главное значение их заключалось в разоблачении непрочности Временного правительства и в ускорении поляризации Российская политика и общество.

библиография

Рабинович, Александр. (1968). Прелюдия к революции: петроградские большевики и июльское восстание 1917 года. Блумингтон: Издательство Индианского университета.

Уэйд, Рекс А. (2000). Русская революция, 1917 год. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Michael C. Hickey

Октябрьская революция – Europeana Newspapers

На этой неделе ровно сто лет назад, 28 июня 1914 года, был убит австрийский эрцгерцог Франц Фердинанд.Это событие спровоцировало начало Первой мировой войны через месяц. Как европейские газеты того времени освещали решающие события и политические взгляды в этой ужасной войне? Новости разошлись быстро? Газеты Europeana Newspapers собрали исторические газетные материалы, чтобы проиллюстрировать, как различные европейские газеты освещали Первую мировую войну. На этой неделе мы опубликуем серию из трех статей, каждая из которых будет посвящена одному важному моменту Первой мировой войны. Сегодня во второй статье нашей серии, в которой мы освещаем Октябрьскую Революцию .

 

1917 год был поворотным и насыщенным в истории России. Октябрьская революция заложила основу для грядущей новой мировой державы, но ее нельзя увидеть без предшествующей Февральской революции.

Массовые забастовки и демонстрации, проводившиеся в последнюю неделю февраля (по юлианскому календарю или во вторую неделю марта по григорианскому календарю), привели к отречению царя Николая II. Правление Романовых, начавшееся с царя Михаила примерно тремя веками ранее, было прервано отказом принять корону Михаилом – братом Николая II.[1]

Das Interessante Blatt: освещение Февральской революции в России, приведшей к отречению царя Николая II. (Коллекция Национальной библиотеки Австрии) Das Interessante Blatt: отречение царя Николая II (Коллекция Национальной библиотеки Австрии).

 

Политический вакуум, образовавшийся после отречения царя, заполнили два актора: с одной стороны, либеральное Временное правительство во главе с князем Георгием Львовым, а затем после июльских восстаний Александром Керенским. С другой стороны, «Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов», орган левых политических сил. Хотя в марте и апреле по всей стране возникло около 700 советов (т.

Kriegszeitung der 4. Armee: карикатура на матушку Россию (Собрание Национальной библиотеки Австрии) Kikeriki (юмористическая газета): карикатура на Февральскую революцию. (Коллекция Национальной библиотеки Австрии)

 

В течение 1917 г. состав левых политических сил резко изменился. Первоначально составлявшие меньшинство в Петроградском Совете[3], большевики во главе с Владимиром Лениным приобретали все большее и большее влияние.Наконец, осенью 1917 г. Ленин приказал готовиться к захвату власти, хотя и без точной даты. Он утверждал: «История не простит нам, если мы не возьмем власть сейчас».[4]

Интересно, что причиной Октябрьской революции стал газетный инцидент. Типография, в которой печатались две большевистские газеты, подверглась налету ранним утром 24 октября года года (или 6 ноября года года по григорианскому календарю) Временным правительством и как Рекс А.Уэйд резюмировал: «Незаметно для всех, включая большевистских лидеров, Октябрьская революция началась». [5]

Следующий вооруженный переворот, подготовленный Львом Бронштейном, более известным как Троцкий, быстро привел к власти большевиков, в конечном итоге приведя в движение «самую радикальную революцию, которую когда-либо видел мир».[6]

 

De Telegraaf, 9 ноября 1917 г. (Коллекция Национальной библиотеки Нидерландов) De tribune, 9 ноября 1917 г. (Коллекция Национальной библиотеки Нидерландов)

 

 

 

 

 

 

 

 

9 го ноября 1917 голландская газета Telegraaf открывается заголовком Анархия в России – Ленинские правила. Социал-демократическая газета De Tribune , очень интересующаяся ситуацией в России, не так спешит. От 9 ноября в нем еще содержится анализ правительства Керенского.

 

Bozner Zeitung 9 ноября 1917 г. (Коллекция библиотеки Фридриха Тессмана)

9 ноября тиролерские газеты Bozner Zeitung открываются большими заголовками «Новый переворот в России. Министр арестован, Керенский бежал. в Петербурге во власти Военно-революционного комитета.Требует немедленного прекращения огня и мира». На 3-й странице той же газеты напечатана большая статья под названием Революция в России . Вена и Санкт-Петербург сообщают о победе Ленина и его социальной революции, его требованиях демократии, а также об аресте бывших министров и бегстве Керенского.

 

 

Brixener Chronik (Коллекция Библиотеки Фридриха Тессмана) Der Burggräfler, 14 ноября 1917 г. (Библиотека Фридриха Тессмана)

 

В среду, 14 ноября, Brixner Chronik пишет «Керенский снова у руля?».В статье приводятся сводки из Стокгольма, согласно которым, по слухам, Керенский одержал победу в кровавой борьбе с большевиками — не в последнюю очередь благодаря поддержке Англии. Керенский надеется подавить контрреволюцию. Но исход Гражданской войны, согласно Brixner Chronik, в настоящее время все еще неясен. В тот же день Der Burggräfler напечатал на первой полосе статью под названием «Русская комедия». В нем сообщаются противоречивые новости о победе или поражении большевиков, которые поступают из Санкт-Петербурга.Санкт-Петербург, что скорее запутывает, чем проясняет ситуацию. Статья написана в осуждающем тоне, высмеиваются решения и высказывания россиян.

 

Курьер Варшавский, 8 ноября 1917 г. (Национальная библиотека Польши) Курьер Варшавский, 9 ноября 1917 г. (Национальная библиотека Польши)

 

 

 

 

 

 

 

 

Первым сообщением об Октябрьской революции в польской газете Kurjer Warszawski является телеграмма, пришедшая через Стокгольм 8 ноября -го .Telegram говорит о гражданской войне в России. Днем позже, 9 ноября -го , в той же газете появляется статья о «Гражданской войне в России». В статье сообщается о взятии Зимнего дворца, провозглашении Совета рабочих и солдатских депутатов.

Сабах, 11 ноября 1917 г. (Национальная библиотека Турции) Вакит, 11 ноября 1917 г. , (Национальная библиотека Турции)

 

 

 

 

 

 

 

 

Отражения Октябрьской революции достигли столицы Османской империи через несколько дней.В важнейших газетах того периода отсутствуют надлежащие сведения о внутренних делах России. 11 ноября Сабах газета сообщает « Новое правительство в России, под руководством Ленина ». В статье сообщается из Петербурга, что Ленин предъявит ультиматум союзным державам, чтобы они вступили в мирные переговоры с его кабинетом. Образовано Советское правительство во главе с Лениным. Троцкий, еврей по происхождению, возглавит армию. Вакит , другая турецкая газета, сообщает на первой полосе, в тот же день: «N новая эра в России ». В статье рассказывается о кровавых днях в Петербурге. Где Керенский? Столкновение двух сил: Война и Мир. Ленин ставит ультиматум. Взятие Зимнего дворца. Революционные комитеты. Вторая декларация. Мародерство военных.


[1] Рекс А. Уэйд, Русская революция, 1917 (Кембридж 2005), с. 52.

[2] Стив А.Смит, Die Russische Revolution (Штутгарт, 2011), с. 29.

[3] Роберт Сервис, История современной России: от Николая II до Владимира Путина (Кембридж 2005), с. 47.

[4] Ричард Саква (редактор), Взлет и падение Советского Союза, 1917-1991 (Лондон, 2005), с. 44.

[5] Уэйд, Русская революция , с. 235.

