Холодная война что означает: Холодная война | Понятия и категории

Содержание

Дипломатическое дно: что означает разрыв России с НАТО

Об отношениях России и Запада в последние годы нередко говорят, что улучшению будет предшествовать дальнейшее ухудшение. Действительно, оснований для оптимизма немного. В декабре 2020 года группа российских и западных экспертов отметила, что снижению рисков военной конфронтации между Россией и НАТО в Европе помогло бы восстановление прямых контактов на разных уровнях, а также сохранение Договора по открытому небу (ДОН).

На практике все движется в противоположном направлении. Из ДОН Соединенные Штаты и Россия вышли, а сильно урезанные, но все же номинально сохранявшиеся военно-дипломатические контакты России и НАТО прекращаются с ноября. По каждому такому решению у сторон находятся аргументы, почему они не могли поступить иначе, вынужденно реагируя на действия оппонента. Инструменты, призванные укреплять международную безопасность, обесцениваются один за другим, а подходящей замены им не видно. То, что поначалу могло выглядеть отдельными происшествиями, приобретает системный характер.

Взаимное разочарование

Искренность заявлений о готовности к сотрудничеству со стороны как НАТО, так и России вызывала вопросы и в лучшие времена. Однако, несмотря на всплески взаимного недовольства, в конце прошлого — начале этого века было сделано немало шагов, создававших основу для совместной работы. Совет Россия — НАТО с рабочими группами по отдельным направлениям, учения, общение военных, казалось, постепенно вытесняли настрой на конфронтацию. Все это составляло ту самую «обычную практику», которую страны НАТО не сочли возможным сохранять в контексте украинского кризиса 2014 года. Претензии к российской политике копились и ранее, но именно тогда приобрели новое качество. Вместо непростого, но важного партнера в России, как до этого в Советском Союзе, стали видеть основную угрозу безопасности, которой НАТО призвана противостоять. Содействовать альянсу в этом нелегком деле российская сторона, понятно, не хотела. Оставалось обмениваться разногласиями и стараться избегать непреднамеренных инцидентов.

 

Реклама на Forbes

Для России процесс взаимодействия с НАТО был всегда сопряжен с обещанием трансформации этой организации в нечто более подходящее для мира, где холодная война осталась в прошлом и необходимо сконцентрироваться на новых, общих для всех вызовах вроде борьбы с терроризмом. Альянс действительно менялся, хотя целый ряд стран, вступивших в НАТО в новых политических обстоятельствах, в первую очередь все же интересовали гарантии безопасности в отношении России. События 2014 года, да и конфликт с Грузией в 2008-м эти «традиционалисты» трактуют как полное подтверждение своих опасений. У российской власти к этому времени, по-видимому, окрепло убеждение, что, за исключением отдельных нишевых тем, с НАТО «каши не сваришь».

В России НАТО нередко называют «рудиментом холодной войны», однако в условиях таких отношений в Евроатлантике, которые напоминают именно холодную войну, рудиментарными оказались как раз механизмы сотрудничества, рассчитанные на совсем другую, менее токсичную международную атмосферу.

 

Китайский вызов

В США, ключевой стране НАТО как в военном, так и в политическом отношении, почти не осталось сомнений, что в ближайшие десятилетия им и их союзникам предстоит соперничать с Пекином. Хотя еще недавно Китай официально не попадал в поле зрения НАТО, ситуация меняется буквально на глазах. То же наблюдается и на уровне отдельных стран, входящих или не входящих в НАТО, но считающих тесные отношения с США приоритетными для себя. Недоверие к не зачисленным в «свой круг» странам, которое еще недавно в условиях глобального мира выглядело неоправданной паранойей, становится стандартным для западного политического мейнстрима. В этом контексте вопрос об отношениях с Россией приобретает новый оттенок. 

Россию на Западе все чаще видят то ли потенциальным, то ли уже состоявшимся союзником Китая. Предложения вбить клин между КНР и Россией звучат, но практическая политика скорее исходит из причисления нашей страны к «чужому кругу». 

То, что еще недавно было нормой дипломатического присутствия и международного взаимодействия, начинает трактоваться как угроза безопасности. Структуры НАТО, в какой-то момент представлявшиеся открытыми к сотрудничеству с большинством стран мира, почти инстинктивно закрываются от «стратегических оппонентов».

Смутное будущее

При всех усилиях альянса по обеспечению сплоченности своих рядов организация по-прежнему состоит из государств, с которыми Россия может развивать двусторонние отношения, пусть в нынешних обстоятельствах и не в военной области. Ведь и СССР поддерживал связи со странами «агрессивного блока», не стремясь при этом к прямым контактам с его военно-бюрократическими структурами.

Конфликт в Донбассе и общее плачевное состояние российско-украинских отношений на фоне глобальных раскладов великих держав могут выглядеть маргинально, но для стран НАТО это ключевой показатель состояния отношений с Москвой. Отсутствие прогресса в урегулировании понимается как нежелание России что-либо менять. 

При этом обе стороны видят альтернативное, лучшее будущее весьма туманно. Пока альтернатива выглядит как заведомо несбыточное предложение вернуться в прошлое или, скорее, его идеализированный образ, где не было некоторых конфликтов и было больше сотрудничества. Мир меняется, американо-китайское противостояние оказывает на него влияние большее, чем характер отношений России и НАТО. Сложившийся в середине прошлого века трансатлантический альянс пока скорее содействует биполярному разделению на американский и китайский лагеря, которое для России, да и для многих европейских стран отнюдь не выглядит удачным решением. Как и любой другой, опыт сотрудничества России и НАТО может пригодиться в будущем, но вряд ли будет в точности воспроизведен. В ту же реку дважды не войти.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

«Если говорить о холодной войне как о противостоянии двух идеологий — она не закончена» | IFRI

Корреспонденту “Ъ” Галине Дудиной он рассказал, в чем первопричина нынешнего кризиса в отношениях между Москвой и Западом, насколько ведущие европейские страны готовы отдалиться от США, чью нынешнюю политику критикуют все откровеннее, а также может ли «нестабильность в мировом масштабе» в итоге перерасти в глобальную катастрофу.

— В честь 40-летнего юбилея IFRI в Москве под эгидой «Трианонского диалога» и МГИМО был представлен перевод вашей книги «Русский дневник. 1977–2011». Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, выступая на посвященном этому событию вечере, сказал, что в международных отношениях мы сейчас пытаемся выстроить новую систему координат и под нее же адаптироваться. Вы с такой трактовкой согласны?

— Если под системой координат понимать стройную, ясную систему международных взаимоотношений, которая позволяет делать точные предсказания,— то нет, о выстраивании новой системы координат пока говорить нельзя. Скорее мы переживаем переходный период, когда все слишком зыбко, а вместо нового мирового порядка — беспорядок, в котором проявляются отдельные характерные черты.

Во-первых, это изнашивание и разрушение послевоенной системы институтов. Они ослаблены и потеряли уважение даже со стороны США — страны, стоявшей у истоков их формирования. Во-вторых, это укрепление роли Китая. Китай (и кстати, ему на пятки наступает Индия) становится все более вероятным кандидатом на мировое господство и конкурентную борьбу за него с США. И в-третьих, это непрекращающиеся волны технологической революции: с конца 1960-х уже полвека информационная революция только набирает обороты. С вопросами технологий связан и экономический кризис 2007–2009 годов, от которого мы еще не вполне оправились. Мы видим, что технологии позволяют сегодня распространять не только информацию, но и эмоции, которые могут иметь дестабилизирующее действие, когда эхо точечного кризиса раскатывается далеко за его пределы.

Наконец, для начала XXI века характерен переход от либеральной глобализации к реакционному движению против негативных эффектов глобализации — в частности, рост неравенства по всему миру. Кстати, увеличение неравенства — это одно из объяснений роста популярности популизма, который мы наблюдаем повсюду в мире.

— Что вы имеете в виду под либеральной глобализацией, можете привести пример?

— Смотрите, открытость мира повлияла не только на традиционные торговые связи, но и на прямые инвестиции.

Местами даже возник их излишек. Например, мы в IFRI уже какое-то время наблюдаем за ситуацией с китайскими инвестициями в Европе. И если сначала, когда китайская компания купила крупнейший грузовой порт Греции в Пирее (сделка была оформлена в 2016 году.— “Ъ”) и китайцы планировали инвестировать в железнодорожную ветку от Афин до Будапешта, такая экстраординарная ситуация мало кого заботила, то теперь подобные вещи всех волнуют, вызывают эмоции, реакцию. А Китай стал одним из главных бенефициаров либеральной глобализации, что парадоксально для страны, которая по-прежнему заявляет о коммунистических принципах.

Эта либеральная глобализация зашла, без сомнения, слишком далеко, и теперь мы становимся свидетелями движения в обратном направлении — например, проявления протекционизма со стороны США.

— Целый ряд последних заявлений лидеров Франции и Германии говорят о критическом восприятии нынешней политики США. Это тоже следствие отката от либеральной глобализации? Насколько Европа готова отдалиться от США?

— Только частично. Да, то, что министр экономики ФРГ Петер Альтмайер говорит о необходимости если не ограничивать, то внимательно относиться к иностранным инвестициям, свидетельствует об изменении традиционного подхода Берлина. Но у реакции Германии на политику США есть и другие причины. США сегодня, по сути, объявили торговую войну — в том числе и своим союзникам, таким как Германия. С тех пор как (президент США.— “Ъ”) Дональд Трамп пришел к власти, он пренебрегал связями с Берлином, а с (канцлером ФРГ.— “Ъ”) Ангелой Меркель вообще вел себя по-хамски. Добавьте к этому историю с «Северным потоком-2», требования повысить расходы членов НАТО на оборону (а значит, покупать больше американского оружия), не слишком дипломатичные поучения со стороны посла США в Берлине о том, что им делать или не делать, и наконец, критику со стороны Трампа в адрес Евросоюза. Все это способствует тому, что немцы действительно стали задаваться вопросами — немцы, которые до сих пор были безусловными сторонниками трансатлантического альянса.

— Выходит, что критическое отношение к США в Европе — это реакция на американскую политику, а не стремление европейцев стать более независимыми?

— После окончания холодной войны европейцы сами никогда не осмеливались ставить под сомнение сотрудничество в рамках Североатлантического альянса.

— Почему?

— Это удобно. Не надо задавать себе вопросы по поводу собственной обороны и безопасности. Честно говоря, в Европе только две страны пытаются как-то самостоятельно обеспечивать свою обороноспособность,— это Франция и Великобритания. Но наши возможности ограниченны.

При этом после распада СССР Евросоюз расширился на восток, и новые страны-участницы занимают куда более проамериканские позиции. Польша, Прибалтика — они по-прежнему одержимы навязчивыми идеями о российской агрессии.

— Сюда еще Швецию можно добавить.

— Да, и это очень любопытно. Швеция прошла удивительную эволюцию от страны, которая во времена СССР сохраняла нейтралитет, а теперь считает Россию главной угрозой. Этому немало способствовал лично (экс-глава МИД Швеции.— “Ъ”) Карл Бильд. Но кроме того, Швеция — это древняя страна, чья история знала славные времена. Думаю, теперь Стокгольм стремится играть большую роль во внешней политике и быть ключевым игроком в Северной Европе. Для этого нужно разыгрывать трансатлантическую карту. Выходит, что в Европе есть целый ряд государств, которые не хотят отмирания союзнических отношений с США, и это тоже одна из характеристик нынешнего периода исторической неопределенности.

Но я всегда повторяю, что процесс формирования Европы в ее нынешнем виде, европейской интеграции — это процесс, который занимает даже не десятилетия, а века. Думаю, что в 2150 году этот процесс так и не будет завершен.

— То есть вы видите историю Европы как некую эволюцию в одном направлении? Или может начаться период дезинтеграции?

— Конечно, может. Риск, что начнется процесс деконструкции Евросоюза, существует. Но это только риск, сейчас такие предсказания делать трудно, и в ближайшие пару десятилетий ничего принципиально не изменится. У нас столько связей, что ЕС не может распасться, как СССР, и даже в юридическом плане это крайне сложно и долго — посмотрите на Великобританию. Неудивительно, что на фоне истории с «Брекситом» остальные европейские страны оставили подобные намерения. Ни одна страна, даже греки, не хочет сейчас выйти из зоны евро. Так что риск существует, но его не стоит переоценивать.

