Игорь и олег князья: Воспитанник Олега — князь Игорь. Русский Стамбул

Содержание

Воспитанник Олега — князь Игорь. Русский Стамбул

Читайте также

Глава VI Князь Игорь. 912—945 г.

Глава VI Князь Игорь. 912—945 г. Бунт Древлян. Явление Печенегов. Нападение Игоря на Грецию. Договор с Греками. Убиение Игоря.Игорь в зрелом возрасте мужа приял власть опасную: ибо современники и потомство требуют величия от наследников Государя великого или презирают

Глава VI КНЯЗЬ ИГОРЬ. Г. 912-945

Глава VI КНЯЗЬ ИГОРЬ. Г. 912-945 Бунт Древлян. Явление Печенегов. Нападение Игоря на Грецию. Договор с Греками. Убиение Игоря. Игорь в зрелом возрасте мужа приял власть опасную: ибо современники и потомство требуют величия от наследников Государя великого или презирают

Где погиб князь Игорь?

Где погиб князь Игорь? Относительно недавно, летом 2008 года, в российской прессе появилось сенсационное сообщение: найдено место предполагаемой казни легендарного князя Игоря, супруга княгини Ольги! Украинские исследователи утверждали, что точно знают, где древляне

33.

 ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИГОРЬ

33. ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИГОРЬ Густыми и темными были псковские леса. Десяток верст от города — а уже глухомань. Лишь кое-где между громадами вековых деревьев и зарослями кустарника змеились неприметные тропинки. Погожим летним днем по такой тропинке вышел на берег реки молодой

17. ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИГОРЬ II, СЫН ОЛЕГА

17. ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИГОРЬ II, СЫН ОЛЕГА Клятва по нужде. Турова божница. Киевлян мятеж. Ратша. От суда положенное. На следующий день после смерти и погребения Всеволода приехал Игорь в Киев и встречен по обычаю. Придя же в дом Ярославов, созвал киевских вельмож и всех знатных

Князь Игорь (912–945)

Князь Игорь (912–945) В 913–914 гг. ладьи русов совершили военный поход на юг Каспия. Видимо, инициаторами предприятия выступили купцы Итиля и Семендера, стремившиеся к контролю над торговыми путями, ведшими в Багдад и в иные города Востока.

В первые десятилетия X в.

Князь Игорь. 912–945 гг.

Князь Игорь. 912–945 гг. Княжение Игоря вообще не ознаменовалось в памяти народной никаким великим происшествием до самого 941 года, когда Нестор, согласно с Византийскими Историками, описывает войну Игореву с Греками. Сей Князь, подобно Олегу, хотел прославить ею старость

Б. Рыбаков. Князь Игорь и хан Кончак[48]

Б. Рыбаков. Князь Игорь и хан Кончак[48] «Игорь Святославич родился в 1151 г. В этом году его отец в союзе с сыном половецкого хана Боняка пытался овладеть Киевом. Приглашение половцев в качестве своих союзников для войны с русскими князьями было, как видим, давней семейной

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИГОРЬ

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИГОРЬ 912-945Подданные племена попытались было отложиться (913), привязанные слабыми узами к Киеву, но Игорь сходил на древлян (914) и возложил на них дань больше Олеговой. Новый князь должен был отличиться каким-нибудь необыкновенным подвигом. Игорь вздумал идти в

Всеволод Большое Гнездо и князь Игорь

Всеволод Большое Гнездо и князь Игорь Б. А. Рыбаков спрашивает: «Откуда Л. Н. Гумилеву известно, что в 1185 году Всеволод Юрьевич был враждебен к Святославу Киевскому и Игорю Северскому? Ведь надо же знать, что после битвы на Влене враги помирились, что «Всеволод же

Князь Игорь: проблемы летописной биографии

Князь Игорь: проблемы летописной биографии  Кто был преемником вещего Олега?Ответ, казалось бы, известен — князь Игорь. Однако историческая критика вправе поставить под сомнение династическую легенду Повести временных лет.Прежде всего ее сведения расходятся с

Князь Игорь и его родичи

Князь Игорь и его родичи  Княжеский род Русской/Киевской земли нельзя было причислить к старинным владетельным родам. Ко времени рождения Игоря, то есть в начале 920-х гг., ему, как и всей Русской/ Киевской земле, по-видимому, едва насчитывалось полсотни лет.Смерть вещего

Глава VI Князь Игорь. г. 912-945

Глава VI Князь Игорь. г. 912-945 Бунт Древлян. Явление Печенегов. Нападение Игоря на Грецию. Договор с Греками. Убиение Игоря. Игорь в зрелом возрасте мужа приял власть опасную: ибо современники и потомство требуют величия от наследников Государя великого или презирают

В тени Вещего Олега


В тени Вещего Олега

  Князь Олег желал установить свой контроль на всем протяжении торгового пути «из варяг в греки». Игорю в его планах отводилась роль гаранта законности его притязаний.

  Еще в 864 году варяги из ближнего круга Рюрика — Аскольд и Дир — были им отпущены в поход на Византию. Следуя вместе со своими дружинами водным путем, они достигли Киева, племенного центра полян, и захватили в нем власть. Пределы их государства в Среднем Поднепровье включали киевское правобережье, верховья реки Горыни с примыкающим к ним водоразделом между Западным Бугом и Днестром, а на левом берегу Днепра — Чернигов и Переяславль с землями, границы которых сегодня трудно определить.

  Поход на юг. Князь Олег обладал выдающимися талантами полководца, но он был также не лишен государственного ума. Его манили богатства Византии и стран Востока, но чтобы совершать туда военные набеги, ему необходимо было приблизиться к их границам. Богатый Киев, стоявший на Днепре, главной водной артерии юга Руси, был избран им в качестве возможной новой столицы государства. В течение трех лет Олег готовил завоевательный поход в Среднее Поднепровье. За это время в его рать влились свежие варяжские отряды, а также «великое множество» словен, веси, чуди и мери. В 882 году все это воинство двинулось на юг. Покорив Смоленск, город кривичей, и Любеч, город северян, новгородский князь приблизился к окрестностям Киева, где княжили Аскольд и Дир. Захватить укрепленный город, стоявший на холме и обороняемый сильной — тоже варяжской — дружиной, можно было только хитростью.

  Злодейское убийство. Оставив главную часть войска на подступах к Киеву, князь Олег с несколькими дружинниками и малолетним Игорем высадился на берегу — Днепра, объявив себя варяжским купцом, направлявшимся в Византию и желавшим видеть местных правителей. Чтобы продемонстрировать собственное миролюбие, Олег поднял на руки Игоря и пошел к городу, прижимая к себе ребенка. Согласно летописи, интерес киевских князей к варяжскому гостю был так велик, что они поспешили на берег навстречу ему. Когда Аскольд и Дир приблизились, Олег заявил им, что они незаконно владеют городом, ибо не имеют княжеского происхождения, и, показав на Игоря, наследника княжеской власти, воскликнул: «Вот сын Рюриков!». По указанию Олега воины, до той поры прятавшиеся под лодками на берегу реки, бросились на Аскольда и Дира и убили их. Киевляне покорно подчинились новому правителю. Так князь Олег объединил в своих руках власть над Новгородом и Киевом. Земли, подвластные ему, вытянулись сравнительно узкой полосой вдоль водных путей от Ладоги до Днепра.

  Присоединение новых земель. Провозгласив Киев «матерью городов русских», князь Олег принялся энергично расширять и укреплять свои владения. Он подчинил древлян, обитавших на правой стороне Днепра, заставив их платить регулярную дань «черными куницами».

  Затем из Восточного Поднепровья были вытеснены хазары, а населявшие эти места северяне и радимичи также стали подданными нового киевского властителя. Князь Олег ставил города и укрепленные военные станы на юго-западе для обороны от кочевников. Игорь все это время пребывал в Киеве, однако летописи не сообщают никаких подробностей относительно его жизни и деятельности.

  Наступление на Византию. Согласно «Повести временных лет», установив мир и покой в своих владениях, князь Олег устремил взор на соседние земли, и, прежде всего, на Византию: он хотел завладеть торговыми путями на Черном море.

  В 907 году киевский князь, собрав огромное войско из населения всех подвластных земель, выступил в поход во главе восьмидесятитысячной рати, размещенной на 2000 гребных судов. Когда русы приблизились к Константинополю, император Леон приказал перегородить гавань гигантской цепью, чтобы не дать войти в нее вражеским ладьям. Тогда Олег приказал поставить суда на колеса и с поднятыми парусами двинул свой флот посуху на Царьград, защитники которого были ошеломлены подобным зрелищем. Константинополь запросил мира и предложил киевскому князю дань. Примечательно, что в тексте заключенного в 911 году русско-византийского договора Олег назван «великим князем русским», а имя Игоря не было упомянуто. Этот факт заставлял историков разных поколений предполагать, что у Игоря было особое место в политической системе Древнерусского государства.

  Смерть Вещего Олега. Автор «Повести временных лет» подробно описывает триумфальное возвращение князя Олега в Киев с богатыми трофеями. Все полагали, что большой успех в византийском походе объясняется необычным даром Олега предвидеть военную удачу. Поэтому народная молва назвала князя Олега — Вещим. Однако магические способности не помогли князю избежать нелепой смерти от укуса змеи.

Загадки летописания. Игорь, Ольга и Святослав.

    Одной из важнейших проблем генеалогии Русского рода и истории Руси 10 века является датировка рождения и жизни родоначальников Киевского Дома русских князей  или точнее князей полян-руси – Великого князя Игоря и его сына Святослава. Проблема эта усложняется еще и тем обстоятельством, что как для Игоря, так и для Святослава имеется ряд серьезных доказательств и для классических датировок, и для альтернативных.