Апрель, Октябрь 1917 | Архивы, специальные коллекции и сообщество

Объем и содержание

Из подсерии: Бюллетень колледжа Дэвидсона начал публиковаться в 1902 году.Он был выпущен серией, одним выпуском которой был Каталог колледжей (RG 3 / 3.2). Количество выпусков в год варьировалось от 3 до 16. Формат бюллетеня меняется в течение каждого года и из года в год. Некоторые выпуски были просто объявлениями на открытках, в то время как другие были журналами или газетами. Несколько справочников выпускников были выпущены в виде бюллетеней, и в течение нескольких лет бюллетени ассоциации выпускников нумеровались как бюллетени. Темы бюллетеней включали объявления о возвращении на родину, спортивные отчеты футбольных и баскетбольных команд, каталоги летних школ, отчеты о кампаниях по сбору средств, брошюры о сериях художников и информацию для будущих студентов.Ноябрь 1903 г. — выпуск сувенирного альбома с фотографиями кампуса. Март 1906 г. содержит лекцию Оттса Дж. Б. Ширера «Современный мистицизм». Июнь-август 1913 г. — ранний обзор с фотографиями кампуса. В выпуске от 15 апреля 1922 г. описывается программа ROTC. Выпуск от 1 сентября 1922 г. представляет собой постер «Разбитого сердца» Дэвидсона, а выпуск от 1 октября 1922 г. представляет собой плакат со статистикой убеждений профессоров физики и биологии. Ноябрьский номер 1923 года содержит речь Джона Р.Тодд». В апрельских выпусках 1925 г. описывается библейский факультет колледжа. В выпуске от 15 ноября 1926 г. содержится речь доктора Фрейзера Худа «Что такое христианское образование?» В апрельском выпуске 1930 г. рассматривается «Обучение бизнесу в Дэвидсон-колледже», а в июньском выпуске — «Физическое воспитание». В выпусках за ноябрь 1932 г. также рассматриваются вопросы физического воспитания и легкой атлетики. В декабрьском номере 1933 года есть статья о годах Вудро Вильсона в Дэвидсоне. Апрельский выпуск 1934 года также является первым выпуском журнала выпускников.Журнал выпускников продолжает выпускаться как часть серии бюллетеней до 1967 года. В 1970 году серия бюллетеней включает газетный формат, который в конечном итоге превратится в обновление Дэвидсона. В июньском номере 1934 года говорится о том, что в колледже разрешены музыкальные занятия. В номере за февраль 1937 г. размещены сведения о летнем музыкальном лагере и фотографии воспитанников лагеря. Выпуск за октябрь 1942 года озаглавлен «Сыновья Дэвидсона за ружьями: сохраняя веру в наследие» и содержит список выпускников Дэвидсона, участвовавших во Второй мировой войне. В августовском номере 1944 года есть статья «Статус братства в Дэвидсоне во время войны». В январском номере 1946 года есть «Университетская легкая атлетика: заявление о политике» и несколько статей о футбольном тренере Билле Стори. В июньских выпусках 1947 года представлена ​​Мемориальная библиотека Грея. В выпуске за март 1948 г. возвращается вопрос о межвузовской спортивной политике. Ноябрьский выпуск 1948 года посвящен стипендиям Джорджа Ф. Бейкера. Июльский выпуск 1949 года находится в журнале The Sciences at Davidson. Июнь 1950 года содержит вступительную речь Дина Раска.Июнь 1952 г. содержит вступительную речь Арчибальда Ратледжа, а август 1952 г. — ROTC. Май 1954 г. содержит статьи и фотографии о чемпионатах Южной конференции команд по гольфу и теннису. Июльский выпуск 1955 г. посвящен химии в Дэвидсоне. В июльских выпусках 1956 г. рассказывается о летнем курсе биологии, в ходе которого он совершил поездку по западным штатам. Январский выпуск 1961 года посвящен назначению Дина Раска государственным секретарем и содержит фотографии Раска, когда он был студентом. Выпуски за февраль 1968 г. охватывают недавно пересмотренную учебную программу.Июльский и октябрьский выпуски 1970 г. представляют собой отчеты попечителей. В бюллетенях есть неправильная нумерация. В сборнике отсутствуют следующие выпуски: 1903 г., серия 2, № 1; 1904 г., серия 3, № 2; 1905 г., серия 4, № 1; 1907 г., серия 6, № 1; 1909 г., серия 8, № 3; 1912 г., серия 11, № 3, 4, 6; 1913 г., серия 12, № 8; 1914, серия 13, вып. 2-5; 1921, том. 19, № 2; 1929, т. 28, № 5; 1930 г., т. 29, № 9 и 12; 1940, т. 39, № 2; 1941, том 40, № 2 и 4; 1942, т. 41, № 2; 1943, т. 42, № 4; 1944, том 43, № 2 и 3; 1945, вып.44, № 1, 3,4 и 8; 1946, вып. 45 № 3, 5 и 8; 1948, том. 47, №7; 1955, том. 54, № 1; 1962, том. 61, нет. 2; 1966, вып. 65, нет. 2; 1967 г., т. 66, № 1; 1970, т. 69, № 6.

ОПЕРАЦИЯ ТИШИНА, ИЮНЬ-ОКТЯБРЬ 1917

Закрывать
Используйте это изображение под некоммерческой лицензией.

Вы можете бесплатно встраивать медиафайлы или загружать изображения с низким разрешением для частного и некоммерческого использования в соответствии с некоммерческой лицензией IWM.

Загружая или встраивая любой носитель, вы соглашаетесь с положениями и условиями Некоммерческой лицензии IWM, включая использование вами заявления об авторстве, указанного IWM.Для этого товара: © IWM Q 29877

Принято Некоммерческое использование

Разрешенное использование в этих целях:


  • Личное использование для некоммерческих исследований и частного изучения, а также другие виды использования в соответствии с исключениями из авторского права Великобритании и этими исключениями из авторского права в месте, где находится пользователь.
  • Используйте на веб-сайтах, которые в основном ориентированы на информацию, исследования и не защищены платным доступом.
  • Использование в личных учетных записях социальных сетей при условии, что отдельные лица не рекламируют себя в коммерческих целях.
  • Некоммерческое образовательное использование в целях обучения и инструктажа, включая внутреннее обучение.
  • Загрузка аудиовизуального материала для некоммерческого прослушивания или просмотра в автономном режиме.
  • Бесплатные выставки, проводимые в местах, где не взимается плата за вход.
Если вы хотите использовать материалы коллекций IWM способом, не описанным выше, если вам требуется коммерческая лицензия, копии с высоким разрешением или у вас есть запросы на манипулирование, обратитесь в отдел продаж и лицензирования СМИ.Цифровые файлы фильмов и звукозаписей доступны по цене в зависимости от предполагаемого использования.
Вставить HTML: ОПЕРАЦИЯ ОПЕРАЦИЯ «ТИШО», ИЮНЬ-ОКТЯБРЬ 1917 г. © IWM (Q 29877) BBCode: [адрес=https://www.iwm.org.uk/collections/item/object/205289191][img]https://media.iwm.org.uk/ciim5/293/3/mid_000000.jpg?action=e&cat=Фотографии[/img][/ url]. /www.iwm.org.uk/corporate/privacy-copyright]Некоммерческая лицензия IWM[/url]

значение октября 1917 г. • Международный социализм

Многие из великих революций современности продолжают отмечаться.Это относится, например, к американской и французской революциям, у которых есть свои национальные дни (4 и 14 июля соответственно), к ирландскому пасхальному восстанию, столетие которого в прошлом году было пышно (хотя и лицемерно) отмечено, и к китайской Революция 1949 года, обеспечивающая легитимность правящей Коммунистической партии. Но русская революция октября 1917 года осталась сиротой. Год его столетия проходит без особого празднования. Это заметно отличается от 50-летия в 1967 году, которое я достаточно взрослый, чтобы помнить.Даже на Западе скрепя сердце признавали революцию событием всемирно-исторического значения.

Годовщина 1967 года пришлась на время холодной войны. Актуальность Октября 1917 года была очевидна, поскольку один из двух антагонистов этого конфликта, Советский Союз, черпал свою легитимность в этой революции. Но через 25 лет СССР не стало. Владимир Путин, доминировавший в государстве-правопреемнике, Российской Федерации, в 2005 году сказал в Думе: «Распад Советского Союза был величайшей геополитической катастрофой века».Но это не значит, что он энтузиаст его якобы основополагающего события. По словам Оуэна Мэтьюза:

Он благоговеет перед Советским Союзом, в котором он служил как член Коммунистической партии и офицер КГБ, но ненавидит народное восстание, которое его создало. В последние годы Кремль ссылался на различные фрагменты российской истории, чтобы повысить легитимность Путина, воздвигая памятники князьям Киевским Владимиру и Ивану Грозному и переписывая учебники истории, чтобы представить Сталина героическим военачальником, а не убийцей, совершающим геноцид.Однако современной партийной линии на революцию нет — нет «официальной» или «патриотической» версии. Консервативный дореволюционный премьер-министр Петр Столыпин, прославившийся тем, что вешал революционеров на «столыпинских галстуках», пожалуй, ближе всего к официальному герою того периода. Столыпин был избран «величайшим русским в истории» по телевидению в 2008 году (выяснилось, что это был сфальсифицированный опрос — Сталин получил больше голосов).

Как и Столыпин, Путин прежде всего русский империалист и сторонник искоренения инакомыслия.Путин ясно дал понять, что считает большевиков, свергнувших государство, опасными предателями. Ленин и его профессиональные революционеры «предали национальные интересы России», заявил он молодым активистам на ежегодном организованном Кремлем всероссийском молодежном форуме «Селигер» в 2015 году. первая мировая война». Революция, по мнению Путина, привела к тому, что «Россия как государство рухнула и объявила себя побежденной»…

Действительно, путинская Россия во многом напоминает страну, которую построили бы белогвардейцы, если бы они, а не красные, выиграли Гражданскую войну в России.Социальный консерватизм Путина, использование им церкви для придания легитимности своему правлению и его нетерпимость к инакомыслию — это обновленная версия царской формулы «самодержавие, православие и воля народа». Борис Ельцин, возможно, обратил вспять революцию, свергнув Коммунистическую партию. Но именно Путин вернул круг века к его началу. Путин восстановил Святую Русь: общество, в котором едины правитель и церковь, где инакомыслие есть измена, а тайная полиция следит за малейшими проявлениями народного недовольства.

На Западе не исчезли страх и паранойя в отношении России, как показала истерия вокруг отношений Дональда Трампа с Москвой. Ричард Пейнтер, главный юрист Джорджа Буша-младшего по вопросам этики (работа, которая, должно быть, оставляла много времени для его исторических исследований), проследил их до 1917 года: «Мы знаем, что русские делали, они делали это с тех пор, как Русская революция 1917 года, когда коммунисты захотели дестабилизировать все западные демократии… и это продолжалось вплоть до 2017 года».Но эти отголоски времен холодной войны не вызвали особого интереса в октябре 1917 года.