— Тем не менее ситуация в Европе сейчас меняется: выходит Великобритания, готовится покинуть свой пост канцлер Германии Ангела Меркель. В этих условиях французы и, возможно, лично президент Эмманюэль Макрон готовы подхватить падающее знамя европейского лидерства?

— Во-первых, Великобритания в любом случае останется одним из ключевых игроков для европейской безопасности и европейской экономики. Так что Британия останется тесно связана с континентальной Европой, прежде всего с Францией.

Во-вторых, у меня никогда не было ощущения, что Ангела Меркель — это лидер Европы. Раньше про Маргарет Тэтчер (премьер-министра Британии в 1979–1990 годах) тоже говорили, что она лидер Европы. На самом деле Германия вырвалась вперед за счет своей экономической мощи, но не политического авторитета. Что касается Франции, не секрет, что у нее есть значительные сложности с проведением экономических реформ. А если мы не ведущая экономика, вести, быть лидером в политике крайне сложно. Обратная ситуация, кстати, возможна: можно иметь мощнейшую экономику, но не претендовать на мировое господство, как Индия.

В общем, все говорит о том, что для того, чтобы построить общую внешнюю политику и политику безопасности, нужно еще очень много времени. Я вспоминаю 2011 год — тогда в разгар «арабской весны» наши друзья-поляки поучали нас, что нужно делать в странах Магриба и Ближнего Востока. Но у них же нет никакого реального опыта взаимодействия с этими странами, в отличие от Франции, Италии, Испании, чья история связана с этим направлением.

— А как вам сегодня кажется, вот эта борьба с авторитарными режимами на Ближнем Востоке ценой стабильности, она того стоила?

— Это вечная проблема. Если вы идеалист, вы скажете, что нужно сменить режим и заменить авторитарный режим либеральной демократией. Именно такого подхода придерживаются американцы (хотя их союзник Саудовская Аравия, насколько я знаю, далеко не образец добродетели). Я не хочу говорить об этом в ценностных категориях, но мы же видим, что в странах, где произошла смена власти, вновь укрепились авторитарные режимы. А «арабская весна», хотя это название очень неподходящее, в итоге повлекла за собой разрушительную гражданскую войну в Сирии с множеством жертв, которая до сих пор не закончена.

Хотя западный подход заключается в том, что между авторитарным и демократическим режимом интуитивно отдается предпочтение демократическому, тем не менее, если эта демократия не работает, нужно быть готовым искать компромиссы. Это более реалистичный подход. И думаю, что сейчас западные страны постепенно возвращаются к приоритету стабильности над идеологией.

— А когда вы говорите о стабильности — какая она? Вы можете припомнить стабильные годы или десятилетия?

— Система взаимоотношений, сложившаяся после Второй мировой войны, стала стабильной после Кубинского кризиса. От катастрофы нас тогда отделяла настолько тонкая грань, что за этим кризисом последовали переговоры о разоружении и так далее. В итоге система стабилизировалась: ни США, ни СССР не хотели рисковать и развязывать ядерную войну. Я убежден, что ядерное оружие способствовало разрядке: если бы его не было, была бы Третья мировая.

А с падением Советского Союза все изменилось. Но разница в том, что сегодня можно говорить о нестабильности в мировом масштабе, и это что-то новое. Посмотрите — конфликты есть везде, кроме Азии (да и там есть проблема Корейского полуострова). Впрочем, «нестабильность» не значит «на гране катастрофы». Не думаю, что нас ждет катастрофа в ближайшие 10–20 лет. Это скорее означает, что слабые импульсы могут иметь значительные и непредвиденные последствия.

— Вы впервые побывали в Москве в 1977 году, и в вашей книге говорите о том, что не стоит судить о стране, где никогда не бывал. А я хочу спросить о следующем этапе. Сегодня многие эксперты, ученые, дипломаты в Европе говорят о важности взаимоотношений с Россией, но складывается ощущение, что есть большая разница в подходах между экспертами и европейскими политиками, заявляющими о консенсусе в отношении РФ.

— Думаю, надо забыть тезис о том, что «Европа говорит одним голосом» во внешней политике. Если это однажды и станет правдой, то не скоро. Кроме того, я не думаю, что все эксперты способны, даже грамотно анализируя ситуацию, давать грамотные советы. Для этого надо быть не просто русистом, а мыслить глобально.

Наконец, надо отдавать себе отчет, что, например, по проблеме Крыма даже те, кто не разбираются в деталях, не могут сказать: забудем, мол. Потому что есть международное право, и в Хельсинкской декларации, которая по-прежнему в силе, есть пункт о неизменении границ. Вы можете заметить в ответ, что Запад не раз также нарушал международное право,— и я скажу: да, это правда. А политика и дипломатия начинаются там, где мы все это признаем и говорим: «И что делать теперь?» В советское время Запад так и не признал аннексию Советским Союзом Прибалтики и Молдавии. Но это не мешало сотрудничать с СССР — просто мы не признавали присоединение. Мне сложно представить себе возвращение Крыма Украине, и возможно, через 20, 30, 40 лет сложится ситуация, когда мы вновь станем ближе с Россией, но продолжим не признавать то, что мы называем «аннексией» полуострова.

При этом я убежден, что истоки проблемы (нынешних отношений с Москвой.— “Ъ”) — в том, что после распада Советского Союза в Европе не было серьезной рефлексии на тему поиска нового формата взаимоотношений с Москвой. Не было стратегического видения.

— Это с чьей стороны ошибка, с обеих? Или российской стороне надо было быть более открытой, чаще приглашать экспертов, журналистов?

— Без сомнения, с обеих сторон. В то же время в 1990-е годы в России нужно было выживать, а не заниматься визионерством. Так что этим следовало озаботиться Западу. Но такие, как я, кто искал, кто пытался анализировать политические перспективы, были в меньшинстве. При этом нельзя забывать, что в большинстве западных стран экспертами по России становились эмигранты, как сегодня главные в США по Ирану — это те иранцы, которые покинули свою страну. Это, конечно, усиливало идеологические аспекты.

Холодная война была войной идеологий: капиталистическая система против советской коммунистической идеологии или, если хотите, научного социализма. Распад СССР был воспринят в западных странах как поражение социалистической идеологии и как победа идеологии рыночной экономики и большей демократии. Но если говорить о холодной войне как о противостоянии двух идеологий, то она не закончена. И пора ее закончить: слишком много чего происходит в мире, не связанного с наследием холодной войны. И если мы не найдем средств утихомирить эти идеологические разногласия, расплачиваться придется всем.

Читать статью на сайте Kommersant.ru 

В ООН заявили о «холодной войне 2.0» в отношениях России и Запада — Газета.Ru

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Первый заместитель представителя России при ООН Дмитрий Полянский в ходе брифинга заявил, что в настоящее время в отношениях Москвы и Запада наблюдается «холодная война 2.0», передает РИА «Новости».

В беседе с журналистами дипломат вспомнил о событиях тридцатилетней давности и о распаде СССР.

«В то время все были, я бы сказал, очарованы Западом. Все думали, что люди на Западе наши друзья, что они протягивают нам руку, что мы будем жить в лучшем мире, и никто больше никогда не будет вспоминать о «холодной войне», о Востоке и Западе. Но очень скоро мы увидели, что намерения наших коллег не такие невинные, как представлялось сначала», — сказал Полянский.

Он также заявил, что множество американцев и европейцев «эксплуатировали» Россию, предпринимали попытки «разделить страну и «сокрушить ее», а также «пытались продвигать сепаратизм» в РФ, «способствовать разногласиям между Россией и появившимися новыми государствами».

Кроме того, дипломат рассказал об обещаниях о том, что НАТО не станет двигаться на восток. Как указал он, сегодня на Западе либо утверждают, что не заявляли такого, либо прямо говорят, что обманули Москву, «что также не добавляет доверия в отношениях между Востоком и Западом».

«Первые 10 лет независимой России были очень сложными, проблемными, и мы действительно были на грани коллапса, экономическая ситуация была очень тяжелой. Но затем, в начале 2000-х, мы постепенно встали на колено, затем на ноги. И в момент, когда мы своего рода восстановили нашу национальную гордость, возможность жить в качестве независимого государства, Запад, США начали воспринимать нас в качестве угрозы. Сейчас мы имеем своего рода ремейк «холодной войны», «холодную войну 2.0», — продолжил первый зампостпреда.

Также он подчеркнул, что Россия «весьма озадачена», потому что причины для конфронтации между Востоком и Западом отсутствуют, так как «нет коммунистической идеологии». Однако конфронтация имеет место быть, и попытки представить Москву «врагом» тоже наблюдаются, отметил дипломат.

«Это наводит на определенные умозаключения, что вопрос был не в идеологии, а в геополитической борьбе, которая, к сожалению, возвращается», — добавил Полянский.

Ранее Полянский выразил мнение, что вокруг РФ и Белоруссии сформировалось кольцо нестабильности.

Вскоре после Фултона. Социально-психологические основы холодной войны


На фото: Гарри Трумэн (второй справа) и Уинстон Черчилль (слева) на задней платформе специального поезда Балтимор – Огайо на пути в Фултон. 4 марта 1946 года.

Пожалуй, ни одна из политических речей в XX веке не привлекала к себе такого внимания современников, а потом и историков, как фултонская речь Уинстона Черчилля, произнесённая семьдесят пять лет назад.

Приглашение от Вестминстерского колледжа из городка Фултон в штате Миссури с просьбой посетить его для вручения почётного диплома британский экс-премьер-министр получил ещё в августе 1945 года. Причём с припиской президента США Гарри Трумэна:

«Это замечательная школа в моём родном штате. Надеюсь, Вы сможете это сделать. Я сам Вас представлю».

3 марта 1946 года Черчилль прибыл в Вашингтон, чтобы оттуда на президентском поезде отправиться вместе с Трумэном в Фултон.

Многочисленные источники свидетельствуют о том, что фултонская речь Черчилля была детально согласована с руководством США и при этом американцы, по свидетельству её автора, не исправили в ней ни единого слова, хотя имели к этому все возможности. «Зеленый свет» со стороны Белого дома был, разумеется, не случаен. Трумэн умел рассчитывать свои шаги не только в покере (в который они с Черчиллем играли в поезде) и хорошо понимал, во что выльется затеваемый в Фултоне спектакль с его участием. Несмотря на предупреждения своих советников Дж. Дэвиса и Р. Ханнегана, что Черчилль может «зайти далеко» и «связать его своей речью», Трумэн усиленно демонстрировал свою близость к экс-премьеру и создавал рекламу его выступлению.

«Все данные ясно говорят о том, – пишет исследовавший этот вопрос американский историк Ф. Хэрбэт, – что Трумэн выдал Черчиллю лицензию на публичную апологетику, причем – в узаконивающем собственном присутствии – тесного и глобального военного союза между Англией и Америкой, единственной целью которого могло быть сдерживание советской мощи вплоть до её последующего уничтожения»1 Harbutt F. The Iron Curtain. Churchill, America and the Origins of the Cold War. N.Y. – Oxford, 1986. Р.162..


На фото: Потсдамская конференция глав трёх держав. Слева направо: премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, президент США Гарри Трумэн и председатель СНК СССР
Иосиф Сталин. Июль 1945 года. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 1697. Л.35.

Мотивы этого «лицензирования» вполне объяснимы. В обстановке начавшейся перестройки своей политики Трумэну было крайне важно прозондировать реакцию на неё со стороны СССР уже на ранней стадии. Не случайно именно 5 марта – как бы в аккомпанемент черчиллевскому предупреждению в адрес СССР – Белый дом предпринял серию новых наступательных шагов. Вашингтон потребовал от Москвы предоставить все копии экономических соглашений СССР со странами Восточной Европы, заявил протест против советского экономического вмешательства в Маньчжурии, потребовал объяснений причин задержки советских войск в Иране. 6 марта было объявлено об отправке в Стамбул тяжелого американского линкора «Миссури» под предлогом возвращения тела скончавшегося в США турецкого посла, а на самом деле – для демонстрации поддержки Турции в трудный для нее момент противостояния советским требованиям в вопросе о Черноморских проливах и территориальных претензиях по Карсу и Ардагану. В печати поползли питаемые правительственными «утечками» тревожные слухи о планах атомных бомбардировок бакинских нефтяных месторождений в случае выдвижения Красной армии к границе с Турцией2Documentary History of the Truman Presidency. Vol.14. Washington, 1996. Р. 1–2..

