Игнатий лойола духовные упражнения: Духовные упражнения. Духовный дневник | Лойола Св. Игнатий

Содержание

Игнатий Лойола ★ Духовные упражнения читать книгу онлайн бесплатно

Св. Игнатий Лойола

Духовные упражнения

ПРИМЕЧАНИЯ ДЛЯ ЛУЧШЕГО ПОНИМАНИЯ ДУХОВНЫХ УПРАЖНЕНИЙ, ПОМОГАЮЩИЕ КАК ДАЮЩЕМУ, ТАК И ВОСПРИНИМАЮЩЕМУ ИХ

Первое примечание. Под именем Духовных Упражнений разумеется всякий способ испытания совести, размышления, созерцания, молитвы словесной и мысленной и других духовных действий, как об этом будет сказано впоследствии. Ибо как телесным упражнением является: гуляние, хождение, бегание, так и всякий способ, каким душа приготовляется и располагается для своего освобождения от всех неупорядоченных влечений и, коль скоро они будут уничтожены, для поиска и обретения воли Божией относительно устройства своей жизни и для спасения своей души, — называется Духовным Упражнением.

2 Второе примечание. Тот, кто преподает другому способ и порядок для размышления или созерцания, должен верно передать содержание этого созерцания или размышления и выдвинуть его главные пункты, сопроводив их краткими и необходимыми объяснениями. Потому что созерцающий, получив основу [познания их содержания], сам начинает рассуждать и выводить заключения, и таким образом находит нечто, несколько лучше объясняющее смысл события или делающее его более интересным либо посредством его собственного мышления, либо под влиянием благодати Божией, просвещающей его ум. Это доставит ему больше духовного наслаждения и пользы, чем если бы преподающий Упражнения объяснял бы много и расширял бы смысл повествования. Ибо не обильное познание питает душу и ее удовлетворяет, но внутреннее прочувствование вещи и наслаждение ее содержанием.

3 Третье примечание. Так как во всех нижеследующих Духовных Упражнениях мы пользуемся разумом, когда рассуждаем, и волею, когда любим, то надо заметить, что в действиях воли, когда мы словесно или мысленно беседуем с Господом, Богом нашим, или с его святыми, требуется с нашей стороны большее благоговение, чем когда действуем, разумом рассуждая.

4 Четвертое примечание. Следующие Упражнения распределяются на четыре Недели, сообразно четырем частям, на которые разделяются Упражнения. Первая из этих частей есть растворенное созерцанием рассуждение о грехах; вторая — жизнь Господа нашего Иисуса Христа до дня Вербного воскресения включительно; третья — страдания Христа, Спасителя нашего; четвертая — Воскресение и Вознесение, с прибавлением трех образов совершения молитвы. Однако не следует полагать, что каждая Неделя обязательно должна состоять из семи или восьми дней. Может случиться, что одни в Упражнениях первой Недели окажутся медленнее в обретении того, что они ищут, то есть сокрушения сердца, раскаяния и плача о своих грехах; также одни бывают усерднее других; иные же испытывают большее беспокойство или нападение, исходящие от различных духов, — вследствие этого необходимо иногда сокращать Неделю, иногда же увеличивать [ее]. Так же нужно поступать и относительно последующих Недель, взыскуя их результат сообразно с предложенным содержанием.

Однако все Упражнения следует закончить в течение приблизительно тридцати дней.

5 Пятое примечание. Упражняющемуся очень полезно приступить к ним с великодушием и щедростью по отношению к Творцу и Господу своему, принося Ему в жертву все свое воление и свободу, чтобы Его Божественное Величие располагало по Своей святейшей воле как им самим, так и всем, что он имеет.

6 Шестое примечание. Когда руководитель заметит, что упражняющийся не испытывает никаких духовных движений, будь то утешения или скорби, и не подвергается влиянию различных духов, то он должен тщательно расспрашивать упражняющегося относительно Упражнений; совершает ли он их в назначенное время и каким образом, соблюдает ли он прилежно все «добавления» он должен требовать отчета о каждой из всех этих вещей. Что касается духовных утешений и скорбей, то об этом будет сказано в «Правилах о различении духов» (см. 316) и в «Добавлениях» (в конце первой Недели) (см. 73).

7 Седьмое примечание. Когда руководитель заметит, что упражняющийся подвергается [ощущению] оставленности и искушениям, пусть остерегается суровости и строгости в обхождении с ним, но лучше пусть будет по отношению к нему ласковым и приветливым; пусть ободряет его и укрепляет для дальнейшей работы, раскрывая ему хитрости и лукавства врага человеческого рода и приохочивая его готовиться к близкому утешению.

8 Восьмое примечание. Сообразно с необходимостью, которую он заметит в упражняющемся, руководитель может поведать ему об оставленности и о сатанинских кознях или же об утешениях, может ему объяснить «Правила различения духов», свойственные первой или второй Неделе [см. 313-336].

Читать дальше

Необычные упражнения на Иссык-Куле

Старые песни зачастую несут очень глубокий смысл. Сегодня утром случайно услышала песню в исполнении Муслима Магомаева, в которой были такие строки: «Скорости вокруг бешеные, мы себя едва сдерживаем». И подумала, что если в те времена люди уже расценивали скорости как бешеные, то что говорить нам сейчас?! А может быть просто во все времена человек настолько затянут в повседневную рутину бесконечных дел, что не находит времени остановиться и заняться тем, что не заставляло бы его чувствовать себя в бесконечной погоне…

Конечно, напряжение нужно снимать. Для этого есть разные приемы. От наших соседей из Киргизии поступило необычное предложение для всех желающих принять участие в реколекциях в молчании по методу святого Игнатия Лойолы.

Эти духовные упражнения будут проходить уже не в первый раз в живописном месте на берегу озера Иссык-Куль, прямо в 100 метрах от пляжа и всего в нескольких километрах от гор Тянь-Шань. В этот раз они запланированы на период с 16 по 22 марта будущего 2020 года. Тема этого года — «Боже, направь меня на путь вечный!» — Свобода, Благодарение и Милосердие.

Как известно, святой Игнатий Лойола является основателем ордена иезуитов, поэтому неудивительно, что и проводить реколекции будет иезуит из Новосибирска отец Янез Север.

Программа упражнений включает введение в игнатианскую молитву и медитацию над Священным Писанием, индивидуальную и совместную молитву, Евхаристию, поклонение Святым Дарам, а также возможность беседы с духовным наставником.

Взнос с одного участника составляет 80 евро. Эта сумма покрывает не только затраты на проживание в комнате на два человека и питание во время реколекций, но и дорогу из Бишкека до места проведения реколекций — с. Жениш, которая занимает около 5 часов.

Эти духовные упражнения — отличная возможность для потенциальных участников из стран СНГ, ведь для въезда в Киргизию им не нужна виза. А хороший духовный и телесный отдых на свежем воздухе с чистой водой и пустым пляжем вам обеспечен. Все-таки этот метод был разработан около 5 веков назад, и раз он до сих пор пользуется спросом, значит, весьма эффективен. Ну и судя по отзывам на сайте центра, на базе которого проходят эти духовные упражнения, так оно и есть.

Так одна из участниц по имени Зульфия пишет: «Я впервые на таких упражнениях, когда надо все время пребывать в молчании. Но я так быстро вошла в молчание, наверное мне как раз это и нужно было». А другая по имени Замира называет участие в реколекциях «подарком, которого не просила, но получить который пришло время».

«В этот раз я приехала в состоянии глубокой, плотной, вязкой, непроницаемо черной полярной духовной ночи, а уехала наполненная миром, покоем и надеждой на то, что Бог всегда будет рядом

«, — делится еще она участница реколекций Анжелика.

Участником этих духовных упражнений может стать любой: будь то мирянин, священник или монахиня. Чтобы оформить заявку на участие, нужно связаться с одним из организаторов по приведенным контактам: Брат Дамиан (e-mail: [email protected], тел +996 773 974 547), о. Ремигиюш Кальски (тел. +996 556 613 830).

Игнатий лойола прославился тем что. Утверждение иезуитского ордена папой

Ранние годы (1491-1521 г.)

Происходил из древнего баскского рода. По недокументированным данным, был младшим из 13 детей . В 14 лет Иньиго остался круглым сиротой, и старший брат отправил его в Аревалло, к Иоанну Веласкесу, казначею Кастильского двора. Там Иньиго служил пажом. Достигнув совершеннолетия, перешёл на военную службу . Впоследствии, рассказывая о своей молодости о. Гонзалесу де Камара, он описывал себя в тот период следующими словами: «Внимательный к своей наружности, падкий на успех у женщин, смелый в своих ухаживаниях, придирчивый в вопросах чести, ничего не боявшийся, дёшево ценивший жизнь свою и других, я предавался роскоши…»

1521 г.

Оборона Памплоны

В Алькале, как и в Барселоне, он, помимо занятий в университете, учил детей катехизису и наставлял всех, кто обращался к нему за помощью. В связи с этим на Игнатия поступил донос, он был арестован, и после 42 дней тюремного заключения был оглашён приговор, запрещающий ему наставлять и проповедовать под страхом отлучения от Церкви и вечного изгнания из королевства. После трёх лет запрет могли бы снять, если на это дадут разрешение судья или генеральный викарий. Архиепископ Толедский порекомендовал Игнатию не оставаться в Алькале и продолжить обучение в Саламанке . Однако и в Саламанке почти сразу после прибытия Игнатия пригласили на собеседование в доминиканский монастырь и стали расспрашивать о Духовных Упражнениях , которые он давал в Алькале. Дело передали на рассмотрение церковного суда. Судьи не обнаружили в его учении никакой ереси, и ещё 22 дня спустя он был освобождён. После этого Игнатий принял решение покинуть Испанию и отправился в Париж .

1528-1534 гг.

Годы учения. Париж

Сочинения

  • Св. Игнатий Лойола Духовные упражнения. Духовный дневник. — Москва: Институт философии, теологии и истории.
  • Св. Игнатий Лойола Рассказ паломника о своей жизни, или Автобиография. — Москва: Колледж философии, теологии и истории св. Фомы Аквинского в Москве, 2002. (перевод А. Н. Коваля)

Основатель самого крупного на сегодня ордена Католической церкви (в 2003 «пехотинцев Папы Римского» насчитывалось более 20 тыс.) создал самую могущественную в Европе организацию практически из ничего. Ее члены прославились как МАСТЕРА ИНТРИГ И ЗАГОВОРОВ, но двигало им вовсе не желание выстроить первую эффективную спецслужбу. Игнатий Лойола мечтал ВСЕГО ЛИШЬ СТАТЬ СВЯТЫМ. Суровая аскеза и изобретательное выкачивание денег из спонсоров, мистические переживания и бюрократический учет духовного опыта паствы, подчеркнутое самоуничижение и практически неограниченная власть – все эти противоречия прекрасно уживались и в самом Лойоле, и в его ордене.

Начиная, Лойола имел в своем распоряжении лишь силу собственного духа и искреннюю, доходящую до фанатизма веру – в том числе веру в свое ВЫСШЕЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ. И эта вера себя полностью оправдала. К чести первого иезуита нужно сказать, что он никогда не рекомендовал другим того, чего не испытал сам. Даже «усмирение плоти» и жестокие страдания, сопровождающие подобное усмирение, Лойола опробовал сначала на себе, а уж потом создал из собственного опыта комплекс упражнений для неофитов.


Будущий основатель ордена иезуитов Игнатий Лойола родился в 1491 году в Баскони (Страна Басков), на севере Испании, и получил по-дворянски длинное и звучное имя – Иньиго Лопес де Рекальде де Онас-и-де Лойола. Иньиго был тринадцатым ребенком в семье, так что рассчитывать на крупное наследство ему не приходилось. Однако род его считался одним из самых древних в Баскони, а потому для молодого Лойолы были открыты все пути, будь то карьера священника или военного. Отец выбрал для юноши путь придворного и устроил его в услужение к королевскому казначею дону Хуану Веласкесу. Будущий святой Римской католической церкви не отличался тогда примерным поведением и в 1515 году даже предстал перед судом за участие в неких «серьезных и вероломных преступлениях». Однако протекция дона Хуана была сильнее любых обвинений, и молодой человек отделался легким испугом. К церковной жизни дона Иньиго и вовсе не тянуло, и, по признанию соратника, написавшего его биографию, «до 26 лет он был человеком, преданным мирской суете, и прежде всего ему доставляли удовольствие ратные упражнения, ибо им владело огромное и суетное желание стяжать славу». Словом, как и полагалось дворянину, Лойола был гулякой и забиякой, да к тому же еще и неучем, поскольку не знал ни слова по латыни и читал только рыцарские романы, переведенные на испанский язык. Романы эти кружили впечатлительному дону голову, и он с удовольствием предавался мечтам о ратных подвигах и служении даме сердца. Впрочем, его непомерная амбициозность давала о себе знать уже тогда – в качестве дамы сердца он выбрал себе столь знатную особу, что не смел назвать ее имени даже на склоне лет своему биографу.

Со смертью дона Хуана в 1517 году придворная карьера дона Иньиго не закончилась, его взял к себе на службу вице-король Наварры, недавно присоединенной к Испании провинции, находившейся неподалеку от родных мест Лойолы. Тут-то молодому идальго и представился случай стяжать рыцарскую славу.

В 1521 году в Наварру вторглись французы, и Лойола оказался в осажденной цитадели Памплоны. Комендант крепости не сомневался, что город придется сдать, а потому, чтобы не допустить кровопролития, направил к противнику парламентеров. На беду в составе делегации оказался еще не понюхавший как следует пороха молодой Лойола, который из рыцарских побуждений сорвал переговоры и, похоже, так взбесил французов, что те предприняли штурм.

Атаке предшествовала мощная артподготовка, которая и поставила крест на военной карьере Лойолы: ядро перебило ему правую ногу, а левую перебил обломок крепостной стены. Поскольку кроме дона Иньиго сражаться никто не хотел, крепость поспешно капитулировала, после чего настала очередь французов проявить благородство.

Дону-герою была оказана посильная медицинская помощь, а затем его доставили в родовой замок Лойола.

Врачи, вероятно, были уверены, что раненый не выживет. Из-за плохо выполненной фиксации правая нога срослась неправильно, и врачи ее вновь сломали, чтобы состыковать кости как следует. В результате Лойола едва не умер, а выкарабкавшись, с ужасом обнаружил, что правая нога короче левой, а над коленом выпирает кость. Изуродованная конечность не вязалась с образом рыцаря, и дон Иньиго распорядился удалить нарост, что снова чуть было не стоило ему жизни. Лишнее отпилили, но нога от этого длиннее не стала, и несостоявшийся рыцарь погрузился в меланхолию.

Больной требовал рыцарских романов, но в замке было только две книги – жития святых и краткий пересказ Евангелий, они и стали предметом пристального изучения. Со временем воображение Лойолы стало оперировать новыми образами, он все чаще мечтал не о пирах и охотах, а «о том, чтобы пойти в Иерусалим босиком, питаться одними травами и совершать все прочие подвиги покаяния, которые, как он увидел, совершали святые».

Безграничное честолюбие идальго приобрело новую сюжетную линию – он мечтал о том, чтобы измучиться сильнее святых мучеников и в самоотречении оставить позади самых известных аскетов.

Вскоре воображение больного так распалилось, что он стал грезить наяву, более того, разнообразные видения не покидали его до конца жизни. Когда же в одну из бессонных ночей перед ним возник образ Мадонны с младенцем Иисусом, у Лойолы окончательно развеялись сомнения в своей высокой миссии. Теперь он жил только одной идеей – прийти в Иерусалим и обратить турок в христианство. Никого из домашних дон Иньиго в свой замысел не посвятил – после ранения он стал очень скрытным. Худо-бедно поправившись, Лойола с головой отдался святой жизни, и остановить его уже ничто не могло.


Проштудировав во время болезни две книги, Лойола пришел к выводу, что настоящий святой всегда поступает наперекор здравому смыслу, и начал свою подвижническую жизнь с подвигов в стиле Дон Кихота. Будущий миссионер по дороге в Иерусалим пустился в богословский спор с неким мавром, утверждавшим, что Пречистая Дева могла зачать непорочно, но по понятным причинам не могла остаться девственницей в ходе родов. Лойола не нашел веских аргументов против и так разволновался, что мавр предпочел убраться от него подальше. Сам же дон Иньиго разрывался между желаниями смирить гнев и убить мавра. В итоге паломник позволил принять решение своему мулу – тот не пошел вслед за ретировавшимся попутчиком и мавр остался жив. В другой раз Лойола, дабы окончательно превратиться в праведного странника, отдал свою дворянскую одежду нищему. Вскоре, правда, выяснилось, что нищего арестовали, заподозрив в том, что он эту одежду украл.

Путь Иньиго, который теперь уже не величал себя доном, лежал в Барселону, откуда он намеревался плыть в Италию и дальше – в Святую землю. Однако в Барселоне свирепствовала чума, и Лойола на год задержался в городке Манресе, где окончательно потерял облик благородного дона – он превратился в юродивого, живущего подаянием. К тому времени Лойола успел привыкнуть к видениям, которые после многодневных постов и молитв имели место чуть ли не каждый день. Паломнику неоднократно являлось «белое тело», в котором он безошибочно узнавал Христа, а также нечто, напоминавшее змею с множеством глаз, в чем он опознал Сатану. А как-то утром Иньиго даже лицезрел Пресвятую Троицу «в виде фигуры из трех клавиш», после чего в умилении рыдал до обеда. Иногда же видения были более приземленными. Так, Лойола полностью отказался от мяса, но однажды, когда он проснулся, перед его глазами возникло отчетливое видение какого-то мясного блюда и, не желая противиться божьей воле, визионер покончил с вегетарианством.

Иньиго неустанно усмирял свою плоть – регулярно занимался самобичеванием, перестал стричь ногти и расчесывать волосы, ходил босиком и т. д., но искомое блаженство все не наступало. Бывшего рыцаря терзали грехи юности. Он многократно исповедовался, но отпущенные грехи каждый раз воскресали в памяти и он вновь впадал в отчаянье. Однажды он даже объявил Создателю, что будет голодать до тех пор, пока не получит от него полного и окончательного прощения. Подвижник голодал неделю, пока священник не велел ему начать принимать пищу.