В академии стимулированные радикализацией 1960-х и 1970-х годов усилия по разработке социальной интерпретации революции были в значительной степени подавлены. Академический консенсус изображает октябрь 1917 года как регрессивный переворот, обрекший Россию на хаос и тоталитаризм, независимо от того, выражается ли это в так называемой «социальной истории», как в случае с отвратительным романом Орландо Файджеса «Народная трагедия », или принимает форму более традиционного политического повествования, которое можно найти в работах ветерана-ненавистника Ленина Ричарда Пайпса.

Этот консенсус точно представлен в недавнем сборнике под названием Исторически неизбежно? Поворотные пункты русской революции . Под редакцией Тони Брентона, бывшего посла Великобритании в Москве, книга об Октябре ясна с самого начала: эпиграфом служит цитата из великого поэта Александра Пушкина: «Русский бунт, бессмысленный и беспощадный». Низкая точка на этот раз обеспечивается не вкладом Пайпса, а эссе Эдварда Радзинского, оплакивающего мученическую смерть несчастного царя Николая II и его семьи.Файджес посвящает свою главу оплакиванию того факта, что полицейский патруль в Петрограде 24 октября 1917 года принял переодетого Ленина, направлявшегося в Совет в Смольном институте, за «безобидного пьяницу»; если бы они его узнали, «история повернулась бы совсем по-другому». Рецензируя сборник, Шейла Фитцпатрик, выдающийся историк советской эпохи, мягко посетовала, что собственный вклад Брентона отдает «триумфом свободного рынка, который, как и « Конец истории» Фукуямы , может не выдержать испытания временем» — на что Брентон ответил, что это похоже на обвинение в «триумфализме вокруг земли».Таково тщеславие неолиберального крайнего центра, даже когда приближается его возмездие.

Но та тишина, которая в значительной степени окружает Октябрь 1917 года, присутствует и слева. Дэвид Харви, несомненно, является выдающимся современным интеллектуалом-марксистом, чьи письма и онлайн-лекции сыграли огромную роль в привлечении интереса к критике Карлом Марксом политической экономии. Но если мы обратимся к недавнему популярному изложению этой критики, которое занимается не только исследованием того, что Харви называет «семнадцатью противоречиями» капитализма, но и обрисовывает в общих чертах, как может развиваться политическая альтернатива, то речь идет о революционном гуманизме Франца Фанона, но Ленин и 1917 год не упоминаются. Харви кратко упоминает сценарий, при котором на фоне растущего неравенства «поднимется сознательно организованное антикапиталистическое революционное движение (возглавляемое, по ленинским представлениям, авангардной партией)», только чтобы отвергнуть его как «слишком упрощенный, если не сказать принципиально недостаточен».

Харви всегда держался на расстоянии от ленинизма, но ведущие марксистские интеллектуалы, связанные с традициями, взявшими за точку отсчета октябрь 1917 года, предположили, что распад Советского Союза и его зависимых режимов в 1989-1991 годах провел черту, отделяющую современных левых от российский революционный опыт.Великий историк Эрик Хобсбаум, остававшийся верным Коммунистической партии Великобритании до ее распада в конце 1980-х годов, написал эпилог к ​​своей знаменитой трилогии о долгом 19 веке « Эпоха крайностей» с подзаголовком « Короткий двадцатый век, 1914». -1991 . Смысл этой периодизации заключался в том, что эпоха, начавшаяся с Октябрьской революции, закончилась. Действительно, Хобсбаум утверждал, что: «Мир, который развалился на куски в конце 1980-х годов, был миром, сформированным русской революцией 1917 года», и описывал настоящее как «мир, переживший конец Октябрьской революции».Но настоящей темой Хобсбаума оказывается глобальный капитализм, его великие кризисы в начале и конце 20-го века и стремительная экспансия между ними, по сравнению с которыми «история противостояния «капитализма» и «социализма»… ограниченный исторический интерес — сравнимый, в конечном счете, с религиозными войнами 16-го и 17-го веков или крестовыми походами».

Эта двусмысленность, вероятно, связана с противоречивым отношением Хобсбаума к его собственному коммунистическому прошлому, отраженному в его окончательном суждении в Эпоха крайностей о российском опыте: жестокий, командный социализм».Напротив, отрицание того, что сталинизм был неизбежным результатом октября 1917 года, является одной из определяющих черт троцкистской традиции. Даниэль Бенсаид до своей ранней смерти в 2009 году был одним из самых выдающихся представителей этой традиции, поэтому интересно видеть, как он принимает формулировку Хобсбаума о коротком двадцатом веке:

.

Было ясно, что объединение Германии, распад Советского Союза, окончание холодной войны и т. д. ознаменовали конец великого цикла, который начался с Первой мировой войны и русской революции.Если принять грубое определение «короткого двадцатого века», то речь шла об историческом поворотном моменте, который по необходимости более или менее быстро вылился бы в перетасовку геополитической колоды, а также в переопределение и перекомпоновку течений. в рабочем движении.

Что осталось от октября?

Но что именно имеется в виду, говоря о «конце Октябрьской революции» или «конце великого цикла, начавшегося с первой мировой войны и русской революции»? Очевидно, как говорит Бенсаид, 1989–1991 годы ознаменовались геополитической трансформацией, крахом соперничающего с западным капитализмом блока сверхдержав, что устранило любые препятствия на пути к глобальной гегемонии Соединенных Штатов.Это, в свою очередь, позволило распространить неолиберальный режим экономической политики, впервые введенный Маргарет Тэтчер и Рональдом Рейганом в начале 1980-х годов. В то же время неолиберализм был экспортирован в страны третьего мира благодаря долговому кризису, спровоцированному резким повышением процентных ставок и долларом, созданным Полом Волкером, председателем Совета Федеральной резервной системы США, в октябре 1979 года.

Бенсаид также ссылается на «переопределение и перекомпоновку течений в рабочем движении».Создание Коммунистического Интернационала в 1919 году представляло собой попытку большевиков обобщить Октябрьскую революцию. Провал этой стратегии способствовал приходу Сталина к власти в Советском Союзе и превращению коммунистических партий в инструменты внешней политики Москвы. Таким образом, значительная часть рабочего движения, к которой на протяжении нескольких поколений тяготели многие из лучших активистов, была связана своей судьбой с судьбой Советского государства. Упадок последнего — и конфликты между Москвой и Пекином за лидерство в международном коммунистическом движении — способствовали разложению этого движения, хотя это все больше было вызвано принятием компартиями реформистской политики, мало отличавшейся от политики их социал-демократических соперников. Распад СССР ускорил этот процесс, особенно в связи с самоубийством Итальянской коммунистической партии, наиболее влиятельной компартии Запада. Сегодня осталась горстка компартий, которые все еще имеют значение: ультрасталинистские греческая и португальская партии, Коммунистическая партия Индии (марксистская), потерявшая свои электоральные опоры, и Коммунистическая партия Южной Африки, судьба которой была связана последние 50 лет до Африканского национального конгресса, переживающего сегодня все более серьезный кризис.

Таким образом, мы можем с уверенностью сказать, что 1989–1991 годы ознаменовали резкий сдвиг в более долгосрочных процессах — неолиберальную реорганизацию глобального капитализма под гегемонией США и упадок коммунистического движения.Значит ли это, что Октябрю 1917 года нам уже нечего сказать? Перекрыл ли крах советского блока свет, излучавшийся Октябрем? Ответ на этот вопрос отчасти зависит от того, согласны ли вы с Хобсбаумом в том, что он фактически приравнивает русскую революцию к сталинизму. Конечно, основополагающим принципом этого журнала является отказ от любого подобного уравнения. Для нас сталинское преобразование СССР конца 1920-х — начала 1930-х годов — форсированная индустриализация и коллективизация сельского хозяйства — представляло собой не строительство социализма, а укрепление контрреволюции.Новый правящий класс, центральная политическая бюрократия в партии и государстве, стал доминировать и эксплуатировать раздробленный и бесправный рабочий класс, который под давлением военного соперничества с западными империалистическими державами подчинился логике накопления капитала. Таким образом, потрясения 1989–1991 годов представляли для нас не реставрацию капитализма, а, как выразился Крис Харман, движение вбок, от одной формы капитализма — бюрократического государственного капитализма — к другой — той разновидности рыночного капитализма, которая господствовала в неолиберальная эпоха.

Этот анализ предполагает, что октябрь 1917 г. был настоящей рабочей революцией, и что, следовательно, консенсус элиты, изображающий ее как переворот, неверен. Но какой свет продолжает просачиваться из Октября? Предлагает ли он просто общее революционное вдохновение или имеет более конкретное стратегическое значение? Сравните, что писал Троцкий в 1924 году в своей книжечке «Уроки октября »:

Необходимо всей партии, и особенно ее подрастающим поколениям, изучать и усваивать шаг за шагом опыт Октября, давшего высшую, неопровержимую и бесповоротную проверку прошлому и распахнувшего настежь врата в будущее… изучения законов и методов пролетарской революции нет до сих пор более важного и глубокого источника, чем наш Октябрьский опыт.