   Классическая версия гласит, что Игорь был сыном варяжского князя Рюрика, приглашенного в 862 году на новгородский престол, что родился он незадолго до смерти отца (879 год), а потому княжение перешло к его опекуну Олегу Вещему, который и принес Игоря в Киев, где княжил еще 31 год и лишь после его загадочной смерти престол перешел к сыну Рюрика. Соотвественно у Игоря и его супруги Ольги, которых поженил в 903 году в 942 году, незадолго до смерти Игоря в 945м, родился единственный сын Святослав. Это каноническая версия русской генеалогии, которая остается неизменной во всех без исключения источниках, которые вообще упоминают о происхождении Игоря: Рюрик родил Игоря – Игорь родил Святослава. Меняются хронология, статус и происхождение других участников  сопутствующих событий (Дира и Аскольда, Олега Вещего, которые в летописях предстают в самом разнообразном качестве, а иной раз, как Олег и вовсе могут исчезнуть!), но эта формула остается неизменной, что всерьез заставляет усомниться в ее вымышленности! Она присутствует и в классических текстах ПВЛ и НПЛ и в «еретических» Иоакимовской, Никоновской, всех поздних летописях, у Длугоша и Рейтенфельса! Относительно  Игоря несколько меняется хронология и его дееспособность и роль в приходе в Киев. Так, в ПВЛ, где рождение Игоря недатировано, но в описании захвата Олегом Киева в 882м он изображен младенцем, которого носят на руках, хотя исходя из того, что Рюрик умер в 879 году, его сыну должно быть не менее 3х лет. Воскресенская летопись датирует рождение Игоря 866, а Никоновская – 865 годом, следовательно в Киев он должен был прибыть уже в 16-17летнем возрасте! НПЛ младшего извода относит приход Игоря в Киев к 920 году и изображен он естественно уже взрослым и самостоятельным правителем, при котором Олег играет роль лишь воеводы. Такая генеалогия (крайне сомнительная сама по себе) еще более смущает, если мы согласимся с датировкой ПВЛ рождения Святослава в 942 году! Выходит, что первенец родился у Игоря как минимум в 63хлетнем возрасте! Не менее проблематичным выглядит и его рождение у Рюрика, который скорее всего является ободритским князем, старшем сыном князя Вагрии Годлава, убитого в 808 году датчанами. Реальное его прибытие в Приильменье следует отнести к 856 году – датировка этой части летописи отступает от реальной на 6 лет (поход русов на Царьград 860 года датирован 866 годом). Следовательно, сам Рюрик родился не позднее 806 года, а в 879 ему должно было быть уже не менее 73 лет! Если связывать происхождение Игоря с Рюриком, то приходится признать, что здесь не хватает как минимум одного звена! Все это заставляет сомневаться в истинности «рюриковой» генеалогии Игоря и «Рюриковичей», а также подталкивает к тому, чтобы передвинуть рождение Игоря, как и Ольги в первую четверть 10 века, тем более, что и в 940-950х они ведут себя совсем не как старые люди.

    Относительно Святослава также не все благополучно в источниках. В договоре 944 года Святослав представлен собственным послом наравне с отцом, матерью (при этом в списке он стоит выше ее, как наследник престола!) и прочими многочисленными родственниками – «боярами». Спустя 4 года Константин Багрянородный упоминает, что Святослав правит в «Немогарде». Если «самостоятельное» княжение в 8 лет еще можно предположить, то упоминание 2хлетнего младенца в международном договоре крайне сомнительно. Еще больше сомнений вызывает корпус летописных известий о рождении Святослава в год смерти Симеона Великого, царя Болгарии – в 927 году! В невероятной форме это отразилось даже в ПВЛ, в Ипатьевском списке которой под 942 годом (классическая дата рождения Святослава) записано известие о смерти Симеона во время похода на хорватов!  Что характерно, именно в этой части летописи в хронологии царит невероятная путаница. Наряду с достоверными датами византийской истории вставлены известия о деятельности Симеона, при этом он продолжает действовать и в 929м и в 942 году! Что характерно, если передвинуть на необходимые 15 лет (942-927) назад известие 929 года, то получим 914 год – реальную дату болгаро-византийской войны, отмеченную, между прочим, той же ПВЛ в тех же самых выражениях! Следовательно, жизнь Симеона была искусственно растянута, так как с ним увязывалось рождение Святослава! Такая датировка объясняет и участие посла Святослава в заключение международных договоров (в 944 году ему было в этом случае 17 лет!) и самостоятельное княжение в «Немогарде».

   Сторонники классической датировки противопоставляют этим рассуждением предание о мести Ольги древлянам под 945 годом, где Святослав изображен ребенком, едва способным держать дротик – сулицу, долгое правление Ольги, как регента при маленьком сыне, то что Святослав начинает бурную активность только в 960е, что объясняется летописцем, что Святослав вырос (хотя ему даже по классической версии было уже 20 лет!), а также то, что его сыновьям – Ярополку, Олегу и Владимиру — в 969 году, когда он посадил их в Киеве, Овруче и Новгороде было вероятно лет по 15-17 (они были неженаты и не имели сыновей). На эти возражения можно ответить следуещее:

  1. Предание о мести Ольги вполне могло быть отредактировано, как и описание захвата Олегом Киева с младенцем Игорем на руках, вполне возможно, что Святослав по каким-то причинам вообще мог не принимать участия в древлянском погроме, наконец, вся совокупность источников позволяет заключить что Игорь умер много позже летописной даты (Константин знает его в 948 году!), в 950х, а в это время Святославу было уже более 8ми лет!
  2. Регентство Ольги затянулось в любом случае, что позволяет заключить, что она никогда не была опекуном Святослава, который уже на момент смерти отца мог занять престол, а была признанной главой государства, что подтверждают зарубежные источники, знающие именно ее, правительницу Руси – «королеву ругов», «архонтиссу России»!
  3. Относительно возраста Святославичей у нас нет достоверных данных, но их предположительный возраст на 969 год (15-17 лет) и соответственно приблизительная дата рождения в 952-954 гг. , когда Святославу было 25-27 лет, вовсе не противоречит возрасту Святослава – история знает примеры, когда у правителей рождались наследники и в более позднем возрасте по разным причинам, к примеру практически все римские императоры умирали без наследников, Александра Македонского практически заставили жениться и зачать наследников, у юного короля Франции Генриха I Капетинга, супруга Анны Ярославны, перед этим последним удачным браком умерли две жены, не оставившие наследников – причины были самые разные!

       Кроме того, есть все основания полагать, что незаконнорожденный Владимир был несколько старше своих братьев. Его возраст Переяславско-Суздальский летописец на момент смерти указывает как 73 года, то есть именно он должен был родиться в 942 году! Старшинство Владимира косвенно подтверждается и тем, что именно у него первого рождается первенец – Вышеслав. Конечно, дата 942 год для рождения будущего Крестителя тоже весьма проблематична. Уместнее всего относить его рождение к первой половине 950х гг. , вскоре после смерти Игоря, так как в судьбе Малуши и Владимира принимает участие только одна Ольга. Иоакимовская летопись сообщает, что младшим из трех Святославичей был Олег, из Богемских хроник известно, что накануне гибели он отправил в Чехию своего маленького сына (вероятно вместе с матерью, к ее родственникам, что позволяет сделать вывод о том, что ребенок мог быть младенцем и возможно даже ровесником Вышеслава, мать которого в ПВЛ названа также «чехиней», хотя по Иоакимовской летописи она была «варяжкой»), опасаясь Ярополка. Скорее всего, у Ярополка, как и у Генриха Капетинга, да и у Святослава скорее всего, были серьезные проблемы с невестой для равного брака, хотя в 969м он был достаточно взрослым для того, чтобы отец привез ему из Византии греческую красавицу-монашку в жены. В начале своего правления, как считают многие исследователи, Ярополк сватался к полоцкой княжне Рогнеде, хотя в летописи это событие отнесено уже к концу 970х, но соперник в сватовстве Владимир, оскорбленный отказом Рогнеды, взял ее силой, истребив ее семью и разорив Полоцк. В итоге, как можно судить по «Генеалогии Вельфов», невестой киевского короля стала родственница Оттона I, дочь швабского графа Куно Эннингена.

   Кто была супруга Святослава и мать Ярополка и Олега, а м.б. и других его сыновей (из византийских хроник известно имя одного – Сфенга, «Сага о Бьерне» называет соперника Владимира Кальдимара, которого Никоновская летопись скорее всего знает как Володаря, сообщая, что у него еще был брат, убитый вместе с ним) остается неизвестным. Татищев сообщает, что это была венгерская княжна !), которую он отождествляет с Предславой из договора 944 года. Это сомнительно, так как полудикие кочевники, недалеко ушедшие от печенегов, какими в 10 веке были вожди венгров, едва ли были ровней наследнику русского престола, до браков русских князей со степнячками-половчанками оставалось еще больше ста лет!

   Итак, наиболее вероятной датой рождения Святослава является 927 год. Это в свою очередь служит отправной точкой для определения возраста его родителей и даты их брака. Святослав, несомненно, был первенцем киевской четы и их наследником. Логично предположить, что первенец родился вскоре после свадьбы родителей, а, следовательно, Ольга стала супругой Игоря Киевского примерно в 925-926 годах. Сама Ольга, скорее всего, имела дунайское происхождение. Источники, независимые от варягофильских редакций ПВЛ и церковно-житийной литературы, объявлявшие ее уроженкой северного Пскова, которого в те годы даже не существовало, выводят Ольгу из древней столицы болгарской Плиски. Другие источники уточняют, что матерью ее была варяжская княжна (согласно Иоакимовской летописи Ольга, как и Рюрик происходили из рода Гостомысла), а отец ее был русским, что Олег Вещий был ее двоюродным братом (Богемские хроники), а одна из летописей называет ее отцом «половецкого князя Тмуторокана»! С.Э. Цветков объяснил это путанное известие тем, что изначально имелся в виду князь дунайского двойника Тмуторакани Тутракана. Таким образом, можно сделать вывод, что Ольга принадлежала к роду дунайских князей русов, была близкой родственницей Олега Вещего, но жила в болгарской Плиске, вероятно как заложница, после того, как Симеон Великий аннексировал Дунайскую Русь после смерти Олега в 913м. Свадьба Ольги и Игоря в 925-926 гг. становится понятной, если мы обратимся к письму патриарха Николая Мистика Симеону, в котором он предупреждает болгарского царя о создании ромеями антиболгарской коалиции из русов, печенегов, венгров и алан в 924 году. Симеону для проведения его балканской политики было необходимо разбить эту коалицию и тем самым  ликвидировать угрозу с севера. Для этого лучшим средством была свадьба Ольги и одного из авторитетнейших на тот момент русских вождей – Игоря. Вероятно, важную роль в этом соглашении сыграл наследник Вещего Олега – Светлый князь Олег Олегович (будущий последний правитель Моравии!), что отразилось в летописном предании о том, что Олег Вещий привел Ольгу Игорю еще в 903 году. Опираясь на это, мы можем датировать рождение Ольги примерно 908-910 гг., Игорь был, если отказаться от версии о варяжском его происхождении,  несколько старше, может быть лет на пять.