Наконец в 1523 году он все же отплыл в Палестину, как обычно сопроводив это действиями, достойными пера Сервантеса. Так, накопленные попрошайничеством деньги Лойола оставил на лавке в порту и долго размышлял, стоит ли брать на корабль сухари или же положиться в вопросах питания на Божью милость. Ну а во время плаванья Иньиго так допек команду своими нравоучениями, что матросы уже подумывали высадить его на каком-нибудь пустынном берегу.

И вот в августе 1523 года Лойола ступил на Святую землю, где его встретила новая череда видений и откровений. Подвижник, похоже, полностью утратил способность к осмысленному поведению. В Иерусалиме, например, Иньиго стремился попасть на Елеонскую гору, где на камне остались отпечатки ног Иисуса, и пробрался туда, отдав турецким стражникам в качестве платы нож. Лойола помолился на горе, получил причитавшиеся ему видения и отправился в обратный путь, когда вдруг осознал, что не разобрал, где на камне отпечаталась левая нога, а где – правая. Пришлось отдать стражникам еще и ножницы, чтобы снова осмотреть священный камень.

Когда все святыни Иерусалима были обойдены, Лойола решил наконец приступить к реализации мечты об обращении «турок», большинство из которых составляли все-таки арабы, в католическую веру. И тут впервые после того, как ему угодило в ногу французское ядро, Лойола столкнулся с жестокой реальностью. Представитель ордена монахов-францисканцев, ведавший делами паломников, категорически запретил ему проповедовать. Францисканец поставил Иньиго на вид, что, во-первых, тот не говорит ни по-турецки, ни по-арабски, во-вторых, не может связно излагать свои мысли даже на испанском, и в-третьих, не имеет никакого понятия о католическом богословии, а следовательно, неминуемо впадет в ересь. Чтобы избежать неприятностей, связанных с деятельностью непредсказуемого паломника, францисканец депортировал Лойолу в Европу на одном корабле с другими беспокойными элементами, и на том самодеятельному крестовому походу испанского дворянина пришел конец.

Эта неудача стала для Лойолы настоящим потрясением – он, свято веривший, что Господь накормит его в пути без всяких сухарей и сделает так, чтобы «турки» поняли кастильский диалект, неожиданно столкнулся с сопротивлением католической церкви, которой как раз и собирался послужить. Лойола понял, что нельзя рассчитывать на одни лишь чудеса и стоит попробовать реализовать свою миссионерскую идею земными средствами. Так родился новый Лойола – расчетливый, сдержанный и недоверчивый, готовый притворяться, унижаться и ждать.


В 1525 году, вернувшись после долгих приключений и испытаний в Испанию, Лойола твердо решил выучиться на теолога и поступил учеником в обычную школу, где дети зубрили латынь. Теперь «бедный паломник Иньиго», как он сам себя называл в ту пору, думал о хлебе насущном значительно больше, чем раньше. Отныне, где бы Лойола ни находился, он пытался найти себе богатых спонсоров, прежде всего из числа знатных дам. Первыми спонсорами подвижника стали две весьма обеспеченные сеньоры – Изабелла Розелли и Агнесса Пасквали, и в дальнейшем Лойола всегда знал, где взять денег.

Отучившись год в барселонской школе, Лойола отправился в университет Алькалы, где обратился к серьезным наукам. Здесь великовозрастный студент также налаживал связи с местными влиятельными лицами, а еще начал сколачивать группу последователей. На первых порах в кружок Лойолы вошли три студента, которые стали почитать его духовным учителем. Несмотря на крохотные размеры своей организации, Лойола придумал для нее униформу. Его последователи носили остроконечные колпаки, длинные серые одеяния, подпоясывались веревкой и отказались от обуви. Вскоре в Алькале заговорили о странных молодых людях и их харизматическом учителе. Ученики Лойолы жили подаянием, выступали на площадях с горячими проповедями и собирали милостыню, которую им с удовольствием подавали знатные горожане, в особенности богатые вдовы и старые девы.

Желая того или нет, Лойола вторгся в сферу интересов монашеских орденов, которые сами существовали за счет пожертвований и не желали ни с кем делиться. К тому же в ту пору в Европе бушевала Реформация, грозившая устоям католической церкви, а Лойола и его босоногие последователи сильно походили на представителей какой-то секты. В результате Лойола был задержан церковными властями Алькалы и допрошен местным викарием. Перед самозваным проповедником возникла перспектива оказаться в руках святой инквизиции, и, смекнув, в чем дело, Лойола быстро согласился выполнить все требования викария. Отныне ему и его ученикам запрещалось носить необычную одежду, а проповедовать они могли только по окончании обучения.

Таким образом, мечты идальго очередной раз не выдержали столкновения с реальностью, но Лойола уже становился крепким политическим бойцом и не собирался так просто сдаваться.

В 1527 году он увез своих последователей в Саламанку, где тоже был университет, и история повторилась почти в точности. Церковь опять взяла кружок Лойолы на карандаш, и опять последовал арест. Ситуация усугубилась тем, что Лойола, постоянно искавший спонсоров, слишком хорошо разагитировал двух знатных вдовствующих сеньор – мать и дочь, которые решили по его примеру переодеться нищенками и жить святой жизнью. Женщины сбежали из дома, и Лойолу держали в тюрьме, пока они после месяца скитаний не вернулись домой.

Вновь над Лойолой нависла грозная тень инквизиции, и вновь ему удалось отделаться обещанием не проповедовать до получения диплома. Теперь Лойоле стало ясно, что в Испании ему делать нечего, и он перебрался в Сорбонну, чтобы вербовать спонсоров и учеников там.

Поскольку Парижский университет был в те времена чуть ли не самым либеральным местом в Европе, инквизиции можно было больше не бояться и Лойола развернулся по полной. Теперь он искал не слабовольных маргиналов, а умных, волевых, талантливых студентов и преподавателей. Самое удивительное, что к нему тянулись как раз такие люди. Дело в том, что к тому времени Лойола не только научился контролировать свою психику, но и сумел упорядочить и осмыслить свой духовный опыт. Видения были строго классифицированы и описаны, а подвиги аскезы подверглись бюрократическому учету. Другими словами, Лойола, испытавший на себе многое из того, чему подвергались святые из книг, сумел превратить свой опыт в систему упражнений, имеющую ближайший аналог разве что в йогических практиках.

«Духовные упражнения», составленные Лойолой, действительно обладали серьезной силой воздействия. Практикующему предлагалось пройти четыре ступени, условно названные «неделями». На первой ступени ученику, подвергающему себя разного рода лишениям, надлежало думать о своих грехах, воображать свой труп, изъеденный червями, представлять адские муки и т. п. На прочих ступенях требовалось мысленно рисовать евангельские сюжеты, например на третьей – мученичество Христа, а на четвертой – его воскресение и вознесение. Так под руководством Лойолы люди получали уникальный психический опыт, который обычно оказывался самым ярким переживанием за все уже прожитые ими годы, и, дойдя до видений и измененных состояний сознания, становились верными последователями своего учителя.

Самым трудным было убедить человека начать заниматься по методу Лойолы, и тут новоявленный католический гуру шел на любые ухищрения. Яркий пример – история с влиятельным преподавателем Франсуа Ксавье. Для начала стареющий студент, имевший богатых спонсоров, открыл профессору кредит, но этого оказалось мало. Однажды Ксавье начал упрашивать «бедного паломника» сыграть партию на бильярде. Лойола, скрепя сердце, согласился – при условии, что проигравший будет месяц подчиняться победителю. Бывший придворный обыграл профессора, Ксавье прошел тренинг Лойолы, после чего до конца своих дней оставался ревностным приверженцем его идей.

Через несколько лет жизни в Париже Лойола собрал вокруг себя кружок из шести учеников, которые загорелись идеей стать «духовными рыцарями» и обратить к католичеству нехристианские народы Востока. У последователей Лойолы вновь появилась униформа – на сей раз это были длинные черные одеяния и очень широкие черные шляпы. И вот настал долгожданный день. 15 августа 1534 года группа подвижников собралась в подземной часовне, где, по преданию, был обезглавлен Дионисий Ареопагит (святой Дени), и под статуей святого, держащего голову в руках торжественно поклялась жить в целомудрии, бедности и послушании, а также бороться за божье дело. Так Лойола наконец стал во главе организации, которую, по его мнению, ждало большое будущее. Будущий святой оказался здесь совершенно прав.


Хотя группа Лойолы была хорошо спаяна внутренней дисциплиной, а ее члены, кроме разве что самого Лойолы, имели отличную богословскую подготовку, приступать к проповедям без позволения церкви было нельзя. Сам Лойола, называвший себя теперь не Иньиго, а Игнатием, не хотел повторять старые ошибки и послал двоих своих учеников к папе с тем, чтобы тот присвоил ему и его соратникам духовное звание и разрешил миссионерство. К удивлению многих папа Павел III пошел обществу навстречу. Дело в том, что католичество в те годы переживало серьезный кризис и папский престол не критиковал только ленивый. И вот впервые за долгие годы перед папой предстали на редкость образованные и обходительные люди, готовые, не щадя живота своего и не требуя никаких наград, служить во благо пошатнувшегося папского авторитета. Павел III разрешил энтузиастам отправиться в Палестину, но начавшаяся война между Венецией и Турцией расстроила планы миссионеров – мечта Лойолы, казалось, вновь перешла в разряд недостижимого.

Спасительная мысль пришла Игнатию в 1537 году, когда общество уже изрядно разрослось, а перспективы попасть в Палестину стали совершенно призрачными. Лойола сделал гениальный ход, выбивший почву из-под ног у всех его возможных противников, – предложил услуги своей организации самому римскому папе, отдав себя и всех своих сторонников в его полное распоряжение. Павел III был рад нежданной помощи и благословил создание «Иисусовой фаланги», хотя и не слишком верил в успех этого предприятия.

Между тем политическая борьба вокруг новой организации только начиналась. Конкурирующие монашеские ордена августинцев и доминиканцев натравили на Лойолу инквизицию, заявив, что он и его последователи являются хорошо законспирированными лютеранами. Обвинение было тяжким, но недоказуемым, и в 1538 году Лойола был оправдан по всем статьям. Теперь удар нанес сам будущий святой. Его организация взялась бороться с проституцией в Риме. Поскольку Вечный город кишел продажными девицами разных сортов, задача казалась невыполнимой, но Лойола блестяще с нею справился. Деньги теперь уже многочисленных спонсоров (как всегда, в основном богатых дам) были направлены на строительство «Обители святой Марфы» – приюта для уличных женщин, желающих сменить профессию. По улицам папской столицы стали ходить пышные процессии с крестами и хоругвями – за самим Лойолой следовали раскаявшиеся путаны, облаченные в красивые белые одежды и с венками на головах. Процессии останавливались возле домов крупных благотворителей и воздавали почести щедрым хозяевам. Проституток на улицах стало заметно меньше, папская курия могла рапортовать, что порок побежден, а авторитет Лойолы вырос как в народе, так и среди богатых спонсоров.

Но сокрушены противники были в 1539 году, когда Павлу III был показан проект устава будущего ордена духовных рыцарей. «Да это же перст божий!» – воскликнул папа, ознакомившись с документом. 27 сентября 1540 года устав был утвержден и миру явилось «Общество Иисуса» с членами-иезуитами и главой-генералом. Естественно, генералом стал Игнатий Лойола.

Устав Общества пленил Павла III сразу несколькими пунктами. Прежде всего, в нем говорилось, что иезуиты «обязываются верно повиноваться нашему святому отцу – папе и всем преемникам его». Во-вторых, новый орден ставил перед собой уникальные цели и был намерен достигать их уникальными методами. «Общество Иисуса» не было традиционным монашеским орденом, члены которого ведут созерцательную жизнь в монастырях. Иезуиты вообще не становились монахами – это были священники или даже миряне, принявшие монашеские обеты, а также обет повиновения римскому понтифику.

Главной задачей иезуитов провозглашалось воспитание юношества. Орден должен был создать собственные учебные заведения, а также кафедры при университетах Европы, где молодежь воспитывалась бы в католическом духе. Второй своей задачей иезуиты считали миссионерство: каждого члена ордена обязывали быть готовым в любой момент отправиться проповедовать в любую точку мира и нести там службу до поступления новых распоряжений. Наконец, иезуиты намеревались бороться с ересью и всеми силами укреплять политическое влияние пап. Для этого в их арсенале были особые приемы. Прежде всего, иезуиты могли становиться духовниками знатных и влиятельных лиц, не исключая коронованных особ, что давало возможность влиять на ситуацию на самом высоком уровне. Но даже оставшись без доступа к сильным мира сего, иезуит мог быть полезен папе, поскольку был обязан наблюдать за общественным мнением, следить за развитием событий в тех городах и странах, куда его направит приказ генерала, и обо всем докладывать наверх.

Павел III быстро оценил открывающиеся перспективы и осыпал общество такими привилегиями, о которых ни один орден не смел и мечтать. Так, иезуитам было разрешено проповедовать, учить и отпускать грехи, где им только вздумается, а также освобождать от наказаний, наложенных церковью. Иезуиты сполна воспользовались богатыми возможностями и сделали все для переманивания чужих прихожан. Наказания за грехи иезуиты назначали менее обременительные, нежели другие священники, и паства потянулась исповедоваться к «воинам Иисуса».

Под жестким руководством Лойолы орден стал быстро набирать силу, и через несколько лет отцы-иезуиты уже учили молодежь во всех крупных европейских университетах, исповедовали представителей самых знатных фамилий и обращали в католичество жителей самых отдаленных стран. Упомянутый Франсуа Ксавье, например, приняв имя Франциск Ксаверий, успешно проповедовал в Индии, Китае, Индонезии и Японии. Таким образом, иезуиты стали поставлять римскому престолу хорошо подготовленные кадры для занятия церковных должностей, заметно усилили политическое влияние Рима в европейских делах и несли католичество народам, которые раньше знали о христианстве только понаслышке.

Сам же Лойола, дорвавшись наконец до неограниченной власти, пользовался ею со свойственной ему фантазией. К примеру, одного иезуита, славившегося своей ученостью, он определил работать на своей кухне, а другого, происходившего из знатного рода, отправил эту кухню подметать. В организации, которая быстро пустила корни почти во всех странах Европы, Лойола навел железный порядок: так, между различными службами, учреждениями и представительствами общества была налажена регулярная корреспонденция, причем нижестоящие функционеры были обязаны периодически писать доклады о своих начальниках. Естественно, все нити управления стремительно растущей структурой были в руках Игнатия Лойолы.

К концу жизни первого генерала орден купался не только в привилегиях, но и в деньгах. По уставу сами иезуиты не должны были владеть имуществом, зато имели право пользоваться им «к вящей славе Господней» иезуитские учреждения. Приобреталось оно любыми средствами. Так, один высокопоставленный иезуит сагитировал впавшего в маразм венецианского богача завещать ордену все имущество на сумму около 40 тыс. дукатов. Наследники, однако, оспорили завещание маразматика, и венецианский суд был готов удовлетворить их иск, но эмиссары Лойолы подкупили любовницу венецианского дожа, а дож устроил так, что деньги отошли «воинам Иисуса».

Игнатий Лойола был единоличным хозяином самой могущественной организации Европы, которую создал своими руками почти из ничего, до 1556 года, когда почувствовал, что силы покидают его.

31 июля 1556 года Лойола скончался, но созданная им структура продолжала работать как часы. После смерти своего первого генерала иезуиты достигли неимоверного могущества: по их велению основывались города (например, бразильский Сан-Паулу), короли восходили на трон благодаря их поддержке (как, например, польский король Стефан Баторий).

Естественно, чем больше у иезуитов было явных побед, тем больше им приписывалось тайных интриг, которыми они, разумеется, не пренебрегали. Однако успехи иезуитов оказались слишком впечатляющими: в XVIII веке орден был запрещен почти во всех странах Европы, поскольку монархи более не желали терпеть на своей территории чужую агентуру. В 1773 году орден и вовсе был ликвидирован, но в 1814 году, когда после падения Наполеона наступила католическая реакция, «Общество Иисуса» воскресло и прекрасно приспособилось к новым реалиям.

Выжило оно и в ХХ веке, успев провозгласить, что его главной целью является защита мировой справедливости и прав человека. Не менее живучими, чем сам орден, оказались принципы, на которых он был построен, – все спецслужбы мира и все хотя бы мало-мальски серьезные и амбициозные тайные общества до сих пор воспроизводят ноу-хау Игнатия Лойолы, включая основательную промывку мозгов неофитов и жесткую дисциплину.

Сам же Лойола продолжал восхождение по карьерной лестнице даже после смерти. В 1609 году католическая церковь признала его блаженным, а в 1622 году исполнилась мечта его жизни – Игнатий Лойола был причислен к лику святых. А сейчас, по некоторым данным, иезуиты хотят, чтобы их отца и основателя возвели в равноапостольный ранг. Так что честолюбие этого человека прогибает мир и через сотни лет после его смерти.


4 story. Владимир Гаков. ДЕНЬГИ № 24 (379) от 26.06.2002 Ignacio (Íñigo) López de Loyola , баск. Ignazio Loiolakoa ; ок. 23 октября , Аспейтия — 31 июля , Рим) — католический святой, основатель ордена иезуитов , видный деятель контрреформации .

Ранние годы (1491-1521 г.)

Происходил из древнего баскского рода. По недокументированным данным, был младшим из 13 детей . В 14 лет Иньиго остался круглым сиротой, и старший брат отправил его в Аревалло, к Иоанну Веласкесу, казначею Кастильского двора. Там Иньиго служил пажом. Достигнув совершеннолетия, перешёл на военную службу. Впоследствии, рассказывая о своей молодости о. Гонзалесу де Камара, он описывал себя в тот период следующими словами: «Внимательный к своей наружности, падкий на успех у женщин, смелый в своих ухаживаниях, придирчивый в вопросах чести, ничего не боявшийся, дёшево ценивший жизнь свою и других, я предавался роскоши…»

1521 г. Оборона Памплоны

В Алькале, как и в Барселоне, он, помимо занятий в университете, учил детей катехизису и наставлял всех, кто обращался к нему за помощью. В связи с этим на Игнатия поступил донос, он был арестован, и после 42 дней тюремного заключения был оглашён приговор, запрещающий ему наставлять и проповедовать под страхом отлучения от Церкви и вечного изгнания из королевства. После трёх лет запрет могли бы снять, если на это дадут разрешение судья или генеральный викарий. Архиепископ Толедский порекомендовал Игнатию не оставаться в Алькале и продолжить обучение в Саламанке . Однако и в Саламанке почти сразу после прибытия Игнатия пригласили на собеседование в доминиканский монастырь и стали расспрашивать о Духовных Упражнениях , которые он давал в Алькале. Дело передали на рассмотрение церковного суда. Судьи не обнаружили в его учении никакой ереси, и ещё 22 дня спустя он был освобождён. После этого Игнатий принял решение покинуть Испанию и отправился в Париж .