«Уроки октября » преследовали полемическую цель: Троцкий пытался списать неспособность Коммунистической партии Германии успешно захватить власть в октябре 1923 года на своих политических соперников в большевистской партии, в частности на Григория Зиновьева, президента Коминтерна. Но аргументы, которые он приводит в книге, имеют более широкое значение, и нельзя отрицать, что политическая практика Троцкого руководствовалась этим взглядом на Октябрь 1917 года как пробный камень революционной стратегии и тактики. Его собственная «История русской революции » не имеет себе равных как повествование обо всем процессе с его остановками и стартами, продвижением и отступлением, основанное на всей теоретической информации Троцкого. Очарование первых лет существования Коминтерна заключается в стремлении лидеров русской революции — прежде всего Ленина и Троцкого — поделиться своим опытом и объяснить его уроки лидерам новых коммунистических партий, прежде всего в Германии. Уместность этого опыта, конечно, почувствовали и более поздние революционные марксисты.Действительно, его отражение, особенно в работах Ленина, продолжало иметь решающее значение для собственных размышлений Бенсаида о стратегии, несмотря на то, что он пишет о конце цикла.

Возрождение марксистского интереса к Ленину началось с обширной спасательной операции Ларса Лиха Что делать? , но затем распространяется на интересное исследование Алана Шандро, основную интеллектуальную биографию Тамаша Крауса (лауреата Мемориальной премии Исаака и Тамары Дойчер 2015 года), элегантные размышления Тарика Али и презентацию Джона Молинье о Ленине для сегодняшнего дня . Книга Молинье прочно стоит в интернациональной социалистической традиции. Но остальная часть этого текста в основном посвящена спасению Ленина от карикатур, до которых он был сведен академическим консенсусом, и возвращению его на подобающее ему место в истории марксизма и русской революции, а не исследованию сохраняющейся актуальности его главное достижение. Главное недавнее исключение из этого правила, не считая « Ленина сегодня » Молинье, представлено Славоем Жижеком, но «ленинизм» Жижека настолько идиосинкразичен и пронизан его вечными философскими занятиями, что мало что предлагает в плане узнаваемой политики.

Итак, сохраняет ли октябрьская революция 1917 г. всеобщее значение и дает ли социалистам новые уроки, как утверждал Троцкий? Есть фундаментальная причина, по которой мы должны ответить: да. Еще более старый спор левых, восходящий к ревизионистскому спору в немецкой социал-демократии в конце XIX века, касается вопроса о том, можно ли постепенно реформировать капитализм: «Реформа или революция?» как выразилась Роза Люксембург. В настоящее время мы переживаем возрождение левого реформизма, особенно ярко выраженное в Великобритании.Его лидеры, Джереми Корбин и Джон Макдоннелл, выбирают рог «реформы» дилеммы Люксембург. Достойно и последовательно они утверждают, что британское общество может быть преобразовано в конституционных рамках парламентской демократии. То же самое делают и лидеры других основных новых левых течений в Европе — La France Insoumise Жан-Люка Меланшона, Podemos и Syriza.

Проблема в том, что исторические записи не показывают ни одного случая успешного левого реформистского правительства. Наиболее влиятельное лейбористское правительство — администрация Клемента Эттли в 1945–1951 годах — действительно провело серьезные реформы, но как укрепление государства всеобщего благосостояния, так и национализация основных отраслей промышленности шли в русле консенсуса элиты, сложившегося во время Второй мировой войны. что реконструкция британского капитализма была необходима.Очень похожие реформы были проведены во Франции в 1944-1946 годах при далеко не радикальном премьерстве Шарля де Голля. Общая картина социал-демократических правительств такова, что они вынуждены отказываться от часто скромных реформ, для проведения которых они были избраны, из-за сочетания давления со стороны финансовых рынков и саботажа со стороны государственной бюрократии и крупного бизнеса. Если они попытаются устоять, они сломаются за рулем. Самый мрачный современный пример тому — чилийский военный переворот в сентябре 1973 года, в результате которого была свергнута администрация Народного единства Сальвадора Альенде.Но поражение СИРИЗА в июле 2015 года предлагает новый способ уничтожения левого правительства: закрыть его банковскую систему и заставить его участвовать в разорении своего народа.

Итак, если путь к реформам закрыт, нам нужно серьезно отнестись к революционной альтернативе. Октябрьская революция 1917 года в России представляет собой первое успешное свержение капитализма. В самом деле, в интернациональной социалистической традиции мы считаем, что это была и только успешная социалистическая революция: другие великие революции 20-го века — прежде всего Китайская, Вьетнамская и Кубинская — сломили хватку колониального господства, но они установили бюрократическое государство. капитализм по образцу сталинской России.Это делает еще более важным изучить и посмотреть, что мы можем извлечь из октября 1917 года.

Различные интеллектуальные приемы служат для того, чтобы закрыть от нас опыт Октября 1917 года. Наиболее очевидным является то, что Россия 1917 года не имеет ничего общего с глобализированным капитализмом 2017 года. Россия была огромным, преимущественно аграрным обществом, подавляющее большинство населения которого составляли крестьяне, угнетаемые и эксплуатируемые царским самодержавием в союзе с помещичьей знатью и дворянством. дворянство.Отсталость позднеимперской России бесспорна, но это не означает, что страна находилась вне глобального процесса капиталистического развития. Ленин и Троцкий это прекрасно понимали. Как говорит Краус:

Еще до 1905 года Ленин выявил это конкретное развитие, а именно то, что Россия стала встроенной в мировую систему посредством процесса, который сегодня мы могли бы описать как «полупериферийную интеграцию», когда докапиталистические формы сохраняются при капитализме, чтобы усилить подчинение Западные капиталистические интересы. Капитализм интегрировал докапиталистические формы в свое собственное функционирование.

Краус развивает эту точку в другом месте:

Научное открытие этого сплава разнообразных форм производства и разнородных исторических структур укрепило Ленина в его убеждении, что Россия есть область «сверхдетерминированных противоречий» (Альтюссер). Такие противоречия могут быть разрешены только на пути революции . Сеть соответствий, в которых соединились местные особенности капитализма и возможность свержения царской монархии, Ленин осознал лишь в ходе более чем десятилетнего научного поиска и политической борьбы.Эти исследования привели его к открытию чего-то очень важного, что было резюмировано в его тезисе о России и «слабом звене в цепи империализма».

Троцкий пришел к тому же выводу несколько иным путем. В своих великих исследованиях революций 1905 и 1917 годов он уделял больше внимания роли царского государства. Геополитическая конкуренция с более передовыми европейскими державами на западе вынудила самодержавие, начиная с Петра Великого в начале 18 века, импортировать более передовые технологии (вместе с капиталом, необходимым для их финансирования, и часто с персоналом для их эксплуатации) от этих соперников. .Именно в этом контексте он формулирует свою теорию неравномерного и комбинированного развития:

Неравномерность, самый общий закон исторического процесса, наиболее резко и сложно проявляется в судьбах отсталых стран. Под кнутом внешней необходимости их отсталая культура вынуждена делать скачки. Таким образом, из всеобщего закона неравномерности вытекает другой закон, который за неимением лучшего названия мы можем назвать законом 90 214 комбинированного развития 90 215, под которым мы понимаем сближение различных стадий пути, сочетание отдельные ступени, смесь архаики с более современными формами.

Этот процесс порождает «привилегию исторической отсталости», которая «позволяет или, вернее, вынуждает принимать то, что готово, заранее к какому-либо определенному сроку, минуя целый ряд промежуточных стадий». Эта «привилегия» позволяла царскому государству, стремящемуся сохранить свое положение по отношению к другим великим державам, способствовать быстрой индустриализации страны, финансируемой за счет кредитов ее близкого союзника Франции, в конце 19 — начале 20 веков. К 1913 году Россия была пятой по величине промышленной экономикой в ​​мире с самой высокой концентрацией рабочей силы в Европе.Это создало островки передовой промышленности, из которых вышел боевой рабочий класс, руководивший революциями 1905 и 1917 годов. соединились царская монархия» — были уже достаточно глубоки в начале XX века, чтобы произвести взрыв 1905 года. Зависимость местной буржуазии от государства и иностранного капитала и воинственность нового рабочего класса, созданного недавней индустриализацией, пролетарское действие на первый план, даже если реакция в самой жестокой форме, предвосхищавшая фашизм в обращении к антиеврейским погромам, в конце концов восторжествовала.

Это противоречивое сочетание передового и отсталого не делало позднеимперскую Россию уникальной: другие новые индустриальные экономики конца XIX века, например, Италия и Австро-Венгрия, в той или иной степени разделяли его. Консервативный историк Норман Стоун утверждает, что за годы до 1914 года во всей Европе наблюдался общий подъем классовой борьбы, что отражало влияние Великой депрессии 1873–1895 годов, в частности обнищание крестьян и (на этапе ее восстановления) повышение цен: 90 005

По мере того, как цены росли после 1895 г. или в предыдущее десятилетие, поскольку сельскохозяйственные страны могли позволить себе все меньше и меньше, возникали сильные импульсы к развитию новой промышленности.В Германии или Великобритании приходилось сокращать расходы; и машины были стимулированы. В Италии или России аграрная депрессия вызвала индустриализацию… В 1890-х годах новые технологии передавались благодаря иностранным инвестициям из передовых стран в эти более слабые страны, которые, соответственно, пережили драматические экономические изменения всего за несколько лет. На заводах появились пролетарские (и крестьянские) армии. В 1880-х годах в других странах цены постепенно снижались, а реальная заработная плата существенно росла.В конце 1890-х и снова после 1906 года они обнаружили, что цены росли довольно быстро. Результатом везде была определенная степень воинственности рабочих, которая привела некоторых наблюдателей к выводу, что революция не за горами.