   Эта датировка не оставляет камня на камне от летописной варяжской легенды о происхождении Игоря от Рюрика, но не объясняет совершенно того странного единодушия источников, подчас не зависимых друг от друга, о том, что Игорь был сыном Рюрика. Отсюда следует вывод, что за летописным сказанием о связи Рюрика и Игоря была какая-то реальность, но в этой генеалогии не хватало как минимум одного звена. Здесь представляют интерес путаные известия Богемских хроник о русских беглецах в Чехии и Моравии:

  1.  Еще в 1593 году известный чешско-польский писатель Бартоломей Папроцкий в своем сочинении «Zrdcadlo slawneho Margkrabstwij Morawskeho» изложил краткую историю появления в Моравии русского родоначальника Жеротинов (одного из местных знатных родов) — сына Колги (вероятно, Олега) Святославича, племянника русских князей Ярополка и Владимира. Этот князь был отправлен в Чехию к местным князьям своим отцом, который опасался угроз «сурового тирана» Ярополка, желавшего убить и своего брата, и его сына. Ярополк действительно собственноручно убил Колгу, но затем и сам стал жертвой гнева брата Владимира. Между тем сын Колги, посланный отцом в Чехию с большим запасом золота и серебра, привязался к новой родине, отказался от титула князя и принял достоинство рыцаря. Этот рассказ несомненно отражает хорошо известную из Повести временных лет историю борьбы Святославичей в 70-х годах X века. Однако Б. Папроцкий, связывая это повествование с «анналами русскими и польскими», датировал происходившие события почему-то 861 (6370) годом.
  2.  Несколько иначе излагалась история русского беглеца в небольшом трактате по генеалогии рода Жеротинов — «De origine baronum a Zierotin», написанном Яном Амосом Коменским в 1618–1621 годах, когда он проживал в Моравии и был в числе приближенных одного из Жеротинов. Рукопись эта до нас не дошла, но содержащиеся в ней данные о Руси были использованы в вышедшем в свет в 1677 году труде моравского историка Томаша Пешины из Чехорода «Mars Moravicus». Согласно известиям Я. А. Коменского и Т. Пешины, беглеца из Руси звали Олегом (Olegus) и появился он не в Чехии, а в Моравии, и не 861 (6370) году, а в первой половине X века. Олег был племянником князя Ярополка, но Т. Пешина допускал, что он мог быть и братом Ольги, жены Ярополка (?), отца «Jori» (Игоря?).
  3. Еще позднее Ян Стржедовский включил сходные с имеющимися у Я. А. Коменского и Т. Пешины известия в свою книгу «Sacra Moraviae Historia sive Vita SS. Cyrilli et Methudii» (1710). Любопытно, что Я. Стржедовский был уверен в том, что русский беглец Олег являлся сыном Вещего Олега и родственником Игоря. Отметим, правда, что среди трудов, которыми пользовался Я. Стржедовский, были «Записки о Московии» Сигизмунда Герберштейна, посещавшего в начале XVI века Россию, в которых содержится рассказ о Вещем Олеге и Игоре, извлеченный из какой-то русской летописи. Поэтому мы можем допустить, что сообщение Я. Стржедовского о родстве Олегов — его предположение, весьма вероятное, но которое автору казалось историческим фактом, исходя из того, что и Игорь, и Олег Моравский жили в одно время.
  4. Согласно информации Т. Пешины и Я. Стржедовского, беглец Олег бежал в Моравию в 936 году. Обстановка здесь была сложная. В 936 году чешский князь Вацлав был избран моравскими вельможами своим князем, но вскоре он был убит старшим братом Болеславом, правившим в это время в Чехии. Болеслав хотел нераздельно править обоими государствами — и Моравией, и Чехией. Но он просчитался. Германский король, позднее император, Оттон I «вооружил» в 939 году мораван против Болеслава. Знатнейшие мораване избрали, при поддержке Оттона I, своим правителем русского беглеца — князя Олега. В 940-х годах Олег вел упорную, но безуспешную борьбу с венграми, вторгшимися в это время в Моравию. Отметим, что история этой борьбы описана с применением точных дат и весьма последовательно. В этой борьбе Олег пользовался помощью и поляков, и родственников из Руси, с которыми он помирился. Борьба завершилась полным разгромом сил Олега и захватом венграми всей Моравии. После этого, согласно информации Т. Пешины, незадачливый моравский правитель перебрался в Польшу. Я. Стржедовский продолжает его историю сообщением, что в дальнейшем знатный беглец переехал на Русь, где был с почетом принят Ольгой, которая тогда правила в Киеве. Вместе с Олегом в Польшу и на Русь бежало множество христиан из Моравии, которые и способствовали распространению христианства в этих странах. Именно мораване основали на Руси христианскую общину, а Олег убедил Ольгу креститься. Умер князь на Руси в 967 году.

Существует, как видим, три версии:

  1. Олег – племянник Ярополка или брат его жены Ольги. Ярополк – отец  Jori – Игоря!
  2. Сын Колги. Колга  — древлянский князь Олег Святославич, брат Ярополка и Владимира. Известия о судьбах князей Руси соотвествуют летописным, кроме дополнения о судьбе сына олега, который не назван по имени, что придает большего веса реальности.
  3. Реконструкция Стржедовского: Олег, избранный королем Моравии был сыном Вещего Олега.

      Можно предположить, что в версии №1 смешались второе и третье известия о русских беглецах на Руси. Но генеалогия первой версии имеет некоторый интерес, если предположить, что «Ярополк» действительное имя неизвестного русского князя, отца Игоря. Сын Ярополка Игорь – Игорь Киевский, следовательно сестра Олега Ольга – жена не Ярополка, а именно Игоря. Такая генеалогия могла бы объяснить выбор Святославом имен для своих сыновей – старшего наследника он назвал в честь своего деда, а младшего – в честь русского героя Олега Вещего, имя Владимира, незаконнорожденного сына, могло быть дано в честь эпического Владимира Красно Солнышко. Таким образом, Ярополк, фигурирующий только как отец Игоря, мог быть тем самым недостающим звеном между Игорем и Рюриком, но ничем не прославившийся деятель, скрытый за титанической фигурой Олега Вещего мог быть  забыт летописцами и сказителями.

    Еще больший интерес представляют эти рассуждение с учетом сравнения Варяжской легенды с «Сагой о Хрольве Пешеходе.»

  

3.


Конспект по истории России на тему «Князь Игорь»

Князь Игорь

До 912 года Киевской Русью правил князь Олег от имени Игоря, поскольку последний был еще совсем юным. Будучи от природы и воспитания скромным, Игорь уважительно относился к старшим и не смел предъявлять свои права на престол при жизни Олега, который за свои дела окружил свое имя ореолом славы. Князь Олег одобрил выбор жены для будущего правителя. Киевский князь Игорь женился в 903 году на простой девушке – Ольге, жившей вблизи Пскова.

Начало правления

После того, как умер Олег, Игорь стал полноправным князем Руси. Его правление началось войной. В это время племя древлян решило выйти из-под власти Киева и началось восстание. Новый правитель жестоко покарал восставших, нанеся им сокрушительное поражение. Этим сражением начались многочисленные походы князя Игоря. Результатом похода на древлян стала безоговорочная победа Руси, которая на правах победителя потребовала с восставших дополнительную дань. Следующие походы были направлены на противостояние с печенегами, которые, изгнав из Урала племена Угорцев, продолжили свое продвижение на Запад. Печенеги, в борьбе с Киевской Русью, заняли низовья реки Днепр, тем самым перекрывая торговые возможности Руси, поскольку именно через Днепр проходил путь из варяг в греки. Походы, которые проводил князь Игорь, против половцев осуществлялись попеременным успехом.

Походы на Византию

Несмотря на продолжающееся противостояние с половцами, новой войны продолжаются. В 941 году Игорь объявляет войну Византии, тем самым продолжая внешнюю политику предшественников. Причиной же новой войны послужило то, что после смерти Олега Византия посчитала себя свободной от предыдущих обязательств и перестала выполнять условия мирного договора. Поход на Византию был поистине выдающимся. Впервые столь большая армия надвигалась на греков. Киевский правитель взял с собой около 10 000 кораблей, если верить летописцам, что в 5 раз больше того войска, с которым одержал победу Олег. Но на этот раз русским не удалось застать греков врасплох, те успели собрать большое войско и первую битву на суше выиграли. В результате русичами было решено выиграть войну морскими сражениями. Но и этого не получилось. Византийские корабли при помощи специальной зажигательной смеси начали жечь русские суда с помощью нефти. Русские войны были просто поражены этим оружием и восприняли его, как небесное. Армии пришлось вернуться в Киев.

Через два года, в 943 году, князь Игорь организует новый поход на Византию. На этот раз армия была еще больше. Помимо русского войска были приглашены наемные отряды, которые состояли из печенегов и варяг. Войско двинулось к Византии по морю и по суше. Новые походы обещали быть успешными. Но внезапной атаки не получилось. Представители города Херсонес успели доложить византийскому императору, что новое многочисленное русское войско надвигается на Константинополь. На этот раз греки решили избежать сражения и предложили новый мирный договор. Киевский князь Игорь, посовещавшись со своей дружиной, принял условия мирного договора, которые были идентичны с условиями договора, подписанного византийцами с Олегом. На этом византийские походы были завершены.

Конец правления князя Игоря

Согласно записям в летописях, в ноябре 945 года Игорь собрал дружину и двинулся к древлянам для сбора дани. Собрав дань, он отпустил большую часть войска и с небольшой дружиной отправился в город Искоростень. Целью этого визита было требование дани лично для себя. Древляне были возмущены и задумали убийство. Вооружив войско, они двинулись в путь навстречу князю с его дружиной. Так произошло убийство киевского правителя. Его тело было погребено недалеко от Искоростеня. По легенде убийство отличалось крайней жестокостью. Его привязали по рукам и ногам к склоненным деревьям. Затем деревья отпустили… Так завершилось правление князя Игоря…

Князь олег и игорь. Вещий Олег: биография

Красна птица опереньем, а человек уменьем.