Британская и американская дипломатия развернула широкую кампанию давления на СССР в иранском вопросе. В то время вМоскве шли трудные переговоры с правительственной делегацией Ирана по поводу предоставления Советскому Союзу нефтяной концессии, и Сталин задерживал вывод советских войск из Ирана до разрешения этого вопроса. США и Великобритания впервые использовали трибуну Совета Безопасности ООН для раздувания иранского кризиса и дипломатической изоляции СССР. Не менее важно для Трумэна было прощупать и настроения американской общественности. С помощью популярного в Америке Черчилля можно было склонить общественное мнение к осознанию необходимости активно противодействовать «советской угрозе». В этом плане для Трумэна фултонская речь стала «частью стратегии его администрации по переориентации американского общественного мнения в русло «жесткой политики» в отношении СССР»3Bernstein B. Containment // Encyclopedia of American Foreign Policy. Ed.by A. De Conde, vol.1. N.Y., 1978. Р.19..

Как и предвидел хозяин Белого дома, речь Черчилля наделала немало шума по обе стороны Атлантики. Однако публичная реакция в США, Западной Европе и в самой Англии оказалась противоречивой, отражая неготовность западной общественности сразу пойти так далеко в англоамериканском противодействии СССР, как предлагал Черчилль. Последние рузвельтовские либералы в администрации (Г. Уоллес, Г. Икес и некоторые другие) были шокированы откровениями экспремьера и их молчаливой поддержкой Трумэном. Особенно много возражений в США вызвала идея создания англо-американского военного союза, грозившего втянуть Америку в чужие конфликты.

Черчилль остался доволен своим выступлением, назвав его «самой важной речью моей карьеры». Он знал, что, несмотря на критику широкой общественности, его призыв был воспринят главным адресатом.


Карикатура на Уинстона Черчилля. 1947 год. Рисунок Бориса Ефимова. Из семейного архива художника.

Основной эффект фултонской речи состоял в воздействии на общественное мнение США – она помогла поставить тему «советской угрозы» на первый план и заложить социально-психологические основы холодной войны. Сам Черчилль в отчете о поездке для британского Кабинета с удовлетворением писал:

«Я убежден, что определенная демонстрация мощи и силовое сопротивление необходимы для достижения приемлемого урегулирования с Россией. Предсказываю, что в ближайшем будущем к этому сведется и преобладающее мнение в Соединенных Штатах»4Gilbert M. Never Despair. Winston Churchill, 1945–1965. London, 1988. P. 205..

Так оно и получилось. Уже через месяц после Фултона, согласно опросам, доля сторонников англо-американского союза, к которому призывал Черчилль, выросла почти вдвое (до 85%), а доля осуждавших «поведение русских» возросла до 71%. Самое развернутое (и гораздо менее известное) выступление после Фултона Черчилль сделал во время торжественного ужина в его честь, устроенного ньюйоркскими властями и городской знатью 15 марта в фешенебельном отеле «Вальдорф Астория». Оно не предназначалось для широкой публики, но его отзвуки быстро разошлись далеко за пределы Пятой авеню, где располагалась эта гостиница. Британское посольство уже на следующий день переправило текст выступления в Лондон. Напомним: за десять дней после речи в Фултоне обстановка внутри США и в мире в целом заметно изменилась. Белый дом усилил нажим на СССР сразу по нескольким направлениям. К этому времени достигла своего апогея и пропагандистская кампания вокруг фултонской речи в Советском Союзе.

Центральные газеты опубликовали основное содержание речи с критическими комментариями; академик Е.В. Тарле по личному указанию Сталина написал развернутую статью на эту тему в «Известиях», а 14 марта сам «Хозяин» ответил на вопросы «Правды» длинным интервью, в котором обрушился на Черчилля как «поджигателя войны», призывавшего к новому «крестовому походу» против СССР и установлению мирового господства англо-американской расы.

Ведущие западные газеты сообщили об этом интервью уже на следующее утро, так что у Черчилля была возможность среагировать на выпад своего недавнего «товарища по оружию» в своей вечерней речи в «Вальдорф Астории». При том что сталинские выволочки были для Черчилля привычным делом со времени их переписки в годы войны, он, видимо, не ожидал столь резкого ответа, но постарался воспринять его философски. В своем кругу он говорил, что такое внимание ему даже «льстит»…55 Gilbert M. Never Despair. Winston Churchill, 1945–1965. Р.213..

ИЗ РЕЧИ УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ В ВЕСТМИНСТЕРСКОМ КОЛЛЕДЖЕ, ФУЛТОН, США, 5 МАРТА 1946 ГОДА


На фото: Уинстон Черчилль. Лондон. 1945 год.

Мне трудно представить, чтобы обеспечение эффективных мер по предотвращению новой войны и развитию тесного сотрудничества между народами было возможно без создания того, что я бы назвал братским союзом англоязычных стран.


Под этим я имею в виду особые отношения между Великобританией и Британским Содружеством наций, с одной стороны, и Соединенными Штатами Америки, с другой. Сейчас не время для произнесения общих фраз, поэтому я постараюсь быть как можно более конкретным. Такого рода братский союз означает не только всемерное укрепление дружбы и взаимопонимания между нашими двумя столь схожими политическими и общественными системами и народами, но и продолжение тесного сотрудничества между нашими военными советниками с переходом в дальнейшем к совместному выявлению потенциальной военной угрозы, разработке схожих видов вооружений и инструкций по обращению с ними, а также взаимному обмену офицерами и курсантами военных и военно-технических учебных заведений.

Это должно сочетаться с такими мерами по обеспечению взаимной безопасности, как совместное использование всех имеющихся у каждой из наших стран в различных точках земного шара военно-морских и военно-воздушных баз, что позволит удвоить мобильность как американских, так и британских военно-морских и военновоздушных сил и даст, в результате стабилизации мировой обстановки, значительную экономию финансовых средств.


Единственный вопрос, который для меня остается открытым, состоит в том, будет ли необходимая гармония мысли и дела между американским и британским народами достигнута планомерно и вовремя, чтобы предотвратить новую мировую схватку, или это произойдет уже после начала этой схватки, как это случилось раньше. Я убежден, что ответ на этот вопрос будет положительным. Я не верю, что война неизбежна или уже стоит на пороге. Я не верю, что правители России сейчас хотят войны. Я уверен, что если мы спокойно, но решительно встанем на защиту не узких национальных интересов и амбиций, а идеалов и принципов, закрепленных в Уставе Объединённых Наций, то дело мира и свободы уверенно восторжествует, имы с Соединенными Штатами во главе сможем продолжить благородную работу по преодолению голода, исцелению ужасных ран гитлеровской войны и восстановлению разрушенного здания человеческой цивилизации.


Мое искреннее желание, чтобы Россия жила в безопасности и процветании и заняла бы почетное место в рядах всемирной организации. Сможет ли она этого добиться, зависит только от решений кучки способных людей во главе со своим знаменитым вождем, которые держат в своих руках судьбы 180 миллионов русских и многих миллионов людей за пределами России. Мы все помним, какие ужасающие потери Россия понесла при гитлеровском вторжении, как она выстояла и с триумфом оправилась от ударов, равных которым не знала никакая другая страна.


Во всем англоязычном мире есть широкое и глубокое чувство симпатии к русскому народу и полная готовность трудиться с ним на равных, чтобы ликвидировать разруху войны во всех странах. Если Советское правительство не воспользуется этим отношением, а будет охлаждать и подрывать его, то вся ответственность за это ляжет на него. У него сейчас, кстати, есть прекрасная возможность ответить на критику и речи, которые ему не нравятся. Путь к этому открыт в ближайшие несколько недель. Британское правительство, которое я тогда возглавлял, подписало договор с Россией и Персией (или, если угодно, Ираном, что легко спутать с Ираком), согласно которому мы торжественно обязались уважать суверенитет и территориальную целостность Персии и к определенному сроку вывести оттуда свои войска. Этот договор был подтвержден в Тегеране трехсторонним соглашением, подписанным главой Советского правительства, покойным Президентом Рузвельтом и мною.


Следуя этому соглашению, вооруженные силы Соединенных Штатов и Великобритании покинули эту страну. Но теперь мы узнаём, что Советское правительство вместо вывода своих войск посылает туда новые части. Друзья мои, это один из тех случаев, для разбора которых и создавался Совет Безопасности ООН, и я рад прочесть в газетах (в которых есть немало точных сведений), что советский представитель примет участие в его заседании здесь, в Нью-Йорке, 25 марта. Пусть там будет достигнуто решение этой проблемы и пусть даже великие и заинтересованные стороны отнесутся к решению Совета с должным уважением. Это послужит укреплению верховенства международного права и международных основ прочного мира. Нет никаких оснований для того, чтобы Советская Россия считала себя обделённой за свой вклад в войну. Её потери, о которых мы искренне скорбели, были огромными, но её приобретения великолепны. Два её главных врага – Германия и Япония – разгромлены, причем Япония была повержена почти исключительно силой американского оружия. Без особых усилий Россия вернула себе всё захваченное Японией сорок лет назад. На Западе страны Балтики и значительная часть Финляндии вошли в состав России. И я рад тому, что линия Керзона не является больше вопросом6Имеется в виду новая граница между СССР и Польшей, проведенная примерно по «линии Керзона», предложенной англичанами еще в 1918 году..


Все эти недопонимания можно устранить, если мы благополучно пройдем через нынешний трудный период и если американцы, британцы и русские смогут свободно общаться и видеть, как устроены порядки в разных странах. Мы, несомненно, можем многому научиться друг у друга.


В этой речи Черчилля есть несколько любопытных моментов. В ещё большей степени, чем в Фултоне, он отделяет советский народ от «кучки» его лидеров, в которых видит главное препятствие на пути к «урегулированию с Россией», отдавая при этом должное их незаурядным качествам. Примечательны и его оценка «приобретений» СССР в ходе Второй мировой войны, и явное принижение вклада Советского Союза в разгром Японии. Заявление англичанина по иранскому и турецкому вопросам фактически прозвучало вежливым ультиматумом советскому руководству, приглашением к отступлению от своих позиций перед лицом совместного англо-американского отпора. Зловещий оттенок речи придает пассаж, в котором Черчилль фактически ставит американцев перед выбором – союз с Британской империей сейчас для предотвращения дальнейшей «советской агрессии» либо тот же союз в ответ на уже начавшуюся войну, как пять лет назад в отношении стран «оси».


Иосиф Сталин. Фото Николая Петрова.

Психологический эффект выступлений Черчилля в США не ограничился англо-американским миром. В Кремле слова экс-премьера были восприняты как серьёзная угроза. Его призыв к сплочению англоязычного мира обозначал тревожную перспективу появления англо-американского блока против СССР. Соединение же американской военно-экономической мощи и атомного оружия с глобальной стратегической инфраструктурой Британской империи было чревато для Советской страны самыми серьезными последствиями. Не случайно Сталин в дипломатической и пропагандистской реакции на речь пытался противодействовать этому сближению, направив огонь критики против «Черчилля и его друзей» и отделив их от правительства США. Впрочем, сами по себе американские «откровения» Черчилля вряд ли явились для Сталина сюрпризом. Они лишь подтверждали его устойчивую оценку Черчилля как неискоренимого врага СССР, наступившего на горло своей антисоветской песне только перед лицом общей смертельной угрозы со стороны нацизма.

Имеется в виду новая граница между СССР и Польшей, проведенная примерно по «линии Керзона», предложенной англичанами еще в 1918 году.

Однако выступления Черчилля Сталин мастерски использовал, выстраивая стратегию мобилизации советского народа на новые свершения и жертвы для укрепления державной мощи СССР в борьбе с империалистическим Западом. Они помогли воскресить подзабытый за годы войны образ врага, а угроза новой войны обрела реальное, узнаваемое лицо, зовя к боеготовности и бдительности. Как показывают документы советских партийных архивов, именно после марта 1946 года советская пропаганда перестраивается на воинственный антизападный лад. Брошенный вызов Сталин не мог не принять. Созданная им система была ещё слишком сильна, чтобы капитулировать.