Даже в сильнейшей империалистической державе, Великобритании, эти антагонизмы вызвали Великие волнения в годы, предшествовавшие 1914 году. Россия, ее социально-политические структуры, дестабилизированные быстрой индустриализацией, была гораздо более уязвима, как подчеркивал Ленин в своих «Письмах издалека». после революции февраля 1917 г.В частности, агрессивная и экспансионистская внешняя политика самодержавия привела его к конфликту на Балканах с Австро-Венгерской империей и, следовательно, с союзником последней — Вторым германским рейхом; схватка двух распадающихся имперских режимов спровоцировала межимпериалистический конфликт, который годами развивался вокруг антагонизма между Великобританией и Германией и втянул большинство европейских держав и их колоний в Первую мировую войну. Стоун утверждает, что «после 1909 года почти все европейские страны вошли в период политического хаоса», из которого для правых война казалась освобождением.На самом деле Великая война смела многое из того, что осталось от старого режима в Европе. В России ад войны значительно увеличил численность промышленного рабочего класса и подверг его новым лишениям, а миллионы крестьян были стянуты с разрозненных наделов и собраны вместе в огромную рекрутскую армию, чьи поражения вершили исторический суд над самодержавием.

Новый революционный процесс, начавшийся в феврале 1917 г., дал еще больший размах рабочему классу, игравшему руководящую роль в 1905 г.Преимущественно крестьянская армия, чьи мятежи прозвучали похоронным звоном Романовым, служила мостом между заводами и деревнями. Но авангард революции — квалифицированные рабочие-металлисты Петрограда и Москвы — столкнулись с проблемами и выработали формы организации, в основе своей сходные с формами рабочих в более передовых капиталистических центрах западнее — в Берлине, Турине, Шеффилде и Глазго. В политическом отношении, действительно, русские рабочие были более передовыми, развив уже в 1905 г. Совет как форму пролетарской самоорганизации, которая могла объединить весь класс в ведении как экономической, так и политической борьбы и тем самым заложить основу альтернативы существующей капиталистическое государство.Активисты рабочего класса в Центральной и Западной Европе нашли в борьбе русских рабочих решение стоящих перед ними проблем. Таким образом, не случайно многие рабочие-металлисты объединились в коммунистические партии, созданные для распространения большевистской революции на запад.

Точно так же форма, принятая самой Октябрьской революцией, не представляла собой регресс к традиционному русскому авторитаризму или примитивным народным инстинктам, как, соответственно, утверждают Пайпс и Файджес. Напротив, в городском горниле мы видим то, что Троцкий называет «активной ориентацией масс методом последовательных приближений», поскольку современный рабочий класс и его союзники в армии опробовали различные политические решения, постепенно двигаясь к ушел, поскольку политика более умеренных партий была разоблачена как банкрот.Большевистская цель советской власти представляла собой конечную точку этого процесса радикализации как потому, что она соответствовала потребностям ситуации, так и потому, что партия была полной противоположностью закрытой тоталитарной секте, изображаемой господствующей наукой. Как пишет Александр Рабинович в своем фундаментальном исследовании Октябрьской революции в Петрограде, которое окончательно разрушает идею большевистского переворота:

Феноменальный успех большевиков в немалой степени можно объяснить характером партии в 1917 году. Здесь я не имею в виду ни смелого и решительного руководства Ленина, огромного исторического значения которого нельзя отрицать, ни пресловутого, хотя и сильно преувеличенного, организационного единства и дисциплины большевиков. Скорее, я бы подчеркнул внутреннюю относительно демократическую, толерантную и децентрализованную структуру и метод работы партии, а также ее по существу открытый и массовый характер — в разительном контрасте с традиционной ленинской моделью.

Реальные особенности 1917 года

Значит ли это, что Октябрь 1917 года не имел никаких особенностей? Конечно нет: революция, как и всякое историческое событие, представляла собой своеобразную смесь всеобщего и частного.Выделяются два отличительных знака. Первая общая для всех обществ эпохи — сама Великая война. Временное правительство, стремившееся сменить царский режим в феврале 1917 г., настаивало на сохранении верности западным державам Антанты, Франции и Англии, новому и могущественному союзнику в лице США, а также на продолжении участия России в войне. Это была одна из главных движущих сил процесса массовой радикализации, описанного Троцким. Рабочие и солдаты сплотились на стороне большевиков, потому что они оказались единственной партией, которая была полна решимости положить конец войне и имела в виду это, как показал Брест-Литовский договор.Противодействие большевиков войне, наряду с их поддержкой захвата крестьянами дворянских и дворянских поместий, имело решающее значение для способности Октябрьской революции выжить в преимущественно сельском обществе. В своем самом проницательном анализе Лениным условий успеха большевиков подчеркивается, что захват власти был осуществлен «(1) подавляющим большинством среди пролетариата; (2) почти половина вооруженных сил; 3) подавляющий перевес сил в решающий момент в решающих пунктах, а именно: в Петрограде и Москве и на фронтах войны вблизи центра», и что последующее принятие большевиками эсеровской программы крестьянства захват земли позволил им «нейтрализовать крестьянство».

Но в более широком смысле начало Первой мировой войны открыло эпоху войн, революций и контрреволюций, которая закончилась только в августе 1945 года. Немецкий консервативный историк Эрнст Нольте удачно охарактеризовал эту эпоху как «Европейскую гражданскую войну». Индустриальная резня в окопах помогла многим рабочим и интеллектуалам освободиться от их лояльности к существующим правящим классам. За пределами России самый драматический пример дала немецкая революция 1918-1923 годов.Но опыт войны имел и ожесточающее воздействие: многие ветераны фронтовых ударных отрядов были завербованы в фашистские движения, ставшие стальным острием контрреволюции после 1918 года. В России контрреволюционное наступление приняло форму ужасная Гражданская война, бушевавшая между 1918 и 1921 годами. Это не только существенно способствовало распаду российской промышленной экономики и рассеиванию рабочего класса, совершившего революцию, но и окончательная победа большевиков была ценой всеобщего милитаризация общества.Сама партия потеряла большую часть своих рабочих корней. Она превратилась в вооружённую партию, требующую от своих членов героического самопожертвования и навязывающую дисциплину сверху вниз как цену успеха.

Второй отличительной чертой Октября 1917 г., отличающей Россию от ее западных коллег, было отсутствие прочной реформистской традиции. На это ссылается и сам Ленин в знаменитом пассаже в «Левом» коммунизме , где он пишет: «России было легко, в специфической и исторически уникальной обстановке 1917 года, начать социалистическую революцию, но она будет России будет труднее, чем странам Европы, продолжать революцию и доводить ее до конца».Другими словами, сила социал-демократии зависит от уровня развития соответствующего общества: укоренившаяся власть реформистской профсоюзной бюрократии и ее парламентских союзников представляет собой серьезное препятствие для любой революционной борьбы, но завоевание власти в развитое общество выиграет от относительно высокого уровня производительности и образования, которые оно унаследует от капитализма.

Этот пункт, несомненно, правильный. Антонио Грамши, как известно, указывал на гораздо более развитые институты гражданского общества в Западной Европе, которые выступали в качестве окопов против революции. Но можно и преувеличить. Даже во времена Ленина социал-демократия могла сосуществовать с известной степенью отсталости. Самому Грамши пришлось столкнуться с специфической формой неравномерного и комбинированного развития в Италии, где относительно развитый промышленный капитализм на Севере предлагал лидерам рабочего движения экономические уступки в обмен на то, что они бросили южное крестьянство на произвол судьбы в руках крестьян. помещиков и церкви. Более того, все великие революционные события связаны с очень быстрым появлением реформистских сил после кризиса старого режима.Сам Ленин в том же тексте указывает на это в русском случае:

В несколько недель меньшевики и эсеры насквозь усвоили все приемы и манеры, доводы и софизмы европейских героев II Интернационала, министериалистов и прочей оппортунистической сволочи. Все, что мы читаем теперь о Шейдеманах и Носке, о Каутском и Гильфердинге, Реннере и Аустерлице, Отто Бауэре и Фрице Адлере, Турати и Лонге, о фабианцах и вождях Независимой рабочей партии Британии, — все это кажется нам (и на самом деле) унылое повторение, повторение старого и знакомого припева. Все это мы видели уже на примере меньшевиков. Исторически так сложилось, что оппортунисты отсталой страны стали предшественниками оппортунистов ряда передовых стран.

Есть много более поздних примеров быстрого появления реформизма во время массовых движений в менее развитых обществах. По мере появления независимых рабочих движений в странах с новой индустриальной экономикой в ​​1980-х годах мы видим, как Solidarność в Польше быстро восприняли идею «самоограничивающейся революции», а пролетарское восстание в Бразилии все больше сдерживалось включением новой Рабочей партии в предвыборную политику. , а в последние дни апартеида Коммунистическая партия Южной Африки с поразительной скоростью развивалась как массовая социал-демократическая партия.Совсем недавно, во время египетской революции 2011–2013 годов, «Братья-мусульмане» взяли на себя некоторые функции реформистской партии-посредника между государством и массами, что имело катастрофические последствия как для «Братьев», так и для революции. Эти примеры отражают стремление рабочих к ограничению себя, возникающее из-за неуверенности в себе со стороны рабочих, все еще глубоко сформированных опытом эксплуатации и угнетения при капитализме и поэтому желающих найти компромиссы с существующим порядком.Для преодоления этой неуверенности в себе необходимы, как показал 1917 г., и практический опыт несостоятельности этих компромиссов и способности самоорганизованных рабочих преодолеть их, и наличие среди этих рабочих массовой революционной партии. это помогает им усвоить необходимые политические уроки.