1528-1534 гг. Годы учения. Париж

«Духовные упражнения»

«Духовные упражнения» («Exercitia Spiritualia ») святого Игнатия, одобренные Папой Павлом III 31 июля 1547

г., представляют собой сочетание испытания совести, размышления, созерцания, молитвы словесной и мысленной. Упражнения распределяются на четыре этапа — недели (название «неделя» — достаточно условное, в зависимости от успехов упражняющегося каждая неделя может быть сокращена или же увеличена). Первая неделя — очищающая (vita purgativa ). В этот период человек вспоминает грехи, совершённые в истории мира и им самим, в его личной жизни, прилагая усилия к тому, чтобы «достичь первичного обращения»: выйти из состояния греха и обрести благодать. Вторая неделя — просвещающая (vita illuminativa ), она посвящена молитвенным размышлениям о земной жизни Иисуса: от Его Рождества до конца Его общественного служения. Вторая неделя рассматривается как подготовка к решению, ответу на призыв следовать за Христом, к определённому жизненному выбору. Третья неделя — соединение со Христом в Его крестном страдании и смерти. Таким образом, упражняющийся умирает со Христом, чтобы с Ним вместе воскреснуть. Четвёртая неделя — Воскресение и Вознесение. Духовный плод всех недель заключается в высшем созерцании ради обретения любви (contemplatio ad amorem ), которое даёт возможность всё возлюбить в Боге, а Бога — во всём.

Любимая молитва Игнатия Лойолы

Anima Christi, sanctifica me. Corpus Christi, salva me. Sanguis Christi, inebria me. Aqua lateris Christi, lava me. Passio Christi. conforta me. О bone lesu, exaudi me. Intra tua vulnera absconde me. Ne permittas me separari a te. Ab hoste maligno defende me. In hora mortis meae voca me. Et iube me venire ad te, ut cum Sanctis tuis laudem te in saecula saeculorum. Amen.

Душа Христова, освяти меня.
Тело Христово, спаси меня.
Кровь Христова, напои меня.
Вода ребра Христова, омой меня,
Страсти Христовы, укрепите меня.
О благий Иисусе, услыши меня:
В язвах Твоих сокрой меня.
Не дай мне отлучиться от Тебя.
От лукавого защити меня.
В час смерти моей призови меня,
И повели мне прийти к Тебе,
Дабы со святыми Твоими
восхвалять Тебя
во веки веков.
Аминь.

Библиография

  • Хуго Ранер SJ Игнатий Лойола и историческое становление его духовности. — Москва: Институт философии, теологии и истории.
  • Св. Игнатий Лойола Духовные упражнения. Духовный дневник. — Москва: Институт философии, теологии и истории.
  • Св. Игнатий Лойола Рассказ паломника о своей жизни, или Автобиография. — Москва: Колледж философии, теологии и истории св. Фомы Аквинского в Москве, 2002. (перевод А. Н. Коваля)
  • Мишель Леруа Миф о иезуитах: От Беранже до Мишле — Москва: Языки Славянской Культуры, 2001.
  • Генрих Бемер Иезуиты / Иезуиты. Бемер Г.; Инквизиция. Ли Г. Ч. — СПб.: ООО «Издательство ПОЛИГОН», 1999.
  • Игнатий Лойола и Дон Кихот / Бицилли П. М. Место ренессанса в истории культуры. — СПб.: Мифрил, 1996. — XIV, 256 с.
  • Биографическая библиотека Ф. Павленкова. ЖЗЛ в 3-х томах ISBN 5-224-03120-6

Напишите отзыв о статье «Игнатий де Лойола»

Примечания

Ссылки

Отрывок, характеризующий Игнатий де Лойола

– Так я буду надеяться, ваше сиятельство.
– Я прикажу.
«Завтра, очень может быть, пошлют с каким нибудь приказанием к государю, – подумал он. – Слава Богу».

Крики и огни в неприятельской армии происходили оттого, что в то время, как по войскам читали приказ Наполеона, сам император верхом объезжал свои бивуаки. Солдаты, увидав императора, зажигали пуки соломы и с криками: vive l»empereur! бежали за ним. Приказ Наполеона был следующий:
«Солдаты! Русская армия выходит против вас, чтобы отмстить за австрийскую, ульмскую армию. Это те же баталионы, которые вы разбили при Голлабрунне и которые вы с тех пор преследовали постоянно до этого места. Позиции, которые мы занимаем, – могущественны, и пока они будут итти, чтоб обойти меня справа, они выставят мне фланг! Солдаты! Я сам буду руководить вашими баталионами. Я буду держаться далеко от огня, если вы, с вашей обычной храбростью, внесете в ряды неприятельские беспорядок и смятение; но если победа будет хоть одну минуту сомнительна, вы увидите вашего императора, подвергающегося первым ударам неприятеля, потому что не может быть колебания в победе, особенно в тот день, в который идет речь о чести французской пехоты, которая так необходима для чести своей нации.
Под предлогом увода раненых не расстроивать ряда! Каждый да будет вполне проникнут мыслию, что надо победить этих наемников Англии, воодушевленных такою ненавистью против нашей нации. Эта победа окончит наш поход, и мы можем возвратиться на зимние квартиры, где застанут нас новые французские войска, которые формируются во Франции; и тогда мир, который я заключу, будет достоин моего народа, вас и меня.
Наполеон».

В 5 часов утра еще было совсем темно. Войска центра, резервов и правый фланг Багратиона стояли еще неподвижно; но на левом фланге колонны пехоты, кавалерии и артиллерии, долженствовавшие первые спуститься с высот, для того чтобы атаковать французский правый фланг и отбросить его, по диспозиции, в Богемские горы, уже зашевелились и начали подниматься с своих ночлегов. Дым от костров, в которые бросали всё лишнее, ел глаза. Было холодно и темно. Офицеры торопливо пили чай и завтракали, солдаты пережевывали сухари, отбивали ногами дробь, согреваясь, и стекались против огней, бросая в дрова остатки балаганов, стулья, столы, колеса, кадушки, всё лишнее, что нельзя было увезти с собою. Австрийские колонновожатые сновали между русскими войсками и служили предвестниками выступления. Как только показывался австрийский офицер около стоянки полкового командира, полк начинал шевелиться: солдаты сбегались от костров, прятали в голенища трубочки, мешочки в повозки, разбирали ружья и строились. Офицеры застегивались, надевали шпаги и ранцы и, покрикивая, обходили ряды; обозные и денщики запрягали, укладывали и увязывали повозки. Адъютанты, батальонные и полковые командиры садились верхами, крестились, отдавали последние приказания, наставления и поручения остающимся обозным, и звучал однообразный топот тысячей ног. Колонны двигались, не зная куда и не видя от окружавших людей, от дыма и от усиливающегося тумана ни той местности, из которой они выходили, ни той, в которую они вступали.
Солдат в движении так же окружен, ограничен и влеком своим полком, как моряк кораблем, на котором он находится. Как бы далеко он ни прошел, в какие бы странные, неведомые и опасные широты ни вступил он, вокруг него – как для моряка всегда и везде те же палубы, мачты, канаты своего корабля – всегда и везде те же товарищи, те же ряды, тот же фельдфебель Иван Митрич, та же ротная собака Жучка, то же начальство. Солдат редко желает знать те широты, в которых находится весь корабль его; но в день сражения, Бог знает как и откуда, в нравственном мире войска слышится одна для всех строгая нота, которая звучит приближением чего то решительного и торжественного и вызывает их на несвойственное им любопытство. Солдаты в дни сражений возбужденно стараются выйти из интересов своего полка, прислушиваются, приглядываются и жадно расспрашивают о том, что делается вокруг них.
Туман стал так силен, что, несмотря на то, что рассветало, не видно было в десяти шагах перед собою. Кусты казались громадными деревьями, ровные места – обрывами и скатами. Везде, со всех сторон, можно было столкнуться с невидимым в десяти шагах неприятелем. Но долго шли колонны всё в том же тумане, спускаясь и поднимаясь на горы, минуя сады и ограды, по новой, непонятной местности, нигде не сталкиваясь с неприятелем. Напротив того, то впереди, то сзади, со всех сторон, солдаты узнавали, что идут по тому же направлению наши русские колонны. Каждому солдату приятно становилось на душе оттого, что он знал, что туда же, куда он идет, то есть неизвестно куда, идет еще много, много наших.
– Ишь ты, и курские прошли, – говорили в рядах.
– Страсть, братец ты мой, что войски нашей собралось! Вечор посмотрел, как огни разложили, конца краю не видать. Москва, – одно слово!
Хотя никто из колонных начальников не подъезжал к рядам и не говорил с солдатами (колонные начальники, как мы видели на военном совете, были не в духе и недовольны предпринимаемым делом и потому только исполняли приказания и не заботились о том, чтобы повеселить солдат), несмотря на то, солдаты шли весело, как и всегда, идя в дело, в особенности в наступательное. Но, пройдя около часу всё в густом тумане, большая часть войска должна была остановиться, и по рядам пронеслось неприятное сознание совершающегося беспорядка и бестолковщины. Каким образом передается это сознание, – весьма трудно определить; но несомненно то, что оно передается необыкновенно верно и быстро разливается, незаметно и неудержимо, как вода по лощине. Ежели бы русское войско было одно, без союзников, то, может быть, еще прошло бы много времени, пока это сознание беспорядка сделалось бы общею уверенностью; но теперь, с особенным удовольствием и естественностью относя причину беспорядков к бестолковым немцам, все убедились в том, что происходит вредная путаница, которую наделали колбасники.
– Что стали то? Аль загородили? Или уж на француза наткнулись?
– Нет не слыхать. А то палить бы стал.
– То то торопили выступать, а выступили – стали без толку посереди поля, – всё немцы проклятые путают. Эки черти бестолковые!
– То то я бы их и пустил наперед. А то, небось, позади жмутся. Вот и стой теперь не емши.
– Да что, скоро ли там? Кавалерия, говорят, дорогу загородила, – говорил офицер.
– Эх, немцы проклятые, своей земли не знают, – говорил другой.
– Вы какой дивизии? – кричал, подъезжая, адъютант.
– Осьмнадцатой.
– Так зачем же вы здесь? вам давно бы впереди должно быть, теперь до вечера не пройдете.
– Вот распоряжения то дурацкие; сами не знают, что делают, – говорил офицер и отъезжал.
Потом проезжал генерал и сердито не по русски кричал что то.
– Тафа лафа, а что бормочет, ничего не разберешь, – говорил солдат, передразнивая отъехавшего генерала. – Расстрелял бы я их, подлецов!
– В девятом часу велено на месте быть, а мы и половины не прошли. Вот так распоряжения! – повторялось с разных сторон.
И чувство энергии, с которым выступали в дело войска, начало обращаться в досаду и злобу на бестолковые распоряжения и на немцев.
Причина путаницы заключалась в том, что во время движения австрийской кавалерии, шедшей на левом фланге, высшее начальство нашло, что наш центр слишком отдален от правого фланга, и всей кавалерии велено было перейти на правую сторону. Несколько тысяч кавалерии продвигалось перед пехотой, и пехота должна была ждать.
Впереди произошло столкновение между австрийским колонновожатым и русским генералом. Русский генерал кричал, требуя, чтобы остановлена была конница; австриец доказывал, что виноват был не он, а высшее начальство. Войска между тем стояли, скучая и падая духом. После часовой задержки войска двинулись, наконец, дальше и стали спускаться под гору. Туман, расходившийся на горе, только гуще расстилался в низах, куда спустились войска. Впереди, в тумане, раздался один, другой выстрел, сначала нескладно в разных промежутках: тратта… тат, и потом всё складнее и чаще, и завязалось дело над речкою Гольдбахом.
Не рассчитывая встретить внизу над речкою неприятеля и нечаянно в тумане наткнувшись на него, не слыша слова одушевления от высших начальников, с распространившимся по войскам сознанием, что было опоздано, и, главное, в густом тумане не видя ничего впереди и кругом себя, русские лениво и медленно перестреливались с неприятелем, подвигались вперед и опять останавливались, не получая во время приказаний от начальников и адъютантов, которые блудили по туману в незнакомой местности, не находя своих частей войск. Так началось дело для первой, второй и третьей колонны, которые спустились вниз. Четвертая колонна, при которой находился сам Кутузов, стояла на Праценских высотах.
В низах, где началось дело, был всё еще густой туман, наверху прояснело, но всё не видно было ничего из того, что происходило впереди. Были ли все силы неприятеля, как мы предполагали, за десять верст от нас или он был тут, в этой черте тумана, – никто не знал до девятого часа.
Было 9 часов утра. Туман сплошным морем расстилался по низу, но при деревне Шлапанице, на высоте, на которой стоял Наполеон, окруженный своими маршалами, было совершенно светло. Над ним было ясное, голубое небо, и огромный шар солнца, как огромный пустотелый багровый поплавок, колыхался на поверхности молочного моря тумана. Не только все французские войска, но сам Наполеон со штабом находился не по ту сторону ручьев и низов деревень Сокольниц и Шлапаниц, за которыми мы намеревались занять позицию и начать дело, но по сю сторону, так близко от наших войск, что Наполеон простым глазом мог в нашем войске отличать конного от пешего. Наполеон стоял несколько впереди своих маршалов на маленькой серой арабской лошади, в синей шинели, в той самой, в которой он делал итальянскую кампанию. Он молча вглядывался в холмы, которые как бы выступали из моря тумана, и по которым вдалеке двигались русские войска, и прислушивался к звукам стрельбы в лощине. В то время еще худое лицо его не шевелилось ни одним мускулом; блестящие глаза были неподвижно устремлены на одно место. Его предположения оказывались верными. Русские войска частью уже спустились в лощину к прудам и озерам, частью очищали те Праценские высоты, которые он намерен был атаковать и считал ключом позиции. Он видел среди тумана, как в углублении, составляемом двумя горами около деревни Прац, всё по одному направлению к лощинам двигались, блестя штыками, русские колонны и одна за другой скрывались в море тумана. По сведениям, полученным им с вечера, по звукам колес и шагов, слышанным ночью на аванпостах, по беспорядочности движения русских колонн, по всем предположениям он ясно видел, что союзники считали его далеко впереди себя, что колонны, двигавшиеся близ Працена, составляли центр русской армии, и что центр уже достаточно ослаблен для того, чтобы успешно атаковать его. Но он всё еще не начинал дела.
Нынче был для него торжественный день – годовщина его коронования. Перед утром он задремал на несколько часов и здоровый, веселый, свежий, в том счастливом расположении духа, в котором всё кажется возможным и всё удается, сел на лошадь и выехал в поле. Он стоял неподвижно, глядя на виднеющиеся из за тумана высоты, и на холодном лице его был тот особый оттенок самоуверенного, заслуженного счастья, который бывает на лице влюбленного и счастливого мальчика. Маршалы стояли позади его и не смели развлекать его внимание. Он смотрел то на Праценские высоты, то на выплывавшее из тумана солнце.
Когда солнце совершенно вышло из тумана и ослепляющим блеском брызнуло по полям и туману (как будто он только ждал этого для начала дела), он снял перчатку с красивой, белой руки, сделал ею знак маршалам и отдал приказание начинать дело. Маршалы, сопутствуемые адъютантами, поскакали в разные стороны, и через несколько минут быстро двинулись главные силы французской армии к тем Праценским высотам, которые всё более и более очищались русскими войсками, спускавшимися налево в лощину.