Русская народная пословица

В 882 году князь Олег вещий захватил Киев, хитростью умертвив его князей Аскольда и Дира. Сразу же после въезда в Киев он произнес свои знаменитые слова, что отныне суждено Киеву быть матерью городов Русских. Князь Олег произнес эти слова не случайно. Он был весьма доволен тем, насколько удачно было выбрано место для строительства города. Пологие берега Днепра, были практически неприступными, что позволяло надеяться, что город будет надежной защитой для своих жителей.

Наличие преграды со стороны водной границы города было очень актуальным, поскольку именно по этой части Днепра проходил знаменитый торговый путь из варяг в греки. Этот путь представлял и себя путешествие через крупные русские реки. Он брал свое начало в Финском заливе Байкальского моря, которое на тот момент называлось Варяжским. Далее путь шел через реку Неву к Ладожскому озеру. Путь из варяг в греки продолжался устьем реки Волхов до озера Ильни. Оттуда он мелкими реками добирался до истоков Днепра, а оттуда уже проходил до самого Черного моря. Таким путем, начинаясь в Варяжском море и заканчиваясь в Черном море, и проходил известный до сих пор торговый путь.

Внешняя политика вещего Олега

Князь Олег Вещий после захвата Киева решил продолжить расширение территории государства, за счет включения в него новых территорий, которые были заселены народами, издревле плативших дань хазарам. В результате в состав Киевской Руси вошли племена:

  • радимичи
  • поляне
  • словене
  • северяне
  • кривичи
  • древляне.

Кроме того, князь Олег Вещий навязал свое влияние и другим соседствующим племенам: дреговичам, уличам и тиверцам. В то же время к Киеву подошли угорские племена, вытесненные с территории Урала половцами. В летописях не сохранилось данных о том прошли ли эти племена с миром по Киевской Руси, либо были выбиты из нее. Но доподлинно можно сказать то, что на Руси долго мирились с их пребыванием вблизи Киева. Это место вблизи Киева и по сей день называет Угорским. Эти племена позднее перешли через реку Днепр, захватили близлежащие земли (Молдавию и Бессарабию) и отправились вглубь Европы, где обосновали государство Венгерское.

Новый поход на Византию

907 год ознаменуется новым поворотом внешней политики Руси. Предвкушая большую добычу, русичи отправляются войной на Византию. Таким образом, князь Олег вещий становится вторым русским князем объявившим войну Византии, после Аскольда и Дира. В состав войска Олега входило почти 2000 кораблей по 40 воинов на каждом. Берегом их сопровождала конница. Византийский император позволил русскому войску беспрепятственно грабить близлежащие окрестности Константинополя. Вход же в бухту города, носящей название Бухта Золотого Рога, был перекрыт цепями. Летописей Нестор описывает невиданную жестокость русского войска, с которой они разоряли окрестности византийской столицы. Но даже этим они не могли угрожать Константинополю. На выручку пришла хитрость Олега, который приказал оборудовать все корабли колесами . Далее по земле, при попутном ветре, на всех парусах отправиться на столицу Византии. Так и сделали. Над Византией нависла угроза поражения, и греки, осознав всю горесть нависшей над ними опасности, решили заключить мир с неприятелем. Киевский князь потребовал от проигравших оплатить по 12 (двенадцать) гривен на каждого воина, на что греки согласились. В результате 2 сентября 911 года (по данным летописей Нестора) между Киевской Русью и Византийской империей был составлен письменный мирный договор. Князь Олег добился выплаты дани русским городам Киеву и Чернигову, а также права беспошлинной торговли для русских купцов.

Откуда мы знаем о князе Олеге, прозванном Вещим?

Из двух летописей:

  • Повесть временных лет,
  • Новгородская Первая летопись.

Получив власть над новгородскими землями после смерти Рюрика , как регент его малолетнего сына Игоря , Олег захватил Киев и перенёс туда столицу, объединив, тем самым, два главных центра восточных славян. Умер в 912 году.

Точное происхождение Олега в «Повести временных лет» не указывается. Говорится только, что он был родичем (соплеменником) Рюрика.

А что говорит об Олеге Новгородская Первая летопись?

В Новгородской Первой летописи Олег изображается не князем, а воеводой при Игоре. Это Игорь убивает Аскольда, захватывает Киев и идёт войной на Византию. А Олег вернулся обратно на север, в Ладогу , где умер не в 912, а в 922 году. Новгородская летопись сообщает ещё одну версию гибели Олега: некоторые говорят, что Олег ушел «за море» и там умер.

Две летописи изображают события совершенно по-разному.

Какой летописи верить?

Начнем с того, что Повесть временных лет признается всеми главным историческим источником для реконструкции прошлого Древнерусского государства. Но этот не значит, что все сведения, которые она излагает, считаются абсолютно достоверными. За доверие к информации об Олеге из этой летописи говорит русско-византийский договор 911 года, где Олег назван великим князем русским, который заключает договор от своего имени.

А что же Новгородская летопись? Новгородская летопись сохранила фрагменты более раннего летописного свода, на котором базируется и «Повесть временных лет», поэтому тоже заслуживает определенного доверия. По мнению ряда исследователей, эта летопись даже старше ПВЛ. Её сведения лучше согласуются с восточными известиями о Руси этого периода.

И что же делать историкам? Пока что историки обычно в научных, научно-популярных и учебных текстах используют сведения, взятые из Повести временных лет.

Правление князя Олега

Князь Олег представляется по версии Повести временных лет умелым полководцем и предусмотрительным политиком. Впервые в этой хронике сообщается о нём в 879 году в связи со смертью Рюрика. Княжение перешло к нему как к «родичу» Рюрика и опекуну над Игорем – его малолетним сыном. Таким образом, Олег правил в 879-882 гг. на восточнославянском Севере у ильменских словен, кривичей и окрестных финно-угров (племена веси, мери, чуди).

В 882 году, собрав воинов от многих проживавших на севере Руси народов, Олег выступил в поход на юг. Он захватил Смоленск , Любеч, далее путь лежал на Киев. В Киеве правили бывшие дружинники Рюрика Аскольд и Дир. В 866 году они были отпущены Рюриком в поход на Византию. После возвращения из похода Аскольд и Дир осели в Киеве.

Добравшись до Киева, Олег отправил к ним посла со словами: «Купцы мы, едем в греки от Олега и от Игоря княжича, да приходите к роду своему и к нам». Аскольд и Дир пришли… Олег, спрятал одних воинов в ладьях, а других за собой оставил, а сам пошёл вперёд, и нёс на руках юного княжича Игоря, и объявил им: «Вы не князья и не княжего роду, а я — княжего роду».

Предъявив им наследника Рюрика, малолетнего Игоря, Олег сказал: «А он — сын Рюрика». И убили Аскольда и Дира.

Расположение Киева показалось князю Олегу весьма удобным. Город находился примерно на середине важнейшего торгового пути «из варяг в греки». Он обосновался там с дружиной, объявив: «Да будет это мать городов русских».

Таким образом, в 882 году киевский князь Олег объединил под своей властью два главных центра складывания государственности у восточнославянских племен: Киевщину («Куябу» – в зарубежных источниках) и «Новгород» («Славию»). Земли Северной и Южной Руси стали единым государством – Киевская Русь. Дату 882 год многие современные историки принимают за условную дату рождения Древнерусского государства, а князя Олега считают его основателем и первым правителем.

Годы правления князя Олега в Киеве – 882-912. Согласно Повести временных лет, после смерти Олега от укуса змеи князем Киевским становится сын Рюрика Игорь (912-945).

Вокняжившись в Киеве, Олег установил для Новгорода дань варягам в 300 гривен.

Последующие годы князь Олег посвятил завоеванию соседних с Киевом славянских народов на левом и правом берегах Днепра – древлян, северян, полян, радимичей, многие народы до этого находились в зависимости от хазар и платили им дань.

Поход князя Олега на Византию

Об этом походе мы узнаем из Повести временных лет, которая сообщает, что в 907 году князь Олег, собрав огромное войско, на кораблях, число которых достигало 2000, двинулся на Царьград. По подсчетам, количество воинов достигало 80 тысяч, и состояла рать из варягов и воинов подвластных Руси славянских и неславянских народов.

Доступ вражеским кораблям в гавань Константинополя греки перекрыли цепью. Однако князь Олег придумал, как обойти это препятствие. Он приказал поставить корабли на колеса. Неисчислимую армаду попутный ветер погнал по суше к стенам византийской столицы. Испугались греки и запросили мира. Князь Олег потребовал большую дань – по 12 гривен на каждого воина. Свой щит в знак победы он повесил на вратах Царьграда. Князя Олега после этого похода прозвали Вещим.

Однако, не все исследователи уверены, что такой поход вообще был.

Сторонники идеи о том, что поход имел место, в качестве доказательства ссылаются на достоверность заключенного после него русско-византийского договора 911 года. А договор был исключительно удачным. Русские купцы получили право беспошлинной торговли в Константинополе, полгода могли жить в столичном предместье в монастыре Св. Мамонта, за счет византийской стороны получать продовольствие и производить ремонт своих ладей. Такому договору вполне могла предшествовать блестящая победа князя Олега.

Но есть серьезные аргументы в пользу мнения о легендарности похода, поскольку о таком значительном событии говорят только русские источники, но молчат греческие. А ведь многочисленные вражеские осады и нападения, которым подвергался Константинополь на протяжении веков, византийские авторы описывали часто и красочно. Так были описаны и нападения Руси в 860 и 941 гг. А про этот поход и взятие Царьграда – ни слова.

Смерть князя Олега

Погиб князь в 912 году. Легенда рассказывает, что волхвы предсказали князю Олегу смерть от собственного любимого коня. Князь приказал увести его и о зловещем пророчестве вспомнил лишь через несколько лет, когда конь давно умер. Смеясь над волхвами, он захотел посмотреть на кости коня, и произнес, встав одной ногой на череп: «Его ли мне бояться?». Из черепа в тот же миг выползла змея, и нанесла смертельный укус князю.