Даже в Западной Европе мы сегодня далеки от хорошо структурированных и относительно устойчивых реформистских рабочих партий ленинского времени или периода после Второй мировой войны.Мы видим два внешне противоположных, но на самом деле тесно связанных между собой явления. С другой стороны, когда-то могущественные и успешные партии могут покончить с собой (Итальянская коммунистическая партия) или оказаться на обочине (Пасок в Греции, Социалистическая партия во Франции или Рабочая партия в Бразилии). С другой стороны, новые реформистские формирования могут возникнуть очень быстро — Сириза в Греции и Подемос в испанском государстве — классические недавние примеры, но есть также чрезвычайно ограниченный случай с Лейбористской партией в Великобритании, одной из старейших социал-демократических партий, чьи лидеры стремятся заново изобрести его как партию против жесткой экономии.

Оба эти явления являются следствием длительного упадка социал-демократии, усугубленного ее трансформацией в социал-либерализм в эпоху Тони Блера и Герхарда Шредера, и того, как десять лет кризиса и жесткой экономии ослабили буржуазные политические структуры. . Это означает, что даже в центрах развитого капитализма революционеры больше не противостоят устойчивым реформистским формациям, которые для Ленина и Грамши представляли серьезное препятствие для социалистической революции на Западе.Конечно, причины относительной неустойчивости современной социал-демократии сильно отличаются от тех — подавление царским самодержавием всех демократических вызовов, — которые мешали развитию стабильного реформизма в дореволюционной России. Тем не менее, как показывает путь СИРИЗА, которая за пять лет превратилась из великой надежды интернациональных левых в жандарма Тройки, современная реформистская политика обладает текучестью и нестабильностью, которые могут создавать возможности для революционеров, если они способны реагировать эффективно.

В этом контексте стоит рассмотреть две реальные политические инновации, предложенные Октябрьской революцией. Первая из них — советы и логика двоевластия, сосуществования и переплетения двух антагонистических политических форм, буржуазной и пролетарской, порожденных их возникновением после февраля 1917 года, — оказалась универсальной. На протяжении 20-го века великая массовая борьба рабочего класса породила формы демократической самоорганизации, которые имели тенденцию развиваться за пределы инструментов борьбы в основу новой формы политической власти, бросающей вызов суверенитету капиталистического государства.В разных формах и под разными названиями — от рабочих советов в Германии в 1918 г. через кордонов в Чили в 1973 г. до рабочих шор в Иране в 1978–1979 гг. — эти организационные импровизации давали проблески самоуправляющегося общества, которое развиваются из успешных рабочих революций. Массовые движения, спровоцированные нынешним кризисом, — прежде всего оккупация площадей в 2011 году, от Тахрира до Пуэрта-дель-Соль, Синтагмы и парка Зуккотти, — продемонстрировали подобное стремление к более прямым формам демократии, чем те, которые предлагаются в рамках капитализма. хотя они не были вызваны динамикой массовых забастовок, которая привела к возникновению первых советов и их аналогов в других местах.

Вторым великим нововведением была сама большевистская партия. Утверждение этого противоречит огромным усилиям Ларса Лиха отрицать политическую самобытность большевизма, утверждая, что Ленин был верным последователем Каутского, который стремился применить концепцию последнего о социалистическом движении к российским условиям. Не вдаваясь здесь в обширную полемику, которую спровоцировала интерпретация Ли, я хотел бы отметить простое замечание, что он опирается на наивное домарксистское понимание истории, в котором происходящее является реализацией намерений акторов. Другими словами, допустим для целей рассуждения, изложенного Лениным, из Что делать? и далее, чтобы создать версию немецкой социал-демократии в царской России. Проблема заключалась в том, что этот проект был просто неосуществим из-за отсутствия условий — в частности, развития развитого и расширяющегося капитализма, способного предложить реформы, и квазипарламентского буржуазного режима, — которые позволили СДПГ развиваться как легальной массовая партия, участвующая в выборах.Необходимость революции — первоначально, как понимал ее Ленин, буржуазной революции, сметающей самодержавие, но которая, вследствие слабости русской буржуазии, будет движима снизу массовыми движениями рабочих и крестьян, — требовала совсем другого рода революции. партии. Именно такую ​​партию прослеживает Тони Клифф в первом томе своей биографии Ленина. Ленин и его товарищи создали партию в не по своей воле обстановке и, сами того не желая, создали нечто новое.

Объяснить это различие можно, позаимствовав формулировку Каутского. Он лихо сказал:

Социалистическая партия является революционной, но не революционной партией. Мы знаем, что наша цель может быть достигнута только путем революции. Мы также знаем, что в нашей власти создать эту революцию так же мало, как и в силах наших противников предотвратить ее. В нашу работу не входит подстрекательство к революции или подготовка к ней пути. А так как революция не может быть нами произвольно создана, то мы ничего не можем сказать о том, когда, при каких условиях и в каких формах она произойдет.Мы знаем, что классовая борьба между буржуазией и пролетариатом не может закончиться до тех пор, пока последний не овладеет всей политической властью и не использует ее для построения социалистического общества. Мы знаем, что эта классовая борьба должна развиваться и в экстенсивном, и в интенсивном масштабе. Мы знаем, что пролетариат должен продолжать расти в численности, набирать моральную и экономическую силу и что поэтому его победа и ниспровержение капитализма неизбежны. Но мы можем иметь лишь самые смутные предположения о том, когда и как будут нанесены последние решающие удары в социальной войне.

Революционная партия, по Каутскому, есть, таким образом, партия, бороздящая глубокие воды истории, органический продукт развития капитализма и классовой борьбы, представляющий прогрессивный сплав социалистической идеологии и рабочего движения. По словам Шандро, марксизм Второго Интернационала исходил из того, что «рост производительных сил определяет направление истории, что материальные и интеллектуальные условия социализма развиваются параллельно и что марксистская теория и рабочее движение гармонично сливаются».Практика большевизма как раз и состоит в разрыве с этим предположением о «гармоническом слиянии» — как ретроспективно рисует его Ленин в «Левом» коммунизме , успех настоящих революционеров зависит от неослабевающей борьбы различных политических течений, от которых уклонялся Каутский. в СДПГ, включая, как подчеркивает Троцкий в «Уроках октября » , интенсивные дебаты, имевшие место среди большевистских активистов и внутри партийного руководства во время и после революции.

Но более того, большевики были революционной партией в том смысле, что они активно вмешивались в классовую борьбу, помогая формировать и направлять революционный процесс. Ярче всего мы видим это, когда они организовывали восстания — сначала московское восстание декабря 1905 года, а затем, конечно, захват власти в октябре 1917 года. В трудах Ленина осенью 1917 года нет уверенности в том, что «низвержение капитализма неизбежно». Наоборот, они полны безотлагательности и убежденности в том, что, если большевики не воспользуются моментом, их и рабочий класс постигнет контрреволюционная катастрофа.Но во многих отношениях более важным был процесс между апрелем и октябрем, когда большевики систематически стремились завоевать большинство рабочего класса. Ленин объяснил, в чем заключались его Апрельские тезисы :

Массам надо дать понять, что Советы рабочих депутатов являются единственно возможной формой революционного правительства и что поэтому наша задача, пока это правительство поддается влиянию буржуазии, дать терпеливое, систематическое и настойчивое объяснение ошибок их тактики, особенно приспособленное к практическим потребностям масс.

Завоевание большинства также предполагало использование того, что позже будет названо единым фронтом. Например, в августе 1917 года большевики объединились с меньшевиками и эсерами, которые ранее преследовали большевиков как немецких агентов, чтобы остановить попытку военного переворота генерала Корнилова. Демократическая и открытая жизнь большевистской партии позволила ей отразить растущую радикализацию рабочих и солдат и направить ее в русло захвата власти.Но это не значит, что эти дебаты были просто бесплатными для всех. Осенью 1917 года на кону стоял главный вопрос: организовывать ли организацию для захвата власти. Доводы Ленина и Троцкого в пользу восстания (по тактике их подходы различались, а суждение Троцкого в целом оказалось лучше) встретили публичное сопротивление со стороны группы во главе с Зиновьевым и Львом Каменевым. В конце концов их оппозиция была преодолена ультиматумом большинства ЦК, угрожавшего им дисциплинарными взысканиями. Революционная партия не может функционировать, если дебаты не разрешены, хотя бы временно, и если меньшинство не уважает решения большинства.

Интеллектуальной основой стратегии большевиков была теория империализма, разработанная Лениным в годы войны. Так, в ключевом тексте в апреле 1917 г. он писал: «Мы хотим покончить с империалистической мировой войной, в которую втянуты сотни миллионов людей и в которую вовлечены интересы миллиардов и миллиардов капиталов, войной который не может закончиться действительно демократическим миром без величайшей пролетарской революции в истории человечества».Как отмечает Краус, этот анализ переместил противоречия российского общества в трансформацию, которую претерпел капитализм на глобальном уровне, — появление монопольно-капиталистических блоков и их конкуренцию, породившую межимпериалистическое соперничество, способное привести к мировым войнам, причиной которых была социалистическая революция. только ответный удар. Это оправдывало стремление к советской власти в России как начало глобального революционного процесса, в котором новый Коммунистический Интернационал будет стремиться связать воедино восстание рабочих и националистические восстания в колониях. Проведение этого процесса требовало обобщения большевистской модели революционной партии.