В 8 часов Кутузов выехал верхом к Працу, впереди 4 й Милорадовичевской колонны, той, которая должна была занять места колонн Пржебышевского и Ланжерона, спустившихся уже вниз. Он поздоровался с людьми переднего полка и отдал приказание к движению, показывая тем, что он сам намерен был вести эту колонну. Выехав к деревне Прац, он остановился. Князь Андрей, в числе огромного количества лиц, составлявших свиту главнокомандующего, стоял позади его. Князь Андрей чувствовал себя взволнованным, раздраженным и вместе с тем сдержанно спокойным, каким бывает человек при наступлении давно желанной минуты. Он твердо был уверен, что нынче был день его Тулона или его Аркольского моста. Как это случится, он не знал, но он твердо был уверен, что это будет. Местность и положение наших войск были ему известны, насколько они могли быть известны кому нибудь из нашей армии. Его собственный стратегический план, который, очевидно, теперь и думать нечего было привести в исполнение, был им забыт. Теперь, уже входя в план Вейротера, князь Андрей обдумывал могущие произойти случайности и делал новые соображения, такие, в которых могли бы потребоваться его быстрота соображения и решительность.
Налево внизу, в тумане, слышалась перестрелка между невидными войсками. Там, казалось князю Андрею, сосредоточится сражение, там встретится препятствие, и «туда то я буду послан, – думал он, – с бригадой или дивизией, и там то с знаменем в руке я пойду вперед и сломлю всё, что будет предо мной».
Князь Андрей не мог равнодушно смотреть на знамена проходивших батальонов. Глядя на знамя, ему всё думалось: может быть, это то самое знамя, с которым мне придется итти впереди войск.
Ночной туман к утру оставил на высотах только иней, переходивший в росу, в лощинах же туман расстилался еще молочно белым морем. Ничего не было видно в той лощине налево, куда спустились наши войска и откуда долетали звуки стрельбы. Над высотами было темное, ясное небо, и направо огромный шар солнца. Впереди, далеко, на том берегу туманного моря, виднелись выступающие лесистые холмы, на которых должна была быть неприятельская армия, и виднелось что то. Вправо вступала в область тумана гвардия, звучавшая топотом и колесами и изредка блестевшая штыками; налево, за деревней, такие же массы кавалерии подходили и скрывались в море тумана. Спереди и сзади двигалась пехота. Главнокомандующий стоял на выезде деревни, пропуская мимо себя войска. Кутузов в это утро казался изнуренным и раздражительным. Шедшая мимо его пехота остановилась без приказания, очевидно, потому, что впереди что нибудь задержало ее.
– Да скажите же, наконец, чтобы строились в батальонные колонны и шли в обход деревни, – сердито сказал Кутузов подъехавшему генералу. – Как же вы не поймете, ваше превосходительство, милостивый государь, что растянуться по этому дефилею улицы деревни нельзя, когда мы идем против неприятеля.
– Я предполагал построиться за деревней, ваше высокопревосходительство, – отвечал генерал.
Кутузов желчно засмеялся.
– Хороши вы будете, развертывая фронт в виду неприятеля, очень хороши.
– Неприятель еще далеко, ваше высокопревосходительство. По диспозиции…
– Диспозиция! – желчно вскрикнул Кутузов, – а это вам кто сказал?… Извольте делать, что вам приказывают.
– Слушаю с.
– Mon cher, – сказал шопотом князю Андрею Несвицкий, – le vieux est d»une humeur de chien. [Мой милый, наш старик сильно не в духе.]
К Кутузову подскакал австрийский офицер с зеленым плюмажем на шляпе, в белом мундире, и спросил от имени императора: выступила ли в дело четвертая колонна?
Кутузов, не отвечая ему, отвернулся, и взгляд его нечаянно попал на князя Андрея, стоявшего подле него. Увидав Болконского, Кутузов смягчил злое и едкое выражение взгляда, как бы сознавая, что его адъютант не был виноват в том, что делалось. И, не отвечая австрийскому адъютанту, он обратился к Болконскому:
– Allez voir, mon cher, si la troisieme division a depasse le village. Dites lui de s»arreter et d»attendre mes ordres. [Ступайте, мой милый, посмотрите, прошла ли через деревню третья дивизия. Велите ей остановиться и ждать моего приказа.]
Только что князь Андрей отъехал, он остановил его.
– Et demandez lui, si les tirailleurs sont postes, – прибавил он. – Ce qu»ils font, ce qu»ils font! [И спросите, размещены ли стрелки. – Что они делают, что они делают!] – проговорил он про себя, все не отвечая австрийцу.
Князь Андрей поскакал исполнять поручение.
Обогнав всё шедшие впереди батальоны, он остановил 3 ю дивизию и убедился, что, действительно, впереди наших колонн не было стрелковой цепи. Полковой командир бывшего впереди полка был очень удивлен переданным ему от главнокомандующего приказанием рассыпать стрелков. Полковой командир стоял тут в полной уверенности, что впереди его есть еще войска, и что неприятель не может быть ближе 10 ти верст. Действительно, впереди ничего не было видно, кроме пустынной местности, склоняющейся вперед и застланной густым туманом. Приказав от имени главнокомандующего исполнить упущенное, князь Андрей поскакал назад. Кутузов стоял всё на том же месте и, старчески опустившись на седле своим тучным телом, тяжело зевал, закрывши глаза. Войска уже не двигались, а стояли ружья к ноге.

Святой Игнатий Лойола, полное имя Иниго Лопес де Рекардо Лойола (* 24 декабря 1491 Азпейтия, Королевство Наварры, совр. Испания – † 31 июля 1556, Рим) – христианский святой, Наваррском шляхтич, основатель католического ордена педагогов и миссионеров Общества Иисуса, члены которого известны как иезуиты. Игнатий Лойола был активным борцом с протестанску Реформацией, поборником католических ценностей и защитником Папского авторитета в Европе.

Игнатий Лойола родился в богатой баскской благородной семье из Наварры примерно 1491. В возрасте 30 лет он был тяжело ранен на войне с французами, защищая крепость Памплоны. Его перевезли в семейной замка и он остался надолго прикован к постели. Не имея чем заняться, он попросил родных дать ему почитать рыцарские романы, которые ему очень нравились. Но в доме нашлись только две книги: «Жизнь Христа» и «Жития святых». Начав читать их, скорее от скуки, чем из любопытства, он стал задумываться над своим дальнейшим жизнью. Чем дальше, тем больше он чувствовал стремление подражать святых, о которых читал, и тем меньше он хотел дальше вести предыдущую жизнь. Терпение и чтения сделали из него нового человека. Выздоровев, он отказался от придворной и военной карьеры, составил свой меч на престол Пресвятой Богородицы, отдал дорогие одежды нищему и стал нищим паломником.


Паломничество в Монтсеррат (1522)

В марте 1522 г. Игнатий собрался совершить паломничество в Иерусалим. Но сначала отправился в Монтсеррат (Montserrat) – бенедиктинское аббатство, в горах, близ Барселоны, где хранится чудотворная статуя Мадонны. В пути он принес обет целомудрия. В городе Игуальда, неподалеку от аббатства, он купил рубище покаяльника, посох, флягу и полотняные туфли на веревочной подошве. 21 марта 1522 он пришел в Монтсеррат и три дня готовился к полной исповеди. 24 марта (в день перед Благовещением) исповедовался, переоделся в рубище, отдал свою одежду нищему и начал «Ночную Стражу» («Ночной дозор», предшествующая посвящению в рыцари, состоит из омовения, исповеди, причастия, благословения и вручения меча). Всю ночь он простоял в часовне перед образом Пресвятой Девы, иногда опускаясь на колени, но не позволяя себе садиться, а на рассвете передал свое оружие – меч и кинжал – его монаху исповедовал попросил повесить как приношение в часовне. Отныне он считал себя посвященным в рыцари Царицы Небесной.


Манреса и прозрение на Кардонер (1522-1523)

Себастьяно Риччи: Святая Семья и Святой Игнатий Лойола. Масло, Италия, 1704 г. Со восходом солнца он спустился из Монсеррата и остановился в небольшом городке Манреса (Manresa). Там он нашел уединенный грот на берегу реки Кардонер, возле римского акведука, и решил несколько дней провести в молитве в этом уединенном месте. Он жил на подаяние, соблюдал строгий пост, утром ходил к мессе, ухаживал за больными в местной больнице, вечером молился в соборе. Вскоре он заболел, и его приютили в доминиканском монастыре. Здесь он пережил духовный кризис: сначала возникли сомнения в том, что на исповеди в Монсеррате он действительно раскаялся во всех прежних грехах, и он вновь попытался вспомнить все грехи, совершенные им в жизни. Чем больше он вспоминал, тем более ничтожным и недостойным себе казался. Исповедь не помогала. Возникло искушение покончить жизнь самоубийством. В какой момент Игнатий задумался о том, откуда приходят эти сомнения и какое действие они производят в его душе, и тогда сознательно решил не исповедоваться больше в прошлых грехах: «Я понял, – говорил он впоследствии, – что в таком исповедании заключено действие злого духа ». Вскоре после этого, когда Игнатий шел вдоль берега реки Кардонер в дальнюю церковь, он остановился, вглядываясь в воду. «Глаза моего разумения начали открываться. Это не было видение, но мне было дано понимание многих вещей, как духовных, так и касающихся веры, а равно и человеческих наук, и с такой большой ясностью … Достаточно сказать, что я получил великий свет разумения, так что, если сложить всю помощь, на протяжении всей жизни полученную мною от Бога, и все приобретенные мною знания, то мне кажется, что это было бы меньше, чем то, что я получил в этом единственном случае. Мне показалось, что я стал другим человеком … Все это продолжалось самое большее три минуты ». Зимой 1522 года, которая оказалась для него очень тяжелой, он провел в Манресе.


Паломничество в Святую Землю (1523)

28 февраля 1523 Игнатий направился в Барселону, чтобы оттуда отплыть в Италию и совершить паломничество в Иерусалим. В ожидании корабля он вел ту же жизнь, что и в Манресе: молился, ухаживал за страждущими в больницах, собирал пожертвования. 23 марта 1523 он отплыл в Италию и через пять дней прибыл в Геную, а оттуда в Рим. Получив благословение Папы Адриана IV, он пешком отправился в Венецию и рано утром 15 июня отплыл на корабле. 1 сентября корабль достиг Святой Земли, там паломников встретили францисканцы, которые затем в течение двух недель водили их по Иерусалиму, Вифлеему и Иордана. Игнатий обратился с просьбой к настоятелю францисканцев: «Отче, я хотел бы остаток моих дней провести в вашем монастыре». Настоятель согласился, но францисканский провинциал в просьбе отказал, и Игнатий вновь вернулся в Барселону.

Желание лучше «помогать душам», наконец, привело паломника к осознанию необходимости получить основательное образование. Сначала он начал учиться в Испании, а впоследствии оказался в парижской Сорбонне.


Основание Общества Иисуса (1534)

Как дальше узнаем из информации отцов Иезуитов, в 1534 году Игнатий и еще шесть товарищей – испанцы Франциск Ксавьер, Альфонсо Сальмеронс, Диего Лайнез, Николас Бобадилла, француз Петер Фабер и португалец Симао Родригес дали обет по окончании учебы отправиться в Святую Землю, чтобы проповедовать среди неверных, а если бы по каким причинам это было невозможно, то уйти в Рим и отдать себя в полное распоряжение верховного первосвященника, т. е. Папе, чтобы он направил их туда, где посчитает, что Церковь будет иметь большую потребность.

Это событие имело место 15 августа 1634 в подземной церкви Монмартра, на месте которой 9 октября 1272 было замучено первого епископа святого Дионисия, в предместье Сен-Жак, где семь первых членов будущего Ордена дали клятву посвятить свою жизнь Богу. Клятва заканчивалась словами – Ad maioren Dei gloriam (Для вящей славе Божией). Этот день, по сути, стал днем духовного рождения Общества Иисуса, хотя до его формального основания еще оставалось пять лет.

На алтаре церквушки 40-летний Игнатий написал три большие буквы – JHS (Jesus Hominum Salvator) – «Иисус, людей Спаситель». Они обозначили, что он и его друзья хотят быть «слугами Спасителя Иисуса». Эти три буквы стали девизом предстоящих иезуитов.

Орден был создан прежде всего для борьбы с реформацией. Его членами становились тщательно отобранные люди, которых учили беспрекословно, слепо повиноваться вышестоящим лицам. Иезуитов учили всех приемов духовного воздействия на верующих. Устав и правила иезуитов были направлены на превращение их в предприимчивых проповедников

И, наконец, в 1539 году, после сорока дней молитв и дискуссий во время Великого Поста, они решили основать новый монашеский чин, который назвали Общество Иисуса. Первым настоятелем единогласно избрана святого Игнатия.

Рубенс: Чудеса Святого Игнатия Лойолы, 1621. Музей Искусства, Вена. Рубенс имел в виду известные чудеса Святого Игнатия – исцеление беснующейся женщины, и другой женщины чья рука исцелилась когда она мыла простыню святого а также вероятно его заступничество за женщин и детей при тяжелых родах. Игнатий Лойола был беатифицирован (провозглашен блаженным) 27 июля 1609 папой Павлом V и канонизирован (провозглашен святым) 12 мая 1622 Папой Григорием XV.

С самого начала первой основанное им Общество Иисуса посвящало себя заботе бедными, больными и преследуемыми, а также обучению людей правд христианской веры. Когда они основали новый Чин, то особым образом отдали себя в распоряжение Папе, чтобы он мог их посылать туда, где Церковь имела самые насущные потребности.

Когда в 1931 году основан Радио Ватикан, Папа Римский Пий XI поручил провод нового учреждения именно последователям Игнатия Лойолы.

Пастырское служение Ордена св. Игнатия на украинских землях берет начало с середины 60-х годов XVI века. Представители Общества Иисуса работали не только в Католической Церкви, но также и для Греко-Католической и Православной Церквей.

IGDA/G. Dagli Orti
СВ. ИГНАТИЙ ЛОЙОЛА

ЛОЙОЛА, СВ. ИГНАТИЙ (1491–1556), испанский церковный деятель, основатель Общества Иисуса (ордена иезуитов). Игнатий Лойола родился, вероятно, в 1491 в Лойоле близ Аспейи в Бискайе. С детства он мечтал о военной службе, однако 21 мая 1521, при осаде французами Памплоны, ему перебило ногу ядром, что положило конец его военной карьере. Чтение жизнеописаний Христа и святых побудило его отказаться от прежних жизненных целей и преисполнило пылким желанием послужить Богу. 25 марта 1522 Игнатий совершил паломничество к чудотворному образу Божьей Матери в Монтсеррате (близ Барселоны), на обратном пути он остановился в пещере в горах неподалеку от Манресы (в Каталонии), где предавался молитвам и покаянию. Преодолев множество превратностей судьбы, он в феврале 1528 прибыл в Париж для завершения духовного образования. Там он объединил вокруг себя шестерых товарищей, которые дали обеты бедности и целомудрия и вознамерились отправиться в Иерусалим или, если это окажется невозможным, отдать себя в распоряжение папы для служения Богу. Три года спустя папа Павел III дал разрешение рукоположить их в священники. В продолжение своих трудов они создали монашеский орден, что было одобрено Павлом III 27 сентября 1540. В следующем году Игнатий был избран генералом ордена и оставался им вплоть до своей кончины 31 июля 1556. Игнатий Лойола был канонизирован папой Григорием XV 12 марта 1622. День памяти святого 31 июля.

Использованы материалы энциклопедии «Мир вокруг нас».

Другие биографические материалы:

Далее читайте:

Иезуиты — члены монашеского ордена Римско-католической Церкви, учрежденного в 1534 г. испанским дворянином Игнасио Лойолой

Ордена монашеские и ереси (католические)

Сочинения:

Духовные упражнения. – «Символ». Париж, 1992. № 26.

Литература:

Антонио Сикари. Портреты святых, т. 3. Милан–М., 1998.

Христианство. Энциклопедический словарь, тт. 1–3. М., 1993–1995

Ян Гус. Мартин Лютер. Жан Кальвин. Торквемада. Лойола: Биографические очерки. М., 1995

Рожков В. Очерки по истории Римско-Католической Церкви. М., 1998

Община Покрова Пресвятой Богородицы :: 31 июля

Игнатий Лойола (Ignacio de Loyola) родился в 1491 г. в родовом замке в Басконии. Был тринадцатым ребенком в семье. В соответствии с обычаями своего времени получил домашнее воспитание. Юность провел при дворе — был пажем Хуана Веласкеса, казначея испанского короля. Вместе с королевской свитой много путешествовал по стране. После смерти покровителя перешел на службу к вице-королю Наварры. Во время франко-испанских сражений оказался в осажденной Памплоне, где и произошли события, предопределившие его дальнейшую судьбу.

20 мая 1521 г. Игнатий получил серьезное ранение в ногу. Длительный период выздоровления проходил в его родовом замке. Игнатий много читал и размышлял. Именно тогда происходит его обращение. Игнатий решается оставить светскую жизнь, блеск и мишура которой стала его тяготить, и посвятить себя служению Богу. Пока еще не представляет четкой и ясной картины своих действий, но в его душе уже появились первые ростки духовного прозрения, которые впоследствии воплотились в Духовных Упражнениях. Воодушевленный видением Пресвятой Девы, явившейся ему, Игнатий окончательно вступает на путь христианского совершенствования.

Прежде всего, он мечтает посетить землю, по которой ступала нога Спасителя. Подобное решение требовало основательной подготовки, и Игнатий отправился в знаменитое аббатство Монтсеррат. Дальнейший путь лежал в Барселону — крупнейший порт Средиземного моря, однако, по неизвестным причинам Игнатий остановился поблизости, в Манресе. Одиннадцать месяцев, проведенных в Манресе — это напряженная внутренняя борьба, мнительность и искушения, доводящие до исступления, и вместе с тем моменты необыкновенного духовного просветления. Одно из важнейших событий этого периода взлетов и падений души  — озарение на Кардонере, когда «он понял и узнал множество вещей — как духовных, так и относящихся к вере и наукам», обретая «великую ясность понимания», необычайной в своей интенсивности («Рассказ паломника», 30). В этот период Игнатий возмужал и окреп духовно. Пережитый опыт станет ключом к дальнейшим действиям и позднее ляжет в основу книги Духовных Упражнений.

В 1523 г. Игнатий отправляется в Рим, откуда через Венецию наконец-то добирается до Святой Земли. Его желанием было остаться навсегда там, но по требованию папского посланника завершил свое паломничество и вернулся домой. В тридцать три года сел на школьную скамью, чтобы выучить латынь. Потом в Алкале и Саламанке слушал лекции философии. Там Игнатия поджидало новое испытание — обвинение в ереси. Слишком бросались в глаза его нищенская одежда и аскетический способ жизни. Кроме того, Игнатий учил и проповедовал, не имея официального позволения. Все это вызвало подозрение инквизиции, что он может быть одним из alumbrados, членов секты, которая чрезвычайно беспокоила церковные власти в Испании. Хотя после расследования обвинения были сняты, около двух месяцев Игнатий провел в тюрьмах.

Игнатий не сдавался. В 1528 г. он приехал в Париж и там продолжил изучение гуманитарных наук, слушал лекции по теологии. Учеба давалась Игнатию нелегко. Он жил на милостыню, исходившую от богатых испанских купцов. Несмотря на все трудности, нашел в Париже преданных друзей, разделявших его взгляды. Это были Франциск Ксаверий, Пьер Фавр, Диего Лаинес, Симон Родригес, Николай Бобадилья, Алфонсо Сальмерон. 15 августа 1534 г. на Монмартре они дали торжественные обеты — нестяжания, целомудрия и безоговорочного послушания Папе — Наместнику Христа на земле. Кроме того, друзья приняли решение совершить паломничество в Святую Землю. Вскоре Игнатий был вынужден оставить своих товарищей и выехать в Лойолу, чтобы укрепить пошатнувшееся здоровье. Остальные тропой паломников отправились в Венецию. Там планировали встретиться и сесть на корабль, идущий в Палестину. Но отношения Венецианской Республики с Востоком изменились, поездка в Святую Землю стала невозможной, и они вынуждены были остаться на месте. Готовились к рукоположению, все свободное время отдавали больным в лечебницах, выполняя самую грязную и тяжелую работу. Игнатий, вернувшийся после лечения из Лойолы, был рукоположен 24 июня 1536 г. Затем все вместе отправились в Рим, надеясь там найти ответ касательно их будущего.