Разумеется, это всего лишь легенда, записанная несколько веков спустя после смерти Олега. Легендарному князю – легендарная смерть.

Подведем итоги правления первого руководителя Древнерусского государства.

Внутренняя политика князя Олега

Ученые связывают с княжением Олега в Киеве значительные события древнерусской истории. Прежде всего, было заложено территориальное ядро Древнерусского государства. При нем Киев стал новой резиденцией Древнерусской державы. Верховным правителем Олега признали племена ильменских словен, кривичей, полян, северян, древлян, вятичей, радимичей, уличей и тиверцев. Через своих наместников и местных князей ему удалось заложить основы государственного управления молодой страной. Ежегодные объезды населения (Полюдье) заложили основу судебной и налоговой систем.

Внешняя политика князя Олега

Вел князь Олег и активную внешнюю политику. До него в течение двух веков Хазарский каганат собирал дань с ряда восточнославянских земель. Олег воевал с хазарами, и освободил славян от дани каганату. У границ державы Олега в 898 году появились венгры, переселяющиеся в Европу из Азии. Князь сумел наладить мирные отношения с этим воинственным народом. Поход Олега в 907 году на столицу Византийской империи Царьград (Константинополь) увенчался блестящей победой. В 909 году Русь и Византийская империя заключили военный договор о союзе. Но особенно удачным был торговый договор 911 года, по которому русские купцы получили уникальное для того времени право беспошлинной торговли с Византией, а в случае нужды, полное обеспечение продовольствием и мастерами корабельного дела для ремонта своих ладей.

Дата рождения князя Олега неизвестна, вероятно, он был немного младше Рюрика. По легендам он родился в Западной Норвегии, очевидно в богатой семье бондов, и был назван Оддом, затем получил прозвище Орвар — «Стрела». Его сестра Ефанда впоследствии вышла замуж за правителя варягов Рюрика (или же он сам был женат на дочери Рюрика). Благодаря этому Олег стал его главным полководцем. Прибыл с Рюриком в Ладогу и Приильменье между 858 и 862 годами.

После смерти Рюрика в 879 году Олег стал единоличным князем Новгородской Руси. Рюрик не ошибся в своем выборе, когда на смертном одре завещал именно Олегу своего сына и новгородский стол. Олег стал настоящим отцом для княжича, воспитав Игоря мужественным, закаленным, образованным по тем временам человеком.

Со всей ответственностью отнесся Олег и к титулу князя, пожалованному ему другом. Главной целью правителей тех времен было приумножение богатства княжеского и расширение границ подвластной им территории путем присоединения новых земель, подчинения других племен и сбора дани.

Встав во главе Новгородского княжества, Олег смело приступил к захвату всех днепровских земель. Его главной целью было установление полного контроля над водным торговым путем в Восточную Византию и завоевание Киевского княжества.
Многие князья желали тогда управлять этим большим княжеством, ставшим к концу IX века центром русской торговли и главным оплотом Руси в сдерживании набегов печенежских орд. Было совершенно ясно, что тот, кто правил Киевом, управлял всей русской торговлей.

Князь Олег собрал большое войско варягов и в 882 году — взял город Смоленск и Любеч, посадил там мужей своих. Далее по Днепру в ладьях спустился к Киеву, где княжили два боярина, не племени Рюрика, но варяги Аскольд и Дир. В поход он взял с собой и юного княжича Игоря. Власть в Киеве Олег захватил хитростью. По свидетельству летописца, Олег попросил встречи у тогдашних правителей Киева, Аскольда и Дира, остановившись у стен города якобы по пути на юг. Когда же князья, ничего не подозревая, подошли к новгородским ладьям, Олег, как гласит предание, показал им на Игоря и воскликнул: «Вы не князья, не роду княжеского. Вот сын Рюрика!». После этих слов он убил Аскольда и Дира, а выскочившие из лодок дружинники Олега расправились с воинами, сопровождавшими киевских правителей. Никто из киевлян не осмелился выступить против Олега и его войска. Более того, многие племена, жившие по берегам Днепра, добровольно подчинились власти киевского князя. Набеги печенегов разоряли славян, и они искали защиты у правителей, соглашаясь платить им за это дань.

Совсем скоро Киевская земля закрыла собой все южные границы страны. Но Олег не успокаивался, продолжая подчинять себе и другие племена, более удаленные от главного речного пути. Действовать приходилось силой, так как славяне, не участвовавшие в торговом обороте, не видели смысла в присоединении к Киевскому княжеству и тем более не желали платить дань. Много трудных походов пришлось совершить князю Олегу со своей дружиной, прежде чем ему удалось закончить политическое объединение восточных славян. Расположение Киева казалось Олегу весьма удобным, и он перебрался туда с дружиной, объявив: «Да будет это мать городов русских».

При соединении двух союзов — Северного и Южного — с крупными княжествами в центре — Новгородским и Киевским — на Руси появилась новая политическая форма — Киевское Великое Княжество, ставшее по сути первым русским государством.

Следующие 25 лет Олег был занят расширением своей державы. Он подчинил Киеву древлян, северян, радимичей и других более мелких. Многие, из которых были данниками хазар. До нас дошел текст обращения Олега к северянам: «Я враг хазарам, поэтому и вам незачем платить им дань». К радимичам: «Кому дань даёте?». Те отвечали: «Козарам». И говорит Олег: «Не давайте Козаромъ, но мне давайте». «И владел Олег деревлянами, полянами, радимичами, а с — уличами и тиверцами имъяше рать». К началу X века большинство племен восточных славян было под началом киевского князя.

Если Рюрик уже сделал шаг вперед на юг по восточному пути, перейдя из Ладоги в Новгород, то его преемник Олег двинулся гораздо далее и дошел до конца пути. В летописях того времени уже редко встречаются наименования племен, их заменили названия городов и областей. Подчиненные городовые области князь Олег отдавал в управление посадников, которые имели свои вооруженные дружины и тоже назывались князьями.

Как свидетельствуют летописи, о богатстве Византии в то время ходило много легенд. Так, в 907 году князь Олег совершил военный поход на Константинополь, в столицу Византии. Его войско плыло на 2000 ладей по 40 воинов в каждой, а по берегу шла еще и конница. Византийский император приказал закрыть ворота города и загородить цепями гавань, предоставив варягам возможность грабить и разорять пригороды Константинополя. В летописи рассказывается о крайней жестокости русских воинов, с которой те истязали мирных жителей и топили их в море еще живых. Но не удовлетворившись мелким грабежом Олег пошёл на необычный штурм города: «И повелел Олег своим воинам сделать колёса и поставить на колёса корабли. И когда подул попутный ветер, подняли они в поле паруса и пошли к городу». Греки запершись в городе, за высокими стенами, молили о пощаде и на переговорах предложили князю Олегу заключить мир и согласились платить дань по 12 гривен серебра на человека. В знак победы Олег прибил свой щит к вратам Царьграда. В результате появился первый мирный договор русских с греками о беспошлинной торговле Руси в Византии, составленный юридически грамотно и обоснованно, даже судя по сегодняшним нормам международного права. По договору Олега с греками русские купцы не платили никакой пошлины. При меновой торговле они обменивали меха, воск, челядь на вина, овощи, шелковые ткани, золото. По истечении торгового срока, обозначенного договором, Русь получала за счет греческой стороны продовольствие на дорогу, а также судовые снасти. Кроме торговли Греки с удовольствием нанимали русских воинов к себе на службу. Немало русских варягов состояло в Константинополе на императорской службе. Вместе с купцами из Константинополя всякий раз приезжали на Русь христианские священники и проповедники. Все больше и больше славян обращались в православную веру, но сам князь Олег так и не принял христианство.

Последние годы его жизни прошли без военных походов и сражений. Умер Олег в преклонном возрасте в 912 году. Существует предание, по которому князю предсказали смерть от любимого коня. Олег был суеверен и больше не садился на своего любимца. Через много лет, вспомнив о нем, князь пришел туда, где лежали кости его верного друга. Укус змеи, выползшей из черепа, оказался смертельным. Сюжет этого предания лег в основу баллад А. С. Пушкина и Н. М. Языкова. В летописи записано, что «народ стонал и проливал слезы», когда умер князь Олег. Сведения о месте его захоронения противоречивы. Есть косвенные свидетельства, что могила князя находится в Киеве, по другим источникам, он был похоронен за пределами Киевского княжества, на Ладоге.

Князь Олег правил 33 года. За неизменную удачливость в военных походах, за удаль и смекалку народ прозвал князя Олега Вещим. О нем слагали предания и легенды, приписывая ему необыкновенные способности и дар предвидения.

Несомненно, что главной исторической заслугой этого правителя по праву можно считать объединение всех славянских племен под единым началом, основание и укрепление первого русского государства — великого княжества Киевского. Именно с правления князя Олега началась история Киевской Руси, а вместе с этим — и история Российского государства.

Великий князь Новгородский 879 – 912

Предшественник — Рюрик

Преемник — Игорь Рюрикович

Великий князь Киевский 882 – 912

Предшественник – Аскольд и Дир

Преемник – Игорь Рюрикович

Князь Олег — первый правитель Древнерусского государства. После смерти Рюрика с 879 г. властвовал на территории Северной Руси, захватил в 882 г. Киев и объединил земли Северной и Южной Руси в единое государство — Киевскую Русь.

Олег — биография (жизнеописание)

Политическая деятельность Олега оказалась удачной: он расширил территорию Киевского княжества, подчинив многие народы Восточной Европы, а также совершил успешный поход на Константинополь в 907 г., после которого заключил выгодный торговый договор с греками.

Образ князя Олега, прозванного русским летописцем Вещим, стал чрезвычайно популярным в русской культуре — поэзии, литературе и изобразительном искусстве, но вместе с тем эта историческая фигура является одной из самых спорных и сложных для научного исследования. Даже считающиеся наиболее достоверными самые ранние русские летописи, составленные на рубеже XI — XII вв., некоторые основные факты биографии Олега сообщают противоречиво. Многие летописные сюжеты, связанные с этим князем, отражают исторические предания устного, фольклорного и даже мифоэпического характера, имеющие параллели в культуре других народов.

Князь или воевода?