Владимир Печатнов,
доктор исторических наук, МГИМО

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Фултонская речь Уинстона Черчилля в Вестминстерском колледже

«Возможна, желательна и необходима» Российская Федерация в проекте барона Корфа

1921: Время собирать камни. От разрушения к созиданию

Информация о материале
Опубликовано: 20 июля 2021
Просмотров: 6550

Холодная война, Этапы Холодной войны, Конфликты Холодной войны

Все события в одной картинке

Холодная война — противостояние мировых систем социализма (социалистического блока государств во главе с СССР) и капитализма (стран западной демократии — США), выраженное в гонке вооружений, жесткой идеологической борьбе, периферийных вооруженных конфликтах в основном в странах Африки, Азии, Латинской Америки, подзуживаемых и поддерживаемых противоборствующими сторонами.

Термин «Холодная война» впервые ввел в употребление представитель США в комитете ООН по атомной энергии Бернард Барух в речи в Палате представителей штата Южная Каролина 16 апреля 1947 года

Годы Холодной войны 1946 — 1991

.

Формальное начало Холодной войны

Началом Холодной войны считается речь Уинстона Черчилля в Фултоне (шт. Миссури, США), в которой он охарактеризовал положение в мире, наступившее после окончания Второй мировой войны:

«От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике на континент опустился железный занавес. По ту сторону занавеса все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы — Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София. Все эти знаменитые города и население в их районах оказались в пределах того, что я называю советской сферой, все они в той или иной форме подчиняются не только советскому влиянию, но и значительному и все возрастающему контролю Москвы….Коммунистические партии, которые были весьма малочисленны во всех этих государствах Восточной Европы, достигли исключительной силы, намного превосходящей их численность, и всюду стремятся установить тоталитарный контроль. Почти все эти страны управляются полицейскими правительствами…За исключением Британского Содружества и Соединенных Штатов, где коммунизм находится в стадии младенчества, коммунистические партии, или пятые колонны, представляют собой все возрастающий вызов и опасность для христианской цивилизации»

Концом Холодной войны стал развал Советского Союза в 1991 году и последовавшее за этим исчезновение Социалистического лагеря

.

Конфликты Холодной войны

  • Корейская война 1950-1953
  • Восстание в ГДР 1953
  • Первая арабо-израильская война 1956
  • Восстание в Венгрии 1956
  • Война во Вьетнаме 1965-1974
  • Вторая арабо-израильская война 1967
  • Восстание в Чехословакии 1968
  • Третья арабо-израильская война 1973
  • Военный переворот в Чили 1973
  • Гражданская война в Анголе 1975—2002
  • Афганская война 1979-1989
  • Гражданская война в Никарагуа 1981-1990

Лишь раз, в 1962 году, во время так называемого Карибского кризиса СССР и США едва не сошлись в личном противостоянии

.

Этапы Холодной войны

  • Речь Черчилля
  • Создание блока НАТО 1949
  • Период Маккартизма в США 1950-1953
  • «Борьба с космополитизмом» в СССР 1948—1953
  • «Оттепель» в СССР 1953-1964
  • Создание организации «Варшавский договор» 1955
  • Фестиваль молодёжи и студентов в Москве 1957
  • Сооружение Берлинской стены 1961
  • Карибский кризис 1962
  • Доктрина Брежнева 1968
  • Разрядка международной напряженности 1972-1975
  • Бойкот Олимпийских игр 1980 и 1984 годов
  • Уничтожение советскими ПВО южнокорейского пассажирского авиалайнера Boeing 1983
  • Начало Перестройки в СССР 1986
  • Объединение Германии 1990
  • Парижская хартия 21 ноября 1990 года.

Новая холодная война, конституционный кризис и революция – Мир – Коммерсантъ

Датский Saxo Bank опубликовал 10 «шокирующих предсказаний» на 2022 год. Они касаются серии маловероятных и недооцениваемых событий, из-за которых, однако, «мировые рынки может накрыть мощной ударной волной».

Директор по инвестициям Saxo Bank Стин Якобсен так охарактеризовал очередные «шокирующие предсказания»: «Главная тема предсказаний на 2022 год — революция. В нашем обществе и экономике, которые страдают от неравенства, растет напряжение. А учитывая неспособность нынешней системы решить эту проблему, а также нашу потребность смотреть в будущее с фундаментальной точки зрения, вопрос о возможности революции не стоит — непонятно лишь то, когда и как она произойдет». Банк подчеркивает, что «тема революции в предсказаниях на 2022 год может создавать негативные ассоциации»: «Для многих из нас слово «революция» означает Французскую революцию 1789 года с призывом к «свободе, равенству и братству» или русскую революцию с принципами «уничтожения капитализма»». Но цель, отмечают в банке,— более широкое определение революции: «не физическое свержение правительств, а моменты, подобные озарению, которые вызывают изменения в мышлении и поведении, а также отказ от прежних парадигм…» В докладе отмечается: людям нужно «больше свободы от правительства в некоторых областях, таких как менее жесткая денежно-кредитная политика и моральные риски непродуктивной поддержки рынков».

Одним из возможных потрясений глобального характера банк считает вероятность нового витка холодной войны и космической гонки. «Последние испытания гиперзвуковых ракет вызывают все большее чувство незащищенности, поскольку эта технология делает устаревшей традиционную и даже ядерную военную технику. В 2022 году начнется массовая гонка гиперзвуковых вооружений среди лидирующих военных сил, поскольку ни одна страна не захочет чувствовать себя отстающей»,— говорится в докладе. Saxo Bank напоминает, что летом 2021 года Китай провел испытания гиперзвукового аппарата, который может выходить на низкую орбиту, а затем входить в атмосферу и лететь к цели.

В 2022 году, судя по приоритетам финансирования, гиперзвук и космос станут ядром нового этапа углубляющегося соперничества между США и Китаем на всех фронтах — экономическом и военном.

К ним присоединятся и другие крупные державы с передовыми военными технологиями, среди которых, вероятно, будут Россия, Индия, Израиль и ЕС.

Еще одним потрясением глобального характера банк считает возможное замедление планов по прекращению использования ископаемого топлива. «Столкнувшись с быстрорастущими ценами на сырьевые товары и все более невероятным путем к углеродной нейтральности, политики сделают неожиданный и противоречивый шаг в 2022 году, чтобы временно ослабить экологические ограничения на новые инвестиции в добычу сырой нефти и природного газа на пять и десять лет соответственно,— полагают аналитики банка.— План будет продвигаться как единственный прагматичный способ связать реальность нашего энергоемкого настоящего с желаемым низкоуглеродным будущим, а также ограничить риск социальных волнений, вызванных ростом цен на продукты питания и энергоносители».

Технологический рынок также ждут мощные потрясения. «Молодежь покинет платформы Facebook в знак протеста против использования персональных данных в целях извлечения прибыли. Попытка материнской компании Facebook — Meta — вернуть их обратно с помощью Метавселенной не увенчается успехом. Во многих отношениях Facebook внезапно окажется в эпицентре культурной войны между молодыми людьми младше 40 лет и взрослыми старше 40 лет. В 2022 году инвесторы поймут, что Meta стремительно теряет молодое поколение и, следовательно, будущий потенциал и прибыльность компании»,— отмечает Saxo Bank. Аналитики не исключают, что Meta попытается приобрести Snapchat или TikTok, вкладывая миллиарды долларов в создание «жуткой Метавселенной», которая направлена на более пристальное наблюдение за пользователями, чем когда-либо прежде, и на возвращение молодых людей во вселенную Meta-платформ.

Работа еще одного технологического лидера, музыкального стримингового сервиса Spotify, также может быть нарушена из-за появления новой цифровой платформы на основе NFT (невзаимозаменяемые токены — non-fungible tokens). Saxo Bank отмечает, что 2021 год стал годом бурного роста популярности NFT. Сценарий использования NFT может оказаться особенно привлекательным в качестве следующего шага технологий для производителей контента в музыкальной индустрии. «Музыканты чувствуют себя несправедливо обделенными нынешними моделями разделения доходов от ведущих стриминговых платформ, таких как Spotify и Apple Music. Музыканты готовы к переменам. В 2022 году новая технология на основе блокчейна поможет авторам вернуть свою справедливую долю доходов индустрии,— считают в датском банке.— Используя NFT, а точнее умные блокчейн-контракты, артисты могут распространять музыку непосредственно среди слушателей без участия централизованных посредников, отслеживая свои доходы и даже получая оплату в режиме реального времени, а слушатели будут знать, что деньги, которые они платят, идут непосредственно артисту»,— прогнозирует банк.

В политике Saxo Bank не исключает конституционного кризиса после промежуточных выборов в США. «После промежуточных выборов США окажутся в тупике в том, что касается подтверждения окончательных результатов выборов в Сенат и Палату представителей, что приведет к сценарию, при котором новый состав Конгресса не сможет собраться на свое первое заседание 3 января 2023 года. Джо Байден будет управлять (страной.— “Ъ”), выпуская указы, а демократия в США «зависнет», поскольку даже демократы выступят против Верховного суда… В начале 2023 года надвинется полномасштабный конституционный кризис»,—- говорится в прогнозе банка. Такая ситуация может существенно отразиться на рынке из-за крайней нестабильности активов США. «Доходность казначейских облигаций США вырастет, а доллар США упадет из-за хеджирования от «экзистенциального кризиса» в крупнейшей экономике мира и эмитенте мировой резервной валюты»,— полагают аналитики датского банка.

Одним из мощнейших потрясений в науке и общественной жизни банк считает возможность ключевого прорыва в биомедицине, который принесет перспективу продления продуктивной взрослой жизни и средней продолжительности жизни на срок до 25 лет.

«В поисках средств по замедлению естественного процесса старения с помощью растущего арсенала передовых технологий — от терапии до «первичного редактирования» на уровне ДНК — исследователи изучают процессы, лежащие в основе того, как мы стареем. В 2022 году произойдет крупный прорыв в многофакторном подходе, поскольку будет составлен «коктейль» из лечебных средств, который регулирует процессы на уровне клеток, чтобы продлить их жизнь и, следовательно, жизнь всего организма.— заявляет Saxo Bank.— Это недешево, но эффективно. На лабораторных мышах, содержащих ДНК человека, было доказано, что такие средства продлевают их жизнь примерно на 30% и более. Значение этого открытия для людей — возможность того, что средняя продолжительность жизни может быть увеличена на 25 лет или более, а вместе с тем и невероятная перспектива, что в будущем 80-летний возраст станет новым 50-летним. Будущее может быть открыто для пожилых людей, так как новое средство может замедлить старение и даже омолодить уже постаревшие клетки».

Впрочем, аналитики подчеркивают, что такой прорыв в медицине приведет к возможным этическим, экологическим и финансовым кризисам. «Что это будет значить для частных и государственных пенсий или даже для самой возможности и желания выйти на пенсию? А как насчет цены для нашей планеты, если она будет поддерживать миллиарды людей, не говоря уже о доступности продуктов питания? Кроме того, возникает этический вопрос: гуманно ли не сделать этот «коктейль» доступным для всех? Иными словами, как с этим справятся наша система этических ценностей, политические системы и сама планета?» — задаются вопросом исследователи.

Евгений Хвостик

Л.С. Белоусов выступил в Российско-Армянском университете с докладом «Холодная война как форма конфликтного взаимодействия сверхдержав в ХХ – ХХI вв.»

6 декабря 2021 года академик РАО, и.о. декана исторического факультета МГУ, заведующий кафедрой новой и новейшей истории, д.и.н., профессор Л.С. Белоусов принял участие в XV Годичной научной конференции Российско-Армянского университета (РАУ), состоявшейся в г.  Ереване, и выступил с пленарным докладом «Холодная война как форма конфликтного взаимодействия сверхдержав в ХХ – ХХI вв.«.

В самом начале Лев Сергеевич поставил несколько вопросов, на которые поэтапно ответил в ходе доклада. Что такое холодная война? Можно ли говорить что она продолжается? Что означает недавно появившийся термин «холодная война 2.0»? Какие проблемы возникают перед лидерами стран в контексте международной безопасности и какие рецепты предлагаются ими для того, чтобы избежать конфликтов, в том числе локальных?