На пути в Вечный Город, Игнатий пережил новое, потрясшее его до глубины души явление: в Ла Сторта Христос, придавленный тяжестью креста, утвердил намерения товарищей посвятить свою жизнь служению, следуя за Ним. К воплощению этого замысла они пришли после глубоких размышлений и длительных совместных обсуждений. Тогда появились первые наброски Конституций, так называемые Уложения, с которыми друзья в Господе и предстали перед папой. Павел III торжественно утвердил эти Уложения 27 сентября 1540 г. Этот день стал воистину важным событием в истории Церкви. Вскоре Игнатия выбрали настоятелем, и он вместе со своими сподвижниками принёс обеты в только что основанном Ордене.

С этого момента постоянно пребывал в Риме. Заботился о самых бедных, униженных и оскорбленных. С особой теплотой относился к сиротам, больным, падшим женщинам. Много времени посвящал духовному наставничеству и переписке.

Однако в первую очередь занимался проблемами разрастающегося ордена, представители которого появились во многих европейских странах и на миссиях. Решал вопросы организации учебы, заботясь о духовном и интеллектуальном развитии молодых иезуитов. Защищал орден от различных нападок.

Игнатий был гениальным настоятелем. С людьми работал самозабвенно, требовательно, притом доброжелательно, с отеческой терпеливостью и пониманием. В Конституциях, рождавшихся среди молитвы, мистического опыта и слез, в образе идеального настоятеля, без сомнения, запечатлелся его портрет. Конституции Общества — своего возлюбленного детища, создавал в течение многих лет. Дни и ночи проводил в молитве, испрашивая совета с небес, и помалу, отбросив излишнее, вытесал систему управления и крепкую, и гибкую, действующую в  самых разнообразных условиях.

Игнатий не щадил себя в своем служении, не считаясь с тем, что неуклонно подрывал свое здоровье. Он умер в Риме без всяких фанфар 31 июля 1556 г. Потомкам оставил в наследство весь свой опыт, дошедший до нас в рукописях, размышлениях и тысячах писем к различным лицам, три из которых — о послушании, бедности и монашеском совершенстве — вошли в список обязательного чтения во многих орденах. Духовной жемчужиной является также Рассказ паломника, — часть истории Игнатия, написанная под его диктовку и смело раскрывающая сложные перипетии его поиска Божьей воли. Сохранился и фрагмент Духовного Дневника — бесценное свидетельство мистического опыта основателя Общества Иисуса. Однако наибольшее значение в истории монашеской жизни и в развитии христианской духовности приобрели два основных его творения: Конституции Общества и Духовные Упражнения, — маленькая книжечка, вот уже несколько веков вдохновляющая тысячи верных сынов Игнатия, а также множество тех, кому близок дух этого удивительного святого, искавшего Бога во всём и стремящегося совершать все дела к вящей Божьей славе.

 

ОТКРЫТАЯ РЕАЛЬНОСТЬ — Направления — Эзотерика — Традиции — Последователи Игнатия Лойолы и Малабары

Некоторые аспекты практики Духовных упражнений  

Духовным упражнениям св. Игнатий отводит четыре недели, хотя время может быть увеличено или уменьшено в соответствии с потребностями занимающегося или по решению наставника. Сначала наставника имел каждый занимающийся, но к 1539 г. иезуиты начали преподавать Упражнения группам. Поначалу также требовалось, чтобы занимающийся был христианином доброй воли, желающим более ревностно послужить Христу и обладающим достаточной духовной подготовкой; позднее Упражнения преподавались более широкому кругу людей.

Под наименованием Духовных Упражнений, согласно Игнатию Лойоле, понимается всякий способ испытания совести, размышления, созерцания, молитвы словесной и мысленной и других духовных действий. Так же, как телесным упражнением является: гуляние, хождение, бегание, так и всякий способ, каким душа приготовляется и располагается для своего освобождения от всех неупорядоченных влечений и, коль скоро они будут уничтожены, для поиска и обретения воли Божией относительно устройства своей жизни и для спасения своей души, — называется Духовным Упражнением.

Тот, кто преподает другому способ и порядок для размышления или созерцания, должен верно передать содержание этого созерцания или размышления и выдвинуть его главные пункты, сопроводив их краткими и необходимыми объяснениями. Потому что созерцающий, получив основу [познания их содержания], сам начинает рассуждать и выводить заключения, и, таким образом, находит нечто, несколько лучше объясняющее смысл события или делающее его более интересным либо посредством его собственного мышления, либо под влиянием благодати Божией, просвещающей его ум.

Это доставит ему больше духовного наслаждения и пользы, чем если бы преподающий Упражнения объяснял бы много и расширял бы смысл повествования. Поскольку не обильное познание питает душу и ее удовлетворяет, но внутреннее прочувствование вещи и наслаждение ее содержанием. Так как во всех Духовных Упражнениях, как пишет Игнатий Лойола, мы пользуемся разумом, когда рассуждаем, и волею, когда любим, то надо заметить, что в действиях воли, когда человек словесно или мысленно беседует с Господом, Богом нашим, или с его святыми, требуется с его стороны большее благоговение, чем когда он действует, разумом рассуждая.

Упражняющемуся очень полезно приступить к ним с великодушием и щедростью по отношению к Творцу и Господу своему, принося Ему в жертву все свое воление и свободу, чтобы Его Божественное Величие располагало по Своей святейшей воле как им самим, так и всем, что он имеет. Упражняющемуся весьма полезно в течение первой Недели совсем не знать о том, что ему предстоит делать во второй; и он должен таким образом трудиться для обретения плодов первой Недели, как если бы в другой ничего уже не надеялся обрести.

Каждое из пяти ежедневных упражнений или созерцаний должно продолжаться один час. Необходимо отметить, что насколько приятно и легко во время утешения пробыть в созерцании целый час, настолько трудно это бывает во время оставленности. Поэтому, дабы противодействовать оставленности и победить искушение, необходимо Упражнению отвести времени немного больше, чем положено, чтобы, таким образом, привыкнуть не только выдерживать натиск врага, но даже побеждать его.

Цель Упражнений — помочь занимающемуся очистить душу, чтобы выяснить свое призвание и неотступно следовать ему. Упражняющийся может проявлять личную инициативу — возможность отказа от бесед и переход к молитвенной практике, когда занимающийся чувствует к этому внутреннее побуждение.

Необходимо максимально строго выполнять расписание и методики Упражнений, однако, с учетом возраста, состояния здоровья, уровня знаний и образа жизни занимающегося, и не давать тому, кто невежествен или слаб, недоступных ему вещей, которыми он не в состоянии воспользоваться. Также нужно сообразоваться с готовностью, желанием и доброй волей приходящего; нужно ему дать то, что наилучшим образом послужит его духовному развитию.

Тому, кто хочет лишь получить наставление о своих обязанностях и достичь душевного умиротворения, можно предложить «частичное испытание совести», а затем «общее испытание совести». Вместе с этим следует научить его посвящать утром полчаса первому образу молитвы, размышляя о заповедях и смертных грехах. Можно также посоветовать ему приступать к еженедельной исповеди, и, если может, причащаться через две недели, а если у него есть влечение, то и каждую неделю.

Людям простым и необразованным, для которых названный образ молитвы является наиболее соответствующим, необходимо объяснить по отдельности каждую заповедь Божию, главные грехи, заповеди церковные, [хранение] пяти чувств и дела милосердия. Для людей, занятых общественными делами, либо имеющих какие-либо важные занятия, одаренных знаниями или талантом, можно дать Духовные Упражнения с тем, чтобы они посвящали им полтора часа в день. Прежде всего, им следует объяснить, для чего человек создан; в течение получаса можно разъяснить частичное и затем общее испытание совести и образ достойного совершения исповеди и причащения Святых Тайн.

Человеку, свободному от дел и желающему преуспеть как можно более, нужно преподать Духовные Упражнения полностью. Вообще говоря, упражняющийся тем более извлечет духовную пользу, чем более удалится от всех друзей и знакомых и от всех земных забот, например, перейдет из того дома, где живет, в другой дом или комнату, чтобы быть в уединении и иметь возможность ежедневно посещать литургию и вечернее богослужение, не боясь быть кем-нибудь потревоженным.

Это уединение, кроме иных преимуществ, принесет ему тройное благо
  1. Человек, удаляясь от друзей и знакомых и от текущих мало упорядоченных занятий, дабы таким образом служить Богу и славить Его, приобретает заслугу в очах Величия Божия

  2. Будучи в уединении и не имея рассредоточенного внимания, поглощенного множеством вещей, но все свое усердие направляя к служению Творцу и усовершенствованию души, легче может воспользоваться своими природными дарованиями, свободно направляя свои силы к обретению желанной цели

  3. Чем более душа уединяется и обособляется, тем более становится способной к сближению и соединению с Творцом; и чем больше она действительно к Нему приблизится, тем более она станет способной к восприятию даров и благодати от Его Верховной и Божественной благости.

Наставник (Руководитель) призван поддерживать занимающегося в его практике. Когда руководитель заметит, что упражняющийся обильно одарен утешениями и большим рвением, то должен его предостеречь, дабы он стремительно и необдуманно не связал себя каким-либо обещанием или обетом. И чем более живой характер имеет упражняющийся, тем чаще руководителю следует возобновлять свои предостережения.

Ибо вполне законно направлять кого-нибудь к монашеской жизни с обетами нищеты, целомудрия и послушания; и каждое доброе дело, совершенное по обету, сопряжено с большей благодатью, нежели совершенное без обета. Однако же необходимо со вниманием учесть условия [жизни] и качества человека, а также помощь или препятствия, которые он встретит при исполнении того, что он хотел бы обещать.

Однако наставнику не допускается излишнее вмешательство и стремление повлиять на выбор или решение занимающегося. Руководитель не должен склонять упражняющегося к нищете, либо к какому другому обету, или призванию, или образу жизни как более предпочтительному перед другим. Ибо позволительно и похвально, вне времени Духовных Упражнений, с пользой направлять каждого, кого считаем к тому способным, вдохновлять, дабы он избрал воздержание, девство, монашество и всякую иную добродетель евангельского совершенства;

Однако во время Духовных Упражнений для того, кто ищет воли Божией, несравненно лучше и основательнее, если Творец и Господь сам явит себя этой душе погрузив ее в Свою любовь и славу и указывая ей путь, шествуя по которому она могла бы Ему наилучше служить. Пусть руководитель не склоняется ни на ту, ни на другую сторону, но, пребывая в равновесии, как стрелка весов, предоставит Творцу с творением и творению с Творцом и Господом своим непосредственно общаться и действовать.

Для этой цели — то есть дабы Сам Творец и Господь мог лучше воздействовать на свое творение, необходимо, чтобы душа, если она беспорядочно к чему-нибудь привязана и чувствует влечение к какой-нибудь вещи, всеми силами стремилась достичь противоположного по отношению к ее неупорядоченной привязанности.

Если, например, она ощущает желание приобрести какой-либо сан или место не ради славы Божией и спасения душ, но ради своих собственных выгод и мирских интересов, то должна обуздать в себе это желание противоположным желанием, стремясь к этому в молитвах и иных духовных подвигах, прося Господа Бога о противоположном, утверждая, что она не желает ни этого сана, ни места или чего-либо иного до тех пор, пока Его Божественное Величие не благоволит упорядочить ее намерения и изменить ее желания настолько, что единственным поводом желания и пользования той или иной вещью будет только служение, честь и слава, [воздаваемые] Божественному Величию.

Весьма полезно, чтобы руководитель, хотя и не стремился познать грехи и мысли упражняющегося, все же был точно осведомлен о мыслях и душевных движениях, которые упражняющемуся внушают разные духи, дабы сообразно с большим или меньшим успехом упражняющегося быть в состоянии преподать ему Духовные Упражнения, отвечающие потребностям души, обуреваемой помыслами.

Чтобы как и руководитель, так и упражняющийся могли извлечь пользу из Упражнений, прежде всего, следует принять к сведению, что каждый благочестивый христианин должен стараться истолковывать в положительном смысле высказываемое ближним суждение скорее, нежели осуждать его; если же он не может оправдать его, то должен попросить у ближнего разъяснения, каким образом тот понимает свое суждение; если же тот заблуждается, он должен с любовию его наставить; если же и это окажется недостаточным, то должен использовать все соответствующие средства, чтобы повлиять на ближнего и привести его к познанию истины и спасению.

Человек сотворен для того, чтобы хвалить Господа Бога своего, почитать Его и служить Ему, и чрез то спасти свою душу. Все же остальное, обретающееся на земле, создано ради человека, для того, чтобы помочь ему достичь цели, ради которой он сотворен. Отсюда следует, что человек настолько должен пользоваться всем созданным, насколько оно ему помогает в [достижении] его цели, и настолько должен от него отказываться, насколько оно ему в этом мешает.

Поэтому необходимо стать настолько бесстрастным ко всем творениям, насколько это дозволено нашей свободной воле и не возбранено ей; так, чтобы мы не желали скорее здоровья, нежели болезни; богатства, нежели нищеты; почести, нежели унижения; жизни долгой, нежели короткой; и подобным образом во всех остальных вещах, желая и избирая единственно то, что нас лучше ведет к цели, для которой мы созданы.

В самом начале св. Игнатий советует взращивать святое безразличие ко всему тварному, утверждая, что человек создан для прославления, почитания Бога и служения Ему Ради спасения своей души; все тварное дано человеку для борьбы за осуществление конечной цели, для которой сам человек был сотворен; поэтому человеку надлежит пользоваться тварными вещами, пока они помогают ему в достижении вечной цели, но как только они превращаются в препятствие на пути к ней, человек должен избавиться от них.

Св. Игнатий настаивает на том, чтобы уже в начале, на первой неделе, предпринималось все возможное для служения Богу и для прославления Его, — мысль, впоследствии ставшая девизом иезуитов и отличительной чертой духовности Игнатия: Ad majorem Dei gloriom.

Затем св. Игнатий определяет тему медитаций на первой неделе — грех и ад

Чтобы вникнуть в предмет, он советует привлекать три способности, а именно: вызвать в памяти исследуемый грех, максимально воссоздавая обстоятельства; затем, включив ум, размышлять над ним; и, наконец, волей разбудить чувства. К медитации добавляется особая проверка, которую св. Игнатий считает в той же мере важной для духовного развития, как и саму медитацию. После материала, отведенного на первую неделю, он перечисляет десять «дополнений», наставляющих занимающегося в различных вопросах, например, поведения и покаяния.

На второй неделе для медитации предлагаются темы о жизни Христа до Воскресенья ваий

Задача второго этапа, который, впрочем, может продолжаться до двенадцати дней, состоит в том, чтобы сделать выбор в ответ на Божий призыв. В первый день занимающийся сравнивает отклик хороших и верных людей на призыв уступчивого и доброго короля с откликом, которым должны ответить Христу-Царю христиане; затем расписаны медитации на первые три дня. На четвертый день св. Игнатий вводит символ «двух прообразов» — Христа и Люцифера — и поясняет, что Христос желает привести все души к духовной — и материальной — нищете, к готовности переносить презрение, к смирению.

С пятого по седьмой день медитации возвращаются к жизни Христа, после чего св. Игнатий говорит о трех типах смирения: о смирении, необходимом для спасения, о более совершенном смирении и о смирении в высшей степени совершенном. Предполагается, что в конце второй недели занимающийся принимает решение, причем только во имя славы Божией и во спасение души. Если решение не связано с выбором призвания или с какой-то другой требующей решения проблемой, то предлагается направить его на изменение образа жизни или какого-то обстоятельства, влияющего на дальнейшее течение жизни. Однако в любом случае главным фактором, определяющим выбор, должна быть слава Божия.

Тема медитаций на третьей неделе — страдания и смерть Христа

Эти медитации призваны помочь занимающемуся найти основания верности Христу, а также обратиться с мольбою о милостях и о придании сил, необходимых для выполнения своего решения. Этот раздел Духовных упражнений завершается сводом детально разработанных правил о воздержании в пище и питье. Св. Игнатий демонстрирует здесь свое величайшее благоразумие в вопросах покаяния; он рекомендует занимающемуся вообразить поведение Христа в ситуациях, связанных с пищей и питьем, и последовать Его примеру.

Четвертая, последняя, неделя включает медитации о событиях из жизни Христа от Воскресения до Вознесения

Основной акцент делается не столько на аскетизме, как было на третьей неделе, но на умеренности. Поэтому св. Игнатий предлагает несколько направлений медитирования, имеющих целью содействие возрастанию в любви, а затем дает наставления о трех видах мысленно творимой молитвы:

  1. Заниматься размышлениями и самопроверкой по десяти заповедям, смертным грехам или способностям души и тела

  2. Медитировать над отдельным словом или задерживаться на слове в молитве до тех пор, пока не извлечешь из него пользу, только после этого переходя к следующему

  3. Задерживаться на слове в течение одного вдоха-выдоха; а также можно читать Отче наш или Радуйся, Мария по своей методике

После всего св. Игнатий приводит длинный список правил различения духов. Правила эти важны и для занимающегося, и для его наставника. Их следует специально усваивать в течение первой и второй недель самоуглубления в уединении. Затем следуют правила о распределении пожертвований; знаменитые специфические правила иезуитов о единомыслии с Церковью, и завершает книгу Упражнений раздел о муках совести.

Духовные упражнения изначально были самым эффективным оружием против язычества эпохи Возрождения и квиетизма лютеранства. Многие представители католического духовенства и монашества обратились к лучшей жизни; Упражнения получили одобрение Луи де Блуа, св. Карла Борромео и св. Винсента де Поль. В 1920 г. Папа Бенедикт XV объявил св. Игнатия покровителем занятий духовным самоуглублением в уединении, а в 1948 г. Папа Пий XII сказал, что «Упражнения св. Игнатия всегда будут самым действенным средством духовного возрождения мира, однако же при условии сохранения в них подлинного духа их создателя».

Св. Игнатий никогда не забывал о том, что человек должен отдавать все силы для взаимодействия с Божией благодатью; в той же мере он настаивал на том, что возрастание в благодати происходит в большей степени благодаря Богу, а не человеку. Поэтому он подчеркивает значение просительной молитвы о ниспослании Божией помощи, но сообразуясь с духовной атмосферой своего времени, он также вынужден был призывать к взаимодействию человека с благодатью.