Как заметил В. Я. Петрухин, наиболее полно жизнь Олега освещена в летописи Повесть временных лет (нач. XII в.). В 879 г. в связи со смертью в этой хронике впервые сообщается об этом князе. Княжение перешло к нему как к «родичу» Рюрика и опекуну над — малолетним сыном северорусского правителя. О степени их родства в большей мере, видимо, позволяет судить Иоакимовская летопись (XVII в.), на основании сведений которой считал, что Олег был шурином Рюрика, «урманским князем» из Швеции.

В Новгородской первой летописи, наиболее близкой к Начальному своду 1090-х гг., лежащему в основе самых древних русских хроник, Олег — не князь, а воевода при уже вполне взрослом князе Игоре. Соответственно, и захват Киева — совместное мероприятие Игоря и Олега.

Хронология событий, в которых участвует Олег, в новгородском летописании «запаздывает» по отношению к той, которую отражает Повесть временных лет. Так, знаменитый поход Олега на Константинополь 907 г. здесь датируется 922 г. Впрочем, исследователями давно признана условность ранних летописных датировок и их «зависимость» от дат греческих хронографов, с которыми «сверялись» древнерусские авторы.

Первая «столица» Олега?

Этот вопрос напрямую связан со статусом Олега и возрастом . Так, крупнейший исследователь русского летописания А. А. Шахматов полагал, что Олег и Игорь независимо друг от друга правили: один в Киеве, другой — в . Предания об обоих соединил автор Начального свода, который и «сделал» Олега воеводой при Игоре. Составитель же Повести временных лет «вернул» ему княжеский титул. Для того чтобы объяснить одновременность двух князей, летописец и показал Игоря младенцем на руках Олега.

Но где же «сидел» Олег до захвата Киева? Летописи об этом прямо не говорят. Подразумевается, что после смерти Рюрика там же, где находился последний, то есть в Новгороде. Но ведь есть источники, например, Ипатьевская летопись, которые указывают и на , как первую резиденцию . Да и «одна из могил» Олега летописным рассказом приурочена к Ладоге.

Известный польский ученый Х. Ловмяньский предположил, что первой резиденцией Олега была Ладога, а затем он сделал местом своего пребывания , учитывая его роль как важного торгового центра. Правда, сам же историк и указал на слабое место в своей гипотезе: Смоленск не был упомянут летописью в списке важнейших городов, подвластных Киеву (907 г.). Да и подчинил себе Олег Смоленск незадолго до киевских событий.

Как Киев стал «матерью городам русским»

По сообщению Повести временных лет Олег в 882 г., собрав воинов от многих народов, проживавших на севере Руси, выступил в поход на юг. «Приняв власть» в и «посадив в нем своего мужа», захватил далее Любеч. Теперь путь Олега лежал на Киев. В Киеве правили и Дир, бывшие дружинники Рюрика, отпущенные им в 866 г. в поход на Византию и осевшие здесь после возвращения из похода. Олег спрятал своих воинов в ладьях и на берегу, а сам послал за варягами, велев им передать, что они, мол, купцы, идут к грекам от Олега и княжича Игоря, «придите к нам, к родичам своим». В Никоновской (Патриаршей) летописи (XVI в.) для убедительности добавлено, что Олег сказался больным и, видимо, поэтому приглашает к себе правителей Киева.

Когда и Дир явились на место встречи, Олег, обвинил их в том, что они не имеют прав на княжение в Киеве, в отличие, как раз, от него и Игоря — сына Рюрика. По его знаку выбежавшие из засады воины убили Аскольда и Дира. Далее, судя по всему, уже бескровно Олег утвердил свою власть над Киевом.

Военная хитрость Олега, а именно западня, устроенная «лжекупцами», находит аналогии в эпосе других народов (египетские, иранские, античные, западноевропейские параллели), что позволило некоторым исследователям видеть не историческую достоверность, а фольклорный характер соответствующего предания о взятии Киева Олегом.

Оценив выгодное стратегическое положение Киева и на пути «из варяг в греки», и в центре нового объединенного государства, Олег сделал этот город столицей. Стольных городов на Руси было немало, но именно Киев с легкой руки князя стал «матерью городам русским». Как показал известный исследователь А. В. Назаренко, это летописное выражение было калькой с греческого эпитета Константинополя и его использование «указывало на значение цареградской парадигмы для столичного статуса Киева».

Последующие годы (883-885) Олег посвятил завоеванию соседних с Киевом славянских народов на правом и левом берегах Днепра — полян, древлян, северян, радимичей, забирая их из под дани «неразумных хазар» и включая в состав Древнерусского государства. Но для честолюбивого русского правителя главным соперником и самой желанной добычей, конечно же, был Константинополь.

Щит на вратах Царьграда

В 907 г. по сообщениям Повести временных лет Олег, собрав огромное, 80-тысячное, войско из варягов и воинов подвластных Руси славянских и неславянских народов, на кораблях, число которых достигало 2000, двинулся на Царьград.

Греки перекрыли цепью доступ вражеским кораблям в гавань Константинополя. Тогда изобретательный Олег приказал водрузить корабли на колеса. Попутный ветер погнал неисчислимую армаду к стенам византийской столицы по суше. Греки испугались и запросили мира. Коварные ромеи вынесли Олегу угощение — вино и яства, но русский князь отказался от них, подозревая, что они отравлены. Он потребовал большую дань — по 12 гривен на каждого воина и в знак победы повесил свой щит на вратах Царьграда. После этого похода прозвали Олега Вещим.

Но состоялся ли поход Олега?

В историографии издавна утвердились кардинально противоположные мнения по поводу того, состоялся ли в действительности поход Олега на Константинополь. Приверженцы идеи о том, что поход имел место, в качестве доказательства ссылаются на достоверность заключенного после него русско-византийского договора 911 г. Но есть серьезные аргументы в пользу мнения о легендарности похода:

  • О походе 907 г. говорят только русские источники, но молчат греческие. А ведь византийские авторы часто и красочно описывали многочисленные вражеские осады и нападения, которым подвергался Константинополь на протяжении веков, в том числе и нападения Руси в 860 и 941 гг.
  • Но и русские источники, описывающие поход Олега, содержат противоречия. Это и разные даты события, и различающийся состав участников войска Олега.
  • Описание похода 907 г. по многим деталям и стилю напоминает описание русской летописью похода князя Игоря на греков в 941 г., а они оба обнаруживают «зависимость» от текста греческой хроники Амартола, рассказывающей о нападении русских 941 г. на Византию.
  • В изложении русского летописца о походе Олега в 907 г. содержатся элементы, признающиеся рядом исследователей фольклорно-эпическими. Например, щит победителя на вратах византийской столицы — эпизод, содержащийся в древнем эпосе других народов, но не встречающийся больше в русских источниках. Большие «подозрения» ученых в искусственности описания похода вызывает сюжет кораблей на колесах, и об этом нужно сказать особо.

Корабли на колесах: метафора или средство передвижения?

Уже на самых древних памятниках искусства — египетских, вавилонских, античных, дальневосточных, можно встретить изображения кораблей на колесницах. Присутствуют они и в эпосе многих народов. Ближайшая по времени аналогия сюжету о кораблях на колесах Олега встречается в произведении Саксона Грамматика «Gesta Danorum» (XII в.), рассказывающем о легендарном датском конунге Рагнаре Лодброке. Многие исследователи сближают два этих сказания.

Но у Саксона вместо кораблей упомянуты медные кони на колесах. О том, что автор метафорически подразумевал корабли, говорят исследователи. В изложении Саксона весь эпизод выглядит неопределенно и туманно, в отличие от ясного и понятного рассказа русского летописца.

Безусловно, права Е. А. Рыдзевская в том, что предание о походе Олега сложилось на Руси, а не в скандинавском мире, его использовал летописец для эффектного рассказа о нападении Олега на Царьград. Другое дело, что предание могло быть занесено варягами в Скандинавию и отразиться в соответствующем эпизоде с Рагнаром у Саксона Грамматика. Но этой же исследовательнице принадлежит мысль о том, что появление кораблей на колесах в летописном сюжете — не дань эпической культовой традиции, а отражение вполне реальной практики в описываемую эпоху. И викинги, и славяне могли рассматривать корабли на колесах как усовершенствованный способ передвижения судов волоком.

Вещий, потому что Олег?

Среди загадок, заданных русскими летописями в отношении Олега, одна из главных — его прозвище. Вещий — предвидящий будущие события! Но если Повесть временных лет дает некоторое основание полагать, что Олег так назван, потому что провидел смертельную угрозу в угощении греков, то новгородская летопись не указывает даже и этого мотива. Читатель летописи не может не задаться вопросом: Как случилось, что Олег, будучи Вещим, свою смерть от коня своего, к тому же предсказанную волхвами, не предотвратил? Что стоит за словом Вещий? Способности? Так он, получается, их не проявил. А может имя?

Древнескандинавская этимология имени Олег — Helgi, не вызывает сомнений у большинства современных исследователей. Оно восходит к слову, общее значение которого — «священный, сакральный» и которое отражало в языческую эпоху сакральность верховной власти. В древнегерманском именослове оно встречается нечасто, потому что давалось только представителям знатных родов. Семантическим ядром корня *hail были понятия телесной целостности и личной удачи. То есть, те качества, которыми должен был обладать конунг, правитель.

Попав в славянскую языковую среду, скандинавское имя неизбежно переосмысливалось. В условиях славянского языческого мировоззрения, для которого представления о личной удаче и судьбе не характерны, на первый план выступили колдовские способности правителя, умение провидеть, предсказывать. Таким образом, по мнению Е. А. Мельниковой, скандинавское имя князя Helgi в восточнославянском мире приобрело двойное отражение: и как фонетическое — в виде имени Ольгъ/Олегъ, и как смысловое — в виде прозвища «Вещий».

Интерпретации прозвища Вещий неминуемо приводили ученых к исследованию обстоятельств смерти князя Олега.

Несчастный случай?

Пожалуй, рассказ о смерти Вещего Олега — это самая интригующая часть летописной биографии русского князя и по сравнению с остальными сведениями в наибольшей степени носит мифоэпический характер.