Проблема в том, что это новшество оказалось гораздо труднее экспортировать, чем советскую форму организации, которую рабочие вновь и вновь спонтанно открывали, следуя логике своей массовой борьбы. Ранний Коминтерн представлял собой героическую попытку сделать именно это на высокой скорости. Но, как показывает Клифф в своей биографии Ленина, оказалось чрезвычайно трудно привить то, что было действительно новым в большевистской стратегии и организации, к национальной специфике различных социалистических традиций.Не было легкой замены длительному и тяжелому процессу, в ходе которого большевики формировались в периоды массовой борьбы и реакции, в условиях репрессий и ссылок, создавая традиции совместных действий, активных дискуссий и взаимного доверия, которые доказали свою ценность в 1917 году. Сама власть и престиж большевиков после революции оказались решающим препятствием для подлинной интернационализации, поскольку они поощряли тенденцию национальных лидеров подчиняться Москве, а не творчески решать для себя стратегию и тактику, соответствующие их ситуации, обращаясь с большевиками. ‘ совет с уважением, но не как инструкция.Тенденция была институционализирована через «большевизацию» Коминтерна при Зиновьеве в середине 1920-х годов, а затем трансформировалась в систематическое подчинение национальных коммунистических партий внешнеполитическим потребностям Советского государства при Сталине.

Неспособность революции распространиться на запад позволила процессу неравномерного и комбинированного развития, создавшему условия для революции в 1905 и 1917 годах, теперь повернуть вспять в пользу контрреволюции. Логика межгосударственного соперничества, находящаяся в центре анализа Троцкого особенностей развития России, продолжала требовать быстрой индустриализации.Повторное навязывание этого императива потребовало уничтожения завоеваний Октябрьской революции. Это приняло весьма специфическую форму, которая дезориентировала левых на два поколения — не видимое свержение советского государства, а трансформация большевистского режима, который к началу 1920-х гг. к власти рабочего класса и их объективному положению в качестве руководителей государства, противостоящего более развитым империалистическим великим державам дальше на западе. Как и предсказывал Маркс, общественное бытие восторжествовало над сознанием: форсированная индустриализация России в конце 1920-х — начале 1930-х годов поставила рабочих и крестьян перед приоритетами накопления капитала и превратила СССР в самостоятельную империалистическую державу, захваченную глобальный процесс экономической и геополитической конкуренции — под лозунгом «строительства социализма».

В своей рассудительной и эрудированной недавней истории российской революционной эпохи Стив Смит предполагает, что этот результат указывает на то, что большевистский проект был неправильно понят.Он одобрительно цитирует предостережения лидера французских социалистов Жана Жореса и Каутского против ожидания социалистической революции в результате войны и добавляет:

Большевики никогда не сомневались, что декадентская капиталистическая система рано или поздно рухнет… Спустя сто лет… ясно, что русская революция возникла не из-за терминального кризиса капитализма… На протяжении 20-го века капитализм демонстрировал огромный динамизм и новаторство… несмотря на то, что он сосредоточил огромное богатство в руках немногих и создал новые формы отчуждения.

Этот аргумент, по-видимому, опирается на другую идею Каутского, а именно на то, что первая мировая война сама по себе не была следствием развития капитализма, который мог мирным путем развиться в глобально интегрированный «ультраимпериализм». Он игнорирует тот факт, что в годы, последовавшие за Октябрьской революцией, капитализм пережил самый тяжелый кризис в своей истории — Великую депрессию 1929—1939 годов. В 1934 году экономист-либерал Лайонел Роббинс совершенно ясно дал понять, что 1914 и 1929 годы тесно связаны: «Мы живем не в 4-м, а в 19-м году мирового кризиса».И капитализм вышел из этого кризиса через другую, еще более разрушительную империалистическую мировую войну, в ходе которой Холокост обнажил человечество в самом низшем положении. Авантюра Ленина, что социалистическая революция в России может разрушить весь империалистический колосс, если бы она удалась, предотвратила бы эту вакханалию варварства. Он любил цитировать немецкую поговорку: «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца [ Besser ein Ende mit Schmerzen als Schmerzen ohne Ende ]».

Сам Смит готов серьезно относиться к таким альтернативным историям.Интересный поворот имеет следующая критика Ленина:

Важно отметить, что он завещал структуру власти, которая благоприятствовала одному лидеру, и это сделало идеи и способности лидера гораздо более важными, чем в демократическом государстве. Из этого логически вытекает (хотя это часто упускается из виду теми, кто считает сталинизм органично вытекающим из ленинизма), что если бы Бухарин или Троцкий стали генеральным секретарем, то ужасы сталинизма не произошли бы, хотя экономическая отсталость и международная изоляция наступили бы. по-прежнему критически ограничивают пространство для маневра.

Но еще большее могло бы быть, если бы революция смогла вырваться из заточения в пределах Российской империи. Прежде всего, что, если бы немецкая революция вышла за рамки свержения кайзера и установления демократической республики? В период 1918–1923 годов в Германии наблюдался ряд наступлений и отступлений войск, боровшихся за немецкий Октябрь, закончившихся окончательным поражением. Но если мы отказываемся от детерминистского взгляда на историю и готовы предусмотреть альтернативные сценарии для большевистского режима, то логически нет оснований исключать возможность революционного прорыва за пределами России.И если бы это произошло, то история 20-го века была бы совсем другой. Упущение прелестей потребительского капитализма могло быть небольшой платой за то, чтобы избежать Освенцима и Хиросимы и начать строить подлинно коммунистическое общество.

Заключение

Но, увы, революция была проиграна. Это подводит нас к тому, к чему мы пришли, к «концу великого цикла» Бенсаида. В конце концов Советский Союз пал жертвой самой логики экономического и геополитического соперничества, которая его сформировала.Но отчасти из-за идеологических вложений большей части левых — даже многих из тех, кто критически относился к сталинизму — в СССР как в некотором смысле альтернативу капитализму, хотя и деформированную и извращенную, революции 1989–1991 годов значительно усилили глобальную неолиберальное наступление. Но сейчас сам неолиберальный капитализм находится в глубоком кризисе — не только из-за краха 2007–2008 годов и его последствий, но и из-за восстаний против партий правящего класса. Это создает благоприятный контекст для подтверждения того, что Октябрьская революция по-прежнему имеет значение в настоящее время.

Это не просто потому, что это представляет собой величайший политический удар, когда-либо нанесенный капиталистической системе. В частности, весь опыт большевизма должен оставаться основным ориентиром для тех, кто стремится продолжить революционную марксистскую традицию. Это не означает механического подражания, которое осуждал сам Ленин, в частности, на Четвертом конгрессе Коммунистического Интернационала в 1922 году. Троцкий, поборник «Уроков Октября», всегда настаивал на том, что продолжение традиции подразумевает процесс отбора то, что еще можно использовать из прошлого.Великий революционный опыт конца Первой мировой войны — не только в России 1917 г., но и в Германии 1918–1923 гг. и в Италии 1918–1920 гг. — требует тщательного критического изучения не как антикварного упражнения, а для установления истинных причин триумфов и неудач. той эпохи и тем самым научиться быть лучшими революционерами в настоящем.

В случае с Россией действие неравномерного и комбинированного развития в контексте мировой империалистической войны сделало возможным сплав универсального и частного, в особенности универсальной тенденции массовой борьбы рабочих к созданию ситуации двоевластия и особое существование революционной партии, способной воспользоваться таким положением.Можно ли повторить такую ​​сингулярную конвергенцию? Ставка революционной марксистской политики на то, что она может. Сближение народной самоорганизации и массовой революционной партии, конечно, произойдет в совсем иных условиях и в совсем иных формах, чем те, которые господствовали в России в 1917 году. гаснет свет, исходящий от 25 октября 1917 года, когда русский рабочий класс показал, что и как можно сломить капитал.

Алекс Каллиникос — профессор европейских исследований в Королевском колледже Лондона и редактор журнала International Socialism

Примечания

Ссылки

Аддисон, Пол, 1977, Дорога в 1945: британская политика и Вторая мировая война (четверка).

Али, Тарик, 2017, Дилеммы Ленина: терроризм, война, империя, любовь, революция (оборотная сторона).

Аллен, Киран, 2016, 1916: Революционная традиция Ирландии (Плутон).

Андерсон, Перри, 2002a, «Эпоха EJH», London Review of Books (3 октября), www.lrb.co.uk/v24/n19/perry-anderson/the-age-of-ejh

Андерсон, Перри, 2002b, «Противостояние поражению», London Review of Books (17 октября), www.lrb.co.uk/v24/n20/perry-anderson/confronting-defeat

Бенсаид, Даниэль, 2002 г., «Прыжки! Прыжки! Прыжки!», Международный социализм 95 (лето), http://pubs.socialistreviewindex. org.uk/isj95/bensaid.хтм

Бенсаид, Даниэль, 2003a, «Заметки о перегруппировках», http://danielbensaid.org/Notes-sur-les-regroupements?lang=fr

Бенсаид, Даниэль, 2003b, Меняющий мир: движения и стратегии (Textuel).

Брентон, Тони (редактор), 2016, Исторически неизбежно? Поворотные моменты русской революции (Профильные книги).