Л.С. Белоусов напомнил, что изначально термин «холодная война» возник для описания перехода от союзнических отношений в рамках антигитлеровской коалиции к новому этапу открытого военного противостояния. С учетом тех процессов, которые развивались в системе международных отношений во второй половине XX века, и их осмысления докладчик предложил рассматривать холодную войну в качестве особого устойчивого типа конфликтного взаимодействия двух государств и возглавляемых ими блоков, который предполагал постоянное использование широкого набора средств давления и устрашения противника, не переходящего при этом черту, за которой стоит прямое использование военной силы (за исключением отдельных локальных конфликтов).

Анализируя доводы сторонников негативных и позитивных оценок содержания холодной войны и отвечая на вопрос о ее причинах, Лев Сергеевич отметил, что главная из них состоит не в идеологических различиях участников международных отношений, а в разнице фундаментальных принципов деятельности государств на международной арене при подходе к таким проблемам как суверенитет и безопасность. Это различие особенно явно проявляется после крупных конфликтов, когда решаются вопросы послевоенного урегулирования и закладываются долговременные основы нового мирового порядка. После Второй мировой войны вокруг проблем обеспечения безопасности стран — участниц антигитлеровской коалиции развернулась борьба, и в итоге союзнические отношения сменились конфликтным взаимодействием, известным нам под названием «холодная война».

По мнению Л.С. Белоусова, фундаментальность базовых понятий, определяющих характер поведения государств на международной арене, можно рассматривать в качестве объективных причин, объясняющих живучесть такой формы взаимодействия сверхдержав как холодная война.

В ходе выступления Лев Сергеевич также предложил слушателям свои размышления по другим актуальным вопросам современности: о различных формах холодной войны и альтернативах ей, о возможности возникновения в мире новых стратегических альянсов. Особое внимание он уделил современной многополярной системе международных отношений, пришедшей на смену однополярномку миру 1990-х годов. В этом контексте докладчик проанализировал позиции трех ведущих акторов новой системы: США, Китая и России.

Предлагаем вашему вниманию видеозапись состоявшегося доклада:

нажмите значок «пуск» в экране плеера для просмотра видеозаписи

Конференция Российско-Армянского университета традиционно проходит по двум направлениям: физико-математические и естественные науки (математика, информатика и технические науки, физико-технические, биологически и химические науки), а также общественные и гуманитарные науки (философские, политические, исторические, экономические, юридические, филологические, социально-психологические науки, востоковедение). В этом году научный форум объединил специалистов из различных университетов и центров Армении, России, стран постсоветского пространства и Восточной Европы. C 6 по 10 декабря участники конференции выслушали и обсудили более 360 докладов, которые прозвучали в 9 тематических секциях.


— Программа конференции.pdf
  

Мнение | Готова ли Америка к новой холодной войне?

Иногда меня поражает, как быстро страна отошла от того, что президент Джон Ф. Кеннеди назвал «долгой сумеречной борьбой» с коммунизмом. В течение 20 лет после падения Берлинской стены большинство американцев не смогли бы рассказать вам, что такое холодная война.

Продолжение истории под рекламой

Сейчас мы помним это в основном как триумф чистой американской мощи. В сокращенной версии утверждается, что Америка, по сути, тратила Советы на подчинение, увеличивая стоимость гонки вооружений, пока Москва не обанкротилась и не распалась.

Это правда, но не более глубокая истина.

Подписаться Мнение Мэтта Бая ПодписатьсяДобавить

Мы выиграли холодную войну не потому, что у нас были лучшие солдаты, более надежное оружие или больший располагаемый доход, хотя все это было преимуществом. Мы выиграли, потому что были правы.

Мы были правы в том, что либеральная демократия была лучшей и более устойчивой формой правления, чем государственнические репрессии. Мы были правы в превосходстве капитализма над коллективизмом.

И мы были правы в отношении существенной силы прав и свобод человека.Эта вера, как бы несовершенно мы ни олицетворяли ее, сплотила большую часть мира в поддержку нашего дела и вызвала волны восстания по всему советскому блоку и повсюду.

История продолжается под рекламой

Это отчасти объясняет, почему президент Байден часто использует термин «холодная война», говоря о Китае, потому что китайские репрессии ничуть не менее безжалостны, чем советские, а наши по-прежнему лучше. В некотором смысле для политиков поколения президента мысль о новой холодной войне должна ощущаться как возвращение на твердую почву.

В конце концов, в течение 30 лет внешнеполитический истеблишмент искал единую узнаваемую структуру, чтобы заполнить пустоту, образовавшуюся после внезапного исчезновения СССР. Некоторое время сама нестабильность была врагом. Тогда, после 2001 года, казалось, что «война с террором» займет нас на десятилетия.

Но что может быть чище, чем возобновление глобального конфликта, который мы уже понимаем и умеем бороться? Вот что дала нам попытка Путина восстановить свою империю, по крайней мере, на данный момент: возвращение к ясности.

Продолжение истории под рекламой

То, что вы выиграли войну один раз, не означает, что вам суждено выиграть ее снова. И если мы думаем, что нация готова к еще одному продолжительному противостоянию с российской тиранией, то нам нужно столкнуться с пугающим состоянием демократии, которая когда-то была нашей самой сильной стороной.

Правда в том, что мы не готовы к этому прямо сейчас.

Наш когда-то прочный консенсус в отношении либеральной демократии — базовая приверженность свободе слова, гражданским дебатам, законам и ценностям, а не демагогам, разделениям и дезинформации — рушится с угрожающей скоростью.

Процветание, которое когда-то повышало уровень жизни среднего класса, теперь идет на убыль, поскольку неверный капитал бежит к чужим берегам, а консерваторы стремятся сократить все налоги, которые они могут найти, увеличивая пропасть между богатыми и всеми остальными.

История продолжается под рекламой

Публика, которая когда-то гордилась своим отношением к реальности, которая смеялась над «Правдой» и неуклюжими советскими коммюнике, вдруг тонет в дезинформации, до такой степени, что мы даже не можем договориться о том, является ли президент законно избранный.

Наш когда-то вдохновляющий голос лидера наций был заменен эхом скандирования «Америка прежде всего». Наш единственный самый важный экспорт в остальной мир — идея либеральной демократии как прогресса человечества — выглядит ущербным прямо из коробки.

Продолжение истории под рекламой

Не нужно быть бывалым кремленологом, чтобы сделать вывод, что Путин тоже все это видит. На самом деле, он играл активную роль в разжигании нашего гражданского и политического хаоса за последние пять лет, вмешиваясь в выборы и превращая Дональда Трампа в марионетку перед всем миром.

Через призму Путина мы, вероятно, совсем не похожи на стальную страну, выигравшую холодную войну, с почти теологической преданностью свободным рынкам и свободным умам. Он должен видеть в нас страну, все более похожую на его собственную, готовую потворствовать нашим собственным видам тирании и пропаганды, раздираемую межплеменными трениями и нетерпимую к инакомыслию.

Если посмотреть на это с этой точки зрения, то почему Путин не бросит кости и не сделает еще один рывок на запад? Почему бы ему не сделать ставку на то, что нам не хватает моральной ясности, чтобы снова победить? Почему он остановился на Украине?

История продолжается под рекламой

Я не утверждаю, что Америка не может победить в матче-реванше времен холодной войны, если мы к этому идем.Я также не говорю, что мы должны уклоняться от военных и моральных реинвестиций, которые могут потребоваться для сдерживания путинских амбиций.

У левых есть суженное мнение, что Америка стоит перед выбором между восстановлением собственных свобод и защитой их во всем мире. «Основной конфликт между демократией и авторитаризмом, — писал сенатор Берни Сандерс (I-Vt.) в журнале Foreign Affairs в июне прошлого года, выступая против холодной войны с Китаем, — происходит не между странами, а внутри них, в том числе в Соединенных Штатах Америки. Состояния.

Если до путинского украинского гамбита это было правдой, то сейчас нет. Соединенным Штатам не следует выбирать внутренние инвестиции, а не конфронтацию с глобальными агрессорами; мы можем и сделали и то, и другое. Мы можем позволить себе сделать это снова.

История продолжается под рекламой

Но было бы опрометчиво думать, что наши политические кризисы дома каким-то образом отделены от надвигающегося конфликта за границей. Ни одна нация не может возглавить борьбу с тиранией за границей, если она занята искоренением демократии и нападками на правду дома.

Я точно не знаю, как мы находим путь обратно к широкому согласию в том, что, как бы сильно мы ни расходились в политическом отношении, наши лежащие в основе убеждения непоколебимы. Я подозреваю, что все начинается с лидеров — довольно хорошим примером является член палаты представителей Лиз Чейни (республиканец от штата Вайоминг), — которые готовы осудить антиамериканский экстремизм.

Но если мы забудем все остальное об экзистенциальной угрозе, преобладавшей во многих из наших детских лет, мы должны помнить, по крайней мере, одно: в первую холодную войну одним оружием не победить.И следующий они тоже не выиграют.

Холодная война или Третья мировая? Вторжение России в Украину вызывает сравнения

Холодная война или Третья мировая? Российское вторжение в Украину вызывает сравнения

Российское вторжение в Украину вызывает воспоминания о конфликтах 20-го века в Европе, заставляя многих задаваться вопросом: это новая холодная война?

Скотт Л. Холл, США СЕГОДНЯ

  • Историки указывают, что холодная война началась с Доктрины Трумэна в 1947 году и закончилась падением Советского Союза в 1991 году.
  • По мнению экспертов, США, вероятно, вступят в затяжное противостояние с Россией.
  • Но хотя есть сходство с холодной войной и вторжением в Украину, многие историки говорят, что это больше напоминает начало Второй мировой войны.

Танки вкатываются в Украину неустанно. Семьи собрались на затемненных станциях метро, ​​чтобы укрыться от бомб. Другие набили чемоданы и бежали по забитым дорогам из городов.

Изображения, появившиеся в четверг в Украине, вызывают воспоминания о конфликтах 20-го века в Европе, которые когда-то казались невообразимыми в 2022 году, заставляя многих задуматься: это новая холодная война? Или начало Третьей мировой войны?

«Что касается холодной войны, подавляющее большинство остального мира полностью против того, что он делает», — сказал президент Джо Байден о президенте России Владимире Путине на пресс-конференции в четверг днем.«Таким образом, это будет холодный день для России».

USA TODAY поговорил с историками по всей стране, которые высказали разные мнения об исторических параллелях вторжения России в Украину.

Россия-Украина объяснила: Внутри кризиса, поскольку США называют российские движения вторжением

«Очень вероятно, что мы собираемся вступить в новое затяжное противостояние с Россией», — сказал Дэвид Сзакони, доцент кафедры политологии. в Университете Джорджа Вашингтона.«И в последний раз, когда мы были в таком состоянии конфронтации с Россией, это был бывший Советский Союз — холодная война. Так что я не думаю, что это обязательно неправильный термин, чтобы его бросать».

Историки в основном определяют холодную войну как начавшуюся с Доктрины Трумэна в 1947 году и закончившуюся падением Советского Союза в 1991 году. С тех пор США продолжают бороться с вмешательством России в выборы и дезинформационными кампаниями, и прокси наземные войны.

Но вторжение в Украину знаменует собой поворотный момент в американо-российских отношениях, сказал Шакони.

«Была перейдена черта. Запад будет рассматривать это как гораздо более вопиющее нарушение международного права, и он будет более сплоченным в том, как он попытается ввести санкции против России», – сказал Сзакони. «Это отличает его от того, как Россия смогла пройти тонкую грань и избежать наказания за множество других типов гибридных атак и вмешательств, не обязательно чувствуя на себе основной гнев Запада. »

‘Наш мир рушится’: украинцы пытаются покинуть дома с едой и вещами

Это новая холодная война?

в Йельском университете, рассказали USA TODAY. относится к борьбе в определенное время, между конкретными противниками и по определенным вопросам, написал он.«Контекст совершенно другой», — написал Гэддис.

Фейт Хиллис, историк современной России из Чикагского университета, утверждала, что этот термин не совсем применим.

«Во-первых, жарко, — сказал Хиллис. «Другое различие между холодной войной и современным контекстом заключается в том, что мир очень глобальный и мир очень взаимосвязан».

ПОСЛЕДНИЕ: Байден подробно описывает новые российские санкции, говорит, что «агрессия не может остаться без ответа» культурное влияние, сказал Йошико Эррера, бывший директор Центра России, Восточной Европы и Центральной Азии в Университете Висконсин-Мэдисон.