Духовность св. Игнатия, таким образом, не терпит пассивности; это — духовная битва, главное оружие которой — медитация и конкретно направленное испытание совести. Однако это — внутреннее сражение, война, которую человек ведет со своими грехами и главными недостатками, чтобы подготовиться к действию Святого Духа и к трудам апостольства.

С шестнадцатого века христианской духовности Церковь особенно обязана св. Игнатию за введение духовных упражнений или методов самоуглубления в уединении; за хорошую методику мысленно творимой молитвы; за повсеместное распространение общего и конкретно направленного испытания совести; за признание необходимости умерщвления плоти, учитывающего состояние и силы человека; за утверждение важного значения духовного наставника; за богословие апостольства, вмененного в обязанность каждому христианину; за приспособление монашеского образа жизни к нуждам времени.

По поводу адаптации монашеского образа жизни следовало бы заметить, что св. Игнатий проявил творческие способности основателя столь же яркие, как в свое время св. Доминик и св. Франциск. Они вывели монаха из монастырской кельи, освободили его от ручного труда и послали его на проповедь Евангелия. Св. Игнатий, упростив монашеское одеяние, освободив братьев от антифонных молитв по бревиарию, от монастырских богослужений и монастырского устава, дал Церкви монаха нового типа.

Иезуиту не полагалось какое-то особое одеяние, отличное от того, что носил в данной местности епархиальный священник; молитвы по бревиарию он считал обязательными как важное молитвенное упражнение, но читались они частным порядком; богослужения являлись главным источником духовной жизни; иезуиты ежедневно совершали мысленную молитву по установленному правилу, общее и конкретно направленное испытание совести; и, наконец, они находились под обязательным духовным руководством.

Духовные упражнения Св.

Игнатия Лойолы, как основа принятия решения и самонаправленности в действиях: ignat_dvornik — LiveJournal #наулицезима
Однажды вжизни Дворника произошли такие события. после которых он решил, что Путь, по которому он шел, подлежит если не полной смене, то существенной корректировке.
Случилось это после банального посещения спортивного магазина, в коем была идея приобрести новый спортивный костюм…
не приобрел. Ибо вес и размеры встали непреодолимой стеной.
«Парашюты мы не шьем!!!» было сказано в том анекдоте…
В плюсе были ещё причины, да и лето скоро.
Вот тут я и решился всё в корне поменять.
Был апрель и была весна.

Не то чтобы недавно, но в руках у меня была сия книга, естественно в русском переводе, очень неплохая. Изданая иезуитами, так что за близость к первоисточникам я не сомневался…
Что такое духовные практики?
Это четыре недели, четыре этапа постижения себя, постижение внутреннего Я,
конечно Св. Игнатий употреблял эти практики для религиозной практики, но мы же всё ж таки психологи. .. Поэтому совершенно спокойно основные постулаты были приняты к действию.
Мир наш несовершенен. От слова совсем.
Порядок можно навести только тогла, когда ты сам возьмешься за метлу и приведешь в порядок и себя и то что рядом…
И ещё.. именно в это время я решил, что похудею и сброшу конкретно. Поэтому кроме минералки и небольшого колличества овощей я ничего не ел.
Труд отвлекает. Плюс я оказался от хлеба и сахара в любых проявлениях.
***

Площадка перед домом. Склад древесного хлама.
Тема первой недели, которую, как правило, называют просто «Началом и основанием», – Творение: упражняющийся ощущает себя сотворенным Богом, возлюбленным Им как индивидуальная личность. Он созерцает свою прежнюю жизнь и видит, как много добра он получил от Бога. Было передумано много чего и согласно Практике в полном молчании…
Просто размышление и уборка мусора.

Обвязка 6*4
Вторая неделя посвящена не созерцанию прошлого, а предвосхищению будущего. Взирая на жизнь Иисуса, упражняющийся пытается упорядочить свою собственную жизнь в Боге и выбрать, насколько это является для него актуальным и возможным, свой жизненный путь.

Стойки.
Упражнения Третьей недели посвящены страстям Иисуса. Упражняющийся размышляет над путем страданий Иисуса, Его Распятии и смерти. Ибо закоснелое сердце не может воспринимать страдания, упражняющийся просит о благодати сострадания с Иисусом.
Сахарная ломка была такая. что сопоставима со страданиями нечеловеческими… Но пересилил себя.
Самое сложное, что я не верил, что смогу в одни руки сделать треуголную двускатную крышу.
Ночью, во сне, пришло решение и я СДЕЛАЛ её…


Невыкошено, но беседка под крышей. и даже под ондулином. Сделал…
Победа и первые 8 кило в минусе. А всего их, килограммов было ТРИДЦАТЬ.
с 62 размера в джинсы 56…
В упражнениях Четвертой недели упражняющийся созерцает тайну Воскресения Иисуса. Грех, страдания и смерть побеждены силой Божьей. Новая жизнь одолела всякую тьму мира. Пасхальная радость учеников Иисуса становится его радостью. В настоящем он может познать ее начатки как духовное утешение и мир. В будущем они обещаны ему во всей полноте.

Не стыдно и без живота показаться!
Самые лучшие пошники. Лелька сама стучала и замолоточивала гвозди. Помошница!!!

Сейчас это уже убрано. будет летний марафон покажу какая она сейчас.!!!

Лойола Игнатий — Русская историческая библиотека

 

Игнатий Лойола

Молодость Лойолы

Дон Иниго Лопеc де Рекальдо Лойола (Loyola) – основатель иезуитского ордена. Он родился в 1491 в замке Лойола в баскской провинции Гипускоа; происходил из очень древней испанской фамилии, пользовавшейся при дворе большими привилегиями. Игнатий (Иниго), был младшим из 13 детей; юношеские годы он провел при дворе короля Фердинанда Католического, сначала в качестве пажа, а позже рыцаря; здесь он проявлял и военную храбрость, и усердие к церкви, и любезность к дамам. Научное образование Лойолы было весьма ограничено. Выдающейся чертой его характера уже в юношеские годы было чрезмерное честолюбие: он всегда желал выделиться, быть первым. Даму своего сердца он выбирал из принцесс крови. Любимым чтением Лойолы был средневековый роман «Амадис Галльский». Праздная жизнь придворного кавалера ему быстро надоела, и стремление к подвигам и приключениям увлекло его в военную службу. Свое религиозное рвение Лойола проявил, между прочим, в составлении романса в честь святого Петра, своего патрона.

 

Обращение к религиозному служению

При защите Памплоны против французов в 1521 Лойола был тяжело ранен в обе ноги. Отправленный в отцовский замок, он подвергся мучительной операции; сначала ему вправили ногу, но так как эту операцию сделали в первый раз неудачно, то пришлось два раза ломать ногу и вновь ее вправлять, при чем отрезана была часть наросшего мяса. Все это Лойола перенес с героическим стоицизмом, но остался хромым, не способным ни к военным подвигам, ни к рыцарскому образу жизни. Во время леченья он принялся читать жития святых, страдания которых — в особенности Доминика и Франциска — получили в его глазах такую же цену, какую раньше имели подвиги рыцарей и героев. Жития направили его страстную и деятельную натуру к новой цели – служить святой церкви в качестве духовного рыцаря. Биографии святых подвижников увлекли его своим героизмом и самоотверженностью. Но это было не то религиозное настроение, которое несколько раньше сделало монахом Лютера. Немецкий реформатор, идя в монастырь, заботился прежде всего о своем личном спасении, а целью стремлений Лойолы было служение церкви. Со свойственным ему честолюбием Лойола теперь желал приобрести небесную славу земными страданиями; апостольское поприще рисовалось пред его глазами. Он решился сделаться духовным воином Христа, Богоматери и святого Петра, вожаком Христового воинства. Указанный переворот в жизни Лойолы произошел в том самом году (1522), когда в Германии началось реформационное движение, и для нового рыцаря католицизма борьба с ересью должна была впоследствии стать одною из главных задач.

В марте 1522 Лойола пошел на богомолье в Montserrat близ Барселоны, где хранился чудотворный образ Богородицы. На пути он строго соблюдал посты и бичевал себя. Дойдя до Montserrat, Лойола простоял целую ночь с оружием в руках перед новой дамой своего сердца и повесил перед образом Марии свой меч и кинжал. Отдав затем нищим всю свою одежду, он в рубище решил идти в Палестину, чтобы обращать неверных в христианство. Чума задержала отъезд Лойолы, и он поселился в небольшом городке Каталонии, Манрезе, в обители доминиканцев. Здесь он пережил кризис, напоминающий душевное настроение Лютера в августинском монастыре. Лойола питался хлебом и водою, по семи часов стоял на коленях, отгонял от себя сон и, по преданию, жил даже в какой‑то пещере. Чем больше он изнурял себя, тем более воспламенялась его фантазия. Перед ним отверзались небеса, он видел св. Троицу, Матерь Божию, Христа и святых. Ему казалось, что дьявол и демоны подсказывали ему зло, а Бог и ангелы указывали путь к спасению. Новая тяжелая болезнь утвердила в нем решение заменить отшельничество деятельностью на пользу церкви. Для восстановления сил он смягчил суровость своего аскетизма и стал даже усматривать в самоистязаниях тяжкий грех по отношению к Богу, давшему ему и дух, и тело.

В 1523 Лойола отправился в Италию, а оттуда пилигримом в Иерусалим. Это было временем развития турецкого могущества, угрожавшего всему христианству. Но Лойола не знал по‑турецки, не был знаком с учением Магомета, да и в христианском богословии оказался весьма слабым. Палестинские францисканцы отнеслись к нему с большим недоверием и постарались его выпроводить на родину. Лойола вернулся в Европу. Убедясь, что для достижения цели ему необходимы знания, он 33 лет от роду стал изучать философию и богословие в Алькале и Саламанке и в то же время учил детей крестьян и наставлял их в законе Божием. С подозрением следила за отличавшимся странным поведением Лойолой инквизиция. Дважды он был арестован, его даже едва не приговорили к сожжению.

 

Кружок единомышленников Лойолы

Преследования вынудили Лойолу покинуть Испанию: он поселился в Париже (1528), где среди университетской молодежи надеялся найти сторонников и при их содействии основать общество для обращения неверных в христианство. Знания Лойолы оказались недостаточными для поступления в Сорбонну; он должен был предварительно пройти классы грамматики и философии. В Париже Лойола тесно сдружился с двумя воспитанниками Сорбонны, будущими деятелями его ордена — Лефевром, савойцем, и Франциском Ксаверием из Пампелуны. Материальной помощью Лойола склонил на свою сторону и нескольких своих соотечественников – Лайнеса, Сальмерона, Бобадилью и Родригеса. Он увлёк их всех мыслью об основании ордена для обращения в лоно истинной церкви неверных и еретиков, ибо протестанты тогда уже заставляли сильно о себе говорить. 15 августа 1534 все члены Лойолова кружка собрались на Монмартре и здесь, в церкви св. Марии, дали обет целомудрия и бедности и поклялись идти в Палестину с миссионерскою целью, а если бы последнее оказалось невозможным, то отдать себя в безусловное распоряжение папы.

Между 1535 и 1537 Лойола побывал в Испании, где его щедро снабдили средствами благочестивые люди, уже тогда считавшие его святым. К маленькому обществу Лойолы скоро (1537) присоединились француз Жан Кодюр, женевец Ле Же и голландец Паскаль Бруэ, так что с самого начала стал намечаться интернациональный характер будущего ордена. В 1537 Лойола и его товарищи собрались в Венеции. По случаю бывшей в то время войны венецианцев с турками Лойола и его друзья задержались в Венеции, где народ начал смотреть на них, как на святых, а подозрительные власти наоборот – как на людей опасных. Здесь они совершали полные самоотвержения подвиги, посвятив себя уходу за больными, страдавшими самыми отвратительными болезнями. Своей экзальтацией Лойола и ранее уже обращал на себя внимание испанской инквизиции, так что в случившихся в Венеции с его компанией неприятностях не было ничего удивительного. По причине войны отплытие в Палестину сделалось невозможным, и Лойола усмотрел в этом препятствии усмотрел высшую волю, предназначавшую ему иное поприще деятельности. Еще ранее он и его друзья дали обет в случае неудачи миссионерства в Палестине отдаться в полное распоряжение папы. Теперь они привели этот обет в исполнение, придя к убеждению, что лучше всего могли бы служить церкви, борясь с протестантами. Их мысль об основании Иисусовой дружины (phalanx Jesu, позднее societas Jesu) тогда уже достаточно созрела

 

Утверждение иезуитского ордена папой

В июне 1537 Лойола и его товарищи были посвящены в священнический сан, в конце года они явились в Рим, и двое из них были назначены профессорами богословия в римском университете. Народ охотно слушал новых проповедников, но кардиналы и аристократия подняли против них гонение, скоро, однако, прекратившееся. Тогдашний папа, Павел III, долго колебался согласиться на их просьбу утвердить новый орден. Он находил странности в поведении Лойолы и не соглашался с некоторыми пунктами проектированного устава. Папу отговаривали от согласия и представители других орденов, ревниво относившихся друг к другу. Однако, будущие иезуиты, живя в Риме, своим аскетизмом, проповедничеством, делами благотворения из собираемой милостыни, успели уже настолько прославиться, что португальский король просил у Лойолы миссионеров для Индии, и в Португалию на этот зов отправились Ксавьер и Родригес. Лойола добился личного свидания с папой, продолжавшегося целый час и совершенно обеспечившего его положение. Представляя папе проект своего ордена, Лойола к трем обычным монашеским обетам — целомудрие, бедность, послушание — присоединил четвертый: постоянное служение Христу и папе. Осенью 1540 Павел III, увидевший в конце концов во всем этом перст Божий («digitus Dei hic est»), буллою «Regimini militantis» утвердил орден, первым пожизненным генералом которого вскоре был избран сам Лойола, еще ранее принявший сан священника.

 

Особенности иезуитского ордена

На новый орден посыпались вскоре всякие блага и привилегии. В 1540 число членов «Общества Иисуса» было определено шестьюдесятью, но в 1543 он получил право иметь неограниченное число членов. В сороковых же годах члены ордена Лойолы получили право повсеместной – на улицах и в церквах – проповеди и повсеместного исполнения церковных треб (исповеди и причащения), а также право отпущения грехов в некоторых таких случаях, которые были папскими (causae papales). Иезуты были освобождены от подчинения епископам, их генерал был объявлен подвластным непосредственно папе помимо всяких промежуточных инстанций. Уже при Павле III началось освобождение членов ордена от некоторых монашеских обетов и обязанностей, продолжавшееся и при его преемниках. В ордене иезуитов были разрешены духовные и светские коадъюторы, т. е. такие члены, которые, вступая в орден, не давали бесповоротного обета ему служить. Папа Юлий III сделал исключение из обязанности соблюдать обет нестяжания для тех членов, от которых польза церкви требовала жизни среди богатых людей, разрешил учреждениям ордена владеть недвижимою собственностью, сохраняя тем не менее привилегии нищенствующих орденов (1550), а потом освободил высших его сановников от обета безусловно повиноваться приказаниям, касавшимся миссионерства (1555). Наконец, уже после смерти Лойолы иезуиты, как они стали называться около этого времени, были освобождены от монастырской жизни, и общество перестало быть обычным монашеским орденом, получив характер небывалого еще в католической церкви учреждения – обширной международной духовно‑политической корпорации, со своеобразными устройством, дисциплиной, приемами деятельности, моральными и политическими учениями.

 

«Духовные упражнения» Лойолы

Лойола был до фанатизма предан католической церкви. Если, говорит он, римская церковь назовет белое черным, мы должны без колебания следовать ей. Выше всего Лойола ценил практическую мудрость; от новых членов ордена он требовал слепого и неограниченного повиновения. Организаторский талант его был поразителен. Лойола умер в 1556 и похоронен в Риме, в церкви Иисуса Христа. В 1622 он был канонизирован папою Григорием XV. Составленные им «Exercitia Spiritualia» («Духовные упраженения») представляют собою сочетание молитвы и самоиспытания, воображаемого беседования с Богом и святыми. В первую неделю упражнений следовало просить милостыню, во вторую — представить себе образ и жизнь Христа, в третью — историю страстей Христовых, в четвертую — воскресение Христово. За этим следовали три ступени очищения: первая ступень — размышление о прошлых грехах, вторая — созерцание Христа, третья — сближение с Богом. Дойдя до 3-й ступени, кающийся произносил молитву: все в Боге, все от Бога, все возвращается к Богу. Последнее слово Exercitia — безусловное подчинение римской церкви; их цель — обратить человека, поступающего в орден, в автомат, убить в нем всякую индивидуальность. Нравственность обращалась в механизм; люди подпадали под власть какого-то нравственного гипнотизма.

 

Литература о Лойоле

Филиппсон М. Религиозная контрреволюция в XVI веке. Брюссель, 1884

Готем Э. Игнатий Лойола и контрреформация. Галле, 1895

Письма Лойолы

Духовные упражнения — IgnatianSpirituality.com

Духовные упражнения — это сборник медитаций, молитв и созерцательных практик, разработанных св. Игнатием Лойолой, чтобы помочь людям углубить свои отношения с Богом. На протяжении веков Упражнения чаще всего давались как «долгое уединение» около 30 дней в одиночестве и тишине. В последние годы особое внимание стало уделяться духовным упражнениям как программе для мирян.Самый распространенный способ выполнения Упражнений сейчас — это «уединение в повседневной жизни», которое включает месячную программу ежедневных молитв и встреч с духовным наставником. Упражнения также были адаптированы многими другими способами для удовлетворения потребностей современных людей.

О духовных упражнениях
Элементы духовных упражнений
Использование духовных упражнений

Молитвенное приключение Игнатия
Онлайн-адаптированная версия «Духовных упражнений». Материалы основаны на The Ignatian Adventure , а блоггеры Loyola Press предлагают свои собственные размышления на протяжении восьминедельного ретрита.Используйте столько материала, сколько поможет вам в вашем приключении с Игнатианом.