Брентон, Тони, 2017 г., «Письма: что осталось?», London Review of Books (18 мая), www.lrb.co.uk/v39/n10/letters#letter11

Бруэ, Пьер, 2004 [1971], Немецкая революция, 1917-23 (Брилл).

Буджен, Себастьян, Статис Кувелакис и Славой Жижек (редакторы), 2007, Ленинская перезагрузка: на пути к политике истины (Duke University Press).

Каллиникос, Алекс, 1977, «Советская власть», Международный социализм 103 (первая серия, ноябрь), www.marxists.org/history/etol/writers/callinicos/1977/11/sovpower.хтм

Каллиникос, Алекс, 1991, Месть истории: марксизм и восточноевропейские революции (политика).

Каллиникос, Алекс, 2001, «Обзор Славоя Жижека, Щекотливая тема , и Джудит Батлер, Эрнесто Лаклау и Славой Жижек, Случайность, гегемония, универсальность », Исторический материализм , 5. 9000

Каллиникос, Алекс, 2007 г., «Ленинизм в двадцать первом веке? Ленин, Вебер и политика ответственности», в Будген, Кувелакис и Жижек (ред.), 2007.

Каллиникос, Алекс, 2012 г., «Даниэль Бенсаид и разбитое время политики», International Socialism 135 (лето), http://isj.org.uk/daniel-bensad-and-the-broken-time-of -политика/

Каллиникос, Алекс, готовится к печати, «Ленин и империализм», в Томе Рокморе и Нормане Левине (редакторы), Справочник Пэлгрейва по ленинской политической философии (Пэлгрейв Макмиллан).

Кларк, Кристофер, 2013, Лунатики: как Европа вступила в войну в 1914 году (Пингвин).

Клифф, Тони, 1963, «Отклоненная перманентная революция», International Socialism 12 (первая серия, весна), www. marxists.org/archive/cliff/works/1963/xx/permrev.htm

Клифф, Тони, 1975-8, Ленин (4 тома, Плутон).

Клифф, Тони, 2003 [1948], «Природа сталинской России», в Марксистская теория после Троцкого: Избранные сочинения , том 3 (Закладки), www.marxists.org/archive/cliff/works/1948/stalruss /

Корр, Кевин и Гарет Дженкинс, 2014 г., «Дело об исчезновении Ленина», International Socialism 144 (осень), http://isj.org.uk/the-case-of-the-disappearing-lenin/

Корр, Кевин, 2017 г., «Апрельские тезисы Ленина и русская революция», Международный социализм 154 (весна), http://isj.org.uk/lenins-april-theses-and-the-russian- революция

Фенби, Джонатан, 2011, Генерал: Шарль де Голль и Франция, которую он спас (Саймон и Шустер).

Файджес, Орландо, 1996, Народная трагедия: русская революция 1891-1924 (Джонатан Кейп).

Файджес, Орландо, 2016 г., «Безобидный пьяница: Ленин и Октябрьское восстание», в Брентоне (изд. ), 2016 г.

Фитцпатрик, Шейла, 2017 г., «Что осталось?», London Review of Books (30 марта), www.lrb.co.uk/v39/n07/sheila-fitzpatrick/whats-left

Gluckstein, Donny, 1985, Западные Советы: рабочие советы против парламента, 1915-20 (Закладки).

Грамши, Антонио, 1975, Quaderni del carcere (4 тома, Эйнауди).

Грамши, Антонио, 1978, «Некоторые аспекты южного вопроса», в Выдержки из политических статей 1921-1926 (Лоуренс и Уишарт).

Харман, Крис, 1983, Утраченная революция: Германия с 1918 по 1923 год (Закладки).

Харман, Крис, 1990 г., «Разразившаяся буря: кризис в Восточном блоке», International Socialism 46 (весна), www.marxists.org/archive/harman/1990/xx/stormbreaks.html

Харви, Дэвид, 2014, Семнадцать противоречий и конец капитализма (Профильные книги).

Хейнс, Майк и Джим Вулфрис (редакторы), 2007, История и революция: опровержение ревизионизма (оборотная сторона).

Хинтон, Джеймс, 1973, Движение первых профсоюзных управляющих (Allen & Unwin).

Хобсбаум, Эрик, 1994, Эпоха крайностей: короткий двадцатый век, 1914-1991 (Пингвин).

Хобсбаум, Эрик, 2002, Интересные времена: жизнь 20-го века (Аллен Лейн).

Каутский, Карл, 1909, Дорога к власти (Сэмюэль А. Блох), www.marxists.org/archive/kautsky/1909/power/index.htm

Каутский, Карл, 2011 [1914], «Империализм», у Ричарда Б. Дэя и Даниэля Гайдо (ред.), Открытие империализма: от социал-демократии до Первой мировой войны (Брилл).

Краус, Тамаш, 2015, Реконструкция Ленина: интеллектуальная биография (Monthly Review Press).

Ленин, В.И., 1964а [1917], «Задачи пролетариата в современной революции», в Собрание сочинений , том 24 (Прогресс), www.marxists.org/archive/lenin/works/1917/apr/04.htm

Ленин, В.И., 1964b [1917], «Задачи пролетариата в нашей революции (Проект платформы пролетарской партии)», в Собрание сочинений , том 24 (Прогресс), www. marxists.org/archive/lenin /works/1917/tasks/index.htm#ch22

Ленин, В.И., 1964c [1919], «Выборы в Учредительное собрание и диктатура пролетариата», в Собрание сочинений , том 30 (Прогресс), www.marxists.org/archive/lenin/works/1919/dec /16.хтм

Ленин, В.И., 1964d [1920], «Левый» коммунизм: детская болезнь, в Собрание сочинений , том 31 (Прогресс), www.marxists.org/archive/lenin/works/1920/lwc/index .htm

Ливен, Доминик, 2015, Навстречу огню: Империя, война и конец царской России (Пингвин).

Ливен, Доминик, 2016 г., «Иностранное вмешательство: долгосрочная перспектива», в Брентоне (изд.), 2016 г.

Лих, Ларс, 2001, «Обзор Ричарда Пайпса, Неизвестный Ленин (1996) и В.И. Ленин, Неизвестные документы, 1891-1922 (1999)», Канадско-американские славистики , том 35, выпуск 2-3.

Лих, Ларс, 2006, Ленин заново открыт: что делать? в контексте (Брилл).

Люксембург, Роза, 1908 г. , «Реформа или революция?», www.swp.org.uk/sites/all/files/pamphlets/3_revolutionary-classics-course_reform-or-revolution.pdf

Мэтьюз, Оуэн, 2017 г., «Почему путинская Россия будет хранить молчание о 1917 г.», Spectator (7 января), www.spectator.co.uk/2017/01/why-putins-russia-will-be-keeping -тихо-о-1917/

Майер, Арно Дж., 2000, Ярости: насилие и террор во французской и русской революциях (издательство Принстонского университета).

Молинье, Джон, 2017, Ленин на сегодня (Закладки).

Мерфи, Кевин, 2005, Революция и контрреволюция: классовая борьба на московском металлургическом заводе (Бергхан).

Nolte, Ernst, 1987, Der europäische Bürgerkrieg 1917-1945: Nationalsozialismus und Bolschewismus (Propyläen Verlag).

Осборн, Эндрю, 2005 г., «Путин: распад Советского Союза был «катастрофой века»», Independent (25 апреля), www.Independent.co.uk/news/world/europe/putin-collapse-of-the-soviet-union-was-катастрофа-оф-те-века-521064. html

Пайпс, Ричард (редактор), 1996, Неизвестный Ленин: из секретного архива (издательство Йельского университета).

Пирани, Саймон, 2008, Русская революция в отступлении, 1920-24: советские рабочие и новая коммунистическая элита (Рутледж).

По, Маршалл, 2003, Русский момент в мировой истории (издательство Принстонского университета).

Рабинович, Александр, 2017 [1976], Приход к власти большевиков: Революция 1917 года в Петрограде (Плутон).

Рис, Джон, 1991, «В защиту Октября», Международный социализм 52 (осень), www.marxists.org/history/etol/writers/rees-j/1991/xx/october.html

Ридделл, Джон (редактор), 2015 г., В массы: Материалы Третьего Конгресса Коммунистического Интернационала, 1921 г. (Брилл).

Роббинс, Лайонел, 1934, Великая депрессия (Макмиллан).

Шандро, Алан, 2014, Ленин и логика гегемонии: политическая практика и теория в классовой борьбе (Брилл).

Шерри, Дэйв, 2017, Россия 1917: Рабочая революция и праздник угнетенных (Закладки).

Смит, Стив А., 1983, Красный Петроград: революция на фабриках, 1917–1918 (издательство Кембриджского университета).

Smith, SA, 2017, Россия в революции: империя в кризисе, 1890–1928 (Oxford University Press).

Stone, Norman, 1983, Europe Transformed 1878-1919 (Фонтана).

Stone, Norman, 2008 [1975], Восточный фронт 1914-1917 (Пингвин).

Туз, Адам, 2014 г., Всемирный потоп: Великая война и переустройство глобального порядка, 1916-1931 гг. (Аллен Лейн).

Троцкий, Леон, 1973, 1905 (Пингвин).

Троцкий, Леон, 1975, «Уроки Октября», в Вызов левой оппозиции (1923-25) (Следопыт).

Троцкий, Леон, 2017 [1930], История русской революции (Пингвин).

Жижек, Славой (ред.), 2002, Революция у ворот: Избранные сочинения Ленина 1917 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.