«Есть Китай. Есть Европа. Таким образом, мы находимся не в той среде после Второй мировой войны, в которой доминируют Соединенные Штаты и Советский Союз», – сказал Эррера.

Арне Вестад, историк из Йельского университета, отметил, что аналогии с холодной войной не подчеркивают серьезность ситуации. Ни США, ни Советский Союз не вторгались в независимую европейскую страну во время холодной войны.

«Советы отправили войска в Венгрию и в Чехословакию, но это были уже члены Советского блока.Так что то, что мы наблюдаем сейчас, выходит за рамки динамики холодной войны и во многих отношениях более опасно», — сказал Вестад. , Восточно-Европейский и Евразийский центр при Университете Иллинойса в Урбана-Шампейн.

«Во времена холодной войны у нас было понятие ядерного сдерживания, — сказал Рэндольф. — Здесь мы имеем дело с наземным вторжением в крупную европейскую страну. которая граничит с членами НАТО, с которыми у нас есть гарантии ядерной безопасности.Вероятность распространения этого конфликта на НАТО, а затем на своего рода обмен ядерными ударами, пугающе высока». Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг охарактеризовал вторжение как «серьезную угрозу евроатлантической безопасности».

Помогут ли США Украине в войне против России?  Американские войска поддерживают НАТО в Европе

‘Подавляющая беспомощность’: украинские американцы реагируют на вторжение издалека

Третья мировая война? Действия Путина напоминают вторжение Гитлера в Польшу

Многие историки считают, что вторжение России в Украину больше всего напоминает другой исторический период: начало Второй мировой войны.

«Украина ничего не сделала России в этом случае, кроме попытки вести собственную независимую внутреннюю и внешнюю политику, на что она имеет право как суверенная страна», — сказал Хиллис.«Поэтому я думаю, что самая близкая аналогия, которую я могу здесь провести, — это другие совершенно неспровоцированные вторжения, включая вторжение Гитлера в Польшу в 1939 году».

Для Иммы Высоцкой, которая мигрировала из Беларуси в Калифорнию более 20 лет назад, вторжение напоминает ей «последнюю мировую войну», сказала она в четверг в украинском гастрономе в Санта-Монике.

«Я просто не могу поверить, что это происходит на самом деле», — сказал 82-летний Высоцкий, вытирая глаза. «Некоторые называют (Путина) умным, но он сумасшедший.»

В Нью-Йорке 83-летняя Ирина Куровицкий сказала, что вторжение напоминает ей о том, как она в детстве бежала из Украины со своей семьей, приехав в США в конце 1949 года. В то время она не говорила по-английски и только что пережила период жизни в трудовых лагерях

Десятилетия спустя она боится того, что станет с ее родной страной, где все еще живут друзья и остается ее гордость

«Я чувствую себя ужасно», сказал Куровицкий в четверг, когда она собралась с друзья и ее сестра в Ассоциации самообеспечения американцев украинского происхождения, культурной организации в Ист-Виллидж.

Куровицкая сказала, что рано утром в четверг она разговаривала с подругой, которая живет за пределами Киева, и она беспокоилась, что ей придется бежать через лес, как это делала семья Куровицкого, когда она была ребенком.

Рэндольф сказал, что конфликт, в целом, напоминает Вторую мировую войну в том смысле, что демократические, самоуправляющиеся нации, руководствующиеся законом, противостоят диктатуре, стремящейся доминировать над другими странами в военном отношении.

«Я действительно думаю, что ставки в конфликтах одинаковы и что существует глубокий вопрос о будущем мира», — сказал Рэндольф.

Сравнение с 1939 годом «в некотором смысле полезно», – сказал Шакони. Он сказал, что этот период также похож на упреждающие атаки Германии в преддверии Первой мировой войны.

Германия «чувствовала, что ее безопасности угрожают действия ее противников. , совершенно необоснованное, является попыткой России усилить собственную безопасность», — сказал Шакони.

Другие историки связывали напряженность в Европе в конце XIX века и указывали на Карибский кризис 1962 года.

Тимоти Нафтали, историк из Нью-Йоркского университета, много писавший о холодной войне, призвал к осторожности при проведении аналогий. «Вы всегда должны быть осторожны с параллелями, потому что они не идеальны», — сказал он.

Несмотря на сходство с подготовкой к мировым войнам, историки в значительной степени отвергли представление о том, что конфликт на Украине приведет к третьей мировой войне.

«Это огромный шок для европейской безопасности и международного порядка, но, к счастью, мы не находимся в состоянии Третьей мировой войны с участием нескольких стран», — сказал Эррера.«И хотя есть угрозы расширения, на данный момент я думаю, что это в основном проблема с точки зрения реальных боевых действий на Украине».

Официальные лица США в четверг приказали направить в Европу еще 7000 военнослужащих, но Байден заявил, что войска не будут воевать в Украине.

Саконьи отметил, что Путин напал на государство, не входящее в НАТО, что делает «крайне маловероятным» военное вмешательство Запада в Украине.

«К счастью, риск Третьей мировой войны, хотя и увеличился, не является неизбежным, что он снизится до такой точки», — сказал Сзакони.

Даже если это не полномасштабная мировая война, боевые действия имеют опасные последствия по всему миру, сказал Нафтали

«Путин угрожает самой природе нашей международной системы», — сказал Нафтали. «Путин бросает нам вызов. И он говорит: «Что я хочу, я хочу, и я это возьму, и неважно, каковы будут человеческие последствия». И если мы позволим диктаторам уйти от наказания, когда это прекратится и где это прекратится?»

Содействуют: Райан Миллер из Нью-Йорка и Кристал Хейс из Лос-Анджелеса.Грейс Хок сообщила из Чикаго.

Холодная война: определение, причины и ранние события — видео и стенограмма урока

Генезис холодной войны

Начало холодной войны связано с Потсдамской конференцией летом 1945 года. Целью встречи было обсуждение перестройки послевоенной Европы. Однако обсуждения переросли в угрозы. Соединенные Штаты и Советский Союз договорились о разделе Берлина, но Советы под руководством Иосифа Сталина хотели завладеть Польшей в качестве буфера от будущих нападений.

Президент Гарри Трумэн отклонил требования Сталина, сославшись на право на самоопределение в случае Польши. Затем Трумэн раскрыл свою главную карту: атомную бомбу. Узнав об особенностях этого разрушительного оружия, Сталин приказал начать экстренную программу, чтобы ускорить разработку оружия и противостоять атомной бомбе.

Трумэн и холодная война

Президент Трумэн , возможно, оказал самое сильное влияние на усиление напряженности между Советским Союзом и Соединенными Штатами.В сентябре 1945 года, в качестве средства ограничения советской экономической реконструкции, Трумэн приостановил действие Закона о ленд-лизе , который представлял собой вливание денежной и военной помощи из Соединенных Штатов осажденным странам во время Второй мировой войны. Эта помощь помогла таким странам, как Великобритания, Франция и Советский Союз, экономически пережить военные годы. К сожалению, план имел неприятные последствия, поскольку Советы решили приобрести государства-сателлиты (известные как члены Варшавского договора), чтобы компенсировать потерянное финансирование.

С советской экспансией возник повышенный страх как у федерального правительства Соединенных Штатов, так и у широкой американской общественности. Это беспокойство усилилось после публикации дипломатом Соединенных Штатов в Москве Джорджа Кеннана «Длинной телеграммы» или «Х-Статьи». Кеннан был доверенным советником Трумэна, и его «Длинная телеграмма» стала основой для политики сдерживания . Как вы увидите, развитие государства национальной безопасности было побочным продуктом рекомендаций Кеннана, а также растущего страха перед экспансией коммунизма.

В 1947 году Доктрина Трумэна была выпущена в попытке бороться с советской угрозой. Политика призывала к переводу денег в страны третьего мира, такие как Греция и Турция, в попытке предотвратить коммунистическую экспансию и получить союзников в битве против коммунизма.

План Маршалла поощрял финансирование восстановления европейских стран, опустошенных Второй мировой войной. Надежда заключалась в том, чтобы предотвратить советскую подрывную деятельность в ослабленных правительствах.

Трумэн также принял Закон о национальной безопасности 1947 года . Законодательство привело к созданию ВВС, Совета национальной безопасности, Центрального разведывательного управления и Министерства обороны. Все это было сделано для борьбы с Советским Союзом и коммунизмом.

Сдерживание

Сдерживание было главным инструментом Соединенных Штатов в борьбе с Советским Союзом. Эта политика, разработанная Кеннаном и одобренная Трумэном в 1947 году, призывала к действиям против международной коммунистической экспансии.В качестве наглядного примера представьте вымышленный забор, возводимый Соединенными Штатами вокруг Советского Союза. Это была общая идея сдерживания и предотвращения распространения коммунизма в другие страны. В конечном итоге сдерживание было расширено, поскольку Соединенные Штаты подозревали коммунизм в таких местах, как Лаос, Германия, Вьетнам, Корея и Куба.

Другие события ранней холодной войны

Во время президентства Трумэна произошло несколько других заметных событий холодной войны. Создание Организации Североатлантического договора, или НАТО, в 1949 году символизировало единство против коммунистической экспансии Великобритании, Канады и Соединенных Штатов.В том же году США также разработали водородную бомбу, а также разорвали дипломатические отношения с коммунистическим Китаем Мао Цзэдуна.

Однако одним из самых важных событий первых нескольких лет холодной войны было принятие Доклада Совета национальной безопасности-68 , или СНБ-68. В отчете содержится призыв к значительному расширению вооруженных сил Соединенных Штатов. Администрация Трумэна считала, что Советский Союз полностью проигнорировал международный авторитет при проведении испытаний ядерного оружия и был готов проявить себя во всем мире.СНБ-68 санкционировал военные расходы, включая разработку зенитно-ракетных комплексов. Быстрое наращивание и ответные действия Соединенных Штатов будут проверены в Корее.

Резюме урока

Таким образом, Холодная война началась в 1945 году и была периодом напряженности между Соединенными Штатами и Советским Союзом. Президент Гарри Трумэн подлил масла в огонь, используя атомную бомбу в качестве рычага и издав Доктрину Трумэна для финансирования демократии в странах третьего мира.Политика сдерживания была разработана Джорджем Кеннаном и была передовой стратегией борьбы с международной коммунистической агрессией. Узнав о ядерной программе Советского Союза, Соединенные Штаты передали NSC-68 , в котором было увеличено финансирование антикоммунистических программ.

Результаты обучения

Выполнение этого урока позволит вам:

  • Описать холодную войну и ее начало
  • Опознать Гарри Трумэна, Иосифа Сталина и Джорджа Кеннана
  • Дайте определение Закону о ленд-лизе, доктрине Трумэна, сдерживанию и NSC-68
  • Подведите итоги первых событий холодной войны

Итак, начинается Вторая холодная война | Мнения

Российское вторжение в Украину началось как блицкриг с неисчислимыми последствиями для двух стран и всего мира. Когда Россия бомбит своего соседа, она на самом деле нацеливается на своего стратегического врага — Соединенные Штаты.

Это только последняя и самая серьезная серия российских военных прогнозов за последние два десятилетия, которые не отличаются от некоторых собственных военных авантюр Америки по всему миру.

Но масштабы и размах украинского вторжения больше напоминают угрожающие планы Москвы во время холодной войны, когда Советский Союз вторгся в Голодную войну в 1956 году, Чехословакию в 1968 году и Афганистан в 1979 году.

И, судя по риторике президента Владимира Путина, Россия только начинает.

В своих недавних выступлениях Путин бросил вызов праву Украины на суверенитет и независимость, открыв путь для более активного вмешательства России в дела страны.

После признания двух самопровозглашенных республик Донецкой и Луганской ранее на этой неделе президент России приказал отправить военных на восток Украины в качестве «миротворцев». Затем он начал «специальную военную операцию», в результате которой военные действия распространились на всю Украину, включая столицу Киев.

В ответ западные державы осудили проступок России как грубое нарушение международного права и ввели быстрые, разрушительные санкции против России. Это может быть только началом, поскольку Запад стремится полностью порвать с Россией и изолировать ее.

Но Кремль выглядит подготовленным и довольно невозмутимым. Если судить по истории, такие крупные державы, как Россия, не переубедят себя санкциями, какими бы строгими они ни были, когда речь идет о преследовании их основных интересов национальной безопасности.