Духовные упражнения онлайн
Духовные упражнения онлайн, разработанные для духовных наставников и других практиков игнатийской духовности, поддерживают тех, кто ведет других в упражнениях, будь то 30-дневный ретрит, 19-й аннотационный ретрит или другой вариант. Этот расширенный в цифровом виде опыт Духовных упражнений включает в себя полный текст, комментарии и аннотации лидеров игнатийской духовности, а также видео, библиотеки изображений, презентации PowerPoint и мультимедийные молитвенные опыты.

О духовных упражнениях

Что такое духовные упражнения?
Введение: цель Упражнений и их структура.

Ориентации для духовного роста
Веб-сайт канадских иезуитов, основанный Джоном Велтри, SJ, и в настоящее время поддерживаемый Жаном-Марком Лапортом, SJ. Всестороннее освещение личной молитвы, понимания духовного пути, понимания духовных упражнений и служения сопровождать других в их духовном путешествии.

Slí Eile Духовные упражнения Видео
Ноэль Фитцпатрик рассказывает о духовных упражнениях. Затем Эдвина Дьюарт говорит об основных ценностях Упражнений и важности отношений с духовным наставником. Произведено Иезуитским центром для молодежи в Ирландии.

Духовные упражнения
Рон Хансен
Известный писатель и эссеист считает, что духовная тетрадь Игнатия Лойолы — это практическое руководство для реализации самых глубоких душевных желаний.

dotMagis Сообщения о духовных упражнениях
Из архива категорий блога dotMagis .

Элементы духовных упражнений

Краткое описание духовных упражнений
Простое описание того, что происходит на каждом этапе упражнений.

Текст Духовных Упражнений
Духовные Упражнения не предназначались для чтения отдельным человеком, а скорее под руководством руководителя ретрита.

Значение непривязанности
Автор Маргарет Силф
Силф объясняет, как Первый Принцип и Основа ожили для нее, когда она смотрела на куст фуксии.

Разговор
Кевин О’Брайен, SJ
Разговор — это личный разговор между вами и Богом Отцом, между вами и Иисусом, или между вами и Марией или одним из святых.

Нищета духа
Кевин О’Брайен, SJ
Не все призваны к материальной бедности, но все призваны к «нищете духа» или духовной бедности.

Два стандарта
Джозеф А. Тетлоу, SJ
Духовные упражнения Размышление о двух стандартах предлагает выбор между Иисусом или мирским путем.

Как медитация «Два стандарта» может помочь вне ретрита
Джон Монро
Директор ретрита для мирян и духовный наставник предполагает, что «Медитация на двух стандартах» может быть полезна как способ периодически проверять, как мы живем.

Игнатианское созерцание: образная молитва
Кевин О’Брайен, SJ
Игнатианское созерцание — это активный способ молитвы, который вовлекает разум и сердце и пробуждает мысли и эмоции.

Созерцание воплощения, часть первая: Троица смотрит вниз с небес
Дэниел Рафф, SJ
Созерцание воплощения начинается с представления Троицы, смотрящей вниз с небес и отвечающей Воплощением.Рафф знакомит читателей с этим аспектом «Духовных упражнений».

Созерцание Воплощения Часть вторая: Человеческий ответ Марии
Дэниел Рафф, SJ
Во второй части Созерцания Воплощения исследуется Благовещение и реакция Марии.

Язык Креста
Джозеф А. Тетлоу, SJ
Тетлоу исследует идею о том, что страсть Иисуса заставляет нас принять мир таким, какой он есть на самом деле.

Воскресение приносит радость
Джеральд М.Fagin, SJ
«Три важные истины, уходящие корнями в Воскресение, открывают окно в благодать и добродетели Четвертой недели. В частности, они подчеркивают некоторые причины нашей радости».

Первые две степени смирения
Джозеф А. Тетлоу, SJ
Тетлоу объясняет первый и второй способы смирения в соответствии с игнатийской духовностью.

Третья степень смирения
Джозеф А. Тетлоу, SJ
Тетлоу объясняет третий способ смирения в соответствии с игнатийской духовностью и духовными упражнениями.

Созерцание любви к Богу
Основное объяснение заключительной медитации Духовных Упражнений.

Созерцание Божественной Любви
Кевин О’Брайен, SJ, объясняет последнее созерцание Духовных Упражнений в этом видео.

Игнатианская молитва и воображение
Одной из основных форм молитвы в «Духовных упражнениях» является образное размышление над сценами из Евангелий.

Трехчастное видение Игнатия
Дэвид Л.Флеминг, SJ
Флеминг, известный духовный наставник и комментатор «Духовных упражнений», описывает видение жизни, работы и любви Игнатия Лойолы.

Молитва — это беседа
Дэвид Л. Флеминг, SJ
Основная деятельность молитвы естественным образом проистекает из нашей человечности. Это вопрос разговора с очень хорошим другом.

Молитесь своим воображением
Дэвид Л. Флеминг, SJ
Игнатий представляет два способа воображения в «Духовных упражнениях».

Духовность Сердца
Дэвид Л. Флеминг, SJ
Сердце, в смысле тотальности нашего отклика, является предметом Духовных Упражнений.

Грех и первая неделя нашей действительной веры (PDF)
Ханс ван Леувен, SJ
Ван Леувен переводит язык греха Игнатия в концепции 21-го века о нежелании быть открытым для Божьих даров, разрыве отношений, последующем чувстве вины и истинная природа прощения. Для экспертов.

Использование духовных упражнений

Образы Бога
Кевин О’Брайен, SJ
«Нам нужно отпустить образы, которые мешают взрослым отношениям с Богом, Который и далеко за пределами нас, и в то же время так близок к нам.

Основание героизма: волхвов
Крис Лоуни
Лоуни рассматривает мотивацию и волхвов , обсуждая, как духовные упражнения работают как инструмент лидерства.

Учимся жить с благоговением
Джеральд М. Фэджин, SJ
Благоговение является основой для облечения сердца Христа и позволяет нам найти Бога во всем.

По следам Игнатия
Статья о том, как сегодня делают Упражнения.

Ignatian Spirituality Project
Замечательное служение иезуитов в Чикаго, которое предлагает ретриты бездомным и ищущим выздоровления, чтобы помочь им обрести смысл и цель в восстановлении своей жизни. Проект «Игнатианская духовность» также обучает бывших бездомных помогать в проведении ретритов.

Перспективы понимания и использования духовных упражнений
Джон Велтри, SJ
Различные подходы духовных наставников к духовным упражнениям.Статья в первую очередь для духовных наставников.

Духовные упражнения: Формирование мирян, формирующих партнеров в служении (PDF)
Морин Макканн Уолдрон
Уолдрон делится своим опытом знакомства с духовными упражнениями и тем, как это повлияло на ее жизнь. Она также рассказывает, как она работает с Офисом совместного служения в Крейтонском университете, чтобы помочь мирянам получить более широкий доступ к Упражнениям.

Мысли о молодежи и методе Игнатия (PDF)
Натан Стоун, SJ
Описывая Духовные Упражнения как, прежде всего, профессиональный опыт в самом широком смысле, Стоун выступает за разработку стратегий донесения Духовных Упражнений до молодых людей.

Духовные упражнения в повседневной жизни (Пьюджет-Саунд)
Программная информация о девятимесячном эмпирическом ретрите Духовных упражнений святого Игнатия Лойолы. На сайте также есть функция ежедневной молитвы.

Экология и духовные упражнения (PDF)
Автор Трили Такер
Такер исследует, как духовные упражнения дают нам структуру для изучения отношений между человеком и окружающей средой. Статья в The Way , 2004.

Духовные упражнения и экология (PDF)
Джеймс Профит, SJ
Благодаря опыту духовных упражнений участники могут испытать исцеление отношений с Богом и землей.В конечном итоге это приводит к любящим действиям ради земли и переживанию любви Бога в творении и через него.

Духовные упражнения: служение иезуитов и коллег-мирян (PDF)
Ханс ван Леувен
Отчет об истории иезуитов и сотрудничестве мирян в проведении духовных упражнений в Нидерландах и Северной Бельгии.

В кабинете судьи: упражнения в повседневной жизни, интервью (PDF)
Судья Франсиско Фирмат рассказывает, как он стал руководить упражнениями в повседневной жизни.о. Бернард Дж. Буш взял интервью у Firmat для этой статьи в 1999 году.

Когда духовные упражнения являются Игнатийскими духовными упражнениями? (PDF)
Марк Ротсарт, SJ
Углубленное обсуждение Духовных Упражнений, в котором подчеркивается неоспоримое учение, которое должно быть частью любой адаптации Упражнений.

Что такое духовные упражнения?

«Духовные упражнения» выросли из личного опыта Игнатия Лойолы как человека, стремящегося возрастать в единстве с Богом и распознавать Божью волю.Он вел дневник, когда обретал духовное понимание и углублял свой духовный опыт. Он дополнял эти заметки по мере того, как руководил другими людьми и обнаруживал, что «сработало». В конце концов Игнатий собрал эти молитвы, медитации, размышления и указания в тщательно разработанную структуру ретрита, который он назвал «духовными упражнениями».

Игнатий писал, что Упражнения: «имеют своей целью завоевание себя и регулирование своей жизни таким образом, чтобы ни одно решение не принималось под влиянием какой-либо чрезмерной привязанности. Он хотел, чтобы люди выполняли эти упражнения с помощью опытного духовного наставника, который помог бы им сформировать ретрит и понять, что они испытывают. Книга «Духовные упражнения » — это руководство, которым должен пользоваться руководитель, а не человек, проводящий ретрит.

Подробнее о духовном направлении

Структура упражнений

Игнациус разделил Учения на четыре «недели». Это не семидневные недели, а этапы пути к духовной свободе и беззаветной приверженности служению Богу.

Первая неделя. Первая неделя Упражнений – это время размышлений о нашей жизни в свете безграничной любви Бога к нам. Мы видим, что нашему отклику на Божью любовь мешали образцы греха. Мы сталкиваемся с этими грехами, зная, что Бог хочет освободить нас от всего, что мешает нам ответить Ему любовью. Первая неделя заканчивается размышлением о призыве Христа следовать за Ним.

Вторая неделя. Медитации и молитвы второй недели учат нас, как следовать за Христом как Его учениками. Мы размышляем над отрывками из Писания: рождение и крещение Христа, Его нагорная проповедь, Его служение исцеления и учения, Его воскрешение Лазаря из мертвых. Нас подводят к решению изменить свою жизнь, чтобы совершать работу Христа в мире и любить Его более глубоко.

Третья неделя. Мы размышляем о Тайной вечере, страстях и смерти Христа. Мы видим его страдания и дар Евхаристии как высшее выражение любви Бога.

Четвертая неделя. Мы размышляем о воскресении Иисуса и его явлениях своим ученикам.Мы ходим с воскресшим Христом и стремимся любить Его и служить Ему конкретными способами в нашей жизни в этом мире.

Молитва в упражнениях

Двумя основными формами молитвы, которым учат в Упражнениях, являются медитация и созерцание. В медитации мы используем наш разум. Мы размышляем над основными принципами, которыми руководствуемся в своей жизни. Мы молимся о словах, образах и идеях.

Созерцание больше касается чувств, чем размышлений. Созерцание часто пробуждает эмоции и разжигает глубокие желания.В созерцании мы полагаемся на свое воображение, чтобы поместить себя в обстановку из Евангелий или в сцену, предложенную Игнатием. Мы молимся по Писанию. Мы его не изучаем.

В основе Упражнений лежит различение духов . Мы замечаем внутренние движения наших сердец и различаем, куда они нас ведут. Регулярная практика проницательности помогает нам принимать правильные решения.

Все характерные темы игнатийской духовности основаны на Упражнениях.К ним относятся чувство сотрудничества с Божьим действием в мире, духовная проницательность в принятии решений, щедрость в ответ на Божье приглашение, братство и товарищество в служении, а также склонность находить Бога во всем. Духовная интеграция является важной темой Упражнений: интеграция созерцания и действия, молитвы и служения, эмоций и разума.


Ссылки по теме
dotMagis Сообщения о духовных упражнениях
Из архивов категорий блога dotMagis .

Два стандарта
Джозеф А. Тетлоу, SJ
Духовные упражнения Размышление о двух стандартах предлагает выбор между Иисусом или мирским путем.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Эвви Дрейк начинает больше

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Полный

В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «криком»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставило меня продолжать слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Какие духовные упражнения св.

Игнатия? // Миссия и служение // Университет Маркетт

Доктор Стефани Рассел

Духовные упражнения св.Игнатия Лойолы – это способ открыть себя для работы Бога в своей жизни. Игнатий, баскский дворянин конца 15-го и начала 16-го веков, пережил сильное духовное обращение, когда ему было около двадцати. Оправляясь от боевой раны в течение многих месяцев, Игнатий часами размышлял о цели своей жизни и убедительных примерах, подаваемых такими святыми, как Доминик и Франциск. Он решил оставить привилегированную жизнь, к которой привык, и посвятил себя и всю свою энергию служению Богу.Желанием Игнатия было «помочь душам», и он вступал в духовные беседы почти со всеми, кого встречал. Опыт собственного обращения побудил Игнатия поделиться тем, что он узнал, с другими и, в конце концов, преобразовать свой личный молитвенный дневник в то, что мы сейчас называем «Духовными упражнениями».

Когда мы говорим о том, что Игнатий «получил» Упражнения от Бога, мы на самом деле имеем в виду, что он внимательно следил за тем, как Бог вел его, как терпеливый учитель, к возрастающей вере и свободе. Размышляя о своем духовном путешествии и описывая его, Игнатий пришел к убеждению, что его опытом следует поделиться на благо других, и что на самом деле определенные практики молитвы, воображения и самоотречения поведут других по тому же духовному пути. путь к Богу и глубокое чувство радости. На протяжении почти пяти столетий одни и те же Упражнения (т. е. руководство и наставление руководителям ретритов помочь другому человеку совершить духовное уединение) передавались от человека к человеку по цепи веры, которая повлияла на жизни бесчисленного количества женщин и мужчин. .

Существует образец Духовных Упражнений, состоящий из четырех основных движений или «недель», каждая из которых имеет свои духовные дары (Игнатий называл их «грациями») и испытания. Первоначально Игнатиус задумал ретрит как месячный опыт, поэтому эти недели были всего лишь приблизительным временем, которое режиссер всегда должен был адаптировать. Это не жесткие этапы, которым должен следовать отступник. Скорее, они представляют собой карту для определения своего духовного места и прогресса. Движения, отмечающие каждую неделю, по существу:

Первая неделя — Самосознание

  • Желание быть известным и любимым Богом; поиск духовной свободы от того, что мешает отношениям с Богом
  • Испытывать глубокую и бесконечную любовь Бога, несмотря на неудачи и недостатки
  • Открытие сердца для обращения — от сосредоточения внимания на том, что важно для себя, к сосредоточению на глубоких Божьих желаниях для человека

Вторая неделя — самоотдача

  • Глубоко любить Христа и прививать историю своей жизни к Его
  • Молиться умом, сердцем и всеми чувствами и слышать зов Христов
  • Осознание выбора и проницательность, которые ведут нас к более близким отношениям со Христом

Третья неделя — самопожертвование

  • Оставаться со Христом в Его страданиях и смерти и впускать Его в моменты своих страданий
  • Переживание глубины жертвенной любви Христа

Четвертая неделя — Самопознание

  • Понимание своей неразрывной связи со Христом и всем творением; жить с воскресшим духом надежды
  • Возвращение к милостям предыдущих трех недель, включая «Размышление о любви к Богу», в котором человек испытывает трепет перед работой Бога во всех измерениях жизни
  • Подготовка к тому, чтобы принести прелести уединения в повседневный мир

Как правило, Духовные упражнения даются ретриту индивидуально в одной из трех форм: (1) традиционный 30-дневный ретрит, (2) сокращенный 8-дневный ретрит или (3) ретрит в повседневной жизни ( также называется «девятнадцатым аннотационным ретритом», на котором ретритант не отстраняется от обязанностей повседневной жизни, а вместо этого еженедельно встречается с директором и включает молитву Упражнений в повседневную практику. В дополнение к этим распространенным формам, на протяжении веков были разработаны и другие приспособления, в том числе ретриты выходного дня, ретриты для пар и различные групповые ретриты. Часто эти приспособления представляют собой вводное переживание Духовных Упражнений, и в более позднее время за ними может последовать одна из трех традиционных форм.

Руководителями духовных упражнений являются мужчины и женщины, религиозные, женатые или одинокие. Духовность очень распространена в мире и привлекательна для многих людей.Игнатий написал «Духовные упражнения» как католик, и богатый образный подход к молитве отражает католическую сакраментальную традицию. Есть также много христиан других конфессий, которые находят уединение и его духовность доступными и животворными. Вопрос о том, являются ли духовные упражнения подходящим методом молитвы для нехристиан, является предметом серьезных споров, поскольку они бесспорно христологичны (т. е. основаны на опытном понимании жизни, смерти и воскресения Иисуса). Возможно, более плодотворный вопрос заключается в том, могут ли человеческие элементы четырех недель — радикальная честность в свете любящего Бога, желание служить с щедростью, готовность страдать во благо и признание божественного сопровождения в обществе — быть полезными? делились и исследовали с нехристианами другими способами.

Получение от Духовных Упражнений — это то, что известно как «Игнатианская Духовность», что обычно понимается как способ включения приоритетов и мировоззрения Духовных Упражнений в наш образ жизни.Среди самых центральных практик игнатийской духовности — «Исследование сознания» или «Экзамен». Этот ежедневный молитвенный период, в течение которого мы выражаем благодарность Богу, размышляем о переживаниях наших дней и Божьей деятельности в них, и просим света в будущем, является «хлебом с маслом» игнатийской духовности. Эта практика была настолько важна для Игнатия Лойолы, что он поручил своим товарищам-иезуитам молиться на экзамене дважды в день. Экзамен необходим для воплощения духа Духовных Упражнений в повседневной жизни.

Какие духовные упражнения святого Игнатия?

Общеизвестно, что нам нужны физические упражнения для поддержания физического здоровья. Святой Игнатий Лойола, основатель Общества Иисуса (иезуитов), также признавал необходимость физических упражнений для поддержания нашего духовного здоровья. На самом деле, примерно в 1522-1524 годах св. Игнатий составил руководство для ретрита под названием Духовные упражнения .