В Повести временных лет под 912 г. помещен пространный рассказ о том, что еще до византийского похода волхвы предрекли смерть князю от его собственного любимого коня. Олег поверил волхвам, приказал лошадь кормить, но к себе уже не подпускал. Вернувшись из похода, князь узнает, что его конь умер и велел привести себя на место его захоронения. Олег толкнул конский череп ногой, из него выползла змея и смертельно ужалила князя.

По Новгородской первой летописи Олег также умирает от укуса змеи (без упоминания коня), но это происходит в 922 г. и не в Киеве, а в . Эта же летопись, по реконструкции А. А. Шахматова, сообщает, что Олег «ушел за море» и умер там. Данные известия летописцы подтверждают и упоминанием о захоронениях Олега — соответственно, в Киеве и Ладоге. Похожий сюжет (смерть от змеи, прятавшейся среди останков любимого коня) существует и в скандинавской саге о норвежце Орвар-Одде. Е. А. Рыдзевская аргументировано показала, что русское летописное повествование о смерти Олега первично по отношению к рассказу саги.

Любопытен лишенный эпических «наслоений» рассказ о смерти русского князя Олега в булгарской летописи Гази-Бараджа (1229-1246 гг.), помещенной в свод «Джагфар тарихы» Бахши Имана (XVII в.). Салахби (так передает восточный источник имя Олега) купил боевого «тюркменского коня по кличке Джилан». При покупке он выронил под ноги коня монету и необдуманно нагнулся за ней. Ахалтекинец, обученный в условиях боя топтать пеших, тут же ударил его копытом и убил наповал.

В исследованиях летописного рассказа о смерти Олега в последние годы наметилась перспективная тенденция рассматривать его мифоэпические истоки сквозь призму распределения властных функций первых русских князей.

Месть Велеса и волхвов

Появление варягов в Восточной Европе внесло серьезные изменения в религиозную жизнь местного восточнославянского населения. Скандинавское общество в этот период исповедовало культ воинской силы и сильной светской власти. Жречество было слабым, а функции жрецов, колдунов и даже знахарей часто брали на себя военные предводители, которые свою власть ни с кем не хотели делить. Известно, что чем больше успех военного вождя, тем больше он стремится узурпировать функции «духовного» сословия. В сагах часто присутствуют мотивы колдовства и знахарства конунгов.

Варяжские князья на Руси также стали брать на себя функции «колдовского» сословия. Судя по прозвищу, первым на роль князя-жреца претендовал уже Олег. Возможно, что он, как и князь Владимир семь десятилетий позднее, руководил жертвоприношениями языческим идолам. Ведь о Владимире «Повесть временных лет» рассказывает под 983 г., что он «пошел к Киеву, принося жертвы кумирам с людьми своими».

Придя к славянам, где сильным было влияние волхвов, варяжские «князья-колдуны» должны были неминуемо вступить с последними в конфликт. Но, нуждаясь в привлечении местных словен, кривичей и чуди в качестве военной силы для решения внешнеполитических задач собирания новых земель, Олег, как пишет Д. А. Мачинский, «принял вместе с «пришлой Русью» местную славяно-русскую религию, основанную на культе Перуна и Велеса». И клятвы Руси в русско-византийских договорах и другие многочисленные источники указывают, что элита древнерусского общества — князь и его окружение, дружина, бояре, отдавала предпочтение «громовержцу» Перуну, покровителю светской воинской власти.

В то же время «остальная Русь», славяне находились в большей мере под влиянием «скотьего бога» Велеса (Волоса). Культ Велеса, бога подземного мира, покровителя сакральной власти, имевшего змееподобный вид, осуществляли на Руси волхвы.

Ответ на вопрос, почему в эпическом предании о смерти Олега, последний умирает от укуса змеи, а саму смерть предвещают русскому князю волхвы, содержится в иллюстрированной Радзивиловской летописи. Миниатюры последней скопированы с миниатюр Владимирского свода 1212 г. Присутствие змеи на миниатюре, когда она выползает из черепа коня и жалит князя, можно при желании понимать только в буквальном смысле. Но присутствие змеи на миниатюре, на которой воспроизведена клятва мужей Олега, позволяет считать, что змея на обеих миниатюрах символизирует змееподобного Велеса (Волоса).

«Несомненно, летописец и художник начала XIII в. были уверены в антропоморфности кумира Перуна и змееобразности Волоса, — пишет Д.А. Мачинский, — Вероятно, миниатюрист также полагал, что Волос-змей, покровитель скота и особенно коней, и змея, жившая в черепе коня и ужалившая Олега, — существа тождественные или родственные». Видимо прав был гениальный

Правление князя Олега — краткое описание

Хронология правления князя Олега 882-912 гг.

В 879 году после смерти Рюрика новгородским князем становится его родственник Олег (произошло это из-за малолетства Игоря, сына Рюрика). Новый князь был очень воинственным и предприимчивым. Едва он взошёл на княжеский престол, он поставил цель захватить водный путь на Грецию. Однако для этого необходимо было завоевать все славянские племена, живущие по течению Днепра.

Так как для того чтобы достичь, поставленные цели одной дружины было не достаточно, Олег собирает войско из финских племён, а также кривичей и ильменских славян, после чего выдвигается на юг. На своём пути он подчиняет Смоленск, Любеч (там он оставляет часть воинов), а затем идёт на Киев.

В то время в Киеве правили Аскольд и Дир, не принадлежащие к княжескому роду. Олег выманил хитростью их из города и отдал приказ их убить. После этого киевляне сдались без боя, Олег занял место великого киевского князя, а сам город провозгласил «матерью городов русских».

Новый киевский князь проводил масштабные работы по укреплению сооружений города, которые отвечали за его оборону, а также провёл в 883-885 годах несколько удачных военных походов, расширив тем самым земли, подвластные Киеву. Кроме того, Олег подчинил радимичей, северян и древлян. В завоёванных землях он возводил крепости и города.

Внутренняя политика времен правления князя Олега

Внутренняя политика при Олеге сводилась к сбору дани с покорённых племён (по сути, осталась такая же, как и при других правителях). Дань была фиксированной на всей государственной территории.

Внешняя политика времен правления князя Олега

907 год ознаменовался для князя Олега и Руси очень удачным походом на Византию. Испугавшись огромного войска и попавшись на уловку Олега (корабли были поставлены на колёса и шли по земле), греки предложили князю киевскому огромную дань, которую он принял на условии, что Византия предоставит русским купцам льготы. Спустя пять лет Олег подписал с греками мирный договор.

После данного похода о князе начали слагать легенды, приписывая ему сверхъестественные способности и владение магией. С того же времени в народе князя Олега начли называть Вещим.

Умер князь в 912 году . Согласно приданию, Олег однажды спросил у волхва причину своей смерти и тот ответил ему, что князь умрёт от своего верного любимого коня. После этого Олег отдал коня в конюшню, где за ним ухаживали до смерти. Узнав о кончине коня, князь пришёл к его костям на гору попрощаться с верным другом, где он и был укушен в ногу вылезшей из конского черепа змеёй.

Князь Игорь: проблемы летописной биографии: sergeytsvetkov — LiveJournal

Олег умер, согласно преданию, на пятый год после возвращения из похода на Царьград, то есть около 915 г. В наследство своему преемнику он оставил обширную державу «светлых князей», простиравшуюся от Карпат до Среднего Поднепровья. В дипломатических, военных и торговых отношениях с другими странами держава эта выступала под именем Руси, и ее высокий международный статус был подтвержден дружественным договором 911 г. с Византией.

Несмотря на впечатляющие успехи Руси в области межгосударственных отношений, внутренне она представляла собой весьма неустойчивое политическое образование. Единство ее покоилось исключительно на военно-политическом господстве русов над разобщенными славянскими племенами, каждое из которых имело «свое княжение» и жило «своим обычаем». Положение осложнялось тем, что и сама Днепровская Русь не была этнически однородным сообществом. Разноплеменная и разноязыкая, представлявшая собой вавилонское смешение потомков античного скифо-сарматского населения Среднего Поднепровья со славянами, она подчинялась пришлому «русскому» клану — таврическим русам (выходцам из славянского Поморья, создавшим поселения на побережье Крыма, Таманского полуострова и в устье Днепра). Но на рубеже IX– Х вв. «русский» Киев вынужден был подчиниться карпатским русинам, хорватам и мораванам, возглавляемым «светлым князем русским» Олегом. Однако даже при смене правящей верхушки политическая сущность Руси как хищнического раннегосударственного образования, паразитирующего на восточнославянских племенах, осталась неизменной; власть перешла из рук в руки к князьям «от рода русского».

При таком положении вещей смерть Олега с неизбежностью должна была вызвать междоусобицу на Руси. Однако долго так продолжаться не могло. Историческое развитие Руси приближалось к рубежу, за которым ей предстояло либо распасться, погибнуть вследствие внутренних распрей и династической неразберихи, либо создать более или менее прочную политическую организацию. Естественным костяком такой организации по условиям времени могла быть только княжеская династия.

Кто был преемником вещего Олега?

Ответ, казалось бы, известен — князь Игорь. Однако историческая критика вправе поставить под сомнение династическую легенду «Повести временных лет».

Прежде всего ее сведения расходятся с известиями других древнерусских памятников. Наиболее древние и независимые от «Повести временных лет» источники, как, например, «Слово о законе и благодати» митрополита Илариона и «Похвала» Иакова Мниха (вторая треть XI в.), называют первым киевским династом «старого Игоря», то есть старинного, старейшего, деда-родоначальника; ни о каких его предшественниках на киевском столе они не упоминают. Знаменательно, что и жена его, Ольга, слыла у древнерусских книжников «праматерью всех князей русских». Древнейший памятник церковного права, так называемый Устав князя Владимира, старейший список которого восходит к концу XIII в., отмечает в преамбуле, что святой князь является потомком Игоря, Ольги и Святослава.

Даже «варяжская» редактура летописи не смогла полностью затушевать местную, киевскую традицию, признающую Игоря первым «своим» князем, основателем династии великих киевских князей — владельцев Русской земли. Ведь, несмотря на опекунство вещего Олега, Игорь, все-таки «первее нача княжити» в Киеве — именно ради его таинственных прав на «княжение в полях [полянах]» Олег и убивает Аскольда и Дира.