Для сравнения, Иран, гораздо менее значимая держава, чем Россия, показал, что карательные меры Запада могут сильно навредить, но могут изменить очень мало, за исключением случаев, когда они используются в качестве рычага на переговорах.

Если или когда санкции начнут действовать и Россия начнет страдать, ожидайте, что Москва отреагирует радикально, даже беспорядочно в Украине и за ее пределами.

Многое будет зависеть от Китая и его готовности помочь России обойти западные санкции, как это было сделано в отношении Ирана. Во время визита в Пекин в начале этого месяца президент России и его китайский коллега Си Цзиньпин выступили с совместным заявлением против расширения НАТО.После того, как Россия начала вторжение, официальный представитель китайского правительства отказался назвать его таковым и призвал обе стороны к «сдержанности».

Последствия российского вторжения в Украину повлияют на будущие шаги Китая по аннексии Тайваня. Ссылка Путина на Украину как на искусственное государство перекликается с собственным осуждением Китаем государственности Тайваня.

Намеренно и, возможно, в качестве формы геополитического троллинга, Путин повторил собственные прошлые аргументы Вашингтона, чтобы оправдать продолжающиеся нарушения украинского суверенитета.

Признавая отколовшиеся регионы, Кремль заявил, что поддерживает их право на самоопределение, как это сделал Запад в отношении хорватов, словенцев, македонцев и боснийцев во время распада Югославии в 1990-х годах.

И точно так же, как США и их европейские союзники использовали утвержденный ООН принцип «Ответственности по защите» (R2P) для оправдания своих «гуманитарных» интервенций в других государствах, таких как Ливия, Россия ссылается на него, чтобы оправдать свое вмешательство в Украине , целью которого якобы является остановить «геноцид».

Сторонники России раньше утверждали, что R2P была изобретена американцами для развязывания войн, но Россия использует ее для предотвращения войны.

Ну, не больше. Российские вторжения в Украину в 2014 году были лишь началом того, что кажется более масштабным вторжением и более разрушительной войной.

Но даже самое возмутительное заявление Путина о способности Украины разрабатывать ядерное оружие и угрожать России не более фарс, чем заявление Вашингтона о разработке Саддамом Хусейном оружия массового уничтожения как предлога для вторжения в далекий Ирак, которое поддержал Байден, тогда еще сенатор.

Его признание двух отколовшихся республик на востоке Украины также напоминает незаконное признание президентом США Дональдом Трампом суверенитета Израиля над оккупированными сирийскими Голанскими высотами и оккупированным палестинским Восточным Иерусалимом, которое Байден продолжает отстаивать.

И последнее, но не менее важное: возможная попытка России сменить режим на Украине идет по стопам попыток США в более чем нескольких странах, в том числе совсем недавно в Венесуэле.

Очевидно, что Россия освоила методичный обман и обман Вашингтона.Но, похоже, она не извлекла уроков из своих глупостей и неудач.

Действительно, ни одна из держав ничему не научилась на своих досадных ошибках в Афганистане, Ираке и Сирии.

От старых привычек трудно избавиться.

Пока эти обладающие могущественным правом вето члены Совета Безопасности ООН могут блокировать любые действия этого «мирового правительства» против них, нет никакого стимула для самоанализа.

В самом деле, и Россия, и Соединенные Штаты подобны бездушным казино, готовым играть в азартные игры и брать на себя риск и убытки, пока они контролируют игру или могут использовать международную систему в своих интересах.

Некоторые утверждают, что отождествление американской демократии и российского самодержавия приводит к ложной эквивалентности. Как либеральный демократ я согласен: в демократии больше подотчетности, чем в автократии.

Но исторически, когда дело доходит до иностранных дел, поведение крупных держав на мировой арене определяется главным образом природой геополитических, стратегических амбиций и потребностей, а не природой их системы управления.

На самом деле, можно утверждать, что западные демократии вели себя особенно плохо как колониальные и империалистические державы за последние одно или два столетия.

Но опять же, Советский Союз и его преемница Российская Федерация также проявляли насилие по отношению к своим соседям.

На вопрос, что значит для России восприниматься как «агрессор», представитель правительства недавно сказал, что это выдумка Запада, чья репутация «запятнана кровью».

К сожалению, после окончания холодной войны и Россия, и США вели главным образом за счет своей силы и редко за счет силы своего примера, подрывая при этом международный мир и безопасность.

 Они использовали неправильные средства для достижения правильных целей и правильные средства для достижения неверных целей, развязывая разрушительные войны для установления мира и стабильности и обеспечивая бедным странам экономическую помощь и помощь в области безопасности только для поддержки диктаторов.

Они потратили впустую три десятилетия, сосредоточившись в первую очередь на продвижении своих узких интересов, как они это делали во время холодной войны, и в процессе только проложили путь, ну, к новой холодной войне.

Это будет темный период для Европы, да и для всего мира.

Было ли женщинам лучше в США или СССР во время холодной войны?

Холодная война велась не только в Белом доме и Кремле. В американских и советских семьях разделение капитализма и коммунизма было темой разговоров за многими кухонными столами — и, что наиболее известно, на одной типовой кухне.

24 июля 1959 года — 60 лет назад, в среду — вице-президент США Ричард Никсон и премьер-министр СССР Никита Хрущев вернули холодную войну домой.В ходе так называемых «кухонных дебатов» мировые лидеры обсуждали достоинства капиталистического потребительства в американском стиле и коммунизма в советском стиле на фоне американской выставки в московском парке «Сокольники». Историк времен холодной войны Брайан Дули говорит, что это был «монументальный момент в битве идей в период холодной войны, когда общественность по обе стороны железного занавеса подвергалась дискуссии, основанной на идеологии, а не на военной силе».

Одной из ключевых областей, в которой они конкурировали, было обещание их соответствующих систем спроектировать кухню и произвести трудосберегающую технику, которая могла бы раскрепостить женщин.Но, позволив обеим сторонам сойтись лицом к лицу из-за технологий, дебаты также выявили проблемы, с которыми сталкиваются как американские, так и советские женщины.

Кухонная гонка

И СССР, и США в соответствии с двусторонним культурным соглашением, принятым в 1958 году, организовали выставки, демонстрирующие промышленные достижения их соответствующих систем: одну в Москве и одну в Нью-Йорке. Цель состояла в том, чтобы развить лучшее взаимопонимание и более дружественные отношения между людьми на Востоке и Западе.Американская национальная выставка, на которой были представлены автомобили, телевизоры, модные стили и, самое главное, чудо-кухня Whirlpool, за шесть недель привлекла около 2,7 миллиона советских граждан. Но мероприятие было больше, чем просто демонстрация блестящих новых товаров.

Сьюзен Рид, профессор славистики в Шеффилдском университете, написала в Кухня времен холодной войны: Американизация, технологии и европейские пользователи , что семейный дом и кухня были «в авангарде» американских усилий времен холодной войны по «дискредитации коммунистический проект в глазах советских граждан», повысив спрос на товары, которые дефицитная советская экономика не могла доставить.

«Воздействие на сознание простых советских граждан — стимулировало ли оно аппетит к потреблению — беспокоило американские власти», — говорит Дэвид Кроули, профессор Национального колледжа искусства и дизайна в Дублине.

Уже было ясно, что США побеждают в холодной войне с точки зрения потребительского производства: хотя в то время Советский Союз опережал США в ракетных технологиях, США лидировали в производстве товаров.Поэтому Хрущев решил «вступить в конкуренцию» с США и в этом отношении. Качество жилых домов граждан стало центральным для его цели «догнать и перегнать Америку», которую он провозгласил в мае 1957 года. После выставки в Советском Союзе увеличилось производство таких продуктов, как холодильники и пылесосы, а количество домохозяйств с холодильниками выросло. быстро, поднявшись с 4% в 1960 г. до 11% в 1965 г. и 65% к 1975 г.

«Золотая клетка»

Но, как бы он ни хотел превзойти своего соперника, Хрущев не был убежден в идеологии американского дома.Пока политики осматривали кухню американского образца, Никсон указал на посудомоечную машину и сказал: «В Америке нам нравится облегчать жизнь женщинам». Хрущев возразил: «Ваше капиталистическое отношение к женщинам не встречается при коммунизме».

Советский лидер намекнул, что «эти машины ловили только женщин дома», — говорит историк еды Би Уилсон.

Если судить по книгам посетителей выставки, американская кухня не «триумфально завоевала сердца советских граждан, даже в качестве стремления», — писал Рейд. По словам Рида, посетители писали, что они считают его слишком просторным и со слишком большим количеством бытовой техники. В августе 1959 года Мариэтта Шагинян, советский журналист российской газеты «Известия», , писала, что идеальная кухня — не что иное, как «золотая клетка». Она назвала его «идеологически неуместным», потому что он был разработан не для того, чтобы помочь работающей женщине достичь самореализации, а для того, чтобы компенсировать «профессиональной домохозяйке» из среднего класса отсутствие у нее места на общественной арене.

И действительно, «профессиональная домохозяйка» представляла собой американский идеал для женщин в те послевоенные годы. «Она растила семью, готовила питательную еду и воспитывала своих детей как образованная женщина, — говорит Дайан Кенкер, профессор советской истории в Университетском колледже Лондона. Если она и работала вне дома, то число рабочих мест было ограничено: в 1960 году 38% американских женщин были трудоустроены, в основном, в качестве «розовых воротничков» в качестве учителей, медсестер или секретарей. Между тем женщины составляли всего шесть процентов врачей, три процента юристов и менее одного процента инженеров, объясняет Гейл Коллинз в книге «Когда все изменилось: удивительное путешествие американских женщин с 1960 года по настоящее время».

В США бытовая техника представлялась в «гламурном» свете и ассоциировалась с отдыхом, а реклама изображала женщин, танцующих вокруг своих просторных кухонь, говорит Кенкер. «Женщина будет использовать все новейшие технологии, чтобы у нее было больше времени для своего бридж-клуба и теннисного клуба», — добавляет она.

Между тем в СССР именно научный прогресс, а не гламур, создавал образы такого рода отечественного прогресса. Домохозяйки в домашних халатах появлялись рядом с изображениями женщин, управляющих пневматическими дрелью, как «олицетворение советской современности», писал Рейд. Бытовая техника «была ракетой для домохозяек», которые тоже получат свою долю космической эры, объясняет она. (Вопрос о том, чувствовали ли сами женщины, что они участвуют в космической гонке, когда убирали свои дома, был «спорным», добавляет Кроули. )

При советской системе все участвовали в рабочей силе независимо от пола, говорит Кенкер. В 1967 году женщины составляли там 41% инженеров по сравнению с 2% в годы после создания Советского Союза в 1917 году. По мнению Хрущева, причудливая кухня и новая бытовая техника были полезны только в том случае, если они освобождали женщин, чтобы тратить больше. время работы вне дома.

Получить наш информационный бюллетень истории.Поместите сегодняшние новости в контекст и просмотрите основные моменты из архивов.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили электронное письмо с подтверждением на указанный вами адрес. Нажмите на ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени.Если вы не получили подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Трудосберегающая ложь

Вопрос о том, что современная кухня может сделать для современной женщины и для общества, не ограничивался советской стороной.

Многие феминистки в США также заметили, что так называемые устройства для экономии труда не облегчают бремя, а только усугубляют его.Американская писательница Бетти Фрейдан в своей книге 1963 года «Загадка женственности » оспорила идею о том, что удовлетворение женщин можно найти в доме в качестве жены и матери. «Даже со всеми новыми трудосберегающими приспособлениями, — указал Фридан, — современная американская домохозяйка, вероятно, тратит на работу по дому больше времени, чем [делала] ее бабушка».

«Есть еще одна сторона истории», — говорит Уилсон, указывая на тот факт, что многие американки, которые могли себе это позволить, полагались на домработницу. В своем эссе Экономия труда, в готовящейся книге Женщины на еде, она объясняет, что для состоятельных семей спасение от домашнего труда было не приспособлением, а человеком. Люди, которые выполняли эту работу, чаще всего афроамериканки, работали долгие часы без защиты сотрудников. В 1960 году в США почти 40% работающих афроамериканок работали по дому; на юге до 90%.