Игнатий — испанский солдат, раненный в бою в 1521 году.Во время своего долгого и болезненного выздоровления он глубоко размышлял о своих высших желаниях, учась различать желания, основанные на тщеславии, и желания, основанные на святости. Столкнувшись лицом к лицу с собственной греховностью и благодатью и милосердием Божиим, он оставил свою солдатскую жизнь и посвятил свою жизнь Богу. Он пришел к выводу, что это личное переживание Бога может быть испытано всеми людьми через практику духовных упражнений, которые он сам выполнял. Бог в их повседневной жизни.

Духовные упражнения начинаются с того, что Игнатий называет своим принципом и основанием , в котором говорится, что наша цель в жизни состоит в том, чтобы быть с Богом навсегда, живя с глубокой благодарностью за дары Бога и удерживая себя в равновесии, чтобы не смещать Бога любым из Его даров. Упражнения, разработанные для того, чтобы помочь нам достичь и поддерживать этот баланс, изначально были рассчитаны на выполнение в течение 30-дневного ретрита, при этом каждая из 4 недель (этапов) была посвящена определенной цели:

Первая неделя : «исправление уродливых» — в центре внимания первой недели — признание безусловной любви Бога и примирение с нашей неудачей и неспособностью всего человечества щедро ответить на эту любовь.

Вторая неделя : «сообразовывать исправившихся» — в центре внимания второй недели — размышления о личности и жизни Христа, чтобы мы могли свободно принять решение любить Его и следовать за Ним более близко и преданно.

Неделя третья : «утверждать сообразных» — в центре внимания третьей недели находятся Страсти и смерть Иисуса, чтобы разделить Его страдания и более тесно отождествиться с ним и углубить нашу приверженность Ему.

Неделя четвертая : «преобразовать утвержденных» — цель четвертой недели — возрастать в желании, чтобы Иисус явил радость Своего Воскресения и принять эту радость как основу нашего призвания участвовать в миссии Христа.

Сами упражнения состоят из размышлений над отрывками из Писания, а также молитв, размышлений (воображаемых умственных упражнений) и созерцательных практик, предназначенных для того, чтобы христиане научились видеть действие Божьей благодати в своей повседневной жизни. Хотя большинству из нас 30-дневный ретрит не по карману, сегодня многие ретритные центры предлагают гораздо более короткие ретриты по образцу духовных упражнений . Точно так же мы можем извлечь пользу из мудрости Духовных Упражнений , практикуя то, что Игнатий назвал ежедневным Экзаменом — молитвенным обзором нашего дня, чтобы понять, как Божья благодать присутствует в нашей повседневной деятельности и как мы на нее реагируем.

Иезуит 101: Духовные упражнения, сердце иезуитов

Чтобы отпраздновать год Игнатия, The Jesuit Post представляет нашу серию «Иезуит 101». Каждый месяц будет посвящен одному понятию, термину или теме, имеющей отношение к игнатийской духовности и/или иезуитам. Эта серия будет включать поясняющую статью и размышления или практические приложения по каждой теме. Мы начинаем серию с сердцевины иезуитской харизмы, Духовных упражнений св. Игнатия Лойолы.

 

Духовные упражнения св. Игнатия Лойолы (Упражнения) являются одним из самых влиятельных произведений в истории римского католицизма. Упражнения представляют собой сборник медитаций, молитв и указаний для роста в духовной жизни. Они были разработаны на основе собственного жизненного опыта Игнатиуса Лойолы и идеально подходят для 30-дневного тихого ретрита. Великое желание Игнатия состояло в том, чтобы помочь людям возрастать в их ощущении великой любви Бога к ним, чтобы они могли отплатить за эту любовь любым способом, который призывает Бог. Чтобы лучше понять Упражнения, полезно иметь представление о том, как они были сформированы, об их структуре и о том, как они помогли огромному количеству людей расти в отношениях с Иисусом.

 

Все началось с пушечного ядра…

500 лет назад в этом году пушечное ядро ​​раздробило ноги 30-летнему Игнатию де Лойоле в битве при Памплоне. Во время своего годичного выздоровления в своем семейном доме в Лойоле Игнатий проводил время, читая единственные доступные ему книги: книгу о жизни Христа и книгу о жизни святых.Эти книги побудили Игнатия с гордостью задуматься о том, что сделал святой Франциск Ассизский и что сделал святой Доминик. Он спросил: «Если они могут это сделать, почему я не могу?» В конце концов Игнатий решил посвятить всю свою жизнь Богу. Он станет паломником для Господа.

Это паломничество привело Игнатия в пещеру в Манресе, Испания, где Игнатий пробыл год. Игнатий посвятил свои дни молитве. В то время он также начал использовать экстремальные аскетические практики, такие как интенсивный пост, а также отказ от мытья и отращивания волос и ногтей, чтобы противостоять своему тщеславию до обращения. Он начал замечать, что определенные практики, такие как образная молитва и размышление о жизни Христа, приводили его к более глубокому утешению в Господе. Другие, как он заметил, такие как неумеренный пост и несоблюдение гигиены, приводили его в запустение и отчаяние. Таким образом, он начал записывать эти общие движения в своем духе. Эти заметки были началом того, что впоследствии стало Духовными упражнениями. Большая часть указаний в «Упражнениях» основана на пребывании Игнатия в Манресе, включая предостережения других от доведения аскетических практик до крайности.

В конце концов Игнациус, еще непрофессионал, начал руководить людьми в Упражнениях. Ключевым компонентом Упражнений является вера в то, что Бог имеет дело непосредственно с человеком. Однако в эпоху Просвещения и протестантской Реформации эта вера вызвала подозрения у Игнатия. Чтобы легче служить Христу и Его Церкви, Игнатий решил начать обучение на священство. В то время он руководил упражнениями друзей и знакомых, в том числе своих соседей по комнате Фрэнсиса Ксавьера и Питера Фабера. Именно с этими товарищами и четырьмя другими Игнатий основал Общество Иисуса.

 

Четыре недели упражнений

Что такого в «Упражнениях», что так изменило Игнатия и других? Структура Упражнений показывает движение этой трансформации. Ретрит делится на четыре «недели» или периода ретрита, у которых есть определенные темы и милости, о которых молится ретрит. Широкий охват Упражнений начинается с размышления о цели нашей жизни в первую неделю и заканчивается молитвой о «труде со Христом» в конце четвертой недели.

В начале Упражнений ретритующему предлагается поразмышлять над тем, что Игнатиус называет Первым Принципом и Основой (PF). Принцип жизненно важен, потому что именно на этом основании Бог будет общаться с отшельником. В ПФ написано:

Люди созданы для восхваления, почитания и служения Богу Господу и тем самым для спасения наших душ. Все в нашей жизни предназначено для того, чтобы помочь нам в этом. Поэтому мы должны использовать эти вещи до тех пор, пока они помогают нам достичь цели, для которой мы созданы. Мы должны использовать их постольку, поскольку они помогают нам, и мы должны избавиться от них, если они становятся препятствием для восхваления, благоговения и служения Богу. Для этого надо сделаться равнодушными ко всему сотворенному, насколько это возможно, чтобы не желать здоровья, а не болезни, богатства, а не бедности, чести, а не бесчестия, долгой жизни, а не короткой, так и во всем остальном, чтобы мы в конечном счете желали и выбирали только то, что наиболее способствует достижению цели, для которой мы были созданы.

Обратите внимание, что желания лежат в основе Упражнений. Это то, что побуждает отступников к углублению жизни во Христе. Именно из этого основания желания Бог говорит непосредственно с человеком, выполняющим Упражнения.

После PF ретритант размышляет о природе греха. В первом упражнении рассматривается грех, присутствующий в мире, и собственные грехи. Благодать, о которой отшельнику предлагается молиться, — это «глубокая скорбь и смятение» за свои собственные грехи. Но что еще более важно, желание этой благодати сочетается с повелением говорить с Господом «как один друг говорит с другим» в том, что обычно называют «разговором», что на латыни означает «разговор».

Цель первой недели состоит в том, чтобы прийти к неоспоримым объятиям нашей личной греховности. Однако мы делаем это только для того, чтобы принять и лелеять более важную реальность безжалостной любви Бога. Милосердие находится в центре первой недели. Именно опыт первой недели побудил Папу Франциска, вскоре после того, как он был назначен епископом Рима, описать себя следующим образом: «Я грешник. Это самое точное определение. Это не фигура речи, литературный жанр.Я грешник». Это благодать первой недели, и это руководящая благодать папства Папы Франциска, которое так часто подчеркивает милосердие как главную характеристику нашего любящего Бога.

В течение второй недели ретриты молятся жизнью и служением Иисуса. Основная благодать, которую просят на этой неделе, можно резюмировать, чтобы мы «более ясно знали Иисуса, любили Его сильнее и следовали за Ним ближе».

Именно в течение второй недели человек начинает использовать образную молитву, также называемую Игнатианским созерцанием, чтобы войти в евангельские отрывки, такие как Иисус, исцеляющий прокаженного, или ходьбу по воде, или произнесение Нагорной проповеди.Образная молитва позволяет человеку выстраивать сцены. Например, если представить призвание Закхея, можно представить себе шумную улицу, полную людей. Толпы толкаются вперед, чтобы хоть мельком увидеть Иисуса. Затем есть сборщик налогов Закхей, которого Евангелие от Луки описывает как «невысокого роста», который решает взобраться на смоковницу, чтобы получше увидеть Господа. Как выглядит Закхей? Каково ему залезть на дерево перед толпой? Что он чувствует и реагирует, когда Иисус зовет его? Все это прекрасная пища для воображения.Мы можем представить себе эту сцену, но творческая молитва на этом не останавливается.

Важной частью творческой молитвы является просьба к Святому Духу помочь нам войти в евангельскую сцену. Мы могли бы быть частью сцены как важная фигура, как один из апостолов, или кто-то, кто получил чудо исцеления, или, возможно, как кто-то в толпе, наблюдающий за тем, как Иисус двигается, говорит и действует. Основная цель этого типа молитвы — узнать Иисуса и полюбить его глубже.

Во второй половине второй недели отступнику помогают сделать «выбор». Когда Игнатий давал Упражнения, обычно это помогало людям прийти к более глубокому пониманию своего призвания. Вот почему Духовные Упражнения — одно из первых дел, которые делает каждый иезуит, вступая в орден. Встреча со Христом помогает нам прояснить наши желания, которые в своей глубине и подлинности являются теми самыми желаниями, которые Бог вложил в нас.

третья неделя следует за Христом в его страстях и смерти.Это место, где мы ходим со Христом в его последние часы. Благодаря воображаемой молитве мы можем даже испытать страх и ужас ближайших друзей и учеников Иисуса. Это тот момент в ретрите, когда горе Марии из-за смерти ее сына может просто ошеломить нас. Милость, запрошенная в этот момент в Упражнениях, — это печаль и смущение в связи со смертью нашего Господа, Который страдает как свидетельство бесконечной любви Бога к нам. Именно эта любовь открывает нам путь к вечной жизни. Даже несмотря на то, что у отшельника может возникнуть искушение поторопиться к Воскресению, его приглашают по-настоящему смириться с реальностью смерти Иисуса.Третья неделя — это переживание Великой Субботы, когда апостолы, семья и друзья Иисуса были в шоке от смерти того, кого они называли Христом.

Смерть, как известно, не конец. Четвертая неделя года года – это праздник Воскресения. Пасхальное воскресенье. Образная молитва позволяет затворнику испытать радость и недоумение апостолов, когда они обнаружили, что их друг и Господь воскрес. Но прежде чем мы поразмыслим о том, как Мария Магдалина разговаривает с Иисусом в саду, и прежде чем Петр и Иоанн побегут к пустой гробнице, Игнатий предлагает затворнику представить, что Иисус является его матери. Хотя большая часть «Духовных упражнений» включает в себя размышления над Священными Писаниями, это один из немногих моментов, когда Игнатий просит нас поразмышлять над чем-то неписаным, но таким прекрасным и человечным. Игнатий был глубоко предан нашей Пресвятой Богородице, и его интуиция подсказывала, что Иисус, как хороший сын, конечно же, в первую очередь явится его скорбящей матери.

В конце четвертой недели Упражнений нам также дается одна из самых известных молитв в Игнатийской духовности. Он известен как Suscipe , который просит Господа взять и получить каждый аспект человеческого существа.Он гласит:

.

Возьми, Господи, и прими всю мою свободу, память, разум и всю мою волю.

Все, что я имею и называю своим, я все отдаю Тебе, Господи. Делай с этим что хочешь.

Дай мне только свою любовь и милость. Этого достаточно для меня. Аминь.

Подозрение — достойное завершение Упражнений. В этот момент человек провел бесчисленные часы, молясь, разговаривая с Богом и размышляя о великой любви, которую Бог испытывает к ним. Подозрение — это наш ответ на эту любовь.

 

Выполнение духовных упражнений

Итак, как проходят Духовные упражнения св. Игнатия?

Во-первых, не рекомендуется просто так взять копию «Духовных упражнений» и начать самостоятельно разбираться в ней. Текст Упражнений на самом деле предназначен для использования в качестве руководства для духовного наставника, который будет вести человека через Упражнения. Духовный наставник может помочь вам познакомить вас с различными частями Упражнений и послужит отражателем, чтобы помочь вам увидеть, куда движется Господь в вашей молитве.При этом духовный наставник не предназначен для того, чтобы диктовать человеку опыт, а просто направлять, когда это необходимо, и в противном случае уходить с дороги и «предоставлять Творцу действовать немедленно с творением, а творение со своим Творцом и Господом». ».

В Соединенных Штатах (и во всем мире) есть иезуитские ретритные центры, где опытные духовные наставники могут провести вас через духовные упражнения. Традиционный формат Упражнений — это 30-дневный безмолвный ритрит, именно так все иезуиты проходят Упражнения в начале своего формирования.Возможность провести 30 дней в ретрите — это привилегия, которую многим может быть трудно получить. Из-за этого есть и другие способы выполнения Духовных Упражнений. Один из них называется 19-й аннотационный ретрит, который представляет собой адаптацию духовных упражнений, которые можно выполнять, пока человек продолжает заниматься своими повседневными делами. Человеку, проходящему 19-ю аннотацию, потребуется время, чтобы регулярно встречаться с духовным наставником, молясь с помощью Упражнений в течение определенного периода времени.Ретритные центры иезуитов также предлагают трех-, пяти- и восьмидневные ретриты, которые могут дать человеку представление о духовных упражнениях. Некоторые ретриты даже фокусируются на определенной теме, такой как зависимость, скорбь, тревога и т. д.

Это, конечно, только введение в Духовные Упражнения св. Игнатия. Упражнения лежат в основе игнатийской духовности и являются душой Общества Иисуса. На протяжении оставшейся части года Игнатия мы будем глубже погружаться в конкретные элементы Духовных упражнений и предлагать свои собственные размышления о том, как Упражнения могут повлиять на наши отношения с Богом и окружающим миром.

 

Посмотрите нашу серию коротких видеороликов о духовных упражнениях:

 

Связанные

Духовные упражнения св. Игнатия Лойолы

Офис миссионерской интеграции Университета Лойолы рад предложить сообществу Балтимора возможность помолиться Духовным упражнениям Святого Игнатия, начиная с осени 2021 года.

Фон

Во всем мире иезуиты наиболее известны своими колледжами, университетами и средними школами. Но в то время, когда многие ищут большего смысла, другой аспект жизни иезуитов вызывает широкий интерес. И это уникальная духовность, представленная почти 500 лет назад святым Игнатием Лойолой, основателем иезуитов.

Игнатий был испанским солдатом и аристократом, который понял свое призвание после почти смертельных ранений на поле боя. Он основал Общество Иисуса в 1540 году, поручив первым иезуитам выйти и «найти Бога во всем». Это фирменная духовность иезуитов.

Игнатианская духовность основана на убеждении, что Бог действует в нашем мире. Как писал великий иезуитский палеонтолог Пьер Тейяр де Шарден: «Бог не далек от нас. Он на острие моего пера, моей кирки, моей кисти, моей иглы — и моего сердца, и моих мыслей». Духовный путь, проложенный Игнатием, — это способ распознать присутствие Бога в нашей повседневной жизни. И что-то с этим делать.

У иезуитов есть справочник для этого поиска. Это Духовные упражнения , составленные святым еще до того, как он стал священником. Часто описываемые как величайший дар Игнатия миру, эти упражнения раскрывают динамический процесс молитвы, медитации и самосознания. Основная цель состоит в том, чтобы сделать нас более внимательными к Божьей деятельности в нашем мире, более восприимчивыми к тому, к чему Бог призывает нас.

Духовные упражнения в повседневной жизни

Наш подход будет таким, который предложил сам Игнатий для занятых людей – это способ молитвенного и потенциально преобразующего ретрита в повседневной жизни .

В течение девяти месяцев ежедневных молитв с Писанием, ведения дневника, регулярных бесед с духовным наставником можно испытать те же благодатные движения и открытия, которые немногим привилегированным удается сделать за 30 дней уединенного молчания. (Да, в том числе и иезуитов!)

Этот особенный ретрит Игнатиана представляет собой суровый опыт, требующий посвящения времени и дисциплины в течение 9 месяцев.

Тем, кто приступит к этому ретриту, необходимо будет взять на себя следующие обязательства:

  • Один час непрерывной ежедневной молитвы и ведения дневника
  • Еженедельные часовые встречи с вашим духовным наставником
  • Ориентационное занятие (вторник, 28 сентября 2021 г. , 19:00–21:00
  • Дополнительные собрания больших групп в период Адвента, Великого поста и Пасхи

      

Долгий ретрит, несомненно, требует времени и решимости — того, что может быть или не быть правильным для всех или, возможно, неправильным в данный момент. Это что-то вроде духовного марафона . К счастью, Игнатий предлагает много других практических инструментов для духовного роста, которыми мы все можем пользоваться.

Информационная сессия:

Если вы хотите узнать больше о Духовных Упражнениях и Игнатийской духовности — и о том, как вы можете это испытать, пожалуйста, присоединяйтесь к нам на конференции Zoom:

Вторник, 22 июня 2021 г.

19:00 — 20:30

ИЛИ

Четверг, 9 сентября 2021 г.

19:00-20:30

Чтобы получить дополнительную информацию или поговорить с членом команды ретрита, обращайтесь по адресу: [email protected]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.