Ключевым моментом биографии Игоря следует считать дату его рождения, ибо только она способна пролить свет на подлинное место мнимого «сына Рюрика» в ряду первых русских князей и, в частности, на его отношения с Олегом и его державой «светлых князей». В «Повести временных лет» вокняжение Игоря в Киеве происходит в пору его младенчества, хотя точной даты рождения Игоря летописи не знают. Воскресенская летопись приурочивает его появление на свет к 866 г., Никоновская — к 865 г. Таким образом получается, что он должен был сесть на киевский «стол» тринадцати–четырнадцатилетним отроком. Однако «Повесть временных лет» отмечает, что по смерти Рюрика Игорь остался «детеск велми», а в сцене убийства Аскольда и Дира его по знаку Олега выносят на руках (и Степенная книга, учтя это обстоятельство, говорит, что Игорь осиротел в двухлетнем возрасте). Цель всех этих «уточнений» одна: связать безответного младенца с Рюриком и варяжской русью.

Между тем еще А.А. Шахматов, реконструируя древнейший летописный свод, пришел к выводу, что самые ранние известия об Олеге не упоминали имени Игоря (См. : Шахматов А.А. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. СПб., 1908. С. 323, 541-542). Современная историческая критика имеет достаточно поводов утверждать, что подлинная дата рождения Игоря не имеет ничего общего с биографическими данными «Повести временных лет». Летописные известия о семейной жизни первой княжеской четы — Игоря и Ольги — вызывают недоумение: нельзя отделаться от мысли, что читаешь житие библейских патриархов. «Настоящие Авраам и Сарра», по определению С. П. Толстова (Толстов С.П. Древнейшая история СССР в освещении Вернадского // Вопросы истории. 1946. № 4. С. 121-122). Впрочем, к очевидному вымыслу относится не столько завидное долголетие обоих супругов, которое в конце концов не может служить решающим аргументом против летописных сведений об их жизни, сколько датировка некоторых важнейших вех их совместной жизни, а именно: времени женитьбы Игоря на Ольге и рождения Святослава. Не забудем, что речь идет о языческой эпохе, когда в обычае было многоженство. Между тем, если верить «Повести временных лет», Игорь женился на Ольге — своей первой и единственной супруге, — будучи зрелым тридцати-тридцатипятилетним мужчиной, а сына Святослава, единственного своего отпрыска, зачал спустя добрых четыре десятилетия. Это ли не чудеса!

В приложении к Ольге летописные хронологические выкладки выглядят еще более несуразными, ибо выясняется, что она родила первенца после того, как отпраздновала свою серебряную свадьбу и свой пятидесятилетний юбилей.

Против всего этого протестует не только здравый смысл, но и наши знания о матримониальных отношениях в раннем Средневековье. Тогдашние европейские законодательство и обычай определяли возраст совершеннолетия для мужчин – четырнадцатью-пятнадцатью, для женщин — двенадцатью-тринадцатью годами (См.: Забелин И.Е. Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетии. М., 1901. С. 85; Никитин А.Л. Основания русской истории. М., 2001. С. 203; Эклога. Византийский законодательный свод VIII в. М., 1965. С. 92). Время вступления в брак редко отстояло от этого возрастного рубежа более чем на год-два. Например, о княгине Евпраксии, дочери киевского князя Всеволода I Ярославича, имеем известие, что в возрасте шестнадцати лет она уже успела овдоветь (ее первый муж Генрих Длинный, маркграф Штаденский, умер в 1087 г.). Характерно, что брачные отношения Игоря, как они представлены в летописи, находятся в разительном контрасте с семейной жизнью его сына Святослава, который бывал в Киеве наездами и, однако же, ко времени его гибели в 971 г., то есть приблизительно тридцати лет от роду, уже имел от разных женщин по крайней мере троих сыновей*, старшему из которых, Ярополку, было, кажется, не менее тринадцати-пятнадцати лет и он уже год как был женат на «грекине». Здесь летописец явно оказывается гораздо ближе к истине, нежели тогда, когда, пользуясь обрывками преданий, набрасывает фантастическую биографию родителей Святослава.

* А на самом деле больше. Один такой, «не учтенный» летописью, сын Святослава известен по сообщению византийского историка Иоанна Скилицы о том, что в 1016 г. флот имперского полководца Монга нанес поражение хазарам «при помощи Сфенга, брата Владимира [Святославича]».
.
Зная, какую огромную и подчас тираническую роль в жизни средневековых людей играл обычай, особенно в матримониальных отношениях владетельных особ, мы должны признать за верное, что к моменту рождения Святослава Игорю должно было исполниться лет пятнадцать-семнадцать, а Ольге — не больше пятнадцати лет. Рождение Игоря состоялось, таким образом, несколько позже 920 г. Эта датировка, помимо прочего, позволяет удовлетворительно объяснить не объяснимое никакими другими способами обстоятельство: почему при растянутом более чем на семь десятков лет княжении Игоря вся его действительная деятельность на страницах «Повести временных лет» умещается в одно пятилетие (941–945 гг.).

Выходит, что «старый Игорь» умер еще совсем молодым человеком — лишнее подтверждение тому, что его прозвище не имеет отношения к его возрасту по летописной биографии, а означает «старейшего», «первого» князя, родоначальника великих киевских князей (ср. со «старым Ярославом» и «старым Владимиром» в Слове о полку Игореве; старый там — всего лишь противоположность нынешнему, современному: «Почнем же, братие, повесть сию от старого Владимира до нынешнего Игоря…»). И дано оно было ему задолго до того, как Рюрик и Олег попали в число его родственников.

Российский Императорский Дом — Игорь I Рюрикович Старый (912-945)

Великий Князь Игорь I Рюрикович Старый (865 (или 877) – Древлянская Земля, осень 945). Сын Родоначальника Великокняжеского и Царского Дома Рюриковичей Великого Князя Новгородского Рюрика и норманнской Княжны Ефанды. После смерти Князя Рюрика (879) власть перешла к его родственнику Олегу Вещему, однако юный Игорь почитался наследником и по сути соправителем. Его именем и в его присутствии Олегом Вещим был в 882 взят Киев и умерщвлены местные правители Аскольд и Дир. В 903 Игорь женился на псковитянке Ольге. В 912, после трагической смерти Олега Вещего, воспринял полноту власти. Покорил древлян и уличей, заключил мир с печенегами. В 941 начал войну с Восточной Римской Империей, разорил окрестности Константинополя, но потерпел тяжелые поражения в морских сражениях. В 944 в союзе с аланами и лезгинами нанес поражение Марзбану I (правителю одного из государств на территории современного Азербайджана). В 944 собирался начать военные действия против Византии и привел огромное войско, но дело закончилось заключением союзнического договора между ним и Императором Романом I. Договор является первым правовым актом, в котором упоминаются русские христиане и церковь св. Илии, в которой они приносили присягу, что свидетельствует о значительном распространении христианской веры на Руси и о благосклонном отношении к христианским подданным со стороны Великого Князя. В 945 Игорь I отправился собирать дань с покоренных древлян. Дань была выплачена, но часть дружины осталась недовольна, и Великий Князь с небольшим отрядом пошел требовать дополнительной дани. Древляне сочли это нарушением соглашения, оказали сопротивление, разбили дружину, захватили Игоря Рюриковича в плен и казнили, разорвав надвое стволами склоненных деревьев. Супруга Игоря I Ольга, правившая в малолетство их сына Святослава, жестоко отомстила древлянам за смерть мужа, истребила их послов, разорила древлянскую землю и сожгла столицу г. Искоростень. В 955 (или 957), будучи в Константинополе, Ольга приняла св. крещение с именем Елена и стала первой представительницей Дома Рюриковичей христианского вероисповедания. Прославлена в лике равноапостольных.

Реален ли князь Олег в Викингах? — Первый законкомик

Реален ли князь Олег в «Викингах»?

Олег (умер около 912 г.), полулегендарный вождь викингов (варягов), ставший киевским князем и считающийся основателем государства Киевская Русь.

Был ли настоящий князь Игорь?

Игорь, также называемый Ингвар, (род. ок. 877 — ум. 945, Дерева область [Россия]), великий князь Киевский и предположительно сын Рюрика, князь Новгородский, который считается основателем династии, правившей Киевской Русью а затем и Московия до 1598 г.

Князь Олег вторгся в Константинополь?

Он также начал атаку на Константинополь, столицу Византийской империи. Согласно восточнославянским летописям, Олег был верховным правителем Руси с 882 по 912 год.

Почему Олег переехал из Новгорода в Киев?

Братья Рюрика умерли в течение двух лет, поэтому он заявил свои права на их территорию и сделал Новгород столицей своих владений. После смерти Рюрика его преемник князь Олег Новгородский (или Олег Вещий) захватил город Киев в 882 году и перенес столицу из Новгорода в Киев.

Является ли Каттегат реальным местом?

Каттегат (/ˈkætɪɡæt/ KAT-ig-at, датский: [ˈkʰætəkæt]; шведский: Kattegatt [ˈkâtːɛˌɡat]) представляет собой морскую территорию площадью 30 000 км2 (12 000 квадратных миль), ограниченную Ютландским полуостровом на западе, островами Датского пролива. Дании и Балтийского моря на юге и провинциях Вестергётланд, Сконе, Халланд и Бохуслен в …

Что случилось с Игорем Викингом?

Игорь погиб при сборе дани с древлян в 945 году.

Водка «Князь Игорь» хороша?

Хорошая, крепкая водка с чистым вкусом. Полезно для укрепления коктейлей и хорошо подаст на вечеринке с ароматным лондонским джином.

Ушел ли Ивар Бескостный в Россию?

Киевская Русь викингов = Земли вечной зимы в GOT Как мы знаем из финала 5 сезона, Ивар проиграл битву за Каттегат своим братьям и бежал. Он путешествовал по Шелковому пути, видел удивительные места, экзотических животных и необычных людей, прежде чем странствия привели его в Киевскую Русь.

Встречался ли Ивар Бескостный с князем Олегом?

Теперь Ивар встретил одного из самых мрачных персонажей сериала в лице Олега.Персонаж, с которым у него много общего. Олег убил свою жену, Ивар тоже.

Новгородский Олег вторгся в Скандинавию?

Вторжение русов в Скандинавию — военная операция под предводительством князя Олега Киевского вместе со своим союзником Иваром Бескостным с целью захвата Скандинавии и особенно Норвегии.