В Советском Союзе работа по дому как оплачиваемая работа практически не существовала.Никто не вошел в эту отрасль из-за наличия широко распространенной оплачиваемой работы и того факта, что женщины имели соответствующее образование.

Но советские претензии на освобождение женщин также оспаривались. Многие историки, такие как Гейл Лапидус, описывали советских женщин как несущих «двойное бремя». Работая полный рабочий день, они также несли ответственность за свой дом и детей, оставляя мужчин относительно свободными для проведения досуга.

Одна вещь была верна по обе стороны водораздела: и в американской, и в советской кухне мужчина редко готовил и убирал. Дом по-прежнему считался прерогативой женщины.

Хотя образ женщины, работающей пылесосом, в США и СССР выглядел совершенно по-разному, положение американок и советских женщин было гораздо более схожим, чем воины холодной войны могли бы поверить миру.

Больше обязательных к прочтению историй от TIME


Свяжитесь с нами по телефону по адресу [email protected]ком.

Колонка

: Добро пожаловать в холодную войну 2.0. Это будет непросто

ВАШИНГТОН — 

Как бы ни закончилось вторжение Владимира Путина в Украину, оно уже знаменует собой поворотный момент в истории: конец 30-летнего периода относительного мира в Европе и возврат к враждебности между Россией и его соседи — своего рода холодная война 2.0.

Если повезет.

Первая холодная война, длившаяся с 1947 по 1991 год, разделила мир на два враждебных блока. Соединенные Штаты и Советский Союз как минимум трижды оказывались на грани ядерной войны, наиболее известным из которых стал кубинский ракетный кризис 1962 года, а затем заключили ряд соглашений, направленных на снижение риска конфликта.В конце концов Советский Союз, отягощенный склеротической экономикой, просто развалился.

Три десятилетия спустя эта миниатюрная история может показаться странно утешительной: все хорошо, что хорошо кончается. Но пережить холодную войну с бомбоубежищами и учениями по ядерной атаке было совсем не комфортно.

Мир теперь другой. Россия меньше и, возможно, слабее Советского Союза; Организация Североатлантического договора, возглавляемый США альянс, больше.

Но это не значит, что результат предсказуем.

«Это новая ситуация», — предупредил Джон Льюис Гэддис из Йельского университета, декан американских историков холодной войны. «Это не холодная война; это горячая война — и в ней напрямую участвует одна из великих держав».

В ответ на вторжение России в Украину Соединенные Штаты и их союзники быстро разработали обновленную версию стратегии «сдерживания» времен холодной войны — контрмеры для сдерживания Москвы от дальнейшей агрессии.

Они ввели экономические санкции, чтобы наказать Путина и его олигархов, направили войска для поддержки Польши и других стран НАТО на западной границе России и увеличили военную помощь Украине.

Непонятно, насколько эффективны будут эти меры — и все они могут вызвать ответные меры со стороны Путина.

Принять экономические санкции. Соединенные Штаты и их союзники запретили большинству российских банков вести бизнес на Западе и ввели новый контроль над продажей технологий.

Однако, в отличие от холодной войны 1.0, Запад уязвим для российского экономического возмездия. Путин может сократить экспорт природного газа, одного из основных источников топлива для отопления в Европе. Он может проводить кибератаки на Соединенные Штаты и другие страны.

Военное подкрепление НАТО, скорее всего, вызовет гнев Путина. Одна из его основных претензий к тому, как закончилась первая холодная война, заключается в том, что это позволило НАТО в конечном итоге добавить 14 стран, которые Советский Союз считал частью своей стратегической буферной зоны.

«Безрассудное поведение Путина не оставляет США и их союзникам иного выбора, кроме как усилить оборону на восточном фланге НАТО», — сказал мне Чарльз А. Купчан, бывший помощник Совета национальной безопасности в администрации Обамы.«Русским это не понравится, и они ответят тем же».

Западная помощь украинским силам также может стать триггером, будь то открытая помощь правительству Украины или тайная помощь бойцам сопротивления.

«Я предполагаю, что это произойдет — военная, экономическая и материальная поддержка украинцев, сопротивляющихся российской оккупации», — сказал Купчан.

«Это не без риска… Если оружие идет из Польши, значит, русские начнут возиться с Польшей? Если Путин достаточно безрассуден, чтобы пойти на Украину, он может быть достаточно безрассудным, чтобы испытать НАТО.

Путин уже дал понять, что оставляет за собой право применить ядерное оружие, если он почувствует угрозу со стороны иностранных держав — поразительная эскалация риторики.

«Кто попытается нам помешать, а тем более создать угрозы нашей стране и нашему народу, пусть знает, что ответ России будет немедленным — и приведет вас к таким последствиям, с которыми вы еще не сталкивались в своей истории», — сказал он. сказал в своем выступлении на прошлой неделе, объявив о вторжении.

Наконец, карта Холодной войны 2.0 включает в себя еще один новый элемент: могущественный Китай.

На протяжении большей части холодной войны 20-го века Китай был бедной страной, относительно незначительным игроком в экономическом и военном отношении.

Теперь это экономическая сверхдержава и самый важный союзник России.

Пятьдесят лет назад на этой неделе президент Никсон уговорил Китай отказаться от союза с Советским Союзом. Купчан утверждает, что президент Байден должен попытаться сделать то же самое сейчас.

«Китай рассматривает Россию как важного союзника в противодействии Западу, — сказал Купчан.«Но китайцы, в отличие от Путина, не любят сбоев. Они видят, как Путин все переворачивает с ног на голову, и не уверены, что это хорошая идея… В интересах Соединенных Штатов воспользоваться этим».

Холодная война 1.0 длилась почти полвека. Это было дорого и больно. Миллионы людей погибли в опосредованных войнах в Корее, Вьетнаме, Афганистане и других местах. Но антагонисты избежали третьей мировой войны.

Из этого опыта можно извлечь урок для Холодной войны 2.0:

Несмотря на то, что Соединенные Штаты и их союзники действуют против Путина, им также нужна дипломатия — чтобы снизить риск того, что эта холодная война обойдется дороже, чем первая.

Во время вторжения России на Украину отголоски холодной войны отражаются

НЬЮ-ЙОРК (AP) — Соперничество с Россией. Поле битвы через прокси. Балансирование на грани ядерной войны. Для многих поколений американцев все как в старые добрые времена.

Вторжение в Украину быстро вернуло Соединенным Штатам отголоски менталитета времен холодной войны с их знакомым врагом в лице России. Бары разлили свою русскую водку. McDonald’s, символ конца Советского Союза, когда он впервые открылся в Москве, закрыл свои российские заведения.В очередной раз президент США становится свидетелем ожесточенной идеологической битвы. «Мы спасем демократию», — сказал президент Джо Байден в своем обращении к Конгрессу США.

Для Америки, где Россия никогда не выходила из моды в качестве вечного злодея в кино и на телевидении, возрождение напряженности в отношениях с Кремлем проистекает из заезженного геополитического сценария. Снова дует знакомый холодный восточно-западный ветер.

«Это очень похоже на эхо холодной войны», — говорит Джеймс Хершберг, профессор истории и международных отношений в Университете Джорджа Вашингтона и бывший директор проекта международной истории холодной войны Центра Вудро Вильсона.

Хершберг видит много нового в сегодняшней напряженности в отношениях с Россией. По его словам, агрессия Владимира Путина, похоже, не обусловлена ​​идеологией, как коммунизм в Советском Союзе. Преобразованный медийный ландшафт также помог превратить президента Украины Владимира Зеленского в главного героя мирового масштаба.

Но в кризисе, в котором противоборствуют две ядерные сверхдержавы, история повторяется в другом отношении. По словам Хершберга, российские стратегические перегибы снова создают потенциально опасный момент в международном порядке.

«Мы переживаем второй кубинский ракетный кризис во многих смыслах с точки зрения опасности эскалации», — говорит Хершберг, чьи книги включают «Мэриголд: упущенный шанс на мир во Вьетнаме». «Путин действует настолько иррационально, что по сравнению с ним Никита Хрущев кажется рациональным актером».

Крупнейший сухопутный конфликт в Европе со времен Второй мировой войны. Две с лишним недели войны России на Украине сплотили западные альянсы, как это было раньше. Отвергая путинское вторжение, У.Южная Корея и ее европейские союзники ввели в отношении России разрушительные экономические санкции, которые Байден во вторник распространил на российскую сырую нефть, при этом продолжая ограничивать военное взаимодействие с Россией.

«Если мы говорим о холодной войне с заглавной буквы, я не думаю, что мог бы назвать это холодной войной Второй», — говорит Фредрик Логевалл, профессор истории и международных отношений в Гарварде и лауреат Пулитцеровской премии, автор совсем недавно « JFK: Совершеннолетие в американском веке, 1917-1956».

«Но, — говорит Логеваль, — если мы говорим о холодной войне в более общем плане, если мы имеем в виду титаническую борьбу, которая включает в себя все аспекты национальной мощи, ведущуюся между двумя несовместимыми системами, но за исключением прямого военного конфликта — тогда да, Я думаю, это холодная война.”

Холодная война неразрывно связана с кризисом на Украине отчасти потому, что она во многом влияет на мировоззрение Путина. Бывший агент КГБ, он однажды назвал распад Советского Союза «величайшей геополитической катастрофой» ХХ века. Вторжение в Украину направлено на сдерживание влияния Запада и вторжения НАТО в сферу влияния России и, возможно, на восстановление части бывшего Советского Союза размером с Техас.

Не прошло и двух недель, как холодная война часто упоминалась.Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш сказал, что «угроза глобальной безопасности сейчас более сложная и, вероятно, более высокая», чем во время холодной войны, отчасти потому, что нет тех же обратных каналов связи. Сотрудник МИД России Александр Дарчиев, согласно сообщению «Интерфакса», недавно предположил, что «возможно, стоит вспомнить хорошо забытый принцип, работавший во времена холодной войны, — мирное сосуществование».

Еще до того, как в Украине началась война, американцы исторически относились к России скептически.Согласно опросу Gallup, проведенному в феврале, 85% американцев относятся к России неблагоприятно, что, безусловно, является худшим рейтингом страны за более чем три десятилетия — снижение ускорилось из-за вмешательства России в выборы в США, ее аннексии Крыма и атаки с применением нервно-паралитического вещества на ведущую путинскую оппозицию. лидер Алексей Навальный, который в настоящее время находится в заключении.

И хотя бывший президент Дональд Трамп сохранил свое уважение к Путину, антироссийские взгляды имеют необычную двухпартийную поддержку. Гэллап обнаружил, что 88% как республиканцев, так и демократов отрицательно относятся к России.Ничто так не объединяет, как общий враг.

Нина Хрущева, уроженка Москвы, профессор международных отношений Новой школы в Нью-Йорке и правнучка Никиты Хрущева, утверждает, что «холодная война» на самом деле никогда не прекращалась — взгляды Запада на Россию оставались застрявшими в общих чертах. образы злодеев Бориса и Наташи в мультфильмах «Рокки и Буллвинкль». Для нее путинское вторжение было разрушительным, потому что подтвердило худшее в ее родной стране. Теперь она начинает свои уроки с извинений.

«Путин — глобальный злодей, которым он заслуживает быть, и с Россией покончено на десятилетия вперед», — говорит Хрущева, чей прадед был премьер-министром Советского Союза во время Карибского кризиса в 1962 году, когда Джон Ф. Кеннеди был президент Соединенных Штатов. «Моя страна только что покончила с собой, — говорит она, — а США «вернули своего врага».

«Они получили своего врага, который всегда был, всегда заслуживает быть и всегда находится в авангарде американского ума», — говорит Хрущева.«У России нет оправдания. Но для Америки это полевой день. Америка вернулась, и она на белом коне спасает белую страну посреди Европы от ужасного русского медведя».

Логевалл, соавтор книги «Холодная война Америки: политика отсутствия безопасности», не ожидает повторения «Холодной войны». Мир уже не так биполярен, как несколько десятилетий назад. Китай, подписавший пакт с Россией незадолго до вторжения на Украину, выглядит намного крупнее. А взаимосвязанность мировой экономики, когда волны корпораций разрывают связи с Россией, делает изолированное сосуществование более невыносимым.

Конфликт на Украине, похоже, станет как минимум кодом холодной войны, если не новым началом.

«Путин глубоко возмущен тем, как закончилась холодная война.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.